35497

КУЛЬТУРА СОВЕТСКОЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ И ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ В САТИРЕ 1920–х ГОДОВ

Курсовая

Литература и библиотековедение

Анализ специфики репрезентации советской повседневности в сатире. Как известно, в этот период истории происходила, навязываемая сверху, смена отношений к повседневности: «борьба» старого и нового быта. Ключевым вопросом в нашей курсовой работе является осмысление противостояния традиционного уклада жизни и навязываемыми сверху принципами «новой жизни».

Русский

2014-12-11

209.5 KB

9 чел.

КУЛЬТУРА СОВЕТСКОЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ И ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ В САТИРЕ 1920 –х гг.

Курсовая работа


СОДЕРЖАНИЕ

[1]

[2] СОДЕРЖАНИЕ

[3]
ВВЕДЕНИЕ

[4] ГЛАВА I Повседневность как феномен культуры

[5] ГЛАВА II.Советская повседневность

[6] 1920-х годов

[6.1] 2.1 Борьба старого и «нового» быта

[6.2] 2.2 Повседневность в сатире 20-х годов

[7] ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[8] СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

[9] Приложение


ВВЕДЕНИЕ

 

 Повседневность является неотъемлемой частью жизни любого человека, если заходит речь о повседневности, на ум приходят мысли о чем-то привычном, рутинном, том, что всегда окружает нас и  наполняет нашу жизнь.   Повседневность является одним из феноменов культуры, так как  именно в ней проходят жизненные процессы, как и отдельного человека, так и группы людей. Повседневность отражает жизнь в целом, то есть она представляет практически в целом изучаемую культуру.

В данной работе рассматривается отражение культуры советской повседневности  сатире 1920 годов. Большое внимание уделяется «миру вещей» в повседневной жизни.

Изучению повседневности должно уделяться серьезное внимание, так как  это может помочь созданию реального представления о жизни людей в прошедшие эпохи, вместо идеальных схем. Актуальность работы обусловлена необходимостью углубления и расширения представлений об особенностях советской действительности 20-х годов XX века, так как на сегодняшний день, по прошествии стольких лет, можно объективно рассмотреть советскую повседневность 20-х годов XX века и охарактеризовать ее. Объектом исследования стала культура советской повседневности 20-х годов XX века, а предметом исследования стало воплощение советской культуры в сатире 1920-х годов.

Цель исследования – анализ специфики репрезентации советской повседневности в сатире. Как известно, в этот период истории происходила, навязываемая сверху, смена отношений к повседневности: «борьба» старого и нового быта. Ключевым вопросом в нашей курсовой работе является осмысление противостояния традиционного уклада жизни и навязываемыми сверху принципами «новой жизни».

Цель работы определила решение следующих задач:

1. Определить понятие «повседневность», «повседневная культура, «быт», «бытовая культура».

2. Дать характеристику повседневности 20-годов XX века

3. На примере сатиры 20-х годов показать проблему взаимодействия старого и нового быта в советской культуре первого десятилетия.

Для написания данной курсовой работы была использована разнообразная литература, журнальные статьи, монографии. Большая часть литературы посвящена вопросам «повседневности». Здесь можно отметить  работу Светланы Бойм «Общие места: мифология повседневной жизни», в которой были раскрыты вопросы, касающиеся повседневного быта СССР: отдельные главы дают оценку быта в коммунальных квартирах. Эта работа была незаменима для понимания советской повседневности. Так же большое значение приобрела статья Ю.Г Гусева Политика «Нового быта» СССР, из которой были почерпнуты факты, касающиеся быта и жизни в 20-е годы XX века.  Идея о взаимосвязи повседневного быта и сознания человека была сформулирована благодаря учебному пособию Б.В. Маркова «Культура повседневности». Роль изучения повседневности была рассмотрена в статье Вамбольдта и Шубиной «Повседневность в истории»

Как следует из названия исследовательской работы, художественная литература выступает как незаменимый источник, изучение которого является ценным материалом для попытки воссоздания деталей общественной и частной стороны жизни.

На сегодняшний день нельзя сказать, что тот вопрос, который рассматривается в данной курсовой работе, изучен, невзирая на то, что повседневность как предмет исследования является достаточно разработанным, но как таковой практики взгляда на повседневность через призму литературных произведений не имеется.

Все использованные источники позволяют воссоздать панораму жизни страны, понять наших предшественников и время, в котором они жили.

Структура курсовой работы и ее содержание подчинены целям и задачам исследования. Она состоит из введения, основной части, заключения и списка используемой литературы.


ГЛАВА I Повседневность как феномен культуры

На сегодняшний день в науке нет единого подхода к определению понятия «повседневность». Наиболее часто под повседневностью понимается обыденная, т.е. неспециализированная культура, что включает в себя не только быт человека, но и его досуг, стиль повседневной жизни и модели поведения человека на работе и в быту, каждодневные занятия, проблемы и заботы обыкновенного человека, а также обыденное сознание.  Повседневность, по словам Б.В. Маркова: «Это не только мысли и переживания людей, но и деятельность, регулируемая нормами и институтами»1.

Невозможно обойти стороной изучение повседневности, так как она является неотъемлемой частью жизни каждого человека, несмотря на свою «обыденность», непрекращающуюся повторяемость, именно мир повседневной жизни может послужить открытию новых сторон жизни не столько одного человека, но и нации в целом. Как отмечал в своей работе Фернан Бродель: «Материальная жизнь – это люди и вещи, вещи и люди. Изучить вещи пищу, жилища, одежду, предметы роскоши, орудия, денежные средства, планы деревень и городов – словом все, что служит человеку – вот единственный способ ощутить его повседневное существование»2. В тех условиях, в которых человек прибывает каждый день, и формируется его характер, взгляд на мир. Можно даже предположить, что есть непосредственная связь между повседневностью и национальным характером, однако вопрос, что входит в зависимость от другого все же достаточно спорен.  

Первейшее свойство повседневности – ее общественный, коллективный характер, предполагающий постоянную коммуникацию. Наши представления о мире в повседневности неизбежно типизированы. Мы пользуемся клише, стереотипы, ориентируемся на общепринятые нормы. Действительность является понятной и предсказуемой. Человек способен достигать целей и воспроизводить свою жизнь именно благодаря наличию повторяемости общепонятных поведенческих циклов.

