31529

Рефлексия дискриминации женщин по признаку пола на примере судьбы Андриа Дворкин

Дипломная

Социология, социальная работа и статистика

Концепции женского вопроса в русской общественной мысли (второй половины XIX в.) Т.А. Карченкова в исследовании «Женский вопрос в российской публицистике второй половины XIX века» в осмыслении женского вопроса выделяет следующие подходы

Русский

2014-11-26

335 KB

3 чел.

PAGE  2

Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского

Институт математики и информационных технологий

Кафедра философии

Рефлексия дискриминации женщин по признаку пола на примере судьбы Андриа Дворкин

Дипломная работа

Специальность «Философия»

Выполнила:

студентка группы МФ-701

Чупико Ульяны Сергеевны

___________________

Научный руководитель

доктор философских наук, профессор  _____________М.Д. Купарашвили

Заведующий кафедрой

доктор философских наук, профессор  _____________В.И. Разумов 

Омск 2012

Содержание

Введение           3

Глава 1. Феминизм и Андреа Дворкин

1.1. Феминизм как феномен современной социальной философии 11

1.2. Гражданская позиция и феминизм в судьбе Андреа Дворкин 21

Глава 2. Феминистика Андреа  Дворкин и Андреа Дворкин в феминистике

2.1. Радикальный феминизм Андреа Дворкин     30

2.2. Порнография «в законе»       45

Заключение          59

Список литературы          61

 
Введение

Актуальность. Равенство прав женщин и мужчин гарантировано Конституцией РФ, а так же рядом международных обязательств. Но в последние годы в России происходит сильный откат от соблюдения данного принципа: зарплаты женщин по-прежнему на 30% меньше, чем у мужчин; происходят массовые увольнения беременных женщин, на фоне развития частного предпринимательства это стало заметно сильнее; демографическая политика забыла отцов и обращена только к женщине- матери; центры помощи женщинам, подвергшимся насилию не развиваются; вновь начали культивироваться традиционные стереотипы «женщинам не место в политике и управлении, дело женщин - только рожать».

Очень важен тот момент, что ряд ранее действующих государственных структур, отвечающих за развитие равноправия мужчин и женщин, таких как Комиссия по делам женщин, семьи и демографии при Президенте РФ, Комиссия по делам женщин при Председателе Правительства РФ, Центр гендерной экспертизы при Совете Федерации попросту ликвидирован.

На данный момент ни в одной концепции развития нашей страны не присутствует тезис о развитии равных возможностей мужчин и женщин, в то время как социальная политика равенства прав женщин и мужчин, развитие современного законодательства и государственных институтов, поддерживающих политику «равных прав и возможностей», приняты во многих странах мира. Практика доказывает, что активное включение женщин в экономику и политику дает мощный импульс развитию общества и культуры, улучшает демографическую ситуацию, повышает качество жизни женщин и мужчин, делает счастливыми наши семьи.  Причем сегодня этот процесс уже не зависит ни от уровня экономики, ни от религиозных и национальных традиций.

Тем временем 54% населения нашей страны составляют женщины. Уровень образования у женщин в России сегодня выше, чем у мужчин. Женщины сегодня хотят работать, реализовывая себя в профессии, и воспитывать детей, реализовывая себя в материнстве. Хотят вкладывать все свои силы в процветание Родины. И сегодня женщины как никогда нуждаются в защите своих трудовых, семейных, репродуктивных и политических прав.

Конституция РФ провозглашает равенство прав женщин и мужчин, однако в действительности женщины подвергаются прямой и косвенной дискриминации, практически во всех сферах жизни.  Женщины хотят жить в свободной демократической стране, которая предоставляет всем гражданам максимальные условия для развития и роста. Поэтому нужно привлекать как можно больше внимания к данной проблеме. Это и  явилось  причиной выбора мной темы дипломной работы.

Степень разработанности темы. Тема феминизма имеет большую историю, практически ни один мыслитель не обходил ее стороной, однако особенно острым женская проблематика становится в последние двести лет. В обосновании самого феномена разделения людей по признаку пола и характер отношений между полами были использованы теории античности Платона и Аристотеля, творчество Кристины Пизанской (1364–1430), которая являлась одной из немногих женщин – «дочерей образованных отцов», писавших от лица женщин и в защиту прав женщин в средние века (она сделала предположение, что в результате хорошего образования женщины могли бы стать равными мужчинам), а также классические теории политологии М. Вебера, Т. Гоббса, М. Макиавелли Ж.-Ж. Руссо, работы Т. Мора и Ф. Бэкона, И.Канта, Г. Гегеля. 

Концепции женского вопроса в русской общественной мысли (второй половины XIX в.) Т.А. Карченкова в исследовании «Женский вопрос в российской публицистике второй половины XIX века» в осмыслении женского вопроса выделяет следующие подходы: 1) патриархатный – основа социума есть естественное разделение функций между полами: женщина – мать, мужчина – общественный деятель, 2) экономический – женщины – специфический субъективный фактор производства, эффективность их труда невысока, 3) демографический - подход к женскому вопросу с точки зрения воспроизводства нового поколения, 4) эгалитарный – отношения  личностной взаимо-дополнительности в семье и обществе, которые могут быть реализованы лишь в «пространстве свободного выбора».

Представители русской религиозной философии B.C. Соловьёв, Н.А. Бердяев, В.В. Розанов тоже имели взгляды на взаимоотношение полов. При всём разнообразии взглядов этих и других представителей русской философской классики они тяготели к идее андрогинной личности.

Начало философии пола XX века связано с именем немецкого исследователя О. Вейнингера и его книгой «Пол и характер» (1903), в которой он развивает идею бисексуальности, двуполости мужчины и женщины. Вейнингер не являлся первым ученым, обосновывавшим андрогинный подход к пониманию природы пола человека.  Вейнингер, сильно повлиявший на отечественных мыслителей, начал с понимания андрогинной природы человека и в итоге пришел к принципиальному выводу, что «женщина совершенно лишена возможности развиваться, разве только через мужчину». Эта проблема рассматривается психологом К.Г. Юнгом с точки зрения учения об архетипах коллективного бессознательного. Андрогинность человека К.Г. Юнгом была сведена к учению о женском архетипе Анимы у мужчин и мужском архетипе Анимуса у женщин.

Серьёзное влияние на развитие современной философии пола оказала Симона де Бовуар. Её знаменитая книга «Второй пол», вышедшая в свет в 1949 году, на протяжении многих лет почиталась женщинами всего мира как «новая Библия». В этой работе С. де Бовуар пыталась ответить на ключевые вопросы гендерных отношений, которые интересовали общество на протяжении многих веков. Эту проблематику она рассматривает в историко-философском, биологическом, психологическом и других аспектах.

С середины XX века проблема взаимоотношения полов нашла своё отражение в специальных науках - социологии, психологии, биологии, сексологии и др. С 1960-х годов на Западе, а с 1990-х годов в России появилась новая специальная отрасль знаний, которая абсорбировала в себя основы всех наук по социальному взаимоотношению полов - гендерология.

Фундаментальными являются работы, посвященные изучению социальной роли и предназначению мужчины в семье и обществе. Зарубежные исследования по данной проблеме связаны с именами Э. Бадинтер, Ш. Берн, С. де Бовуар, П. Бурдье, Р. Коннелла, М. Лерри, М. Месснера и др. Это научное направление развивают и современные отечественные ученые ГА Брандт, В.А.Геодакян, ТА Гурко, Ю.А. Гончаров, Е.А. Здравомыслова, И.С. Кон, В.А Рамих, Э.И. Слепян, Е.И.Трофимова, Б.Ц. Урланис, С М. Ушакин, Ж. В. Чернова, Е. Р. Ярская-Смирнова, и др.

Научными и философскими предпосылками возникновения гендерологии и феминологии послужили: Вторая волна феминизма (1950–1970-гг.) отразившаяся в работы С. де Бовуар, Б. Фридан, Д. Батлер и др. способствовавшая формированию т.н. «женских исследований»; Основные положения марксизма, обосновавшего социальную природу равенства полов: А. Бебель, К.А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Ф. Энгельс (акцентировали внимание на угнетенном положении женщин при капитализме, в связи с возникновением частной собственности). В русле марксистского учения о неравенстве мужчин и женщин на производстве, неравенстве внутри общества возникло новое направление феминизма - марксистский феминизм. Опираясь на учения Маркса и Энгельса, исследователи объясняют проблемы дискриминации женщин, разделение труда по признаку пола.

Проблемы участия и роли женщины в политике рассматривались в работах Е.А. Архиповой, Л.Браун, A.M. Коллонтай, С.К. Табуровой, А.А.Темкиной, Е.Н.Успенской, О.А. Хасбулатовой.

Гендерная проблематика в политических науках присутствует в работах феминистских исследователей: Д. Батлер, Ш. Муфф, К. Пэйтмен, Г. Рубин, Н. Фрейжер, Н. Чодорова (Ходорова), Д. Хубер. Конструирование фемининности и маскулинности, проблемы тела и сексуальности показаны в гендерных исследованиях П.Бурдье, О.В. Великановой, Р.Коннелл, М.Фуко. Подход социального конструирования гендера активно разрабатывался такими зарубежными учеными как И. Гофман, Д. Зиммерман.

В отечественной науке значительная часть первых исследований гендерных стереотипов была посвящена выявлению негативных стереотипных женских образов в российской культуре и их репрезентации в СМИ (прежде всего, в рекламе): Н.И. Ажгихина, О.А. Воронина, И.В. Грошев, С.С.Скорнякова.

Гипотеза исследования. Положение женщины в современном обществе является в корне ненормальным. Стандарты и требования, предъявляемые женщинам архаичны и несправедливы даже с точки зрения современного права.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является дискриминация женщин по половому признаку  в современном обществе.

Предмет исследования – жизнь и деятельность А. Дворкин как иллюстрация дискриминации женщин во всех сферах жизнедеятельности, от бытовой  до политической.

Цель и задачи дипломной работы. Цель работы – иллюстративный анализ способов дискриминации женщин по признаку пола на примере судьбы и работ Андриа Дворкин.

На основе поставленной цели в дипломной работе формулируются и решаются следующие задачи:

  1.  Описать положение женщин в современном обществе и феминного в культуре.
  2.  Обосновать правомерность требований феминистских организаций на примере жизни и деятельности А. Дворкин.  
  3.  Выявить современные наиболее основные и активные  формы дискриминации в условиях заката рациональной парадигмы мышления и деконструкции патриархальных социальных институтов.
  4.  Проанализировать и обосновать бесперспективность дискриминационной стратегии и политики умалчивания феминной проблематики на базе работ А.Дворкин.

Методологические основания исследования. Набор методов и используемых теоретических концептов обусловлен конкретными задачами выбранной темы. Исследование отталкивается от понимания феминизма в постмодернистской традиции и созданных на ее основе методов социогуманитарного познания. Метод монографичности позволяет сосредоточиться на однократности, уникальности предмета, не допускает генерализации, абстрагирования, при этом  его анализ не устраняет необходимость выявления общего, закономерного в данной сфере. Монографичность позволяет по типичному случаю судить о сходных. Метод интерсубективноси используеся как  способ трансляции феминистсткой информации, которая предполагает адресата в виде непосредственной публики современников  или общения с историческим способом освоения мира. Метод телеологичности: феминологическое знание является ценностным по предназначению. Основная роль в обосновании такого рода знания отводится  к отсылкам его значения, назначения, осмысленности, полезности, его соотносимости с высшими человеческими ценностями. Метод непосредственной включенности субъекта в предмет исследования: объекты феминистского знания сами являются субъектами познания и постижения, следовательно, познавательные отношения  не субъектно-объектные, а субъектно-субъектные. Отсюда основная задача понять другого, не в качестве объекта, а в качестве другого субъекта, как деятельного начала.

Научная новизна исследования. Внимание к гендерной проблеме имеет волнообразный характер, собственно с самых истоков. Как только женское движение добивалось выполнения своих весьма ограниченных требований, волна сходила на нет.  Данная проблема требует постоянной поддержки и внимания.

- Показано, что давление архаичных представлений о месте женщины в обществе имеет место до сегодняшнего дня. Ни одна форма политической системы и экономических отношений не готовы включить в качестве структурных составляющих и автономных, самоценных идеологических единиц женскую практику существования.

- Конкретно обоснованы претензии феминистики, предъявляемые властным структурам на примере судьбы и работ американской феминистки А. Дворкин, которая всю свою деятельность посвятила реализации женской гражданской позиции, обличая неудобные, щекотливые темы, нечистоплотные аспекты патриархального мировоззрения.

- Показана изощренность и утонченность патриархального унижения женщин в наличной действительности. На фоне развитого правового сознания и права как легитимного и беспристрастного регулятора человеческих отношений, на лицо сегрегация людей по половому признаку по принципу умолчания. С одной стороны, о правах человека заявлено официально и не указывается, что помимо общих качеств «быть человеком» необходимо иметь еще и мужские качества, с другой – на деле оказывается, что право избирательно для людей разных полов.

- Так же в работе обоснованы нерациональность, непрактичность и бесперспективность политики дискриминации с точки зрения прогрессивного развития человечества. Условием поступательного развития в работе однозначно заявлено устранение тех форм человеческой активности, которые хоть и являются источником наслаждения, но разрушают человеческий код. Разумный подход к вопросу диктует устранение аморальных форм активности, что имеет прямое отношение к женской эмансипации и установлению диктатуры эгалитарных принципов.

