3262

Сущность права

Реферат

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Одним из важнейших признаков права является формальная определенность, характеризующая его ясность, недвусмысленность, точность, структурированность, устойчивость во времени и по кругу лиц. Если эти качества не обеспечиваются, то возникает ...

Русский

2012-10-28

59.76 KB

9 чел.

Введение

Одним из важнейших признаков права является формальная определенность, характеризующая его ясность, недвусмысленность, точность, структурированность, устойчивость во времени и по кругу лиц. Если эти качества не обеспечиваются, то возникает проблема неопределенности в праве, порожденная в данном случае недостаточностью его формализации. Неопределенность может быть преодолена законодательным, прецедентным путем, посредством правового обычая, дискреционным усмотрением суда, наконец, самоуправными, противоречащими позитивному праву действиями. Однако, если конкретная правовая система располагает необходимым разнообразием внешних форм (источников) права, то недостаточная формализация и порожденная ею неопределенность в праве резко снижаются: ошибки, погрешности и отсталость законодательства могут быть субсидиарно исправлены правовыми нормами, выраженными посредством иных внешних форм, к которым вправе были бы прибегать суды. С этой точки зрения любая правовая система должна располагать необходимым сбалансированным для данного правопорядка разнообразием форм (источников) права.

Поэтому проблема форм (источников) права продолжает оставаться актуальной.


Вопрос 1. Понятие и разновидности форм (источников) права

Понятие «источники права» возникло более двух тысяч лет назад, когда Тит Ливии в своей «Римской истории» назвал Законы XII таблиц «источником всего публичного и частного права» в том смысле, что эти законы представляют собой основу, на базе которой развилось и сложилось современное ему римское право. Однако в качестве научной проблемы вопрос об источниках права возник лишь в XIX в. как результат столкновения различных правовых идей. При этом термину «источники права» был придан совсем иной смысл, чем тот, в котором употреблял его Тит Ливии.

Следует отметить множественность и разноречивость точек зрения как о самом понятии источников права, так и об их соотношении и связи. Так, Г.Ф. Шершеневич писал, что под термином «источники права» понимаются: а) силы, творящие право, например... волю Бога, волю народную, правосознание, идею справедливости, государственную власть; Ь) материалы, положенные в основу того или другого законодательства...; с) исторические памятники, которые когда-то имели значение действующего права; d) средства познания действующего права1.

Н.М. Коркунов считал источниками права «формы объективирования юридических норм, служащие признаками их обязательности, а также «средства познания права»2. По мнению Н.К. Ренненкампфа, под источниками права разумеют «силы, основы, причины, производящие право». Такими источниками, утверждал он, являются власть законодателя, «формы, в которых образуется и действует право», и «источники познания права».

Л.И. Петражицкий отмечал, что «если бы зоологи стали называть собак, кошек и т.д. «источниками животных» и спорить по этому поводу, что такое источники животных, в каком отношении они находятся к животным, представляют ли они формы создания животных или основания их существования, или признаки их животной природы и т.д., то это представляло бы явления мысли, совершенно однородные с теми, которые имеются в теперешнем правоведении в области учения о так называемых источниках права». Полагая, что эти мысли «не выдерживают научной критики и даже представляют странное и ненормальное с элементарной логической точки зрения явление», Л.И. Петражицкий пришел к выводу, что так называемые «источники права: обычное право, законное право и т.д. суть не что иное, как само право, виды позитивного права, разновидность права».

Множественность вариантов толкования и применения термина «источник права» была свойственна правовой науке и в советский период. При этом стало традиционным деление источников права на материальные и формальные.

Исходя из марксистского учения о базисе и надстройке, в соответствии с которым силой, причиной, определяющей содержание всех надстроечных явлений, в том числе и права, служит экономический строй общества, многие советские ученые полагали, что источником права в материальном смысле являются «в конечном счете материальные условия жизни общества». Таким образом, используемый в советской литературе термин «источник права в материальном смысле» обозначает ту силу, которая создает право, вызывает его к жизни.

Наряду с термином «источник права в материальном смысле» в советской литературе использовался также термин «источник права в формальном (юридическом) смысле». Однако в понимании и применении этого термина также не было единства. Так, С.А. Голунский и М.С. Строгович источником права в юридическом смысле или, иначе, юридическим источником права считали «тот способ, которым правилу поведения придается государственной властью обязательная сила».

С.Ф. Кечекьян к такого род источникам права относил «особые формы выражения воли, придающие тем или иным правилам значение норм права». А.И. Денисов определял этим понятием формы существования юридических норм. Я.М. Магазинер полагал, что те нормы положительного права, за которыми верховная общественная власть признает общеобязательную правовую силу и которые способны порождать права и обязанности неопределенного числа граждан, образуют официальное право, которое и составляет источники права, т.е. общеобязательные формы выражения права. Такими источниками он считал закон, обычное право и практику государственных учреждений.

Таким образом, в советской правовой литературе при рассмотрении и использовании понятия «источники права» говорили либо о силе, которая создает право, и называли ее источником права в материальном смысле, либо о форме, благодаря которой правовая норма приобретает общеобязательный характер, и называли ее источником права в формальном (юридическом) смысле.

Правда, такой подход к пониманию источников права не был общепризнанным. Например, Н.Г. Александров, возражая против ставшего традиционным деления понятия источников права на материальные и формальные, отмечал, что такое деление в буржуазной правовой науке «прежде всего связано с попытками указать правообразующий процесс вне определенного вида общественной практики», что оно противоречит положениям исторического материализма, согласно которым материальные условия жизни общества в конечном счете определяют не только содержание, но и форму права. Однако такого рода возражения не изменили традиции.

Тем не менее в литературе неоднократно отмечалось, что термин «источник права в формальном смысле» — выражение очень условное или даже весьма неудачное. В силу этого А.Ф. Шебанов, не видя в его использовании ничего ненаучного или порочного, тем не менее считал, что в целях максимального приближения юридических формул и терминов к реальной правовой действительности и исходя из того, что каждый научный термин должен выражать строго определенное понятие и представлять вследствие этого инструмент научного познания соответствующих общественных явлений, более целесообразно при научных исследованиях, посвященных вопросам правотворческой деятельности государства и формам, в которых объективируются результаты этой деятельности, применять термин «формы права».

А.Ф. Шебанов полагал, что понятие, включаемое в термин «формы права», дает ответ на вопросы, которые не возникают при употреблении термина «источники права», а именно: какова внутренняя организация нормативно-волевого содержания права и вместе с тем каково его внешнее выражение, в каком конкретном проявлении выступают характерные для этого содержания определяющие элементы. Применение в правовых исследованиях термина «форма права» вместо «источник права в формальном смысле» более оправдано потому, считал А.Ф. Шебанов, что выражаемое последним термином понятие не соответствует общепринятому в русском языке пониманию слова «источник» как силы, причины, содержащей данное явление. Законы, правительственные постановления и другие акты государства, именуемые в литературе «формальным источником права», сами по себе не создают право: эти акты — лишь форма его выражения и, как всякая форма, не могут быть источником своего содержания. Между тем применение к ним термина «источник права» может создать такое представление.

