33729

Международное товарищество рабочих

Контрольная

История и СИД

Деятельность Маркса и Энгельса в 50-х годах В предвидении нового подъема рабочего движения Маркс и Энгельс приступили к собиранию сил рабочего класса, ослабленных поражениями и преследованиями, и занялись обобщением опыта недавно пройденного революционного пути

Русский

2014-10-18

134.79 KB

5 чел.

1. Создание Международного товарищества рабочих

Деятельность Маркса и Энгельса в 50-х годах В предвидении нового подъема рабочего движения Маркс и Энгельс приступили к собиранию сил рабочего класса, ослабленных поражениями и преследованиями, и занялись обобщением опыта недавно пройденного революционного пути. В Лондоне, куда Маркс, а затем Энгельс вынуждены были эмигрировать осенью 1849 г. после победы контрреволюции во Франции и Германии, возобновилась их совместная революционная деятельность. Преодолевая всевозможные трудности, они начали восстанавливать Союз коммунистов, члены которого были рассеяны в разных местах и утратили связь между собой. В сентябре 1849 г. был обновлен Центральный комитет Союза коммунистов. В Центральный комитет вошел и Энгельс. С марта 1850 г. в Гамбурге начал выходить под редакцией Маркса теоретический орган Союза коммунистов - ежемесячный журнал «Новая Рейнская газета. Политико-экономическое обозрение», явившийся продолжением прежней «Новой Рейнской газеты». Задача нового журнала, как ее формулировали Маркс и Энгельс, заключалась в том, чтобы «уяснить пережитый период революции, характер борющихся партий, общественные отношения, которые обусловливают существование и борьбу этих партий».(К. Маркс и Ф. Энгельс, Извещение о выходе «Neue Rheinische Zeitung. Politisch-Okonomische Revue», Соч., т. 7, стр. 1.) Через Генриха Бауэра, специально посланного представителя, которому поручено было осуществить реорганизацию Союза на местах, в конце марта 1850 г. в Германию было направлено «Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов», написанное Марксом и Энгельсом. Маркс и Энгельс прилагали большие усилия, чтобы сплотить вокруг Центрального комитета революционные силы международного рабочего движения. Новые общины Союза были созданы во многих крупных городах Германии, а также в некоторых пунктах Швейцарии. Была восстановлена связь Союза с Просветительным обществом немецких рабочих в Лондоне, с французскими революционными эмигрантами-бланкистами, левым крылом чартистов, прогрессивными представителями венгерской эмиграции, революционными рабочими Бельгии. В середине апреля 1850 г. состоялось соглашение с бланкистами и чартистами о создании «Всемирного общества коммунистов-революционеров». Соглашение это подписали Маркс, Энгельс, А. Виллих, чартист Дж. Гарни, бланкисты Адан и Видиль. Целью общества, как гласила первая статья этого соглашения, являлось «низложение всех привилегированных классов, подчинение этих классов диктатуре пролетариев путем поддержания непрерывной революции вплоть до осуществления коммунизма, который должен явиться последней формой устройства человеческого рода».(К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 7, стр. 551. Приложения (Всемирное общество коммунистов-революционеров).) Во «Втором обращении Центрального комитета к Союзу коммунистов», опубликованном в июне 1850 г., были отмечены достигнутые Союзом успехи в установлении связи с передовыми отрядами рабочего класса Германии, Англии, Франции, Швейцарии. Обобщая опыт недавних революционных боев европейского пролетариата, Маркс и Энгельс одновременно развивали основные положения своего учения. Уже в мартовском «Обращении Центрального комитета к Союзу коммунистов» содержался глубокий анализ важнейших итогов революционных событий 1848 - 1849гг. в Германии и делались конкретные выводы относительно тактики, которой должны придерживаться рабочие в буржуазно-демократической революции. Маркс и Энгельс считали, что в ходе будущей революции мелкобуржуазным демократам удастся на время получить преобладающее влияние и прийти к власти. Рабочая партия, разъясняли они в «Обращении», должна выступать совместно с мелкобуржуазной демократией в борьбе против сил реакции, но она не должна забывать того, что демократические мелкие буржуа не стремятся к коренному переустройству общества, что они хотят сохранить капитализм и его основу - капиталистическую частную собственность на средства производства. Задачи рабочего класса иные. Для рабочего класса, подчеркивали Маркс и Энгельс, «дело идет не об изменении частной собственности, а об ее уничтожении, не о затушевывании классовых противоречий, а об уничтожении классов, не об улучшении существующего общества, а об основании нового общества». Поэтому пролетариат и его партия заинтересованы в том, «чтобы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти...» Боевой лозунг пролетариата должен гласить: «Непрерывная революция».(К. Маркс и Ф. Энгельс, Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов. Март 1850, Соч., т. 7, стр. 261, 267.) Для обеспечения возможности решительных выступлений против буржуазно-демократических правительств, которые, одержав победу, начнут борьбу против рабочих, необходимо, писали Маркс и Энгельс, чтобы рабочие были организованы в общинные советы, клубы или комитеты, возглавляемые органом, находящимся в центре движения. Необходимо также, чтобы рабочие были вооружены и чтобы была создана пролетарская гвардия с выборными командирами. Для конечной победы рабочих имеет большое значение их позиция в крестьянском вопросе. В противовес буржуазным демократам, которые будут стараться привлечь крестьянские массы предоставлением им мелких земельных участков при сохранении сельского пролетариата, рабочие должны требовать, «чтобы конфискованная феодальная собственность осталась государственным достоянием и была превращена в рабочие колонии, обрабатываемые ассоциированным сельским пролетариатом, который использует все преимущества крупного земледелия».(К. Маркс и Ф. Энгельс, Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 7, стр. 265.) Таким образом, основоположники научного социализма уже здесь подчеркнули важность привлечения трудящегося крестьянства на сторону пролетариата и преимущества коллективного сельскохозяйственного производства над индивидуальным. Маркс и Энгельс далее указывали, что рабочие должны бороться за объединение Германии в единую демократическую республику, противодействовать стремлению мелкобуржуазных демократов к установлению федеративной республики, выставлять собственных кандидатов на выборах в Национальное собрание. В том же 1850 г. Маркс опубликовал в «Обозрении» серию статей о революции 1848 г. во Франции, переизданных впоследствии (в 1895 г.) Энгельсом под названием «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» В этом выдающемся труде Маркс развил высказанное еще в «Манифесте Коммунистической партии» положение о том, что только завоевание пролетариатом политической власти приведет к уничтожению капиталистических производственных отношений, основанных на эксплуатации человека человеком, и к построению бесклассового социалистического общества. Развивая идею диктатуры пролетариата, Маркс подчеркивал, что она является необходимой переходной ступенью «к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия...» Крайне важное теоретическое и политическое значение имел и другой вывод, сделанный Марксом в «Классовой борьбе во Франции», - о том, что «только падение капитала может поднять крестьянина, только антикапиталистическое, пролетарское правительство может положить конец его экономической нищете и общественной деградации».(К. Маркс, Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч. т. 7, стр. 91, 86.) Тем самым Маркс приходил к выводу о необходимости союза пролетариата и крестьянства, как непременного условия успешной борьбы за свержение капитализма. Революционные события 1848-1849 гг. полностью подтвердили учение Маркса и Энгельса о государстве, изложенное ими в «Манифесте Коммунистичеекой партии». Эти события вместе с тем позволили Марксу и Энгельсу не только развить уже высказанные ими мысли, но и обогатить свое учение новыми положениями, имевшими жизненное значение для освободительной борьбы пролетариата. Положения эти были изложены Марксом в его труде «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», написанном в декабре 1851 - марте 1852 г. и напечатанном в 1852 г. в Нью-Йорке. В этой замечательной работе Маркс впервые поставил вопрос о сломе буржуазной государственной машины как основной задаче грядущей народной революции. «Все перевороты, - писал Маркс о прежних революциях, - усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать ее».(К. Маркс, Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, К. Маркс к Ф. Энгельс, Соч.,т. 8, стр. 206) В том же произведении Маркс подверг дальнейшей разработке вопрос о взаимоотношениях пролетариата и крестьянства. Анализируя историческое развитие крестьянской мелкой собственности во Франции в первой половине XIX в., вскрывая процесс растущего обнищания трудовых слоев крестьянства при капитализме, он доказывал, что интересы основной массы крестьянства находятся в противоречии с интересами буржуазии. Маркс писал: «Крестьяне поэтому находят своего естественного союзника и вождя в городском пролетариате, призванном ниспровергнуть буржуазный порядок», а «пролетарская революция получит тот хор, без которого ее соло во всех крестьянских странах превратится в лебединую песню».( К. Маркс, Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 8, стр. 211, 607 (Примечания).) Анализу опыта германской революции 1848-1849 гг. посвящен ряд работ Энгельса, написанных в тот же период: «Германская кампания за имперскую конституцию», «Крестьянская война в Германии», «Революция и контрреволюция в Германии». Энгельс так же, как и Маркс, придавал огромное значение роли крестьянства в грядущей пролетарской революции. Его труд «Крестьянская война в Германии» имел непосредственное отношение к жгучим проблемам классовой борьбы, выдвинутым революционными боями 1848-1849 гг., хотя в нем речь идет о далеком прошлом германского народа - о борьбе немецких крестьян против феодального гнета в начале XVI в. Энгельс показал в этом произведении, что предательство немецкого бюргерства в 1525 г. и немецкой буржуазии в 1848-1849 гг., как и разрозненность выступлений народных масс, послужили главными причинами поражения немецкого народа в революционном движении в начале XVI и в середине XIX в. В произведениях, посвященных революции 1848-1849 гг. в Германии, в том числе в работе «Германская кампания за имперскую конституцию», Энгельс выступает как очевидец и активный участник событий, излагает причины, ход и итоги этой революции, позицию различных классов и партий на разных ее этапах и дает глубокие теоретические обобщения, касающиеся тактики пролетарской партии. В серии статей под общим названием «Революция и контрреволюция в Германии», печатавшихся с 25 октября 1851 г. по 23 октября 1852 г. в «Нью-йоркской трибуне», содержится, в частности, классическое определение вооруженного восстания как искусства. Подчеркнув, что восстание «подчинено известным правилам, забвение которых ведет к гибели партии, оказавшейся виновной в их несоблюдении»(Ф. Энгельс, Революция и контрреволюция в Германии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 8, стр. 100.), Энгельс далее конкретизировал, какими именно должны быть правила, от соблюдения которых зависит успех восстания: выбор подходящего момента, наступательная тактика, решимость бороться до конца, руководство революционной организации. Раскол внутри Союза коммунистов. Роспуск Союза С конца июля 1850 г. в Центральном комитете Союза коммунистов стали обнаруживаться принципиальные расхождения по вопросу о взаимоотношениях с мелкобуржуазными демократами. Виллих и его сторонники настаивали на организационном объединении с ними; против такого шага решительно выступили Маркс и Энгельс, поддержанные большинством Центрального комитета. Эти расхождения в дальнейшем переросли в острый конфликт, углубленный серьезными разногласиями в оценке политической обстановки Марксом и Энгельсом, с одной стороны, Виллихом и Шаппером - с другой. Изучение экономического состояния стран Европы и Америки привело Маркса и Энгельса в июле 1850 г. к выводу, что в ближайшее время нельзя ожидать наступления новой революции, так как экономический кризис 1847 г. миновал и сменился подъемом промышленного производства и торговли. Новые условия требовали коренного изменения тактики Союза коммунистов. Виллях, Шаппер и их приверженцы, неправильно оценивая политическую обстановку и игнорируя реальное соотношение сил, предлагали авантюристическую тактику немедленной подготовки революционного выступления в Германии. 15 сентябри 1850 г. на заседании Центрального комитета Союза коммунистов произошел раскол. По предложению Маркса и Энгельса большинством голосов было постановлено перенести местопребывание Центрального комитета Союза коммунистов из Лондона в Кёльн (коммунисты Кёльна решительно осуждали Виллиха и его приверженцев). Кёльнскому округу поручалось создать новый Центральный комитет и выработать новый устав Союза коммунистов взамен прежнего. Фракция Виллиха - Шаппера создала свой особый Центральный комитет в Лондоне, где среди членов Союза преобладали мелкобуржуазные настроения. Вскоре после раскола Союза коммунистов большинство его местных организации прекратило существование. Усилившиеся правительственные преследования коммунистов в Германии и подрывная деятельность фракции Виллиха - Шаппера имели губительные последствия для Союза. В октябре - ноябре 1852 г. в Кёльне состоялся судебный процесс группы руководящих деятелей Союза коммунистов. Семь видных членов Союза были приговорены к различным срокам заключения в крепости (от трех до шести лет). Как показал Маркс в своем блестящем памфлете «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов» (1853 г.), этот процесс был основан на подлогах и полицейском произволе прусской юстиции. 17 ноября 1852 г., через пять дней после объявления приговора по Кёльнскому процессу, Союз коммунистов по предложению Маркса заявил о своем роспуске. С августа 1851 г. Маркс и Энгельс в течение многих лет сотрудничают в прогрессивной американской газете «Нью-Йоркская трибуна», публикуя в ней огромное количество статей о внутренней и внешней политике Англии, о Германии и о ряде других стран. Маркс в 1853-1854 гг. сотрудничает также в чартистской «Народной газете». В 1855 г. он помещает серию корреспонденции, главным образом об Англии и Крымской войне, в бреславльской «Новой одерской газете»; в 1856-1857 гг. - в лондонской газете «Свободная пресса». В конце 1856 г., незадолго до начала нового мирового экономического кризиса, Маркс возобновил свои занятия по политической экономии, прерванные в 1853 г. Капиталистическое развитие стран Европы и Америки в 50-х годах дало Марксу богатый материал для дальнейшей разработки основ его экономического учения. В январе 1859 г. он завершает первый выпуск своего труда «К критике политической экономии», содержащий итоги многолетних экономических исследований. В предисловии к этому труду дано классическое определение сущности исторического материализма. Основание Международного товарищества рабочих Мировой экономический кризис 1857 г., резко ухудшивший положение пролетариата и крестьянства, послужил началом нового подъема международного рабочего движения. В некоторых странах усилению борьбы пролетариата сопутствовал рост крестьянских волнений. С конца 50-х годов во многих странах оживились буржуазно-демократические и национально-освободительные движения. Борьба за создание единых государств в Германии и Италии, польское восстание 1863 г., гражданская война в США - все эти события волновали передовую часть рабочего класса. Возрождение и новый подъем международного рабочего движения выдвигали неотложную задачу сплочения сил мирового пролетариата для предстоящей революционной борьбы. Со времени вынужденного роспуска Союза коммунистов не существовало интернациональной пролетарской организации. Попытки создать такую организацию, предпринимавшиеся в начале 50-х годов, отражали возраставшее стремление передовых рабочих Европы и Америки к объединению в международном масштабе. Об этом стремлении, в частности, ярко свидетельствовали проявление рабочими различных стран солидарности с польским восстанием, митинги английских рабочих в поддержку борьбы американского народа против рабства и другие факты. 10 ноября 1863 г. английские рабочие направили французским рабочим обращение с призывом к международному объединению. «Для дела рабочих, - говорилось в обращении, - крайне необходимо братство народов... Поэтому наш лозунг - братство. Свяжемся тесно со всеми людьми, которые нуждаются в мире и свободе, в промышленном развитии и в человеческом счастье на всей земле». Французские рабочие в своем ответе изъявили полную готовность к объединению. 28 сентября 1864 г. в Лондоне, в Сент-Мартинс-холле, был созван интернациональный митинг, чтобы заслушать ответ французских рабочих. На этом собрании присутствовали представители пролетариата Англии, Франции, Германии, Италии, Польши, Ирландии. Маркс был избран в состав президиума собрания в качестве представителя немецких рабочих. Митинг принял решение о создании Международного товарищества рабочих. Международное (Интернациональное) товарищество рабочих было призвано осуществить историческую задачу сплочения сил международного пролетариата. Вместе с тем перед ним стояла цель, которую позднее Маркс сформулировал в письме к немецкому социалисту Фридриху Вольте. «....Интернационал,- писал Маркс, - был учрежден для того, чтобы заменить социалистические и полусоциалистические секты действительной организацией рабочего класса для борьбы».(Маркс - Ф. Вольте, 23 ноября 1871 г., К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные преизведения, т. II, стр. 445.) Эти задачи определили содержание «Учредительного манифеста» и Устава Международного товарищества рабочих. Оба документа, написанные Марксом, были 1 ноября 1864 г. единогласно приняты комитетом, выделенным на митинге в Сент-Мартинс-холле для выработки программы международной организации рабочего класса. В Учредительном манифесте дана яркая характеристика положения пролетариата в развитых капиталистических странах, показано его растущее обнищание при одновременном росте богатства имущих классов. Раскрывая эксплуататорскую сущность капиталистического строя, Маркс подчеркивал, что «ни усовершенствование машин, ни применение науки к производству, ни улучшение средств сообщений, ни новые колонии, ни эмиграция, ни расширение рынков, ни свободная торговля, ни все это, вместе взятое, не устранит нищеты трудящихся масс; на современной порочной основе всякое новое развитие производительных сил труда неизбежно углубляет общественные противоположности и обостряет общественные антагонизмы». Учредительный манифест отмечал положительный опыт рабочего движения, а именно завоевание английским рабочим классом закона о десятичасовом рабочем дне, рост рабочего кооперативного движения и рабочих производственных ассоциаций. «Не на словах, а наделе, - говорилось в Учредительном манифесте, - рабочие доказали, что производство в крупных размерах, и притом ведущееся в соответствии с требованиями современной науки, осуществимо при отсутствии класса хозяев, пользующихся трудом класса наемных рабочих...» В Учредительном манифесте вместе с тем подчеркивалось, на основе опыта истекших лет, что кооперация сама по себе в условиях капиталистической системы не может принести трудящимся социального освобождения и даже «заметно облегчить бремя их нищеты», ибо «магнаты земли и магнаты капитала всегда будут пользоваться своими политическими привилегиями для защиты и увековечения своих экономических монополий». «Завоевание политической власти, - провозглашал Учредительный манифест, - стало поэтому великой обязанностью рабочего класса». Успешно выполнить свою великую освободительную миссию рабочий класс сможет только при определенных условиях, указывал Маркс. «Один из элементов успеха - численность - у рабочих уже есть; но численность только тогда решает дело, когда масса охвачена организацией и ею руководит знание».(К. Маркс, Учредительный манифест Международного Товарищества Рабочих, К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. I, стр. 339, 341, 342.) Таким образом, Маркс выдвигал в качестве непременного условия социального освобождения пролетариата укрепление его классовой организации и усиление его идейного вооружения. Учредительный манифест содержал важное положение об обязанности рабочего класса следить за внешней политикой правящих кругов и активно бороться против агрессивных действий и захватнических войн. Такую борьбу Маркс объявлял частью общей борьбы рабочего класса за свое освобождение. Первый программный документ Интернационала заканчивался призывом «Манифеста Коммунистической партии»: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Это означало, что борьба за социальное освобождение рабочего класса должна вестись на основе принципов пролетарского интернационализма. Временный Устав Международного товарищества рабочих также включал в себя важнейшие программные положения: о соотношении между экономической и политической борьбой рабочего класса, о конечной цели его борьбы, о том, что решающее значение для ее успеха имеют солидарность между рабочими различных отраслей труда в каждой стране и братский союз между пролетариями разных стран. Устав подчеркивал, что для своего социального освобождения рабочий класс должен вести политическую борьбу, но ее необходимо рассматривать как средство осуществления конечной цели - уничтожения эксплуатации человека человеком. Международное товарищество рабочих строилось по принципу демократического централизма. Высшим органом являлся ежегодно созываемый конгресс. Он избирал из своего состава сроком на один год Центральный, или, как он стал именоваться позднее, Генеральный совет, который являлся верховным органом Интернационала в промежутках между конгрессами. Генеральный совет выделял из своей среды секретарей-корреспондентов для связи с организациями Интернационала в отдельных странах. Местопребыванием Генерального совета был избран Лондон. Первичными организациями Интернационала являлись секции. Рабочие объединения, уже существовавшие ко времени основания Международного товарищества рабочих, входили в его состав на правах секций, но могли сохранить свои прежние наименования (тред-юнионов, обществ взаимопомощи, производственных и потребительских кооперативов, просветительных кружков, клубов и т. д.). Секции объединялись в областные и национальные федерации, руководимые федеральными и общенациональными советами. В состав Временного Центрального совета Интернационала, избранного 28 сентября 1864 г. вошли представители рабочего класса Англии, Франции, Германии, Италии, Швейцарии, Польши. К осени 1865 г. секции Международного товарищества рабочих имелись уже в ряде европейских стран. 2. Деятельность Международного товарищества рабочих (до 1870 г.)

