31977

Выявление функций вещей в «Петербургских повестях» Н.В. Гоголя

Дипломная

Литература и библиотековедение

Задачи: Определиться в понимании вещи как литературоведческого понятия; обобщить суждения литературоведов о функциях вещей в художественном произведении; определить функции вещей в повестях Невский проспект Портрет и Шинель; обобщить опыт изучения в школе повести Портрет Н.2 Функции вещи в художественном произведении 2. Таким образом вещи в художественном пространстве Петербургских повестей играют важную роль. Цель исходя из вышеуказанных объекта и предмета исследования обусловила постановку и решение следующих...

Русский

2013-09-01

263 KB

5 чел.

РЕФЕРАТ

       Выпускная квалификационная работа по теме «Функции вещей в «Петербургских повестях» Н.В. Гоголя» содержит 57 страниц текстового документа, 49  использованных источника.

ВЕЩЬ, ФУНКЦИИ ВЕЩЕЙ, ОБРАЗ,  ПРЕДМЕТНЫЙ МИР, ДЕТАЛЬ.

  Объект исследования - повести  «Невский проспект», «Шинель» и «Портрет». Предметом исследования - функции вещей в повестях «Невский проспект», «Шинель» и «Портрет».

Предмет -  функции вещей в «Петербургских повестях».

Цель исследования – выявление  функций вещей в «Петербургских повестях»  Н.В. Гоголя.

Задачи:  Определиться в понимании   «вещи» как литературоведческого понятия; обобщить суждения литературоведов о функциях вещей в художественном произведении; определить функции вещей в повестях «Невский проспект», «Портрет» и «Шинель»; обобщить опыт изучения в школе повести «Портрет» Н.В.Гоголя; разработать проект школьного урока по теме: «Функции вещей в повести Н.В. Гоголя «Портрет».

Вещь в художественном произведении выполняет три функции: культурологическую, характерологическую и сюжетно-композиционную. Вещь, выполняя в художественном произведении характерологическую и культурологическую функции выступает в качестве детали, выполняя сюжетно-композиционную – вырастает до образа.

   

Содержание

Введение…………………………………………………………………………3

1. Понятие «вещь»  в историко-теоретическом аспекте…………………

1.1 «Вещь» как литературоведческое понятие ………………………………

1.2 Функции вещи в художественном произведении …………………

2.Функции  вещей в «Петербургских повестях» Н.В. Гоголя……………….……………………….…………………….

2.1 Культурологическая функция вещей………………………………….

2.2.Характерологическая функция вещей…………………………………….

2.3 Сюжетно-композиционная  функция вещей………. ……………………

3. Изучение повести Н.В. Гоголя  «Портрет» в  школе

3.1. Повесть Н.В. Гоголя «Портрет» в действующих школьных программах и методических комплексах…………………………………………………….

3.2. Методическая разработка урока по теме «Функции вещей в повести Н.В. Гоголя «Портрет» в 10 классе

Заключение…………………………………………………………………….

Список использованных источников…………………………………………

ВВЕДЕНИЕ

Николай Васильевич Гоголь – один  из самобытнейших русских писателей, его слава вышла далеко за пределы русского культурного пространства. Его книги интересны на протяжении всей жизни, каждый раз удаётся найти в них новые грани смысла. Н.В. Гоголь и по сей день остается одним из популярнейших писателей, творчество которого вызывает неоднозначные оценки со стороны литературных критиков, однако все они сходятся во мнении, что его значение в русской литературе неизмеримо велико. По словам русского философа  Н. Бердяева, Н.В. Гоголь является «самой загадочной фигурой в русской литературе».

    Предметный мир Н.В. Гоголя в различных его аспектах изучался в работах А. Белого название «Мастерство Гоголя» (Москва, 1934), А.П. Чудакова «Предметный мир литературы»  (Москва, 1986), Ю.В. Манна «Поэтика Гоголя» (Москва, 1988), М. Вайскопфа «Сюжет Гоголя. Морфология, идеология, контекст» (Москва, 1993), Ю.М. Лотмана  «Художественное пространство в прозе Гоголя» (Таллин, 1993).

Несмотря на различные подходы к исследованию гоголевского предметного мира, литературоведы указывают основным стилистический прием  «вещного загромождения героя» [28: 90]. Действительно, у Н.В. Гоголя связь между человеком и вещной средой очень значительна, и это дает возможность говорить о своеобразии его стиля. У гоголевских героев достаточно доверительные отношения с вещами, но последние постепенно они перерастают свою "вещность" и начинают жить и действовать.  Таким образом, вещи в художественном пространстве «Петербургских повестей играют важную роль. Без осознания содержания и функций этих вещей  невозможно новое прочтение повестей. Это определяет актуальность нашего исследования.  

     Цель нашей работы: выявить функции вещей в «Петербургских повестях»  Н.В. Гоголя.

  Объект исследования в выпускной квалификационной работе – повести  «Невский проспект», «Шинель» и «Портрет».

Предмет - функции вещей в повестях «Невский проспект», «Шинель» и «Портрет».

Цель, исходя из вышеуказанных объекта и предмета исследования, обусловила постановку и решение следующих задач:

- определиться в понимании   «вещи» как литературоведческого понятия

- обобщить суждения литературоведов о функциях вещей в художественном произведении

- определить функции вещей в повестях «Невский проспект», «Портрет» и «Шинель»

- обобщить опыт изучения в школе повести «Портрет» Н.В.Гоголя

- разработать проект школьного урока по теме: «Функции вещей в повести Н.В. Гоголя «Портрет».

  Методологической    основой выпускной квалификационной работы послужили работы Е.Р. Каточиговой, В.Н. Топорова, М.Н.Эпштейна, В.В Корнева, В.И.Тюпы, посвящённые  теоретическому обоснованию вещи в литературоведении и А.П. Чудакова,

Методы исследования: сравнительный, биографический, метод интерпретации.

Практическая значимость данной исследовательской работы в том, что она может быть использована студентами при изучении творчества Н.В. Гоголя, в частности «Петербургских повестей». Также, работа может быть использована учителями общеобразовательных школ при изучении «Петербургских  повестей».  

 Выпускная квалификационная работа  состоит из введения, трех глав  (реферативной, аналитической и практической), заключения  и  списка использованной литературы, содержащего 49 источников.

Материал выпускной квалификационной работы был апробирован в виде

- публикации материалов работы в сборнике  конференции «Молодежь и наука: реальность и будущее» в Невинномысском институте экономики, управления и права [39: 600]

- защищены в курсовой работе по  литературе (2010).

1. ПОНЯТИЕ  «ВЕЩЬ» В ИСТОРИКО-ТЕОРЕТИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

1.1 «Вещь» как литературоведческое понятие

Сложные отношения между человеком и вещью философы пытались, исследовать со времен античности. Если идеалисты – говорили  о «независимости» вещей (Д. Локк),  их непознаваемости и недоступности человеческому сознанию (И. Кант), то материалисты подчеркивали: для того, чтобы понять человека, нужно понять вещный мир, созданный, его руками (К. Маркс).  Изготавливая вещь, человек познает и преобразует окружающую действительность, поэтому в рукотворных вещах изначально  закреплено человеческое «я». Именно с таких позиций вещи изучаются в работах          М. Хайдеггера «Вещь», Ф. Броделя «Люди и вещи», М. Фуко «Слова и вещи», А.Ф. Лосева «Вещь и имя», Ж. Бодрийара «Система вещей», B.C. Библера «Вещь и весть», М.Н. Эпштейна «Вещь и слово».  

       Вещь в концепциях названных исследователей рассматривается в непосредственной связи с человеком: вещь – не что иное, как «овеществленная» деятельность человека, «созданная им в соответствии с познанием природы и для своих целей».

        Вещь – многозначный  термин, входящий в базовые понятия многих направлений науки и широко используемый в обыденной жизни. Понимание вещи как части материального мира и процесса его познания человеком с зарождения философии до наших дней находится в центре любой системы мировоззрения.  Если обратиться к философии, мы встретим следующее определение вещи: «Вещь – одна  из основных онтологических категорий, отдельный объект материального мира, обладающий относительной независимостью, объективностью и устойчивостью существования. В общем понимании вещь характеризует количественную характеристику материи. Определённость вещи задаётся её структурными, функциональными, качественными и количественными характеристиками. Наиболее общим выражением собственных характеристик вещи являются её свойства, а место и роль данной вещи в определённой системе выражаются через её отношения с другими вещами».

     В толковом словаре под редакцией С.И. Ожегова мы находим у этого слова четыре значения:

1. Отдельный предмет, изделие.

2. То, что принадлежит к личному движимому имуществу.

3.О произведении науки, искусства.

4. Нечто, обстоятельство, явление [30: 78]

       Понятием вещи и ее местом в литературе занимались многие, но подробным образом это понятие описано  у Е.Р. Каточиговой и А.П. Чудакова. Е.Р. Каточигова приводит различные  наименования вещи в литературе у разных исследователей. Она указывает, что для обозначения изображаемых в литературе предметов материальной культуры нет единого термина.

Например, А.Г. Цейтлин называет их «вещами», «деталями житейской обстановки, тем, что живописцы и включают в понятие «интерьер».

Но материальная культура прочно вписана не только в интерьер, но и в пейзаж (за исключением так называемого дикого пейзажа), и в портрет (поскольку костюм, ювелирные украшения). А.И. Белецкий предлагает термин «натюрморт», под которым подразумевает «изображение вещей (как орудий и результатов производства), искусственной обстановки, созданной человеком…». Однако этот термин более близок области живописи. Для  А.П. Чудакова «вещь в литературе» очень широкое понятие: он не проводит различия между «природным или рукотворным» предметом, что снимает уже на терминологическом уровне чрезвычайно важную оппозицию: материальная культура/природа. Здесь под вещами имеется в виду только рукотворные предметы, элементы материальной культуры (хотя она не сводится к вещам, включая в себя также многообразные процессы) [17: 37].

        При постановке знака равенства между понятиями «предмет» и «вещь» и выборе именно «вещи» в качестве одной из составляющих анализируемого нами художественного единства мы, однако, учитываем тот факт, что для обозначения объектов деятельности человека слово «вещь» употребляется гораздо чаще, чем «предмет». Вслед за М.Н. Эпштейном мы признаем, что вещь выступает не только как объект какого-либо воздействия, но «как принадлежность субъекта, «своя» для кого-либо, то есть она неразрывно связана с человеком [49: 307].

       Возможность широкого и узкого толкования понятий предмета и вещи нашло отражение и в литературоведении. Указанный нами, так называемый «широкий» подход к вещам представлен в работах А.П. Чудакова, посвященных изучению предметного мира художественной литературы. В поле зрения исследователя попадают как природные, так и рукотворные формы окружающего мира (например, горная вершина, стрела) которые обозначаются им понятием «художественного предмета», «предметной» или «вещной отдельности»: «Художественные предметы – это  те мыслимые реалии, из которых состоит изображенный мир литературного произведения и которые располагаются в художественном пространстве и существуют в художественном времени» [46: 252].

Такой взгляд на предметы и вещи свойственен и Л.В. Карасеву, дающему в своих работах онтологическую трактовку предметного мира литературных произведений. Под предметом исследователь понимает «вещества» или «тела», противопоставленные «пустоте», т. е. «отчетливо выраженному отсутствию какого бы то ни было вещества или тела», поэтому в понятие предмета включает и рукотворные вещи, и тело человека, и самого человека [15: 10].

 Иной точки зрения на художественные вещи (предметы), понимаемые только как результат переосмысления человеком окружающей реальности, придерживается В.Н. Топоров. Обращаясь к изучению вещного мира литературы, он исходит из утверждения, что «Вещи - результат низкой деятельности человека, направленной на то, что потребно и полезно, но не навсегда, как неотменные условия и элементы жизни Вселенной и человека – небо, земля, вода, огонь, растения, животные, человек, нравственные законы, а  только в связи с данной ограниченной задачей, преходящими потребностями и частными целями». Говоря о статусе вещи, исследователь отмечает, что вещь вторична, поскольку ее главное предназначение состоит в удовлетворении потребностей человека. Замкнутая и подчиненная вещь противостоит, по мнению В.Н. Топорова, открытой свободной природе. В работе «Апология Плюшкина: вещь в антропоцентрической перспективе» литературовед доказывает свои положения тем, что вещь делается путем умерщвления, искажения, переделки «природного», и потому она не только «неприродна», но и «антиприродна» по своей сути. Природа, по мнению В.Н.Топорова, самодостаточна, она не зависит от человека, как вещь, которая «подчинена ему и без него никому не нужна» [38: 72].  Эту точку зрения разделяют и другие исследователи например  А.Г. Цейтлин, считающий «вещами» в литературе любые «детали» житейской обстановки – то, что живописцы включают в понятие «интерьер» [42: 417].

