3647

Исследование уровня цитокинов у больных с гнойно-воспалительными заболеваниями

Дипломная

Медицина и ветеринария

Гнойно-воспалительные заболевания (ГВЗ) остаются одной из актуальных проблем современной медицины. Так 1/3 всех хирургических больных – это больные с гнойно-воспалительными осложнениями. В дерматологической практике на долю гнойно-восп...

Русский

2012-11-04

652 KB

9 чел.

Введение

Гнойно-воспалительные заболевания (ГВЗ) остаются одной из актуальных проблем современной медицины. Так 1/3 всех хирургических больных – это больные с гнойно-воспалительными осложнениями. В дерматологической практике на долю гнойно-воспалительных процессов приходится 29% случаев, а у детей 37% всех кожных заболеваний.

Иммунология ушедшего столетия, как известно, была богата новыми основополагающими фактами, благодаря которым она стала одной из центральных медико-биологических наук современности. К числу фактов, которые были положены в основу развития одной из важнейших областей иммунологии – учения о медиаторах иммунитета – относится и комплекс данных, появившихся еще в 60-х годах прошлого столетия и сформировавшихся в настоящее время в учение о цитокинах.

Огромное количество имеющихся и постоянно пополняющихся данных, новые и подчас неожиданные факты, не прекращающий увеличиваться перечень различных цитокинов, идентификация их рецепторов и соответствующих генов, описание каскада молекулярных основ лиганд-рецепторных взаимодействий – далеко не полный перечень фактов, которые иллюстрируют масштабность этого направления исследований.

Параллельно с развитием фундаментальных исследований, практически с такой же стремительностью началось и использование определения цитокинов в клинике при самой разнообразной патологии, и сейчас практически невозможно назвать патологию, которая не была бы предметом изучения цитокинов.

Определение цитокинов в клинике преследует различные цели: оценку тяжести течения процесса, эффективности терапии, прогнозирование и др. К сожалению, предпринимаются и попытки использования определения цитокинов для диагностики, что в настоящее время пока не обосновано.

Цель нашей работы состояла исследовании уровня интерлейкина 4 и гамма-интерферона в сыворотке крови при хроническом рецидивирующем фурункулезе и хроническом остеомиелите у больных с разным уровнем общего иммуноглобулина Е.

В связи с поставленной целью были определены следующие задачи:

  1.   Освоить методику двухсайтового  иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием набора "ИФА-IL-4" и "ИФА-IFN-gamma" для определения интерлейкина 4 и гамма-интерферона соответственно в сыворотке крови.
  2.  Провести лабораторный анализ концентрации интерлейкина 4 и гамма-интерферона в сыворотке крови больных хроническим рецидивирующим фурункулёзом на фоне повышенного уровня иммуноглобулина Е.
  3.  Провести лабораторный анализ концентрации интерлейкина 4 и гамма-интерферона в сыворотке крови больных хроническим рецидивирующим фурункулёзом на фоне нормального уровня иммуноглобулина Е.
  4.  Провести лабораторный анализ концентрации интерлейкина 4 и гамма-интерферона в сыворотке крови больных хроническим остеомиелитом на фоне повышенного уровня иммуноглобулина Е.
  5.  Провести лабораторный анализ концентрации интерлейкина 4 и гамма-интерферона в сыворотке крови больных хроническим остеомиелитом на фоне нормального уровня иммуноглобулина Е.


ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Цитокины: общие сведения

Термин предложен С. Кохеном в 1974г.

Цитокины – группа гормоноподобных белков и пептидов, с молекулярной массой от 8 до 90 кДа, часто гликозилированных, синтезируемых и секретируемых клетками иммунной системы и другими типами клеток.

От гормонов цитокины отличаются лишь частично: они продуцируются не железами внутренней секреции, а различными типами клеток; кроме того, они контролируют гораздо более широкий спектр клеток-мишеней по сравнению с гормонами.

Разнообразные биологические функции цитокинов подразделяются на группы [Перцева Т.А., Конопкина Л.И. Интерфероны и их индукторы // Український хіміотерапевтичний журнал. – 2001.  №2. – С. 62-67.]:

  •  они управляют развитием и гомеостазом иммунной систем;
  •  осуществляют контроль за ростом и дифференцировкой клеток крови (системой гемопоэза);
  •  принимают участие в неспецифических защитных реакциях организма, оказывая влияние на воспалительные процессы, свертывание крови, кровяное давление;
  •  цитокины принимают участие в регуляции роста, дифференцировки и продолжительности жизни клеток, а также в управлении апоптозом.

По структуре выделяют несколько разновидностей молекул цитокинов, каждый из которых кодируется собственными генами. Состоят цитокины из одной – двух, реже более, полипептидных (гомо- и гетерологичных) цепей (мономеры, димеры, тримеры)‚ с молекулярной массой от 8 до 90 кДа, в основном 15-35 кДа. Подавляющее большинство из них в качестве характерного структурного элемента содержит 4 α-спирали и лишь для немногих (ИЛ-1, ФНОβ, трансформирующий фактор роста) характерно преобладание β-слоистой структуры.

  1.  Клетки-продуценты цитокинов

Можно выделить 3 относительно автономные группы клеток – продуцентов цитокинов (табл. 1). Это

  •  стромальные соединительнотканные клетки, которые вырабатывают цитокины и ответственны преимущественно за гемопоэз;
  •  моноциты/макрофаги, которые являются продуцентами цитокинов – медиаторов воспаления;
  •  лимфоциты, вырабатывающие лимфокины, которые обеспечивают развитие антигенспецифической составляющей иммунного ответа.

Таблица 1. 

Основные типы клеток – продуцентов цитокинов

Клетки-продуценты

Индукторы цитокинов

Кинетика выработки

Продуцируемые цитокины

Стромальные клетки (фибробласты, эндотелиальные клетки)

Контактные взаимодействия, бактериальные продукты

В пределах часа мРНК, через 3-4ч пик секреции цитокинов

ГМ, Г, М-КСФ; ИНФβ, ИЛ-6,7,8,11

Моноциты/макрофаги

Бактерии и их продукты, полиэлекролиты, форбловые эфиры

В пределах часа мРНК, через 6-14ч пик секреции цитокинов

ИЛ-1,6; ФНОα, ИЛ-10,12,15; ГМ, Г, М-КСФ, ТФРβ, ИНФα, хемокины.

Tх1

Связывание антигена/митогена через TCR-CD3/CD28+ИЛ-12

Через 5-8 часов мРНК, через 10-48ч пик секреции цитокина

ИЛ-2, ИНФγ, ФНОα и β, ИЛ-3, ГМ-КСФ, хемокины

Tх2

Связывание антигена/митогена+ИЛ-4

Через 5-8 часов мРНК, через 24-48ч пик секреции цитокинов

ИЛ-4,5,6,9,10,13,3; ГМ-КСФ, хемокины

Все клетки-продуценты цитокинов характеризуются своим собственным типом ответа на активирующие воздействия и природой активаторов, а также собственным, хотя и значительно перекрывающимся набором продуцируемых ими цитокинов (табл. 1) и теми процессами, реализацию которых они обеспечивают. [Paul W.E., Seder R.A. Lymphocyte responses and cytokines Cell, 76, 241 - 251, 1994 Review ]

В норме уровень продукции цитокинов стромальными клетками невысок. Стимулами для выработки этих цитокинов в отсутствие повреждающих и патогенных факторов служат, по-видимому, контакты с кроветворными клетками. Бактериальные продукты существенно усиливают выработку указанных цитокинов, причем это происходит не только в кроветворных органах, но и в очагах агрессии, что приводит к формированию экстрамедуллярных очагов кроветворения. В условиях активации аналогичную активность проявляют эпителиальные клетки кожи и слизистых оболочек.

Выработка цитокинов (монокинов) клетками миелоидно-моноцитарного происхождения индуцируется главным образом под воздействием бактериальных продуктов. Вызвать ее могут также многие метаболиты, сами цитокины, пептидные факторы, полиэлектролиты, а также контакты с окружающими клетками, процессы адгезии и фагоцитоза. Активация цитокиновых генов происходит в моноцитах и макрофагах в пределах 1ч, и в ближайшие часы цитокин уже можно обнаружить в среде. Среди выделяемых этими клетками цитокинов преобладают факторы, участвующие в развитии воспаления. Их называют монокинами.

Третью группу клеток – продуцентов цитокинов (лимфокинов) составляют лимфоциты. Практически все разновидности лимфоцитов способны выделять цитокины, однако «профессиональными» продуцентами их являются СD4+-клетки-хелперы. Покоящиеся лимфоциты не продуцируют гуморальных факторов. Активация клеток осуществляется в результате связывания антигенраспознающих рецепторов и корецепторов. Самый ранний из лимфокинов – ИЛ-2 – появляется в цитоплазме Т-клеток через 2 часа после стимуляции; остальные лимфокины вырабатываются значительно позже и в определенной последовательности: ИЛ-4 через 4 часа, ИЛ-10 через 6 часа, ИЛ-9 через 24 часа. Пик выработки различных лимфокинов варьирует: 12 ч для ИЛ-2, 48 ч для ИЛ-4 и 5, 72 ч для ИЛ-9 и ИФНγ. Эта последовательность отражает процессы дифференцировки Т-хелперов.

Цитокины начинают синтезироваться клетками только при наличии чужеродного агента в организме. Это способствует развитию иммунной реакции, охраняющей постоянство внутренней среды организма от всего генетически чужеродного (рис. 1).

Рис. 1. Цитокины, общая схема действия

После выделения клетками-продуцентами цитокины имеют короткий период полувыведения из кровотока. До 50% циркулирующих цитокинов интернализуется в течение 30 минут. Выведение катаболизированных цитокинов из организма осуществляется печенью и почками. Секреция цитокинов – краткосрочный процесс. Кодирующая цитокины мРНК нестабильна, что в сочетании с краткосрочностью транскрипции генов цитокинов приводит к краткосрочности их биосинтеза. [Кольман Я., Рём К. – Г., Наглядная биохимия, издательство «Мир», стр.378-379].

Говоря об особенностях цитокинов, нужно учитывать следующее:

1. Один цитокин может продуцироваться более чем одним типом клеток;

2. Одна клетка может продуцировать более чем один цитокин;

3. Один цитокин может действовать на более чем один тип клеток;

4. Более чем один цитокин может индуцировать одинаковую функцию у конкретно взятого типа клеток. [Дранник Г. Н. Клиническая иммунология и аллергология, МИА, Москва 2003г. С. 98-99.].

Обладая широким спектром биологической активности, они определяют не только адекватный уровень иммунного ответа, но и регулируют взаимодействия главных биологических интегративных систем организма – нервной, иммунной и эндокринной.

Цитокины взаимосвязаны и образуют цельную систему взаимодействующих элементов – цитокиновую сеть.

1.1.2. Рецепторы цитокинов и механизм действия цитокинов на клетку

Цитокины действуют

  •  аутокринно (т.е. на клетку, которая их продуцирует);
  •  паракринно (на клетки, расположенные вблизи, например в очаге воспаления или в лимфоидном органе);
  •  эндокринно-дистанционно – на клетки любых органов и тканей после попадания цитокина в циркуляцию крови [Симбирцев А.С. // Цитокины и воспаление. 2002. № 1. С. 9–16.].

Образование и высвобождение этих высокоактивных молекул происходит кратковременно и жестко регулируется.

Одна часть цитокинов обладает плюрипотентным действием, т.е. действует на различные клетки-мишени, другая – оказывает специфическое воздействие на определенные клеточные линии. Влияние цитокинов на пролиферацию и дифференцировку клеток-мишеней подчиняется определенной последовательности; немаловажным также является концентрация и комбинация действующих цитокинов.

Цитокины – гидрофильные сигнальные вещества, действие которых опосредовано специфическими высокоаффинными рецепторами на внешней стороне плазматической мембраны, чувствительных к цитокинам клеток.

Рецепторы к цитокинам выделяют в 2 крупных семейства:

  •  семейство-SWISS характеризуется наличием в составе молекул внеклеточных участков с гомологичной последовательностью длиной примерно в 200 аминокислотных остатков.

SWISSPROT: CRF4_HUMAN

SWISSPROT: CYRB_HUMAN

SWISSPROT: CYRG_HUMAN

SWISSPROT: FLT3_HUMAN

К этому суперсемейству относятся рецепторы к ИЛ-2, ИЛ-3, ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-6, ИЛ-7, ИЛ-9, ИЛ-12, гранулоцитарному колониестимулирующему фактору (Г-КСФ) и гранулоцитарно-макрофагальному колониестимулирующему фактору (ГМ-КСФ). В него же входят рецепторы для гуморальных факторов (гормона роста и пролактина), действующих преимущественно вне иммунной системы.