На сегодняшний день вопросов возникает очень много вопросов, что следует считать повседневностью, а что  относить к не-повседневности. Многие разработки охватывают следующие темы: проведение свободного времени, культура рабочих, праздники и традиции, которые открывают культурологии новые поля для исследований. Однако не стоит забывать, что и «большие люди» имеют свои будни.

Фернан Бродель писал о повседневности: «Исходным моментом для меня была та сторона жизни, в которую мы оказались вовлечены, даже не отдавая себе в том отчета, – привычка, или даже рутина, эти тысячи действий, протекающих и заканчивающихся как бы сами собой, выполнение которых не требует ничьего решения и которые происходят, по правде говоря, почти не затрагивая нашего сознания. Я полагаю, что человечество более чем на половину погружено в такого рода повседневность. Неисчислимые действия, передававшиеся по наследству, накапливающиеся без всякого порядка. Повторяющиеся до бесконечности, прежде чем мы пришли в этот мир, помогают нам жить – и одновременно подчиняют нас, многое решая за нас в течение нашего существования»3.

Можно сказать, что повседневность – это мир в котором мы находимся, который подвергается нашему воздействию и в то же время влияет на нас. Культуру повседневности можно воспринимать, как форму организации повседневной жизни человека: она проявляется через ежедневное поведение человека, вещи, предметы, окружающие его в обычной жизни.

Однако огромное значение имеет сама «повседневная жизнь», определение которой найти очень затруднительно. Многие авторы даже не пытаются объяснить его значение и не акцентируют внимание на этом вопросе, складывается впечатление, что это считается «чем-то самим собой разумеющимся», если анализировать названия многих книг, то повседневность в основном отождествляется с бытом и нравами.

Одновременно с разговором о повседневности, зачастую сразу же возникает вопрос – можем ли мы считать быт, бытовую культуру за непосредственную часть повседневной жизни или же эти понятия стоит различать?

По определению толкового словаря русского языка С.И Ожегова и Н.Ю Шведовой быт – «Жизненный уклад, повседневная жизнь»4. Таким образом, быт не следует отрывать от повседневности, так как именно он является той составляющей частью ежедневных человеческих будней.  «Быт — это обычное протекание жизни в ее реально-практических формах; быт — это вещи, которые окружают нас, наши привычки и каждодневное поведение. Быт окружает нас как воздух, и, как воздух, он заметен нам только тогда, когда его не хватает или он портится»5. По аналогии с повседневной культурой, можно сказать, что бытовая культура – налаженный уклад повседневной жизни человека.

Получается, что бытовая культура – это одна из ключевых составляющих культуры повседневности. Повседневность – это мир всех людей, в котором исследуется не только материальная культура, питание, жилье, одежда, но и ежедневное поведение, мышление и переживания. «Для изучения обыденного мира интерес представляют маленькие люди, среднестатистические мужчины и женщины, их столкновения со значительными событиями, такими как индустриализация, образование государства или революция»6.

Однако не следует забывать, что изучение деталей быта – это все же предварительное условие при разговоре о повседневности, хотя и необходимое.

Для самих «обывателей», погруженных в свои повседневные заботы, быт является привычным и естественным, он служит фоном, на котором разворачиваются отношения между людьми. Для изучения повседневности главным становится взгляд «изнутри», попытка постичь и понять все ежедневные заботы и переживания.

Можно сказать, что «повседневное» это то, что происходит каждый день, в силу чего не удивляет. Оно обнаруживается в форме рутины, привычки и многочисленных знакомых явлений. Так, реальный быт большинства советских людей складывался из барачно-коммунального жилья, бесконечных стояний в очередях, отоваривания карточек, получения талонов и т.п. Повседневными являются ситуации, которые часто повторяются в столь похожей форме, что уже не воспринимается их уникальность, которой они отчасти обладают. Центральными в анализе повседневности становятся жизненные проблемы тех, кто в основном не оставили свой след в истории.

Большое значение к изучению повседневности приобретает подход Лотмана. Из «Бесед о русской культуре» видно, что он внимателен к бытовым подробностям, однако для него они важны не сами по себе: он истолковывает бытовое поведение, прежде всего, исходя из норм и ценностей изучаемой культуры.

Задача исследователя повседневности - почувствовать дух времени, который во многом определяет состояния, поступки людей и культурную ситуацию в целом. Сложность изучения повседневности в том, что сама «жизнь» с трудностью фиксируется теми, кто ее проживает. Для носителя культуры повседневное протекает не заметно, а исследователь из ежедневных рутинных практик может придти к пониманию состояния всей культуры в целом, так как повседневность динамична в сравнении с официальной культурой, через изучение обыденного проще  понимается ситуация в обществе.

Мир повседневности нельзя  рассматривать без наполняющих его смыслом предметов, а именно без мира вещей, который наполнен символами и смыслами.

Изучение повседневности помогает наиболее глубоко рассмотреть историю человечества в целом. Та ежедневная «рутина», сопровождающая человека на протяжении всей жизни, является неотъемлемой частью культурной истории любой страны. Повседневность должна занимать в процессе культурологических исследований подобающее место, так как это может помочь созданию реального представления о жизни людей в прошедшие эпохи. Следующая глава исследовательской работы посвящена исследованию и сопоставлению «житейских мелочей» советских граждан 20-х годов на примере

сатиры тех лет. Ведь для полного понимания какого-либо вопроса следует начинать с малого, так как именно с помощью незначительных деталей можно оценить историческую и культурную ситуацию, царившую в стране.


ГЛАВА II.Советская повседневность

1920-х годов

2.1 Борьба старого и «нового» быта

Изучение повседневности в рамках отечественной науки началось относительно недавно. Исследователями были выделены основные вопросы, к которым следует обращаться при рассмотрении советской повседневности:

  1.  изменение публичного и частного жилищного пространства горожанина;
  2.  качество жизни советского человека;
  3.  гендерные аспекты советской повседневности;
  4.  советское детство: школа и детская литература, детское кино и театр;
  5.  миграция как фактор повседневности: бегство и высылка, переселение и переезд, «покорение Севера» и распределение.7

В нашей работе мы постараемся осветить часть из них.