Положения, выносимые на защиту:

  1.  Отмечено, что современные формы взаимодействия полов несвободны от традиционных способов дискриминации не только на уровне обыденного, но и на уровне правовой индифферентности к проблеме и отсутствия политической воли.
  2.  Обоснованы претензии феминистики, предъявляемые  властным структурам на примере судьбы А. Дворкин.
  3.  Доказано изощренность и утонченность патриархальных норм унижения женщин на рубеже веков (20-21).
  4.  Обосновано нерациональность, непрактичность и бесперспективность  политики дискриминации с точки зрения прогрессивного развития человечества.

Структура и объем работы. Диплом состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения, списка литературы и интернет источников из 31 наименования. Объем работы – 62 страницы.


Глава 1. Феминизм и Андреа Дворкин

1.1. Феминизма как феномен современной социальной философии 

Феминизм, рассматриваемый как общественно-политическое движение, целью которого является предоставление женщинам всей полноты гражданских прав, в самом широком смысле  —  идеология, состоящая в диалектическом противоречии со всеми женоненавистническими идеологиями и действиями1. Стремление к равноправию женщин с мужчинами во всех сферах общественной жизни. В узком смысле — женское движение, целью которого является устранение дискриминации женщин и уравнение их в правах с мужчинами, стремление к равноправию женщин с мужчинами во всех сферах общественной жизни. Феминизм- теория равенства полов, лежащая в основе движения женщин за освобождение.

«Первая волна» феминизма приходится на XIX - первую половину XX вв. и относится главным образом к суфражистскому движению, в котором ключевым вопросом было право голоса для женщин, т.е. движения за предоставление женщинам избирательных прав, борьба за достижение юридического равноправия полов. Началом организованного движения считается 1848 год, когда в городе Сенека-Фоллз (штат Нью-Йорк, США) прошёл съезд по защите прав женщин под лозунгом «Все женщины и мужчины созданы равными». На съезде была принята т. н. «Декларация чувств». Декларация поднимала такие важные вопросы, как равноправие женщин в правах собственности, в браке, в свободном выборе профессий, в получении полноценного образования и т. д. Авторами этого документа являлись Элизабет Кэйди Стэнтон и Лукреция Мотт.

В 1869 году английский либеральный философ Джон Стюарт Милль опубликовал свою работу «Подчинение женщин», в которой отметил, что «законодательная поддержка подчинения одного пола другому вредна… и есть одно из главных препятствий на пути к общечеловеческому усовершенствованию».

Вопрос о праве владения собственностью для женщин занимал достаточно большое место в женском движении. В 1860 году, после обращения Элизабет Стэнтон, Законодательное собрание штата Нью-Йорк приняло в качестве закона «Акт о собственности замужних женщин». Этот акт гарантировал женщине право оставлять за собой заработанное ею, равное с мужем право на совместное попечительство над детьми, а также имущественные права вдовы, соответствующие правам мужа в случае смерти жены2. Важной фигурой в женском движении второй половины XIX века является Эммелин Панкхерст.  Она стала одной из основательниц движения за право женщин голосовать на выборах (т. н. «суфражизм» от англ. suffrage, «право голоса»). Одной из её целей было развенчание сексизма, укоренившегося на всех уровнях в британском обществе.

В 1903 году Панкхерст сформировала Организацию в защиту общественных и политических прав женщин (Women’s Social and Political Union, WSPU), которая в течение года объединила 5 тыс. членов. После того как члены этой организации стали постоянно подвергаться арестам и тюремному заключению за тривиальные проявления поддержки движению, многие из них решились на выражение своего протеста голодовкой. Результатом голодовки стало то, что серьёзно подорвавшие себе здоровье участники голодовки привлекли внимание к неоправданной жестокости законодательной системы того времени, и, таким образом, к идеям феминизма. Под давлением WSPU английский парламент принял ряд законов, направленных на улучшение положения женщин, и дал женщинам право голоса на местных выборах.

В США в 1869 году были созданы две организации такого же характера, объединившиеся в 1890 году в Национальную американскую ассоциацию за женское избирательное право. Благодаря активности её членов в ряде американских штатов женщины оказались допущены к голосованию.

«Вторая волна» относится к периоду феминистской деятельности с начала 1960-х до конца 1980-х годов и считается продолжением предыдущей фазы феминизма, включающей суфражисток в Великобритании и США. Под «второй волной» понимают идеи и действия, связанные с женским освободительным движением, которое выступало за юридическое и социальное, фактическое равенство женщин и мужчин.

Базисным понятием феминистской теории стало понятие «гендер», которое до сих пор остается предметом дискуссий в философии феминизма. В оксфордском справочнике по философии «гендер» понимается как «термин, введенный с целью выделения социального аспекта различия полов. Когда говорят о различии между существами женского и мужского пола как о различии «пола», то имеется ввиду их биологическое различие. Когда говорят о «гендере», то исходят из определенных социокультурных дефиниций понятия женщины и мужчины и предполагают изначально установленное различие их социального положения»3. При всей дискуссионности определений, большинство исследователей разделяют позицию, что «половое поведение, психологические различия и т.п. есть результат не столько физиологических особенностей мужчин и женщин, не природное их предназначение, а распространенные в каждом типе культуры и общества образы, типы, конструкты «мужского» и «женского», которые и задают определенную траекторию воспитания, образования и всей системы ценностей человека того или иного пола»4.

 Феминистская активистка и публицист Кэрол Ханиш придумала лозунг «Личное — это политическое» («The Personal is Political»), который стал ассоциироваться со «второй волной»5. Феминистки «второй волны» понимали, что различные формы культурного и политического неравенства женщин неразрывно связаны между собой. Они призывали женщин осознать, что отдельные аспекты их личной жизни глубоко политизированы и являются отражением сексистских властных структур. Фраза «освобождение женщин» (Women’s Liberation) впервые была использована в Соединенных Штатах в 1964 году, а в печати впервые появилась в 1966 году.  К 1968 году её начинают использовать применительно ко всему женскому движению.

Бетти Фридан в своей книге «Загадка женственности» («The Feminine Mystique», 1963) подвергла критике идею о том, что женщины могут реализовать себя только в сфере домашнего хозяйства и воспитания детей. Как сказано в некрологе Фридан, опубликованном в журнале «The New York Times» в 2006 году, «Загадка женственности» «дала начальный импульс современному женскому движению в 1963 году и в результате навсегда изменила структуру общества в Соединенных Штатах и других странах мира» и «многими рассматривается как одна из наиболее влиятельных публицистических книг XX века»6.  Фридан считала, что роль домашней хозяйки и воспитательницы детей была навязана женщине посредством создания т. н. «загадки женственности». Она отмечала, что псевдонаучные теории, женские журналы и рекламная индустрия «научили, что женщинам, обладающим истинной женственностью, не нужна карьера, им не нужно высшее образование и политические права — одним словом, им не нужны независимость и возможности, за которые когда-то боролись феминистки. Всё, что от них требуется, — это с раннего девичества посвятить себя поискам мужа и рождению детей»7. Важное развитие феминистская теория в период «второй волны» получила во Франции. По сравнению с разработками в США и Великобритании французский феминизм отличается более философским и литературным подходом. В работах этого направления можно отметить экспрессивность и метафоричность. Французский феминизм мало внимания уделяет политическим идеологиям и сосредотачивается на теориях «тела»8. К нему относятся не только французские писатели, но и те, кто работал в основном во Франции и в рамках французской традиции9, например, Юлия Кристева и Браха Эттингер.

Французский автор и философ Симона де Бовуар в настоящее время наиболее известна своими метафизическими романами «Гостья» (L’Invitée, 1943) и «Мандарины» (Les Mandarins, 1954), а также написанным в 1949 году трактатом «Второй пол», в котором она даёт детальный анализ угнетения женщин и который является ключевой работой современного феминизма. Эта работу можно отнести к феминистскому экзистенциализму. Являясь экзистенциалисткой, Бовуар принимает тезис Сартра о том, что «существование предшествует сущности», из чего следует, что «женщиной не рождаются, ею становятся». В её анализе основное внимание уделяется «Женщине» (социальному конструкту) как «Другому» — именно это Бовуар определяет в качестве основы женского угнетения. Она утверждает, что женщина исторически считается девиантной и ненормальной, что даже Мэри Уолстонкрафт, которая считается одним из первых феминистских философов, считала мужчин идеалом, к которому женщины должны стремиться. По мнению Бовуар, чтобы феминизм мог двигаться вперёд, такие представления должны уйти в прошлое10.

В конце 70-х гг. движение приобрело массовый характер, проявилось в массовых акциях, в создании ряда организаций и множества небольших групп неформального характера без лидера и теоретической стратегии в ее традиционном понимании. В течение 80-х гг. влияние феминизма несколько падает.

«Третья волна» является продолжением «второй волны» и реакцией на её неудачу. В рамках 60-70х годов 20 века оформляются три основных направления феминизма: либерально- буржуазное (реформистское), социалистическое и радикальное.

Либерально-буржуазный феминизм провозглашает равенство мужчин и женщин через политические и правовые реформы, а так же целенаправленно разрабатывает идеи Джона Стюарта Милля, который указывал на эксплуатацию репродуктивных способностей женщин, а так же концепцию о построении общества на принципах разума и равенстве возможностей. Это направление, которое фокусируется на способности женщин добиваться равных прав с мужчинами на основе собственных действий и решений. Либеральный феминизм использует личное взаимодействие между мужчинами и женщинами, как отправную точку, от которой идет преобразование общества. По мнению либеральных феминисток, все женщины способны самостоятельно утверждать свое право быть равными с мужчинами11.

Исходя из этого, изменения положения женщин могут осуществляться без радикального изменения общественных структур, как это предполагают другие направления феминизма, а решающим средством в феминистских проблемах - это постепенное проведение разных реформ (экономических, политических и т.д.) Причины неравенства женщин и мужчин в гражданских и юридических правах, а точнее в их отсутствии у женщин, следовательно, их надо создавать. Как только эти реформы пройдут все проблемы исчерпают себя. Для либеральных феминистов важны такие вопросы, как право на аборт, вопрос о сексуальных домогательствах, возможность равноправного голосования, равенство в образовании, «равная оплата за равный труд» (лозунг «Equal pay for equal work!»), доступность ухода за детьми, доступность медицинского обслуживания, привлечение внимания к проблеме сексуального и бытового насилия в отношении женщин12.Социалистическое направление соединяет Марксизм и феминизм то есть угнетение женщин с марксистскими идеями об эксплуатации, угнетении и труде. Феминисты этого течения видят причину дискриминации в наличии института частной собственности и в классовой структуре общества и видят женщин подвергающимися угнетению в связи с их неравным положением на рабочем месте и в быту13. Проституция, работа на дому, уход за детьми и брак рассматриваются сторонниками этого течения как способы эксплуатации женщин патриархальной системой. Социалистический феминизм сосредотачивает своё внимание на широких изменениях, затрагивающих общество в целом. Сторонники социалистического феминизма видят необходимость совместной работы не только с мужчинами, но и со всеми другими группами, которые, как и женщины, подвергаются эксплуатации в рамках капиталистической системы14.

Карл Маркс и Фридрих Энгельс считали, что когда классовое угнетение будет уничтожено, исчезнет и половое неравенство. Эти мысли развиваются, в частности, в работе Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884). Энгельс связывает подчинение женщины мужчине с формированием частной собственности, классового общества и изменением характера разделения труда в семье15. По мнению марксистов, угнетение женщин полностью исчезнет только с окончательной ликвидацией общественного разделения труда и классового разделения.

Некоторые социалистические феминисты считают наивной точку зрения, согласно которой гендерное угнетение является подчинённым по отношению к классовому угнетению, поэтому значительная часть усилий сторонников социалистического феминизма направлена на отделение гендерных феноменов от классовых феноменов16. Существующие уже долгое время в Соединенных Штатах социалистические феминистские организации «Радикальные женщины» (Radical Women) и «Свободная социалистическая партия» (Freedom Socialist Party) подчёркивают, что в классических марксистских работах Фридриха Энгельса («Происхождение семьи…») и Августа Бебеля («Женщина и социализм») убедительно показана взаимосвязь гендерного угнетения и классовой эксплуатации.

Радикальный феминизм видит причины неравноправия мужчин и женщин глубоко уходящими вглубь. Это неравноправие складывалось веками. Феминизм данного направления считает, что надо радикально пересмотреть культуру и историю. В историю и культуру нужно добавить и женский опыт. Скрупулезно изучить патриархальную культуру. Разобраться с клише и терминологическим аппаратом. Радикальный феминизм расширяет поле исследования феминистики до гедерологии. Феминистки даного течения поставили вопрос о проблемах в культурно- символических образах мужчин и женщин. Именно они специфицировали женское бытие. Считали нужным изучить социальную роль женщин и исторические формы семьи.

Все социальные проекты, предложенные в разные времена предлагали в качестве человеческих: силу, свободу, агрессивность, активность, т.е. все то к чему расположена мужская физиология. В таких проэктах роль женщины либо незаметна, либо признается второстепенной. Такая установка и историческая практика в качестве содержания понятия «человек» утверждала только Его, а не Ее («History», а не «Herstory»). Явная асимметрия социальных ролей. Сущность женщины раскрывается через негативные характеристики. Она - неполноценная, так как полноценный Он. Аристотель- «женщина- это кастрированный мужчина». Он свободен - она зависима. Женщину определяют слабой, так как есть сильное существо. То качество, которое характеризует мужчину - отрицательно для женщины. Все идет от физической силы у животных. Кто сильнее - тот и важен. Далеко ли мы ушли в 21-ом веке?

