35946

Постмодернизм как теоретико-литературная проблема. Постмодернизм в современном литературном процессе

Доклад

Культурология и искусствоведение

Естественно в этой связи самой важной чертой постмодернистской поэтики оказывается так называемая интертекстуальность. Интертекст – особое пространство схождений бесконечного множества цитатных осколков разных культурных эпох. В таком качестве интертекстуальность не может являться чертой мировосприятия художника и никак не характеризует его собственный мир. Интертекстуальность в постмодернизме – бытийная характеристика эстетически познаваемой реальности.

Русский

2013-09-20

51.5 KB

11 чел.

Постмодернизм как теоретико-литературная проблема. Постмодернизм в современном литературном процессе.

Постмодернизм как литературное направление новой культурно-исторической эпохи – постмодерна – сформировался в 60-е годы XX столетия на Западе. Кризисное состояние современного мира, с присущими ему тенденциями распада целостности, исчерпанностью идеи прогресса и веры в Рацио, философией отчаяния и пессимизма и одновременно с потребностью преодоления этого состояния через поиски новых ценностей и нового языка, породило сложную культуру. В ее основе лежат идеи нового гуманизма.

Культура постмодерна складывалась через сомнения во всех позитивных истинах. Для нее характерны разрушение позитивистских представлений о природе человеческих знаний, размывание границ между различными областями знаний: она отвергает претензии рационализма на понимание и обоснование феномена действительности. Постмодерн провозглашает принцип множественности интерпретаций, полагая, что бесконечность мира имеет как естественное следствие бесконечное число толкований.

Постмодернистская культура в силу ее концептуальных положений выдвигает идею деконструкции, демонтажа как основного принципа современного искусства. В деконструкции, как ее понимают постмодернисты, не уничтожается прежняя культура, напротив, связь с традиционной культурой даже подчеркивается, но в то же время внутри нее должно производиться что-то принципиально новое, иное. Принцип деконструкции – важнейший типологический код культуры постмодерна, так же как и принцип плюрализма. Плюрализм в постмодерне – это действительно концепция, «согласно которой все существующее состоит из множества сущностей, не сводимых к единому началу».

Сам термин «постмодернизм» применительно к литературе впервые употребил американский ученый Ихаб Хассан в 1971 году.

Как уже отмечалось выше, постмодернизм вообще не ставит задачи отражения действительности, он создает собственную «вторую» реальность, в функционировании которой исключаются всякая линейность и детерминизм, в ней действуют некие симулякры, копии, у которых не может быть подлинника.

Естественно, в этой связи самой важной чертой постмодернистской поэтики оказывается так называемая интертекстуальность. Интертекст – особое пространство схождений бесконечного множества цитатных осколков разных культурных эпох. В таком качестве интертекстуальность не может являться чертой мировосприятия художника и никак не характеризует его собственный мир. Интертекстуальность в постмодернизме – бытийная характеристика эстетически познаваемой реальности.

Ролан Барт в знаменитой статье «Смерть автора» писал: «Текст представляет собой не линейную цепочку слов, выражающих единственный, как бы теологический смысл («сообщение» Автора-Бога), но многомерное пространство, где сочетаются и спорят друг с другом различные виды письма, ни один из которых не является исходным: текст соткан из цитат, отсылающих к тысячам культурных источников. Писатель может лишь вечно подражать тому, что написано прежде и само писалось не впервые, в его власти только смешивать разные виды письма, сталкивать их друг с другом, не опираясь всецело ни на один из них, если бы он захотел выразить себя, ему все равно следовало бы знать, что внутренняя «сущность», которую он намерен «передать», есть не что иное, как уже готовый словарь, где слова объясняются лишь с помощью других слов, и так до бесконечности».

«Каждый постмодернистский текст, оборачиваясь интертекстом, претендует не только на подобие, но на полное, по крайней мере структурное, тождество мироустройству... В постмодернистской интертекстуальности проступают свойства мифологического типа миромоделирования, поскольку именно в мифологии целостность бытия запечатлевается непосредственно в объекте изображения. «Структура мира абсолютно адекватна структуре мифа», – пишет отечественный исследователь постмодернизма М. Липовецкий.

В постмодернистской поэтике важное положение занимает ИГРА. Игровое начало пронизывает текст. Игра была и в поэтике модернизма, но там она основывалась на уникальном содержании и служила ему. В постмодернизме все по-другому. Опираясь на Р. Барта, И. Скоропанова пишет о принципе многоуровневой постмодернистской игры: «ТЕКСТ – объект удовольствия, игры: 1) играет всеми отношениями и связями своих означающих сам ТЕКСТ; 2) играет в ТЕКСТ, как в игру (то есть без прагматической установки, бескорыстно, в свое удовольствие, лишь из эстетических соображений, но активно) читатель; 3) одновременно читатель и играет текст (то есть вживаясь в него, как актер на сцене, деятельно, творчески сотрудничает с «партитурой» ТЕКСТ, превращаясь как бы в соавторы «партитуры»)».