Борьба Маркса против прудонизма Маркс, формально являвшийся лишь одним из членов Генерального совета Интернационала, секретарем-корреспондентом для Германии и Голландии (а позже и для России), фактически был душой всей международной организации, ее признанным вождем. В лице Маркса Интернационал получил выдающегося руководителя и гениального теоретика. «Объединяя рабочее движение разных стран, - писал Ленин, - стараясь направить в русло совместной деятельности различные формы непролетарского, домарксистского социализма (Мадзини, Прудон, Бакунин, английский либеральный тред-юнионизм, лассальянские качания вправо в Германии и т. п.), борясь с теориями всех этих сект и школок, Маркс выковывал единую тактику пролетарской борьбы рабочего класса в различных странах».( В. И. Ленин, Карл Маркс, Соч., т. 21, стр. 33.) Напряженная борьба Маркса, Энгельса и их единомышленников против изживших себя социалистических и полусоциалистпческих сект принимала различные формы в зависимости от страны и особенностей ее развития. В Германии они боролись против лассальянцев, в Англии - против либерального тред-юнионизма, отвлекавшего рабочих от политической борьбы. В 1865-1868 гг. особенное значение приобрела борьба против прудонизма, который оказывал заметное влияние на рабочих Франции, Бельгии, Швейцарии и служил серьезной помехой дальнейшему развитию рабочего движения в этих странах. Первая конференция Международного товарищества рабочих, состоявшаяся 25-29 сентября 1865 г. в Лондоне, и три последующих конгресса - в Женеве, Лозанне, Брюсселе - ознаменовались в основном борьбой Маркса и его сторонников за преодоление прудонистского влияния. На конференции в Лондоне присутствовали делегаты от Англии, Франции, Бельгии, Италии, Швейцарии, Польши. Были заслушаны доклады с мест; письменный отчет о рабочем движении в Германии прислал Вильгельм Либкнехт. При выработке порядка дня намечавшегося в 1866 г. первого конгресса Интернационала возникли разногласия. Некоторые прудонистски настроенные французские и бельгийские делегаты упорно сопротивлялись постановке на обсуждение вопроса об отношении рабочего класса к освободительной борьбе польского народа. Маркс и группировавшиеся вокруг него представители передовых рабочих различных стран добились, однако, чтобы вопрос этот был внесен в повестку дня предстоявшего конгресса. На I конгрессе Международного товарищества рабочих, происходившем 3-8 сентября 1866 г. в Женеве, присутствовало 60 делегатов от Англии, Франции, Германии, Швейцарии. По всем основным вопросам, рассмотренным на конгрессе, одержала победу линия Генерального совета, несмотря на то что среди делегатов было много прудонистов. Маркс не присутствовал на конгрессе, но написанная им «Инструкция» была представлена конгрессу в качестве доклада английских делегатов и делегации Генерального совета. В «Инструкции» уделялось большое внимание вопросу о законодательном ограничении рабочего дня 8 часами, о сокращенном рабочем дне для детей и об охране женского труда. .Конгресс своим решением, как указывалось в «Инструкции», должен был сделать эти требования «общей платформой рабочего класса во всем мире». Касаясь вопроса о кооперации, стоявшего в порядке дня конгресса, Маркс снова, как и в Учредительном манифесте, подчеркивал, что в условиях капитализма кооперативная система не способна существенно изменить положение трудящихся, что оно изменится лишь в результате «перехода организованных сил общества, т. е. государственной власти, от капиталистов и землевладельцев к самим производителям». Решения Женевского конгресса по названным кардинальным вопросам соответствовали взглядам, которые развивал в «Инструкции» Маркс. В резолюции о профессиональных союзах, проект которой был предложен Марксом, вопрос о роли профессиональных союзов в экономической и политической борьбе пролетариата был впервые в истории рабочего движения поднят на принципиальную высоту. Резолюция эта, как отмечал впоследствии В. И. Ленин, «точно указала значение экономической борьбы, предостерегая социалистов и рабочих, с одной стороны, от преувеличения ее значения (заметного у английских рабочих в то время), с другой стороны, от недостаточной оценки ее значения (что замечалось у французов и у немцев, особенно у лассальянцев)».( Конгресс также осудил реакционные взгляды прудонистов, которые выступили против участия женщин в производстве и в общественной жизни. Решения Женевского конгресса имели большое значение для международного рабочего движения. Рост секций Интернационала. Борьба против буржуазного пацифизма Мировой экономический кризис 1866-1867 гг. вызвал волну стачек в Англии, Франции, Швейцарии, Бельгии и в других странах. Благодаря усилиям Генерального совета Интернационала и его организаций на местах бастующим была оказана большая моральная, а также материальная поддержка, что в огромной степени подняло авторитет Интернационала в пролетарских массах и способствовало значительному росту его секций во многих странах. В связи с назревавшей угрозой франко-прусской войны Генеральный совет Интернационала противопоставил шовинистической пропаганде господствующих классов Франции и Германии пропаганду международной солидарности пролетариата. Вместе с тем Генеральный совет во главе с Марксом старался оградить международное рабочее движение от влияния буржуазного пацифизма. Лидеры созданной весной 1867 г. буржуазно-пацифистской «Лиги мира и свободы», пытаясь подчинить рабочее движение своему влиянию, пригласили видных членов Интернационала, в том числе Маркса, принять участие в конгрессе Лиги в Женеве, который был приурочен к моменту открытия II конгресса Интернационала в Лозанне в начале сентября 1867 г. При обсуждении этого приглашения на заседании Генерального совета Маркс подверг уничтожающей критике пацифистскую пропаганду «Лиги мира и свободы» и утопические идеи ее руководителей о возможности предотвращения воин при капитализме путем создания Соединенных Штатов Европы. Только уничтожение капитализма приведет-к уничтожению войн - таков был вывод Маркса. Генеральный совет отклонил приглашение руководителей Лиги. В Женеву был послан в качестве частного лица член Генерального совета Эжен Дюпон с поручением изложить на конгрессе Лиги точку зрения Международного товарищества рабочих по вопросу о средствах предотвращения войн. Лозаннский конгресс Интернационала 2-8 сентября 1867 г. в Лозанне состоялся II конгресс Интернационала. Он был отмечен усилением борьбы прудонистов против Маркса и его сторонников. Прудонисты пытались в Лозанне захватить руководство Интернационалом и для этого предлагали переизбрать Генеральный совет и перенести его местопребывание из Англии в Швейцарию. Эти предложения были отвергнуты конгрессом. Однако прудонистам удалось добиться вторичного обсуждения вопроса о кооперации, уже решенного Женевским конгрессом, и провести резолюцию, которая рекомендовала производственные кооперативы в качестве средства, способного коренным образом улучшить положение рабочего класса при капитализме. Победу прудонистов в этом вопросе облегчили численное большинство прудонистских делегатов от Франции и Швейцарии, оппортунистическая позиция руководителей английских тред-юнионов и отсутствие единства среди делегации Генерального совета. Сторонники Маркса - Дюпон, Эккариус, Лесснер остались в меньшинстве (Маркса на конгрессе не было). По всем остальным вопросам прудонисты потерпели поражение. Конгресс утвердил отчет Генерального совета и постановил сохранить Совет в его прежнем составе в Лондоне. Было принято также постановление об обязательности для организаций Интернационала уплаты членских взносов (в размере 10 сантимов в год с человека), чтобы иметь право представительства на конгрессах (прудонисты со времени основания Интернационала не внесли ни одного взноса). В принятой конгрессом резолюции о политических свободах и о политической борьбе пролетариата подчеркивалось, что «установление политических свобод есть мера первой и абсолютной необходимости». Вместе с тем в ней указывалось, что политические свободы являются «не самоцелью, а необходимым условием социального освобождения пролетариата». На конгрессе были поставлены вопросы о необходимости установления коллективной собственности на землю и передачи в собственность государства средств транспорта. Хотя по этим вопросам не были приняты решения и их рассмотрение было перенесено на следующий конгресс, сама их постановка имела большое принципиальное значение. Лозаннский конгресс Интернационала принял ответное обращение к Женевскому конгрессу «Лиги мира и свободы». В этом документе указывалось, что прекращение войн и упразднение постоянных армий возможны только в результате создания «нового строя, при котором общество не будет разделено на два класса, из которых один эксплуатируется другим». Выход в свет первого тома «Капитала» В сентябре 1867 г. вышел в свет первый том труда Маркса «Капитал». В этом гениальном произведении, над которым Маркс работал более двух десятилетий, подвергнуты глубокому научному анализу процессы производства и обращения капитала. В первом томе Маркс исследовал природу стоимости, превращение денег в капитал, производство прибавочной стоимости и процесс накопления капитала, раскрыл основу капиталистической эксплуатации рабочего класса, показав, что прибавочная стоимость является результатом присвоения капиталистом неоплаченного труда рабочих. На огромном историческом и статистическом материале в «Капитале» с непревзойденной полнотой анализируется природа капитализма как особой общественно-экономической формации, доказываются его исторически преходящий характер, закономерность его возникновения, развития и неизбежной гибели. Появление «Капитала» знаменовало важнейшую веху в истории марксизма, в истории рабочего движения: в этом произведении Маркс дал научное обоснование исторической миссии рабочего класса. В. И. Ленин характеризовал «Капитал» как «величайшее политико-экономическое произведение нашего века...» Дальнейший подъем рабочего движения в 1867—1869 гг. Укрепление Интернационала 1867 и 1868 годы составили эпоху в истории Товарищества, констатировал Генеральный совет Интернационала в написанном Марксом отчете третьему, Брюссельскому конгрессу. В эти годы Международное товарищество рабочих «после известного периода мирного развития... выросло и сделалось настолько мощным, что стало вызывать ожесточенные нападки правящих классов и враждебные действия правительств. Оно вступило в фазу борьбы». Подъем стачечной борьбы французских рабочих за повышение заработной платы и за сокращение рабочего дня явился одним из показателей того, что рабочий класс Франции начал освобождаться от влияния прудонизма. В 1867 — 1868 гг. произошли крупные стачки бронзовщиков и портных Парижа, ткачей и прядильщиков Рубэ и Вьенны, углекопов Фюво, текстильщиков Амьена, рабочих различных профессий в других городах. Неуклонно росли и крепли французские секции Интернационала. Правительство Наполеона III усилило репрессии против сторонников Интернационала. Судебный процесс Интернационала в Париже (декабрь 1867 — март 1868 г.) закончился тем, что парижская организация была запрещена, ее руководители приговорены к денежному штрафу. Однако ни этот, ни последовавший вскоре второй процесс Парижской организации Интернационала (22 мая—19 июня 1868 г.) не привели к результатам, которых ожидали правительство Второй империи и французская крупная буржуазия. Как отмечал Генеральный совет, преследования «не только не уничтожили Товарищество, но, напротив, дали новый толчок его развитию В 1867—1868 гг. обострилась классовая борьба в Бельгии. В районе Шарлеруа произошла стачка углекопов, для подавления которой бельгийское правительство применило вооруженную силу и судебные репрессии. В значительной мере благодаря активным действиям бельгийской секции Интернационала, взявшей в свои руки защиту рабочих, углекопы Шарлеруа были в конечном счете оправданы судом. Результатом этих событий явился значительный рост секций Интернационала в Бельгии. В Германии передовые рабочие все определеннее высказывались за поддержку принципов Интернационала. С этим не могли не считаться лассальянские руководители. На съезде лассальянцев в Гамбурге в конце августа 1868 г. была принята резолюция о готовности «действовать в согласии с Интернационалом». Нюрнбергский конгресс рабочих союзов, руководимых Августом Бебелем и Вильгельмом Либкнехтом, в сентябре 1868 г. безоговорочно присоединился к программе Интернационала. В рабочем движении Австро-Венгрии все более значительное распространение получали идеи классовой солидарности между трудящимися различных национальностей, населявших монархию Габсбургов. Крупная победа, которую одержали в 1868 г. бастовавшие строительные рабочие Женевы, получившие помощь от рабочих других стран (при посредничестве Генерального совета), способствовала дальнейшему росту швейцарских секций Интернационала. В Англии Генеральный совет Интернационала под руководством Маркса, выдвинув требование всеобщего избирательного права, сыграл большую роль в массовом движении английского пролетариата за реформу парламента. Оппортунистическая тактика тред-юнионистских лидеров помешала осуществлению этой программы. Проведенная под давлением народа реформа 1867 г. носила половинчатый характер. В связи с усилением национально-освободительного движения ирландского народа Генеральный совет Интернационала по инициативе Маркса выступил в 1867 г. с программой поддержки английскими рабочими этого движения, усматривая в освобождении Ирландии залог успеха борьбы английского рабочего класса за свое собственное освобождение. Однако руководители тред-юнионов, в том числе и те из них, которые входили в состав Генерального совета, заняли в этом вопросе позицию, чуждую принципам пролетарского интернационализма. К 1867—1868 гг. Генеральному совету Интернационала удалось установить связи со многими английскими тред-юнионами. Значительная их часть официально присоединилась к Интернационалу. В США в эти годы также усилилось стачечное движение. Национальный рабочий союз США поддерживал постоянную связь с Генеральным советом Интернационала. Брюссельский конгресс. Победа марксизма над прудонизмом Сдвиги, происшедшие в международном рабочем движении в 1867—1868 гг., нашли отражение в работе и решениях III конгресса Интернационала, состоявшегося 6—13 сентября 1868 г. в Брюсселе. Брюссельский конгресс, на котором присутствовало свыше 100 делегатов от Англии, Франции, Германии, Швейцарии, Италии, Испании, Бельгии, со всей определенностью высказался за необходимость стачечной борьбы рабочего класса, указав при этом, что «стачка не является средством полного освобождения рабочего». Таким образом, конгресс правильно определил значение и место стачечного движения в освободительной борьбе пролетариата; нанося удар по прудонистам, отрицавшим стачки, конгресс вместе с тем предостерегал социалистов от переоценки стачечного движения в борьбе за социальное освобождение рабочего класса. Конгресс принял решение о необходимости коллективной собственности на землю, рудники, шахты, железные дороги. Эта резолюция была направлена против прудонистов, которые отстаивали мысль о возможности коренного улучшения положения мелких производителей города и деревни в рамках капитализма при условии, если ремесленники и крестьяне, получив кредит и землю, смогут непосредственно обмениваться между собой продуктами своего труда. Конгресс после бурных прений безоговорочно присоединился к положениям доклада бельгийского социалиста Цезаря де Папа, составленного при участии Маркса. В докладе и в принятой по этому вопросу резолюции подчеркивалось, что ход экономического развития общества при капитализме неизбежно ведет к победе крупного производства и что это развитие при сохранении частной собственности на орудия и средства труда идет исключительно на пользу капиталистам. В резолюции о сельском хозяйстве говорилось, что «условия производства и применение научных достижений в агрономии требуют перехода к крупному земледельческому хозяйству и вместе с тем делают необходимым применение машин и коллективной организации труда в сельском хозяйстве и что вообще все современное экономическое развитие ведет к крупному сельскохозяйственному производству». Конгресс отметил выдающееся значение труда Маркса «Капитал» для рабочего класса и рекомендовал рабочим изучение «Капитала» в интересах их освободительной борьбы. Конгресс продемонстрировал победу в международном рабочем движении идеи пролетарской солидарности рабочих всех стран, приняв резолюцию протеста против войны. Резолюция правильно связывала происхождение войн с капиталистической системой. В ней, однако, имелось одно слабое место: усматривая в стачке единственное средство против войны, она призывала рабочих к прекращению работы, если в их странах вспыхнет война. Это ошибочное преувеличение роли стачки было осуждено Марксом. Брюссельский конгресс нанес серьезный удар прудонизму. Во Франции и Бельгии после этого конгресса руководящая роль в рабочем движении перешла к левым прудонистам, так называемым коллективистам, т. е. сторонникам коллективной собственности на орудия и средства производства. Коллективисты признавали необходимость политической борьбы рабочего класса и осуждали ошибочные идеи прудонистов по другим вопросам, в частности о роли женщины в обществе и о задачах воспитания. Но они не освободились до конца от мелкобуржуазных заблуждений, особенно в вопросе о роли государства. Растущий подъем международного рабочего движения в 1868—1869 гг., новая волна крупных стачек во Франции, Бельгии, Англии, Швейцарии вели к дальнейшему росту популярности Интернационала и его влияния на широкие рабочие массы. Подрывная деятельность в Интернационале Задачу организационного и идейного сплочения рабочего класса в странах Европы и Америки осложнила дезорганизаторская, подрывная деятельность анархистов, выступивших на смену идейно разбитому прудонизму в качестве главных противников марксизма. Руководителем этого антипролетарского течения был М. А. Бакунин (1814—1876), русский мелкобуржуазный революционер, идеолог анархизма. Бакунин отрицательно относился ко всякой государственной власти, считал ее насилием над личностью. Он утверждал, что именно государство является создателем капитала и что, следовательно, стоит лишь уничтожить государство, и тогда сама собой исчезнет капиталистическая общественная система. Развивая далее эту идеалистическую концепцию, Бакунин приходил к отрицанию необходимости классовой организации пролетариата, его участия в политической борьбе, его способности возглавить борьбу за свержение капитализма, к отрицанию диктатуры пролетариата. Он требовал не уничтожения классов, а их имущественного «уравнения». В теоретических вопросах Бакунин был эклектиком. Его программой, как указывал Маркс, являлась «поверхностно надерганная отовсюду мешанина...» (Маркс — Ф. Вольте, 23 ноября 1871 г.. К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, стр 446.) У Бакунина, писал Энгельс, «своеобразная теория — смесь прудонизма с коммунизмом, причем в его прудонизме самым существенным является то, что главным злом, которое следует устранить, он считает не капитал, а следовательно, и не классовую противоположность между капиталистами и наемными рабочими, возникшую в результате общественного развития, а государство». Бакунизм — мелкобуржуазное течение, как и прудонизм, — был особенно опасен своей псевдореволюционной фразеологией, тактикой заговоров и стихийных бунтов. Социальную опору бакунизма составляла разорявшаяся в результате развития капитализма мелкая буржуазия. За бакунистами шли и отсталые слои пролетариата, особенно в экономически слабо развитых странах и областях — в Испании, южной Италии, романской Швейцарии, некоторых районах южной Франции. Под флагом «свободы личности» бакунисты вели ожесточенную борьбу против принципа демократического централизма, на котором основывалось Международное товарищество рабочих. Бакунисты добивались организационного ослабления Интернационала, упразднения в нем всякой дисциплины. Демагогически выступая против «Диктатуры» Маркса в Интернационале, они требовали автономии для каждой секции, а внутри каждой секции — автономии для каждой личности. На деле Бакунин хотел захватить Интернационал в свои руки. Бакунин вступил в Интернационал в конце 1868 г. после безуспешных попыток добиться слияния Международного товарищества рабочих с буржуазной «Лигой мира и свободы», членом руководящего комитета которой он являлся. После того как Брюссельский конгресс Интернационала отклонил предложение о союзе с Лигой, Бакунин, изменив тактику, вышел из состава Лиги и создал в Женеве собственную организацию под названием «Альянс социалистической демократии». В декабре 1868 г., а затем снова в начале 1869 г. Бакунин настойчиво домогался, чтобы Генеральный совет принял Альянс в Интернационал в качестве самостоятельной организации. Генеральный совет потребовал роспуска Альянса, поскольку существование внутри Интернационала другой организации привело бы лишь к его дезорганизации. Бакунин пообещал распустить Альянс, и члены секций Альянса были приняты в Международное товарищество рабочих. Однако втайне Бакунин сохранил свою организацию, превратив ее в орудие дальнейших интриг против Генерального совета и тех секций Международного товарищества рабочих, которые не поддались разлагающей пропаганде бакунизма. Ближайшая цель Бакунина и его сторонников заключалась в том, чтобы заручиться возможно большим числом мандатов на предстоявший в сентябре 1869 г. в четвертый конгресс Интернационала, на котором Бакунин рассчитывал быть избранным в состав Генерального совета, и затем добиться его перевода в Швейцарию, где бакунисты располагали сильными позициями. Бакунисты видели в этом первый шаг к тому, чтобы полностью захватить руководство Международным товариществом рабочих. Благодаря всевозможным махинациям Бакунину удалось послать на конгресс большое число своих сторонников. Базельский конгресс Интернационала. Борьба против бакунистов Четвертый конгресс Интернационала происходил в Базеле 6—11 сентября 1869 г. В его работах участвовало 78 делегатов от секций ряда стран, в том числе Англии, Франции, США. На Базельском конгрессе был завершен идейный разгром прудонизма. Вернувшись к вопросу о земельной собственности, конгресс подтвердил постановление Брюссельского конгресса. Кроме того, он вопреки возражениям прудонистов принял решение о повсеместном создании профессиональных союзов. Главными противниками Маркса были на этом конгрессе бакунисты. Наиболее острое столкновение с ними произошло при обсуждении вопроса об отмене права наследования. Оглашенный на конгрессе доклад Генерального совета по этому вопросу (написанный Марксом) отвергал мелкобуржуазную теорию бакунистов, согласно которой законодательная отмена права наследования в условиях капиталистического строя сделает возможным упразднение частной собственности на средства производства. «Как и все гражданское право вообще, — указывалось в докладе Генерального совета, — законы о наследовании являются не причиной, а следствием, юридическим выводом из существующей экономической организации общества, которая основана на частной собственности на средства производства... Нам надлежит бороться с причиной, а не со следствием, с экономическим базисом, а не с его юридической надстройкой». Далее в докладе говорилось: «Признать отмену права наследования отправной точкой социальной революции означало бы только отвлечь рабочий класс от той позиции, с которой действительно следует повести атаку на современное общество... Это было бы ошибочно теоретически и реакционно на практике». Конгресс не вынес никакого решения по этому вопросу: голоса делегатов разделились. Зато по организационным вопросам, особенно важным ввиду попыток бакунистов захватить руководство Интернационалом, были приняты вполне определенные решения. Базельский конгресс безоговорочно высказался за расширение полномочии Генерального совета, за предоставление ему права приема в Интернационал и исключения из него отдельных секций, как и права разрешать конфликты, возникающие между секциями. Бакунисты поддерживали эти решения в расчете на то, что именно им удастся воспользоваться широкими полномочиями, предоставленными Генеральному совету. Однако их расчеты не оправдались. Конгресс избрал Генеральный совет в прежнем составе. Его местопребывание в Лондоне было подтверждено. Создание русской секции Интернационала В начале 1870 г. в Женеве образовалась русская секция Интернационала, объединившая группу эмигрировавших в Швейцарию русских революционеров. Направляя Генеральному совету на утверждение программу и устав русской секции, ее основатели в письме к Марксу от 12 марта 1870 г., подписанном Н. Утиным, А. Трусовым, В. Нетовым (Бартеневым), просили Маркса быть представителем секции в Генеральном совете. «Воспитанные в духе идей нашего учителя Чернышевского, осужденного за свои сочинения на каторгу в Сибирь в 1864 г., — писали они,— мы с радостью приветствовали Ваше изложение социалистических принципов и Вашу критику системы промышленного феодализма. Эти принципы и эта критика, как только люди поймут их, сокрушат иго капитала...» Утин и его товарищи далее писали: «Вам принадлежит также решающая роль в создании Интернационала...» Цель русской секции, по их определению, состояла в том, чтобы «оказывать всемерную энергичную помощь активной пропаганде принципов Интернационала среди русских рабочих и объединять их во имя этих принципов». Касаясь подрывной деятельности бакунистов в рабочем движении, авторы письма решительно заявляли: «...Считаем также своим долгом предупредить Вас, что не имеем абсолютно ничего общего с г. Бакуниным и его немногочисленными сторонниками. Напротив, мы намерены в ближайшем будущем выступить с публичной оценкой этого человека...» В ответном письме от 24 марта 1870 г. Маркс, интерес которого к России, к ее социально-экономическому развитию, революционному движению народных масс особенно усилился с конца 60-х годов, сообщал: «Я с удовольствием принимаю почетную обязанность, которую вы мне предлагаете, быть вашим представителем при Главном совете». Еще до этого, в сентябре 1868г., русский экономист-народник Н. Ф. Даниельсон (псевдоним: Николай—он) сообщил Марксу о предпринятом в Петербурге переводе «Капитала» на русский язык. Первый том «Капитала», переведенный Даниельсоном и русским революционером, членом Генерального совета Интернационала Г. А. Лопатиным, был издан в России в 1872 г. Это был первый перевод бессмертного произведения Маркса на иностранный язык. Русская секция Интернационала дала решительный отпор попытке бакунистов захватить руководство секцией, завладеть ее печатным органом «Народное дело» и оказала активную помощь Генеральному совету в его борьбе против бакунистов. «Было бы подлостью с нашей стороны, — писали по этому поводу Марксу в июле 1870 г. руководители Русской секции, — если бы мы не сумели уберечь Русскую секцию от вмешательства этих проходимцев... Мы убеждены, что Международное Товарищество безусловно может в течение ближайших лет добиться огромных успехов в России, но горе нашему великому делу, если оно попадет в грязные руки невежественных дикарей или ученых шарлатанов. Эти люди могут приостановить на целые годы всякое развитие Товарищества в России!»(«Переписка К. Маркса и Ф. Энгельса с русскими политическими деятелями», стр. 36, 37, 38.) Участники русской секции были преданными революционерами, но не марксистами. Газета «Народное дело» показывает, что они не освободились до конца от народнических взглядов. Интернационал в первой половине 1870 г. После Базельского конгресса бакунисты продолжали борьбу против линии Генерального совета, использовав, в частности, для этой цели орган женевской секции Интернационала «Равенство», который им удалось временно захватить в свои руки. В ответ на их происки Генеральный совет в конце марта 1870 г. направил Брауншвейгскому комитету социал-демократической партии Германии «Конфиденциальное сообщение», в котором разоблачал подрывную деятельность бакунистов в международном рабочем движении. Это сообщение было разослано всем организациям Интернационала. Весной 1870 г. бакунисты были изгнаны из редакции «Равенство». Газета вновь стала органом Генерального совета. В апреле 1870 г. на созванном в Шо-де-Фоне (Швейцария) конгрессе Романской федерации, где бакунисты приобрели формальное большинство, они провели решение о принятии женевской секции Альянса в Романскую федерацию и вызвали тем самым в ней раскол. После этого в Швейцарии наряду с Женевским федеральным советом, выполнявшим директивы Генерального совета, возникло объединение, которое присвоило себе наименование Романского федерального совета, и выступало как открытый враг марксизма. Его официальным органом стала газета «Солидарность», издававшаяся в Невшателе под редакцией бакуниста Гийома. К 1870 г. Интернационал добился серьезных успехов в организационном и идейном отношении. Рост влияния Международного товарищества рабочих на передовые слои пролетариата стал общепризнанным фактом. Прудонисты, бакунисты и другие мелкобуржуазные группы теряли позиции в рабочем движении. Но окончательное преодоление вредного воздействия этих групп на рабочий класс было еще делом будущего. В некоторых слоях рабочих, особенно в экономически отсталых странах продолжали распространяться анархистские, бунтарские идеи и лозунги отражавшие влияние мелкобуржуазной среды. Борьба против бакунизма на межднародной арене выдвигалась как важнейшая задача, от успешного разрешения которой зависело дальнейшее идейное сплочение международного рабочего движения на основе революционной теории Маркса и Энгельса.