Сторонники радикального феминизма считают, что женщины смогут освободиться только тогда, когда избавятся от патриархальной системы, которую они считают изначально угнетательской и доминантной. Радикальные феминистки полагают, что в обществе существует основанная на мужском начале структура власти и подчинения, и эта структура является причиной угнетения и неравенства, и пока вся эта система и ее ценности продолжают существовать, никакие значительные реформы общества невозможны. Некоторые радикальные феминистки не видят другой альтернативы, кроме полной ломки и реконструкции общества для достижения своих целей17.

С течением времени стали возникать различные направления в радикальном феминизме, такие как культурный феминизм, сепаратистский феминизм и антипорнографический феминизм. Культурный феминизм — это идеология «женской природы» или «женской сущности», пытающаяся вернуть ценность тем отличительным чертам женщины, которые кажутся недооценёнными18. Он подчеркивает различие между мужчинами и женщинами, но считает, что эта разница является психологической и культурно сконструированной, а не биологически врожденной.

Сепаратистский феминизм — это форма радикального феминизма, которая не поддерживает гетеросексуальные отношения. Сторонники этого течения утверждают, что сексуальные различия между мужчинами и женщинами является неразрешимыми. Сепаратистские феминистки, как правило, считают, что мужчины не могут вносить позитивный вклад в феминистское движение, и что даже руководимые благими намерениями мужчины воспроизводят патриархальную динамику19. Автор Мэрилин Фрай описывает сепаратистский феминизм как «разные виды отделения от мужчин и от учреждений, отношений, ролей и действий, определяемых и доминируемых мужчинами, а также работающих в интересах мужчин и с целью сохранения мужских привилегий, причём это отделение по собственному желанию инициируется или поддерживается женщинами»20.

Таким образом термин «феминизм» не подразумевает единую идеологию и внутри этого движения существует множество течений и групп. Это связано с различными историческими прецедентами, различиями в положении и общественном статусе женщин в разных странах, и многими другими факторами.


  1.  Гражданская позиция и феминизм в судьбе Андреа Дворкин

На момент начала деятельности и творчества Дворкин феминизм прошел уже долгий путь становления и развития в разных странах, а борцы за права женщин уже многого добились. Неоспоримый вклад впоследствии внесла и сама Дворкин, иллюстрацией которого может стать знакомство с ее биографией и анализ главных ее работ.

Деятельность Андреа Дворкин относится к радикальному феминизму. Помимо того, что Андреа являлась одним из самых главных борцов с порнографией, она очень подчеркнуто жестко обличала не совершенность существующего социального порядка как на публике, так в текстах своих работ.

Андреа Дворкин родилась 26 сентября 1946 года в Кэмдене, штат Нью-Джерси, в семье Гарри Дворкина и Сильвии Шпигель. Отец Дворкин был школьным учителем и убеждённым социалистом, выступавшим против сегрегации. Он оказал сильное влияние на моральное и эмоциональное развитие девочки и именно от него, по мнению самой Дворкин, ей передалось такое горячее стремление к социальной справедливости. Отношения с матерью были несколько напряженными, но детство ее, как она признавалась сама, было вполне безоблачным до девяти лет. Ее мать тоже исповедовала передовые взгляды, поддерживая необходимость принятия закона о контроле рождаемости, которого тогда не было в США. Она отправляла Андреа в библиотеку с запиской, которая разрешала девочке брать книги, считавшиеся многими другими родителями того времени недозволенными. После того, как городская библиотека изъяла из своих фондов всю социалистическую литературу, Андреа все же удалось найти одну книгу, упущенную цензорами. Это была книга Че Гевары «Партизанская война». «Я перечитывала ее миллион раз», - призналась Дворкин в интервью в 2000 году – «я даже планировала нападения на местный торговый центр». Несмотря на прохладные отношения с матерью, позже Дворкин писала, что то, что ее мать верила в необходимость легализации средств контроля над рождаемостью и абортов «задолго до того, как это мнение стало пользоваться уважением в обществе», повлияло на ее дальнейшую деятельность.

В 9 лет Андреа стала жертвой попытки изнасилования со стороны незнакомого мужчины в кинотеатре, что безвозвратно травмировало психику маленькой девочки и переопределило радикальность ее воззрений на патриархальную культуру. Когда Дворкин было 10, ее семья переехала из города в пригород Черри-Хилла, штат Нью-Джерси.  Позднее она писала, что ощущала это так, «словно меня похитили инопланетяне и посадили в исправительную колонию».

 В шестом классе администрация ее новой школы наказала ее за отказ петь «Тихую Ночь». Как еврейка, Андреа отказывалась петь христианские гимны в начальной школе, за что ее рисунки, сделанные на уроках рисования, покрывались антисемитскими символами. В это же время она приобщается к поэзии и прозе, и пробует свои силы в этой сфере. Поощряемая родителями, Андреа зачитывалась Гинсбергом, Достоевским, Миллером и Бодлером. После школы Андреа поступила в Колледж Беннингтон в Вермонте, который окончила в 1968 году со степенью бакалавра. Будучи 18-тилетней студенткой колледжа, Дворкин была участницей демонстрации против войны во Вьетнаме, за что ее арестовали. А в женском исправительном учреждении, куда ее отправили, подвергли обыску, включая интимные места, после чего она страдала от кровотечения на протяжении двух недель (во время этой процедуры, рассказывала Андреа, ее мучители отпускали грязные шуточки по поводу женщин). Этот арест стал фундаментом гражданской позиции Дворкин и повлек за собой серию публикаций и свидетельств о жестокости содержания в следственном изоляторе, а тюрьма Гринвич Вилледж благодаря этой истории стала печально знаменитой. Дворкин поделилась своим опытом со всей прогрессивной общественностью, подняла волну общественного недовольства — и сегодня на месте этой тюрьмы тихий садик и нет даже мемориальной доски.

Пять следующих лет она прожила в Нидерландах (Амстердам), где интервьюировала датских анархистов. За одним из них она вскоре оказалась замужем. Вскоре после свадьбы начались оскорбления, и даже избиения, переходящие в издевательства. Андреа оказалась в бедственном положении, не имея возможности вернуться на родину и став жертвой жестокого безумца. Развод, который произошел в 1971 году, помог покончить с издевательствами, однако прошло еще немало времени, прежде чем Дворкин сумела вернуться в Штаты. «Каждый год, перед своим днем рождения, я невольно вспоминаю, что когда мне было двадцать пять лет, я все еще была избиваемой женой, женщиной, чья жизнь была одним безмолвным отчаянием. К двадцати шести годам я все еще была запуганной женщиной. Муж, от которого я ушла, мог появиться из ниоткуда, избить или ударить или пнуть меня, а потом снова исчезнуть. Призрак с кулаками, вспышка молнии, после которой оставалась парализующая боль. Не было ни защиты, ни безопасности. Меня выворачивало наизнанку» - писала Андреа Дворкин в своем эссе «Выживание избитой жены».

Плачевный опыт семейной жизни, ветер свободы, анархистские настроения и общий дух протеста постепенно переросли для Дворкин в радикальный феминизм. Впоследствии она опубликует 10 книг по теории и практике радикального феминизма. Андреа станет своеобразным флагом феминизма, замешанного на анархизме. Она была против всего – против порнографии, против семейных ценностей, против секса. Наверняка, кроме неудачного опыта замужества, этому послужил причиной и досадный эпизод из детства. Как следствие, Андреа Дворкин вызывала резкую антипатию очень у многих – ее ненавидели все, начиная с продавцов секс-шопов до политиков.

Разочарованная политикой США в отношении Вьетнама и расизмом, Дворкин продолжала жить в Европе, занимаясь писательством. К моменту своего возвращения в Штаты в начале 1970-х она еще не была известной. Примерно в это время она начала свою непримиримую войну с порнографией, издав в 1974 году свой труд «Женоненавистничество» («Woman Hating: A Radical Look at Sexuality»).

Своей первой книгой она попыталась «уничтожить патриархальную власть у самого ее основания», приводя в ней многочисленные исторические примеры подчинения женщин, от охоты на ведьм до пропаганды мифологии, основанной на половом разделении, в сказках. Тогда же, в 1974 году, она заставила расплакаться 1000 активистов на конференции Национальной женской организации, и стала в возрасте 28 лет оплотом радикального лекторства и культовой героиней тех, кто занимался гендерными исследованиями в женской сфере.

В Америке она зарабатывала на жизнь официанткой, администратором, на фабрике, потом в школе, и в итоге стала, по ее собственным словам, «самым худшим в истории ассистентом» поэта Мюриэла Рьюкисера, при   поддержке которого Дворкин закончила свою первую книгу «Женоненавистничество».

В 1976 году Дворкин опубликовала сборник эссе и речей «Наша кровь: толкования и беседы о гендерной политике»(Our Blood: Prophesies and Discourses on Sexual Politics), а в 1981 году последовала книга «Порнография: мужчины, владеющие женщинами». Для написания последней Дворкин погрузилась в изучение работ Маркиза де Сада, что вызвало у нее тошноту, ночные кошмары и сформировало в ней пессимизм во взгляде на отношения мужчин и женщин в целом. В книге говорилось, что «порнография существует, потому что мужчины ненавидят женщин, а мужчины ненавидят женщин потому, что существует порнография». Когда вышел трактат «Порнография: мужчины обладают женщинами» (Pornography: Men Possessing Women), Андреа была уже очень известной феминисткой-радикалкой. Один из рецензентов называл Дворкин «Львом Троцким в войне полов» и отмечал, что «она пишет – посмею ли я произнести это? – так агрессивно, словно мужчина». Однако несмотря на то, что ее признали хорошим стилистом, многие сочли позицию Дворкин опасной формой цензуры.

В 1983 году Дворкин вместе с известной юристкой, профессором права- Кэтрин Маккиннон разработали закон, приравнивавший порнографию к нарушению гражданских прав женщин, половой дискриминации и разрешавший преследовать в гражданском порядке людей, которые производят, продают или распространяют порнографию.  Закон даже был принят в Индианаполисе, впрочем, впоследствии оказался оспорен в суде и отменен через два года Верховным судом. Суд постановил, что запрет порнографии противоречит Конституции США. После этой неудачи Андреа Дворкин с удвоенными силами сделала попытку «протащить» этот закон в Канаде, затея какое-то время казалась успешной. Работа Дворкин была принята в качестве судебной экспертизы, и в итоге в течение нескольких месяцев порнография в Канаде считалась унижением, причем любая — в том числе и гомосексуальная, и снятая лесбиянками для лесбиянок. Канадские таможенники должны были конфисковать всю взрослую продукцию на таможне. Колеса коммерции не долго буксовали: владельцы нескольких магазинов подали на госпожу Дворкин в суд, и она доказывала, что вовсе не это имела в виду, и что таможенные конфискации произошли исключительно из-за гомофобии и сексизма пограничников. Ее просто неправильно интерпретировали.

В начале восьмидесятых в руки Андреа попала Линда Лавлэйс, самая знаменитая порнозвезда в мире. Небогатые дивиденды «Глубокой глотки» к тому времени были давно проедены, Линда жила на пособие. Под чутким руководством Дворкин Линда написала книгу, в которой рассказала, что в своем самом знаменитом фильме она снималась под дулом пистолета, и что каждый человек, который смотрит это кино, ее насилует.

В 1983 году Дворкин опубликовала книгу «Женщины правого лагеря: политика приручения женщин». Это был анализ оттока женщин от демократов к республиканцам в эпоху Рейгана. Республиканцы соблазнили женщин предложением защиты от мужского насилия, обещая им «убежище, безопасность, соблюдение правил и любовь, если женщины будут послушными и…зависимыми».

В конце 80-х гг. вышла очередная работа Дворкин на гендерную тематику «Intercourse» (Половая связь, 1987). К тому времени Андреа стала иконой жертв домашнего насилия и прочих униженных и оскорбленных женщин. Но все же, самые злобные ее нападки были именно на порнографию, которую Дворкин приравнивала, ни много ни мало, к изнасилованию. В своей книге она описывает половой акт как «чистое, стерильное, формальное выражение презрения мужчин к женщинам». Эрика Йонг назвала книгу захватывающей, однако в «London Review of Books» писали, что эта работа является «потоком грязных оскорблений в адрес секса и мужчин». Рецензия в «The New York Times» была лишь немного мягче: «Я тоже феминистка – вот почему эта чепуха так сильно меня тревожит», - писала ее автор.

Следующая книга Дворкин «Жизнь и смерть: непримиримые мысли о продолжающейся войне против женщин» (1998) была сборником эссе, речей и комментариев. Эллейн Файнштейн, литературный обозреватель «The Times», заметила, что кампания Дворкин против порнографических изображений сексуального насилия «убедительна», однако заявила, что учитывая контекст Холокоста и резни в Боснии, «там, где люди переживают такие страдания, относиться к женщинам как к отдельной категории не имеет смысла».

В двух романах, «Лед и пламя» (1986) и «Прощение» (1990), героини Дворкин – писательницы, становящиеся жертвами сексуального насилия. Оба романа получили неплохие рецензии как художественные произведения, однако обозреватель «The New York Times» указал, что позиция Дворкин иногда граничит с нетолерантностью и жестокостью, против которых она выступает: «Дворкин защищает ничто иное, как убийство мужчин».