XX век принято считать, с одной стороны, временем разительных перемен, с другой – эпохой потрясений, тяжелых заблуждений. Оценка своего века советского поэта Николая Глазкова:

Я на жизнь взираю из-под столика.

Век двадцатый — век необычайный.

Чем столетье лучше для историка,

Тем для современника печальней…8

Однако исследователи повседневности отмечают, что именно нестабильные времена дают самую лучшую почву для анализа обыденной жизни, так как именно в период раскола, перелома привычных жизненных практик, повседневность начинает играть важную роль: ее уже невозможно не заметить, так как именно в этой среде начинаются существенные изменения.  

Революционные события,  гражданская война и голодные годы изменили страну. Многовековой уклад жизни был нарушен. Например, в своей работе Андрей Синявский употребляет такое название для обозначения того хаоса, что царил в стране - «Перевернутый быт», под этим подразумеваются и бедствия от гражданской войны и бесконечные реквизиции, выселения, уплотнения, уничтожение целых сословий и классов9.  Многие «новоиспеченные» граждане СССР находились в растерянности: «Что же будет дальше?» Однако их опасения были напрасны, так как у партии уже были готовы ответы на все, возникающие вопросы. Активно велась политика переустройства всей жизни людей: ведь, чтобы создать что-то новое, проще не реформировать старое, а просто уничтожить все связи с нелицеприятным прошлым. Для решения такой задачи советского правительства, как создание нового совершенного человека, лишенного практически всех пороков, которые были так распространены во времена царской России, было выбрано направление изменения уклада повседневной жизни. Такое решение было принято не случайно, как было сказано в первой главе, повседневный быт оказывает огромное значение на формирование личности человека. Возникает вопрос: «Можно ли насильственным путем изменить то, что было заложено в русском человеке многовековой историей или это заранее «провальное» дело?» Выяснить это мы попытаемся в следующих параграфах нашей работы.

Новое правительство решило в корне изменить отношение к вопросам повседневности и быта. В своей программе большевики поставили цель  -  избавление от мещанского быта, который впоследствии будет переформирован в социалистический. В 20-е годы предлагалось бороться с мещанской пошлостью, «псевдопролетарскими безделушками» и т.п. Все то, что раньше считалось неотъемлемой частью культуры, было подвержено изменениям. Примером этому, могут служить строки из стихотворения В. Маяковского:   

«Мораль

стиха

понятна сама,

гвоздями

в мозг

вбита:

— Товарищи,

переезжая

в новые дома,

отречемся

от старого быта!10»

Борьба шла за «настоящую» красоту, лишенную оттенков мещанства: «с "фарфорово-фаянсовой диктатурой" мопсов, русалок, чертей и слоников, с мещанской роскошью»11.

«Лидеры коммунистической партии придавали большое значение переустройству быта. Последствием этого переустройства должно было быть появление равноправия, раскрепощение женщины, появление новой формы семьи, обобществление воспитания детей и т.д.»12  Иллюстрацией к программе переустройства общества может послужить плакат  Шегаля Григория Михайловича 1931 года: «Долой кухонное рабство! Даешь новый быт!»13 Как Петр первый когда-то прорубил окно в Европу, так советский гражданин нового образца должен «открыть» для себя все прелести нового повседневного существования, быта, коренным образом отличающегося от того, что было ранее. Новый быт был направлен на искоренение прежних патриархальных традиций, граждан пытались заставить почувствовать себя единой большой семьей. Если ранее буржуазная культура была насквозь индивидуалистической, то новая пролетарская культура должна быть коллективистической.

 Если в основе нового общества лежит коллективный труд и хозяйство, то и быт должен быть коллективным. Светлое будущее виделось за коммунами – вообще все было направлено на обобществление быта. Убивая домашнее хозяйство, большевики уничтожали мещанскую собственность, ведь пролетарий должен быть выше всей мелочности домашнего быта.

Если вновь обратиться к тому, что было выяснено в первой главе мы пришли к выводу, что повседневность обладает коллективным характером, т.е, с одной стороны, можно предположить, что вмешательство государства в «бытование» граждан могло дать положительные плоды, так как бытовая культура является непосредственной частью повседневности и какое-либо вмешательство в нее может изменить структуру повседневной жизни.  В то же время стоит обратить внимание, что быт – не самая важная часть повседневности. Также немаловажным является тот факт, что повседневность не возникает в один момент: история повседневности отдельной страны, региона, нации предполагает общие, повторяющиеся циклы, которые «разбавляются» новыми деталями быта, которые не меняют суть повседневности, как таковой и отношения к ней. В момент попытки переформирования быта возникали непреодолимые противоречия между прошлыми традициями, избавиться от которых было трудно, и новыми, навязываемыми правилами. Привычный мир людей оказался практически разрушенным, но «ломать не строить» - альтернатива, предложенная государством на смену старого быта, не была претворена в жизнь.

Если вновь обратиться к истории, то в 1920-е годы коллективизм превратился в одну из сильнейших составляющих стиля и образа жизни. Взгляд на личное хозяйство как на основу любого дома подлежал искоренению. «Мы вступили в полосу социалистического строительства. Единичные отдельные домашние хозяйства стали вредным пережитком. Они должны быть отменены»14. Сфера частной жизни, ведение домашнего хозяйства, семейные традиции и повседневные практики провозглашалось новой моралью общественным достоянием, «Партия имеет право заглянуть в семью каждого из нас и проводить там свою линию»15, - один из традиционных тезисов в публицистике 20-х годов.

Все изменения, которые претворялись в жизнь, вносили путаницу в повседневную жизнь граждан страны, нарушали привычные порядки. Очень долгое время советский быт оставался нестабильным. У общества была острая потребность самоопределения, которая возникает либо, когда нет общепризнанного авторитета, либо после переоценки ценностей.