  •  семейство-SITE объединяет рецепторы ко всем интерферонам, а также рецепторы к ИЛ-1α, ИЛ-1β и макрофагальному колониестимулирующему фактору (М-КСФ):

PROSITE: RECEPTOR_CYTOKINES_1

PROSITE: RECEPTOR_CYTOKINES_1

PROSITE: PROTEIN_KINASE_ATP

PROSITE: PROTEIN_KINASE_TYR

PROSITE: RECEPTOR_TYR_KIN_III

Существуют общие групповые рецепторы, способствующие устранению избытка цитокинов в очаге поражения. [Becker S., Groner B. & Muller C.W. Three-dimentional structure of the Stat3b homodimer bound to DNA Nature, 394, 145 - 151, 1998 ]

Все рецепторы цитокинов представляют собой трансмембранные гликопротеины, у которых внеклеточная часть отвечает за связывание цитокина. Как правило, эти рецепторы состоят более чем из одной субъединицы, причем высокоаффинное связывание является следствием взаимодействия с разными субъединицами, каждая из которых сама способна связывать соответствующий цитокин, но с более низкой аффинностью. Нередко на клетках-мишенях цитокинов обнаруживаются несколько типов центров связывания, различающихся аффинностью к цитокину. В составе клеточных мембран одни цепи реагируют только с определенным цитокином, в то время как другие способны формировать общие рецепторы для разных цитокинов. Наличие общих структур в рецепторах может обусловливать функциональное сходство ряда цитокинов. [Кольман Я., Рём К. – Г., Наглядная биохимия, издательство «Мир»]

Синтез рецепторов протекает более интенсивно и длительно, чем синтез соответствующих цитокинов, что обусловливает их более полную и быструю элиминацию из сосудистого русла и реализацию биологического эффекта в очаге поражения. Растворимый рецептор, связывающийся с цитокином, – это отщепленный ферментом внеклеточный домен мембранного рецептора. Растворимые рецепторы сохраняют высокую аффинность в отношении своих лигандов и благодаря этому способны нейтрализовывать цитокины, препятствуя их доступу к интактным мембранным рецепторам; их можно обнаружить в сыворотке и моче. Растворимые рецепторы могут выполнять функции конкурирующих антагонистов, а также участвовать в транспорте, доставке цитокинов в очаг поражения и выведении их из организма.

Связывание цитокина с соответствующим рецептором обеспечивает трансмембранное проведение сигнала в клетку, что, в свою очередь, обеспечивает активацию цитоплазматических ферментов и, в частности, фосфорилирование тирозинкиназ.

Сами цитокиновые рецепторы не обладают тирозинкиназной активностью (за немногими исключениями). После связывания с цитокином (1) (см. рис. 3) молекулы рецептора ассоциируют, образуя гомодимеры. Кроме того, они могут образовывать гетеродимеры за счет ассоциации с белками-переносчиками сигнала [БПС (STP)] или стимулировать димеризацию самих БПС(2). Цитокиновые рецепторы класса I могут агрегировать с тремя типами БПС: белками GP130, βс или γс. Эти вспомогательные белки сами не способны связывать цитокины, но они осуществляют передачу сигнала на тирозинкиназы (3). Одинаковые спектры биологической активности многих цитокинов объясняются тем, что различные цитокин-рецепторные комплексы могут активировать одни и те же БПС. [Brisce J. et al. JAKs and STATs branch out Trends in Cell Biology, 6, 336 - 340, 1996]

Активация (фосфорилирование) тирозин/сериновых киназ приводит к запуску каскада ферментативных процессов, в результате которых в клетках накапливаются фосфорилированные белки (рис. 2). Эти белки из цитоплазмы поступают в ядро клетки и взаимодействуют с определёнными генами в молекуле ДНК, активируя процесс транскрипции этих генов и синтез соответствующих и-РНК или репликацию ДНК. Накопление и-РНК приводит, в свою очередь, к синтезу и накоплению в клетке набора новых белковых молекул, что проявляется в изменении фенотипических свойств и поведения клеток. [Кашкин К.П. Цитокины иммуной системы: основные свойства и иммунобиологическая активность (лекция) // Клиническая лабораторная диагностика. 1998.   №11. – С. 21 – 32.]

Рис. 2. Упрощенная схема передачи сигнала от рецептора гамма-интерферона с использованием Jak-STAT пути

В качестве примера передачи сигнала от цитокинов на рис. 3 показано, как рецептор ИЛ-6 (IL-6) после связывания с лигандом (1) стимулирует димеризацию GP130 (2). Димер мембранного белка GP130 связывает и активирует цитоплазматическую тирозинкиназу ЯК-семейства (Янус-киназы, имеющие два активных центра) (3). Янус-киназы фосфорилируют цитокиновые рецепторы, БПС и различные цитоплазматические белки, которые осуществляют дальнейшую передачу сигнала; они также фосфорилируют факторы транскрипции – переносчики сигнала и активаторы транскрипции [ПСАТ (STAT, от англ. Signal transducers and activators of transcription)]. Эти белки относятся к семейству БПС, имеющих в структуре SH2-домен, узнающий остатки фосфотирозина. Поэтому они обладают свойством ассоциировать с фосфорилированным цитокиновым рецептором. Если затем происходит фосфорилирование молекулы ПСАТ (4), фактор переходит в активную форму и образует димер (5). После транслокации в ядро димер в качестве фактора транскрипции связывается с промотором инициируемого гена и индуцирует его транскрипцию (6). [Brisce J. et al. JAKs and STATs branch out Trends in Cell Biology, 6, 336 - 340, 1996] [Кольман Я., Рём К. – Г., Наглядная биохимия, издательство «Мир»]

Рис. 3. Механизм действия цитокинов на примере ИЛ-6

Некоторые цитокиновые рецепторы могут за счет протеолиза утрачивать экстрацеллюлярный лигандсвязывающий домен (на рис. 3 не приведен). Домен поступает в кровь, где конкурирует за связывание с цитокином, что снижает концентрацию цитокина в крови. [Кольман Я., Рём К. – Г., Наглядная биохимия, издательство «Мир»].

1.1.3. Классификация цитокинов по механизму действия

К системе цитокинов в настоящее время относят около 200 индивидуальных полипептидных веществ, которые по структурным особенностям и биологическому действию делятся на несколько самостоятельных групп.  Группировка цитокинов по механизму действия позволяет разделить их на следующие группы:

1 группа. Провоспалительные, обеспечивающие мобилизацию воспалительного ответа;

2 группа. Противовоспалительные, ограничивающие развитие воспаления;

3 группа. Регуляторы клеточного и гуморального иммунитета – естественного или специфического, обладающие собственными эффекторными функциями (противовирусными, цитотоксическими).

Согласно одной из принятых классификаций  к цитокинам относят:

  •  интерфероны, представляющие собой большую группу противовирусных пептидов (IF-α, IF-β,  IF-γ, IF-ω, IF-τ);
  •  колониестимулирующие факторы, активирующие размножение и дифференцировку клеток-предшественников различных ростков гемопоэза на различных этапах их созревания (G-CSF, M-CSF, GM-CSF);
  •  хемокины, или хемотаксические цитокины, обеспечивающие активацию миграции разных типов лейкоцитов и некоторых других _лееток (PF-4, MIP-2, MCP-1);
  •  трансформирующие ростовые факторы (PD-GF, TGF-β);
  •  группа факторов некроза опухолей – ФНО (TNF-α, TNF-β);
  •  интерлейкины ИЛ 1-29 (IL 1-29). ИЛ с номерами 1-29 нельзя объединить в одну подгруппу цитокинов, связанных общностью функций, и они могут быть разделены на провоспалительные цитокины, ростовые и дифференцировочные факторы лимфоцитов и отдельные регуляторные цитокины. [Завьялов В.П. Структурно-функциональная классификация и эволюция цитокинов // Вестник РАМН.1993.   №2. – С. 8 – 10.].

1.1.1.4. Интерлейкин-4

Иммунная система представляет собой комплекс клеток, взаимодействующих на основе принципов и механизмов саморегуляции, которые реализуются в значительной мере через медиаторы – цитокины.

Интерлейкины – белки, продуцируемые макрофагами и Т-лимфоцитами и обеспечивающие рост лимфоидных и, вероятно, других клеток. Эти белки различаются по физико-химическим свойствам, строению и функциональной активности. [Agui T. Stimulation of interleukin-6 production by endothelin in rat bone marrow-derived stromal cells. // Blood 1994, Vol. 84, P. 2531]

ИЛ-4 (В-клеточный стимулирующий фактор). Продуцируется активированными Т-хелперами 2-го типа.

Интерлейкин-4 впервые описан в 1982 г. Паулем, обнаружившим, что супернатант стимулированных митогеном лаконоса EL-4 клеток способен поддерживать рост B-клеток после воздействия иммуноглобулина, заставляя их вступать в S-фазу [Paul W. //Blood. 1991. V. 77. P. 1859.].

Обнаруженный цитокин, как и ИЛ-2 и ИЛ-3, относится к группе гемопоэтинов. Раньше его называли BCGF- I (от англ. B-cell growth factor), т.е. фактор роста B-клеток. Он представляет собой мономер, включающий 129 аминокислотных остатков. В силу разной степени гликозилирования этого цитокина молекулярная масса колеблется от 18 кДа до 22 кДа.

Особенность ИЛ-4, отличающая его от других цитокинов, состоит в наличии видовой специфичности. ИЛ-4 человека оказывает биологическое действие на клетки человека и обезьян, но не мышей. В свою очередь ИЛ-4 мыши действует только на клетки мышей. Источником ИЛ-4 являются T-хелперы, стимулированные митогеном, тучные клетки, неидентифицированные клетки стромы костного мозга (см. рис. 4). ИЛ-4 – продукт субпопуляции активированных T-клеток – действует через специфический рецептор.

Рис. 4. Клетки-продуценты и клетки-мишени интерлейкина-4.

Основной клеткой-продуцентом интерлейкина-4 (ИЛ-4) является хелперная Т-клетка. Клетками-мишенями является широкий набор как зрелых клеток, так и клеток, находящихся на наиболее ранних стадиях гемопоэза.

Рецепторы ИЛ-4, с молекулярной массой 139 кДа, выявлен на покоящихся T-клетках, B-клетках, макрофагах, тучных клетках, на стромальных клетках костного мозга, клетках печени, мышцах, фибробластах. [http://humbio.ru/humbio/apop_cyt/00001e1d.htmKeegan A., Nelms K., Wang L., Pierce J., Paul W. // Immunol. Today. 1994. V. 15. P. 423].

Известно что ИЛ-4 усиливает экспрессию антигенов гистосовместимости II класса (MHC II) в покоящихся В-клетках, а также синтез иммуноглобулинов IgG и IgЕ после стимуляции липополисахаридом (ЛПС), поддерживает жизнеспособность и рост интактных Т-клеток, повышает активность цитотоксических Т-лимфоцитов, усиливает пролиферацию предшественников гемопоэза при ответе на ростовые факторы. Терапевтический потенциал цитокина связан с его возможностью восстанавливать клеточный и гуморальный иммунитет [Anliytsky W., Schuler M,, Peschel C. // Drugs. 1994. V. 48. 5. P. 667.]. 

По отношению к В-клеткам ИЛ-4 выступает в качестве костимулятора пролиферации. Так, он не оказывает какого-либо влияния на покоящиеся B-клетки, однако достаточно подействовать на них одним из специфических для данных клеток индуктором активации, чтобы проявилось биологическое действие ИЛ-4: резкое повышении пролиферации данного типа клеток.

Известна также способность ИЛ-4 повышать уровень продукции IgE. Предположительно это происходит за счет усиления пролиферации клона клеток, продуцирующих данный класс иммуноглобулинов. При этом, чтобы такой клон ответил усилением продукции иммуноглобулинов, во всех случаях необходима предварительная специфическая (антигеном) или неспецифическая (митогеном) стимуляция отвечающих клеток.

Выяснилось, что ИЛ-4 способен усиливать пролиферацию и Т-клеток, относящихся к различным субпопуляциям. Его действие на Т-клетки, как и на В-клетки проявляется только после предварительной их активации антигеном или митогеном.

По своей природе ИЛ-4 выступает в качестве плейотропного регулятора, так как взаимодействует с самыми разнообразными типами клеток. Так, его действие на макрофаги проявляется в усилении экспрессии молекул II класса МНС и Fc-рецептора для IgG, приобретении противоопухолевой активности по отношению к фибросаркоме, усилении антигенпредставляющей функции. [Anliytsky W., Schuler M,, Peschel C. // Drugs. 1994. V. 48. * 5. P. 667.]

Участвует ИЛ-4 и в развитии костномозговых клеток-предшественников. Один ИЛ-4 не изменяет интенсивность пролиферации этих клеток, но усиливает митотические процессы в сочетании с другими ростовыми факторами. Тандем ИЛ-4 с гранулоцитарным колониестимулирующим фактором (Г-КСФ) обеспечивает более активное размножение клеток гранулоцитарного и моноцитарного ростков дифференцировки, тандем с эритропоэтином – эритроидных предшественников, с ИЛ-1 – размножение клеток-предшественников мегакариоцитарного пути развития.

