37498

ФИЛОСОФИЯ, ЛИТЕРАТУРА И ВОЕННАЯ СЛУЖБА. (отражение философских идей в литературно-художественном творчестве и военно-профессиональной деятельности офицера-ракетчика)

Книга

Логика и философия

Сегодня к сожалению не так часто можно увидеть человека читающего книгу тем более философского содержания в транспорте на отдыхе Молодежь предпочитает иные источники информации электронные носители интернет плейеры айфоны забывая известную мудрость что всякое новое – хорошо забытое старое Свободный доступ к информации восприятие истины на веру без труда целенаправленное зомбироание сознания нового поколения поверхностное знание объективной реальности основанные на трафаретах клише массовой поликультуре порождают...

Русский

2013-09-24

1.71 MB

15 чел.

Б.Л.БЕЛЯКОВ, А.Д.КОННОВ, Е.В.СМИРНОВ.

ФИЛОСОФИЯ, ЛИТЕРАТУРА И ВОЕННАЯ СЛУЖБА

МОСКВА 2013


ВОЕННАЯ АКАДЕМИЯ РАКЕТНЫХ ВОЙСК

СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

имени ПЕТРА ВЕЛИКОГО

АКАДЕМИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

ВОЕННО-ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО (ВФО)

Б.Л.БЕЛЯКОВ, А.Д.КОННОВ, Е.В.СМИРНОВ.

Памяти наших учителей (Маркова В.А., Шайкина М.И., Лысухина Н.Я…) и 70-летию профессора Пусько В.С.

ПОСВЯЩАЕТСЯ

Монография

ФИЛОСОФИЯ, ЛИТЕРАТУРА И ВОЕННАЯ СЛУЖБА

(отражение философских идей в литературно-художественном творчестве и военно-профессиональной деятельности офицера-ракетчика)

МОСКВА 2013


ВОЕННАЯ АКАДЕМИЯ РАКЕТНЫХ ВОЙСК

СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

имени ПЕТРА ВЕЛИКОГО

АКАДЕМИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

ВОЕННО-ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО (ВФО)

Б.Л.БЕЛЯКОВ, А.Д.КОННОВ, Е.В.СМИРНОВ.

Философия – мать всех наук.

Цицерон

Литература - явление общественное.

Г.Манн.

ФИЛОСОФИЯ, ЛИТЕРАТУРА И ВОЕННАЯ СЛУЖБА

(отражение философских идей в литературно-художественном творчестве и военно-профессиональной деятельности офицера-ракетчика)

Монография

МОСКВА 2013


УДК

ББК 6.8.1

Рецензенты:

Беркут В.П.                        доктор философских наук, профессор

Носков  Ю.Г.                      доктор философских наук, профессор

Прошанов С.В.           доктор социологических  наук, профессор

Авторский коллектив членов Военно философского общества (ВФО) РФ, член-корреспондентов Академии педагогических и социальных наук: Б.Л. Беляков – доктор философских наук, профессор (руководитель); А.Д. Коннов – кандидат философских наук, доцент; Е.В. Смирнов – кандидат философских наук, доцент.

Данный труд представляет попытку коллектива, обобщив опыт многолетнего преподавания курса философии в ВВУЗах и учитывая требования гособрстандартов третьго поколения, показать свое видение и позицию в «любви к мудрости». Убежденные в том, что учиться Философии нужно всю жизнь и лучше на чужих ошибках, историческом опыте, предметом анализа избрана художественная литература, как область отражения человеческого разума. Работу можно рассматривать с двух позиций: а) как сжатый, максимально формализованный философский минимум (обязательный для любого военного профессионала); б) как образное отражение в художественном творчестве основных проблем философии в мировой и отчественной литературе. В монографии отражены наиболее яркие фрагменты произведений, с которыми авторы познакомились в разное время. Работа может быть рекомендована в качестве дополнительного дидактического пособия при изучении курса иных социально-гуманитарных дисциплин и адресована прежде всего курсантам (слушателям) высших военно-учебных заведений, всем любителям литературного творчества, стремящимся подняться от понятий к самостоятельному суждению и умозаключениям не только по форме, но и по содержанию.