А.И. Белецкий, использующий термин «натюрморт», под которым подразумевает «изображение вещей – орудий  и результатов производства – искусственной  обстановки, созданной человеком, вообще того искусственного фона, на котором развертывается поэтическое действие и выступают фигуры действующих лиц»  [4: 208]. Ю.Б. Борев называет предметы материальной культуры понятием «вторая природа» [7: 53].

Е.Р. Коточигова, называет  «вещами» любые рукотворные предметы, введенные в строй литературного произведения [17: 47].

Современный исследователь В.В. Корнев так раскрывает этот термин: «Вещь – это  качественно опредмеченное желание человека, функционально символизируемое языком» [16: 77].  Развивая мысль о связи человека с вещами, А.Ф. Лосев, М.М. Бахтин и В.И. Тюпа приходят к выводу о том, что вещь – это  антипод личности, поскольку «именно личность и вещь <...> являются последними пределами бытия и познания, между которыми располагается все многообразие феноменов жизни» [21: 15].

Вслед за В.Н. Топоровым и Е.Р. Каточиговой,  в своей   работе мы будем понимать под «вещью», или «предметом» в литературном произведении любую вещь, сделанную руками человека и предназначенную для удовлетворения его насущных потребностей.

1.2 Функции вещи в художественном произведении

    Традиционно в литературоведении принято выделять  следующие функции вещей в художественном тексте: культурологическая, характерологическая, сюжетно-композиционная [17: 41-43]. Вещь может быть знаком изображаемой эпохи и среды. Особенно наглядна культурологическая функция вещей в романах-путешествиях, где в синхронном срезе представлены различные миры: национальные, сословные, географические и т. д. Очень важна культурологическая функция вещей в историческом романе — жанре, формирующемся в эпоху романтизма и стремящемся в своих описаниях наглядно представить историческое время и местный колорит.

     Вещи часто становятся знаками, символами переживаний человека. Знаковую функцию вещи выполняют и в бытописательных произведениях. Красочно изображен Гоголем быт казачества в «Вечерах на хуторе близ Диканьки».

Вещь может служить знаком богатства или бедности. По традиции, берущей начало в русском былинном эпосе, где герои соревновались друг с другом в богатстве, поражая обилием украшений, драгоценные металлы и камни становятся этим бесспорным символом [17: 40-41].

      Не менее важна характерологическая функция вещей. В произведениях Н.В. Гоголя показана «интимная связь вещей» со своими владельцами. Недаром Чичиков любил рассматривать жилище очередной жертвы его спекуляции. «Он думал отыскать в нем свойства самого хозяина, — как по раковине можно судить, какого рода сидела в ней устрица или улитка» («Мертвые души»  — т. 2, гл. 3, ранняя ред.) Костюм и интерьер, личные вещи помогают определить не только эпоху и социальное положение, но и характер, вкусы, привычки персонажа. Трудно представить себе гоголевских героев без их вицмундирных фраков, Обломова – без привычного халата.

В литературном произведении вещь выступает как элемент условного, художественного мира. И в отличие от реальной действительности границы между вещами и человеком, живым и неживым здесь могут быть зыбкими.                        Однако писатели чутко уловили и другую грань во взаимоотношениях между человеком и вещью: материальная ценность последней может заслонять человека, он оценивается обществом по тому, насколько дорогими вещами обладает.  

    Вещи могут выстраиваться в последовательный ряд. В «Мертвых душах», например, каждый стул кричал: «И я тоже Собакевич!». Но охарактеризовать персонажа может и одна деталь. Например, банка с надписью «кружовник», приготовленная заботливыми руками Фенечки («Отцы и дети» Тургенева). Нередко интерьеры изображаются по контрастному принципу — вспомним описание комнат двух должниц ростовщика Гобсека: графини и «феи чистоты» белошвейки Фанни («Гобсек» О. Бальзака). На фоне этой литературной традиции может стать значимым и отсутствие вещей (так называемый минус-прием): оно подчеркивает сложность характера героя.

     Одна из распространенных функций вещей в литературном произведении — сюжетно-композиционная. Вспомним зловещую роль платка в трагедии «Отелло» В. Шекспира, ожерелье из одноименного лесковского рассказа, «царицыны черевички» из «Ночи перед Рождеством» Н.В.Гоголя.

Помимо трех основных функций вещей, описанных выше, существуют и более конкретные  (частные) функции,  описанные А.П. Чудаковым. Мы попытались представить их тезисно:  

1. Вещи часто служат введением в атмосферу произведения.

2. Вещи становятся источником впечатлений, переживаний раздумий, соотносятся с личным, пережитым, памятью.

3. Вещь становится предметом размышлений и оценки

4.   Вещи становятся косвенными знаками эволюции персонажа.

5.  Вещь способна передавать психологическое состояние персонажа.

6.   Вещи  во многом апеллируют к пониманию самой личностной полноты персонажа.

7.   Вещи могут выступать как лейтмотив [45: 252].

    Таким образом, вещь в художественном произведении выполняет три функции: культурологическую, характерологическую, сюжетно-композиционную. Однако не следует считать эти функции исчерпывающими и единственно возможными.

    

2 ФУНКЦИИ ВЕЩЕЙ В  «ПЕТЕРБУРГСКИХ ПОВЕСТЯХ» Н.В. ГОГОЛЯ

2.1 Культурологическая функция вещей

    В художественном произведении вещи способны выступать как показатели определенной культуры, национальной традиции в тот или иной исторический период. Вещи, заполняющие пространство произведений, служат, словно, введением в художественную реальность, приоткрывая нам   не только новые смыслы, но и новые пространственные  и временные горизонты.

   Николай Васильевич Гоголь в «Петербургских повестях» описывает общество середины 19 века. Для создания образа этого исторического времени автор использует определенный набор вещей. Это и шинель Акакия Акакиевича, фраки и сюртуки прогуливающихся по Невскому проспекту прохожих, вицмундиры отставных генералов, летящие и воздушные платья барышень и так далее.

Обратимся в первую очередь к одежде персонажей, которую подробно описывает Н.В. Гоголь в повести «Невский проспект». Практически каждая деталь одежды  несет информацию об историческом времени. «Вы встретите очень много молодых людей, большею частию холостых, в теплых сюртуках и шинелях» [11: 25]. Если обратиться к отечественной истории, сюртук как предмет мужской одежды вошел в моду в России в первые десятилетия XIX века. В противовес представителям среднего и высшего класса, за человеком  в демикотоновом сюртуке и человеке во фризовой шинели мы просматриваем людей весьма скромных доходов, так как демикотон и фриз представляют собой грубые дешевые ткани.

  Не только внешний вид, но и занятия и предпочтения персонажей повестей позволяют нам увидеть знаки  культуры определенной эпохи. Карточная игра, упоминаемая в повести «Шинель»,  вошла в моду со второй трети XVIII века и к началу XIX века уже была характернейшей чертой повседневного житейского уклада, общепринятой нормой поведения. Умение играть в карточные игры, особенно в те, где игра шла на деньги, сделалось правилом хорошего тона, своеобразной культурной традицией. Карточная игра стала символом и свидетельством высокого социального статуса, причастности к европейской светской культуре.  

В повести «Невский проспект» офицеры курят трубки, что является, по словам Н.В. Гоголя, их отличительной чертой. Трубка, войдя в употреление в XVIII веке была широко распространена вплоть до начала XX века, когда была сильно потеснена папиросами и сигаретами.

Сон Пискарева в этой  повести напоминает нам эпоху балов. «Сверкающие дамские плечи и черные фраки, люстры, лампы, воздушные летящие газы, эфирные ленты и толстый контрабас, выглядывавший из-за перил великолепных хоров, — все было для него блистательно. Он увидел за одним разом столько почтенных стариков и полустариков с звездами на фраках, дам, так легко, гордо и грациозно выступавших по паркету или сидевших рядами, он услышал столько слов французских и английских, к тому же молодые люди в черных фраках были исполнены такого благородства…» [11: 34]. Описанная  картина очень напоминает нам уклад жизни современного писателю общества XIX века. Если обратиться к истории, мы узнаем, что балы проходили в огромных и великолепных залах, окруженных с трех сторон колоннами. Зал освещался множеством восковых свечей в хрустальных люстрах и медных стенных подсвечниках. В середине зала непрерывно танцевали, а на возвышенных площадках по двум сторонам залы у стены стояло множество раскрытых ломберных столов, на которых лежали колоды нераспечатанных карт. Такую же картину мы наблюдаем и во сне Пискарева.

   Наряду с изображением мира внешнего лоска, изящества манер, Н.В. Гоголь рисует нам картину иного Петербурга – города  с публичными домами. Пискарев, следуя за брюнеткой, очутился на пороге «дома разврата». «Боже, куда зашел он! Сначала он не хотел верить и начал пристальнее всматриваться в предметы, наполнявшие комнату; но голые стены и окна без занавес не показывали никакого присутствия заботливой хозяйки; изношенные лица этих жалких созданий, из которых одна села почти перед его носом и так же спокойно его рассматривала, как пятно на чужом платье, — все это уверило его, что он зашел в тот отвратительный приют, где основал свое жилище жалкий разврат, порожденный мишурною образованностию и страшным многолюдством столицы» [11: 31]. Описывая образ Петербурга, Н.В. Гоголь  акцентирует внимание на его противоречивости: рядом с красотой соседствует невежество и разврат.

      Вещи, выполняя культурологическую функцию,  выступают как детали, способствующие пониманию описываемой картины мира. Время, описанное Н.В. Гоголем в «Петербургских повестях», представляет собой  эпоху чиновников, работников департаментов, военных, офицеров. «Иногда сонный чиновник проплетется с портфелем под мышкою, если через Невский проспект лежит ему дорога в департамент» [11: 19]. Каждый из этих персонажей наделен своими интересами, о которых мы узнаем по набору вещей, окружающих их.

  Культурологическая функция вещей не является доминирующей в данных повестях Н.В. Гоголя, однако, некоторые вещи-детали, большей  частью одежда, характеризуют современную автору эпоху XIX века с ее  укладом. Ценностями людей этого времени являются внешние обстоятельства: внешний вид, наличие материальных благ, удовольствий и увеселений.

2.2 Характерологическая  функция вещей

Первая повесть из цикла «Петербургских повестей» «Невский проспект» представляет взору читателя огромное количество разного рода вещей. Вещи в этой повести используются автором, прежде всего, как прием описания  персонажей произведения, прием создания характеров.  «Острое любопытство к даже мельчайшим деталям материального окружения человека Н.В. Гоголь проявляет  уже в самых ранних своих произведениях. Причем вещный мир интересен художнику и сам по себе, как самостоятельный объект изображения и как  проявление образа жизни героев, их привычек, сути характеров»  [29: 7].

     Важнейшим способом создания  образов в повести является прием метонимии. Люди, прогуливающиеся по  Невскому  проспекту описаны, прежде всего, через призму вещей, принадлежащих им. «Как чисто подметены его тротуары, и, Боже, сколько ног оставило на нем следы свои! И неуклюжий грязный сапог отставного солдата, под тяжестию которого, кажется, трескается самый гранит, и миниатюрный, легкий, как дым, башмачок молоденькой дамы, оборачивающей свою головку к блестящим окнам магазина, как подсолнечник к солнцу, и гремящая сабля исполненного надежд прапорщика, проводящая по нем резкую царапину, — все вымещает на нем могущество силы или могущество слабости»  [11: 19].  Таким образом, персонажи представлены не  через описание физической внешности (лицо, фигура, жесты), а посредством перечисления деталей одежды.

Пространство  Невского проспекта наполняют старухи в изодранных платьях и салопах, содержатели магазинов, спящие в своих голландских рубашках и пьющие кофий;  русские мужики в сапогах, запачканных известью; чиновник  с портфелем под мышкою; мальчишки в пестрядевых халатах, с пустыми штофами или готовыми сапогами в руках; гувернеры всех наций со  своими питомцами в батистовых воротничках  [11: 19-20].

По Невскому проспекту  прогуливаются «мужчины в длинных сюртуках,  дамы в розовых, белых и бледно-голубых атласных рединготах и шляпках. «Тысячи сортов шляпок, платьев, платков, — пестрых, легких, к которым иногда в течение целых двух дней сохраняется привязанность их владетельниц, ослепят хоть кого на Невском проспекте» [11: 21].  

