31343

АНТИЧНЫЙ МИФ ОБ АТЛАНТЕ И АТЛАНТИДЕ: ОПЫТ ФОЛЬКЛОРИСТИЧЕСКОГО РАССМОТРЕНИЯ

Диссертация

Иностранные языки, филология и лингвистика

Образ Атланта в античном мифе и эпосе - это ярчайший пример олицетворения в ми-фо-поэтической форме догреческой неведической культуры и культа, с которыми ведические греки вели ожесточенную борьбу, и от которых в то же время они заимствовали множество их достижений

Русский

2013-08-29

2.61 MB

8 чел.

КРАЙКО ЮЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА

АНТИЧНЫЙ МИФ ОБ АТЛАНТЕ И АТЛАНТИДЕ: ОПЫТ ФОЛЬКЛОРИСТИЧЕСКОГО РАССМОТРЕНИЯ

Специальность 10.01.09 - фольклористика

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель: доктор филологических наук Шталь И.В.

Москва - 2006

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы  4

Обзор научной литературы  4

Теоретическая      база      диссертационной      работы:      характеристика

мифологического мышления и его реализация в эпосе  8

Цели и задачи исследования  15

Материалы исследования: источники  16

Методы исследования  20

Структура работы  21

ГЛАВА 1. ИСТОКИ АНТИЧНОЙ ЭПИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ ОБ АТЛАНТЕ И АТЛАНТИДЕ

1.1. Эпическая поэма Гелланика «Атлантиада» 23

1.2.Географическое местоположение Атланта и Атлантиды в свете теории мифо-эпического вымысла

1.2.1. Вопрос   о   догреческом   бытовании   традиции   об Атланте   и     36
Атлантиде 

1.2.2. Мотив географической удаленности Атланта и Атлантиды как 42
указание на древность предания 

1.2.3 Царство Атланта как особый дуалистический ареальный мир 58

1.2.3. Двио/сение предания с запада на восток  59

1.3. Гора Атлант в системе мифо-эпических представлений об Атланте и     67

Атлантиде 

Выводы по первой главе 78

ГЛАВА     2.     ЭПИЧЕСКИЙ     СИНКРЕТИЗМ     В     АНТИЧНОМ ПРЕДАНИИ ОБ АТЛАНТЕ

2.1. Генеалогия Атланта: принадлежность к доолимпийской династии     80
богов 

2.2. Потомки   Атланта   и   их   связь   с   древнейшей   атлантической     85
традицией 

  1.  Мифо-эпические функции Атланта 90
  2.  Эвгемеристическая традиция об Атланте 107

Выводы по второй главе 125

ГЛАВА      3.       ЧЕРТЫ      ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО      ЭПОСА       В
ПОВЕСТВОВАНИИ ОБ АТЛАНТИДЕ 

  1.  Платоновский миф об Атлантиде и античная традиция об Атланте...        128
  2.  Трехчастная структура Ж. Дюмезиля в мифо-эпическом предании об Атлантиде 137
  3.  Мотив идеализации старины    в эпическом предании об Атлантиде....    142
  4.  Признаки эпического синкретизма в предании об Атлантиде 
  5.  

3.4. Признаки эпического синкретизма в предании об Атлантиде 

  1.  Сочетание истины и вымысла  144
  2.  Качественное единообразие эпического мира  148

3.5. Мотив смены эпических поколений в предании об Атлантиде  158

Выводы по третьей главе 160

ЗАКЛЮЧЕНИЕ  162

ПРИМЕЧАНИЯ  164

БИБЛИОГРАФИЯ  186

Приложение   190

4

Введение

Несмотря на то, что миф об Атланте и Атлантиде является объектом исследований и вызывает интерес уже в течение многих веков, остается один его аспект, изученный недостаточно.

Актуальность диссертационной работы обусловлена тем, что впервые миф рассматривается с точки зрения эстетики и поэтики архаического античного мифа и эпоса.

Большинство исследователей, изучающих миф об Атланте и Атлантиде как фольклорный феномен (Байи, Рене Генон, Э.Коллинз) рассматривают его как архаическую доисторическую мифо-эпическую традицию, реминисценции которой встречаются в мифах и преданиях многих народов древнего мира.

Жан Сильвен Байи, французский астроном и общественный деятель 18 века, анализируя генеалогии мифологических богов (финикийскую, египетскую, греческую), приходит к выводу, что основа теогонии у древних народов берет начало от атлантов. Боги этих народов атлантического происхождения - они происходят от Урана и Геи, первых царей Атлантиды. Древние источники связывают историю атлантов с историей древнего Египта, Финикии, Греции (такие как Диодор Сицилийский, Санхониатон) !).

Байи также убежден, что присутствующий во всех древних религиях культ Солнца, огня, особое почитание солнечных божеств (Осирис, Адонис, Аполлон, Геракл, Феникс и др.) имеет атлантическое происхождение: он мог зародиться только в краях, где люди испытывали недостаток в солнечном свете и тепле, то есть на Севере, на полюсе.

Изучение древних преданий приводит Байи к обоснованию концепции полярного происхождения працивилизации атлантов и цивилизации древнего мира в целом2).

Так, согласно античной эпической традиции, географическое местоположение Атланта связано с географией потустороннего мира, загробной жизни - царством Аида, преиспод-ней. В мифологии царства Аида, царства мрака, ночи, теней, которое, по преданию, находится у пределов земли, воплотилась память народов о своей полярной прародине, где шесть

5 месяцев длится ночь и царит холод, замирает жизнь. Сады Гесперид, Елисейские поля, Тартар, по свидетельствам древнегреческих авторов (Гомер, Гесиод, Плутарх), находились на Севере. Остров Огигия, жилище дочери Атланта Калипсо, сады Гесперид, где Атлант держит небесный свод, находятся, как следует из древнего эпоса, на пути в Аид, то есть на Севере3).

Французский философ-традиционалист Рене Генон в своих исследованиях рассматривает Атлантиду как «наследницу» изначальной сакральной мифологической Традиции.

В трудах «Символы священной науки», «Атлантида и Гиперборея», «Царь Мира» Рене Генон исследует истоки, пути развития изначальной сакральной Традиции.

Истоки атлантической традиции, по Р.Генону, - на дальнем западе.

Согласно Рене Генону, первородным духовным центром, где находится исток всех мифологических традиций, исток изначальной традиции, была Гиперборея, или Гиперборейская Тула, как свидетельствуют Веды и другие сакральные источники. Гиперборея занимала полярное положение и в буквальном и в символическом смысле слова. Именно Тула гипербореев предстваляет собой первый и наивысший центр для совокупности человечества теперешней Манвантары. Все другие «священные острова», повсюду обозначаемые именами со схожими значениями были только образами этого острова.

Среди них - и остров Атлантида - духовный центр атлантской традиции, которая существовала в течение вторичного исторического цикла, включенного в Манвантару. Атлантида, атлантическая традиция в этот период была преобладающей формой и как бы «замещением» первородного центра. Находилась Атлантида далеко на Западе, в Атлантическом

4)

океане '.

В работах Г.Властова и А.И.Немировского особое внимание уделено анализу образа Атланта.

Г.Властов в исследовании «Теогония Гесиода и Прометей» рассматривает гесиодиче-скую легенду об Иапете и его сыновьях Атланте, Менетие, Прометее, Эпиметее как этнический миф, где четко прослеживаются догреческие корни и финикийское влияние.

6 Г.Властов рассматривает греческую мифологию как изложение на символическом

языке исторических фактов. Так, по его мнению, древнейшие греки во времена Гесиода ясно сознавали, что их культ сложился из многих элементов, из которых некоторые принадлежали к культам народов, приходивших с греками в соприкосновение. Эта мысль, прежде чем она облеклась в поэтическую и аллегорическую форму, предполагает изучение прошлого, критический взгляд на него, ясное сознание, что в древний ведический культ отцов вносится начало чуждое, чужеземное, и, наконец, предполагает приискание легендарной формы, в которую эта мысль могла бы быть вылита.

Образ Атланта в античном мифе и эпосе - это ярчайший пример олицетворения в ми-фо-поэтической форме догреческой неведической культуры и культа, с которыми ведические греки вели ожесточенную борьбу, и от которых в то же время они заимствовали множество их достижений. Атлант, будучи сыном Урана в финикийской космогонии, как наблюдатель звезд, как кознодей в «Одиссее», как сын несомненно этнического Иапета, как лицо, с которым входит в сношение путешественник Геракл, как изобретатель астрономии и отец Плеяд, Атлантид и Геспера, как составитель карты звездного неба, является представителем древнейшей цивилизации, культурного типа племен, с которыми взаимодействовали финикийцы и греки5).

А.И.Немировский в статье «Две Атлантиды» также выдвигает идею о догреческих (критских) корнях предания об Атланте.

Обосновывая свою гипотезу, А.И.Немировский ссылается на труды зарубежных ученых. Шведский исследователь М.Нильссон в труде «Микенское происхождение греческой мифологии» (1932 г.), опираясь на археологические открытия в области крито-микенского мира, которые дают ключ к историческому пониманию мифов, приходит к выводу, что греческая Олимпийская мифология восходит ко второй половине II тыс. до н.э. Она отражает раннегосударственный строй и общественные отношения микенской эпохи. Если сопоставить ее с мифологией древних египтян или вавилонян, то это будет сравнительно мо-

7 лодая мифология. Но в ней сохранились элементы гораздо более ранних мифологических

представлений минойского мира. По мнению немецкого исследователся Бранденштайна (книга «Атлантида», вышедшая в 1951 году), как раз фигура Атланта, сына титана Иапета и океаниды Климены, и принадлежит к древнейшим мифологическим персонажам. Само имя «Атлант» происходит от названия критской страны Атлантиды. Страна же эта не имеет ничего общего с Атлантическим океаном. Перенос же имени «Атлант» на дальний запад в рассказе Платона является, по всей видимости, отголоском событий микенской эпохи, воспоминанием о ранних плаваниях критян, а античный мифо-эпический образ Атланта, гиганта, поддерживающего небесный свод, доносит представление микенцев о могуществе эгейской Атлантиды.

А.И.Немировский считает, что наиболее близки к морю и одновременно к Криту дочери Атланта Плеяды (они считались покровительницами моряков, а их восхождение считалось началом наиболее благоприятного периода для плавания) и его потомки в третьем и четвертом поколениях (Ясион, Дардан, Главк, Огигия, Аталанта) \

Роберт Грейвс также находит критское влияние в предании Платона об Атланте и Атлантиде. Эта традиция говорила о том, что минойский Крит, влияние которого испытывали на себе и Египет, и Италия, потерпел поражение от союза эллинских племен во главе с Афинами, или как, в результате подводного землетрясения или по другой причине, огромные береговые сооружения, построенные кефтиулюдьми моря» или жителями Крита и их союзниками) на острове Фарос, оказались глубоко под водой.

Некоторые детали, которые сообщаются в рассказе Платона об Атлантиде, включая принесение в жертву быка на вершине стелы и систему снабжения горячей и холодной водой во дворце Атланта, говорят в пользу того, что это были критяне, а не какой-то другой народ. Как и их царь Атлант, они «знали все глуби моря»7).

Современный британский ученый Эндрю Коллинз, опираясь на результаты сравнительного изучения западносемитского финикийского и индоевропейского греческого языков,

8 а также на исторические и мифологические факты из трудов Диодора Сицилийского, Плутарха, Плиния Старшего, Псевдо-Аристотеля, Филона Библского устанавливает, что греческая легенда о боге Атласе, держащим на плечах небесный свод, связанная с преданием об Атлантиде, восходит к финикийским или карфагенским источникам8).

Э.Коллинз приводит также множество фактов из мифологических традиций архаических культур Центральной Америки. Эти традиции - о древнейшей прародине древнейших предков и носителей высшей мудрости, которых предания именуют «змеями» или «пернатыми змеями». Ацтлан, мифическая прародина мексиканцев, Тулан, прародина майя и Тла-паллан, родина бога тольтеков Кетцалькоатля, согласно древним преданиям, - места, представляющие собой обширные массивы суши посреди моря, как и Атлантида Платона. По мнению исследователя, в этих сказаниях содержатся отголоски предания о прародине человечества - об Атлантиде 9).

Теоретическую базу диссертационной работы составляют труды зарубежных и отечественных исследователей мифа и эпоса, объединенных трактовкой мифа как особого типа художественного мышления, в основе которого лежит реальный факт, истина  dXffieia): факт бытия или факт общественного сознания.

Одна из таких трактовок нашла отражение в работе немецкого философа Ф.В.Шеллинга «Введение в философию мифологии». В центре труда Шеллинга - анализ древней мифологии как естественной религии: Шеллинг понимает мифологию как реальную для древних людей религиозную систему, учение о богах (политеизм), в которых верили люди.

Шеллинг исходит из того, что сознание человека является изначально мифологическим - то есть полагающим Бога, и мифология является порождением этого сознания 10). В связи с этим, философ делает вывод, что события, о которых повествуют мифы, надо понимать буквально.

9 Главный постулат теории русского филолога-лингвиста А.А.Потебни состоит в том,

что миф это особый, синкретический тип мышления, где образ равен значению. Он очень

важен для диссертационной работы, так как в ней делается попытка проследить эволюцию

эпического синкретизма - художественого мышления эпоса - на примере образа Атланта.

В своей теории мифа А.А.Потебня исходит из факта взаимовлияния языка и мышления.

Значение языка состоит в том, что именно он объективирует мысль, а слово - это известная форма мысли М).

Согласно теории А.А.Потебни, общая форма человеческого мышления, в том числе и мифологического, состоит в объяснении вновь познаваемого (в языке, в предложении функцию его выполняет подлежащее) прежде познанным (в предложении - сказуемым).

Древний же язык находился на более низкой ступени развития. Члены предложения в нем были однородны (так как не было еще частей речи), близкие к нынешнему существительному. Из такого состояния языка, предложения вытекает и синтетическое, синкретическое суждение, мысль, необходимость один объект определять через другой 12).

Таким образом, мифологическое мышление, в силу своей синкретичности, из-за того, что оно не может дифференцировать, отличить вещь от ее качеств, функций и действий (оно воспринимает их в совокупности, единстве с самой вещью, отождествляет их с ней), просто отождествляет познаваемое и прежде познанное (раковина есть море).