Международное рабочее движение. II интернационал

Социалистическое движение в 70-90-х годах XIX в. приняло широкий размах,охватив новые слои пролетариата прежде всего в странах европейского континента. Оно развивалось преимущественно на теоретической базе марксизма. В эти годы сложились массовые пролетарские партии, положившие в основу своих программ принципы научного социализма.

Международные пролетарские связи в конце 70-х и в 80-х годах

Упорная борьба за идейную и политическую самостоятельность пролетариата, за создание пролетарских революционных партий - борьба, которую на протяжении четверти века вели Маркс и Энгельс, принесла свои результаты. В крупнейших странах Европы, прежде всего в Германии, которая стала в этот период центром международного рабочего движения, марксизм как идеология пролетариата успешно преодолевал влияние всякого рода мелкобуржуазных и псевдосоциалистических течений, столь сильных еще в период I Интернационала. Август Бебель и Вильгельм Либкнехт в Германии, Жюль Гед и Поль Лафарг во Франции, Г. В. Плеханов и группа «Освобождение труда» в России, а также многие другие ученики и соратники основоположников марксизма были неутомимыми пропагандистами идей научного социализма и вели большую работу по сплочению классово-сознательных рабочих.

В конце 70 - начале 80-х годов возникли пролетарские партий во Франции, Бельгии, Италии, Швейцарии, социалистические группы и организации в Англии, России, Соединенных Штатах Америки. Несколько позднее были образованы пролетарские партии в Австрии, Швеции, Норвегии и в других европейских странах. По мере упрочения рабочих партий росло стремление к укреплению интернациональных связей. Развернувшееся в 70-х и особенно в 80-х годах массовое забастовочное движение усилило заинтересованность рабочих всех стран в международной солидарности.

Маркс и Энгельс в 70-80-е годы

Начиная с 1877 г. происходили, с более или менее значительными промежутками времени, международные рабочие конгрессы и конференции. Несмотря на крупные успехи марксизма, анархистские, реформистские и другие враждебные революционному социализму течения продолжали и в 70-х годах оказывать влияние на рабочих. Острая идейная борьба, которая велась в последние годы существования Первого Интернационала, возобновилась на первом же международном конгрессе этого периода, состоявшемся в 1877 г. в Генте (Бельгия). Марксистам удалось здесь добиться отхода от анархистов части их сторонников. Следующий конгресс в Хуре (Швейцария) в 1881 г. происходил уже без участия анархистов. Деятельность Маркса и Энгельса их соратников привела к идейному разгрому враждебных марксизму течений в рабочем движении, развитию интернационального сотрудничества пролетариев разных стран. Маркс и Энгельс поддерживали постоянную связь с лидерами многих пролетарских партий и групп, вели с ними переписку, вникая во все детали борьбы за укрепление партийных рядов, за чистоту революционной теории.

Советы и указания Маркса и Энгельса всегда были основаны на глубочайшем знании особенностей той или иной страны. Так, к пролетарским партиям в странах европейского континента, где влияние марксизма в рабочем движении уже в 70-х годах значительно укрепилось, они подходили совсем иначе, чем к социалистическим организациям в Англии и Соединенных Штатах, где пролетариат был гораздо менее подготовлен к восприятию марксистских идей. В применении к Германии или Франции Маркс и Энгельс последовательно призывали бороться против каких-либо уступок мелкобуржуазной идеологии, а английских и американских марксистов они предостерегали прежде всего против сектантства и замкнутости, рекомендовали им принимать активное участие в массовых рабочих организациях, как бы они ни были идеологически незрелы.

Огромное значение для укрепления позиций марксизма в международном рабочем движении имели новые теоретические работы Маркса и Энгельса, а также издание на основных европейских языках их старых произведений, многие из которых, таким образом, впервые становились известны передовым рабочим.

Борьба основоположников марксизма с лассальянством обогатила теорию научного социализма работой первостепенной важности - «Критикой Готской программы» (1875 г.), в которой Маркс развил учение о диктатуре пролетариата, наметил пути разрешения основных проблем, которые возникнут перед человеческим обществом в период перехода от капитализма к социализму. «Между капиталистическим и коммунистическим обществом,- указывал Маркс,- лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата» (К. Маркс, Критика Готской программы, К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, стр. 23.). Маркс установил историческую неизбежность двух фаз в развитии коммунистического общества: низшей (социализм) и высшей (коммунизм).

"Критика Готской программы" не была опубликована при жизни Маркса. Только в 18У1 г. Энгельс вопреки сопротивлению оппортунистических элементов в тогдашнем руководстве германской социал-демократической партии напечатал ее в центральном теоретическом журнале немецких социал-демократов.

Вьщающуюся роль в обосновании и развитии марксизма сыграла книга Энгельса «Анти-Дюринг» (1877-1878 гг.). Ее непосредственной целью была критика вульгарно-материалистических и утопических воззрений немецкого мелкобуржуазного идеолога Е. Дюринга. Отражая нападки Дюринга на учение Маркса, Энгельс дал классическое изложение трех составных частей марксизма: диалектического и исторического материализма, политической экономии, научного социализма. Три главы этой книги были переработаны Энгельсом в отдельную брошюру под названием «Развитие социализма от утопии к науке» (1880 г.), получившую распространение среди рабочих многих стран Европы.