Одежда персонажей, в данном случае, выступает  знаком отличия их от других, сигналом, источником определенной информации для прохожих. Внешнему виду на Невском проспекте уделяется много внимания. «Есть множество таких людей, которые, встретившись с вами, непременно посмотрят на сапоги ваши, и, если вы пройдете, они оборотятся назад, чтобы посмотреть на ваши фалды. Я до сих пор не могу понять, отчего это бывает. Сначала я думал, что они сапожники, но, однако же, ничуть не бывало: они большею частию служат в разных департаментах, многие из них превосходным образом могут написать отношение из одного казенного места в другое; или же люди, занимающиеся прогулками, чтением газет по кондитерским, — словом, большею частию всё порядочные люди»  [11: 22].

Весьма любопытно, что при описании каждого социального слоя Н.В. Гоголь использует определенный набор вещей: работники департамента  пьют чай по кондитерским, военные курят трубку («потому что уже так провидение устроило, что где офицеры, там и трубки» [11: 51]),  весьма обеспеченные люди расхаживают по Невскому проспекту во фраках и сюртуках, люди более скромного достатка в шинелях.  Цвет, фактура, материал, из которого сшита  одежда,  указывает на социальный статус ее обладателя. «Какая-нибудь жалкая добыча человеколюбивого повытчика, пущенная по миру во фризовой шинели, какой-нибудь заезжий чудак, которому все часы равны, какая-нибудь длинная высокая англичанка с ридикулем и книжкою в руках, какой-нибудь артельщик, русский человек в демикотоновом сюртуке с талией на спине, с узенькою бородою, живущий всю жизнь на живую нитку» [11: 24].  Фризовая шинель и демикотоновый сюртук, позволяют представить нам образы людей весьма скромных доходов, представляющих средние слои общества. Но существует и другой ряд прохожих.  «От  двух до трех часов пополудни, которое может назваться движущеюся столицею Невского проспекта, происходит главная выставка всех лучших произведений человека. Один показывает щегольской сюртук с лучшим бобром, другой — греческий прекрасный нос, третий несет превосходные бакенбарды, четвертая — пару хорошеньких глазок и удивительную шляпку, пятый — перстень с талисманом на щегольском мизинце, шестая — ножку в очаровательном башмачке, седьмой — галстук, возбуждающий удивление, осьмой — усы, повергающие в изумление. Но бьет три часа, и выставка оканчивается, толпа редеет... В три часа — новая перемена. На Невском проспекте вдруг настает весна: он покрывается весь чиновниками в зеленых вицмундирах [11: 22].  Невский проспект в этот момент  становится своего рода выставкой вещей. Вещь, в большинстве случаев, служит признаком индивидуальности персонажа, однако, в этом случае,  вещь является своего рода  признаком типичности персонажа.  Каждый хочет показать себя не с точки зрения своей индивидуальности, а с точки зрения своего статуса, имеющихся и закрепленных в сознании стереотипов.

     Таким образом,  Невский проспект представляет собой место, в котором происходит  весьма явное сравнение людей, одетых в те или иные вещи. Они классифицируют своих обладателей  по социальной принадлежности, месту, занимаемому в обществе, должности, виду деятельности, возрасту, интересам. Весьма любопытно, как вещь перестает быть просто вещью, она переходит в ранг, где стоит  над человеком.  Торжество материального мира над духовным, зримого над внутренним, главная проблема, которую обличает автор повести.  

   Обратимся к  героям повести. Первый из них, художник Пискарев, прогуливаясь по Невскому проспекту, замечает девушку-брюнетку. В первую очередь, он обращает внимание  на  ее плащ. «О, как можно! — воскликнул, закрасневшись, молодой человек во фраке. — Как будто она из тех, которые ходят ввечеру по Невскому проспекту; это должна быть очень знатная дама, — продолжал он, вздохнувши, — один плащ на ней стоит рублей восемьдесят!» [11: 25].

Вещь и здесь выступает в роли определенного статуса, принадлежности к определенному классу людей. Однако есть некоторые нюансы. Герой   акцентирует  внимание на стоимости плаща брюнетки, тем самым, подчеркивая своё несоответствие этой «знатной даме», косвенно сравнивая ее с собой. Вещь является здесь и скрытым объектом сравнения персонажей. Помимо этого, вещь здесь обладает определенной силой, способной пустить человека по ложному следу. Она способна дать правдивую информацию, но может и обмануть. Пискарев, следуя за брюнеткой, ожидал, что это прекрасное создание войдет в столь же прекрасный дом, каково же было его удивление, когда он очутился у дверей «жилища разврата». Здесь герой встречает девушек, лица которых он называет изношенными (изношенные лица этих жалких созданий [11: 31]).  Он неслучайно использует это метафоричный эпитет,  применимый, обычно,  к неодушевленным предметам, вещам. Тем самым, он указывает на неразрывную связь человека и вещи.  Забывая о душевной  чистоте на протяжении долгого  времени, люди становятся похожими на вещи, вещи на людей.

Пискарев следующим образом комментирует произошедшее с ним: «Такая красавица, такие божественные черты — и где же? в каком месте!..» [11: 32]. Вещь способна пустить героя по ложному следу. Несоответствие внутреннего и внешнего содержания – основная коллизия этой части повести.

    Очутившись внутри комнаты, Пискарев видит следующую картину:

«Мебели довольно хорошие были покрыты пылью; паук застилал своею паутиною лепной карниз; сквозь непритворенную дверь другой комнаты блестел сапог со шпорой и краснела выпушка мундира; громкий мужской голос и женский смех раздавались без всякого принуждения» [11: 32]. Гоголь мастерски использует прием метонимии, называя завсегдатаев   публичного дома «сапогом со шпорой» и «выпушкой мундира». Подобное упоминание об этих персонажах, позволяет нам предположить их социальное положение и вид деятельности. Если обратиться к отечественной истории шпоры полагалось носить в XVIII - начале XX века не только военным, но и высшим придворным чинам: гофмейстеру, шталмейстеру, егермейстеру и др.

За персонажем в мундире не составляет особого труда увидеть человека военного. Таким образом, вещь позволяет путем косвенного указания охарактеризовать героя, не называя ни его имени, ни звания. Вещь, в этом случае, является источником получения информации об интересующем объекте или предмете.

Пространственный мир брюнетки во сне Пискарева, кардинально отличается от реального, описанного выше. Первым представителем изменившегося и преобразившегося мира становится «лакей в богатой ливрее»   [11: 32]. Войдя в здание, Пискарев видит следующую картину: « …сени с мраморными колоннами, с облитым золотом швейцаром, с разбросанными плащами и шубами, с яркою лампою… Сверкающие дамские плечи и черные фраки, люстры, лампы, воздушные летящие газы, эфирные ленты и толстый контрабас, выглядывавший из-за перил великолепных хоров, — все было для него блистательно» [11: 34].    Пискарев дивится красоте и богатству возникшего перед его глазами мира, вещь является здесь не только способом причисления персонажей к определенному классу, но  и чем-то чарующим, невероятно притягательным.  Вещи, увиденные на этом чудном вечере, чаруют, влекут Пискарева. Его манит и мир этих людей, имеющих, по его мнению, стойкую жизненную позицию. «Он увидел за одним разом столько почтенных стариков и полустариков с звездами на фраках, дам, так легко, гордо и грациозно выступавших по паркету или сидевших рядами, он услышал столько слов французских и английских, к тому же молодые люди в черных фраках были исполнены такого благородства, с таким достоинством говорили и молчали, так не умели сказать ничего лишнего, так величаво шутили, так почтительно улыбались…»  [11: 35].  Каким бы прекрасным не казался мир Пискареву, он был обманом, просто сном. Весьма показателен тот факт, что герой стремится побывать в этом мире еще раз. Принимая опиум, он снова и снова видит брюнетку во сне и невероятно радуется этому.

    Чтобы соответствовать  надуманному миру, Пискарев решает преобразиться внешне. После очередного сна, Пискарев  «тщательно начал … принаряжаться; приумылся, пригладил волоса, надел новый фрак, щегольской жилет, набросил плащ и вышел на улицу»  [11: 41]. В таком виде он отправляется, по его собственным словам, «спасать»  брюнетку. Набор новых вещей, в которые облачается герой, кажется ему образцом, эталоном, внешним видом любого порядочного человека. Здесь мы наблюдаем преувеличение роли вещи, одежда в сознании героя является  обязательным компонентом добрых и искренних поступков, внутренних изменений в человеке. Герой убежден, переодевшись, он становится уже другим человеком и его осознание себя в мире меняется.   

   Обратимся  к описанию комнаты, в которой живет Пискарев. Предметный мир этой комнаты образовывали «гипсовые руки и ноги, сделавшиеся кофейными от времени и пыли, изломанные живописные станки, опрокинутая палитра, приятель, играющий на гитаре, стены, запачканные красками, с растворенным окном, сквозь которое мелькает бледная Нева и бедные рыбаки в красных рубашках» [11: 26]. Перед глазами читателя вырисовывается весьма непритягательная картина разбросанных и изломанных вещей. Вся комната Пискарева проникнута духом беспорядка. В ситуации окружающего хаоса, герой думает о спасении брюнетки, лакее в богатой ливрее, прекрасной жене, приснившейся ему в последнем сне. Реальная же  жизнь героя совсем иная. Именно конфликт мира реального и мира мечты и становится причиной смерти Пискарева. Причиной смерти Пискарева является и вещь, а именно плащ брюнетки. Если не было бы этого плаща, брюнетка не произвела бы на него такого положительного впечатления, не вызвала бы в нем «безумную страсть», следовательно, герой не пошел бы за ней и  впоследствии, остался бы жив. Вещь (плащ), выполняет здесь, прежде всего, сюжетообразующую функцию.

Весьма любопытна фраза повествователя: «Я всегда чувствую на душе досаду при виде богатого катафалка и бархатного гроба; но досада моя смешивается с грустью, когда я вижу, как ломовой извозчик тащит красный, ничем не покрытый гроб бедняка и только одна какая-нибудь нищая, встретившись на перекрестке, плетется за ним, не имея другого дела» [11: 43]. Автор, не без доли сожаления, признает, что отличные друг от друга вещи окружают людей не только при жизни, но и после смерти. Они по-прежнему являются объектом для сравнения,  классификации людей.

    Обратимся ко второму герою повести, поручику Пирогову.  По Невскому проспекту он отправляется вслед за блондинкой. «Она останавливалась перед каждым магазином и заглядывалась на выставленные в окнах кушаки, косынки, серьги, перчатки и другие безделушки, беспрестанно вертелась, глазела во все стороны и оглядывалась назад» [11: 43].  Вещи и в этом случае служат источником информации о жизненных целях, убеждениях, вкусах, интересах героев. Такой набор вещей, вызвавший интерес героини, характеризует ее как девушку, возможно, несколько ветреную, и для которой внешний вид занимает не самое последнее место.

   Проанализируем пространственный мир поручика.  Повествователь, не характеризуя своего героя,  заявляет, что хочет вначале «рассказать о том обществе, к которому принадлежал Пирогов. «Есть офицеры, составляющие в Петербурге какой-то средний класс общества. На вечере, на обеде у статского советника или у действительного статского, который выслужил этот чин сорокалетними трудами, вы всегда найдете одного из них. Несколько бледных, совершенно бесцветных, как Петербург, дочерей, из которых иные перезрели, чайный столик, фортепиано, домашние танцы — все это бывает нераздельно с светлым эполетом, который блещет при лампе, между благонравной блондинкой и черным фраком братца или домашнего знакомого»  [11: 44].  Вещи выступает здесь как часть интерьера (чайный столик, фортепиано) и одежда персонажей (фрак). 

Мы смеем предположить, что Пирогов является типичным представителем своего класса.  Про представителей того же социального слоя, что и наш герой,  повествователь утверждает: «многие из них, преподавая в казенных заведениях или приготовляя к казенным заведениям, заводятся наконец кабриолетом и парою лошадей»  [11: 43]. Вещь выступает здесь как статус, способ приобщения к социуму. Владение определенной вещью дает право человеку относить себя к определенному кругу людей, схожих с ним самим интересами и социальному положению.

   Пирогов, следуя за блондинкой, приходит в ее дом: «Он увидел себя в большой комнате с черными стенами, с закопченным потолком. Куча железных винтов, слесарных инструментов, блестящих кофейников и подсвечников была на столе; пол был засорен медными и железными опилками. Пирогов тотчас смекнул, что это была квартира мастерового» [11: 46].  Вещи выступают в этом случае как знаки, свидетельствующие о виде деятельности человека. Увидев перед собой данный набор вещей, Пирогов догадывается, что находится в доме жестяных дел мастера. 

Второй раз, пришедши в дом Шиллера,  Пирогов  заказывает  себе шпоры. Они и здесь выступают показателем высокого статуса и успешности персонажа. « - Ах, какая отличная работа! – закричал  поручик Пирогов, увидевши шпоры.  – Господи, как это хорошо сделано! У нашего генерала нет этаких шпор» [11: 50].  