Однако значение использования термина «формы права» вместо «источников права в формальном смысле» состоит, подчеркивал А.Ф. Шебанов, не только в том, что тем самым употребляется термин, более точно выражающий реально существующее правовое явление, но главным образом в том, что тем самым ставится научная проблема, решение которой будет иметь важное значение, как для развития науки, так и для совершенствования законодательной практики. «И по объему и по содержанию, — писал А.Ф. Шебанов, — проблема форм права значительно отличается от так называемой проблемы источников права».

В настоящее время в современной российской правовой науке термины «источники права» и «форма права» употребляются в значении внешней формы объективации, выражения права или нормативной государственной воли. При этом указывается, что термин «источник права», несмотря на его условность, является удобным в употреблении и к тому же традиционным для мировой юриспруденции. В то же время термин «форма права» менее удачен для выражения рассматриваемого явления или свойства права, поскольку он гораздо более многозначен.

В настоящее время принято различать следующие основные формы (источники) права:

1) правовой обычай;

2) юридический (судебный) прецедент;

3) нормативно-правовой акт;

4) нормативный договор.

Исторически первой формой (источником) права является правовой обычай. Под обычаем принято понимать традиционно установившееся правило поведения людей, сложившееся в результате его длительного применения и перешедшее уже в привычку, в традицию.

Обычаи как таковые возникли раньше государства, их появление и становление было обусловлено нормами морали, религии, идеалами, жизненными устоями и иными представлениями первобытного человека о жизни. Они передавались из уст в уста в форме мифов, легенд, пословиц и поговорок. Требования обычаев, как правило, соблюдались людьми добровольно. С появлением же государства появились и правовые обычаи - обычаи, отвечающие либо интересам определенных групп людей (как правило, стоящих у власти), либо интересам всего общества в целом с точки зрения политических сил, стоящих у власти. Следовательно, не все обычаи становятся правовыми, а лишь те из них, которые попадают в орбиту государственных интересов, санкционируются государством и обеспечиваются его принудительной силой.

Таким образом, под правовым обычаем следует понимать исторически сложившееся правило поведения людей, санкционированное государством в качестве общепринятого правила поведения, несоблюдение которого влечет за собой меры государственного принуждения. Правовой обычай признается источником права только тогда, когда он закрепляет уже давно сложившиеся отношения в обществе, одобряемые населением, и санкционируется государством. В рабовладельческих и феодальных обществах обычаи санкционировались решениями суда по поводу отдельных фактов; в настоящее время зачастую это происходит иначе, например, посредством отсылки к ним непосредственно в тексте закона.

Все первые законы, например, Кодекс царя Хаммурапи (Древний Вавилон, XVII в. до н.э.), Законы XII таблиц (Древний Рим, V в. до н.э.) и др. были сводами обычного права. Но период становления права и государства — это период сосуществования как старых (родоплеменных), так и новых (политико-государственных) институтов власти. В этот период сохранялось, по сути. доклассовое восприятие и механизм действия обычая (через мифы и т.п.). поэтому обычаи в регламентации поведения людей были тогда столь действенны скорее не в силу обеспеченности их принудительной силой государства, а потому, что члены той или иной общности людей признавали их таковыми. Так, например, обвинения в колдовстве по Кодексу царя Хаммурапи доказывались с помощью испытания водой: «Если человек бросит на человека обвинение в чародействе и не докажет этого, то тот, на кого брошено обвинение, должен пойти к Реке и броситься в нее. Если Река овладеет им, то обличавший его может забрать его дом. А если Река этого человека очистит и он останется невредимым, то того, кто бросил на него обвинение в чародействе, должны убить, а бросавшийся в Реку получает дом обличавшего его».

В то время для признания и защиты обычая еще не требовалось санкции государства, а скорее напротив — сами государственные акты были либо производны, либо равны по силе с обычаями. Так, например, по Законам Ману в Древней Индии царям предписывалось установление в качестве закона лишь то из практики брахманов, что не противоречило обычаям страны, семей и каст.

Правовые обычаи как источники права сохранились до настоящего времени, хотя и потеряли свое былое значение: часть из них поглотилась законодательством либо прецедентным правом, но часть все же продолжает действовать в «чистом» виде. Они достаточно распространены в торговом, морском и гражданском праве в качестве обычаев делового оборота, на основе которых взаимодействуют партнеры, а также — в межгосударственных отношениях, где значительную роль играет дипломатический этикет: например, обычай встречать делегации самого высокого уровня поднятием в их честь государственных флагов и исполнением гимнов. А в некоторых случаях в нормативно-правовых актах содержатся и прямые указания о применении обычая, если отношения сторон не урегулированы законодательно. Так, например, в Конвенции ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» предусматривается при исследовании договоров в числе прочих обстоятельств учитывать и обычаи, сложившиеся в международной торговле. В нашей стране раньше даже публиковались сборники обычаев морских портов и обычаев в сфере внешней торговли.

Следующей формой права является юридический прецедент (именуется еще как судебный прецедент, хотя это более узкое понятие).

Под юридическим прецедентом (от лат. precedent — предшествующий) понимается письменное или устное решение судебного или административного органа по конкретному делу, которому государство придает общеобязательное значение и которое впоследствии становится нормой, образцом при рассмотрении всех последующих подобных дел в будущем. Прецедентная форма права широко используется в США и особенно в Англии.

Специфика английского права состоит не в наличии прецедента как такового, когда ранее вынесенные решения по сходным вопросам оказывают непосредственное влияние на принимаемое по делу решение, — ведь прецеденты сыграли важнейшую роль в развитии практически всех правовых систем. Говоря о прецедентной форме английского права, имеется в виду наличие там целой доктрины юридического прецедента: ранее принятые решения по аналогичным делам не просто принимаются во внимание, а существует обязанность судов в принятии решений, опираясь на ранее вынесенные решения по схожим делам, а также о связанности судов апелляционной инстанции своими прежними решениями (кроме палаты лордов, где это правило не является обязательным). Причем в качестве обязательного для судов является не все ранее принятое судебное решение (приговор) по аналогичному делу, а только его «сердцевина», отражающая правовую позицию судьи, на основе которой было вынесено то или иное решение.

Особенность прецедента как формы права состоит в том, что все последующие решения могут вносить те или иные изменения или дополнения в ранее уже сформировавшийся прецедент, которые в свою очередь становятся также обязательными и приобретают свойства норм права. А его достоинство состоит в том, что прецедент более предметно и точно, чем общая норма, способен отразить существо каждого конкретного дела.

Недостаток же прецедента как формы права проявляется, пожалуй, в том, что число прецедентов, применяемых на сегодняшний день в одной только Англии, составляет более 500 тысяч. А помимо них — еще около 3 тысяч различных законов. Аналогичным образом дело обстоит и в США, где ежегодно издаются 350 томов судебных решений, используемых в дальнейшем в качестве прецедента. Такое обилие правовых норм сильно затрудняет практикующему юристу свободно в них ориентироваться, своевременно следить за их изменениями, поскольку они зачастую не систематизированы и не собраны в единые сборники.

В России же наличие прецедента как такового официально не является основанием для принятия решения по тому или иному конкретному делу. Отечественная юридическая наука считает, что административная и судебная практика не может быть полноценным источником права. Ее роль носит чисто вспомогательный характер: конкретизировать юридические нормы в процессе их толкования с учетом обстановки каждого конкретного дела в рамках применения норм права. Исключение составляют, пожалуй, решения Конституционного Суда РФ, имеющие обязательственное значение не только для судебной, но также и для законодательной и исполнительной ветвей власти. На практике же, особенно — в судебной практике, решения принимаются зачастую, не только опираясь на законы и обстоятельства конкретного дела, но и на решения вышестоящих инстанций по ранее рассматриваемым ими схожим или аналогичным делам.