Для развития международного рабочего движения на основе теории научного социализма первостепенную важность имела работа Маркса над своим основным произведением - «Капиталом». В 1870 г. Маркс закончил в предварительной редакции II том «Капитала», посвященный анализу процесса обращения капитала. В последующие годы Маркс собирал новые данные для второго, а также третьего томов «Капитала», уделяя при этом большое внимание изучению аграрных отношений в России и Соединенных Штатах Америки. В 1878-1881 гг. Маркс заново разработал сложнейшую теорию воспроизводства общественного капитала. Тяжелое состояние здоровья, подорванного чрезмерным трудом, помешало Марксу самому завершить последние книги «Капитала». 14 марта 1883 г. Маркс умер. Смерть великого основоположника научного социализма, руководителя и советчика революционных пролетариев всего мира явилась огромной потерей для международного рабочего движения. «Человечество, - писал Энгельс,-стало ниже на одну голову, ипритом на самую значительную из всех, которыми оно в наше время обладало» (Энгельс - Ф.-А. Зорге, 15 марта 1883 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXVII, стр. 298.). В своей речи на похоронах Маркса Энгельс говорил: «...Маркс был прежде всего революционер. Принимать тем или иным способом участие в ниспровержении капиталистического общества и созданных им государственных учреждений, участвовать в деле освобождения современного пролетариата, которому он впервые дал сознание его собственного положения и его потребностей, сознание условий его освобождения,- вот что было в действительности его жизненным призванием. Борьба была его стихией» (Ф. Энгельс, Речь на могиле Маркса, К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, стр. 158.). От имени немецких социал-демократов надгробную речь произнес Вильгельм Либкнехт. Были оглашены полученные из разных стран соболезнования, в их числе телеграмма от русских социалистов, подписанная П. Лавровым.

После смерти Маркса сложные обязанности руководителя международного пролетариата легли на плечи Энгельса.

Он взял на себя и подготовку к печати II и III томов «Капитала». Работа эта была огромной и сложной. Маркс оставил большое число рукописей; некоторые из них носили предварительный и фрагментарный характер. Готовя рукописи к печати, Энгельс изучал новые материалы, дополнив текст рядом важных данных. II том «Капитала» был опубликован в 1885 г., III том - в 1894 г. Завершение «Капитала» - это научный подвиг Энгельса. «Капитал» нанес сильнейший удар буржуазной апологетике капитализма, вооружил рабочий класс и его партии знанием экономических законов развития капитализма, научно обосновал неизбежность и необходимость его замены новым, социалистическим строем.

В 80-х годах Энгельс написал два выдающихся научных труда. В 1884 г. вышла книга «Происхождение семьи, частной собственности и государства», в которой содержалось блестящее изложение основных проблем истории доклассового общества, вскрывались причины возникновения частной собственности, раскола общества на антагонистические классы и появления государства как органа господствующего класса, показан исторически проходящий характер эксплуататорского общественного строя. В 1886 г. была опубликована работа «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии» - систематическое изложение основ диалектического и исторического материализма.

Многогранная деятельность Энгельса чрезвычайно способствовала укреплению марксистского влияния в рабочем движении.

Борьба за создание II Интернационала

Массовое рабочее движение особенно усилилось в конце 80-х годов. Забастовочная волна охватила все развитые промышленные страны. В 188о г. произошли такие памятные для истории международного рабочего движения события, как стачка французских горняков в Деказвиле, первые крупные выступления американского пролетариата в борьбе за 8-часовой рабочий день, в том числе сопровождавшаяся расстрелом рабочих стачка в Чикаго. В 1889 г. состоялись стачки английских докеров, крупнейшая забастовка горняков Рура и т. д. Количество стачек в Англии, Франции и Соединенных Штатах в 1888-1889 гг. было в пять с лишним раз больше, чем в 1878-1879 гг. Значительно возросло также число участников забастовок.

К этому времени международное социалистическое движение добилось ряда серьезных успехов. Самая сильная тогда в Западной Европе германская социал-демократическая партия успешно прошла полосу испытаний, связанных с исключительным законом против социалистов. Окрепла французская Рабочая партия, за которой шла лучшая часть промышленного пролетариата страны. В 1888 г. состоялся учредительный съезд социал-демократической партии в Австрии, принявший марксистскую программу. В Англии выросло влияние левых элементов в тред-юнионизме. Усилилось влияние социализма в Соединенных Штатах.

Значительный подъем революционной активности рабочих разных стран, осознание ими общности своих классовых интересов, укрепление социалистических партий явились объективной основой для создания новой международной организации пролетариата. Противники марксизма всячески стремились захватить в свои руки инициативу создания нового Интернационала. С особенным рвением действовали в этом направлении французские поссибилисты и их союзники - вожди английских тред-юнионов. В 1883 и 1886 гг. они провели две конференции в Париже. Несмотря на то, что состав конференций подбирался соответственно замыслам их организаторов, последним все же не удалось навязать угодных им решений по большинству рассматривавшихся вопросов.

Конференция 1886 г. наметила созыв международного рабочего конгресса на 1889 г. в Париже.

С целью закрепить за собой полномочия на созыв этого конгресса, поссибилисты и тред-юнионисты собрали в 1888 г. предварительный конгресс в Лондоне.

Исключив из числа его участников германских и австрийских социал-демократов, а также французских марксистов, организаторы Лондонского конгресса рассчитывали обеспечить за собой руководство предстоявшим парижским конгрессом. В этих условиях руководители марксистских партии, в первую очередь французской Рабочей партии, предприняли активные действия, чтобы воспрепятствовать осуществлению замыслов поссибилистов и обеспечить создание нового международного социалистического объединения на основе марксизма. В конце 1888 г. французские марксисты на съезде синдикатов в Бордо и на конгрессе Рабочей партии в Труа провели решение о созыве в следующем году в Париже конгресса, в котором могли бы принять участие представители пролетариев всего мира.

Создалось, таким образом, положение, когда параллельно действовало два инициативных центра и каждый из них собирался созвать конгресс в одном и том же городе и примерно в одно и то же время. Это вызвало сильное беспокойство Энгельса, видевшего опасность захвата руководства в возрождающемся Интернационале враждебными революционному марксизму течениями. Поэтому с начала 1889 г. Энгельс, оставив все другие дела, сосредоточил внимание на вопросе о созыве социалистического конгресса в Париже. «...Энгельс (ему было тогда 68 лет) бросается в бой, как юноша» (В. И. Ленин, Предисловие к русскому переводу книги: «Письма И. Ф. Беккера, И. Дицгена, Ф. Энгельса, К. Маркса и др. к Ф. А. Зорге и др.», Соч., т. 12, стр. 328.),- писал впоследствии В. И. Ленин, характеризуя его кипучую деятельность в период основания II Интернационала. Энгельс в своих письмах ясно показал принципиальное значение борьбъг против поссибилистов: «...Старый раскол в Интернационале и прежняя борьба в Гааге,- подчеркивал он,-снова становятся в порядок дня, и в этом основная причина того, что я так горячо взялся за дело. Противник тот же, с той только разницей, что знамя анархистов заменено знаменем поссибилистов; та же продажа своих принципов буржуазии за частичные уступки, а главное за теплые местечки для вожаков (члены городского муниципалитета, биржи труда и т. д.)» (Ф. Энгельс-Ф. - А. Зорге, 8 июня 1889 г., К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные письма, стр. 412.). Нужно было разоблачить раскольников международного рабочего движения, обеспечить успех марксистскому конгрессу, закрепить гегемонию марксизма в будущем Интернационале. Решение этих задач требовало от марксистов максимума энергии и организованности. Они оказались на высоте положения. Особенно это относилось к немецкой социал-демократии: Бебелю и Либкнехту удалось быстро преодолеть шатания отдельных руководителей партии, которые были готовы поддержать инициативу поссибилистов.

Образование и первые конгрессы II Интернационала

Оба конгресса - марксистский и поссибилистский - открылись в Париже 14 июля 1889 г., в сотую годовщину со дня взятия Бастилии. На марксистском конгрессе международное социалистическое движение было представлено несравненно полнее, чем на поссибилистском. На конгрессе поссибилистов были представлены лишь часть английских тред-юнионов, маловлиятельная Социал-демократическая федерация Англии и американские «Рыцари труда». В работе марксистского конгресса приняли участие около 400 делегатов от социалистических организаций 22 стран, в том числе от таких крупных и влиятельных партий, как германская, австрийская, французская, бельгийская, голландская, две социалистические организации Соединенных Штатов и другие. Это был самый значительный международный съезд за всю историю рабочего движения.

Конгресс привлек в Париж большинство наиболее известных в тот период деятелей международного социализма. Он открылся в торжественной обстановке. Председателями были избраны Вильгельм Либкнехт и коммунар Эдуард Вайян. В числе представителей русских социалистов был Г. В. Плеханов, заявивший в своей речи, что русская революция победит, как рабочая, или не победит вовсе.

Парижский конгресс своими решениями, выдержанными в марксистском духе, нанес удар оппортунистическим тенденциям. В этих решениях подчеркивалась необходимость создания политических организаций - партий рабочего класса. Вместе с тем конгресс разъяснил пролетариям необходимость достижения всеобщего избирательного права, борьбы за социальное законодательство.

Огромное историческое значение имела резолюция Парижского конгресса об организации ежегодной первомайской стачки и демонстрации с целью укрепления международной пролетарской солидарности и борьбы за 8-часовой рабочий день.

Парижский конгресс создал новое международное объединение рабочих - Второй Интернационал. Призыв конгресса организовать рабочие стачки в день первого мая нашел дружный отклик. Первомайские выступления, прошедшие в 1890 г. особенно удачно во Франции и Австро-Венгрии, содействовали упрочению интернациональной пролетарской солидарности. Впервые рабочий класс организованно проводил забастовку в международном масштабе.

Успехи марксистского направления серьезно подорвали позиции поссибилистов, и им пришлось отказаться от дальнейших попыток расколоть Интернационал. В 1891 г. объединенный международный конгресс в Брюсселе закрепил победу марксизма в рабочем движении.

Борьба с анархизмом

Во время Брюссельского конгресса II Интернационал столкнулся с другим враждебным марксизму течением - анархизмом, сумевшим в начале 90-х годов снова расширить свое влияние среди рабочих ряда стран. Анархисты пытались проникнуть на конгресс, но не были допущены к участию в его работе. Тем не менее следующий, Цюрихский конгресс (1893 г.) опять был вынужден обсуждать вопрос о борьбе против анархистов, которые причиняли серьезный вред рабочему движению применением тактики индивидуального террора (особенно во Франции). Под влияние анархистов подпадали прежде всего выходцы из мелкобуржуазных слоев, не имевшие необходимой закалки и выдержки для упорной борьбы за организацию и сплочение пролетариата. Анархистская проповедь стихийности была опасна в особенности потому, что историческая обстановка ставила тогда перед рабочими партиями задачу длительной подготовки к социалистической революции. Необходимо было сплотить социалистический авангард и вовлечь в движение широкие массы пролетариата, еще очень слабо организованные. Между тем анархисты противились созданию массовых партий и профессиональных союзов, участию в парламентских выборах, борьбе за расширение избирательного права, за социальное законодательство и т. д.

«Подчинение рабочего класса буржуазной политике под видом отрицания политики» (В. И. Ленин, Анархизм и социализм, Соч., т. 5, стр. 303.),- так впоследствии определил В. И. Ленин эту сторону анархистской доктрины.

Ф. Энгельс требовал полного изгнания анархистов из Интернационала. Брюссельский конгресс II Интернационала. Рисунок Ф. Дрико. 1891 г.

На Цюрихском конгрессе, в работе которого Энгельс принимал личное участие, была принята резолюция, указывавшая, что борьба за всеобщее избирательное право, за рабочее законодательство и другие реформы необходима в целях достижения конечной цели пролетариата - завоевания политической власти. Эта же резолюция осуждала всякие компромиссы с буржуазией за счет жизненных интересов рабочего класса.

Решения II Интернационала о милитаризме

Борьба против военной опасности была традицией международного рабочего движения со времен I Интернационала. Наряду с вопросом о политической тактике вопрос о росте милитаризма и борьбе с ним был наиболее острым, вызывавшим самые бурные дискуссии уже на первых конгрессах II Интернационала. Парижский конгресс в 1889 г. высказался за отмену постоянных армий, в пользу всеобщего вооружения народа. Следующий, Брюссельский конгресс обсуждал вопрос о практических мерах борьбы против милитаризма. Здесь выступила полу-, анархистская группа, которую возглавил лидер голландских социал-демократов, бывший пастор Домела Ньювенгейс. Он предложил постановить, что на объявление всякой войны пролетариат должен ответить всеобщей забастовкой и отказом идти в армию.

Это предложение было отвергнуто. В. Либкнехт, являвшийся докладчиком по данному вопросу, отметил, что всеобщую стачку нельзя назначать заранее, что подобный лозунг при недостаточном уровне политической и профессиональной организации пролетариата невыполним практически. Резолюция Брюссельского конгресса призвала всех трудящихся к протесту против подготовки войн.

Вопрос о борьбе за предотвращение войны был предметом ожесточенной полемики и на Цюрихском конгрессе. Ньювенгейс, поддержанный делегатами Франции, Бельгии, Швейцарии, снова внес свой план «военной забастовки» и отказа от явки на призывной пункт. Конгресс отверг этот план как принципиально неверный и утопичный. В принятой конгрессом резолюции были сформулированы задачи пролетариата в борьбе против милитаризма, в частности - необходимость всемерного укрепления уз солидарности между рабочими всех стран. Важное значение имело постановление конгресса о том, чтобы при обсуждении бюджетов в парламентах депутаты-социалисты голосовали против военных кредитов.

Международный пролетариат был тогда твердо убежден, что он сумеет воспротивиться войне. Интернациональная солидарность казалась прочной и крепкой. Эту решимость масс отражали решения конгрессов, хотя они и не намечали достаточно конкретных мер борьбы против войны.

Рост оппортунизма во II Интернационале

II Интернационал и примыкавшие к нему партии провели в этот период немалую организационную и политическую работу. В 1877 г., после Готского объединительного съезда, за германскую социал-демократию голосовали на выборах в рейхстаг около полумиллиона, в 1898 г. - 2 млн. человек. Французские социалисты, в 1889 г. получившие на выборах в парламент всего лишь около 100 тыс.голосов, в 1893 г. собрали больше 600 тыс. Быстро росли профессиональные союзы, кооперативы; идеи научного социализма проникали во все более широкие слои трудящихся.

Но одновременно во II Интернационале происходил рост оппортунизма. «Объективные условия конца XIX века,- указывал В. И. Ленин,-особенно усиливали оппортунизм, превращая использование буржуазной легальности в раболепство перед ней...» ( В. И. Ленин, Социализм и война (отношение РСДРП к войне), Соч., т. 21, стр. 281.). Господствующие классы, не сумев сломить социалистическое движение лобовой атакой, пытались подорвать его изнутри.

Решения первых конгрессов правильно определяли тактические задачи, стоявшие перед рабочими партиями. Однако даже тогда, в лучший период деятельности II Интернационала, его руководители были склонны преувеличивать значение парламентских форм борьбы, предпочитали не касаться важнейшей стороны учения Маркса и Энгельса - о диктатуре пролетариата, о необходимости революционной ломки буржуазной военно-бюрократической машины. Так, например, в Эрфурт-ской программе германской социал-демократии (послужившей образцом для многих партий II Интернационала) отсутствовали эти важнейшие положения марксистской теории. Энгельс подверг критике проект программы за уступки оппортунизму, за стремление германских социал-демократов к сохранению легальности во что бы то ни стало, выразившееся, в частности, в том, что из страха перед новыми репрессиями против партии в программу не было включено требование об установлении в Германии демократической республики. Критика оппортунизма имела крупнейшее значение не только для германской социал-демократии, но и для всего Интернационала.

Крупные избирательные успехи, достигнутые рабочими партиями в Германии, Франции и некоторых других странах в 90-х годах, свидетельствовали о росте влияния социализма в рабочем классе. Но они несли с собой и опасность, порождая У части социалистов иллюзии, что пролетариат, пользуясь одними лишь избирательными бюллетенями, может при всех условиях добиться власти.

Международный социализм стал расти вширь и вглубь. Идеи социализма начали воздействовать не только на пролетариат, но и на мелкую буржуазию, на интеллигенцию. Выходцы из мелкобуржуазной среды приносили в рабочее движение чуждые рабочему классу антипролетарские настроения. Враждебные революционному пролетариату влияния раньше всего стали проявляться в парламентских фракциях в Германии и Франции. Первомайская демонстрация лондонских рабочих в Гайд-парке с участием Энгельса и Элеоноры Маркс. Рисунок Шулета. 1892 г.

Мелкобуржуазные попутчики были в 90-х годах главной опорой правого крыла германской социал-демократии, которое возглавлял Георг Фольмар.

Парламентские удачи вскружили голову даже виднейшим руководителям раоочих партий. Жюль Гед в день своего избрания во французскую палату депутатов в 1893 т. заявил: «Воскресные выборы - это подлинная революция, это начало революции, которая превратит вас в свободных людей. Легально, благодаря вашей воле, ставшей законом, осуществится социальное преобразование». Впрочем, такие шатания носили у Геда тогда еще временный характер и были вскоре преодолены (в период борьбы с мильеранизмом).

Социалистическим партиям в 90-х годах приходилось отстаивать свою легальность. В Германии исключительный закон против социалистов был отменен в 1890 г., но и после этого неоднократно делались попытки вернуться к политике репрессий. Руководители партий стремились поэтому сохранить и использовать завоеванную легальность. Однако это стремление нередко переходило в оппортунистические ошибки. Например, и Брюссельский и Цюрихский конгрессы II Интернационала возвращались к вопросу о первомайской стачке, так как руководители некоторых партий (в особенности германской) переносили празднование 1-го Мая на ближайшее воскресенье, что лишало выступление пролетариата его боевого духа. Такая позиция германской социал-демократии была формально осуждена, хотя в принятой Цюрихским конгрессом резолюции содержалась оговорка о необходимости сообразовываться с местными условиями, послужившая в дальнейшем прикрытием для противников проведения международной первомайской стачки.

Оппортунистические шатания обнаружились и в аграрном вопросе. В происходивших в начале 90-х годов в социалистических партиях Германии и Франции дискуссиях некоторые их участники отрицали применимость учения Маркса к сельскому хозяйству и утверждали, что в земледелии мелкое производство не будет вытеснено. Энгельс решительно выступил против таких попыток приспособления программы партии пролетариата к мелкособственническим иллюзиям крестьянства.