«Культура - негенетическая память коллектива, - писал Ю.М. Лотман, — она всегда связана с историей, всегда подразумевает непрерывность нравственной, интеллектуальной, духовной жизни человека, общества и человечества»16. Так получилось, что в стране была практически «сметена» вся традиционная система представлений о правильном образе жизни,  были разрушены веками соблюдаемые обычаи, привычный распорядок жизни. Так как все новое только претворялось в жизнь, несомненно, в жизни многих людей царил хаос и неразбериха. Ведь как можно пренебречь теми правилами жизни, которые были впитаны еще с молоком матери, при этом еще не до конца не понимая, что это за «новый быт», к устройству которого все так стремятся? «Кумиры дня погружаются в быстрые сумерки. Идеи, имеющие хождение сегодня, проваливаются за ночь в тартарары. В умах смятение»17

Практически за два года после революции новой власти удалось разрушить устойчивые представления о нормальном человеческом доме, семье, принятом распорядке дня и т. д. Жизнь стремительно изменялась:  каждый день приносил столько событий, сколько ранее не приносил и год.

После 1917 года отношение к месту жительства было изменено, теперь совместное проживание стало новой моделью человеческих взаимоотношений.

В результате внедрения нового быта в 1920-х годах строились дома-коммуны, считавшиеся идеальным вариантом расселения. Их призвание состояло в том, чтобы стать образцовыми домами для трудящихся и школой коллективизма, освободить женщину от рабского домашнего труда, приучить людей к самоуправлению и способствовать отмиранию семьи и переустройству быта. «Например, в Ленинграде это «Дом политкаторжан», в котором соседствовали крошечные квартирки со встроенным в стену электрическими плитками и комфортабельные места общего пользования. Иногда отказывались и от эрзац-кухонек, как, например, в доме-коммуне «Слеза социализма» для инженеров и писателей архитектор Андрей Оль предусмотрел балконы в небольших квартирках, детский сад на первом этаже, в вот кухни оказались ненужными, их заменила общая столовая на 200 мест»18. Все эти попытки пересмотра жизни не приводили к тем результатам, которых ждало правительство. Желание со временем избавиться от института семьи и брака, как пережитка прошлого, не было претворено в жизнь, как и следовало ожидать граждане не довольствовались наличием общих столовых, но мало-помалу  обустраивали свой быт в своих коммуналках. Как выглядело советское жилище можно наглядно увидеть в стихотворении советской поэтессы И. Одоевцевой:

Эх, привольно мы живем –

Как в гробах покойники:

Мы с женой в комоде спим,

Теща в рукомойнике19

Лозунг борьбы за новый советский быт, провозглашенный в 1920-е годы, оставался актуальным и в последующие десятилетия, но борьба уже шла не за возможность жить коммуной, а за более или менее сносные условия для проживания, так как наспех построенные бараки не могли представлять собой ту первоначально задуманную идею домов-коммун. Идея советского правительства провалилась: строительство таких домов было делом затратным, общественные столовые пустовали, в прачечных была очередь на месяц вперед. Стоит заметить, что уровень жизни, качество жилья, по мере удаления от столицы, сильно ухудшались. В работе Орлова «Советская повседневность» приводится такое предположение, что коммуналки были не просто бичом советской системы, но и образом жизни: в каких-то ситуациях они становились источником не только негативных эмоций и нервных срывов для их обитателей, но и взаимопомощи и взаимопонимания20.

Естественно, что задумка пересмотра отношения человека к своей жизни имела под собой более глубокие корни, чем просто изменение жилищных условий: «новый быт» предполагал изменение самой природы человека, воспитать в нем следующие качества и установки: чувство любви к производству, трезвость, трудовую дисциплину, стремление к самосовершенствованию на благо государства, подчинение воли одного человека воли коллектива, соблюдение правил гигиены, культурное отношение к женщине.

Ведя разговоры о повседневности, следует так же обратить внимание на семью, так как это – очень значимая ячейка общества, в среде которой и формируется гражданин этого самого общества. Можно расценивать, что история быта и семьи непосредственно связана с историей ментальности, так как поведенческие модели в значительной мере формируются под воздействием повседневного быта.

Активная переоценка семейных традиционных ценностей в советском обществе двадцатых годов имела ярко выраженную идеологическую окраску. Распространялись идеи о роли человека коллективных, а не семейных интересов.  Мысль о никчемности связей внутри семьи активно навязывалась молодежи. Однако не роль семьи, не смотря на все ухищрения власти, оставалась столь же высокой. По свидетельству И. Орлова в 20-х годах XX века все так же сохранялись старые патриархальные семейные традиции, вопреки декларации о равенстве женщин. Рост числа семей среди рабочего класса в этот период был существенен.21 Там же Орлов обращает внимание на совершенно другой тип личности – студенчество. Как бы не пыталось государство показать молодежи, что семья – это устаревший социальный институт, все равно на протяжении всех 20-х годов отношение к браку у большинства студентов не было отрицательным, а многие из тех кто не стремился создавать семью делали это чисто из практических побуждений – из-за нехватки средств. Для остальной массы молодежи семья выполняла функции социализации в обществе, помогала выживать в условиях послевоенного времени и так же поддерживала и создавала модель «нового мира». Попытки расшатать и искоренить старые ценности государством, наталкивались на «молчаливое» сопротивление: семья в условиях создания новых повседневных практик, как никогда раньше,  помогала гражданам не потеряться в «новой реальности», а приспособится к ней, выработать новые поведенческие циклы. Большинству студентов 1920-х годов приходилось полагаться на собственные силы: ни стипендий от государства, ни помощи от родителей, а что же как не семья давала ощущение стабильности, спокойствия в буре жизненных страстей.

Ни один из таких коренных пересмотров отношения к жизни не может не повлиять на людей в стране. Навязанным сверху правилам существования пытались сопротивляться: происходило это осознанно или все же на инстинктивном уровне, ведь как было уже отмечено тезисом Лотмана «культура – негенетическая память коллектива». Можно предположить, что культура быта, возможно, заложена в человеке на подсознательном уровне, и как показывает практика, попытки, создания социалистического быта, пусть даже и не терпели крах, но очень часто становились объектом для сатирического изображения, так как изменение старых порядков вносило сумбур и неразбериху в повседневную жизнь страны. В следующем параграфе, на примере художественных произведений, мы попытаемся показать проблему взаимодействия старого и нового быта.