Таким образом основная функция ИЛ-4 состоит в переключении синтеза IgG1 на синтез IgG4 и IgE. Совместно с другими цитокинами способствует пролиферации тканевых базофилов. Усиливает пролиферацию В-клеток, повышает экспрессию рецептора к Fc-фрагменту IgE на базофилах обоих типов, усиливает экспрессию молекул ГКГ класса II на В-клетках и макрофагах. Является антагонистом гамма-интерферона. Подавляет продукцию ИЛ-1, ФНО, ИЛ-6, ИЛ-8, ингибирует цитотоксическую активность Т-лимфоцитов, макрофагов. Относится к антивоспалительным  цитокинам. [Дранник Г. Н. Клиническая иммунология и аллергология, МИА, Москва 2003г. С. 100].

1.1.1.5. Гамма-интерферон

Интерфероны представляют собой семейство гликопептидов, которые делятся на два типа. [Дранник Г. Н. Клиническая иммунология и аллергология, МИА, Москва 2003г. С. 107-109].

Тип 1 в свою очередь подразделяется на альфа - и бета-интерфероны, продуцируемые лейкоцитами и фибробластами соответственно.

Тип 2 интерферонов получил название гамма-интерферона. продуцируется активированными Т-лимфоцитами хелперами 1-го типа и ЕК-клетками.

Различают следующие биологические эффекты итерферонов:

а) противовирусный;

б) антипролиферативный (противоопухолевый);

в) иммуномодулирующий;

г) антибактериальный.

Противовирусный эффект интерферонов представлен на схеме 1. Как  видно из схемы, связывание интерферона с рецептором индуцирует в клетке три одновременно протекающих процесса, которые заканчиваются:

  1.  Активацией латентной эндорибунуклеазы, приводящей к разрушению вирусной РНК;
  2.  Подавлением синтеза вирусной матричной РНК;
  3.  Подавлением синтеза белков вирусной оболочки.

Эти механизмы интегрально реализуют противовирусный эффект, приводя к подавлению репликации вируса.

Схема 1. Противовирусный эффект интерферона.

Антипролиферативный (противоопухолевый) эффект интерферонов объясняется следующими механизмами:

1. Активацией цитотоксических клеток;

2. Усилением экспрессии опухольассоциированных антигенов;

3. Модуляцией продукции антител;

4. Ингибицией действия опухолевых ростовых факторов;

5. Ингибицией синтеза РНК и белков опухолевой клетки;

6. Замедлением клеточного цикла с переходом в фазу "покоя";

7. Стимуляцией опухолевых клеток к созреванию;

8. Восстановлением сдерживающего контроля за пролиферацией;

9. Торможением образования новых сосудов в опухоли;

10. Ингибицией метастазирования;

11. Биомодуляцией активности цитостатиков: а) изменением метаболизма; б) снижением клиренса.

12. Преодоление лекарственной резистентности за счет ингибиции генов множественной лекарственной резистентности.

В настоящее время с помощью генной инженерии получено большое количество интерферонов, которые широко используются для лечения при вирусных и онкологических заболеваниях.

Одним из важнейших биологических эффектов интерферонов является иммуномодулирующий эффект. Установлено, что он опосредуется следующими механизмами:

1. Усилением экспрессии антигенов гистосовместимости классов I и II;

2. Регуляцией чувствительности к цитокинам;

3. Активацией  цитотоксических эффекторных клеток.

В последние годы показано, что интерфероны обладают также антибактериальным эффектом, в основе которого лежит способность интерферонов индуцировать активность некоторых ферментов в пораженной клетке:

1. Индукция индоламин-2,3-дезоксигеназы приводит к снижению внутриклеточного содержания L-триптофана, что, в свою очередь, является причиной гибели бактериальной клетки в связи с нарушением метаболизма;

2. Индукция NO-синтетазы приводит к продукции N0 – мощного бактерицидного фактора, способствующего разрушению бактериальной клетки. [Дранник Г. Н. Клиническая иммунология и аллергология, МИА, Москва 2003г. С. 107-109].

IFN типа II (иммунный IFN, ИНФ-гамма), представляет собой гликопротеин с молекулярной массой 20-25 кДа и известен как иммунный интерферон, кислотолабильный, продуцируется Т-клетками и натуральными киллерами в ответ на чужеродные антигены или митогены, причем, его продукция сопряжена с бласттрансформацией этих клеток. Хорошими индукторами ИФН-гамма являются антигены таких микроорганизмов, как микобактерии туберкулеза, стафилококки, вирусы гриппа и вирусы герпеса и др., так как все они вызывают бласттрансформацию Т-лимфоцитов. [Young H.A. // Seminars in Virology. 1995. V. 6. P. 175-180.]

Хотя гамма-интерферон был открыт по способности оказывать противовирусный эффект, в дальнейшем выяснилось, что он представляет собой плейотропный лимфокин, обладающий множественным действием на рост и дифференцировку клеток самых разных типов. Например, гамма-интерферон индуцирует дифференцировку миелоидных клеток из костного мозга и клеток хронического миелолейкоза, в результате чего они приобретают Fc-гамма - рецепторы, ферменты, а также функциональные свойства более зрелых моноцитов. Важное и специфичное для интерферона свойство - способность индуцировать экспрессию антигенов MHC класса II на эндотелиальных и разнообразных эпителиальных клетках, а также клетках опухолевых линий. Гамма-интерферон стимулирует и экспрессию антигенов MHC класса I. Подобные эффекты приводят к усилению взаимодействия между иммунными T- лимфоцитами и нелимфоидными клетками, что необходимо, например, для борьбы с вирусной инфекцией.

Гамма-интерферон представляет собой и важнейший фактор, активирующий макрофаги; он способствует более эффективному уничтожению макрофагами внутриклеточных микроорганизмов, запуская поврежденные ранее микробицидные механизмы макрофагов и вызывая гибель внутриклеточных микроорганизмов ( рис. 5 ). [Holter W., Grunow R., Stockinger H., et al.//J.Immunol.-1986.- V.136.-N.6.-P.2171.]

 

Рис. 5. Активация макрофагов Т - хелперами (кружки - поверхностный микробный антиген; красные квадраты - молекулы MHC класса II , волнистые линии - внутриклеточные паразиты.).

Кроме того, гамма-интерферон действует синергично с клеточным ядом, лимфотоксином, индуцируя экспрессию рецепторов лимфотоксина на клетках мишенях.

Интерферон гамма способен подавить пролиферацию клеток эритроидного ростка, выработку эритропоэтина почками и высвобождение железа из макрофагов.

Противовирусная активность гамма-ИНФ проявляется при его взаимодействии с соответствующими рецепторами на поверхности зараженных клеток, вследствие чего в этих клетках включаются гены, ответственные за синтез белков и ферментов, препятствующих самовоспроизведению вируса. Тем самым интерферон блокирует биосинтез вирусных частиц в зараженной клетке. На этом свойстве интерферона основано использование его препаратов в качестве лечебных при вирусных инфекциях.

1.2. Гнойно-воспалительных заболеваниях

1.2.1. Фурункулез

Фурункул (лат. furunculus) – острое гнойно-некротическое воспаление волосяного фолликула и окружающей его соединительной ткани. Вызывает развитие Ф золотистый, реже белый стафилококк. Важную роль в возникновении Ф играют экзогенные и эндогенные предрасполагающие факторы. Экзогенными факторами являются повреждения кожи (расчесы, ссадины, дерматит и др.), загрязнение ее частицами пыли, угля и т.д., пиодермия. Эндогенными – эндокринные нарушения (сахарный диабет, ожирение), нарушение обмена (гиповитаминоз, анемия), алкоголизм, переохлаждение и др. О фурункулезе говорят при множественном и рецидивирующем появлении и развитии Ф. Часто фурункулез возникает на фоне сопутствующего сахарного диабета. [Сетдикова Н.Х., Латышева Т.В. Комплексные механизмы развития хронического рецидивирующего фурункулеза и пути их коррекции//Иммунология. – 2000.- №3. – С.48-50.]

Фурункул может развиться на любом участке кожи, где имеются волосяные фолликулы. Наиболее частая локализации – лицо, кожа шеи, тыла кистей, поясницы. Вначале появляется плотный ярко-красного цвета воспалительный инфильтрат, возвышающийся над уровнем кожи небольшим конусом. Больные отмечают легкий зуд, умеренные боли. По мере развития Ф. инфильтрат увеличивается, нарастает гиперемия, присоединяется периферический отек. На 3-4-й день в центре инфильтрата появляются некроз и размягчение тканей, которые приобретают зеленоватый цвет, формируется некротический стержень фурункула. В этот период боли резко усиливаются, особенно при локализации в физиологически активной области (например, в области сустава), возможны повышение температуры тела, головная боль, недомогание. При благоприятном течении через 2-3дня гнойно-некротический стержень самостоятельно отторгается с образованием глубокой умеренно кровоточащей раны. Еще спустя 2-3дня рана заживает. При стертом течении процесса образуется болезненный инфильтрат без нагноения и некроза. При абсцедирующем Ф. гнойно-некротический процесс распространяется за пределы волосяного фолликула с развитием гнойной полости или флегмоны. Одиночные Ф. обычно не вызывают общей реакции и не дают осложнений, однако у больных сахарным диабетом возможно тяжелое течение процесса. Ф. может осложниться лимфангиитом, регионарным лимфаденитом, тромбофлебитом. [Кожные болезни//Под ред. Кубанова А.А. – М.:ГЭОТАР Медицина. – 1999г. – 175-184с.]

Ведущими изменениями иммунной системы при ХРФ являются дефекты фагоцитарного и гуморального звеньев иммунитета.[А.С. Манько, Н.Х. Сетдикова, Т.В. Латышева, Ю.А. Горностаева, О.М. Котова, Н.М. Голубева «Клинико-иммунологическая эффективность серамида у больных хроническим рецидивирующим фурункулезом» //Российский Аллергологический Журнал, №5, 2005г]

1.2.2. Остеомиелит

Остеомиелит – воспаление костного мозга, обычно распространяющееся на компактное и губчатое вещество кости и надкостницу. [Борисов Л.Б. Медицинская микробиология, вирусология и иммунология. М.:Медицина 1994г. С. 485-487]

По этиологическому признаку различают неспецифический О., вызываемый гноеродными микроорганизмами, и специфический, вызываемый специфической микрофлорой. В зависимости от путей проникновения возбудителей инфекции в кость выделяют гематогенный (эндогенный) и негематогенный (экзогенный) остеомиелит. Гематогенный О. возникает в результате заноса по кровеносному руслу возбудителей гнойной инфекции из отдаленного очага (острый гематогенный и первично-хронический О.). Экзогенный О. вызывается инфекцией, проникающей в кость при ранениях, операциях или за счет непосредственного перехода гнойного воспаления на кость с окружающих органов и тканей. В зависимости от механизма возникновения различают огнестрельный, посттравматический, послеоперационный и контактный остеомиелит. Огнестрельный О. является следствием огнестрельных ранений с повреждением кости. Посттравматический О. развивается при открытых переломах. Послеоперационный О. может возникнуть при оперативном лечении закрытых переломов, других операциях на костях и чаще связан с нарушением правил асептики.

По клиническому течению О. может быть острым и хроническим (вторичным), развивающимся после любого острого неспецифического О. Кроме того, различают первично-хронический О., к которому относят атипичные формы О. (склерозирующий остеомиелит Гарре, альбуминозный остеомиелит Оллье, абсцесс Броди), а также О. при некоторых инфекционных болезнях (туберкулез, сифилис и др.).

Ряд авторов выделяет антибиотический О., возникающий у ослабленных больных в процессе длительного лечения массивными дозами антибиотиков, и пострадиационный О., связанный с длительным воздействием ионизирующего излучения.

Возбудителем неспецифического О. могут быть любые микроорганизмы, но наиболее часто – аэробные гноеродные микроорганизмы стафилококковой и стрептококковой группы. Более чем в 90% случаев при остром гематогенном О. из гноя выделяют золотистый стафилококк. Отмечается увеличение числа остеомиелитов, обусловленных неклостридиальной анаэробной и грамотрицательной флорой. В редких случаях гематогенный О. имеет грибковую этиологию. [Белохвостикова Т.С., Кирдей Л.Е., Гаврилова Е.Ю., Промтов М.В., Леонова С.Н., Кирдей Е.Г. Коррекция вторичных нарушений иммунной системы при хроническом посттравматическом остеомиелите.//Медицинская иммунология, 2002, т.4, №2, с.228-229.].

При остром гематогенном О. микрофлора из явного или скрытого первичного очага заносится током крови (бактериемия) в длинные трубчатые кости, где в широкой сети сосудов, особенно в области метафиза, замедляется скорость кровотока и микроорганизмы фиксируются в синусах губчатого вещества. При определенных условиях эти очаги могут дать вспышку гнойного О. Хронический гематогенный О. является следствием острого процесса.

Воспалительный процесс в кости может ограничиться краевой зоной – образующиеся грануляции предотвращают дальнейшее инфицирование костного мозга. При нарушении регенераторных процессов острый О. переходит в хронический. В инфицированной ране осколки костей подвергаются некрозу, становятся источниками нагноения, вокруг них образуются гнойные полости, формируются свищи, что препятствует развитию костной мозоли.