По мнению А.А.Потебни, миф - словесное произведение, то есть совокупность образа (= сказуемого), представления и значения (=подлежащего, т.е. того, что подлежит объяснению). Последующий миф создается при помощи предшествующего мифа-слова. Миф -это апперцепция в слове (Штейналь) ' \

Из синкретизма мифологического мышления исходил и А.Н.Веселовский, формулируя понятие «синкретического» эпитета. Синкретические эпитеты - это древнейший пласт любого языка.   Их возникновение  объясняется физиологическим синкретизмом и ассоциа-

10 цией наших чувственных восприятий (например, впечателения звука могут быть вызваны

впечатлением зрительным, световым). Синкретические эпитеты отвечают этой слитности чувственных восприятий, которые первобытный человек выражал нередко одними и теми же лингвистическими показателями. Так, целый ряд индоевропейских корней обозначает понятие напряженного движения, проникания, и в то же время понятие звука и света, горения, далее обобщаясь до выражения отвлеченных отношений (греческое ijs имеет значение «острый», в физическом, осязательном смысле, и служит для обозначения звуковых и световых впечатлений, передавая яркость, остроту света). В основе такого рода двойственности, по мнению А.Н.Веселовского, нет метафоры, а есть безразличие или смешанность определений, свойственная нашим чувственным восприятиям и более сильная в древнейшую пору их закрепления формулами языка 14).

Особое значение для диссертационной работы имеют исследования по античному мифу и эпосу.

Крупнейший русский филолог и философ А.Ф.Лосев рассматривает стихию чудесного, образного в мифе, которая, по его мнению, является результатом сочетания в мифе вещественного и идеального, чувственного образа и общей идеи.

А.Ф.Лосев в своем понимании мифа, как и АА.Потебня, исходит из единства языка и мышления: «Миф есть всегда то или иное обобщение: «миф» по-гречески значит не что иное, как «слово». А всякое слово, или речь уже обобщает. Те существа, о которых повествует мифология, всегда являются тем или иным обобщением, поскольку им как чему-то общему всегда подчиняется определенная область действительности как совокупность того или иного множества или даже бесконечного числа частных явлений» 15).

Формирование мифологии А.Ф.Лосев считает результатом перенесения первобытным

человеком на природу общинно-родовых отношений. Так природа становилась магической,

наполнялась живыми существами, по своей силе уже бесконечно превосходящими человека 16)

11 Отсюда обосновывается необходимость изучения мифологии в ее связи с реальной

действительностью, с породившей ее исторической средой.

Античная мифология должна рассматриваться исторически не только в смысле разделения ее на периоды, но и в смысле установления разновременных рудиментов в пределах каждого отдельного мифа 17).

Эволюционный подход А.Ф.Лосева к изучению мифо-эпического предания и исследование мифа в его связи с реальной действительностью, реальным фактом, используются в диссертационной работе при анализе эволюции мифа об Атланте и Атлантиде.

А.Ф.Лосев в развитии античной мифологии выделяет несколько периодов: доолим-пийская хтоническая мифология (ее этапы - фетишизм, анимизм); олимпийская героическая мифология. Завершающий период развития мифологии связан с процессом разложения родовых отношений, который приводит к постепенному распаду мифологического мышления

18)

В работах И.В.Шталь находим развитие положений А.А.Потебни о мифе как особом типе художественного мышления, где образ и значение образуют нерасторжимое единство, применительно к античному материалу мифа и эпоса.

На анализе эволюции эпического синкретизма - художественного сознания гомеровского эпоса, который является главной темой работ И.В.Шталь, базируется предпринятое в диссертации исследование античного предания об Атланте и Атлантиде.

Согласно И.В.Шталь, в мифе образ присутствует в полном объеме, без отрыва от понятия. Но миф в чистом виде до нас не дошел. Миф дошел или в авторском пересказе (например, Эсхил, Павсаний), или в мифо-эпическом предании (через эпос). Главная отличительная черта эпоса архаического периода, имеющего опору в мифо-эпическом предании, по Страбону, в том, что он совмещает в себе и вымысел (образное начало), и реальность, истину, поучает и доставляет удовольствие одновременно: «Вымысел (6 цОбо?) и истина (dXrjGeia) как формы проявления «приятного» и «полезного», а, в конечном счете, художест-

12 венного и понятийно-логического мышления, в гомеровском эпосе слиты воедино и образуют вымысел особого рода, свойственный лишь эпической синкретической поэзии». «В эстетической терминологии Страбона понятие 6 |i09os, «вымысел», приобретает расширенное значение, оказывается вымыслом, построенным на истине, содержащим истину, в противовес то ттХааца, «вымыслу», в воспроизведении дел и фактов свободному от истины бывшего. Термин 6 циОод у Страбона противопоставлен то тгХааца и прилагается к поэтическому вымыслу Гомера» 19).

В работе «Художественный мир гомеровского эпоса» показано, что принципы и закономерности образного строя поэм Гомера обусловлены типом художественного мышления эпическим синкретизмом.

Его следствием является главный художественный принцип эпоса - «принцип качественного единообразия мира при количественном неравенстве качест». В соответствии с основным эпическим законом, любой эпический «каждый» не противопоставляется эпическому «все», но единообразен с ним. Принцип «качественного единообразия при количественном неравенстве качеств» лежит в основе всех художественных явлений эпоса   \

Соизмеримость понятий «весь» и «каждый» проявляется, прежде всего, в соизмеримости понятий «человек» - «герой» - «племя» (эпический герой - часть и целое, «каждый» человек племени и «все» племя одновременно)21).

Исключительность эпического героя ('Yipwg) как следствие его особого положения в родо-племенном коллективе, как следствие синкретического тождества героя и племени делает его воплощением общинного этико-эстетического идеала человека, идеала dvf|p аусхбо?, «муж хороший», или dvfip dpiarog, «муж лучший» и антиподом идеала - dvr\p како?, «муж дурной».

Идеалу, «мужу хорошему», «лучшему», как и его антиподу, «мужу дурному», сопутствуют постоянные эпитеты, смысл которых тождествен понятию идеала или, напротив, его антипода. Так, лучший - всегда отличный перед другими, превосходный, славный, знамени-

13 тый (например, кХитод - И., II, 742), хороший, добрый  eug, r\vg - Ил., XVI, 464 и др.), беспорочный   (ацицсоу - Ил., II, 770; XVIII, 55), достойный удивления (ауаіюд - Ил., V, 625 и др.) благородный (eoGXog - Ил., VI, 452; XXIII, 546 и др.) и, напротив, дурной уже по самой своей природе, жалкий, несчастный, а потому презираемый (Xuypos - Ил., XIII, 119, 237 и

ДР-)-

Перечисленными свойствами и качествами наделен каждый герой эпоса: они для него обязательны. Эти качества и способности различаются только количественно 22\

Согласно И.В.Шталь, количественный перевес некоего качества в характере героя эпос возводит в принцип.

Количественный перевес качества образует индивидуальное свойство героя, которое выделяет его из среды ему подобных, и, вместе с тем, не отделяет от нее вовсе, окончательно. Каждое общее свойство героя, присущее всем героям, может при соответствующем количественном изменении превратиться в свойство индивидуальное и, напротив, индивидуальное свойство в свойство общее   \

В книге «Одиссея» героическая поэма странствий» И.В.Шталь показывает, как в поэме Гомера прослеживается путь, движение от древнейших слоев эпического сознания к слоям последним, наиболее поздним, новым. В результате конфликты космогонические сменяются конфликтами социальными, завершающими и упраздняющими эпический взгляд на мир, для которого характерна вера в качественное единообразие мира   \

Закономерности художественного мышления эпоса позволяют ощутить многослой-ность, многозначность образов эпических героев: в них можно легко обнаружить взаимопроникающие этико-эстетические слои. Каждый герой эпоса ориентирован на единый этико-эстетический идеал и отображает внутреннее движение этого идеала на пути развития эпического художественного сознания эпического синкретизма.

Так, герой первого-второго эпического поколения - древнейший герой-великан, сражающийся с чудовищами, или дерзкий герой-богоборец, обладающиий сверхсилой, чрез-

14 мерным, сверхмужеством, превосходящий силой и другими качествами, достоинствами самих богов, уступает место герою третьего поколения - герою «малого роста», который не силой, но умом совершает подвиги войны и покорения моря. А на смену герою, воину и мореходу, приходит герой четвертого поколения, наделенный добродетелями простого смертного мужа - герой-землепашец, с его подвигами мирных работ.

И.В.Шталь делает вывод, что целостная многоплановость гомеровского изображения, многоэтапность образа в его нерасторжимом единстве - основа и суть художественного ос-

25)

воения эпического мира   '.

Жорж Дюмезиль, французский специалист по сравнительной мифологии индоевропейских народов, в своих трудах применяет структурный метод изучения мифов и других культурных и социальных феноменов.

По Ж.Дюмезилю, древнейшая индоевропейская система общественного устройства основана на трех мифологических функциях. Это - магическая власть, воинская сила, плодородие. Слаженное взаимодействие этих функций в обществе осуществляется под наблюдением царя и является гарантией поддержания гармонии и стабильности общественного устройства.

Трехчастная структура воспроизводится и на эпическом уровне, в эпосе.

В труде «Осетинский эпос и мифология» исследователь приводит в качестве примера, подтверждающего его теорию, древнюю легенду о золотых талисманах, упавших с неба, связанную с происхождением скифов» (Геродот, IV. 5-7).

Дюмезиль считает, что золотые талисманы, упавшие с неба, символизируют три функции у индо-иранцев: чаша имеет культовое значение, оружие (секира) предназначено для войны, ярмо и плуг - для земледельцев 6).

Как выяснилось в ходе диссертационного исследования, трехчастная структура Ж.Дюмезиля присутствует во многих индоевропейских мифо-эпических образах, в частности, в античном эпическом предании об Атланте и Атлантиде.

15 Исследования,  осуществленные отделом фольклора ИМЛИ РАН  под редакцией

В.М.Гацака, базируются на принципах историко-типологического анализа разностадиальных памятников народного эпоса. В этой серии трудов по эстетике и поэтике фольклора обоснована необходимость различать эпические произведения не только по их общим типовым качествам, родству, но и различать их в пределах родственного стадиального ряда, выявляя дистанцию и различия между ними, элементы полистадиальности.

Так, в сборнике «Типология народного эпоса» выявляется полистадиальность эпоса, так как «для развития исторической типологии важно различать последовательные ряды эпических произведений». Эпос в своем историческом развитии проходит три стадии: герои-ко-архаический эпос, историко-героический и исторический эпос (особенно насыщенный социальными мотивами)27).

Основная цель диссертационной работы - реконструкция античного мифо-эпического предания об Атланте и Атлантиде.

В процессе работы над диссертационным исследованием были поставлены следующие задачи:

  •  Проанализировать истоки античной мифо-эпической традиции об Атланте и Атлан-тиде;
  •  Определить на основании античных источников первичную локализацию Атланта и Атлантиды в пределах античной ойкумены и выяснить дальнейшие пути распространения предания;
  •  Провести анализ генеалогии и эпических функций Атланта;
  •  Рассмотреть вопрос о возможном тождестве персонажа платоновского мифа об Атлантиде Атланта и одноименного классического персонажа античного мифа и эпоса;
  •  Исследовать диалоги Платона «Тимей» и «Критий», повествующие об Атлантиде, как фольклорный феномен - с точки зрения эстетики и поэтики древнего античного эпоса.
  •  

16

Материалы исследования. Диссертационная работа выполнена на материале античных нарративных источников. Предметом исследования являются источники разных эпох: от архаики, до источников византийского периода (с 8 в. до н.э. по 12 в.). В работе использован широкий и разнообразный круг античных авторов 28).

Античная архаика (приблизительно 8-7 вв. до н.э.) представлена героическим эпосом ГомераИлиада», «Одиссея»), космологической поэмой Гесиода «Теогония». Используются также фрагменты из хоровой лирической поэзии Пиндара и Симонида Кеосского (6-5 вв. до н.э.). Среди материалов исследования и античная драма - отрывки из трагедий Эсхила и Еврипида, созданных в 5 в. до н.э. В круг материалов диссертации входят пересказы и фрагменты сочинений Гелланика Митиленского, одного из первых античных логографов (соби-ратлей преданий), греческая историческая проза ГеродотаИстория», 5 в. до н.э), а также сочинение историка эпохи раннего эллинизма Тимея (356-260 гг. до н.э.).

Один из основных источников исследования - философские диалоги Платона «Ти-мей» и «Критий» (5-4 в. до н.э.).

Широко представлены в диссертации материалы из трудов риторов, философов, историков и географов так называемого римского периода греческой литературы (эпохи римского владычества).

Среди них - «Римские древности» ученого-ритора Дионисия Галикарнасского (1в. до н.э.), где излагалась история Рима. Автор ввел в повествование множество материалов древних мифов, преданий и обычаев. Труд историка Диодора Сицилийского (90-21 гг. до н.э.) «Историческая Библиотека» содержит всеобщую историю средиземноморских народов от мифических времен до смерти Юлия Цезаря, и имеет энциклопедический характер. Диодор пересказывает труды своих предшественников, не проявляя критического отношения к этим материалам, (кон. 1 - сер. 2 вв.). Сочинение современника Диодора географа Страбона «География» содержит множество сведений по истории литературы, по мифологии и разным отраслям знания. Оно основано на большом научном материале, почерпнутом отчасти из науч-

17 ных трудов его предшественников, таких, как Посидоний, Эратосфен и другие, отчасти из

личных наблюдений автора во время далеких путешествий.

К этому же периоду относятся и источники «Описание Эллады» Павсания (2 в.), так называемая «Библиотека Аполлодора» (мифографическое сочинение, принадлежащее неизвестному автору 2 в.), «Лексикон» Гарпократа (словарь по древнегреческой литературе, написанный приблизительно в 1-2 вв.), «Жизнеописание знаменитых философов» Диогена Ла-эртского (3 в.), «Пирующие софисты» Атенея (3 в.), «О природе животных» Клавдия Элиана (2-3 вв.). Это - энциклопедические сочинения, а их авторов принято называть грамматиками и лексикографами. Их главная цель - популяризация прежних достижений древней культуры, изложение в занимательной форме сведений на самые разнообразные темы.

Ряд источников принадлежат к литературе, созданной в заключительный период развития античного мира. Для нее характерна, по большей части, переработка классических мотивов из литературы, преданий, мифов. К этому периоду относится поэма Нонна Панопо-литанского «Дионисиаки» (5 в.), в центре которой - рассказ о боге Дионисе, о его походе против индийцев.

«Орфические гимны», сложенные в разное время, начиная с эпохи позднего эллинизма, представляют собой религиозные песнопения в честь разных богов. Эпитеты и свойства богов соответствуют религиозному учению орфиков, которое имело древнейшие истоки и сформировалось задолго до античной олимпийской мифологии.

Отдельно следует назвать источники, относящиеся к ранней христианской литературе, сформировавшейся в лоне античной культуры. Это, прежде всего, «Строматы» Климента Александрийского (прибл. 150-215 гг.). Основная мысль «Стромат» в том, что античная языческая культура (мифология, философия) подготовила человечество к принятию христианского вероучения. Сочинение Климента Александрийского представляет собой рассуждения на разные темы, особенно об отношении древнегреческой культуры к христианству.

18

Труд христианского автора Ипполита (прибл. 160-235 гг.) «Хроника» содержит всемирную историю от сотворения мира до 234 г. н.э.

