3714

Флористическое разнообразие мезмайской котловины (Северо-Западный Кавказ)

Дипломная

География, геология и геодезия

Флористическое разнообразие мезмайской котловины (Северо-Западный Кавказ) Введение Северо-Западный Кавказ - один из богатейших во флористическом отношении регионов Российской Федерации, насчитывающий около 2500 видов дикорастущих аборигенных растени...

Русский

2012-11-05

258.41 KB

17 чел.

Флористическое разнообразие мезмайской котловины (Северо-Западный Кавказ)

Введение

Северо-Западный Кавказ - один из богатейших во флористическом отношении регионов Российской Федерации, насчитывающий около 2500 видов дикорастущих аборигенных растений (Зернов, 2006).

На сегодняшнем этапе ботанических исследований можно говорить о довольно полной изученности флоры Северо-Западного Кавказа, чего нельзя сказать о его естественных региональных флорах. По ряду районов Кавказа флористические сведения устарели и нуждаются в обновлении. Исследования региональных флор в настоящее время являются актуальными в свете реализации решения глобальной проблемы современности – изучения и сохранения биоразнообразия. Россия ратифицировала Конвенцию о биологическом разнообразии в 1995 г., взяв на себя ответственность за сохранение живой природы на 1/8 части суши нашей планеты. Инвентаризация региональных флор является также фундаментальной основой разработки научно обоснованной системы рационального использования генофонда и для осуществления природоохранных мероприятий. Изучение флоры служит для решения многих теоретических и практических вопросов систематики, ботанической географии. Данные анализа флоры позволяют определить особенности ее генофонда и степень важности его сохранения, восстановить примерную картину флорогенеза и выявить центры эндемизма и реликтовости, и, наконец, решить вопросы места и роли данной флоры в ряду других прилежащих флор.

Обязательной составляющей любого флористического исследования являются различные виды анализа флоры. К таким видам анализа относятся систематический, географический, экологический, биоморфологический, а также анализ эндемизма и реликтовости. Любой флористический анализ преследует единственную цель: добыть сведения, носителем которых является флора, и с помощью этих сведений попытаться восстановить картину флорогенеза, установить масштабы регионального видообразования (Галушко, 1976)

Флора Северо-Западного Кавказа является весьма оригинальной и древней, в ее составе присутствуют локальные эндемики и реликты различного возраста и происхождения. Флора Мезмайской котловины объектом целенаправленного флористического исследования не становилась, сводки по флоре этого района нет, также отсутствует критический анализ флоры.

Цель и задачи исследования. Исходя из вышесказанного, была поставлена цель – инвентаризация и анализ флоры Мезмайской котловины

В ходе выполнения работы решались следующие задачи:

  1.  Обзор литературных данных по растительному покрову Северо-Западного Кавказа;
  2.  Сбор флористического материала в окрестностях пос. Мезмай;
  3.  Камеральная обработка и определение гербарных образцов;
  4.  Проведение анализа флоры - систематического, эколого-ценотического, биоморфологического и географического;
  5.  Выявление фитосозологической значимости флоры Мезмайской котловины.

 

Объектом исследования является флора Мезмайской котловины. В основу работы положены материалы собственных полевых и камеральных исследований 2008-2010 гг., за время которых собран и обработан обширный гербарный материал (около 800 листов). Материал, собранный на данной территории включен в состав коллекций Гербария кафедры ботаники Южного Федерального Университета. Методологическую основу исследования составили полевые экспедиционные исследования и стандартный флористический анализ. Все методы анализа флоры опираются на её предварительную инвентаризацию, т.е. выявление её видового состава. Научно-теоретической основой работы является монотипическая концепция вида. Латинские названия приводятся в соответствии с последней сводкой С.К.Черепанова (1995) с некоторыми последующими изменениями в связи с выходом в свет «Конспекта флоры Кавказа» (2003-2006) и "Флоры Северо-Западного Кавказа" (Зернов, 2006).

Информация об охраняемых и нуждающихся в охране видах может быть использована для выделения охраняемых природных территорий. Полученные результаты могут использоваться при составлении «Конспектов флор», «Флор» и «Определителей» для территории Мезмайской котловины и Северо-Западного Кавказа, а также в практических целях, для медицины и фармакологии.


Глава 1. История изучения растительного покрова Северо-Западного Кавказа

Богатство и разнообразие флоры Кавказа всегда интересовало ботаников, однако ее изучение в XVIII-начале XIX веков было затруднено из-за постоянных войн. Первым ученым-путешественником, изучавшим флору Кавказа, был французский ботаник и врач Ж.П.Турнефор, который посетил Закавказье в 1701г. Он первым установил существование высотной поясности в распределении растительности. В начальный, описательный период после Турнефора отдельные районы Кавказских гор изучались Г.Шобером, И.Х.Буксбаумом, членами петербургской академии наук И.А.Гильденштендтом, С.Г.Гмелиным и П.С.Палласом. Именно с посещения Палласом Таманского полуострова в 1794г. началось изучение флоры Северо-Западного Кавказа.

Трудами Ф.М.Маршалла-Биберштейна начался второй период изучения флоры Кавказа. Он публикует знаменитую «Крымско-Кавказскую флору» («Flora Taurico—Caucasica», 1808, 1819), в которой обобщает все имеющиеся материалы и собственные данные и приводит около 2000 видов для территории Кавказа. Многие растения были открыты или описаны Биберштейном впервые.

Колхида впервые попала во внимание ботаников в 1825-1833г.г. В книге 1833 года растительность Колхиды описал профессор Казанского университета Э.К.Эйхвальд. Он открыл 38 новых видов и сделал множество хорошо исполненных рисунков. Собранные Эйхвальдом коллекции обработали К.А.Мейер и К.Ледебур.

К.А.Мейер путешествовал по Кавказу в 1829-1830г.г. Он посетил Эльбрус и восточный Кавказ, собрал обширную коллекцию растений в 1965 видов, среди которых около 100 неописанных ранее видов и 9 новых родов.

Профессор А.Д.Нордман посетил Колхиду и Закавказье в 1835г. Его гербарий был обработан Ледебуром.

Путешествия берлинского профессора К.Коха (1836-1838, 1843-1844) тоже продвинули изучение флоры Кавказа. В первом путешествии он посетил западную часть Кавказа, во втором – восточную. Как и Мейер, при описании растений он указывал местонахождение, распространение, почвы и другие данные. Кох впервые провел флористическое районирование Кавказа, выделив 10 условных флористических областей.

Итог данному этапу был подведен в сводке Ледебура «Флора России» и первом определителе по флоре Кавказа А.Оверина и Н.Ситовского (1858), к сожалению, не оконченного.

Третий период в изучении Кавказской флоры начинается с опубликования «Флоры Востока» (1885) швейцарским ботаником П.Э.Буассье, затрагивающей тему сравнения флор и возможность суждения об их происхождении. С конца XIX века появляются регулярные флористические исследования Кавказа, идет упорядочивание накопленных знаний.

В 1884-1894 гг. по Кубанской области путешествовал Ф.И.Полторацкий, собравший гербарий в 1300 листов, сохранившийся до наших дней.

В 1884-1894 гг. известняковые хребты Северо-Западного Кавказа и Абхазии изучал Н.М.Альбов. Собранный им гербарный материал храниться сейчас в Женеве. В 1895 он публикует первую наиболее полную сводку по флоре Черноморского побережья Кавказа «Prodromus Florae Colchicae».

В 1888-1889 гг. Северный Кавказ и Западное Закавказье посещались известным ботаником Н.И.Кузнецовым. По материалам собранным в ходе тщательных исследований вышел в свет труд «Принципы деления Кавказа на ботанико-географические провинции» (1909). Примерно в то же время Черноморское побережье и Северный Кавказ неоднократно посещался В.И.Липским, описавшим некоторые новые для науки виды.

С марта по октябрь 1887 г. по Кавказу путешествовали С.Сомье (1848-1911) и Е.Левье (1838-1911). Собранный ими материал включал около 1600 видов, из них около 100 были новыми. Типовые экземпляры этих видов хранятся в различных ботанических учреждениях России и Европы.

С 1895 по 1897 с флорой Северного Кавказа также работал И.Ф.Шмальгаузен, результатом его работ стала двухтомная «Флора Средней и Южной России, Крыма и Северного Кавказа».

Одной из первых удачных попыток обобщения данных по флоре Кавказа за весь двухсотлетний период изучения, явилась работа В.И.Липского «Флора Кавказа» (1899) с перечнем-конспектом 4430 видов и краткими данными по их географическому распространению. В своей работе «Novitates Florae Caucasi (1889-1899)» автор описывает ряд новых и редких видов.

К началу XX века изучение флоры России в целом приняло широкий размах. С.И.Коржинским и Н.И.Кузнецовым была высказана мысль о необходимости составления общей «Флоры России», однако в то время ботаники не были готовы к выполнению такого большого труда на высоком научном уровне: не были изучены региональные флоры, в особенности отдаленных районов Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Кавказа. В связи с этим началось интенсивное изучение и описание флор перечисленных областей.

К работам этого периода относится и «Критическая флора Кавказа» Н.И.Кузнецова и Н.А.Буша (1901-1918). Задумка не была доведена до конца, авторы описали всего лишь 15% видов, распространенных на Кавказе. В более поздней работе - «Ботанико-географическом очерке Кавказа» (1935) -Н.А.Буш приводит описание растительности района Центрального и Восточного Кавказа. Описывается последовательная смена растительных поясов.

В 20-е годы в СССР создаются различные научно-исследовательские учреждения (АБНИИК, СОПС) для изучения флоры и растительности Кавказа.

Завершающей работой этого периода исследования можно считать выход в свет 7-томной «Флоры Кавказа» А.А.Гроссгейма. Титаническая и неоценимая деятельность академика Гроссгейма вылилась в создание следующих капитальных трудов: «Анализ флоры Кавказа» (1936), «Флора Кавказа» 1-7 тт. (1937-1967), «Растительные ресурсы Кавказа» (1949), «Растительный покров Кавказа» (1949).

В 1928-1932 гг. растительный покров Кавказского биосферного заповедника исследовался А.И.Лесковым. По результатам работы он опубликовал список из 102 видов, большая часть которых новые для всего Кавказа или его Северной части.

В 1934 в СССР было принято решение об издании «Флоры СССР» - коллективного труда более 50 советских ботаников. Описано 20000 видов в 30 томах. Выход «Флоры СССР» стал крупным событием в истории мировой ботаники. По своим объемам и полноте это издание превысило все издававшиеся до тех пор флоры.

Прерванные войной 1941-1945 гг. ботанические исследования были активно продолжены такими известными исследователями флоры Кавказа, как Ю.И.Кос, А.Л.Харадзе, А.И.Галушко и др. Р.М.Середин - исследователь флоры Северного Кавказа, издает в это время сводку «Определитель злаков Северного Кавказа», которая до сегодняшнего времени не утратила своего значения. Р.М.Середин является автором книг по лекарственным растениям Дагестана, Калмыкии и всего Северного Кавказа.

В.Н.Альпер (1960г.) публикует списки растений Лагонакского нагорья и Хостинской тиссо-самшитовой рощи. Эта работа явилась первой обобщающей флористической сводкой по этому известняковому массиву.

Необходимо отметить и монографию «Растительный мир Колхиды» А.А.Колаковского (1961). Также в ней есть ключи для определения видов флоры Колхиды.

С 1953 году изучением шиповников Северного Кавказа занимается А.И.Галушко – крупный систематик и флорист, внесший своими исследованиями неоценимый вклад в изучение флоры всего Кавказа. Весь накопленный материал нашел отражение в ряде крупных работ, касающихся флоры и растительности: «Флора западной части Центрального Кавказа (ЗЦК), ее анализ и перспективы использования» (1969), «Флора Северного Кавказа» (1978, 1980), «Анализ флоры Западной части Центрального Кавказа» (1976) и др.

«Определитель Высших растений Северо-Западного Кавказа и Предкавказья» И.С.Косенко (1970) – до сих пор использующийся определитель по флоре Адыгеи и Краснодарского края. Он написан на основании обширного гербарного материала, собранного в основном студентами. Книга устарела в плане систематики и номенклатуры, некоторых видов, на данный момент известных с Северо-Западного Кавказа, в ней нет.

В 1985г. М.Д.Алтухов на основании собственных сборов и сборов других сотрудников Кавказского биосферного заповедника составил аннотированный конспект флоры, содержащий 967 высокогорных видов.

Чрезвычайно важной вехой в исследованиях флоры Кавказа в целом является «Конспект флоры Кавказа» – проект, который был задуман еще в 1985 году, и представляющий собой, по замыслу инициаторов, критически пересмотренный перечень таксонов кавказской флоры. Работа была возобновлена и окончена в 2003-2009 гг.

В 2000 г. Н.Г.Куранова написала аннотированный конспект флоры Лагонакского нагорья, эти данные обогатили знания о флоре Фишт-Оштенского горного массива.

Последняя сводка по флоре Северо-Западного Кавказа была написана профессором А.С.Зерновым в 2006 году, а в 2010 г. им же был создан первый иллюстрированный полевой атлас по российской части Кавказа.

С начала XX века и до наших дней на Северо-Западном Кавказе побывало множество ботаников, и перечислить всех невозможно. Среди них: И.Я.Акинфиев (1897), Н.А.Буш и Е.А.Буш (1908), В.Миллер (1905, 1907), Ю.Н.Воронов (1907, 1917), А.Ф.Флёров и В.А.Флёров (1919, 1925), И.С.Косенко (1923, 1926), Е.В.Шифферс-Рафалович (1926), В.П.Малеев (1928-1929); во второй половине XX – начале XXI века - А.Г.Еленевский, Н.Н.Цвелев, Н.Н.Портениер, С.В.Бондаренко и многие другие.

За трехсотлетний период изучения флоры Кавказа было написано немало «Флор» и «Определителей», затрагивающих Северо-Западный Кавказ. Этот район вошел в такие крупные обзоры, как «Флора Кавказа» Липского,  «Материалы для флоры Кавказа» под редакцией Кузнецова,  «Определитель растений Крыма и Кавказа» Фомина и Воронова, «Флора Кавказа» и «Определитель растений Кавказа» Гроссгейма.

В 2005 г. С.И.Читао и И.В.Русских провели одну из первых ревизий лесной флоры и растительности Мезмайской котловины, результаты которой были опубликованы в виде статьи. Ими было выявлено 146 видов, выделены типы смешанных лесов изучаемой территории.

Таким образом, флора Северо-Западного Кавказа изучена весьма неравномерно. Хорошо известен видовой состав Таманского полуострова, высокогорья Кавказского заповедника; степень изученности Прикубанской равнины, низко- и среднегорных районов невысока. Отсутствует обобщающая современная критическая сводка, учитывающая все последние флористические, систематические и номенклатурные новации. (Зернов, 2006)


Глава 2. Происхождение флоры Северо-Западного Кавказа

Всякая флора – историческое явление, развивающееся в конкретной географической обстановке. С изменением этой среды меняется и флора, становясь то более богатой, то более бедной, то оригинальной, то неоригинальной. В составе флоры могут появляться новые виды, роды, если имеются новые условия для видообразования и отбора, вымирают виды, оказавшиеся неспособными трансформироваться вслед за изменяющейся средой, идет проникновение видов из других областей и т.д. Этот процесс обновления флоры постоянный, хотя в отдельные периоды он затухает, в другие – проявляется с новой силой. Периоды энергичных переустройств и есть поворотные этапы флорогенеза. Именно они меняют или создают условия для грядущих изменений флоры. Таких периодов для Кавказа было несколько: предчетвертичный эйперогенез, плиоценовое и плейстоценовое похолодание (ледниковый период) и сухие межледниковая и постледниковая эпохи.

История флоры познается в ходе анализа родственных связей различных флорогенетических элементов. Узловыми моментами для построения модели флорогенеза и эволюции является наличие во флоре реликтовых форм и эндемичных таксонов, а также палеоботанические данные. На основании изучения флорогенетических элементов Кавказа и сопоставления их с известными ископаемыми остатками растений, мы можем в настоящее время в общих чертах наметить основные этапы истории флоры Кавказа с конца мелового периода до наших дней.

В конце мела на месте Кавказского перешейка простиралось море. В палеоцене и эоцене обозначился остров в области нынешнего Большого Кавказа, который и явился основой будущего хребта. Предположительно он был покрыт мезофильной флорой тропического типа, состоявшей из папоротников, пальм, вечнозеленых пород, некоторых тропических хвойных, т.е. эта флора по своему составу носила характер современной тропической индийско-австралийской флоры. В это время началось проникновение на Кавказ более холодостойких бореальных элементов, окончательно определившееся в олигоцене. Появление на Кавказе в это время сосен является результатом миграции тургайской флоры. Тургайские элементы в новых для себя условиях эволюционировали и вытесняли индигенную флору.

В миоцене Кавказский полуостров значительно увеличился в своих размерах. Такое приближение к южной суше с районами распространения ксерофильных флор имело большое значение для растительного покрова Кавказа. Число ксерофильных элементов во флоре Кавказа в это время увеличивается, создаются условия для образования уже чисто местных ксерофильных центров. Первоначально однородная средиземноморско-тургайская флора дифференцировалась на две ветви – западную и восточную, разделенные мысом Иранского материка, входившего в Закавказье в виде клина. Каждая ветвь получила свое характерное дальнейшее развитие. Этим было положено начало развитию самостоятельных колхидской и гирканской флор. Все три флористические провинции имели смешанный характер (вечнозеленые тропические формы совместно с породами с опадающей листвой).

Позже пролив, отделяющий Закавказье от южного материка исчезает; намечается обособление Черноморской котловины от Каспийской. Широкого развития достигла болотная и водная флора, так как в связи с высыханием и отступанием моря образовывались большие озерно-болотные пространства. Продолжается насыщение Кавказа ксерофильными элементами Азии. В плиоцене начались усиленные миграции средиземноморских флор на Кавказ. На Северо-Западном Кавказе эти миграции были особенно сильными.

Уже в верхнем плиоцене-плейстоцене имелась сходная с современной вертикальная поясность. В нижнем поясе были развиты типичные субтропические леса с преобладанием вечнозеленых деревьев и кустарников, где роль лавровых была огромна. Под пологом этих лесов характерным является наличие большого разнообразия папоротников (Ceratopteris, Cyathea, Diekstonia, Filicints, Hymenophyllum), которые приурочены ныне к субтропическим и тропическим странам (Колаковский, 1956; Ратиани, 1979).

Итак, в связи с поднятием территории и ее расчленением на отдельные массивы, образованием склонов, открытых и защищенных пространств, меняется температурный режим, условия освещения, влажность, изменяется флора и растительность, появляется поясность. Высокогорная и вообще горная флора развивается преимущественно на базе равнинных флор. Далее, чем энергичнее идет поднятие, тем катастрофичнее оно для растительного покрова, тем больше видов гибнет, не успевая трансформироваться, в результате образуются незанятые пространства, которые заполняются видами соседних горных областей (Толмачев, 1966), наконец, это создает благоприятную обстановку для новых вспышек видообразования.

В таком сложном и пестром составе, но уже почти лишенном тропического ядра из-за похолоданий третичного периода, флора Кавказа вступает в ледниковый период.

Между равнинным северным и кавказским горным ледником имелся перешеек, что создавало условия для миграции ледниковых аркто-альпийских элементов на Кавказ. На Северном Кавказе развитие ледниковых явлений послужило причиной массового вымирания здесь средиземноморских элементов. В то же время в Колхиде и Талыше существенного изменения географических условий в эпохи оледенения не наблюдалось, поэтому здесь сохранились древние теплолюбивые флоры; в этих условиях смог задержаться ряд лесных растений раннетретичной растительности, среди них такие вечнозеленые растения, как Buxus colchica, Hedera colchica, Rhododendron ponticum и Prunus laurocerasus.

Существенных, коренных изменений под влиянием четвертичного оледенения в составе кавказской флоры не произошло. Она обогатилась за это время многими новыми бореальными элементами, но основное ядро флоры уже до этого было бореальным, а тропические элементы практически исчезли из флоры Кавказа задолго до четвертичного оледенения.

В послеледниковый период на Кавказе установился сухой и теплый климат ксеротермического времени. В том числе и на Северо-Западном Кавказе в то время появляются гемиксерофиты среди мезофильной лесной флоры. В это время процессы видообразования шли и продолжают идти так же энергично, как и раньше. В настоящее время на Кавказе существует ряд послеледниковых центров видообразования в разных районах на основе различных флор. Интенсивные процессы видообразования происходили и происходят в основном в альпийском поясе, а изолированное положение Кавказа повышает вероятность возникновения эндемичных таксонов. Так, среди сосудистых растений Кавказского заповедника около 30% видов составляют эндемики Кавказа, Большого Кавказа и Западного Кавказа и 10% видов третичных реликтов.

Таким образом, древнейшие флоры вовлечены в процесс новейшего видообразования и переживают сейчас период дальнейшего развития и изменения. Этот процесс усиленного молодого формообразования представляет характерное явление в новейшей истории флоры Кавказа. (Гроссгейм, 1948)


Глава 3. Физико-географическая характеристика и растительный покров

Формирование любой естественной флоры неразрывно связано с исторически сложившимися условиями физико-географической и биотической среды, определяющими ее современное состояние. Внешние условия среды, в конечном итоге, определяют видовое разнообразие, зависящее от пестроты условий обитания видов, а именно от разнообразия субстратов, режима увлажнения, крутизны склонов, экспозиции, высоты над уровнем моря и т.д. Это разнообразие условий обитания способствует образованию, большого количества экологических ниш и экотопов, где находят для себя благоприятные условия обитания виды самого различного систематического и географического генезиса (Иванов, 1998). Различия в высоте разных частей Кавказа по его продольной оси имеют громадное значение для формирования климата и растительности склонов кавказских хребтов. Не меньшее значение имеет разность высот и особенности строения, наблюдаемые при поперечном пересечении Кавказа с севера на юг.