2.2 Повседневность в сатире 20-х годов

Реконструировать повседневность советской эпохи невозможно без обращения к такому источнику как советская художественная литература, в нашей работе мы конкретно обращаемся к сатире. Она своим содержанием помогала проникнуть в суть противоречий, царивших в ту или иную эпоху. Неслучаен сам факт попытки оценки повседневности через призму литературного произведения, так как: в художественных произведениях отражаются морально-этические нормы времени и формы подсознания. Значение художественного текста заключается в том, что он насыщен интересными и значимыми подробностями, являющимися неотъемлемыми для той или иной эпохи.

20-е годы XX века –  крайне противоречивый промежуток времени: слом старых порядков и «возведение новых идеалов» не могло не отразиться на советских гражданах. В этот период появляется целая плеяда сатирических произведений, тематика которых, так или иначе, задевала вопрос изменения повседневной жизни граждан. В нашем исследовании внимание будет уделено лишь небольшому количеству произведений, которые, на наш взгляд, могут дать, если не полную, то наглядную характеристику тому, что происходило в стране.

Идеям идеального общества с коллективным бытом так и не суждено было сбыться в своем первоначальном «оптимистичном» варианте: созданные условия для проживания, стали своеобразной ареной для советских граждан за борьбу на «выживание». Благодаря обобществлению быта, теснота и антисанитария, людей и вещей надолго становятся бичом повседневной жизни советских граждан. Это с иронией подмечены в рассказе В. Инбер «Тосик, Мура и “ответственный коммунист”»: «вы своими детьми загромождаете квартиру»22. Уже после прочтения этого совсем небольшого произведения можно представить себе картину повседневной жизни советских граждан: ежедневная рабочая рутина, невозможность нормального отдыха. Ситуация вынужденного общения с людьми с разными судьбами, разными культурными традициями и разным социальным статусом оказывается очень тяжелой для ведения размеренной и спокойной жизни. «Коридор длинный, с обеих сторон — комнаты. В каждой комнате люди, совершенно разные»23. Если в прошлую эпоху соседство в непосредственной близости друг от друга происходило в отдельной взятой семье, где как бы ни были различны характеры живущих, было одно объединяющее свойство, позволявшее мириться с неизбежно возникавшими конфликтами, а именно – кровные узы. То во времена «нового быта» очень часто на едином пространстве сталкивались друг с другом совершенно несочетаемые «элементы» общества, чье взаимодействие зачастую могло закончиться очень плачевно. Такие условия, конечно, мало способствовали воспитанию «нового гражданина СССР»: ведь все же государство возлагало надежды на формирование активного деятеля труда, действующего на благо государства и всей станы в целом, а не защитника своей территории от посягательств соседей по коммуналке.

Еще один из советских писателей, который в своих произведениях показывал наиболее актуальные вопросы – Михаил Зощенко. У него была особая интуиция и в самое правильное время появлялись его рассказы о жилищном кризисе, о равнодушии лиц, которые должны были решать проблему, связанную с этим кризисом, о взяточничестве и со всем, с чем обычные люди сталкивались в повседневном быту.  

Одна из сквозных тем рассказов М. Зощенко является все та же пресловутая «борьба за выживание» в чрезвычайно изменившемся городе. Часто его героев можно назвать «маленькими», лишними людьми старой закалки, которые не способны приспособиться к стремительно меняющимся условиям жизни.

В цикле сатирических произведений М. Зощенко высмеивал «интеллигентных» подлецов и хамов, показывал в истинном свете пошлых и никчемных людей, готовых на пути к устроению личного благополучия изменить понятию человеческой чести. В своих рассказах Зощенко пытается понять, в чем же причина грубости нравов, и во многих из его произведений ответ – мещанство. «Я пишу о мещанстве. Да, у нас нет мещанства как класса, но я по большей части делаю собирательный тип.  В каждом  из нас имеются те или иные  черты  и  мещанина,  и  собственника,  и  стяжателя.  Я  соединяю  эти характерные, часто  затушеванные  черты  в  одном  герое, и тогда этот герой становится нам знакомым и где-то виденным»24. В своих рассказах М. Зощенко создал образ героя-обывателя: человека с примитивными жизненными принципами и отсталым взглядом на мир. Например, герой рассказа «Чудный отдых» гордится своим «занятым» положением, кичливая важность его разговора очень комично сочетается с самой абсурдностью, несуразностью его речи: «Сами понимаете: то маленько выпьешь, то гости припрутся, то ножку к дивану приклеить надо... Жена тоже вот иной раз начнет претензии выражать»25. Зощенко в своих произведениях показывает человека-обывателя, но не стоит забывать, что сам писатель считал, что как такого «чистого» обывателя не существует, просто многие люди содержат в себе эти черты характера. «Зощенко высмеивает в своих произведениях обывательские черты в человеке, а не самого человека»26. Главными героями его рассказов очень часто становились простые люди, не получившие образования, не имеющие навыков духовной работы, не обладающие культурным багажом, но стремящиеся стать полноправными участниками жизни. Многие из героев его рассказов тщетно пытаются приспособиться к новым условиям жизни, и это несоответствие духа времени и типа личности порождает комический эффект. Фраза «идти в ногу со временем» для многих становится главным лозунгом жизни. На примере рассказа «Европеец» можно судить о том, на сколько зачастую комичны были попытки «прижиться» в новом мире. Наконец-то купив телефон Сергей Иванович Колпаков поднимается в своих глазах на новый уровень: «Сергей Иванович Колпаков, служащий восьмого разряда, включён, так сказать, в общую сеть жизни. Сергей Иванович Колпаков, служащий и советский гражданин,— настоящий, истинный европеец с культурными навыками и замашками».27  Главный герой даже не задумывается о целесообразности своего приобретения – ему все равно некому звонить, но это не главное для него: важен сам предмет, который, как кажется,  Сергею Ивановичу сможет помочь ему «войти» в новый современный мир. Складывается впечатление, что в это время все: и манера поведения, и детали быта – могло помочь приспособиться, а даже скорее «влиться» в новую создаваемую повседневность.