Первично-хронические (атипичные) формы О. развиваются в основном в результате воздействия слабовирулентной стафилококковой микрофлоры.

В начальной стадии острого гематогенного О. развиваются диффузный отек костного мозга и серозное воспаление, которое в дальнейшем сменяется его гнойной инфильтрацией. Процесс, имеющий характер флегмоны, распространяется вдоль кости и по направлению к надкостнице. Повышение внутрикостного давления усугубляет нарушения кровообращения кости, в результате чего происходят некроз и аутолиз костных перекладин, кортикального слоя кости, стенок каналов остеонов. Резорбция кости сопровождается появлением в ней мелких дефектов, заполненных гноем, которые сливаются в более крупные фокусы, содержащие секвестры. Тромбофлебит и тромбартериит мелких сосудов кости полностью лишают питания пораженный ее участок, в результате чего зона некроза кости увеличивается. Надкостница вначале утолщается, а затем отслаивается гноем, который проникает из костномозгового канала по костным каналам.

Если поднадкостничная флегмона кости своевременно не вскрыта, то гной прорывается в межмышечное пространство (межмышечная флегмона), переходит на подкожную клетчатку и самопроизвольно вскрывается наружу с образованием свища. Омертвевшие участки кости, находящиеся в полости гнойника, подвергаются отторжению (секвестрации). При ограниченном процессе вблизи компактного вещества кости образуются кортикальные секвестры. Они могут находиться поднадкостнично, проникать в мягкие ткани или выходить через свищевой ход наружу. Секвестры, отторгающиеся со стороны эндоста, называют центральными, или внутриполостными. Отторжение их происходит в просвет костномозгового канала. При некрозе всей толщи кости, но на ограниченном участке, образуются так называемые проникающие (перфорирующие) секвестры – один конец такого секвестра находится в костномозговом канале, а другой – в мягких тканях. В редких случаях при поражении кости по окружности может сформироваться тотальный секвестр. Секвестры препятствуют заживлению очага О. и поддерживают воспаление, т.к. сохраняющаяся в них инфекция, несмотря на применение антибиотиков широкого спектра, подавляет активность тканевых ферментов. Возможность «вживления» или рассасывания секвестра, по мнению большинства исследователей, мало вероятна.

Одновременно с воспалительно-некротическими изменениями в костной ткани происходят репаративные процессы. Участки некроза замещаются молодой костной тканью. При ограниченных некрозах кости, своевременном и комплексном лечении, преимущественно у больных молодого возраста заболевание может закончиться выздоровлением с восстановлением костной структуры. Но приблизительно у 1/3 больных острый остеомиелитический процесс переходит в хронический.

Атипичные формы О. характеризуются вялотекущим воспалительным поражением костей с преобладанием склеротических процессов, что приводит к сужению или полному закрытию костномозгового канала, веретенообразному утолщению диафиза кости, меньшей выраженности некроза кости и редкому образованию секвестров. Одной из таких форм является склерозирующий остеомиелит Гарре, при котором отмечают выраженное утолщение кости, отсутствие свищей и секвестров. Преобладают гиперостоз и остеосклероз с концентрическим сужением костномозгового канала. При альбуминозном остеомиелите Оллье морфологическую основу составляет небольшой деструктивный очаг в кортикальном слое кости, содержащий серозный или слизисто-белковый экссудат. Иногда имеются небольшие секвестры.

Остеомиелит как осложнение некоторых инфекционных болезней – сепсиса, брюшного тифа, бруцеллеза, туберкулеза, сифилиса – обладает специфическими для каждого из этих заболеваний морфологическими признаками. [Керко О.В., Гусева В.Н., Потапенко Е.И., Якунова О.А. и др. Роль иммунологических показателей при туберкулезе и остеомиелите позвоночника//Медицинская иммунология. – 2005. - №2-3. С.243-244]

В доступной нам литературе не обнаружено данных об исследовании уровня цитокинов ИЛ-4, γИФН при хроническом остеомиелите и хроническом рецидивирующем фурункулезе.


ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1. Материалы исследования

Обследовано 49 больных в возрасте от 20 до 55 лет с ГВЗ различной локализации: из них 34 – с хроническим рецидивирующим фурункулезом и 15 – с хроническим остеомиелитом в стадии обострения. Клиническое обследование больных включало тщательный сбор аллергоанамнеза.

Контрольную группу составили 10 доноров без гнойно-воспалительных заболеваний, сопоставимые по полу и возрасту.

Объектом исследования служила сыворотка крови. Забор крови производился с 8.00 до 10.00 часов.

Кровь центрифугировали при 1500 об/мин в течении 15 мин. Из эксперимента исключалась гемолизированная и хилёзная (содержащая жировые включения) сыворотка.

Полученную сыворотку использовали в качестве источника ИЛ-4 и γ-интерферона.

2.2. Методы исследования

Исследование проводилось на базе лаборатории иммунологии и аллергологии ГОУ ДПО Пензенский институт усовершенствования врачей Росздрава.

2.2.1. Метод определения уровня интерлейкина-4 в сыворотке крови

Для определения уровня ИЛ-4 использовался метод твердофазного иммуноферментного анализа‚ с использованием набора реактивов "ИФА-IL-4" фирмы ВЕКТОР-БЕСТ. Набор "ИФА-IL-4" предназначен для определения концентрации ИЛ-4 в сыворотке крови в клинических, диагностических и научно-исследовательских лабораториях.

Состав набора:

■ комплект из двенадцати восьмилуночных стрипов с рамкой с иммобилизованными на внутренней поверхности лунок моноклональными антителами к интерлейкину-4, маркирован "Стрипы с моноклональными антителами";

7 калибровочных проб, содержащих известные количества интерлейкина-4 – 0; 12,5; 25; 50; 100; 200 и 400пг\мл, лиофилизованные препараты;

■ аналитический буферный раствор, маркирован "Буфер А", 1 флакон;

■ концентрированный раствор антител анти-IL-4-биотин, маркирован "Антитела", 1 флакон;

■ концентрированный раствор конъюгата авидин-пероксидаза, маркирован "Конъюгат Е", 1 флакон;

■ концентрированный буферный раствор для промывок лунок, маркирован "Буфер Р", 1 флакон;

■ субстратный буфер, маркирован "Буфер С", 1 флакон;

■ 10% кислота, маркирована "Стоп-реагент", 1 флакон;

■ раствор тетраметилбензидина, маркирован " ТМБ";

Дополнительные материалы и оборудование:

■ автоматические одноканальные пипетки с изменяемым объемом отбора жидкостей: от 0,005 до 0,01 мл; от 0,05 до 0,25 мл; от 0,2 до 1 мл; от 1 до 5 мл;

■ одноканальная полуавтоматическая пипетка, позволяющая отбирать объемы жидкости до 0,3 мл.

■ прибор для встряхивания рамки со стрипами (шейкер), позволяющий производить встряхивание с амплитудой колебания  3-4мм и частотой 4-6 Гц при комнатной температуре (+16-25°С), либо статируемый шейкер, позволяющий производить встряхивание в том же режиме при температуре +37°С;

■ спектрофотометр, позволяющий измерить оптическую плотность раствора в стрипах при длине волны 450нм;

■ цилиндры, позволяющие отмерять 10 и 100 мл;

■ два стеклянных стакана емкостью 20 мл и один - 150 мл;

■ дистиллированная вода.

Принцип работы набора.

В наборе "ИФА-IL-4" использован "сэндвич" вариант твердофазного иммуноферментного анализа. Для реализации этого варианта использованы два моноклональных антитела с различной эпитопной специфичностью к интерлейкину-4. Одно из них иммобилизовано на твердой фазе (внутренняя поверхность лунок), второе конъюгировано с биотином. На первой стадии анализа IL-4, содержащийся в калибровочных и исследуемых пробах связывается с антителами, иммобилизованными на внутренней поверхности лунок. На второй стадии анализа иммобилизованный IL-4 взаимодействует с конъюгатом вторых антител – биотин. Количество связавшегося конъюгата прямо пропорционально количеству IL-4 в исследуемом образце. На последней стадии анализа в лунки вносят авидин-пероксидазу.

Во время инкубации с субстратной смесью происходит окрашивание раствора в лунках. Степень окраски прямо пропорциональна количеству связавшихся меченых антител. После измерения оптической плотности раствора в лунках на основании калибровочной кривой рассчитывается концентрация IL-4 в определяемых образцах.

Подготовка реагентов к анализу

  •  Калибровочные пробы. Во флаконы с калибровочными пробами добавить по 1,0 мл дистиллированной воды, выдержать в течение 20мин. И затем тщательно перемешать до полного растворения, избегая пенообразования. Хранить при температуре +4...6° С в течение трех суток; при возможности более длительного хранения разлить по 220 мкл (чтобы избежать повторного оседания) и хранить при температуре -20° С не более месяца.
  •  Стрипы. Вскрыть и установить на рамку необходимое количество стрипов. Оставшиеся стрипы хранить в герметично закрытом пакете из фольгированного полиэтилена при температуре
  •  Сывороточный буфер. В стакан с 480 мл дистиллированной воды добавить содержимое флакона с маркировкой"Буфер Р". Тщательно перемешать, избегая пенообразования. Xранить промывочный буфер при температуре +2…8°С.
  •  Буфер А. Готов к использованию. Хранить закрытым при температуре +2…6° С.
  •  Набор антител анти-IL-4-биотин. В зависимости от количества используемых стрипов подготовить необходимый объем однократного раствора антител путем смешивания 40 мкл концентрированного антител с 1 мл промывочного буфера из расчета на один стрип. Однократный раствор антител должен быть использован в течение часа, длительному хрипению не подлежит.
  •  Конъюгат Е. авидин-пероксидаза. В зависимости от количества используемых стрипов подготовить необходимый объем однократного раствора конъюгата путем смешивания 40 мкл концентрированного конъюгата Е с 1 мл промывочного буфера из расчета на один стрип. Однократный раствор конъюгата Е должен быть использован в течение часа, длительному хранению не подлежит.
  •  Субстратная смесь приготовляется непосредственно перед употреблением.
  •  "Стоп-реагент" готов к использованию.

Проведение анализа:


1

Внести во все лунки по 0,1 мл "Буфер А". Расход реагентов в табл.1

2

В соответствующие лунки по 0,1 мл калибровочных проб или исследуемой сыворотки, внесение образцов не должно занимать более 15 мин

3

Инкубировать стрипы при температуре 37°С в течение 2 ч со встряхиванием

4

Удалить содержимое лунок декантированием и промыть лунки три раза. При промывке во все лунки добавить по 0,25 мл промывочного буфера

5

На шейкере в течение 5-10 сек с последующим декантированием. При каждом декантировании тщательно удалять остатки жидкости из лунок постукиванием рамки со стрипами в положении по фильтровальной бумаге

6

Внести во все лунки по 0,1 мл раствора антител

7

Инкубировать стрипы при температуре 37°С в течение 1 часа со встряхиванием

8

Лунки промыть

9

Внести во все лунки по 0,1 мл раствора конъюгата Е

10

Инкубировать стрипы при температуре 37°С в течение 30 минут со встряхиванием

11

Лунки промыть

12

Перед окраской стрипы сполоснуть дистиллированной водой для более полного удаления не связавшего конъюгата

13

Внести во все лунки по 0,1 мл субстратной смеси и инкубировать стрипы в темноте в течение 15-20 мин в зависимости от степени развития окраски

14

Добавить во все лунки с той же скоростью и в той же последовательности, как и субстратную смесь, по 0,05 мл "Стоп-реагента" для остановки ферментной реакции, встряхивать на шейкере 5мин

15

Измерить оптическую плотность в лунках при длине волны 450 нм

16

Построить для калибровочных проб график зависимости оптической плотности в единицах оптической плотности (ОП) от концентрации IL-4 в пг\мл.

17

Определить содержание IL-4 в пробах по калибровочному графику

Таблица 2. Расход реагентов для проведения анализа

Количество используемых стрипов

шт

Буфер А

мл

Раствор антител

мл

Конъюгат

мл

Буфер Р

мл

Субстратная смесь

Раствор ТМБ

мл

Буфер С

мл

2

2

2

2

50

0,4

2

3

3

3

3

75

0,6

3

4

4

4

4

100

0,8

4

5

5

5

5

125

1,0

5

6

6

6

6

150

1,2

6

7

7

7

7

175

1,4

7

8

8

8

8

200

1,6

8

9

9

9

9

225

1,8

9

10

10

10

10

250

2,0

10

11,12

12

12

12

300

2,0

10

Пример калибровочных кривых для каждого конкретного набора приводиться в Паспорте контроля качества (Рис. 6).

Рис. 6. Калибровочная кривая (ОБРАЗЕЦ) для определения ИЛ-4

2.2.2. Метод определения уровня гамма-интерферона в сыворотке крови

Для определения уровня гамма-интерферона использовался метод твердофазного иммуноферментного анализа‚ с использованием набора реактивов "ИФА-IFN-gamma" фирмы ВЕКТОР-БЕСТ. Набор "ИФА-IFN-gamma" предназначен для определения концентрации γИФН в сыворотке крови в клинических, диагностических и научно-исследовательских лабораториях.