В мае 1999 года Дворкин читала книгу о «французском литературном фашизме» и попивала коктейль в саду парижского отеля. Именно тогда, по ее словам, бармен подлил ей какого-то наркотического средства. Когда она возвратилась в свой номер, от наркотиков у нее кружилась голова, а там ее ждали два сотрудника гостиницы. Ее изнасиловали бармен и официант. Она не сообщила об этом инциденте в полицию, потому что никак не могла собрать в своей памяти воедино события того вечера и даже не могла вспомнить, откуда у нее синяки и раны. Однако постепенно она вспомнила, что случилось. После этого события она впала в глубокую и долгую депрессию, ее охватили «горе и ужас». Лишь потом она осознала, что ей вообще повезло - она находилась в онемевшем состоянии. Впервые в жизни она обратилась к психотерапевту (интересно есть ли какие-либо свидетельства, заключения о состоянии Дворкин.)

В 2000 году она опубликована книгу «Козел отпущения: евреи, Израиль и освобождение женщин», исследование, основанное на той предпосылке, что оскорбительные отношения между мужчинами и женщинами аналогичны отношениям между не евреями и евреями. В рецензии в «The Times» признавались «несомненные ораторские способности» Дворкин, однако вывод был таков: «социальные категории, с которыми работает автор, на самом деле гораздо сложнее, и поэтому в ее анализе звучат неубедительно».

По большинству источников она была лесбиянкой и противницей брака и семейных ценностей, так как семейные ценности превращают женщину в рабыню, прислугу и эротический прибор. Но тем не менее жила в Бруклине с мужчиной.  В течение долгого времени ее другом, партнером, а затем (с 1998 года) и официальным мужем был Джон Столтенберг (John Stoltenberg) – гомосексулист-феминист, яростный борец за гражданские права, лидер движения «Мужчины против порнографии». Столтенберг - автор книги «Отказываясь быть мужчиной: эссе о сексе и справедливости и закате мужской эры». (Refusing to be a Man). Известно, что эти двое относились друг к другу с нескрываемой любовью и даже нежностью, впрочем, однозначной супружеской парой их все-таки не считали. Как бы ни было, открытые гомосесуалы Дворкин и Столтенберг, официально были мужем и женой. Детей в этом браке, естесственно, не было.

В 2002 году в США была издана ее автобиография «Политические мемуары воинствующей феминистки». Дворкин сознательно поддерживала грубоватый имидж, нося просторную одежду и теннисные туфли, а ее волосы развевались нечесаными прядями. Она страдала от ожирения и остеоартрита и пережила несколько операций на колене. Здоровье Дворкин сильно ухудшилось в конце девяностых. Она перенесла операцию на ногах, ее общественная активность заметно снизилась. Впрочем, ее книги и трактаты по-прежнему переиздавались. Смерть застигла 59-летнюю Дворкин 9 апреля 2005 года в разгар работы над 14-ой книгой с рабочим названием «Пишущая Америка: как писатели изобрели и породили нацию», посвященной изучению вклада таких писателей, как Эрнест Хемингуэй, в развитие американского самосознания.

Андреа Дворкин умерла во сне, в своем доме в Вашингтоне, округ Колумбия. Многие ее ненавидели. Собственно говоря, ее ненавидели почти все — кроме порнозвезды Линды Лавлэйс, бывших заключенных женской тюрьмы в Гринвич Вилледж, жертв домашнего насилия и прочих униженных и оскорбленных женщин. Ненавидели ее правые и левые, сторонники семейных ценностей и сторонники свободного секса, торговцы эротической продукцией, профсоюзные лидеры и крупные работодатели.

Андреа Дворкин была радикальной феминисткой, что значит, что она была против всех. Она была против семейных ценностей — семейные ценности превращают женщину в рабыню, прислугу и эротический прибор. К тому же семейные ценности по ее мнению — отличное прикрытие для того, чтобы никто не вмешивался в избиения мужем жены.

Писательница, лектор и радикальная феминистка Андреа Дворкин была одной из тех, кто черпал полемичный и литературный материал в собственной жизни. С удивительной регулярностью она сама становилась жертвой насилия, женоненавистничества и предубежденности, которые были главными темами ее речей и более 10 книг.

Как оратор и писатель в 1970-1980-х, она часто становилась объектом порицания со стороны литературного истэблишмента, который, по ее мнению, имел законный интерес в подавлении ее идей. Дворкин изливала и анализировала этот опыт в своем творчестве. По ее словам, писательский труд – это совершенно оптимистичное занятие. «Лучше пусть я буду неудачницей на этом поприще, чем преуспею в чем-то другом», - замечала она.


Глава 2. Феминистика Андреа  Дворкин и Андреа Дворкин в феминистике

В этой главе мы рассмотрим основные политические и феминистические взгляды и идеи Андреа Дворкин на основе ее письменных работ, интервью и публичных выступлений.

Русскоязычной информации об Андреа Дворкин практически нет. Много работ недоступны в переводе на русский язык. Однако достаточно много англоязычных сайтов, посвященных ее работам, а также спорам и рассуждениям по поводу ее идей и концепций.

2.1. Радикальный феминизм Андреа Дворкин

Дворкин всегда была очень смелой в своих высказываниях и речевых оборотах. Она называла вещи своими именами, без лишней дипломатии. Но именно поэтому она и была превосходным оратором. Так как ее речь благодаря своей насыщенности жестокими реалиями, словами, которые выражают саму суть, и которые не принято произносить в публичных местах и на научных конференциях, пожалуй, не могут оставить равнодушным никого.

Основная ее деятельность была направлена на борьбу с проституцией и порнографией. В это понятие Андреа вкладывает очень и очень большой смысл. Порнография, с которой борется Андреа - ключевой момент в ее деятельности, но с ним переплетаются многие другие аспекты дискриминации женщин, такие как проституция и насилие. В своих рассуждениях о проституции, Андреа взывает нас вернуться основам и понять что же такое проституция на самом деле.

Проституция - это когда мужчина использует тело женщины для секса, он платит деньги, он делает то, что хочет. Она утверждает, что если вы отвлечетесь от того, что это такое, то немедленно уйдете от проституции в мир идей, где чувствуешь себя лучше, веселее, так как обсуждать вы будете собственные идеи, а не проституцию.

«Проституция – это не идея. Это рот, это вагина, это прямая кишка, в которые проникают. Как правило, это делают пенисом, реже – руками, иногда – посторонними предметами, сначала это делает один мужчина, затем еще один и еще один и еще один и еще один и еще один и еще один. Вот, что это такое». Так она определила проституцию в своей речи на симпозиуме «Проституция: от науки к активизму» в юридической школе Унаверситета Мичигана в 1992 году. «Я прошу вас представить сейчас ваши собственные тела – если вы можете это сделать вне того мира, который создали порнографы в вашем разуме, в котором существуют простые, мертвые, абстрактные рты, вагины и анусы женщин. Я прошу вас сконцентрироваться на ваших собственных телах, представить, что их так используют. Ну и насколько это сексуально? Это весело? Люди, которые защищают проституцию и порнографию, хотят, чтобы вы чувствовали это возбуждение, каждый раз, когда вы думаете о том, что в женщину что-то втыкают. Я хочу, чтобы вы почувствовали, как нежные ткани именно вашего тела так используют. Я хочу, чтобы прочувствовали, каково это, когда это происходит снова и снова и снова и снова и снова и снова и снова и опять снова. Потому что это и есть проституция». И с точки зрения женщины в проституции или женщины, которая была в проституции, говорит Дворкин, нет разницы, где это происходит в шикарном отеле или в месте совсем не элегантном. И обстоятельства не имеют никакого значения, потому что в любом случае речь идет «о рте, о вагине, о прямой кишке», то есть о живом человеке, о живом конкретном человеке. Обстоятельства не смягчают и не меняют сущность проституции.

Дворкин часто обвиняют в упрощенном взгляде на вещи. Но в том то и дело, что проституция – очень простая вещь. И чем сложнее ее представлять, тем отдаленнее от реальности, и можно чувствовать себя в большей безопасности, дискуссируя о вопросах проституции. Тем сложнее ее понять. Отвлекаясь на причины и допущения, мы теряем суть. «В проституции ни одна женщина не остается целой. Невозможно использовать чье-то тело так, как используют тела женщин в проституции, и оставить после этого целое человеческое существо в итоге, или в середине, или даже в самом начале. Это невозможно. И ни одна женщина больше не станет целой снова, позже». Или: «… никто не выходит целым, потому что слишком многое забирается от этого проникновения в ваше тело, когда жестокость забирается под вашу кожу. Мы так стараемся донести это, друг до друга, всю эту боль. Мы умоляем, мы придумываем аналогии. Но единственная аналогия, которую я могу придумать для проституции – это групповое изнасилование».

С первого взгляда, трудно понять Дворкин. Хочется возразить ее слепой защите несчастных женщин находящихся в проституции. Хочется сказать- это их выбор! Они сами на это идут! Раз они это делают, значит их это устраивает. Но Андреа объясняет это и уходит вглубь, к истокам проблемы. Есть несколько факторов, благодаря которым женщины оказываются в проституции.

Групповое изнасилование отличается от проституции только отсутствием денег. Так как проститутка - такая же невинная женщина, на которую неожиданно нападают и насилуют. Только это происходит снова и снова и снова. «Но деньги – это такая волшебная вещь, правда? Вы даете женщине деньги, и с этого момента все, что вы с ней делаете – это то, что она хочет, что она заслуживает».

Одним из факторов, влияющих на формирование проституции, являются  деньги. Магические функции денег зависят от гендера. Другими словами, говорит Дворкин, предполагается, что у женщин не должно быть денег. Ведь если женщина имеет деньги, то женщина имеет возможность выбирать. И один из вариантов, который она может выбрать – не быть с мужчинами. И при таком выборе мужчины могут лишиться секса, на который, как они считают, они имеют право. Таким образом, « если это гарантирует, что у мужчин будет доступ к сексу, на который они имеют право, то можно, если потребуется, обращаться с целым классом людей с жестокостью и презрением, унижать их, заставлять обслуживать других. В этом и есть сама сущность мужского доминирования. Мужское доминирование – это целая политическая система».

Но в каком бы плохом материальном положении женщины не находились, бедность не создает достаточного количества таких «женщин». Эту проблему решают по-разному в разных культурах, но результат оказывается хуже самого положения: «женщины не просто бедны, женщины привыкли, что их единственная ценность – это так называемая сексуальность, которая, вместе с их телом, становится товаром потребления». Женщины начинают думать, что пригодны только для секса. Они не сильны, не умны, единственное, что у них есть - это сексуальность.

И таким образом ее тело становится просто еще одной вещью, которую все хотят купить. Делается предположение: если она бедна, и ей очень нужны деньги, то она начнет продавать секс.

 Причем, такое сознание у женщин, прочно закрепившиеся в умах большинства женщин приводит к тому, что женщины самовольно сдают себя в это рабство, обрекая себя на вечную кухню, прачечную и родильный дом. Сами делают себя зависимыми от мужчин. В наши дни это выглядит как неработающая жена и работающий муж, что не самый худший вариант, где уважение имеет место быть. Или, как например молоденькая девочка с 10ю классами, курсами эскорта и  престарелый толстосум с дорогими подарками. Что это? Любовь? Нет. Проституция. И мужчины знают это.

В нашем обществе, те женщины, которые сейчас занимаются проституцией, – это не только те, кто бедны, кто пришел из бедных семей. Многие женщины оказываются в проституции после пережитого сексуального насилия, сексуального насилия в детстве, особенно после инцеста.

«Инцест – это учебный лагерь для новобранцев. Инцест – это то, куда посылают девочку, чтобы она научилась заниматься проституцией. Конечно, никуда посылать ее на самом деле не приходится, она уже там и ей никуда не деться. Ее тренируют. Ее учат очень специфическим и важным вещам. У ее тела на самом деле нет никаких границ. Она нужна только для секса. Она узнает о том, кто такие мужчины, от своего сексуального насильника. Но даже этого может быть недостаточно, потому что она убегает из дома и оказывается бездомной на улице. Для большинства женщин нужно еще добавить крайнюю нищету».

В США по статистике каждая третья девочка подвергнется сексуальному насилию до восемнадцати лет. Изнасилование - это опыт, который загрязняет всю жизнь человека. Изнасилование всегда ужасно. Делает ли это незнакомец или близкий человек.

Еще один фактор, формирующий женщин для проституции - бездомность. А что же такое бездомность для женщин? Дворкин очень много размышляла об этом. И пришла к выводу, что в США это в буквальном смысле – «предварительная подготовка», точно также как инцест и бедность.  Посредством этих трех факторов патриархальная система и создает достаточное количество женщин для проституции. И в этом заложен  очень глубокий смысл.

Согласно одному из последних исследований каждую вторую замужнюю женщину или избивали или изобьют в будущем. Ни один ребенок, ни одна жена не может быть в безопасности в таком обществе и в таком доме.  Это нельзя назвать домом. «Мы – домохозяйки, мы хозяйствуем в доме, на который не имеем никаких прав».

 Этому посвящена автобиографическая работа Дворкин- «выживание избитой жены». В ней Андреа говорит о личной трагедии в своем браке, а также о мерах политического воздействия на данную проблему.

Что по традиции определяет жизнь женщин? Брак определяет жизнь женщины. Закон, социальное соглашение и экономическая необходимость опутали ее. Она увязла. Гордость женщины зависит от того, чтобы показывать семье и друзьям, как она счастлива в браке. Ее гордость зависит от веры в то, что муж ее любит или, когда это уже невозможно, хотя бы от того, чтобы убедить в этом других.

