31365

Процесс глобализации и национальная экономика

Диссертация

Экономическая теория и математическое моделирование

Влияние глобализации на позицию страны в системе мирохозяйственных связей. Место страны в системе мирохозяйственных связей: концептуальные положения. Глобальная конкурентоспособность страны: концептуальные основы. Цикл жизнедеятельности страны как концептуальная основа анализа ее глобальной конкурентоспособности.

Русский

2013-08-29

1.18 MB

14 чел.

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИД РФ

Рожков Кирилл Львович

ПРОЦЕСС ГлобализациИ

И

НАЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

Диссертация на соискание ученой степени

доктора экономических наук по специальности 08.00.14 Мировая экономика и международные экономические отношения

Москва

2000


 
 ОГЛАВЛЕНИЕ

[1] ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИД РФ

[2] Рожков Кирилл Львович

[3]
Введение

[4] Глава 1. Влияние глобализации на позицию страны в системе мирохозяйственных связей

[4.1] 1.1. Место страны в системе мирохозяйственных связей: концептуальные положения

[4.2] 1.2 Глобализация мировой экономики: сущность и основные тенденции

[4.3]
1.3. Глобальная конкурентоспособность страны: концептуальные основы

[5] Глава 2. Цикл жизнедеятельности страны как концептуальная основа анализа ее глобальной конкурентоспособности

[5.1] 2.1. Национальная экономика: сущность, признаки, проблемы функционирования в условиях глобализации

[5.2] 2.2. Воспроизводственно-процессный подход к анализу глобальной конкурентоспособности

[5.3]
2.3 «Жизненный цикл страны» как концептуальная основа определения ее глобальной конкурентоспособности

[6] 3. Оценка глобальной конкурентоспособности национальных экономик

[6.1] 3.1. Проблема выбора критерия оценки конкурентоспособности национальной экономики в условиях глобализации

[6.2]
3.2 Методологические проблемы страновых сопоставлений

[7] Глава 4. Типологический подход к оценке глобальных конкурентных преимуществ стран

[7.1] 4.1 Социальная и хозяйственная типология стран

[7.2] 4.2 Конкурентные преимущества и стадии жизненного цикла стран

[7.3] 4.3 Оценка конкурентных преимуществ стран в рамках типологического подхода

[7.4] 4.4 Применение типологического подхода к анализу внешнеэкономической деятельности

[8] Заключение

[8.1] БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[8.2] Приложения


Введение

Актуальность диссертационного исследования. Глобализация мирохозяйственных связей – процесс, привлекающий огромное внимание, столь же стремительный и всеобъемлющий, сколь противоречивый и чреватый конфликтами.

Очевиден тот факт, что глобализация затрагивает все аспекты социально-экономической жизни практически всех стран мира и что этот процесс объективен и необратим. Все большую актуальность приобретает уже не столько выяснение возможных последствий глобализации для мирового сообщества в целом, не столько поиск ответа на вопрос: "Кто оказывается в выигрыше от глобализации", сколько выработка конструктивной экономической политики отдельных стран и субъектов хозяйства в отношении и в рамках активной формирующейся глобальной экономики.

По существу, дискуссия экономистов, политиков, топ-менеджеров по глобализации 90-х годов переходит в практическую плоскость поиска адекватных линий поведения в условиях глобализации.  При всех своих издержках, глобализация может принести мировому сообществу несомненную выгоду, но в выигрыше при этом будут только те страны, которые смогут сформировать адекватную стратегию взаимодействия с другими субъектами глобализации на основе собственной национальной хозяйственной модели.

Как ни парадоксально, но именно глобализация – процесс, преодолевающий территориальные и культурные границы стран, – создает возможность для выработки национально ориентированных внешнеэкономических стратегий в рамках новых  реальностей.

Сохранение конкурентоспособности стран в условиях глобализации требует, исходя из этого, не столько формирования внешнего имиджа страны (ее образа в глазах населения и предприятий других стран), сколько сохранения привлекательности для собственных граждан и предприятий, поскольку попытки соответствовать внешним стандартам неизбежно ведут к утрате уникальности страны и связанных с нею конкурентных преимуществ. Формирование национальных стандартов хозяйственной, в том числе внешнеэкономической деятельности страны в глобальной экономике – вот задача любой страны, достойное решение которой позволит войти в ХХI век с надеждой на развитие.

Теоретическая значимость исследования определяется необходимостью уточнить состав и характеристики факторов, определяющих место страны в глобальной экономике. Некоторые процессы, характерные для последнего времени – такие как информатизация мирового экономического пространства, социокультурные сдвиги в мировом сообществе – не получили пока подобающего отражения в теориях международной торговли и инвестиций. Существуют ли особые, отличные от других, глобальные конкурентные преимущества и, соответственно, глобальные угрозы конкурентоспособности стран или пока рано говорить о качественных сдвигах в механизмах международной конкуренции? От того, как на этот вопрос ответят предприниматели и правительства стран мира, будет зависеть судьба этих стран в третьем тысячелетии.

Предметом исследования является место страны в системе мирохозяйственных связей в условиях глобализации и факторы, его определяющие.

Цель диссертационного исследования: выработать методологические основы анализа конкурентоспособности экономики страны в условиях глобализации.

Для реализации данной цели в работе были решены следующие задачи:

  •  произведена классификация факторов, определяющих место страны в мировой торговле, движении капитала (конкурентных преимуществ страны), согласно основным экономическим теориям;
  •  определена сущность глобализации как нового этапа международной конкуренции;
  •  определены основные признаки глобальной конкурентоспособности страны и даны основные характеристики национальной экономики как полноценного глобального конкурента;
  •  обоснована необходимость логистического (воспроизводственно-процессного) подхода к анализу положения национальной экономики в системе мирохозяйственных связей и сформулированы его основные принципы;
  •  разработана концепция полного жизненного цикла (полного цикла жизнедеятельности) страны, в рамках которого выполняется комплекс хозяйственных и социальных операций, наиболее значимых с точки зрения ее глобальной конкурентоспособности;  
  •  проведен критический анализ существующих методов оценки конкурентоспособности стран и предложены принципы оценки глобальной конкурентоспособности страны;
  •  на основе критического переосмысления существующих методов оценки конкурентоспособности стран предложен типологический подход к анализу конкурентных преимуществ страны в системе мирохозяйственных связей в условиях глобализации;
  •  разработана система показателей для анализа глобальной конкурентоспособности страны.

Научная новизна диссертационного исследования. Научные обобщения и принципиально новые выводы, сделанные автором, состоят в:

  •  определении сущности глобализации как нового этапа международной конкуренции, для которого характерно:
  •  увеличение мобильности и воспроизводимости хозяйственных ресурсов за счет передачи норм хозяйственного поведения из страны в страну при активном использовании информационно-технологического инструментария;
  •  предельная степень транснационализации мирохозяйственных связей;
  •  резкое снижения роли страновых и резкое увеличение роли корпоративных факторов развития мировой экономики;
  •  разработке критерия глобальной конкурентоспособности страны, состоящего в способности страны к самостоятельному присвоению невоспроизводимых неотчуждаемых составляющих своего национального богатства, и, как следствие, к управлению интернационализированными воспроизводственными циклами, в которые она вовлечена (концепция полного цикла жизнедеятельности страны);
  •  разработке принципов и методологии логистического (воспроизводственно-процессного) подхода к анализу места страны в системе мирохозяйственных связей, в основе которого лежит классификация благ и операций с благами, выполняемыми резидентами, по критериям отчуждаемости и воспроизводимости;
  •  разработке типологического подхода к анализу и классификации социальных и хозяйственных конкурентных преимуществ страны.

Практическая значимость результатов диссертационного исследования.

Использование результатов социально-хозяйственной типологизации стран на основе логистического (воспроизводственно-процессного) подхода представляется возможным в следующих направлениях:

  •  дополнение системы бухгалтерского учета на макроэкономическом уровне (системы национальных счетов) системой управленческого учета, результаты которого предназначены для выработки практической экономической политики страны, в том числе при пересмотре и создании новых классификаторов элементов национального богатства, национального продукта, национального дохода;
  •  совершенствование методологии разработки (уточнения) национальной экономической стратегии;
  •  при определении основных направлений внешнеэкономической стратегии как составной части национальной экономической стратегии страны;
  •  при проведении внешнеэкономической политики страны – реализации комплексной и непротиворечивой системы сохранения, укрепления (противодействия ослаблению) конкурентных преимуществ страны на мировом рынке.

Возможно использование результатов исследования в работе Министерства иностранных дел Российской Федерации, Министерства экономики и торговли Российской Федерации, Государственного комитета Российской Федерации по статистике.

Содержащиеся в диссертации теоретические разработки, аналитические оценки и предложения могут быть использованы в качестве научно-исследовательского материала и информационного источника при изучении проблем международных экономических отношений, мировой экономики, национальной экономики, а также в учебном процессе при подготовке специалистов по указанной проблематике в Дипломатической академии МИД России, МГИМО МИД России, Государственном университете управления и других высших учебных заведениях.

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования послужили труды российских ученых Бандурина В.В., Булатова А.С., Гельвановского М.И., Градова А.П., Грязновой А.Г., Долгова С.И.,. Кулагиной Г.Д., Кочетова Э.Г., Куликова М.М., Махновой В.И., Панкрухина А.П., Рыбалкина В.Е., Чепелевой Т.В., Черникова Д.А., Шишкова Ю.В., Щербанина Ю.А., Щетинина В.Д., .Юданова А.Ю., а также зарубежных исследователей Ф.Листа, К.Бюхера, Рикардо Д., Смита А., Вернона Р., Кругмана П., Портера М, Саломона К., Фишера Г., Интрилигейтора М., Леонтьева В., Медоуза Д., Милля Дж.С., Олина Б.,., Пестеля Э., Хекшера Э.

Автор также опирался на положения ранее опубликованных исследований, в том числе выполненных в составе авторского коллектива Дипломатической академии МИД РФ (учебное пособие «Международная экономическая интеграция», монография «Международные экономические отношения. Интеграция», учебник «Международные экономические отношения»).

В работе использовались материалы ООН, Института совершенствования методов управления (Швейцария), Института экономического анализа (РФ), Всемирной компьютерной сети Интернет.

Структура диссертации. Текст диссертации объемом в 272 с. состоит из введения, 4-х глав, заключения, библиографии и приложений. В тексте 31 таблица, 10 рисунков, 15 приложений. Библиографический список насчитывает в общей сложности 156 наимнований.


Глава 1. Влияние глобализации на позицию страны в системе мирохозяйственных связей

1.1. Место страны в системе мирохозяйственных связей: концептуальные положения

Современная наука о мировой экономике выделяет следующие формы мирохозяйственных связей (МХС):

  •  международная торговля товарами и услугами;
  •  международное движение факторов производства:
  •  международное движение капитала (прямые и портфельные инвестиции, кредиты);
  •  международная миграция рабочей силы;
  •  международная передача технологий;
  •  международные валютно-расчетные отношения.

Определить место страны в системе МХС - означает ответить на следующие вопросы:

  •  чем и с кем страна торгует (сколько, что, откуда ввозит и вывозит) – объем, страновая и товарная структуры внешней торговли;
  •  кого, в какой форме и на какую сумму страна кредитует – объем, видовая и страновая структура иностранных и зарубежных кредитов;
  •  во что страна инвестирует, а также – кто инвестирует в нее – объем, видовая и страновая структура иностранных и зарубежных инвестиций;
  •  какие специалисты данной страны куда уезжают работать и откуда  и какие приезжают (масштаб и структура эмиграции и иммиграции трудовых ресурсов);
  •  с кем и на каких условиях страна делится технологиями, а кто с ней (объемы, видовая и страновая структура технологического обмена);
  •  чем страна рассчитывается по внешнеэкономическим операциям и чью валюту держит у себя в запасах (объем и структура валютных операций и правила определения валютного курса).

Ниже в этом параграфе мы подробно остановимся на анализе тех факторов места страны в мировой экономике, которые рассматриваются теориями мировой торговли и движения факторов производства.

Одной из первых экономических концепций, пытавшейся объяснить причины внешней торговли и ее место в хозяйственной жизни страны, была теория меркантилизма (Т. Мэн «Богатство Англии во внешней торговле»,1664). Сторонники учения утверждали, что денежные средства (в форме золота и серебра) являются основой процветания нации. Соответственно, внешняя торговля должна быть ориентирована не на простой товарный обмен, а на получение золота и серебра. С этой целью меркантилисты предлагали усилить государственный контроль за состоянием торговли, приверженцами этой школы давались рекомендации и в отношении торговой политики, сводившиеся к тому, чтобы стимулировать экспорт и ограничивать импорт путем введения таможенных пошлин на иностранные товары.

Ограничения импорта осложняли международную торговлю, приводили к увеличению числа конфликтных ситуаций.

В конце XVIII - начале XIX в. появляется теория «свободы торговли» А. Смита («Исследование о природе и причинах богатства народов», 1776) и Д. Рикардо («Начала политической экономии и налогового обложения», 1817). Основной источник доходов страны им видится не в политике ограничения импорта и стимулирования экспорта, а в активном участии в международном разделении труда с учетом тех ресурсных преимуществ, которыми обладает та или иная страна. По мнению А. Смита, каждая страна должна специализироваться на торговле теми товарами, в производстве которых она обладает абсолютными ресурсными преимуществами. Рикардо пошел дальше, доказав, что страна получает выгоды от внешней торговли, даже если не имеет абсолютных преимуществ ни по одному ресурсу. Соответственно рекомендации правительству со стороны сторонников данных теорий были противоположными меркантилистским: государству предлагалось свести до минимума свое вмешательство в международную торговлю, за исключением тех случаев, когда необходимо обеспечить безопасность или укрепить обороноспособность страны.

Последующие исследования углубляли классические теории торговли. Концепция Э. Хекшера и Б. Олина («Межрегиональная и международная торговля», 1933) выявила взаимосвязи между соотношением в стране таких факторов производства, как земля, труд и капитал, и структурой стоимости продукции, продаваемой страной.

Таблица 1. Факторы торговли, связанные

с размерами страны (разработана автором)

ПРИЗНАКИ

БОЛЬШАЯ СТРАНА

МАЛАЯ СТРАНА

1. Разнообразие естественных преимуществ (достаточность собственной ресурсной базы для того, чтобы не торговать на внешних рынках)

Высокое

Низкое

2. Пространственные масштабы (высокие транспортные расходы от центра страны к границам)

Большие

Маленькие

3. Емкость внутреннего рынка (страна может себе позволить держать работающее на внутренний рынок массовое производство, т.к. есть массовый сбыт)

Большая

Маленькая

4. Склонность к открытости экономики (росту внешней торговли)

Относительно низкая

Относительно высокая

По существу, с этими же источниками (особенности имеющихся ресурсных преимуществ) связывает богатство стран теория размера страны (см. табл. 1), констатирующая большую закрытость больших стран, объективно вытекающую из их территориально-географического положения.

Вторая половина двадцатого века в теориях международной торговли ознаменовалась поиском не только объемных и стоимостных, но и качественных факторов. Среди многочисленных исследований, посвященных практической проверке положений и выводов концепции Хекшера-Олина, наиболее выделяется парадокс В. Леонтьева («Структура американской экономики», 1954), попытавшегося проверить правильность тезиса о том, что страна, обладающая избыточными дешевыми факторами производства, экспортирует товары, требующие для своего производства преимущественно дешевые факторы. Проверка показала, что так происходит не во всех случаях (исследовался экспорт США, в структуре которого оказалось больше трудоемких товаров при избытке капитала в стране).

В подавляющей части объяснений парадокса Леонтьева объяснение сводится к увеличению числа факторов, которыми обладает страна. Как правило, речь шла о необходимости расширительной трактовки фактора капитала, предполагающего не только овеществление в материальных имущественных активах, но и в повышении качества (квалификации) применяемой рабочей силы.

Наиболее законченный вид качественные факторы международной торговли нашли во внешнеэкономическом приложении «теории жизненного цикла продукта» (Р.Вернон, «Международные инвестиции и международная торговля в жизненном цикле продукта», 1966; П. Кругман «Модель инноваций, распространения технологий и распределения мирового дохода», 1979). Согласно этой теории, для каждой стадии жизненного цикла продукта характерны свои потребители, свои рынки и своя схема приложения факторов производства (см. табл. 2).

Богатство этой теории заключается еще и в том, что она одновременно выдвигает гипотезу о закономерностях международного движения факторов. С точки зрения данной теории, факторы двигаются из страны в страну не только из-за различий в запасах и относительной стоимости капитала и рабочей силы, но и из-за различий в стадиях жизненного цикла продукта в разных странах. В одной стране продукт может уже сходить с поточного производства и уходить с рынка, а в другой – его производство одновременно только разворачивается.

Таблица 2. Эволюция места страны в мировой торговле и капитале на разных стадиях жизненного цикла производимого товара (разработана автором)

Стадии жизненного цикла продукта

Место в мировой торговле (структура производства и сбыта)

Форма дохода

Внедрение

Новые товары отечественного производства

Сбыт на внутренний рынок и отчасти на мировой.

Заработная плата персонала + экономическая и обычная прибыль.

Рост

Привычные товары отечественного производства

Рост экспорта и стабилизация сбыта на внутреннем рынке.

Заработная плата персонала + обычная прибыль (создаваемая внутри страны и ввозимая).

Зрелость, упадок

Старые (устаревшие) товары – Сокращение отечественного производства,

замещение его импортом,

перераспределения сбыта с отечественного рынка на зарубежные

Преимущественно ввозимая обычная прибыль

Согласно данной теории, на этапе внедрения разработка нововведений, как правило, ориентирована на внутренний рынок, потому что:

  •  свой собственный рынок более изучен (маркетинговая информация более доступна и понятна, в связи с этим эффективность затрат на НИОКР – большая);
  •  внутри страны - изощренный, «избалованный» потребитель, уверенный,

что все новое будет лучше старого;

  •  страна имеет возможность продавать произведенные на ее территории

товары и у себя, и за границей, благодаря эффекту новизны, несмотря на тносительно высокие издержки, связанные с дорогой рабочей силой.

На этапе роста происходит модификация нововведений в странах, близких по уровню развития. Модификация происходит и в рамках лицензирования технологий, и по принципу обычного копирования. Таким образом, страна-разработчик теряет рынки этих стран.

На этапах зрелости и упадка происходит практически полная стандартизация продукции и условий ее производства, что делает дорогостоящим производство продукции в стране разработки нововведения по сравнению со странами с более дешевой рабочей силой, поэтому происходит вывоз капитала в эти страны, которые одновременно становятся основными рынками сбыта продукции, сходящей с рынка страны происхождения. Таким образом, экспорт либо сокращается замещается производством в другой стране. Страна-разработчик теряет преимущества от нововведений и даже от производства, но получает преимущества от управления или контроля за деятельностью зарубежных филиалов.

Теория жизненного цикла во внешней торговле, вслед за В. Леонтьевым, предполагает наличие нематериальных факторов, напрямую не связанных с запасами в стране тех или иных ресурсов, но определяющих место страны в мирохозяйственных связях – наличие или отсутствие нововведений и уровень экономического развития вообще.

Попытку поиска всего комплекса факторов продолжил американский исследователь М. Портер («Международная конкуренция», 1990). Отвечая на поставленный самому себе вопрос: «Почему фирмы конкретных стран приобретают конкурентные преимущества в отдельных отраслях?»,- он назвал главными параметрами, определяющими развитие современной внешней торговли, следующие четыре параметра: факторные условия; условия спроса, близкие и обслуживающие отрасли; стратегия фирмы и конкуренция. Как видим, три из четырех групп не являются материальными в чистом виде.

Исходя из этого, он предположил существование различных форм участия страны в торговле – движение богатства (финансов), движение факторов (материальных условий производства при предпринимательской пассивности), движение инвестиций (одновременное движение материальных условий производства и предпринимательских способностей, имеющихся у граждан страны), движение инноваций (разработанных в стране технологий). Однако, в отличие от теории жизненного цикла во внешней торговле, он связывает преобладание той или иной стадии не с этапом жизненного цикла товара на рынках разных стран, а с эффективностью использования факторов производства: «Многие из особенностей страны облегчают или, наоборот, затрудняют проведение той или иной стратегии. Особенности эти разнородны - от поведенческих норм, определяющих методы управления фирмами, до наличия или отсутствия в стране некоторых видов квалифицированной рабочей силы, характера спроса на внутреннем рынке и целей, которые ставят перед собой местные инвесторы (эти соображения не имеют ничего общего с соображениями, лежащими в основе неоклассической теории сравнительного преимущества)»1. И далее: «…успех в международной конкуренции определяют не столько сами факторы, сколько то, где и насколько продуктивно они применяются [выделено мною – К.Р.]»2.

Особняком стоит теория внутрифирменной торговли, объясняющая место страны не ее заслугами, а политикой использующих ее ресурсы транснациональных корпораций. В настоящее время действительно значительная часть внешнеторговых операций фактически представляет собой внутрифирменный обмен: «Точные расчеты доли внутрифирменных поставок в общем объеме внешней торговли отсутствуют, однако ориентировочные данные позволяют сделать вывод о том, что на внутрифирменные связи приходится около 70% всей мировой торговли, 80-90% продаваемых лицензий и патентов, 40% экспорта капитала. Такой подход наиболее четко сформулирован американскими исследователями С. Робоком и К Симмондсом»3

Внутрифирменная торговля базируется на обмене полуфабрикатами и запасными частями, используемыми при сборке изделия, предназначенного для мирового рынка. Как показывает анализ тенденций развития внешней торговли, именно такой внутриотраслевой обмен набирает наиболее быстрые темпы.

При сопоставлении теорий торговли между собой возникает весьма интересная классификация факторов, определяющих место страны в мировой торговле (см. табл. 3).

Каждая новая теория международной торговли возникала на новом этапе развития мировой экономики. Так, этап преимущественного развития внешней торговли при отсутствии высокой степени разделения труда внутри страны и крупного машинного производства обусловил значимость денежных, торговых,  конъюнктурных, монопольных факторов положения страны на мировых товарных рынках.

Таблица 3. Классификация теорий внешней торговли (разработана автором)

Теория

Причины международной торговли

1.

Меркантилизм

Выгодные условия торговли, создаваемые государством

2

Теории свободной торговли (абсолютных и сравнительных преиму-ществ (Смит, Рикардо), теория размера страны

Ресурсные преимущества

3.

Теория факторов производства (Хекшер, Олин)

Производство и структура ресурсной базы страны

4.

Парадокс Леонтьева

Качество факторов производства

5.

Теория стадий жизненного цикла (Вернон, Кругман)

Стадия жизненного цикла товара на рынках разных стран

6.

Теория внутрифирменной торговли (Симондс К., С. Робок)

Внутрифирменная ценовая политика ТНК

7.

Теория международной конкуренции (Портер)

Эффективность использования факторов производства

Индустриальный этап развития капитализма ознаменовался возникновением теорий свободной торговли, и это было закономерным, поскольку появился новый мощный фактор конкуренции – организация производства, которая не менее, если не более чем запасы природных ресурсов стала определять положение дел и потребовала в связи с этим снятия торговых барьеров.

Постиндустриальный этап развития капитализма вызывал к жизни сомнения в верности объемно-стоимостного анализа эффективности внешней торговли, – и появились парадокс Леонтьева, теория жизненного цикла, теория международной конкуренции Портера.

Еще более интересен результат наложения на эту хронологическую классификацию позиции двух последних теорий (см.: табл.4). Анализируя итоговую классификацию факторов международной торговли, мы приходим еще к двум важным выводам:

  •  каждый этап мирового экономического развития можно ассоциировать с определенной формой конкуренции стран на мировом товарном рынке
  •  на каждом из этих этапов становился значимым свой круг преимуществ стран, определявших их место в мировой торговле.

При этом постиндустриальный этап мирового экономического развития сделал особо значимым фактор уровня экономического развития страны, наличия в ней потенциала развития, позволяющего инициировать разработку, производство и реализацию новых продуктов.

Попробуем подобным же образом проанализировать теории инвестиций, объяснявшие причины движения капитала из страны в страну. Одним из первых теоретиков экономики, назвавшим причины международного движения капиталов, был Дж. С. Милль («Принципы политической экономии», 1848). Таковыми, с его точки зрения, были разницы нормы прибыли страны-донора и страны реципиента, а также соотношение рисков в этих странах, т.е. фактически - разные условия приложения капитала.

До сих пор эта позиция не поколеблена, а появлявшиеся теории скорее объясняли уже причины различий в нормах прибыли и рисках, чем собственно причины движения капитала.

К. Маркс («Капитал», 1867-1883), а вслед за ним В.И. Ленин («Империализм как высшая стадия капитализма», 1917) объясняли вывоз капитала перенакоплением его в стране происхождения, возникавшим в результате диспропорций между нормой эксплуатации наемного труда и нормой накопления.

Группа теорий выводит движение капитала из закономерностей торговли, и в этом случае речь идет не столько о капитале вообще, сколько о капитале в форме прямых инвестиций.

Э. Хекшер и Б. Олин объясняли движение капитала из страны в страну наличием торговых барьеров в странах сбыта экспортируемой продукции. Если страна-импортер вводит ограничения на импорт, она побуждает тем самым заграничных производителей к организации производства на месте (ввоз капитал из-за границы). Торговый барьер в виде торговых пошлин либо квотирования (лицензирования) внешней торговли уменьшают эффективность экспорта, а, следовательно, и нормы прибыли от эксплуатации работающего на экспорт капитала.

Они же нашли еще одно объяснение (и это вполне согласовывалось с их теорией торговли): страна-донор и страна-реципиент могут обладать различной ресурсной базой и поэтому хозяйственная деятельность на их территориях будет различаться производственными издержками, откуда вновь возникает различие в нормах прибыли и, следовательно, стремление вывезти капитал в страну с дешевыми производственными факторами.

Исходя из упоминавшейся ранее теории жизненного цикла, капитал устремляется туда, где кроме дешевых факторов существуют рынки сбыта продукта на более ранних, чем в стране происхождения, этапах его жизненного цикла.

Дж. М. Кейнс («Общая теория занятости, процента и денег», 1936) называл макроэкономическую закономерность межстранового движения капитала: если экспорт страны больше импорта, она должна кредитовать покупателей за границей, чтобы те продолжали покупать экспортную продукцию страны.

В ХХ в. миллевскую теорию рисков и прибылей продолжили Б. Олин и Дж. Тобин. Они различали движение спекулятивного (краткосрочного) капитала и капитала в форме прямых инвестиций и предположили, что первый вывозится в страны с высокими нормами доходности и повышенными рисками, а второй – наоборот, работает в странах с умеренными нормами доходности и высокой безопасностью бизнеса.

Еще дальше пошел Ч. Киндельбергер, предложивший считать фактором движения капитала различия в спекулятивных наклонностях населения и фирм разных стран.

Он же, как и М. Портер, усматривают в причинах межстранового движения капитала различия в условиях конкуренции на рынках этих стран, возможность использовать в стране приложения капитала некие монополистические преимущества, невозможные или недоступные в стране происхождения. Например, если можно за взятку получить у местного чиновника дешевый кредит или концессию на разработку недр (а у себя дома это невозможно), тогда капитал идет из дома.

Новейшие современные исследования на тему причин движения капитала, правда, еще не оформленные в теоретические концепции, указывают на проблемы «бегства капитала», связанные с «отмыванием» за рубежом нажитых преступным путем денег, а также с высоким уровнем криминальных и политических рисков в стране происхождения.

Теории международного движения капитала также можно сгруппировать следующим образом (см.: табл.5). Исключая наиболее общую теорию Дж.С. Милля, все остальные можно условно разделить на три группы, объясняющие движения капитала соответственно:

  •  теми же факторами, что и экспорт товаров стран происхождения;
  •  различиями в эффективности использования факторов производства в разных странах;
  •  и тем, и другим одновременно (теория жизненного цикла).

Классификационный анализ теорий движения капитала позволяет сделать следующие выводы:

  •  хронологически теории возникали, как правило, с развертыванием очередной формы международных экономических отношений;
  •  движением капитала преимущественно в форме прямых инвестиций, причем связанных с внешней торговлей товарами страны происхождения на рынках страны приложения капитала;
  •  движением капитала в форме прямых инвестиций вне зависимости от торговых связей страны приложения и страны происхождения капитала;
  •  портфельными инвестициями;
  •  с каждой очередной формой все большее значение для движения капитала имеют различия в уровнях развития стран приложения и стран происхождения капитала.

Теории международной экономической миграции разработаны пока слабо, и в большинстве исследований в качестве основных причин исследований фигурируют различия в уровнях оплаты труда, карьерного роста, профессиональной и личностной самореализации в разных странах, причем, как правило, международное движение трудовых ресурсов поддерживается различиями в условиях приложения капитала в разных странах. Исследователи отмечают, что «новым явлением стало движение профессионалов не только к «капиталу», но и «одновременно с капиталом и вслед за ним». Прежде всего, это связано с деятельностью транснациональных корпораций, имеющих сеть филиалов по всему миру. Для профессионалов это связано с большими возможностями карьерного продвижения»4. Можно, не обращаясь к конкретным теориям, выделить и классифицировать следующие факторы, влияющие на международную миграцию (см.: табл.6).

Дальнейшее исследование будет посвящено анализу факторов, определяющих место экономики страны в современных условиях, в условиях развертывания процесса глобализации. Для этого вначале необходимо понять общую картину этого процесса.


Таблица 4. Характеристики различных теорий торговли в терминах теорий жизненного цикла продукции и международной конкуренции (разработана автором)

Группы экономических теорий

Стадия развития мировой экономики

Источник дохода страны во внешнеэкономической деятельности

Стадия жизненного цикла продукта на рынке страны происхождения

(в терминах теории жизненного цикла продуктов)

Эффективность использования факторов производства

(в терминах теории международной конкуренции М.Портера)

1.

Меркантилизм

Аграрная, мануфактуры в городах

Выгодные условия торговли, создаваемые государством

Упадок

Движение богатства

2.

Теории свободной торговли (абсолютных и сравнительных преимуществ (Смит, Рикардо)), теория размера страны

Мануфактуры и первые машинные производства (зачатки промышленного капитализма)

Ресурсные преимущества

Зрелость

Движение факторов

3.

Теория факторов производства (Хекшер, Олин)

Промышленный капитализм

Производственные технологии и ресурсная база страны

Рост

Движение инвестиций

3.

Парадокс Леонтьева

Постиндустриальный капитализм

Качество факторов производства

Внедрение

Движение инноваций

4.

Теория стадий жизненного цикла (Вернон, Кругман)

Стадия жизненного цикла товара на рынках разных стран

5.

Теория внутрифирменной торговли (Симондс , Робок)

Внутрифирменная ценовая политика ТНК

5.

Теория международной конкуренции (Портер)

Эффективность использования факторов производства

Таблица.5. Классификация теорий движения капитала

(разработана автором)

Автор теории

Фактор движения капитала

Группа

1

Дж. С.Милль

Различия в нормах прибыли и рисках в разных странах

наиболее общая теория

2.

Дж. М. Кейнс

Положительный внешнеторговый баланс страны-экспортера

Теории, связывающие движение капитала с экспортом товаров из стран происхождения

3

К. Маркс, В.И. Ленин

Перенакопление капитала в странах происхождения

4

Э.Хекшер, Б. Олин

Торговые барьеры в странах-импортерах товаров

5

Они же

Получение гарантированного доступа к источникам сырья за границей

6

Р.Вернон, П.Кругман

См. табл. 2

«Промежуточная» теория

9.

М. Портер, Дж. Даннинг

Различия в условиях конкуренции на рынках продукции страны происхождения и страны базирования капитала

Теория, прямых инвестиций

Теории, объясняющие движение капитала различиями в эффективности применения факторов производства (различиями стадиях жизненного цикла продукта в странах происхождения и странах приложения капитала)

7

Б. Олин и Дж. Тобин

Соотношение прибылей и рисков в странах происхождения и ввоза

Теории портфельных (финансовых) инвестиций

8.

Ч. Киндлебергер

Различия в спекулятивных наклонностях населения разных стран

10.

Теории «бегства капитала»

«Отмывание» за границей средств, нажитых преступным путем в стране происхождения.

Таблица 6. Классификация факторов международной миграции трудовых ресурсов (разработана автором)

Фактор международной миграции

Этап развития мировой экономики

  1.  1

различия в уровне оплаты труда

Индустриальный капитализм

  1.  

различия в возможностях карьерного роста и самореализации

Постиндустриальный капитализм


1.2 Глобализация мировой экономики: сущность и основные тенденции

Понятие глобализации настолько прочно укрепилось в современном экономическом лексиконе, что один только обзор трактовок этого термина дает обильную пищу для размышлений.

Л. Клайн фактически говорит о глобализации как о новом этапе либерализации мировой торговли: «Есть и другие доводы в пользу благотворного влияния торговли. Она стратегически необходима для процесса развития и роста. Открытые экономики доказали свое превосходство перед государствами, осуществляющими протекционистскую политику. Многие развивающиеся страны пытались проводить политику замены импорта местной продукцией, но быстро убедились, что это приводит к безнадежному отставанию от стран с открытой экономикой... Однако свободная торговля – лишь один аспект глобализации. По другим же ее аспектам полного единства взглядов нет»5.

А. Тейт называет глобализацией «растущую взаимозависимость стран в результате увеличения масштабов международной торговли и расширения ее сферы, охватывающей не только обмен товарами, но и услугами и капиталом»6.