    Застав однажды Пирогова и свою жену в момент поцелуя, Шиллер со своим приятелем Гофманом высек поручика. Пирогов же был убежден, что причиной того, что его избили и унизили стало отсутствие на нем штатской одежды. «Если бы Пирогов был в полной форме, то, вероятно, почтение к его чину и званию остановило бы буйных тевтонов. Но он прибыл совершенно как частный, приватный человек, и в сюртучке без эполетов» [11: 52-53].  Вещь выступает в этом случае как защита. Обладание этой вещью – гарант безопасности, неприкосновенности героя. В данном случае, мы наблюдаем преувеличение роли и ценности вещи, герой без вещи чувствует себя не полноценным, каким чувствовал бы себя с наличием этой вещи.

     В конце повести повествователь заключает: «Дивно устроен свет наш! — думал я, идя третьего дня по Невскому проспекту и приводя на память эти два происшествия. — Как странно, как непостижимо играет нами судьба наша! Получаем ли мы когда-нибудь то, чего желаем? Достигаем ли мы того, к чему, кажется, нарочно приготовлены наши силы? Все происходит наоборот» [11: 53]. Действительно,  перед нашими глазами прошли судьбы двух приятелей. Первый, желающий искренней и чистой любви, влюбился в женщину легкого поведения, весьма грубо отвергнувшую впоследствии  его предложение руки и сердца. Второй, лелеющий в мыслях весьма легкомысленные намерения, увлекается женатой женщиной. Оба героя Гоголя хотели разного, но каждый, к своей конечной цели так и не пришли. Автор объясняет эту коллизию обманной сущностью Невского проспекта. «О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим, когда иду по нем, и стараюсь вовсе не глядеть на встречающиеся предметы. Всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется!.. Вы думаете, что эти дамы... но дамам меньше всего верьте… Как ни развевайся вдали плащ красавицы, я ни за что не пойду за нею любопытствовать. Далее, ради Бога, далее от фонаря! и скорее, сколько можно скорее, проходите мимо» [11: 54].   Пирогов и Пискарев поступили противоположным образом и попали под влияние Невского проспекта. Его обманную сущность создают именно вещи. Они, словно ширма, закрывают истинное лицо прохожих, создавая обманные искаженные образы, несоответствующие действительности. Не будь плаща на брюнетке и безделушек на прилавке, которые разглядывала блондинка, герои бы не обманулись.

Характерологическую функцию выполняют вещи, которые так или иначе характеризуют персонажей, создают исключительность или типичность образа. Выполняя эту функцию, вещи выступают в роли художественных деталей.

 

2.3 Сюжетно-композиционная  функция вещей

Вещи в художественном произведении позволяют не только охарактеризовать героя с той или иной стороны, но могут  важную роль в композиции сюжета. Та или иная вещь своим присутствием  рядом с героем уже определенным образом действует на него: толкает его на какие-либо поступки, а также через вещь мы можем объяснить жизненные события персонажей. Сюжетно-композициоонную функцию выполняют шинель и портрет в одноименных  повестях.

  Вещный мир произведения имеет свою композицию. С одной стороны, детали часто выстраиваются в ряд, образовывают в совокупности интерьер, пейзаж, портрет и т. д. С другой стороны, какая-то одна вещь, выделенная в произведении крупным планом, несет повышенную смысловую, идейную нагрузку, перерастая в символ [17: 42-43]. В повести «Шинель» такую повышенную нагрузку несет шинель Акакия Акакиевича. Об этом можно судить уже по  названию повести.

      Акакий Акакиевич Башмачкин – скромный  работник департамента, уважающий и любящий свою работу и не замечающий помимо нее ничего.   Он с наслаждением выполняет свою работу,  «вряд ли где можно было найти человека, который так жил бы в своей должности. Мало сказать: он служил ревностно, — нет, он служил с любовью. Там, в этом переписыванье, ему виделся какой-то свой разнообразный и приятный мир. Наслаждение выражалось на лице его; некоторые буквы у него были фавориты, до которых если он добирался, то был сам не свой: и подсмеивался, и подмигивал, и помогал губами, так что в лице его, казалось, можно было прочесть всякую букву, которую выводило перо его [11: 143].

Но в какой-то момент Акакий Акакиевич  вдруг подумал о внешности, о своей старенькой изношенной шинели. Приобретение новой шинели было для него скорее необходимостью, а не средством выражения своей могущественности и утверждения своего «веса» в обществе.
     «Надобно знать, что шинель Акакия Акакиевича служила тоже предметом насмешек чиновникам; от нее отнимали даже благородное имя шинели и называли ее капотом. В самом деле, она имела какое-то странное устройство: воротник ее уменьшался с каждым годом более и более, ибо служил на подтачиванье других частей ее. Подтачиванье не показывало искусства портного и выходило, точно, мешковато и некрасиво» [11: 146].

     Ранее все душевные переживания Акакия Акакиевича занимала его работа, может быть именно поэтому, идея новой шинели так его увлекла. Его новая шинель стала для него не только обязательной потребностью, а еще и способом  «приблизиться» к коллегам, способом, наконец,  стать своим среди них. Еще более важной причиной такого «душевного отношения к шинели является его душевная пустота: ему больше не о ком и не о чем думать и  тем предметом, мечтой,  которую он лелеет –  становится именно шинель. Его жизнь бедна на события, каждый следующий день его жизни полностью повторяет предыдущий. Может быть еще и потому, что она ему так дорого обошлась, он так ее ценит.

     К 1847 г. относится первый из отзывов о „Шинели“ Аполлона Григорьева: «В образе Акакия Акакиевича поэт начертал последнюю грань обмеленья божьего создания до той степени, что вещь, и вещь самая ничтожная, становится для человека источником беспредельной радости и уничтожающего горя» [22].

Таким образом, вещь, а именно шинель, становится источником впечатлений, переживаний и раздумий героя, соотносится с личным, пережитым, памятью.

Новая шинель дает Акакию Акакиевичу надежду на вечное покровительство, неспроста он одержим идеей «вечной шинели». Но вот, уходя с вечеринки, устроенной сослуживцами, герой «отыскал в передней  шинель, которую не без сожаления увидел лежавшей на полу».

   Герой повести «Шинель», безусловно,  показан нам в динамике, он не статичен. Если в начале повести, по пути на работу он ничего не замечал, то теперь он рассматривал и видел многое. Его мечта сбылась,  и он был счастлив. «Он чувствовал всякий миг минуты, что на плечах его новая шинель, и несколько раз даже усмехнулся от внутреннего удовольствия. В самом деле, две выгоды: одно то, что тепло, а другое, что хорошо. Дороги он не приметил вовсе и очутился вдруг в департаменте; в швейцарской он скинул шинель, осмотрел ее кругом и поручил в особенный надзор швейцару»[11: 155].

     Шинель в повести занимает не менее важное место, чем  Акакий Акакиевич. За судьбой ее читатель следит с напряжением. Решив обзавестись шинелью, Акакий Акакиевич делается аскетом, мучеником: изгоняет из обихода употребление чая, сидит по вечерам в темноте, даже ходит повсюду на цыпочках, чтобы сохранить подольше подметки.

      Шинель заслоняет собой человека, он уже кажется к ней придатком. Шинель занимает целиком все помыслы Акакия Акакиевича; она уже нечто космическое; благодаря шинели он стал привлекать внимание сослуживцев [46].  Мы пришли к выводу, что вещь может становиться косвенным знаком эволюции персонажа. «…превращения неодушевленных предметов в живые существа – постоянный гоголевский мотив… Кажется, будто вещи сами устраиваются, выбирая себе место по вкусу и желанию» [21: 32].

Произойди аналогичная ситуация с другим человеком, значение  шинели было бы совершенно иным. Сам Акакий Акакиевич  является причиной того, что с ним произошло, так как сама по себе шинель не может выполнять какую-либо функцию. В данном случае, они неразделимы (герой и его вещь, Акакий Акакиевич и шинель),  они взаимодополняют друг друга. Не следует рассматривать их по отдельности, потому что шинель помогает нам понять характер и индивидуальные черты Акакия Акакиевича, и только будучи надетой на его плечи, эта обыкновенная шинель (вещь) приобретает особые функции. «В самом деле, способность ударить вовсе не является постоянным свойством палки, или дубины, или граблей; сами по себе это довольно мирные или, по крайней мере, нейтральные предметы. Эта способность зависит от кого-то другого – от того, кто воспользовался ими как орудиями или же  - в случае с граблями – от вас самих, от того, что вы неосторожно наступили на них. Но сформулированы гоголевские фразы таким образом, что действие передается от того, кто является его источником и активной силой, к пассивному предмету. Вместо «палка больно ударила» - говорится: «палка больно бьется». Палка (дубина, грабли и так далее) превращается в самостоятельное, живое и, увы, недоброе существо» [26:  32].

     В день  появления новой шинели, «в день самый торжественнейший в жизни Акакия Акакиевича», [11: 154] он  буквально задышал по-новому, зажил с новой силой. Она стала для него практически невестой, самым близким и почти человеком, но персонажем в художественном произведении мы можем ее  считать без тени сомнения. С ее появлением, герой изменяется, определяется сюжет произведения и она проходит лейтмотивом по всему произведению. Даже, в момент, когда ее уже украли, в повествовании она присутствует, хотя даже и мыслях Акакия Акакиевича.

«С этих пор как будто самое существование его сделалось как-то полнее, как будто бы он женился, как будто какой-то другой человек присутствовал с ним, как будто он был не один, а какая-то приятная подруга жизни согласилась с ним проходить вместе жизненную дорогу, — и подруга эта была не кто другая, как та же шинель на толстой вате, на крепкой подкладке без износу. Он сделался как-то живее, даже тверже характером, как человек, который уже определил и поставил себе цель. С лица и с поступков его исчезло само собою сомнение, нерешительность — словом, все колеблющиеся и неопределенные черты» [11: 153].

Когда он отправляется на день рождения коллеги, он внимательно вглядывался в улицу, «он глядел  на всё это как на новость». Он «остановился с любопытством перед освещенным окошком магазина посмотреть на картину, где изображена была какая-то красивая женщина, которая скидала с себя башмак, обнаживши, таким образом, всю ногу, очень недурную; а за спиной ее, из дверей другой комнаты, выставил голову какой-то мужчина с бакенбардами и красивой эспаньолкой под губой. Акакий Акакиевич покачнул головой и усмехнулся и потом пошел своею дорогою [11: 156].

      Этот образ женщины, скидывающей с ноги башмак, по нашему мнению, весьма символичен. Так и Акакий Акакиевич после этого эпизода, после приобретения новой шинели «скинул» с себя того прежнего «башмака», обычного, тихого и скромного чиновника. Если в начале произведения, он почти  с мольбой обращался к коллегам: «Ну зачем вы меня обижаете», то теперь он становится более уверенным в себе, и эту уверенность вселяет в него именно его новая шинель. С  каким упрямством требует он, чтобы частный немедленно принял его. «Так что наконец Акакий Акакиевич раз в жизни захотел показать характер и сказал наотрез, что ему нужно лично видеть самого частного, что они не смеют его не допустить, что он пришел из департамента за казенным делом, а что вот как он на них пожалуется, так вот тогда они увидят. Против этого писаря ничего не посмели сказать, и один из них пошел вызвать частного» [11: 160].

    После кражи шинели, Акакий Акакиевич заболевает и за достаточно короткий срок он совсем слег.  «Он шел по вьюге, свистевшей в улицах, разинув рот, сбиваясь с тротуаров; ветер, по петербургскому обычаю, дул на него со всех четырех сторон, из всех переулков. Вмиг надуло ему в горло жабу, и добрался он домой, не в силах будучи сказать ни одного слова; весь распух и слег в постель. Так сильно иногда бывает надлежащее распеканье! На другой же день обнаружилась у него сильная горячка. Благодаря великодушному вспомоществованию петербургского климата болезнь пошла быстрее, чем можно было ожидать, и когда явился доктор, то он, пощупавши пульс, ничего не нашелся сделать, как только прописать припарку, единственно уже для того, чтобы больной не остался без благодетельной помощи медицины; а впрочем, тут же объявил ему чрез полтора суток непременный капут. После чего обратился к хозяйке и сказал: «А вы, матушка, и времени даром не теряйте, закажите ему теперь же сосновый гроб, потому что дубовый будет для него дорог»  [11: 165].

Глубокое моральное потрясение послужило причиной физической болезни героя. У него исчезла цель его жизни, то чему он посвятил всего себя, мечта, так непросто сбывшаяся и так быстро исчезнувшая – его шинель.  Он всеми доступными средствами добивался этой  цели, сократил свои расходы, от многого отказался, всячески пытался  экономить, писать при свечке хозяйки квартиры.  