Игровое начало в постмодернизме проявляется и в постоянной перемене местами литературности и жизненности, так что граница между жизнью и литературой в тексте окончательно размывается, как у В. Пелевина, например. Во многих постмодернистских текстах имитируется сиюминутный процесс письма. Хронотоп таких текстов связан с идеей принципиальной незавершимости текста, его разомкнутости.

Приходится констатировать, что в постмодернизме происходит размывание всех традиционных эстетических категорий и элементов поэтики. И.П. Ильин в своей известной работе «Постмодернизм» намечает основные параметры этого явления: «Одним из наиболее распространенных принципов специфики искусства постмодернизма является подход к нему как к своеобразному художественному коду, т.е. своду правил организации «текста» художественного произведения. Трудность этого подхода заключается в том, что постмодернизм с формальной точки зрения выступает как искусство, сознательно отвергающее всякие правила и ограничения, выработанные предшествующей культурной традицией».

Андрей Битов «Пушкинский дом»

«Пушкинский дом» – сложное жанровое явление. Это роман о жизненной судьбе и духовном пути центрального героя – Левы Одоевцева, но его жанровая природа вбирает в себя черты семейно-бытовой хроники (необычайно важное значение в концепции произведения приобретает история трех поколений семьи Одоевцевых, со свойственной такому роману проблемой «отцов и детей»; философского и психологического романа, с напряженнейшей драматичной постановкой вечных вопросов бытия), мемуарной и эпистолярной литературы, а также в романе присутствуют научные жанры – литературоведческие статьи, эссе, комментарии и приложения. В романе есть текст, названный авторским, – три основных раздела из семи главок каждый, и как бы неавторский, надстроечный. Приложения (их тоже три: «Две прозы», «Профессия героя», «Ахиллес и черепаха»), постприложение («Сфинкс»), комментарии и приложения к комментариям. В «Пушкинском доме» четко прослеживается авторская тенденция к обнажению искусственности повествования, к интертекстуальным связям и использованию надтекстового аппарата, что так характерно для европейских постмодернистов. Жанровая «эклектика» и структура подчинены основному принципу повествования – его антидетерминизму. Пространственно-временная свобода отличает и хронотоп романа. Можно даже сказать, что природа хронотопа в романе Битова творческая: здесь и теперь перед нами творится текст романа, подчиняющийся свободе ассоциаций авторского сознания.

Роман «Пушкинский дом» заключает в себе художественно осмысленный через судьбу семьи Одоевцевых образ социально-исторической реальности и образ культуры. Возникают интертекстуальные цитации, рождающиеся в профессиональных занятиях главного героя-литературоведа Левы Одоевцева, в «надтекстовом» авторском аппарате. Диалог двух этих персонажей, автора и героя, в тексте «Пушкинского дома» дает некоторые основания определить роман А. Битова как метароман. Роман о творчестве и об Авторе, создающем художественный текст. Несмотря на то, что писатель поднимает в романе множество сложных вопросов нашей социальной и духовной жизни, в частности довольно трезво рассматривает позицию интеллигенции в эпоху «хрущевской оттепели», главным для него, по-видимому, были проблемы творчества, самосознание писателя.

Венедикт Ерофеев «Москва–Петушки»

Первые читатели и первые исследователи поэмы сразу отреагировали на пронизанность текста поэмы «Москва–Петушки» цитатами, приводимыми как дословно, так и с изменениями, сознательными искажениями. Н. Иванова считает, что поэма - «сложно организованный литературный текст, написанный „поверх“ русской и советской литературы». Это, несомненно, так, но кроме этих источников следует назвать и Библейские тексты, античную мифологию, классиков марксизма-ленинизма, и фольклор, и зарубежную литературу от Шекспира до Г. Белля.

Цитатность, интертекстуальность, различные дискурсы в поэме «Москва - Петушки» давали основание многим из ее исследователей относить поэму к постмодернизму. Да и жанровые особенности поэмы подвигали к такой оценке.

Ерофеев обращается к характерному для сентименталистской традиции жанру путешествия и своеобразно, соблюдая все формальные параметры этого жанра, трансформирует его в своем произведении. Самый способ повествования в поэме – внутренне диалогизированный монолог – побуждает нас воспринимать жанровую природу этого произведения не только в границах жанра путешествия, но и жанра исповеди.