На культурный сдвиг как важнейший признак глобализации указывает Г. Фишер. Он рассматривает глобализацию как новую форму мирохозяйственных связей, которую он называет «экспортом образа жизни»: «мы подошли к сердцевине проблемы глобализации – тому явлению, которое отличает, с нашей точки зрения, глобальные процессы от просто международных. Это – международное движение образа жизни, которое становится весьма интенсивным и которое, в связи с этим, можно рассматривать и как новый аспект сформировавшихся международных отношений, и как самостоятельную их форму»7.

Действительно, глобализация сделала возможным перенесение за короткое время из страны в страну общеупотребимых суррогатов, образцов, понятных массе стереотипов поведения. И это не имеет ничего общего с освоением иной культуры, что является безусловной ценностью в международных отношениях. Это, скорее, «выхватывание» ее элементов, наиболее понятных и доступных в ощущениях: «Америка занимает доминирующие позиции в четырех имеющих решающее значение областях мировой власти: военной области,…в области экономики…в технологическом отношении,… в области культуры, несмотря на ее некоторую примитивность»8.

С этой точки зрения представляется интересным также мнение К. Саломона об особенностях межстрановых отношений этапа глобализации: «Культурно-информационные стереотипы моделируют и индуцируют экономическую деятельность, потребление и использование товаров и услуг почти во всех странах мира. Это породило новую схему экономических отношений: информация – производство – товары и услуги. Культурные стереотипы потребления товаров и услуг после их массификации и глобализации становятся акселераторами потребления и мультипликаторами экономической деятельности»9. И далее у него же читаем: «Массификация культурных стереотипов и глобализация средств массовой информации являются предпосылками для начала новой эры – метакультурного периода экономического развития. После глобализации магистральных каналов связи культурная экспансия осуществляется путем передачи культурных моделей на информационном уровне, который внешне и односторонне нивелирует социокультурные процессы во всех странах мира»10.

Действительно, именно с передачей образцов поведения логично связать процесс глобализации: «Культурное превосходство является недооцененным аспектом американской глобальной мощи… Поскольку подражание американскому пути развития постепенно пронизывает весь мир, это создает более благоприятные условия для установления косвенной и на вид консенсуальной [имеющей форму добровольной! – К.Р.] американской гегемонии…Американское превосходство, таким образом, породило новый международный порядок, который не только копирует, но и воспроизводит за рубежом многие черты американской системы”11.

Расширенные возможности передачи норм хозяйственного поведения действительно предоставили новые информационные технологии. Ведь они, не секрет, используются прежде всего как средство массовой информации, а отнюдь не как средство повышения культурного уровня пользователей. Последнее не исключено, но преобладает первое. Превращение обработки массового сознания в автоматизированное поточное производство – это специфический атрибут именно конца нынешнего века.

Именно качественные изменения в образе жизни и ценностных предпочтениях мирового экономического сообщества лежат в основе глобализации мирохозяйственных связей и предопределяют территориальные, политические, информационные процессы эпохи глобального развития, отмечаемые М. Интрилигейтором: «…государства стремятся присоединиться к клубу богатых стран и готовы бороться с ними за свою долю в мировом производстве»12.

Однако вызывает сомнение определение глобализации как новой формы мирохозяйственных связей. Информация вообще передавалась и продавалась на мировом рынке и раньше. Рекламные компании проводились за рубежом и в прежние времена. Притягательность ценностей материальной цивилизации для далеких от нее сообществ была традиционно велика. Тот факт, что это явление получило ускорение и усиление – не подлежит сомнению. Информация, в том числе публично-рекламного характера, как, впрочем, и все прочие объекты мирохозяйственных связей, стала перемещаться интенсивнее. Но есть ли тут новое качество, сказать пока трудно.

Хотя позиция последних двух авторов, возможно, не лишена недостатков, принципиальные ее блоки могут быть положены в основу концепции глобальной экономики, на которой будет строиться дальнейшая работа. Не претендуя на открытие новой формы МХС, ограничимся признанием передачи норм хозяйственного поведения, получившей технологическую основу в виде новых информационных технологий, как нового способа международной конкурентной борьбы. В данном понимании необходимо сделать акцент именно на то, что передача образцов поведения поставлена на технологическую основу, причем поставлена именно благодаря специфически глобальному инструментарию, возникшему в последнее десятилетие.

Впрямую о глобализации как о форме международной конкуренции говорит М. Интрилигейтор: «Под глобализацией понимается здесь огромное увеличение масштабов мировой торговли и других процессов международного обмена в условиях все более открытой, интегрированной, не признающей границ мировой экономики»13. Он связывает эту форму не только с традиционными разновидностями внешнеэкономических связей, но и со следующими процессами, усиливающими интенсивность последних: 1)технологический прогресс; 2) либерализация торговли и другие формы экономической либерализации; 3) расширение сферы деятельности организаций на основе применения новых средств коммуникаций; 4) единые стандарты рыночной экономики и свободной торговли; 5) переход от традиционных форм общения к коммуникациям (особенности культурного развития 2-ой половины ХХ века).

Авторская концепция глобализации вбирает в себя позиции Г.Фишера, К. Саломона, М.Интрилигейтора. Ее логика отражена на рис. 1 и может быть прокомментирована следующим образом.

Рисунок 1. Схема причинно-следственных связей процесса глобализации (разработана автором)

Глобализация является новым этапом международной конкуренции, для которого характерно доведение до абсолюта процесса транснационализации мировой экономики. Новое качество транснационализации возникает в тот период, когда благодаря интенсивному, поставленному на индустриальную основу экспорту поведенческих образцов воспроизводимость ресурсов (продуктов) увеличивается, а страновые, территориальные факторы международного разделения труда сводятся к минимуму, уступая свое место факторам корпоративным, организационным.

На утрату значимости тсранвых факторов фактически указывает В.В.Бандурин: «Государственные границы постепенно утрачивают свое значение, становятся все более прозрачными, дают все больше возможностей для свободы перемещения всех видов ресурсов.»14 

Возникает понятие «глобального бизнеса» (М. Портер), в рамках которого возможна любая территориальная комбинация звеньев воспроизводственного процесса ТНК и, что немаловажно, применение единых маркетинговых, инновационных и производственных стратегий по всему миру.

Это становится возможным благодаря двум базовым процессам мировой экономики – росту мобильности (возможностей территориального перемещения) и росту воспроизводимости (возможностей повторить, скопировать, воспроизвести) ресурсов, продуктов, технологий и, что самое важное – образцов хозяйственного поведения.

На наличие данного феномена как особого этапа транснационализации указывает Л.Клайн: «В ряде районов мира предприятия, работающие на экспорт, уже в течение нескольких десятилетий выполняли полностью или частично заказы производственного или научно-исследовательского характера для иностранных компаний. По завершении работы продукция (готовое изделие или его часть) упаковывается и направляется в нужное место. Хотя такая практика отнюдь не нова, ее масштабы теперь расширяются, охватывая все новые продукты и географические районы. Производство стало мобильным, не требуя при этом мобильности рабочей силы для выполнения своих задач. Этот процесс, называемый "аутсорсингом", сочетается с другим процессом – сокращением (downsizing). Типичный ход событий в рамках подобного процесса начинается с того, что компания приходит к выводу о чрезмерно высоких издержках производства и необходимости их снижения. Затем она увольняет часть своих рабочих в стране базирования, которые попадают, таким образом, под "сокращение", поскольку их высокая заработная плата составляет значительную часть издержек. Незавершенное производство или полуфабрикаты транспортируются на другое предприятие, скорее всего в ту или иную развивающуюся страну с низкой стоимостью рабочей силы. После выполнения конкретной производственной задачи продукция снова транспортируется для дальнейшей обработки или отгрузки в готовом виде на рынок или на головную базу»15.

Увеличение мобильности ресурсов в последние десятилетия ХХ века было связано, на мой взгляд, с резким снижением значимости неэкономических факторов при принятии хозяйственных решений. Подобное снижение даже вызвало к жизни особую отрасль науки о мировой экономики – геоэкономику. Так, Э.Г. Кочетов пишет об экономизации политики, которая, с его точки зрения, означает: «1) достижение целей, решение политических задач экономическими методами; 2) смещение вектора стратегического развития от политических, идеологических и других методов к экономическим; 3) во внешней среде - приоритет геоэкономических интересов над геополитическими и геостратегическими; 4) экономизация мышления дипломатического корпуса»16.

Подобная экономизация происходила, во-первых, из-за проникновения информационных технологий на основные площадки мировых товарных и финансовых рынков, о чем упоминает Л. Клайн. Последний вообще связывает понятие глобализации с распространением новых информационных технологий лишь как средства уменьшения степени неопределенности на мировых рынках: «В настоящее время передача информации осуществляется практически безотлагательно. Сообщения об экономических возможностях и сделках быстро передаются по всему миру. Для товаров и некоторых видов услуг пока еще требуется несколько дней и даже недель, чтобы попасть из одного места в другое, информация же подается немедленно. Если в каком-либо уголке мира происходит существенное изменение на рынке, то о нем становится известно практически мгновенно во всех других его частях. Это особенно характерно для событий на фондовых биржах, валютных и товарных рынках, а также для научных открытий и их использования»17. 

Внедрение информационных технологий в процесс торгов привело к снижению информационных барьеров между территориально удаленными торговыми площадками, т. е. к уменьшению информационной монополизации рынков.

Во-вторых, роль внеэкономических факторов в мирохозяйственных связях снизилась из-за распада централизованных экономик стран бывшего Советского блока. Внутренняя либерализация в этих странах означала в числе прочего либерализацию внешнеэкономической деятельности. Территориальный и политический распад СССР и Югославии, Чехословакии привел к тому, что резко сократились объемы торговли на их внутренних рынках. Рост открытости экономик вновь образованных стран почти автоматически привел к заполнению внутренних рынков товарами импортного производства, что, учитывая емкость этих рынков, не могло не привести к росту мировой торговли.

Безусловно, весьма важную роль в процессе глобализации сыграл новый этап научно-технического прогресса, в рамках которого шло активное замещение производства материальных благ производством услуг, снижение материало- и энергоемкости мирового производства. Рост требований к квалификации и качеству подготовки рабочей силы сделал ее дешевизну в некоторых странах менее чем раньше, значимым фактором внешнеэкономических связей стран. Однако действительно качественно новым этапом научно-технического прогресса является проникновение новых технологий не в сферу производства, а в сферу обращения – на этап движения товара к потребителю, позволяющее не просто замещать потребление исходного сырья, но и образцы хозяйственного поведения.

Таким образом, можно считать либерализацию мировой экономики и особенности ее постиндустриального развития взаимодополняющими ключевыми факторами, «катализаторами» процессов, приведших к обретению международной конкуренцией глобальных форм.

Однако, с моей точки зрения, они не были первопричинами глобализации мирохозяйственных связей: и за ростом открытости и за стандартами постиндустриального хозяйства стоит упоминавшийся культурный сдвиг, на наличие которого указывают Фишер и Саломон.

Справедливости ради надо сказать, что распространение стандартов потребления и производства приобрело массовый характер и практически стало объективной реальностью. И именно здесь кроются и основные возможности, и основные угрозы глобализации.

Несомненная возможность – рост поля и эффективности приложения ресурсов всех видов по всей территории Земли и связанные с ней перспективы увеличения материального благосостояния и мирового богатства. А. Тейт говорит о том, что глобализация «позволяет углублять международное разделение труда, более эффективно распределять средства и, в конечном счете, способствует повышению среднего уровня жизни и расширению жизненных перспектив населения (при более низких для него затратах).

Глобализация дает странам возможность мобилизовать более значительный объем финансовых ресурсов, поскольку инвесторы могут использовать более широкий финансовый инструментарий на возросшем количестве рынков. Кроме того, передовые технологии резко сокращают транспортные, телекоммуникационные и расчетные издержки и обычно облегчают глобальную интеграцию национальных рынков»18.

Безусловно, новые информационные технологии позволяют усилить процесс образования в любой стране возможностями быстрого получения информации из любой точки земного шара.

Либерализация экономики сама по себе позволяет странам, ранее имевшим зарегулированные хозяйственные режимы, более эффективно, с экономической точки зрения, распределять внутренние хозяйственные ресурсы и участвовать в международном разделении труда. Недаром число стран, снимающих разного рода ограничения во внешнеэкономической деятельности, постоянно растет.

Однако дополнительные возможности, создаваемые глобализацией, наряду с возможностями создают и имеют угрозы. Угрозы можно условно разделить на две группы: краткосрочного и долгосрочного характера.

Краткосрочные угрозы связаны не столько с основными тенденциями глобализации, сколько с накладывающейся на них неадекватной внешнеэкономической политикой экономически развитых стран.

Развитые страны, претендуя на роль глобального центра, на самом деле им не являются именно потому, что в своей политике двойных стандартов не идут дальше ближайших собственных национальных интересов.

Особенность ситуации в том что, продолжая эту политику в международной торговле, инвестициях, валютно-кредитных отношениях, они пытаются усилить (усиливают) свои преимущества отнюдь не высшего порядка (см. предыдущий параграф). Таможенные барьеры, замаскированные под антидемпинговую политику, защищают ресурсные преимущества низкого порядка экономически развитых стран, причем защищают в итоге от того самого процесса глобализации, инициаторами которого эти страны и являются. Искусственное сдерживание мобильности ресурсов, рост которой спровоцирован всеобщей либерализацией стран третьего мира, может быть чреват откатом столь же мирового масштаба и мировым экономическим кризисом, более опасным, чем локальные финансовые кризисы 1994-98 гг.

Угрозы долгосрочного характера определяются природой процессов глобализации. М.Интрилигейтор одну из основных проблем связывает с вопросом, «кто оказывается в выигрыше от глобализации. Фактически основную часть преимуществ получают богатые страны или индивиды. Несправедливое распределение благ от глобализации порождает угрозу конфликтов на региональном, национальном и интернациональном уровнях»19.

Это, на его взгляд, как раз и определяется тем, что «государства стремятся присоединиться к клубу богатых стран и готовы бороться с ними за свою долю в мировом производстве»20. В терминологии, принятой в настоящей работе, это - некритичное заимствование потребительских и хозяйственных стандартов одних стран другими.

Именно это становится причиной роста разрыва в доходах, происходящего вместе с глобализацией. Менее развитые страны пытаются играть на равных в той игре, в которой выигрыш расписан еще до начала игры – одним тем фактом, что развитые страны, безусловно, больше преуспели в достижении тех целей, к которым начинают вместе с ними стремиться развивающиеся. Последним для успешного участия в мирохозяйственных связях нужны другие, их собственные цели.

Остальные проблемы, так или иначе, являются следствием вышеназванной. «Мексиканский валютный кризис 1994 г. и азиатский финансовый кризис 1997/98 г. носили серьезный характер, однако их удалось удержать под контролем. Обвал на Нью-йоркской фондовой бирже в 1987 г. не привел к краху американской экономики и не затронул другие страны, но это отнюдь не умаляет его опасности»21. Что было глубинной причиной всех этих кризисов? Стремление к глобальным стандартам потребления при сохранении национальных стандартов производства и хозяйства вообще. Как было точно подмечено в открытом обращении наиболее влиятельных предпринимателей России к народу накануне второго тура выборов Президента 1996 г., «Мы хотим жить как в Америке, а работать как в России». Именно такой разрыв в стремлениях, именно такое отождествление образа жизни с ее уровнем, иллюстрировали массовые финансовые кризисы в России 1994-1995 годов: стремление к обогащению не поддерживалось столь же сильным стремлением к деятельности ради этого обогащения, поэтому неизбежной стала спекуляция как разновидность бездеятельной формы обогащения.

Во многом подобные угрозы становятся возможными из-за того, что экономики менее развитых стран становятся более открытыми. Здесь небезосновательно суждение Л. Клайна о необходимости соотносить политику продавливания либеральной модели внешнеэкономической деятельности с уровнем развития страны, которая является объектом такого продавливания: «Необходимо отказаться от попыток навязать новую модель глобализации методами, напоминающими шоковую терапию при переходе от плановой экономики к рыночной, или путем тотального дерегулирования финансовых рынков. Чрезвычайно важно сохранить экономическую стабильность и сдержать спекулятивную активность за счет постепенного внедрения каждого существенного нововведения и его апробирования до того, как оно войдет в силу, и до перехода к следующему этапу»22.

По мнению автора, право выбирать меру открытости рынка капитала для нерезидентов страна может и должна оставить за собой, самостоятельно решая, какие внешние инвесторы, проекты и деньги ей нужны, а какие нет. Это право должно быть признано на международном уровне и оставаться правилом для взаимоотношений стран разного уровня экономического развития и разной потребности в инвестициях (как по объему, так и по структуре). То же касается и миграционного законодательства.

Проблема заключается в том, что, с одной стороны, развитые страны через международные торговые и финансовые организации навязывают либеральную модель мирохозяйственных связей, с другой - страны-реципиенты, практикуя спекулятивные формы хозяйственной деятельности, привлекают капитал соответствующего качества.

Переходная модель экономики, наиболее уязвимая к потрясениям подобного рода, слишком несбалансирована сама по себе, чтобы относить все отрицательные моменты либерализации только на счет международных организаций. Ниже приводятся некоторые негативные характеристики этой модели, описанной автором в учебном пособии «Макроэкономика»23.

Факторы, ухудшающие баланс текущих операций стран с переходной экономикой

1. Деформированная структура внешнеторгового оборота с преобладанием сырья и продукции низкой степени переработки в экспорте и высокотехнологичной продукции в импорте и связанная с этим высокая зависимость от колебаний конъюнктуры мировых рынков.

2. Недостаточная внутренняя конкурентоспособность конечных товаров национального производства, повышенная доля импорта на рынках конечных продуктов и, как следствие, сильное влияние колебаний курса иностранных валют на реальные доходы и уровень жизни.

3. Скудное товарное обеспечение национальной валюты, вызывающее периодические скачки инфляции, и, как следствие, склонность к наличным сбережениям в иностранной валюте.

4. «Привязка» товарных цен к инвалютному эквиваленту и частичная замена национальной валюты на иностранную в расчетах, накоплениях и резервах.

Факторы, ухудшающие баланс движения капитала стран с переходной экономикой

1. как правило, повышенная склонность к выводу капитала за границу, обусловленная высокими внутренними рисками политического и, особенно, криминального происхождения; сама внешняя торговля зачастую используется экспортерами и импортерами как способ вывода капитала так, что официально зарегистрированный перевод счетов за границу на порядок ниже нерегистрируемого;

2. низкий уровень иностранных инвестиций по тем же причинам;

3. относительно высокий уровень бюджетного дефицита, сокращающий объем внутренних сбережений;

4. низкий уровень располагаемого дохода и, как следствие, низкий уровень внутренних сбережений, явно недостаточный для финансирования дефицита государственного бюджета.

Факторы, ухудшающие условия балансирования текущих и капитальных счетов стран с переходной экономикой

1. высокий уровень внешней задолженности, с растущей долей средств, привлеченных на краткосрочной основе и, как следствие, неустойчивость рынка внешних заимствований;

2. преимущественно непроизводительное использование внешних займов, необходимость их периодического рефинансирования и растущая стоимость обслуживания внешнего долга;

3. низкий из-за повышенной склонности к выводу капитала ( в т.ч. в форме невозврата экспортной выручки) уровень золотовалютных резервов, недостаточный для самостоятельного поддержания управляемого (или фиксированного) курса национальной валюты.

В результате переходная экономика зачастую попадает в долговую зависимость от стран-кредиторов и представляющих их международных финансовых организаций и переживает периодические девальвации курса национальной валюты, неизбежные в условиях кризиса финансирования повышенных расходов страны.

А. Тейт называет среди угроз глобализации социальные: «Адаптационные меры чреваты для людей потерей работы, необходимостью поиска другого рабочего места, переквалификации, что приводит не только к семейным проблемам, но и требует крупных социальных расходов, причем в короткие сроки. В конечном итоге произойдет перераспределение рабочей силы, но поначалу социальные издержки будут очень велики»24. Сюда же он относит деиндустриализацию и увеличение разрыва в оплате труда.

Вернее всего будет считать эти социально-экономические процессы  следствием постиндустриализации и свойтсвенного ей технико-экономического развития, а не угрозой, исходящей от глобализации. То же можно сказать и об упомянутых социальных издержках.

Атрибутом глобальной экономики можно считать скорость происходящих социально-экономических изменений. А глобальной проблемой - социальную и экономическую адаптацию экономик отдельных стран. Но это – опять-таки проблемы разного качества развития, проблемы, возникающие из-за разных темпов жизни и деятельности в разных странах. Навязывание собственного темпа и ритма другим странам, с точки зрения автора, недопустимо. Хотя с другой стороны, это проблема и людей той страны, что привыкла к быстрому темпу изменений, и людей той, что более консервативна. Не менять привычный темп на чужой – это, в конце концов, человеческая проблема, а не проблема экономической политики фирм и государств.

То, что данные рассуждения – не абстрактны, подтверждает хотя бы политика и практика распространения в мире продукции фирмы «Майкрософт», обновление которой происходит ежегодно, причем вовлекает в это обновление практически всех пользователей, которые, общаясь друг с другом в «виртуальном пространстве», обречены на погоню за новейшими модификациями программ. Отчасти это происходит из-за несовместимости программного обеспечения, но, как правило, – из стремления к обладанию новым, из-за тщеславия и моды. Перечисленное есть проблемы людей, а не проблемы компании «Майкрософт». Она лишь умело пользуется этими человеческими проблемами для решения своих собственных.

То же самое можно сказать и о разрывах в оплате труда: стремление получить высокооплачиваемую работу и недовольство нынешней низкооплачиваемой – это, в конце концов, проблема людей, отвергающих качество той жизни, которой они живут. Если недовольны немногое жители страны, то это проблема жителей, миграции которых не стоит препятствовать. Если миграция приобретает массовый характер, то это уже проблема страны, которая не может обеспечить своим жителям достойный, по их представлениям образ жизни. По большому счету, глобализация не является причиной этого типа миграции. Глобализация лишь создает возможность изменить образ жизни, а выбор соответствующего образа жизни является прерогативой жителей данной страны. Страна должна создать возможность для своих людей остаться и работать в ней.

При миграции социальный капитал, вложенный в развитие человеческого потенциала, страна не возмещает: значительная часть миграционных процессов, например, обусловлена не отсутствием заработков вообще, а более привлекательными условиями жизни и труда в других странах. Речь идет об «утечке мозгов». Здесь возникает проблема так называемой социальной ренты25. Серьезная угроза социальному развитию стран со стороны глобализации исходит из невозмещаемого потребления развитыми странами (увеличившего в период глобализации свой темп) невоспроизводимых (длительно воспроизводимых) ресурсов. Необходимо стремиться к ее решению за счет придания официального статуса такому понятию как социальная рента – доход производителя социальных услуг на свой «капитал»: людей, меняющих гражданство. В последнем случае рента должна приобретать вид межправительственного денежного платежа государству, из которого он выезжает.

То же самое следовало бы сделать касательно возмещения невоспроизводимых природных ресурсов (экологическая рента). В идеале размеры социальной и экологической ренты должны соответствовать социальным и экологическим стандартам стран, потребляющих невоспроизводимые (медленно воспроизводимые ресурсы).

Фактически реализации подобных рентных отношений требовали развивающиеся страны, говоря, например, о списании долгов и о неэкивалентном обмене в торговле.

Возможности ее реализации крайне эфемерны именно в силу пресловутой политики двойных стандартов – теперь уже на более высоком уровне конкурентных преимуществ. С одной стороны, менее развитые страны должны перенять институциональную часть либеральной модели, с другой – не должны себе позволять таких же стандартов жизни, как в развитых странах, эту модель использующих. Вывод таков, что во многом существование либеральных (с минимумом социальных расходов, позволяющим сохранить высокий уровень предпринимательской активности) экономик возможно как раз из-за произвольного присвоения социальной ренты и экологической ренты развитыми странами – потребителями «мозгов» и исходного природного сырья.

А страны-поставщики мозгов и исходного сырья, в том числе потому менее развиты, что этой ренты не присваивают. С другой стороны, миграция в любом случае есть отказ от национального образа жизни и/или деятельности, и это, в первую очередь, проблема стран, которые непривлекательны для своих собственных граждан, либо проблемы этих граждан, для которых привлекательны иноземные жизненные стандарты. То есть одной рентой проблемы не решить, даже если на это пойдут импортеры исходных ресурсов.

Поэтому, критикуя развитые страны за их политику двойных стандартов, нельзя не признать того факта, что они, в отличие от развивающихся стран, «работают» по всему кругу преимуществ, выделенных в предыдущем параграфе. Преимущество наиболее высокого уровня – связанное с превращением собственного образа жизни в общемировой стандарт – эксплуатируется, как мы выяснили, очень эффективно. И это есть действительно политика, отражающая базовый глобальный процесс – рост воспроизводимости не только ресурсов и продуктов, но и спроса на них (через экспорт потребительских предпочтений) по всему миру. К этому можно относиться по-разному, но нельзя не признать, что здесь идет действительно равная игра, и в этой игре развитые страны честно обыгрывают все остальные.

Другое дело, что в длительной перспективе и такая политика не гарантирует безусловного успеха, поскольку, как уже отмечалось выше, борьба между странами с едиными жизненными (потребительскими и производственно-хозяйственными) стандартами неизбежно приведет к обострению всех глобальных проблем. Некоторые из них, экологические, например, уже давно и постоянно обсуждаются: «Современная этика, которую, так или иначе, стремятся включать в понятие устойчивое развитие, зародилась в эпоху Ренессанса и утвердилась в период промышленной революции и научно-технического прогресса: природа - неиссякаемый источник, который следует использовать для утилитарно понимаемого улучшения жизни людей. Следование этой парадигме привело к столкновению с природой. Следовательно, нужно менять парадигму. Для этого необходима духовная реформация. Частично это уже проявляется в массовом сознании. Технологии теперь все острее сталкиваются с нравственными проблемами»26.

Но эти проблемы уже будут общими, а стран-подражателей чужим образцам жизни – в большей степени, чем стран-экспортеров своих образцов.


1.3. Глобальная конкурентоспособность страны: концептуальные основы

Теперь, поняв сущность процесса глобализации, можно задаться вопросом: меняются ли на этапе глобализации условия доступа к мировому доходу? Другими словами: можно ли какие-либо из факторов, определяющих место страны в мировой торговле, мировом движении капитала и рабочей силы, перечисленные в п. 1.1, назвать факторами глобальной конкурентоспособности либо существуют другие факторы, значение которых для стран более весомо? Обратимся вначале к современным трактовкам понятия «конкурентоспособность стран».

Существует официальная точка зрения по этому поводу: «Конкурентоспособность страны – это, прежде всего, способность национальных производителей продавать свои товары. Способность увеличивать или, по крайней мере, удерживать за собой доли рынков, достаточных для расширения и совершенствования производства, для роста уровня жизни, для поддержания сильного и эффективного государства»27.

По существу, это определение немногим отличается от понимания сущности конкуренции стран уже упоминавшимся М. Интрилигейтором: «…государства стремятся присоединиться к клубу богатых стран и готовы бороться с ними за свою долю в мировом производстве»28.

Трактовать страну не как фирму больше возможностей дает определение Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР): «…способность компаний, отраслей, регионов и наций обеспечить сравнительно высокий уровень дохода и заработной платы, оставаясь открытыми для международной конкуренции»29.

Здесь упомянуто понятие дохода, за которым могут стоять, во-первых, нематериальные блага, во-вторых, общественные блага. Т.е. доходом может быть и социальная рента, упоминавшаяся в предыдущем параграфе. «Рост уровня жизни», выдвигаемый в качестве одного из критериев конкурентоспособности – более узкое понятие, чем «уровень дохода», поскольку обязательно предполагает, во-первых, некий набор материальных благ (именно с потребительскими корзинами разного рода обычно ассоциируется это понятие), а во-вторых, потому что упоминается слово «рост».

Всякий ли рост утилитарно понимаемого уровня жизни означает получение полноценной социальной ренты? Конечно, нет. Побочными эффектами роста материального потребления могут быть экологические и социальные проблемы – это общеизвестно, и на это тоже обращалось внимание в параграфе «Глобализация мировой экономики: сущность и основные тенденции».

Определение, даваемое М.И. Гельвановским,- более адекватно пониманию страны как сложной системы, для которой неприменимы утилитарные частные критерии эффективности: «…конкурентоспособность в самом общем смысле – обладание свойствами, создающими преимущества для субъекта экономического соревнования»30.

Возникает вопрос, каким образом страна может участвовать в экономическом соревновании и что за свойства и преимущества она может для этого приобретать? И самое главное, – за что она должна бороться в этом экономическом соревновании? Вот один из взглядов на проблему: Когда я отправляюсь за границу, то я не испытываю никаких комплексов. Я иду туда, чтобы продать французские товары." (Жак Ширак. Президент Франции). "Продавать Францию - это значит устанавливать международные контакты на всех уровнях, принимать деловые круги в
Париже, знакомить французских предпринимателей с членами
иностранных правительств, деловыми кругами, ориентировать
послов, щедро награждать эффективных посредников и
друзей" (Газета "Фигаро")»
31.

Имеет ли право на жизнь такое понимание конкурентоспособности страны? Безусловно. Но с одной оговоркой. В принципе, любой стране нужны деньги, но не любая страна точно знает, зачем ей деньги. Так, российская политика наращивания внешнего долга (а она тоже сопровождалась, да и сейчас сопровождается экономической дипломатией, приносящей плоды) сводилась до сих пор только к латанию дыр в бюджете и сомнительному по макроэкономическим последствиям поддержанию валютного курса32. Поэтому за искусством доставать и привлекать деньги должно стоять искусство точно определить:

  •  зачем (на какие цели) нужны деньги стране;
  •  только ли и столько ли деньги ей нужны;
  •  только ли за границей страна может найти то, что ищет;
  •  наконец, что и в какой форме ей нужно за границей.

Кроме того, страна – не фирма. И ее цели в принципе должны отличаться от целей любой фирмы тем, что страна – это место жизни и образ жизни, все остальное – вторично. А фирма – это организованное людьми, а не исторически сложившееся сообщество. Впрочем, и многие фирмы имеют свою долгую историю, а во второй половине ХХ века даже фирмы без истории перестали быть узко ориентированными на прибыль. Для стран денежный критерий конкурентоспособности выглядит тем более сомнительно.

Другой вопрос, значимо ли вообще понятие конкурентоспособности страны, отличное от понятия конкурентоспособности фирм, находящихся на ее экономической территории. М. Портер отвечает на этот вопрос отрицательно: «Страна добивается успеха тогда, когда условия…благоприятствуют проведению наилучшей стратегии фирмами какой-либо отрасли или ее сегмента…Многие из особенностей страны облегчают или, наоборот, затрудняют проведение той или иной стратегии»33.

С точки зрения М.И. Гельвановского, «…связав … в своей теории конкурентных преимуществ страны микро-, мезо- и макроуровень, он [Портер.-К.Р.] как бы ушел от проблемы макроконкурентоспособности, по существу переведя ее на мезоуровень. Это позволило избежать трудных проблем, не относящихся непосредственно к экономике, и сконцентрировать внимание на прагматичных вопросах уровня отдельных фирм или их отраслевых объединений»34.

Вот вопрос вопросов: действительно ли понятие макроконкурентоспособности значимо для анализа позиции страны в мирохозяйственных связях? Попробуем ответить на него, проанализировав изменения в факторах, определяющих место страны в мировом хозяйстве, произошедшие на этапе глобализации.

Значительную часть конкурентных преимуществ страны по-прежнему составляет наличие в ней тех или иных ресурсов (у Портера эти преимущества названы движением факторов). Если есть что-то в недрах, то надо продавать, если есть не очень притязательная рабочая сила, то она может работать на иностранных предприятиях как внутри страны, так и за границей. Дешевизна и доступность ресурсов — по-прежнему один из факторов конкретных преимуществ. Распределение стран в мировой торговле во многом до сих пор описывается теорией сравнительных и абсолютных преимуществ. Не зря США выставляют торговые барьеры для входа на свой внутренний рынок – к ним рвутся и россияне с дешевой сталью, и китайцы с дешевыми ширпотребом, наконец, японцы с дешевыми автомобилями (хотя в этом случае имеет место не движение факторов, а скорее движение инвестиций).

Для каких стран и отраслей характерны факторные преимущества? «…конкурентоспособность страны может быть достигнута и на базе нетехнологических преимуществ, – прежде всего благодаря низкой стоимости факторов производства и девальвации национальной валюты, т.е. благодаря относительно низкому уровню жизни населения. Это конкурентоспособность бедных стран… Нетехнологические конкурентные преимущества играют важную роль в отраслях с высокой взаимозаменяемостью продукции и преобладанием в экспорте низкотехнологичных продуктов»35.

В силу технологического прогресса роль ресурсных преимуществ в последнее время резко снижается; обладание ресурсами – это недостаточное условие, чтобы страна выигрывала в конкуренции с другими странами; появляется масса отклонений от условий теории свободной торговли. Это четко прослеживается на примере Японии, располагающей малыми ресурсами, однако, демонстрирующей высокий экономический рост и увеличение уровня жизни. Это, хотя и в меньшей степени, относится и к новым индустриальным странам.

Россия и Латинская Америка, и часть Африки – имеют большие природные ресурсы, но находятся в конце списка мировых рейтингов. Страны, которые раньше сохраняли возможность получать доходы на ресурсные монополии (с ними очень тесно связана неинформированность о состоянии других рынков, то есть локальность), постепенно теряют эту возможность.

Единственная группа стран, которая по прежнему вполне отвечает критерию конкурентоспособности по сравнительным преимуществам – это страны Ближнего Востока, которые являются монополистами на мировом рынке нефти, и за счёт этой монополии они могут обеспечить высокий уровень жизни и экономический рост. Эти страны скорее исключение из общего правила.