     Перед смертью все мысли Башмачкина  касаются только шинели. В бреду он вспоминает как ходил к Петровичу. «Явления, одно другого страннее, представлялись ему беспрестанно: то видел он Петровича и заказывал ему сделать шинель с какими-то западнями для воров, которые чудились ему беспрестанно под кроватью, и он поминутно призывал хозяйку вытащить у него одного вора даже из-под одеяла…»[11: 165].

    Предсмертный бред является, своего рода, моментом истины. В этот момент люди вспоминают, как прожили свою жизнь: много ли сделали полезных дел, вспоминают свои грехи, жалеют о том, чего не успели сделать, прощаются с близкими людьми. Акакию Акакиевичу не а кем попрощаться, у него нет семьи, единственным его интересом и ценностью в этой жизни была его работа, и поэтому обыкновенная вещь приобретает в его душе гиперболизированное значение, утрата которой и приводит его к смерти. Эта шинель была для него не просто одеждой, на которую он потратил все свои и без того последние гроши, а единственной целью и отдушиной.

      Так и прожил свою жизнь Акакий Акакиевич, никем не примеченный человек, и все после его смерти осталось таким же, как при его жизни.  «Исчезло и скрылось существо, никем не защищенное, никому не дорогое, ни для кого не интересное, даже не обратившее на себя внимания и естествонаблюдателя, не пропускающего посадить на булавку обыкновенную муху и рассмотреть ее в микроскоп; существо, переносившее покорно канцелярские насмешки и без всякого чрезвычайного дела сошедшее в могилу,  но для которого все же таки, хотя перед самым концом жизни, мелькнул светлый гость в виде шинели, ожививший на миг бедную жизнь, и на которое так же потом нестерпимо обрушилось несчастие, как обрушивалось на царей и повелителей мира...»  [11: 166].

     Довольно странен конец повести. По Петербургу вдруг пошли слухи, будто у Калинкина моста мертвец-чиновник ищет украденную шинель. Власть вещи и после смерти героя не утрачивает силы. И пока душа человека не получает того, чего искала, она не может успокоиться. К имуществу (вещам) пристрастны даже обитатели "того света": настолько могущественна власть всего вещественного [9].

    Помимо сюжетно-композиционной функции, вещь (шинель) выполняет ряд частных функций. Шинель становятся единственным источником впечатлений, переживаний и раздумий Акакия Акакиевича, соотносятся с пережитым им  личным  опытом и заполняет все его душевное пространство. Шинель свидетельствует и об эволюции персонажа. С появлением новой шинели меняется поведение Акакия Акакиевича, он чувствует себя увереннее. От наличия или отсутствия вещи (вспомним ощущение восторга Акакия Акакиевича от обладания новой шинелью  и то подавленное состояние героя после ее пропажи, когда оно даже приводит его к гибели) зависит психологическое состояние персонажа. Без шинели образ Акакия Акакиевича Башмачкина был бы совершенно иным, они неразделимы. Таким образом, вещь (шинель)  ведет к пониманию личностной полноты персонажа. Шинель в данной повести выступает и в роли лейтмотива. Она присутствует во всем произведении, даже когда ее нет материально, она присутствует заочно. Например, после кражи –  она присутствует лишь в мыслях Акакия Акакиевича, но все-таки присутствует.  Даже после смерти героя (хотя мы не знаем точно, кем является этот призрак, пугающий прохожих, только подозреваем что это Акакий Акакиевич) однако и тогда шинель присутствует в повествовании, потому как целью этого призрака является шинель генерала.

В Повести «Портрет» вещью, выполняющей сюжетно-композиционную функцию является портрет ростовщика. После появления этого портрета в доме героя, жизнь последнего изменилась до неузнаваемости. Само название повести  (как и предыдущей) представляет собой вещь, заставляя нас обратить на этот портрет как особый предмет в пространстве героя повести Чарткова.

Свою повесть Н.В. Гоголь назвал «Портрет». С точки зрения литературоведов  существует несколько причин такого заглавия.  Возможно потому, что портрет ростовщика сыграл роковую роль в судьбе его героев, художников, судьбы которых сопоставлены в двух частях повести. Или потому, что автор хотел дать портрет современного общества и талантливого человека, который гибнет или спасается вопреки враждебным обстоятельствам и унизительным свойствам натуры. Или это портрет искусства и души самого писателя, пытающегося уйти от соблазна успеха и благополучия и очистить душу высоким служением искусству? Скорее, все в одном. [27]

   Художника Чарткова мы встречаем в тот момент его жизни, когда он с юношеской пылкостью любит высоту гения Рафаэля, Микеланджело, Корреджио и презирает ремесленные подделки, заменяющие искусство обывателю. В этот момент он одет довольно просто и покупает портрет ростовщика на последние деньги. Увидев в лавке странный портрет старика с пронзительными глазами, которые сразу поразили молодого человека, он уже не смог удержаться и отдал за него последний двугривенный. Мы можем сделать вывод, что Чартков молодой человек воистину интересующийся  искусством, если смог потратить на портрет свои последние средства.

   На этом портрете был изображен старик в азиатском одеянии: «Это был старик с лицом бронзового цвета, скулистым, чахлым; черты лица, казалось, были схвачены  в  минуту  судорожного  движенья  и  отзывались  не северною силою. Пламенный полдень был запечатлен в них. Он был драпирован  в широкий азиатский костюм. Как ни был поврежден и запылен портрет,  но  когда  удалось ему счистить с лица пыль, он увидел следы работы высокого художника. Портрет,  казалось,  был  не  кончен;  но  сила   кисти   была   разительна» [11: 86].

Чартков удивлен глазами старика, они очень похожи на живые и смотрят совершенно особенно:  «Необыкновеннее всего были глаза: казалось, в них употребил всю силу кисти  и все старательное тщание свое художник. Они просто глядели, глядели  даже  из самого портрета, как будто разрушая его гармонию  своею  странною  живостью. Когда поднес он портрет к дверям, еще  сильнее  глядели  глаза.  Впечатление почти то же произвели они и в народе. Женщина,  остановившаяся  позади  его, вскрикнула: "Глядит, глядит", - и  попятилась  назад.  Какое-то  неприятное, непонятное самому себе чувство почувствовал он и поставил портрет на землю» [11: 86-87].

Во второй части повести мы узнаем о «жизни» портрета до того, как он оказался у Чарткова, откуда  появилось что-то «дьявольское» в этих глазах, и о том, что со всеми, кто имел хоть какое-то отношение к этому старику, а затем, после его смерти, и к портрету, случались страшные события. Очевидно, что какая-то частица души «сущего дьявола», передалась и портрету, этим объясняется и особенная живость глаз на портрете и то, как заканчивали жизнь те, к кому он попадал.  «Но то  страннее всего и что не могло не поразить многих - это была странная судьба всех тех, которые получали  от  него  деньги:  все  они  оканчивали  жизнь  несчастным образом. Было ли это просто людское мнение, нелепые суеверные  толки  или  с умыслом распущенные слухи - это осталось неизвестно. Но несколько  примеров, случившихся в  непродолжительное  время  пред  глазами  всех,  были  живы  и разительны»  [11: 125].

 Кроме этих примеров были известны и другие случаи, «случившиеся в низших классах,  которые почти все имели ужасный конец. Там честный, трезвый человек делался пьяницей; там купеческий приказчик обворовал своего хозяина; там  извозчик,  возивший  несколько  лет честно,  за  грош  зарезал  седока»  [11: 128].

Под пагубное влияние портрета попал  и художник, работавший над этим портретом, отец рассказчика второй главы. Вскоре он стал завидовать своему ученику, превосходившему его.

   «И прямодушный, честный  в  душе  человек  употребил интриги и происки, которыми дотоле всегда гнушался;  добился  наконец  того, что на картину объявлен был конкурс и другие художники могли войти  также  с своими работами. После чего заперся он в свою комнату и с жаром принялся  за кисть. Казалось, все свои силы, всего себя хотел он сюда собрать» [11: 132]. Позже он признается сыну: «Демонское  чувство  зависти водило моею кистью, демонское чувство должно было и отразиться в ней»  [11: 134]. Таким же губительным оказалось влияние портрета и на Чарткова.

   В раме портрета Чертков находит тысячу червонцев. Они соблазняют его легкой жизнью. Первые мысли о том, куда потратить деньги, касались  принадлежностей  для  рисования. "Что с ними сделать? - думал он,  уставив  на  них  глаза. – Теперь я обеспечен, по крайней мере, на три года, могу запереться в комнату, работать. На краски теперь у меня есть; на обед, на чай, на  содержанье,  на квартиру есть; мешать и надоедать мне теперь никто  не  станет;  куплю  себе отличный манкен, закажу гипсовый торсик,  сформую  ножки,  поставлю  Венеру, накуплю гравюр с первых картин. И если  поработаю  три  года  для  себя,  не торопясь, не на продажу, я зашибу их всех, и могу быть славным художником" [11: 101].

Однако планы героя достаточно быстро изменились, толи оттого, что в нем «заговорили его двадцать два года», толи по любой другой причине и Чертков одевается во все модное, нанимает дорогую квартиру, покупает хорошие о себе отзывы в ходкой газете, получает выгодные заказы, приобретает известность; он богат, славен.

«Ух, как в нем забилось  ретивое,  когда  он только подумал о том! Одеться  в  модный  фрак,  разговеться  после  долгого поста, нанять себе славную квартиру, отправиться  тот  же  час  в  театр,  в кондитерскую, в... и прочее, - и он, схвативши деньги, был уже на улице.

     Прежде всего зашел к портному, оделся с ног до головы и,  как  ребенок, стал обсматривать  себя  беспрестранно;  накупил  духов,  помад,  нанял,  не торгуясь, первую попавшуюся великолепнейшую квартиру на Невском проспекте, с зеркалами и цельными стеклами; купил нечаянно  в  магазине  дорогой  лорнет, нечаянно накупил тоже бездну всяких галстуков,  более,  нежели  было  нужно, завил у парикмахера себе локоны, прокатился два раза по городу в карете  без всякой причины,  объелся  без  меры  конфектов  в  кондитерской  и  зашел  к ресторану французу, о котором доселе слышал такие же неясные  слухи,  как  о китайском государстве» [11: 101].

     А как же душевное состояние героя? Оно, безусловно, изменилось, но не в  лучшую сторону. Он горд тем, что стал более влиятельным,  он достаточно высокомерно высказывается о творениях других художников: «Уже  он начинал, по обычаю всех,  вступающих  в  такие  лета,  укорять  без  изъятья молодежь в безнравственности и  дурном  направлении  духа.  Уже  начинал  он верить, что все на свете  делается  просто,  вдохновенья  свыше  нет  и  все необходимо должно быть подвергнуто под один строгий порядок  аккуратности  и однообразья. Одним словом, жизнь его  уже  коснулась  тех  лет,  когда  все, дышащее порывом, сжимается в человеке, когда  могущественный  смычок  слабее доходит до души и не обвивается пронзительными звуками около  сердца,  когда прикосновенье красоты уже не превращает девственных сил в огонь и пламя,  но все отгоревшие» [11: 113]. И все это – результат  воздействия обыкновенной, казалось бы, вещи. Рядовая вещь,  смогла так круто изменить всю жизнь героя. Возможно, такого «воздействия» бы и не было, окажись на месте Чарткова кто-нибудь другой.

      Мы не знаем о Чарткове почти ничего. Нам не известно о его детстве, о его прежней жизни, характере, мы не знаем даже его имени. Мы не знаем ничего помимо его фамилии и того, что он весьма талантливый начинающий художник, но чем он интересуется, что ему нравится, автор об этом не упоминает совершенно. Может быть это неслучайно? А может быть там ничего и нет. Именно, у Чарткова состояние полнейшей отстраненности от мира. Не зря в тексте мы встречаем слова: «Черт побери! … полный бесчувствия ко всему» [11: 87].

    Он ничем не интересуется кроме картин, и то, нигде в тексте мы не нашли указаний, что Чартков любит то, чем занимается, или, по крайней мере, получает от своей работы малейшее удовольствие.  

   И вот появляются деньги, очень много денег, которые и заполняют эту самую душевную пустоту и становятся единственной радостью, единственным интересом художника. Они поднимают его на новый уровень, с его точки зрения выше других художников, потому что о нем начинают писать, и он достаточно высокомерно высказывается о творениях других художников.

    Он рисует теперь, подчиняясь пошлым вкусам заказчиков и заказчиц. Богатство, стяжательство делается его страстью. Деньги (материальное благополучие) выступают не столько как испытание, а тем, через что мы узнаем об истинном лице персонажа  [9].

Подобное поведение, дает нам право сделать вывод, что Чартков был «предрасположен» к влиянию на него картины. С самого первого взгляда он понял, что это не обычный портрет старика, но это его не остановило. Таким образом, вещь позволяет нам увидеть истинное лицо человека.