«Евангельское приуготовление», принадлежащее Евсевию Памфилу (прибл. 260-340 гг.) из Кесарии, продолжает традицию Климента Александрийского: автор показывает, что вся древняя история и культура до появления христианства была только подготовкой к его утверждению.

Самые поздние источники относятся к литературе, созданной на рубеже двух эпох -греческой и византийской. В ее основе лежит переработка классического античного наследия.

К этому периоду относятся «Комментарии к «Тимею» Платона, написанные философом-неоплатоником Проклом (410-485 гг.), «Комментарию) к диалогу Платона «Федон», принадлежащие неоплатонику Дамаскию (5-6 вв.) и «Лексикон» Гесихия (5 в.), представляющий собой словарь древнегреческого языка.

«Хронография» Иоанна Малалы (5-6 вв.) принадлежит уже к византийской, средневековой культуре. «Хронография» - это всемирная история от сотворения мира до дней жизни автора, события которой стали подготовкой к принятию христианства.

Сочинение Стефана Византийского «Этникон» (6 в.) - это географический словарь, повествующий о землях, странах, об обычаях населяющих их народов.

Различные схолии, или комментарии, в основном, анонимны, и не имеют точной датировки.

Некоторые из них составлены византийскими учеными, которые занимались античной греческой литературой, и издавали тексты античных классиков, снабжая их своими комментариями (таковы, например, комментарии Евстафия на «Илиаду» и «Одиссею», написанные в 12 веке).

«Лексикон» Суды создан в 10 веке. Это словарь, который содержит много ценных сведений о древней греческой литературе и мифологии.

19 Источник «О посольствах», принадлежащий византийскому императору Константину

Багрянородному, также относится к 10 веку.

Римские источники представлены поэтическими, мифографическими и энциклопедическими сочинениями.

Поэма Публия Вергилия Марона «Энеида», написанная в 29-12 гг. до н.э. - поэтическая обработка древнего предания об Энее и о его отношениях к Дидоне. Поставив цель воспеть героическое прошлое Рима и легендарного основателя царства в Италии, на основе которого впоследствии вырос Рим, Вергилий сделал попытку воскресить жанр древнего героического эпоса, ориентируясь на эпические поэмы Гомера.

«Метаморфозы» Овидия (2-8 гг.) - поэтическое произведение, где изложены мифы о разных превращениях людей - в животных, в растения, в различные предметы.

В основу «Пунической поэмы» Силия Италика (25-101 гг.) положены исторические события второй Пунической войны. Во многом она является подражанием «Энеиде» Вергилия и эпосу Гомера. По традиции древних эпических поэм, в исторические события, описанные в поэме, вмешиваются мифо-эпические боги.

«Сильвы» Папиния Стация - поэта, жившего в 1 веке, представляют собой сборник из 31 стихотворения разнообразного содержания (посвящения, панегирики, описания, утешения и т.д.), которые точно характеризуют самого поэта и его эпоху

«Мифы» Гигина и «Первый Ватиканский мифограф» - это мифографические сочинения, задача которых изложить все известные мифы.

«Мифы» Гигина (кон. 1 - сер. 2 вв.) состоят из отдельных фабул. Основная часть книги Ги является переводом с греческого языка. В ней использованы труды греческих авторов, напрі «Схолии в Аполлонию Родосскому». О биографии Гигина, написавшего «Мифы», ничего не изі но.

«Первый Ватиканский мифограф» написан в 7 в. Он принадлежит анонимному позднему j тинскому мифографу.

20 «Хорография» Помпония Мелы относится к середине 1 в. н.э. Это увлекательное опис

дальних стран и народов, вошедших в состав Римской империи. «Хорография» характерна для н

этого времени (эпохи империи), которая стремилась систематизировать, пересказать в занимател

форме факты, уже открытые ранее, или же дать полезные сведения для практической деятельное.

Эта тенденция обнаруживается и в «Естественной истории» знаменитого римского учене писателя Плиния Старшего (23-79 гг.). Она представляет собой энциклопедию в 37 книгах, и сведения о самых различных сторонах древней науки, техники, культуры. «Естественная исто имеет компилятивный характер.

Среди источников исследования - труд, принадлежащий римскому автору 4 века Сервк «Комментарии на книги «Энеиды» Вергилия», содержащий богатый мифологический материал. Общий список источников включает 51 наменование.

Методы исследования. Методологической базой диссертации является комплекс подходов к изучению древнего мифа и эпоса. Основной метод исследования - историко-типологический: выявляются мотивы, особенности эстетики и поэтики эпического повествования, характерные для эпоса определенного периода, этапа эволюции художественного эпического сознания. Историко-типологический метод позволяет объяснить сходные эпические сюжеты и мотивы, встречающиеся в преданиях разных народов мира. Исследование осуществляется путем лексико-семантического и сюжетно-типологического анализа античных текстов (филологический метод, состоящий в непосредственном изучении текста). Анализ базируется на буквальном понимании мифо-эпического сюжета, на концепции мифа как типа художественного мышления, где сочетаются образ (вымысел) и значение (факт бытия или общественного сознания). Миф рассматривается как языковой, словесный феномен, синтез образа, представления и значения. Учитывается религиозный аспект мифа, его культовое значение, сакральность мифологического образа. Для исследования устойчивых структур, мотивов в мифологическом сюжете используется структурный метод. Автором диссертации

21 учтены     теоретические     положения,     выдвинутые     Ф.В.Шеллингом,     А.А.Потебней,

А.Н.Веселовским, А.Ф.Лосевым, И.В.Шталь, Ж.Дюмезилем, В.М.Гацаком.

Научная новизна исследования заключается в рассмотрении античного предания об Атланте и Атлантиде как свидетельства существования многослойного эпоса. Впервые предание исследуется с точки зрения наличия в нем черт эпического художественного сознания - эпического синкретизма и признаков его эволюции. Помимо этого, в диссертационной работе переосмысливается господствующая до настоящего времени в науке гипотеза о восточных истоках мифа об Атлантиде.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены на Всероссийских научных конференциях «Пушкинские чтения» (в 2003 и 2004 гг., ЛГУ им. А.С.Пушкина), и опубликованы в сборниках материалов конференций, а также в сборнике статей кафедры классической филологии МГУ им. М.В.Ломоносова «Вопросы классической филологии» (2003 г.). Результаты, полученные в ходе исследования, и методы изучения мифа и эпоса, использованые в диссертации, применяются в работе над научно-исследовательским проектом «Архаический эпос Древней Греции» группы «Античная литература и культура» ИМЛИ им. А.М.Горького РАН.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, примечаний, библиографии, приложения и содержит 192 страницы машинописного текста в компьютерном наборе. Во Введении определяются характер исследования, степень его актуальности и научной новизны, рассматривается история изучения проблемы, поставленной в диссертации (обзор научной литературы), определяются задачи и проблематика исследования, его теоретическая база, содержится характеристика нарративных источников, на материале которых выполнена диссертационная работа, оговариваются структура и методы исследования. В первой главе рассматривается творчество античного логографа Гелланика Митилен-ского и его сочинение «Атлантиада», посвященное Атланту и его потомкам. Также исследуются истоки античной мифо-эпической традиции об Атланте и Атлантиде: проводится ана-

22 лиз географического распространения предания по ойкумене.   Вторая глава диссертации

посвящена анализу мифо-эпического образа Атланта в античном предании. Рассматриваются его генеалогия и функции в эпическом предании с целью определить динамику, путь развития эпического образа, выделить хронологические пласты мифа (этапы эволюции эпического художественного сознания - эпического синкретизма), выявить происхождение, ядро мифа -его основное значение, основные мотивы образа. В центре третьей главы - исследование диалогов Платона «Тимей» и «Критий», повествующих об Атлантиде, с точки зрения наличия в них признаков древнегреческого эпического стиля. В Заключении представлены общие выводы по диссертационной работе.

23

Глава 1. Истоки античной мифо-эпической традиции об Атланте

и Атлантиде.

1.1. Эпическая поэма Гелланика «Атлантиада»

Произведения Гелланика упоминаются во многих античных источниках (Атеней «Обед софистов», Стефан Византийский «Этникон», Климент Александрийский «Строма-ты», Дионисий Галикарнасский «Римские древности», сочинения Плутарха, Павсаний «Описание Эллады», Страбон «География», схолии к Гомеру, Еврипиду и многие другие). По свидетельству античных авторов, Гелланик был родом из города Митилена на острове Лесбос, жил в 5 веке до н.э. Это один из первых античных историков-логографов. Гелланик является автором многих произведений, среди которых находим и «Атлантиаду», сочинение, посвященное Атланту, персонажу античной мифологии, и его потомкам.

Факт создания античным логографом сочинения, посвященного Атланту, мы рассматриваем как косвенное доказательство существования древнегреческого эпоса об Атланте и Атлантиде. Отсюда следует необходимость анализа особенностей его творчества в целом, и «Атлантиады» в частности.

О жизни и творчестве Гелланика в «Лексиконе» Суды сказано следующее: «Гелланик Митиленский, историк (істторікод), сын Андромена. Жил вместе с Геродотом у Македонского царя Аминта во времена Еврипида и Софокла. Дожил до времен Пердикки и умер на Перперенее, напротив Лесбоса. Написал много прозаических (тгеСсод) и поэтических (-TTOinTiKUs) произведений» !).

Климент Александрийский в «Строматах» (3-4вв.) называет Гелланика б Tfjs Форсоуібод ТТ01ПТТ15 - поэт, создавший «Форониду» 2).

Плутарх же упоминает о Гелланике как о писателе: «И Андокид был оратор, которого писатель (о аиуурафєйд) Гелланик относит к потомкам Одиссея» .

Диодор Сицилийский высказывает о творчестве Гелланика следующее мнение: «Гелланик, Кадм, и еще Гекатей и все такого рода древние писатели, которые совершенно уклонились в мифические рассказы (цгібшбєїд аттофастєі?)» 4).

24 Географ Страбон ставит Гелланика в один ряд с такими древними историками, как

Геродот, Ктесий и при этом считает, что в их сочинениях преобладает вымысел и отсутствует достоверность: «Легче было бы поверить в чем-нибудь передающим героические предания Гесиоду и Гомеру и трагическим поэтам, чем Ктесию, Геродоту и Гелланику, и другим авторам такого рода» \

Высказывания античных авторов о Гелланике свидетельствуют, что его творчество очень разнообразно: он проявил себя и в поэзии, и в прозе, и как поэт, и как писатель, и как историк. При этом Диодор Сицилийский определяет факты, встречающиеся в трудах Гелланика, как баснословные, или мифические (a.u0c66eis).

Гелланик, как и его предшественники (логографы), больше интересовался легендарной историей, чем историческим временем. Он собрал и привел в систему огромный материал по мифологической истории Греции 6).

В самом деле, по тем небольшим фрагментам и пересказам трудов Гелланика, которыми мы располагаем, можно понять, что они имели в своей основе мифо-эпические предания. Мы также можем на основании этих фрагментов и пересказов понять тематику трудов Гелланика, и иногда жанр, форму, в каких они написаны.

Труды Гелланика можно разделить на несколько групп: сочинения, посвященные деяниям потомков какого-либо бога или героя древнегреческих мифо-эпических преданий, произведения, повествующие об истории различных стран, регионов Древнего мира, и труды, которые имеют как бы энциклопедический характер.

К первой группе, видимо, относится произведение, посвященное Атланту, персонажу античной мифологии и его потомкам - «Атлантиада». В источниках встречаются и другие варианты его названия - «Атлантида», «Атлантика».

Согласно классификации произведений Гелланика, приведенной С.И.Соболевским в учебнике «История греческой литературы», «Атлантиада» относится к генеалогическим сочинениям, в основе которых лежат генеалогии мифо-эпических героев   .

25 А.И.Немировский, анализируя творчество Гелланика, находит необъяснимым тот

факт, что в перечне его произведений нет названия, имеющего отношение к острову Криту, с которым связано столько античных мифов. Вряд ли в своем систематическом освещении генеалогии и истории всех областей древней Эгеиды и связанных с ней восточных стран Гел-ланик мог опустить Крит. Таким образом, исследователь косвенным путем приходит к мысли, что «Атлаитиада» Гелланика имела отношение именно к Криту. По мнению А.И.Немировского, «Атлаитиада» есть введение ко всем генеалогическим трудам Гелланика. Она отразила в себе все мифы об Атланте и его потомках. Исследователь считает, что это был древнейший, «допотопный» слой греческой мифологии, который предшествовал мифам фессалийского, беотийского и троянского циклов. Как подборка древнейших легенд «Атлаитиада» включала, прежде всего, мифы минойского Крита, отражавшие морское могущество Критской державы, ее древнейшие связи с Малой Азией, Пелопоннесом и освоение Западного Средиземноморья. Мифы об Атланте с потомством, по мнению А.И.Немировского, свидетельствуют также о характерных для минойского Крита чертах религии, в которой преобладали женские начала над мужскими, и существовал культ богини-матери (имеется в виду особое почитание дочерей Атланта Плеяд, которые стали прародительницами большей части героев и богов Древней Греции)8).

Таким образом, А.И.Немировский признает догреческие истоки мифо-эпического предания об Атланте и его потомках.

Название «Атлаитиада», состоит, по-видимому, из двух слов - имени «Атлант» и слова «абсо»- петь, воспевать (отсюда название певцов, составителей эпических поэм -аэды). Это типичное название для эпоса, эпической поэмы, где воспеваются славные деяния мифо-эпических бога или героя, о чем свидетельствует присутствие в названии корня ««абсо» (можно провести аналогию с названием гомеровского эпоса «Илиада»).

Ссылку на «Атлантиаду» Гелланика ('АтХаїтад) находим в «Лексиконе» Гарпократа (1-2 в.): «Гомериды, род на Хиосе, как Акусилай в 3 главе, Гелланик в «Атлантиаде»

26 (єі> ttj 'АтХсштіабі) говорит, ведет название от Поэта (под поэтом подразумевается Гомер

-Ю.К>9).

В источнике «Схолии к Еврипиду» также находим пересказ фрагмента произведения Гелланика об Атланте - «Атлантида» ('АтХшлчд). По-видимому, это другой вариант названия «Атлантиады». В центре внимания «Атлантиды» - деяния и подвиги потомков Атланта (как показывает суффикс - ид, который фигурирует в названии, обозначающий принадлежность главных героев к роду Атланта): «Гелланик в написанной им "Атлантиде" (ev Tfji етті7рафоиіілг|і 'АтХаїтбі) говорит, что было четыре сына - Архенор, Менестратон, Архагор; а дочери - три: Пелопия, Огигия, Астикратейя» 10).