Что же обеспечивает мировую конкурентоспособность, если не ресурсы (монополия на них)? «Конкурентоспособность высокотехнологичных отраслей непосредственно связана с инвестициями в исследования и разработки, в создание нововведений, т.е. с технологическими конкурентными преимуществами»36.

Технологические преимущества – движение инвестиций и движение инноваций, по Портеру - умение воспроизводить ресурсы, которых не имеется в наличии. Если мир найдет замену арабской нефти, то нефтяные страны резко снизят свою конкурентоспособность на мировом рынке. Прецедент уже был в начале 70-х годов, когда вызванный нефтяным кризисом технологический сдвиг в экономически развитых странах предотвратил выход на первые места в рейтингах стран Ближнего Востока. Они, безусловно, выиграли от роста цен, но не так, как если бы потребление нефти осталось бы на прежнем уровне в странах-импортёрах. Значит, воспроизводимость – возможность повторить или заменить ресурс, резко уменьшающая конкурентоспособность владельца ресурса, играла роль и в 90-е годы.

Из теорий, лучше других объясняющих глобальные факторы внешней торговли и инвестиций, можно выделить теорию М. Портера и теорию жизненного цикла продукта – не зря в их терминах удается сформулировать и все предшествующие теории.

М. Портер пишет: «При многонациональной конкуренции ТНК имеют автономные филиалы в каждой стране и управляют ими примерно так же, как банки распоряжаются ценными бумагами. При глобальной же конкуренции фирмы стараются получить гораздо большее преимущество от своего присутствия в разных странах, размещая свою деятельность в разных странах и четко согласовывая ее»37.

Портер употребляет термин «глобальная конкуренция», отличая его от просто международной, и понимание этого термина совпадает с пониманием автора. Факторы конкурентоспособности на мировом товарном рынке, перечисленные Портером, в большей степени отражают эффективность использования комбинаций собственных и, что самое важное для глобализации, чужих ресурсов, чем объективное их наличие в странах базирования (происхождения капитала).

Весьма актуальными становятся и положения теории жизненного цикла продукции: преимущества портеровского типа стало возможным эксплуатировать непрерывно на «индустриальной» основе, прежде всего, из-за различий в стадиях жизненного цикла в многочисленных странах приложения капитала (и сбыта продукта) по сравнению с немногими странами происхождения. Здесь напрашивается аналогия с эксплуатацией преимуществ, связанных с информационными барьерами между разными торговыми площадками, уничтожаемыми информатизацией мировой биржевой торговли. В странах, где продукция по-прежнему является новой, в отличие от страны происхождения, где она уже сошла с рынка или где она вообще не продавалась38, воспроизводится тот же информационный барьер, только более изощренный: туземная публика второсортных рынков искренне уверена в том, что то, что она покупает, действительно ей нужно. Покупает все, что сделано «там» либо по «тамошним» технологиям, ассоциируя себя с «тамошним» образом жизни. Например, с настоящим мужчиной из рекламы сигарет «Мальборо».

Как подчеркивает Г. Фишер, перефразируя формулировку глобальных конкурентных преимуществ фирм, данную Портером, основным становится «умение максимально эффективно (с денежной точки зрения) разместить во времени (определенная стадия жизненного цикла продукции и производства) и пространстве (определенная страна приложения капитала) воспроизводимые факторы хозяйственной деятельности, пользуясь преимуществами, даваемыми их мобильностью»39.

Активизация деятельности ТНК, в рамках которой резко увеличивается мобильность ресурсов, проявилась в территориальном комбинировании хозяйственных операций: их можно регистрировать одной стране, управлять ими из другой, размещать производство в третьей, прибыль вывозить в четвёртую и, таким образом, понятие фирмы уже не ассоциируется с понятием страны, где она существует, а ассоциируется с одной страной, откуда идёт управление всей цепочкой. Можно иметь месторождения, но схема действия производителей может быть такой, что им придется продавать это сырьё по низким ценам. Например, по толлинговым схемам или по внутренним трансфертным ценам ТНК. А это уже не цены мирового рынка, которые могут колебаться и их падение может резко снизить доходы страны и ухудшить её положение.

Вывод: если ТНК для обретения глобальной конкурентоспособности нужно оптимально разместить мобильные воспроизводимые ресурсы по всему миру, т.е. управлять всей воспроизводственной цепочкой (от финансирования до сбыта готовой продукции), основываясь на своих технологических превосходствах, то страна для обретения глобальной конкурентоспособности должна иметь на своей экономической территории штаб-квартиру, управляющую этой воспроизводственной цепочкой.

Сохранение относительной независимости от колебаний мировых рынков и от решений других стран и прочих юридических лиц – также важный признак конкурентоспособности, однако, это фактор, связанный с сохранением преимуществ более низкого порядка.

Уровень конкурентоспособности при этом зависит от того, блага какого рода способна воспроизводить страна, ресурсы (блага) какого рода для нее при этом доступны и какие виды внешнеэкономических операций она при этом выполняет.

Конкурентоспособность страны автор определил бы как создание условий для:

  •  присвоения резидентами40 благ, которые они считают ценными,
  •  использования (вовлечения) для этого соответствующих видов хозяйственных ресурсов (благ) и
  •  заключения соответствующих видов сделок, т.е. сохранение своей привлекательности для резидентов.

Хотелось бы особенно подчеркнуть значимость слова «резиденты» в данном определении. Страна должна быть привлекательна, прежде всего, для «своих», а «чужие» к ней потянутся сами.

В общем случае под международной конкурентоспособностью страны можно понимать способность сохранять и увеличивать свою долю мирового дохода. В этой формулировке любая форма мирохозяйственных связей, в которой участвует страна, работает на это критериальное условие, если только это не сделки, проводимые с заведомым намерением нанести ущерб.

Очередной раз возникает вопрос: нужна ли стране какая-либо особая конкурентоспособность – глобальная, требует ли неизбежное для любой страны участие в процессе глобализации каких-либо особых преимуществ?

Итак, в определенные периоды развития место определенных стран в мировой торговле определяется ее кладовыми и технологиями их использования, в мировых инвестициях – прямо или косвенно зависит от мировой торговли, а в движении рабочей силы – определяется отличиями в уровне оплаты труда от других стран.

Для других стран и временных периодов участие страны в МХС определяется не ее кладовыми, а ее организационными способностями получить доступ ко всем кладовым мира и использовать их в своих национальных экономических интересах. При этом движение капитала может быть полностью оторванным от движения товаров и от реального производства вообще, и быть связанным только с условиями доступа к ресурсам, условиями конкуренции и в итоге – все с теми же различиями в эффективности экономик разных стран. Миграция трудовых ресурсов может определяться сменой образа жизни, а не только места работы (вследствие качественного изменения образа жизни в распавшихся странах).

Очевидно, что вторая группа факторов более типична для глобализации. Но является ли она неотъемлемым ее атрибутом? Думается, что на этот вопрос необходимо ответить отрицательно. Даже употребление Портером термина «глобальные корпорации» не дает основания назвать их деятельность глобальной, отличной от интернациональной. А ведь процесс интернационализации начался не в 90-е годы. Пусть он достиг здесь апогея, но ТНК, в том числе те, что Портер называет глобальными, существовали еще до того, как весь мир заговорил о глобализации.

Чего же не было до сих пор, если был процесс интернационализации и была связанная с ним конкуренция транснациональных корпораций за мировые рынки? Автор убежден в том, что не было как раз конкуренции стран, если под страной понимать не только совокупность предприятий, в ней зарегистрированных и государственных органов, представляющих их интересы в межгосударственных отношениях, но и совокупность жителей, населяющих страну и, главное, образ жизни, господствующий в данной стране. До этапа глобализации можно было не различать конкурентоспособность стран и ее фирм, как это делает Портер.

Сейчас, когда речь заходит о поставленном на поток трансфере норм хозяйственного поведения (см. п. 1.2.), можно и нужно различать эти понятия.

В табл.7 перечислены те признаки глобализации, которые отличают ее в ряду ранее выявленного и исследованного процесса интернационализации МХС.

Таблица 7. Отличительные признаки глобализации (разработана автором)

Этап развития мировой

экономики

Признаки

Мировая экономика периода интернационализации

Мировая экономика периода транснационализации, глобализации  

Уровень либерализации

Средний

Высокий

Экономические барьеры в МХС

Относительно высокие

Относительно низкие

Мобильность ресурсов

Относительно низкая

Относительно высокая

Качество технологий

Информационные технологии наравне с традиционными способами передачи управленческой информации

Информационные технологии как определяющая часть инструментария бизнеса

Воспроизводимость ресурсов, продуктов, рынков

Относительно низкая

Относительно высокая

Информационные, социокультурные барьеры в МХС

Относительно высокие

Относительно низкие

Роль страновых факторов конкуренции фирм

Относительно высокая благодаря сохранению экономических и информационных барьеров в МХС

Относительно низкая благодаря устранению

экономических и информационных

барьеров в МХС

Характеристики международного бизнеса

Существенна роль многонациональных компаний, в которых стратегические функции вынесены в страну приложения капитала

Существенная роль глобальных компаний, в которых стратегические функции сосредоточены в одной стране

Роль корпоративных факторов в развитии мировой экономики

Высокая

Высокая

Роль доминирующей группы стран в мировой экономике

Взаимно уравновешивается противоречиями внутри этой группы (многополюсный мир)

Не ограничивается (однополюсный мир)

Роль конкуренции стран

Относительно низкая

Относительно высокая

Таким образом, интернационализация, с точки зрения бизнеса, – направление развития внешнеэкономической деятельности, при котором становится эффективным вынос за пределы страны базирования и размещение в разных странах различных стадий воспроизводственного цикла (цикла кругооборота капитала). Интернационализация, с точки зрения стран размещения (приложения капитала), - это процесс:

  •  вовлечения страновых ресурсов в воспроизводственные циклы, контролируемые из-за границы экономической территории страны;
  •  управления с экономической территории страны воспроизводственными циклами, в которые вовлечены ресурсы других стран.

Транснационализация, с точки зрения фирм, - то же самое, что и интернационализация. Транснационализация, с точки зрения стран – это:

  •  сосредоточение центров управления страновыми ресурсами на экономической территории немногих стран
  •  возможность сосредоточения на экономической территории страны контроля за ресурсами многих других стран .
  •  экономическое проявление нового мирового порядка, формирующегося на протяжении 90-х гг.

Данные табл.8 показывают, что из полутора триллионов долларов иностранных активов крупнейших ТНК половина приходится на ТНК, базирующиеся в США и Японии. Можно говорить о том, что процесс распространения экономического влияния данных стран на другие усиливается, т.е. происходит активная концентрация  власти в мировом хозяйстве.

Таким образом, мировая экономика и глобальная экономика – разные явления. Глобализация – расширение границ глобальной экономики до уровня мировой. Нельзя сказать пока, что современная мировая экономика – глобальная, поскольку в ней остаются значительные зоны, еще не тронутые глобализацией. И эти зоны – национальные экономики, о признаках которых разговор пойдет  в следующей главе.

Таблица 8. Страны как владельцы иностранных активов (разработана автором)

Страна

Количество шат-квартир ТНК

Объем иностранных активов ТНК, базирующихся в ней и входящих в 100 крупнейших ТНК мира в 1996 г., млрд. долл.

США

30

573.0

Япония

18

255.6

Франция

11

113.3

Германия

9

106.9

Великобритания

11

96.8

Швейцария

5

88.5

Нидерланды

2

87.0

Канада

3

38.9

Австралия

1

33.2

Италия

3

26.4

Южная Корея

….

14.9

Швеция

3

10.2

Венесуэла

…..

8.9

Бельгия

1

7.8

Итого

1461.4

Источник:UNKTAD/Eraasmus University database

Итак, авторская точка зрения, с учетом всего вышеизложенного, такова:

  •  международная конкуренция – это конкуренция стран и их фирм (граждан) за долю в мировом доходе (продукте) соответственно
  •  понятие «глобальная конкурентоспособность» фирм тождественно понятию «международная конкурентоспособность фирм», т.е. критерием эффективности деятельности фирм и на этапе глобализации остается максимизация собственного дохода (капитала) в мирохозяйственных связях, т.к. с корпоративной точки зрения, принципиальных изменений в хозяйственной деятельности, по сравнению с ранее возникшей и развивающейся интернациональной, глобализация не несет;
  •  понятие «глобальная конкурентоспособность страны» имеет право на самостоятельное существование, причем именно на этапе глобализации, т.к.
  •  страна, в понимании автора данного исследования, есть сообщество людей, совместно (в общей системе ценностей, собственным социумом) проживающих на определенной территории;
  •  глобализация создает угрозы факторам развития стран, так как доведенным до абсолюта транснационализации бизнесом замещает (пытается заместить) территориально-культурные (территориально-социальные) общности;
  •  глобальная конкуренция – это конкуренция стран за место на мировом рынке (совокупность внутренних и внешних рынков стран) и в мировой социальной сфере (совокупность системы неэкономических социальных отношений жителей стран).

В завершение вернемся еще раз к классификации теорий международной торговли и инвестиций, выделяя те из них, которые наиболее близкими оказались к объяснению сущности глобальных факторов конкурентоспособности стран. Таковыми, с моей точки зрения, оказались, кроме названных выше теорий М. Портера и Р. Вернона, оказались теории Дж.Тобина, Дж Даннинга, Ч.Киндлебергера, объясняющие движение капитала  различиями в условиях предпринимательской деятельности в разных странах и не увязывавшие напрямую движение инвестиций с движением товаров. Это, кстати, вполне адекватно современным тенденциям развития мирового рынка (опережение роста мировой торговли над ростом мирового производства, роста мировых инвестиций – над ростом мировой торговли, роста мировых портфельных инвестиций – над ростом прямых инвестиций).

Однако, отмечая относительно большую актуальность этих теорий, автор не может не зафиксировать того факта, что из поля их зрения выпадает ключевой момент глобальной конкуренции, каковым, с его точки зрения, является  конкуренция стран, на первое место выдвигающая социальные факторы развития. Высшей формой конкурентных преимуществ у Портера является «движение инноваций», позволяющее максимально эффективно использовать любые мировые ресурсы. Однако за движением инноваций (научно-исследовательскими, маркетинговыми разработками,  развитием персонала и организации фирм) чаще всего стоит социальная сфера страны, воспроизводящая основные ресурсы фирм – человеческие. Эти ресурсы воспроизводятся за пределами фирм, но определяют потенциал развития последних. Это специфические страновые ресурсы международной конкуренции. Это ключевые ресурсы глобальной конкуренции, ибо за право обладать ими и пользоваться ими в хозяйственной деятельности фактически разворачивается конкурентная борьба фирм. Но воспроизводят этот ресурс, как правило, не фирмы, а страны. Именно поэтому способность воспроизводить их, а затем пользоваться результатами этого воспроизводства – признак глобальной конкурентоспособности страны.

О роли человеческого капитала в развитии, в том числе в условиях глобализации, уже немало написано и сказано: «Развитие науки и технологий, становление информационного общества превратились в решающий фактор экономического роста и улучшения качества жизни любого индустриально развитого государства. Изобилие рабочей силы и сырьевых ресурсов всё в меньшей степени расценивается как конкурентное преимущество. Качество человеческого капитала, состояние образования, уровень практического использования знаний, степень инновационной активности - именно эти параметры определяют сегодня место страны в современном мире».41 

«Хотя экономический рост традиционно и определяется вложениями капитала, труда и технологией, однако при этом согласно новым положениям технология и человеческий капитал рассматриваются как самостоятельный фактор производства.42

Более того, ключевым это фактор экономического развития, как мы увидим ниже, экономисты называли еще в ХIХ веке. Но человеческий капитал – понятие широкое. Классическому капитализму ХIХ века тоже нужен был капитал – в форме профессионально подготовленной наемной рабочей силы. Однако это ли качество человечксого капитала нужно стране для участия в глобальной конкуренции? На этот вопрос попытаюсьответить во второй главе.


Глава 2. Цикл жизнедеятельности страны как концептуальная основа анализа ее глобальной конкурентоспособности

2.1. Национальная экономика: сущность, признаки, проблемы функционирования в условиях глобализации

В Проекте «Основные направления социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу» (2000 г.) констатируется тот факт, что «К рубежу третьего тысячелетия Россия утратила положение страны-сверхдержавы и столкнулась с угрозой оказаться на периферии формирующегося нового мира. Опасность остаться за рамками процессов глобализации, становления открытого сообщества и постиндустриальной, информационной экономики является для России все более реальной»43.

Из этого утверждения следует, что не всякое положение страны в международно разделении труда, в мирохозяйственных связях может ее удовлетворить.

Если считать, что понятия «национальная экономика» и «экономика страны» не тождественны, то следует вывод, что не все, что делает страна, и не все, что делают для или помимо нее другие страны, отражает ее глобальную конкурентоспособность. Не все сделки, ведущие к сохранению и (или) росту доли страны в мировом доходе, отвечает ее национальным экономическим интересам. Об этом фактически говорит Э.Г. Кочетов: «…включение национальной экономики [в мировую – К.Р.] объективно дает увеличение национального дохода (это условно можно назвать как доступ к мировому доходу), а «неосторожный» процесс втягивания в ИВЯ [интернационализированные воспроизводственные ядра – К.Р.] чреват для национальной экономики глубочайшими деформациями производственной структуры, разрушением национальных производственных комплексов, сориентированных на определенный уровень технологического и производственного развития”44. То есть не всякая доля мирового дохода хороша для страны, и  проблема не в ее размере, а в способе ее получения.

В этом смысле существует парность понятий «глобальная экономика –национальная экономика» и «мировая экономика – экономика страны». Так же, как глобальная экономика – не вся мировая экономика, национальная экономика – не вся экономика страны (и в этом смысле отождествлять эти два понятия, как это делает большинство авторов, я бы не стал). У любой страны есть экономика, но не у любой есть национальная экономика. Все глобальные процессы происходят в мировой экономике, но не все, что происходит в мировой экономике, можно отнести к глобальным процессам.

Глобальная экономика – есть только абсолютно транснационализированная часть мировой, а национальная - абсолютно «национализированная» часть экономики страны. Слово «национализация» здесь, естественно, означает не акт безвозмездной передачи собственности государству, а антипод глобализации.

Исходя из выводов главы 1, глобализация – процесс сужения границ национальной экономики до минимума, и соответственно, расширение границ транснациональной экономики до уровня мировой. Глобальная экономика - часть мировой экономики, которая абсолютно не связана с территорией и культурой этой территории. То есть, экономические операции, выполняемые на территории, безразличны как к месту выполнения операции (могут быть переведены в другое место при изменении конъюнктуры) и к тому, человек какой культуры, системы ценностей и образа жизни будет их выполнять. Этим операциям нужен универсальный, всеядный в культурном отношении человек. Глобальная экономика рассматривает людей как трудовые ресурсы, как совокупность более или менее трудоспособных людей, которые могут и должны гибко перемещаться по территории и гибко менять виды своей деятельности. Глобальные люди - люди, не стесненные особыми культурными «предрассудками» и принципами: «Информационные культурные стереотипы, внешне основанные на демократических принципах, не содержат идеологических элементов ни одной религии, но игнорируют и фундаментальные исторические корни и черты экономического развития отдельных стран»45.

И как бы опасен ни казался процесс культурного нивелирования, глобальная экономика – реальность, а глобализации – объективная тенденция, которой невозможно противодействовать «в лоб». Кроме того, как мы выяснили, глобализация, угрожая развитию, одновременно предоставляет массу новых возможностей для него, и не воспользоваться ими было бы неразумно. Означает ли использование страной преимуществ глобализации однозначно и бесспорно включение в этот процесс любым способом? Конечно, нет. Но поиск способа этого включения – так же объективно необходим, как объективно неизбежна сама глобализация.

Можно сказать вполне определенно, что существуют два основных способа встраивания экономики страны в мирохозяйственные связи. Первый - через неуправляемое участие в транснациональных воспроизводственных циклах (штаб-квартира находится за пределами экономической территории страны) и через управляемое участие (штаб квартира находится на экономической территории).

Соответственно, экономика страны также делится на две части - глобализированную и национализированную. И теперь логично выявить признаки национальной экономики, вытекающие:

  •  из этого ее первоначального определения;
  •  из определения глобальной конкурентоспособности страны, данного в п.1.3.

Другими словами, следует ответить на вопрос, является ли социальная конкурентоспособность страны условием ее хозяйственной конкурентоспособности. То есть, является ли привлекательность страны для жителей условием привлекательности страны для предприятий, условием включения ее в интернационализированные воспроизводственные циклы на правах управляющего, т.е. условием размещения этих циклов на своей экономической территории.

Надо сказать, что представления о национальной экономике имеют свою историю так же, как представления о ее месте в мировой экономике, подробно рассмотренные в п.1.1. Они восходят к немецким экономистам так называемой исторической школы, позиции нескольких представителей которой мы рассмотрим ниже.

Метод, применяемый ее представителями – анализ экономического развития на протяжении времени от его зарождения до его сегодняшнего состояния, что и дало название всей школе.  

Г.Ф. Шмоллер («Наука о народном хозяйстве. Ее предмет и метод», 1875) говорил о национальной экономике (в русском переводе тех лет – народном хозяйстве), противопоставляя ее раннему (домашнему) хозяйству. Ранее хозяйство, в его понимании, - совокупность тех средств, которые одно или несколько совместно живущих лиц создали посредством своего труда и менового оборота в интересах обеспечения себе содержания и тех отношений, в которые они вступали ради этой цели, прежде всего  и главным образом друг с другом, а затем и с третьими, посторонними лицами.

Домашнее хозяйство направлено в первую очередь на удовлетворение собственных потребностей, а не потребностей рынка. Внешний меновый оборот и рынок возникают во взаимодействии домашних хозяйств, которое связано с трансформацией последних в процессе разделения труда.

Народ, в понимании Шмоллера – совокупность многих лиц, объединенных языком и происхождением, нравами и представлениями о нравственном, а по большей части также правом и церковью, историей и государственным устройством, причем лица эти между собой связаны узами в тысячи и миллионы раз более тесными, чем с другими народами.

Логика эволюции домашнего хозяйства в народное, по Шмоллеру, представлена на рис.2.

Давая далее детальный перечень признаков народного хозяйства, Шмоллер называет таковыми:

  •  общение на основе концентрации и согласия психических сил
  •  свобода внутреннего товарного и трудового рынков
  •  свобода передвижения

  •  национальное разделение труда
  •  современные пути сообщения
  •  правовые и организационные связи (единство хозяйственного законодательства и государственных хозяйственных установлений)
  •  единообразные правила торговли
  •  промышленная и аграрная политика
  •  единообразная налоговая, таможенная и финансовая организация
  •  государственная денежно-кредитная система
  •  система государственных и коммунальных займов
  •  государственное войско, школы, воспитание
  •  государственные пути сообщения
  •  наличие международных договоров

В итоге народное хозяйство предстает составляющей единое целое совокупностью существующих в государстве, стоящих частью рядом, частью одно над другим и взаимно связанных индивидуальных и корпоративных хозяйств, включая и финансовое хозяйство страны. Народное хозяйство, по мнению Шмоллера, зависит от государственного управления, но меньше нуждается в руководстве из центра, чем государство.

Обращает на себя внимание этический аспект объединения домашних хозяйств в народное, лежащий, по мнению Шмоллера, в основе национального (народного) хозяйства. Совокупность домашних хозяйств, объединенных экономическими связями рынка, для классика немецкой исторической школы – еще не народное хозяйство. Последнее возникает лишь с формированием механизма согласованного удовлетворения потребностей, в основе которого лежат разделяемые всеми членами общества нематериальные ценности. Это вразрез идет с представлениями английской классической политэкономии, начиная с И. Бентама   и А. Смита, в которой механизм согласования выстраивается сам собой, как сумма векторов частных экономических устремлений.

Еще более богатую пищу для размышлений на тему о сущности национальной экономики дают исследования К. Бюхера («Возникновение народного хозяйства. Публичные лекции и очерки», 1923) Он развивает тему этической основы народного хозяйства, утверждая, что:

  •  все хозяйственные действия разумно мотивированы, требуя участия высших духовных сил человека;
  •  человек имеет «хозяйственную природу», которая определяет все действия человека, направленные на удовлетворение потребностей;
  •  эта «природа» приобретается человеком в течение жизни.

Народное хозяйство, по определению Бюхера, есть совокупность учреждений, институтов и действий, направленных на удовлетворение потребностей целого народа. Особый предмет его внимания – особые потребности народа, отличные от потребностей отдельных семей, и их генезис. В этой зависимости всех от каждого [специфика формирования потребностей народа, по Бюхеру] народное хозяйство является продуктом всего, лежащего позади нас, культурного развития.

Народное хозяйство распадается на многочисленные отдельные хозяйства (семьи), которые находятся в определенных отношениях друг с другом (имеют обязанности друг перед другом). Вообще «все зародыши развития кроются в первоначальной клеточке общества - семье». Семья = организация замкнутого домашнего хозяйства. Однако, в отличие от Шмоллера, Бюхер выделяет не две, а уже три ступени развития экономики до уровня национальной:

  •  ступень замкнутого домашнего хозяйства;
  •  ступень городского производства;
  •  ступень народного хозяйства.

При этом Бюхер вводит принципиально важный критерий классификаций форм экономического развития: длина того пути, который должен пройти предмет от производителя к потребителю в рамках каждой формы. Причем речь здесь не столько о времени, за которое продукт проделывает этот путь, о количестве его владельцев, которое он меняет на этом пути. Иногда предмет переходит от одного владельца к другому дольше (по времени), чем через пятерых владельцев, но «длина пути» в бюхеровском понимании во втором случае больше.

  1.  Замкнутое домашнее хозяйство (рис.)

В замкнутом хозяйстве:

  •  весь круговорот хозяйственной жизни от производства к потреблению совершается здесь в замкнутом кругу дома (семьи, рода);
  •  характер и размеры производства в каждом доме определяются тем, что необходимо для потребления его членов;
  •  каждый продукт проделывает весь путь от момента получения сырого материала до достижения им окончательной годной для потребления формы в одном и том же хозяйстве и непосредственно переходит в потребление, при котором она (форма) снова уничтожается;
  •  добывающее и расходующее хозяйство не могут быть отделены друг от друга;
  •  доход каждой сообща хозяйничающей группы людей совпадает с продуктом ее труда, а последний в свою очередь совпадает с удовлетворением потребностей, т.е. с потреблением;
  •  у предмета один владелец (производитель совпадает с потребителем), производство и потребление сливаются воедино; они составляют один непрерывный, нераздельный процесс.

Действует принцип «Никуда не годен тот сельский хозяин, который покупает то, что можно произвести в своем собственном хозяйстве» (Плиний). Практически все определяется тем участком земли, которым владеет автономное хозяйство. «Овеществленный человек» - человек, зависящий от земли.

Обмен неизвестен. Человек даже питает отвращение к нему. Не зря в немецком языке глаголы «обменивать» (tauschen) и «обманывать» (täuschen) имеют общий корень, а в ранние времена они означали одно и то же.

Понятие «капитал» включает только основной капитал (орудия + инструменты). То, что обыкновенно называют оборотным капиталом, в замкнутом домашнем хозяйстве является потребительным имуществом, которое мало-помалу становится годным для потребления (сырье или полуобработанные продукты)

Из основных форм получения дохода начинает выделяться одна лишь земельная рента.

Доход есть сумма потребительских ценностей, произведенных в самом хозяйстве, весь продукт, полученный хозяином. К. Бюхер отмечает трудность в отделении дохода от имущества. Трудность возрастает по мере увеличения зависимости хозяйства от стихийных случайностей, т. к. становится необходимым накопление запасов.

Несмотря на отсутствие обмена, К. Бюхер выделяет «кое-какие явления менового характера»: передвижение людей (пример: рабов), перевозка предметов, сообщение известий, передача предметов и услуг. Но всем им не достает самого характерного для менового хозяйства: тесной связи между отдельной услугой и ее вознаграждением с одной стороны и свободного самоопределения отдельных обменивающихся хозяйств с другой. В замкнутом домашнем хозяйстве отношения между господином и слугой, а не между обменивающимися договаривающимися сторонами.

Как бы широко ни развивалось замкнутое домашнее хозяйство при посредстве крепостного и обязанного труда, оно все же никогда не сможет приспособиться к человеческим потребностям и удовлетворить их во всех возможных случаях.

2. Городское хозяйство (рис.4)

                                                           

В городском хозяйстве:

  •  переход к хозяйству непосредственного обмена: производство для личного потребления заменяется производством непосредственно на потребителя. Именно город становится центром промышленности и, вместе с тем, рынком сбыта. Большая часть города (если не весь город) представляла собой обширный рынок. Согласно правилам города, сходные производства находились рядом друг с другом, таким образом, появились улицы: сапожные, кожевенные, ткацкие. Каждый город с окружными селениями (Landschaft) составлял автономную хозяйственную единицу, внутри которой вся экономическая жизнь от начала до конца протекала совершенно самостоятельно (собственные монеты, собственные меры, весы для каждой городской территории). На городском рынке крестьянин сбывал свой излишек и взамен приобретал от горожан то, чего он сам больше не производил, и что теперь исключительно выделывали горожане – промышленные изделия;
  •  обращения предметов не существует;
  •  есть местное разделение труда и профессиональная дифференциация. Две современные категории дохода начинают выступать яснее: земельная рента и заработная плата;
  •  есть элементы кредита, но кредит облекается в форму купли (при немедленном получении эквивалента);
  •  все городское рыночное право сводится к двум главным положениям;
  •  все должно покупаться публично и из первых рук;
  •  все, что может быть произведено в самом городе, должно быть действительно произведено в нем. Изделия ремесла, произведенные в других городах, допускались лишь в том случае, если данное ремесло не имело представителя в городе;
  •  горожанин и крестьянин находятся в отношениях обоюдных заказчиков: в том, что производит один, нуждается другой;
  •  деньги используются только для уравнения разницы в ценности;
  •  большая часть предметов не выходит из того хозяйства, в котором они произведены, меньшая часть путем обмена переходит в другие хозяйства; но путь, который она совершает, очень короток: от производителя к потребителю.

  1.  Народное хозяйство (рис.5)

Для народного хозяйства характерно следующее:

  •  «если в древности в хозяйстве все было направлено к автономному удовлетворению потребностей дома, а в средние века – к обеспечению всем необходимым города, то теперь образуется в высшей степени сложная и искусная система национального удовлетворения потребностей». «Развитие народного хозяйства является плодом политической централизации»46., начавшейся с возникновением территориальных государственных союзов и завершившейся в новое время созданием единого национального государства.

В глубине политического объединения страны, приведшего к развитию государственного абсолютизма, таится всемирноисторическая идея о том, что для новых более значительных культурных задач человечества необходима единая организация целых народов, широкая, живая общность интересов, которая, однако, могла возникнуть лишь на почве общего хозяйства;

  •  появляется действительный кредит. «Имущество богатых горожан вследствие освобождения фондов, помещаемых прежде в форме рент, получило значительно большую подвижность и способность к накоплению»47;
  •  происходит отделение делового капитала от потребительных ценностей: семья перестает быть единственной формой организации производства, и в силу этого «пропитание», как цель производственной деятельности теряет свое значение;
  •  установление единой для всей страны монетной системы вместо многочисленных городских,
  •  издание общих для всей страны постановлений, касающихся торговли, рынков, постепенное образование системы государственных привилегий и концессий;
  •   целям производства служит не только капитал предприятий, но и капиталы, заимообразно предоставленные другим хозяйствам. Появляется «фиктивный» капитал («права ценности»), который, благодаря системе государственного кредита, банкам, страховым учреждениям и приспособленным к ним формам предприятий (АО, ООО), достигает неслыханного развития;
  •  процент на ссудный капитал является той гранью, ниже которой не может упасть доход с промышленного капитала. Следовательно, «денежный капитал поглотит в большей мере промышленный капитал»48;
  •  «свою производительную функцию капитал в состоянии выполнить лишь 1 раз, в то время как он дважды должен принести прибыль: сначала предпринимателю, применяющему его в производстве, а затем ссудившему его капиталисту, который только дал его взаймы и является праздным созерцателем самого производства»;
  •  оборот капитала обычно заканчивается превращением результата производства  в товар (т.е. «предмет, назначенный для всеобщего обмена»)
  •  представители капиталистического строя всюду и нигде, они систематически осуществляют свое могущество не лично и непосредственно, а через подставных лиц, что, с учетом сказанного выше, до бесконечности удлиняет путь продукта от производителя к потребителю.

Причины эволюции замкнутого хозяйства в народное у Бюхера выглядят так: человечество на протяжении истории ставит себе все более высокие хозяйственные цели, достижение которых становится возможным благодаря тому, что труд распределяется между прогрессивно возрастающим кругом населения и, в конце концов, охватывает весь народ, так что все работают для всех.

На пути от замкнутого домашнего до народного хозяйства «удовлетворение потребностей каждого становится все более полным и разнообразным, но в то же время менее самостоятельным и более сложным. Жизнь и труд каждого все более переплетаются с жизнью и трудом других. Но в то же время обеспечение каждого отдельного хозяйства всем необходимым становится более устойчивым и независимым от стихийных случайностей».

На основе  классификации ступеней экономического развития по Бюхеру становится возможной систематизация  признаков народного хозяйства (табл.9). Их анализ, а также сопоставление общих представлений Бюхера о народном хозяйстве позволяет сделать вывод, что этическая составляющая хозяйства, которую он кладет в основу определения национальной экономики, тесно связана с эволюцией человеческих способностей и организации общества. Потребности народа все более формируются людьми не функционально (от нужд пропитания или традиций сословия), а социально – как функция особой формирующейся системы ценностей, осознаваемой и разделяемой всеми, т.е. национальной культуры.Тот факт, что продукт в народном хозяйстве проходит множество рук, неизбежно должен признаваться ценностью в глазах всех его промежуточных владельцев.