Н.В. Гоголь считал, что тот, кому даны богатства, не имеет права от них отказаться и должен помнить, что он - управитель у Бога. Христос же, по его мнению, советовал раздать богатство "потому что знал, как трудно человеку быть управителем, и лучше заранее отказаться от него, чем быть приведенным потом в искушение". Чартков испытание деньгами не прошел.

      В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Н.В.Гоголя мы встречаемся с такой мыслью автора, что и золото и деньги сами по себе ничего не значат, нужна основа - «наученья»,  с которыми будут дарованы эти деньги. «Но нужно, чтобы помощь эта произведена была истинно христианским образом; если же она будет состоять в одной только выдаче денег, она ровно ничего не будет значить и не обратится в добро. Если вы не обдумали прежде в собственной голове всего положения того человека, которому хотите помочь, и не принесли с собой ему наученья, как отныне следует вести ему свою жизнь, он не получит большого добра от вашей помощи» [10].

   Завладев материальными богатствами, Чартков все отдаляется от своего таланта. Меньше места у него остается для творчества, которое является своеобразным проявлением свободы личности, таким образом,  вещь полностью управляет человеком,  приобретая функцию рока, предопределенности. В конце первой главы, Чартков погибает, заканчивая  свою жизнь  похожим образом, как и герои второй части повести.  «Припадки  бешенства  и   безумия   начали оказываться чаще, и наконец все это  обратилось  в  самую  ужасную  болезнь. Жестокая горячка, соединенная с самою  быстрою  чахоткою,  овладела  им  так свирепо, что в три  дня  оставалась  от  него  одна  тень  только.  К  этому присоединились все  признаки  безнадежного  сумасшествия.  Иногда  несколько человек не могли удержать его. Ему  начали  чудиться  давно  забытые,  живые глаза необыкновенного портрета, и тогда бешенство его было ужасно. Все люди, окружавшие его  постель,  казались  ему  ужасными  портретами.  Он  двоился, четверился в его глазах; все стены казались увешаны портретами, вперившими в него свои неподвижные, живые глаза… Больной ничего не понимал и не чувствовал, кроме своих  терзаний,  и  издавал  одни  ужасные  вопли  и непонятные речи. Наконец жизнь его прервалась в последнем,  уже  безгласном, порыве страдания. Труп его был  страшен.  Ничего  тоже  не  могли  найти  от огромных  его  богатств;  но,  увидевши   изрезанные   куски   тех   высоких произведений искусства, которых цена превышала миллионы, поняли  ужасное  их употребление» [11: 120].

      Эта повесть имеет открытый конец, что свидетельствует о том, что эта история еще будет иметь продолжение, потому что,  еще неизвестно, сколько на свете  таких молодых людей с «чертовщинкой», талантливых, но не способных противостоять влиянию внешних факторов.

   Сделаем выводы по функции вещи в повести «Портрет». Вещи часто служат введением в атмосферу произведения. Уже с первого момента, когда Чартков видит портрет в магазине, в повествовании появляется определенный элемент мистики, который будет развиваться  во всем произведении.

   Портрет также становится, так или иначе,  источником впечатлений, переживаний героя, выступая своего рода причиной его «новой» жизни. Также он становится предметом размышлений и оценки героя своей жизни. Увидев портрет и вспомнив, таким образом, о его существовании, герой начинает размышлять о своей бесполезно прожитой жизни.

   Портрет выполняет, прежде всего, сюжетно-композиционную и характерологическую  функции. Развитие сюжета основано полностью на портрете, как он изменил жизнь главного героя «портрета» Чарткова и всех тех, кто упомянут во второй части повести. Можно сказать, что портрет выступает даже в качестве лейтмотива.   Портрет (вещь)  во многом ведет и к  пониманию  личностной полноты персонажа, его истинного характера. С появлением у Чарткова портрета ростовщика, мы узнаем художника совершенно с другой стороны. Эти «дьявольские» глаза старика служат своеобразным зеркалом, в котором видит вое отражение Чартков.   Под «воздействием» портрета нам становятся известны те качества характера, которые были залажены у человека с самого рождения, вещь помогает узреть истинное «я» человека.

    Портрет в этой повести не является знаком эволюции персонажа (например,  как шинель для Акакия Акакиевича), он влияет на него, «заставляя» или диктуя персонажу  определенную модель поведения. Человек находится под властью вещи. Обычно, наличие или отсутствие определенной вещи, определяет психологическое состояние героя.

Сюжетно-композиционную функцию  выполняет  шинель и портрет в одноименных повестях, поскольку  именно эти вещи  «подсказывают» развитие сюжета произведения и являются одновременно причиной всех событий в повестях.

3 ИЗУЧЕНИЕ ПОВЕСТИ Н.В. ГОГОЛЯ  «ПОРТРЕТ» В ШКОЛЕ

3.1. Повесть Н.В. Гоголя «Портрет» в действующих школьных программах и методических комплексах

    Повесть Н.В. Гоголя «Портрет» в средней общеобразовательной школе изучается в 5, 8 и 10 классах. В программе по литературе Р.Н. Бунеева и Е.В. Бунеевой повесть «Портрет» изучается в 5 классе [35]. Авторы учебно-методического комплекса рекомендуют изучать эту повесть обзорно. При изучении повести «Портрет», авторы рекомендуют акцентировать внимание на фантастической стороне повести. Тему урока они формулируют следующим образом: «Н.В. Гоголь. «Портрет». Реалистическая фантастика как способ художественного изображения».  Недостатком этой учебной разработки, на наш взгляд, является довольно поверхностное изучение повести.

    По  учебной программе А.Г. Кутузова, А.К. Киселева, Е.С. Романичева повесть «Портрет» изучается в 8 классе [34: 28].  Авторы учебника не дают рекомендаций по формулированию темы урока, а лишь указывают, что следует обратить особое внимание на проблему искусства, представленную в повести    [6: 97].  Методисты утверждают: «Гоголь разрабатывал одну из важнейших для русской литературы тем – тему ответственности художника за свой труд. Именно поэтому изучение повести должно вывести учеников на очень серьезный разговор о призвании и судьбе человека искусства» [20: 98].  Они советуют учителю использовать форму урока-диспута,  «творческого практикума», проводимого после изучения повести. Учащиеся будут давать свою интерпретацию прочитанного произведения, и защищать ее на занятии. Изучение повести заканчивается уроком-семинаром, который предваряет ряд традиционных уроков» [20: 98].  Использование таких форм вполне обосновано. Что касается строения урока, методисты предлагает «строить урок как анализ ряда эпизодов».  Почему им  выбран именно такой путь? Методисты отвечает на этот вопрос следующим образом: «Так как ключевое читательское умение – это умение целостно, объемно воспринять эпизод, увидеть в отдельном фрагменте выражение авторской концепции мира и человека, умение увидеть место эпизода в «лабиринте сцеплений» через эпизод постичь законы, которые «служат основанием этих сцеплений», «постичь смысл художественного целого можно только через такой фрагмент». В центре вопрос: «Почему автор меняет последовательность событий?» [20: 98].  Для работы на первом уроке методисты предлагают метод беседы и комментированное чтение. На  заключительном этапе этого урока учитель  сообщает план следующего урока, который будет проходить в форме семинара и делит класс на  5 групп.

    В учебной программе по литературе  под редакцией В.И. Коровина, повесть «Портрет» изучается в 10 классе [33: 81].   В.И. Коровин предлагает изучать повесть на уроке внеклассного чтения, на следующем уроке после изучения повести «Невский проспект». При изучении повести автор предлагает уделить особое внимание теме творчества. К учащимся автор выдвигает ряд требований, которые сводятся к знанию текста произведения, умению анализировать прозаическое произведение на основе художественного концепта и проблематики.

      В учебной программе по литературе В.Г. Маранцмана повесть «Портрет» также изучается в 10 классе [43].    Автор программы предлагает план, которому можно следовать при составлении конспекта урока. Учащиеся при изучении повести должны иметь представление об  авторском замысле и его воплощении, овладеть литературными понятиями «повесть», «автор-повествователь», «художественный вымысел».  Автор также рекомендует обратить внимание на фантастическое и реальное  в повести. На изучение повести методист выделяет 2 часа. Темы уроков В.Г. Маранцман предлагает двух видов: для базового и профильного уровней обучения.  Для базового уровня он предлагает следующую тематику:

Урок 1. Блеск и нищета столицы. («Петербургские повести»).

Урок 2. Две редакции повести «Портрет». Изменения в идее произведения

Для профильного уровня:

Урок 1. Гоголь и русские художники.

Урок 2. Блеск и нищета столицы. («Петербургские повести»).

Урок 3. Две редакции повести «Портрет». Изменения в идее произведения

Наиболее универсальной системой вопросов при изучении повести «Портрет» в методике литературы считаются вопросы, представленные именно В.Г. Маранцманом. В качестве ведущего метода работы на уроке методист  предлагает беседу.

     Таким образом, повесть «Портрет» изучается в школе по программе Р.Н. Бунеева и Е.В. Бунеевой в 5 классе, по учебной программе А. Г. Кутузова в 8 классе, по учебным программам В.Г. Маранцмана и В.И. Коровина в 10 классе. Каждый из методистов предлагает свою тематику  уроков, однако, следует отметить, что почти все они говорят об этой повести как о произведении о талантливом человеке. Мы постарались  учесть рекомендации составителей школьных учебников при разработке конспекта урока по повести «Портрет».

3.2. Методическая разработка урока по теме «Функции вещей в повести Н.В. Гоголя «Портрет» в 10 классе

Цели урока????

Тема:  «Функции вещей в повести Н.В. Гоголя  «Портрет».

Цели:

образовательные:

- познакомить  учащихся с литературоведческим понятием вещи

- определить роль и функции вещей в повести Н.В. Гоголя «Портрет»

-  обеспечить понимание индивидуального стиля Н.В. Гоголя через призму вещи                

развивающие:

- формирование   умения характеризовать пространственный мир персонажей и устанавливать его связь с личностью героя

- сформировать у учащихся умение отличать различного рода вещи (вещи как предмет одежды,  вещи как предмет интерьера, быта персонажей).

- сформировать у учащихся умение определять функции вещей

воспитательные:

- воспитание чувства ответственности за свои деяния

- попытаться сформировать в учащихся убеждение о ведущем значении в жизни духовного, а не материального начала.

Материалы и оборудование:

классная доска, оформленная иллюстративными материалами, слайдовая презентация,  живое слово учителя и учащихся.

Ход урока:

1.Вступительное слово учителя

- Пространство литературного персонажа, также как и каждого из нас, окружено определенными вещами. По внешней форме, наличию или отсутствию вещей мы можем судить о человеке. На сегодняшнем уроке мы попытаемся проанализировать, какие  вещи окружали персонажей повести Н.В.Гоголя «Портрет», и что они позволяют сказать об этих персонажах. Запишем тему урока «Функции вещей в повести Н.В. Гоголя Портрет».

  - Что же такое вещь? В теории литературы  нет единого понимания вещи, однако все исследователи сходятся во мнении, что   «вещи» - любые  рукотворные предметы, введенные в строй литературного произведения (учащиеся записывают новый термин в тетрадь).

- В повести они играют определяющие значение. Уже в название произведения вынесена вещь, что позволяет  нам говорить о портрете как об особой вещи в этом произведении.

2. Этап обсуждения материала

      - Обратимся к герою повести. Особое внимание обратим на детали портрета, интерьера, помня о том, что ни одно слово писателя не может быть написано случайно.

- Как выглядел Чартков в начале повести? Найдите в тексте описание внешнего вида героя? (Старая шинель, нещегольское платье, крепко и сильно заношенный халат). При помощи каких вещей автор характеризует Чарткова? (предметов одежды: халат, шинель…)

- В каких условиях живет Чартков? Что представляет собой его комната? Какие вещи ее заполняли?  Что составляет интерьер героя? (Учащиеся зачитывают примеры из текста. комната с низкими потолками, в которую приходилось подниматься по лестнице, загаженной и облитой помоями, узкий диванчик с торчащими медными гвоздиками, отсутствие свечей.) 

- Картина его жилища соотносится с внешним видом героя? Какой образ  у вас возникает? Как характеризует Чарткова такой внешний вид и убранство дома? (начинающий, молодой художник, еще не нашедший своего места в жизни, весьма скромных доходов, неопрятный и неухоженный)

- Какое событие резко меняет жизнь Чарткова? (появление в его жизни портрета ростовщика).

- Каким образом меняется жизнь Чарткова после появления денег? (он многое может себе позволить, он начинает растрачивать)

- Что он покупает Чартков в первую очередь? Это необходимые вещи?