3.1. Географическое положение и рельеф

Регион Северо-Западного Кавказа обладает значительными растительными богатствами, что в первую очередь связано с разнообразием его природных условий. Северо-Западный Кавказ включает Республику Адыгею и Закубанскую часть Краснодарского края. Территория изучаемого региона находится на западе северо-восточного макросклона Большого Кавказского хребта. Мезмайская котловина – это горная долина, окруженная хребтами Азиш-тау, Гуама и Лагонакским.

Посёлок Мезмай находится в Апшеронском районе Краснодарского края. Это популярное в последние годы туристическое место расположено в лесистой котловине в долине трёх ущелий, на месте древнего озера. Посёлок расположен в долине р. Курджипс при впадении в неё притока Мезмай, в горно-лесной зоне, примерно в 40 км юго-восточнее города Апшеронск, на севере плато Лаго-наки, к северо-западу от Кавказского биосферного заповедника.

Северной границей мезмайской котловины является г. Ленина – часть хребта Гуама, юго-западной – г. Зауда (1539 м над ур. моря), с востока ограничена хребтом Азиш-тау. Гора Зауда является частью Лагонакского хребта и отделена от основной его части рекой Сухая балка.

Своеобразными формами рельефа являются речные долины Курджипса и Мезмая и их притоков.

Поселок находится на высоте около 700 м над ур. моря, его координаты  44°12′00″ с.ш., 39°58′00″ в.д.. Общая площадь района исследований составляет почти 50 км2. Протяженность котловины с запада на восток более 8 км, с севера на юг также около 8 км.

Ландшафт мезмайской котловины преимущественно лесной, с массивами лиственных и смешанных лесов.

3.2. Геологическое строение

История геологического строения территории Кавказа сложна. С протерозойской эры существовала геосинклинальная область, где накапливались мощные осадочные толщи. После не раз образовывались горные складки, которые разрушались и вновь погружались. Современные Кавказские горы образовались в мезозое и кайнозое в результате альпийского горообразования.

В отношении литологического состава и возраста выходящих на поверхность пород строение Кавказа очень сложно. В связи с этим сложны и разнообразны формы рельефа. Для геологического строения Кавказа характерно радиальное распределение горных пород. В его осевой части выходят на поверхность самые древние кристаллические породы, их последовательно окаймляют более поздние по происхождению толщи известняков, песчаников, глинистых сланцев, мергели, являющиеся отложениями мела и играющие значительную роль. Погружение, накопление осадков и складчатость в геосинклинали Большого Кавказа в основном завершились в палеогене. В конце палеогена - начале неогена произошла инверсия геотектонического режима, начался орогенный этап развития геосинклинали. Задержки в поднятии гор или их ослабления приводили к разработке зрелого рельефа и образованию поверхностей выравнивания.

Нагорье Лаго-Наки - это часть гор Северо-Западного Кавказа в междуречье Белой и Пшехи. На относительно небольшой площади (650 км2) громадные скалистые массивы типичного высокогорья, покрытые ледниками и снежниками, сменяются наклонными плато средневысотных лесистых хребтов, а узкие непроходимые ущелья соседствуют с просторными межгорными котловинами. Орографическим узлом нагорья Лаго-Наки является горная группа массива Фишт - Оштен. В нее входят горы: Фишт (2867 м), Оштен (2804 м) и Пшеха-Су (2743 м).

Территория Лаго-Наки совмещается с площадью распространения известняков и доломитов верхней юры - нижнего мела. На севере нагорье понижается к истокам рек Цица, Курджипс, Мезмай и сменяется предгорно-лесным ландшафтом. В районе Лагонакского нагорья сохранились следы древних ледников.  В долине реки Белой залегал долинный ледник длиной около 12 км при толщине льда более 150 м, древнее оледенение было и в бассейне реки Цице. Современные ледники Лагонакского нагорья представляют остатки древнего оледенения и сосредоточены на массивах горной группы Фишта. В среднегорье и низкогорье Лаго-Наки наиболее типичной формой рельефа является структурно-денудационная (Гвоздецкий, 1981).

Мощное развитие карста и связанное с этим своеобразие ландшафтов Лагонакского нагорья предопределены, прежде всего, таким важным фактором, как положение его в зоне древних Пшехско-Адлерских разломов. Эти разломы обусловили формирование больших толщ известняков еще в верхнеюрское время. В известняках развиты как поверхностные, так и подземные формы карста. Среди подземных форм известно 130 пещер.

Растворение карбонатных пород привело к образованию воронок, колодцев, пещер, шахт. Для протекания карстовых процессов есть все основные условия: карстующиеся горные породы (широкое распространение известняков, доломитов и мергелей), наличие трещин и пор, по которым может двигаться вода, и  наличие движущихся вод, взаимодействующих с карбонатными породами. Все это характерно и для Мезмайской котловины, находящейся на северной границе нагорья.

Для Кавказа вероятно  происхождение селей в высокогорьях, но на Лаго-Наки, где развит карст, поверхностный сток переходит в подземный и частота селей на разных уровнях выравнивается. Особенно опасны грязекаменные потоки на севере нагорья, в районах его наибольшего освоения, в том числе в районе п.Мезмай. Так сель, сошедшая несколько лет назад с г.Зауды, образует своеобразную форму мезорельфа, хорошо просматриваемую с северных окрестностей поселка.

3.3. Климатические условия

Климатические особенности Большого Кавказа определяются  в первую очередь высотной зональностью, близостью незамерзающих морей, наличием системы высоких хребтов Большого Кавказа, вносящих изменение в перенос воздушных масс. С подъемом в горы наблюдается значительное снижение температур и увеличение количества осадков. Однако, в отношении как количества осадков, так и времени и характера их выпадения, быстроты стока, влажности воздуха, амплитуд колебаний температур и других элементов климата гор имеют большое значение не только высота над уровнем моря, но и направление горных хребтов, их размеры, особенности рельефа и пород. Важно направление склонов, которые повернуты здесь под углом к западным влагоносным потокам воздуха – атлантическим и средиземноморским западным воздушным течениям средних слоев тропосферы, их открытость или замкнутость, пологость и крутизна.

По климатическим условиям изучаемая территория относится к влажной высокогорной климатической области Кавказа. Климат Мезмайской котловины является переходным от морского к умеренно-континентальному.

Территория Северо-Западного Кавказа находится на границе двух климатических зон - умеренной и субтропической. Северный макросклон Большого Кавказа относится к умеренному поясу. На формирование климата и ветров Лагонакского нагорья также влияет близость Колхидских ворот - понижения в Главном Кавказском хребте, через которое поступают массы влажного прохладного воздуха со стороны Черного моря.

Климат Мезмая умеренно-теплый, влажный; южнее и выше - на Лаго-Наки - холодный высокогорный климат. Т.к. котловина является относительно узким и сниженным участком цепей гор, ее климат мягче, количество осадков больше, а амплитуды температур меньше, чем на крупных горных массивах. Зима неустойчивая, в год выпадает до 800 мм осадков с максимумом в июне. Ливневый характер осадков обуславливает потерю воды путем поверхностного стока. Средняя температура летом +20-22ºС, зимой около -3ºС, средняя годовая температура +7,5 – +8,5ºС. (Агроклиматический справочник, 1961)

Большое значение имеет длительность вегетационного периода, который достигает 230-240 дней. Продолжительность солнечного сияния 2200-2400 часов в год, что на 800-900 часов больше, чем в Москве.

Здесь часто развиваются сложные фронтальные процессы в атмосфере, быстро и неожиданно меняющие погоду. Ветры часто имеют направление, связанное с направлением долин и гряд возвышенностей (так называемые горно-долинные ветра). Эта территория лежит на рубеже постоянного взаимодействия воздушных масс, идущих с запада и юга. Преобладающие воздушные массы: морские умеренные и континентальные умеренные. Морские воздушные массы поступает с запада с циклонами, приносящими обильные осадки, сопровождающиеся грозами. Зимой с ними связаны снегопады. Иногда в зимнее время сюда доходит и арктический воздух,  вызывающий значительные кратковременные понижения температуры. В течение всего года  со стороны Лаго-Наки по Курджипскому ущелью (и далее по Гуамскому) дуют ветра – черноморские муссоны -  по градиенту температуры. Снежный покров большей части территории довольно мощный, глубиной около 0,5 – 0,8м.

3.4. Гидрологическая характеристика

Мезмайская котловина находится в бассейне реки Курджипс и ее притока р. Мезмай, который впадает в Курджипс в центре котловины. Имеется множество мелких ручьев, родников, часты участки со стоячей водой. Множество рек Лагонакского нагорья относятся к категории малых, так как их длина обычно не превышает 100 километров.

Курджипс, как и другие реки северного склона Большого Кавказа, по своему течению имеет и узкие глубокие ущелья, и расширенные участки, где русло разбивается на рукава и откладываются наносы. В ущельях русло завалено валунами и стволами деревьев. Истоки реки находятся на Лагонакском нагорье. Курджипс - типично горная река с высокой скоростью течения. Он имеет длину 108 километров, левыми его притоками являются Балки Суханова, Плащевая, Чинаревая, а правым - река Мезмай. Курджипс вместе с многочисленными мелкими притоками питается за счёт талых вод ледников и снежников, сезонных атмосферных осадков и за счёт грунтовых вод, имеющих сложную связь с поверхностными водами. Годовой сток неравномерный: максимальный в весеннее время, а также после эпизодических летних ливней. Ледяной покров в зимние месяцы не образуется, но наблюдается шуга и донный лед, возникающие в результате переохлаждения быстро текущих потоков.

Курджипс является крупным левым притоком р.Белой.

В центре котловины, на территории поселка есть небольшое мелкое озеро.

3.5. Эдафические условия

Геоморфологическое строение и климатические особенности сказываются на ходе почвообразовательных процессов. В почвенном покрове изучаемой территории преобладают буроземы (горно-лесные темно-бурые почвы). Это почвы верхней лесной зоны, расположенной выше 500-600 м над ур. моря. Они обладают более темным цветом и более богаты гумусом, чем почвы низкого лесного пояса.

Под травянистой растительностью опушек и старых садов на элювии известняков развиты карболитоземы темногумусовые: до 30 см темногумусового горизонта, лежащего на плитах известняка (также темногумусовые метаморфизированные – как направление антропогенной эволюции буроземов). Под лесом на маломощных отложениях развиты их близкие родственники - карболитоземы грубогумусовые.

Под типичными смешанными пихтово-буковыми лесами с участием средиземноморских реликтов обычно располагаются карболитоземы и серогумусовые почвы. На субальпийских лугах образуются дерново-торфяные горно-луговые суглинистые почвы. Встречаются также крайне маломощные почвы – петроземы. В месте, где смыкаются Гуамский хребет и Азиш-тау, - выходят красноцветные песчаники. На крутых склонах, в балках и уступах террас распространены смытые и недоразвитые почвы.

3.6. Растительность

Растительный покров Кавказа весьма разнообразен. В его формировании принимали участие флористические элементы европейских лесов и растительности евроазиатских высокогорий, восточно-европейских степей и западно-азиатских пустынь, а также сложных растительных сообществ Средиземноморья.

Растительный покров Лагонакского нагорья отличается разнообразием и самобытностью, а также обладает некоторыми чертами изолированности (Лозовой, 1984). Нахождение нагорья на границе двух климатических зон (умеренной и субтропической), геоморфологические условия и широкий диапазон абсолютных высот способствуют формированию различных растительных сообществ. Для растительности нагорья характерны высокий эндемизм флоры и сильное влияние колхидских элементов. Они так четко выражены, что во флористическом отношении район рассматривается как уникальный, не имеющий аналогов на всем Кавказе. Как отмечает А.С.Зернов (2006): «Леса Северо-Западного Кавказа представляют собой сложный комплекс. Он отличается оригинальностью видового состава, в котором на юго-востоке выражены колхидские черты, а на северо-западе – субсредиземноморские.» Среди растений высокогорий и скалистых местообитаний чрезвычайно высок процент эндемиков. Однако длительное воздействие человека привело к синантропизации части растительного покрова местности. 

Для гор характерна высотная поясность в размещении почвенно-растительного покрова. Северо-Западный Кавказ относится к Западнокавказскому типу высотной поясности, наиболее типичному для Кавказа. Мезмайская котловина находится в средней и верхней полосе лесного пояса.

Нижний лесной пояс склонов Северо-Западного Кавказа - до 600-700 м над ур. моря - несет в основном дубовые широколиственные леса, выше - с преобладанием буковых лесов на горных буроземах. Граница между ними нечеткая. Нередко на одних и тех же высотах на склонах южной экспозиции распространены дубовые леса, а на северной — буковые. Спутники дуба - клены, ясень, береза, осина, граб, груша, яблоня. Подлесок состоит из боярышников, лещины, кизила, бирючины, рододендронов, бересклетов. В Мезмайской котловине массивы широколиственных лесов располагаются вокруг северной части поселка.

Средняя часть лесного пояса - от 600-700 до 1100-1200 метров - занята буковыми лесами, обычно отличающимися чистотой древостоя. В подлеске присутствуют вечнозеленые кустарники (понтийский рододендрон, падуб, лавровишня, самшит), разнообразные лианы - элементы колхидских реликтовых лесов.

Между полосой пихтовых и буковых лесов находится полоса смешанных лесов из пихты кавказской и бука восточного. Есть на Лагонакском нагорье и сосновые леса. Хвойное криволесье из сосны крючковатой расположилось и в верховьях реки Курджипс.

Границы котловины по хр.Азиш-тау и г.Зауде заняты субальпийскими лугами, большей частью в сочетании с зарослями рододендрона и редколесьями. 

Преобладающими типами растительности котловины являются мезофитные луга и леса (в основном смешанные, а в северной части территории - буковые).

В исследуемом районе было выявлено несколько типов лесов. Это:

  1.  Настоящий смешанный лес из бука восточного, ясеня, видов рода клен, граб и пихты кавказской. Иногда его подлесок состоит из сплошных зарослей ежевики, падуба (в юго-восточной части котловины) или орляка (верхняя часть Гуамского хребта), и пройти по такому участку весьма затруднительно.
  2.  Бучины с преимущественной породой бук восточный и незначительным представительством других пород деревьев. По правой стороне Курджипского ущелья расположен особый подтип букового леса с подлеском из самшита колхидского. Формация самого ущелья приближена к колхидским смешанным лесам. Этому способствует климат ущелья, характеризующийся равномерной высокой влажностью во все сезоны из-за почти перпендикулярного положения склонов и умеренного температурного режима. В таких сообществах сильно развит моховой покров, который покрывает не только каменистый субстрат, но и стволы и ветви деревьев, свешиваясь с них гирляндами.
  3.  Пихтарники. Лес с преимущественной породой из пихты кавказской, часто встречается сосна, граб, бук. На Северо-Западном Кавказе чистые пихтарники редки и не занимают больших площадей. (Голгофская, 1967, 2003). На территории котловины есть небольшие участки чистых пихтарников.
  4.  Дубняки. Лес с преимущественной породой дуб скальный, которые занимают наиболее теплые и сухие местоположения, например, по отрогам г. Ленина.
  5.  Грушенники. Лес с преимущественной породой груша кавказская. Так как вокруг поселка начиная с середины XIX века (а быть может и до этого коренными жителями) выращивались фруктовые сады, одичавшие насаждения яблонь, груш и слив здесь не редкость.

Антропогенно-трансформированная территория поселка зарастает в основном гигромезофитными ольшаниками.

Луговая растительность представлена формациями вторичных суходольных и субальпийских лугов. Луга преимущественно разнотравно-злаковые.

Широкое распространение в районе известняков накладывает определенный отпечаток на растительность горно-луговых формаций. Особенно сильно влияние известкового субстрата проявляется на каменистых участках, для которых характерен своеобразный флористический состав, ксерофильный облик растений (несмотря на обилие осадков), разреженность и низкорослость. 

В составе растительного покрова имеется множество полезных для человека растений. Леса изобилуют плодовыми и ягодными растениями.


Глава 4. Анализ флоры

Обязательной составляющей любого флористического исследования являются различные виды анализа флоры.

Флора, как генеральная совокупность, может быть разделена на отдельные множества на основании какого-то одного или нескольких параметров. Распределение видов по надвидовым таксонам показывает нам таксономическую структуру флоры. Разделение по каким-либо признакам дает ту или иную типологическую структуру (географическую, генетическую, биоморфологическую и т.д.) Т.е. структура флоры является способом упорядочивания элементов флоры по их свойствам. Данные анализа флоры позволяют определить особенности ее генофонда и степень важности его сохранения, выявить центры эндемизма и реликтовости, и решить вопросы места и роли данной флоры в ряду других прилежащих флор.

  1.  Систематический анализ

Важнейшим качественным показателем флоры считается ее систематическая структура (Толмачев, 1974; Юрцев, Камелин, 1987). По полученным данным на территории Мезмайской котловины в диком виде произрастает около 600 видов растений. По отделам высших растений систематическая структура выглядит следующим образом (таблица 1):


Таблица 1.

Основные пропорции флоры Мезмайской котловины

Отдел

Число видов

%

Число родов

%

Число се-мейств

%

Пропорции

Lycopodiophyta

2

0,4

2

0,7

2

2,3

1:1:1

Equisetophyta

2

0,4

1

0,3

1

1,1

2:1:1

Polypodiophyta

14

2,5

9

3,0

6

6,9

2,3:1,5:1

Gymnospermae

(Pinophyta)

4

0,7

4

1,3

3

3,4

1,3:1,3:1

Angiospermae

(Magnoliophyta)

В том числе:

533

96,0

286

94,7

75

86,2

7,1:3,8:1

Monocotyledoneae (Liliopsida)

106

19,1

54

17,9

11

12,6

9,6:4,9:1

Dicotyledoneae (Magnoliopsida)

427

76,9

232

76,8

64

73,6

6,7:3,6:1

Всего:

555

302

87

6,4:3,5:1

Диаграмма 1. Общая таксономическая структура флоры Мезмайской котловины

Флора Мезмайской котловины включает 555 видов высших сосудистых растений. Они относятся к 302 родам и 87 семействам. Это составляет 22,2% от флоры Северо-Западного Кавказа, насчитывающей около 2500 видов (Зернов, 2006); 10,1% от флоры всего Кавказа, составляющей около 5500 (Конспект флоры Кавказа, 2003-2009) и 2,55% от флоры России и сопредельных территорий (Черепанов. 1995). Интродуцированные виды, не склонные к одичанию, нами не учитывались.

Господствующая роль принадлежит покрытосеменным растениям – 533 вида, что составляет 96% от общего числа видов. Из них на долю двудольных приходится  427 видов (77%). Споровые (Lycopodiophyta, Equisetophyta, Polypodiophyta) и голосеменные (Pinophyta) представлены всего 22 видами (4%). Участие папоротникообразных (2,9%) в исследуемой флоре вдвое больше, чем их процентное участие во всей флоре Кавказа – 1,2%.

Таким образом, в исследуемой флоре большинство семейств, родов и видов составляют покрытосеменные растения, среди которых преобладают двудольные. Такой состав и пропорции типичны для флор умеренных районов Голарктики.

При анализе флор в современной флористике предпочтение отдается 10-12 ведущим семействам, отражающим основную часть флористического спектра (таблица 2). Наличие таких ведущих семейств характерно для флор Голарктики и, соответственно, для конкретной флоры Мезмайской котловины. Анализ флористического спектра показал, что 19 семейств имеют уровень видового богатства выше среднего показателя и включают 71,9 % видов. Т.е. ведущую роль в отношении видового богатства играет небольшое число семейств, количественно же преобладают семейства, насчитывающие небольшое число видов. Только к семейству Asteraceae относится около 10% таксонов. Иными словами, каждый десятый вид флоры Мезмайской котловины – представитель семейства Asteraceae, что примерно равно участию сложноцветных во флоре Колхиды и меньше, чем по Северо-Западному Кавказу в целом. Показатель численности десяти ведущих семейств флоры (55%) характеризует ее как типично бореальную (Толмачев, 1974).

По структуре первой триады ведущих семейств (As-Po-Ro) спектр флоры Rosaceae-типа, что свидетельствует о родстве с флорами Центральной Европы. (Хохряков, 2000). Такие спектры изредка встречаются в высокогорных районах Кавказа; чаще же Кавказские флоры относятся к Fabaceae-типу, имея спектр, приближенный к среднеазиатским.

В то же время справедливым будет утверждение, что таксоны, включающие сравнительно небольшое число видов, могут играть не менее важную роль в формировании растительного покрова, чем таксоны такого же ранга, включающие большее число видов. Примером может служить семейство Fagaceae, включающее 5 видов, один из которых - Fagus orientalis Lipsky – является эдификатором в лесных сообществах и, следовательно, играет важную роль в формировании флоры и растительности лесных фитоценозов.

Таблица 2.