Таблица 9. Признаки народного хозяйства в сравнении с предшествующими ему ступенями экономического развития по Бюхеру (разработана автором)

Признак

Замкнутое домашнее хозяйство

Замкнутое городское хозяйство

Народное хозяйство

Длина пути, проходимого предметом

Предмет потребляется в том хозяйстве, в котором произведен

Производящее хозяйство непосредственно связано с потребляющим

Предмет, как в процессе своего производства, так и  в готовом виде проходит через целый ряд промежуточных стадий движения

Назначение продуктов

Все продукты - потребительные ценности

Все продукты – меновые ценности

Все продукты становятся товарами.

Производи-тельные и потребите-льные организации

Каждое отдельное хозяйство – производительная и потребительная ассоциация одновременно

То же в границах города

Производительные и потребительные ассоциации отделены друг от друга49.

Трудовые отношения

Между трудом и руководителем хозяйства постоянные принудительные отношения (рабы, крепостные)

Более или менее продолжительные служебные отношения

Краткосрочные договорные отношения

Потребитель и рабочий

Потребитель сам является рабочим, либо собственником рабочего

Потребитель покупает непосредственно у рабочего его труд или продукт его труда

Потребитель не имеет никакого отношения к рабочему: он покупает товар у предпринимателя или торговца, а тот сам награждает рабочего

Развитие денежных отношений

Деньги совершенно отсутствуют (натуральное хозяйство)

Деньги являются орудием обмена (это денежное хозяйство)

Деньги становятся средством обращения и извлечения дохода (кредитное хозяйство)

Наличие капитала

Капитал почти отсутствует, есть только предметы потребления

Капитал – орудия, сырье (отчасти). Капиталом, доставляющим прибыль, является только торговый капитал

Все ресурсы становятся капиталом (капиталистическое хозяйство)

Формы дохода

Зачатки земельной ренты, доход сложно отделить от имущества

Форму земельной ренты принимает и процент на капитал, предпринимательская прибыль – только в торговле, главная форма заработной платы  – плата потребителя за труд ремесленника

4 отрасли дохода (рентное, предпринимательское, торговое, финансовое хозяйства) явно отделяются друг от друга. Почти весь продукт производства исчезает в обороте.

Уровень профессионализации хозяйства

Профессий нет

Имеются профессиональные ремесленники, но нет предпринимателей. Тот, кто желает заниматься производствам должен его знать.

Наличие коммерчески образованного предпринимателя и большого капитала (фабрика). Знакомство с техникой процесса производства не является безусловной необходимостью для предпринимателя.

Роль торговли

Кочевая, является средством заполнения пробелов автономного производства.

Рыночная, является средством заполнения пробелов автономного производства.

Постоянная, является необходимым звеном между производством и потреблением. Торговля отделяется от транспорта, который получает самостоятельное значение.

Свойства кредитных отношений

Кредит чисто потребительский. Дается под залог самой личности и всего имущества.

Потребительный кредит + кредит под залог недвижимости (практически в форме купли).

Специфическая форма – производительный кредит.

Таким образом, создатель продукта – производитель оказывается «под перекрестным огнем» социальных оценок, чего не было в предшествующих формах замкнутого хозяйства.

Однако ядро системы ценностей, на которой базируется народное хозяйство, в явном виде у Бюхера не обнаруживается. Обнаруживается оно у еще одного блестящего представителя немецкой исторической школы – Ф. Листа («Национальная система политической экономии», 1841). Фактически Ф. Лист  является основателем теории национальных экономических интересов. При этом в отличие от теорий Г.Ф. Шмоллера и К. Бюхера, его теория имеет явный внешнеэкономический аспект.

Теория Ф. Листа опирается на принцип национализма. Национализм в его понимании – среднее между индивидуализмом и человечеством. Вся экономическая теория, в соответствии с этим, имеет три раздела: частная экономия, политическая экономия (национальная экономика в современном понимании) и космополитическая экономия (мировая экономика в современном понимании).

Важнейший тезис теории Листа состоит в том,  что «свободная конкуренция не должна подчинять мировые интересы в рамках всемирной ассоциации интересам одной страны, т.е. свободная конкуренция пригодна только для лиц одной и той же нации». При том, что он вполне близок меркантилизму, все оказывается не так просто. Анализируя причины успеха или неудачи разных стран во внешней торговле (период – первая половина ХIХ в.), Лист называет целую гамму факторов (в терминах, принятых в данной работе, конкурентных преимуществ стран), которые не однозначно нельзя назвать торгово-протекционистскими (табл.10).

Так, мы видим среди них:

  •  географическое положение,
  •  равномерное развитие всех отраслей промышленности,
  •  степень национального единства (проявляющееся, в частности, в способности промышленников поддержать национальную экономику) и чужеземное влияние,
  •  политическое положение страны и ее политические союзы,
  •  структура внешней торговли и эффективность торговой политики,
  •  наличие технологических секретов.

Как видим, перечень факторов вполне актуален для этапа глобализации, которой во времена Листа еще и в помине не было. Сердцевина исследования Листа – теория производительных сил, базирующаяся на следующих формулах:

1) Сумма богатств отдельных граждан  < богатство страны

2) Богатство страны = Сумма богатств отдельных граждан  + Способность создавать богатство (производительные силы)

Лист приводит пример-притчу важности производительных сил как составляющей богатства, суть которой такова. Отцы двух семейств располагают одинаковым состоянием. Один из них разделил свое состояние на равные части и оставил в наследство своим сыновьям. Другой же вложил все деньги в образование своих детей. В результате, после смерти отцов, дети первого получают


Страна

Выгоды местоположения

Экономика

Причины упадка

Необходимые меры

Итальянцы

Благоприятный климат

Равномерное развитие всех отраслей промышленности, мореходства.

Недостаток национального единства, чужеземное влияние и появление в Европе сильных объединенных наций.

Ганзейцы

(германский союз)

Умеренный пояс

Сильная промышленность, развита неэффективная торговая политика: обмен своего сырья на импортные товары.

Торговля не была национальной, т.е. не способствовала развитию внутренних сил и не имела опоры в политическом могуществе. Политика посредничества

Введение протекционистской системы.

Нидерландцы

Умеренный пояс

Развитая промышленность (секрет соления сельди).

Слабый национальный дух, подорванный революцией в Англии, что привело к эмиграции, несостоятельность частных промышленников поддержать национальную экономику.

Образование союза с Бельгией и Германией.

Англичане

Умеренный пояс

Развитие всех отраслей хозяйства (в том числе морской торговли).

Действовали по правилу: «продавать фабрикаты, покупать сырье»; протекционистская политика.

Испанцы и португальцы

Жаркий пояс, выход к морю

Развитие земледелия, промышленности, торговли.

Открытие Америки: обмен покупных товаров на драгоценные металлы из своих колоний, вместо того, чтобы развивать свое производство.

Развитие промышленности

Французы

Благоприятные климатические условия

Раннее развитие промышленности, правильная внешнеторговая политика: экспорт товаров и импорт сырья

Бесконтрольная торговля с Англией, которая превосходила Францию по уровню развития, т.к. из Франции вывозились дорогостоящие предметы роскоши, а ввозились предметы первой необходимости.

Развитие промышленности

Русские

Умеренный пояс, выход к морю

Промышленное развитие – с Петра I. Возникновение самостоятельной торговой системы – 1821 г.

Принцип свободной торговли (вывоз сырья и ввоз товаров).

Протекционистская политика, которая в середине 19 в. вернула стране былую мощь.

Североамериканцы

Благоприятный климат, выход к морям

Недостаточно развито промышленное производство

выход к морям, умелая торговая политика, протекционистская система


определенные ограниченные суммы денег, дети же второго способны сами, используя имеющиеся средства и приобретенные знания и навыки преумножать капитал отца и зарабатывать новый. Таким образом, выигрывает второй из отцов.

И далее – важнейшие выводы Листа в связи с этим:  «Национальная экономия – наука, которая, признавая существующие интересы и индивидуальные условия наций, учит, каким образом каждая из них может возвыситься до той же степени экономического развития, при которой ее ассоциация с другими нациями равной культуры на основании свободной торговли становится возможной и выгодной»50. Фактически эта мысль Листа о равноправном сотрудничестве согласуется с теми тезисами о сути глобальной конкуренции, которые были высказаны мною в гл.1.

«Нация должна жертвовать материальными богатствами и переносить … лишения для приобретения умственных и социальных сил ради выгоды в будущем»51.

«Те нации, которые благодаря своему нравственному, умственному, социальному и политическому потенциалу чувствуют себя способными к развитию промышленности, должны обратиться к протекционистской системе как самой действенной»52. Эта система заключается не только в поддержании материального производства, но и интеллектуального потенциала страны, следовательно, здесь Лист входит в конфликт с А. Смитом, который отрицал значение умственного труда (суд, образование, наука и т.д.) и выходит за узкие рамки обычного меркантилизма, который также призывал защищать материальное производство, а не интеллектуальный потенциал.

Таким образом, внациональной экономике воспроизводятся виды деятельности не только с непосредственными (материализуемыми в натуральном, денежном или ином доходе), но и с косвенными (неотчуждаемыми от человека, проявляющиеся лишь в долгосрочной перспективе) результатами. Признак культуры в экономике – роскошь непроизводительного (неутилитарного) присвоения благ, которую она может себе позволить. Нахождение особых способов включения в воспроизводственный ццикл благ с длительным циклом воспроизводства (невоспроизводимых благ) – тоже неотъемлемая черта национальной экономики.

Национальной экономике небезразлично, каким образом она ведется, в каких видах деятельности вращаются ресурсы, каковы типичные источники дохода и богатства.

Национальная экономика, таким образом, хотя и связана с территорией, однако более важным для нее становится не территориальный, а социокультурный аспект хозяйственной деятельности. «Хотя американское превосходство в международном масштабе неизбежно вызывает представление о сходстве с прежними имперскими системами, расхождения все же более существенны. Они выходят за пределы вопроса о территориальных границах: Все вышеупомянутое подкрепляется широким, но неосязаемым [выделено мною – К.Р.] влиянием американского господства в области глобальных коммуникаций, народных развлечений и массовой культуры»53 

Глобальная конкурентоспособность, то есть продуктивная хозяйственная деятельность нации возможна. Возможно воплощение собственной системы ценностей нации в результатах этой деятельности. Это продемонстрировала Япония, это демонстрируют новые индустриальные страны и Китай. Наконец, это демонстрируют Соединенные Штаты Америки, превращая образцы своей культуры в общепринятые мировые ценности.

Если глобальная экономика – мировой конструктор, который можно собрать любым способом; национальная экономика – определенный конструктор, который собирается только в определенной конфигурации, и эта конфигурация – есть культура нации, ведущей открытое хозяйство. Если страна не выработала приемлемую для себя конфигурацию на своей экономической территории, ее «собирают» за пределами ее экономической территории. Национальная экономика – тонкая система распределения хозяйственных операций страны на ее территории или за ее пределами в интересах нации и в условиях расширения глобальной экономики. Национальная экономика – это часть экономики страны, отвечающая национальным интересам.

Национальная экономика – это экономика, сохраняющая и расширяющая хозяйственную культуру, ядро и национальную диаспору за рубежом – т.е. основанная на осознаваемых способах получения дохода как части системы ценностей (национальной хозяйственной модели).

Нельзя здесь не согласиться с В.Д.Щетининым, утверждающим, что «Национальные приоритеты не должны приноситься в жертву безликому международному стандарту»54.

Национальная экономика – это экономика страны, обладающей глобальной конкурентоспособностью.

В итоге мы приходим к  следующим характеристикам национальной экономики, в отличие от экономики страны. В перечислении этих признаков мы будем руководствоваться как выводами и обобщениями, полученными в первой главе так и результатами анализа существа национального хозяйства, полученными в данном параграфе.

Национальная экономика – это часть экономики страны, обладающая  следующими отличительными свойствами:

  •  общность норм и правил хозяйственного поведения субъектов, основанных на системе ценностей народа (нации) и не меняющихся под воздействием внешних влияний;
  •  воплощение этих норм в производительные способности народа (нации) (человеческие ресурсы, человеческий капитал) и его сознательную организацию;
  •  способность к непрерывному воспроизводству этих производительных способностей, а через них к воспроизводству материальных благ;
  •  способность к включению в мирохозяйственные связи и получению своей доли мирового дохода через  воспроизводство собственных человеческих ресурсов (человеческого капитала) нации, т.е. обладание социальной и хозяйственной конкурентоспособностью;
  •  способность на этой основе управлять интернационализированными воспроизводственными циклами, в которые вовлечена страна
  •  способность проводить независимую политику в рамках свободы торговли (открытых внешнеэкономических отношений с другими странами) за счет обладания основанными на производительных способностях нации конкурентными преимуществами;
  •  способность успешно участвовать в глобальной конкуренции.


2.2. Воспроизводственно-процессный подход к анализу глобальной конкурентоспособности

Моделирование национальной экономики в мирохозяйственных связях требует выбора базовой единицы. У Э.Г. Кочетова существует, как нам кажется, необходимое для этого понятие воспроизводственных цепей и воспроизводственных ядер, правда в явном виде он их не идентифицирует и не классифицирует. Он их подразумевает, разворачивая концепцию геоэкономического устройства мира. «Специализацию» стран («технологические республики», «страны-рабочие», «сырьевые страны») и модели их внешнеэкономических связей («торгово-посредническая», «снабженческо-сбытовая», производственно-инвестиционная») он выделяет, лишь подразумевая, но в явном виде не обозначая, на каких воспроизводственных цепях они строятся.

Р. Вернон и П. Кругман базовых единиц учета и моделирования не выделяли, но своей фундаментальной теорией жизненного цикла продукции дают возможность продолжить размышления о циклах жизни. Только уже - применительно к стране, продукты эти придумывающей (производящей, продающей). В табл. 2, иллюстрирующей эту теорию, можно увидеть, как меняется состав операций, выполняемых страной на своей административной территории и за ее пределами, на разных стадиях жизненного цикла продукта, разработанного ее резидентами. А как будет выглядеть жизненный цикл страны, если она сама не разрабатывает оригинальных идей? А как он будет выглядеть, если она и массового производства конечных товаров не имеет? От чего зависит, каким способом страна обеспечивает свое материальное благосостояние? Почему разные страны по-разному добывают свой хлеб?

Новые идеи, касающиеся моделирования процессов хозяйственной деятельности стран появились уже в эпоху глобализации. Так, К.Саломон уже в 2000 году модифицировал предложенную Верноном и Кругманом воспроизводственную цепочку жизненного цикла продукта как последовательность процессов хозяйственной деятельности: «…в этих эпицентрах [США, Западная Европа, Япония.- К.Р.] накапливаются все научно-технические, производственные и финансовые ресурсы. Так в метакультурном периоде изменилась последовательность экономических процессов: [Фундаментальные научные исследования] – [Создание технологических и технических инноваций]– [Производство товаров на основе передовых технологий] – [Создание и передача культурных парадигм магистральными каналами связи] – [Распространение товаров мировых корпораций]»55.

Таким образом, стоит задача классификации видов деятельности, которые страна

  •  в зависимости от этапа своего развития,
  •  в зависимости от сложившегося в ней образа жизни и деятельности

выполняет сама (своими резидентами) и которые она не выполняет, передавая (не передавая) их выполнение нерезидентам с учетом того, что страна – это не просто хозяйственная, но и социальная общность, т.е. операции, выполняемые ею, могут быть направленными как на достижение материальных результатов, так и на развитие человеческой личности и всего сообщества, проживающего на ее территории.

Решая эту задачу, я исхожу из нескольких принципиальных положений, которые определяют в дальнейшем весь ход построения методологии странового анализа.

Первое методологическое правило состоит в том, что за базовую единицу анализа, оценки, а в дальнейшем, возможно, прогнозирования и планирования национальной экономики следует брать процесс, приносящий стране результат определенного качества.

В связи с этим стоит обратиться к различиям разных подходов к экономическому анализу. Экономические процессы можно отображать несколькими способами, в зависимости от того, какие классификации деятельности и ее субъектов положены в основу анализа.

Одна и та же трансакция (сделка) может быть отображена как взаимодействие субъектов (субъектный подход) (рис.6а) и как преобразование ресурса в продукт (процессный подход) (рис.6б). Ресурс при этом – любой исходный материальный, денежный или информационный запас, продукт – тот же запас после обработки (передачи).

В рамках субъектного подхода обезличенными являются ресурсы и конечные результаты  сделок, в рамках процессного – субъекты сделок. Ни один из подходов, таким образом, не дает целостной картины экономического воспроизводства сам по себе – имеет смысл и на практике проводится совместное их применение.

Однако результаты применения могут быть различными, в зависимости от того, какие признаки положены в основу классификации субъектов, с одной стороны, и процессов, с другой.

Основой системы экономической информации в стране является система бухгалтерского учета, которая на макроуровне экономики агрегируется в систему национальных счетов (СНС). Каковы принципы группировки (агрегирования) в этой системе? Каковы признаки классификации экономических субъектов и операций в ней?

Согласно, методологии СНС56, группировка экономики по секторам – центральная проблема в статистической модели рыночной экономики.

Акцент в СНС делается на анализ процессов в рамках институционных секторов экономики на основе секторальных счетов, объединяющих группы экономических (институционных) единиц, однородных, с точки зрения выполняемых ими в экономике функций, а также методов финансирования издержек и источников доходов.

Сектор представляет собой совокупность институционных единиц (т.е. хозяйствующих субъектов, которые могут от своего имени: владеть активами, принимать обязательства, осуществлять экономическую деятельность и операции с другими единицами), однородных с точки зрения выполняемых функций и источников финансирования.

В табл.11 представлено описание секторов экономики, классифицированных по данному признаку.

Таблица 11. Характеристика секторов экономики по методологии СНС

Сектор экономики

Характер функций

Источник формирования ресурсов

Домашние хозяйства (домохозяйства, население, потребители)

Потребление, а также предпринимательская деятельность населения по производству продуктов и услуг, которую невозможно ни с юридической, ни с экономической точки зрения отделить от домашнего хозяйства ее владельца.

Наемный труд в других секторах экономики, собственная производственная деятельность, неотделимая статистически от потребления

Нефинансовые предприятия

Производство продуктов и нефинансовых услуг для реализации по ценам, возмещающим издержки производства (в ряде случаев часть издержек может покрываться за счет субсидий и дотаций из госбюджета)

Поступления от реализации продукции

Финансовые учреждения

Финансовые операции на коммерческой основе (коммерческие кредитные учреждения) и операции по страхованию (страховые учреждения)

Прием депозитов; выпуск векселей, облигаций или других ценных бумаг.

Государство (правительство, администрация)

Предоставление нерыночных услуг, предназначенных для, коллективного потребления, а также перераспределение национального дохода и богатства.

Обязательные платежи, производимые единицами, принадлежащими к другим секторам.

Некоммерческие организации, обслуживающие домашние хозяйства

Оказание нерыночных услуг для особых групп домашних хозяйств

Добровольные взносы и пожертвования домашних хозяйств и  доходы от собственности

«Остальной мир»

Внешняя торговля, международное движение ресурсов, международные кредитно-финансовые отношения

Отношение к подобной классификации у автора сложное. С одной стороны, она довольно ясная и прозрачная, поскольку позволяет однозначно отнести тех или иных субъектов хозяйственной деятельности (институционные единицы) к тому или иному сектору – уже по их юридическому статусу и (или) уставным целям.

С другой стороны, экономический аспект такой классификации явно слабее. Причем слабее именно потому, что, вопреки утверждениям авторов данной системы, не позволяет использовать ее «для изучения поведенческих взаимоотношений между экономическими агентами», поскольку, с экономической точки зрения, субъектов   «со сходными задачами и типами поведения и способами получения доходов» в этой классификации нет. Юридический статус или уставная цель – это еще не способ получения дохода.

Анализ группировки экономических операций, т.е. процессов, на которых построена СНС, позволяет убедиться в том, что для нее действительно характерен примат юридического подхода к экономическому анализу, в рамках которого изначально фиксируется группа субъектов, а затем под эту группировку субъектов набираются операции, которыми они связаны.

В разрезе секторов экономики для взаимосвязанной характеристики их функционирования методологией ООН предусмотрена разработка системы счетов, обеспечивающей взаимосвязанный анализ основных стадий экономического производства товаров и услуг, образования, распределения и перераспределения, а также использования доходов на конечное потребление и сбережение в рамках каждого сектора (Приложение 1).  То есть в основу классификации процессов и операций положена та же формула воспроизводственного цикла «производство-распределение-обмен-потребление», что использовалась предшественником СНС – балансом народного хозяйства.  В принципе, ничего плохого в этом нет, если аналитика интересует юридическая (бухгалтерская) правильность прохождения материальных ценностей и денег по счетам.

Если же его интересуют способ производства и способ потребления, такого воспроизводственного цикла как концептуальной основы построения системы экономической информации, явно недостаточно. Во-первых, выпадает вся стадия подготовки производства в виде фундаментальных и прикладных научных исследований. Если иметь в виду особенности постиндустриального развития и тем более особенности глобализации, это недопустимо. Поэтому в основе базового воспроизводственного цикла должна лежать идея жизненного цикла продукта, и никак иначе!

Во-вторых, в цикл «производство-распределение-обмен-потребление» не попадает социальная сфера как сфера воспроизводства человека (не как потребляющего, а как деятельного субъекта), а между тем, как мы выяснили в предыдущей главе – это тоже атрибут постиндустриальной экономики периода глобализации.

В- третьих, в цикле «производство-распределение-обмен-потребление» никак не учтена деятельность, связанная с возобновлением окружающей среды: «Нет формулы «природа-деньги-природа», нет механизма саморегуляции процесса взаимосвязи человеческого хозяйства и природных ресурсов». Нет формулы, а должна быть.  

Примечательно, что и базовая классификация экономических операций абсолютно нейтральна к качеству конечного результата деятельности для задействованных в них субъектов.

Экономические операции в СНС делятся на три основные группы: а) операции с продуктами и услугами; б) распределительные операции; в) финансовые операции.

Операции с продуктами и услугами относятся к производству, обмену и использованию продуктов и услуг в отраслях и секторах народного хозяйства. Они включают не только операции с продуктами и услугами, произведенными в данный период, но и операции с уже существующими продуктами, т.е. с продуктами, произведенными в прошлые периоды, и импортными.

Распределительные операции – это операции, цель которых – распределение и перераспределение добавленной стоимости, созданной производителями, а также перераспределение сбережений.

Финансовые операции связаны с изменениями финансовых активов и пассивов в различных секторах экономики.

Между тем и операции с продуктами и услугами, и распределительные операции, и финансовые операции могут быть частями совершенно разных воспроизводственных циклов, причем финансироваться могут совершенно разные по качеству проекты, и распределяться финансовые потоки могут с совершенно разными целями, и производиться продукты и услуги могут по-разному и с разными результатами.

Пример издержек применения «юридического», идущего от субъектов и пренебрегающего процессами, подхода к управлению экономикой  – переход к рыночным реформам в СССР (России) в начале 90-х годов, когда фактически всё вылилось в очередную смену «вывесок». Считая, что для перехода к рынку у нас, как и у экономически развитых стран (на которые мы, естественно, хотим стать похожими), должны быть рыночные институты - частная собственность, биржи, банки, коммерческие кредиты и длинный перечень других структурных атрибутов рыночной экономики - мы забыли (или сознательно вынесли «за скобки») о том, чем они будут заниматься. В итоге получались странные несоответствия: долгожданный рынок почему-то не работал.

Так, в первые годы реформ получилось, что централизованное снабжение ещё сохранялось, то есть предприятия по разнарядке должны были поставлять друг другу продукцию (ресурсы), а вместе с тем уже появились новые институты - товарно-сырьевые биржи. На каких ресурсах они функционировали, почему они получили большие доходы? Почему биржевой рынок активно развивался в 1990-91 гг. и даже немного в 1992 г.? Потому, что ещё сохранялась централизованная система распределения ресурсов, был дефицит ресурсов, и биржи на этом делали доходы. Как только централизованное снабжение было упразднено, само собой «упразднилось» большинство бирж.

Система коммерческих банков просуществовала безбедно до 1998 года, хотя в реальном секторе экономики страны уже была разруха Причиной этому была нехватка денег в стране из-за нетоварного характера производства в реальном секторе и отчасти – из-за политики правительства, а не хорошая работа банков. Поэтому, как только «шальные» деньги из госсектора напрямую – через систему уполномоченных банков - или косвенно – через рынок ГКО или массу других схем – перестали течь в банковский сектор, тот «благополучно» сократил обороты в несколько раз и наполовину, а то и более, самоликвидировался.

Поэтому наличие в стране структур рыночной экономики не является признаком наличия рынка. Главное - что они делают для конечного макроэкономического результата, и, следовательно, какие схемы работы (зарабатывания денег) практикуют. Объект банковских вложений - торговые, финансовые, спекулятивные операции, дефицит государственного бюджета, производство, –это совершенно разные источники доходов, разные схемы работы и разные результаты для самих банков и для страны в целом. При этом  юридически все эти операции являются финансовыми и осуществляются они в рамках сектора с одним и тем же названием.

Здесь и возникает различие субъектного и процессного подходов. В рамках процессного подхода неважно, кто финансирует – государственный или коммерческий банк. Главное - наличие или отсутствие воспроизводственной цепочки, воспроизводственного цикла. Если его нет (то есть, нет процесса), значит, нет и результата, даже если есть институт, имеющий формальный юридический статус 57. А реальная цепочка, схема, результат может возникнуть и в деятельности государственных структур. Таким образом, процессный подход аполитичен, для него безразлично, в какой политико-экономической системе совершаются процессы: главное, чтобы процесс имел место, и чтобы у него на выходе был результат.

Пример подобного же рода, но имеющий внешнеэкономический аспект – финансовый кризис 1998 г. Операции по заимствованию у нерезидентов и возврату долгов фиксировались в платежном балансе СНС.  Более того, заемный процесс довольно легко планируется, и даже существующая методология учета внешнеэкономических сделок капитального характера позволяет предсказать тенденцию внешнего государственного долга и процентную нагрузку на государственный бюджет.

Однако насколько прозрачно отражается на счетах механизм использования заемных средств? Ведь совершенно очевидно, что не сами по себе внешние заимствования и даже не их объем стали причиной финансового кризиса 1998 года, а именно неэффективное движение заемных денег. В принципе, государство могло их потратить столь же разнообразно, сколь разнообразными могут быть любые банковские вложения.

Кстати, совершенно не факт, что текущие направления расходования внешних займов менее эффективны, чем инвестиционные. Ведь  текущие расходы государства (социальные трансферты, пенсии и т.п.) теоретически могут создать приток внутреннего спроса и увеличить оборотные средства нефинансовых предприятий, чем вызвать рост оборотов и налоговых платежей. Весь вопрос, опять-таки, в цепочке, по которой пойдут (или не пойдут) деньги. Судя по тому, что объем неплатежей по выплатам населению увеличивался на протяжении всего периода роста пирамиды ГКО, деньги действительно были истрачены не на текущие социальные расходы государства. Но как бы то ни было, куда идут деньги, из счетов СНС не видно. Видно, что они идут на потребление или накопление, видно что они переходят от субъекта к субъекту, но «концов» этих переходов не найти. Можно сделать выводы на основе косвенного анализа концентрации потоков через счета отдельных секторов, но эти выводы будут весьма приблизительными.

Подобным же образом не поддается инструментальному анализу структура привлекаемых в страну финансовых средств частного сектора. По данным СНС можно с уверенностью говорить лишь о  влиянии движения капитальных активов за рубеж (из-за рубежа) на общее состояние платежного баланса (источники финансирования дефицита по текущим операциям и движение официальных резервов). Как оно может сказаться хотя бы на динамике материальных активов внутри страны, не говоря уже о динамике научно-технических заделов и прочих  тонких вещах, из анализа платежного баланса неясно. В принципе, может быть, он для этого не приспособлен – на то он и платежный. Однако в рамках СНС не существует дополняющей его системы учета изменений в неденежных составляющих национального богатства.

Необходимость введения процессного подхода в макроэкономический анализ может быть проиллюстрирована не только примерами странового и международного масштаба, но и примерами из местной экономики России. На заседание совета депутатов г. Александрова Владимирской области было вынесено предложение о финансировании строительства реабилитационного медицинского центра для детей-наркоманов. Была уже рассмотрена смета, но вдруг один из депутатов задает вопрос: «А почему реабилитационный центр? Давайте посмотрим, а почему вообще и где именно возникает проблема наркомании?». Дальнейшее обсуждение выявило следующее.

Во-первых, рассадником наркомании стала школа. Во-вторых, чего-то важного не делает для предотвращения наркомании семья: там дети почему-то не хотят жить, почему-то бегут на улицу или на дискотеку. В-третьих - на этой улице или на этой дискотеке наркотики продаются совершенно свободно.

Значит, проблема наркомании, – во-первых, проблема  школьного образования, во-вторых, проблема семейного воспитания, в-третьих, проблема милиции, и, может быть, только в-четвертых, – проблема реабилитационного центра. Значит, мы должны посмотреть, от чего возникает проблема, выстроить цепочку получения проблемного (негативного) результата, лишь после этого посмотреть, что за субъекты в ней задействованы, и в итоге финансировать связанные мероприятия вдоль всей цепочки, а не тратить деньги на содержание только  реабилитационного центра, который фактически «сидит» на последствиях. В итоге может оказаться, что как раз ему-то окажется нужно денег менее всего. Но методология бюджетного планирования, что на местном, что на федеральном уровнях ориентирована на финансирование структур, а не на финансирование решения проблем, а это, как мы видим разные вещи.

Таким образом, в рамках СНС воспроизводственные циклы с качественно разными результатами явным образом не учитываются. Правда, помимо секторальных, есть еще и отраслевые классификации. Может быть, недостатки секторальных, увязанных с воспроизводственным циклом типа «производство-распределение-обмен-потребление», преодолеваются в отраслевых классификациях? Ведь среди отраслей, представленных в СНС, присутствуют и научная деятельность, и социальная сфера, и экологическая деятельность?

Обратимся к сути отраслевых классификаций. В отечественной статистической практике существуют два понятия отраслей: хозяйственные и чистые.

Хозяйственная отрасль – сложившаяся совокупность предприятий и организаций, объединенных общностью функций, выполняемых ими в процессе общественного разделения труда.

В СНС к отрасли относятся все производители с однородным производством, т.е. производящие один вид либо группу однородных продуктов или услуг.

Отрасль – совокупность производственных единиц, являющихся обособленными структурными образованиями, способными от своего имени владеть товарами или активами, получать доходы и расходовать эти средства. Это предприятия и подразделения предприятий, размещенные на одной территории (в одном лице), занятые преимущественно одним видом производственной (невспомогательной) деятельности, в котором на долю основной деятельности приходится большая часть выпуска. В тех случаях, когда институционная единица состоит из одного предприятия, эти две структуры совпадают. Предприятия, занимающиеся одновременно несколькими видами производственной (невспомогательной) деятельности, для отнесения к соответствующим отраслям разделяются на заведения. На практике такое разделение осуществляется в зависимости от возможности получения информации об основных показателях деятельности заведения: объеме производства, затрат, прибыли, численности занятых и т. п.

Набор видов деятельности, охватываемых отраслью, идентифицируется в соответствии с классификацией продуктов. Отрасль производит только товары и услуги, которые определены в классификации.

Отрасли в СНС классифицируются по четырем категориям:

  •  отрасли, производящие товары и рыночные услуги, т. е. рыночные отрасли;
  •  отрасли, производящие нерыночные услуги силами государственных учреждений;
  •  отрасли, производящие нерыночные услуги силами частных некоммерческих организаций
  •  отрасли, оказывающие нерыночные услуги, производимые домохозяйствами, т. е. домашние услуги.

Группировка по отраслям используется при изучении процесса производства ВВП и для составления баланса между ресурсами и использованием продуктов и услуг.

Единица однородного производства может соответствовать институционной единице или ее части, но она никогда не может принадлежать двум разным институционным единицам. На практике большинство производящих единиц заняты разными видами деятельности. Это может быть:

  •  основная деятельность,
  •  вторичная (неосновная) деятельность, т. е. относящаяся к другим отраслям,
  •  вспомогательная деятельность (управление, снабжение и сбыт, хранение, ремонт и т. д.).

Вторичные виды деятельности разделяются на несколько единиц однородного производства и отделяются от основной. Вспомогательная деятельность не отделяется от основной или вторичной деятельности.

Чистая отрасль определяется как совокупность единиц, производящих один вид или группу однородных продуктов и услуг (одного и того же конечного назначения); в отечественной практике она использовалась при характеристике межотраслевых производственных связей для расчета коэффициентов прямых и полных затрат одной отрасли на производство продукции или услуги другой отрасли. Именно это понятие и применяется в СНС (см. Приложение 2).

Группировка производителей по отраслям подчеркивает технико-экономические аспекты производственных отношений независимо от институционного статуса данной единицы (самостоятельные предприятия и организации или их подразделения).

В чем недостатки отраслевых классификаций деятельности?  Является наличие в стране отраслей высоких технологий признаком ее конкурентоспособности? Формально – да, ведь именно наличие таких продуктовых видов деятельности является основанием для того, чтобы страна начала «раскручивать» жизненные циклы очередной группы продуктов, одновременно выстраивая варианты пространственного размещения звеньев цепочки по всему миру.