Тенденция к оппортунизму проявилась также в организационном вопросе. Формы нового международного объединения были крайне расплывчаты. Отсутствовал какой-либо орган, который постоянно занимался бы делами, важными для общих интересов международного пролетариата. В этом отношении был сделан шаг назад по сравнению с I Интернационалом. Основоположники марксизма всегда требовали основывать тактику пролетарских партий на всестороннем учете обстановки, условий, традиций той или иной страны, но это отнюдь не означало отрицания общих, интернациональных задач рабочего класса, необходимости координации его усилий в международном масштабе. Только в 1900 г. на Парижском конгрессе Интернационала было создано постоянное бюро с местопребыванием в Брюсселе, но и оно не стало действенным органом.

Величайшую утрату международное рабочее движение понесло со смертью Энгельса (1895 г.). Человек огромных энциклопедических познаний, необыкновенно ясного ума, превосходный знаток социалистического движения, его истории и особенностей в отдельных странах, Энгельс с высоты своей лондонской вышки, как говорил Бебель в прощальной речи на его похоронах, был незаменимым советником для руководителей пролетариата. «Все они,-писал В. И. Ленин тогда же в некрологе,- черпали из богатой сокровищницы знаний и опыта старого Энгельса» ( В. И. Ленин, Фридрих Энгельс, Соч., т. 2, стр. 12.). До конца своей жизни Энгельс вел непримиримую борьбу против искажений марксистского учения, против всех его врагов. Он не раз подвергал резкой критике оппортунистические тенденции, все чаще проявлявшиеся в деятельности II Интернационала.

Выступление ревизионистов. Борьба марксистов против ревизионизма

В конце 90-х годов выступил откровенный оппортунизм - ревизионизм, впервые заявивший о себе устами германского социал-демократа Эдуарда Бернштейна. Появление в 1897 - против ревизионизма 1899 гг. статей, а затем книги Бернштейна «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии» было открытым разрывом со всей теорией революционного марксизма. Бернштейн выступил против философии марксизма - диалектического материализма, пытался подвергнуть пересмотру («ревизии») взгляды марксизма на коренные вопросы общественного развития. Провозгласив, что «движение - это все, а цель - ничто», он отказался от идеи социалистической революции, диктатуры пролетариата и предлагал превратить социал-демократию в партию демократических и социальных реформ.

С самого начала своей деятельности ревизионисты выступали как заклятые враги революционного рабочего движения и агенты буржуазии в его рядах. Ревизионизм был техМ более опасен, что его глашатаем явился известный деятель социалистического движения, редактор центрального органа германской социал-демократии в период исключительного закона, стоявший одно время близко к Энгельсу.

Выступая со своей теорией, Бернштейн по существу только привел в систему те попытки «опровержения» марксизма, которые и прежде предпринимались во II Интернационале и не встречали действенного отпора. Ревизионизм быстро приобрел международный характер.

Сдвиги, происходившие в этот период в экономике капитализма, вызывали расширение социальной базы оппортунистических течений в международном рабочем движении. В результате усиленного грабежа колоний и установления монопольных цен капиталисты ряда стран извлекали сверхприбыли, часть которых выделялась для «подкармливания» и подкупа небольшого слоя пролетариата - так называемой рабочей аристократии. Представители рабочей аристократии не были заинтересованы в революции, в замене буржуазного строя социалистическим. Они стремились лишь к тому, чтобы добиться у господствующих классов тех или иных частных уступок, не меняя основ капиталистического строя.

Штутгартский (1898 г.) и Ганноверский (1899 г.) съезды германской социал-демократической партии осудили взгляды Э. Бернштейна. Бебель, сделавший доклад на съезде партии в Ганновере, отверг попытку «ревизии» основ марксизма, отказа от конечной цели, от насильственного низвержения власти буржуазии, заявив под гром аплодисментов: «Мы по-прежнему за экспроприацию».

Однако осуждение ревизионизма не было единодушным, а критика его сопровождалась рядом оговорок. Признанный теоретик II Интернационала - К. Каутский долго колебался, прежде чем высказался против Бернштейна. Это объяснялось главным образом тем, что по некоторым политическим вопросам Каутский был солидарен с Бернштейном. Даже полемизируя с ревизионистами, Каутский заявил в своей речи на Штутгартском съезде, что нужно быть благодарными Бернштейну за то, что он якобы «пробуждает интерес к теоретическим вопросам».

На защиту революционной теории марксизма со всей решительностью стали Роза Люксембург и Г. В. Плеханов. В ряде блестящих выступлений на съездах германской социал-демократии, в книге «Социальная реформа или революция?» Р. Люксембург показала несостоятельность аргументов, которыми ревизионисты пытались подкрепить свои нападки на марксизм. «В полемике с Бернштейном и его сторонниками,- писала Р. Люксембург,- и это должен уяснить себе каждый член партии- речь идет не о том или ином методе борьбы, о той или иной тактике, а о самом существовании социал-демократического движения».

В открытом письме к Каутскому, озаглавленном «За что мы должны быть ему благодарны», Г. Плеханов также подчеркивал: «Речь идет сейчас вот о чем: кому кем быть похороненным: социал-демократии Бернштейном или Бернштейну социал-демократией...»

Книга Бернштейна вышла в Германии в марте 1899 г., а в июне того же года во Франции социалист Мильеран вошел в состав правительства Вальдека-Руссо. Это был первый случай вхождения социалиста в буржуазное правительство, первое практическое осуществление провозглашенных Бернштейном принципов. Ревизионистские писания Бернштейна и мильерановский «казус» обострили борьбу революционного и оппортунистического течений во II Интернационале и в его ведущих партиях.

Вопрос о поведении Мильерана был поставлен на обсуждение конгресса II Интернационала, собравшегося в 1900 г. в Париже. Прения показали, что Мильеран имеет в Интернационале немало сторонников. Бельгиец Ансель откровенно заявил, что он приветствует действия Мильерана, ибо они представляют собой разрыв со всей прошлой тактикой социалистического движения.

Против политики мильеранистов, к числу которых примкнул и Жорес, резко выступили французские марксисты во главе с Жюлем Гедом, поддержанные частью бланкистов, группировавшихся вокруг Э. Вайяна. Но наиболее авторитетная деле-гация на конгрессе, германская, не решилась осудить Мильерана. Была принята резолюция, внесенная К. Каутским, смысл которой заключался в том, что вступление отдельного социалиста в буржуазное министерство - это якобы вопрос тактики, а не принципа. Таким образом, конгресс не заклеймил совершенного Мильераном предательства. «Каучуковая резолюция» конгресса подтвердила, что оппортунизм укрепляется во II Интернационале и не встречает должного отпора со стороны его официальных лидеров.

Несмотря на усиление оппортунизма, каждодневно давала о себе знать революционная тенденция, проявлявшаяся прежде всего в массовых выступлениях пролетариата разных стран. Масштабы забастовочного движения на исходе XIX в. далеко превзошли высокий уровень конца 80-х годов. Так, во Франции в 1900 г. произошло свыше 900 стачек - почти втрое больше, чем в 1890 г.; о том же свидетельствовали данные по другим странам.

В 1893 г. состоялась первая в истории международного рабочего движения всеобщая политическая стачка в Бельгии. В ней участвовало около 250 тыс. пролетариев и ее результатом было существенное расширение избирательного права.

Внутри рабочего движения шла все более напряженная борьба между оппортунистическими элементами, укрепившимися в руководстве ряда партий II Интернационала, и носителями революционной тенденции, выражавшими интересы широких народных масс.

В. И. Ленин и развитие революционного марксизма

В. И. Ленин находился в эти годы в далекой ссылке. Как только в глухую сибирскую деревушку дошли сведения о выступлении Бернштейна, Ленин со всей энергией развернул борьбу против ревизионизма; он дал резкий отпор попыткам ниспровергнуть, под флагом «свободы критики», теоретические основы марксизма. Объединившиеся вокруг Ленина .ссыльные социал-демократы решительно осудили бернштейнианство как попытку «сузить теорию марксизма, попытку превратить революционную рабочую партию в реформаторскую» (В. И. Ленин, Протест российских социал-демократов, Соч., т. 4, стр. 158.).

Уже в 90-е годы В. И. Ленин выдвинулся как крупнейший теоретик марксизма, умеющий творчески решать новые проблемы, поставленные развитием российского и международного рабочего движения. «Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса,- писал В. И. Ленин в статье «Наша программа» (1899 г.),- как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни» (В. И. Ленин, Наша программа, Соч., т. 4, стр. 191.).

Ленинские идеи гегемонии пролетариата, революционного союза рабочего класса с крестьянством обогатили марксистское учение о пролетарской революции. В своих работах 90-х годов, а затем в последующих трудах Ленин показал, что такой союз - неотъемлемое условие победоносной борьбы пролетариата за власть.

Ленин в полном объеме раскрыл политическую роль ревизионизма, всю степень опасности, которую он представлял для рабочего движения. Последовательно выступая против реформистских иллюзий о смягчении капиталистических противоречий, Ленин отстоял и развил основные положения экономической теории Маркса. Фундаментальный труд Ленина «Развитие капитализма в России» вместе с другими его ранними работами конкретизировал одну из сложнейших проблем «Капитала» - проблему капиталистического воспроизводства. В этой и в своих последующих работах начала XX в. по аграрному вопросу Ленин на материале России, Германии, Соединенных Штатов Америки развил открытые Марксом в общих чертах законы эволюции капитализма в земледелии, разбил буржуазно-ревизионистские концепции об «устойчивости» мелкого крестьянского хозяйства, «убывающем плодородии почвы» и т. п.

В то время, как западноевропейские социалистические партии постепенно отходили от марксистских принципов и в области идеологии, и в организационных вопросах, в России последовательно осуществлялся ленинский план создания боевой марксистской партии, непримиримой ко всем проявлениям оппортунизма. Первый съезд Российской социал-демократической рабочей партии (1898 г.) и выход ленинской «Искры» (1900 г.) были событиями, открывавшими собой новый исторический этап не только российского, но и международного рабочего движения.

Международный пролетариат приобрел в лице В. И. Ленина величайшего мыслителя и борца, достойного преемника Маркса и Энгельса.

2. Рабочее движение в США в конце XIX – начале XX века.

В США переход к империализму совершался при полном отсутствии крупного помещичьего землевладения. В южных штатах в результате освобождения негров-рабов без земли сохранились крупные поместья. Обилие свободных земель, огромные запасы легкодоступных естественных ресурсов- угля, руды, леса, нефти, удобные речные и морские сообщения, ввоз в страну капиталов из Англии и других европейских стран и постоянный приток рабочей силы в виде иммигрантов ускоряли капиталистическое развитие страны. "Концентрация производства и капитала достигла высокого уровня"[4]. К концу XIX века 445 крупнейших капиталистических компаний располагали капиталом свыше 20 млрд. долл.

Эти условия задерживали распространение среди рабочих США социалистических идей, пробуждение классового пролетарского самосознания. "Наличие свободных земель на Западе создавало у наемных рабочих иллюзию возможности превращения в самостоятельных фермеров. Огромные прибыли американских капиталистов, обусловленные высоким техническим уровнем предприятий и высокой нормой эксплуатации, позволяли североамериканской буржуазии делать уступки рабочим высшей квалификации"[5]. Вследствие иммиграции бедняков из других стран состав пролетариата США был многонациональным. Значительная часть его состояла из пришлых рабочих – ирландцев, итальянцев, евреев, русских, немцев, поляков, на которых возлагалась самая черная и тяжелая работа, часто за ничтожную плату. Узкая верхняя прослойка наиболее квалифицированных рабочих превращалась в обуржуазившуюся рабочую аристократию. Между иммигрантами и коренными местными рабочими капиталисты разжигали национальную рознь и возбуждали расовую ненависть белых рабочих к неграм, китайцам и японцам.

19-22 июля 1876 г. состоялся съезд всех социалистических групп и партий, на котором было принято решение об образовании объединенной партии под названием Рабочая партия Соединенных Штатов. В декабре 1877г. в Нью-Йорке партия была переименована в Социалистическую рабочую партию. Основной принцип партии гласил: "Знание – арсенал, разум-оружие, баллотировочный шар - метательный снаряд"[6]. Лассаль и его сторонники признавали лишь парламентскую борьбу.

80-е годы характеризуются бурными выступлениями, бойкотами. "Центральным вопросом, вокруг которого объединялась основная масса выступающих, был вопрос о 8-часовом рабочем дне. В этом движении за 8-часовой рабочий день участвовали сотни тысяч рабочих"[7]. Самой мощной национальной организацией рабочих являлся возникший еще в 1869 году "Орден рыцарей труда". До 1878 года орден существовал как нелегальная организация. Он ставил себе ограниченные цели: устройство кооперативов, взаимопомощь и борьбу за "справедливые условия труда"[8]. Он агитировал за солидарность всех рабочих для борьбы с организованным капиталом. В основе программы ордена лежали три принципа: конспирация, кооперация и воспитание. "Паудерли, пришедший в 1879 году на смену Стефенсу, считал, что кооперация способствует замене системы наемного труда кооперативной промышленной системой"[9]. В течение многих лет на съездах "Ордена рыцарей труда" принимались решения о борьбе за сокращение рабочего дня: на съезде 1881, 1882, 1883 и 1884 годов, "безрезультатно вносились предложении я о необходимости наметить дату всеобщего выступления за 8 часовой рабочий день"[10].

В 80-х годах именно "Орден рыцарей труда" оказался той организацией, в которую устремились американские рабочие в момент подъема массового движения. "В 1879 году орден насчитывал только 9287 членов, а в 1886 году число их превысило 700 тысяч"[11]. Основную массу членов составляли необученные рабочие. Больших успехов добился "Орден рыцарей труда" в организации негритянских трудящихся.

В 1881 году возникла Федерация организованных тред-юнионов и рабочих союзов Соединенных Штатов и Канады, переименованная через пять лет в Американскую федерацию труда. Среди основателей нового профсоюзного центра видную роль играли С. Гомперс и А. Штрассер. В отличие от "Ордена рыцарей труда", АФТ представляла собой объединение верхушки рабочего класса.

На съезде в 1884 году была принята резолюция, которая гласила: "Федерация организованных тред-юнионов постановляет, что с 1 мая 1886 года 8-часовой рабочий день явится законным рабочим днем"[12]. Федерация, объединявшая в то время около 50 тысяч человек, не могла возглавить движение, поэтому она обратилась к Ордену рыцарей труда с предложение о совместных действиях. Тысячи "рыцарей активно включались в борьбу, в особенности в таких крупных центрах страны, как Нью-Йорк, Филадельфия, Бостон, Мильвоки. С 1 марта 1886 года велась подготовка к общему выступлению, проходили демонстрации, стачки, бойкоты, в которых участвовало 350 тысяч рабочих. В результате около 200 тысяч рабочих добились 8-часового дня. Особенно острый характер эта борьба приняла в Чикаго, где во главе5 движения стояли Парсонс, Энгель, Шпис, Шиллинг, Шваб. 1 мая 1186 года около 40 тысяч рабочих Чикаго объявили забастовку. Бастовали металлисты, портные, рабочие лесных промыслов. Забастовки протекали мирно. 2 мая демонстрации продолжались.

Однако 3 мая мирные выступления рабочих были нарушены давно подготовлявшейся провокацией. В этот день около 6 тысяч рабочих собрались на митинг недалеко от завода жатвенных машин Маккормика. Полиция открыла стрельбу по безоружным демонстрантам; на месте остались 6 убитых и 50 тяжелораненых. В тот же вечер на профсоюзных собраниях было решено созвать в 7 часов вечера 4 мая массовый митинг на центральной площади Чикаго, чтобы заклеймить убийство безоружных рабочих. Выступали на собрании Фильден, Парсонс и др. Когда рабочие начали мирно расходиться, 180 полицейских двинулись на них. Провокатор бросил в ряды полицейских бомбу, которой убило семеро полицейских, четверо рабочих, были также раненые. Полиция открыла огонь по рабочим – многие были убиты.

Восемь социалистов- Шпис, Шваб, Нибе, Фишер, Линг, Энгель, Фильден, Парсонс – были посажены на скамью подсудимых. "В защиту вождей рабочего движения состоялись митинги во всех крупных центрах США. Одновременно начались выступления в защиту осужденных в других странах"[13]. 11 ноября Шпис, Энгель, Фишер и Парсонс были казнены.

Крупная буржуазия США сумела обезглавить и парализовать движение за 8-часовой рабочий день, так как оно носило в основном стихийный характер. Не могли не сказаться слабость АФТ, беспринципность ее вождей и прямое предательство Паудерли. Рабочим удалось добиться в общем сокращения продолжительности труда на один час.

"В 1892 году разразилась знаменитая Гомстедская забастовка рабочих сталелитейной промышленности. У объединенной ассоциации рабочих железоделательной и сталелитейной промышленности, одной из самых мощных профсоюзных организаций того времени (она насчитывала 25 тысяч членов), существовало со сталелитейной компанией Карнеги трехгодичное соглашение, устанавливающее скользящую плату"[14]. Срок соглашения истекал 30 июня 1892 года. Компания отказалась продлевать этот договор. Рабочие ответили забастовкой. стачечники организовали ополчение, насчитывавшее 4 тысячи человек. Завязался бой . с обеих сторон были убитые и раненые. В этот бою пинкертоновцы, которых наняли предприниматели, потерпели полное поражение и вынуждены были сдаться. Тогда в Гомстед прибыл восьмитысячный отряд национальной гвардии. Многие руководители и активные стачечники были брошены в тюрьму по обвинению в организации мятежа против существующей власти.