Сведения и частичное содержание сочинения, посвященного Атланту и его славному роду, находим и в «Схолиях к Гомеру»: «Говорит и Гелланик в первой части «Атлантики» (ev ток ттрсотсої тшу 'ATXaimKUv ) о тех, кто вступил в связь с богами: Тайгета с Днем (Зевсом), от которых Дардан; Алкиона с Посейдоном, от которых Гирией; Стеропа с Ареем, от которых Ойномай; Келено с Посейдоном, от которых Лик; Меропа со смертным Сисифом, от которых Главк» П).

Этот пересказ фрагмента «Атлантики» интересен тем, что в нем перечислены имена пяти дочерей Атланта - Атлантид Тайгеты, Алкионы, Стеропы, Келено, Меропы.

По нашему мнению, «Атлантиада» - это эпическая поэма, эпос, воспевающий деяния Атланта и его потомков.

Во-первых, об этом свидетельствует этимология названия произведения Гелланика.

Во-вторых, «Атлантиада» опиралась, видимо, на мифо-эпическое предание об Атланте и Атлантиде, предшествующее ее написанию: «Атлантиада» завершает собой эпическую традицию бытования предания. Как доказывает содержание приведенного выше фрагмента, она воспевает славное потомство Атланта, род героев, которому, согласно древней античной традиции, дали начало Атлантиды, вступив в союз с богами, или со знаменитыми героями

27 Древней Греции. Так, во фрагменте упоминается сын Тайгеты и Зевса Дардан, который является, согласно преданию, предком славных Троянских героев и основателем Трои.

В-третьих, «Атлантиада», по-видимому, написана Геллаником в стихах, так как о другом его произведении, «Форониде», также основанном на мифо-эпических преданиях о героях и богах Древней Греции, есть точные сведения, что оно имеет стихотворную форму: Климент Александрийский называет создателя «Форониды» поэтом (тто^тг^).

Гелланик создал на основе древнего мифо-эпического предания об Атланте и Атлантиде стихотворное произведение, эпическую поэму, и, придав ему законченную литературную форму, подвел итог его длительному развитию, бытованию. Те многочисленные сведения об Атланте, которые мы находим уже у самых ранних античных авторов, включая ГомераОдиссея» 1.50), ГесиодаТеогония» 507-509), ЭсхилаПрометей прикованный» 420-425), живших задолго до Гелланика, свидетельствуют о бытовании у Древних Греков эпического предания об Атланте.

«Атлантиада» - единственное известное нам произведение в античной литературе в целом, и конкретно в эпическом жанре, полностью посвященное Атланту и его потомкам, частичное содержание и сведения о котором до нас дошли. Возможно, и до Гелланика существовали героические эпические поэмы, эпос, созданный на основе этого предания, под влиянием которых он написал свои эпические произведения об Атланте, но о них ничего неизвестно.

К сочинениям, созданным на основе преданий о героях, богах Древней Греции и их деяниях, об их потомках, безусловно, можно отнести и «Форониду».

По мнению С.И.Соболевского, в основе «Форониды» лежит мифо-эпическая история Аргоса 12).

Частичное содержание, пересказ «Форониды» приводит Дионисий Галикарнасский: «Гелланик в «Форониде» имеет слово (предание - 6 \6yog) такое: от Пеласга, царя их и Ме-ниппы, дочери Пенея, родился Фрастор, отец Аминтора, Тевтамида, и Нана. Во время его

28 царствования Пеласги были выгнаны Эллинами, и оставив корабли в Ионийском заливе на

реке Спинетис, захватили город Кротон, и отсюда отступив, основали город, называемый теперь Тирсения»13).

Ссылку на «Форониду» находим и в Схолиях к Гесиоду: «Гелланик в десятой части «Форониды» (ev Форожбі бєкатоу) говорит, что Гесиод от Орфея» 14) (надо полагать, потомок, или преемник Орфея).

«Форонида» имела под собой мифо-эпическое предание о Форонее, и, как таковая, посвящена деяниям и подвигам Форонея и его потомков (Пеласга и др.).

Вот что сообщает о Форонее мифограф Гигин: «Инах, сын Океана, и его сестра Аргия произвели на свет Форонея, который, как говорят, первым царствовал над смертными. Люди много веков назад жили без городов и законов, говоря на одном языке, под властью Юпитера, но когда Меркурий перевел языки людей, отчего переводчик называется герменевтес (ведь Меркурия по-гречески зовут Гермес), и когда он же разделил народы, тогда между смертными начался раздор, что не понравилось Юпитеру. Поэтому он передал начало царской власти Форонею за то, что он первым совершил священнодействия в честь Юноны»15).

У Климента Александрийского в «Строматах» о временах Форонея говорится так: «В царствование Форонея, преемника Инаха, Элладу постиг потоп Огигея. В это же время возвысилось Сикионское царство в лице первых своих царей, Эгиалея, потом Европа и затем Телхина, в то же время на острове Крит царствовал Крит. Это нужно признать на том основании, что Акусилай называет Форонея первым человеком, отчего и автор «Форониды» (6 т% Форолпбод ттоіптп? - имеется ввиду Гелланик) называет его «отцом смертных людей» - ттатёра Эуптыг dvGpcoTroov» ,6). Климент Александрийский также цитирует поэта, создавшего «Форониду» - Гелланика.

По другим источникам, Фороней первый человек, который основал и населил торговый город, он брат Ио, сын речного бога Инаха и нимфы Мелии. Позднее этот город, названный Фороний, был переименован в Аргос. Фороней был также первым, кто научился приме-

29 нять огонь, украденный Прометеем. Он женился на нимфе Кердо, правил всем Пелопоннесом и стал поклоняться Гере. Когда он умер, его сыновья Пеласг, Иас и Агенор разделили Пелопоннес между собой, а его сын Кар основал город Мегару 17).

Как видно, мифо-эпические функции Форонея налицо: он божественного происхождения, первый царствует над родом смертных, устанавливает и совершает священнодействия в честь богини Геры (жреческие функции), он первый основал и населил торговый город, научился применять огонь (функции культурного героя).

Опираясь на слова Климента Александрийского, который назвал Гелланика поэтом, создавшим «Форониду», мы можем сделать вывод, что «Форонида» была написана в стихах: основное значение слова тгоіт|тг|9- «стихотворец, поэт», а ттоСтюч? - это «сочинение стихотворных произведений, стихотворство, поэзия». По словам Климента Александрийского, Гелланик в своей поэме называет Форонея «отцом смертных людей» ..-ттатера Qvv\t&v ауЭрыттанл В этом определении, характеристике Форонея мы видим еще одно подтверждение того, что «Форонида» была написана в эпическом стиле, а сам Фороней -эпический герой. Сочетание «смертные люди» это очень распространенное эпическое клише, часто употребляющаяся в гомеровском эпосе эпическая формула: «Дардан же родил сына, царя Эрихтония, который был самый богатый из смертных людей (афуєіотатог Qvt\tw dvGpcoTTCov18); «и Ганимед богоравный, который был прекраснейший из смертных людей (каХХштод Gvtttcov ау9рс6ттсоу19). В «Илиаде» встречается также эпическая формула, клише «отец людей и богов», которая употребляется по отношению к богу Зевсу: «...там коней удержал отец богов и людей (ттаттр dvSpcov те Qeuv), и от ярма освободив, окружил их мраком великим» 20) .

Таким образом, «Форониду», которая написана Геллаником в том же жанре - жанре эпической поэмы, мы можем поставить в один ряд с «Атлантиадой».

В «Схолиях к Аполлонию Родосскому» находим частичные сведения о содержании сочинения под названием «Девкалионейя». В ее основе - история Фессалии. Оно называно

зо по имени Девкалиона, потомком которого был Фессал, герой-эпоним Фессалии: «Гелланик в

первой части «Девкалионейи» (ev ттрсотсої тчд ДєикаХішиєїа?) говорит, что Девкалион царствовал над Фессалией; «Что Девкалион построил алтарь богам, Гелланик говорит в своем сочинении (kv так carrdk аиуурацаті,21); «Что Девкалион, сын Прометея, царствовал над Фессалией, Гелланик говорит; и что он построил алтарь двенадцати богам» 22\

Источник свидетельствует о том, что было письменное сочинение, (спЗуурацца) Гелланика о Девкалионе и его потомках, их деяниях.

О Девкалионе у древних греков также существовало мифо-эпическое предание, которое легло в основу сочинения Гелланика.

Девкалион, согласно преданию, - сын Прометея. Мифограф Гигин сообщает, что «Когда случился катаклисмос, который мы называем потопом или наводнением, погиб весь человеческий род, кроме Девкалиона и Пирры, которые бежали на гору Этну, которая, как говорят, в Сицилии самая высокая. Они не могли жить в одиночестве и попросили Юпитера или дать им людей, или подвергнуть их самих такой же гибели. Тогда Юпитер велел им бросать за спину камни. Тем, которые бросал Девкалион, он повелел становиться мужчинами, а тем, которые Пирра - женщинами» 23).

О Девкалионе, Пирре, потопе повествуют многие античные источники.

По приведенным ссылкам и сведениям о содержании этого произведения не очень понятно, было оно написано в стихах или прозе, но по аналогии с другими произведениями, стоящими в одном ряду и похожими по содержанию, тематике на «Девкалионейю» - эпическими поэмами «Атлантиада», «Форонида» - мы можем предположить, что оно было эпической поэмой в стихах.

Гелланик является и автором сочинения «Асопида». Ссылка на этот труд встречается у Марцеллина: «Мильтиад, который основал Херсонес. Свидетельствует о том и Гелланик в написанной им «Асопиде» (ev rf\i єтурафо[ієілг|і 'Ааалтібі24).

31 Мифо-эпическое предание об Асопе и деяниях героев, ведущих свое происхождение

от него (как опять же свидетельствует суффикс ид), по-видимому, лежит в основе «Асопи-

ды» (судя по названию сочинения от имени 'Ааолтбд - Асоп).

Согласно Аполлодору, «Асоп - бог реки Асоп в Греции, сын Посейдона и нимфы Перо. У Асопа двенадцать дочерей и два сына - эпонимы городов и островов. Дочь Асопа Эги-на, которую соблазнил и похитил Зевс, родила Эака. Узнав от Сисифа о похищении Эгины, Асоп стал преследовать Зевса, но бьш вьшужден возвратиться в родное русло, так как Зевс устрашил его своими молниями» 25).

Таким образом, текстологически подтверждается, что «Атлантиада», произведение античной литературы, созданное на основе древнего мифо-эпического предания об Атланте и Атлантиде, и ряд других произведений - «Форонида», «Девкалионейя», «Асопида», были написаны автором в эпическом жанре. Хотя эти произведения и дошли до нас в небольших фрагментах и пересказах, мы имеем в них ряд указаний на то, что они были созданы в эпическом стиле. Во-первых, они, как все эпические поэмы, имеют в своей основе мифо-эпические предания (Хоуо? - как сказано у Дионисия Галикарнасского): их персонажи - ми-фо-эпические герои и боги. Во-вторых, они написаны в стихах (как эпические поэмы Гомера). В-третьих, при характеристике героев поэм используются традиционные для эпоса формулы.

Чтобы составить наиболее полное представление о творчестве Гелланика, автора эпической «Атлантиады», необходимо рассмотреть и другую группу его сочинений, где в центре внимания автора находится какая-либо страна, область, город, и все повествование приурочено именно к определенному географическому региону - передаются мифо-эпические предания, связанные с ним, исторические факты, географические сведения, заметки о социокультурном значении данного региона, страны, города. Гелланик собранные им мифо-эпические предания делит на группы по их географическому распространению.

32

В учебнике под редакцией С.И.Соболевского вышеупомянутые произведения характеризуются как хорографические. В этих сочинениях речь шла об основании городов и об их истории от древнейших времен до времени автора26).

Например, Гелланик является автором произведения, которое, судя по названию, рассказывает о Трое (в ее основе, по-видимому, лежат мифы Троянского цикла), о мифо-эпических героях, которые были родом оттуда, ее истории, природе: «Батиэйа: возвышенность Трои. Называется от некоего Батейя, как Гелланик говорит в первой части «Тройки» (єу а Трсоькыу27).

Небольшой пересказ из этого труда встречается и в «Схолиях к Гомеру» (к «Илиаде»): «Гелланик говорит, что они (боги) испытывали Лаомедонта. Он пишет (урафєі) в первой части «Тройки»: «Говорят, что после этого Посейдон и Аполлон были в рабстве у Лаомедонта, так как он был гордец, дерзкий и боги испытывали его. Они построили каменную стену в Илионе у самого крайнего из холмов, что теперь называется Пергам» 28)

Термин «урафєі», который обычно употребляется по отношению к прозаическим сочинениям, может свидетельствовать о том, что «Тройка» была написана Геллаником в прозе.

Также сохранилось частичное содержание труда под названием «Египтиака», в центре которого были, по-видимому, мифы, легенды, предания, связанные с Египтом, сведения о жизни, обычаях египтян: «Гелланик в «Египтиаке» (kv Аіушгпакоїд^ так пишет (урафєі): «У египтян в домах хранится медная фиала, и медная чаша (киаф - кшОод) и медная эфания -(r|0dvioi>)» 29). Этот труд, как и предыдущий, возможно, был создан в прозе, на что указывает термин, который употребляет Атеней, ссылаясь на него - урафеї, подобно прозаическим изложениям мифо-эпических преданий на разные темы у поздних мифографов Аполлодора, Павсания.

Был также труд Гелланика, который назывался «Индийцы»: «Гелланик в «Индийцах» (ev 'Iv8ois) говорит, что есть источник под названием Силла, у которого самые быстрые воды погружаются в море»30).

33

Сохранились также сведения о содержании сочинения «Персика», посвященного Персии: «Гелланик говорит (фт|а() в первой части «Персики» так: «Когда умер Кефей, кефейцы, отправляясь в поход из Вавилона, выступили из страны и захватили Артею: земля Вавилона больше не называлась Кефея и люди, жители Кефеи, кефейцами, но Халдеями, и вся эта земля теперь называется Халдейской»   '.

Гелланик является также автором труда, в основе которого лежит история Аттики -«Аттиды». Ссылка на нее есть в Лексиконе Гарпократа: «Мунихия ... Гелланик во второй части «Аттиды» (ev Р' 'ArQiSos) говорит (флаіу), что ведет название от Муниха, некоего царя Пантаклеи» 32). По-видимому, в основе этого труда лежит история Аттики, история, где главную роль играют мифо-эпические предания об Аттике и ее героях, бытовавшие у древних греков.

В «Схолиях к Пиндару» встречается ссылка на произведение «Эолика»: «Об Оресте в колонии Эолиды рассказал Гелланик в первой книге (части) «Эолики» (єу ток ттрытсоь [ттері] AloXlkuv іатортікєу) 33). В центре «Эолики» - рассказ, исследование (шторіа) об Эолиде, знаменитой области Древней Греции, основанный в значительной степени, на мифо-эпических преданиях о ней и героях, которые каким-либо образом связаны с ней. Термин « Їат6рг|кєіможет свидетельствовать о том, что Гелланик в «Эолике» стремится дать рассказ, основанный на достоверных, исторических фактах, полученных путем исследования (слово іаторіа обозначает «исследование, распрос, знание», или «рассказ», «история»). Иными словами, Гелланик создавая это произведение, стремился к исторической истине, к истине факта. Термин « їатбрт|кеу» также свидетельствует о том, что «Эолика» -рассказ, повествование в прозе, так как рассказ - это прозаический жанр.