Допустим, что так. У России такой научный потенциал ВПК, что Америка не догадается никогда, как сделан «Тополь» и подобные ему продукты. Но обладает ли страна конкурентоспособностью в области высокотехнологичных продуктов ВПК на мировом уровне? Нет, поскольку она потеряла рынки, а вновь вернуться на них очень трудно. Значит, наличие отраслей – продуктовых видов деятельности - так же, как и наличие определенных институтов и структур, не является достаточным условием обретения страной конкурентных преимуществ высокого порядка.

Важным, как и во времена меркантилизма и классического капитализма остается вопрос о том, кто управляет ценами, сбытом и финансированием. Это, кстати, во многом объясняет, почему экономически развитые (т.е. эксплуатирующие преимущества высокого порядка) страны столь последовательны в своей политике двойных стандартов по поводу таможенных барьеров, пошлин, квотирования и т.п. (см. п.1.2). Роскошь тратиться на долгосрочные проекты не возникает из ничего– ее надо постоянно питать доходами, полученными в обычных видах деятельности.

Столь развитые искусство и философия в Древней Греции, например, не были бы возможны как массовое явление без войн за рабов, а впоследствии колониальной торговли. И постиндустриальное общество, в свою очередь, не само из себя выросло, а имеет постоянно действующие вполне индустриальные и даже доиндустриальные механизмы финансирования.

Таким образом, для выявления конкурентных преимуществ страны отраслевой анализ (по продуктовым видам деятельности) недостаточен, нужен воспроизводственно-процессный, охватывающий помимо продуктово-производственной стадии еще и всю сферу обращения, в которой если не создается, то, во всяком случае, перераспределяется и управляется львиная доля цены, а, следовательно, и дохода всех участников воспроизводственной цепочки.

На необходимость различать отраслевой и воспроизводственно-процессный подходы при анализе конкуренции, по существу, указывает и А.Ю.Юданов: «Попробуем посмотреть на опыт фармацевтики шире. Одно и то же поведение оказывается полезным для некоторых фирм и совершенно ошибочным для других компаний. Обязательно ли должны компании наукоемких отраслей выделять значительные средства на НИОКР? Казалось бы, сами условия задачи (наукоемкая отрасль!) подталкивают к положительному ответу на этот вопрос. Но верным является все же отрицательный: нет, все зависит от того, производством каких товаров занята данная компания. Большие затраты на науку и впрямь совершенно необходимы для крупной фирмы-изготовителя оригинальных препаратов. Но с гарантией разорят (через рост издержек) мелкого производителя «джинерика» [компанию-копииста, заимствующую чужие изобретения - К.Р.]”58.

В приведенном им примере компании одной отрасли – высокотехнологичной по общепринятым стандартам – совершенно разные с воспроизводственной точки зрения: одни сами осуществляют НИОКР, другие – заимствуют чужие изобретения. При этом ни то, ни другое не гарантирует успеха само по себе, об этом говорит и М.Портер: «Прибыльность отрасли не зависит от того, что представляет собой ее продукт, является ли он результатом высокой или низкой технологии… Некоторые вполне обычные отрасли, такие как торговля зерном или производство штемпелевальных машин для почты, являются исключительно доходными. Одновременно некоторые более престижные, высокотехнологичные отрасли вроде производства персональных компьютеров и кабельного телевидения не прибыльны для многих действующих в них фирм»59.

Приведенный пример, во-первых, свидетельствует о том, что разные фирмы эксплуатируют разные конкурентные преимущества, и что вопрос их конкурентоспособности в том, чтобы уметь эксплуатировать именно те, что они имеют.

Во-вторых, – это уже мой вывод – страны, судя по всему, тоже не должны обязательно стремиться к повышению уровня конкурентных преимуществ своих фирм, поскольку необходимо, в самом деле, отработать вначале умение создать условия для фирм, обладающих низкими преимуществами. Но, самое главное, прежде всего страны должны научиться различать уровень конкурентных преимуществ у своих предприятий, не путая отрасли с процессами. В противном случае так же, как фирма в примере Юданова может «прогореть» на НИОКР, страна может «прогореть» на поддержке этой фирмы.

Методологические же выводы анализа отраслевых классификаций таковы:

  •  чистая отрасль не может быть базовой учетной единицей именно потому, что она чистая, т.е. поскольку  за ней не стоит реального механизма образования и распределения стоимости;
  •  за хозяйственной отраслью стоит такой механизм, но и она не может быть базовой учетной единицей, потому что может быть лишь частью хозяйственного цикла;
  •  как чистая, так и хозяйственная отраслевые классификации используются для учета результатов деятельности в течение выбранного периода времени (как правило, года), в то время как реальные результаты хозяйственной деятельности во многих отраслях (особенно это касается отраслей 17-27 – социальной сферы – см. Приложение 2) отложены во времени и реализуются только в последующие периоды. В итоге оценка результатов деятельности  подобного рода в данном году сводится к суммированию затрат на содержание учреждений, занимающихся этими видами деятельности по своим уставным задачам. А это, как мы видели, далеко не объективная и не операциональная (не поддающаяся непосредственному использованию при принятии решений) оценка.

В связи с этим стоит еще раз обратиться к декларируемым целям группировок и классификаций, применяемых в СНС: «создание предпосылок для статистической характеристики, анализа и прогнозирования потоков товаров и услуг, доходов и расходов, капитала и финансовых операций, а также для изучения поведенческих взаимоотношений между экономическими агентами. Она обеспечивает изучение финансовых активов и пассивов институционных единиц. Разделение всей экономики по секторам посредством группировки институционных единиц со сходными задачами и типами поведения и способами получения доходов делает счета системы более полезными для комплексного экономического анализа, создает возможность для отслеживания и направления деятельности отдельных групп институционных единиц при проведении определенной экономической политики»60

С первой частью декларации невозможно не согласиться: действительно, задача учета финансовых потоков и счетов здесь решается. Другой вопрос: как могут быть использованы результаты подобного учета.

О чем может говорить, например, перераспределение денежной массы со счетов нефинасновых предприятий  на счета нефинансовых предприятий? И об улучшении оборачиваемости средств реального сектора (увеличилось вовлечение их в оборот), и об обратном (банки «крутят» текущие счета предприятий в коммерческих схемах). Ни то, ни другое явным образом не отслеживается, поскольку СНС не моделирует воспроизводственный процесс как целое -   она учитывает его части, каждая из которых сама по себе ни о чем не говорит.

О чем может говорить рост производства в сырьевых отраслях при падении в космической? И о снижении технологического уровня (сами названия отраслей о многом говорят), и о его росте (если рост сырьевых отраслей происходит на базе передовых технологий добычи, а в космической прекращено финансирование явно неконкурентоспособных проектов, типа «Бурана»). Явно опять ничего не обнаруживается.

О чем может говорить приток прямых инвестиций в платежном балансе? О технологическом развитии страны (если в стране размещаются воспроизводственные циклы с НИОКР) и о технологической деградации (если размещаются заводы по утилизации ядерных отходов, ввозимых из-за рубежа).

 

Таким образом, можно достаточно твердо говорить о неинструментальности отраслевых классификаций СНС, т.е. о ее неспособности стать аналитическим инструментом принятия управленческих решений на макроуровне..И одновременно – второе методологическое правило – о примате процессного подхода над отраслевым

Реализация воспроизводственно-процессного подхода может быть представлена таким образом (см. рис.7)

В данном случае ресурс – это любая составляющая национального богатства по классификации системы национальных счетов, продукт – это любое произведенное (по терминологии СНС) благо, воспроизводственный процесс – это любой экономический процесс из тех, которые традиционно относят к экономическим («производство, распределение, обмен, потребление»), т.е. любой процесс превращения ресурса в продукт (он же процесс воспроизводства ресурса за счет продукта) организованными человеческими усилиями.

Обратимся в связи с этим к классификации элементов национального богатства, даваемой СНС (Приложение 3). Ее анализ дает возможность сделать следующие выводы:

  •  классификация построена таким образом, что она не позволяет на инструментальном уровне связать какой-либо воспроизводимый элемент национального богатства с каким-либо результатом хозяйственной деятельности, качественно отличающимся от других результатов. Ясно, что и финансовые, и нефинансовые активы (первая классификационная группа) могут вращаться в различных воспроизводственных цепочках, т.е. быть более или менее значимыми элементами национального богатства для экономики;
  •  в классификацию, предлагаемую СНС, не входят ряд несомненных благ, по существу, составляющих весьма солидную и определяющую часть национального богатства, но трудно учитываемых. Нельзя сказать, что трудно учитываемые (не имеющие рыночной оценки или имеющие условную рыночную оценку) блага отсутствуют в классификации вообще. Так, например, есть так называемые «гудвиллы» – та часть рыночной стоимости фирм, которая образуется после вычитания из нее балансовой стоимости активов и, по существу, являются внешней оценкой корпоративной культуры фирмы. Однако аналоги этих гудвиллов, сосредоточенные вне нефинансовых предприятий – в бюджетной сфере, например, в тех же домашних хозяйствах, наконец, в неструктурированном секторе экономики страны (а ведь он есть, и немалый, причем не обязательно в форме нелегальной или теневой экономики) почему-то выпадают из классификации. Можно предположить, почему – потому что они не имеют рыночной оценки. Тогда, во-первых, непонятно, почему к национальному богатству относятся только рыночные ценности и насколько объективна, например, оценка собрания скульптур Эрмитажа, которая проходит в классификации, вероятно, под статьей «Оригинальные произведения искусства». А во-вторых, способ количественной оценки в макроэкономике всегда можно найти, если захотеть. Учитывают же, например, труд в домашних хозяйствах, хотя он не имеет товарного характера.

В классификации превалирует утилитарный подход, явно не удовлетворяющий принципиальному требованию всего, что связано с понятием «национальный» – как всегда не учитывается лучшее, что есть у нации и что может ей принести благосостояние в будущем. В классификации не просматривается система национальных приоритетов, значимых для любой страны на этапе постиндустриализации и глобализации. Именно включение ценностей, пусть неосязаемых сейчас, но обладающих свойством увеличить национальный потенциал через некоторое время, необходимо для реального управления конкурентоспособностью страны.

Непонятно, по какой статье проходят вполне осязаемые накопленные вложения в так называемый «человеческий капитал», который является едва ли не главным двигателем постиндустриального развития. Обращение к даваемому (точнее, трактуемому) авторами определению приводит к выводу, что ни по одной из них: «В документах ООН по национальному богатству не содержится четкого статистического определения этой категории. В рекомендациях ООН по составлению СНС 1993 г. содержится перечень отдельных компонентов национального богатства, который позволяет дать определение этого понятия: национальное богатство представляет собой совокупность накопленных материальных благ, являющихся плодом человеческого труда; земли и природных ресурсов, находящихся в чьей-либо собственности, а также нематериальных невоспроизводимых и финансовых активов.» Вообще этот тезис наводит на размышления: не классификация составляющих элементов объекта получена из его определения, а определение выведено из классификации, сделанной на неясной критериальной базе. Финансовые активы, как водится в современной околорыночной идеологии, выведены в отдельный классификационный тип, не являющийся ни воспроизводимым, ни невоспроизводимым активом, а просто «финансовым», самодостаточным, из самого себя произрастающим.

Таким образом, мы приходим к выводу, что как само понятие, так и классификация элементов национального богатства нуждаются в серьезной корректировке.

Кроме того, некоторые виды национального богатства в СНС вообще не учтены, а некоторы, кажется, учтены по недосмотру. Речь идет о понятиях «экономическая территория», «резидент», «нерезидент».

В понимании авторов СНС РФ, «Национальная экономика охватывает деятельность только резидентов независимо от их местонахождения: на территории данной страны или за ее пределами»61. При этом резидентом называется «институционная единица, центр экономического интереса которой находится на данной экономической территории, т.е. которая занимается или собирается заниматься экономической деятельностью либо операциями в значительном масштабе в течение неопределенного периода времени (год и более)»62.

В данном определении вполне резонно к национальной экономике отнесена деятельность всех резидентов вне зависимости от места их нахождения. Однако неясно, зачем к резидентам относить иностранные фирмы и граждан, живущих и работающих на территории страны: «Понятие резидента не совпадает с понятием гражданства или национальности». Числить их в резидентах только потому, что они платят некоторые налоги стране приложения труда и капитала, на наш взгляд, некорректно. А «центр экономического интереса» находится, – и это вполне соответствует глобальным тенденциям – там, откуда фирма управляется либо откуда «управляется» человек (какими нормами хозяйственного поведения руководствуется).

Между прочим, определения этому ключевому понятию – центр экономического интереса – вводная часть СНС так и не дает. Формально в зону интересов иностранных фирм, конечно, попадает территория приложения капитала. Но эта территория отнюдь не центр. Однако создатели СНС так не считали: «Единица, занятая в производстве за границей длительное время приобретает там центр экономического интереса и становится резидентской корпорацией, даже если не имеет отдельного юридического статуса»63. Если бы это было так, то все экспортеры капитала, едва переступив границу страны его приложения, сразу стали бы заботиться о нарастании своего капитала и укоренении. Мы прекрасно знаем, что очень часто это не так, что транснациональный бизнес отнюдь не всегда оставляет прибыли за границей, в местах приложения капитала. А последствия упоминавшегося выше трансфертного ценообразования внутри ТНК, никакого отношения к интересам не то что стран приложения капитала, но даже и к интересам зарубежных филиалов и представительств ТНК (если таковые интересы вообще существуют) не имеет.

Может быть, с юридической стороны здесь все правильно, но с экономической это глубокая ошибка, поскольку даже если деятельность иностранцев приобрела постоянный характер, но они не сменили гражданства (места регистрации), это почти однозначно указывает на то, что центр управления деятельностью, осуществляемой на территории данной страны, находится за ее пределами. Экономически, как мы видели из предыдущей главы, это весьма важно. Поэтому предлагается считать иностранцев и иностранные фирмы, ведущих деятельность на территории страны «мягкими нерезидентами».

Таким образом, я однозначно определяю центр экономического интереса как место, где фактически находится аппарат управления субъекта, носителя этого интереса. Кроме того, совершенно недальновидно переставать причислять к резидентам физических и юридических лиц страны, сохранивших или не сохранивших регистрацию и гражданство страны, но связывающих будущий бизнес со страной эмиграции (происхождения): «Ключевая проблема сегодняшней бизнес-эмиграции из России заключается в том, что большая часть ее представителей – типичные «возвращенцы». Их бизнес возможен только в связи с Россией и вместе с ней, но Родина к ним, как и в прежние времена, глуха. В очередной раз мы выдавливаем из страны наиболее прогрессивный уклад и захлопываем за его спиной дверь. Более того, мы успешно «сдаем» его представителей конкурентам, подхватывая вслед за западными СМИ громкие истории об отмывании денег. Между тем, пройдет несколько лет, и бесспорные конкурентные преимущества нашего бизнеса вроде огромного банка технологий, оставшегося после советского ВПК или отличного кадрового потенциала, связанного с особенностями нашей системы образования, будут утрачены или станут преимуществами бизнеса другой страны»64.

Это есть не что иное, как отказ от национальной диаспоры за рубежом, что, впрочем, так же характерно для современной российской политики, как и «привечание» в резиденты иностранных лиц вне зависимости от того, чем они занимаются в стране. Предлагается считать мягкими резидентами лиц, деятельность которых вынесена из страны, но при этом в стране сохранены либо аппарат управления, либо со страной связывается образ прошлой и будущей жизни.

Итак, границы национальной экономики в первом приближении, я понимаю как совпадающие со всей зоной хозяйственной деятельности резидентов (в авторской трактовке). В самом первом приближении она совпадает с понятием экономической территории страны, но опять-таки, не в понимании СНС, где она определяется как «территория, административно управляемая правительством данной страны, в пределах которой лица, товары и деньги могут свободно перемещаться»65. Данное толкование не может не вызвать подобных замечаний.

Во-первых, из понятия экономической территории, согласно этому определению, выпадают все домашние хозяйства, поскольку там вообще не производится товаров и не осуществляется денежных платежей, весь нетоварный внутренний оборот предприятий, вся нетоварная бюджетная сфера и т.п. нерыночные виды деятельности. Хотя потом задним числом они учитываются в СНС, но сам факт наличия подобных толкований во многом отражает экономико-политическую линию последнего времени.

Во-вторых, самое главное, такая трактовка не учитывает реальностей глобальной экономики, в рамках которой территориальные административно-управляемые пространства разрушаются экономическими, управляемыми на иных принципах. Такой подход вполне доказательно изложен, например, у Э.Г. Кочетова66. Так что правительствам только кажется, что именно они управляют на всей своей административно управляемой территории. На самом деле центры управления, как было сказано выше, очень во многих случаях находятся за рубежом, и не учитывать этого в макроэкономической статистике – значит не понимать происходящих в мире изменений.

Таким образом, далее в работе будет употребляться раздельно два термина - экономическая и административная территория. Административной будет считаться вся административно управляемая территория страны67. Экономической территорией будет считаться территория, на которой где ведут свою хозяйственную деятельность резиденты.

Исходя из этого понимания, экономическая территория может находиться за пределами административной, и тогда административная власть на ней принадлежит администрации страны приложения. Экономическая власть, и это вполне логично, принадлежит резидентам. Центр экономического интереса резидента находится на территории нахождения аппарата управления (штаб-квартиры) и формирования норм хозяйственного поведения. Соответственно, страна имеет на своей экономической территории центры интереса только резидентов. И наоборот, нерезиденты по определению не могут иметь на ней центр экономического интереса, поскольку они имеют заграничные штаб-квартиры. Исходя их этого, даже многонациональные компании портеровского типа не будут резидентами стран приложения капитала, если их штаб-квартиры находятся за рубежом.

Для чего нужно уточнение устоявшихся понятий? Для того чтобы провести границу между зоной и центром экономических интересов. Страна может попасть в зону чьих-то экономических интересов и, более того, она может быть очень близко к центру этих экономических интересов (например, если ее жители выполняют в рамках национальных отделений стратегические функции управления). Однако даже такие субъекты хозяйства должны ей быть близкими друзьями, но не «своими», своим может быть только собственник, управляющий национальным отделением. При этом даже если резидент не ведет никакой деятельности на территории страны, и не сохраняет гражданство (регистрацию), но связывает будущее бизнеса с экономикой страны, он является более «своим», чем упомянутые близкие друзья. Я разделил бы следующее мнение по данному вопросу: « …чтобы Россия успешно «вписалась» в мировую экономику, ключевую роль в этом процессе должны сыграть транснациональные русские – люди, временно покинувшие Россию и хорошо изучившие западный экономический механизм. Достигнув успеха на Западе в качестве предпринимателей и профессионалов, они затем смогут использовать свои навыки и капиталы для повышения конкурентоспособности исторической Родины»68. Между прочим, подобная точка зрения заслуживает внимания для любой страны, испытывающую или испытавшую раньше массовую эмиграцию. Транснациональные мигранты, потерявшие связь с административной, но сохранившие связь с экономической территорией страны, – тот потенциал развития любой страны, которой ей неплохо задействовать именно в пору глобализации. «…вот что любопытно: по словам представителей эмиграционных фирм, предприниматели едут в другие страны, отнюдь не намереваясь навсегда порвать с Россией и превратиться в обыкновенных западных бизнесменов»69.

Понятие конкурентоспособности страны - ее места «под мировым экономическим солнцем» – предполагает не столько фактически сложившиеся и достигнутые успехи страны, сколько потенциальные, не зря часть «способность» – равноправное в этом двухкоренном слове. Способность – это и потенциальная возможность тоже.

Строго говоря, к национальному богатству, продолжая подход, принятый выше, стоило бы отнести не все материальные активы страны, а лишь те, которые работают в воспроизводственных цепочках, являющихся национально-ориентированным ядром экономики страны, вне зависимости от того, где они находятся территориально.. Имея в виду базовый признак национальной экономики, сформулированный выше, в основу классификации элементов национального богатства следует положить признаки воспроизводимости и отчуждаемости.

Естественной основой национального богатства являются невоспроизводимые неотчуждаемые блага. Для более точного их формулирования необходимо ввести ряд базовых определений и взаимосвязей. 

Блага – все присваиваемые человеком ценности

Присвоение – включение благ в процесс жизнедеятельности

Жизнедеятельность, жизнь и деятельность человека (населения) = косвенное присвоение благ + воспроизводство

Косвенное присвоение – присвоение, сохраняющее форму благ

Воспроизводство – переходящие друг в друга повторяющиеся процессы потребления и производства, прямое присвоение благ

Потребление – присвоение человеком благ, уничтожающее их форму

Производство – организованный труд

Труд – повторяющийся процесс создания продуктов, присвоение человеком благ, меняющее их форму

Продукты – воспроизводимые (производимые и потребляемые) блага

Блага = продукты + невоспроизводимые блага

Невоспроизводимые блага – блага, присваиваемые косвенно.

Ключевые понятия данного фрагмента рассуждений – косвенное присвоение и его объекты – невоспроизводимые блага. Примерами присвоения такого рода и благ такого рода могут быть:

  •  дикая природа и пребывание в ней;
  •  заповедные зоны, парки, городская среда и пребывание в них;
  •  произведения искусства и знакомство с ними:
  •  просмотр музейных экспонатов- шедевров;
  •  прослушивание концертов уникальных симфонических оркестров и др.;
  •  узкая или широкая неповторимая среда человеческого общения и общение в этой среде и т.п.

Специфика косвенного присвоения в том, что оно связано с включением в процесс жизнедеятельности человека благ неповторимых (некопируемых), которые невозможно создать обычным трудом человека, которые при копировании (воспроизведении) теряют наиболее важные свойства. Их присвоение связано с конкретным местом и временем. В другое место они часто непереносимы, и могут иметь самостоятельную меняющуюся ценность в каждый очередной момент времени. Невоспроизводимые блага могут быть созданы человеком, но лишь единожды, и не могут быть повторены даже им самим в другой момент времени. Невоспроизводимые блага неделимы и могут быть присвоены лишь целиком. Невоспроизводимые блага рассчитаны на индивидуальное присвоение и не имеют общепризнанных стандартных свойств – потребительских характеристик. Косвенное присвоение – и создание, и восприятие созданного – предполагает уникальность субъективных ощущений включенных в него людей. С учетом существования невоспроизводимых благ необходимо скорректировать общую схему воспроизводственно-процессного подхода, изображенную на рис.7. Теперь она примет следующий вид (рис.8).

Следующий необходимый ход – дополнение данной разбивки еще одной – по степени отчуждаемости. И воспроизводимые, и невоспроизводимые блага могут быть как отчуждаемыми, так и неотчуждаемыми.

Отчуждаемые блага – блага, которые при передаче от человека к человеку убавляют благосостояние одного и добавляют другому; блага, подверженные отчуждению.

Неотчуждаемые блага – те, что при передаче от человека к человеку приращивают суммарное благосостояние обоих; блага, неподверженные отчуждению.

Таким образом, неотчуждаемые блага – это какие-либо способности (возможности) либо склонности (потребности, привязанности) людей, неотъемлемые от них самих – нематериальные блага.

Накладывая одну классификацию на другую, мы получаем матрицу собственного капитала нации (см. табл. 12). Часть собственного капитала нации - нижнюю часть матрицы – отчуждаемые и неотчуждаемые невоспроизводимые блага – предлагается считать национальным богатством (национальным достоянием).

Отчуждаемая часть национального богатства – материальная культура страны, ее прошлое; неотчуждаемая часть национального богатства – нематериальная культура страны – ее будущее.  


Неотчуждаемая часть собственного капитала страны – ее человеческий капитал. Отчуждаемая часть – материальный капитал. Кстати говоря, понятие «капитал страны» отличается, по сути, от общепринятого (СНС, употребляя термин, не дает внятной интерпретации). Капитал страны, в отличие от капитала предприятия, может и не быть в хозяйственном обороте, но при этом оставаться капиталом, т.к. функции страны отличаются от функций предприятия. У страны появляется явно выраженная социальная функция и, соответственно, масса активов, используемой для выполнения именно этой, а не хозяйственной функции.


Отчуждаемые блага

Неотчуждаемые блага 

Воспроизводимые блага 

Воспроизводимые отчуждаемые блага (ВОБ)

  •  основной капитал производственный и непроизводственный, материальный и нематериальный
  •  оборотный капитал производственный и непроизводственный

Воспроизводимые неотчуждаемые блага (ВНБ)

  •  гажданство и государство (нормы права и совокупность институтов власти)
  •  гормативы социального поведения и общество (общественные нормы и принципы, общественные институты)
  •  грофессиональные способности (накопленные профессиональные навыки (умения) и знания) и профессиональная структура общества
  •  потребительские стандарты (стереотипы и нормативы потребления) и структура общества по потреблению
  •  гр.

Невоспроизводимые блага 

Невоспроизводимые отчуждаемые блага (НОБ)

  •  запасы овеществленных результатов творческой деятельности
  •  памятники истории и культуры страны
  •  оригиналы рукописей и библиографические редкости
  •  оригиналы нот
  •  оригинальные образцы изобразительного искусства,
  •  памятники архитектуры
  •  научные открытия и изобретения запатентованные

  •  запасы природных ресурсов
  •  участки земли
  •  атмосфера (воздушные ресурсы)
  •  гидросфера (водные ресурсы)
  •  флора и фауна (биосфера)
  •  недра (литосфера)

Невоспроизводимые неотчуждаемые блага (ННБ)

  •  творческие способности человека и нация (народ) (система ценностей)
  •  язык, единомышленники (общности людей единого мировосприятия)
  •  индивидуальный вкус, стиль и национальный характер
  •  память и история неовеществленная
  •  традиции, обычаи
  •  обряды
  •  верования
  •  воображение, творческие заделы и замыслы незапатентованные и национальная идея (образ будущего страны)
  •  др.


С учетом сказанного необходимо ввести еще одно уточнение в схему воспроизводственно-процессного подхода (рис. 9), а также добавить еще несколько базовых определений.

Жизнь = потребление +воспитание + творчество + образование.

Деятельность= производство + обучение + творчество + образование.

Цикл жизнедеятельности (жизненный цикл человека, населения страны) – определенный способ присвоения благ, способ включения благ в процесс воспроизводства человека (населения страны).

В завершение изложения концепции национального богатства зафиксируем, что его субъектом, через систему ценностей определяющим его место в собственном капитале страны, является население страны.

Ключевые моменты позиции авторского понимания сущности национального богатства были опубликованы в 1996 г.70

Следующим шагом на пути построения методологии анализа глобальной позиции страны следует классифицировать процессы присвоения (в том числе воспроизводства) всех основных группировок благ собственного капитала страны.


2.3 «Жизненный цикл страны» как концептуальная основа определения ее глобальной конкурентоспособности

Положенный в основу классификационный признак, согласно сформулированному выше воспроизводственному подходу к анализу процессов, - воспроизводимость неотчуждаемых благ, точнее, скорость, длительность цикла их воспроизводства.

Примером значимости воспроизводственного подхода к экономическому анализу являются различия в трактовке практикующими экономистами понятий "коротких" и "длинных" денег. В долгосрочных планах страны должны быть учтены факторы человеческого развития. Это еще более длительный жизненный цикл.

Вывод: экономические и социальные операции надо классифицировать по критерию срока окупаемости вложений; по срокам получения результатов, т.е. срокам отдачи от вложений; по критерию срока оборачиваемости капитала, вложенного в производство благ.

Действительно способности человека являются основным созидающим фактором в экономике страны: «Из бедных “пасынков” общественного производства социальные вопросы выросли в серьезную самостоятельную силу; с уровня индивидуума они вышли и на макроуровень: развитие человеческого потенциала, его измерение и возвышение стало важным показателем способности отдельных стран и мирового сообщества в целом отвечать на вызовы современного производства, в том числе на международном уровне, с помощью средств и методов экономической дипломатии”71 .

Однако я не стал бы все человеческие способности относить к глобальным конкурентным преимуществам. Ведь многие из них поддаются воспроизведению, и достаточно быстрому. Поэтому нужна более точная классификация операций по присвоению  неотчуждаемых составляющих собственного капитала страны, в которой обнаружились бы те, что интересуют страну-глобального конкурента прежде всего.

Таблица13. Классификация неотчуждаемых благ (разработана автором)

Неотчуждаемые блага – человеческий капитал страны

1

Гражданство и связанные с ним неотчуждаемые блага

2

Способность людей к прямому потреблению невоспроизводимых материальных благ

3

Способности людей обеспечить воспроизводство материальных благ семей в натуральном (полунатуральном) хозяйстве

4

Способности людей к неквалифицированному (малоквалифицированному организованному труду (наемная рабочая сила, не требующая специальной подготовки))

5

Способности людей к квалифицированному организованному труду (профессионально подготовленная рабочая сила)

6

Способности людей к карьерному росту и через него – получения доступа к новому качеству жизни (профессионалы высшей квалификации, предприниматели, менеджеры)

7

Способности людей к индивидуальному творчеству (свободные профессии с высокой международной мобильностью)

8

Способности людей к сотворчеству (способности к участию в творческих сообществах)

Исходя из данной классификации, наиболее коротким является цикл воспроизводства гражданина, поскольку гражданство человек получает при рождении. А самым длительным является цикл его воспроизводства как личности, его образование. Все лежащие между этими крайними точками классификации неотчуждаемые блага названы и распределены в соответствии со сроками профессиональной подготовки того или иного качества72 (см. табл. 13).

В табл. 15 каждой разновидности неотчуждаемых благ человеческого капитала поставлена в соответствие социальная операция, выполняемая страной73 и необходимая для присвоения – прямого или косвенного - данной разновидности. Подробно соответствие между типами неотчуждаемых благ и типами социальных операций, их присваивающих, будет прокомментировано в 4 главе (п. 4.1).

Появляется необходимость ввести несколько базовых определений, касающихся качественных различий социальных операций, отраженных в табл.13 и 15.

Административно-правовая деятельность – деятельность, связанная с регистрацией актов гражданского состояния.

Военно-полицейская деятельность – деятельность по защите внутреннего правопорядка и границ территории проживания.

Индивидуальная бытовая деятельность – совокупность бытовых операций, выполняемых внутри семьи.

Жилищно-коммунальное хозяйство – деятельность, предполагающая отделение от домашних хозяйств операций по жилищному строительству и содержанию жилья.

Производство социальных услуг (ПСУ)– поставленная на поток деятельность по оказанию всего комплекса услуг для воспроизводства семей фабричных рабочих.

Полный социальный цикл страны (ПСЦС) – ПСУ + предоставление услуг «столичного» качества.

Полный цикл внутренней жизни страны (ПЦВЖС) – ПСЦС + индивидуальное управление свободным временем (для лиц творческих профессий).

Полный цикл жизни страны (ПЦЖС) – ПЦВЖС + управление общим свободным временем страны (деятельность творческих школ).

Принцип увязки типа социальных операций с типом результатов хозяйственной деятельности весьма прозрачен: источник финансирования социальной деятельности – доход от деятельности хозяйственной (см. табл. 14). Наиболее явно это видно с операциями 2 и 3 типа: для того чтобы женщина могла вести домашнее хозяйство, мужчина должен каким-либо путем добывать средства существования: либо прямым потреблением готовых даров природы, либо обработкой земли.

Таблица 14. Взаимосвязи социальных операций с результатами хозяйственной деятельности данного года (разработана автором)

Социальные операции

Результаты хозяйственной деятельности данного года

1

наделение жителей гражданскими обязанностями и правами

Налоги

2

сохранение и расширение территории, защита границ, обычное право

Рента без начальных вложений

3

ведение домашнего хозяйства – приготовление пищи, воспитание детей и пр. внутренние операции домохозяйств

Рента с первоначальными собственными вложениями, проценты, а также торговая прибыль

4

эксплуатация коммунального жилья и инженерных коммуникаций, гражданское право, обеспечение внутренней безопасности

Товары собственного производства, промышленная (производственная) прибыль, заработная плата наемного персонала

5

розничная торговля, сфера бытовых услуг, начальное и среднее образование, дошкольное воспитание, физкультура, спорт, досуг

Товары собственного производства и реализации, промышленная (производственная) и торговая прибыль, заработная плата наемного персонала

6

розничная торговля, сфера услуг, элитное начальное и среднее образование, высшее образование, элитное здравоохранение, культура, обеспечение экологической безопасности

Экономическая (будущая промышленная (производственная)) прибыль, интеллектуальная рента (доход от продажи лицензий)

7

индивидуальное управление свободным временем (распределением его между досугом, работой, образованием, общением в кругу семьи, друзей и т.п.)

Продукты (воспроизводимые (отчуждаемые и неотчуждаемые) блага, не имеющие товарного характера), а также невоспроизводимые (отчуждаемые и неотчуждаемые) блага на административной территории страны

8

совместное управление общим свободным временем (организация совместной жизни людей)

Продукты (воспроизводимые (отчуждаемые и неотчуждаемые) блага, не имеющие товарного характера), а также невоспроизводимые (отчуждаемые и неотчуждаемые) блага на административной территории других стран

Но и прочие виды социальных операций подразумевают связь подобного рода. Общая идея такова: так же как почтенный банк не станет приобретать более срочные активы, чем позволяет средняя срочность привлеченных им ресурсов, страна не может себе позволить социальные операции иного качества, чем прежде, если не приобретет соответствующие источники дохода от хозяйственной деятельности. В частности, не связывать себя жестким графиком рабочего времени могут себе позволить только лица свободных профессий с соответствующими гонорарами.

Следующий шаг построения методологии воспроизводственно-процессного подхода - классификация процессов хозяйственной деятельности, необходимых для получения благ, перечисленных в табл. 14. Принцип классификации процессов хозяйственной деятельности (табл.16) – тот же, что и процессов социальной жизни: длительность оборота капитала, вложенного в операции соответствующего вида. Подробнее взаимосвязь процессов и результатов хозяйственной деятельности будет рассмотрена в п. 4.1.

Определения понятий, возникающих на данном этапе построения методологии, таковы.