В последнее время в теории права вполне обоснованно отстаивается позиция о необходимости признания судебной практики в качестве официального источника права в нашей стране.

Теория и практика разделения властей в Российской Федерации исходят из того, что каждая ветвь власти (законодательная, исполнительная и судебная) вместе осуществляют управление обществом, причем каждая — своими средствами.

В идеале, конечно, законодательная (представительная) власть должна заниматься изданием законов, исполнительная — их претворением в жизнь (т. е. их исполнением), а судебная — защитой от нарушений и урегулированием споров. Но на практике их деятельность взаимно переплетена и по сути все они в реальности используют одно и то же средство управления — создание обязательных для исполнения правил поведения, но каждая по-своему: представительная власть создает наиболее общие правила поведения — законы, исполнительная власть их конкретизирует и во исполнение законов создает уже более конкретные правила, ну а судебная власть — правила, дающие возможность разрешения спорных ситуаций в рамках действующих законов. И признавая в судебной системе самостоятельную ветвь власти, мы признаем тем самым и возможность (допустимость) принятия судами правовых норм.

Так, в частности, Р.З. Лившиц отмечает, что «решения Конституционного Суда, решения общих судов и арбитражных судов об отмене правовых норм сами по себе являются правовыми нормами, их действие распространяется на неопределенный круг субъектов. Решение общего или арбитражного суда по конкретному делу обязательно в пределах данного дела, это пока еще не правовая норма. Однако если аналогичные решения принимают многие суды, то можно говорить о сложившейся судебной практике, которая имеет персонально неопределенную сферу применения. Путь от единичного судебного решения к правовой норме лежит через апробацию этого решения и его опубликование».

В то же время, судебная практика в конституционном смысле представляет собой не правотворческую, а лишь правоприменительную и праворазъяснительную деятельность. Как справедливо отмечает B.C. Нерсесянц «...суть правосудия и всей судебной деятельности состоит в применении права, т. е. во властной (и общеобязательной) юридической квалификации ... определенного факта (действия, поведения, отношения и т.д.). При этом в принципе все равно, идет ли речь о юридической квалификации убийства, имущественного спора, спора о компетенции между различными органами государственной власти или о проверке соответствия подзаконного акта закона, а закона — Конституции...»

Кроме того, справедливо отмечается, что отмена нормативно-правового акта, как, впрочем, и его принятие либо изменение, — это исключительная прерогатива правотворческих, а не судебных органов. В ст. 125 Конституции РФ сказано, что «акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу». Но это не означает, что признание судом акта или его отдельных положений Конституции РФ или закону автоматически означает его отмену. Подобного рода судебное решение — это лишь основание для отмены акта (подзаконного — закону, закона — Конституции РФ и пр.) соответствующим правотворческим органом, а не сама его отмена. Иными словами, такое решение — это юридический факт, с наличием которого законодатель (и действующее право) связывает определенного рода правовые последствия (утрату его силы, неприменение судами и пр.). Но такого рода последствия заранее оговорены законодателем (в той же ст. 125 Конституции РФ), т.е. нормативно установленные предписания законодателя, а не суда, принявшего такое решение.

В.М. Жуйков, на конкретных примерах обосновывая свою позицию о необходимости официального признания судебной практики Верховного Суда РФ по конкретным делам источником права, придав имеющим принципиально важное значение и опубликованным решениям Верховного Суда РФ силу прецедента и предоставив иным судебным инстанциям право ссылаться на них в своих решениях, ссылается на положения Конституции РФ о том, что Россия как правовое государство (ст. 1) обязывает законодателя издавать только правовые законы, а суды — разграничивать право и закон, обеспечивать верховенство права и исключение возможности применения нормативных актов, противоречащих праву. Такую основу для деятельности судов создают положения ч. 2 ст. 120 Конституции РФ, которая гласит: «Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом».

В правовом государстве судебная власть является самостоятельной (ст. 10 Конституции РФ) и независимой от иных ее ветвей, т. е. от законодательной и от исполнительной власти. Но чтобы действительно стать действительно таковой, она должна быть наделена реальными полномочиями контроля за законностью деятельности органов законодательной и исполнительной власти, за соответствием принимаемых ими решений положениям Конституции РФ.

Формы судебного контроля различны. И ч. 2 ст. 120 Конституции РФ предусматривает одну из них: требование к суду принимать решение в соответствии с законом.

Подзаконные нормативные акты (приказы, распоряжения, инструкции) принимаются на основе и во исполнение конкретных законов и должны им соответствовать. Конституционной обязанностью суда при рассмотрении гражданского или уголовного дела является проверка, насколько соответствует закону принятый государственным или иным органом акт. В данном случае предусмотрена форма конкретного судебного контроля за содержанием подзаконного акта при рассмотрении конкретного дела, и это является неотъемлемой частью правосудия.

Несколько обособленно здесь стоит Конституционный Суд РФ, который осуществляет высшую форму судебного контроля. Предметом его деятельности является проверка соответствия Конституции федеральных законов, нормативных актов высших органов государственной власти и управления России и субъектов Федерации. Таким образом, создается гарантия соблюдения законности. Это тем более важно, что с расширением прав республик в составе Российской Федерации и приравниванием к ним прав краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов (ч. 2 ст. 5 Конституции РФ) последние получили право иметь свое законодательство. Проверка соответствия принимаемых ими законов Конституции РФ означает судебный контроль в форме конституционного надзора.

Такой подход к вопросу позволяет сделать вывод о том, что судебную практику можно рассматривать в качестве самостоятельного источника права.

В целом же, вопрос остается дискуссионным и представляет интерес для дальнейшей проработки и исследования.

Нормативно-правовой акт — это форма права, представляющая собой официальный письменный документ, содержащий общеобязательные правила поведения (нормы права) и изданный в установленной форме уполномоченным на это государственным органом.

Общеобязательность нормативно-правовых актов характеризуется критерием неперсонифицированности, т.е. отсутствием конкретного адресата, что отличает нормативно-правовые акты от других актов — актов применения права (индивидуальных актов), рассчитанных на однократное действие. В то же время на практике можно встретить и так называемые акты смешанного характера, в которых содержатся как нормы права, т.е. общеобязательные правила поведения, так и индивидуальные предписания по применению права.

Нормативно-правовые акты в ряду иных современных источников (форм) права занимают ведущее место и в отличие от других наиболее полно и оперативно отражают постоянно изменяющиеся потребности современного общества, обеспечивают необходимую стабильность и эффективность правового регулирования. Другие формы права (правовые обычаи, судебные и административные прецеденты) не обладают и общерегулятивной значимостью, а зачастую играют лишь вспомогательную либо дополнительную роль в регулировании общественных отношений. Кроме того, нормативно-правовые акты отличаются относительной оперативностью в их издании, возможностью при необходимости их частично изменить либо дополнить, что позволяет государству довольно быстро реагировать на изменение социальной обстановки.