Вся поэма – в каком-то смысле метафора «жизни после жизни»: ожидание божьего суда за недолгое земное существование. Венечка постоянно слышит голоса ангелов с небес, он вступает с ними в диалог, и они даже обещают встретить его «там», в «Петушках», на станции назначения. Герой мечтает о возвращении своей заблудшей души в спасительный Эдем. Но вместо этого он не только не приближается к Петушкам, он навсегда удаляется от них и оказывается снова в Москве на Красной площади, до которой никогда прежде дойти не мог.

В поэме нередко звучат широко известные высказывания - литературные цитаты, иронически переосмысленные, «сниженные» в патетическом содержании. Так, пародийно трансформируется всем известное обобщение Н. Островского из романа «Как закалялась сталь»: «Жизнь дается человеку один только раз, и прожить ее надо так, чтобы не ошибиться в рецептах».

Особенность языка поэмы заключается именно в потоке вольной речи, как бы рождающемся на наших глазах: «Мне как феномену присущ самовозрастающий логос», - замечает герой. «Логос» в исконном смысле – это одновременно слово и смысл слова. Поэма творит новые смыслы.

Постмодернисты 90-х

Сегодня В. Пьецух, В. Нарбикова, Саша Соколов, Евг. Попов, Вик. Ерофеев – известные писатели, активные участники современного литературного процесса. Их издают и переиздают, о них спорят критики и читатели. Они никогда не объединялись ни в какую группу, но есть в их творчестве некая типологическая общность, позволяющая, несмотря на разность творческих индивидуальностей, в такую общность их свести и отнести к ней и более молодых, пришедших в литературу позже писателей – В. Сорокина, Д. Галковского, А. Королева, В. Пелевина.

Пафос творчества таких писателей, как Евг. Попов, Вик. Ерофеев, В. Сорокин, во многом сводится к отрицанию политизированности искусства советского периода. В арсенале художественных средств такого иронического отстранения мы обнаружим и причудливый коллаж официальной газетной лексики, и абсурдность с точки зрения естественных жизненных законов некоторых реалий советской действительности, воспроизводимых в произведении, и шоковую откровенность в изображении прежде табуированных явлений и проблем, и ненормативную лексику, и совершенно нетрадиционный образ повествователя, который тоже подвергается ироническому отстранению. Не случайно некоторые исследователи относят этих писателей к «ироническому авангарду». Игровое начало, ироническое переосмысление в их творчестве является определяющим.

Попов активно осваивает постмодернистскую поэтику, увлекаясь игровым началом. Его программное произведение «Душа патриота, или Различные послания к Ферфичкину» (написано в 1982-1983 годах, опубликовано в 1989) написано в полном соответствии с установками постмодернизма. Пародийно и интертекстуально двойное заглавие повести: оно явно заимствовано из эпохи Просвещения. Фамилия Ферфичкин вызывает ассоциации с гоголевским «другом Тряпичкиным». Жанровая природа повести пародийно-эклектична: в повести Попова очевидны черты жанров «путешествия», «хроники», «послания», «исповеди сына века». Две части повествования объединены травестированным образом автора. Эта авторская маска заключает в себе и некоторые биографические подробности жизни подлинного автора – Евг. Попова.

Спустя десять лет после выхода повести «Душа патриота...» Евг. Попов опубликовал роман-комментарий «Подлинная история „Зеленых музыкантов“», большую часть которого составляют комментарии (достаточно распространенный в постмодернистской практике прием). В последовательном соблюдении постмодернистского канона видится не столько следование эстетике постмодернизма, сколько некая игра в постмодернизм. Текст, как и подобает постмодернистскому тексту, насыщен культурными ассоциациями, именами.

Виктор Ерофеев – профессиональный филолог, пришел в художественную прозу из литературоведения. И собственно художественное, и литературоведческое творчество Ерофеева отличают дерзость в постановке «проклятых вопросов», разрушение табу в нравственной, эстетической, культурной сферах и высокий уровень рефлексии. За шокирующей отвагой писателя Ерофеева стоят сомнение и боль.

Скептицизм, сомнение как характерные, по Ерофееву, черты современной литературы в полной мере свойственны его собственному творчеству. Именно поэтому он постоянно балансирует на грани возможного, прибегая к гротеску, абсурду, натуралистической эротике. В рассказе «Жизнь с идиотом», отказываясь от рамок правдоподобия, активно включая культурный контекст (здесь и Акутагава, и Гоголь, и Достоевский), прибегая к гротеску, писатель показывает абсурд и ужас тоталитаризма.