Состав набора:

■ комплект из двенадцати восьмилуночных стрипов с рамкой с иммобилизованными на внутренней поверхности лунок моноклональными антителами к интерлейкину-4, маркирован "Стрипы с моноклональными антителами";

■ 7 калибровочных проб, содержащих известные количества гамма-интерферона – 0; 50; 100; 300; 500; 1000 и 2000пг\мл, лиофилизованные препараты;

■ аналитический буферный раствор, маркирован "Буфер А", 1 флакон;

■ концентрированный раствор антител IFN-gamma-биотин, маркирован "Антитела", 1 флакон;

■ концентрированный раствор конъюгата авидин-пероксидаза, маркирован "Конъюгат Е", 1 флакон;

■ концентрированный буферный раствор для промывок лунок, маркирован "Буфер Р", 1 флакон;

■ субстратный буфер, маркирован "Буфер С", 1 флакон;

■ 10% кислота, маркирована "Стоп-реагент", 1 флакон;

■ раствор тетраметилбензидина, маркирован " ТМБ";

Дополнительные материалы и оборудование:

■ автоматические одноканальные пипетки с изменяемым объемом отбора жидкостей: от 0,005 до 0,01 мл; от 0,05 до 0,25 мл; от 0,2 до 1 мл; от 1 до 5 мл;

■ одноканальная полуавтоматическая пипетка, позволяющая отбирать объемы жидкости до 0,3 мл.

■ прибор для встряхивания рамки со стрипами (шейкер), позволяющий производить встряхивание с амплитудой колебания  3-4мм и частотой 4-6 Гц при комнатной температуре (+16-25°С), либо статируемый шейкер, позволяющий производить встряхивание в том же режиме при температуре +37°С;

■ спектрофотометр, позволяющий измерить оптическую плотность раствора в стрипах при длине волны 450нм;

■ цилиндры, позволяющие отмерять 10 и 100 мл;

■ два стеклянных стакана емкостью 20 мл и один - 150 мл;

■ дистиллированная вода.

Принцип работы набора.

В наборе "ИФА-IFN-gamma " использован "сэндвич" вариант твердофазного иммуноферментного анализа. Для реализации этого варианта использованы два моноклональных антитела с различной эпитопной специфичностью к гамма-интерферону. Одно из них иммобилизовано на твердой фазе (внутренняя поверхность лунок), второе конъюгировано с биотином. На первой стадии анализа γИФН, содержащийся в калибровочных и исследуемых пробах связывается с антителами, иммобилизованными на внутренней поверхности лунок. На второй стадии анализа иммобилизованный γИФН взаимодействует с конъюгатом вторых антител – биотин. Количество связавшегося конъюгата прямо пропорционально количеству γИФН в исследуемом образце. На последней стадии анализа в лунки вносят авидин-пероксидазу.

Во время инкубации с субстратной смесью происходит окрашивание раствора в лунках. Степень окраски прямо пропорциональна количеству связавшихся меченых антител. После измерения оптической плотности раствора в лунках на основании калибровочной кривой рассчитывается концентрация γИФН в определяемых образцах.

Подготовка реагентов к анализу

  •  Калибровочные пробы. Во флаконы с калибровочными пробами добавить по 1,0 мл дистиллированной воды, выдержать в течение 20мин. И затем тщательно перемешать до полного растворения, избегая пенообразования. Хранить при температуре +4...6° С в течение трех суток; при возможности более длительного хранения разлить по 220 мкл (чтобы избежать повторного оседания) и хранить при температуре -20° С не более месяца.
  •  Стрипы. Вскрыть и установить на рамку необходимое количество стрипов. Оставшиеся стрипы хранить в герметично закрытом пакете из фольгированного полиэтилена при температуре
  •  Сывороточный буфер. В стакан с 480 мл дистиллированной воды добавить содержимое флакона с маркировкой"Буфер Р". Тщательно перемешать, избегая пенообразования. Xранить промывочный буфер при температуре +2…8°С.
  •  Буфер А. Готов к использованию. Хранить закрытым при температуре +2…6° С.
  •  Набор антител анти- γИФН-биотин. В зависимости от количества используемых стрипов подготовить необходимый объем однократного раствора антител путем смешивания 40 мкл концентрированного антител с 1 мл промывочного буфера из расчета на один стрип. Однократный раствор антител должен быть использован в течение часа, длительному хрипению не подлежит.
  •  Конъюгат Е. авидин-пероксидаза. В зависимости от количества используемых стрипов подготовить необходимый объем однократного раствора конъюгата путем смешивания 40 мкл концентрированного конъюгата Е с 1 мл промывочного буфера из расчета на один стрип. Однократный раствор конъюгата Е должен быть использован в течение часа, длительному хранению не подлежит.
  •  Субстратная смесь приготовляется непосредственно перед употреблением.
  •  "Стоп-реагент" готов к использованию.

Проведение анализа:

1

Внести во все лунки по 0,1 мл "Буфер А". Расход реагентов в табл.1

2

В соответствующие лунки по 0,1 мл калибровочных проб или исследуемой сыворотки, внесение образцов не должно занимать более 15 мин

3

Инкубировать стрипы при температуре 37°С в течение 2 ч со встряхиванием

4

Удалить содержимое лунок декантированием и промыть лунки три раза. При промывке во все лунки добавить по 0,25 мл промывочного буфера

5

На шейкере в течение 5-10 сек с последующим декантированием. При каждом декантировании тщательно удалять остатки жидкости из лунок постукиванием рамки со стрипами в положении по фильтровальной бумаге

6

Внести во все лунки по 0,1 мл раствора антител

7

Инкубировать стрипы при температуре 37°С в течение 1 часа со встряхиванием

8

Лунки промыть

9

Внести во все лунки по 0,1 мл раствора конъюгата Е

10

Инкубировать стрипы при температуре 37°С в течение 30 минут со встряхиванием

11

Лунки промыть

12

Перед окраской стрипы сполоснуть дистиллированной водой для более полного удаления не связавшего конъюгата

13

Внести во все лунки по 0,1 мл субстратной смеси и инкубировать стрипы в темноте в течение 15-20 мин в зависимости от степени развития окраски

14

Добавить во все лунки с той же скоростью и в той же последовательности, как и субстратную смесь, по 0,05 мл "Стоп-реагента" для остановки ферментной реакции, встряхивать на шейкере 5мин

15

Измерить оптическую плотность в лунках при длине волны 450 нм

16

Построить для калибровочных проб график зависимости оптической плотности в единицах оптической плотности (ОП) от концентрации γИФН в пг\мл.

17

Определить содержание γИФН в пробах по калибровочному графику


Таблица 3. Расход реагентов для проведения анализа

Количество используемых стрипов

шт

Буфер А

мл

Раствор антител

мл

Конъюгат

мл

Буфер Р

мл

Субстратная смесь

Раствор ТМБ

мл

Буфер С

мл

2

2

2

2

50

0,4

2

3

3

3

3

75

0,6

3

4

4

4

4

100

0,8

4

5

5

5

5

125

1,0

5

6

6

6

6

150

1,2

6

7

7

7

7

175

1,4

7

8

8

8

8

200

1,6

8

9

9

9

9

225

1,8

9

10

10

10

10

250

2,0

10

11,12

12

12

12

300

2,0

10

Пример калибровочных кривых для каждого конкретного набора приводиться в Паспорте контроля качества (Рис. Б).

Рис. 7. Калибровочная кривая (ОБРАЗЕЦ) для определения γИФН

2.2.3. Статистическая обработка результатов исследования

Результаты подвергали статистической обработке с использованием t-критерия Стьюдента, различия считали достоверными при p<0,05 [Лакин Г.Ф. Биометрия. М.: Высшая школа,1990.352с.].

 


ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

До недавнего времени в России изучением цитокинов занимались немногочисленные группы исследователей, так как биологические методы исследования очень трудоёмки, а импортные иммунохимические наборы весьма дороги. С появлением доступных отечественных иммуноферментных наборов все больший интерес к изучению цитокинового профиля проявляют практикующие врачи.

В настоящий момент диагностическая значимость оценки уровня цитокинов заключается в констатации самого факта повышения или понижения их концентрации у данного больного с конкретным заболеванием. Причём для оценки тяжести и прогнозирования течения заболевания целесообразно определять концентрацию как противо-, так и провоспалительных цитокинов.

Известно‚ что цитокинам принадлежит важная роль в генезе развития воспалительной реакции при ГВЗ. В частности‚ ИЛ-4 – антивоспалительный  цитокин – ингибирует цитотоксическую активность Т-лимфоцитов, макрофагов‚ участвует в переключении синтеза IgG1 на синтез IgG4 и IgE. Совместно с другими цитокинами ИЛ-4 способствует пролиферации тканевых базофилов. Антагонистом ИЛ-4 является гамма-интерферон – важнейший фактор, активирующий макрофаги; он способствует более эффективному уничтожению макрофагами внутриклеточных микроорганизмов, запуская поврежденные ранее микробицидные механизмы макрофагов и вызывая гибель внутриклеточных микроорганизмов.

Маркером течения ГВЗ считается изменение уровня иммуноглобулина Е [Перетня Н. Н.‚ Сенькова Л. В.‚ Добродеев К. Г. Капутин С. Л. и др. К вопросу о роли IgE// Объединённый иммунологический форум: Тезисы. – Екатеринбург.- 2004.-С. 119]. В частности клинически неблагоприятным показателем является повышение уровня IgE при ГВЗ . В связи с этим‚ интересным представляется исследование корреляционных взаимосвязей уровней интерлейкина 4 и гамма-интерферона с показателями общего иммуноглобулина Е в сыворотке крови больных с ГВЗ.

3.1. Результаты исследования уровня интерлейкина-4 и гамма-интерферона в сыворотке крови больных с различным уровнем иммуноглобулина Е при хроническом рецидивирующем фурункулезе

Бактериальные инфекции кожи являются важной клинической проблемой ввиду их распространенности во всем мире и недостаточной эффективности терапии этих заболеваний. Наиболее часто встречающиеся инфекционные заболевания кожи включают фолликулиты, фурункулы и карбункулы. Факторами предрасположенности к возникновению рецидивирующего фурункулеза (РФ) являются инфицированные раны, нарушение правил гигиены, диабет, алкоголизм, окклюзивная косметика, тесная одежда, общее ослабление организма, потертости, перегрев, контакт с химическими агентами, неадекватное лечение кожных повреждений, использование стероидных гормонов. Причины развития ХРФ не всегда понятны. Как правило при изучении особенностей рецидивирующего фурункулеза, отмечается наличие аллергического компонента в воспалении при фурункулезе у лиц старшего возраста, что сопровождается повышением общего IgE. Кроме того‚ при ХРФ, как при всякой рецидивирующей инфекции, можно предположить наличие нарушений иммунологической реактивности. 

В нашей работе обследовано 34 пациента с ХРФ. Эти пациенты были сформированы в 2 группы‚ в зависимости от уровня IgE: первую группу составили 14 больных с повышенным уровнем IgE, вторую – 20 пациентов с нормальными значениями указанного иммуноглобулина. За дискриминационный уровень принимались показатели иммуноглобулина Е – 130-150 МЕ/мл. Контрольную группу составили 10 человек – доноры без ГВЗ.

3.1.1. Результаты исследования уровня интерлейкина-4 в сыворотке крови у больных с хроническим рецидивирующим фурункулезом

Результаты исследования уровня интерлейкина-4 в сыворотке крови у больных с хроническим рецидивирующим фурункулезом приведены на рис. 8 и табл. 1 (Приложение 1).

Согласно полученным результатам достоверное повышение уровня ИЛ-4‚ по сравнению с контрольной группой‚ отмечалось как у больных с повышенными‚ так и нормальными значениями общего иммуноглобулина Е.

Концентрация ИЛ-4 у больных с высокими значениями общего иммуноглобулина Е (выше 150 МЕ/мл) превышала показатели контрольной группы в 10 раз (р< 0,05). Концентрация ИЛ-4 у больных с нормальными значениями сывороточного иммуноглобулина Е (130 МЕ/мл) превышала показатели контрольной группы в 7 раз (р< 0,01). Полученные результаты свидетельствуют о вовлечении ИЛ-4 в формирование иммунного ответа при развитии ХРФ. Однако‚ эти изменения не зависели от показателей общего иммуноглобулина Е в обследуемой группе больных с ХРФ.

3.1.2. Результаты исследования уровня гамма-интерферона в сыворотке крови у больных с хроническим рецидивирующим фурункулезом

Результаты исследования уровня гамма-интерферона в сыворотке крови у больных с хроническим рецидивирующим фурункулезом приведены на рис. 9 и табл. 1 (Приложение 1).

Полученные результаты показали‚ что изменения уровня ИФНγ как у больных с повышенными‚ так и нормальными значениями общего иммуноглобулина Е‚ достоверно не отличались от показателей концентрации гамма-интерферона контрольной группы.