С 1893 года свыше 43 млн. безработных бродило по улицам промышленных городов в поисках работы. Во многих городах страны стихийно возникали "голодные походы". Безработные направлялись в Вашингтон, чтобы подать правительству петиции о принятии законов в пользу безработных. Тысячная армия безработных начала свой поход из Лос-Анджелеса, захватывая по пути проходившие поезда. Весной 1894 год были организованы походы с Юга и среднего Запада. Джейкоб Кокси требовал, чтобы правительство и местные органы власти организовали работы по ремонту дорог, улиц, школьных зданий. Государственное финансирование этих работ должно было явиться помощью безработным, каждому из которых гарантировался бы заработок в размере не менее 1,5 долл. за 8-часовой рабочий день. Чтобы повлиять на конгресс и заставить его принять этот план, группы безработных по руководством Кокси начали 24 марта 1894 года свой поход из Мессилона на Вашингтон. Их примеру последовали десятки тысяч безработных. Федеральные войска разгоняли безработных и арестовывали их лидеров. В ряде мест происходили схватки, в результате которыхъ были убитые и раненые. 1 мая 1894 года безработные вступили в Вашингтон. Демонстрация трудящихся, достигшая 20 тысяч человек, приветствовала безработных, которых насчитывалось немногим больше тысячи. Здесь, в Вашингтоне, Кокси и два главные его соратника были арестованы, колонны безработных рассеяны.

Большое значение имела Пульмановская стачка, которая была связана с деятельностью Юджина Дебса (1855-1926), основателя Американского союза железнодорожников. "Рабочие предприятий Пульмановской компании подвергались жестокой эксплуатации. С сентября 1893 года до мая 1894 года заработная плата была снижена на 40 %"[15]. 21 июня 1894 года союз уведомил компанию, что, если в течение четырех дней не будет достигнуто соглашение о третейском разбирательстве, члены союза, где бы они ни работали, не станут прицеплять к составам пульмановские вагоны.

26 июня началась стачка солидарности. Движение по всей линии от Чикаго до Тихоокеанского побережья было парализовано. Останавливались фабрики, закрывались бойни, приостанавливалась перевозка зерновых продуктов и скота. На помощь железнодорожным компаниям пришло правительство, объявившее стачку "заговором" и "восстанием", которое "угрожает существующему порядку". Президент Кливленд отдал распоряжение об отправке федеральных войск в район стачки. Позиция руководителей АФТ, жестокие судебные преследования, действия войск федерального правительства и штатов, арест рабочих вождей и более 700 активных стачечников , а также бедственное положение бастующих и их семей – все это сломило героическую борьбу железнодорожников. Стачка закончилась.

К концу столетия, после почти 25–летнего существования, "Социалистическая рабочая партия насчитывала не более 5-6 тысяч членов, разбросанных по 26 штатам. Партия была оторванной от масс"[16]. На развитие партии оказал большое влияние Даниель де Леон (1852-1914), вступивший в нее в 1890 г. "Он немало поработал над тем, чтобы партия опиралась на коренных американских рабочих, а не только на иммигрантов, как это было до 90-х годов. В течение 90-х годов социалисты вели борьбу внутри АФТ, пытаясь добиться принятия тред-юнионами решения о создании массовой партии пролетариата. На съезде 1893 года социалисты внесли на обсуждение "политическую программу", включавшую требования 8-часового рабочего дня, организации правительственной инспекции ан заводах и шахтах, уничтожения потогонной системы, отмены принудительного труда на общественных работах, национализации телеграфа, телефона, железных дорог и шахт, а также законов о переходе в коллективное владение всех средств производства и распределения"[17].

На съезде АФТ в 1894 году Гомперс открыто выступил против принятия политической программы и добился ее отклонения. Де Леон призывал революционно настроенных рабочих выйти из ее организаций. "В 1895 году по инициативе де Леона был создан Социалистический альянс квалифицированных и неквалифицированных рабочих, который был профессиональной организацией, но являлся в то же время филиалом Социалистической рабочей партии и уделял больше внимания вопросам политической деятельности, чем экономической борьбе"[18].

В 1900 году де Леон в своем выступлении на съезде СРП настаивал на исключении из программы партии всех ближайших требований. Он призывал социалистов и революционно настроенных рабочих выйти из организаций АФТ. У. Фостер считал, что делеонизм являлся в основном синдикализмом в стадии его формирования.

Наряду с Социалистической рабочей партией в борьбу за влияние на рабочий класс в конце 90-х годов XIX века вступила Социал-демократическая партия. В июне 1897 года Юджин Дебс организовал Социал-демократическую партию Америки. Программа этой партии предлагала организовать массовую иммиграцию трудящихся в один из западных штатов и создать там колонию на социалистических началах. Укрепившись в одном штате, колонисты должны были постепенно распространить свой эксперимент на другие штаты и таким образом создать социалистические Соединенные Штаты. К середине августа 1897 года новая партия уже насчитывала 25 тысяч членов. К партии примкнуло много секций СРП, недовольных политикой де Леона.

В 1898 году съезд АФТ "принял резолюцию против политики империализма и экспансии, но ничего не было сделано для ее реализации"[19]. Социалисты не выработали четкой программы борьбы с военной опасностью, все же они разоблачали военные планы монополистов; против политики милитаризма и колониальной экспансии выступали железнодорожники, моряки, котельщики и др.

После объявления войны Испании положение изменилось. Многие рабочие организации подпали под влияние демагогии шовинистов, раздувавших военный психоз под флагом борьбы за освобождение Кубы. "Лидеры профсоюзов моряков, шахтеров, железнодорожных братств и других крупных профсоюзов открыто высказались за поддержку политики правительства"[20]. Все же некоторые рабочие организации продолжали выступать против войны. К ним относились социалисты, профсоюзы машиностроителей, пекарей и многочисленные местные отделы тред-юнионов. "Антиимпериалистическое движение объединило в своих рядах мелкую и среднюю буржуазию, представителей интеллигенции. Антиимпериалистическая лига, возникшая в 1898 году, осудила колониальную политику американского империализма и подчеркнула, что насильственное присоединение миллионов людей иной расы противно духу конституции США и принципам, положенным в основу Декларации независимости"[21].

Те пролетарские элементы в рабочем движении США, которые были настроены отрицательно по отношению к руководству АФТ, стремились организовать новый центр профессиональных союзов, основанный на принципах классовой борьбы. В июне 1905 года в Чикаго состоялся съезд, на котором присутствовало 203 делегата, представляющих 43 организации. Главную роль на съезде играли Ю.Дебс, У.Хейвуд и Д. де Леон. "Съезд утвердил устав новой организации, которая получила наименование "Индустриальные рабочие мира" (ИРМ). Было решено, что членами новой организации могут быть только наемные рабочие. Наиболее эффективным орудием борьбы против капитализма признавалась всеобщая стачка"[22]. Съезд осудил милитаризм и приветствовал русскую революцию. Новая организация должна была строиться по производственному принципу, в состав организации принимались все рабочие, независимо от национальности и цвета кожи. "В 1906 -1907 годах было затеяно провокационное дело против руководителей Западной федерации горняков. Был убит в 1905 году губернатор штата Айдахо Стейненберг"[23]. Власти штата ассигновали огромные средства для того, чтобы обвинить в убийстве вождей Западной федерации горняков. Ее председатель был брошен в тюрьму и оставался там 18 мес. Видные руководители рабочего движения возглавили борьбу в защиту Хейвуда и его друзей. 29 июня 1907 года суд признал Хейвуда невиновным.

3. Буржуазные партии США

"Прогрессивная эра" – так именуется в американской литературе период в истории США с 1900 года до начала первой мировой войны. К этому времени Соединенные Штаты с их богатейшими природными ресурсами, высоко развитой техникой, впитавшей в себя достижения технической мысли других народов, стали классической страной монополии. "Это обстоятельство стало решающим фактором политического развития страны"[24]. Среди монополистических объединений наибольшим влиянием пользовались две группы монополий: группа Моргана и группа Рокфеллера.

Финансовые магнаты не только "делали деньги", они "делали политику", направляя в нужную для них сторону действия правительства. Конкуренция в экономике осложнялась конкуренцией в политике, ибо монополии стремились иметь своих ставленников в государственном аппарате. Поэтому уже в конце XIX века на важных постах в государственных учреждениях и в законодательных органах штатов и республики появились "люди" Рокфеллера, Моргана или Гарримана. Однако сами бизнесмены тогда еще не так часто желали занимать даже кресла в сенате. Влияние финансовых магнатов на политическую жизнь страны осуществлялось путем личных контактов и через мощный партийный аппарат в США, через политическую машину республиканцев и демократов.

Политическую машину партий возглавлял Национальный комитет, а в каждом штате имелись свои организации партий. "Предприниматели и банкиры субсидировали партийный аппарат и через него диктовали свою волю законодательным собраниям, выдвигали кандидатов в легислатуры, в губернаторы штатов, в сенат и палату представителей конгресса США. Силы, которые контролировали политическую жизнь штатов, тяготели к Нью-Йорку с его кредитным капиталом, и Нью-Йорк контролировал сенат Соединенных Штатов. Американский сенат оказался под контролем меньшинства"[25].

Описывая политическую систему начала века, известный журналист и писатель Уильям А. Уайт писал, что "сенаторы США были обязаны своим избранием "собственникам", т.е. капиталистам, которые держали в своих руках политическую машину"[26]. То, что Уайт видел в своем родном штате, наблюдалось по всей стране. "Об этом в 900-х годах писали прогрессивные журналисты и писатели, разоблачавшие продажность и корыстолюбие сенаторов, хозяйничанье бизнеса в муниципалитетах, легислатурах штатов и самом Вашингтоне"[27]. Журналисты освещали закулисную жизнь Вашингтона и систему лоббизма в конгрессе, где республиканская и демократическая партии соперничали друг с другом на поприще коррупции и политических махинаций.

Внешнеполитические акции США в конце XIX века показали, что правительство этой страны прочно вступило на путь политической и экономической агрессии, на путь колониализма, стремясь отвоевать себе позиции и в Латинской Америке, и на Дальнем Востоке, и даже в Европе. Американские экспансионисты впервые на деле показали свои цели, стремления и силу в 1898 году, развязав войну с Испанией и выиграв ее. К этому времени Испания уже утратила свою былую экономическую и политическую мощь и справиться с испанским флотом на море и испанской армией на суше американцам оказалось легче, чем потом задушить восстание обманутых и ожесточенных филиппинцев. Но подавление национальной борьбы филиппинского народа, проводившееся под флагом помощи этому народу подняться "до уровня цивилизованных стран", выдавалось уже за внутреннее дело американского правительства. Парижский мир, подписанный 10 декабря 1898 года, передавал Соединенным Штатам право на владение островами Пуэрто-Рико, Гуам и Филиппинским архипелагом и устанавливал их протекторат над Кубой, едва избавившейся от испанского гнета. Незадолго до этого (в июле 1898 года) конгресс США ратифицировал аннексию Гавайских островов - жемчужины Тихого океана. Демократическая республика превратилась в колониальную державу.

В этот период обе буржуазные партии США – партии крупного капитала – внесли в свои программы буржуазные реформы прогрессивного характера. Корни реформисткого курса правительства и буржуазных партий США "лежат в стремлении буржуазии укрепить свои политические позиции, укрепить капиталистический строй перед лицом растущей опасности со стороны борющегося пролетариата, со стороны социалистической идеологии, завоевывающей на свою сторону все большие отряды рабочих"[28].

Следует отметить тот огромный вес в политической жизни США, которые имеют две партии буржуазии – демократическая и республиканская. Активность этих двух партий особенно ярко проявилась в 1900 году, когда "рабочий класс не проявлял никакой политической активности в избирательной президентской компании"[29].

Демократическая партия выступила с платформой, в которой фигурировали требования свободной чеканки серебряной монеты (т.е. отказа от только что утвержденного золотого стандарта), снижения тарифов и усиления антитрестовского законодательства. Руководители партии "включили пункт об отказе от политики аннексий и о предоставлении независимости Филиппинам, надеясь сыграть на антиимпериалистических настроениях масс"[30]. Кандидатом демократов был Уильям Брайан (1860-1925). Успех Брайана как лидера партии объясняется тем, что в его речах средние классы Америки, а частью и рабочие, находили отражение собственного недовольства существующими порядками, силой и мощью крупного капитала, ростом дороговизны и жизненных лишений. Брайан дал имя мелкобуржуазному течению в политической жизни США конца XIX века, выступавшего против гнета крупного капитала и считавшему инфляцию средством от всех бед.

В 1900 году республиканская партия стояла на более прочных позициях, нежели демократы. Как партия, стоящая у власти, республиканцы провозгласили основой своей программы "дальнейшее" процветание страны. Они утверждали, что выполнили обещание, данное ими в 1896 году, и что под их управлением США достигли промышленного расцвета и успеха на международном поприще, выйдя победителем из испано-американской войны. Конкретные пункты платформы по-прежнему утверждали протекционисткий тариф, золотой стандарт и объявляли борьбу требованиям свободного обращения серебра. Был включен пункт о трестах, осуждавший "все заговоры и объединения, направленные на ограничение долевой деятельности, на создание монополий, на ограничение производства или контроль над ценами"[31]. Кандидатом республиканцев был президент Уильям Мак-Кинли. Его выдвижение на съезде партии никем не оспаривалось.

"На рубеже века существенная разница между республиканцами и демократами постепенно стерлась, и избирательная борьба, служившая правящим кругами средством отстранения от политики широких масс населения, отражала борьбу отдельных монополистических группировок, стремившиеся использовать аппарат государственной власти для своей выгоды и не жалевших на это средств"[32]. Брайан в 1900 г. потерпел окончательный крах. Уильям Мак-Кинли стал президентом.

4. Политика Т. Рузвельта

В 1904 году президентом США стал Т. Рузвельт. Он был убежден в праве США на широкую военную экспансию, в праве США добиваться первого места среди мировых держав. Путь к мировой гегемонии, как он считал, лежал через подчинение главенству США всех стран американского континента. "Война – это настоящее дело мужчины", - любил говорить Рузвельт. Когда Рузвельт получил пост президента США, его первой мыслью и заботой было удержать этот пост за собой и на второй срок. Для этого он должен был привлечь на свою сторону и финансовую элиту ( в конечном счете распоряжавшуюся выдвижением кандидатов), и партийных боссов, и массу избирателей, голоса которых решали исход избирательной борьбы.

Лидеры буржуазных партий и руководители правительства США, являвшиеся не кем иным, как проводниками требований финансового капитала, были вынуждены обратиться к буржуазным реформам, поставить вопрос о введении какого-то надзора и контроля надо трестами со стороны федерального правительства. "Это были первые попытки государственного регулирования экономической деятельности крупных корпораций, что означало появление государственно-монополистических тенденций и развитии американского империализма"[33].

Когда Рузвельт пришел к власти, он постарался заручиться поддержкой влиятельнейших деятелей партии республиканцев. "Рузвельт постарался их уверить, что он преданный член партии ("that he was a party man"), просил их поддержки и обещал следовать их советам"[34]. Проект своего первого послания конгрессу он отправил на просмотр прежде всего этим "столпам" своей парии и некоторым бизнесменам. В этом послании Рузвельт утверждал (так же, как это делал и его предшественник), что страна никогда еще не была в столь цветущем состоянии, что "… никогда ранее средний человек, рабочий, фермер, мелкий торговец, не был так обеспечен, как он обеспечен в этой стране в настоящее время". По словам Рузвельта, всем своим благосостоянием страна "обязана капитанам индустрии – железнодорожным, торговым, промышленным магнатам и банкирам"[35]. Он считал, что неразумно запрещать тресты, нужно лишь наблюдать за ними и в умеренных пределах их контролировать, чтобы они развивались в гармонии с общественными институтами. По вопросу о тарифах Рузвельт высказался как вполне респектабельный республиканец. "Ничто не было бы более неблагоразумным в настоящее время, чем нарушение деловых интересов страны каким-либо общим изменением тарифной системы… при этом не только возможно, но и желательно объединить устойчивость нашей экономической системы с дополнительной системой взаимной выгоды и обязательств по отношению к другим народам… взаимность должна рассматриваться как служанка протекционизма"[36].

Первым действием правительства Рузвельта по отношению к трестам было возбуждение дела против компании "Норзерн секьюрити". Это была огромная корпорация с первоначальным капиталом в 400 млн. долл. Уже действовал закон Шермана об ограничении деятельности крупных трестов. Расследование по делу этой компании длилось целый год. 9 апреля 1903 год сент-полский суд вынес решение в пользу правительства, обвинив компанию в том, что она разрушила условия конкуренции между двумя дорогами. В результате компания разделилась на два предприятия. Но разделение было чисто формальным, ибо обе компании оставались в одних и тех же руках.

Рузвельт состоял в тесном контакте с консервативными республиканцами и представителями крупного бизнеса. Рузвельт лично обращался к Перкинсу с просьбой поддержать законопроект о создании министерства торговли и труда, и Перкинс охотно обещал президенту употребить свое влияние в деловых кругах в пользу билля.

Часть представителей крупной буржуазии, буржуазной интеллигенции стояли на позиции мира, осуждения войны.

В 1907 году американские пацифисты созвали в Нью-Йорке конгресс в защиту мира. Мелкобуржуазное по характеру и по основному составу, пацифисткое движение включало многих общественных деятелей, конгрессменов, сенаторов, бизнесменов. , в нем принимали участие видная общественная деятельница Джейн Адамс , конгрессмен Т. Бертон, стальной король Э. Карнеги и др.

Таким образом, представители буржуазных партий США в рассматриваемый период были озабочены нарастанием в стране классовых противоречий, выразившихся в длительной борьбе углекопов со своими хозяевами, в росте профсоюзного движения, в успехе социалистической пропаганды и образовании как раз в это время социалистической партии. Требования проведения демократических реформ, очищения органов власти от коррупции и обуздания трестов становились настойчивее с каждым годом. Все это в большой степени обусловливало внутреннюю политику буржуазных партий в конце XIX – начале XX вв.

5. Заключение

На основании вышеизложенных в данной работе фактов можно придти к следующим выводам. В США в конце XIX – начале XX века политика правящих кругов отразила рост государственно- монополистической тенденции, действие которой наблюдается с момента формирования империализма. Объективным условием развития государственно-монополистического капитализма в США был высокий уровень концентрации и централизации капитала, высокая степень развития гигантских корпораций, сложившаяся к этому времени финансовая олигархия. Все эти тенденции обусловили сглаживание различий в программах двух ведущих буржуазных партий США – демократической и республиканской. Росло стремление финансовой олигархии к более полному использованию в своих интересах государственного аппарата, укреплялась личная уния монополий с правительством, которое формировали поочередно то республиканская, то демократическая буржуазные партии.