В 20-е годы XX века очень многим казалось, что с наследием прошлого можно очень быстро покончить и счастливо зажить с новыми порядками. Зощенко не был столь оптимистично настроен на этот счет: он прекрасно понимал, что никакие даже радикальные методы не помогут в борьбе со многими человеческими пороками. Только в последующем его творчестве, десятилетие спустя, возникают поучительные нотки: сатирик уже не просто высмеивал пороки, но предполагал, что со временем их можно будет искоренить и придти к «идеальной жизни».

Если Зощенко в своих произведениях оставлял какую-то надежду на победу новых жизненных правил, то, наоборот, всю абсурдность идеи формирования нового быта можно показать на примере романа-антиутопии «Мы» Евгения Замятина. Писатель еще  1920 году предвосхитил все то, что будет происходить в стране, и в своем произведении показал всю абсурдность идеи «нового быта», «нового человека». Хоть и изначально в его замыслах не было цели написания пародии на коммунизм, «МЫ» - это прежде всего роман-размышление, о том, какие последствия ждут попытки преобразования человека, человеческой природы. «Мы» - заглавие романа, становится выражением процесса насильственной перестройки индивидуального сознания с присущим ему эгоистическим началом, в коллективное, подчиненное любой идее, которая провозглашена государством. Как писал сам Замятин, - «Это самая моя шуточная и самая серьезная вещь»28. Как бы не старалось государство подстроить всех людей под единый эталон поведения, все равно, все люди по своей сути разные и как бы не пытаться  изменить стиль жизни, уничтожить «пережитки прошлого», рано или поздно произойдет обратная реакция и все то, что так тщательно реформировали вырвется наружу. Как это и произошло с одним из строителей Интеграла, который на первых порах не воспринимал себя, как личность: идея общности, единения со всем народом была реализована в этом «идеальном государстве» по Замятину. «И я -- мы, четверо, -- одна из бесчисленных  волн  в этом  могучем  потоке»29. О чем еще можно мечтать? Идеальная, математически размеренная жизнь: нет никаких треволнений, ведь государство уже все решило за тебя, точнее за всех вас, так как в таком обществе нет место личности, есть только общая масса людей; воспитание детей – это тоже дело государства, нет места ни любви ни дружбе – зачем нужны эти «дикие» проявления чувств строителям Интеграла? Однако даже такой распорядок жизни, казалось бы, лишающий начисто человека своего «я», может поддерживаться лишь с помощью насильственных методов: вырезание фантазии – именно это и может поддержать спокойствие и мир Единого государства. Все люди разные, невозможно полностью контролировать мысли, чувства, какая бы не была политика государства,  все равно найдутся «выбивающиеся» из системы элементы, которые будут подрывать авторитет изнутри всего, что так активно внедряется сверху.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной курсовой работе была рассмотрена культура советской повседневности 20-х годов XX века, был проведен анализ изображения советской жизни в сатире тех лет.

Были определены такие понятия, как «повседневность», «повседневная культура», «быт» и «бытовая культура» и были найдены взаимосвязи между этими понятиями. Таким образом, под повседневностью мы можем понимать -  мир всех людей, в котором исследуется не только материальная культура, питание, жилье, одежда, но и ежедневное поведение, мышление и переживания., это нечто привычное, рутинное, но при этом не теряющее своей значимости.  Культуру повседневности можно определить, как форму организации повседневной жизни человека: она проявляется через ежедневное поведение человека, вещи, предметы, окружающие его в обычной жизни. Перед историей повседневности стоит задача подробного анализа «жизненных мелочей», на первое место ставится не само описание материального предмета, но, прежде всего, отношение к нему людей. Были разграничены понятия «повседневность» и «быт», которые зачастую в исследованиях и литературе отождествляются друг с другом. Был сделан вывод, что быт не следует отрывать от повседневности, так как именно он является той составляющей частью ежедневных человеческих будней.  «Быт — это обычное протекание жизни в ее реально-практических формах; быт — это вещи, которые окружают нас, наши привычки и каждодневное поведение. Быт окружает нас как воздух, и, как воздух, он заметен нам только тогда, когда его не хватает или он портится»30.

Что же касается культуры повседневной жизни и бытовой культурой, то эти два понятия следует различать, так как они несут в себе совершенно разные смыслы. Культура повседневности проявляется во всем, что окружает человека, а бытовая культура является налаженным укладом жизни человека. Без обращения внимания на бытовые детали мы не можем говорить о культуре повседневности, но, рассматривая только их, можно впасть в заблуждение, что эпоху можно определить только лишь через призму материального мира, окружающего человека. Следует не просто обращаться к деталям быта, но анализировать их в контексте изучаемой культуры.

В 20-годы XX века возникали непреодолимые противоречия из-за попыток переустройства жизни общества. Как уже цитировалось ранее: «Культура – это негенетическая память коллектива», а если это память, то насильственное вторжение в какую-либо из сфер культуры, а в данном случае в бытовую, не могло привести к положительным результатам. В человеческом сознании зарождается противостояние: привычного, еще не до конца ушедшего прошлого и новых правил жизни, которые были еще не до конца регламентированы. Все это рождало сумбур в повседневной жизни граждан и не способствовало построению счастливого будущего. Государство вело политику внедрения коллективного быта, целями были впоследствии избавление от семьи, как ячейки общества, раскрепощение женщины, как равноправного деятеля производства и создание «нового человека», ставившего коллективные интересы превыше собственных. Однако надежды советского правительства не оправдались, возможно, дома-коммуны, созданные в спешке, просто не могли отвечать требованиям по улучшению и изменению быта, они скорее наоборот заставляли людей сопротивляться новым правилам, тщательно оберегая свои привычки.  Даже в среде молодежи не удалось разрушить представление о значимости семьи, так как в ситуации полнейшей неразберихи, именно семья была той «гаванью», куда можно было причалить и создавать свой привычный мир, свободный от каких-либо вмешательств из вне.