Насилие мужа против жены противоречит всему тому, что женщина знает о жизни, браке, любви и святости семейных уз. Независимо от того, где она выросла, женщину всю жизнь учили верить в романтическую любовь и в то, как важно сохранять брак. Неудача будет ее виной. Люди терпят неудачу, потому что с ними что-то не так. Проблемы отдельных людей, как бы часто они не встречались, не отражаются на институте брака, не подрывают веру женщины в то, что все закончится хорошо, ведь везде обещают счастливый финал конфликтов между мужчиной и женщиной. Брак сам по себе не плох. Брак - это главная цель женщины с детства. Когда женщина выходит замуж, на ее карте мира нигде не отмечены избиения жен. Это в буквальном смысле за пределами ее воображения.

Она не верит, что это может случиться, что ее мужчина может сделать это с ней. А когда это случается она просто не может поверить, что это повторится. Он же ее муж. Нет, ничего не случилось. И когда это происходит снова, она продолжает отрицать. Это был просто несчастный случай, просто ошибка. И когда это происходит снова, она винит во всем жизненные трудности, которые были у него вне дома. Женщина оправдывает его. Он устал, у него не ладится на работе, или кризис среднего возраста. Это объясняет плохое отношение к ней. Она просто найдет способ утешить его, успокоить и простить. И когда это происходит снова, она винит себя. Она станет лучше, добрее, тише, такой, чтобы нравится ему, избавится от всего, что ему не нравится. И когда это происходит снова, и когда это происходит снова и опять, она понимает, что ей некуда идти, не к кому обратиться, никто ей просто не поверит, никто ей не поможет, и никто ее не защитит. Женщина живет в доме, на который не имеет прав, в котором она не может быть в безопасности. Если она уйдет, то она вернется. Она уйдет и снова вернется, в скупой надежде, что все изменится. В этом аспекте важную роль играет и социальная оценка патриархального общества. Она может обнаружить, что ее или его родители, врач, полиция, лучшая подруга, соседи сверху и напротив - все они презирают женщину, которая не смогла сохранить порядок в собственном доме, спрятать побои, свое отчаяние и улыбаться как можно правдоподобнее. Она обнаружит, что все общество просто обожает эту основную ложь о том, что брак означает счастье, и ненавидит женщину, которая опровергает эту ложь, даже если она делает это, чтобы спасти жизнь.

Женщин лишили места, где они могут жить в безопасности,  места, которое принадлежит самой женщине, место, в котором она одна владеет собственным телом, где она владеет своей социальной и личной жизнью.

Что касается наказания мужа за применение насильственных действий по отношению к жене, то, несмотря на то, что в законодательстве существуют статьи по данным действиям, Андреа Дворкин выступает за самосуд и считает, что избитые, изнасилованные женщины имеют право убить своего обидчика. Она не раз высказывала такое мнение в речах на конференциях, посвященных  женщинам и их психическому здоровью.

Бедность, бездомность, насилие, избиения мужьями жен, , являются аккумулятором, предпосылками и зачатками проституции и порнографии, нарушения гражданских прав женщин.

Однако есть еще одно очень специфическое условие для проституции. «Проститутки испытывают совершенно особое угнетение. Всех женщин в целом считают грязными. Большинство из нас считают это метафорой, и да, когда случается ужасное, когда женщину изнасиловали, когда женщину избили, да, тогда вы понимаете, что под слоем ваших убеждений среднего класса покоится представление о том, что женщины грязные. Но проститутка в буквальном смысле живет как грязная женщина. Это уже не метафора. Она – женщина, покрытая грязью, в которой каждый мужчина, который был на ней, оставляет частицу себя. И еще она – женщина, которая исполняет исключительно сексуальную функцию в системе мужского доминирования, так что если люди считают, что секс – это грязь, то они автоматически считают грязью и женщин в проституции.

Однако женщины в проституции не просто замерли в этой грязи. Она стала заразной. Она заразная, потому что мужчина за мужчиной ложится на нее и уходит. Например, в дискуссиях о проблеме СПИДа женщину в проституции всегда изображают как источник инфекции. Это только специфический пример. В целом, женщины в проституции изображаются как источник всего плохого, неправильного и гнилого в сексе, не из-за того, что она «делает», – я намеренно поставила слово «делает» в кавычки, потому что на самом деле это делают с ней другие – из-за того, кто она есть».

Эту правду прячут по политическим причинам: чем ближе мы ее узнаем, тем скорее мы поймем, как уничтожить систему доминирования мужчин, которая придавила всех нас. Использование женщин в проституции - это выражение чистой ненависти к женскому телу. Она (женщина) в буквальном смысле ничто и для нее это повседневный опыт, день за днем.

Тем временем мужчина является победителем. Он строит свою связь с другими мужчинами через ее тело. Это, по мнению Дворкин одна из причин, почему он приходит туда, где уже побывало много мужчин до него, и будет много мужчин после. «Мужчины используют тела женщин в проституции и во время групповых изнасилований, чтобы общаться друг с другом, выражать то, что у них есть общего. А общее у них то, что все они – не она. Так что она становится сосудом для его маскулинности и для его гомоэротизма, и он пользуется словами, чтобы объяснить ей это. Он пользуется грязными словами, чтобы объяснить ей, какая она грязная».  В самом деле,  борьба мужчин  за право использовать грязные слова стала самой больной и жестокой шуткой на земле, потому что ни один закон, или правило, или этикет, или вежливость не помешают мужчине использовать каждое из этих слов по отношению к женщине. Есть слова: «шлюха», «проститутка», «подстилка» которые применяются мужчинами, что бы оскорбить даже самую целомудренную женщину. И есть слова, означающие тоже самое в мужском варианте, но не несущие подобной оскорбительной  и уничижительной окраски:  «мачо», «донжуан»,  «бабник» и «жигало». Можно заметить, что дискриминация женщин помимо всего прочего, проявляется и на уровне языка.

В истории геноцида, например, нацисты называли евреев вшами, и они говорили, что собираются извести их. В истории истребления коренных народов Америки, те, кто принимал законы, говорил, они – вши, их нужно уничтожить. «Кэтрин МакКиннон говорила о гендерных чистках: серийных убийствах проституток. Она права. Женщины в проституции – это женщины, которые доступны для геноцида. Женщин в проституции убивают каждый день, и мы не думаем об этом как о какой-то экстремальной ситуации. Зачем об этом думать? Они же никто. Когда мужчина убивает проститутку, он чувствует себя добродетельным. Это добродетельное убийство. Он избавил мир от грязи, и общество его поддержит».

Мужчины –  «негодяи и трусы». Эти мужчины могли сделать то, что они сделали, потому что у них за плечами была власть мужчин как класса, которую они получили только потому, что мужчины используют силу против женщин. Точное определение того, кто такой трус – это «тот, кто принижает целый класс людей, чтобы идти по ним, и казаться себе выше». Общество организовано так, что у мужчин есть необходимая власть, чтобы использовать женщин. Общества разными способами создают необходимое количество женщин для проституции. В США все эти женщины бедны, большинство из них пережили инцест или были бездомными. Во многих странах Азии это достигается с помощью работорговли, когда девочек продают в возрасте от шести месяцев. Так поступают там. Методы различаются всего лишь в зависимости от места, а результат один.

То, что общество создает необходимое количество проституток, не гнушаясь никакими средствами, означает мужское доминирование. Мужчины чувствуют себя большими, буквально и метафорически, мужчины остаются нашим стандартом для человеческих существ. Мы говорим, что мы просто хотим быть людьми. В обществе мужского доминирования мужчины – это человеческие существа. Слово «человек» Дворкин использует как метафору. « Мы не говорим о том, как действуют мужчины. Мы говорим об идее, о мечте, о видении, которое есть у нас о том, что значит быть человеком. Мы говорим, что мы не хотим, чтобы они вставали на нас, мы также говорим, что они не лучший стандарт для человеческого существа, потому что посмотрите, что они делают с нами. Мы не хотим быть такими как они, потому что это означает также использовать других людей – только ради того, чтобы подчеркнуть собственную важность или утвердить собственную идентичность».

Роль проституции в мире мужского доминирования состоит в создании социального дна, ниже которого уже нет ничего. И женщины в проституции  и мужчины в проституции живут на дне, но даже те мужчины, которые сами занимаются проституцией, живут на дне, чем дно девочек и женщин. А каждый мужчина в этом обществе, даже если он сам этих женщин не использует, получает выгоды от того факта, что есть женщины в проституции.

Проституция порождается именно мужским доминированием, а не природой женщин. Это политическая реальность, которая существует, потому что одна группа людей поддерживает власть над другой группой людей. И ее недостаточно просто реформировать, или сделать приятнее только для некоторых женщин, политику мужского доминирования нужно искоренить.

Нужно рассмотреть, изучить и понять современную роль мужчин в том, что женщины остаются бедными, бездомными,   в том, что маленьких девочек продолжают насиловать, то есть в создании проституток, целой популяции женщин, которых будут использовать в проституции. Мы должны посмотреть на роль мужчин в романтизации проституции, которая делает женщин культурно невидимыми, в использовании власти этого общества, экономической власти, культурной власти, социальной власти, чтобы создать молчание, создать молчание о женщинах, которых используют. Мы должны посмотреть на роль мужчин в создании ненависти к женщинам, в создании предрассудков против женщин, в использовании культуры, чтобы поддерживать, рекламировать, защищать и праздновать агрессию против женщин. Мы должны посмотреть на роль мужчин в создании политической идеи свободы, которая доступна только для них. Две тысячи лет в этом дискурсе мужчины ухитрялись вычеркивать женщин. Мы должны посмотреть на роль мужчин в создании политических систем подчинения женщин, что означает, что мы должны посмотреть на роль мужчин в создании проституции, в защите проституции – как это делает закон, как это делают журналисты, как это делают юристы. Мы должны знать все способы, с помощью которых мужчины используют проституток, одновременно уничтожая человеческое достоинство всех женщин.

Решение этой проблемы может быть только политическим. Необходимо забрать у мужчин власть. У них ее слишком много и они неправильно ее используют. Они издеваются над другими, чтобы самоутвердиться. Каждый мужчина, который платит деньги за то, чтобы унизить женщину в проституции, имеет слишком много денег. Ему в действительности не нужны эти деньги. Но эти деньги гораздо больше нужны женщине.

Разделить проституцию и мужское доминирование невозможно. Чтобы женщины больше не оказывались в проституции, необходимо положить конец мужскому доминированию.

Писать законы должны женщины. «Нет никакой причины, по которой какая-либо женщина в мире,  должна заниматься фелляцией с современной правовой системой. Однако на юридических факультетах в основном учат делать именно это».

Любая сексуальная иерархия означает, что где-то какие-то женщины попадают в проституцию. Если вы увидите мужское доминирование, значит где-то, где вы не видите, какая-то женщина оказалась в проституции, так как каждой иерархии нужно свое дно, и проституция – это дно мужского доминирования. Практически все сотрудничают с мужчинами. Когда вы приспосабливаетесь, идете на компромиссы, закрываете глаза, вы сотрудничаете.

Пока женщины становятся проститутками такие слова как свобода, справедливость и равенство – абстрактные слова и ложь. Оправдания, извинения, обоснования данной ситуации - это создание и защита насилия, нигиляция прав человека.

Дискриминацию женщин в патриархальном обществе, в крайней степени иллюстрирует такой пример в истории как «китайское бинтование ног». Этому невероятно, «красивому» и далеко «небессмысленному» обычаю посвящена работа Дворкин – «Геноцид или китайское бинтование ног».

Дискриминация в наши дни заключается в том, что в нашей культуре ни одна часть женского тела не осталась незатронутой, неулучшенной. Ни одна черта, ни одна конечность не осталась без внимания искусства, невредимой и неисправленной под влиянием мужского доминирования. Волосы окрашиваются, лакируются, выпрямляются, завиваются; брови выщипываются, подкрашиваются, подчеркиваются; глаза подводятся, подкрашиваются, оттеняются; ресницы подвиваются или накладываются искусственные – от макушки до кончиков пальцев все черты, черточки и части тела обрабатываются, изменяются. Тела перекраиваются, оперируются. Этот процесс бесконечен. Он движет экономику и является основой ролевой дифференциации мужчин и женщин, самым непосредственным физическим и психологическим проявлением женщины, но не по своей воле. На самом деле этого хотят мужчины. Женщины работают на вожделение мужчин. С 11 или 12 лет и до конца жизни женщина проводит массу времени, тратит массу денег и энергии на «затягивание» себя, выщипывание волос, изменение или избавление от естественных запахов. Технология и идеология красоты передаются от матери к дочери. Мать учит дочь красить губы, брить подмышки, носить бюстгальтер, стягивать талию и ходить в обуви на высоком каблуке. Каждый день мать учит дочь поведению, роли и месту в жизни. И она обязательно учит свою дочь психологии, определяющей женское поведение: женщина должна быть красивой, чтобы радовать абстрактного и влюбленного Его.  Женщины в нашем обществе и культуре – идеологически сконструированные существа. Сконструированные мужчинами и для себя.

Женщина должна быть красивой. Все носители культурной мудрости, начиная со времен царя Соломона, сходятся на этом: женщины должны быть прекрасными. Красота трансформирована в золотой идеал. Красота является абстрактным объектом обожания. Женщина должна быть красивой.

Вопрос заключается не в том, что некоторые женщины «некрасивы» и именно по этому несправедливо судить о них по физической привлекательности, и даже не в том, что раз мужчины не делятся по этому принципу, то женщин тоже нельзя делить подобным образом; и не в том, что мужчины должны, прежде всего, обращать внимание на внутренние качества женщин; и не в том, что наши стандарты красоты являются, по сути, ограниченными; и даже не в том, что оценка женщин касательно этих стандартов красоты приводит к превращению их в некое изделие или имущество, которое отличается от любимой коровы фермера только внешней формой.