Вероятно‚ полученные результаты свидетельствуют‚ что гамма-интерферон не участвует в формировании ответной реакции организма при развитии ХРФ. Кроме того‚ показатели концентрации гамма-интерферона в обследуемой группе больных с ХРФ не зависели от уровня сывороточного иммуноглобулина Е.

3.2. Результаты исследования уровня интерлейкина-4 и гамма-интерферона в сыворотке крови больных с различным уровнем иммуноглобулина Е при хроническом остеомиелите

Характер и специфика иммунологической реактивности при хронических остеомиелитах‚ определяется морфологической деструкцией кости и окружающих мягких тканей в зоне воспаления, приобретающих на определенном этапе воспаления свойства аутоантигенов. Развивающиеся в этих условиях иммунодефицит и дисбаланс компонентов иммунного ответа снижают возможности специфической и неспецифической защиты, что способствует персистенции микробных агентов и развитию порочного круга, обусловливающего поддержание патологического процесса. Известно, что некоторые бактерии способны выключать процессы антителообразования как прямым, так и опосредованным (через индукцию факторов, препятствующих активации Т-клеток) путем, и тем самым снижать общий уровень иммунного ответа. Немаловажную роль при этом играют цитокины, которые, будучи медиаторами иммунитета, способны менять характер течения гнойно-воспалительного процесса. Естественно, что при таком сложном механизме иммунорегуляции течение гнойного процесса зависит не только от иммуногенного потенциала инфицирующих микроорганизмов, но и от исходного иммунного статуса организма хозяина [Белохвостикова Т.С., Кирдей Л.Е., Гаврилова Е.Ю., Промтов М.В., Леонова С.Н., Кирдей Е.Г. Коррекция вторичных нарушений иммунной системы при хроническом посттравматическом остеомиелите./Медицинская иммунология, 2002, т.4, №2, с.228-229.].

В нашей работе обследовано 15 пациентов с хроническим остеомиелитом. Эти пациенты были сформированы в 2 группы‚ в зависимости от уровня IgE: первую группу составили 10 больных с повышенным уровнем IgE (выше 150МЕ/мл), вторую – 5 пациентов с нормальными значениями указанного иммуноглобулина (130 МЕ/мл). За дискриминационный уровень принимались показатели иммуноглобулина Е – 130-150 МЕ/мл. Контрольную группу составили 10 человек – доноры без ГВЗ.

3.2.1. Результаты исследования уровня интерлейкина-4 в сыворотке крови у больных с хроническим остеомиелитом

Результаты исследования уровня интерлейкина-4 в сыворотке крови у больных с хроническим остеомиелитом приведены на рис. 10 и табл. 2 (Приложение 2).

Согласно полученным результатам достоверное повышение уровня ИЛ-4‚ по сравнению с контрольной группой‚ отмечалось как у больных с повышенными‚ так и нормальными значениями общего иммуноглобулина Е.

Концентрация ИЛ-4 у больных с высокими значениями общего иммуноглобулина Е (выше 150 МЕ/мл) превышала показатели контрольной группы в 8 раз (р<0,01). Концентрация ИЛ-4 у больных с нормальными  значениями сывороточного иммуноглобулина Е (до 130 МЕ/мл) превышала показатели контрольной группы в 8,7 раз (р<0,05). Полученные результаты свидетельствуют о вовлечении ИЛ-4 в формирование иммунного ответа при развитии хронического остеомиелита. Однако‚ эти изменения не зависели от показателей общего иммуноглобулина Е в обследуемой группе больных с хроническим остеомиелитом.

3.2.2. Результаты исследования уровня гамма-интерферона в сыворотке крови у больных с хроническим остеомиелитом

Результаты исследования уровня гамма-интерферона в сыворотке крови у больных с хроническим остеомиелитом приведены на рис. 11 и табл. 2 (Приложение 2).

Согласно полученным результатам достоверное повышение уровня ИФНγ‚ по сравнению с контрольной группой‚ отмечалось как у больных с повышенными‚ так и нормальными значениями общего иммуноглобулина Е.

Концентрация гамма-интерферона у больных с высокими значениями  общего иммуноглобулина Е (выше 150 МЕ/мл) превышала показатели контрольной группы в 3,5 раза (р<0,05). Концентрация гамма-интерферона у больных с нормальными  значениями сывороточного иммуноглобулина Е (до 130 МЕ/мл) превышала показатели контрольной группы в 3 раза (р<0,05). Полученные результаты свидетельствуют о вовлечении гамма-интерферона в формирование иммунного ответа при развитии хронического остеомиелита. Однако‚ эти изменения не зависели от показателей общего иммуноглобулина Е в обследуемой группе больных с хроническим остеомиелитом.


ГЛАВА 4. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Гнойно-воспалительные заболевания остаются актуальной проблемой современной медицины. При многочисленных клинико-лабораторных наблюдениях выявлено, что при ГВЗ происходят изменения в иммунологической системе организма. [Панченко М. К., Вертигора И.П., Грицай Н. П. Комплексное лечение больных с хроническим остеомиелитом с применением костной пластики // Вестн. хир. – 1988. –№10. –С.42-46     Пинегин Б. Ф., Юдина Т. И., Карсанова М. И. Общие вопросы иммунитета, иммунодиагностики и иммунотерапии на модели хирургических инфекций // Современные проблемы аллергологии, клинической иммунологии и иммунофармакологии. –М.,1998. –С 10-178     Хаитов Р. М., Пинегин Б. В. Вторичные иммунодефициты: клиника, диагностика, лечение // Иммунология.-1999. -№2. –С.14-17 ]

В последние годы, благодаря развитию методов количественного определения уровней продукции цитокинов, был достигнут значительный прогресс в понимании роли некоторых цитокинов в норме и при патологии. Наиболее оптимальными для оценки уровней цитокинов являются иммуноферментные методы, которые высокоспецифичны, просты и быстры в исполнении. Применение диагностических иммуноферментных тест-систем для оценки цитокинового статуса, как на местном, так и на системном уровнях при различных патологиях является существенным дополнением к пониманию патогенеза заболеваний. Изучение уровней цитокинов позволяет получить информацию о функциональной активности различных типов иммунокомпетентных клеток; о тяжести воспалительного процесса, его переходе на системный уровень и прогнозе, о соотношении процессов активации Т-хелперов 1 и 2-типов, о стадии развития ряда аллергических и аутоиммунных заболеваний. Оценка уровней цитокинов, в частности, с использованием иммуноферментных диагностических тест-систем позволяет по-новому подойти к изучению состояния иммунной системы организма в клинической практике. Сейчас практически невозможно назвать патологию, которая не была бы предметом изучения цитокинов. [Демьянов А.В., Котов А.Ю., Симбирцев А.С. Диагностическая ценность исследования уровней цитокинов в клинической практике // Цитокины и воспаление, 2003, Т. 2, № 3, с. 20-35)]

Цитокинам принадлежит важная роль в развитии и течении заболеваний различных органов и систем.

В настоящее время идентифицировано более 100 цитокинов (Приложение 3), и их число продолжает увеличиваться.

Цитокины обеспечивают передачу сигнала, обмен информацией между клетками внутри одного органа, связь между органами и системами, как в физиологических условиях, так и действии различных патогенных факторов – инфекционных микроорганизмов, механических, термических, химических травм. У здоровых людей содержание цитокинов минимально, они выявляются лишь в следовых количествах.

При патологических состояниях общее число и содержание отдельных цитокинов резко возрастает.

Индукторами повышенного синтеза цитокинов являются инфекционные микроорганизмы (вирусы, бактерии), продукты их жизнедеятельности, токсины, метаболиты, а также измененные, модифицированные клетки собственного организма, некоторые белки растительного происхождения, пищевые, лекарственные аллергены и др.

[Симбирцев А.С. Цитокины – новая система регуляции защитных реакций организма //Цитокины и воспаление, 2002, № 1]

Цитокины могут быть выделены в новую самостоятельную систему регуляции основных функций организма, существующую наряду с нервной и эндокринной системами регуляции и связанную в первую очередь с поддержанием гомеостаза при внедрении патогенов и нарушении целостности тканей.


4.1. Интерлейкин-4 и гамма-интерферон при хроническом

рецидивирующем фурункулезе

Бактериальные инфекции кожи являются важной клинической проблемой ввиду их распространенности во всем мире и недостаточной эффективности терапии этих заболеваний.

ХРФ – множественное и рецидивирующее появление фурункулов, острое гнойно-некротическое воспаление волосяного фолликула, являющееся бактериальной инфекцией.

При иммунологическом обследовании больных ХРФ обнаруживаются изменения в иммунной системе:

- нарушение фагоцитарного звена (снижение фагоцитарного индекса, снижение бактерицидности нейтрофилов);

- нарушение гуморального звена (гипогаммаглобулинемия, снижение аффинности анти-ОАД-антител, нарушение цитокинового баланса);

- нарушение клеточного звена (лейкопения, снижение CD3+, CD4+, CD21+-лимфоцитов).

Именно цитокиновому дисбалансу, по нашему мнению, отводится одна из ключевых ролей в генезе формирования хронизации патологии кожных инфекций.

Содержание цитокинов в периферической крови определяли в группе 29 пациентов с ХРФ. В зависимости от уровня IgE сформированы 2 группы: первую группу составили 12 больных с повышенным уровнем IgE, вторую – 17 пациентов с нормальными значениями указанного иммуноглобулина. Контрольную группу составили 10 доноров, без ГВЗ сопоставимых по полу и возрасту. Клиническое обследование больных включало тщательный сбор аллергоанамнеза.

При изучении уровня сывороточного IgE у больных с ХРФ получены следующие результаты: концентрация IgE была выше верхней границы нормы (130МЕ/мл) в 41% случаев. Разброс показателей повышенного уровня IgE составил от 150 МЕ/мл до значений, превышающих 1000МЕ/мл.

Известно, что повышенный уровень общего IgE является маркером аллергических реакций или причиной его повышения являются внешние воздействия – паразитарные инфекции. При клиническом обследовании пациентов с ХРФ и повышенным уровнем IgE сопутствующая аллергопатология была выявлена в 44% случаев. При этом в 7,5% был выявлен поллиноз, в 13% - аллергодерматозы, в 5,5% - респираторные аллергозы, в 3,7% - крапивница, в 11% - лекарственная сенсибилизация. Неотягощенный аллергоанамнез отмечен в 58% случаев.

Также в сыворотке крови больных ХРФ с повышенным уровнем IgE обнаружены антитела к следующим гельминтам: описторхисам, трихинеллам, токсокарам и эхинококку.

Таким образом, можно считать, что были установлены этиологические факторы повышения сывороточного IgE.

В настоящий момент диагностическая значимость оценки уровня цитокинов заключается в констатации самого факта повышения или понижения их концентрации у данного больного с конкретным заболеванием. Причём для оценки тяжести и прогнозирования течения заболевания целесообразно определять концентрацию как противо-, так и провоспалительных цитокинов в динамике развития патологии. Например, содержание цитокинов в периферической крови определяется сроками обострения, отражает динамику патологического процесса‚ в частности при ГВЗ.

В нашей работе мы определяли концентрацию двух цитокинов – интерлейкина-4 и гамма-интерферона – с помощью твердофазного иммуноферментного. Оба исследуемых цитокина участвуют в активации и развитии иммунного реагирования при инфекционно-воспалительных заболеваниях бактериальной природы. Эти цитокины являются антагонистами по механизму действия. По современным данным, ИЛ-4 в комплексе с гамма - интерфероном является ключевым фактором, определяющим тип иммунитета [Кетлинский С.А. // Роль Т-хелперов типов 1и 2 в регуляции клеточного и гуморального иммунитета / Иммунология, 2002. - том. 23. - № 2. - С.77 - 79. ]

Интерлейкин-4 – цитокин, отвечающий за активность гуморального звена. Он участвует не только в развитии провоспалительных реакций, но и играет значительную роль в процессах хронизации. [Пекарева Н. А., Чупрова А. В., Шваюк А. П., Горбенко О. М., Обухова О. О., Трунов А. Н. Сравнительный анализ баланса цитокинов в сыворотке крови и моче у детей с хроническим пиелонефритом в стадии клинической ремиссии // Аллергология и иммунология, том 8, №1, 2007, С. 132-133]

В наших исследованиях при анализе уровня сывороточного ИЛ-4 было выявлено повышение концентрации при ХРФ в группах больных как с повышенным уровнем иммуноглобулина Е (выше 150 МЕ/мл), так и с нормальным уровнем (130 МЕ/мл) указанного иммуноглобулина. Результаты исследования уровня интерлейкина-4 в сыворотке крови у больных с хроническим рецидивирующим фурункулезом приведены на рис. 8 и табл. 1 (Приложение 1).

Нами был сделан вывод, что повышение уровня интерлейкина-4 во время ХРФ отражает участие этого цитокина в процессе воспаления.