(Чартков покупает вещи без разбора, всё подряд. Процесс покупок не так хорошо знаком герою, он нов для него, поэтому многое он делает именно «нечаянно» и «как ребенок», как мастерски замечает автор.

«Ух, как в нем забилось  ретивое,  когда  он только подумал о том! Одеться  в  модный  фрак,  разговеться  после  долгого поста, нанять себе славную квартиру, отправиться  тот  же  час  в  театр,  в кондитерскую, в... и прочее, - и он, схвативши деньги, был уже на улице.

Прежде всего зашел к портному, оделся с ног до головы и,  как  ребенок,

стал обсматривать  себя  беспрестранно;  накупил  духов,  помад,  нанял,  не

торгуясь, первую попавшуюся великолепнейшую квартиру на Невском проспекте, с зеркалами и цельными стеклами; купил нечаянно  в  магазине  дорогой  лорнет, нечаянно накупил тоже бездну всяких галстуков,  более,  нежели  было  нужно, завил у парикмахера себе локоны, прокатился два раза по городу в карете  без всякой причины,  объелся  без  меры  конфектов  в  кондитерской  и  зашел  к ресторану французу, о котором доселе слышал такие же неясные  слухи,  как  о китайском государстве») [1:101].

- Вспомним советы  учителя Чарткова. Что он ему говорил? Найдем этот эпизод в повести.

("Смотри, брат, - говорил  ему  не  раз его профессор, - у тебя есть талант; грешно будет, если ты его погубишь.  Но ты нетерпелив. Тебя одно что-нибудь заманит, одно что-нибудь тебе  полюбится - ты им занят, а прочее у тебя дрянь, прочее тебе нипочем, ты уж  и  глядеть на него не хочешь. Смотри, чтоб из тебя не вышел модный живописец. У тебя  и теперь уже что-то начинают слишком бойко кричать краски. Рисунок у  тебя  не строг, а подчас и вовсе слаб, линия не видна;  ты  уж  гоняешься  за  модным освещением, за тем, что бьет на первые глаза. Смотри,  как  раз  попадешь  в английский род. Берегись; тебя уж начинает свет тянуть; уж  я  вижу  у  тебя иной раз на шее щегольской платок, шляпа с лоском...  Оно  заманчиво,  можно пуститься писать модные картинки, портретики за  деньги.  Да  ведь  на  этом губится, а не развертывается талант. Терпи. Обдумывай всякую  работу,  брось щегольство - пусть их набирают другие деньги. Твое от тебя не уйдет").

- Какие качества характера в Чарткове разглядел учитель? (наличие таланта, но непостоянство, зависимость от денег)

- От какой дороги он хочет защитить своего ученика? (следования моде, внешнему лоску, «щегольства»)

- Можем ли мы сказать, что Чартков  следует советам учителя? (нет, он ведет себя противоположным образом)

- Можем ли мы назвать  богатство (вещи) и талант взаимоисключающими понятиями? Почему? Порассуждайте. (Да. Сравним жизнь Чарткова до появления портрета и нынешнюю: раньше, не имея даже свечи на вечер, герой думал  о прекрасном, сейчас же, преследуя материальную выгоду, герой совершенно забыл о своей душе. Именно наличие денег, появление во многом и не нужных вещей изменило героя не только внешне, но и внутренне). 

- В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Н.В.Гоголя мы встречаемся с такой мыслью автора, что и золото и деньги сами по себе ничего не значат, нужна основа - «наученья»,  с которыми будут дарованы эти деньги. «Но нужно, чтобы помощь эта произведена была истинно христианским образом; если же она будет состоять в одной только выдаче денег, она ровно ничего не будет значить и не обратится в добро. Если вы не обдумали прежде в собственной голове всего положения того человека, которому хотите помочь, и не принесли с собой ему наученья, как отныне следует вести ему свою жизнь, он не получит большого добра от вашей помощи». [43]

- Принесли ли добро Чарткову его деньги? На этот вопрос мы и должны ответить. Однако, для начала, вспомним какие вещи окружают героя после появления денег? (множество новой и дорогой одежды: множество галстуков, дорогой лорнет и т.д.; зеркала в новой квартире, холсты,  картины).

-Мы можем сказать, что внешнее окружение героя меняется? (да)

-А меняется ли поведение Чарткова после появления денег? Если да, то каким образом, как вы можете его объяснить? (Да. Чартков горд свои нынешним положением, он чувствует свою силу и превосходство.  «Прошелся по тротуару  гоголем, наводя на всех лорнет. На мосту заметил  он  своего  прежнего  профессора  и шмыгнул лихо  мимо  его,  как  будто  бы  не  заметив  его  вовсе»).

- Можем ли мы сказать, что герой эволюционирует?  (Учащиеся зачитывают примеры из текста, высказывают свои предположения. Нет. Эволюцией называют позитивные изменения в человеке, Чартков же тоже претерпевает изменения, однако, они совершенно иного характера).  

-  В теории литературы в настоящее время разработаны 3 основные функции вещей: культурологическая, характерологическая  и сюжетно-композиционная (функции воспроизводятся на доске)

-  Как вы думаете,  о какой функции мы говорили ранее? (характерологической). Действительно, вещь позволяет характеризовать человека, являясь предметом описания и его внешности,  и окружения. Вещь также характеризует социальный статус персонажа, его материальный достаток, сферу его интересов и жизненных ценностей, развитие персонажа через появление или же исчезновение из его жизни определенных вещей.

- Культурологическую функцию в произведении выполняют вещи, несущие в себе определенный отпечаток эпохи. Как вы думаете, какие вещи выполняют в этой повести культурологическую функцию? (шинель, сюртук, фрак, корета и т.д.).

- Как вы думаете, какая вещь выполняет в этом произведении сюжетно-композиционную функцию? (портрет)

- Действительно, место самого портрета как вещи, в этой повести ведущее. Вещь вынесена даже в название повести, еще раз указывая на ее особую важность в художественном произведении.

- Как выглядит портрет? Обратимся к тексту повести.

«Но художник уже стоял несколько  времени неподвижно перед одним портретом в больших, когда-то великолепных рамах,  но на которых чуть блестели теперь следы позолоты».

   «Это был старик с лицом бронзового цвета, скулистым, чахлым; черты лица, казалось, были схвачены  в  минуту  судорожного  движенья  и  отзывались  не северною силою. Пламенный полдень был запечатлен в них. Он был драпирован  в широкий азиатский костюм. Как ни был поврежден и запылен портрет,  но  когда удалось ему счистить с лица пыль, он увидел следы работы высокого художника».

«Портрет,  казалось,  был  не  кончен;  но  сила   кисти   была   разительна.

Необыкновеннее всего были глаза: казалось, в них употребил всю силу кисти  и все старательное тщание свое художник. Они просто глядели, глядели  даже  из самого портрета, как будто разрушая его гармонию  своею  странною  живостью. Когда поднес он портрет к дверям, еще  сильнее  глядели  глаза.  Впечатление почти то же произвели они и в народе. Женщина,  остановившаяся  позади  его, вскрикнула: "Глядит, глядит", - и  попятилась  назад.  Какое-то  неприятное, непонятное самому себе чувство почувствовал он и поставил портрет на землю».

- Какая деталь наиболее четко и выразительно прописана в портрете ростовщика? (глаза). Найдем в тексте описание этих глаз.

«Произнесши это, художник вдруг задрожал и побледнел: на  него  глядело,

высунувшись из-за поставленного холста, чье-то  судорожно  искаженное  лицо. Два страшные глаза прямо вперились в него, как бы готовясь сожрать  его;  на устах  написано  было  грозное  повеленье  молчать».

«Он опять подошел к портрету, с тем, чтобы рассмотреть эти чудные глазам, и с ужасом заметил, что они точно глядят на него. Это уже не  была  копия  с натуры, это была та странная живость, которою бы  озарилось  лицо  мертвеца, вставшего из могилы».

- Как вы думаете, почему именно глаза? (Глаза как зеркало души, они носят отпечаток души человека, а не только его внешности. Глаза портрета характеризуют характер внутренний мир ростовщика, с которого его писали). 

- Таким образом, портрет как вещь представляет собой совмещение черт  вещи и человека.   Литературовед Е.Р. Коточигова говорит, что «какая-то одна вещь, выделенная в произведении крупным планом, несет повышенную смысловую, идейную нагрузку, перерастая в символ. Вещи-символы выносятся в заглавие художественного произведения». Об этом мы у же говорили ранее.

- Вернемся к герою повести, кем был Чартков? (начинающим художником).

- Как вы думаете, что должно представлять ценность для истинного художника, человека творческой профессии? (варианты учащихся: красота, муза, вдохновение, дух, фантазия).  

- А  что является ценностью для нынешнего Чарткова? Какие цели они преследует? (деньги, материальное, выгода).

- Что в первую очередь хотел купить Чартков, когда еще был беден? 

(«Первые мысли о том, куда потратить деньги, касались  принадлежностей  для  рисования. "Что с ними сделать? - думал он,  уставив  на  них  глаза.  - Теперь я обеспечен, по крайней мере, на три года, могу запереться в комнату, работать. На краски теперь у меня есть; на обед, на чай, на  содержанье,  на квартиру есть; мешать и надоедать мне теперь никто  не  станет;  куплю  себе отличный манкен, закажу гипсовый торсик,  сформую  ножки,  поставлю  Венеру, накуплю гравюр с первых картин. И если  поработаю  три  года  для  себя,  не торопясь, не на продажу, я зашибу их всех, и могу быть славным художником").  [1, с.  101]

- А что же он все-таки покупает? (одежду, дюжину галстуков и т.д.)

- Найдите в тексте повести   пример того, как раньше рисовал Чартков, и как он рисует  теперь? Что изменилось?

 (он стал рисовать без души, не по вдохновению или творческому прозрению, а на заказ, а ведь каждый художник в первую очередь  творец). Таким образом, мы наблюдаем, как  стремление к выгоде, материальному достатку способно погубить талант. Герой стремится к новой, насыщенной новыми вещами и возможностями жизни, но забывает о чистоте своей души, истинном служении своему таланту).

- Талант в понимании Н.В. Гоголя во многом сопоставим с  наказанием, он является своего рода испытанием героя, проверкой на прочность. Н.В. Гоголь как глубоко верующий человек, указывает на чарующее воздействие вещи, вещь выступает  в роли некого соблазна, таит в себе некоторую дьявольскую сущность. Именно поэтому вполне объяснимо стремление персонажей к владению этими вещами.

- Чем  заканчивается история Чарткова? (он погибает)

- Как вы думаете, почему погибает Чартков? (рассуждения учащихся)

Какие вещи находят у Чарткова в его новой квартире после его смерти? (огромное количество картин, беспорядочно разбросанных, смешанных с разного рода вещами). 

- Как этот факт характеризует Чарткова? (он бесцельно скупал всё, не придавая особого значения и ценности некоторых картин, покупал лишь для наличия этой вещи у себя, а не для любования ей). 

3. Этап формулировки выводов

- Попытаемся сделать вывод по сегодняшнему уроку.

Какими вещами заполнено пространство персонажей повести? Какие функции вещь может выполнять в художественном тексте? Как эти вещи характеризуют своего обладателя, с каких сторон? В чем заключается культурологическая функция вещи в повести «Портрет», какие вещи ее выполняют? В чем заключается сюжетно-композиционная функция вещей в повести «Портрет? Какая вещь выполняет эту функцию? (учащиеся отвечают на вопросы учителя).

- В повести мы встречаем весьма любопытную фразу: «Кто заключил в себе талант, тот чище всех должен быть душою». Как вы понимаете смысл этого высказывания? (учащиеся рассуждают)

- Н.В. Гоголь считал, что тот, кому даны богатства, не имеет права от них отказаться и должен помнить, что он - управитель у Бога. Христос же, по его мнению, советовал раздать богатство "потому что знал, как трудно человеку быть управителем, и лучше заранее отказаться от него, чем быть приведенным потом в искушение".  Как бы не был талантлив главный герой повести Н.В. Гоголя «Портрет» Чартков, всё-таки испытания вещами, ценностями материального мира,  главный герой  не прошел.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

   В современном литературоведении существует множество концепций понимания вещи в художественном произведении. Е.Р.Каточигова под понятием «вещь» понимает любые рукотворные предметы, введенные в строй литературного произведения. С точки зрения Л.В. Чернец вещь три функции вещей: характерологическую, сюжетно-композиционную и культурологическую.  Более частные функции  описаны А.П. Чудаковым.

   У Н.В. Гоголя вещь не только вводит читателя в определенную атмосферу, а словно живет своей собственной жизнью, претендует на звание персонажа (портрет в одноименной повести). Также она становятся единственным источником впечатлений, переживаний и раздумий героя (в случае Акакия Акакиевича), соотносится с пережитым им  личным  опытом и заполняет все его душевное пространство.