Дискриминация кроется в том, что стандарты красоты точно отражают отношение человека к своей физической сущности. Они предписывают женщине необходимые черты: быстроту, непредсказуемость, ту или иную походку, то или иное поведение в разных ситуациях, независимо от того присущи ли они ее природе или нет. Они ограничивают ее физическую свободу. И, конечно, они устанавливают основополагающие отношения между физической свободой и психологическим развитием, возможностями интеллекта и созидательным потенциалом.

Боль является неотъемлемой частью процесса ухода за собой, и это не случайно. Выщипывание бровей, бритье подмышек, затягивание талии, обучение ходьбе в обуви на высоких каблуках, операции по изменению формы носа или завивка волос – все это боль. Боль, конечно, дает прекрасный урок: никакая цена не может быть чрезмерной для того, чтобы стать красивой: ни отвратительность процесса, ни болезненность операции. Принятие боли и ее романтизация начинаются еще в детстве, в социализации, служащей подготовке женщины к родам, самоотречению и угождению супругу. Например, детский опыт «боли становления женщиной», связанный с «бинтованием ног» придает женской психике мазохистский оттенок, приучая к принятию такого своего образа, который основан на пытках тела, удовольствии от пережитой боли и ограничении в передвижении, а в наше время ограничении в еде, ради анорексичной талии. Он создает характеры мазохистского толка, обнаруживаемые в психике уже взрослых женщин: услужливых, материалистичных (поскольку все ценности сводятся к телу и его украшению), интеллектуально скудных и творчески бесплодных. Он превращает женский пол в менее развитый и более слабый, как бывает неразвитой любая отсталая нация. Фактически последствия этого навязанного отношения женщин к своим телам являются настолько важными, глубокими и обширными, что вряд ли какая-нибудь сфера человеческой деятельности останется незатронутой ими.

Мужчинам, естественно, нравятся женщины, которые «ухаживают за собой». Отношение мужчины к накрашенной и модной женщине есть приобретенный и навязанный обществом фетиш. Достаточно вспомнить мужскую идеализацию «забинтованных ног», чтобы узнать здесь ту же социальную динамику. Романтические отношения мужчины и женщины, основанные на ролевых различиях, превосходство, построенное на культурно обоснованном подавлении женщин, а также на чувствах стыда, вины и страха у женщин и в конечном итоге на сексе, – все это связано с закреплением тягостного императива по уходу женщин за собой.

 Первым шагом в процессе освобождения женщин от угнетения, мужчин – от несвободы их фетишизма, как считает Дворкин- это радикальное переосмысление отношения женщины к своему телу. Оно должно быть освобождено даже в буквальном смысле: от косметики, тугих затягивающих поясов и прочей ерунды. Женщины должны перестать калечить свои тела и начать жить так, как им удобно. Возможно, новые представления о красоте, которые тогда возникнут, будут полностью демократичными и демонстрирующими уважение к человеческой жизни в ее бесконечном и прекрасном разнообразии.


  1.  Порнография «в законе»

Очевидность щекотливости проблемы порнографии несомненна. Это не только неприятная тема для анализа, не только подводит к опасной черте легитимного обсуждения нравственных устоев, но, главное, она обличает мужчину, мужскую культуру и маскулинные  приоритеты менталитета цивилизации. Порнография – тема настолько грязная, падшая, недостойная культурному человеку, что занятие ею равносильно отсутствию самоуважения. Однако  для А. Дворкин именно она стала объектом, как нельзя точно выражающим ее обиды за свою жизнь. Сарказм и гротеск, эпатаж и  радикализм во взглядах, до неприличности откровенный анализ предмета создали ей репутацию резкого и грубого человека. Но не является ли и это результатом чванства и высокомерия все той же маскулинной культуры? Она не хочет признаваться в том, что у нее позорное заболевание. Означает ли это, что болезнь исчезнет? А. Дворкин не испугалась обнародовать эту болезнь во всех неприглядных подробностях, что с нашей точки зрения выражает ее неподдельную боль за человечество, ее гражданскую позицию и желание лучшей участи для тех, кто идет после нее.

И все же, есть что-то несколько нелепое в ситуации, когда женщина пишет о порнографии. Тем более феминистка. У Андреа это было центральной темой. С одной стороны, некоторое противоречие:  полное воплощение андроцентризма, столь ненавистного феминисткам. Словно мальчишки в песочнице заставляют тебя играть в машинки, и ты, существо слабое, но социальное, берешь в руки совершенно не для твоего гендера созданный предмет; с другой стороны, если взять последние коллективные монографии и сборники статей, посвященные «porn studies», большинство авторов увесистых томов – женщины21, равно как и многие преподаватели киноведения, психологии, сексологии и других дисциплин, посвящающие свои курсы порнографии.

Британская «Sun» в 2009 году провела опрос своих читателей, показавший, что 66% женщин смотрит порно. Доля мужчин составляет 88%, причем четверть – ежедневно. Разумеется, экстраполировать такие данные на мир и даже на британское общество в целом бессмысленно. Весьма вероятны погрешности, возникшие по очевидным причинам. Однако, что касается российского общества и его отношения к порнографии, у нас нет даже таких данных. Не в последнюю очередь это связано с непростым отношением к порнографии как жанру и сфере бизнеса законодательства. 242 глава УК содержит санкции, следующие за «Незаконным распространением порнографических материалов или предметов», при этом, определения порнографии  законодательство не предлагает. Отсутствие хоть какого-то легитимного и фиксированного определения данного явления в сочетании с бурными обсуждениями влияния порно на общество (признаваемого негативным, по большему счету), играет большую роль в формировании стереотипов о порнографии, к которым мы обратимся ниже.

Обсуждение Госдумой законопроекта «Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера», с переменным успехом, идущее уже лет пятнадцать, вызвало бурную негативную реакцию, с одной стороны, религиозных кругов, а с другой – представителей общественных организаций и комитетов, занимающихся проблемами семьи и детей. Обе группы в значительной степени составляют женщины; именно их, предположительно, волнует возникновение законодательной лазейки для распространения порнографии.

Внимание подобных организаций к порно-проблематике типично не только для нашей страны. В 2003 году журнал «Today's Christian Woman» – из названия очевидна его основная аудитория – провел опрос, который показал, что каждая шестая женщина чувствует зависимость от порнографии. А согласно данным «Internet Pornography Statistics», треть посетителей порносайтов – анонимны, значит женщины, так как мужчины в большинстве своем не скрывают такого рода пристрастие. Получается, что женщины борются с порнографией, но в то же время смотрят ее.

Такое ханжество является причиной и следствием существующих установок в общественном сознании относительно порнографии. Важнейшим транслятором их являются глянцевые и не очень журналы «для женщин», регулярно посвящающие статьи тому, как вести себя, если партнер смотрит порнофильм или посещает порносайты. «Это то же самое для него, что для нас просмотр очередного сериала», – вот успокоительный итог рассуждений о порнографии.

Не менее успокоительным является заявление, что все мужчины делают это. Но читательницам все же советуют не терять бдительность и контролировать порнофилию – а также транслируют статистику, согласно которой 25% женщин просмотр порнографии приравнивает к измене. Несмотря на такую, в принципе, негативную оценку – зависимость, от которой следует избавиться, психологическая проблема и т.п. – женщинам прививается мысль о допустимости совместного просмотра порно «в образовательных целях». Уже упоминаемый опрос «Sun» показал, что 57% замужних или состоящих в отношениях женщин смотрят порно вместе с партнером. Кстати сказать, использование порнографии как обучающих материалов было и остается легальным в большинстве западных стран и в России.

«Порнография» в разговорном русском употребляется для обозначения всего китчевого, нарочито сексуального, в конечном счете – пошлого. Пока эти коннотации не уйдут из языка, не может идти и речи о более-менее полном ответе на любые вопросы. Однако китчевость, пошлость и запретность порнографии влечет и манит. Но только не Дворкин. Она четко определяет порнографию и яро борется с ней…….

В основном порнофильмы обвиняются в том, что они транслируют образ женщины как сексуального объекта. То есть вечно желающей секса, легкодоступной, подчиняющейся мужчинам. К вопросу о подчинении, существует мнение о том, что Андреа считает, что женщины превосходят мужчин. Это ложь. Она не только отвергает эту точку зрения, но публично перед другими феминистками, которые считают, такой подход справедливым заявляла, что идея о биологическом превосходстве как мужчин, так и женщин - «самая страшная и смертельная идея в мире». В то же время считали, что Андреа Дворкин является «эссенциалистской», и считает, что мужчины биологически обусловленным доминировать. В своей первой книге «Женоненавистничество» (1974), Андреа сказала, что пол является социальной ложью. Она явно отвергает идею о том, что «мужчины» и «женщины» существует в природе и что у кого-либо есть биологически обусловленные возможности и права доминировать. 

Такой образ в порнографии действительно есть, но насколько он оказывает влияние на женщин – тот вопрос, на который можно ответить только путем тщательного анализа. Сведения о том, влияет ли порнография на более раннее начало сексуальной жизни, противоречивы. Противники порнографии утверждают, что да, социологи не соглашаются.22

Больше всего сил и времени на решение вопроса о том, транслирует ли порнография подобный неприятный стереотип, потратили феминистки. Разумеется, большинство – Андреа Дворкин и многие другие – считают порнографию формой насилия над женщиной, унижающей ее сексуальность. Это относится не только к женщинам, работающим в этом бизнесе, но и к женщинам, пострадавшим от чрезмерного увлечения порнографией мужчин. Стала классической цитата феминистки Робин Морган: «Порнография – теория, изнасилование – практика». Андреа говорит об этом так: : «Если вы верите, что нормальный секс – это акт доминирования, когда мужчина хочет женщину так сильно, что он готов применить силу, чтобы выразить это желание, если вы верите, что это романтично, что это сущность сексуального желания, то конечно, если кто-то выступит против насилия в сексе, то вам покажется, что он выступает против любого секса. Если вы воспринимаете сексуальность как завоевание, когда мужчина должен быть хищником, то когда феминистки скажут: нет, извините, это принуждение, это изнасилование, то неудивительно, что так много авторов-мужчин пришли к выводу, что я называю изнасилованием любой секс». Действительно множество людей считали Дворкин женщиной, которая назвала всех мужчин насильниками, и сказала, что любой секс – это изнасилование. На самом деле, она выступала с мнением, что секс не должен быть связан с принуждением. Однако любой секс, который включает принуждение – это изнасилование.

Кроме того, феминистки считают, что порнофильмы дают искаженные представления о норме – как в отношении внешности и строения тел, так и нормального полового акта. В своих рассуждениях о порнографии феминистки часто вспоминают идеи Маркса и говорят о фетишизации и превращении женщины в товар; дегуманизация – потеря всякого человеческого вида, – вот, что с точки зрения Дворкин происходит в порнографии. Феминистки сражаются с порнографией не только с помощью текстов, но также и с помощью движений: «Women Against Pornography», «Antipornography Civil Rights Ordinance», «Feminists Fighting Pornography». Под их эгидой проводят разнообразные акции, а также попытки на судебном уровне пресечь эксплуатацию женского тела в порнографии. Более того, многие женщины, совершенно чуждые феминизма, согласятся с рассуждениями об унижении женщин фактом существования порнографии.

Впрочем, отношение феминизма к порнографии не так однозначно. Прежде всего, многие феминистские направления выступают против цензуры во всех ее формах. Кроме того, вторая волна феминизма была тесно связана с сексуальной революцией, которая, в свою очередь, оказала влияние и на порнографию. Такие опосредованные причины и, наверно, личные приоритеты, привели к оформлению так называемого сексуально-либерального феминизма, продолжающего борьбу второй волны против дискриминации. В пику Дворкин и другим идеологам антипорнографического движения, сексуально-либеральные феминистки выступают за свободу сексуальной жизни вне зависимости от пола или гендера – отсюда частое сближение с движениями за права сексменьшинств и т.п.

Полемику между этими двумя направлениями феминизма часто называют «феминистскими секс-войнами» – «Feminist Sex Wars» – или просто «Porn Wars». Сексуально-либеральные феминистки выступают за доступ к порнографии не только мужчин, но и женщин. Этот призыв, видимо, должен привести к разрушению патриархальных стереотипов, описанных выше. Порнография как таковая, с их точки зрения, не вредит женщинам: просто нужно сделать ее более доступной и более приемлемой для женщин.

Несмотря на усилия анти-порнографического движения, сегмент порно-рынка для женщин успешно развивается. Ежегодно в Торонто вручается кинопремия Feminist Porn Awards. Определенный вклад в это совершили женщины-порнорежиссеры, которые чаще всего в той или иной степени связаны с либеральным феминизмом. Их фильмы ориентированы на женщин и создают некую «новую сексуальность». На своих страницах в Интернете эти режиссеры сообщают, что их не устраивало качество порно-продукции, именно поэтому они взяли в руки камеру. Чем в действительности отличается «женское» порно от «мужского» – представим решить экспертам. По словам одной из важнейших женщин-порнорежиссеров, Тристан Таормино, «Феминистское порно дополняет доминирующие образы альтернативными и создает собственную иконографию». Наверно, сильнее всего отличается сюжетная сторона – женское порно ориентировано на изображение женских же фантазий.

Несколько странный и неожиданный вывод: для женщин порно является основой для социализации. В таком, социальном измерении, стереотипы о порно могут усугубляться, как в радикальном феминизме, или исчезать и трансформироваться – как в либеральном. Однако правы и христианские организации, призывающие женщин объединяться для борьбы с порнозависимостью. Видимо, порнография – это то, с чем женщина не может справиться в одиночку.