Нормативно-правовой акт оформляется в виде официального государственного документа, имеющего такие обязательные атрибуты, как название акта (например, закон, указ и пр.), наименование органа, его принявшего (например, парламент, президент, местный орган власти), и дату его принятия.

Нормативно-правовые акты различаются по содержанию, по органу, их издавшему, и по процедуре их принятия. Основным критерием их классификации является юридическая сила, под которой понимается внутреннее свойство нормативно-правового акта, обусловленное местом принявшего его органа в общей системе государственных органов, а также компетенцией этого органа. В соответствии с теорией и практикой правотворчества акты вышестоящих правотворческих органов обладают более высокой юридической силой, нежели акты нижестоящих правотворческих органов. Последние должны издаваться на основе и во исполнение вышестоящих по юридической силе актов.

Нормативный договор — это самостоятельная форма права, имеющая много общего с нормативно-правовым актом, специфика которой заключается в том, что на ее основе формируются нормативно-правовые акты и строится вся система правовых отношений сторон — участников договора. Так, распад СССР на ряд независимых государств вывел эту форму права на одно из главенствующих мест как в урегулировании отношений между государствами-участниками подписанного 21 декабря 1991 г. Соглашения о создании Союза Независимых Государств (например, Договор об экономическом союзе государств — участников СНГ, являющийся стержнем всей системы нормативно-правовых актов, регламентирующих экономические взаимоотношения государств — участников СНГ), так и внутри Российской Федерации при регулировании взаимоотношений между федеральным центром и субъектами Федерации (например. Федеративный договор от 31 марта 1992 г. и договоры Российской Федерации с ее субъектами о разграничении предметов ведения и полномочий).

Любой нормативный договор имеет следующие свойства: 1) содержит нормы общего характера; 2) основан на добровольности заключения и равенстве сторон — его участников; 3) отражает общность интересов его сторон: 4) заключается только после достижения согласия сторон по всем существенным аспектам правового регулирования договора; 7) отражает взаимную ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащие исполнение взятых на себя обязательств. Ив этом (в наличии этих свойств) его отличие от нормативно-правового акта как источника права.

В арабских и ряде иных стран, кроме того, в качестве источника (формы) права признаются и мусульманские религиозные воззрения, закрепляющие в виде догм во что должен верить каждый мусульманин, что он должен делать и чего не должен делать в соответствии со своим вероисповеданием


Вопрос 2. Понятие, признаки и виды законов

Важнейшее место среди нормативно-правовых актов отведено законам — нормативно-правовым актам высшей юридической силы, принимаемым по наиболее важным вопросам общественного развития. Законы являются основными источниками права большинства современных государств и отличаются от других источников права следующими характерными только им признаками:

1) принимаются только высшими представительными органами государства или самим народом в результате референдума;

2) принимаются только по основным вопросам общественной жизни;

3) их принятие обусловлено особым законодательным порядком, который не свойствен принятию других нормативных актов;

4) не подлежат отмене никакими государственными органами, кроме как парламентом, их принявшим;

5) составляют основу для всей правовой системы государства;

6) обладают высшей юридической силой по отношению к другим нормативным актам.

Таким образом, закон можно охарактеризовать как нормативно-правовой акт, обладающий высшей юридической силой, принятый в строго определенном особом порядке, не подлежащий отмене никакими государственными органами, за исключением принявшего его парламента, устанавливающий основные нормы всех отраслей права и регулирующий наиболее важные общественные отношения.

Историческим корнем появления и развития законов были древние обычаи, облекаемые в правовую форму. Самая ранняя система законов была сформирована царем Древнего Вавилона Хаммурапи в XVFI в. до н. э., дошедшая до нас как Кодекс царя Хаммурапи. Его 282 статьи были выбиты на столбе, сделанном из базальта, и представляли собой полный свод законов, в котором были отражены полномочия государства, права личности, собственности и др.

Термин «закон» («законодательство») во многих европейских государствах имеет латинский корень и происходит от латинского слова lex (мн.: leges). И это не случайно. На развитие современной системы законов во многих странах (особенно в странах так называемой романо-германской правовой семьи) и их технико-юридическое оформление большое влияние оказало римское право. Из более чем 800 дошедших до нас из истории законов наиболее значительны древнеримские Законы XII таблиц, принятые народным собранием в 450 г. до н. э. и действовавшие почти 300 лет.

Как источники права законы по степени важности и по юридической силе подразделяются на конституционные и обычные (текущие) законы, среди которых, в свою очередь, выделяют такие особые группы, как органические (кодифицированные) и чрезвычайные законы.

К конституционным законам относятся конституция и принимаемые в ее развитие законы, определяющие основные начала государственной и общественной жизни. На основе этих законов строится все остальное законодательство государства. Органическими законами являются законы, регулирующие деятельность органов государства. Органические законы как источник права распространены в государствах Западной Европы и их наличие предусмотрено большинством конституций этих государств. Все остальные законы являются обычными (обыкновенными).

В процессе правоприменительной деятельности в повседневной жизни важно установить пределы действия того или иного закона и его место в общей системе законов государства (юридическую силу), поскольку всякий нормативно-правовой акт издается для того, чтобы в определенный промежуток времени и на конкретной территории регулировать отношения определенного рода лиц. Так, например, в нашей стране законы делятся на федеральные, действующие на всей территории Российской Федерации, и законы субъектов Российской Федерации, действующие лишь в пределах территории этих субъектов.

Сам термин «закон» в разных странах может иметь как различное значение, так и вообще двоякое толкование. По формальным критериям закон понимается как акт правотворчества, принятый парламентом и одобренный главой государства. А по материальным критериям, например, во Франции — как определенная конституцией сфера нормативно-правового (законодательного) регулирования. Двоякое толкование закона характерно для английского права: закон в узком смысле — как акт парламентского правотворчества и закон в широком смысле — как любая подлежащая судебной защите норма писаного либо неписаного права.

Основным законом государства является его конституция (от лат. constitutio — устройство, установление), которая представляет собой систему правовых норм, имеющих высшую юридическую силу и регулирующих основы взаимоотношений между человеком, обществом и государством. Посредством принятия конституции учреждается форма правления в государстве, система государственных органов и порядок их формирования, закрепляются права и свободы человека и гражданина. Значимость и приоритетное значение конституции состоит в том, что она как акт высшей юридической силы составляет нормативную базу для всего остального (текущего) законодательства страны, почему, собственно, и именуется «основным законом» государства.

Конституция как основной закон государства может быть как писаной (т. е. иметь письменную форму), так и неписаной, т. е. существовать в виде конституционных обычаев (как, например, в Англии и Израиле, где нет писаных конституций) либо совокупности законов, имеющих высшую юридическую силу и закрепляющих основы взаимоотношений человека, общества и государства. При этом стоит отметить, что первыми конституциями в современном их понимании и значении были Конституция США 1787 г. и Конституция Франции 1791 г.

Различают также фактическую и юридическую конституции: фактическая конституция — это реальные отношения в обществе, а юридическая конституция — это правовое оформление этих отношений.

Конституция РФ является основным нормативно-правовым актом в Российской Федерации, имеет статус закона и обладает высшей юридической силой по отношению ко всем другим законам и нормативно-правовым актам в Российской Федерации.