Спектр 10 ведущих семейств флоры Мезмайской котловины

Семейство

Количество видов

Количество родов

Процент участия

1. Asteraceae

57

36

10,3

2. Poaceae 

41

20

7,4

3. Rosaceae

40

19

7,2

4. Fabaceae

32

12

5,8

5. Lamiaceae

27

16

4,9

6-7. Scrophulariaceae

23

8

4,1

6-7. Apiaceae

23

17

4,1

8-9. Cruciferae

21

14

3,9

8-9. Ranunculaceae

21

11

3,9

10. Cyperaceae

20

3

3,6

ИТОГО

305

156

54,95

Диаграмма 2. Спектр 10 ведущих семейств флоры Мезмайской котловины

Богатство видами семейств Asteraceae, Poaceae, Fabaceae, Rosaceae, Brassicaceae, Lamiaceae, Apiaceae достигается за счет родового разнообразия, а в семействах Cyperaceae, Campanulaceae, Salicaceae объясняется наличием многовидовых родов. Остальные семейства представлены меньшим количеством родов и видов, являются олиго- и монотипными.

Спектр ведущих семейств соответствует закономерностям, присущим спектрам бореальных и средиземноморских флор (Толмачев, 1974). О наличии бореальных черт свидетельствует богатство видов в семействах Cyperaceae и Ranunculaceae, которые не входят в десятку крупнейших семейств средиземноморских флор. Также столь высокое положение семейства Rosaceae характерно только для бореальных флор. Обилие видов в семействах Lamiaceae, Apiaceae, Fabaceae свидетельствует о былой, тесной связи с флорами Древнего Средиземноморья. В богатстве семейств Cyperaceae, Rosaceae, Ranunculaceae, Scrophullariaceae проявляются черты гумидности климата (Малышев, 1972).

Систематическая структура флоры Мезмайской котловины характеризуется весомым участием одновидовых семейств (26). Наличие в составе флоры одно – двухвидовых семейств всегда представляет большой интерес, т.к. центры их видового разнообразия находятся в субтропических и тропических областях Палеотропического царства или в засушливых и умеренных областях Древнего Средиземноморья. Среди этих семейств (Dioscoriaceae, Balsaminaceae, Loranthaceae) нет ни одного богатого видами в умеренных широтах, и они не играют заметной роли в растительном покрове Кавказа. Наличие таких семейств свидетельствует о значительном возрасте кавказской горной флоры (Галушко, 1976).

Таблица 3.

Спектр 10 ведущих родов флоры Мезмайской котловины

Семейство

Количество видов

Процент участия

1. Carex

18

3,2

2. Trifolium

12

2,2

3. Campanula

11

2,0

4. Veronica

9

1,6

5-6. Poa

8

1,4

5-6. Ranunculus

8

1,4

7-8-9-10. Juncus

7

1,3

7-8-9-10. Rubus

7

1,3

7-8-9-10. Festuca

7

1,3

7-8-9-10. Salix

7

1,3

ИТОГО

94

16,94

Диаграмма 3. Спектр 10 ведущих родов флоры Мезмайской котловины

Крупнейшие и крупные рода, преимущественно, принадлежат к ведущим семействам исследуемой флоры (Cyperaceae, Fabaceae, Poaceae). Виды этих родов в соответствующих экологических условиях создают флористический фон. Однако, роль отдельных родов во флоре, как и семейств, не всегда соответствует их роли в растительном покрове. В изучаемой флоре в этом отношении на первое место следует поставить род Fagus, и только потом рода Poa, Festuca и Carex. Примечательным является выход в спектр крупнейших родов рода Campanula. Это является отличительной чертой флоры Кавказа. Отсутствие видов рода Orobanche и малое число видов рода Astragalus, входящих в десятку крупнейших родов флоры Северно-Западного Кавказа, говорит о некоем своеобразии родового состава изучаемой флоры.

Индексы видовой численности отдельных пар семейств служат «индикаторами» крупных флористических подразделений. Так, отношение числа видов Asteraceae к числу видов Fabaceae в изучаемой флоре равно 1,78, что соответствует среднему показателю между бореальными и средиземноморскими флорами: в бореальных флорах этот индекс  колеблется от 2,1 до 5,0, в средиземноморских - от 0,9 до 1,3. Та же картина наблюдается при рассмотрении отношения числа видов Asteraceae к числу видов Cyperaceae, которое равно 2,85 (колебания индекса для средиземноморских флор от 3,6 до 12,0, для бореальных - от 1,0 до 1,8) (Шмидт, 1984).

Учитывая вышеизложенные данные таксономического состава флоры Мезмайской котловины можно сделать следующее заключение: флора является бореальной с выраженными чертами древнесредиземноморских флор, что объясняется положением Северо-Западного Кавказа, который находится на границе Средиземноморской и Циркумбореальной флористической области.

2. Географический анализ

Виды растений, совокупность которых образует флору, различны в отношении их географического распространения и происхождения. Поэтому необходимо пытаться установить закономерности их распространения в рамках изучаемой нами территории и за ее пределами.

Положение Мезмайской котловины, как части горного Кавказа, на границе Бореальной и Средиземноморской флористических областей предопределило современные ареалы растений, связанные с физико-географическими условиями территории. Географический тип, при помощи которого учитываются зональные особенности и ареалы распространения видов, принимается в качестве удобной для обобщения основной единицы при проведении географического анализа конкретной флоры. Виды флоры распределяются по географическим типам, каждый из которых включает виды с наиболее близкими ареалами.

Географический анализ проводится по общей схеме А.Гроссгейма, позже дополненной А.Галушко (1976), Портениером (1993) и другими. За основу выделения географических типов в ней принят подход, базирующийся на концепции фитохорионов, на принципе соответствия распространения видов выделам флористического районирования А.Я.Тахтаджяна (1978) (таблица 4).

Таблица 4.

Распределение видов флоры Мезмайской котловины по географическим типам

Географический тип

Число видов

% от общего числа видов

1. Колхидский

37

6,7

  1.  Средиземноморский:

2a. Широкосредиземноморский

2b. Балкано-малоазиатский

2c. Эуксинский

2d. Крымско-кавказский

2e. Широковосточносредиземноморский

2f. Средиземноморско-туранский

74

31

4

18

3

16

2

13,3

5,6

0,7

3,2

0,5

2,3

0,4

  1.  Переднеазиатский:

3a. Широкопереднеазиатский

3b. Малоазиатский

3c. Иранский

3d. Армянский

26

15

6

4

1

4,7

2,7

1,1

0,7

0,2

  1.  Кавказский

4a. Общекавказский

4b. Эукавказский

4c. Западнокавказский

4d. Северокавказский

4e. Колхидско-гирканский

85

65

7

6

2

5

15,3

11,7

1,3

1,1

0,4

0,9

  1.  Евроазиатский степной

5a. Евроазиатский

5b. Европейский степной (сарматский)

5c. Средиземноморский степной

30

7

21

2

5,4

1,3

3,8

0,4

6. Среднеазиатский пустынный (туранский)

1

0,2

7. Бореальный:

7a. Голарктический

7b. Палеоарктический

7c. Западнопалеоарктический

7d. Европейский лесной комплекс

7e. Европейско-переднеазиатский

7f. Европейско-средиземноморский

7g. Сибирский

291

61

71

67

55

10

25

2

52,4

11,0

12,8

12,1

9,9

1,8

4,5

0,4

8. Космополитный

4

0,7

9. Американский адвентивный

7

1,3

Диаграмма 4. Соотношение географических типов во флоре Мезмайской котловины

На территории котловины самым многочисленным является бореальный географический тип (292 вида, 52,4% от общего числа видов), который составляет основу изучаемой флоры. Вторым по величине является кавказский геотип (15,3%, общекавказское значение – 14,5%), третьим – средиземноморский (13,3%, общекавказское значение – 16,8%). В сложении растительности ведущую роль играют западнопалеоарктические, европейские, колхидские и эуксинские виды.

Представленный спектр соответствует центральнокавказскому спектру лесного пояса, что ожидаемо. Лесной пояс традиционно самый бореальный из всех высотных кавказских поясов. Кавказских, переднеазиатских и средиземноморских видов в кавказских флорах тем больше, чем выше пояс, поэтому их участие в изучаемой флоре приближено к средним значениям.

Большой процент видов с широкими ареалами (около 42% от числа видов флоры), говорит о ее формировании с флорой всего северного полушария, а именно о миграциях бореальных элементов в периоды третичных и четвертичных похолоданий.

Виды кавказского географического типа имеют различный характер распространения на Кавказе. Обычно они довольно широко распространены по всему Кавказу, часто выходят за его пределы, проникают в прилежащие к Кавказу провинции Ирано-туранской области; некоторые являются эндемиками Западного или Центрального Кавказа. Истинных кавказских эндемиков,  встречающихся на территории Мезмайской котловины, - 52 вида (9,4%, общекавказское значение – 6,9%, в высокогорьях – до 30%).

По территории Мезмайской котловины проходит северо-восточная граница ареалов некоторых колхидских видов. Эта специфическая черта наряду с наличием эндемиков является показателем самобытности и оригинальности исследуемой флоры.

Все это говорит о сложной истории флоры, а пестрота её ареалогического состава связана с пограничным положением Северо-Западного Кавказа между средиземноморскими и бореальными флорами. Кавказские флоры за свою историю не раз и целиком становились то более средиземноморскими, то более бореальными или переднеазиатскими (Галушко, 1976). В настоящую геологическую эпоху, которую можно охарактеризовать как переходную, флора Мезмайской котловины имеет больше бореальных черт, и её можно назвать кавказско-бореальной.

3. Эколого-ценотический анализ

Состав и структура растительных сообществ определяется конкретными экологическими условиями, сложившимися в ходе исторического развития территории и характеризующимися комплексом условий внешней среды. Именно компоненты флоры формируют разнообразные растительные сообщества. В задачи настоящего исследования не входит подробное описание растительного покрова, однако, сведения о нем являются своеобразным фоном, показывающим разнообразие и особенности флоры.

В пределах Мезмайской котловины встречаются различные места обитания растений. Здесь есть широколиственные и смешанные леса, луга, скалы и осыпи, переувлажненные и сорные местообитания.

Анализируя распределение видов по местообитаниям необходимо принимать во внимание сложный характер рельефа, климатические и эдафические условия, обуславливающие существование, помимо основных типов, большого числа переходных вариантов. Если прибавить к этому виды, встречающиеся не в одном, а в нескольких местообитаниях, например, на высокогорных лугах и на лесных опушках, складывается довольно сложная картина. Все это порой существенно влияет на общий экологический спектр и как следствие сумма показателей процента участия видов различных местообитаний в общем спектре всегда выше 100. Данный факт представляет большой флорогенетический интерес, так как показывает долю присутствия во флоре экологически неспециализированных видов (Галушко, 1976). Общий экологический спектр флоры Мезмайской котловины показан в таблице 5.

Анализ распределения видов флоры по типам местообитаний показывает, что в целом в исследуемой флоре преобладают луговые виды – 248 видов. Им немного уступают виды лесных формаций (222 из 555 определенных). Видов, предпочитающих влажные и переувлажненные местообитания – 68; видов, относящихся к скально-осыпным – 43, при этом бóльшая их часть не встречается в других местообитаниях. О высокой степени антропогенной нагрузки окрестностей поселка свидетельствует большое число приуроченных к сорным местообитаниям видов (24 из 54 встречающихся). Однако, сорные виды вне территории поселка Мезмай встречаются гораздо реже, и произрастают в основном по обочинам дорог и на вырубках.


Таблица 5.

Экологический спектр флоры Мезмайской котловины

Типы местообитаний

Кол-во

видов

%

Приурочен-ных видов

%

Общих с др. местообит.

%

Лесной

222

40,0

169

30,5

53

9,5

Открытые травянистые пространства, в том числе:

248

44,7

131

23,6

117

21,1

Равнинный

135

24,3

68

12,2

67

12,1

Субальпийский

65

11,7

44

7,9

21

3,8

Альпийский

7

1,3

3

0,5

4

0,7

Степной

41

7,4

16

2,9

25

4,5

Скалы и осыпи

43

7,7

32

5,8

11

2,0

Гигрофильный

60

10,8

40

7,2

20

3,6

Гидрофильный

8

1,4

7

1,3

1

0,2

Сорный

54

9,7

24

4,3

30

5,4

Итого:

635

114,4

403

72,6

232

41,8

Диаграмма 5. Распределение видов флоры по местообитаниям, %

Лесные местообитания. Значительные территории Мезмайской котловины покрыты лесами. Преобладающими являются смешанные буково-пихтовые формации. Лесных видов во флоре котловины 222 (40% флоры). Из этого числа 169 видов проявляют черты приуроченности к лесам.

Флористический спектр местообитания выглядит следующим образом: Rosaceae – 21, Asteraceae – 11, Apiaceae – 11, Liliaceae – 9, Scrophulariaceae - 9, Lamiaceae - 9. Т.е. в лесах котловины почти каждый 10-й вид относится к семейству Rosaceae. Также к лесам строго приурочены 10 видов папоротникообразных. Такие рода как Fagus, Carpinus, Abies, Quercus, Buxus и др. являются наиболее показательными; Helleborus orientalis и Vaccinium arctostaphyllos – виды, интересные с точки зрения флорогенеза лесов.

Открытые травянистые пространства. Занимают второе место по площади территорий после лесных формаций. Местообитание отличается довольно большим разнообразием. Здесь можно выделить такие флороценоэлементы, как степной, равнинный, субальпийский и альпийский. Общее количество видов составляет 248 видов (около 44,7% флоры). Ценотипно верных – 131 вид, тогда как 117 видов не являются строго приуроченными, встречаясь в смежных экотопах.

К наиболее обычным семействам лугов относятся: Asteraceae – 26, Poaceae – 26, Fabaceae – 24, Rosaceae – 21, Lamiaceae – 16; отдельно для степного элемента характерно семейство  Poaceae и Rosaceae, для субальпийского – Apiaceae и Ranunculaceae. Наибольшую же роль в растительном покрове играют рода Festuca и Poa.

Скалы и осыпи. Включает осыпи различных степеней подвижности, часто сложенные глинами, массивы юрских известняков, скальные обнажения и т.п. Своеобразие комплекса физико-географических условий диктует необходимость выделения данного типа местообитания. Скально-осыпные экотопы играют существенную роль во флорах высокогорий, особенно в субнивальном поясе. На территории Мезмайской котловины такие экотопы занимают самые незначительные площади, но флора данных местообитаний представляет большой интерес для флорогенетических исследований. Наиболее значительные скальные обнажения имеются по ущельям р. Курджипс. Всего для данного типа местообитания нами было отмечено 43 вида. Семейства в основном представлены 1-2 видами, самое крупное – Poaceae с 6 видами.

Следует заметить, что многие виды предпочитают лишь какие-то определенные скалы и осыпи: одни - хорошо увлажняемые (Woodsia fragilis, Umbilicus oppositifolius, Saxifraga cymbalaria), другие сухие (Lotus angustissimus, Daphne pseudosericea), освещенные (Thymus pulchellus) или затененные (Campanula pendula), известняки (Festuca sommieri, Campanula autraniana). Некоторые виды встречаются только на скалах (настоящие хасмофиты), например, Silene pygmaea, другие только на осыпях (гляреофиты).

Переувлажненные местообитания. Мезмайская котловина богата такого рода местообитаниями, т.к. находится в бассейне реки Курджипс и ее притока р. Мезмай с множеством мелких притоков, родников, участков со стоячей водой. Однако переувлажненные местообитания занимаются, как правило, видами прилежащих ценозов.

В переувлажненных местах встречается 68 видов. Из этого числа гидрофитов только 8, остальные – гигрофиты и мезогигрофиты. Характерны семейства Cyperaceae (9) и Juncaceae (7). Обычны также виды рода Epilobium, Alisma plantago-aquatica, Veronica beccabunga и др.

В целом, водная и приводная флора мало оригинальна, что объясняется высотой местности и отсутствием значительных по размерам водоемов.

Сорные местообитания. Синантропных растений в изучаемой флоре 54 вида (около 9,7%). Это виды, встречающиеся на сорных местах, возле дорог, в поселке, в том числе на огородах, на территории деградировавших естественных ценозов. Настоящими сорными растениями являются только 24 вида, большую часть остальных видов нельзя причислить к сорнякам в полном смысле этого слова. Больше всего сорняков в семействах Asteraceae –20, Brassicaceae – 9, Poaceae – 7. Наиболее часто встречающимися  видами являются Sambucus ebulus, Urtica dioica, Elytrigia repens, Phalacroloma septentrionale, Conyza canadensis, Matricaria recutita, Lamium album и др.

Подводя некоторый итог рассмотрению особенностей распределения видов по местообитаниям, можно отметить, что флора Мезмайской котловины может быть охарактеризована как лугово-лесная, несмотря на то, что территории, занимаемые лесами, гораздо больше. Это связано с тем, что типов лесных фитоценозов не так много по сравнению с разнообразием открытых травянистых мест. По фактору увлажнения доминируют мезофильные виды, определяющие облик флор умеренной зоны Евразии.

Из данных таблицы 5 видно, что в исследуемой флоре 403 вида являются ценотипно-верными, что составляет 72,6% состава флоры. Они встречаются только в одном фитоценозе, обычно не выходя за его пределы. Процент перекрытия составляет 41,8%: 152 вида встречаются в двух - трех фитоценозах, т.е. не приурочены к определенному флороценоэлементу и являются экологически пластичными  или неспециализированными. Наибольший процент таких видов в степном флороценоэлементе, что ожидаемо, т.к. в Мезмайской котловине нет истинных степных участков. Наименьший процент экологически неспециализированных видов в лесах, а также в скально-осыпных местообитаниях из-за их своеобразности.

Размещение видов по поясам. Территория Мезмайской котловины находится в лесном поясе, а по ее границам имеются субальпийские участки. Именно из-за большой разницы в площадях распределение видов по поясам выглядит следующим образом (таблица 6).


Таблица 6.

Распределение видов и семейств по поясам

Пояс

Видов

Семейств

% видов ко всей флоре

Лесной

325

86

58,6

Субальпийский

63

45

11,3

Общие и встречающиеся в переходной зоне

167

44

30,1

Диаграмма 6. Соотношение видов в высотных поясах Мезмайской котловины, %

Как видно из таблицы 6, субальпийский пояс имеет лишь одно семейство, не встречающееся в лесном – это семейство Polemoniaceae. Для субальпики характерны также семейства Ranunculaceae, Rosaceae, Apiaceae и малочисленное, но флористически важное Polygonaceae.

Почти все виды семейства Cruciferae встречается только в лесном поясе. Для лесного пояса важны Cyperaceae и Juncaceae, все семейства древесных растений и папоротникообразные. Рассмотрение распределения видов по поясам подтверждает также факт деформации лесного пояса деятельностью человека, о чем свидетельствует значительное участие видов Carex, Campanula, Veronica, Geranium, большая часть которых – обитатели открытых склонов и опушек, а в лесном поясе – вторичных лугов и степей, являющихся следствием рубок и пастьбы скота.

Следует добавить, что в лесной пояс заходят степные виды, а в субальпийский – некоторые альпийские.

Кроме видов, характерных только для одного пояса (таких во флоре котловины 388 или 69,9%), есть виды, встречающиеся в обоих поясах или, что чаще, в переходной полосе между соседними поясами (167 видов или 30,1%). Такое положение вполне закономерно: оно лишний раз подтверждает, что границы между поясами в известной степени условны, что переходы постепенны (Галушко, 1976). Известно, что некоторые виды обитают в 3-4-х и даже 5-и поясах. Например, Oxalis acetosella известна в 3-х поясах (лесной, субальпийский, альпийский), а Trifolium ambiguum – в пяти (степной, лесной, субальпийский, аридный, альпийский). Для изучаемой флоры наглядным примером является Cicerbita prenanthoides, встречающаяся как в субальпийском поясе, так и в темных влажных лесах Курджипского ущелья.

4. Биоморфологический анализ

Растения должны приспосабливаться ко всему комплексу условий местообитания, поскольку экологические факторы влияют на него не изолированно друг от друга, а во всей их совокупности. При этом приспособление растений к окружающим условиям среды проявляется не только в физиологических особенностях, анатомической структуре органов, но и во внешних морфологических признаках, определяющих их общий габитус. Приспособленность растений ко всему комплексу условий местообитания отражает жизненная форма. Эколого-морфологические типы растений несут в своей биологии и внешнем облике отпечаток воздействия господствующих почвенно-климатических и ценотических условий, поэтому их анализ имеет важное значение для познания особенностей генезиса региональной флоры, ее пространственного деления.

Существует много систем жизненных форм, поскольку разные исследователи при их классификации используют различные классификационные признаки. Это нашло отражение в трудах  А. Гризебаха (1874), К. Раункиера (1905, 1934),  В.В. Алехина (1936), А.П. Шенникова (1950), И.Г. Серебрякова (1962), Т.И. Серебряковой (1972) и других.

В основу проведения биоморфологического анализа флоры Мезмайской котловины была положена традиционная система К. Раункиера (Raunkiaer, 1905, 1934). При выделении жизненных форм растений Раункиер использовал единственный морфометрический признак, а именно: положение переннирующих тканей относительно поверхности почвы, который оказался чрезвычайно важным с приспособительной точки зрения. Эта система основана на учете приспособления растений к перенесению ими неблагоприятных условий.

Таблица 7.