Гелланику принадлежит и сочинение «Фессалика»: «Тетрархия: когда в Фессалии было 4 части, каждая часть называлась тетра. Согласно тому, что говорит (флсти/) Гелланик в «Фессалике»  (єі> tols   бєттаХікої^) 3 .

34 У Стефана Византийского упоминается «Лесбика» - сочинение об острове Лесбос:

«Малоэйс: Аполлон на Лесбосе. И место священнодействия Малоэйс, как Гелланик говорит

в первой части сочинения «Лесбика» (еі> AeafhKwv а) 35).

Известно и еще об одном сочинении из этой группы: «Гелланик Лесбосский в «Фивах Египетских» (ev Gfjfkiis таї? Аіуутттіаі^) рассказывает (Іоторєї), что пещера в городе, в которой триста дней в году - безветрие, а в другие дни - ветер» 36). Как указывает термин «їоторєі», «Фивы Египетские» - рассказ, повествование, основанное на фактах, полученных путем исследования, претендующее на историческую истину, написанное в прозе, как «Эо-лика».

Было сочинение Гелланика и об Аркадии: «И другой, о котором упоминает (\ivr\[iovevzi) Гелланик в [сочинении] об Аркадии (ev тші тгєрї 'АркаЫад 37) .

Таким образом, часть произведений Гелланика этой группы написаны в прозе, и представляют собой повествования, рассказы, претендующие на историческую достоверность, что подтверждается текстологически - «Египтиака», «Тройка», «Эолика», «Фивы Египетские». О жанре других произведениях этой группы мы не можем сказать точно.

Гелланик является также автором ряда сочинений на самые разнообразные темы, в основе которых лежит стремление систематизировать, упорядочить сведения, знания в какой-либо сфере, или написать хронику, историю зарождения, развития каких-нибудь культурных, общественных явлений - религиозных культов, обычаев, традиций, праздников.

Согласно классификации, приведенной в «Истории греческой литературы», эта группа произведений относится к хронологическим сочинениям Гелланика38).

Так, Гелланик написал произведение под названием «Карнейские победы», которое, судя по названию, имело своей целью рассказать о победителях на Карнее - празднике в честь Аполлона Карнейского, который ежегодно праздновали в Лакедемоне, в месяц, который назывался Карней: «Что и Терпандр старше Анакреонта, становится понятным из следующего факта: на Карнее самый первый из всех победил Терпандр, как Гелланик повеству-

35 ет (їаторєі) в метрических «Карнейских победах» (ev тої? еинетроїд Кариєопкшд) и в

прозаических (штаХоуабпу39).

Как следует из источника, «Карнейские победы» были написаны и в виде поэмы, в стихах, и в виде прозаического повествования, основанного на точных, достоверных сведениях, фактах, как свидетельствует термин іоторєТ и"ката\оуа8г)іл Произведение существовало в двух вариантах, или частях. По-видимому, «Карнейские победы» перечисляли имена тех, кто побеждал на Карнее, давали о них биографические сведения, и, возможно, его участников, которые на празднике в честь Аполлона Карнейского соревновались в различных видах искусства музыке, лирической поэзии и т.д., а также повествовали об истории этого праздника, о его установлении, культе Аполлона.

Гелланик является также автором труда «Жрицы Геры». Частичное содержание его приводит Стефан Византийский: «Гелланик во второй части «Жриц Геры» ('lepeitov "Hpag): «Феоклес из Халкиды вместе с халкидейцами и наксосцами построил город на Сицилии» 40).

В этом сочинении был список жриц Геры в Аргосе.

Приведем ссылку на еще один труд Гелланика под названием «Жрицы»: «Гелланик в первой части «Жриц»: «Феак, сын Посейдона и Керкиры, дочери Асопиды, от которой называется остров Керкира, прежде называвшейся Дрепана и Схерия»41).

Согласно С.И.Соболевскому, в этом сочинении в летописной форме излагались события всей Эллады. Год обозначался именем жрицы, и под каждым годом излагались события, происшедшие в этом году. В основу данной хронологии были взяты имена жриц, потому что храм Геры в Арголиде пользовался уважением в Элладе и по его жрицам велся счет годов не только в Арголиде, но и в других местах 42).

Кроме событий Греции, в этой хронике излагались также мифические события Сицилии и Италии.

Гелланику принадлежит и труд «Названия народов», где он, по-видимому, выдвигал свои версии происхождения названий народов (по всей вероятности, частично почерпнутые

36 из мифо-эпических преданий, сведений, учитывая общий характер творчества логографа

Гелланика) (ev 'EQv&v 'Оуоцаашід - ссылка на него у Атенея), а также труд под названием

«Ктістєїд» («Основания») 43).

У Атенея, который очень часто ссылается на труды Гелланика, встречается и упоминание о сочинении, которое называется «В путешествии к [оракулу] Аммона» (Аммон - один из главных богов Древнего Египта): «Этот плод назвал фиником и Гелланик в [труде] «В путешествии к [оракулу] Аммона» (ev Tfji Eig "Auu.wvog 'Avafidoei), если запись верна»44).

Из этой группы произведений мы располагаем точными сведениями только о жанре «Карнеоников».

Таким образом, сочинение Гелланика «Атлантиада», как показал текстологический анализ ее фрагментов и пересказов и ряда других его произведений, создано в жанре эпической поэмы; оно вело свое начало от догреческого героического эпоса об Атланте, который не дошел до нас, и завершало, подводило итог бытованию эпических традиций - об Атлантиде и Атланте.

1.2 Географическое распространение мифа об Атланте и Атлантиде

1.2.1 Вопрос о догреческом бытовании мифо-эпической традиции об Атланте

и Атлантиде.

Современные исследователи мифа об Атланте и Атлантиде убеждены в том, что этот миф возник и сформировался задолго до античной эпохи: мифо-эпическая традиция об Атланте и Атлантиде имеет древнейшие доисторические истоки. Данные мирового фольклора свидетельствуют, что реминисценции предания о древней працивилизации в океане, погибшей от землетрясения и наводнения, встречаются во многих мифологиях мира.

Особенно четко обнаруживаются следы мифа об Атлантиде в эпосе индоариев. В «Махабхарате» и в «Матсья Пуране» содержится предание о мифологическом тройном городе Трипура, обители асуров, где царствовал Майя.

37

Сам по себе миф о Трипуре относится к древнейшим пластам «Махабхараты». Согласно «Махабхарате», было две Трипуры - изначальная (полярная) и вторичная (западная). Согласно индийскому преданию, гибель изначальной Трипуры является следствием войны между богами и асурами. Так, в «Матсья Пуране» повелитель экстатического сна, иллюзий и магии Майя, обращаясь к собратьям, говорит: «О асуры, нам придется уйти под защиту бурных вод океана. Там, в пучине моря, боги не смогут преследовать нас и не подчинят нас своей власти». Далее Майя дает знак, «и Трипура вдруг тронулась с места, погрузилась в воды океана и исчезла из глаз изумленных богов.

Таким образом, Трипура добровольно, спасаясь от преследования богов, погружается на дно океана.

Однако история Трипуры на этом не заканчивается. После того как полярная, изначальная Трипура «добровольно» погрузилась на дно океана, Шива обратился к Брахме с просьбой указать ему место, где город скрылся. «Матсья Пурана» сообщает, что «всеведущий Брахма указал Шиве и его войску путь к Трипуре, вновь появившейся на поверхности у западного края океана (курсив мой Ю.К.. Так вместо затонувшей изначальной Трипуры появляется Трипура вторичная. Полярная Трипура сменяется западной. Это один из важнейших моментов древнеарийского священного мифа. Здесь речь идет не только о наличии двух центров, сменивших друг друга в истории, но и о преемственности полярной и западной сакральной Традиции.

Кроме общей географической локализации, имеются прямые текстуальные совпадения между мифом о Трипуре и преданием об Атлантиде (например, единообразие описания внешнего вида Трипуры и Атлантиды, мотив счастливой безмятежной жизни асуров и атлантов, золотого века). Вторичная, Западная Трипура, как и Атлантида, была уничтожена богами, и земля, на которой она находилась, погрузилась на дно океана в результате катаклизма. И Вторичная Трипура, и Атлантида исчезли потому, что их обитатели (в первом случае 

38 асуры, во втором - атланты) преступили божественные законы, тем самым оскорбив богов

45).

Необходимо вспомнить и Библейский сюжет о Всемирном Потопе: «И увидел Господь Бог, что велико развращение человеков на земле /.../ и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил /.../ Чрез семь дней воды потопа пришли на землю... и продолжалось на земле наводнение сорок дней и сорок ночей /.../ И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть под небом /.../И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле /.../ Истребилось всякое существо, которое было на поверхности земли; от человека до скота, и гадов, и птиц небесных...» 46\

Мы придерживаемся точки зрения, что истоки античного мифо-эпического предания (античной версии архаической традиции) об Атланте и острове Атлантида следует искать в Северо-Западной Африке, в Карфагене.

Именно Карфаген и Финикия, согласно исследованию Э.Коллинза «Врата Атлантиды», были теми «транспортными средствами», «мостами», через которые архаическая, известная с незапамятных времен легенда об Атлантиде попала в античный мир, в древнюю Грецию   \

Для доказательства своей гипотезы Э.Коллинз привлекает данные лингвистических исследований.

Корень ATL, присутствующий в словах «Атлант» и «Атлантида» имеет, возможно, западносемитское происхождение. Он встречается в финикийском и пуническом языках, которые, как известно, сформировались раньше греческого. Финикийский язык, алфавит и культура более древние, чем греческие и именно они были источниками греческой письменности.

Результаты изучения семитской группы языков показывают, что корень ATL в самом деле присутствует в древнееврейском языке, где он означает «возвышенный» или «припод-

39 нятый». Так, например, он присутствует в еврейском имени Atalyah, означающем «Бог

(Ях[ве]) возвысил». Слово это состоит из корня atl, «возвышенный», и yah (Ях[ве]), что означает «Бог». Тот же самый корень atl присутствует и в арабском языке, где также означает «возвышенный» или «приподнятый». Еще более показательно, что этот же корень был обнаружен и в аккадском, восточносемитском языке, бытовавшем в Древнем Ираке еще в III тысячелетии до н.э.

Но важнее всего для анализа мифа об Атланте и Атлантиде, по мнению Э.Коллинза, то, что корень atl присутствует в качестве имени собственного в пуническом языке. Этот корень обнаружил на памятном камне из Карфагена профессор библейской гебраистики Гарвардского университета Джо Энн Хакетт. Читается он как ATLA. И хотя нет точных данных о том, действительно ли это личное имя означало «возвышенный», или «высоко стоящий», есть все основания полагать, что так оно и было. Точный возраст этого камня пока неизвестен, а установлен он был, по всей видимомсти, где-то между IV и II вв. до н.э.

Помимо значения «возвышенный», древнееврейское слово atl, а также все производные от него могут означать и «высокий», что в любом словаре истолковывается как «занимающий высокое положение, а также относящийся к стилю (высокий стиль. Это прилагательное является производным от существительного «возвышение», что означает «сам акт подъема, возвышения; возвышенное состояние; возвышенное положение или рельеф местности; положение над уровнем моря; высоту здания» и, наконец, «угловое положение небесного тела над горизонтом».

Согласно «Словарю классических древностей» Ламприера, на который ссылается Э.Коллинз, «легенда о том, что Атлант держал на своих плечах тяжесть небесного свода, возникла благодаря его особым познаниям в астрономии, и он часто выбирал возвышенные места и горы, откуда мог наблюдать небесные тела».

Так как гора Атлант считалась в эпоху мифологического сознания окаменевшим Титаном, державшим на своих плечах небесный свод, то имя Атланта, как считает исследова-

40 тель, постепенно стало ассоциироваться с его деянием: он тот, кто взошел на эти возвышенности или высоты. Эта связь указывает, что имя Атлант происходит не из индоевропейского языка греков, а из пунического языка карфагенян. Корень слова ATL означает «возвышать», или «поднимать», а не «нести на себе», как переводится этот корень в древнегреческом языке.

Таким образом, гора Атлант на Северо-Западе Африки обязана своим названием тому факту, что «небеса» над ней «приподнимаются» над уровнем земли, и именно это деяние и совершает могучий каменный гигант. В этом отношении Атлант становится персонификацией этого акта, в том смысле, что поднимает или возвышает небеса, воздевая их в воздушное пространство. Если эта версия соответствует действительности, это означает, что существительное «Атлант», или, точнее, ATLA, можно перевести как «поднимающий», «возвышающий», или просто «возвышенный».

В пользу этой теории свидетельствуют и аргументы из книги Эдварда Герберта Бэн-бери, известного кембриджского географа XIX века, которые приводит Э.Коллинз.

Бэнбери в своей книге «История античной географии», осуществив исчерпывающее по полноте исследование греческих мифов, распространившихся по всему свету со времен Гомера и Гесиода, стал убежденным стронником мнения, что такие элементы, как миф об Атланте и Гесперидах, «почти наверняка имели финикийское происхождение».

Бэнбери также убежден, что множество самых фантастических и туманных рассказов о чудесных странах, расположенных на дальнем западе, которые встречаются в наиболее ранних греческих хрониках (например, у Гомера и Гесиода), по всей вероятности, восходят к финикийским источникам.

Дополнительную весомость аргументам Бэнбери, по мнению Коллинза, придает и тот факт, что достоверно известно, что сама идея Элизиума, таинственного потустороннего острова, лежащего где-то в Западном океане, имеет, несомненно, финикийское происхождение. То же самое можно сказать и об Океане, Океанской реке, впервые упоминаемой в «Илиаде»

Гомера. По словам известного шведского географа А.Э.Норденкьолда, само название oceanoz [океан], по всей вероятности, имеет финикийское происхождение.

В предании об Атлантиде также фигурируют карфагенские названия (Гадир - второе имя брата-близнеца Атланта Эвмела) 48).

Э.Коллинз делает вывод, что карфагенский язык - первоначальный язык традиции легенд об Атлантиде. По-видимому, именно карфагеняне и финикийцы завезли предание об Атланте и Атлантиде в античный мир.

Кроме того, у этих народов есть более ранний источник легенды о затонувшем острове, расположенном где-то по ту сторону Западного океана. Речь идет об острове Церне, карфагенском поселении, находящемся в океане за Геракловыми Стопами.