Российская история насчитывает пять конституций, четыре из которых относятся к так называемому «советскому» периоду истории нашего государства и принимались они соответственно в 1918, 1925, 1938 и 1978 гг. Пятая — ныне действующая Конституция РФ была принята посредством всенародного голосования граждан России на референдуме, проводимом 12 декабря 1993 г., состоит из 137 статей и содержит основные нормы — принципы, отражающие общественное и государственное устройство Российской Федерации, а также содержит перечень основных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

К конституционным, относятся и собственно конституционные законы (так и именуются) — это законы, конкретизирующие положения конституции, определяющие основные начала государственной и общественной жизни страны, принятие которых предусмотрено в самой конституции.

Обыкновенные (текущие) законы принимаются на основе и во исполнение конституционных законов и регулируют различные стороны жизни общества (экономическую, политическую, культурную, социальную и пр.).

Органические (кодифицированные) законы — это юридически цельные, внутренне согласованные нормативно-правовые акты законодательного характера, отличающиеся высоким уровнем нормативной обобщенности и призванные комплексно регулировать определенную сферу общественной жизни. К таковым относятся акты, именуемые как «основы законодательства», а также кодексы.

Чрезвычайные законы — это законы, принятые при тех или иных чрезвычайных обстоятельствах природного, техногенного или социального характера и носящие, как правило, временный характер.

В Российской Федерации законы подразделяются на федеральные — действующие на всей территории России, и законы субъектов Российской Федерации — законы, действующие соответственно на территории того субъекта Федерации, где они приняты. Федеральные законы в свою очередь подразделяются на федеральные конституционные законы и на иные федеральные законы. А особенностью законов субъектов Российской Федерации является необходимость их строгого соответствия нормам федеральных законов, регламентирующих отношения в тех же отраслях и сферах общественной жизни.

Конституционные законы Российской Федерации представляют собой особую группу федеральных законов, особенность которых состоит в том, что их принятие предусмотрено Конституцией РФ. Таковых законов всего тринадцать: о Правительстве РФ, о Конституционном Суде РФ, Государственном флаге РФ, об Уполномоченном по правам человека в РФ и др. Особенность конституционных законов заключается также и в том, что они касаются основополагающих аспектов жизни российского государства и его граждан, а поэтому и требуют особо жесткого и строгого механизма их принятия. Для принятия таких законов необходимо согласие не менее 2/3 от общего числа депутатов Государственной Думы РФ с последующим одобрением не менее чем 3/4 членов Совета Федерации РФ.

Федеральные законы в отличие от федеральных конституционных законов принимаются простым большинством депутатов Государственной Думы РФ с последующим одобрением также простым большинством членов Совета Федерации РФ.

Порядок подготовки, рассмотрения и принятия законов определяется Конституцией РФ, а также регламентами деятельности соответствующих представительных органов государственной власти (Государственной Думы РФ и Совета Федерации РФ). Эти акты предусматривают следующие основные стадии издания законов: внесение в органы представительной власти предложений об изменении законодательства либо конкретных законопроектов (законодательная инициатива), обсуждение законопроекта, принятие закона, опубликование (обнародование) закона. Подробнее эти процессы изучаются в курсе «Конституционное право России».

Помимо юридической силы (как это было выше отмечено) закон и его верховенство в системе нормативно-правовых актов того или иного государства тесно связаны с понятием его легитимности.

Верховенство закона как нормативно-правового акта высшей юридической силы может быть ограничено лишь во взаимодействии с нормами международного права. Последнее обычно обладает приоритетом над внутренним законодательством. Так, в частности, в ст. 15 Конституции РФ четко сказано: если международным договором установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора. А, например, во Франции этот принцип имеет еще более жесткое выражение — там условием вступления в силу международного договора, положения которого противоречат конституции, является соответствующее изменение самой конституции, не говоря уже об остальных законах, которые также подлежат изменению либо вообще отмене.


Вопрос 3. Система подзаконных нормативных правовых актов

Важным и наиболее многочисленным видом источников права в Российской Федерации являются подзаконные правовые акты по различным аспектам государственного управления (их еще обозначают как «текущие» правовые акты, исходя из того, что они зачастую носят временный характер). Принятие и срок действия подобных актов обусловлены социально-экономической обстановкой в стране на данном конкретном этапе ее исторического развития. Обязательным условием их принятия является соответствие действующим в стране законам.

Среди текущих правовых актов верховенство имеют нормативные указы Президента РФ. Они издаются при наличии пробелов в существующем законодательстве и утрачивают силу с принятием федеральных законов по соответствующим вопросам. В качестве примера можно привести Указ Президента РФ от 14 февраля 1996 г. (с изменениями от 25.07.2000 г.) № 199 «Об утверждении Временного положения о порядке наложения взыскания на имущество организаций»: принят в целях повышения ответственности хозяйственных товариществ и обществ, иных юридических лиц по своим обязательствам, обеспечения своевременной уплаты налоговых и других обязательных платежей, реального исполнения судебных актов о взыскании с организаций денежных средств, а также в связи с противоречием ст. 411 — 413 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР (в части обращения взыскания на основные и оборотные фонды и юридических лиц) ст. 56 части первой ГК РФ. Оговорен и срок действия этого Указа: до принятия федеральных законов, регламентирующих порядок исполнения решений об обращении взыскания на имущество организаций, и внесения соответствующих изменений в ГПК РСФСР.

В Конституции РФ дается неоднозначная характеристика актов Президента РФ. В ст. 90 говорится о том, что Президент РФ издает указы и распоряжения (последние отличаются ненормативным характером). В п. 1 ст. 115 речь идет о нормативных указах Президента РФ как об основании для издания актов Правительства, а в п. «а» ст. 125 — о разрешении Конституционным Судом РФ дел о соответствии Конституции РФ нормативных актов Президента РФ. А вот п. 3 ст. 90 Конституции РФ гласит: «Указы и распоряжения Президента Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам» и ориентирует правотворчество Президента РФ на строгое соблюдение основополагающего принципа российской правовой системы: принципа верховенства законов над иными правовыми актами.

По юридической силе указы Президента РФ подразделяются на нормативные и правоприменительные. Нормативные указы содержат нормы права и регулируют разнообразные сферы общественной жизни, имеют общеобязательный характер, а правоприменительные указы носят индивидуально-разовый характер и принимаются по конкретным вопросам управленческой деятельности (например, указ Президента РФ о назначении на должность какого-либо министра, о присвоении звания или награждении орденом и пр.).

Распоряжения Президента (как уже отмечено) ненормативны и принимаются по различного рода оперативным вопросам государственного управления (например, о создании всевозможного рода рабочих комиссий, о выделении средств из резервного фонда на те или иные нужды и пр.).

Следующую ступень в иерархии подзаконных нормативно-правовых актов как источников права в Российской Федерации занимают постановления Правительства РФ, издаваемые им на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов и нормативных указов Президента РФ. Например, Постановление Правительства РФ от 16 марта 1996 г. № 278, регламентирующее порядок ввоза в Россию и вывоза из нее наркотических средств, а также сильнодействующих и ядовитых веществ: принято на основании и во исполнение Федерального закона РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах» и международных обязательств, вытекающих из конвенций ООН, участницей которых является Российская Федерация.

Постановления Правительства РФ можно охарактеризовать следующими присущими им признаками:

1) отражение многопрофильности деятельности и межотраслевой характер;

2) высшая мера нормативности в системе исполнительной власти в Российской Федерации;

3) прямая связь с законом и строгая подзаконность;

4) общеобязательность действия на всей территории России.