Официальное мнение о порнографии так же неоднозначно. В Германии раздел 184 УК предусматривает наказание за продажу порнографических материалов лицам моложе 18 лет. Все остальные формы порнографии (кроме детской порнографии) могут свободно распространяться, но только не среди детей. Вместе с тем каждая «земля» имеет свое законодательство, и мнения о запрещении или разрешении публикаций могут быть разными. В Нидерландах ст.239-54 УК предусматривают ответственность за такие преступления против общественной нравственности, как распространение порнографии. Однако в последнее время не было случаев применения этих норм УК против. В Австрии публикация порнографических и других материалов, нарушающих нормы общественной нравственности, является уголовным преступлением. В Норвегии ст.211 УК запрещает публикацию порнографических материалов, однако она никогда не применялась к ежедневной прессе. В США Верховный Суд объявил, что "непристойности", то есть определенная группа выражений с откровенно сексуальной окраской, полностью лежат вне гарантий, данных первой поправкой к Конституции. Однако само определение непристойности, которое дается с точки зрения «здравого смысла обычного человека» крайне размыто и многозначно и, по-видимому, относится только к брани, а не к сексуальным материалам. В Канаде в 1992 г. Верховный суд использовал новый подход при определении понятия непристойность. Он признал, что вред от порнографии для женщин, детей и всего общества оправдывает ограничение свободы слова для лиц, занимающихся распространением порнографической продукции, и сделал вывод о том, что выражение мнения в форме непристойных материалов никоим образом не соответствует основной идее гарантирования свободы слова.

Правовое регулирование представления в СМИ сексуальных материалов и порнографии в России в последние годы осуществлялось посредством ст. 228 УК РСФСР, а - позже с помощью аналогичной ей ст.242 УК РФ: обе они запрещают незаконное изготовление и распространение порнографических материалов. Поскольку не было оговорено, что же именно понимается под незаконным изготовлением (о законном изготовлении также не было сказано ни слова), по умолчанию и на всякий случай почти любое изображение обнаженных тел и любовных сцен считалось «сексом и порнографией» (кстати, именно это и имела в виду женщина, с брезгливостью сказавшая на известном ток-шоу В.Познера, что «секса у нас нет»). Исключения составляли «признанные шедевры мирового искусства» и картинки в медицинских изданиях.

Однако не стоит забывать, что революционное разрушение негодных (устаревших) социальных норм и стандартов всегда приводит к тому, что общество некоторое время вообще живет без общепринятых норм и правил, в состоянии некоторой социальной анархии. В нашей стране эта ситуация сопровождалась внедрением рыночных отношений, что привело к развитию сферы «сексуальных услуг», а проще - к формированию сексуального бизнеса. Этот нелегальный, но вполне реальный секс-бизнес существует в России уже несколько лет и состоит из многих компонентов, которые на сухом юридическом языке называются проституцией, вовлечением и принуждением к занятиям проституцией, организацией и содержанием притонов для занятий проституцией и так далее. Важную часть секс-бизнеса составляют различные сексуальные шоу, фильмы, журналы, которые, собственно, и формируют спрос на сексуальные услуги. Дворкин писала: «Порнография – это воспевание изнасилования и причинения вреда женщинам, это профсоюз насильников, способ легитимизировать насилие и формализовать доминирование мужчин в нашем обществе». Она говорила, что порнография – одна из причин мужского насилия и выражение мужского доминирования, и что женщины, которые наслаждаются порнографией, причиняют вред другим женщинам, а лесбийская порнография – это и вовсе разновидность ненависти к себе.

Дело в том, что ранние произведения Дворкин очень богаты повествованиями, как о гетеросексуальных, так и лесбийских любовных ласках («Простая история о лесбийской девичестве» и «Первая любовь»). По этой причине, а так же по причине внешности Андреа, ее неудач с мужчинами, и, конечно же, собственно ее принадлежности к радикальному феминизму, ходили слухи, что Андреа имела гомосексуальный опыт. Она этого не отрицала и даже опубликовала работу под названием «Лесбийская гордость», 1975 г. В ней она объяснила, что для нее значит быть лесбиянкой. Быть лесбиянкой, для Дворкин, означает три вещи. Во-первых, это любовь, уважение к женщинам, проявление нежности и чувственности к ним. Это означает питать к ним уважение и любовь всем разумом, всем сердцем и душой. Во-вторых, быть лесбиянкой, значит питать эротическую страсть и иметь близость с женщиной, которая приходит «с прикосновением и вкусом, с дикой и соленой нежностью, с влажным и сладким потом, с нашими грудями, нашими ртами, нашими вагинами, нашими спутанными волосами, нашими руками».

В-третьих, быть лесбиянкой означает хранить память о своей матери, которую помнит собственное тело, которое ее ищет и находит в другой женщине. «Это означает воспоминание о матке, в которой мы были едины с нашими матерями, пока роды не разлучили нас. Это означает возвращение внутрь, внутрь нее, внутрь нас самих, в ткани и мембраны, к влаге и крови». И в этой плодородной чувственной любви, и в памяти о матери есть гордость, которая объединяет женщин. Эти отношения между женщинами, Андреа считает сестринством и именно такие отношения самые настоящие, основанные на чистой, искренней любви и уважении к женщине. Любовь к женщинам  Андреа называла «почвой, в которую моя жизнь уходит своими корнями». Именно поэтому лесбийскую порнографию Андреа Дворкин считала выражением ненависти женщин самих к себе.

 Андреа не тратила время на текстуальный анализ порнографии, который так любят в академической сфере, ее больше беспокоила судьба женщин, которые снимаются в этих фильмах, ущерб, с которым они сталкиваются, и то, что другие женщины могут пострадать в результате действий мужчин, которые смотрят порнографию.

В соответствии со ст.4. закона «О СМИ» «Не допускается использование СМИ для распространения передач, пропагандирующих порнографию...». Если следовать букве закона, то можно решить, что незапрещаются статьи, фотоснимки, интервью и другие печатные материалы, пропагандирующие порнографию. Однако СМИ, специализирующиеся на эротических материалах, с некоторыми ограничениями все-таки разрешены. И здесь сразу возникает, по меньшей мере, две проблемы. Во-первых, какого бы то ни было определения порнографии в данном законе нет вообще, а эротические СМИ определены очень неясно - в ст. 37 записано, что «под средством массовой информации, специализирующимся на сообщениях и материалах эротического характера, для целей настоящего Закона понимается периодическое издание или программа, которые в целом и систематически эксплуатируют интерес к сексу». Во-вторых, абсолютно непонятно, что такое с юридической точки зрения «эксплуатация интереса к сексу». Кроме того, абсолютно не определены в законе ситуации, когда не эротические издания не систематически помещают материалы на грани порнографии. Из неясных и нечетких формулировок часто и возникают реальные казусы. Например, еженедельник «СпидИнфо» имеет статус «научно-популярного издания», а по сути, является изданием, «систематически эксплуатирующим интерес к сексу» и насилию, при этом под видом «науки» в еженедельнике протаскиваются дикие фантазии и сплетни. Однако формальный «научно-популярный статус» позволяет ей продаваться отнюдь не в «специальной упаковке и не в специальных местах».

В законе «О рекламе» вообще нет ни одного слова о недопустимости использования СМИ для рекламы платных сексуальных услуг или о недопустимости сексуализации рекламы. Отсутствие механизмов контроля и санкций за рекламой интимных услуг в приводит к тому, что даже «приличные» газеты не стыдятся давать ее. Правда, в таких случаях делается уступка «общественной нравственности» и реклама дается с использованием всем понятных эвфемизмов – «досуг с красивыми девушками» или просто «досуг + телефончик» (хотя всем ясно, что речь идет не о турпоходе или собирании марок). Кроме этого, где-нибудь в укромном месте редакция обязательно помещает заявления, что она «не несет ответственности за содержание рекламных объявлений». Однако с точки зрения Мининформпечати РФ публикация объявлений об оказании интимных услуг (в том числе и в изданиях, зарегистрированных как эротические) является злоупотреблением свободой массовой информации со всеми вытекающими отсюда последствиями (предупреждение, прекращение деятельности). Правда, информация о таких последствиях отсутствует и невозможно судить об эффективности этих «санкций».

По-видимому, авторами законопроекта об ограничении оборота продукции и услуг сексуального характера двигало именно это желание - как-то регламентировать деятельность секс-индустрии и секс-рынка. Собственно говоря, именно так и пишет один из авторов законопроекта, Игорь Иванов: «Перед авторами стояла серьезная проблема выбора. Она состояла в попытке разрешить комплекс имеющихся проблем в сфере полулегального, но реального оборота товаров, услуг и зрелищных мероприятий сексуального характера, трезво и честно, без лицемерия и ханжества... Для нас было очевидным, что ... секс-индустрия в России есть, как есть и совершенно объективная потребность в ней. И запретить ее - значит сознательно и безответственно усугубить проблемы... Для авторов было важно другое: честно признав наличие совершенно определенных социальных явлений, попытаться легализовать оборот товаров и услуг сексуального характера, причем, сняв саму возможность каких-либо нездоровых отклонений (вроде проституции или повсеместной свободной торговли порнографией), поставить его под контроль государства и установить целый ряд условий, ограничивающих ввоз, изготовление, рекламу, распространение товаров и услуг сексуального характера».

На первый взгляд может показаться, что определение и разделение понятий сексуальный, эротический, порнографический - дело действительно не легкое. С одной стороны, сексуальность действительно сложный феномен, в котором переплелись различные природные, социальные и собственно культурные аспекты. Анализу или интерпретации сексуальности посвящено много философских, социологических, психологических теорий, в которых представлены самые разные - подчас полярные точки зрения. В некоторой степени путаница понятий в анализируемом законодательстве является следствием многозначности сферы сексуальности и многочисленности ее культурных и индивидуальных интерпретаций; в некоторой степени – правовой неразработанностью данного вопроса.

Однако нечеткость понятия порнографии, которое сегодня используется в нашем законодательстве, создает опасность двойственной или неправильной интерпретации этого явления и - как следствие - невозможность правового регулирования порнографии.

Как отмечается в докладе Генсекретаря ООН, в последнее время повсеместно участились случаи показа в СМИ сцен насилия, особенно сексуального и особенно над женщинами. «Отсутствие на ТВ контроля, а также рост числа международных спутниковых каналов привели к тому, что за последнее десятилетие показ порнографических материалов увеличился в 10 раз. Наблюдается бум в демонстрации откровенно сексуальных материалов и в Восточной Европе. Производством и сбытом таких материалов занимается большой бизнес, который также связан с принуждением к проституции и торговлей женщинами. Он разрастается с пугающей скоростью и, превратившись в одну из форм организованной преступности, достиг глобальных масштабов. А доступ к откровенно сексуальной продукции в киберпространстве вообще не ограничен и анонимен».

Далее в этом докладе отмечается, что «поскольку сексуальное насилие в отношении женщин является нарушением их прав человека, сама эта проблема выходит за рамки вопросов морали». Содержащееся в Декларации об искоренении насилия в отношении женщин определение, в котором говорится, что термин «насилие в отношении женщин» означает «любой акт насилия, совершенный на основании полового признака, который причиняет или может причинить физический, половой или психологический ущерб, или страдания женщинам, а также угрозы совершения таких актов...», является важным международным правовым положением и должно использоваться в практике ограничения порнографии и насилия над женщинами. По мнению Андреа Дворкин, «многие из нас используют два знаменитых слова, пришедшие к нам из Греции - демократия и проституция. Демократия с самого начала исключала всех женщин и некоторых мужчин. Проституция с самого начала оправдывала и способствовала этому, презентируя сексуальность женщин как сексуальность шлюхи («brothel slut», или "chattel whore»)». Порнография как жанр говорит, что кража, продажа и покупка женщин - это не насилие или оскорбление, потому что женщинам нравится быть изнасилованными и проституированными, потому что такова природа женщин и природа их сексуальности. Поскольку порнография - это фактически написанный текст или гравюра или рисунок, стало возможным считать ее исключительно культурным явлением, чем-то, что существует на бумаге, а не в жизни, и даже чем-то эстетическим или интеллектуальным. С появлением фото и кинокамеры изображение женщин стало заменяться реальными «портретами».

Юридическое определение непристойности субъективно и открыто для интерпретации, поскольку оно всегда формулируется в терминах моральности или аморальности, добра и зла. Например, в законодательстве о непристойности часто не только не дается определение порнографии, но она даже и не упоминается (США или Англия). Однако в некоторых странах даже информация о контрацепции или абортах считается непристойной и цензурируется.

Определение порнографии через понятие непристойности размывает ее сущность, затрудняет применение правовых санкций для ограничения порнографии, поскольку сразу встает вопрос о свободе слова и свободе предпринимательства. Феминистская юриспруденция в США предлагает другой подход – он  переносит порнографию из моральной сферы в сферу властных отношений. Важнейший момент здесь – порнография это не моральная, а гендерная проблема, то есть проблема власти. Законодательство о непристойности смотрит на порнографию и видит секс, но с точки зрения прав человека порнография – это сексуальное опредмечивание женщин, сексуальное насилие, мужское доминирование, сексуальное подчинение женщин. До тех пор, пока общество осознанно или бессознательно, с умыслом, целенаправленно или по недоумию маскулинной культуры не может себе позволить называть вещи своими именами, порнографии, в прочем и другим не менее отвратительным порокам, ничего не угрожает, они в законе.