Финикийцы, будучи искусными мореплавателями и торговцами, распространили свое влияние по всему античному миру, а после основания около 1100 г. до н.э. крупнейших городов-портов Гадеса и Тартессоса в Иберии у фниникийцев появилась возможность распространить его и за легендарные Геракловы Столпы, за которыми, по преданию, и находилась Атлантида. В 814 году до н.э. в Северной Африке (наиболее древняя и традиционная античная локализация Атланта) финикийцы основали колонию-двойник - Карфаген. В последующие века карфагеняне и иберийские финикийцы активно обследовали внешний океан.

Эндрю Коллинз приводит свидетельства авторов классической античности (Диодора Сицилийского, Плутарха, Плиния Старшего, Псевдо-Аристотеля), которые подтверждают реальность контактов иберо-финикийских и карфагенских мореплавателей с населением групп островов в Атлантическом океане, расположенных на относительно небольшом удалении от Геракловых Столпов, имевших место еще в античные времена. Мягкий климат и изобилие всевозможных плодов - это характерная черта островов в Атлантике, которые открывались взорам карфагенских или финикийских мореплавателей. Благодаря прекрасному климату и плодородию эти острова стали отождествляться с земным раем так называемым Элизиумом, прибежищем блаженных счастливцев.

42 Таким образом, классическая античная традиция об особом, наделенном чертами неземной реальности острове, расположенном где-то далеко на Западе, или земле на границах обитаемого мира, которая является царством Атланта, восходит к финикийцам. Мифо-эпическое представление, отождествление этих земель с Элизиумом, земным раем, также финикийского происхождения. Эндрю Коллинз приводит данные последних научных исследований, которые свидетельствуют о том, что это название происходит от семитского корня, означающего «поле Эля». А Эль считался верховным божеством финикийцев 49).

1.2.2. Мотив географической удаленности Атланта и Атлантиды как указание на древность предания

По данным античных источников, мифо-эпическое предание об Атланте бытовало в разных частях, регионах античного мира. При этом географическая локализация Атланта на крайнем западе, в границах обитаемого мира встречается в античной литературе особенно часто и уже в самых древних источниках50).

Наиболее распространенным в античном предании является мотив близости земель, где живет Атлант, к Океану (к морю), что само по себе свидетельствует о географической удаленности, так как близость к Океану указывает на то, что это - граница ойкумены, обитаемого мира, пределы мира, за которыми уже нет обитаемой земли, а есть только огромный Океан.

В то же время применительно к античному эпосу мотив географической удаленности, изоляции от обитаемого мира, мира живых, традиционен для эпического повествования о давнопрошедшем, минувшем. Мотив географической удаленности в эпосе может рассматриваться как указание на древность предания об Атланте и Атлантиде.

Г.Властов (как и Э.Коллинз) объясняет мотив географической локализации Атланта на крайнем западе догреческими корнями мифа об Атланте. Сам же Атлант, согласно преданию, поддерживающий небо на крайнем западе, или раздвигающий небо и землю представитель той культуры, которая процветала в доисторические времена на северном берегу Африки. Начала этой культуры неизвестны: возможно, именно  народы, олицетворением кото-

43 рых является Атлант, принесли с собой сюда начала культуры или культа, который не имеет

ничего общего ни с Египтом, ни с Финикией, которые владели этой территорией позднее. Гесиодические же и гомеровские предания об Атланте отражают уже тот поздний момент, когда властелинами Средиземноморья, и в частности, Северного берега Африки, были финикияне 51).

Таким образом, гомеровская и гесиодическая традиция, на которой в большей степени основаны античные представления об Атланте как о царе Западного Океана, согласно Г.Властову, претерпела значительные финикийские влияния52).

Цивилизация атлантов, которая существовала в далеком прошлом на острове Атлантида, - самая древняя из известных нам в изложении античных авторов: по Платону, величайшее событие в истории древнего мира, война между двумя древними народами - афинянами и атлантами - была девять тысяч лет назад (считая от времени жизни Солона) 53). В свою очередь Солон, путешествуя по Египту, услышал это предание от жреца города Саиса 5 \ Но, как известно из диалога Платона «Критий», атланты пошли войной на афинян и другие народы уже на закате своей истории, которая, возможно, включает тысячелетия: агрессия атлантов, согласно преданию, была результатом общего кризиса их цивилизации 55), которая к тому времени уже прошла фазу наивысшего расцвета.

Однако в этом предании об Атланте, как его подает Платон в диалогах «Тимей» и «Критий», встречается мотив не только временной, но и географической удаленности: остров находился за пределами античного обитаемого, «посюстороннего» мира. Он лежит далеко на западе - в Атлантическом море ('АтХаїлчко? ттеХауод), перед проливом, который греки, как сказано в диалоге «Тимей», называют Геракловы Столбы 56).

По словам египетского жреца, пересказавшего Солону древнее предание об Атлантиде, «Атлантическое море в те далекие времена было удобным для плавания, судоходным, именно благодаря острову Атлантида: остров Атлантида был больше Ливии и Азии вместе взятых, и с него для путешественников был открыт доступ на другие острова, а с островов на

44 весь противоположный материк, который охватывал то море, которое действительно заслуживает такое название. Потому что море по эту сторону упомянутого пролива [Геракловы Столпы], является заливом (Xiut)v), имеющим узкий вход, а море по ту сторону пролива является морем (ттеХауо?) в собственном смысле этого слова, как и окружающая его земля вполне истинно и правильно названа материком» 57)

В то же время остров Атлантида это особая счастливая страна: в предании об Атлантиде встречается один из главных признаков эпоса - идеализация далекого прошлого, которая выражается, например, в мотиве богатой и счастливой жизни на острове: природа, климат острова Атлантида характеризуются так: остров назван священным (Сера), под воздействием солнца он все - лес, любые виды ископаемых металлов, плоды, злаки, благовония взращивал прекрасным (каХа) и удивительным (баицаота), изобильным по количеству (тт\т|ЄеаіУ аттефЭ58).

Сведения о цивилизации атлантов, приведенные в диалогах, позволяют сделать вывод, что повествование об Атланте и Атлантиде подано у Платона как наиболее древняя доисторическая эпическая традиция. Это дает нам основание рассматривать локализацию Атланта на крайнем западе как первичную и наиболее древнюю, так как она опирается на традицию об Атлантиде и Атланте, реминисценции которой находим в диалогах Платона «Тимей» и «Критий».

Возможно, истоки той неизвестной культуры, которая, по мнению Г.Властова, процветала на северном побережье Африки (крайний запад в античной традиции) и олицетворением которой в античном мифе и эпосе является Атлант, находятся на острове Атлантида, предание о котором рассказал Платон. Об этом может свидетельствовать тот факт, что остров лежал, согласно преданию, напротив северо-западного побережья Африки - очень близко от места традиционной локализации Атланта в античных источниках.

В гомеровском эпосе находим сведения о местоположении жилища дочери Атланта, нимфы Калипсо: «...на острове, омываемом волнами (vt\ool> iv ацфьритл), где находится пуп

45 (бифаХо? еаті 0аХааап?) моря, остров лесистый (беубрт^еааа), где обитает богиня в покоях, дочь Атланта гибельного С'АтХауто? оХобфроуо?)...»; «Далеко в море есть некий остров Огигия: там живет дочь Атланта, коварная (ooXoeaaa) Калипсо, в косах прекрасных (ёиттХокаиод), ужасная богиня (беїуті Эебд): и никто ни из богов, ни из смертных людей (0упт( сЫЭрсбттооу), сношение с ней не имеет» 59\

Остров Огигия и Калипсо, несомненно, связаны с потусторонним миром. На связь Калипсо с миром смерти указывает ее имя: КаХифш - «та, что скрывает». Об этом свидетельствует и географическая удаленность острова: он находится далеко в море, он трудно доступен, укрыт от нового поколения богов и героев. Можно предположить, что представление о земле Атланта как о потустороннем мире связано с тем, что она расположена за пределами обитаемого мира, ойкумены. Потусторонний мир нередко в древнем мифе и эпосе ассоциируется с крайними пределами ойкумены.

Географическая удаленность, изоляция от обитаемого мира, мира живых, недоступность традиционны для эпического повествования о далеком прошлом, давно минувшем. Изолированность нимфы Калипсо и ее жилища (никто из богов и смертных общения с ней не имеет), их связь с миром смерти свидетельствуют о ее принадлежности к уже ушедшему в прошлое, к минувшему веку, к древнейшему миру.

Принадлежность Калипсо к веку древних богов выражена и в ее эпитетах. Эпитеты Калипсо это эпитеты, характеризующие первое поколение богов и героев в гомеровском эпосе.

Калипсо, дочь Атланта, имеет эпитет 8oX6eaaa - коварная, хитрая. В гомеровском эпосе это качество характеризует древних божеств 60). Еще Калипсо - 8єіуіі 0є6д - ужасная богиня, в косах прекрасных (еитгХокацод). Качества, выражаемые эпитетами 8оХ6єстаа, Seivii - это признаки древних богов, которые наводят ужас, страх, представляются новому веку страшными, коварными, злыми, признаки древнего, ушедшего в прошлое мира. Главная роль в гомеровском эпосе принадлежит богам олимпийским (Аполлон, Афина, Гермес, Афродита

46 и т.д.). В олимпийском гармоничном миропорядке древние божества отходят на задний план

и приобретают отрицательные качества, негативную характеристику.

Но остров Калипсо не только отдаленная область смерти, но и край, где прекрасная природа, густые леса, луга, где растет множество разнообразных деревьев, цветов, где природа щедра и изобильна:

іЗХп 8є аттєод ацфі ттєфикєі тг|Хє06(оаа,

ккфрт] т' аіуєіро? те каї єїісббпд киттарісгао?.

IvQa 8є т' орпбє? таушітттєрої ewaCovro,

сгкажёд т' ірт]кед те тауиуХсаааоС те коршуаі

dvdXiai, T?\oiv те баХааоча ёруа цецпХеїл

f\ 8' аитои тєтаушто тгері аттеїоид уХафироТо

тііхерід т^обооаа те0т|Хєі  атафиХг)оч,

крт\ші 8' eyeing ттіаирє? peov і38аті Хєикф,

ттХт)аші аХХт]Хшу тєтращієуаі аХХибід аХХт^.

а|іф! 8є Хеіцшуед цаХакоі іои f|8e aeXiuou

Qr\\eov. ivOa к' етгєіта каї абаттод ттєр еттєХбшу

Ощоаїто і.8а>і> каї тєрфбєіл фрєочу vftiv.

«Густо разросшись, отовсюду пещеру ее окружали

Тополи, ольхи и сладкий льющие дух кипарисы;

В лиственных сенях гнездилися там длиннокрылые птицы,

Копчики, совы, морские вороны крикливые, шумной

Стаей по взморью ходящие, пищи себе добывая;

Сетью зеленою стены глубокого грота окинув,

Рос виноград, и на ветвях тяжелые грозды висели;

Светлой струею четыре источника рядом бежали

Близко один от другого, туда и сюда извиваясь;

Вкруг зеленели густые луга, и фиалок и злаков

47 Полные сочных. Когда бы в то место зашел и бессмертный

Бог- изумился б и радость в его бы проникнула сердце» 61).

Из гомеровского описания острова Огигия мы видим, что это счастливый, безмятежный край, где даже бессмертные боги испытывают радость и блаженство. Вокруг пещеры Калипсо зеленеют густые леса, луга, полные фиалок и сочных злаков, рядом, журча, текут четыре источника. Стены грота увиты виноградой лозой, на ветвях которой висят тяжелые гроздья.

Но в приведенном отрывке мы видим также факты, указывающие на то, что жилище Калипсо - обитель смерти.

Деревья, которые окружают пещеру Калипсо - тополь, ольха, кипарис - у древних греков были связаны с погребальным заупокойным культом и потусторонним миром.

Так, кипарис был связан у древних греков с погребальным трауром и им украшался дом покойника. Тополь или ввиду серебристости своих листьев и коры или ввиду горечи своей коры понимался в Греции как символ мрака, горя и слез. Роща Персефоны в Аиде состояла из тополей. Листьями тополя иногда украшали покойника. Ольха это священное дерево   Крона, бога древней догреческой династии, чуждой греческому олимпийскому сознанию и поэтому принадлежащего в олимпийском мифе и эпосе потустороннему миру 62).

Согласно Страбону, остров Огигия находился в Атлантическом океане, по которому и странствовал Одиссей63).

Этот общий для трех авторов мотив географической локализации Атланта или его потомков в Атлантическом Океане (если принять точку зрения Страбона о местоположении Огигии) свидетельствует о преемственности единой древней эпической традиции об Атланте и Атлантиде у Гомера, Платона и Страбона.

Диодор Сицилийский в «Исторической библиотеке» следует все той же древней эпической традиции: Атлант и народ, над которым он царствует, проживают в землях возле Океана (ттара тоі> ыкеа^оу тотгоид).

48

Повествование начинается с характеристики этой земли. Народ, о котором повествуется в предании, - Атлантии ('АтХсштіоі). Атлантии считаются людьми самыми кроткими (dv8pa? т^церсотатоид), у них благополучная, счастливая (хшра eu8aiu.oi>a) земля, и большие города (ттоХєїд u.eydXa?) М).

Таким образом, здесь мы снова встречаем характерный для эпоса мотив идеализации далекого прошлого, которое представляется золотым веком.

Подвластные Атланту народы названы по его имени - Атлантии, а потому Атлант предстает здесь как герой-эпоним65).

Атлантии намного превосходят соседние народы благочестием (evoefieiq) и человеколюбием (фіХаубршпа) по отношению к чужеземцам. Говорят, что именно в стране Атлан-тиев, возле Океана, появился род богов (rf\v yiveaiv r&v бешу) (родились боги). Диодор Сицилийский находит подтверждение этого предания в гомеровском эпосе: «Я отхожу посетить пределы земли многодарной (ттоХифорРои yairis), Океана, прародителя богов (бєсоу yeveoiv) и мать Тефису (Тг|0йд)" - говорит Зевсу Гера 66).

Согласно этому древнему учению, прародителем всех богов является Океан, «древняя река, от которой все родилось»67).

По Вергилию, локализация Атланта - места, где течет Океан: они находятся далеко на западе (так как в этих местах «погружается», заходит Солнце): «Там, где течет Океан и в него погружается Солнце, есть место на самом краю Эфиопов (ultimus Aethiopum locus est), где величайший Атлант на плече вращает ось, усеянную яркими звездами» 68).

Согласно другой эпической традиции, идущей, по-видимому, от Гесиода, Атлант живет на крайнем западе, на краю земли, там, где находится сад Гесперид. При этом нередко источники, следующие этой традиции, отмечают, что земля Гесперид располагается опять-таки на побережье Океана (или моря). Иначе говоря, в разных эпических традициях предания об Атланте даются различные наименования одного и того же географического региона.