За правительственными постановлениями в череде источников права подзаконного характера следуют ведомственные нормативно-правовые акты, издаваемые министерствами и ведомствами Российской Федерации во исполнение положений и норм, содержащихся в федеральных законах, указах Президента и правительственных постановлениях. По количественным параметрам ведомственные нормативно-правовые акты — это наиболее многочисленный элемент в системе источников права.

Содержание ведомственных нормативных актов во многом определяется их формой. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 года № 1009 (с последующими изменениями и дополнениями) в настоящее время органы исполнительной власти издают: приказы, постановления, распоряжения, правила, инструкции и положения. Издание нормативных правовых актов в виде указаний, писем и телеграмм не допускается.

Наиболее распространенным видом ведомственных нормативно-правовых актов является приказ. Приказами опосредуется различная по своему характеру деятельность, ими утверждаются, а тем самым и придается соответствующая юридическая сила другим нормативно-правовым актам, исходящим от того или иного министерства или ведомства.

В ведомственном нормотворчестве довольно широко применяется «воспроизведение» (повторение, дублирование) нормативных актов вышестоящего уровня. Такое дублирование представляется целесообразным лишь в случаях, когда нужно представить нормативные предписания с точки зрения их единой системы. В противном случае оно оказывает негативное влияние на правоприменительную практику, поскольку создает у нижестоящих органов (адресатов правовых актов) иллюзию того, что законы, указы Президента РФ и Правительства РФ начинают действовать не немедленно после принятия или с даты, указанной в них, а только после воспроизведения или указания о его применении «своим» министерством или ведомством.

Следует отметить, что в соответствии с Указом Президента РФ от 23 мая 1996 г. № 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» (с последующими изменениями и дополнениями) необходимым условием вступления в силу нормативных актов федеральных органов исполнительной власти является их обязательная государственная регистрация в Министерстве юстиции РФ и официальное опубликование в специально для этого предусмотренных изданиях. При этом нормативные акты, кроме актов и их отдельных положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну или сведения конфиденциального характера, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий как не вступившие в силу и не могут служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний. На указанные акты нельзя ссылаться при разрешении споров.

Помимо приказов, положений и инструкций руководство министерств и ведомств Российской Федерации издает также всевозможные указания, информационные письма, телеграммы и пр. Эти документы издаются с целью разъяснения порядка применения тех или иных норм законодательства, их единообразного применения территориальными органами, новых норм не содержат и, следовательно, в число источников права не входят.

Аналогичным образом (в строго иерархическом подчинении) строится и система нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации.

Самостоятельную группу нормативно-правовых актов образуют решения, принимаемые представительными органами местного самоуправления. Особенностью этих актов является их территориальная ограниченность и принятие только по вопросам, касающимся управления муниципальной собственностью, формирования, утверждения и исполнения местного бюджета, установления местных налогов и сборов и т.п. В то же время эти решения являются обязательными для исполнения всеми расположенными на соответствующей территории предприятиями, учреждениями и организациями независимо от их ведомственной принадлежности, а также должностными лицами и гражданами.


Вопрос 4. Действие нормативно-правовых актов во времени, пространстве и по кругу лиц

Издание нормативно-правовых актов осуществляется в целях регулирования в определенный промежуток времени и на определенной территории поведения определенного круга лиц в тех или иных сферах общественной жизни.

Действие нормативно-правовых актов во времени.

Временные пределы действия нормативно-правового акта характеризуются двумя основными критериями: моментом вступления его в законную силу и моментом утраты им своей юридической силы. Выделяют также и такой дополнительный критерий, как применение установленных нормативным актом юридических норм к отношениям, возникшим до его вступления в законную силу (так называемая «обратная сила закона»).

Момент вступления того или иного нормативно-правового акта в законную силу оговаривается законом или самим нормативно-правовым актом и может в свою очередь характеризоваться:

1) моментом принятия его правотворческим органом, т. е. вступать в действие немедленно после его принятия и официального опубликования;

2) моментом истечения определенного, заранее предусмотренного срока (например, в нашей стране по общему правилу — через 10 дней) после его официального опубликования;

3) моментом времени, указанным в самом нормативно-правовом акте или в специальном акте о введении его в действие, т. е. вступать в действие с определенной даты, в нем же самом и оговоренной.

В ряде случаев действие нормативно-правовых актов может распространяться не только на те или иные общественное отношения, фактически возникшие после его принятия или могущие возникнуть в будущем, но и на общественные отношения, возникшие до его принятия под действием старого нормативно-правового акта. Эти случаи характеризуют понятие «обратной силы» нормативно-правового акта, свойственны прежде всего для правоохранительной деятельности компетентных органов и должны быть строго регламентированы. Так, например, в уголовном праве закон имеет обратную силу (т. е. распространяется и на правоотношения, возникшие до его принятия) только если им устраняется наказуемость деяния или смягчается наказание. А в таможенном праве действует общее правило, согласно которому при регулировании общественных отношений в сфере таможенного дела подлежат применению нормы таможенного права, действующие на день принятия Таможенной декларации и иных документов таможенным органом Российской Федерации (ст. 5 ТК РФ).

Второй критерий действия нормативно-правовых актов во времени — это момент утраты ими своей юридической силы. Иными словами — момент окончания срока действия акта. В зависимости от этого критерия выделяют:

а) нормативно-правовые акты без указания срока их действия (таких большинство и они действуют до их официальной отмены компетентным органом или до принятия нового аналогичного акта);

б) нормативно-правовые акты с указанием срока их действия (такой срок устанавливается, как правило, в самом нормативно-правовом акте).

Существует еще один критерий — так называемое «переживание» старого нормативного акта, когда утративший юридическую силу нормативно-правовой акт в целом не применяется, но отдельные его положения могут применяться к длящимся правоотношениям, возникшим или существовавшим во время действия этого акта и не прекратившимся на момент его отмены.

Действие нормативно-правовых актов в пространстве.

Пространственные пределы действия нормативно-правового акта определяются территорией, в пределах которой действуют его предписания. Это может быть либо вся территория государства, либо его часть. Возможно и экстерриториальное действие нормативно-правового акта, т. е. его действие вообще за пределами государства, где он был издан (например, на территории посольств и дипломатических представительств за рубежом, на военных кораблях и невоенных судах в открытом море и в иностранных территориальных водах, в кабинах летательных аппаратов и на космических кораблях в атмосфере).

Пространственные пределы действия нормативно-правового акта зависят, как правило, от юрисдикционных полномочий органа, его издавшего. Так, нормативно-правовые акты органов федеральной исполнительной власти действуют на всей территории Российской Федерации (за исключением случаев, когда их территориальность определена в самом нормативно-правовом акте). Нормативно-правовые акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации действуют уже на части территории Российской Федерации — в пределах территории ее конкретного субъекта. А вот акты органов местного самоуправления действуют лишь на территории муниципального образования, где они были изданы.

Существует, однако, и такое понятие как «экстерриториальность нормативно-правового акта», которое означает распространение действия нормативно-правовою акта субъекта правотворчества за пределы действия его юрисдикции (например, при рассмотрении судом споров по внешнеторговым сделкам, а также по некоторым делам, вытекающим из наследственных правоотношений, допускается использование иностранного законодательства).