Административная деятельность – деятельность органов власти по регистрации (лицензированию деятельности) юридических лиц.

Рентная (1) деятельность – процесс потребления благ природы в необработанном виде (прямое потребление).

Рентная (2) деятельность – процесс обработки земли с целью получения

продукта и последующими улучшениями.

 

Группировки видов социальной деятельности

Состав социальных операций

Результаты социальных операций для страны, их выполняющей

Полный цикл жизни страны

Полный цикл внутренней жизни страны

Полный социальный цикл страны

Производство социальных услуг

Жилищно-коммунальное хозяйство

Индивидуальная бытовая работа (бытовое самообслуживание)

Административно-правовая и военно-полицейская деятельность

Административно-правовая деятельность

1. наделение жителей гражданскими обязанностями и правами

Гражданство и связанные с ним неотчуждаемые блага

2. сохранение и расширение территории, защита границ и прав собственности

Способность людей к прямому потреблению невоспроизводимых материальных благ

3. ведение домашнего хозяйства – приготовление пищи, воспитание детей и пр. внутренние операции домохозяйств

Способности людей обеспечить воспроизводство материальных благ семей в натуральном (полунатуральном) хозяйстве

4. эксплуатация коммунального жилья и инженерных коммуникаций, гражданское право, обеспечение внутренней безопасности

Способности людей к неквалифицированному (малоквалифицированному) организованному труду (наемная рабочая сила, не требующая специальной подготовки)

5. розничная торговля, сфера бытовых услуг, начальное и среднее образование, дошкольное воспитание, физкультура, спорт, досуг

Способности людей к квалифицированному организованному труду (профессионально подготовленная рабочая сила)

6. розничная торговля, сфера услуг, элитное начальное и среднее образование, высшее образование, элитное здравоохранение, культура, обеспечение экологической безопасности

Способности людей к карьерному росту и через него – получения доступа к новому качеству жизни (профессионалы высшей квалификации, предприниматели, менеджеры)

7. индивидуальное управление свободным временем (распределением его между досугом, работой, образованием, общением в кругу семьи, друзей и т.п.)

Способности людей к индивидуальному творчеству (лица свободных профессий с высокой международной мобильностью)

8. совместное управление общим свободным временем (организация совместной жизни людей)

Способности людей к сотворчеству (участию в творческих сообществах)


Группировки видов хозяйственной деятельности

Состав хозяйственных операций

Результаты хозяйственных операций для страны, их выполняющей

Полный цикл деятельности

Полный цикл деятельности внутренней экономики («постиндустриальный цикл»)

Полный хозяйственный цикл («новоиндустриальный цикл»)

Хозяйственная деятельность и оперативное управление производством («индустриальный цикл»)

Промышленно-производственная, торгово-финансовая и рентная деятельность

Торгово-финансовая и рентная (2) деятельность

Рентная (1)деятельность

Административная деятельность

1. регистрация и лицензирование деятельности предприятий на административной территории

Налоги

2. операции с землей, недрами и др. отчуждаемыми невоспроизводимыми ресурсами

Необходимый продукт и прибавочный продукт (как относительно избыточный), рента без начальных вложений (дифференциальная рента 1)

3. операции с финансовыми активами, операции с недвижимостью и торговые операции с товарами, не произведенными на экономической территории страны (резидентами)

необходимый продукт и прибавочный продукт, рента с первоначальными собственными вложениями (дифференциальная рента 2), проценты, а также торговая прибыль

4. производство сырья и полуфабриката

Товары собственного производства, промышленная (производственная) прибыль, заработная плата наемного персонала

5. производство и сбыт конечного продукта

Товары собственного производства и реализации, промышленная (производственная) и торговая прибыль, заработная плата наемного персонала

6. развитие технологии и рынков

Экономическая (будущая промышленная (производственная)) прибыль, интеллектуальная рента (доход от продажи лицензий)

7. развитие национального окружения (инфраструктуры)

Доходы от продажи лицензий (интеллектуальная рента), авторские гонорары, социальная рента, экологическая рента

8. развитие внешнего окружения (инфраструктуры)

Неденежные нематериальные эквиваленты (неотчуждаемые невоспроизводимые блага)


Промышленно-производственная деятельность – деятельность по изменению формы природных благ (кроме рентной(2)).

Оперативное управление хозяйственной деятельностью – вся деятельность по управлению движением оборотного капитала производственных предприятий.

Полный хозяйственный цикл («новоиндустриальный цикл») – хозяйственная деятельность и управление (в т.ч. стратегическое) ею.

Полный цикл деятельности внутренней экономики («постиндустриальный цикл») = Полный хозяйственный цикл + индивидуальная творческая деятельность + природоохранная деятельность + социальная деятельность.  
Полный цикл деятельности= полный цикл деятельности + организованная деятельность творческих школ.

На этапе появления полного перечня операций и благ, выполняемых страной, можно говорить о понятии полного цикла жизнедеятельности (“жизненного цикла”) страны (табл. 17).

Цикл жизнедеятельности страны – определенное сочетание социальных и соответствующих им хозяйственных операций, позволяющее обеспечить тот или иной режим присвоения.

Полный цикл жизнедеятельности страны – цикл, включающий полный набор социальных и хозяйственных операций, необходимых для благосостояния нации, национальная хозяйственная модель, национальная хозяйственная база.

Благосостояние – ощущение людьми состояния полноты жизнедеятельности.

 

Таблица. 17. Полный цикл жизнедеятельности (разработана автором)

Полный цикл жизни

Полный цикл деятельности

Полный цикл жизнедеятельности

Полный цикл внутренней жизни страны

Полный цикл деятельности внутренней экономики («постиндустриальный цикл»)

Полный социальный цикл страны

Полный хозяйственный цикл («новоиндустриальный цикл»)

Производство социальных услуг

Хозяйственная деятельность и оперативное управление производством («индустриальный цикл»)

Производство социальных услуг

Промышленно-производственная, торгово-финансовая и рентная деятельность

Жилищно-коммунальное хозяйство

Торгово-финансовая и рентная (2) деятельность

Индивидуальная бытовая работа (бытовое самообслуживание)

Рентная (1) деятельность

Административно-правовая деятельность

Административно-правовая деятельность

В принципе любое социально-экономическое развитие является комплексным в том смысле, что каждому хозяйственному укладу соответствует свой социальный уклад. Уклады могут соседствовать друг с другом, подпитывать друг друга, но при этом остается взаимное соответствие моделей хозяйственной и социальной жизни. Развитие добывающих отраслей (если это не рабский труд ранней цивилизации) не может не сопровождаться созданием жилищно-коммунального хозяйства для работников. В противном случае наемный работник вынужден будет тратить на собственное воспроизводство гораздо больше времени, чем это может позволить себе работодатель, снижающий издержки производства (прежде всего, издержки на оплату труда).

Массовое индустриальное производство невозможно без городов с развитой сферой социальных услуг, поскольку массовый спрос создают семьи наемных работников. Следовательно, для того, чтобы сэкономить время на выполнении домашней работы, на поток должно быть поставлено и производство социальных услуг, воспроизводящих уже не только кочующего добытчика, но «оседлого» работника, имеющего возможность не уезжать на заработки, а находиться с семьей.

Поэтому в смысле необходимой и неизбежной взаимосвязи социальной и хозяйственной деятельности социально-экономическое развитие является комплексным. Если эти взаимосвязи нарушаются, сразу становятся сомнительными результаты хозяйственной деятельности. Например, в советские времена было правилом отставание уровня развития социальной сферы от уровня развития производства, результаты которого из-за этого или вообще не имели товарной формы, или производились с такими издержками, которые не покрывались доходами от реализации.

Можно говорить о комплексном социально-экономическом развитии страны как о самостоятельном явлении только в смысле комплексности развития человека, вовлеченного в хозяйственные и социальные отношения. Признак этого развития – отношение к себе самому как к цельной личности и воспроизводство подобного отношения в социально-экономических процессах.

Это становится возможным лишь в том случае, если не просто растет материальное благосостояние и свободное время людей, а если растет их индивидуальная склонность и способность заниматься собственным развитием. Предпочтение этого развития пассивному потреблению материальных и социальных благ, заработанных в частичных (т.е. вовлекающих человека узкопрофессионально) видах деятельности.

Подобные «кусты»74 в экономике страны и составляют, на наш взгляд, национальную хозяйственную базу, являющуюся основой национальной экономики как таковой.

Комплексное социально-экономическое развитие, в нашем понимании, не означает унификации всех укладов страны. Наоборот, в ней могут и должны существовать разные уклады, поддерживая и подпитывая один другой. Важно только, чтобы представлены были действительно все формы хозяйственной и социальной жизни. Важно, чтобы они были не альтернативными, а взаимодополняющими.

Еще один весьма важный вывод, следующий отсюда: все обезличенные (воспроизводимые отчуждаемые) составляющие собственного капитала страны вовлечены в социальные и хозяйственные процессы какой-либо конфигурации, из чего можно сделать вполне определенный вывод, что «Деньги пахнут». Почувствовать «запах» денег, вращающихся в различных схемах, а затем регулировать пропорцию между разными деньгами – филигранная задача социально-экономического развития страны, необходимого для обретения ею полноценного статуса глобального конкурента. В этой связи стоит вновь вернуться к проблеме возможностей участия стран в глобальной конкуренции.

Можно сказать, что процесс глобализации, основанный на массированном вовлечении в хозяйственный оборот мобильных и воспроизводимых ресурсов, на мобилизации и воспроизводимости ресурсов вообще, а также на воспроизводимости стереотипов деятельности и жизни, угрожает национальной экономике. Но,

  •  во-первых, режим функционирования невоспроизводимых (неповторимых) ресурсов относительно независим от экономического режима: демография, возобновление природных ресурсов, человеческое творчество, культура и история страны имеют собственные законы, отличные от законов экономики, и потому сохранение ресурсов подобного вида возможно и в условиях экономической глобализации. Попросту говоря, нельзя сменить родителей, место рождения, историю этого места, а вместе со всем этим – все, что обретает человек от своей семьи, земли и культуры;
  •  во-вторых, находя заменители естественным природным ресурсам, технологический прогресс создает возможность их сохранения. Поэтому технологический прогресс подобного рода – благо сам по себе, присвоить которое имело бы смысл для любой страны. Уменьшая производственное потребление природного материала, страна сохраняет за собой возможность присваивать природу своей территории как единое целое, а не как материальный ресурс для производства. Уменьшая производственное потребление нематериальных природных ресурсов (населения), страна сохраняет за собой возможность снижения рабочего и роста свободного времени населения, т.е. возможность присвоения людьми самих себя как целостных личностей, а не как рабочей силы;
  •  в-третьих, возникающая в связи с технологическим прогрессом проблема распределения свободного времени людей между образованием, досугом, дополнительной наемной работой, домашней работой и т.п. (т.е. проблема эволюции потребителя - наемного работника в личность) – есть проблема не глобализации, а внутренней экономики страны. Если население данной страны не самостоятельно формирует свои жизнедеятельностные предпочтения, а ведомо массовыми стереотипами времяпрепровождения, бессмысленно винить в этом ТНК и страны глобального центра: они сеют зерна на уже подготовленную почву – они эксплуатируют поле жизнедеятельности, уже утратившее невоспроизводимую (неповторимую), немобильную часть.

Отсюда следует, что:

  •  национальная экономика должна ориентироваться как на текущий, так и на отложенный (причем очень надолго отложенный) доход, а, следовательно, – деятельность, его создающую и ресурсы, ею требуемые;
  •  невоспроизводимые (неповторимые) ресурсы – объект национальной монополии, определяющей уникальность страны и являющейся основой для формирования места страны в мировом сообществе и национальной экономики – в мирохозяйственных связях;
  •  национальная экономика должна создавать «фильтры» доступа к своим невоспроизводимым ресурсам, не допуская их утраты в схемах с коротким циклом получения результата (дохода). Чем дольше цикл естественного возобновления ресурса, тем более избирательным должен быть доступ к его использованию. В предельном случае доступ к использованию невоспроизводимых ресурсов должен быть вообще закрыт;
  •  защита невоспроизводимых ресурсов от несанкционированного доступа должна осуществляться, прежде всего, на уровне субъектов частного сектора экономики: национальная экономика должна обладать встроенной системой самостоятельного управления людьми собственным свободным временем. Эта система должна включать образовательный и культурный блоки как необходимые структурообразующие элементы экономики. Цель функционирования этих блоков – формирование целостного человека.

Область национальных экономических приоритетов, таким образом, – предотвращение неуправляемой мобилизации невоспроизводимых ресурсов, приводящей к утрате их неповторимости, т.е. приобретению способности к экономическому использованию. Есть «ключ без права передачи» (вариант – с правом очень ограниченного доступа). Например, нельзя развращать детское сознание только потому, что этого требуют стандарты ООН и только потому, что дети еще не могут работать; нельзя забывать о стариках только потому, что они уже не могут работать; нельзя убивать диких животных из коммерческих целей; нельзя переписывать собственную историю из текущих политических соображений; нельзя гноить библиотеки и музеи только потому, что они не приносят немедленного дохода.


3. Оценка глобальной конкурентоспособности национальных экономик 

3.1. Проблема выбора критерия оценки конкурентоспособности национальной экономики в условиях глобализации

Как уже подчеркивалось выше, цели успешного участия страны в глобальной конкуренции отличаются от целей фирмы. Продолжая идеи М. Интрилигейтора, можно сказать, что, как это ни парадоксально, для обретения глобальной конкурентоспособности, государства не должны стремиться присоединиться к клубу богатых стран и не должны стремиться бороться с ними за свою долю в мировом производстве. Это, во всяком случае, не должно быть первостепенной целью, это может получиться само собой, если ставить более серьезные цели, достойные национальной хозяйственной базы (модели) каждой страны

Имея ввиду принятое в п. 1.2 понимание сущности и основных характеристик глобализации как процесса «космополитизации бизнеса», можно говорить о глобальной конкурентоспособности страны как о ее способности:

  •  сохранить в процессе международной конкуренции значимость социокультурных факторов международной конкуренции, – т.е. тех самых факторов, значимость которых в международной конкуренции резко уменьшается под воздействием глобализации и, следовательно,
  •  обеспечить за собой полный цикл жизнедеятельности в рамках национальных предпочтений – национальных экономических интересов (по тем направлениям, которые, с социокультурной точки зрения, близки резидентам).

Ключевым в этом определении является понятие национальных экономических интересов, которые страна должна для себя сформулировать и пытаться реализовать. Именно они критерий эффективности. Универсального критерия эффективности быть не может.

Национальные интересы должны быть своими у каждой страны – лишь в этом случае возможна продуктивная глобальная конкуренция. Если все страны захотят одного и того же – глобальный кризис неизбежен, потому что одного и того же на всех не хватит. Каждая страна должна хотеть своего, и стремиться к этому по-своему, и находить способы вовлечь другие страны в достижение своей собственной цели, но так, чтобы те тоже достигли – своих собственных. Важный тезис, вытекающий из авторского понимания глобальной конкурентоспособности стран: исходя из того, что обладающая глобальной конкурентоспособностью страна строит свое участие в мирохозяйственных связях на собственной национальной уникальности, глобальная конкуренция стран имеет в качестве ближайшего аналога неценовую конкуренцию фирм. Страна, подобно фирме, участвует в кооперации и определяет свою рыночную и социальную нишу, место международном разделении труда. Глобальная конкурентоспособность определяется в итоге способностью страны найти и сохранить это место. Если страна ищет свое уникальное место в мировом хозяйстве, она становится глобальным конкурентом. Критерий максимизации собственной доли в мировом доходе может являться здесь второстепенным. То есть, если для страны безразличны способы увеличения своего денежного потока, она участвует не в глобальной, а лишь в традиционной международной конкуренции, т.е. ценовой, включаясь в мирохозяйственные связи неуправляемым образом.

При этом в обретении глобальной конкурентоспособности первостепенное значение приобретает не столько формирование внешнего имиджа страны (ее образ в глазах населения и предприятий других стран), при всей его важности, сколько внутреннего образа жизни и деятельности. Страна должна быть привлекательной, прежде всего для своих граждан и предприятий, поскольку формирование внешнего имиджа и попытки соответствовать внешним стандартам образа жизни и деловой привлекательности неизбежно приведут к утрате уникальности и суррогатам развития вместо полноценного развития. 

Внешняя привлекательность как следствие внутренней – вот принципиальное условие глобальной конкурентоспособности. Однако найти внутренний критерий конкурентоспособности гораздо труднее. Близкими по смыслу к поискам критериев страновой конкурентоспособности были поиски макроэкономического критерия эффективности, которые велись до либеральных реформ. Кстати, имея в виду тот факт, что основной критерий конкурентоспособности, по Портеру – эффективность использования факторов производства, разговор о критерии не окажется бесполезным.

Эффективность - экономическая категория, суть которой - сопоставление результатов деятельности, прежде всего, производственной и хозяйственной, и затрат различных факторов, необходимых для ее постоянного возобновления. Необходимость использования данной категории обусловлено тем, что указанное соотношение непостоянно, то есть один и тот же количественный результат производства может достигаться при разных затратах факторов. Поэтому производство как процесс совместного применения факторов считается эффективным, если количественный рост результата достигается при неизменных, медленно растущих или снижающихся затратах факторов.

Каждое качественно новое состояние экономики характеризуется своим количественным соотношением результатов и факторов производства, и, следовательно, своим уровнем эффективности. Кроме того, на каждом данном этапе экономического развития возникает много технологических вариантов производства, выбор из которых и производится с помощью анализа эффективности.

Цель этого анализа совпадает с целью функционирования субъекта экономики (предприятия, группы предприятий, всего национального хозяйства), которую определяет собственник либо его представитель, исполняющий функцию управления. Таким образом, оценка эффективности производства необходима для принятия решений о распределении ресурсов тем или иным способом, чтобы обеспечить пропорциональность и на макро- , и на микроуровне экономики. При этом содержание пропорций определяется интересами соответствующего субъекта экономики и выражается в явном или неявном формулировании им критериального условия эффективности. Соответственно, инструментарий анализа эффективности формируется исходя из основного критериального условия. Рассмотрим наиболее распространенные критериальные условия, а также методы анализа эффективности производства.

Если основным критерием деятельности предприятия в современной экономической науке обычно признается максимизация дохода (сбыта, доли рынка и т.п.), то в определении критериального условия эффективности функционирования национального хозяйства в целом существует значительный разброс мнений. Так, А.С.Толкачевым75, перечисляются следующие:

- соотношение максимального производства национального дохода с совокупными затратами живого и овеществленного труда;

- соотношение приростов национального дохода и народнохозяйственных затрат;

- чистая продукция предприятия;

- прибыль предприятия;

- уровень жизни народа (душевое потребление);

- полезность производимых в экономике благ и услуг, а также свободное время;

- сопоставление национального дохода с затратами труда работников сферы материального производства.

Каждый из этих критериев  имеет как преимущества, так и недостатки: либо не связан напрямую с благосостоянием народа, либо не позволяет проводить сквозные расчеты по всей иерархии экономики, либо выводит из сферы оценки отрасли непотребительского сектора, либо вообще не поддается количественной оценке. Критерий, предлагаемый Толкачевым как оптимальный, выглядит так: "...наиболее приемлемым народнохозяйственным критерием эффективности следует считать максимизацию объема произведенного национального дохода (в ценах базисного периода), взятого по отношению к примененным ресурсам рабочей силы и производственных фондов при ограничениях (верхнем и нижнем) по доле производственного накопления в национальном доходе"76. Другой автор77 предлагает иные критерии:

- фонд потребления нарастающим итогом за ряд лет;

- фонд потребления с взвешивающей функцией;

- темп роста фонда потребления;

- национальное богатство;

- конечный продукт;

- фонд накопления;

- достижение заданной целевой функции потребления за кратчайшее время.

Достаточно четкая увязка критериального условия с количественной оценкой решений, направленных на его достижение, предлагается Д.А. Черниковым78. Критерий - максимизация темпа фондосберегающего научно-технического прогресса, т.е. темпа экономического роста, обусловленного заменой менее совершенных средств труда более совершенными. И как условие доминирования такой формы НТП - выход экономики на равновесную траекторию экономического роста, на которой темпы роста инвестиций (капиталовложений) совпадают с темпами роста продукции.

Западная экономическая наука чаще всего вообще не акцентируется на каком-либо конкретном народнохозяйственном критерии эффективности, а экономическая деятельность государства подчинена время от времени чередующимся установкам содействия частной инициативе и борьбе с инфляцией, с одной стороны, и достижению более справедливого распределения доходов и борьбе с безработицей, с другой.

Методология анализа эффективности, построенная на критерии максимизации непосредственных результатов производства и минимизации затрат на него, имеет как свои положительные, так и отрицательные характеристики. Основное ее достоинство заключается в простоте количественного измерения результатов и затрат, обусловленной явным выражением мотивов производства (потребления) в его непосредственных результатах. Соответственно, количественные методы анализа также характеризуются достаточной простотой.

Однако теоретической основой подобной методологии является довольно упрощенное представление о мотивации производителей и потребителей. Стремление к максимизации дохода (полезности) и минимизации затрат (расходов) - если и основное, то, во всяком случае, не единственное стремление субъектов экономики. Доказательством тому служат, например, значительные структурные сдвиги в послевоенной экономике развитых стран, особый механизм развития экономики стран Юго-Восточной Азии и др.

Кроме того, данный методологический подход учитывает лишь непосредственные результаты производства, между тем как косвенные его результаты оказались настолько существенны, что породили множество современных глобальных проблем. Попробуем показать, что одной из причин глобального кризиса стали достаточно узкие непосредственные целевые установки максимизации дохода (темпов экономического роста).

Одна из характерных тенденций глобального кризиса, как указывалось выше, - истощение запасов невозобновимых природных ресурсов. Хотя потребление основного энергоносителя - нефти - в Северной Америке, Западной Европе, Японии снизилось к 1984 году со времени нефтяного кризиса начала семидесятых годов на 15%, тем не менее, эти три центра современной цивилизации остаются основными потребителями нефти в мире (57% мирового потребления). Если бы вся потребленная нефть добывалась на территории этих стран, в рамках единой экономической системы, можно было бы говорить о достаточной степени ответственности за ресурсопотребление. Но из 12,06 млрд. баррелей ежегодного потребления нефти указанными странами производится на их территории лишь 3,79 млрд. (31%), остальное импортируется преимущественно из развивающихся стран. Если учесть, что на долю развитых стран приходится лишь порядка 10% мировых запасов нефти, можно говорить, что темпы потребления превышают допустимые с точки зрения глобальной ограниченности ресурсов. Годовое потребление в 17 % от суммарного запаса развитых стран значительно превышает допустимый годовой уровень (5%), определяемый размерами годовой добычи на своей территории.

Конечно, не исключено, что в момент полного исчерпания нефти (по самым оптимистичным оценкам, не позднее середины-конца следующего столетия по разведанным месторождениям при нынешних тенденциях роста) "вдруг" появится, как это обычно бывало, новый альтернативный энергоноситель. Тогда развитые страны займутся его разработкой, оставив своих бывших поставщиков нефти наедине с их трудностями. Подобно тому, как были оставлены активные африканские поставщики сырья. Теперь они лишь объект нерегулярной гуманитарной помощи. Но от трудностей нынешних экспортеров отмахнуться будет сложнее. Политически независимые нефтяные страны могут себе позволить иметь глобальное оружие.

С ресурсной проблемой тесно связана и демографическая. Демографический взрыв, по масштабам, конечно, нездоровый, вполне объясним трудностями обеспечения семьи в больших городах, возникших вокруг месторождений: "Некоторые бедные страны, в экономике которых преобладает сельское хозяйство, явно страдают от "недонаселения", а не от перенаселения. Для других стран проблема населения является в большей степени проблемой его размещения, а не проблемой общей численности: коэффициент миграции населения из сельскохозяйственных районов в города здесь зачастую вдвое выше общего прироста численности населения, а трущобы растут гораздо быстрее, чем сами города. Нельзя ожидать от мужчин и женщин сознательного ограничения своей семьи, если они знают, что из шести их детей пятеро умрут в возрасте до трех лет и если большая семья служит единственной защитой от безысходности и нужды в старости."79. Естественно, высокий прирост населения поддерживается и за счет снижения детской смертности в результате импортных поставок продовольствия и медикаментов.

Таким образом, разрешение глобальных проблем экономического роста требует изменения модели поведения основных субъектов этого роста, а механизм этого разрешения должен быть основан на специфическом подходе к анализу эффективности, который учитывал бы не только и не столько непосредственные результаты производства, сколько косвенные и имел бы в связи с этим особое критериальное условие. Эта проблема особенно актуальна для современной экономики России, поскольку перспективы ее роста связаны либо с превращением в полного сырьевого экспортера, либо с серьезной структурной перестройкой более совершенного типа.

Каким же должен быть критерий эффективности с учетом косвенных результатов производства? Представляется обоснованным следующее мнение: "Существование критерия оптимальности развития экономики постулируется и не подлежит доказательству, но конкретный вид критерия обосновать трудно. В соответствии с принципом внешнего дополнения не все параметры системы могут быть определены в пределах этой системы. Для этого надо рассмотреть ее в составе некоторой сверхсистемы. Критерий оптимальности относится к трудноопределимым параметрам экономической системы"80.

Сверхсистемой же для экономики в рамках подхода, сформулированного в п. 2.2, считать полноценное присвоение в процессе хозяйственной деятельности тех благ, которые не воспроизводятся либо воспроизводятся с циклами, серьезно превышающими по длительности хозяйственные (скорость оборота капитала, овеществленного в материальных воспроизводимых ценностях), либо не воспроизводятся вообще. Полноценное присвоение – значит сохраняющее и расширяющее возможность присвоения непрямого, не меняющего формы благ, которая очень долго и трудно восстанавливается либо не восстанавливается вовсе.

Одним из первых явно выраженных указаний на необходимость перехода на подобный режим присвоения –воспроизводства явился первый доклад Римскому клубу Дж. Форрестера и Д. Медоуза. Доклад был сделан на основе результатов реализации математической модели, учитывавшей глобальные процессы. Экспоненциальный рост основных показателей, в нее заложенных, - совокупного капитала, уровня запасов природных ресурсов, производства продовольствия, численности населения и деградации природной среды - привел их к следующим выводам:

"1. Если современные тенденции роста... будут продолжаться, в течение следующего столетия мир подойдет к пределам роста. В результате, скорее всего, произойдет неожиданный и неконтролируемый спад численности населения и резко снизится объем производства.

2. Можно изменить тенденции роста и прийти к устойчивой в долгосрочной перспективе экономической и экологической стабильности. Состояние глобального равновесия можно установить на уровне, который позволяет удовлетворить основные материальные нужды каждого человека и дает каждому человеку равные возможности реализации его личного потенциала"81. Количественное выражение перелома пагубной тенденции авторы увидели в необходимости "нулевого роста", условием которого являются неизменные величины капитала и численности населения при данном уровне технологий. И лишь технологические нововведения, отодвигающие пределы роста, позволяют увеличить и верхние пределы указанных величин.

Между тем высокая степень обобщения модели Форрестера - Медоуза не позволяет сделать пригодные для последующего принятия решений выводы, что, собственно, признается и самими авторами: "Нам трудно представить себе, какие новые формы общественного поведения возникнут в связи с угрозой катастрофы, поэтому мы и не пытались смоделировать социальные сдвиги. Наша модель достоверна только для отрезка времени, заканчивающегося точкой, за которой прекращается рост и начинается коллапс."82.

Угроза катастрофы не вызвала в мировой экономике значительных технологических перемен, судя по тому, что тенденции роста и его последствий сохранились. Правда, научные споры вокруг причин глобальных проблем роста и способов их решения продолжались долгое время и идут доныне. Причем выводы делаются нередко противоположные: "...для большинства развивающихся стран окончание переходного периода (от аграрного хозяйства к первой фазе индустриального) еще очень далеко, особенно для тех, которые не признают необходимости постепенно, но в значительной степени снижать темпы роста численности населения. Ведь не просто рост, а именно быстрый рост населения так осложняет вопрос об удовлетворении основных потребностей людей, не позволяя накопить капитал, необходимый для развития промышленного производства"83. Это мнение Э. Пестеля, второго докладчика Римскому клубу.

Он считал при этом также :"...нужно твердо понять, что удовлетворение материальных потребностей, включая основные жизненные нужды людей, не должно противоречить удовлетворению возникающих "новых" потребностей "постиндустриального общества", прежде всего в должном состоянии окружающей среды и экологических условий, обеспечении большей социальной справедливости, бережном отношении к основным невозобновимым ресурсам, новых взаимосвязях между работой, доходами и досугом при постоянно растущей производительности труда..."84. То есть решение проблем, вызванных экономическим ростом, Пестель видит не в ограничении пределов собственно экономической системы, а в ограничении рождаемости, т.е. в подавлении внешних для экономики факторов, ограничивающих экономический рост.

Противоположную позицию в данном вопросе занимал А.Д. Сахаров: "...необходим своеобразный налог на развитые страны в сумме порядка 20% их национального дохода на протяжении, примерно, пятнадцати лет. При изменении положения слаборазвитых стран проблема избыточной рождаемости разрешится относительно безболезненно, без варварских методов стерилизации... Человечество может безболезненно развиваться, только рассматривая себя в демографическом смысле как единое целое, как одна семья, без разделения на нации в каком-либо ином смысле, кроме истории и традиций. Поэтому в политике правительства, в законодательстве о семье и браке, в пропаганде нельзя поощрять увеличение рождаемости в развитых странах и одновременно требовать ее ограничения в странах менее развитых, получающих помощь. Ничего, кроме озлобления и национализма, такая игра не вызовет"85.

Еще более радикальный вывод делает А.Кинг, второй председатель Римского клуба: "Обращенное к могущественным и богатым требование жить, показывая достойный пример, означает, что они должны изменить свой образ жизни, методы производства, структуру потребления так, чтобы... эти новые формы позволили в грядущем столетии создать мир, устойчивый и надежный во всех отношениях..."86. Таким образом, Кинг, как и Сахаров, видит одну из причин глобального кризиса внутри индустриально и постиндустриально развитой экономической системы, а не за ее пределами.

Таковы проблемы измерения макроэкономической эффективности в условиях глобализации. Учитываются ли они в применяемых сегодня оценках конкурентоспособности стран? На каких принципах строятся эти оценки? Ответам на эти вопросы посвящен следующий параграф.


3.2 Методологические проблемы страновых сопоставлений

В этом параграфе остановимся на анализе наиболее распространенных подходов к оценке международной конкурентоспособности стран с тем, чтобы в итоге понять, чего в уже применяемых методах не хватает для того, чтобы анализировать хозяйственные аспекты глобальной конкурентоспособности стран.

Проблемы страновых сопоставлений – частный случай проблем статистических сравнений вообще. Как известно из правил статистического анализа, несопоставимыми обобщающие показатели продукции (как отдельных предприятий, так и экономики в целом) могут сделать не только меняющиеся цены, но и меняющийся набор включаемых в эти показатели продуктов. Особенно остро проблема продуктовой несопоставимости встает при анализе показателей за длительные промежутки времени, в течение которых многие товарные номенклатурные позиции исчезают из производства и рынка, а многие, наоборот, появляются. Поэтому для того, чтобы можно было сравнивать состояние экономики на разные моменты времени, необходимо учитывать в составе агрегированных показателей продукции сопоставимые наборы товаров.

Особенно важно соблюдение отмеченных требований, предъявляемых к экономико-статистическим показателям, в международных сопоставлениях, которые и являются краеугольным камнем возможного маркетингового анализа стран, предваряющего выбор того или иного варианта встраивания экономики страны в мирохозяйственные связи.

Затруднения, возникающие в процессе международных сопоставлений, в первую очередь связаны с несопоставимостью наборов товаров, включаемых в обобщающие показатели экономического роста. Эта проблема сходна с проблемой несопоставимости объемных показателей продукции одной и той же страны за разделенные длительным промежутком моменты времени. Сходная проблема возникает при сравнении индексов цен. Например, если в странах Запада исчисление темпов инфляции ведется по всей номенклатуре ВНП (индекс-дефлятор ВНП), да еще учитывается динамика цен на землю, то в России, говоря об инфляции, чаще всего имеют в виду динамику потребительских цен (индекс потребительских цен), измеренную, к тому же, по весьма ограниченному набору товаров. В международных сопоставлениях макроэкономических стоимостных показателей для приведения данных к сопоставимому виду обычно используется индексный метод для товаров-представителей, что, безусловно, приводит к значительным погрешностям.

Кроме того, сравнения должны производиться в единых ценах, чему препятствует наличие разных валют. Это требует дополнительного пересчета всех стоимостных показателей в сравнимую валюту (использования паритетов покупательной способности), что также не лишено погрешностей, поскольку ППС также рассчитываются по ограниченному кругу товаров.

В рамках Программы международных сопоставлений ООН, нацеленной на определение ВВП разных стран по паритету покупательной способности их национальных валют, берут 600-800 основных потребительских товаров и услуг, 200-300 основных инвестиционных товаров и 10-20 типичных строительных объектов. Затем определяют стоимость корзины этих благ в национальной валюте исследуемой страны и в долларах США. На основе установления ППС определяют покупательную способность той или иной национальной валюты. Для государств с переходной экономикой и развивающихся стран характерно, что ППС их национальной валюты превышает ее обменный курс, для развитых стран – наоборот, ППС чаще ниже обменного курса. Лишь в США курс совпадает в ППС, поскольку американские цены берутся в качестве базовых.