Довольно близок Ерофееву по исследованию «запретных зон», по сюжетной изобретательности Владимир Сорокин. Во всех произведениях Сорокина, по сути дела, эксплуатируется одна композиционная структура. Один текст состоит как бы из двух слоев: в первом – имитация литературы соцреализма и жизненных примет советского прошлого; второй слой – «сдвиг и абсурд», совершенно неожиданный, всегда с шокирующими натуралистическими подробностями поворот. Он любит шокировать читателя ненормативной лексикой, откровенным изображением табуированных реалий. В романе «Норма», например, дан виртуозный коллаж стилей и жанров советской литературы.

Наиболее заметная фигура современной постмодернистской литературы – Виктор Пелевин. Роман «Generation „П“» (1999) – памфлет на общество потребления в его сегодняшней модификации информационного монстра. Писатель – не только ядовитый критик современной цивилизации: он аналитик, констатирующий ее трагическую тупиковость. Наибольший интерес у читателей вызвал роман Пелевина «Чапаев и Пустота», роман, в котором пародируется героическая революционная история. В постмодернизме переосмысляется сложившаяся в веках антитеза «истории и литературы как факта и вымысла». Придуманный писателем хаотичный и фантастический мир, в котором существуют персонажи Чапаев, Анна, Петр, по Пелевину, и есть реальность. Известные же нам исторические события иллюзорны. Наши привычные представления о них рассыпаются под натиском вымысла.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

75047. Немецкие автомобили 934.5 KB
  Ich heiße Eshow Wlad. Ich lerne in der Klasse 6. Unser Thema heißt „Das Deutsche Auto“. Im Jahre 2011 (zwanzighundertelf) feierte das Auto sein Jubiläum. Es ist 125 (hundertfünfundzwanzig) Jahre alt. Der vorige Sommer von 7 (siebenten) Mai bis zum 10 (zehnten) September hieß „der Autosommer“.
75048. Русская и немецкая школы. Какие они? 984.5 KB
  Ich heiße Antonowa Anna. Ich lerne in der Klasse 6 «А». Ab 2. Klasse lerne ich Deutsch. Das ist mein Lieblingsfach. Besonders gefiel mir das Thema “Deutsche Schülen. Wie sind sie?” Darüber diskutieren wir viel mit unseren Mitschülern.
75049. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЧИСЕЛ 695.5 KB
  В современном мире человек постоянно пользуется числами, даже не задумываясь об их происхождении. Без знания прошлого нельзя понять настоящее. Поэтому целью данной работы является исследование истории возникновения чисел, связанной с необходимостью выражения всех чисел знаками.
75050. Основные направления поэтического творчества Ф. Достоевского 111.5 KB
  Цель моей исследовательской работы: выявить основные направления поэтического творчества Ф. Достоевского. Объект исследования: произведения поэта, литература о жизни и творчестве поэта после выхода из острога в 1854 году. Задачи исследования я бы сформулировала так: «Каково поэтическое наследие Ф.М.Достоевского?»
75051. Берегите око от монитора 505 KB
  Целью моей исследовательской работы стало изучение влияния компьютера на здоровье школьников а именно влияние компьютера на зрение ребёнка исходя из этого были поставлены следующие задачи: Задачи: Проанализировать влияние компьютера на зрение учащихся.
75052. Исследование динамики распространения вируса гриппа среди населения 114.5 KB
  В последние дни апреля 2009 года в средствах массовой информации появилось сообщение о появлении в Мексике нового вируса гриппа. Жертвами заболевания в Мексике стали в основном взрослые люди от 25 до 45 лет отличительная черта пандемического гриппа. человек 165 населения том числе...
75053. Формирование желаемого поведения (на примере кошки) 92 KB
  Цель моей работы - изучение теории подкрепления и её практическое применение в воспитании домашней кошки Василисы. Мной поставлены задачи: познакомиться с теорией подкрепления желаемого поведения, изучить законы подкрепления, применить принципы подкрепления на практике.
75054. Памятники 63 KB
  Памятники –- это не только архитектурные сооружения со своими композиционными особенностями но это прежде всего история. А история нашего города –- это памятники которые могут о многом поведать: и смутные годы гражданской войны и героические страницы Великой Отечественной и давно забытый...
75055. Каспий. Карты прошлого и настоящего 970.5 KB
  Свое название море получило от имени древних племен - каспиев, населявших среднее и юго-восточное Закавказье во втором тысячелетии до нашей эры. В первом тысячелетии до нашей эры соседние племена оттеснили каспиев в юго-западную часть побережья, которое получило название Каспиана.