Действие нормативно-правовых актов по кругу лиц.

По общему правилу действие нормативно-правовых актов по кругу лиц предопределено территориальным аспектом их действия, иными словами — распространяется на всех лиц, находящихся на той части территории, в пределах которой они действуют, а в ряде случаев — и на лиц, находящихся за пределами этой территории (например, на лиц, являющихся сотрудниками дипломатических миссий за рубежом).

Исключение из этого правила составляют лишь случаи, прямо оговоренные в законе или ином нормативно-правовом акте. Так, например, в определенной части действие нормативно-правовых актов не распространяется на лиц, обладающих различного рода иммунитетами, под которыми в теории права понимаются изъятия отдельных лиц и их имущества из сферы принудительного воздействия со стороны государства. В частности, иностранные граждане, пользующиеся нравом дипломатического иммунитета на территории другого государства, не могут быть привлечены к уголовной ответственности. Не могут они также вызываться в суд для дачи показаний, в случае совершения такими лицами различного рода правонарушений вопрос об их ответственности должен решаться дипломатическим путем. Еще пример такого рода оговоренных в законе исключений: правоотношения, участниками которых могут быть только граждане данного государства. Национальные нормативно-правовые акты, касаюшиеся выборов в органы власти и управления, воинской службы и ряд других, не распространяются на иностранных граждан и лиц без гражданства (апатридов), проживающих на территории данного государства. А отдельные нормативно-правовые акты могут распространяться не на всех граждан государства, а лишь на их определенные категории: военнослужащие, пенсионеры, инвалиды и пр. Но круг этих лип должен быть оговорен самим нормативно-правовым актом.


Вопрос 5. Систематизация нормативных правовых актов

Под систематизацией нормативно-правовых актов (именуется еще как систематизация законодательства) следует понимать деятельность, направленную на упорядочение действующего нормативно-правового материала, объединение его в единую, стройную и внутренне согласованную систему.

На практике еще в условиях СССР, а теперь и в Российской Федерации сложились и являются традиционными три основных направления систематизации нормативно-правовых актов — это кодификация, инкорпорация и консолидация нормативно-правового материала.

Каждый из этих видов систематизации имеет свои особенности, но все они преследуют единые цели — устранение противоречий между различными нормативно-правовыми актами, отмена и устранение устаревших и уже отживших себя правовых норм и приведение нормативно-правового регулирования в инструмент, обеспечивающий нормальное функционирование государственного механизма в интересах личности, общества и самого государства. При этом непременно должны соблюдаться два условия: во-первых, чтобы систематизация исходила из наличия и объективной дифференциации нормативно-правовых актов, а во-вторых, чтобы она приносила определенную пользу науке и практике. А практика как раз и показывает, что вновь создаваемое российское законодательство не всегда успевает за динамикой развития общественных отношений в тех или иных отраслях и сферах, в связи с чем вновь принятые нормативно-правовые акты вступают в противоречие с уже существующими. Поэтому системный подход здесь просто необходим.

Кодификация — это форма систематизации действующего нормативно-правового материала путем его глубокой и всесторонней переработки и объединения в новый, единый логически цельный нормативно-правовой акт сводного характера. Такая процедура позволяет исключить повторения и противоречия в действующих нормативно-правовых актах, восполнить существующие в них пробелы, и по существу, является законотворческой деятельностью с той лишь разницей, что в проект создаваемого нормативно-правового акта помимо новых включаются и уже действующие нормы, которые не утратили своего значения в процессе правоприменительной деятельности.

Нормативно-правовой акт, созданный в процессе кодификации, является основным в правовой регламентации тех общественных отношений, на урегулирование которых направлены его нормы. Его нормы рассчитаны на длительное применение и должны учитывать возможные изменения общественной жизни и общественных отношений в будущем.

Наиболее распространенным видом кодифицированных актов являются кодексы — законодательные акты сводного характера, действующие в основных сферах общественной жизни, требующих правовой упорядоченности: Гражданский кодекс, Уголовный кодекс, Таможенный кодекс и др.

Помимо кодексов к кодифицированным актам относятся также:

1) основы законодательства — нормативно-правовой акт, используемый в федеративных государствах, в котором устанавливаются важнейшие положения определенной сферы государственного управления, являющиеся основой для формирования соответствующей отрасли законодательства субъектов Федерации;

2) уставы (положения) — нормативно-правовые акты сводного характера, издаваемые как законодательными (в нашей стране это, например, Устав железных дорог — имеет статус Федерального закона), так и иными правотворческими органами: президентом, правительством, различными министерствами и ведомствами.

Инкорпорация — это способ группировки нормативно-правовых актов в сборники или собрания в определенном порядке без изменения их внутреннего содержания. Критерии такой группировки могут быть различны: по хронологии (когда нормативно-правовые акты располагаются по времени их принятия), по социально-экономическим отраслям (строительство, сельское хозяйство, социальное обеспечение и т.д.) либо по субъектам, их принявшим (акты Президента и Правительства; акты органов законодательной, исполнительной либо судебной власти; акты органов местного самоуправления в том или ином муниципальном образовании и пр.).

Инкорпорация может быть как официальной, так и неофициальной.

Официальная инкорпорация — это упорядочение нормативно-правовых актов путем издания компетентными органами их соответствующих сборников. И хотя таковые сборники сами по себе источниками права не являются, они, однако, носят официальный характер и на них можно ссылаться в процессе правотворчества и правоприменительной деятельности. Например, с середины 1994 г. в нашей стране издается «Собрание законодательства Российской Федерации» — официальный сборник, в котором в хронологическом порядке печатаются акты законодательной и исполнительной власти Российской Федерации. При этом каждый нормативно-правовой акт имеет свой порядковый номер, указывается его наименование, год, месяц и день издания, а также номер статьи, что в значительной мере облегчает его поиск в случае такой необходимости.

Неофициальная инкорпорация — это внешняя обработка того или иного законодательства (жилищного, таможенного, строительного и др.), которая проводится как различного рода организациями, так и отдельными гражданами без специальных на то полномочий правотворческих органов с целью удобства его применения в процессе своей повседневной правоприменительной деятельности. Такая подборка нормативно-правового материала может быть даже опубликована массовым тиражом и использоваться в повседневной деятельности достаточно большого количества субъектов различного рода правоотношений. Но при этом в процессе правотворчества и правоприменения ссылаться на нее будет нельзя, поскольку официальной формой публикации она не является.

Объем и количество нормативно-правового материала в различных отраслях и сферах общественной жизни бывает настолько велики и обширны, что нередко порождают его повторяемость, противоречивость и по этой причине затруднительность в применении (даже юристами-профессионалами, не говоря уже об обычных гражданах). В этой связи применяется такая форма систематизации нормативно-правовых актов, как их консолидация, объединение множества нормативно-правовых актов в единый укрупненный акт без изменения их содержания.

Особенность этой формы систематизации состоит в неком симбиозе, сочетании элементов инкорпорации и кодификации нормативно-правового материала: консолидационный нормативно-правовой акт является актом сводного характера и это формально сближает его с кодификационным актом, а такая особенность его формирования, как систематизация только существующих правовых норм без создания новых, это признак инкорпорации. По сути же консолидация является неким переходным этапом от инкорпорации законодательства к его кодификации и применяется там и тогда, где и когда: либо отсутствует необходимость, либо отсутствует возможность кодификации законодательства, а его систематизация просто крайне важна и необходима.