В то же время правительство, являясь выразителем интересов крупного капитала, испытывало на себе давление со стороны и других классов и прослоек американского общества. Вынужденные под влиянием общественных движений проводить в жизнь некоторые прогрессивные законы и мероприятия по регулированию экономической жизни, руководители американского государства видели свою основную цель в укреплении капиталистического строя в целом и позиций крупного капитала в особенности. Прибегнув к реформам сверху, они проявили гибкость, но обнаружили неизбежную половинчатость, характерная для многих буржуазных реформ.

Многочисленные слои трудящихся и фермеров, представители интеллигенции и многие другие классы американского общества, в большей или меньшей степени испытывавшие на себе гнет монополистического капитала, по-прежнему находились в состоянии весьма далеком от внутреннего довольства.

Вследствие иммиграции бедняков из других стран состав пролетариата США был многонациональным. Значительная часть его состояла из пришлых рабочих – ирландцев, итальянцев, евреев, русских, немцев, поляков, на которых возлагалась самая черная и тяжелая работа, часто за ничтожную плату. Узкая верхняя прослойка наиболее квалифицированных рабочих превращалась в обуржуазившуюся рабочую аристократию. Большинство рабочих, которые практически были лишены многих демократических прав, стремились консолидироваться в рабочем движении. С этой целью 19-22 июля 1876 г состоялся съезд всех социалистических групп и партий, на котором было принято решение об образовании объединенной партии под названием Рабочая партия Соединенных Штатов. вскоре она была переименована в Социалистическую партию. Большую деятельность по защите прав рабочих вел "Орден рыцарей труда". В 80-х годах именно "Орден рыцарей труда" оказался той организацией, в которую устремились американские рабочие в момент подъема массового движения. В 1881 году возникла Федерация организованных тред-юнионов и рабочих союзов Соединенных Штатов и Канады, переименованная через пять лет в Американскую федерацию труда

Часто происходили столкновения интересов труда и капитала. Пример этому – выступление чикагских рабочих. 1 мая 1186 года около 40 тысяч рабочих Чикаго объявили забастовку. Бастовали металлисты, портные, рабочие лесных промыслов. Хотя у рабочих были мирные требования, но правительство жестоко расправлялась с забастовщиками. Наряду с Социалистической рабочей партией в борьбу за влияние на рабочий класс в конце 90-х годов XIX века вступила социал-демократическая партия. В июне 1897 года Юджин Дебс организовал Социал-демократическую партию Америки. В связи с развертыванием экспансии империализма США возникали движения против этой экспансии. Антиимпериалистическое движение объединило в своих рядах мелкую и среднюю буржуазию, представителей интеллигенции. Антиимпериалистическая лига, возникшая в 1898 году, осудила колониальную политику американского империализма.

Пролетариат США стремился создать новую профессиональную организацию с целью последовательного отстаивания своих интересов. В июне 1905 года в Чикаго состоялся съезд, на котором присутствовало 203 делегата, представляющих 43 организации. Главную роль на съезде играли Ю.Дебс, У.Хейвуд и Д. де Леон. Съезд утвердил устав новой организации, которая получила наименование "Индустриальные рабочие мира" (ИРМ). Эта организация была построена на иных принципах, нежели Орден рыцарей труда".

Итак, пролетариат Соединенных Штатов Америки в конце XIX – XX века стремился к отстаиванию собственных демократических прав, развивал свою политическую активность, создавал собственные политические партии и укреплял профсоюзное движение.

Концентрация производства и капитала. Старые и новые лидеры Начнем с производства. Как вы уже знаете, бурное развитие промышленности в последние десятилетия XIX в. сопровождалось появлением новых, технически более совершенных и производительных машин, транспортных средств и т. д. Это вело к укрупнению производства. В новых отраслях промышленности за относительно короткий срок был пройден путь от первых опытов в полукустарных мастерских до создания мощных предприятий. Приведём пример. В 1893 г. Г. Форд испытал свой первый изготовленный в мастерской автомобиль, который, по его признанию, «напоминал крестьянскую тележку». В 1903 г. уже было основано «Общество автомобилей Форда», в 1906 г. построено первое трёхэтажное заводское здание. К началу Первой мировой войны предприятия Форда превратились в своего рода империю с филиалами в Англии, Австралии и других странах. Здесь производилось 248 тыс. автомобилей в год. О росте автомобильного производства Г. Форда рассказывают данные таблицы.

Год

Площадь, занимаемая предприятием (в акрах)

Число работающих

Количество филиалов

Количество выпускаемых автомобилей в год

1903

0,28

311

1

1780

1908

2,65

1908

14

6181

1911

32

4110

Нет данных

45 000

Укрупнение предприятий, концентрация промышленного производства происходили не только вследствие развития технологий. Дело было ещё и в том, что в условиях бурного промышленного роста усиливалась конкуренция. Чтобы укрепить свои позиции в той или иной отрасли, предприятия объединялись в картели, синдикаты, тресты. Степень взаимодействия участников в этих объединениях различалась. В картелях, например, предприятия договаривались об объёме производства, рынках сбыта, ценах на однородную продукцию, но сохраняли финансовую и производственную самостоятельность. А в трестах они полностью переходили под единое управление, становились пайщиками одной компании. Цель названных объединений состояла в том, чтобы занять монопольное (единовластное, господствующее) положение в своей отрасли. Отсюда их общее название — монополии. Признанной «страной трестов» стали Соединённые Штаты Америки. В 1900 г. монопольные объединения, численно составлявшие 8% всех предприятий этой страны, выпустили 59,9% промышленной продукции, а к 1913 г. увеличили этот показатель до 80%. Крупнейшие из монополий часто распространяли свою власть сразу в нескольких отраслях, чтобы контролировать и производство, и доставку той или иной продукции. Так, нефтяной трест семейства Рокфеллеров «Стандард ойл» к началу XX в. контролировал 90% всей продукции нефти в США. Помимо нефтяных месторождений, он владел 70 тыс. км нефтепроводов, океанскими пароходами. Позже в трест вошли предприятия газовой и электротехнической промышленности, заводы по производству цветных металлов и др. Сходные явления имели место в других странах. В Германии две крупные компании — «Сименс-Гальске» и Всеобщая компания электричества (АЭГ) — производили около 2/3 продукции электротехнической промышленности, в судостроении также господствовали две компании — «Северогерманский Ллойд» и «Гамбург — Америка». В автомобильной промышленности Франции тон задавали две мощные фирмы — «Рено» и «Пежо». Наряду с концентрацией производства происходила концентрация капитала. В 1909 г. девять берлинских банков контролировали 83% всего финансового капитала страны, в это же время в Великобритании 12 банков управляли 70% всего банковского капитала. Борьба между промышленными и финансовыми монополиями шла не только за внутренние, но и за внешние рынки. Первые места по капиталовложениям за пределами своих стран в начале века занимали Великобритания и Франция. Британская буржуазия предпочитала вкладывать средства в колонии, где можно было получить большие прибыли за счёт дешёвого сырья и нещадной эксплуатации рабочей силы. Французские капиталы чаще вывозились за границу в виде займов под высокие проценты. Францию не без оснований называли «ростовщиком Европы». К началу Первой мировой войны в числе должников французских банков были Россия, Великобритания, Испания и другие государства. В начале XX в. стала особенно заметна неравномерность темпов развития в группе ведущих стран мира. США и Германия, позже вставшие на путь индустриализации, догоняли по многим экономическим показателям традиционных лидеров — Великобританию и Францию. США выдвинулись на первое место в мире по выплавке стали, добыче угля и нефти, производству электричества и выплавке меди. Германия обогнала Великобританию по производству стали и чугуна.

Борьба за «место под солнцем» Растущая экономическая мощь и интересы монополий подталкивали новых лидеров к вступлению в борьбу за источники сырья и рынки сбыта, за сферы прибыльного вложения капиталов. США, опоздав к колониальному разделу мира, стали настойчиво искать и расширять зоны своего экономического и политического влияния в разных регионах, в первую очередь в Латинской Америке. В конце XIX в. особое внимание североамериканского капитала привлекла Куба, находившаяся под властью Испании. Монополии США почти полностью контролировали на Кубе производство сахара, табачную промышленность, владели рудниками и железными дорогами. В апреле 1898 г. США потребовали от Испании предоставить Кубе независимость. Испания ответила отказом. Началась испано-американская война. Явное превосходство американского флота привело к скорому её завершению. Уже в декабре 1898 г. был подписан мирный договор, по которому Испания отказалась от прав на Кубу, Пуэрто-Рико и другие острова в Вест-Индии, а также от владений в Тихом океане — острова Гуам и Филиппинских островов (до этого США захватили ещё и Гавайские острова). Освободившаяся от колониальной зависимости Куба фактически оказалась под контролем США. На Филиппинах, население которых в течение нескольких лет боролось за независимость, американские войска проводили беспощадные акции «усмирения». На Гавайских островах, в бухте Пёрл-Харбор, была развёрнута крупная военная база США. Объектом интересов США стал также Китай, где предлагалось проводить политику «открытых дверей» (т. е. свободной деятельности всех иностранных компаний). В начале XX в. США предприняли новые шаги по расширению своего влияния в мире. Они способствовали провозглашению независимости Панамы (до этого одной из провинций Колумбии). Сразу вслед за этим был подписан договор, предоставлявший США исключительные права на зону Панамского перешейка, где предусматривалось построить канал, связывающий Атлантический и Тихий океаны. Планы расширения «жизненного пространства», зарубежной экспансии активно разрабатывались с конца XIX в. в Германии. Известный политик Б. фон Бюлов (в 1900—1909 гг. — канцлер Германии), выступая в рейхстаге в 1897 г., заявил: «Времена, когда немец уступал одному соседу сушу, другому — море, оставляя себе одно лишь небо... — эти времена миновали... Мы требуем и для себя места под солнцем». Планы не расходились с делом. В 1897 г. германский военно-морской десант высадился в китайской провинции Шаньдун, а в следующем году был подписан договор, превращавший эту провинцию в германскую сферу влияния. В 1899 г. Германия приобрела у Испании, потерпевшей поражение в войне против США, Каролинские и Марианские острова (кроме о. Гуам). Началось экономическое проникновение Германии в Османскую империю и другие страны Ближнего Востока (особое значение имели концессии на строительство железных дорог). Не была оставлена без внимания и Африка, где первые колониальные захваты Германия осуществила ещё в 1880-е годы. В первые десятилетия XX в. германская дипломатия боролась за возможность участвовать в колониальной эксплуатации Марокко, против установления в этой стране французского господства, но, несмотря на два спровоцированных ею марокканских кризиса, вынуждена была отступить.

Социальные движения Быстрое промышленное развитие стран Европы и Северной Америки в конце XIX — начале XX в., рост городов, увеличение доли рабочих и служащих в общей численности населения сопровождались расширением и активизацией социальных движений. Цели этих движений заключались в отстаивании насущных интересов различных слоёв и групп общества. Всё более массовым и организованным становилось рабочее движение. В 90-е годы XIX в. в большинстве стран Западной Европы и США произошло объединение разрозненных ранее профсоюзных организаций в общенациональные федерации. Это способствовало заметному росту численности профсоюзов. Так, в США число членов Американской федерации труда (АФТ) с 1886 по 1900 г. выросло со 138 тыс. до 868 тыс. человек, а в 1914 г. достигло уже 2 млн, что составляло около 10% всех американских рабочих. Традиционные задачи профсоюзного движения состояли в борьбе за улучшение условий труда и материального благосостояния рабочих. В начале XX в. для рабочих большинства стран актуальными являлись требования повышения заработной платы и установления 8-часового рабочего дня. О том, что было за что бороться, свидетельствуют цифры. Например, в США в 1914 г. средняя продолжительность рабочей недели составляла 54 часа. За год произошло около 2 млн несчастных случаев на производстве, каждые 16 минут у станка погибал рабочий. Хотя номинальная зарплата выросла за год более чем на 30 %, цены за это время поднялись на 32 %, а налоги на душу населения увеличились в 3,5 раза. В других странах положение было не лучше. Так, в Германии в конце XIX в. достижением считалось то, что правительство ввело для рабочих обязательный воскресный отдых, рабочий день для женщин был ограничен до 11 часов в день, на фабричных предприятиях запрещался труд детей младше 13 лет. Характерной чертой рабочего движения в этот период стало распространение анархо-синдикалистских идей («синдикат» — французское название профсоюза). Их последователи отвергали все формы политического господства (в том числе государство) и политической борьбы. Основной организацией рабочего класса, по их представлениям, должен быть профсоюз, главной формой борьбы рабочих — «прямые действия», т. е. стачки, бойкот, саботаж и высшее проявление борьбы — всеобщая экономическая забастовка. Цифры и факты Забастовочное движение в странах Европы в 1900—1913 гг. Франция. Число участников забастовок: 1902 г. — свыше 200 тыс., 1904 г. — около 300 тыс., 1906 г. — 438 тыс. человек. Великобритания. Число участников забастовок: 1905 г. — 93 тыс., 1906 г. — 217 тыс. человек. В 1912 г. проведена стачка горняков, требовавших, чтобы официально был установлен минимум, ниже которого зарплата не может опускаться. В разгар стачки бросили работу 1 млн горняков и ещё 1 млн рабочих на смежных предприятиях. Правительство вынуждено было принять компромиссный закон «о порайонном минимуме» заработной платы. Италия. На 1904 —1907 гг. пришёлся общий подъём стачечной борьбы. В 1906 г. был создан объединённый профсоюзный центр — Всеобщая конфедерация труда. В 1907 г. бастовало 576 тыс. человек. В ходе стачечного движения рабочие не ограничивались требованиями повышения зарплаты и улучшения условий труда. В их выступлениях всё чаще звучали и политические лозунги. Это было связано с влиянием социалистических партий, представлявших политические интересы людей труда. В социалистическом движении многих стран в конце XIX — начале XX в. происходило объединение разрозненных прежде партий и организаций. Во Франции, например, пришлось преодолевать сильную раздробленность движения, в котором последователи Ж. Геда, Ж. Жореса и некоторых других лидеров представляли особые течения. В 1905 г. была создана объединённая социалистическая партия. В Великобритании в 1900 г. возник Комитет рабочего представительства, учредителями которого стали тред-юнионы (профсоюзы) и отдельные социалистические партии. В 1906 г. на основе комитета оформилась лейбористская партия. Объединение социалистических партий способствовало усилению их позиций. Представители социалистов всё чаще проходили в парламенты своих стран. Более того, у них появилась возможность участвовать в работе правительственных органов. Одним из первых случаев такого рода стало вхождение в 1899 г. социалиста А. Мильерана в состав французского правительства в качестве министра торговли и промышленности. «Казус Мильерана» получил широкую огласку, а вопрос, вступать или не вступать в буржуазное правительство, вызвал бурные споры (в том числе на конгрессе II Интернационала в Париже в 1900 г.) и даже раскол среди французских социалистов. В отношении к этому событию отразились принципиальные разногласия по вопросам стратегии и тактики борьбы, выбора реформистского или революционного пути достижения поставленных целей, существовавшие в социалистическом движении. Одни его представители, например Э. Бернштейн, видели возможность постепенного «перерастания капитализма в социализм» путём реформ и расширения социальных завоеваний трудящихся. Другие — А. Бебель, К. Либкнехт, Р. Люксембург — выступали за социалистическую революцию, установление диктатуры пролетариата и отвергали любое «соглашательство с буржуазией». Третьи — К. Каутский, Р. Гильфердинг и другие — занимали промежуточную, центристскую, позицию. Споры между сторонниками названных течений не затихали вплоть до начала Первой мировой войны. События же первых десятилетий XX в. всё больше переводили существовавшие разногласия из области теоретических дискуссий в область политической практики и конкретных действий, от которых зависели судьбы тысяч людей. Наряду с промышленными рабочими борьбу за свои интересы вели и другие группы трудящихся. В США с конца XIX в. усилилось движение фермеров. Объединяясь в «фермерские альянсы» (союзы), они организовывали хранение и сбыт своей продукции, выступали против монопольных цен на перевозки, устанавливавшихся железнодорожными корпорациями, против земельных спекулянтов. В Италии в конце XIX — начале XX в. большого размаха достигло движение малоземельных крестьян и батраков на юге страны — в Сицилии и других областях. Итальянские крестьяне отказывались от уплаты налогов, нападали на муниципалитеты (местные органы власти), помещичьи усадьбы. В ходе борьбы создавались крестьянские организации — лиги. В 1901 г. образована Национальная федерация трудящихся крестьян. Выступления крестьян безжалостно подавлялись полицией и правительственными войсками. В 1904 г. были расстреляны демонстрации батраков на островах Сардиния и Сицилия, что вызвало забастовку протеста итальянских рабочих. Франция в 1907 г. была потрясена выступлением крестьян-виноделов. Оказавшись в бедственном экономическом положении, они потребовали от правительства помощи, отказывались платить налоги. Крестьяне объединились в Генеральную конфедерацию виноделов, провели несколько крупных демонстраций. Во время подавления волнений один из присланных правительством полков отказался стрелять в крестьян. Лишь крупные воинские силы смогли навести порядок. В этот период во Франции участились выступления государственных служащих: учителей, работников почт, телеграфа, железных дорог. Они добивались повышения своего крайне низкого жалованья. В ответ на это правительство приняло закон, запрещавший государственным служащим организовывать профсоюзы и проводить забастовки. В конце XIX — начале XX в. активизировалось феминистское движение. Его участницы выступали против разного рода ограничений в отношении женщин. Так, перед Первой мировой войной всеобщее избирательное право (распространявшееся и на женщин) существовало лишь в Норвегии, Австралии, Новой Зеландии. Во Франции, например, в конце XIX — начале XX в. избирательных прав не имели три группы населения — женщины, военные и жители колоний. На производстве женщины за равный с мужчинами труд получали в 1,5—2 раза меньшую плату. Женщины не были равноправны с мужчинами и в семейных отношениях. Для них ограничивались возможности получить высшее образование, стать, например, врачом, преподавателем в университете, юристом. Нетерпимость существовавшего положения осознавалась особенно остро по мере того, как женщины всё больше вовлекались в трудовую и общественную деятельность. Женщины-работницы стали активнее участвовать наряду с мужчинами в борьбе за улучшение своего материального положения. Представительницы среднего класса в течение нескольких десятилетий вели борьбу за предоставление женщинам избирательных прав. Активистки этого движения — так называемые суфражистки — устраивали митинги, публично нападали на официальных лиц, которые, по их мнению, препятствовали предоставлению женщинам права голоса, били стёкла в их домах и т. д. Будучи арестованными за свои действия, они объявляли в тюрьме голодовки. Достичь поставленных целей феминисткам удалось уже после Первой мировой войны.