ISBN 978-5-91954-040-4

©… Б.Л. Беляков, А.Д. Коннов, Е.В. Смирнов, 2013


Оглавление

[1] УДК

[2] Рецензенты:

[3] Авторский коллектив членов Военно философского общества (ВФО) РФ, член-корреспондентов Академии педагогических и социальных наук: Б.Л. Беляков – доктор философских наук, профессор (руководитель); А.Д. Коннов – кандидат философских наук, доцент; Е.В. Смирнов – кандидат философских наук, доцент.

[4] ISBN 978-5-91954-040-4

[5]
Оглавление


Обращение к читателю (вместо предисловия)

Уважаемый коллега!

Вашему вниманию предлагается не совсем обычная монография как по форме, так и по содержанию, Уже в самом названии этой работы обозначены проблемы, ответ на которые авторы ищут большую часть своей жизни, связав её со службой в Ракетных войсках стратегического назначения на различных командных, инженерных, воспитательных (политических), профессорско-преподавательских должностях.

«Философия» как наука и учебная дисциплина является обязательным компонентом в высшей школе современной России, выступает основой формирования мировоззрения и сознания каждого военного профессионала. «Любовь к мудрости» не приходит сама по себе, ей нужно учиться всю жизнь. Изучая окружающий мир, познавая себя, человек изменяется через труд, понятия, суждения, умозаключения… ошибки и неудачи. Для авторов «философия» стала еще и научной специальностью, с которой связан и военно-профессиональный интерес как в образовательном так и в воспитательном процессе.1 За последние годы в высшей школе нашей страны вышли ряд учебников, монографий, учебных пособий по курсу «философия»,2 трижды менялись требования ГосОбрСтандарта по его структуре и дидактическим единицам, внося «определенную неопределенность» как по форме, так и по содержанию его изучения.

Авторы основываясь на опыте лучших школ военной философии Горячева А.И., Краснова Б.И., Каверина Б.И., Петрия П.В., Пусько В.С., Чернавина Ю.А., Шахова М.Н. и продолжая дело своих учитилей философов-ракетчиков Акиндинова В.А., Белькова О.А., Ильичева Н.М., Маркова В.А., Кандакова А.М., Лысухина Н.Я., Сухова С.Н., Шайкина М.И., Савченко В.Н. и др. стремились решить триединую задачу:

1. максимально упростив, сжав и формализовав по форме и содержанию сделать курс философии доступным для понимания (текст выделен курсивом), предложить своеобразный опорный конспект (философский минимум) необходимых знаний в ВВШ;

2. Показать полезность, необходимость философского знания для современного офицера России, «одеть философию в военный мундир»;

3. Пробудить заметно утраченный интерес к художественной литературе, духовному самосовершенствованию молодого поколения прежде всего через примеры великого литературного наследия прошлого.

Работа выполнена на кафедре военной акмеологии и кибернетики Военной академии РВСН имени Петра Великого, своеобразном «союзе физиков и лириков», где одержимые идеей «АКМОСА» (вершины) трудятся 15 профессоров и 12 докторов (философских, технических, педагогических, психологических, исторических, военных…) наук, для которых литература (поэзия в частности) является неотъемлемой частью интеллекта, любви и научного интереса.

Отдавая должное заслугам в деле военного образования профессорам Емелину Н.М., Михайловскому В.Г., Пестову В.А., Солодовой Е.А., нельзя не отметить их личный литературный (поэтический) талант, глубочайшие знания литературной теории и практики, широкое использование художественного образа в повседневной педагогической практике.