   Вещь для персонажей перестает быть просто вещью, а является, словно, целью их жизни (шинель для Акакия Акакиевича). Портрет старого ростовщика в повести «Портрет»  также становится, так или иначе,  источником впечатлений, переживаний героя, выступая своего рода причиной его «новой» жизни. Вещь приобретает какую-то особую силу, способную полностью перевернуть жизнь человека. Также портрет выполняет своеобразную функцию зеркала, ведь под его «воздействием» раскрываются истинные качества характера героя. Вещь словно погружает человека в новые условия жизни и наблюдает за его «новым» поведением.

   Аналогичная ситуация происходит и в повести «Шинель». Шинель здесь свидетельствует об эволюции персонажа.    От наличия или отсутствия вещи зависит психологическое состояние персонажа, а именно состояние Акакия Акакиевича.  Портрет же диктует  персонажу  определенную модель поведения. Вещь владеет помыслами человека, она первична. Важной особенностью является то, что герои повестей «Шинель» и «Портрет» особенны. Они, словно уже предрасположены к особому отношению к вещам, как Акакий Акакиевич, и особой чувствительности от вещей, как Чартков. Они, более чем другие расположены к вещам: Башмачкин своей «вещественной» фамилией, а Чартков своей фамилией с «чертинкой». Выходя на уровень осознания основных функций вещей, портрет и шинель выполняют сюжетно-композиционную функцию.

В повести «Невский проспект» вещи выполняют, прежде всего, характерологическую функцию. Они используются автором для создания  образов прогуливающихся в разное время  по Невскому проспекту людей. Вещи позволяют увидеть читателю несовершенство мира и Невского проспекта. Стремление к вещам, желание быть окруженным лучшими вещами руководят этими людьми, однако, в погоне за материальной роскошью и благополучием они совсем забыли о своей совести и душе. Вещи позволяют также понять образы главных героев повести. Вещь, а именно плащ, становится виновницей самообмана Пискарева. Вещи в этой повести перестают быть просто вещами, аморфными предметами интерьера и одежды, они становятся ведущей стороной своих обладателей.

Вещи в художественном произведении способны выполнять множество различных функций, но все они, так или иначе, ведут к пониманию личностной полноты персонажа и смысла художественного произведения в целом.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Антонова Н.Н. Проблема художника и действительности в повести Гоголя «Портрет»//Проблемы реализма русской литературы 19 века М., Л., - 1961, - с. 337-353.  

2. Афанасьев Э.С. О художественности повести Н.В.Гоголя «Шинель» // Литература в школе.- 2002 - №6, стр. 20-23.

3. Бахтин М.М. Рабле и Гоголь. - В его кн.: Вопросы литературы и эстетики, М., 1975.

4. Белецкий А.И. В мастерской художника слова // Белецкий А.И. Избранные труды по теории литературы. - М., 1964. - С . 208.

5. Белый А. Мастерство Гоголя. М.-Л., 1934.

6. Боголепов П.К., Верховская Н.П. Тропа к  Гоголю.  Книга-справочник о жизни и творчестве Н.В. Гоголя. - М.: Дет. лит., 1976.-352 с., ил.+16 вкл. (Школьная б-ка).

7. Борев Ю.Б. Эстетика. - М., 2002.

8. Вещный мир литературы в интерпретации А.П.Чудакова // Газета Литература 2007- №12 – с. 38-4153.

9. Воронский А.  Гоголь  [Интернет - ресурс] http://www.magister.msk.ru/library/personal/voroa015.htm          

10. Гоголь Н. В. Выбранные места из переписки с друзьями [Интернет - ресурс] http://rus-sky.com/history/library/gogol.htm#_Toc467162311

11. Гоголь Н.В. Петербургские повести. Издание 4-е., «Детская литература» - Ленинград, 1978. 1.

12. Добин Е.С. Искусство детали.-Л.,1975.

13. Ермаков И.Д. Психоанализ литературы: Пушкин, Гоголь, Достоевский.- М.: Новое литературное обозрение, 1999.

14. Есин А.Б Литературоведение. Культурология. Избранные труды. М., 2003.

15. Карасев Л.В. Онтологический взгляд на русскую литературу. - М., 1995. – с.10.

16. Корнев В.В. Понятие «вещь» // Известия Алтайского государственного  ун-та. Раздел «Философия и педагогика». - 2003. -№4(30). - с. 77. 14.

17. Коточигова Е.Р. Вещь в художественном понимании // Введение в литературоведение. Литературное произведение: основные понятия и термины / Под ред. Л.В. Чернец. - М., 1999. - 36. 15.

18. Коточигова Е.Р. Литературное произведение: теория и практика анализа. Вещный мир художественного произведения// Русский язык и литература для школьников. – 2009 - №7.- с.3-11  16.

19. Красушкина А.В.     Художественное единство "человек-вещь" в сборнике "физиология Петербурга": становление поэтики натуральной школы (диссертация) [Интернет - ресурс]

http://www.dissercat.com/content/khudozhestvennoe-edinstvo-chelovek-veshch-v-sbornike-fiziologiya-peterburga-stanvolenie-poet

20. Кутузов, А. Г., Киселев А. К., Романичева Е. С.  Как войти в мир литературы. 8 кл.: Методическое пособие / Под ред. А.Г. Кутузова. – 2-е изд., стереотип. – М.: Дрофа, 2000.

21. Лебедев Ю.В.  Историко – философский урок «Шинели» Н.В.Гоголя// Литература в школе.- 2002 - №6, стр. 27-30.

22. Литература XIX в.:  ЭНИ «Гоголь». Комментарии //Фундаментальная электронная библиотека [Интернет - ресурс] http://feb-web.ru/feb/gogol/texts/ps0/ps3/ps3-633-.htm

23. Литературные архетипы и универсалии.- М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2001.

24. Манн Ю.В. Поэтика Гоголя. М., 1978.

25. Манн Ю.В. Смелость изобретения. Черты художественного мира Гоголя. 3-е изд., М., 1985.

26. Манн Ю.В. «Странные вещи». К характеристике гоголевского стиля // Литература – 2005 - №12.

27. Маранцман В. Г. Материалы для изучения повести Н. В. Гоголя "Портрет" [Интернет - ресурс] http://eelmaa.narod.ru/urlit/materials/g1.html

28. Машинский С.И. Художественный мир Гоголя: Пособие для учителей.- 2-е изд.-М.6 Просвещение, 1979.

29. Мякинина  Е.С. Люлька и трубка в вещном мире Н.В. Гоголя  //Русская речь – 2005 - №2 – с. 7-11

30. Николаев Д.П. Сатира Гоголя, М., 1984.

31. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., дополненное.- М.: Азбуковник, 1999.

32. Переверзев В.Ф. Творчество Гоголя. - В его кн.: Гоголь. Достоевский..., М., 1982.

33. Программа для общеобразовательных учреждений. Литература. 10-11 классы / Под ред.  В.Я. Коровиной. – М.: «Просвещение», 2008.

34. Программа по литературе для общеобразовательных учреждений 5-11 кл./ Под ред. А.Г. Кутузова. – М.: «Дрофа», 2008.

35. Программа по литературе 5–11 классы / Под редакцией Бунеева Р.Н. [Интернет - ресурс]  http://bal-rmo ru.ucoz.ru/load/materialy_uchitelej_literatury/programma_po_literature_5_11_j_klassy_buneevy

36. Северская О.И. Слова и вещи в поэзии рубежа 20-21 веков.//Русская речь.- 2007, -№6, -с.25-30.

37. Терц А. В тени  Гоголя. - М.: Аграф, 2001.

38. Топоров В.Н. Апология Плюшкина: вещь в антропоцентрической перспективе // Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: исследования в области мифопоэтического. - М., 1995.

39. Тюпа В.И. Вещь и личность // Тюпа В.И. Аналитика художественного: Введение в литературоведческий анализ.- М., 2001.- С. 15.

40. Хайруллина Н.Д. Функции вещей в повестях Н.В. Гоголя «Шинель» и «Потрет» // Молодежь и наука: реальность и будущее. / Редкол.: О.А. Мазур, Т.Н. Рябченко, А.А. Шатохин: в 4-х т. – Невиномысск: 2011. Т.2.

41. Храпченко М. В.Николай Гоголь. Литературный путь. Величие писателя. – М., 1984.

42. Цейтлин А.Т. Труд писателя. - М., 1962. – с. 417. 31.

43. Цели и структура курса литературы в 10 классе/ Литература  10—11 классы/ Под редакцией В. Г. Маранцмана [Интернет - ресурс]  http://www.prosv.ru/ebooks/Marancman_Literat_10-11_Program/index.html

44. Чернова Т.А. Новая шинель Акакия Акакиевича// Литература в школе.- 2002 - №6, стр. 24-26. 32.

45. Чубарова В.Н. Вещь как предмет изображения в литературных произведениях // Введение в литературоведение. Учебное пособие для студентов первого курса филологии и журналистики, - 2006. [Интернет - ресурс] http://litved.rsu.ru/vesh.htm  

46. Чудаков А.П. Предметный мир литературы (К проблеме категорий исторической поэтики) // Историческая поэтика: Итоги и перспективы изучения. - M., 1986. – с. 252.

47. Шуралев А.М. «Я брат твой…» // ЛВШ – 2007- №6 34.

48. Эйхенбаум Б.М. Как сделана "Шинель" Гоголя. - В его кн.: О прозе. Л. 1969.

49. Эпштейн М.Н. Вещь и слово. О лирическом музее // Эпштейн М.Н. Парадоксы новизны. О литературном развитии XIX - XX веков. - М., 1988.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

73383. Павло Тичина. Цікаві відомості про автора. Його поетичні збірки та майстерне відтворення краси природи, патріотичних почуттів засобами художнього слова 244.41 KB
  Народився Павло Тичина в сім’ї сільського дяка й регента Григорія Тимофійовича Тичини. Першим навчальним закладом була бурса в Чернігові де Тичина співав у хорі Єлецького монастиря а потім у Троїцькому хорі. Тичина не став ані художником ані музикантом хоча певний час у Чернігові керував...
73384. Література рідного краю. Поезія М. Побеляна 65.3 KB
  Чарівний мрії світ — дитинство! Дитинство — пора, коли збуваються всі бажання, коли немає нічого неможливого. Пора радісного сміху, ніжної маминої колискової, перших батьківських повчань, першої прочитаної книжки. Саме змалечку в дитячій душі засівається зерно любові до книжки — на всі літа.
73385. Є. Гуцало. «Зірка», «Чарівники», «Журавлі високі пролітають...» 430.45 KB
  Лірична стихія творчості Є. Гуцала стала формою суспільної опозиції. Переживши жахи повоєнного сільського побуту, автор по-своєму почав сприймати світ людей. Але саме в ліриці він почувається найбільш невимушено, розкуто, живописуючи красу природи й людей, охоче фіксуючи улюблений ним стан осяяння...
73386. М. Рильський. Основні відомості про поета, його вміння бачити красу рідної природи і створювати красу засобами поетичної мови 197.33 KB
  Максим Тадейович Рильський народився 19 березня 1895 року. Рильський студент Київського університету медичного факультету через два роки продовжить навчання на історикофілологічному але революція громадянська війна змусить його перервати освіту і переїхати в село де він вчителюватиме...
73387. Повторення й узагальнення матеріалу, вивченого упродовж навчального року 564.86 KB
  Навчальна: систематизувати та узагальнити вивчений учнями матеріал упродовж II семестру. Виховна: прищеплювати любов до рідної літератури та її митців. Розвивальна: розвивати концентрацію уваги, творчу уяву, логічне мислення, кмітливість.
73388. Походження (етимологія) слова. Етимологічний словник української мови 95.06 KB
  Походження етимологія слова. Як це цікаво проникати в багатоколірний світ слова досліджувати розбирати і вивчати його. Старі слова набувають нового сенсу: мишка пристрій без якого не обійтися при роботі за комп’ютером кішка спеціальні крюки у верхолазів кінь і козел гімнастичні снаряди.
73389. Урок розвитку комунікативних умінь. Ділові папери. Лист рідним, друзям, адреса 55.77 KB
  Мета: навчальна: ознайомити учнів з основними правилами листування будовою листа його мовним оформленням вимогами до оформлення адреси на поштовому конверті; на основі опрацьованого теоретичного матеріалу вдосконалити творчі вміння аналізувати листи з точки зору стилістичного й мовного оформлення...
73390. Фонетичний розбір слова 65.75 KB
  Мета: навчальна: повторити та поглибити знання учнів про звуки мови та мовлення; формувати вміння розрізняти звуки робити фонетичний аналіз передавати слова звукописом використовуючи здобуті знання на практиці; розвивальна: розвивати фонематичний слух увагу слухову...