Литература

Конституция Российской Федерации. - М., 1994.

Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2.- М., 1998. Гл. VI.

Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько - М., 2000. Лекция 14.

Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. - М., 1999. Гл.20.

Дополнительная

Бошно С.В. Доктринальные и другие нетрадиционные формы права // Журнал российского права. 2003. № 1.

Дмитриев Ю., Журавлев А. Указы Президента в системе законодательства // Президент. Парламент. Правительство. 1998. № 1.

Дудко И.Г. Система правовых актов субъектов РФ // Конституционное и муниципальное право. 2001. № 3.

Иванов В.В. К вопросу о теории нормативного договора // Журнал российского права. 2000. № 7.

Калинин А.Ю., Комаров С.А. Форма (источник) права как категория в теории государства и права // Правоведение. 2000. № 6.

Колесников Е.В. Постановления конституционных судов как источник российского конституционного права // Правоведение. 2001. № 2.

Котелевская И.В. Закон и подзаконный акт // Журнал российского права. 2000. № 2.

Лопатина С.Н. Правовой акт органа или должностного лица местного самоуправления как источник права: общетеоретический аспект // Правоведение. 2000. № 2. С. 41-51.

Лукьянова Е.А. Указное право как российский политический феномен // Журнал российского права. 2001. № 10. С. 55.

Марченко М.Н. Форма права: проблемы понятия и значения // Вестник МУ. Серия 11. Право. 2002. № 1.

Марченко М.Н. Является ли судебная практика источником российского права // Журнал российского права. 2000. № 12.

Свечникова Л.Г. Понятие обычая в современной науке: подходы, традиции, проблемы // Государство и право. 1998. № 9.

Сенчищев В.И. Виды нормативных актов // Журнал российского права. 1998. № 8.

Студенкина М.С. Вступление федерального закона в силу: правовое регулирование и практика // Журнал российского права. 2000. № 7.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

39128. ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ ЖИВЫХ ОРГАНИЗМОВ. ЭВОЛЮЦИЯ И ПСИХИКА 89 KB
  ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ ЖИВЫХ ОРГАНИЗМОВ. Теории эволюционирования живых организмов Общебиологические теории Ж. Обе направлены на объяснение многообразия различий в формах живых организмов а также способов их приспособления к среде обитания путем формулирования и указания предполагаемых причин и законов. Движущая сила развития органического мира – врожденное стремление живых организмов к прогрессивному развитию различных функций.
39129. Методические рекомендации по подготовке и защите магистерских диссертаций по магистерским программам «Инновационный менеджмент» «Проектный менеджмент» 316.5 KB
  Методические рекомендации по подготовке и защите магистерских диссертаций по магистерским программам Инновационный менеджмент Проектный менеджмент Москва 2012 [1] 1 Общие положения [2] 2 Подготовка к написанию магистерской диссертации [3] 3 Требования предъявляемые к оформлению и содержанию магистерской диссертации [3.1 Общие требования к оформлению магистерской диссертации [3.2 Особенности оформления отдельных структурных частей магистерской диссертации [3.5 Основная часть диссертации [3.
39130. АНАЛІЗ ІСНУЮЧИХ СПОСОБІВ ПРЕДСТАВЛЕННЯ СХЕМ МІКРОПРОГРАМ ТА ІСНУЮЧИХ МЕТОДІВ ДЕКОМПОЗИЦІЇ ЦИХ СХЕМ 469.5 KB
  Використання програмованих інтегральних логічних схем дає велику гнучкість при реалізації алгоритму мікропрограми проте у зв'язку з ускладненням мікропрограм використовуваних раніше ресурсів стає недостатньо і розробники вимушені збільшувати необхідну кількість пристроїв. Декомпозиція алгоритму мікропрограми дозволяє розділити початковий автомат на підавтомати кожен з яких можна реалізувати на заданому наборі програмованих логічних інтегральних схем що зменшує витрати при реалізації алгоритму.1 Аналіз існуючих способів представлення схем...
39131. Методы воздействия на ПЗС. Процессы в призабойной зоне пласта 67 KB
  Извлечение нефти из пласта и любое воздействие на него осуществляются через скважины. Призабойная зона скважины (ПЗС) - область, в которой все процессы протекают наиболее интенсивно. Здесь как в единый узел сходятся линии токов при извлечении жидкости или расходятся - при закачке. Здесь скорости движения жидкости, градиенты давления, потери энергии, фильтрационные сопротивления максимальны.
39132. ПЕРВИЧНОЕ ВСКРЫТИЕ ПРОДУКТИВНЫХ ПЛАСТОВ 259 KB
  Физикомеханическое воздействие на продуктивный горизонт при его вскрытии оказывают следующие факторы: разгрузка горного массива в результате разбуривания пласта; изменяющееся противодавление столба бурового раствора впоследст вии изменяющееся активное давление столба цементного раствора ; фильтрация фильтрата бурового и цементного при цементирова нии раствора; изменяющийся температурный режим в скважине; гидродинамическое и механическое воздействие на породы в разбуриваемом пласте движущимся инструментом; гидродинамические эффекты...
39133. Формирование призабойной зоны скважины при репрессии на забое 170 KB
  Формирование ПЗС при репрессии на забое предполагает неизбежное проникновение в ПЗП, негативные последствия которого предупреждаются за счёт использования «незагрязняющих промывочных флюидов» или преодоления загрязнённых участков ПЗП при вторичном вскрытии (перфорации) или очистку этих участков при вызове притока.
39134. Гравийная набивка 265.5 KB
  Фракционный состав гравия выбирают в зависимости от степени неоднородности и базового размера зерен песка а также скорости щ протекания пластовой жидкости через щели корпуса гравийного фильтра при наибольшем ожидаемом дебите скважины. Расчетный оптимальный размер зерен гравия находят из соотношения dopt =6 dб Если гранулометрический состав песка по толщине продуктивного объекта существенно изменяется то оптимальный размер зерен гравия рассчитывают по наименьшему значению dб. Это условие будет выполнено при следующих значениях d60 и...
39135. Ограничения проникновения цементного раствора и его фильтрата в продуктивный пласт 784 KB
  Используются гравийные набивки создаваемые путем предварительного расширения ствола скважины против продуктивного пласта спуска в скважину перфорированного хвостовикафильтра и заполнения кольцевого пространства отсортированным гравием. Одним из главных факторов определяющих эти характеристики является диаметр ствола поэтому часто применяют устройства расширяющие ствол скважины до необходимых размеров. Гравийножидкостная смесь закачивается с устья скважины по межтрубному пространству между эксплуатационной колонной и колонной рабочих...
39136. Обработка данных гранулометрического анализа фракции, выносимой из пласта 91 KB
  Пласты с трещинным типом пористости чаще всего приурочены к плотным карбонатным отложениям, известнякам и доломитам. Проницаемость пластов с трещинным типом пористости зависит от геометрических характеристик отдельных трещин (раскрытости, протяженности, шероховатости стенок трещины), ориентации трещин в пространстве и от их количества и способности образовывать связанную проницаемую систему трещин. Трещиноватые коллектора склонны к пластическим деформациям.