49 Это может быть земля «У Гесперид звонкоголосых», земля Гесперитис, Гесперийский

край (крайняя земля и море), Гиперборея, пределы ливийские, земли возле Эфиопов. То, что под разными названиями подразумевается один и тот же регион - земля Гесперид, находящаяся на крайнем западе, свидетельствует единая эпическая традиция, которой придерживаются все авторы: они дают описание одного и того же региона, расположенного у пределов земли, перечисляют одних и тех же персонажей, имеющих отношение к земле Гесперид (посещают ее, или живут там - Атлант, Геракл, Геспериды, дракон, который стережет яблоки); Атлант, согласно этой традиции, держит там небесный свод.

Впервые Атлант связан с землей Гесперид у Гесиода в «Теогонии». «Сады Гесперид» западной античности мыслились лежащими на Западе («єатгєра» по-гречески и «vesper» по-латински означает «закат», т.е. «запад»), что указывает на традицию атлантического происхождения, так как Атлантида находилась далеко на Западе, в Западном океане 69).

Однако земля Гесперид у Гесиода - это обитель смерти.

Объясняется это, по-видимому, тем, что у Гесиода преобладает мотив борьбы двух поколений богов и наказания сыновей Титана Иапета - Атланта и его братьев, мотив неприятия потомков древних богов новым эпическим миром, где господствуют олимпийские боги во главе с Зевсом. Это выражается, прежде всего, в географической удаленности сыновей Иапета - изолированности их от обитаемого мира, мира живых:

"АтХа? 8' oupcti/ou exeL кратергр \гп' аиаукцд

iTeipaaiv kv усип?   ітроттар' 'EairepiScov Хіуифсбисоу

ёатт|(09 кєфаХт} тє каі акаратпаї xepe°"ov

Tairrnv yap ot   poTpav ебаааато цтугїєта   Zeus'.

«Атлант же держит небо широкое по тяжелой необходимости,

на пределах земли, впереди Гесперид звонкоголосых стоя,

головой и неутомимыми руками:

ибо Зевс мудрый дал такой жребий» 70).

50 Земля Гесперид - место, где Атлант держит небесный свод, согласно «Теогонии», находится неподалеку от обители смерти - Тартара, куда Зевс низверг богов Титанов:

той ттері х^Хкеоу ёркод ёХттХатаг ацф!  |iiv vu£

тріатоїхі кєхитаї тгєрі беїртту аитар йттерЭе

yfjg piCaL ттєфшаї каї атриуетоіо баХааатід.

cvQa 9еоі TtTfjveg іЗтто Софа) iiepoevTi

кєкрйфатаї. (ЗоиХ-доч Діод иєфеХтіуєрєтао,

Хшрсо iv euptoevTi ттеХсор^д єахата уаітт,д.

«Медной оградою Тартар кругом огорожен.

В три ряда ночь непроглядная шею ему окружает,

А сверху корни земли залегают и горько-соленого моря.

Там-то под сумрачной тьмою подземною боги Титаны

Были сокрыты решеньем владыки бессмертных и смертных

В месте угрюмом и затхлом, у края земли необъятной» 71). Более точное описание места, где по воле Зевса пребывают Титаны и Атлант, находим в другом отрывке поэмы Гесиода:

Хсшня [ієу' ои8ё кє ттаі>та тєХєафороу elg єідаитбу

ou8ag ікоїт', єі ттршта ттиХёсоу ёутоаЭе yevoiTO,

ctXXd Kev evQa каї ivQa фєрої ттро GueXXa 0ueXXr|g

аруаХёту 8eivov де каї dGavdToiai Geotai.

тоито тёрад- каї NuKTog epeuvfjg оїкіа 8eivd

еаттткеу усфеХт^д кекаХициёуа кікшетрі.

tcov ттроаЭ' 'Іаттєтоіо ттаїд ехєі ovpavbv eupuv

еатпшд кєфаХт] те каї акаиатттаї xepeaaiv

аатєцфєшд, б0і Ni)£ те каї 'Нр.ёрт| aaoov іоиааі

аХХтіХад ттроаёептоу ацефбцеуаі ueyav ovbov

ХаХкеоу ті |iev єасо ката fJrjae таї, т\  GupaCe

51 єрхєтаї, oi)8e ттот' ацфотера? 86p.og cvtos єєруєі,

dXX' аїєі єтєрл ує 86p.cov єктоа0єі/ еоша

ydiav єтатрєфєтаї, і^ 8' ай 86ц.ои ivrog   єоиаа

ulpvei tt\v airrf]? copr|v б8ои, ёат' dv іктугаї.

«Бездна великая. Тот, кто вошел бы туда чрез ворота,

Дна не достиг бы той бездны в течение целого года;

ярые вихри своим дуновеньем его подхватили б,

стали б швырять и туда и сюда.

Даже боги бояться этого дива.

Жилища ужасные сумрачной Ночи

Там расположены, густо одетые черным туманом.

Сын Иапета пред ними бескрайне широкое небо

На голове и на дланях, не зная усталости, держит

В месте, где с Ночью встречается

День: чрез высокий ступая медный порог,

меж собою они перебросятся словом -

И разойдутся; один поспешает наружу, другой же

Внутрь в это время нисходит: совместно обоих не видит

Дом никогда их под кровлей своею, но вечно вне дома

Землю обходит один, а другой остается в жилище

И ожидает прихода его, чтоб в дорогу пуститься» 72). Это место - под мрачной областью тьмы (што £6фф г|єр6єі/ті), в Тартаре, где находятся корни земли и моря. Тартар - это огромная бездонная бездна (xdaua иєу'), которая страшит даже бессмертных богов. Атлант же держит небесный свод, стоя перед жилищем темной ночи. По-видимому, это самые крайние пределы мира: там, по словам Гесиода, близко сходятся Ночь и День, сменяя друг друга, по очереди переступая медный порог.

52 Согласно Овидию, царство Атланта находится в Гесперийском краю: «Над самой он

крайней землею (ultima tellus), также над морем (pontus) царил, что Солнца коням утомленным вод подставляет простор и усталые оси приемлет. Тысяча стад там бродила овец, и крупного столько ж было скота; земли там ничье не стесняло соседство. Неких деревьев листва - из лучистого золота зелень- там золотые суки и плоды золотые скрывала» 73).

Гесперийский край - это самая крайняя земля, за которой начинается море (снова встречается мотив близости земли, где живет Атлант, к морю. С этой землей не граничит никакая земляземлю эту ничье не стесняло соседство»).

То, что Гесперийский край находится на западе, видно из того, что в этом краю заходит Солнце - море, над которым царствует Атлант «подставляет поверхность вод коням утомленным Солнца»).

Природа Гесперийского края так же прекрасна и изобильна, как и природа Атлантиды: там пасутся тысяча стад, растут красивые деревья, плоды. Здесь же росли яблони (яблоки Гесперид), которые Атлант огородил стеной, и поручил сторожить дракону 74\

В «Мифологической библиотеке» Псевдо-Аполлодора дается также достаточно традиционное описание земли Гесперид (упоминается сад Гесперид, где растут золотые яблоки, дракон, который стережет их, Атлант, держащий небесный свод). Правда, этой земле дано у Аполлодора другое название - Гиперборея (штеррбреод - означает «живущий за Бореем, на крайнем Севере»). Однако Гиперборея Аполлодора находилась, видимо, на крайнем западе, а не на Севере 75). Об этом свидетельствует само имя Гесперид. 'Есптера - «вечер, запад».

Мифограф Аполлодор пересказывает древнее предание о яблоках Гесперид: «Золотые яблоки находились не в Ливии, как говорят некоторые, а у Атланта, в Гипербореях (em тои "ArXavrog kv Тттєррорєоі?). Гея подарила их Зевсу, когда тот женился на Гере. Эти яблоки охранял бессмертный дракон, сын Тифона и Ехидны, у которого было сто голов [...]. Вместе с ним охраняли яблоки Геспериды - Айгла, Эрифия, Гесперия, Аретуса, [...]. Когда Геракл пришел к Гиперборейцам (еід Тттєррорєои?), то по совету Прометея о том, чтобы он

53 сам не отправлялся за яблоками, а, взяв на плечи небесный свод,  послал за ними Атланта,

выполнил все это. Атлант, сорвав у Гесперид три яблока, пришел к Гераклу и, не желая принять обратно на свои плечи небо, сказал, что он сам хочет отнести яблоки Еврисфею, и попросил Геракла подержать небесный свод вместо него. Геракл согласился на это, но сумел с помощью хитрой уловки вновь переложить его на плечи Атланта. Прометей дал ему совет, чтобы он предложил Атланту на время принять небесный свод, пока он сделает себе подушку на голове. Услышав это, Атлант положил яблоки на землю и принял на свои плечи небесный свод. Таким образом, Гераклу удалось взять яблоки и уйти» 76).

Связь Гипербореев с западными землями прослеживается и в «Схолиях к Дионисию Периэгету».

Античный миф знает еще об одном деянии Геракла, которое, согласно преданию, он также совершил в землях Атланта - в крайних пределах земли, рядом с проливом, впадающим в Океан. Сведения об этом и находим в «Схолиях к Дионисию Периэгету»: «Геракл, обойдя всю землю, установил столбы (атг)Хаі). Установил около Атланта (курсив мой Ю.К.), когда угнал быков Гериона {как известно, коровы Гериона паслись на острове Эри-фия, который, согласно преданию, расположен далеко на западе в Океане. Аполлодор II.5.10 - Ю.К.), перебравшись через пролив, который по ширине очень узкий, около шести стадиев, а длиной вдвое больше, с сильным течением, так как из Океана и моря стекает в теснину. Холмы, находящиеся с обеих сторон пролива, назывались Геракловы Столбы: высота каждого из них не менее ста саженей... Раньше (ттротероу) они назывались столбами Крона, потому что они, очевидно, служили границей его власти. Затем их называли столбами Бриарея, как говорит Эвфорион; потом Геракловыми. Говорят, что они вызывают удивление из-за высоты: потому что это горы большие и высокие» 7 \

Из вышеприведенного текста следует, что встреча Геракла с Атлантом (о которой Аполлодор рассказывает, что она произошла у Гипербореев) произошла на западе. Геракл, возвращаясь с острова Эрифия, расположенного на западе в Океане, перебрался через про-

54 лив, вытекающий из этого Океана, и установил на этом месте, рядом с проливом, около Атланта, столбы.

В этом же источнике прослеживается связь Гипербореев с народом, живущим, согласно древней античной традиции, у границ ойкумены, обитаемого мира - с восточными эфиопами. Восточные эфиопы в «Схолиях к Дионисию Периэгету» отождествляются с Гипербореями: «Макробии ... переселенцы они из восточных Эфиопов или Гипербореев (tgov єшсоу AIGiottcov т\ twv TiTepPopeicov). Около вскармливающей быков Эрифии и течения (то рєица тои "АтХаитод) Атланта живут богоподобные Эфиопы (Вєоеібеїд АЇОіоттєд), непорочные (афоуоі) сыны Макробиев. Они после смерти Гериона переселились туда: когда он жил там, остров был необитаем. Эрифию называют «вскармливающей быков», потому что Гераклом отсюда были угнаны быки Гериона»78).

Таким образом, в «Схолиях к Дионисию Периэгету» восточные эфиопы отождествляются с Гипербореями. Макробии, чьими сынами являются богоподобные Эфиопы, живущие около Эрифии, оказываются переселенцами из восточных Эфиопов, или Гипербореев. Эфиопы, непорочные (афоуоі) сыны Макробиев, переселились на остров Эрифию после смерти Гериона. Там же, возле острова Эрифия, где поселились богоподобные Эфиопы, находится течение, или река (реица) Атлант (по-видимому, эфиопы, переселившись на остров Эрифию в Океане из Гипербореи (восточной Эфиопии) принесли туда и предание об Атлан-те) 79>.

И вот: восточные эфиопы - это Гипербореи, а Гиперборея, где согласно Аполлодору, росли золотые яблоки Гесперид и жил Атлант, оказывается, находилась не на севере (за Бореем), а в восточной Эфиопии, ставшей для эфиопов севером.

Эфиопы - это крайний народ, живущий в отдаленных землях у Океана. Гомер повествует о западных и восточных эфиопах: там, где живут восточные эфиопы, восходит Солнце; там, где западные - заходит (т.е. речь идет о восточных и западных пределах земли): «По в то время он (Посейдон - Ю.К.) отошел к эфиопам, живущим вдали, у крайних пределов

55 людей (єахатої di^Sptov), разделенных двояко:  одни живут там, где заходит Гиперион

(oi [lev SuaoueVou Tuepiovog), другие, где всходит (ої 8' dviovTog), чтобы там от народа пышную тучных быков и баранов принять гекатомбу»; И еще один фрагмент из гомеровского эпоса: «Зевс же вчера отошел к Океану, к беспорочным Эфиопам (a\ii)[iovas Аібіотгпад) на пир, а все боги последовали за ним» 80).

Следовательно, Гиперборея - эта крайняя земля у течения Океана, которая находилась вовсе не на Севере, а либо у Восточных Эфиопов, либо у Западных Эфиопов (западная и восточная часть Африки в современном понимании).

Однако в античной эпической традиции об Атланте нашли отражение представления об Эфиопии главным образом как о западной отдаленной земле на побережье Океана, где Атлант царствует или держит небесную ось. Именно Западная Эфиопия - локализация Атланта и Гесперид в поздних источниках.

Западная Эфиопия, где, по преданию, заходит Солнце, как географическое местоположение Атланта, фигурирует у Вергилия в «Энеиде» 81).

«Возле Эфиопов» помещает царство Атланта и сад Гесперид и комментатор Вергилия Сервий: «Атлант был царь (rex), который владел фруктовым садом возле Эфиопов, где рождались золотые яблоки, которые охраняли Геспериды и бессонный дракон» \ Речь идет именно о западной Эфиопии, так как традиционная локализация Гесперид на крайнем западе.

Крайний запад, земля Атланта в поздних источниках - это не только Западная Эфиопия, но и Ливия (Ливия - древнее название Африки), пределы Ливийские.

Так, в поэме Нонна Атлант стоит у пределов Ливийских. Связать пределы Ливийские с землей Гесперид, находящейся на западе, или же с Западной Эфиопией, провести аналогию между ними помогает то, что Нонн упоминает о Гесперийской воде, которая течет у пределов Ливийских: «И у пределов Ливийских (Лі|3йг|5 ттара тєрцл) отец мой страдает, старец сгорбленный Атлант, плечами подпирающий полость неба с семью поясами»; «Гера мудрая

56 слетела к воде Гесперийской ("Еаттєроі> и8ыр), где старец Ливиец сгорбленный Атлант

(Ліpus Kvprov\ievos) страдает под тяжестью выси небесной» 83).

Под «Гесперийской водой» может подразумеваться Атлантический океан (море, как называет его иногда античная традиция). Под «пределами Ливийскими», видимо, подразумевается африканское побережье Атлантики (запад Африки).