Заключение

Современное положение женщины в обществе – результат сложнейшего переплетения формируемых социальных норм и сложившихся на протяжении длительного исторического периода традиций. Оно есть результат взаимодействия экономических, политических, культурных, социальных, этнических коллизий общества, религиозных, научных и бытовых норм, теорий и нововведений. В обществе каждого исторического периода положение женщины, имеет свои социальные корни в прошлом. Причем, это историческое прошлое, как правило, детерминирует современное положение женщины, приводя к противоречиям между социальными изменениями и принятыми нормами поведения. Вместе с тем современное положение женщины в обществе – один из важных индикаторов международного политического авторитета государства. И государство очень чувствительно относится к мнению международной общественности в свой адрес по этому вопросу. Видимо в этом кроется одна из причин того повсеместного явления в мире, при котором государства различного политического ориентирования принимают немало правовых актов по улучшению положения женщины, но, как правило, не спешат их реализовывать.

Судьба и творчество Андреа Дворкин как женщины, как адепта радикального феминизма всего лишь иллюстрация положения женщин в современном обществе. По сей день имеют хождение множество домыслов о жизни и взглядах Андреа Дворкин. Она так же часто подвергалась нападкам за свой внешний вид, как и за свои бескомпромиссные взгляды. «Однако после смерти «самой опороченной феминистки планеты» в возрасте 58 лет в феминизме больше некому бросить вызов»23. Атаки на Дворкин были обращены как  лично к ней, так и на ее работы. Шокирующими являются  многие ее высказывания: о преступлениях: «Я считаю, что у женщины есть право казнить мужчину, который изнасиловал ее»; О романтике: «Соблазнение означает, что насильник решил потратиться на бутылку вина»; О половом акте: «Половой акт продолжает оставаться способом физиологически унизить женщину: сказать ей, каждой ее клетке, что она ниже по статусу… толкать, пока она не сдастся».

Ее радикализм был откровенным, иногда ужасающим, но она всегда оставалась настоящей. Ее смерть лишила феминистику по-настоящему большого вызова. Несмотря на то, что большинство ее работ были блестящими, мало кто мог с ними согласиться. Ее размышления о мести отталкивали многих, она говорила, что «полуавтоматическое ружье может быть ответом» на проблему насилия над женщинами, и что она поддерживает убийства педофилов. У женщин есть право отомстить за своих детей. Она стала невидимой в США, где ее имя было, как она сама выражалась, «проклятым словом». Ее мемуары 2002 года «Сердечный приступ: политические мемуары воинственной феминистки» так и не были опубликованы в Великобритании.

Дворкин считала, что либеральные феминистки несут ответственность за многое из того, что пошло не так. Однако иногда даже сама Дворкин признавала, что она чересчур радикальна для большинства: «Я не говорю, что все остальные должны думать так же, как и я. Лично я убеждена, что любое движение нуждается и в радикалах, и в либералах. Всегда будут нужны женщины, которые могут найти правильный подход, выбрать верный тон голоса, найти путь к власти. Но вам также нужны те, кто задаст линию движения». Именно эту линию и предоставляла Дворкин. Даже несогласных с ней, ее аргументы все равно завораживали, возмущали, их было невозможно забыть. Феминизм нуждается в таких как она: тех, кто никогда не идет на компромиссы.


Список литературы и интернет
-источников

1. Бовуар, С. Второй пол. М.: «Прогресс», 1997. 832с. 

2. Брандт, Г.А. Философская антропология феминизма. Природа

женщины. — СПб.: «Алетейя», 2006. 160с.

3. Исполатова, С. Самосознание женщин как фактор обновления общественного строя: из доклада на первом Всероссийском женского съезде в декабре 1908 г. //Женщины и земля. 1992, март. 

4. Малышева, М.М. Гендерный калейдоскоп. Курс лекций. — М.: «Академя», 2001. — 520с.

5. Маркс, К. и Энгельс, Ф. Избранные произведения. Т. 3. — М.: «Госполитиздат», 1981. — 639с.

6. Трофимова, Е.И. Феминизм в общественной мысли и литературе. — М.: «Грифон», 2006. — 400с.

7. Фридан, Б. Загадка женственности. —  М.: «Прогресс», — 382с.

8. Фурье, Ш. Теория четырех движений и всеобщих судеб. —  М.: «Государственное социально-экономическое издательство», 1938. — 307с.

9. Ханиш, К. Личное — это политическое // Хроника второго года: освобождение женщин: Сборник научн.статей. Нью-Йорк, 1970.

10. Чикалова, И.Р. Женщины в истории: возможность быть увиденными.  Сб. науч. ст. — Мн.: БГПУ, 2002.

11. Энгельс, Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства.  — М.: «Азбука», 2009. — 256с.

12. The Concise Oxford Dictionary of Sociology / Ed. by G. Marshall. —  Oxford.: «Univ. Press», 1994.

13. Tuttle, L. Encyclopedia of Feminism. — N.Y.: «Arrow Books», 1986.

14. Sarracino, C. Scott, K. The Porning of America. Boston, 2009. P. 193.

15. http://www.annaspansdiary.com/home.php

16. http://www.candidaroyalle.com/

17. http://www.community.livejournal.com/feministki/176203.html

18. http://www.genderstudies.info/sbornik/vozmoj/4.htm 

19. http://www.lustfilms.com/blogEn/

20. http://www.nostatusquo.com/ACLU/dworkin/LieDetect.html

21. http://www.nostatusquo.com/ACLU/dworkin/MichLawJourI.html

22. http://www.nostatusquo.com/ACLU/dworkin/PornHappens.html

23. http://www.petrajoy.com/index.asp

24. http://www.policy.hu/khassanova/paragraph1_1.html 

25. http://www.pornmoviesforwomen.com/

26. http://www.pseudology.org/Kon/Articles/PornoStrax.htm

27. http://www.puckerup.com/EN/home/

28. http://www.ravnopravka.ru/?p=122

29. http://www.sexology.narod.ru/publ001.html

30. http://www.thesun.co.uk/sol/homepage/features/article2355510.ece

31. http://www.villagevoice.com/2006-06-06/columns/political-smut-makers/

 

1 Большой толковый социологический словарь. —  М.: 1991. С. 258.

2 Феминизм в общественной мысли и литературе. — М.: «Грифон», 2006. — С. 76.

3   Женщины в истории: возможность быть увиденными: Сб. науч. ст. / Под ред. И.Р. Чикаловой. —  Мн.: БГПУ, 2001. http://www.genderstudies.info/sbornik/vozmoj/4.htm .

4  Брандт, Г.А. Философская антропология феминизма. Природа женщины. —  СПб, 2006. С.9 . 

5 Ханиш, К. Личное —  это политическое. 1969.

6 Fox, Margalit. «Betty Friedan, Who Ignited Cause in «Feminine Mystique», Dies at 85'». — Журнал «The New York Times», 5 февраля 2006.

7 Фридан, Б. Загадка женственности. — М.: 1994. — С. 44-50.

8  Moi, T. French feminist thought: a reader. — Blackwell, 1987.

9 Spivak, G. «French Feminism in an International Frame». — Yale French Studies, № 62, 1981.

10 Бовуар, С. Второй пол.

11  Hooks, bell. «Feminist Theory: From Margin to Center». — Cambridge, MA: South End Press, 1984.

12 Hooks, bell. «Feminist Theory: From Margin to Center». — Cambridge, MA: South End Press, 1984.

13 Вилдинг, Ф. (Faith Wilding). Чудовищная семейная жизнь. 2007.

14  Эренрайх, Б. Что такое социалистический феминизм? WIN Magazine, 1976.

15  Маркс, К и Энгельс, Ф. Избранные произведения. Т. 3. — М.:Госполитиздат, 1981. — С. 354.

16 Lynne Segal, Michele Barrett, Beatrix Campbell, Anne Phillips, Angela Weir, Elizabeth Wilson. «Feminism and Class Politics: A Round-Table Discussion». — «Feminist Review», № 23 «Socialist-Feminism: Out of the Blue», лето 1986.

17   Echols, A. Daring to be bad: radical feminism in America, 1967—1975. — Minneapolis.: University of Minnesota Press, 1989. — С. 416

18 Alcoff, L. «Cultural Feminism Versus Post-Structuralism: the Identity Crisis in Feminist Theory». — Signs, вып. 13, № 3.

19  Hoagland, S. Lesbian Ethics. — Venice, CA: LE publications, 1997.

20 Frye, M. «Some Reflections on Separatism and Power». — В книге: Meyers, Diana T. Feminist social thought: a reader. — N. Y.: Routledge, 1997.

21 См., например: Edwards L. (ed.). Porn Studies. Duke University Press, 2004; Lehman P. (ed.). Pornography. Rutgers University Press, 2006; Hall A.C., Bishop M.J. Pop-porn: pornography in American culture. Greenwood Publishing Group, 2007. И др.

22 Кон И.С.Надо ли бояться порнографией? // http://sexology.narod.ru/publ001.html

23  «Она никогда не ненавидела мужчин » Кэтрин Винер об Андреа Дворкин.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

40168. АРИФМЕТИКО-ЛОГИЧЕСКИЕ УСТРОЙСТВА 190 KB
  Представляют собой логическое комбинационное устройство предназначенное для выполнения операции арифметического сложения чисел представленных в виде двоичных кодов. 1 Сложение двух одноразрядных двоичных кодов. Функцию S называют функцией исключения ИЛИ или суммой по модулю два которую необходимо выполнить для суммирования двух двоичных одноразрядных кодов. 2 Сложение разрядов многоразрядных двоичных кодов.
40169. БАЗОВЫЕ ЛОГИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ 298 KB
  1 Пример обозначения базовых логических элементов БЛЭ: 15.2 Основные сведения о БЛЭ Способы представления логических переменных: 1 Потенциальный способ  значениям логических 0 и 1 соответствуют два различных уровня напряжения и тока в связи с чем различают положительную и отрицательную логики. Основные свойства БЛЭ: 1 Нагрузочная способность ЛЭ  свойство получать сигнал от нескольких ЛЭ и одновременно быть источником информации для других элементов.3 БЛЭ транзисторнотранзисторной логики ТТЛ Схемы ТТЛ состоят из двух базовых...
40170. ГЕНЕРАТОРЫ НА ЛОГИЧЕСКИХ ЭЛЕМЕНТАХ И ТАЙМЕРЫ 766.5 KB
  Для защиты элемента ТТЛ от действия напряжения отрицательной полярности в его входной цепи установлен обратно включенный диод, который шунтирует резистор время задающей цепи. Длительность интервалов tи и Tг определяется
40171. СХЕМОТЕХНИКА УСИЛИТЕЛЬНЫХ УСТРОЙСТВ НА ТРАНЗИСТОРАХ 531 KB
  Класс применяется только в маломощных каскадах предварительных усилителях для которых К. около 07; 2 используется в усилителях средней и большой мощности; Рис.1 Входная характеристика каскада с ОЭ а; Выходная характеристика каскада с ОЭ б; Характеристика каскада в режиме А в; Характеристика каскада в режиме В г 3 происходит усиление только одной положительной полуволны усиливаемого сигнала UВХ поэтому выходной имеет прерывистый характер; недостатком является значительные нелинейные искажения UВЫХ называются...
40172. ОПЕРАЦИОННЫЕ УСИЛИТЕЛИ 328 KB
  Наличие этого напряжения приводит к нарушению условия согласно которому Uвых.V – характеризует частотные свойства усилителя при его работе в импульсных схемах измеряется при подаче на вход ОУ напряжения ступенчатой формы.3 Схема трехкаскадного ОУ Входной дифференциальный усилительный каскад уменьшает величину дрейфа усилителя позволяет получить высокое усиление высокое входное сопротивление и максимально подавить действующие на входе синфазные составляющие обусловленные изменением температуры окружающей среды изменением напряжения...
40173. АКТИВНЫЕ ФИЛЬТРЫ 83 KB
  Необходимо чтобы ОУ охваченный ООС обеспечивал заданный коэффициент усиления как в полосе пропускания. Основной параметр: полоса пропускания которая определяется по уровню падения коэффициента передачи в 141 раза на 3дб. Ширина полосы пропускания изменяется варьированием RC. Коэффициент передачи в полосе пропускания постоянный и равен Кио.
40174. ГЕНЕРАТОРЫ 102 KB
  По форме выходного напряжения классифицируются: генераторы гармонических колебаний и генераторы негармонических колебаний импульсные или релаксацоинные. Ku=U2 U1=Kuωejφkω где Kuω=U2ω U1ω – модуль коэффициента усиления на частоте ω; φkω=ψ2ωψ1ω – сдвиг фаз между выходным и входным напряжениями Ku на частоте ω; Bu=U1’ U2’=Buωejφbω где Buω=U1’ω U2’ω – модуль коэффициента передачи на частоте ω; φbω=ψ1ωψ2ω – сдвиг фаз между выходным и входным напряжениями четырёхполюсника Bu на частоте ω. Если на входе...
40175. ИСТОЧНИКИ ВТОРИЧНОГО ЭЛЕКТРОПИТАНИЯ 269 KB
  Классификация: 1 устройства согласования уровня напряжения служат для преобразования постоянного или переменного напряжения одного уровня в напряжение другого уровня. 2 устройства согласования стабильности напряжения: сглаживающие фильтры служат для стабилизации мгновенного значения пульсирующего напряжения тока и стабилизаторы – служат для стабилизации среднего значения выходного тока напряжения или мощности. 3 устройства согласования частоты: выпрямители – преобразователи напряжения переменного тока в напряжение содержащее...