Целью нашего исследования был анализ специфики репрезентации советской повседневности в сатире. Сатира — проявление комического в искусстве, представляющее собой поэтическое унизительное обличение явлений при помощи различных комических средств: сарказма, иронии, гиперболы, гротеска, аллегории, пародии.  Сатиру можно воспринимать как особую сферу критики. Ей свойственна злободневность, связь с общественно-политической ситуацией, несомненная моралистическая направленность. В зависимости от потребностей общества каждая эпоха «давала» свою исключительную почву для создания сатирических произведений.

Положение писателей-сатириков в советской литературе 20-х гг. было очень сложным, поскольку строительство нового общества не должно быть осмеяно – у советских людей не может быть недостатков.  Но человеческая природа, конечно, берет свое, и никакие ухищрения власти не могут изменить этот факт – человек всегда останется человеком: многие из нелицеприятных сторон жизни писатели-сатирики показывают в своих произведениях.

Многие из писателей обращали внимание на насущные проблемы, которые возникали с попытками переустройства общества: рассказы о жизни (выживании) в коммунальных квартирах, где каждый день сталкивались интересы совершенно разных людей.  Если взять на рассмотрение произведения М. Зощенко, то он так же рассматривает вопросы «существования» людей в меняющемся мире, он обращает внимание на человеческие пороки, недостатки, которые еще больше проявляют себе в условиях нового времени. Он поставил перед собой цель: открыть людям глаза, на то, что они живут в особое переломное время, когда нужно задумываться о более глобальных вещах, чем о «Выдаче трупов с трех до четырех»31. На первый взгляд ни чем не примечательные обыденные ситуации, описываемые М. Зощенко, позволяют проникнуть в повседневный мир советских граждан и понять, как и чем жили люди во «время перемен».

 Подводя итог всему вышесказанному можно сказать, что советская сатира осмеивает старое, отжившее свой век, остро и принципиально ставит вопросы большой общественной значимости. В какой-то степени она помогает гражданам СССР найти себя, понять, осмыслить, что происходит на данный момент в обществе и как следует на это реагировать и вести себя.

.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Бойм С. Общие места: Мифология повседневной жизни./С. Бойм. –М.: Новое литературное обозрение, 2012. – 320 с.
  2.  Бродель Ф Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV–XVIII вв. Т.1. Структуры повседневности: возможное и невозможное / Ф.Бродель. – М, 1986. – 623с.
  3.  Бродель Ф. Динамика капитализма./Ф. Бродель. – Смоленск, 2009. – 128 c.
  4.  Вамбольдт  В.Повседневность в истории. / В. Вамбольдт, М.П. Шубина. – Омск :Вестник Омского государственного педагогического университета www.omsk.edu/artic/vestnik-amgpu-27.pdf.
  5.  Гусева Ю.Г Политика «Нового быта» СССР. Вариации на тему гендера // Материалы III межвузовской конференции молодых исследователей «Гендерные отношения в российском обществе» / Ю.Г Гусева. – СПб.: Алетейя, 2009.С.172-180. http://gusevajulia.narod.ru/text/material/PoliticanovogobitaCCCP.html
  6.  Евнина Е. М Франсуа Рабле. / Е.М Евнина. -  М : ОГИЗ. Государственное изд-во худож. лит., 1948.– 344 с.
  7.  Замятин Е.И Сочинения. / Е.И Замятин. -  М.: Книга, 2008. – 358 с.
  8.  Зощенко М.М. Избранное./ М.М Зощенко. - М. : Правда, 1981. – 608 с.
  9.  Инбер В.М. Тосик, Мура и “ответственный коммунист” / В.М. Инбер. -  М., 1995. – 105с.
  10.  Кнабе Г.С. Диалектика повседневности / Г.С Кнабе. -  Вопросы философии. - 1989.-№5.
  11.  Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре / Ю.М Лотман. -  СПб. : ТЕМП, 1997.- 580 с.
  12.  Марков Б.В Культура Повседневности / Б.В Марков: Уч. Пос.- изд Питер, 2008.- 352с.
  13.  Одоевцева И. На берегах Невы / И.Одоевцева. -  М.: Книга, 2008. - 334с.
  14.  Ожегов С.И Толковый словарь русского языка / С.И Ожегов, Н.Ю. Шведова.  – М.: А ТЕМП, 2009.  – 944 с.
  15.  Орлов И. Б. Советская повседневность. Исторический и социологический аспекты становления / И. Б Орлов. - М.: ГУ ВШЭ, 2011. - 328с.


Приложение

«Долой кухонное рабство! Даешь новый быт!» Шегаль Григорий Михайлович, 1931

1 Марков Б.В Культура Повседневности Уч. Пос. изд Питер, 2008 -25с.pdf

2 Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV–XVIII вв. Т.1. Структуры повседневности: возможное и невозможное. – М., 1986. – С. 41.

3 Бродель Ф. Динамика капитализма. – Смоленск, 1993. – С.13.

4 С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова  Толковый словарь русского языка. –М,: «А ТЕМП», 2004.- С. 66.

5 Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. -  СПб. : ТЕМП, 1997.- С. 10.

6 Н.В. Вамбольдт, М.П. Шубина Повседневность в истории. – Вестник Омского государственного педагогического университета www.omsk.edu/artic/vestnik-amgpu-27.pdf.

7 Орлов И. Б. Советская повседневность. Исторический и социологический аспекты становления., М., 2011. – С 56.

8 http://lib.rus.ec/a/3935

9 Синявский А. Основы советской цивилизации., М., 2001. – С. 222-223.

10 Русская советская поэзия. Сборник стихов. – Т.. : Укитувчи, 1984. – С. 123.

11 С. Бойм Общие места: Мифология повседневной жизни. –М.: Новое литературное обозрение, 2002.- С. 167.

12 Ю.Г Гусева Политика «Нового быта» СССР. Вариации на тему гендера. Материалы III межвузовской конференции молодых исследователей «Гендерные отношения в российском обществе» /. – СПб.: Алетейя, 2004. С. 172-180. http://gusevajulia.narod.ru/text/material/PoliticanovogobitaCCCP.html

13 См.