Названные проблемы скорее счетно-технического плана. Есть и более серьезное препятствие проведению международных сравнений. Даже если наборы товаров близки, это не значит, что последующее сравнение динамики реального объема производства даст не лишенные смысла результаты. Один и тот же товар, но произведенный в разных экономиках, может быть признан потребителями одной страны, но не признан потребителями другой. В административной экономике продукция вообще не имела товарного характера, а потому большая ее часть гипотетически вообще не могла иметь сбыта в рыночной экономике. Вообще проблемы возникают при сравнении ВВП любых двух стран, особенно тех частей продукта, которые потребляются внутри страны, а не вовлекаются в мировую торговлю.

Таким образом, здесь мы приходим к проблеме однородности исследуемых статистических совокупностей, но только уже на уровне мирохозяйственных связей. Более корректным, хотя все равно не вполне корректным, будет сравнение экономики стран, близких по качеству экономического роста: США и Японии, Японии и Западной Европы, Западной Европы и США, стран "третьего мира" между собой. Кстати говоря, найдутся ли страны-аналоги для России, еще неизвестно, поскольку в своем развитии она невероятным образом сочетала и продолжает сочетать державную мощь Запада с нищетой развивающихся стран.

Мы не зря остановились здесь преимущественно на анализе проблем, возникающих при исчислении и сопоставлении макроэкономических показателей. Дело в том, что более или менее унифицированная система статистической отчетности в государстве строится, так или иначе, под потребности государственного регулирования экономики. Поэтому отдельные предприятия систематически собирают и публикуют как раз ту информацию, которая впоследствии используется общегосударственными статистическими органами для обобщения и анализа. Следовательно, практикуемая в государстве система экономической статистики во многом влияет на качество информационного обеспечения политики регулирования внешнеэкономической деятельности страны.

Один из наиболее анализируемых страновых рейтингов – рейтинг производительности стран (Приложение 4). Показатель годовой выработки, на котором он строится, является одним из ключевых в характеристике экономического роста.

Вопросы, возникающие при анализе этой методологии сравнений, таковы: нужен ли экономической рост стране, является ли рост производительности в заданном формате расчета критерием конкурентоспособности национальной экономики?

Источниками экономического роста (и роста ВВП, в том числе) могут быть и интенсивные, и экстенсивные факторы. Уже одно это говорит о необходимости различать рост в США и рост в Корее. Нельзя одним показателем мерить два совершенно разных типа роста – надо переходить к анализу структуры ВВП и ресурсов его производства.

Постиндустриальный этап экономического роста, наступивший в начале 70-х гг., вообще характеризуется относительно низкими темпами роста ВВП87. Умеренные постиндустриальные темпы могут, согласно методологии этого рейтинга, стать основой для отнесения страны в категорию средне- или слаборазвитых. И наоборот, страны с растущей экономикой, но растущей в относительно худшем индустриальном варианте, оказываются вверху рейтингового списка.

С этой точки зрения, непонятно, как среди наиболее развитых стран оказался Бахрейн, в структуре производства которого львиную долю занимает нефть и нефтепродукты. Следовательно, второй вопрос – это качество экономического роста или критерий развития, отличный от экономического роста вообще. Является ли экономический рост единственным признаком развития? Судя по данному рейтингу - да.

Кроме того, оценка результата, достигнутого страной в последний год ее развития – еще не признак потенциала страны. Конкурентоспособность – это все-таки способность, а не просто овеществленный результат ее применения. Кстати говоря, не во всех достигнутых результатах в явном виде материализуется потенциал страны. Он может распределяться неявным образом на все создаваемые товары, но напрямую не просматриваться в их стоимости (а ведь именно к ней все, в конечном итоге, и сводится). Затраты на социальную сферу, на фундаментальную науку и т.п. могут материализоваться в налогах, которые являются составной частью ВВП, но сама величина налогов еще ни о чем не говорит: расходоваться собранные суммы могут по-разному.

Наиболее популярным страновым рейтингом является сейчас рейтинг конкурентоспособности стран, рассчитываемый Институтом совершенствования методов управления (Лозанна, Швейцария)

Таблица рейтинга стран за последние несколько лет представлена в Приложении 588, а система показателей, на основе которых он рассчитывается - в Приложении 6.

Это, безусловно, более сложная система расчетов, претендующая на полный охват качественных факторов развития, причем, что принципиально важно – декларируется оценка среды, которую создает страна для фирм: «именно в обеспечении фирм средой, которая имеет наиболее эффективную структуру, учреждения и политику, нации и конкурируют друг с другом. Конкурентоспособность наций и конкурентоспособность фирм — взаимозависимые концепции; разработчики рейтинга сосредотачиваются на первом. Он измеряет и сравнивает, как страны обеспечивают фирмы средой, которая поддерживает внутреннюю и глобальную конкурентоспособность фирм, работающих в их границах»89.

Однако, этой декларацией многое и ограничивается. На поверку речь идет всего лишь о своеобразной «доске почета», место на которой страна «зарабатывает» на основе все тех же количественных сравнений. Автор методологии проф. С. Гарелли пишет: «Весьма важный строительный «кирпич» для определения порядкового номера — стандартизированная оценка для всех измерителей (критериев), которую мы называем «STD-оценка». Первый шаг в возведении в определённый ранг — вычислить STD-оценку для каждого измерителя (критерия), используя данные, доступные для всех стран. Затем мы подсчитываем очки для 250 используемых измерителей (критериев). В большинстве случаев более высокая оценка предпочтительнее, поэтому страна с самой высокой стандартизированной оценкой ставится на первое место, а с самой низкой — на последнее»90.

Экономико-методологическая проблемность этого и подобных рейтингов заключается в следующем. В основе построения рейтинга лежит пресловутый единый стандарт, с которым сравнивается положение всех остальных стран. Такой подход был бы хорош при определении рейтинга фирм, торгующих на одном и том же рынке одной и той же продукцией. Если фирмы производят разную продукцию и торгуют на разных рынках, их сравнение по одному или нескольким укрупненным показателям уже может оказаться некорректными.

А страна – это не фирма: она не столько торгует, сколько создает условия для жизни и деятельности людей. Уже сами эти исходные условия изначально разные у каждой страны, хотя бы в силу различий в их территориальном положении, ресурсах и климате. Но самое главное, критерий эффективности деятельности разных стран не может быть одним и тем же, поскольку каждая страна в идеале должна сама определять значимые для нее результаты и сравнивать фактически достигнутое не столько с результатами деятельности других стран, сколько с собственными планами. Именно поэтому же страна сама решает, какие ресурсы и каким способом ей стоит привлекать, а какие нет. То есть единых стандартов привлекательности страны как места жизни и деятельности не может быть так же, как единых стандартов уровня жизни и экономического развития.

В основу оценки глобальной конкурентоспособности страны не может быть положено представление о стране как о фирме, прежде всего потому, что это противоречит пониманию страны как особой формы общности людей.

Если мы примем во внимание, что глобальная конкурентоспособность (см. п.1.3) – это способность страны не стать фирмой, а остаться страной, то в качестве базового критерия необходимо принять способность страны в условиях усиления процессов глобализации сохранить весь комплекс признаков страны, но никак не соответствие стандартам роста по каким-либо количественным показателям. Расти может фирма. В отдельных случаях ее рост может свидетельствовать о ее развитии. Развитие страны – гораздо более сложный процесс, за которым стоит продвижение вперед всей совокупностью страновых признаков, а не только производством, потреблением и т.п.

Существует и ряд частных существенных вопросов, касающихся критериев конкурентоспособности, закладываемых в основу этого рейтинга. Они звучат как «Общие правила мировой конкурентоспособности» (табл. 18).

Анализ критериев позволяет классифицировать их по трем группам:

  •  соотносящиеся с авторским пониманием глобальной конкурентоспособности страны (около половины списка, подчеркнуты)
  •  не соотносящиеся с ним (четверть списка, выделены курсивом)
  •  нейтральные по отношению к нему (четверть списка, оставлены обычным шрифтом)

Не вызывают сомнения критерии, входящие в раздел «Управление»- в большей степени как раз, из-за того, что они относятся не к стране, а скорее к фирмам, функционирующим на ее территории.

Абсолютно позитивны критерии разделов «Инфраструктура», «Наука и технология», «Население». Что объединяет эти критериальные признаки? Можно сразу сказать – наличие качественных критериев, которые, конечно, требуют дополнительного определения и анализа способов оценки, но сами по себе вполне разумны.

Таблица. 18. Критерии мировой конкурентоспособности в понимании Института развития методов управления (Лозанна, Швейцария)

Группы критериев

I Внутренняя экономика

1.1 Производительность отражает добавленную стоимость в коротком промежутке времени.

1.2 Долгосрочная конкурентоспособность требует накопления капитала.

1.3 Процветание страны отражает её успешное функционирование в прошлом.

1.4 Конкуренция, направляемая рыночными силами, улучшает функционирование народного хозяйства страны.

1.5 Чем больше конкуренции внутри народного хозяйства, тем более конкурентоспособны её фирмы, вероятно, будут и за границей.

II Интернационализация

2.1 Успех страны в международной торговле отражает конкурентоспособность её народного хозяйства (при условии, что не имеется никаких торговых барьеров).

2.2 Открытость для международной хозяйственной деятельности улучшает функционирование народного хозяйства страны.

2.3 Международные инвестиции размещают экономические ресурсы наиболее эффективным во всем мире образом.

2.4 Основанная на преимущественном росте экспорта конкурентоспособность часто связана с нацеленностью на экономический рост в народном хозяйстве страны.

2.5 Поддержание высокого уровня жизни требует интеграции с международной экономикой.

III Правительство

3.1 Государственное вмешательство в деловую деятельность должно быть минимизировано, за исключением создания конкурентных условий для предприятий.

3.2 Правительство должно, однако, обеспечить макроэкономические и социальные условия, которые являлись бы предсказуемыми, и таким образом минимизировали внешние риски для хозяйственного предприятия.

3.3 Правительство должно гибко приспосабливать свою экономическую политику к изменяющейся международной среде.

IV Финансы

4.1 Финансы облегчают деятельность по созданию добавленной стоимости.

4.2 Хорошо развитый, интернационально интегрированный финансовый сектор страны поддерживает ее международную конкурентоспособность

V Инфраструктура

5.1 Хорошо развитая инфраструктура, включая функциональные бизнес системы, поддерживает хозяйственную деятельность.

5.2 Хорошо развитая инфраструктура включает также успешно функционирующую информационную технологию и эффективную защиту окружающей среды.

VI Управление

6.1 Конкурентоспособное соотношение цена/качество изделий отражает управленческие способности в стране.

6.2 Нацеленность управления на работу на долгом промежутке времени через какое-то время увеличивает конкурентоспособность.

6.3 Эффективность в хозяйственной деятельности, вместе со способностью приспосабливаться к изменениям в конкурентной среде, является неотъемлемыми признаками хорошего управления, решающими для конкурентоспособности предприятия.

6.4 Предпринимательство — решающий ресурс для хозяйственной деятельности в стадии запуска.

6.5 В более зрелом деле корпоративное управление требует навыка в интеграции и дифференцировании деловой деятельности.

VII Наука и Технология

7.1 Конкурентное преимущество может быть построено на эффективном и творческом применении существующих технологий.

7.2 Инвестиции в фундаментальные исследования и инновационную деятельность, создающие новое знание являются решающими для страны на более зрелой стадии экономического развития.

7.3 Долгосрочные инвестиции в НИОКР, вероятно, увеличат конкурентоспособность фирмы.

7.4 Невоенные частные/корпоративные инвестиции в НИОКР, вероятно, увеличат конкурентоспособность страны больше, чем государственные инвестиции в военные НИОКР. 

VIII Население

8.1 Квалифицированная рабочая сила увеличивает конкурентоспособность страны.

8.2 Отношение к делу рабочей силы воздействует на конкурентоспособность страны.

8.3 Конкурентоспособность имеет наклонность увеличивать уровень ожиданий в отношении качества жизни.

 

В других разделах - где больше, где меньше - есть спорные критерии.

«1.2 Долгосрочная конкурентоспособность требует накопления капитала» – правило, вроде бы очевидное, но лишь в том случае, если накопление осуществляется в тех формах и в тех воспроизводственных цепочках, которые способствуют развитию страны. Как известно, советская экономика на протяжении всего своего исторического периода демонстрировала очень высокие темпы накопления, что не спасло ее от неизбежного краха в 80-е гг. Пропорции накопления были неадекватны потребностям и ситуации смещены в сторону ВПК, сырьевых отраслей, да и вообще были как бы «вне» каких-либо воспроизводственных цепочек, поскольку управление экономикой было построено на вертикальных, а не на горизонтальных связях. Между прочим, и накопление в развитых странах – не всегда позитивный процесс. Известно, что одной из причин экономических кризисов является перенакопление капитала, причем отрасли, формирующие потенциал накопления, страдают от кризисов более всего. Это также свидетельствует о неоднозначности данного критерия, рассматриваемого и включаемого в расчетную модель независимо от других. Кстати, учитывая названные в разделах 5, 7, 8 качественные критерии развития согласуются с этим количественным только в определенных случаях, когда инвестиционные проекты сосредотачиваются в инфраструктуре, экологии, науке и человеческом развитии. А это совсем не то же, что инвестиции в производственный основной и оборотный капитал.

Поэтому составление рейтингов по разнородным показателям с последующим сведением их в единую рейтинговую оценку абсолютно некорректно.

«1.4 Конкуренция, направляемая рыночными силами, улучшает функционирование народного хозяйства страны». Общеизвестно (и это Россия прошла на собственном горьком опыте), что конкуренция для крупных неделимых производственных комплексов (естественных монополий) невозможна, и попытки создать ее искусственно, разделением этих комплексов, приводили лишь к полному их разрушению, поскольку ломали единый производственно-технологический и организационный цикл. Кроме того, конкуренция конкуренции рознь: неценовая более похожа на кооперацию. Что делать с конкуренцией в социальной сфере (в сфере производства общественных благ)? Или в сфере нейтрализации внешних эффектов? Можно развивать систему тендеров как часть государственной контрактной системы, вводить медицинское страхование и т.п. Однако я не стал бы называть подобные способы поставить социальную сферу под контроль общества конкуренцией, поскольку все равно так или иначе цели развития ее ставят не подрядчики, а заказчики. А заказчики – это не частные лица, а органы власти. Находиться под контролем общества – не всегда означает находиться в конкурентной среде. Конкуренция в сфере НИОКР, развивать которые советует 7 раздел, очень дорого стоит, поскольку это одновременная дублирующая друг друга работа нескольких исследовательских групп с неопределенными результатами.

Самым спорным в списке критериев международной конкурентоспособности стран является как раз раздел «Интернационализация».

«2.2 Открытость для международной хозяйственной деятельности улучшает функционирование народного хозяйства страны». Как уже говорилось в п.1.2, открытость улучшает функционирование народного хозяйства страны в том случае, если, во-первых, это открытость для всех. Кстати отметим, что у США, традиционно возглавляющих данный рейтинг и проповедующих открытость по всему миру, открытость экономики, измеряемая как экспортная квота, самая низкая (менее 9 % в 1997 г.) не только по сравнению со среднемировым значением (19% в 1997 г.), но и по сравнению со средним значением у развитых стран (17% в 1997 г.)91. Во-вторых, если открытость не приводит к эксплуатации различий в качествах жизни и хозяйства в мирохозяйственных связях. «По мере роста интернационализации хозяйственной жизни значение международной миграции возрастает. Основной поток международной миграции в последние десятилетия устремляется в США. В 70-х гг. число легальных иммигрантов в эту страну достигло 4,5 млн. человек (20% прироста населения за 70-е гг.), что на 1/3 больше, чем в 60-х гг. В 80-х гг. масштабы иммиграции еще более возросли — на нее приходилось уже 39% прироста населения раны. В этот период в страну въехало 6 млн. легальных и 2 млн. нелегальных иммигрантов. В первой половине 90-х эти масштабы иммиграции сохранились.»92 Если бы США возмещали странам выезда затраты на образование, здравоохранение и т.п. производство общественных благ на каждого эмигранта (хотя бы в соответствии со стандартами этих стран, а не в соответствии со своими собственными), вряд ли показатели США в составляемом ими рейтинге были бы столь впечатляющи. То же касается возмещения экологического ущерба (затрат на природоохранные мероприятия), наносимого вынесенным за пределы страны капиталом в форме прямых инвестиций.

Может быть, открытость подобного рода улучшает хозяйство стран, эксплуатирующих различия, но приобретения хозяйств их партнеров по внешнеэкономической деятельности, мягко говоря, не столь очевидны.

О том, что собой представляет внешнеторговая политика развитых стран, уже говорилось выше.

Вообще, говоря об открытости страны, как о критерии ее конкурентоспособности, необходимо сразу ответить на вопрос о товарно-страновой структуре внешней торговли. Глобальной конкурентоспособность страны во внешней торговле будет лишь в том случае, если она имеет по экспортируемым товарам устойчивые преимущества, связанные с более высокой эффективностью использования ресурсов, чем у других стран. Однако этот критерий не просматривается в рейтинговой методологии.

Исходя из авторского понимания, признаком глобальной конкурентоспособности страны не обязательно являются значительные объемы ее внешней торговли, инвестиций и т.п. Как мы выяснили выше, максимальное соответствие критерию глобальной конкурентоспособности проявляется в выработке страной собственной системы стандартов жизни, а не в соответствии фактических результатов жизни и деятельности внешним стандартам. Именно поэтому не исключен вариант, когда страна будет производить преимущественно на внутренний рынок, и, тем не менее, сохранит высокой именно глобальную конкурентоспособность.

«2.3 Международные инвестиции размещают экономические ресурсы наиболее эффективным во всем мире образом». О том, нужны ли и зачем стране деньги и в какой форме, уже подробно говорилось в п. 1.3. Для страны важна структура международных инвестиций, а не только их объем, однако она также не фигурирует в числе рассчитываемых показателей. Столь же спорно в связи с этим утверждение о том, что «4.1 Финансы облегчают деятельность по созданию добавленной стоимости».

«2.5 Поддержание высокого уровня жизни требует интеграции с международной экономикой». В принципе, утверждение почти бесспорное. Если страну принимают в интеграционную группировку, она в уровне жизни выигрывает от преимуществ, даваемых режимом внешнеэкономических связей, существующим внутри группировки. Не факт, что выигрывает в качестве жизни. Интеграционный вариант НАФТА дает Мексике возможность создать новые рабочие места, но только характер производства и занятости ухудшает экологическую среду и эксплуатирует дешевую рабочую силу.

«3.1 Государственное вмешательство в деловую деятельность должно быть минимизировано, за исключением создания конкурентных условий для предприятий». Весьма спорное утверждение, хотя бы в связи с противоречиями, возникающими при «стыковке» данного критерия с другими - касающимися инфраструктуры, науки и технологий, а также подготовки рабочей силы. Так, «объём государственного финансирования гражданских и военных НИОКР [США –К.Р.] в 1992-1996 гг. составлял около 70 млрд. долларов ежегодно примерно по 700 программам. В 1992 году эта сумма составила 68,2 миллиарда долларов, тогда как общие расходы на НИОКР составили 157,4 миллиарда долларов»93. Финансируя почти половину расходов страны на НИОКР, США, как мы видим, направляют усилия государства не только в сферу поддержания конкуренции, но при этом все-таки занимают первое место в своем рейтинге.

«3.3 Правительство должно гибко приспосабливать свою экономическую политику к изменяющейся международной среде». Если ему больше ничего не остается делать. С этим, правда, не очень сочетается следующая позиция одного из бывших, но влиятельных государственных мужей Америки: «Короче говоря, для Соединенных Штатов евразийская геостратегия включает целенаправленное руководство динамичными с геостратегической точки зрения государствами и осторожное обращение с государствами-катализаторами в геополитическом плане, соблюдая два равноценных интереса Америки: в ближайшей перспективе – сохранение своей исключительной глобальной власти, а в далекой перспективе – ее трансформацию во все более институализирующееся глобальное сотрудничество. Употребляя терминологию более жестких времен древних империй, три великие обязанности имперской геостратегии заключаются в предотвращении сговора между вассалами и сохранении их зависимости от общей безопасности, сохранении покорности подчиненных и обеспечении их защиты и недопущении объединения варваров»94. Но эта позиция, конечно, не отражает официальную позицию правительства Соединенных Штатов. Поэтому США – по-прежнему первые, как наиболее приспосабливающаяся к внешней экономической среде страна.

Обращают на себя внимание результаты расчетов частных рейтингов (по отдельным показателям методологии) для стран, фигурирующих в списке. Например, есть несколько показателей, рейтинг Японии (Приложения 7 и 8) по которым у нее оказался одним из самых худших. Это: отношения компаний и правительства, реструктуризация экономики, управление общественными финансами, общественное имущество и плата за его использование, права и обязанности акционеров, предпринимательство, информация о новых технологиях, стоимость жизни. Но почти все они прямо или косвенно отражают характер ее хозяйственного устройства, предопределившего ее успех. Благодаря этому устройству высоки значения тех показателей, по которым Япония в начале списка – экспорт товаров, расходы предприятий на НИОКР, торговый баланс, общие резервы, занятость в бюджетной сфере. Это свидетельствует о механическом подходе при статистической сводке частных показателей, в результате которого образуется не стройная причинно-следственная картина успехов и неудач страны, а формальная усредненная оценка плюсов и минусов, дающая в итоге ничего не означающий нуль.

Подобная методология на практике не позволяет выявить истинные причины успеха (неуспеха страны) вопреки утверждениям авторов этого инструментария: «Окончательный итог имитационного моделирования показывает, насколько, если рассматривать, в общем и целом, оценка места страны в общем ряду по конкурентоспособности увеличилась бы, если бы она сосредоточилась на улучшении этих показателей (критериев)»95. При следовании эклектическому подходу авторов, если бы Япония начала заниматься улучшением своих худших показателей, у нее тут же ухудшились бы лучшие.

Выводы, которые можно сделать из анализа частных и общего рейтингов так понимаемой конкурентоспособности страны, фактически касаются лишь способности (неспособности) страны догнать другие страны, прежде всего, возглавляющую список. Как ни странно, эта система оценок очень напоминает советский лозунг 60-х гг. «Догоним и перегоним Америку!». Неясно только, зачем.

Однако понять реальную картину собственных сильных и слабых сторон здесь не представляется возможным. Равно, как и на основе этого понимания – выработать стратегию роста конкурентоспособности.

Вывод, который можно сделать из анализа методологии расчета данного рейтинга – оценка уровня может не иметь объективной базы (а иметь тенденциозно сформированную), и являться частью маркетинговой политики стран, котирующихся в начале списка.

Подобные методологические проблемы характерны и для социальных рейтингов стран.

«Для включения страны в ту или иную группу применяют разные критерии. Это, прежде всего, характер экономики (рыночная или переходная) и уровень ее социально-экономического развития (определяется в первую очередь производством ВВП/ВНП на душу населения, отраслевой структурой ВВП, уровнем и качеством жизни)»96. Рейтинг стран по душевому ВВП приведен в Приложении 9.

Во-первых, как и в случае с хозяйственными рейтингами, встает вопрос о самоценности роста показателя ВВП и душевого ВВП в условиях постиндустриальной экономики.

Принципиальным в моем подходе является утверждение о том, что нельзя сформулировать за жителей страны определённые стандарты жизни, которым должно соответствовать их существование: для американцев хороши одни стандарты, для африканцев - другие, для россиян – третьи. Поэтому оценивать жизнь в России по американским стандартам, также как жизнь в Америке - по российским, не имеет смысла: это вещи несопоставимые и несравнимые.

Подобная некорректность вообще очень часто возникает при страновых сравнениях вообще.

Весьма характерно, что подобный сдвиг в массовом сознании связан именно с переносом стереотипов, стандартов производства и потребления экономически развитых стран на другие страны. Уже цитировавшийся ранее автор в двух соседних абзацах своей статьи говорит следующее: «В целом преимущества глобализации позволяют улучшить свое положение всем партнерам, получающим возможность, увеличив производство, повысить уровень заработной платы и жизненные стандарты. Конечным результатом глобализации должно стать общее повышение благосостояния в мире... Одна из основных проблем связана с вопросом, кто оказывается в выигрыше от глобализации. Фактически основную часть преимуществ получают богатые страны или индивиды. Несправедливое распределение благ от глобализации порождает угрозу конфликтов на региональном, национальном и интернациональном уровнях»97. Столь характерное отождествление благосостояния с уровнем материального потребления - признак американской культуры, «американской мечты». Стоит отметить, что даже в стандартах системы национальных счетов валовой внутренний продукт не является идеальным измерителем благосостояния, поскольку не учитывает производство в домашних хозяйствах, теневую экономику, а также внешние эффекты хозяйственной деятельности, прежде всего экологические. Тем не менее, сведение понятия благосостояния к понятию материального богатства – типичный ход западных экономистов, облегчающий измерение всего остального мира по западным стандартам.

Снижение рейтинга душевого ВВП у многих экономически развитых стран может свидетельствовать либо о действительном ухудшении экономического положения в этих странах (снижении их конкурентоспособности), либо о том, что душевой ВВП уже не является объективным измерителем конкурентоспособности и уровня жизни страны.

Второе приходится признать более значимым, учитывая особенности постиндустриального потребления: «Важнейшими чертами постиндустриальной экономики является изменение структуры производства и потребления (преимущественно за счет возрастания роли услуг). Так, в России уже в начале 90-х гг. в структуре производства ВВП услуги стали преобладать над товарами, а в структуре потребительских расходов населения доля услуг сейчас составляет около 1/6 и имеет тенденцию к дальнейшему росту. Растет доля услуг и во внешнеторговом обороте: в России она возросла с 12% в начале 90-х гг. до 20% в конце 90-х гг. Одновременно идет изменение структуры секторов экономики, причем это изменение происходит не только внутри сферы услуг (см. выше), но и в сфере материального производства. Это, прежде всего, рост в первичном и вторичном секторах тех отраслей, которые относятся к наукоемким (в них доля расходов на НИОКР составляет не менее 3,5 – 4% от объема продаж, а доля занятых в НИОКР – не менее 2,5 – 3% от всех занятых в отрасли). Увеличивается и доля их продукции в мировой торговле»98. Однако рост сферы услуг, третичного и четвертичного секторов качественно отличается от роста продукции: его темпы гораздо более скромны, чем темпы роста производства и потребления в индустриальную эпоху99.

Исходя из этого, можно сделать вывод не о постиндустриальном, а, скорее, об индустриальном характере роста потребления тех стран, рейтинг которых по душевому ВВП увеличивается.

За индексом развития человеческого потенциала (Приложение 10) стоит сложная методика статистического взвешивания показателей ВВП, уровня образования населения и продолжительности жизни.

Не вдаваясь подробно в анализ методологии, можно сразу найти ее слабые стороны, если, например, Канада начнет улучшать показатель своего душевого ВВП, это сразу может неблагоприятно отразиться на продолжительности жизни населения стран, где размещены выведенные из нее экологически грязные производства. На что в данном случае списать ухудшение рейтинга этих стран: на просчеты в их собственной политике или на внешний фактор?

А если развивающиеся страны так же, как и развитые, будут стремиться к росту продолжительности жизни населения, то им, учитывая структуру производства на их административной территории, придется жертвовать ростом валового продукта.

Вывод: величины, которые агрегируются в рейтинге, вполне могут изменяться в противофазе, причем рост рейтинга одних стран может происходить за счет рейтинга других. И так будет происходить именно потому, что ни внутренняя социально-экономическая структура стран-участниц рейтинга, ни их мирохозяйственные связи данной методологией не моделируются.

Применение рейтингов, методологии которых проанализированы выше, не позволяет выстроить соответствующую предпочтениям страны национальную экономическую стратегию: эти предпочтения никак не учитываются в рейтинговых оценках. Построены последние лишь на понимании, «как должно быть на самом деле», сложившемся в общественном сознании населения экономически развитых стран (да и то, далеко не всех). Поэтому ставить в качестве приоритетной задачи развития достижение определенного рейтинга страны (переход из одной группы стран по этому рейтингу в другую) – сомнительная политика, так как добиваться придется достижения не собственных, а чужих стандартов жизнедеятельности. Поскольку, как показывает опыт экономических реформ последнего десятилетия ХХ века, да и опыт всего развития цивилизации, невозможно реформировать экономику, не реформировав всего образа жизни.


Глава 4. Типологический подход к оценке глобальных конкурентных преимуществ стран

На наш взгляд, альтернативой рейтинговому подходу может стать предлагаемый автором подход типологический, в рамках которого:

  1.  На основе классификации сочетаний социальных и хозяйственных операций, выполняемых на экономической территории страны, выделяется множество характеристических типов стран.
  2.  Каждый из типов обладает своим уникальным набором неотъемлемых черт, являющихся национальным богатством стран этого типа.
  3.  Существует множество типов (моделей) экономической и социальной жизни, но отсутствует универсальный (единый) критерий экономического развития.
  4.  Возможна классификация сравнительных конкурентных преимуществ разных типов, но невозможна однозначная (стандартная, в рейтинговом режиме) оценка конкурентоспособности страны.

Ниже изложены основные моменты предлагаемого типологического подхода.

4.1 Социальная и хозяйственная типология стран

Используя воспроизводственный подход, положенный в основу анализа положения страны в глобальной экономике, можно выделить ряд классификационных типов стран по сочетанию видов социальной жизни - составу социальных операций, выполняемых ими на своей экономической территории.

В приведенных ниже табл. 19 и 20 таких типов выделено девять. При этом каждый очередной тип по сравнению с предыдущим осуществляет дополнительную группу операций, что позволяет рассматривать его как принципиально, качественно иной, отличающийся от остальных не просто уровнем, но образом социальной и деловой жизни.

С увеличением порядкового номера процесса увеличивается длительность процесса воспроизводства (в общем случае – присвоения) соответствующего операции социального (хозяйственного) блага.

Таблица.19. Социальная типология стран (упрощенный вариант)( разработана автором)

         Социальный тип     

                                    страны

Операции,

выполняемые на

экономической

территории страны

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1. наделение жителей гражданскими обязанностями и правами

+

+

+

+

+

+

+

+

-

2. сохранение и расширение территории, защита границ, обычное право

+

+

+

+

+

+

+

-

-

3. ведение домашнего хозяйства

+

+

+

+

+

+

-

-

-

4. эксплуатация коммунального жилья и инженерных коммуникаций, обеспечение внутренней безопасности

+

+

+

+

+

-

-

-

-

5. розничная торговля, сфера бытовых услуг, начальное и среднее образование, дошкольное воспитание, физкультура, спорт, досуг (массовое потребление)

+

+

+

+

-

-

-

-

-

6. розничная торговля, сфера услуг, элитное начальное и среднее образование, высшее образование, элитное здравоохранение, культура, обеспечение экологической безопасности (массовая культура)

+

+

+

-

-

-

-

-

-

7. индивидуальное избирательное общение (индивидуальные творческие процессы)

+

+

-

-

-

-

-

-

-

8. совместное избирательное общение (совместные творческие процессы)

+

-

-

-

-

-

-

-

-

Предлагаемые социальные  классификационные типы – это типы общежития людей, в основе каждого из которых лежит определенная социальная общность. Начнем характеристику с наименее «цивилизованного» типа – 9-го.

9. По существу, это некий прародитель первобытного племени, еще даже не очертившего территорию своего обитания как свою собственную. Другой вариант – территория, покинутая жителями из-за катаклизмов природного (стихийные бедствия) стихийного либо антропогенного (война, экологическая катастрофа) характера. Еще один вариант – просто безлюдная, необитаемая территория типа Гренландии, Арктики или Антарктики.

8. Появление социальной власти на территории позволяет классифицировать еще один тип общежития, который общежитием как таковой не является, поскольку связывает живущих на территории только гражданством. На практике в чистом виде такой тип стран также вряд ли встречается. Можно говорить о феномене роста социальных операций подобного рода в связи с существованием двойного гражданства либо различия места жизни и гражданства. Так, Россия и бывшие ее союзники по СССР и социалистическому блоку, имеют массу граждан, постоянно проживающих за границей и по разным причинам сохраняющих свое первое гражданство. Чем больше эмиграция подобного рода, тем более страна становится близкой к данному классификационному типу.

7. Страны (территории) с преобладанием племенного образа жизни и прямого (без обработки) потребления даров природы (отчуждаемых невоспроизводимых благ). Социальная власть, выполняющая базовые социальные процессы, здесь представлена обычным правом и управлением через старейшин (вождей племен). Предположительно преобладает кочевой образ жизни.

6. Страны с оседлым образом жизни, домашним хозяйством и, как следствие, жилищным строительством. Процессы образования, здравоохранения, социального обеспечения происходят внутри семьи (общины).

5. Страны, сочетающие аграрный и промышленный образы жизни. Промышленность при этом сосредоточена вокруг месторождений полезных ископаемых, а не вокруг мест традиционного расселения. Т.е. расселение становится подчиненным размещению промышленности. Появляется жилищно-коммунальное хозяйство как базовый элемент инфраструктуры первичного сектора. Однако инфраструктура ограничивается инженерными коммуникациями, развитие социальной инфраструктуры задерживается в силу низкой значимости специального воспроизводства работника (низкоквалифицированная рабочая сила не требует социального воспроизводства).

4. Характер требований к населению на этапе развития массового производства в промышленности меняется: промышленности нужен массовый платежеспособный спрос и хорошо подготовленная рабочая сила. Появляется социальная инфраструктура, позволяющая создать компактную городскую среду. Рост уровня материального потребления сопровождается возникновением экологической проблемы. Страна с обществом «массового потребления»

3. Страна с обществом «постиндустриального потребления» характеризуется наличием крупных мегаполисов, в которых появляется возможность разнообразного выбора сфер приложения рабочей силы, потребления и досуга. Городская среда теряет компактность из-за разрастания территории, занимаемой городами. Экологические и социальные проблемы экономического роста побуждают страну стремиться к выводу массовых производств, загрязняющих природу, а также использующих неквалифицированную рабочую силу («непрестижный труд»), за пределы административной территории.