Биоморфологический спектр флоры Мезмайской котловины

Биоморфа

Ph

Ch

Hk

K

T

Кол-во видов

74

24

341

51

65

% от общего числа

13,3

4,3

61,4

9,2

11,7

Диаграмма 7. Соотношение биоморф по К. Раункиеру во флоре Мезмайской котловины, %

Как видно из приведенных данных, в исследуемой флоре преобладают гемикриптофиты, составляющие 61,4% от общего числа видов, на втором и третьем местах фанерофиты и терофиты. Деревья и крупные кустарники являются, в основном, представителями лесных фитоценозов среднегорного и верхнегорного поясов, именно поэтому их так много в изучаемой флоре. Довольно значительное участие терофитов в исследуемой флоре объясняется антропогенным влиянием. Однако не все терофиты являются сорными; часть  однолетников - это представители природной флоры, например, Geranium pussilum, Impatiens notitangere, Saxifraga cymbalaria и др.

Таким образом, травянистые виды насчитывают 457 видов или 82,3%. Деревья и кустарники насчитывают 98 видов или 17,7%.

Жизненная форма вырабатывается в результате приспособления растений к внешним условиям и климату в том числе, поэтому соотношение биоморф системы Раункиера хорошо коррелирует с типом климата данной территории, а также в какой-то мере свидетельствует о степени влияния человека на флору (Галушко, 1976). Преобладание гемикриптофитов и незначительное присутствие хамефитов (4,3%) ясно свидетельствует о голарктическом характере флоры, расположенной в умеренно холодной зоне. У гемикриптофитов на неблагоприятный период надземные органы отмирают, а почки возобновления располагаются на уровне почвы и защищаются почечными чешуями, лесной подстилкой, собственными отмершими надземными органами и снегом.

Среди гемикриптофитов на ведущих позициях семейства: Asteraceae – 45, Poaceae - 33, Fabaceae – 23, Lamiaceae – 22, Apiaceae – 20.

Среди фанерофитов на ведущие места выходят семейства Rosaceae - 21, Salicaceae - 8, Betulaceae 7. Среди терофитов: Asteraceae - 11, Poaceae – 8, Crusiferae 7, Fabaceae – 7.

Иная картина среди криптофитов, где спектр ведущих семейств представлен однодольными. Самые крупные по количеству видов семейства – Liliaceae – 15 и Orchidaceae – 11.

По расположению семейств, спектр гемикриптофитов в основном совпадает с общим спектром, но третье и четвертое места занимают Fabaceae и Lamiaceae соответственно. Исходя из этого, флору Мезмайской котловины можно не только количественно, но и качественно назвать флорой гемикриптофитов. Это соответствует современному климату территории и бореально-средиземноморскому характеру флоры. Преобладание гемикриптофитов также может свидетельствовать о жесткости условий, в которой формировалась флора: резкие перепады суточных температур, слабо развитые почвы, холодные зимы и т.д.

Что касается биоморфологических спектров по поясам, то здесь прослеживается известная закономерность. Фанерофиты практически все относятся к лесному поясу, зато хамефитов в субальпийском поясе больше. Гемикриптофитов всегда больше на открытых травянистых пространствах, а криптофитов – в лесах. Сорняки же обычно приурочены не к поясам, а к местообитаниям, но с подъемом в горы их число уменьшается, т.к. уменьшается интенсивность деятельности человека и условия становятся более суровыми. Поэтому относительное число терофитов больше в лесном поясе, а гемикриптофитов – в субальпийском.

В заключение отметим, что среди видов местной флоры имеются вечно- (Abies nordmanniana и др.) и зимнезеленые представители (Viscum album, Festuca gigantea, виды Rubus, некоторые папоротникообразные и др.), суккуленты (виды Sedum) и один эпифит (Polypodium vulgare).


Глава 5. Вопросы охраны и фитосозологическая значимость Мезмайской котловины

Северо-Западный Кавказ и Мезмайская котловина в частности – своеобразный ботанико-географический регион. На этой территории сосредоточено большое число находящихся под угрозой исчезновения редких, эндемичных и реликтовых видов растений. Инвентаризация флоры – это отправной пункт для организации рационального использования растительных ресурсов и проведения природоохранных мероприятий, в том числе для создания новых особо охраняемых природных территорий.

Основной стратегией по защите растений от различных отрицательных влияний является сохранение местообитаний вида: наиболее радикальный способ охраны местообитаний – организация ООПТ. Наряду с этим следует предпринимать меры к сохранению видовых и внутривидовых популяций в среде их естественного обитания.

На состояние растительности обследованной территории оказывают воздействие как природные, так и антропогенные факторы. Существующие угрозы: добыча леса, браконьерство и незаконная вырубка леса; хозяйственная деятельность человека и выпас скота. Кроме того, имеется проект ООО "Регион Ресурс" по проведению работ на мезмайском месторождении доломитов в Верхне-Курджипском ущелье. На данный момент проект отклонен Департаментом лесного хозяйства Краснодарского края, но это не значит, что в будущем он не будет запущен. Туризм также оказывает негативное воздействие на флору. Наряду с вытаптыванием и замусориванием, имеет место массовый сбор растений на букеты, приводящий к нарушению жизненного цикла, следовательно, к сокращению численности растений. Особенно это губительно для видов, неспособных к интенсивному вегетативному размножению, с затрудненным семенным возобновлением (виды семейств Orchidaceae, Paeoniaceae и др.).

Во флоре исследуемого района наблюдаются изменения в сторону синантропизиции, но пока изменения фитоценотической структуры незначительны, сообщества самовосстанавливаются (если говорить о территории вне поселка Мезмай).

Стоит вопрос о необходимости сохранения на территории мезмайской котловины редких растений и растительных сообществ путем создания ООПТ, а также существует необходимость дальнейших исследований по выявлению редких и исчезающих видов с последующим  занесением в Красные книги (Краснодарского края, Республики Адыгея), в банки семян и т.п. Некоторые редкие и исчезающие виды хорошо изучены, но в каждой местности есть множество других, истинное состояние которых не известно. Также необходимо рассматривать причины сокращения численности видов, информацию биологического характера, взаимосвязь растений и способы их возрождения, без чего охрана тех или иных видов невозможна.

Руководствуясь принципами выделения видов, предлагаемых к охране (Тахтаджян, 1981), на территории Мезмайской котловины следует охранять:

1. Растения Красных книг российского и краевого значения;

2. Эндемичные и реликтовые виды различного склада и возраста. Особый интерес представляют реликты колхидской флоры, играющие важную роль в растительных сообществах Курджипского ущелья и ближайших к нему смешанных лесов;

3. Редкие и исчезающие виды, которые встречаются в небольшом количестве и могут исчезнуть, однако, не включены в региональные Красные книги;

4. Виды, широко распространенные на территории, но сокращающие численность под влиянием хозяйственной деятельности человека. В эту группу входят некоторые лекарственные, пищевые и декоративные растения.

Список охраняемых и подлежащих охране видов растений включает 120 представителей. Из них в Красную книгу Российской Федерации (2008) занесено 24 вида. Статус охраны приводится согласно Красной книге Международного союза охраны природы (МСОП) (приложение 2).

Редкость многих видов обусловлена естественными биологическими и историческими причинами. Флора представляет собой "качественный" компонент фитобиоты, где на первом плане - число видов и соответственно их генетическое разнообразие как сумма равноправных и равноценных компонентов; однако, виды не обладают равными возможностями в развитии их фенотипов, вследствие чего часть генетического фонда раритетных видов находится на грани исчезновения.

На Северо-Западном Кавказе на сегодняшний день существует достаточно ООПТ таких как: Кавказский биосферный заповедник и его охранная зона (288 200 га); природный парк «Большой Тхач» (3 700 га); памятник природы «Верховья рек Пшеха и Пшехашха» (5 776 га); памятник природы «Верховья реки Цица» (1 913 га)  и др.

В 90-е годы, когда директором Адыгейского филиала Кавказского заповедника был Владимир Черпаков, рассматривался вопрос о присоединении Верхне-Курджипского ущелья к заповеднику, но эта инициатива не была доведена до конца (инф. Независимой Экологической Вахты по Северному Кавказу). А вот что писали в журнале «Новости охраны природы России» за осень 2005 - зиму 2006: «Многие крайне ценные территории, входящие в единый массив нетронутых и малонарушенных территорий Западного Кавказа, которые также могут претендовать на включение в состав всемирного наследия, пока вообще не имеют охранного статуса. На повестке дня вопрос о создании таких новых ОПТ, как Мезмайский природный парк и природный парк Ачешбок». Однако природный парк в районе п. Мезмай до сих пор так и не создан.

В Красной книге РФ (2008) для Taxus baccata прописаны такие необходимые меры охраны: «Проведение инвентаризации всех местонахождений тиса (массивов и отдельных деревьев). Полное запрещение рубок и пастьбы скота в лесах с участием вида. Включение в состав заповедников сопредельных участков, на которых он произрастает. Организация ООПТ для охраны крупных изолированных массивов тиса». В Курджипском ущелье же кроме тиса произрастают и многие другие редкие и исчезающие виды растений. Ущелье является плейстоценовым рефугиумом реликтовой колхидской флоры. Кроме подлежащих охране видов растений, здесь гнездятся многие редкие виды птиц, в том числе, сип белоголовый (Мнацеканов). Вследствие уникальности растительных формаций, а также произрастания редких и исчезающих видов, рекомендуется придать Курджипскому ущелью природоохранный статус государственного ботанического заказника.

Следует обратить пристальное внимание и на такой способ сохранения биоразнообразия, как экологический туризм, т.к. поток отдыхающих в районе исследования увеличивается с каждым годом.

Помимо вопросов охраны флоры также важным является выявление в ее составе растений, обладающих полезными свойствами. Это помогает решить некоторые важные прикладные проблемы. Ряд исследователей в связи с этим считают необходимым изучать растения, имеющие полезные свойства, и использовать их на практике (Шифферс, 1953; Прокошев, 1973; Губанов и др., 1976)

К полезным относятся лекарственные, кормовые, ядовитые, пищевые, технические и декоративные растения (приложение 3). Также, одной из важнейших составляющих растительных ресурсов являются медоносные растения. В этом отношении флора Мезмайской котловины является прекрасной основой для развития пчеловодства как отрасли народного хозяйства. Встречается много ценных кормовых растений, особенно из бобовых и злаковых, что положительно влияет на местное животноводство. Итак, во флоре Мезмайской котловины группы полезных растений широко представлены и имеют большое практическое значение (см.приложение 1, 2).

Выводы:

  1.  Флора сосудистых растений Мезмайской котловины насчитывает 555 видов, относящихся к 302 родам и 87 семействам. Состав и особенности флоры котловины определяются положением на стыке формирования разных генетических флор: умеренной и субтропической.
  2.  Анализ таксономической структуры флоры указывает на ее промежуточный характер между средиземноморскими и бореальными флорами. Однако, как преимущественно лесная, флора имеет больше бореальных черт, чем средиземноморских.
  3.  Эколого-ценотически флору можно охарактеризовать как мезофитную лугово-лесную. Преобладание видов мезофильного ряда обусловлено зональной принадлежностью флоры.
  4.  Географический анализ показал, что исследуемая флора характеризуется как кавказско-бореальная. Совокупность географических элементов указывает на доминирующие связи флоры Северо-Западного Кавказа с бореальными европейскими и средиземноморскими флорами.
  5.  В биоморфологическом спектре ведущее положение занимают гемикриптофиты, что отражает влияние общеклиматических условий умеренной зоны Северного полушария с элементами экстремальности средообразующих параметров среды.
  6.  В исследуемой флоре выявлено 52 эндемика Кавказа.
  7.  Список таксонов, подлежащих охране, включает 120 видов растений.

Результаты проведенного анализа будут использованы в дальнейших исследованиях по изучению флоры Мезмайской котловины.


Список использованной литературы

  1.  Агроклиматический справочник по Краснодарскому краю // Краснодар: Краевое книжн. изд-во. 466 с.
  2.  Алисов Б.П.  Растительный покров высокогорий Северо-Западного Кавказа, его рациональное использование и охрана // Дис... докт. биол. наук, М, 530 с.
  3.  Алтухов М.Д. К истории высокогорной флоры Северо-Западного Кавказа // Тез. докл. VI Всесоюзн. совещ. по вопросам изучения и освоения флоры высокогорий. Ставрополь, 1974. С. 155.
  4.  Алтухов М.Д. К характеристике высокогорной флоры Северо-Западного Кавказа // Проблемы ботаники. Л., 1974. Т. 12. С. 9-14.
  5.  Алтухов М.Д., Литвинская С.А. Охрана растительного мира на Северо-Западном Кавказе // Краснодар: Краснодарск. книжн. изд-во, 1989, 189с.
  6.  Альпер В.Н. Краткий очерк флоры и растительности известнякового массива Фишта и Оштена // Тр. Кавк. гос. заповедника. Вып. 6, 1960, с.3-56
  7.  Базилевская Н.А., Белоконь И.П., Щербакова А.А. Краткая история ботаники // Изд-во: Наука, 1968
  8.  Буш Е.А. Ботанико-географический очерк Кавказа // М.: Л.: Изд-во АН СССР, 1935, 107с.
  9.  Буш Н.Ф. Ботанические исследования Кавказа за 20 лет Советской власти // Природа. Л., 1937. №11. С. 23-29.
  10.  Гагнидзе Р.И. Ботанико-географический анализ флороценотического комплекса субальпийского высокотравья Кавказа // Тбилиси: Мецниереба, 1974
  11.  Галушко А.И. Анализ флоры западной части Центрального Кавказа // Флора Северного Кавказа и вопросы ее истории. Вып. 1. – Ставрополь, 1976, с. 5-130
  12.  Галушко А.И. Ботанические объекты Центрального Кавказа, подлежащие охране // Бот. журн. 1974. Т. 59. № 5. С. 742-754.
  13.  Галушко А.И. Основные рефугиумы и реликты в высокогорной флоре западной части Центрального Кавказа // Проблемы ботаники. Растительный мир высокогорий и его освоение. Вып. XII.– Л., 1974. – С. 19-26.
  14.  Гвоздецкий Н.А., Голубчиков Ю.Н. Горы // М.: Изд-во «Мысль», 1987
  15.  Голговская К.Ю. Типы буковых и пихтовых лесов бассейна реки Белой и их классификация // Труды Кавказского гос. Заповедника, вып. 9, 1967, с.157-284
  16.  Гроссгейм A.A. Дикие съедобные растения Кавказа // Баку, 1942. 72 с.
  17.  Гроссгейм A.A. Флора Кавказа, 2-е издание // 1939-1967: Баку, 1939. Т. 1. 404 е.; Баку, 1940. Т.2. 284 е.; Баку, 1944. Т. 3. 322 е.; М.; Л., 1950. Т. 4. 314 е.; М.; Л., 1952. Т. 5. 456 е.; М.; Л., 1962. Т. 6. 424 е.; М.; Л., 1967. Т. 7. 894 с.
  18.  Гроссгейм А.А. Анализ флоры Кавказа // Изд-во Азербайджанского филиала АН ССР, Баку, 1936, 259с.
  19.  Гроссгейм А.А. Растительный покров Кавказа // М.: Изд-во Московского общества испытателей природы, 1948, 268с.
  20.  Долуханов А.Г. Колхидский подлесок // Тбилиси: Мецниереба, 1980. 237 с.
  21.  Долуханов А.Г. Субальпийские ландшафты Кавказа как убежище реликтовых элементов флоры // Проблемы ботаники. JL, 1974. Т. 12. С. 27-34.
  22.  Зернов А.С. Опыт анализа колхидского флористического комплекса в Северо-Западном Закавказье // Бюлл. Моск. общ-ва исп. природы. Отд. биол. Т. 107, вып. 3, 2002, с.50-57.
  23.  Зернов А.С. Флора Северо-Западного Кавказа // М.: Товарищество научных изданий, 2006, 664 с.
  24.  Зонн С.В. Горно-лесные почвы Северо-Западного Кавказа // М.: Изд-во АН СССР, 1950. - 333с.
  25.  Иванов А.Л. Анализ флоры Ставрополья // Вестник Ставропольского государственного университета № 6, 1996.
  26.  Иванов А.Л. Конспект флоры Ставрополья // Ставрополь: СГУ, 1997, 156с
  27.  Колаковский А. А. Растительный мир Колхиды // Москва: ИМУ, 1961, 582с.
  28.  Кононов В.Н. О взаимоотношениях горно-кавказской и арктической флор // Тезисы доклада VI Всесоюзного совещания по вопросам изучения и освоения флоры и растительности высокогорий. Ставрополь, 1974. С. 176— 178.
  29.  Конспект флоры Кавказа  под ред. Тахтаджяна А.Л. // В 3 томах: СПб., 2003, Т.1. 204 е.; 2006, Т.2. 467 с.; 2009, Т.3
  30.  Косенко И.С. Определитель высших растений Северо-Западного Кавказа и Предкавказья // М., 1970. 614 с.
  31.  Косенко И.С., Костылёв Е.А. Высокогорные луга массива Лагонаки Фишт - Оштен // Тр. Кубанск. сельск.-хоз. ин-та. Вып. 9(37), 1964, с.117-123
  32.  Красная книга Краснодарского края. Часть 1. Растения // Краснодар, 1994. С. 7-148.
  33.  Красная книга Российской Федерации (растения и грибы) // М.: Товарищество научных изданий КМК, 2008, с.13-598
  34.  Куранова Н.Г. Флора Лагонакского нагорья // Дис... канд. биол. наук. М. 207 с.
  35.  Лозовой С.П. Лагонакское нагорье // Краснодар: Кн. изд., 1984, 160с.
  36.  Малеев В.Н. О распространении колхидских элементов на северном склоне Западного Кавказа // Изв. гос. геогр. об-ва, 1939а, Т.70. №6. С. 845-855.
  37.  Малеев В.Н. О следах ксеротермического периода на Северо-Западном Кавказе // Советская ботаника, 1939, Вып. 4, с. 123-128.
  38.  Малеев В.Н. Третичные реликты во флоре Западного Кавказа и основные этапы четвертичной истории его флоры и растительности // Матер, по истории флоры и растительности СССР. М.; Л., 1941. Т. 1. С. 61-144.
  39.  Муаедович Г.З. Флора Скалистого хребта и Юрской депрессии Кабардино-Балкарии (Центральный Кавказ) и ее анализ // Автореф. Дис. к.б.н., Нальчик, 2003
  40.  Новости охраны природы России,  журнал // Осень 2005/ Зима 2006 No. 40
  41.  Портениер Н.Н. Система географических элементов флоры Кавказа. // Ботанический журнал,2000, Т. 85, № 9. – С. 126-134.
  42.  Редкие и исчезающие виды флоры СССР, нуждающиеся в охране по ред. Тахтаджяна А.Л. // Л.: Изд-во «Наука», 1981, 261с.
  43.  Середин P.M. Анализ флоры Северного Кавказа // Региональные флористические исследования, Л., 1987, с.5-20.
  44.  Середин P.M. Флора и растительность Северного Кавказа // Краснодар, 1979. 88 с.
  45.  Скворцов А.К. Гербарий. Пособие по методике и технике // М.: Наука, 1977, 199 с.
  46.  Тахтаджян А.Л. Флористические области Земли // Л., 1978. 247 с.
  47.  Толмачев А.И. Введение в географию растений. // Л.: Изд-во ЛГУ, 1974, 224с.
  48.  Хохряков А.П. Таксономические спектры и их роль в сравнительной флористике // Бот. журнал, Т.85, 2000, 11с.
  49.  Черепанов С.К. Сосудистые растения России и сопредельных государств // СПб., 1995, 990 с.
  50.  Чимонина И.В. Флора Прикаулусского флористического района (Центральное Предкавказье) и ее анализ // Дисс. к.б.н., Ставрополь, 2004, 201 с.
  51.  Читанава С.В. Флора Колхиды // Автореф. дисс. к.б.н., Санкт-Петербург, 2007, 17 с.
  52.  Читао С.И., Русских И.В. Особенности флоры смешанных лесов окрестностей поселка Мезмай Апшеронского района Краснодарского края // Вестник Адыгейского государственного университета: сетевое электронное научное издание, 2005
  53.  Шереметева И.С. Конспект флоры Тульской области // Интернет-версия
  54.  Шильников Д.С. Колхидские элементы во флоре бассейна реки Большая Лаба // Биологическое разнообразие. Интродукция растений. Материалы Четвертой Международной научной конференции. СПб., 2007. С. 92-93.
  55.  Шифферс Е.В. Растительность Северного Кавказа и его природные кормовые угодья // М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1960, 400 с.
  56.  Шмидт В.М. Математические методы в ботанике // Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984, с.194-237
  57.  Шретер А.И., Муравьёва Д.А., Пакалн Д.А., Ефимова Ф.В. Лекарственная флора Кавказа // М., 1979. 368 с.
  58.  Шхагапсоев С.Х. Анализ петрофитного комплекса западной части Центрального Кавказа // Нальчик. Эльфа. 2003, 220 с.
  59.  Щербакова А.А. История ботаники в России до 60-х гг. XIX века // Новосибирск: "Наука", 1979, с.105-109
  60.  Юрцев Б.А., Камелин Р.В. Основные понятия и термины флористики // Пермь, 1991, 80 с.
  61.  http://forum.pochva.com
  62.  http://sfedu.ru/garden/red.htm
  63.  http://www.belayarechka.sfedu.ru

Приложение I. Конспект флоры

Условные обозначения:

Географический тип:

  1.  Колхидский
  2.  Средиземноморский:

2a. Широкосредиземноморский

2b. Балкано-малоазиатский

2c. Эуксинский

2d. Крымско-кавказский

2e. Широковосточносредиземноморский

2f. Средиземноморско-туранский

  1.  Переднеазиатский:

3a. Широкопереднеазиатский

3b. Малоазиатский

3c. Иранский

3d. Армянский

  1.  Кавказский

4a. Общекавказский

4b. Эукавказский

4c. Западнокавказский

4d. Северокавказский

4e. Колхидско-гирканский

  1.  Евроазиатский степной

5a. Евроазиатский

5b. Европейский степной (сарматский)

5c. Средиземноморский степной

6. Среднеазиатский пустынный (туранский)

7. Бореальный:

7a. Голарктический

7b. Палеоарктический

7c. Западнопалеоарктический

7d. Европейский лесной комплекс

7e. Европейско-переднеазиатский

7f. Европейско-средиземноморский

7g. Сибирский

8. Космополитный

9. Американский адвентивный

Флороценоэлемент:

S – лесной

P – луговой:

Pa – равнинный

Pb – субальпийский

Pc – альпийский

St – степной

D – пустынный

Da – кальцепетрофильный

Db – псаммофильный

Dc – галофильный

Dd – аргиллофильный

A – водный

Aa – гигрофильный

Ab – гидрофильный

R – сорный

Биоморфа:

Ph – фанерофит

Ch – хамефит

Hk – гемикриптофит

K – криптофит

T – терофит

Некоторые дополнительные сведения о видах:

Rg – гляциальный реликт

Rx – ксеротермический реликт

Rt – третичный реликт

Pt – ядовитое растение

Pm – лекарственное

Pp – кормовое

Po – декоративное

Pa – пищевое

КК – Красная Книга

КК РФ – Красная Книга Российской Федерации (2008)

КК КК – Красная Книга Краснодарского края (2004)

КК РА – Красная Книга Республики Адыгея (2000)

КК СК – Красная Книга Ставропольского края (2002)


Equisetaceae:

  1.  Equisetum telmateia Ehrh (=E. majus Gars.) Хвощ большой 7f, s, hk
  2.  E. arvense L. Х. полевой 7a, pa-aa, hk, Pm-Pa-красильное, мезофит

Lycopodiaceae:

  1.  Huperzia selago (L.) Bernh. (=Lycopodium selago L.) Баранец обыкновенный 7a, s, ch, Pm-Pt- красильное, Rg-Rt, мезофит
  2.  Selaginella helvetica (L.) Spring. Плаунок швейцарский 7b, s, ch, Rt

Woodsiaceae:

  1.  Woodsia fragilis (Trev.) Moore Вудсия ломкая 4b, s, hk, истин. эндемик, родствененый бореальным видам, КК РФ

Athyriaceae:

  1.  Athyrium distentifolium Taus. ex Opiz (=A. alpestre (Hoppe) Opiz) Кочедыжник расставленнолистный 7a, pb скальный, hk 
  2.  A. filix-femina (L.) Roth К. женский 7a, s, hk Po-Pm-Pt, мезофит
  3.  Cystopteris fragilis (L.) Bernh. Пузырник ломкий 7b, s, hk, гигромезофит 
  4.  C. regia (L.) Desv. П. царственный 7d, da, hk, КК РА

Aspleniaceae:

  1.  Asplenium trichomanes L. Костенец волосовидный 7a, s-da, hk, Pm, Rt, мезофит
  2.  Phyllitis scolopendrium (L.) Newman Листовник сколопендровый 7d, s, hk, Pm, Rt, гигрофит, КК СК

Dryopteridaceae:

  1.  Dryopteris filix-mas (L.) Schott Щитовник мужской 7a, s, hk, Pm-Po-Pt-красильное, дубильное, мезофит
  2.  D. submontana Fraser-Jenk. Щ. подгорный 7f, da, hk
  3.  Polystichum aculeatum (L.) Roth  Многорядник шиповатый 7d, s, hk, Rt-Rg, КК СК
  4.  P. braunii (Spenn.) Fee М. Брауна 7a, s, hk, Rt, мезофит, КК СК
  5.  P. setiferum (Forssk.) Moore ex Woyn. М. щетинконосный 7d, s, hk, Rt-Rg, КК СК

Hypolepidaceae:

  1.  Pteridium aquilinum (L.) Kuhn. Орляк обыкновенный 7a, s, k, Po-Pm-Pt-Pa-красильное-дубильное, ксеромезофит

Polypodiaceae:

  1.  Polypodium vulgare L. Многоножка обыкновенная 7a, s, hk, Rt, КК СК

Pinaceae:

  1.  Pinus sylvestris L. subsp. hamata (Stev.) Sosn. Сосна крючковатая или Коха 4a (кавказский с иррадиациями), da, ph, техническое-Po-Pm
  2.  Abies nordmanniana (Stev.) Spach Пихта Нордмана или кавказская 1, s, ph, Rt техническое

Cupressaceae:

  1.  Juniperus communis L. subsp. hemispaerica (Presl.) Nyman (=J. depressa Stev., J. oblonga Bieb.) Можжевельник полукруглый 4a, da-db, ch, Pa-Pm-Po-техническое, мезоксерофит

Taxaceaе:

  1.  Taxus baccata L. Тис ягодный КК РФ, КК, РА 7d, s, ph, Pt имеет ценную древесину, Rt-Rg

Typhaceae:

  1.  Typha latifolia L. Рогоз широколистный 7a, ab, k, техническое-Pa-Po-Pm

Alismataceae:

  1.  Alisma plantago-aquatica L. Частуха подорожниковая 7b, ab, k

Poaceae:

  1.  Poa annua L. Мятлик однолетний 8, r, t
  2.  P. compressa L. М. сплюснутый 7a, pa, hk
  3.  P. palustris L. М. болотный 7a, aa, hk
  4.  P. angustifolia L. М. узколистный 7b, pa-st, hk, Pp
  5.  P. pratensis L. М. луговой 7a, pa, hk, Pp
  6.  P. trivialis L. М. обыкновенный 7b, pa-aa, hk
  7.  P. caucasica Trin. М. кавказский 4a, pa, hk, мезоксерофит, истин. эндемик Кавказа
  8.  P. sterilis Bieb. М. бесплодный 2b, da, hk
  9.  Agrostis tenuis Sibth. (=A. vulgaris With.) Полевица тонкая 7c, pa, hk
  10.  A. stolonifera L. П. побегообразующая 7b, aa, hk
  11.  Bromus squarrosus L. (=B. japonicus Thub.) Костер растопыренный 2a, st-r, t
  12.  B. mollis L. К. мягкий 7d, pa, t 
  13.  B. commutatus Schrader К. переменчивый 7f, pa, t, Рр
  14.  Festuca rupicola Heuff. (=F. sulcata (Hack.) Nym.) Овсяница скальная 5b, st, hk
  15.  F. caucasica (Boiss.) Hack. ex Trautv. О. кавказская 4b, da, hk, истин.эндемик
  16.  F. sommieri Litard. (=F. longearistata Somm. et Lev.) О. Сомье 4b, da (известняковые скалы и осыпи), hk, истин.эндемик, приуроченный к Западному Кавказу. Ареал вида на запад доходит до г. Фишт, на восток – до г. Эльбрус. КК РФ, КК, РА
  17.  F. gigantea (L.) Vill. О. гигантская 7b, s, hk, Рр
  18.  F. saxatilis Schur (=F. laevis Hack.) О. наскальная 2a, da, hk
  19.  F. pratensis Huds. О. луговая 5b, pa-st, hk, Pp
  20.  F. drymeja Mert. et Koch (=F. montana Bieb.) О. боровая, зеленуха 4i, s, hk, Рр, Rt
  21.  Elytrigia repens (L.) Nevski Пырей ползучий 7b, pa-st-r, hk, Pm-Pp
  22.  Dactylis glomerata L. Ежа сборная 7c, pa, hk, Pp
  23.  Calamagrostis epigeios (L.) Roth Вейник наземный 7a, pa, hk
  24.  Calamagrostis arundinacea (L.) Roth Вейник тростниковый 7b, pb, hk
  25.  Phleum pratense L. Тимофеевка луговая 7b, pa, hk, Pp
  26.  Phleum phleoides (L.) Karst. Т. степная 7b, st, hk, Pp
  27.  Setaria viridis (L.) Beauv. Мышей (Щетинник) зеленый 7b, r, t, по происхождению древнесредиземноморский
  28.  Setaria glauca (L.) Beauv. (=S. pumila (Poir.) Schult.) Мышей (Щетинник) сизый 9, r, t
  29.  Briza elatior Sibth. et Smith (=B. media L.) Трясунка высокая 2e, pb, hk, Рр
  30.  Glyceria fluitans (L.) R.Br. Манник плавающий 7a, aa, hk, Ра-Рр
  31.  Molinia coerulea (L.) Moench Молиния голубая 7c, pa, hk
  32.  Brachypodium silvaticum (Huds.) Beauv. Коротконожка лесная 7b, s, hk
  33.  B. rupestre (Host) Roem. et Schult. К. скальная 7b, s, hk
  34.  Echinochloa crus-gali (L.) Beauv. Куриное просо обыкновенное 8, r, t
  35.  Holcus lanatus L. Бухарник шерстистый, бархатная трава 7c, pa, hk
  36.  Melica uniflora Retz. Перловник одноцветковый 7d, s, hk
  37.  Anisantha tectorum (L.) Nevski (=Bromus tectorum L.) Неравноцветник кровельный  2a, st-r, t
  38.  Deschampsia caepitosa (L.) Beauv. Луговик дернистый, Щучка 7a, аа, hk, гигромезофит
  39.  Agropyron fragile (Roth) Nevski Житняк ломкий 5b, db-dd, hk, Pp
  40.  Koeleria albovii Domin (=K. caucasica (Domin) Fedtsch) Тонконог Альбова 3a, pb, hk
  41.  K. cristata (L.) Pers. Т. гребенчатый 7a, pa, hk

Cyperaceae:

  1.  Scirpus sylvaticus L. Камыш лесной 7a, s-aa, k
  2.  Cyperus fuscus L. Сыть бурая 2f, aa, t
  3.  Carex silvatica Huds. Осока лесная 7d, s, hk
  4.  C. capillaris L. О. волосовидная 7a, аа, hk
  5.  C. caryophyllea Latour (=C. verna Chaix ex Vill.) О. гвоздичная 7c, pa-st, hk
  6.  C. colchica J. Gay О. колхидская 5b, db, hk
  7.  C. digitata L. О. пальчатая 7c, s, hk
  8.  C. divulsa Stok. О. прерванная 7c, s, hk, мезофит
  9.  C. elata All. О. высокая 7d, aa, hk, КК РА
  10.  C. halleriana Asso О. Галлера 2a, da, hk
  11.  C. hirta L. О. коротковолосистая 7d, aa, hk 
  12.  C. hordeistichos Vill. О. ячменерядная 7f, ab, k, гигромезофит
  13.  C. huetiana Boiss. (=C. umbrosa Host) О. Юэ 2b, pa, hk, КК РФ
  14.  C. muricata L. О. колючковая 7b, s, hk
  15.  C. oreophila C.A.Mey. О. горолюбивая 3a, pb, hk
  16.  C. pendula Hudson О. поникшая 2a, aa, hk
  17.  C. remota L. О. раздвинутая 7f, s-aa, hk
  18.  C. riparia Curt. О. приречная 7b, ab, k
  19.  C. transcaucasica Egor. (=C. nigra (L.) Reich., C. dacica Heuff.) О. закавказская 2b, s-pa, hk
  20.  C. tristis Bieb. О. печальная 3b, pb, hk

Ароидные:

  1.  Arum orientale Bieb. Аронник восточный 2e, s, k, Pm

Juncaceae:

  1.  Juncus tenuis Willd. Ситник тонкий 9, aa, hk Североамериканский вид, натурализовавшийся и широко распространившийся в Европейской России (Скворцов, 1959; Тихомиров и др, 1960; Новиков, 1978)
  2.  J. articulatus L. С. членистый 7c, aa, hk
  3.  J. atratus Krock. С. черный 7f, aa, hk
  4.  J. effusus L. С. развесистый 7c, aa, hk
  5.  J. gerardii Lois. С. Жерара 7c, aa, hk
  6.  J. inflexus L. С. искривленный 7f, aa, hk 
  7.  J. soranthus Schrenk С. кучкоцветный 6, aa-dc, hk
  8.  Luzula pilosa (L.) Willd. Ожика волосистая 7c, s, hk
  9.  L. multiflora (Ehrh.) Lej. О. многоцветковая 7c, pa, hk

Liliaceae:

  1.  Allium ursinum L. Лук медвежий 7d, s, k, Pa-Pm, Rt, КК СК
  2.  A.moschatum L. Л. мускусный 2a, pb, k
  3.  Colchicum umbrosum Stev. Безвременник теневой 4a, s-pa, k, Pt-Pm-Po, эндем предкавказья , КК РФ, КК и РА
  4.  Convallaria majalis L. (=C. transcaucasica Utkin ex Grossh.) Ландыш майский 4a, s, k, кавказский лесной истин.эндем, мезофит, КК РА
  5.  Fritillaria caucasica Adams Рябчик кавказский 4a, da, k, Po, КК РФ, КК и РА
  6.  F. orientalis Adams Р. восточный 7d (среднеевропейский горный), pb, k 
  7.  Gagea lutea (L.) Ker.-Gawl. Гусиный лук желтый 7b, s, k 
  8.  Lilium monadelphum Bieb. Лилия однобратственная 4a, pb, k, Po, истин.эндем Кавказа
  9.  Muscari neglectum Guss. (=M. racemosum (L.) DC) Гадючий лук незамеченный 5d, pa-st, k, ксеромезофит, весенний эфемероид
  10.  Ornithogalum kochii Parl. (=O. tenuifolium Guss.) Птицемлечник Коха 5a, st, k
  11.  Paris incompleta Bieb. Вороний глаз неполный 4a (колхидский с иррадиациями), s, k
  12.  Polygonatum glaberrimum (C.Koch) var. angustifolium Misch. Купена гладкая 4a, s, k, истинн.эндемик
  13.  P. odoratum (Mill.) Druce subsp. glaberrimum (C.Koch) Jelen. (=P. ovatum Misch. ex Taman.) Купена гладкая 4a, s, k, истинн.эндемик 
  14.  P. orientale Desf. (=P. polyanthemum (Bieb.) Dietr.) К. восточная 4a, s, k
  15.  Ruscus colchicus P.F.Yoo (=R. hypophillum L.) Иглица колхидская 2c, s, ch, КК РФ, КК и РА
  16.  Scilla sibirica Haw. Пролеска сибирская 7d, s, k, Po, мезофит, ранневесенний лесной эфемероид
  17.  Veratrum album L. (=V. lobelianum Bernh.) Чемерица белая 7b, pb, k, Pt-Pm, мезофит

Amaryllidaceae:

  1.  Galanthus alpinus Sosn. (=G. caucasicus (Baker) Grossh.) Подснежник альпийский 4a, s, k, Po, субэндем, КК РФ, КК и РА
  2.  G. woronowii Losinsk. П.Воронова 1,s, k, Po, Rg, субэндем, КК РФ, КК и РА

Iridaceae:

  1.  Gladiolus tenuis Bieb. (=G. imbricatus L.) Шпажник тонкий 5b, pa, k, Po, мезофит, КК КК и РА
  2.  Iris pseudacorus L. Ирис водный, или ложноаировый 7c, ab, k, Po-Pm красильное-дубильное, КК СК
  3.  Crocus reticulatus Stev. ex Adams Шафран сетчатый 2c, s-pa-st, k

Orchidaceae:

  1.  Listera ovata (L.) R.Br. Тайник овальный 7e, s, k Pm, КК СК
  2.  Platanthera bifolia (L.) Rich. Любка двулистная 7c, s, k, Pm, мезофит, КК РА
  3.  Ophrys apifera Hudson Офрис пчелоносная 2a, s, k, КК РФ и КК
  4.  Gymnadenia conopsea (L.) R.Br. Кокушник длиннорогий 7b, pb, k, Pm, КК СК
  5.  Orchis urvilleana Steud. (=Dactylorhiza triphilla (C.Koch) Czerep., D. amblioloba (Nevski) Aver.) Ятрышник Дюрвиля 3c, pb, k, Pm, КК РФ КК и РА
  6.  O. mascula L. Ятрышник мужской 7f, pa-pb, k, Pm, КК РФ КК и РА
  7.  O. flavescens C.Koch Я. желтеющий 4a, pb, k, Pm
  8.  O. purpurea Huds. (=O. maxima C.Koch) Я. пурпурный 7f, s-pa, k, Pm, КК РФ КК и РА
  9.  Steveniella satyrioides (Stev.) Schlecht. Стевениелла сатировидная 4i (колхидско-иранский), s, k, Po, КК РФ КК и РА
  10.  Neottia nidus-avis (L.) Rich. Гнездовка обыкновенная 7e, s, k Pm, мезофит, КК СК
  11.  Cephalanthera rubra (L.) Rich. Пыльцеголовник красный 7f, s, k, Po, КК РФ КК и РА

Dioscoreaceae:

  1.  Tamus communis L. Тамус обыкновенный, Адамов корень 2a, s, k, Pm-Pt-Pa-Po

Salicaceae:

  1.  Salix caprea L. Ива козья 7b, s, ph
  2.  S. alba L. И. белая 7b, aa, ph, Po
  3.  S. babylonica L. И. вавилонская 3c, aa, ph, Po, родина - Китай 
  4.  S. cinerea L. Ива сизая 7c, s-aa, ph
  5.  S. elbursensis Boiss. (=S. purpurea L.) И. эльбурская 7b, aa, ph
  6.  S. fragilis L. И. ломкая, ракита 7c, aa, ph
  7.  S. kusnetzowii Laksch. И. Кузнецова 4a, pb, ch, услов.эндем
  8.  Populus alba L. Тополь белый 7f, aa, ph, Po
  9.  P. tremula L. Осина 7b, s, ph

Betulaceae:

  1.  Carpinus betulus L. (=C. caucasica Grossh.) Граб обыкновенный 4a, s, ph
  2.  C. orientalis Mill. Граб восточный, грабинник 2e, s, ph
  3.  Alnus incana (L.) Moench Ольха серая 7a, s, ph, Pm
  4.  Corylus avellana L. Лещина обыкновенная 7c, s, ph, Pa имеет ценную древесину, мезофит
  5.  C. pontica C.Koch Л. понтийская 1, s, ph, Pa, одичалое, родинаМалая Азия
  6.  Betula pendula Roth Береза поникшая 7c, s, ph, Pm-Po
  7.  Ostrya carpinifolia Scop. Хмелеграб 2c, s, ph, Rt, КК РФ, КК и РА

Fagaceae:

  1.  Quercus petraea L. ex Liebl. (=Q. iberica Stev. – истин. Кавказский эндемик понтического корня) Дуб скальный 7c, s, ph, Rt, светлолюбивый мезофит
  2.  Q. hartwissiana Stev. Д. Гартвиса 2c, s, ph, Rt, теневыносливый мезофит
  3.  Q. robur L. Д. черешчатый 7c, s, ph, Pm-Pa-Pp-техническое
  4.  Castanea sativa Mill. Каштан посевной 2a, s, ph, Rt, ценная древесная порода, в РФ заготовка вида запрещена, КК РА
  5.  Fagus orientalis Lipsky Бук восточный 2c, s, ph, Pm, Rt

Ulmaceae:

  1.  Ulmus glabra Hudson Вяз шершавый 7c, s, ph, техническое, Rt, мезофит, КК РА
  2.  U. minor Mill. subsp. suberosa Moench В. пробковый 7f, s-aa, ph, КК РА
  3.  U. laevis Pall. В. гладкий 7d, s, ph, техническое, мезофит, в РА заготовка вида запрещена

Cannabaceae:

  1.  Humulus lupulus L. Хмель обыкновенный 7a, s-aa, k, Pa-Pm-Po-прядильное, гигромезофит

Urticaceae:

  1.  Urtica dioica L. Крапива двудомная 7a, r, hk, Pm-Pa-красильное-волокнистое, мезофит
  2.  U. urens L. К. жгучая 7b, r, hk, Pt-Pm-красильное, мезофит

Loranthaceae:

  1.  Viscum album L. Омела белая 7b, s, ph, Pm

Aristolochiaceae:

  1.  Asarum intermedium Grossh. Копытень промежуточный 4a, s, hk, Pt-Pm, субэндем

Poligonaceae:

  1.  Polygonum neglectum Besser (=P. aviculare L.) Горец незамеченный, Спорыш 7b (вторично космополитный), r, t, Pm
  2.  P. hydropiper L. Г. перечный 7a, aa, t, Pm, вид сырых местообитаний с несомкнутым растительным покровом
  3.  P. carneum C.Koch (=Bistorta carnea (C.Koch) Komar.) Г. мясо-красный 3a (переднеазиатский горный), pb, hk, Pm
  4.  Rumex conglomeratus Murr. Щавель скученный 7f, r, hk
  5.  R. crispus L. Щ. курчавый 7a, r, hk
  6.  R. patientia L. Щ. шпинатный 7f, aa, hk

Chenopodiaceae:

  1.  Chenopodium album L. Марь белая 8, r, t
  2.  C. botrys L. М. пахучая 2f, r, t
  3.  C. polyspermum L. М. многосемянная 7c, dc, t

Caryophyllaceae:

  1.  Dianthus fragrans Adams. Гвоздика душистая 4b, pa-da, hk, истин.эндем Большого Кавказа
  2.  Melandrium viscosum (L.) Celak. Дрема липкая 5b, st, hk
  3.  M. album (Mill.) Garcke Д. белая 7e, r, hk
  4.  Cerastium semidecandrum L. Ясколка пятитычинковая 7c, pa, t
  5.  Stellaria holostea L. Звездчатка ланцетная 7c, s, hk
  6.  Moehringia trinervia (L.) Clairv. Мерингия трехжилковая 7b, s, t
  7.  Sagina saginoides (L.) D.Torre Мшанка моховидная 7a, aa, hk
  8.  Elisanthe noctiflora (L.) Rupr. Элизанта ночецветная 7b, pa, hk
  9.  Silene vulgaris (Moench) Garcke (=Oberna behen (L.) Ikonn.) Смолевка обыкновенная, Хлопушка 8, pa, hk 
  10.  S. saxatilis Sims (=S. ruprechtii Schischk.) С. наскальная 4a, pb-pc, hk
  11.  S. pygmaea Adams С. карликовая 4b, da, hk, истин.эндемик Центрального Кавказа
  12.  Myosoton aquaticum (L.) Moench (=Malachium aquaticum (L.) Fries) Мягковолосник водный 7b, aa, k 
  13.  Gypsophila meyeri Rupr. Качим Мейера 4b, pb, hk, истин.эндемик

Paeoniaceae:

  1.  Paeonia caucasica Schipcz. Пион кавказский 1, s, k, Po, Rg-Rt, КК РФ и КК

Ranunculaceae:

  1.  Ranunculus ficaria L. var. calhifolius (Reich.) Schmalh. Чистяк калужницелистный 7e, s, hk Pt-Pa, гигрофит
  2.  R. buhsei Boiss. (=R. trisectilis Ovcz.) Л. Бузе 3a (переднеазиатский горный), pb, hk
  3.  R. cappadocicus Willd. (=R. ampelophyllus Somm. et Lev.) Л. каппадокийский 1, s, hk
  4.  R. caucasicus Bieb. subsp. subleiocarpus Davis (=R. raddeanus Regel, R. sommieri Albov) Л. гладкоплодный, или Раде 4c, pb-aa, hk, Pt, истин.эндемик Кавказа
  5.  R. georgicus Kem.-Nath. (=R. anemonifolius DC., R. elegans C.Koch) Л. грузинский 4a, pa-pb, hk, Pt
  6.  R. polyanthemos (L.) subsp. meyerianus (Rupr.) Jelen. (=R. nemorosus DC.) Лютик Мейера 4a, pa-s, hk, Pt-Pm медоносное, Rg, мезофит, КК СК
  7.  R. repens L. Л. ползучий 7a, aa-ab, hk, Pt-Pm медоносное, гигрофит
  8.  R. sardous Crantz Л. сардинский 7f, r, hk, мезофит
  9.  Actaea spicata L. Воронец колосистый 7d, s, k, Rt 
  10.  Clematis vitalba L. Ломонос обыкновенный 2a, s, ch, КК СК
  11.  Aconitum orientale var. ochroleucum (Willd.) Rap. Борец восточный 3b (малоазийский горный), pb, hk, Pt
  12.  Helleborus orientalis Lam. (=H. caucasicus A.Br.) Зимовник восточный 1, s, hk, Po, Rg-Rt, КК РА
  13.  Anemone ranunculoides L. Ветреница лютичная 7a, s, k Po-Pt-Pm-медоносное, мезофит, весенний эфемероид
  14.  A. fasciculata L. В. пучковатая 4a (кавказско-армянский), pb-pc, hk, Rg
  15.  Aquilegia olympica Boiss. Водосбор олимпийский 4a, pb, hk, Pt-Po
  16.  Adonis wolgensis Stev. Горицвет волжский 5b, st, hk
  17.  Pulsatilla violacea Rupr. Прострел фиолетовый 3b, pb, hk, Po
  18.  Delphinium pyramidatum Albov. Живокость пирамидальная 1, pb, hk, Po, субэндем
  19.  Delphinium schmalhausenii Albov (=D. fissum Waldst. et Rit.) Живокость Шмальгаузена 1, pa-st, hk, Pt, восточнопричерноморский эндем, мезофит, КК КК
  20.  Thalictrum triternatum Rupr. Василисник триждытройчатый 4c, da, hk Pt-Pm-красильное, истин.эндем
  21.  Th. foetidum L. B. вонючий 7a, da, hk, Pt-Pm-красильное 

Papaveraceae:

  1.  Chelidonium majus L. Чистотел большой 7b, s-r, hk, Pt-Pm-красильное 

Fumariaceae:

  1.  Corydalis caucasica DC. Хохлатка кавказская 1, s, k Pm, КК СК

Cruciferae:

  1.  Dentaria bulbifera L. Зубянка клубненосная 7e, s, hk
  2.  D. quinquefolia Bieb. З. пятилистная 7e, s, k, Po
  3.  Rorippa palustris (L.) Bess. (=R. islandica Borb.) Жерушник болотный 7a, aa, hk
  4.  R. sylvestris (L.) Besser Ж. лесной 7d, ab, k
  5.  Sisymbrium polymorphum (Murr.) Roth Гулявник многоликий 5b, st, hk
  6.  S. officinale (L.) Scop. Г. лекарственный 7f, r, t, Pm-Pa
  7.  S. loeselii L. Г. Лёзеля 7b, r, t
  8.  Sinapis arvensis L. Горчица  полевая родина-среземноморье 2a, r, t, Pa
  9.  Lepidium campestre (L.) R. Br. Клоповник равнинный 2a, r, hk 
  10.  Capsella bursa-pastoris (L.) Medic. Пастушья сумка обыкновенная 7a, r, hk, Pm 
  11.  Thlaspi perfoliantum L. Ярутка пронзеннолистная 2a, r, t
  12.  Th. arvense L. Я. полевая 7b, r, t  
  13.  Alliaria petiolata (Bieb.) Cav. et Grande Чесночница черешчатая 7b, s, hk, Pm
  14.  Arabis caucasica Schlech. (=A. flaviflora Bunge) Резуха кавказская 3c, pb, hk, субэндем, родственен ирано-туранским видам
  15.  A. nordmanniana Rupr. Р. Нордманна 1, s, hk, истин. эндем, приуроченный к известнякам
  16.  Calepina irregularis (Asso) Thell Калепина неравномерная 2a, aa, t
  17.  Pachyphragma macrophyllum (Hoffm.) Busch Толстостенка крупнолистная 1, s, hk, Rg-Rt
  18.  Bunias orientalis L. Свербига восточная 3a, st-r, hk, Pa-Pp
  19.  Cardaria draba (L.) Desv. (=Lepidium draba L.) Кардария крупковая 2a, r, hk 
  20.  Cardamine x uliginosa Bieb. Сердечник топяной 3a, ab, k, гигрофит, субэндем
  21.  C. impatiens L. С. недотрога 7b, s, t

Crassulaceae:

  1.  Sedum stoloniferum Gmelin Очиток побегоносный 4i, s, hk, Ро медонос, Rg
  2.  S. gracile C.A.Mey. О. стройный 4a, pc, hk
  3.  S. maximum (L.) Hoffm. (=S. caucasicum Boriss.) О. большой 3b, s-da, hk, Ро-Ра медонос, усл.эндем
  4.  S. spurium Bieb. О. ложный 4c, da, hk, Ро, медонос
  5.  Umbilicus oppositifolius Ledeb. (=Chiastophyllum oppositifolius (Ledeb.) Berger) Умбиликус супротивнолистный 1, da (влажные скалы и камни), hk, истин. эндем, родственен эвксинским видам, приурочен к известнякам

Saxifragaceae:

  1.  Chrysosplenium alternifolium L. Селезеночник обыкновенный 7a, s, t, гигрофит
  2.  Saxifraga cymbalaria L. Камнеломка кимвальная 2e, da, t/hk, гигрофит

Гортензиевые:

  1.  Philadelphus caucasicus Koehne Чубушник кавказский 4a (Кавказско-закавказский горный), s, ph, Ро-красильное 

Крыжовниковые:

  1.  Ribes caucasicum Bieb. (=R. biebersteinii Berl. ex DC.) Смородина кавказская 4a, s, ph, Pa, усл.эндем
  2.  R. alpinum L. С. альпийская 7d, s, ph, Pa

Rosaceae:

  1.  Rubus ibericus Juz. (=R. candicans Weihe.) Ежевика грузинская 7d, s, ph, Pa-Pm, КК РА
  2.  R. caesius L. Е. сизая 7c, s, ph, Pa-Pm
  3.  R. canescens DC. (=R. tomentosus Borkh.) Е. сероватая 2a, s, ph, Pa-Pm
  4.  R. hirtus Waldst. et Kit. Е. щетинистая 2a, s, ch, Pa-Pm
  5.  R. idaeus L. Малина Евразиатский бореальный лесной 4a, s, ch, Pa-Pm медонос
  6.  R. sanctus Schreb. (=R. sanguineus Friv.) Е. священная 7e (восточноевропейско-среднеазиатский), s, ph, Pa-Pm-Ро
  7.  R. serpens Weihe ex Lej. Е. змеевидная 7d, s, ch, Pa-Pm
  8.  Sorbus umbellata var. cretica (Lindl.) Schnei. (=S. migarica Zins.) Рябина критская 2d, pb, ph, КК КК и РА
  9.  S. aucuparia L. (=S. caucasigena Komar.) Р. обыкновенная 2e, s, ph, Pm-Pa 
  10.  S. torminalis (L.) Crantz Р. глоговина, берека рег.охр. 7d, s, ph, Rg-Rt 
  11.  Aruncus vulgaris Raf. Волжанка обыкновенная 7d, s, hk 
  12.  Crataegus monogyna Jacquin. Боярышник одностолбиковый 7d, s, ph, Pm-Pa
  13.  C. pentagyna Waldst. et Kit. Б. пятистолбиковый 2e, pa-st, ph, Pm-Pa
  14.  C. microphylla C.Koch Б. мелколистный 2c, s, ph Pa
  15.  Potentilla reptans L. Лапчатка ползучая 7f, aa, hk, Pm
  16.  P. humifusa Willd. ex Schlech. Л. приземистая 5b, st, hk 
  17.  P. erecta (L.) Hampe Л. прямостоячая, калган 7c, pb, hk, Pm дубильное
  18.  Geum urbanum L. Гравилат городской 7c, s-r, hk, Pm-Pa 
  19.  G. rivale L. Г. приречный 7a, aa, hk, Pm-Pa
  20.  Rosa canina L. Шиповник собачий 7c, pa-st, ph, Pm-Pa, мезоксерофит
  21.  R. caesia Smith (=R. corifolia Fries) Ш. сизый 7d, st, ph, Rx, КК СК
  22.  R. villosa L. (=R. boissieri Crep., R. ruprechtii Boiss.) Ш. мохнатый 3a, s, ph 
  23.  R. corimbifera Borkh. Ш. щитконосный 7d, pa-st, ph
  24.  Prunus avium (L.) Moench (=Cerasus avium (L.) Moench) Вишня птичья 7a, s, ph, Pa техническое-медонос 
  25.  P. cerasifera Ehrh. (=P. divaricata Ledeb.) Слива вишненосная, алыча 2e, s, ph, Pa-Pm медонос-техническое
  26.  P. laurocerasus L. Лавровишня 2c, s, ch/ph, Pa-Po, медонос, Rt, в РФ заготовка вида запрещена
  27.  Alchemilla caucasica Fed. Манжетка кавказская 4a, pc, hk, Рр
  28.  A. persica Roth. (=A. oxysepala Juz.) М. персидская 4a, pb, hk
  29.  A. minusculiflora Buser М. мелкоцветковая 1, pb, hk Рр, субэндем
  30.  Pyrus caucasica Fed. (=P. communis L.) Груша кавказская 4a, s, ph, Pa-техническое, усл.эндем, в РФ заготовка вида запрещена
  31.  Malus orientalis Uglitzk. Яблоня восточная 4a, s, ph, Pa-Pm-красильное-медоносное, в РФ заготовка вида запрещена
  32.  Sanguisorba minor Scop. (=Poterium polygamum Waldst. et Kit.) Кровохлебка малая 2a, pa-st, hk 
  33.  Mespilus germanica L. Мушмула германская 2e, s, ph, Pa-Po, Rt. Прим.: В районе достоверно известен всего один экземпляр репродуктивного возраста: с-в склон г.Зауды, около 4км от поселка.
  34.  Pyracantha coccinea Roem. Пираканта красная КК РА 2e, pa, ph, медонос Po
  35.  Filipendula vulgaris Moench (=F. hexapetala Gilib.) Лабазник обыкновенный 7c, pa-st, hk, Pm-Pa-Po медонос 
  36.  Agrimonia eupatoria L. Репешок обыкновенный 3a, pa-st, hk, Pm
  37.  Fragaria vesca L. Земляника лесная 7a, pa, hk, Pm-Pa
  38.  F. moschata Duch. З. мускусная 7b, s, hk, Pm-Pa
  39.  Amelanchier ovalis Medik. (=A. rotundifolia (Lam.) Dum.-Cours.) Ирга овальная 2a, da, ph, Pa
  40.  Cotoneaster coczavianus Pojark. Кизильник Сочавы 4c, da, ch, западнокавказский эндемик

Fabaceae:

  1.  Melilotus officinalis (L.) Pall. Донник лекарственный 7c, r, hk, Pm, мезоксерофит
  2.  Trifolium pratense L. Клевер луговой 7c, pa, hk, Pp
  3.  T. alpestre L. К. альпийский 7d, pa-pb, hk, Pp
  4.  T. ambiguum Bieb. К. сходный  4a, pa, hk, Pp
  5.  T. arvense L. К. полевой, котики 7c, pa-st, t, Рр
  6.  T. aureum Pаll. К. золотистый 7c, pa, t 
  7.  T. bonannii Presl (=T. fragiferum L.) К. Бонанна 2a, aa, hk, Рр 
  8.  T. campestre Schreb. К. полевой 7b, pa-r, t, Рр 
  9.  T. canescens Willd. К. седой 3b (малоазийский горный), pb-pc, hk
  10.  T. diffusum Ehrh. К. раскидистый 7d, pa, t
  11.  T. hybridum L. К. гибридный 7d, pa, hk, Pp
  12.  T. medium L. (=T. bithynicum Boiss.) К. средний 7c, pa-pb, hk, Pp 
  13.  T. repens L. К. ползучий 7b, pa-r, hk, Pp
  14.  Coronilla varia L. Вязель разноцветный 5b, pa, hk, мезоксерофит
  15.  C. coronata L. В. увенчанный 5b, st, da, hk
  16.  Lotus angustissimus L. Лядвенец узкий рег. охр. 2a, db, t, Rx
  17.  Galega officinalis L. Козлятник лекарственный 5b, aa, hk, Pm, мезофит
  18.  G. orientalis Lam. К. восточный 4a, s, hk, субэндем 
  19.  Astragalus glycyphyllos L. Астрагал солодколистный 7c, s, hk
  20.  Vicia cracca L. Горошек мышиный 7b, pa, hk, Pp, медонос 
  21.  V. sativa L. Г. посевной 5b, r, t, Pp
  22.  V. sepium L. Г. заборный 7c, pa, hk 
  23.  Lathyrus pratensis L. Чина луговая 7b, pa, hk, Pp
  24.  L. vernus (L.) Bernh. Ч. весенняя 7b, s, hk
  25.  L. roseus Stev. Ч. розовая 4a, s, hk
  26.  L. laxiflorus (Desf.) Kuntz. (=Orobus hirsutus L.) Ч. рыхлоцветковая 2a, pa-r, t
  27.  Anthyllis vulneraria L. Язвенник ранозаживляющий 2b, da, hk
  28.  Genista humifusa L. (=G. suanica Schisch.) Дрок распростертый 1, da, ch, истин.эндем, КК РФ И КК
  29.  Medicago lupulina L. Люцерна хмелевидная 7b, pa-r, hk, Pp 
  30.  M. falcata L. (=M. erecta Kotov) Л. серповидная 5b, st, hk, Pp
  31.  M. sativa L. Л. посевная 3a, pa, hk, Pp
  32.  Chamaecytisus hirsutus (L.) Link (=Cytisus colchicus Albov) Ракитник волосистый 1, da, ch, истин.эндем 

Geraniaceae:

  1.  Geranium pusillum L. Герань маленькая 2a, pa-r, t
  2.  G. divaricatum Ehrh. Г. растопыренная 7d, s-r, t
  3.  G. robertianum L. Г. Роберта 7c, s, t, Po
  4.  G. gracile Ledeb. Г. стройная 2c, s, hk
  5.  G. sanguineum L. Г. кровяно-красная 7f, pa, hk, Po

Oxalidaceae:

  1.  Oxalis acetosella L. Кислица обыкновенная 7a, s, hk, Pa-Pm 
  2.  O. stricta L. К. торчащая 9, r, t, по происхождению североамериканский

Polygalaceae:

  1.  Polygala major Jacq. (=P. anatolica Boiss.) Истод большой 3b, pa, hk, ксеромезофит

Euphorbiaceae:

  1.  Euphorbia sareptana Beck. (=E. chimaera Lipsky) Молочай сарептский 2d (понтический), pa, hk
  2.  E. lucida Waldst. et Kit. М. блестящий 7c, aa, hk
  3.  E. stricta L. (=E. serrulata Thuill.) М. прямой 7d, r, t
  4.  E. squamosa Willd. М. чешуйчатый 4a, s, hk, Pt
  5.  Mercurialis ovata Stern. et Hoppe Пролесник яйцевидный 7d, s, hk, Pm-Рt-техническое

Вихасеае:

  1.  Buxus colchica Pojark. Самшит колхидский 1, s, ph, Rt, КК РФ, КК и РА

Aquifoliaceae:

  1.  Ilex colchica Pojark. Падуб колхидский 1, s, ph, Rt, КК РА

Celastraceae:

  1.  Eonymus europaea L. Бересклет европейский 7a, s, ph 
  2.  Euonymus leiophloea (Stev.) Prokh. Б. гладкокорый 1, s, ch, КК РА

Staphyleaceae:

  1.  Staphylea colchica Stev. Клекачка колхидская 1, s, ph, Pa-Po, реликт, эндемик Кавказа, КК РФ, КК и РА

Aceraceae:

  1.  Acer laetum C.A.Mey. Клен светлый 4i, s, ph, все кленовые имеют красивую древесину, используются как красильные; Rg, в РФ заготовка вида запрещена, КК СК
  2.  A. campestre L. К. равнинный 7d, s, ph
  3.  A. pseudoplatanus L. К. ложноплатановый, явор 7d, s, ph, в РФ заготовка вида запрещена
  4.  A. tataricum L. К. татарский, черноклен 2c, s, ph 
  5.  A. trautvetteri Medw. К. Траутфеттера 1, s, ph, Rt, усл.эндемик кавказско-эвксинского корня  

Balsaminaceae:

  1.  Impatiens noli-tangere L. Недотрога обыкновенная 7b, s, t, тенелюбивый гигрофит

Rhamnaceae:

  1.  Frangula alnus Mill. Крушина ломкая 7b, s, ph, Pm

Tiliaceae:

  1.  Tilia begoniifolia Steven (=T. caucasica Rupr.) Липа кавказская 4a, s, ph, Pm техническое-медонос
  2.  T. platyphyllos Scop. Липа крупнолистная 7d, s, ph, Pm техническое-медонос

Malvaceae:

  1.  Alcea rugosa Alef. Шток-роза морщинистая 5b (понтическо-сарматский), pa-st, hk, Po
  2.  Malva alcea L. (=M. excise Reichb.) Просвирник шток-роза 7c, pa, t 
  3.  M. nicaeensis All. П. ниццкий 2e, r, t
  4.  Lavatera thuringiaca L. Хатьма тюрингенская 5b, pa-st, hk, Po, зимнезелёный

Hypericaceae:

  1.  Hypericum perforatum L. Зверобой продырявленный 5b, pa-st, hk Pm-дубильное-красильное-медонос
  2.  H. hirsutum L. З. волосистый 7c, pa-st, hk, Pm-дубильное-красильное-медонос

Cistaceae:

  1.  Helianthemum nummularium (L.) Mill. (=H. grandiflorum (Scop.) Lam., ovatum, vulgare, hirsutum) Солнцецвет монетчатый 7f, pb, ch. ксеромезофит

Violaceae:

  1.  Viola oreades Bieb. Фиалка горная 4a, pb, hk, усл.эндем кавказско-эвксинского корня
  2.  V. reichenbachiana Jord. ex Boreau (=V. sylvestris Lam.) Ф. Райхенбаха 7d, s, hk
  3.  V. dehnhardtii Ten. (=V. alba Bess.) Ф. Денхардта 7a, s, hk

Thymelaeaceae:

  1.  Daphne alboviana Woron. ex Pobed. Волчник Альбова КК РА 1, da, ch, Pt медонос, западно-центральнокавказский эндем
  2.  D. pseudosericea Pobed. В. ложношелковистый КК РА 1, da (известняковые скалы), ch, Pt медонос, истин.эндем

Lythraceae:

  1.  Lythrum salicaria L. Дербенник иволистный 7b, aa, hk
  2.  L. tomentosum DC. Дербенник войлочный 7b, aa, hk

Onagraceae:

  1.  Epilobium hirsutum L. Кипрей мохнатый 7b, aa, hk, Po медонос 
  2.  E. parviflorum Schred. К. мелкоцветковый 7a, aa, hk
  3.  E. smyrneum Boiss. (=E. nervosum Boiss. et Buch) К. смирненский 7c, aa, hk
  4.  Circaea lutetiana L.Двулепестник парижский 7a, s, hk
  5.  Chamaenerion angustifolium (L.) Scop. Иван-чай узколистный 7a, s-pa, hk, Pa-Pm-Ро медонос, мезофит

Araliaceae:

  1.  Hedera colchica C.Koch Плющ колхидский 2c, s, ph, Rt
  2.  H. helix L. П. обыкновенный общедревнесредиземноморский 7f, s, ph, Rt 

Apiaceae:

  1.  Sanicula europea L. Подлесник европейский 7b, s, hk
  2.  Chaerophyllum temulum L. Бутень опьяняющий 7d, s, t
  3.  Ch. bulbosum L. (=Ch. caucasicum (Hoffm.) Schisch.) Б. клубненосный 4a, s-r, hk
  4.  Ch. aureum L. (=Ch. maculatum Willd. ex DC.) Бутень золотистый 7d, s, hk 
  5.  Torilis japonica (Houtt.) DC. Торилис японский 7c, s, t
  6.  Pimpinella saxifraga L. Бедренец камнеломка 7a, pb, hk
  7.  P. rhodantha Boiss. Б. розовоцветный 4a, pb, hk, Po
  8.  Aegopodium podagraria L. Сныть обыкновенная 7c, s-r, hk, Pm
  9.  Angelica sylvestris L. (=A. pachyptera Lallem.) Дудник лесной 4b, s-aa, hk 
  10.  Daucus carota L. Морковь дикая 7c, pa-r, hk 
  11.  Laser trilobum (L.) Borkh. Лазурник трехлопастный 7d, pa-s, hk, мезофит
  12.  Heracleum scabrum Albov Борщевик шероховатый 1, pa, hk, западноколхидский эндем
  13.  H. ponticum (Lipsky) Grossh. (=H. cyclocarpum C.Koch) Б. понтийский 4a, pb, hk
  14.  Peucedanum tauricum Bieb. Горичник крымский 2a, st, hk
  15.  P. longifolium Waldst. et Kit. (=P. calcareum Albov) Г. длиннолистный 1, da, hk
  16.  Physospermum cornubiense (L.) DC. (=Danaa nudicaulis (Bieb.) Grossh.) Вздутосемянник корнубийский 2a, s, hk
  17.  Aethusa cynapium L. Собачья петрушка 7c, s-r, t 
  18.  Macrosciadium physospermifolium (Albov) Lavrova (=Ligusticum physospermifolium Albov) Крупнозонтичник вздутосемянниколистный 1, pb, hk, Rt, ист.эндем
  19.  M. alatum (Bieb.) Lavrova (=Ligusticum alatum (Bieb.) Spreng.) К. крылатый 4a, pb, hk
  20.  Anthriscus schmalhausenii (Albov) K.-Pol. (=Chaerophyllum schmalhausenii Albov) Купырь Шмальгаузена 1, s, hk
  21.  Eryngium giganteum Bieb. Синеголовник гигантский 1, pb, hk
  22.  Astrantia maxima Pall. Астранция наибольшая 4a, pb, hk, медонос, Rt, мезофит 
  23.  Seseli libanotis (L.) W.Koch (=Libanotis transcaucasica Schisch.) Жабрица порезниковая 4a, pa-pb, hk, Pm, мезофит

Cornaceae:

  1.  Cornus mas L. Кизил мужской 2a, s, ph, Pa-Pm, Rt
  2.  C. australis C.A. Mey. (=Swida australis (C.A.Mey.) Pojark.) К. южный 3a (переднеазиатско-центральноазиатский), s, ph 

Pyrolaceae:

  1.  Pyrola minor L. Грушанка малая 7a, s-pb, hk
  2.  P. rotundifolia L. Г. круглолистная 7a, s, hk, Rg, КК СК;
  3.  P. chlorantha Swart. (=P. virens Schweig.) Г. зеленоцветковая 7d, s-pb, hk 

Ericaceae:

  1.  Rhododendron luteum Sweet Рододендрон желтый 2e, s-pb, ph, Po-Pt, Rt, КК СК
  2.  Rh. ponticum L. Р. понтийский 2c, s-pb, ph, Rt, гигромезофит
  3.  Vaccinium arctostaphylos L. Черника кавказская 2c, s, ph, Rt

Primulaceae:

  1.  Cyclamen coum Mill. subsp. caucasicum (C.Koch) Schwarz (=C. vernum Sweet) Цикламен кавказский 4a, s, k Po-Pm, усл.эндем, мезофит, КК РФ, КК и РА
  2.  Primula vulgare Hudson. Первоцвет обыкновенный 2e, pb, hk 
  3.  P. macrocalyx Bunge. П. крупночашечный 3a, s-pa, hk, Pm-Po
  4.  P. amoena Bieb. (=P. kusnetzovii Fed., P. meyeri Rupr.) П. прелестный. 4a, pa-pb, hk, Rg, тяготеющий к западному Кавказу усл. эндемик, КК СК
  5.  Lysimachia verticillaris Spreng. Вербейник мутовчатый 4a, pa, hk, Po, мезофит

Oleaceae:

  1.  Ligustrum vulgare L. Бирючина обыкновенная 7d, s, ph, Rt, мезоксерофит, кальциефил
  2.  Fraxinus excelsior L. Ясень высокий 7d, s, ph

Gentinaceae:

  1.  Gentiana cruciata L. Горечавка крестовая, Соколий перелет 7c, pa, hk, Pm, мезофит
  2.  G. septemfida Pall. Г. семираздельная 4a, s-pb, hk
  3.  G. biebersteinii Bunge (=Gentianella biebersteinii (Bunge) Holub) Г. Биберштейна 1, pb-pc, hk
  4.  G. schistocalyx C.Koch Г. раздельночашечная 4a, s, hk, Pm, КК СК
  5.  Centaurium tenuiflorum (Hoffm. et Link) Fritsch Золототысячник тонкоцветковый 2a, pa, t, мезофит

Apocynaceae:

  1.  Vinca minor L. Барвинок малый 7d, s, ch, Pm

Convolvulaceae:

  1.  Convolvulus arvensis L. Вьюнок полевой 7b, st-r, hk, Pt медонос, ксеромезофит
  2.  Calystegia silvatica (Kit.) Griseb. Повой лесной 2a, s-aa, hk

Polemoniaceae:

  1.  Polemonium caucasicum N.Busch Синюха кавказская 4a, pb, hk, истин.эндем, родствененный бореальным видам

Boraginaceae:

  1.  Symphytum asperum Lepech. Окопник жесткий 1, s-r, hk, медонос
  2.  S. grandiflorum DC. О. крупноцветковый 1, s, hk
  3.  Echium vulgare L. Синяк обыкновенный 7c, pa-r, hk
  4.  Cynoglossum officinale L. Чернокорень лекарственный 7a, r, hk, Pm-Pt
  5.  Solenanthus biebersteinii DC. Соленантус Биберштейна рег. охр. 1, s, hk, Rg, субэндем
  6.  Myosotis sparsiflora Pohl (=M. propinqua (Turez.) DC.) Незабудка редкоцветковая 7b, s-aa, t 
  7.  M. ramosissima Rochel ex Schult. (=M. collina Hoffm.) Н. ветвистая 7b, pb, t/hk

Lamiaceae:

  1.  Teucrium chamaedrys L. Дубровник обыкновенный 2a, pa, ch
  2.  Nepeta cataria L. Котовник кошачий 7c, pa-r, hk
  3.  Ajuga orientalis L. Живучка восточная 2a, st, hk, ксеромезофит
  4.  A. reptans L. Ж. ползучая 7c, s, hk
  5.  Glechoma hederacea L. Будра плющевидная 7b, pa-s, hk
  6.  Lamium purpureum L. Яснотка пурпурная 7c, pa-r, t, медонос 
  7.  L. maculatum L. Я. пятнистая 7d, s-pa, hk, медонос 
  8.  L. album L. Я. белая, Глухая крапива 7b, r, hk, Pm, медонос 
  9.  Prunella vulgaris L. Черноголовка обыкновенная 7a, pa, hk 
  10.  Leonurus glaucescens Bunge. Пустырник сизый 5b, r, hk, Rx
  11.  Stachys silvatica L. Чистец лесной 7c, s, hk, Pm
  12.  S. officinalis (L.) Trev. (=Betonica officinalis L.) Ч. лекарственный 7c, pa, hk
  13.  S. germanica L. (=S. intermedia Aiton) Ч. германский 7d, s-pa, hk
  14.  S. macrantha (C.Koch) Stearn. (=Betonica grandiflora Steph. ex Willd.) Ч. крупноцветковый 4a (армяно-кавказский), pb, hk, Po 
  15.  Salvia verticillata L. Шалфей мутовчатый 2c, pa-r, hk, медонос 
  16.  S. glutinosa L. Ш. клейкий 7a, s, hk
  17.  Melissa officinalis L. Мелисса лекарственная 2a, pa, hk, Pm-Pa
  18.  Clinopodium vulgare L. Пахучка обыкновенная 7c, s, hk
  19.  C. umbrosum (Bieb.) C.Koch П. теневая 2c, s, hk
  20.  Origanum vulgare L. Душица обыкновенная 7c, pa-st, hk, Pm
  21.  Thymus nummularius Bieb. Чабрец монетчатый 4g, pa, ch, Rg, усл.эндем, КК СК
  22.  Th. caucasicus Willd. Ч. кавказский 4a, pb, ch, усл.эндем
  23.  Th. pulchellus C.A.Mey. Ч. красивенький 4c, da, ch, КК РФ и КК
  24.  Lycopus europaeus L. Зюзник европейский 7b, aa, hk
  25.  Mentha arvensis L. Мята полевая 7b, aa, hk, Pm
  26.  M. longifolia (L.) Huds. М. длиннолистная 7c, aa-r, hk
  27.  Galeobdolon luteum Huds.Зеленчук желтый 7d, s, hk

Solanaceae:

  1.  Atropa bella-donna L. subsp. caucasica (Krey.) Avet. Красавка кавказская 4i, s, hk, Pm-Pt, КК РФ, КК и РА
  2.  Scopolia carniolica Jacq. (=S. caucasica Kolesnik.) Скополия карниолийская 7c, s, hk, КК РА
  3.  Physalis alkekengi L. Физалис обыкновенный 7d, s-r, hk, Pa-Po 
  4.  Solanum nigrum L. Паслен черный 7b, r, t, Pa-Pt 
  5.  S. dulcamara L. П. сладко-горький опушечный 7b, s, ch 

Scrophulariaceae:

  1.  Verbascum pyramidatum Bieb. Коровяк пирамидальный 4a, pa, hk
  2.  V. blattaria L. К. тараканий 7c, pa, hk
  3.  V. spectabile Bieb. К. великолепный 2d, pa (каменистые склоны), hk
  4.  V. gossypinum Bieb. К. хлопковый 3c (североиранско-кавказский), pa (каменистые склоны), hk
  5.  Scrophularia scopolii Hoppe ex Pers. Норичник скополии 3a, s, hk
  6.  S. chrysantha Jaub. et Spach Н. золотистый 3d, s, hk
  7.  S. umbrosa Dumort. (=S. alata Gilib.) Н. теневой 7c, s, hk 
  8.  S. lateriflora Trautv. Н. бокоцветный 4a, da, hk, Rg, усл.эндем, КК СК
  9.  S. nodosa L. Н. шишковатый 7b, s-aa, hk 
  10.  Veronica beccabunga L. Вероника поточная 7a, aa, hk 
  11.  V. arvensis L. В. полевая 7d, st-r, t
  12.  V. chamaedrys L. В. дубравная 7b, s-pa, hk
  13.  V. filiformis Smith В. нитевидная 1, s-pa, t
  14.  V. gentianoides Vahl В. горечавковидная 4a, pa, hk
  15.  V. melissifolia Desf. ex Poir. (=V. magna Fish.) В. мелиссолистная 1, s, hk
  16.  V. persica Poir. (=V. tournefortii Gmelin) В. персидская 2c, r, t, евксинский по происхождению вид, занесенный в Европу в XIX в. (Игнатов и др., 1990), вторичный космополит
  17.  V. polita Fries В. глянцеватая 7a, r, t\hk
  18.  V. umbrosa Bieb. В. теневая 1, s, hk, эндемик Кавказа, Крыма и Нижнего Дона
  19.  Digitalis ferruginea L. subsp. schischkinii Ivanin. Наперстянка Шишкина 1, s, hk, усл.эндем
  20.  Euphrasia pectinata Ten. (=E. tatarica Fisch.) Очанка гребенчатая 7b, pa, t 
  21.  Rhynchocorys elephas (L.) Grisel. Хоботник слоновый 2e, pb, hk 
  22.  Rhinanthus subulatus (Chab.) Soo Погремок шиловидный 5b (восточноевропейско-кавказский), pa-st, t 
  23.  Melampyrum arvense L. Марьянник полевой 7d, pa, t 

Orobanchaceae:

  1.  Lathraea squamaria L. Петров крест чешуйчатый 7f, s, k 

Plantaginaceae:

  1.  Plantago major L. Подорожник большой 7a, pa-r, hk, Pm 
  2.  P. atrata Hoppe. П. чернеющий 7d (европейский горный), pb, hk 
  3.  P. lanceolata L. П. ланцетный 7a, st, hk, Pm
  4.  P. media L. П. средний 7b, pa, hk 

Rubiaceae:

  1.  Cruciata laevipes Opiz (=Galium cruciata (L.) Scop.) Круциата гладконогая 5a, pa, hk
  2.  C. pedemontana (Bell.) Ehrend. (=Galium pedemontanum (Bell.) All.) К. пьемонтская 3a, st, t
  3.  Galium aparine L. Подмаренник цепкий 7a, pa-r, t
  4.  G. verum L. П. настоящий  7a, st, hk
  5.  G. rubioides L. (=G. articulatum Lam.) П. мареновидный 7f, s-pa-aa, hk
  6.  G. firmum Tzvelev (=G. aureum Vis.) Подмаренник золотистый 2e, pa-da, hk 
  7.  G. valantioides Bieb. П. вайантиевый 4a, da, hk, усл.эндем, родствененный бореальным видам
  8.  Asperula caucasica Pobed. (=A. taurina auct.) Ясменник кавказский 4a, s, hk, Rg 
  9.  A. odorata L. Я. душистый 7b, s, hk, Pm

Caprifoliaceae:

  1.  Sambucus ebulus L. Бузина травянистая 7c, r, hk, Pt
  2.  S. nigra L. Б. черная 7d, s, ph, Pm-Pa
  3.  Lonicera caprifolium L. Жимолость каприфоль 2e, s, ch, Po
  4.  Viburnum opulus L. Калина обыкновенная 7c, s, ph, Pm-Pa

Valerianaceae:

  1.  Valeriana officinalis L. Валериана лекарственная 7d, pa, hk, Pm, гигромезофит, КК КК и РА
  2.  V. alliariifolia Adam В. чесночницелистная 4a, pb, hk

Dipsacaceae:

  1.  Dipsacus laciniatus L. Ворсянка разрезная 2e, s-pa-aa, hk
  2.  D. pilosus L. В. волосистая 7e, s-pa, hk
  3.  Scabiosa bipinnata C.Koch (=S. ochroleuca L.) Скабиоза дваждыперистая 7b, pa, hk

Campanulaceae:

  1.  Asyneuma campanuloides (Bieb.) Bornm. Азинеума колокольчиковидная 4a, pb, hk, Po
  2.  Campanula maleevii Fed. Колокольчик Малеева 4a, pa, hk
  3.  C. trautvetteri Grossh. К. Траутфеттера 4a, pa, hk
  4.  C. rapunculoides L. К. рапунцелевидный 7c, s-pa, hk
  5.  C. latifolia L. К. широколистный 7d, s-pb, hk, Po 
  6.  Campanula autraniana Albov К. Отрана 1, pc, hk, Rt, истин. эндем, приуроченный к известнякам, КК РФ КК и РА
  7.  C. bononiensis L. К. болонский 7c, s, hk
  8.  C. pendula Bieb. К. поникший КК КК 4g, da, hk, Po, Rt, истин.эндемик Большого Кавказа
  9.  C. alliariifolia Willd. (=C. ochroleuca Kem.-Nath.) К. чесночнолистный 4a, pb-da, hk Po, ксеромезофит, псаммопетрофит
  10.  C. sibirica L. К. сибирский. Встречающиеся разновидности:

C. sibirica L. subsp. elatior (Fomin) Fed. (=C. praealta Galush., C. elatior (Fomin) Grossh. ex Fed.) К. высокий 5a, pa, hk

C. sibirica L. subsp. hohenackeri Fish. et Mey. (=C. taurica Juz.) К. Гогенакера 4a, st, hk

  1.  C. lactiflora Bieb. (=Gadelia lactiflora (Bieb.) Schulk.) К. молочноцветковый 2c, s, hk, R

Compositae:

  1.  Achillea biserrata Bieb. Тысячелистник дваждыпильчатый 2c, s-pb, hk
  2.  Achillea millefolium L. Т. обыкновенный 7b, pa-st, hk, Pm, ксеромезофит
  3.  Achillea nobilis L. Т. благородный 5d, st, hk, Pm
  4.  Ambrosia artemisiifolia L. Амброзия полынелистная 9, r, t, по происхождению североамериканский
  5.  Anthemis triumfettii (L.) All. (=A. dumetorum Sosn.) Пупавка Триумфетти 4a, pa, hk
  6.  Arctium lappa L. Лопух большой 7b, r, hk, Pa-Pm
  7.  Artemisia absinthium L. Полынь горькая 7b, r, hk, Pm
  8.  Artemisia campestris L. (=A. marschalliana Spreng.) П. равнинная 5b, st, hk, псаммофильный
  9.  Artemisia vulgaris L. П. обыкновенная, Чернобыльник 7b, r, hk, Pm 
  10.  Aster amellus L. (=A. ibericus Bieb.) Астра степная 7c, pa, hk 
  11.  Bidens cernua L. Череда поникшая 7a, aa, t, гигрофит
  12.  Carduus nutans L. Чертополох поникший 5b, r, hk 
  13.  Carlina biebersteinii Bernh. ex Hornm. (=C. vulgaris L.) Колючник Биберштейна 5a, pa, hk
  14.  Centaurea abbreviata (C.Koch) Hand.-Mazz. Василек укороченный 2c, s, pa, hk
  15.  Centaurea salicifolia Bieb. ex Willd. В. иволистный 4a, s-pa, hk
  16.  Cicerbita prenanthoides (Bieb.) Beauv. (=C. bourgaei (Boiss.) Beauv.) Цицербита косогорниковая 4a, s-pb, hk
  17.  Cicerbita racemosa (Willd.) Beav. Цицербита кистевидная 3a, s-pb, hk
  18.  Cichorium intybus L. Цикорий обыкновенный 7b, pa-r, hk, Pa-Pm
  19.  Cirsium arvense (L.) Scop. Бодяк полевой 7f, r, hk
  20.  Cirsium ciliatum (Murr.) Moench. Б. реснитчатый 7g, s-pa, hk
  21.  Cirsium gagnidze Charadze Б. Гагнидзе 1, pb, hk, западноколхидский эндем
  22.  Cirsium incanum (Gmelin) Fisch. Б. седой 5a, r, hk
  23.  Cirsium vulgare (Savi) Ten. Б. обыкновенный 7b, r, hk
  24.  Conyza canadensis (L.) Cronq. Кониза (Мелколепестник) канадская 7a, r, t, по происхождению североамериканский
  25.  Cyclachaena xanthiifolia (Nutt.) Fresen Циклахена дурнишниколистная 9, r, t, североамериканский
  26.  Doronicum orientale Hoffm. Дороникум восточный рег. охр. 7e, s, hk, Po, Rg
  27.  Echinops ruthenicus Bieb. (=E. ritro L.) Мордовник русский 7c, st, hk 
  28.  Eupatorium cannabinum L. Посконник конопляный 7f, aa, hk, Pm, вид евтрофных местообитаний с проточным увлажнением
  29.  Galinsoga parviflora Cav. Галинзога мелкоцветковая, синеглазка 9, r, t, южноамериканское
  30.  Hieracium vulgatum Fries Ястребинка обыкновенная 7a, pa-da, hk
  31.  Inula ensifolia L. Девясил мечелистный 3a, st, hk, ксеромезофит
  32.  Inula helenium L. Д. высокий 7c, pa-aa, k, Pm, гигрофит
  33.  I. salicina L. subsp. aspera (Poir.) Jav. (=I. cordata Boiss.) Д. шероховатый 5a, pa, hk
  34.  Lapsana grandiflora Bieb. Бородавник крупноцветковый 4a, s, hk
  35.  Leontodon caucasicus (Bieb.) Fisch. Кульбаба кавказская 4a, pb, hk
  36.  Leontodon crispus Vill. (=L. asper (Waldst. et Kit.) Poir.) К. курчавая 7d, pa (каменистые склоны), hk 
  37.  Leontodon hispidus L. К. щетинистая 7e, pa, hk
  38.  Leucanthemum vulgare Lam. Нивяник обыкновенный 7a, pa, hk, Po
  39.  Matricaria recutita L. Ромашка лекарственная 7a, r, t, Pm
  40.  Matricaria suaveolens (Pursh) Buch. (=M. discoidea DC.) Р. душистая 7a, r, t, Pm
  41.  Mycelis muralis (L.) Dumort. Мицелис стенной 7d, aa, hk
  42.  Petasites albus (L.) Gaerth. Белокопытник обыкновенный 7d, s-aa, hk, гигромезофит
  43.  Petasites hubridus (L) Gaerth. Б. гибридный 7d, s-aa, hk, Pm, гигромезофит
  44.  Phalacroloma septentrionale (Fern. et Wieg.) Tzvelev (=Erigeron annuus L., Stenactis annua Nees.) Тонколучник северный 7a, pa, t
  45.  Psephellus hypoleucus (Bieb.) C.A.Mey. (=Centaurea barbeyi (Albov) Sosn., P. holophyllus Socz. et Lipat.) Псефеллюс осветленный КК КК 4c, da, hk, узкоэндемичный североколхидский вид
  46.  Pulicaria dysenterica (L.) Bernh. (=P. uliginosa Stev.) Блошница дизентерийная 5a, aa, hk
  47.  Pyretrhrum corymbosum (L.) Willd. Ромашник щитковый 7c, pa, hk
  48.  Senecio grandidentatus Ledeb. (=S. arenarius Bieb.) Крестовник крупнозубчатый 7g, pa-st, hk 
  49.  Senecio propinquus Schischk. К. близкий 4a, s-pa, hk
  50.  Senecio vulgaris L. К. обыкновенный 7b, r, t
  51.  Solidago virgaurea L. (=S. alpestris Waldst. et Kit.) Золотарник обыкновенный 7f, pa, hk, Pm 
  52.  Solidago canadensis L. З. канадский 9, r, hk, североамериканское
  53.  Sonchus asper (L.) Mill. Осот острый 7a, r, t
  54.  Sonchus oleraceus L. О. огородный 7a, r, t
  55.  Taraxacum officinale Wiegg. Одуванчик лекарственный 7b, pa-r, hk, Pm-Pa
  56.  Taraxacum serotinum (Walds. et Kit.) Poir. О. поздний 7c, pa-r, hk
  57.  Tussilago farfara L. Мать-и-мачеха обыкновенная 7b, dd, hk, Pm


Приложение II. Список охраняемых и предлагаемых к охране видов растений Мезмайской котловины

После названия вида даются охранный стутус МСОП (если таковой имеется) и краткие данные, поясняющие причину включения вида в список.