14Коммунистка. - 1926. -№ 1. С. 46. Цит. по: .В. Вамбольдт, М.П. Шубина Повседневность в истории. – Вестник Омского государственного педагогического университета www.omsk.edu/artic/vestnik-amgpu-27.pdf.

15 Коммунистическая мораль и семейные отношения. - Л., 1926. Цит. по: .В. Вамбольдт, М.П. Шубина Повседневность в истории. – Вестник Омского государственного педагогического университета www.omsk.edu/artic/vestnik-amgpu-27.pdf.

16 Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. - С.-П., 1997. С. 8.

17 Е.Замятин и культура XX века. С 49.

18 Ю.Г Гусева Политика «Нового быта» СССР. Вариации на тему гендера. Материалы III межвузовской конференции молодых исследователей «Гендерные отношения в российском обществе» /. – СПб.: Алетейя, 2004. С. 172-180. http://gusevajulia.narod.ru/text/material/PoliticanovogobitaCCCP.html

19 Одоевцева И. На берегах Невы. М., 1988. С. 245-246.

20 Орлов И. Б. Советская повседневность. – С 89.

21 Орлов И. Б. Советская повседневность. – С 108-109.

22 Инбер В.М. Тосик, Мура и “ответственный коммунист”, М., 1995. С. 25.

23 Там же. С. 26.

24М. М. Зощенко Возвращенная молодость. - М.: Моск. Рабочий, 1989., С. 537.

25 М.М. Зощенко Избранное.- М., Правда, 1981., С. 119.

26 Там же., С. 9.

27 Там же., С. 358.

28 Е.Замятин. Я боюсь. С 3.

29 Е. И Замятин. Сочинения. М.: Книга, 1988., С. 5.

30 Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. С. 10.

31 М.М. Зощенко Избранное.- М., Правда, 1981., С. 95


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

40985. Трудові спори і порядок розв’язання 183.5 KB
  Поняття трудових спорів та їх класифікація При здійсненні відносин людей під час трудової діяльності між працівниками і власниками підприємств або уповноваженими ними органами можуть виникати й часто виникають різного роду непорозуміння. Перебудова виробничих і трудових відносин нові форми застосування і використання праці істотно вплинули не тільки на індивідуальні трудові відносини а й на структуру і зміст організаційноуправлінських відносин що виникають між власником підприємства або уповноваженою ним особою з одного боку і трудовим...
40986. 4-х комнатный жилой дом мансардного типа 103.5 KB
  Расширился ассортимент, и повысилось качество применяемых в отечественном строительстве отделочных материалов — всех видов керамической плитки, покрытий для пола и стен, а также керамических санитарных и санитарно-технических изделий.
40987. Мова і культура 148.5 KB
  Однак з іншого боку у самій матерії мови у ряду істотних характеристик мовної структури позначилася біологічна природа людини. Психофізіологічні можливості знакової діяльності людини зумовили багаторівневу організацію мови визначили кількісні параметри окремих рівнів наприклад обсяг фонологічної системи що коливається в різних мовах в інтервалі від 10 до 100 одиниць; обсяг словника в інтервалі від 10 тисяч до півмільйона слів; вияв надмірності в мові. Культура визначає план змісту мови. У молекулярній біології і семіотиці був виявлений...
40988. Стратегии позиционирования в маркетинге, стратегия эффективного позиционирования, проблемы разработки стратегии позиционирования 233 KB
  Целью данной работы является детальное изучение понятия позиционирования в маркетинге и рассмотрение стратегий позиционирования. Для достижения поставленной цели мною решались следующие задачи: раскрытие понятия позиционирования, выявления ключевых концепций и идей позиционирования
40989. ПОЛІТИЧНА ЛІНГВІСТИКА. МОВНА ПОЛІТИКА 115.5 KB
  Потрыбно постійно пам’ятати що будьяке рішення щодо мови – це політичне рішення яке має прийматися при одночасному врахуванні об’єктивних комунікативних потреб й механізму групової ідентифікації. Крисін– ставлять перед собою і таке завдання: регулювати розвиток і функціонування мови мов не покладаючись цілком на самоплин мовного життяâ€. На нашу думку не самі соціолінгвісти регулюють розвиток і функціонування мови чи мов у суспільстві а держава – її владні інститути. Сьогодні вже можна говорити про чітко окреслену...
40990. Психологія стресу та його наслідки 80.5 KB
  Функції природа та фази стресу. Методи подолання стресу. Стан стресу може виникати під впливом найрізноманітніших життєвих умов починаючи із повсякденних турбот і закінчуючи екстремальними ситуаціями так званими ударами долі .
40991. Проектирование 2-х этажного пятикомнатного жилого дома 121 KB
  Однако на сегодняшний день ситуация на рынке малоэтажного строительства еще весьма неоднозначна. С одной стороны, есть огромный неудовлетворенный потенциальный спрос на загородное жилье у горожан, уставших от городского шума, плохой экологии и тесноты. С другой стороны, наблюдается явное несоответствие спроса и предложения на рынке.
40992. ПЛАНУВАННЯ НАВЧАЛЬНОГО ПРОЦЕСУ З ІНОЗЕМНОЇ МОВИ 153 KB
  Система планування в середній школі охоплює послідовне планування в межах усього курсу навчання чвертей циклу уроків та окремого уроку виходячи з конкретних цілей кожного відрізка навчального процесу. Вчитель повинен усвідомити призначення кожного елемента уроку його взаємодію з іншими елементами уроку. Підготовча робота вчителя до уроку здійснюється послідовно і включає: аналіз змісту матеріалу визначення типу уроку формулювання цілей уроку поетапний розподіл навчального матеріалу визначення часу на його опрацювання розробку...
40993. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОИЗВОДСТВА КАРТОФЕЛЯ НА ПРИМЕРЕ СПК «КУШЛИКИ» 1.33 MB
  Дать организационно-экономическую характеристику СПК «Кушлики»; изучить экономическую эффективность отрасли картофелеводства и пути его повышения; дать характеристику экономической эффективности картофелеводства на примере СПК «Кушлики»; предложить мероприятия по повышению экономической эффективности производства картофеля.