Сегодня, к сожалению, не так часто можно увидеть человека, читающего книгу (тем более философского содержания) в транспорте, на отдыхе… Молодежь предпочитает иные источники информации (электронные носители, интернет, плейеры, айфоны…), забывая известную мудрость, что «всякое новое – хорошо забытое старое»… Свободный доступ к информации, восприятие истины на веру, без труда, целенаправленное зомбироание сознания нового поколения, поверхностное знание объективной реальности, основанные на трафаретах, клише, массовой поликультуре порождают бездуховность, равнодушие, пофигизм…

В свое время УЧИТЕЛЯ привили нам любовь к литературе, научили читать с карандашом, выделяя наиболее значимые места, а затем переносить избранное в личный архив – «Выписки из прочитанной литературы». За многие годы таких тетрадей собралось несколько десятков. Периодически обращаясь к записям, мы воскрешаем в памяти не только сюжет литературного произведения, но и оцениваем все по новому. В данной монографии представленны наиболее яркие моменты прочитанного, ставшие фактологическим материалом работы.

В духовном мире человека есть такие сферы, где сходятся горизонты философии, искусства, морали и других форм общественного сознания. Органичной и глубокой является взаимосвязь искусства и литературы с философией, особенно поэтического творчества с философской проблематикой. В определенном смысле можно сказать, что именно поэзия ближе всего стоит к философии.3

Однако, в субъективных переживаниях писателя (лирического героя) находят отражение общезначимые мотивы — движения души, глубиныы мысли, полеты воображения и т. п. Великие литераторы поднимают свое лирическое «я», свою художественную совесть до уровня общечеловеческих переживаний, чувствований, стремлений, выражают мироощущение той или иной эпохи, нации, народа, профессии. Глубоко личное, часто интимное, становится общезначимым, единичное ---общим, мимолетное — вечным (запечатленным на века). «Лирическое произведение, - пишет Шеллинг, — вообще есть изображение бесконечного пли общего в особенном». Бытие «всякой лирической поэзии есть изображение бесконечного в конечном, но коль скоро она движется лишь в порядке последовательности, то благодаря этому возникает противоположность бесконечного и конечного, как бы внутреннее начало жизни и движения».4 Здесь подмечен диалектический момент в живой ткани художественного произведения, хотя Шеллинг, как объективный идеалист, и отдает приоритет общему. В действительности общее кристаллизуется лишь в множестве единичных событий, отдельных явлений. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Такова структура любой реальности, объективной и субъективной, в том числе художественной, такова и структура познания.

Художественный образ всегда есть обобщение, проникновение в суть жизненных явлений, в глубины человеческой души. Литература, как и искусство вообще, -  это мышление в образах. Поэзия - наиболее гибкий и топкий инструмент литературно-художественного мышления; поэтическая мысль поднимается к таким высотам, которые соизмеримы с философскими обобщениями. Но дело не только в «астрономических» высотах. «...Стихи, — пишет В. Солоухин, — есть высшая форма организации человеческой речи».5 Поэтический образ отличается большой емкостью, многомерностью, поливалентностью связей, опосредствовании, ассоциаций. В этом своем качестве он способен отразить и выразить через призму человеческих эмоций, чувств, переживаний, мечтаний вечные философские вопросы, нравственно-эстетические ценности, смысл бытия н познания, борьбы за идеалы справедливости и прогресса. В свою очередь, философия (ее лучшие достижения) сродни поэтическим взлетам, поскольку она по природе своей гуманистична, обращена к человеку — его мировоззрению, к системе основных ценностей, извечных проблем, программ поведения и т. п. Не случайно, что многие философские произведения, особенно в античную эпоху, писались в поэтической -форме (Парменид, Лукреций Кар, Дж. Бруно и др.).

Призыв к объединению поэзии с философией был очень сильным в немецком романтизме конца XVIII – начала XIX веков. Поэзия, не говоря уже о литературе вообще, по-своему пережила всю философскую проблематику: системой своих образов, языком художественных средств, зигзагами исторического развития.