Реформизм в начале XX века Рост выступлений рабочих и других групп трудящихся в большинстве стран Европы и Северной Америки, события российской революции 1905— 1907 гг. подталкивали власть имущих к некоторым уступкам, преобразованиям в социальных и политических отношениях. Во многих европейских государствах первое десятилетие XX в. стало временем реформ, которые проводились пришедшими к власти либеральными силами. Один из ярких примеров социального реформизма — деятельность либеральных правительств в Великобритании (1906—1916). Идеологом этого курса был популярный общественный деятель и незаурядный политик Д. Ллойд Джордж. Дэвид Ллойд Джордж (1863—1945) родился в семье бедного учителя в Уэльсе, рано лишился родителей. Не имея возможности платить за образование, самостоятельно изучил юридическое дело и начал работать в адвокатской конторе. Получив определённую популярность, добился избрания в парламент, стал известным деятелем Либеральной партии. В декабре 1905 г. вошёл в состав либерального правительства. В 1916—1922 гг. являлся премьер-министром Великобритании. Левое крыло Либеральной партии, к которому он принадлежал, пыталось выступить в роли посредника между предпринимателями и рабочими. В 1906 г. был принят новый закон о компенсации работникам, пострадавшим при несчастных случаях на производстве, в 1908 г. установлен 8-часовой рабочий день для шахтёров. Вводились пенсии для отдельных групп рабочих по достижении 70-летия. Сами рабочие называли их «пенсиями для покойников», поскольку дожить до этих лет тяжело работавшим людям было трудно. Позже появился закон о социальном страховании рабочих по болезни, инвалидности и безработице. В 1909 г. Д. Ллойд Джордж в качестве министра финансов предложил новый бюджет (распределение доходов и расходов) страны, который сам назвал «народным». В нём выделялось около 10 млн фунтов на социальные расходы, планировалось увеличение налогов с зажиточных слоёв населения. Однако в этом же бюджете почти в четыре раза больше средств, чем на социальные нужды, отводилось на усиление военно-морского флота. «Сын народа», как представлял себя Ллойд Джордж, служил империи и ставил на первое место её интересы. В Италии в первое десятилетие XX в. проводился курс «прогрессивного либерализма», идеологом которого стал Джованни Джолитти (1842—1928). Он считал, что революционный натиск «народных классов» может быть предотвращён, если принять прогрессивные социальные законы. Либеральные правительства восстановили отменённые ранее политические свободы, право создания профсоюзов, усилили ограничения на использование детского и женского труда в промышленности, ввели обязательное 6-летнее школьное обучение. Совершенствовалось трудовое законодательство. В то же время либералы провели законы, отменявшие право железнодорожников, государственных служащих на забастовку. Попытки урегулирования экономических и социальных противоречий предпринимались в этот период и в США. Президент Теодор Рузвельт (занимал этот пост в 1901—1909 гг.) провозгласил кампанию против злоупотреблений монополий. Были приняты законы в области охраны природных богатств страны, против бесконтрольного использования земель и водных ресурсов. Специальными постановлениями вводился контроль за качеством пищевых продуктов и медикаментов, чтобы предотвратить злоупотребления компаний-производителей. Преобразования, проводившиеся в названных странах, касались разных социальных проблем. Общим было то, что они стали возможны благодаря многолетней, настойчивой борьбе многих людей. Реформы нередко оказывались половинчатыми, реальные результаты не всегда соответствовали обещаниям. Но всё же они расширяли права трудящихся и демократические права в целом.

Национальные отношения и национальные вопросы Важной проблемой для многих европейских стран в начале XX в. были отношения между населявшими их народами. Это касалось прежде всего многонациональных империй, сложившихся в течение столетий и основывавшихся на подчинении господствовавшей нацией других, как иногда говорили, «малых» народов. Но малых народов не бывает, каждый из них значителен тем, что неповторим и хочет жить на своей земле в соответствии со своим историческим опытом, ценностями и устремлениями. XIX век стал столетием пробуждения национального сознания народов, входивших в империи. Это касалось как господствовавших, так и подчинённых наций. Во многих европейских странах эти процессы получили название «национальное возрождение». Они нашли яркое выражение в развитии национальных языков, литературы и истории, художественной культуры. Подъём духовной жизни сопровождался заметным продвижением в социально-экономическом развитии. В европейских революциях 1848—1849 гг. национальный вопрос прозвучал отчётливо и сильно, здесь были свои герои и свои жертвы. Идеи гражданских прав и свобод, социальной справедливости, которые распространялись и отстаивались в XIX в. различными социальными движениями, не могли не отразиться и на национальных отношениях. Национальный вопрос стал всё чаще обсуждаться в парламентах и политических партиях. Однако стремление обосновать и защитить права народа нередко строилось на идее его национальной исключительности, превосходства над другими. Такая позиция вела к крайнему национализму. История XX в. показала, что он может проявляться как у «великих», так и у «малых» народов. Усиление националистических настроений в начале XX в. стало порождать острые и затяжные конфликты. Рассмотрим несколько ситуаций, в которых отражалась сложность национальных отношений в Европе в тот период. Крупнейшим многонациональным государством в Центральной Европе являлась Австро-Венгрия. В австрийской части государства в конце XIX — начале XX в. особенно обострился «чешский вопрос». Чехия была одной из наиболее развитых в экономическом и социальном отношении частей империи. Естественное стремление чешской буржуазии обеспечить себе прочные позиции в экономической и политической жизни страны дополнялось широким общественным движением чехов за национальное равноправие. В отличие от Венгрии чешские земли в XIX в. не сумели добиться признания своей самостоятельности в рамках империи. В результате многие чешские буржуазные политики (так называемые «младочехи») перешли в оппозицию к венскому правительству. А поскольку в имперском парламенте — рейхсрате — австро-немецкие депутаты составляли меньшинство (43 % голосов), то оппозиционные силы имели возможность практически парализовать его работу. В конце XIX — начале XX в. камнем преткновения в немецко-чешских отношениях стал вопрос о двуязычии. Бурную реакцию вызвала попытка австрийского правительства ввести в 1897 г. в чешских землях, где до этого официальным языком был немецкий (он использовался в государственных учреждениях, армии и т. д.), второй официальный язык — чешский. Националистически настроенные немецкие организации в Австрии и в самой Чехии (здесь особенно активными были немцы, проживавшие в пограничной с Германией Судетской области) выступили против этого решения. Во многих городах проводились демонстрации сторонников и противников двуязычия. В парламенте происходили стычки между депутатами, так что приходилось вмешиваться полиции. Премьер-министр К. Бадени, подписавший решение о введении двуязычия, был вызван на дуэль немецким националистом и ранен в руку. В результате этих событий правительство ушло в отставку, парламент был распущен. Но «чешский вопрос» остался. Иной была ситуация в польских землях империи. Галиция, часть населения которой составляли поляки, имела собственный сейм, польский язык был признан здесь официальным. Аристократы и шляхта поддерживали центральную власть, занимали высокие посты в имперских органах управления. Польское население Галиции имело более благоприятные условия для национального развития, чем поляки, проживавшие в Германии и России. Вместе с тем украинское население Галиции оказалось под двойным гнётом — со стороны австрийских властей и польских помещиков. В Венгрии, добившейся в 1867 г. статуса самостоятельной части «двуединого» государства, существовали свои национальные проблемы. С одной стороны, венгерский сейм (парламент) выступал за расширение независимости Венгрии, введение самостоятельной армии, учреждение венгерского национального банка, за таможенное отделение от Австрии и т. д. С другой стороны, сохранялось неравноправное, угнетённое положение невенгерского населения — словаков, румын, русинов, хорватов, словенцев и др. Оно особенно осложнялось в связи с провозглашением «единой венгерской политической нации». В школьном образовании применялся тезис: «В Венгрии живут только венгры». Власти стремились сокращать число невенгерских национальных школ и культурно-просветительных учреждений. В 1907 г. венгерский язык был введён как язык обучения в большинстве «народных школ» (в средних школах это было сделано ещё раньше). В результате постепенно «мадьяризировались» школы словаков и закарпатских украинцев. Национальное неравноправие, политика мадьяризации вызывали разное отношение у людей невенгерских национальностей. Одни предпочитали приспособиться к существовавшему положению, другие решались на борьбу против него. Особенно острая ситуация сложилась в Хорватии, население которой всё активнее выступало против подчинения Венгрии. В начале века Хорватия постоянно находилась на «чрезвычайном положении». В 1912 г. в ответ на подъём освободительного движения венгерское правительство распустило хорватский сейм и приостановило действие конституции на территории Хорватии. Национальные противоречия, пронизавшие австро-венгерское государство сверху донизу, часто отодвигали на задний план другие проблемы. Даже социал-демократическая партия Австрии в конце XIX в. раскололась на шесть национальных партий: австрийскую, чешскую, польскую, украинскую, южнославянскую и итальянскую. В чешских землях нередки были случаи, когда на одном предприятии действовали две профсоюзные организации — чешская и немецкая. Национальные проблемы, с трудом улаживаемые в мирное время, могли оказаться серьёзной угрозой целостности империи при малейших потрясениях. Ареной национального противостояния становились в этот период не только многонациональные империи. В Великобритании в начале XX в. с новой остротой дал о себе знать ирландский вопрос. Камнем преткновения здесь служило требование о гомруле (самоуправлении) Ирландии. Отношение к нему было разным, часто взаимоисключающим. За достижение самоуправления законодательным путём выступала Ирландская парламентская партия. Другую позицию занимала партия «Шин фейн» (в переводе — «Мы сами»), основанная в 1905 г. группой ирландских политических деятелей во главе с А. Гриффитом. Она призывала к ненасильственному сопротивлению угнетателям, включая отзыв ирландских парламентариев из палаты общин и созыв народной ассамблеи, к бойкоту английских товаров и т. д. За независимость Ирландии выступала Ирландская социалистическая партия. Наиболее решительные позиции занимало возродившееся в эти годы Ирландское республиканское братство, которое стремилось к освобождению Ирландии вооружённым путём. Против предоставления Ирландии самоуправления выступали английские консерваторы и часть протестантского населения в самой Ирландии. Это были в основном крупные землевладельцы и предприниматели, потомки англо-шотландских завоевателей Ирландии. Они предлагали сохранить в составе британского королевства если не всю Ирландию, то её северо-восточную часть — Ольстер. Сторонников этой позиции называли юнионистами (от слова union — союз). В 1912 г. либеральное правительство попыталось провести через парламент закон о гомруле. Ирландские юнионисты заявили, что не подчинятся этому закону, и собрали хорошо вооружённый добровольческий корпус. Офицеры правительственных войск отказались выполнить приказ направиться в Ольстер для подавления мятежа юнионистов (1914). С другой стороны, силы, выступавшие за гомруль, также создали свои вооружённые отряды. Столкнувшись с угрозой гражданской войны в Ирландии, правительство отказалось от введения в действие закона о самоуправлении. Ирландский вопрос остался открытым.

Революция 1848—1849 годов в Германии— революционные события, которые длились с марта 1848 года до позднего лета 1849 года в Германском союзе и ставшие частью буржуазно-демократических и национальных восстаний в большинстве стран центральной Европы.

Главной внутренней пружиной был вопрос об объединении Германии, устранении вмешательства князей, правящих феодальных сил в хозяйственную жизнь немецких государств, открывающее путь дальнейшему развитию капиталистических отношений. Идея объединения Германии нашла широкое распространение среди либеральной буржуазии.

Во время революции был создан первый общегерманский парламент — Франкфуртское национальное собрание и была отменена цензура.

Заседание Национального собрания в церкви Святого Павла. За трибуной — Роберт Блюм. Июнь 1848 года

22 февраля 1848 г. «реформистский» банкет (называемый так потому что оппозиционеры требовали реформы избирательного закона) национальной гвардии был запрещён в 12-ом муниципальном округе Парижа (Франция), что спровоцировало мятеж. В результате революции 1848 года во Франции, король Пруссии Фридрих Вильгельм IV объявил об отмене цензуры печати.

Революция

1848 год

На юге и на западе страны прошли крупные собрания и массовые демонстрации. Главным образом, население требовало свободу печати, собраний и национальный Германский парламент.

В Гейдельберге (Баден), 5 марта 1848 г., группа немецких либералов начала готовится к выборам в Германский парламент. Предпарламент был собран 31 марта, во франкфуртской церкви Святого Павла. Его члены призывали к свободным выборам в национальный Германский парламент, на что было согласно большинство германских княжеств.

В заключение, 18 мая 1848 г. Германский парламент открыл свою первую сессию в церкви Святого Павла. Из-за того что среди 586 депутатов много было профессоров (94), учителей (30) или имеющих университетское образование (233), его прозвали «профессорским парламентом» (нем. Professorenparlament).

Настоящие политики оставались меньшинством в этом первом парламенте. Всего около 400 депутатов выражало какие-либо политические фракции, обычно называемые по местам сбора их членов:

  1.  Café Milani — правые/консерваторы (40)
  2.  Casino — правые центристы/либеральные консерваторы (120)
  3.  Landsberg — центристы/либералисты (40)
  4.  Württemberger Hof — левые центристы (100)
  5.  Deutscher Hof — левые/либеральные демократы (60)
  6.  Donnersberg — крайне левые/демократы (40)

Провозгласив эрцгерцога Иоанна администратором государства не без помощи либерального политика Генриха фон Гагерна, парламент приступил к созданию современной конституции как основы для объединённой Германии.

С самого начала главными проблемами были регионализм, поддержка локальных вопросов над пангерманскими, и австро-прусские конфликты. Эрцгерцог Иоанн Австрийский был избран временным главой государства (имперский наместник, нем. Reichsverweser), что было попыткой создания временной исполнительной власти. Однако большинство немецких княжеств не признавали новое правительство. Впредь, слабостью парламента стала реакция. Германский парламент потерял много репутации в глазах немецкой публики, когда Пруссия поддержала свои собственные политические намерения в Шлезвиг-Гольштейнском вопросе без предшествующего его на то согласия. То же произошло и тогда, когда Австрия подавила народное восстание в Вене военной силой.

Несмотря на это, начались дискуссии о будущей конституции. Главными вопросами были:

  1.  Включать ли в состав объединённой Германии германскую часть Австрии и, соответственно, конституционно отделить эти территории от остальной империи Габсбургов («великогерманский путь объединения Германии»), или исключить Австрию, предоставив руководящую роль Пруссии («малогерманский путь объединения Германии»)? В итоге, этот вопрос был исчерпан, когда австрийский премьер-министр ввёл централизированную конституцию для всей Австрийской империи, что заставило депутатов отказаться от своих надежд на «Великую Германию».
  2.  Стать ли Германии наследственной монархией, выборной монархией, или же республикой?
  3.  Стать ли Германии федерацией относительно независимых государств или централизированной державой?

Вскоре события начали опережать дискуссии. Депутат Роберт Блум был послан в Вену своими левыми политическими коллегами на миссию установления деталей подавления тамошнего народного восстания военным путём. Р. Блум участвовал в уличных боях, был арестован и казнён 9 ноября, вопреки своим претензиям на неприкосновенность как член Франкфуртского парламента.

Хотя достижения Мартовской революции и были ликвидированы во многих немецких княжествах, дискуссии в парламенте продолжались, всё больше и больше теряя контакт с общественностью.

В декабре 1848 года «Фундаментальные права для Немецкого народа» провозглашали равенство всех граждан перед законом.

1849 год

28 мая 1849 года ещё черновая конституция, наконец, прошла. Новой Германии суждено было стать конституционной монархией, и титул главы государства («император немцев»[1]) должен был стать наследственным и носить его должен был соответствующий король Пруссии. Это предложение было поддержано не более чем 290 голосами за, остальные 248 депутатов воздержались. Конституция была принята 29 маленькими государствами, но не Австрией, Пруссией, Баварией, Ганновером или Саксонией.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

74989. Местоимение как часть речи. Роль местоимений в тексте 115.5 KB
  ЦЕЛЬ: Дать представление о местоимении как части речи; познакомить с особенностями местоимений и их ролью в речи; учить подбирать необходимые местоимения в связной речи. Называют ли местоимения она у нее конкретный предмет или только указывают на него...
74990. Інтерактивні методи навчання на уроках у початковій школі 42.5 KB
  Інтерактивне навчання забезпечує взаєморозуміння взаємодію взаємозбагачення. Сумісна діяльність учнів у процесі навчання полягає в тому що кожний учень сильний чи слабкий вкладає в цей процес свій особистий індивідуальний внесок.
74991. День Святого Миколая 34.5 KB
  Найбільшою пошаною в народі відзначалося свято Миколи, який вважається покровителем бідний і знедолених та заступником рибалок і моряків. Святого Миколу вшановують два рази на рік: 22 травня і 19 грудня.
74993. Твой первый миллион 72.5 KB
  Цель: установить коэффициент интеллекта участников, расширить кругозор, активизировать мыслительную деятельность, смекалку, сообразительность, заинтересованность в чтении дополнительной литературы; воспитывать целеустремленность, смелость, решительность.