  1.  Huperzia selago (L.) Bernh. (=Lycopodium selago L.) Баранец обыкновенный RG-Rt-Pm-Pt- красильное 2 (V)
  2.  Selaginella helvetica (L.) Spring. Плаунок швейцарский Rt 3 (R)
  3.  Phyllitis scolopendrium (L.) Newman Листовник сколопендровый Rt-Pm 3 (R) КК СК
  4.  Cystopteris regia (L.) Desv. П. царственный КК КК, РА 3 (R)
  5.  Polystichum aculeatum (L.) Roth  Многорядник шиповатый Rt-Rg 3 (R) КК СК
  6.  P. braunii (Spenn.) Fee М. Брауна Rt 2 (V) КК СК
  7.  P. setiferum (Forssk.) Moore ex Woyn. М. Щетинконосный Rt-Rg 3 (R) КК СК
  8.  Polypodium vulgare L. Многоножка обыкновенная Rt 3 (R) КК СК
  9.  Woodsia fragilis (Trev.) Moore Вудсия ломкая 3 (R) КК РФ, истин. эндем 
  10.  Taxus baccata L. Тис ягодный Rt-Rg-Pt ценная древесина 3 (R) КК РФ, КК, РА
  11.  Poa caucasica Trin. М. кавказский истин. эндем
  12.  Festuca caucasica (Boiss.) Hack. ex Trautv. О. кавказская истин.эндем
  13.  F. sommieri Litard. (=F. longearistata Somm. et Lev.) О. Сомье КК РФ, КК, РА истин.эндем
  14.  C. elata All. О. высокая 3 (R) КК РА
  15.  C. huetiana Boiss. (=C. umbrosa Host) О. Юэ 2 (V) КК РФ
  16.  Allium ursinum L. Лук медвежий рег.охрана Pa-Pm, Rt 3 (R)
  17.  Colchicum umbrosum Stev. Безвременник теневой Pt-Pm-Po 2 (V) эндем предкавказья КК РФ, КК и РА
  18.  Convallaria majalis L. (=C. transcaucasica Utkin ex Grossh.) Ландыш майский 2 (V) КК РА усл.эндем
  19.  Fritillaria caucasica Adams Рябчик кавказский Po 3 (R) КК РФ, КК и РА
  20.  Lilium monadelphum Bieb. Лилия однобратственная Po 4 (I) истин.эндем
  21.  Ornithogalum kochii Parl. (=O. tenuifolium Guss.) Птицемлечник Коха 3 (R)
  22.  Polygonatum glaberrimum (C.Koch) var. angustifolium Misch. Купена гладкая истинн.эндемик
  23.  P. odoratum (Mill.) Druce subsp. glaberrimum (C.Koch) Jelen. (=P. ovatum Misch. ex Taman.) Купена гладкая истинн.эндемик 
  24.  Ruscus colchicus P.F.Yoo (=R. hypophillum L.) Иглица колхидская 1 (E) КК РФ,КК и РА
  25.  Galanthus alpinus Sosn. (=G. caucasicus (Baker) Grossh.) Подснежник альпийский 3 (R) КК РФ, КК и РА условн.эндем
  26.  G. woronowii Losinsk. П.Воронова Rg-Po 2 (V) КК РФ, КК и РА усл.эндем
  27.  Gladiolus tenuis Bieb. (=G. imbricatus L.) Шпажник тонкий Po 3 (R) КК КК и РА
  28.  Listera ovata (L.) R.Br. Тайник овальный  Pm 3 (R)
  29.  Platanthera bifolia (L.) Rich. Любка двулистная 3 (R) КК РА
  30.  Ophrys apifera Hudson Офрис пчелоносная 1 (E) КК РФ и КК
  31.  Gymnadenia conopsea (L.) R.Br. Кокушник длиннорогий 3 (R)
  32.  Orchis urvilleana Steud. (=Dactylorhiza triphilla (C.Koch) Czerep., D. amblioloba (Nevski) Aver.) Ятрышник Дюрвиля Pm 3 (R) КК РФ КК и РА
  33.  O. mascula L. Ятрышник мужской Pm 3 (R) КК РФ КК и РА
  34.  O. purpurea Huds. (=O. maxima C.Koch) Я. пурпурный Pm 3 (R) КК РФ КК и РА
  35.  Steveniella satyrioides (Stev.) Schlecht. Стевениелла сатировидная 1 (E) КК РФ, КК и РА
  36.  Neottia nidus-avis (L.) Rich. Гнездовка обыкновенная Pm 3 (R)
  37.  Cephalanthera rubra (L.) Rich. Пыльцеголовник красный 3 (R) Po КК РФ КК и РА
  38.  Salix kusnetzowii Laksch. И. Кузнецова услов.эндем
  39.  Ostrya carpinifolia Scop. Хмелеграб Rt 2 (V) КК РФ, КК и РА
  40.  Quercus petraea L. ex Liebl. (=Q. iberica Stev. – истин. Кавказ.эндем понтического корня) Дуб скальный Rt 3 (R)
  41.  Castanea sativa Mill. Каштан посевной Rt, в РФ заготовка вида запрещена КК РА
  42.  Ulmus glabra Hudson Вяз шершавый Rt 3 (R) КК РА
  43.  U. minor Mill. subsp. suberosa Moench В. пробковый КК РА
  44.  U. laevis Pall. В. гладкий техническое, в РА заготовка вида запрещена
  45.  Asarum intermedium Grossh. Копытень промежуточный Pt-Pm субэндем
  46.  Dianthus fragrans Adams. Гвоздика душистая истин.эндем Большого Кавказа
  47.  Silene saxatilis Sims (=S. ruprechtii Schischk.) С. наскальная 3 (R)
  48.  S. pygmaea Adams С. карликовая истин.эндемик Центрального Кавказа
  49.  Gypsophila meyeri Rupr. Качим Мейера истин.эндем
  50.  Paeonia caucasica Schipcz. Пион кавказский Rg-Rt-Po 3 (R) КК РФ и КК
  51.  Ranunculus caucasicus Bieb. subsp. subleiocarpus Davis (=R. raddeanus Regel, R. sommieri Albov) Л. гладкоплодный, или Раде Pt истин.эндем
  52.  R. polyanthemos (L.) subsp. meyerianus (Rupr.) Jelen. (=R. nemorosus DC.) Лютик Мейера Rg-Pt-Pm 3 (R) КК СК
  53.  Clematis vitalba L. Ломонос обыкновенный КК СК
  54.  Helleborus orientalis Lam. (=H. caucasicus A.Br.) Зимовник восточный 3 (R) КК РА
  55.  Delphinium pyramidatum Albov. Живокость пирамидальная Po усл.эндем
  56.  Delphinium schmalhausenii Albov (=D. fissum Waldst. et Rit.) Живокость Шмальгаузена Pt 3 (R) КК КК восточнопричерноморский эндем
  57.  Thalictrum triternatum Rupr. Василисник триждытройчатый Pt-Pm-красильное, истин.эндем
  58.  Corydalis caucasica DC. Хохлатка кавказская Pm 3 (R) КК СК
  59.  Arabis caucasica Schlech. (=A. flaviflora Bunge) Резуха кавказская субэндем 2 (V)
  60.  A. nordmanniana Rupr. Р. Нордманна истин. эндем, приуроченный к известнякам 2 (V)
  61.  Cardamine x uliginosa Bieb. Сердечник топяной усл. эндем 2 (V)
  62.  Sedum maximum (L.) Hoffm. (=S. caucasicum Boriss.) О. большой Ро-Ра субэндем
  63.  Umbilicus oppositifolius Ledeb. (=Chiastophyllum oppositifolius (Ledeb.) Berger) Умбиликус супротивнолистный истин. эндем, приуроченный к известнякам 2 (V)
  64.  Ribes caucasicum Bieb. (=R. biebersteinii Berl. ex DC.) Смородина кавказская Pa, Rt 3 (R) субэндем
  65.  Rubus ibericus Juz. (=R. candicans Weihe.) Ежевика грузинская Pa-Pm КК РА
  66.  Sorbus umbellata var. cretica (Lindl.) Schnei. (=S. migarica Zins.) Рябина критская КК КК и РА
  67.  S. torminalis (L.) Crantz Р. глоговина, берека Rg-Rt КК СК
  68.  Rosa caesia Smith (=R. corifolia Fries) Ш. сизый Rx КК СК
  69.  Prunus laurocerasus L. Лавровишня Pa-Po, Rt в РФ заготовка вида запрещена
  70.  Alchemilla minusculiflora Buser М. мелкоцветковая Рр усл.эндем
  71.  Pyrus caucasica Fed. Груша кавказская Pa-техническое усл.эндем, в РФ заготовка вида запрещена
  72.  Mespilus germanica L. Мушмула германская Pa-Po, Rt 3 (R)
  73.  Pyracantha coccinea Roem. Пираканта красная медонос Po 2 (V) КК РА
  74.  Amelanchier ovalis Medik. (=A. rotundifolia (Lam.) Dum.-Cours.) Ирга овальная Pa 4 (I)
  75.  Cotoneaster coczavianus Pojark. Кизильник Сочавы 4 (I), западнокавказский эндемик
  76.  Galega orientalis Lam. К. восточный субэндем 
  77.  Lotus angustissimus L. Лядвенец узкий Rx КК СК
  78.  Genista humifusa L. (=G. suanica Schisch.) Дрок распростертый истин.эндем 3 (R) КК РФ И КК
  79.  Chamaecytisus hirsutus (L.) Link (=Cytisus colchicus Albov) Ракитник волосистый истин.эндем
  80.  Buxus colchica Pojark. Самшит колхидский КК РФ, КК и РА 2 (V) Rt
  81.  Ilex colchica Pojark. Падуб колхидский Rt КК РА
  82.  Euonymus leiophloea (Stev.) Prokh. Б. гладкокорый 3 (R) КК РА
  83.  Staphylea colchica Stev. Клекачка колхидская Pa-Po реликт 3 (R) Эндемик Кавказа КК РФ, КК и РА
  84.  Acer laetum C.A.Mey. Клен светлый Rg 2(V) в РФ заготовка вида запрещена КК СК
  85.  A. trautvetteri Medw. К. Траутфеттера Rt усл.эндемик  
  86.  Helianthemum nummularium (L.) Mill. (=H. grandiflorum (Scop.) Lam., ovatum, vulgare, hirsutum) Солнцецвет монетчатый 3 (R)
  87.  Viola oreades Bieb. Фиалка горная усл.эндем
  88.  Daphne alboviana Woron. ex Pobed. Волчник Альбова Pt медонос 1 (E) западно-центральнокавказский эндем КК РА
  89.  D. pseudosericea Pobed. В. ложношелковистый Pt медонос истин.эндем 1 (E) КК РА
  90.  Chamaenerion angustifolium (L.) Scop. Иван-чай узколистный Pa-Pm-Ро медонос 3(R)
  91.  Laser trilobum (L.) Borkh. Лазурник трехлопастный 2(V)
  92.  Heracleum scabrum Albov Борщевик шероховатый западноколхидский эндем
  93.  Physospermum cornubiense (L.) DC. (=Danaa nudicaulis (Bieb.) Grossh.) Вздутосемянник корнубийский 3 (R)
  94.  Macrosciadium physospermifolium (Albov) Lavrova (=Ligusticum physospermifolium Albov) Крупнозонтичник вздутосемянниколистный Rt ист.эндем
  95.  Pyrola rotundifolia L. Г. круглолистная Rg КК СК
  96.  Rhododendron luteum Sweet Рододендрон желтый Po-Pt, Rt 3 (R) КК СК
  97.  Rh. ponticum L. Р. понтийский Po, Rt
  98.  Vaccinium arctostaphylos L. Черника кавказская Rt 3 (R)
  99.  Cyclamen coum Mill. subsp. caucasicum (C.Koch) Schwarz (=C. vernum Sweet) Цикламен кавказский Po-Pm 3 (R) усл.эндем КК РФ, КК и РА
  100.  Primula amoena Bieb. (=P. kusnetzovii Fed., P. meyeri Rupr.) П. прелестный Rg тяготеющий к западному Кавказу усл. Эндемик, КК СК
  101.  Gentiana schistocalyx C.Koch Г. раздельночашечная Pm КК СК
  102.  Polemonium caucasicum N.Busch Синюха кавказская Po ист.эндем
  103.  Solenanthus biebersteinii DC. Соленантус Биберштейна Rg усл.эндм 2 (V) КК СК
  104.  Thymus nummularius Bieb. Чабрец монетчатый Rg усл.эндем КК СК
  105.  Th. caucasicus Willd. Ч. кавказский усл.эндем
  106.  Th. pulchellus C.A.Mey. Ч. красивенький КК РФ и КК 2 (V)
  107.  Atropa bella-donna L. subsp. caucasica (Krey.) Avet. Красавка кавказская Pm-Pt 2 (V) КК РФ, КК и РА
  108.  Scopolia carniolica Jacq. (=S. caucasica Kolesnik.) Скополия карниолийская 3 (R) КК РА
  109.  Scrophularia lateriflora Trautv. Н. бокоцветный Rg усл.эндем 3 (R) КК СК
  110.  V. umbrosa Bieb. В. теневая эндемик Кавказа, Крыма и Нижнего Дона.
  111.  Digitalis ferruginea L. subsp. schischkinii Ivanin. Наперстянка Шишкина усл.эндем
  112.  Galium valantioides Bieb. П. вайантиевый усл.эндем
  113.  Valeriana officinalis L. Валериана лекарственная Pm 2(V) КК КК и РА
  114.  Campanula autraniana Albov К. Отрана Rt 2 (V) истин. эндем, приуроченный к известнякам КК РФ КК и РА
  115.  C. pendula Bieb. К. поникший Po, Rt истин.эндемик Большого Кавказа КК КК
  116.  C. alliariifolia Willd. (=C. ochroleuca Kem.-Nath.) К. чесночнолистный 3 (R) Po
  117.  Cirsium gagnidze Charadze Б. Гагнидзе 4 (I) западноколхидский эндем
  118.  Doronicum orientale Hoffm. Дороникум восточный Rg-Po КК СК
  119.  Inula ensifolia L. Девясил мечелистный 3 (R)
  120.  Psephellus hypoleucus (Bieb.) C.A.Mey. (=Centaurea barbeyi (Albov) Sosn., P. holophyllus Socz. et Lipat.) Псефеллюс осветленный 2 (V) узкоэндемичный североколхидский вид, КК КК

 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

22470. Категории стандартов. Общая характеристика стандартов разных категорий. Их объекты, разработка, обозначение и утверждение. Изменения в ГСС в свете закона «О техническом регулировании 19.24 KB
  Система стандартизации Российской Федерации — это совокупность организационно-технических, правовых и экономических мер, осуществляемых под управлением федерального органа исполнительной власти по стандартизации и направленных на разработку и применение нормативных документов в области стандартизации с целью защиты потребителей и государства
22471. Глобальная экология 327.41 KB
  Беспрецедентный рост возможностей человека вооруженного достижениями НТР подняло на качественно новую ступень возможности его по преобразованию окружающей природной среды и расширило сферы его воздействия на нее, выходящие за рамки БИОСФЕРЫ.
22473. ИНТЕРФЕЙСЫ, ТЕРМИНАЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ, СТРУКТУРА TDMA КАДРОВ И ФОРМИРОВАНИЕ СИГНАЛОВ В СТАНДАРТЕ GSM 381.44 KB
  Цель работы Изучить интерфейсы структуру служб терминальное оборудование структуру TDMA кадров и формирование сигналов в стандарте GSM. Ознакомиться с внутренними интерфейсами используемыми для соединения между различным оборудованием сетей GSM. Ознакомиться со структурой служб и передачей данных в стандарте GSM.
22474. ОБОРУДОВАНИЕ ПОДВИЖНЫХ И БАЗОВЫХ СТАНЦИЙ, ЦЕНТРА КОММУТАЦИИ 124.5 KB
  Цель работы Изучить блоксхемы подвижной станции абонентского радиотелефонного аппарата базовой станции и центра коммутации. Задание Изучить блоксхему подвижной станции ПС. Изучить блоксхему базовой станции БС. Краткая теория вопроса Рассмотрение элементов системы сотовой связи начнем с подвижной станции наиболее простого по функциональному назначению устройства и к тому же единственного элемента системы который не только реально доступен пользователю но и находится у него в руках в буквальном смысле этого слово.
22475. ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ И ТИПЫ ТРАНКИНГОВЫХ СИСТЕМ 1.62 MB
  Изучить основные типы транкинговых систем: Система ВОЛЕМОТ; Система АЛТАЙ; Системы стандарта SMARTRUNK; Системы стандарта МРТ 1327; Система IDEN; Система стандарта TETRA. Однако продолжают успешно развиваться сравнительно простые системы радиосвязи имеющие специальное ограниченное применение. Профессиональные системы подвижной радиосвязи создавались и развертывались в России в интересах обеспечения служебной деятельности различных государственных структур министерства обороны правоохранительных органов промышленных групп и...
22476. КЛАССИФИКАЦИЯ СИСТЕМ ПЕРСОНАЛЬНОГО РАДИОВЫЗОВА, ПЕЙДЖЕРЫ, РЕПИТЕРЫ, ОСНОВНЫЕ ПРОТОКОЛЫ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ. 1.21 MB
  КЛАССИФИКАЦИЯ СИСТЕМ ПЕРСОНАЛЬНОГО РАДИОВЫЗОВА ПЕЙДЖЕРЫ РЕПИТЕРЫ ОСНОВНЫЕ ПРОТОКОЛЫ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ. Цель работы Изучить классификацию систем персонального радиовызова пейджеры репитеры основные протоколы передачи информации. Ознакомиться с основными протоколами передачи информации в СПРВ. При этом для передачи вызова абоненту использовалось последовательное тональное кодирование адреса обеспечивающее возможность обслуживания до нескольких десятков тысяч пользователей.
22477. ИЗУЧЕНИЕ МЕТОДОВ КОДИРОВАНИЯ РЕЧЕВЫХ СИГНАЛОВ В СТАНДАРТЕ ТЕТRА ТРАНКИНГОВЫХ СЕТЕЙ 961.5 KB
  Задание Ознакомиться с общим описанием алгоритма кодирования речевого сигнала. Изучить особенности канального кодирования для различных логических каналов. Oбщее описание алгоритма кодирования речевого сигнала СЕLР Для кодирования информационного уплотнения речевых сигналов в стандарте ТЕТRА используется кодер с линейным предсказанием и многоимпульсным возбуждением от кода СЕLР Соdе Ехсited Linear Ргеdiction.
22478. СИСТЕМА СОТОВОЙ СВЯЗИ СТАНДАРТА GSM-900 109.5 KB
  Цель работы Изучить основные технические характеристики функциональное построение и интерфейсы принятые в цифровой сотовой системе подвижной радиосвязи стандарта GSM. Задание Ознакомиться с общими характеристиками стандарта GSM. Краткая теория Стандарт GSM Global System for Mobile communications тесно связан со всеми современными стандартами цифровых сетей в первую очередь с ISDN и IN Intelligent Network.