Известно‚ что ведущими изменениями иммунной системы при ХРФ являются дефекты фагоцитарного и гуморального звеньев иммунитета.[А.С. Манько, Н.Х. Сетдикова, Т.В. Латышева, Ю.А. Горностаева, О.М. Котова, Н.М. Голубева «Клинико-иммунологическая эффективность серамида у больных хроническим рецидивирующим фурункулезом» //Российский Аллергологический Журнал, №5, 2005г]. Вероятно‚ что обнаруженное повышение концентрации ИЛ-4 является свидетельством уменьшения антигенпрезентирующую и цитокинпродуцирующую активность макрофагов при ХРФ. 

Вместе с тем в обеих группах больных не выявлено корреляции уровня сывороточного IL4 с уровнем общего IgE. Вероятно, отсутствие корреляции обусловлено межклеточным характером действия IL4 и различной кинетикой синтеза указанных субстанций.

Не исключено‚ что обнаруженное в нашем исследовании повышение уровня сывороточного ИЛ-4 при ХРФ может способствовать подавлению освобождения цитокинов воспаления (ИЛ-1, ИЛ-8), а также продукции цитокинов ТН-1-лимфоцитами (ИЛ-2, гамма-ИНФ и др.).

ТН-1-лимфоциты – это‚ клекти-продуценты гамма-ИНФ. ИФНγ –важнейший эндогенный иммуномодулятор, способный активировать Т-клеточное звено иммунной системы и клеточную цитотоксичность. Повышение уровня ИФНγ может способствовать повышению возможностей специфической и неспецифической защиты  организма‚ и‚ ограничению развития воспаления при ХРФ.

В ходе исследования было выявлено, что изменения уровня ИФНγ как у больных с повышенными‚ так и нормальными значениями общего иммуноглобулина Е при ХРФ‚ достоверно не отличались от показателей концентрации гамма-интерферона контрольной группы (рис. 9 и табл. 1 (Приложение 1). Поскольку известно‚ что продукция ИФНγ подавляется ИЛ-4‚ то‚ вероятно‚ что обнаруженный в обследуемой группе пациентов с ХРФ низкий уровень сывороточного ИФНγ‚ является следствием повышенного уровня ИЛ-4.

Показатели концентрации гамма-интерферона в обследуемой группе больных с ХРФ не зависели от уровня сывороточного иммуноглобулина Е. Таким образом, определение уровня ИФНγ, ответственного за ингибирование синтеза IgE в сыворотке крови, не имеет диагностического значения для выявления механизмов повышения IgE при ХРФ.

Кроме того‚ анализ полученных позволил сделать вывод о необходимости формирования групп больных, в первую очередь, в зависимости от остроты процесса при ХРФ (ремиссия, подострый период, обострение). Нам представляется, что оценка уровня ИЛ-4 и ИФНγ в период обострения позволит получить большую информацию о характере иммунного ответа при ХРФ.

4.2. Интерлейкин-4 и гамма-интерферон при хроническом остеомиелите

Остеомиелит – гнойное воспаление костного мозга, распространяющееся на близлежащие ткани. Возникает в результате заражения организма бактериями гноеродной природы на фоне сниженной иммунной реактивности.

Результаты многочисленных клинико-лабораторных наблюдений показывают, что при О. происходят изменения в иммунной системе организма. [Панченко М. К., Вертигора И.П., Грицай Н. П. Комплексное лечение больных с хроническим остеомиелитом с применением костной пластики // Вестн. хир. – 1988. –№10. –С.42-46     Пинегин Б. Ф., Юдина Т. И., Карсанова М. И. Общие вопросы иммунитета, иммунодиагностики и иммунотерапии на модели хирургических инфекций // Современные проблемы аллергологии, клинической иммунологии и иммунофармакологии. –М.,1998. –С 10-178     Хаитов Р. М., Пинегин Б. В. Вторичные иммунодефициты: клиника, диагностика, лечение // Иммунология.-1999. -№2. –С.14-17 ] В зависимости от типа микроорганизма и состояния макроорганизма (выраженности системного воспалительного ответа, длительности заболевания, эндотоксемии и т.д.) при О. возникают различные нарушения клеточного и гуморального иммунитета, которые характеризуются снижением фагоцитарной активности, изменением синтеза компонентов комплемента, отсутствием или снижением цитотоксичности лимфоцитов и макрофагов, изменением цитокинового статуса организма [Вишневский А. А., Тиходеев С. А., Андрианова Т. Р. Белки острой фазы, молекулы низкой и средней массы в оценке эндотоксемии при остеомиелите позвоночника // Труды городской многопрофильной бльницы №2. – СПб.: Ольга, 2001.-С.4-11     Тиходеев С. А., Вишневский А. А. Неспецифический остеомиелит позвоночника. –СПб.:Изд.дом СПбМАПО, 2004. -250с]

Течение воспалительных заболеваний зависит от состояния иммунной системы и от степени выраженности воспалительного ответа. В этой связи ранняя иммунодиагностика и оценка стадии заболевания является неотъемлемым комплексом в лечении пациентов, позволяет не только прогнозировать течение заболевания, но и дает возможность подобрать патогенетическую терапию. [Вишневский А. А., Орлов А. Б., Тиходеев С. А. Выбор иммуномодулирующей терапии при неспецифическом остеомиелите позвоночника // Вестн. хир. Т.165.-№2.-2006.-С.32-36]

Исследование уровня цитокинов у здоровых людей и больных О. поможет понять роль этих молекул в течении заболевания, что можно будет использовать для ранней диагностики и лечении препаратами цитокинов.

Результаты исследования содержания интерлейкина-4 показывают достоверное повышение уровня ИЛ-4‚ по сравнению с контрольной группой‚ как у больных с повышенными‚ так и нормальными значениями общего иммуноглобулина Е. Результаты исследования уровня интерлейкина-4 в сыворотке крови у больных с хроническим остеомиелитом приведены на рис. 10 и табл. 2 (Приложение 2).

Повышение уровня ИЛ-4 в сыворотке крови больных свидетельствуют о вовлечении этого цитокина в процесс воспаления при хроническом остеомиелите. Известно, что некоторые бактерии способны выключать процессы антителообразования через индукцию факторов, препятствующих активации Т-клеток [Белохвостикова Т.С., Кирдей Л.Е., Гаврилова Е.Ю., Промтов М.В., Леонова С.Н., Кирдей Е.Г. Коррекция вторичных нарушений иммунной системы при хроническом посттравматическом остеомиелите./Медицинская иммунология, 2002, т.4, №2, с.228-229.]. Не исключено‚ что повышение уровня ИЛ-4 является одним из звеньев в цепочке иммунного ответа, приводящего к отсутствию или снижению цитотоксичности Т-лимфоцитов и макрофагов при хроническом остеомиелите. Наши данные согласуются с данными ряда авторов о ингибировании цитотоксической активности Т-лимфоцитов и макрофагов при остеомиелите [Вишневский А. А., Тиходеев С. А., Андрианова Т. Р. Белки острой фазы, молекулы низкой и средней массы в оценке эндотоксемии при остеомиелите позвоночника // Труды городской многопрофильной бльницы №2. – СПб.: Ольга, 2001.-С.4-11     Тиходеев С. А., Вишневский А. А. Неспецифический остеомиелит позвоночника. –СПб.:Изд.дом СПбМАПО, 2004. -250с]. Вероятно‚ ИЛ-4 стимулирует пролиферацию тимоцитов и Т-клеток и вызывает рост тучных клеток при развитии и течении воспаления при хроническом остеомиелите‚ и таким образом, играет центральную роль в модуляции иммунного ответа.

Как видно из результатов нашего исследования‚ в обеих группах пациентов (с повышенным уровнем и нормальными значениями IgЕ) не выявлено корреляции уровня сывороточного ИЛ-4 с уровнем общего IgE. Вероятно‚ что отсутствие статистически значимых отличий в этих группах обусловлено межклеточным характером действия ИЛ-4 и различной кинетикой синтеза указанных субстанций. Таким образом, определение уровня ИЛ-4‚ как цитокина‚ ответственного за выработку IgE в сыворотке крови‚ не имеет диагностического значения для выявления механизмов повышения IgE при хроническом остеомиелите.

В ходе изучения уровня гамма-интерферона установлено достоверное повышение уровня ИФНγ‚ по сравнению с контрольной группой‚ как у больных с повышенными‚ так и нормальными значениями общего иммуноглобулина Е. Результаты исследования уровня гамма-интерферона в сыворотке крови у больных с хроническим остеомиелитом приведены на рис. 11 и табл. 2 (Приложение 2).

Известно‚ что гамма-интерферон способствует более эффективному уничтожению макрофагами внутриклеточных микроорганизмов[Holter W., Grunow R., Stockinger H., et al.//J.Immunol.-1986.- V.136.-N.6.-P.2171.]‚ т.е.  ИФНγ является мощным активатором макрофагов. Однако‚ нарушения в клеточном и гуморальном иммунитете при остеомиелите приводят к снижению фагоцитарной активности. Вероятно‚ что повышение уровня ИФНγ в обследованной группе больных с хроническим остеомиелитом‚ является специфической реакцией организма‚ приводящей к активации макрофагов. Не исключено‚ что повышение концентрации ИФНγ является одним из этапов в каскаде реакций‚ ведущих к повышению возможностей специфической и неспецифической защиты  организма‚ и‚ ограничивающих развитие воспаления при хроническом остеомиелите. 

Как видно из результатов нашего исследования‚ в обеих группах пациентов (с повышенным уровнем и нормальными значениями IgЕ) не выявлено коррелятивных связей сывороточного ИФНγ с уровнем общего IgE. Таким образом, определение уровня ИФНγ‚ как цитокина‚ ответственного за ингибирование синтеза IgE в сыворотке крови‚ не имеет диагностического значения для выявления механизмов повышения IgE при хроническом остеомиелите.

Так же как и при анализе данных об уровне цитокинов при ХРФ был сделан вывод‚ что при хроническом остеомиелите необходимо формировать группы больных, в зависимости от остроты процесса (ремиссия, подострый период, обострение).

Таким образом, в настоящее время не вызывает сомнения, что цитокины являются важнейшими факторами иммунопатогенеза. А изучение уровня цитокинов – медиаторов иммунитета – позволяет получить информацию о функциональной активности различных типов иммунокомпетентных клеток и делать вывод о характере течения гнойно-воспалительного процесса.

Безусловно‚ уровень цитокинов целесообразнее измерять в соответствующих тканях после экстракции тканевых протеинов из биоптатов соответствующих органов или в естественных жидкостях‚ поскольку цитокины являются локальными медиаторами. Подобные исследования будут являться предметом нашего дальнейшего изучения иммунных механизмов в патогенезе больных с ГВЗ.


ВЫВОДЫ

  1.  Обнаружено достоверное повышение (по сравнению с контрольной группой) концентрации  интерлейкина-4 в сыворотке крови больных с хроническим рецидивирующим фурункулёзом‚ и на фоне повышенного и на фоне нормального уровня общего иммуноглобулина Е.  
  2.  Показатели концентрации гамма-интерферона в сыворотке крови больных с повышенным и нормальным уровнем общего иммуноглобулина Е при хроническом рецидивирующем фурункулёзе достоверно не отличались от показателей концентрации гамма-интерферона контрольной группы.
  3.  Обнаружено достоверное повышение (по сравнению с контрольной группой) концентрации  интерлейкина 4 в сыворотке крови больных с хроническим остеомиелитом‚ и на фоне повышенного и на фоне нормального уровня общего иммуноглобулина Е.
  4.  Обнаружено достоверное повышение (по сравнению с контрольной группой) концентрации  гамма-интерферона в сыворотке крови больных с хроническим остеомиелитом‚ и на фоне повышенного и на фоне нормального уровня общего иммуноглобулина Е.
  5.  Показатели концентрации интерлейкина 4 в группах пациентов с повышенным и нормальным показателем общего иммуноглобулина Е при хроническом рецидивирующем фурункулёзе и хроническом остеомиелите‚ достоверно не отличались друг от друга.
  6.  Показатели концентрации гамма-интерферона не зависели от показателей общего иммуноглобулина Е в обследуемых группах больных с хроническим рецидивирующим фурункулёзом и хроническим остеомиелитом.