2. Страна, в которой произошел сдвиг в системе ценностей в сторону присвоения невоспроизводимых неотчуждаемых благ. Общение между людьми и индивидуальное творчество становятся самостоятельной ценностью и фактором социальной среды. Монокультурная страна, оберегающая свою культуру от проникновения иного образа жизни. Неэкономические ценности (здоровье, хорошее образование, безопасность жизни, сохранение среды обитания и общения граждан) подчиняют экономические (рост производства и потребления).

1. Страна открытой культуры, в которой возможности индивидуального творчества и общения внутри одной культуры дополняются возможностями совместной жизни и общения с людьми иных культур.

Аналогично выстраивается хозяйственная классификация стран.

Таблица 20. Хозяйственные типы стран (разработана автором)

       Хозяйственный тип     

                                страны

Операции,

выполняемые на

экономической

территории страны

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1. регистрация и лицензирование деятельности предприятий на административной территории

+

+

+

+

+

+

+

+

-

2. операции с землей, недрами и др. отчуждаемыми невоспроизводимыми ресурсами

+

+

+

+

+

+

+

-

-

3. операции с финансовыми активами, операции с недвижимостью и торговые операции с товарами, не произведенными на экономической территории страны (резидентами)

+

+

+

+

+

+

-

-

-

4. производство сырья и полуфабриката

+

+

+

+

+

-

-

-

-

5. производство и сбыт конечного продукта

+

+

+

+

-

-

-

-

-

6. развитие технологии и рынков

+

+

+

-

-

-

-

-

-

7. развитие национального окружения (инфраструктуры)

+

+

-

-

-

-

-

-

-

8. развитие внешнего окружения ( инфраструктуры)

+

-

-

-

-

-

-

-

-

9. Хозяйственный тип, на территории которого вообще ни номинально, ни физически не ведется никакой хозяйственной деятельности. Характеристики ее совпадают с 9 –м социальным типом.

8. На территории страны существует политическая власть, могущая брать на себя финансовые и нефинансовые обязательства, официально принимать межгосударственную помощь, а также регистрировать официальную деятельность и защищать права собственников. Т.е. резиденты могут контролировать финансовые потоки, проходящие в хозяйственных операциях.

Результат этих операций для страны – налоги, которые платят резиденты, не ведущие на административной территории хозяйственной деятельности.

7. Страны, которые, будучи не в состоянии добывать свои собственные ресурсы (эксплуатировать собственные месторождения), отдают право эксплуатации месторождений нерезидентам, взамен получая доходы в виде ренты или арендной платы (концессионных платежей).

Операции не требуют капитальных вложений со стороны резидентов (природные ресурсы по факту принадлежат им). Сдача в аренду (концессии) природных материальных ресурсов исключает возможность влияния собственника на материальные потоки, образующиеся в процессе эксплуатации арендуемого имущества.

6. Операции с коротким циклом, требующие наличия первоначального капитала (операции с недвижимостью, торгово-финансовые операции).

Вложения в материальные оборотные активы предполагают территориальное перемещение материальных ценностей, следовательно – возможность торговли, извлечения торговой прибыли резидентами и относительно большую независимость страны от конъюнктуры внешней среды бизнеса, расположенного на ее территории.

Результат этих операций: - торговая прибыль (не связанная с производством отечественных товаров) охватывает торговлю готовой продукцией. Пример соединения финансового и торгового капитала – так называемый «челночный бизнес». Производства товаров нет, товары не свои.

Получение ренты также обусловлено сделанными резидентами вложениями в недвижимость и инфраструктуру. Этот способ извлечения доходов широко применяется в мегаполисах, например, в Москве (где правительство строит и сдает в аренду «доходные дома»). Страны, строящие свое благополучие на таком бизнесе – это, как правило, страны с развитым туризмом, хорошим климатом и большим притоком иностранных инвестиций в жилищное строительство.

5. Торговля обеспечивается не только завозными ресурсами, но и производственной деятельностью резидентов на территории страны.  Производство сырья и полуфабрикатов. Предполагается обработка исходных материальных благ, существующих в стране; необходим труд и наличие трудовых ресурсов в большом масштабе. Срок окупаемости больше, чем у операций типов «8-6» на длительность производственного цикла. Результат – промышленная (производственная) прибыль, зарплата, товары собственного производства.

4. Производство определенных видов продукции не ограничивается добычей местных полезных ископаемых, но обеспечивает переработку на месте. Производство и реализация конечного продукта. Здесь еще более длинный цикл воспроизводства, т.к. торговые операции и расчеты по сделкам увеличивают срок окупаемости капитала. Перерабатывающая промышленность территориально связана с добывающей благодаря экономии на транспортных расходах (если рынки сбыта находятся близко; если рынки сбыта удалены, и есть смысл приближать переработку к ним, расширяется экономическая территория страны - резиденты работают за пределами административной границы).

Результат – появляется торговая прибыль от реализации товаров собственного производства, поскольку здесь ценовую политику определяют сами резиденты.

3. Развитие технологий, капитала и рынков. Это не оперативные, а стратегические операции, у которых результаты отложены во времени (они зависят от жизненного цикла продукции тех предприятий, которые расположены на территории, т.е. резидентов).

Производство по определенным видам продукции (базовым направлениям) ведется не только на заимствованных технологиях производства и сбыта, но и на собственных научно-исследовательских, опытно-конструкторских и маркетинговых разработках резидентов. Вложения в НИОКР и маркетинг являются более долгосрочными, чем вложения в материальные производственные активы, имеют больший срок окупаемости и, соответственно, еще более «привязывают» предприятие к территории.

Результат – будущие товары и продукты; будущие доходы; часть экономической прибыли – дохода, связанного с применением нематериальных факторов производства - от инноваций, реализованных страной.

2. Производство по определенным видам продукции ведется не только привлеченными кадрами, но и выращенными на предприятиях- резидентах (подготовленными, переподготовленными, повышающими квалификацию целевым образом за счет средств предприятий). В последних двух процессах (5 и 6) предполагается также широкое прямое участие предприятий в развитии социальной сферы места. Социальная деятельность предприятий, вложения в «человеческий капитал» вообще граничат с некоммерческими проектами. Результаты их отложены во времени и поэтому сами вложения менее мобильны в сравнении с вышеперечисленными.

Вложения, подобные вложениям в «человеческий капитал» – вложения в создание и развитие предприятий, смежных по технологии, диверсифицированных структур, венчурное финансирование малого бизнеса, экологические инвестиции и жилищное строительство (вложения в «местное окружение»).

Например, в Советские времена предприятия имели свои детсады, больницы, профилактории и т.п. (у завода ЗиЛ был даже ВТУЗ (ВУЗ)). Это не столько инициатива предприятий, сколько закономерность системы. В рыночной экономике эти операции финансируются через налоги - но иногда фирмы сами финансируют непосредственно. Этот вариант характерен и для Японии ( замкнутая корпоративная культура: выезды на природу, спорткомплексы, и т.п.). Результат (в отличие от операций «1-6») – блага, не отчуждаемые от человека (т.е. это целостное воспроизводство людей). Здесь же – деятельность по охране окружающей среды и деятельность лиц свободных профессий (музыкантов, ученых, художников).

1. Процессы развития, перечисленные выше, не ограничиваются для базовых направлений страной, но в формах передачи технологий, управленческого и производственного опыта, инвестирования совместных проектов распространяются в другие страны (вложения во «внешнее окружение»). Здесь фактически речь идет о выравнивании уровней развития различных территорий, что является некоммерческой сверхдолгосрочной задачей, отражающей полную социально-экономическую интеграцию (непротиворечивость между экономическими и социальными задачами развития).

Фактически это воспроизводство соседей в качестве друзей или врагов. Это экономическая дипломатия высшего уровня, ориентация на результаты, которые возникнут за пределами страны. Это воспроизводство типа мирного сообщества, который желателен для данной страны.

Следует оговориться о допущениях, положенных в основу классификаций:

  •  приведенные классификации – базовые и упрощенные. Значительная часть стран мира не могут быть отнесены ни к одному из указанных социальных или хозяйственных типов типу, поскольку представляют собой разнородные социальные и хозяйственной общности. Речь идет лишь о социальной или хозяйственной  доминанте, которую можно выделить;
  •  в классификациях каждый очередной тип вбирает в себя признаки предыдущего. На практике это может быть не так, т.е. сочетания реальных социальных и хозяйственных операций, выполняемых на территории страны, могут быть совершенно различными (парные, тройные, четверные и др.). Важен лишь воспроизводственный принцип, положенный в основу данных классификаций. Страна каждого социального типа воспроизводит свой тип человека – носителя неотчуждаемых благ как части национального богатства страны. Каждая страна богата своим типом людей, проживающих на ее территории. Страна каждого хозяйственного типа воспроизводит свой тип деловой жизни. Каждая страна богата своим типом предпринимательства, ведущимся на ее территории.


4.2 Конкурентные преимущества и стадии жизненного цикла стран

Каждый социальный тип страны – это определенный тип комфортности жизни, определенный тип ее конкурентоспособности с социальной точки зрения, определенные условия жизни, привлекательные для населения.

Конкурентное преимущество страны в социальной сфере – это определенное качество комфортности проживания, т.е. качество условий жизни людей, которые влияют на решения людей оставаться жить в стране или мигрировать, а также на режим естественного воспроизвоства населения.

Каждому социальному типу соответствуют свои конкурентные преимущества, классификация которых приведена в табл. 21.

Каждый хозяйственный тип страны – это определенный тип деловой привлекательности, определенный тип ее конкурентоспособности с хозяйственной точки зрения, определенные условия ведения бизнеса, привлекательные для деловых людей.

Конкурентное преимущество страны в хозяйственной сфере – это определенное качество ее деловой привлекательности, т.е. качество условий ведения хозяйственной деятельности, которые имеют в виду предприятия, принимая решения о размещении своего капитала,  и работники, принимая решения о предложении своих услуг.

Каждому хозяйственному типу соответствуют свои конкурентные преимущества, классификация которых приведена в табл. 22.

Чем можно измерить это качество, как его можно оценить? Прежде всего, относительной вероятностью получения тех результатов хозяйственной деятельности, которые интересуют ее субъектов (см. табл. 22.). Принцип классификации конкурентных преимуществ стран прост: для каждого типа бизнеса – свое качество деловой привлекательности. Ниже приведены комментарии к каждому из перечисленных в табл. 22 типов хозяйственных конкурентных преимуществ стран, начиная с базовых.

8.9 Если предприятие регистрируется на территории страны, его собственника будет интересовать относительный уровень налогов. При прочих равных условиях, для привлечения капитала страна должна устанавливать уровень налогобложения бизнеса ниже, чем в странах-конкурентах, странах аналогичного качества развития, сходных «по прочим равным условиям».

Таким образом, минимум деловой привлекательности страны связан с наличием в ней правовых институтов, которые вообще позволяют рассматривать ее как сторону в международном праве. На ее территории должна действовать власть (как правило, светская, хотя не обязательно во всех случаях), наделяющая жителей гражданскими правами и обязанностями.

7.8 Если предприятие не только регистрируется, но и ведет свою хозяйственную деятельность, т.е. размещает на территории страны какие-либо операции кругооборота капитала (воспроизводственного цикла), его неизбежно будут интересовать возможности извлечения рентных доходов от выгод местоположения.

Страны могут по-разному строить рентную политику: могут через налоговую систему и/или через регулирование цен в сельском хозяйстве, добывающих отраслях или отраслях-естественных монополиях изымать дифференциальную ренту первого типа (связанную с объективными различиями в качестве земли, недр, местоположения и т.п.) либо оставлять ее субъектам хозяйства. Рентная политика,


Сравнительные конкурентные преимущества данного типа по сравнению с теми, порядковый номер которых больше (выше диагонали)

Сравнительные конкурентные слабости данного социального типа по сравнению с типом, порядковый номер которого меньше (ниже диагонали)

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1

Социально организованная возможность совместного индивидуального использования общего свободного времени

1.2 + 2.3

1.3 + 3.4

1.4 + 4.5

1.5 + 5.6

1.6 + 6.7

1.7+7.8

1.8 + 8.9

2

Трудности преодоления межкультур-ных барьеров

Социально организованная возможность индивидуального использования свободного времени

2.3 + 3.4

2.4 + 4.5

2.5 + 5.6

2.6 + 6.7

2.7 +7.6

2.8 + 8.9

3

2.1 + 3.2

Потеря социальной стабильности и внешних гарантий индивидуальной жизни (рост рисков и социальной неопределеннос-ти)

Возможности для разнообразного рабочего и свободного времяпрепровождения

3.4 + 4.5

3.5 + 5.6

3.6 + 6.7

3.7 + 7.8

3.8 + 8.9

4

3.1 + 4,3

3.2+4.3

Замена общения невербальными коммуникаци-ями (взаимное отчуждение людей).

Замена индивидуальной и традиционной культуры массовой.

Экономия времени на выполнение домашней работы (за счет коммунализациисемейных функций)

4.5 + 5.6

4.6 + 6.7

4.7 + 7.8

4.8 + 8.9


5

4.1+5.4

4.2+5.4

4.3+5.4

Стандартизация воспитания, обучения, здравоохра-нения, социального обеспечения (взаимное отчуждение трудоспособных и нетрудоспо-собных членов общества)

Экономия времени на эксплуатацию жилья

5.6+6.7

5.7+7.8

5.8+8.9

6

5.1+6.5

5.2+6.5

5.3+6.5

5.4+6.5

Бытовые ограничения коммунальной жизни

Экономия времени на принятие решений (за счет возможности содержать стариков)

6.7+7.8

6.8+8.9

7

6.1+7.6

6.2+7.6

6.3+7.6

6.4+7.6

6.5+7.6

Ограничения патриархального образа жизни (родовых и семейных традиций, домостроя и т. п)

Экономия времени на выполнение военных и полицейских функций

7.8+8.9

8

7.1+8.7

7.2+8.7

7.3+8.7

7.4+8.7

7.5+8.7

7.6+8.7

Воинская повинность и исполнение норм обычного права

Гражданские права

9

8.1+9.8

8.2+9.8

8.3+9.8

8.4+9.8

8.5+9.8

8.6+9.8

8.7+9.8

Гражданские обязанности

Таблица 21. Сравнительные конкурентные преимущества социальных типов стран (разработана автором)


Сравнительные конкурентные преимущества данного социального типа со всеми,порядкрвые номера которых больше (выше диагонали)

Сравнительные конкурентные слабости данного социального типа по сравнению с типом, порядковый номер которого меньше (ниже диагонали)

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1

-Присвоение со-творческой ренты

1.2 + 2.3

1.3 + 3.4

1.4 + 4.5

1.5 + 5.6

1.6 + 6.7

1.7+7.8

1.8 + 8..9

2

Риски распада творческих коллективов

Присвоение экол-огической, интел-лектуальной и социальной ренты

2.3 + 3.4

2.4 + 4.5

2.5 + 5.6

2.6 + 6.7

2.7 +7.6

2.8 + 8.9

3

2.1 + 3.2

Риски индивидуальной творческой деятельности

Возможность набора и подгото-вки хорошо образо-ванного персонала

3.4 + 4.5

3.5 + 5.6

3.6 + 6.7

3.7 + 7.8

3.8 + 8.9

4

3.1 + 4,3

3.2+4.3

Дополнительные расходы на ма-ркетинг, НИОКР, подготовку персонала

Экономия на под-готовке квалифи-цированной рабо-чей силы

4.5 + 5.6

4.6 + 6.7

4.7 + 7.8

4.8 + 8.9

5

41+5..4

4.2+5.4

4.3+5.4

Риски конъюнктурных колебаний на рын-ках стандартизиро-ванной конечной продукции

Дополнительный доход от эксплуатации дешевой рабочей силы,

5.6+6.7

5.7+7.8

5.8+8.9

6

5.1+6.5

5.2+6.5

5.3+6.5

5.4+6.5

Риски конъюн-ктурных изменений  на   сырьевых рынках

6.7+7.8

6.8+8.9

7

6.1+7.6

6.2+7.6

6.3+7.6

6.4+7.6

6.5+7.6

Риски  изменений конъюнктуры финансовых и товарных рынков

Экономия на рент-ных платежах -1, экономия на тран-спортных расходах  и пр. выгоды место-положения, относи-тельные: безопас-ность бизнеса, уро-вень бюрократиза-ции,  пр. админи-стративные  усло-вия доступа к мест-ным ресурсам  

7.8+8.9

8

7.1+8.7

7.2+8.7

7.3+8.7

7.4+8.7

7.5+8.7

7.6+8.7

Высокие политические риски

Экономия на нало-говых платежах,

9

8.1+9.8

8.2+9.8

8.3+9.8

8.4+9.8

8.5+9.8

8.6+9.8

8.7+9.8

-

Таблица 22. Сравнительные конкурентные преимущества хозяйственных типов стран(разработана автором)


таким образом, будет влиять на деловую привлекательность страны для всех предприятий, которые ориентированы на получение выгод местоположения и доступности природных ресурсов.

В последнее время научная общественность России широко обсуждает вопрос о необходимости национализации дифференциальной ренты первого типа. При всей сложности этого вопроса можно утверждать одно: дифференциальную ренту-1 можно и приватизировать, то есть отдать предприятиям добывающих отраслей, в том числе и с иностранным капиталом, если их деятельность будет давать стране что-то большее. Например, инвестиции в инфраструктуру (дорожное строительство, инженерные коммуникации и коммуникации связи и т.п.) или даже инвестиции в основной капитал добывающих отраслей при нехватке средств резидентов на финансирование воспроизводства.

Таким образом, страна должна предоставлять привлекаемым «застройщикам» рентные условия, относительно более благоприятные, чем в странах-конкурентах.

Каковы условия обеспечения страной подобного уровня привлекательности бизнеса? Расширяется круг необходимых социальных критериев:

  •  отсутствие отечественных и гражданских войн;
  •  отсутствие угроз передела собственности (национализации, понимаемой традиционно);
  •  отсутствие криминальных угроз бизнесу;
  •  благоприятная административная среда (касается условий землеотвода нерезидентам и условий доступа их к природным ресурсам страны).

Следовательно, социальные операции, которые обязательно должны иметь место для обеспечения данного типа конкурентных преимуществ, таковы:

  •  охрана внешних границ;
  •  охрана внутреннего правопорядка и защита прав собственности и гражданина;
  •  поддержание политической стабильности.

6.7 Еще скорее бизнес можно привлечь в страну, если территория освоена, т.е. базовая инфраструктура уже существует. Это позволяет предпринимателям сэкономить на капитальных вложениях соответствующего рода и вообще, в связи с этим, быстрее «раскрутиться» (сразу взять быстрый темп оборота капитала). Особенно важно это для торгового и финансового бизнеса, который весь строится на быстрых оборотах. Другой вопрос -  насколько он нужен стране? И здесь необходимо потребности хозяйства соизмерять с собственными возможностями резидентов по качественному осуществлению операций подобного рода, с одной стороны, и с наличием в стране средств для финансирования проектов создания инфраструктуры бизнеса, привлекающей торговый и финансовый капитал, с другой.

Среди факторов, определяющих политику в этой области, на первом месте вполне может оказаться необходимость немедленного пополнения бюджета за счет налогообложения быстроокупаемого бизнеса. В любом случае, чтобы привлечь нерезидентов в эти сферы, нужно обеспечить относительно большую доходность торговых и финансовых операций. Не вмешиваясь прямо в ценообразование на этих рынках, это можно сделать прежде всего через развитие инженерной инфраструктуры, присваивая в результате дифференциальную ренту-2 либо отдавая ее тем, кто эксплуатирует недвижимость и коммуникации.

Уровень притязаний бизнеса на условия приложения капитала, как мы видим, в этом случае повышается. Здесь ему нужна уже не просто сравнительно дешевая (по налогам и ренте) внешняя оболочка, но и определенный уровень развития инфраструктуры, с одной стороны и возможность каким-либо образом получить дешевую рабочую силу (то есть уже – внутренний фактор производства), с другой. Соответственно, растет и нагрузка страны выполнением социальных операций. Здесь обязательно требуются:

  •  развитие строительства недвижимости и инженерной инфраструктуры на  территориях, которые страна хотела бы видеть в качестве хозяйственно освоенных;
  •  весь круг операций, создающих в домашних хозяйствах прибавочный продукт, который мог бы быть реализован в виде спроса на рынках ввозимых (импортных) товаров;
  •   жилищное строительство;
  •  «прозрачная» и эффективная система деятельности административных органов, необходимая для обеспечения высокой скорости оборота капитала в бизнесе данного типа.

5.6 Но бизнес может быть производственным, и тогда круг условий, привлекательных для предприятий, меняется: помимо необходимости поддерживать благоприятный налоговый, бюрократический, криминальный климат, помимо решения воспроса о рентной политике, необходимо обеспечить предприятиям доступ к дешевой рабочей силе.

Это, в частности, значит, что должны найтись люди, готовые работать на непрестижных работах с минимумом бытовых удобств, не исключено, что в отрыве от семьи, с возможными нарушениями техники безопасности и охраны труда и т.п. И страна, если она хочет привлечь производственный бизнес в отрасли низких технологий, должна дать предприятиям возможность сэкономить на стоимости рабочей силы.

Не всякая страна может себе это позволить: не зря на этапе роста и стагнации (см. теорию жизненного цикла продукта – внешнеэкономический аспект) капитал перемещается в страны с дешевой рабочей силой, а национальная рабочая сила страны происхождения должна быть занята на вновь создаваемых, столь же престижных, что и раньше, рабочих местах. Конкрентные преимущества стран, привлекающих капитал подобного качества, в относительно низкой стоимости рабочей силы. Что стоит за стоимостью рабочей силы? Стоимость цикла ее воспроизводства. Относительную жизненную (бытовую) непритязательность граждан можно использовать, таким образом, как хозяйственное конкурентное преимущество страны.

Примером отсутствия у стран конкурентного преимущества подобного рода является привлечение иностранных рабочих в развитых странах на тяжелые, малооплачиваемые и непрестижные работы в строительстве, городском хозяйстве и т.п. Следовательно, социальные операции, которые страна должна выполнять для привлечения бизнеса данного типа – это:

  •  ведение домашних хозяйств как поставщиков наиболее дешевой рабочей силы (наличие трудоизбыточного сельского хозяйства, как правило, является в данном случае конкурентным преимуществом);
  •  строительство и эксплуатация коммунального жилья и связанных с ним инженерных коммуникаций.

4.5 Для того, чтобы привлечь в страну фирмы из обрабатывающих отраслей производства, производителей продукции с большой долей добавленной стоимости, производителей конечной продукции, необходимо создать условия не столько для экономии на стоимости рабочей силы, сколько для экономии на ее подготовке. Качество рабочей силы, используемой в бизнесе данного типа, существенно выше, и, соответственно, работодателя интересут не только цена, но и образование, квалификация, опыт работы.

Соответственно, чем страна  должна выгодно отличаться от стран-конкурентов в этом случае? Наличием социальной сферы, обеспечивающей такие стандарты жизни, которые позволяют воспроизвести рабочую силу соответствующего качества. На это качество, помимо обычных бытовых условий жизни работника, должны работать:

  •  выделенное в отдельную отрасль и находящееся вблизи места жительства здравоохранение,
  •  дошкольное и среднее образование его детей (тоже будущих квалифицированных работников),
  •  экономящая  время сфера бытовых услуг,  
  •  заполняющая его сфера организованного досуга.

3.4 Условиями привлечения в страну бизнеса высокого класса, саморазвивающегося, т.е. управляющего жизненным циклом своего продукта и, следовательно, своим собственным жизненным циклом, нужны условия еще более привлекательные.

Чем живет бизнес данного типа? Как правило:

  •  хорошо сегментированными рынками,
  •  «нишевыми» маркетинговыми стратегиями,
  •  налаженными связями с потребителями, т.е. работой не столько на случайный рынок, сколько на заказ,
  •  не просто квалифицированной, а хорошо образованной рабочей силой, способной к саморазвитию и через это сообщающей развитие бизнесу.

Как правило, это бизнес крупных мегаполисов, городов с наличием не просто социальной сферы, но деятельности по подготовке высококлассных профессионалов, предполагающей следующие операции:

  •  высшее образование;
  •  элитное дошкольное и среднее образование, на  него работающие;
  •  элитное здравоохранение;
  •  научную деятельность в академической.и вузовской формах;
  •  разнообразную культурную жизнь (уже не просто организованный досуг).

2-3 и 1-2 – типы конкурентных преимуществ, связанных со способностью страны реализовывать неэкономические критерии развития. Данные типы интересны тем, что:

  •  как правило, бизнес, работающий на территории страны – национальный, поскольку, при всей цивилизованности современного западного бизнеса и сообщества вообще, фирмы с явными извне или изнутри заданными экологическими, социальными и интеллектуальными стандартами развития за границу не выводятся;
  •  в данных двух случаях страна не столько стремится привлечь бизнес, сколько стремится ограничить негативные внешние эффекты его функционирования;
  •  не столько страны хотят понравиться бизнесу, сколько бизнес стремится попасть в эти страны.

Т.е. обладание конкурентными преимуществами этих типов есть сердцевина национальной хозяйственной модели (национальной хозяйственной базы), тщательно оберегаемой или, наоборот,  весьма внутренне устойчивой, не требующей специальной защиты.

Можно сказать, что именно 1.2 и 2.3 – и есть глобальные конкурентные преимущества, конкурентные преимущества экономических супердержав. На чем они строятся? На умении создать адекватные условия для самореализации личности. За эксплуатацией этих конкурентных преимуществ стоит присвоение социальной ренты как дохода на человеческий капитал, экологической ренты как дохода на природу как единое целое, как естетсвенную среду жизни, интеллектуальной ренты как дохода на творчество и сотворческой ренты как дохода на совместную творческую деятельность.

Конкурентное преимущество 2.3 реализуется, помимо прочего, и в присвоени ренты на иностранные:

  •  природу;
  •  человеческий капитал;
  •  творчество.

Особое условие, которое должно создаваться для приближения цикла жизнедеятельности страны к полному циклу жизнедеятельности – поощрение творческой деятельности (свободного распоряжения временем) в индивидуальных и коллективных формах. На  2.3 работают:

  •  политика монопольно заниженных цен на мировых рынках сырья;
  •  промышленный и технологический шпионаж, а также сбора открытой информации интеллектуального характера при отсутствии защиты прав интеллектуальной собственности в других странах;
  •  создание условий для «притока мозгов» из-за границы

Таблица 23. Взаимосвязь социальных и хозяйственных конкурентных преимуществ стран (разработана автором)

Хоз.тип страны

Тип хозяйственных конкурентных преимуществ

Тип  социальных конкурентных преимуществ

Соц.тип сстраны

1-2

Присвоение сотворческой ренты

Социально организованная возможность совместного индивидуального использования общего свободного времени

1-2

2-3

Присвоение экологической, интеллектуальной и социальной ренты

Социально организованная возможность индивидуального использования свободного времени

2-3

3-4

Возможность набора и подготовки хорошо образованного персонала

Возможности для  разнообразного рабочего и свободного время препровождения

3-4

4-5

Экономия на подготовке квалифицированной рабочей силы

Экономия времени на выполнение домашней работы (за счет коммунализации семейных функций)

4-5

5-6

Дополнительный доход от эксплуатации дешевой рабочей силы,

Экономия времени на эксплуатацию жилья

5-6

6-7

Дополнительный доход от различий в конъюнктуре товарных и финансовых рынков, экономия на рентных платежах 2 типа

Экономия времени на принятие решений (за счет возможности содержать стариков)

6-7

7-8

Экономия на рентных платежах 1 типа, экономия на транспортных расходах  и пр. выгоды местоположения, относительные: безопасность бизнеса, уровень бюрократизации  пр. админис-тративные условия доступа к местным ресурсам и  рынкам

Экономия времени на выполнение военных и полицейских функций

7-8

8-9

Экономия на налоговых платежах,

Гражданские права

8-9

На 1.2 работают в большей степени:

  •  экологическое законодательство внутри страны;
  •  защита прав интеллектуальной собственности,
  •  организованный поиск и поощрение деятельности одаренных людей (прежде всего детей) и создание для них особых условий.

Как видно из анализа хозяйственных конкурентных преимуществ, их создание тесно связано с выполнением страной совокупности социальных операций, т.е. еще раз подтвердилась логика идеи комплексного социально-экономического развития - атрибута национальной экономики, как глобального конкурента, выдвинутая в п 2.1

. 

Таким образом, социальные конкурентные преимущества страны, как условия выполнения социальных операций определенного качества (социального типа), тесно связаны с ее хозяйственными конкурентными преимуществами как условиями выполнения хозяйственных операций определенного качества (хозяйственного типа) (табл. 23).

Такая взаимосвязь лишний раз обращает внимание на особенности конкуренции стран: в отличие от фирм они конкурируют одновременно на двух полях, и логика этой конкуренции такова (рис.10)

Здесь стоило бы еще раз вернуться к теоретической основе данной работы и сопоставить полученные классификации конкурентных преимуществ страны с классификациями Р.Вернона и М.Портера. В табл. 24  выделены те типы конкурентных преимуществ, которые не назывались в  двух указанных теориях и обоснование состава которых принадлежит автору данной работы.

Завершение изложения концепции жизненного цикла страны требует уточнения стадий этого цикла и соотнесения их со стадиями жизненного цикла продукта. Традиционные страновые классификации (развитые, развивающиеся страны, страны с переходной экономикой) так или иначе отождествляют понятие о стране с понятием о фирме и продукте. С этой точки зрения, пользуясь логикой теории Вернона, можно было бы уточнить данную классификацию, выделив группы стран «создающие-внедряющие», «растущие», «стагнирующие» и «деградирующие» в зависимости от доминирующего состава хозяйственных операций, выполняемых страной.

Однако если взять во внимание тот факт, что страна выполняет не только хозяйственные операции, но и социальные, а за социальными операциями стоят предпочтения жителей страны, критерий развития не столь однозначен. Жителям может быть совершенно чужд какой-либо образ хозяйственной деятельности. Кроме того, социальное развитие – воспроизводство человека - гораздо более длительно по срокам и не так очевидно и измеримо и оцениваемо, как хозяйственное.

Эволюция страны, переход ее от одного социального и хозяйственного типа к другому, таким образом, гораздо более длительный и противоречивый процесс, чем переход продукта с одной стадии своего жизненного цикла на другую и даже чем переход предприятия с одной стадии развития на другую.

Кроме того, каждый из перечисленных типов имеет как свои конкурентные преимущества, так и слабости в сравнении с другими типами. Нет типа, который был бы лучше других, каждый социальный тип хорош по-своему – в этом отличие типологического подхода от рейтингового, в рамках которого, как уже отмечалось, есть свои лидеры, а есть и аутсайдеры.

Предпочтения жителей могут и не быть однозначными, поскольку риски, обретаемые в процессе перехода, могут в глазах жителей перекрыть получаемые преимущества.

Очередность переходов не предопределена: например, к 1 или 2 типу хозяйственной и социальной жизни не обязательно проходить через 3–й и 4-й, поскольку ценности современной цивилизации не бесспорны и не очевидны, о чем свидетельствуют хотя бы исследования глобальных проблем экономического роста, упоминавшиеся выше.

Поэтому, вероятно, имеет смысл обозначать  не столько названия типов стран, сколько называть процессы перехода от одного типа к другому (табл.25).


Тип  социальных конкурентных преимуществ

Тип хозяйственных конкурентных преимуществ

Аналоги типов конкурентных преимуществ

в теории международной конкуренции М.Портера

в теории жиз-ненного цикла продукта (вне-шнеэкономический аспект) Р.Вернона и П.Кругмана

Социально организованная возможность совместного индивидуального использования общего свободного времени

Присвоение сотворческой ренты

Движение колективных человеческих ресурсов

Формирование творческих колективов (школ)

Социально организованная возможность индивидуального использования свободного времени

Присвоение экологической, интеллектуальной и социальной ренты

Движение человеческих ресурсов

Образование творческой личности

Возможности для  разнообразного рабочего и свободного времяпрепровождения

Возможность набора и подготовки хорошо образованного персонала

Движение инноваций

Создание, внедрение

Экономия времени на выполнение домашней работы (за счет коммунализации семейных функций)

Экономия на подготовке квалифицированной рабочей силы

Движение инвестиций

Рост

Экономия времени на эксплуатацию жилья

Дополнительный доход от эксплуатации дешевой рабочей силы

Движение факторов

Стагнация

Экономия времени на принятие решений (за счет возможности содержать стариков)

Дополнительный доход от различий в конъюнктуре товарных и финансовых рынков, экономия на рентных платежах 2 типа

Движение богатства

Упадок

Экономия времени на выполнении военных и полицейских функций

Экономия на рентных платежах 1 типа, экономия на транспортных расходах и пр. выгоды местоположения, относительные: безопасность бизнеса, уровень бюрократизации, пр. административные условия доступа к местным ресурсам и  рынкам

Гражданские права

Экономия на налоговых платежах


Таблица 25. Стадии жизненного цикла страны

Переход

Название перехода (стадия жизненного цикла страны)

9-8

«Освоение территории»

8-7

«Укоренение» (рост оседлости)

7-6

«Коммерциализация» (рост торговых связей)

6-5

«Индустриализация-коммунализация»

5-4

«Индустриализация-урбанизация»

4-3

«Постиндустриализация»

3-2

«Глобализация. Этап 1»

2-1

«Глобализация. Этап 2»

Исходя из этого, типологический подход