Именно на Северо-Западе Африки (Ливии) находится гора Атлант, о которой упоминают многие античные авторы, и живет небольшое первобытное племя - атланты, что подтверждает факт бытования предания об Атланте в этом регионе. Гора «дала имя» племенам, живущим поблизости от нее: «Гора эта узкая и круглая, и, как говорят, так высока, что вершин ее не видно. Зимой и летом она постоянно покрыта облаками. Местные жители называют ее колонной неба (тоу кіош тои oupavoO) и от имени этой горы они и получили свое название. И действительно, их зовут атлантами ("АтХаитед). Рассказывают о них, будто они не едят никаких живых существ и не видят снов» 84).

Атлант как смертный муж, изобретатель различных наук (философии, астрологии) и морских путешествий, также Ливиец по происхождению 85).

Диодор Сицилийский повествует об одиннадцатом подвиге Геракла - путешествии за яблоками Гесперид. Геракл отправился за яблоками Гесперид именно в Ливию: «Наконец, когда ему был назначен последний подвиг, чтобы он принес золотые яблоки Гесперид, он снова отплыл в Ливию. Об этих яблоках мифографы говорят неодинаково, и некоторые говорят, что в неких садах Гесперид в Ливии были золотые яблоки, которые охранял постоянно какой-то страшнейший дракон, другие же говорят, что Геспериды владели стадами овец, которые отличались красотой (кгїХХєі), а золотыми яблоками их назвали поэтически (тто1Т|Т1ксод), по причине их красоты, подобно тому, как Афродиту называют золотой по причине красоты. Некоторые говорят, что под этим именем подразумевается отменный цвет, который имели овцы, подобный золоту, а под именем Дракона - тот, кто был поставлен наблюдать за стадами, и превосходил крепостью тела   и мужеством, охранял овец и убивал

57 тех, кто отваживался напасть на них. Геракл же, убив стража яблок, и доставил их Еврис-

фею...»86).

У того же Диодора Сицилийского встречается еще одно название земли Гесперид -земля Гесперития ('Еаттєрітід х°^Ра) 7)-

По-видимому, Диодор опирается на более поздние варианты предания. Теряется вера в реальность мифо-эпического образа заповедной сакральной земли, происходит распад синкретического единства образа и значения - земля Гесперид начинает восприниматься как чистый вымысел, художественный образ. Здесь это обычная африканская земля - Ливия, или земля Гесперития; «золотые яблоки» - это всего лишь поэтическое название овец с золотистой красивой шерстью, а дракон - пастух, который охранял их.

Существует и другая эпическая версия, которая размещает Атланта просто у западных мест.

Согласно Эсхилу, Атлант «стоит у западных мест (ттро? еаттёроид тоттоид), подпирая плечами колонну неба и земли» 88).

Удаленность земли Атланта выражается и в эпитетах самого героя (проявление эпического синкретизма - общие свойства героя и земли, определение свойств героя через свойства земли, где он проживает). Так, у Силия Италика в «Пунических войнах» Атлант имеет эпитет postremus - «самый крайний, самый далекий Атлант» 89).

Таким образом, географическая локализация Атланта и Атлантиды в отдаленных западных землях у Океана - наиболее древняя и традиционная. Она свидетельствует о принадлежности этого образа к древнейшей атлантической традиции, так как остров Атлантида, согласно преданию, находился на далеком западе, в Океане, за проливом Геракловы Столбы. В мифе и эпосе она отражает догреческий этап бытования предания.

58 1.2.3. Царство Атланта как особый дуалистический ареальний мир

Образ царства Атланта, находящегося в западных пределах ойкумены, согласно античному преданию, двойственный: оно является и особой, счастливой страной, солнечной и плодородной, земным раем (Платон, Диодор Сицилийский, Овидий) 90), и обителью смерти, царством мрака, местом изгнания и наказания - преисподней (Гомер, Гесиод, Эсхил)91) - одновременно. На наш взгляд, такое противоречие объясняется синкретизмом архаического мифологического мышления, для которого весь окружающий мир качественно единообразен, признак одной вещи, предмета, может быть и признаком, качеством другого, когда один предмет, вещь одновременно и одно, и другое, наделено признаками совершенно несовместимыми и противоречивыми.

Однако согласно О.М.Фрейденберг, географическая удаленность, горизонт, даль являются в мифе метафорой особого, ареального мира, где «субъект» (он) и «объект» (я) едины, мира, который представлял собой особый план, особый сценарий природы-человека, ареаль-ный, сочетание жизни и смерти.

По О.М.Фрейденберг, «первобытный человек вообразительно жил в особом мире, не нашем реальном. Это не был ни тот свет, ни этот. Субъектя») и объектон») одновременно, он представлял собой особый план, особый сценарий природы-человека, ареальный, сочетание жизни и смерти. Он метафорически выражался в горизонте, который представлялся и небом и подземностью» 92).

Возможно, именно крайняя удаленность земли Атланта, ее близость к пределам ойкумены, а значит, к «горизонту», где, по представлению древнего человека, «сходятся земля и небо, подземность и небо», который соединяет мир жизни и смерти, способствовала возникновению такого двойственного образа.

По-видимому, горизонт как метафора особого ареального мира имеет истоки в зрительных впечатлениях: дальняя линия горизонта вызывает зрительное впечатления того, что земля и небо там «сходятся».

59 Эта «дуалистичность», «ареальность» царства Атланта, является, на наш взгляд, доказательством архаического догреческого происхождения анализируемой эпической традиции, ее первичной западной локализации: оно - олицетворение западной дали, пределов мира, горизонта, совмещающих в себе жизнь и смерть, верхний, небесный мир и нижний, подземный.

Царство Атланта представляется, по большей части, счастливой заповедной землей. По традиции, западные пределы ойкумены нередко ассоциируются в древних мифологических системах с миром смерти, с царством мертвых, с потусторонним миром. Так, у Гомера и Ге-сиода царство Атланта представлено как обитель смерти, преисподняя, так как в текстах этих авторов находит отражение процесс борьбы с более ранним культом, к которому принадлежит Атлант и его потомки, процесс смены поколений богов. В связи с этим, мы думаем, что представление о царстве Атланта как об обители смерти является более поздним и отражает факт общественного сознания, для которого догреческие боги потеряли авторитет, значение, были побеждены, «умерли».

Эти главные мотивы свидетельствуют о том, что в античном сознании предание об Атланте и его царстве ассоциировалось с золотым веком, с далеким прошлым, и в какой-то степени со смертью и гибелью.

Но известно также, что предание об Атланте соотносилось и с другими местностями -мы рассмотрим этот вопрос далее.

1.2.4. Движение предания об Атланте с запада на восток

Как показывает изучение античных источников, мифо-эпическое предание об Атланте бытовало в разных регионах античной ойкумены: в Аркадии (Северный Пелопоннес), в Беотии (Средняя Греция), во Фригии, во Фракии.

Несмотря на то, что рассмотренная нами локализация Атланта на крайнем западе является наиболее древней и традиционной в античной литературе, многие исследователи мифа об Атланте не склонны считать ее первичной.

60

В «Реальной энциклопедии классических древностей» первоначальным местом локализации Атланта названа Аркадия. Именно эта древняя земля на Севере Пелопоннеса дает ключ к пониманию легендарной фигуры Атланта и основных мотивов его мифо-эпического образа. Природа и береговой ландшафт Пелопоннеса способствовали возникновению мифа об Атланте, который держит небо в саду богов - в своем царстве: «С какой стороны ни посмотри на пелопоннесский береговой ландшафт, всюду можно видеть мощные массивы скал аркадского высокогорья, всюду возвышаются как башни могучие горные стены, и кажется, что они врезаются в небо. И как естественно для пелопоннесцев сказать: там, наверху, высоко в горах, где сад богов, куда не может войти ни один смертный, стоит огромный великан и держит на себе и на уставших руках небо, чтобы оно не упало на землю.

Гипотеза об аркадском происхождении сказания об Атланте аргументируется примерами из античного мифа и эпоса: на горе Киллена в Аркадии родились дочери Атланта Атлантиды; Майя, аркадская богиня земли, дочь Атланта, родила на Киллене Гермеса; Атлант живет на аркадском Таумасионе; его дочь аркадская героиня Майра; дракон из сада Гесперид носит имя аркадской реки Ладон; в Аркадии Атлант - родоначальник пелопоннесских вла-дык 93>.

Немецкий исследователь 19 века Е.Герхард в статье «Властитель Атлант в мифе о Гесперидах» доказывает, что есть греческий ландшафт мифа об Атланте, восходящий к до-гомеровской и догесиодической традиции.

Это тот самый ландшафт, где была совершена более чем половина геракловых подвигов, те бросающиеся в глаза места в Северном Пелопоннесе. Именно в тех землях, в которых Немея и Лерна, Стимфалос, Эриманфос и Киренея подтверждали славу Геракла, были кил-ленские горы как первоначальное местожительство Атланта, дети которого то Плеяды, то Наяды, то Майя пользовались авторитетом. Никакая другая легенда об Атланте, не исключая мифа о Титанах, не имеет доказательно более раннего возраста, никакая другая не может быть пригодной для того, чтобы можно было найти что-то об отношении Атланта к Гераклу,

61 как в мифе о Гесперидах, чтобы доказать это первоначально и одновременно на идиллической почве.

Герхард убежден, что первоначальная локализация Атланта - Северный Пелопоннес, Аркадия, как свидетельствуют географические названия, связанные с мифом о подвигах Геракла - постоянного персонажа мифа об Атланте 94).

У отечественного исследователя античного мифа о Титанах ЯЗ. Голосовкера первоначальная локализация Атланта также не вызывает сомнения. Это - счастливая Аркадия, которую опоясывают каменной грядой высокие аркадские горы, отделяют от угрюмо-бурных морей и печальных долин. Титан-исполин Атлант и его семь дочерей Плеяд живут на Чудо-горе, где есть невиданный сад, недоступный для смертных. Перед входом в сад стоит великан, счастливый Атлант, и на поднятых руках держит небо.

Миф об аркадском Титане Атланте распространялся с востока на запад: в 8 в. до н.э. греки, выходцы из Фокеи, устремились на далекий запад по следам финикийцев, и вышли в Атлантику, в океан. Они привезли из Эллады своих эллинских богов и мифы. Они плавали вдоль Северо-Западных берегов Африки, видели блаженные Канарские острова и вплетали в древние сказания своей родины новые сказания - свои опоэтизированные ливийские встречи.

Вот как попал аркадский Титан Атлант из Аркадии в Африку, в Малый Сирт, а затем встал небесным столпом запада против такого же небесного столпа Востока - горы Кавказ 95).

Изучение античных источников свидетельствует о том, что Аркадия - это земля, где процветала древняя, догреческая культура, земля, где возникли самые древние античные мифо-эпические образы и предания.

Так, нередко Аркадцы фигурируют в источниках как ПроаеХлУоь - «Предлунные», народ, который древнее, старше, чем Луна. Согласно преданиям, Аркады приносили в жертву богам дуб, листок дуба и белого коня. Питались они жареными желудями. Один из аркад-

62 ских царей (имя его в источнике не сохранилось), возможно, даже сам Атлант, впервые изобрел астрологию и календарь 96).

Географ Страбон рассказывает, что в древнейшие времена на земле Аркадии существовала великая культура: «Аркадия лежит в середине Пелопоннеса; большая часть занимаемой ею территории гористая. Самая высокая гора в Аркадии - Киллена, во всяком случае, некоторые утверждают, что ее перпендикулярная высота достигает 20 стадий, другие же считают, что около 15.

Аркадские племена - азаны, паррасии и другие, - по-видимому, древнейшие среди греков. Однако в силу полного запустения страны не стоило бы говорить о ней подробно, ведь города, прежде знаменитые, разорены постоянными войнами, земледельцы, обрабатывавшие земли, исчезли еще с тех времен, когда большая часть городов объединились в так называемый «Великий Город». Теперь же сам «Великий Город» испытал судьбу, описанную поэтом: «Город Великий великой стал лишь пустыней теперь» 91\

Однако точка зрения на аркадские корни мифа об Атланте не позволяет рассматривать предания об Атланте и Атлантиде как единую догреческую мифо-эпическую традицию: она приводит к выводу о более древних истоках образа Атланта по сравнению с образом Атлантиды, о том, что образ Атланта - царя и героя-эпонима западного Океана более позднего происхождения. По мнению ученых, разделяющих эту точку зрения, миф об Атланте распространялся с востока на запад.

Кроме того, из этих аргументов следует, что Атлант - это античный, греческий ми-фо-эпический образ.

Те предания, которые связывают образ Атланта с Аркадией, свидетельствуют о том, что там начинается мифо-эпическая история Древней Греции: предки ее самых знаменитых героев и богов (например, гомеровских, сражающихся под Троей) связаны с этой древней землей на Северном Пелопоннесе. Но еще более интересен тот факт, что знаменитые гоме-

63 ровские герои, как ахейцы, так и троянцы, ведут свое происхождение от Атланта, царя Аркадии.

В Северном Пелопоннесе, в Аркадии, было много мест, имеющих отношение к Атланту и его потомкам. По преданию, в пещере горы Киллена, в Аркадии, дочь Атланта Майя родила от Зевса Гермеса 98).

Павсаний в «Описании Эллады» сообщает, что «здесь есть памятники Тегеата, сына Ликаона и Майры (Maipd), жены Тегеата; о Майре говорят, что она дочь Атланта, о которой Гомер упоминает в словах Одиссея, обращенных к Алкиною, о пути в Аид и о том, сколько душ он увидел там».

«В 30 стадиях от города Птолис находятся развалины селения Майры и гробница Майры, дочери Атланта» "\

Но все эти факты можно рассматривать всего лишь как подтверждение бытования предания об Атланте-родоначальнике, первопредке в этом регионе. На наш взгляд, они не являются достаточным доказательством пелопоннесских корней образа Атланта.

Согласно традиции, которую передает Дионисий Галикарнасский в «Римских древностях», Атлант был первым царем Аркадии.

Согласно «Римским древностям», история Троянского народа начинается на Пелопоннесе, на земле, которая теперь называется Аркадия.: «Атлант становится первым царем ((ЗаочХеи?) в Аркадии, и живет возле горы, которую называют которую именуют Кавкония -Каикаялоу брод. У него было 7 дочерей, называемых Плеядами, которые ныне помещены на небеса. На одной из них, на Электре, женился Зевс. У них родились два сына - Иасион и Дардан. И вот Иасион остается неженатым, а Дардан приводит жену Хрису, дочь Палланта, у которой рождаются от него два сына - Идей и Деймас ('ISaio?, Дєіця?). Они некоторое время царствовали в Аркадии, получив царство Атланта по наследству. Затем, когда начался великий потоп, и долгое время невозможно было обрабатывать землю, люди поняли, что уцелевшая земля не способна прокормить всех. Они разделились на две части. И те, кто ос-

64 тались в Аркадии, назначили царем Деймаса, сына Дардана, а остальные покинули Пелопоннес великим походом