ЛИТЕРАТУРА

  1.  Ашмарин Ю. Я., Креинин В. М. Фурункулез. М.,1974. 12-23 с.
  2.  Белохвостикова Т. С., Кирдей Л. Е., Гаврилова Е. Ю., Промтов М. В., Леонова С. Н., Кирдей Е. Г. Коррекция вторичных нарушений иммунной системы при хроническом посттравматическом остеомиелите // Медицинская иммунология. 2002. т.4. №2. С. 228-229.
  3.  Борисов Л.Б. Медицинская микробиология, вирусология и иммунология. М.: Медицина, 1994г. 485-487 с.
  4.  Вишневский А. А., Орлов А. М. К вопросу об оценке иммунологического статуса у больных с неспецифическим остеомиелитом позвоночника // Вестн. хир. 2004. №5. С. 73-78.
  5.  Вишневский А. А., Орлов А. Б., Тиходеев С. А. Выбор иммуномодулирующей терапии при неспецифическом остеомиелите позвоночника // Вестн. хир. 2006. Т.165. №2. С. 32-36.
  6.  Вишневский А. А., Тиходеев С. А., Андрианова Т. Р. Белки острой фазы, молекулы низкой и средней массы в оценке эндотоксемии при остеомиелите позвоночника // Труды городской многопрофильной бльницы №2. СПб.: Ольга, 2001. С.4-11.
  7.  Вишневский А. А., Тиходеев С. А. К вопросу об особенностях течения остеомиелита и его диагностика // Современные направления в диагностике, лечении и профилактике заболеваний: Труды городской многопрофильной больницы №2. СПб: Ольга, 2002. С.91-98.
  8.  Демьянов А. В., Котов А. Ю., Симбирцев А. С. Диагностическая ценность исследования уровней цитокинов в клинической практике // Цитокины и воспаление. 2003. Т. 2. № 3. С. 20-35.
  9.  Дранник Г. Н. Клиническая иммунология и аллергология. МИА. М. 2003г. 98-109 с.
  10.  Завьялов В. П. Структурно-функциональная классификация и эволюция цитокинов // Вестник РАМН. 1993. №2. С. 8 – 10.
  11.  Кашкин К. П. Цитокины иммуной системы: основные свойства и иммунобиологическая активность // Клиническая лабораторная диагностика. 1998. №11. С. 21 – 32.
  12.  Керко О. В., Гусева В. Н., Потапенко Е. И., Якунова О. А. и др. Роль иммунологических показателей при туберкулезе и остеомиелите позвоночника // Медицинская иммунология. 2005. №2-3. С.243-244.
  13.  Кожные болезни // Под ред. Кубанова А. А. М.:ГЭОТАР Медицина, 1999г. 175-184с.
  14.  Кольман Я., Рём К. – Г. Наглядная биохимия. «Мир», 378-379с.
  15.  Лакин Г. Ф. Биометрия. М.: Высшая школа, 1990. 352с.
  16.  Манько А. С.,. Сетдикова Н. Х., Латышева Т. В.,. Горностаева Ю. А., Котова О. М., Голубева Н. М. «Клинико-иммунологическая эффективность серамида у больных хроническим рецидивирующим фурункулезом» // Российский Аллергологический Журнал. 2005г. №5. С. 34-36.
  17.  Панченко М. К., Вертигора И.П., Грицай Н. П. Комплексное лечение больных с хроническим остеомиелитом с применением костной пластики // Вестн. хир. 1988. №10. С. 42-46.
  18.  Пекарева Н. А., Чупрова А. В., Шваюк А. П., Горбенко О. М., Обухова О. О., Трунов А. Н. Сравнительный анализ баланса цитокинов в сыворотке крови и моче у детей с хроническим пиелонефритом в стадии клинической ремиссии // Аллергология и иммунология. 2007. том 8. №1. С. 132-133.
  19.  Перетня Н. Н.‚ Сенькова Л. В.‚ Добродеев К. Г., Капутин С. Л. и др. К вопросу о роли IgE // Объединённый иммунологический форум: Тезисы. Екатеринбург. 2004. С. 119.
  20.  Перцева Т. А., Конопкина Л. И. Интерфероны и их индукторы // Український хіміотерапевтичний журнал. 2001. №2. С. 62-67.
  21.  Пинегин Б. Ф., Юдина Т. И., Карсанова М. И. Общие вопросы иммунитета, иммунодиагностики и иммунотерапии на модели хирургических инфекций // Современные проблемы аллергологии, клинической иммунологии и иммунофармакологии. М. 1998. С 10-178.
  22.  Сетдикова Н. Х., Латышева Т. В. Комплексные механизмы развития хронического рецидивирующего фурункулеза и пути их коррекции // Иммунология. 2000. №3. С. 48-50.
  23.  Симбирцев А. С. Цитокины – новая система регуляции защитных реакций организма // Цитокины и воспаление. 2002. № 1. С. 9–16.
  24.  Тиходеев С. А., Вишневский А. А. Неспецифический остеомиелит позвоночника. СПб.: СПбМАПО, 2004. 250с.
  25.  Хаитов Р. М., Игнатьева Г. А., Сидорович И. Р. Иммунология: учебник. М.: Медицина, 2000. 186-189с.
  26.  Хаитов Р. М., Пинегин Б. В. Вторичные иммунодефициты: клиника, диагностика, лечение // Иммунология. 1999. №2. С. 14-17.
  27.  Agui T. Stimulation of interleukin-6 production by endothelin in rat bone marrow-derived stromal cells. // Blood. 1994. Vol. 84. P. 25-31.
  28.  Anliytsky W., Schuler M,, Peschel C. // Drugs. 1994. V. 48. P. 667.
  29.  Becker S., Groner B. & Muller C.W. Three-dimentional structure of the Stat3b homodimer bound to DNA Nature, 394, 1998 Р. 145-151.
  30.  Brisce J. et al. JAKs and STATs branch out Trends in Cell Biology. 1996. Р. 336 – 340.
  31.  Holter W., Grunow R., Stockinger H., et al.//J.Immunol.-1986. V.136. N.6. P.21-71.
  32.  Keegan A., Nelms K., Wang L., Pierce J., Paul W. // Immunol. Today. 1994. V. 15. P. 423.
  33.  Paul W. // Blood. 1991. V. 77. P. 18-59.
  34.   Paul W.E., Seder R.A. Lymphocyte responses and cytokines Cell. 76. Р. 241-251.
  35.  Young H.A. // Seminars in Virology. 1995. V. 6. P. 175-180.


ПРИЛОЖЕНИЕ

Приложение 1. Интерлейкин-4 (IL4) и γ -интерферон (IFNγ) у больных с хроническим рецидивирующим фурункулезом

Таблица 1. Содержание интерлейкина-4 (IL4) и γ -интерферона (IFNγ) в сыворотке крови больных с хроническим рецидивирующим фурункулезом в зависимости от уровня IgE

Цитокины

Контрольная группа

(n=10)

Концентрация  цитокинов у больных с повышенным

уровнем

сывороточного

IgE‚ пг/мл (n=14)

Концентрация  цитокинов у больных с

нормальными

значениями

сывороточного

IgE‚ пг/мл (n=20)

Интерлейкин-4 (IL4)

1,13 ± 0,5

10,5 ± 2,4*

7,0 ± 1,7**

γ -интерферон (IFNγ)

15,5 ± 8,5

21,2 ± 7,65

24,6 ± 13,1

Примечание. * - достоверно по сравнению с контролем, р< 0,05

 ** - достоверно по сравнению с контролем, р< 0,01


Приложение 2. Интерлейкин-4 (IL4) и γ -интерферон (IFNγ) у больных с хроническим остеомиелитом

Таблица 2. Содержание интерлейкина-4 (IL4) и γ -интерферона (IFNγ) в сыворотке крови больных с хроническим остеомиелитом в зависимости от уровня IgE

Цитокины

Контрольная группа

(n=10)

Концентрация  цитокинов у больных с повышенным

уровнем

сывороточного

IgE‚ пг/мл‚ (n=10)

Концентрация  цитокинов у больных с

нормальными

значениями

сывороточного

IgE‚ пг/мл‚ (n=5)

Интерлейкин-4 (IL4)

1,13 ± 0,5

9,2 ± 2,52**

9,8 ± 2,74*

γ -интерферон (IFNγ)

15,5 ± 8,5

54,94 ± 35,7*

46,13 ± 28,3*

Примечание. * - достоверно по сравнению с контролем, р<0,05

 ** - достоверно по сравнению с контролем, р<0,01


Приложение 3.

Таблица 3. Цитокины человека

Цитокин

Аббревиатура цитокина

Aggrecan / Protoglycan

Amyloid beta  1-42

Amyloid beta  1-42  (N)

Amyloid beta  1-42  N3pE

GRO a / MGSA human

GRO b human

RANTES

RANTES

Serum Amyloid A

SAA

Антагонист рецептора интерлейкина-1   

IL-1RA

Антитела к интерферону-a

Интерлейкин-1a

IL-1a

Интерлейкин-1b

IL-1b

Интерлейкин-1b (ультрачувствит.)

IL-1b

Интерлейкин-2

IL-2

Интерлейкин-3

IL-3

Интерлейкин-3

IL-3

Интерлейкин-4

IL-4

Интерлейкин-4  (ультрачувствит.)

IL-4

Интерлейкин-5

IL-5

Интерлейкин-6

IL-6

Интерлейкин-6 (ультрачувствит.)

IL-6

Интерлейкин-7

IL-7

Интерлейкин-8

IL-8

Интерлейкин-8 (ультрачувствит.)

IL-8

Интерлейкин-10

IL-10

Интерлейкин-10 (ультрачувствит.)

IL-10

Интерлейкин-12 (ультрачувствит.)

IL-12

Интерлейкин-12 + p40  

IL-12 + p40

Интерлейкин-13

IL-13

Интерлейкин-15

IL-15

Интерлейкин-16

IL-16

Интерлейкин-17

IL-17

Интерлейкин-18

IL-18

Интерферон-a

IFN-a

Интерферон-b

IFN-b

Интерферон-g

IFN-g

Интерферон-g

IFN-g

Маркеры апоптоза APO-1 / FAS  

CD95

Макрофагальный белок воспаления

MIP-1a

Макрофагальный белок воспаления

MIP-1b

Макрофагальный белок воспаления

MIP-4

Макрофагальный белок воспаления

MIP-5

Молекула адгезии сосудистого эндотелия 1 типа

sVCAM-1

Молекула межклеточной адгезии-1

sICAM-1

Молекула межклеточной адгезии-1

sICAM-1

Моноцитарный хемотаксический фактор-1

MCP-1

Моноцитарный хемотаксический фактор-1  

MCP-3

Растворимый CD23  

sCD23

Растворимый рецептор I фактора некроза опухолей  

sTNF-RI

Растворимый рецептор II фактора некроза опухолей  

sTNF-RII

Растворимый рецептор интерлейкина-2  

sIL-2R

Растворимый рецептор интерлейкина-6  

sIL-6R

Растворимый рецептор фактора ингибиров. лейкемии  

sLIF-R

Тканевый ингибитор металлопротеиназы-1  

TIMP-1

Фактор ингибирования лейкемии  

LIF

Фактор ингибирования лейкозных клеток  

LIF-HILDA

Фактор некроза опухолей-a  

TNF-a

Фактор некроза опухолей-a  (ультрачувствит.)

TNF-a  

Фактор стволовых клеток  

SCF human

Эндотелиально-моноцитарно-активир. полипептид-II  

EMAP-II

Эотаксин  

Eotaxin


2’5’-Олигоаденилатсинтетаза

нтерферон

РНК-зависимые протеинкиназы

Образование 2’5’-олигоаденилатов

Активация латентной эндорибунуклеазы. Разрушение вирусной РНК

Индукция специфических белков

МХ-белки

Подавление синтеза вирусной мРНК

Противовирусный эффект

Фосфорилирование фактора-2 инициации транскрипции

Подавление синтеза белков вирусной оболочки


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

15608. ДИХОТОМИЯ «ФИЛОСОФИЯ – МАТЕМАТИКА» 69.11 KB
  ДИХОТОМИЯ ФИЛОСОФИЯ – МАТЕМАТИКА Рассматривая соотношение философии и математики в философии математики выделяют ряд общих моментов. –Философия и математика самые древние формы научного познания. –Описывают предельное и универсальное абстрагируясь от р...
15610. СОВРЕМЕННАЯ АКТУАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ 238.92 KB
  СОВРЕМЕННАЯ АКТУАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ Кризис охвативший человечество является системным и глобальным. Наибольшей угрозой для человечества является угроза изменения климата. Согласно выводам 4го доклада комиссии ООН IPCC2 по изменению климата следует ожидать в будущ...
15611. ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ 39.5 KB
  ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: СОЦИАЛЬНОФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ При всем многообразии национального и мирового кризиса главный кризис который переживает сегодня Россия это кризис национальной идентичности т.е. потеря Россией историчес
15612. СУЩНОСТЬ ИСЛАМСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РАДИКАЛИЗМА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 84.5 KB
  СУЩНОСТЬ ИСЛАМСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РАДИКАЛИЗМА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Острой проблемой Северокавказского региона Российской Федерации является распространение радикальных идеологий среди местного этнического населения что приводит к дестабилизации ...
15613. Демографическая безопасность России – одно из условий реализации национальной идеи 159.5 KB
  Демографическая безопасность России – одно из условий реализации национальной идеи Как показывает история выживает в конечном счете тот народ или цивилизация который в рамках существующей экологической среды оказывается наиболее способным к размножению. Как писа
15614. Социальная и духовная безопасность федеральных университетов 82 KB
  Социальная и духовная безопасность федеральных университетов Статья посвящена проблемам социальной и духовной безопасности федеральных университетов в России особенно с учетом наличия большого количества студентов из мусульманских стран. This article is devoted to problems o...
15615. Экологическая безопасность России – необходимое условие реализации национальной идеи 131 KB
  Экологическая безопасность России – необходимое условие реализации национальной идеи Стремительно меняющийся в начале XX1 века мир с его нарастающими экономическими экологическим энергетическим духовным и иными видами кризисов заставляет нас искать новые соверше...