С кибернетической течки зрения, насыщенность поэтического образа представляет собой сжатие информации. Один из ярких представителен раннего немецкого романтизма В.-Г. Вакенродер писал: «Сгущение чувств, разобщенно и одиноко блуждающих по повседневной жизни, в разноооб-разные прочные массы есть сущность всякой поэзии; она расчленяет соединенное, крепко соединяет расчлененное. В тес-пых, резких границах бьются более высокие, более бурные волны».6 Эти «более высокие» волны — философский подтекст стиха, диалектика бытия, познания, человеческой души, закодированная в структуре художественного образа, полет поэтического воображения, достигающий горизонтов, где сходятся мироощущение и мировоззрение человека, его чувства и разум, поэтика и логика. Поэтический язык способен оказывать обратное индуцирующее воздействие на человеческую мысль, на весь арсенал философских представлении. «...Словесный язык, призванный быть знаком и выражением мыслей, иногда, подобно зеркалу, отбрасывает в наш разум новые мысли и направляет и подчиняет себе повороты рассудка».7

В России программа объединения поэзии с'философией была принята в 20-х годах XIX века группой поэтов-любо мудров. Наиболее ярким представителем этого литературки- философского течения был Д. В. Веневитинов. Он писал, обосновывая спои взгляды на соотношение философии и поэ- : ин: «Первое чувство никогда не творит и не может творить, потому что оно всегда представляет соьлаене, Чувство голько порождает мысль, которая развивается в борьбе н тогда уже, снова обратившись в чувство, является в произведении. И по тому истинные поэты всех народов, всех веков были глубо кими мыслителями, были философами и, так сказать, венцом. просвещения...».8 Философская рефлексия является необхо димым элементом поэтического творчества. Поэт я мыслитель соединены здесь в одном лице. Этот союз дает нам высокую поэзию и философию, в которой слышится биение человеческого сердца.

Философская мысль в русской литературе имеет глубокие корни и богатые традиции. Она берет свое начало в торжественных одах М. В. Ломоносова, в стихах Г. Р. Державина. Высокие образцы медитативной лирики — в стихах Баратынского, Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Фета, Бунина, Блока, Брюсова, Есенина. Русская Муза передала свою философскую эстафету советским поэтам. Наиболее ярко выражены философские .мотивы в стихах П. Антокольского, С. Кирсанова, Л. Мартынова, Н. Заболоцкого, О. Щнпачева, В. Федорова, Р. Гамзатова, Д. Кугульти-нова, К- Кулнева, Э. Межелайтиеа. В. Шефнера, Е. Винокурова, С. Орлова и других поэтов.

Следует отметить, что в наш информационно-кибернетический, интеллектуальный век и муза становится все более рефлексивной, размышляющей, углубленно аналитичной, иногда порывисто-экспансивной, как у Андрея Вознесенского. «Поэзия по природе своей стремится к бесконечному, ставит максимальные задачи, - пишет В. Огнев.— В мире растущей сложности само существование поэзии поставлено под сомнение. Поэзия должна пли сдаться на малость победителя — сухому расчету и холодной логике точных сведений о мире, пли развить в себе новые мышцы, сделать отчаянную попытку отстоять с.чое место под солнцем, найдя в самой специфике искусства неиспользованные преимущества. В этом и смысл тяжбы «физиков» и «лириков». Выдерживает соперничество только поэзия, проникающая в существенные, стороны, бытия, лирика прозрения, открытий, анализа. Мир много раз описывали, называли, истолковывали, обживали, приспосабливали к текущим потребностям».9 Но мир неисчерпаем для поэзии так же, как и для науки. Нужны новые образы, неиспытанные еще художественные средства, поэтические открытия. Это новое рождается на путях сближения литературного творчества с. философским миропониманием. Современная эпоха - время великих синтезов — требует по только интеграции паук, союза философии и науки, она опять (отрицание отрицания) сводит вместе горизонты поэтического и философского мышления. Так неожиданно раскрываются новые грани идеи о союзе философии и науки: ведь это особые формы общественного сознания, и данный принцип применим к анализу соотношения, скажем, философии и искусства (литературы в том числе), науки и искусства на современном этапе их развития.

У литературы свои законы. Общезначимое, социально и культурно ценное проявляется в конкретной, индивидуально-заостренной, персонифицированной форме. Однако здесь пролегают нередко трудно уловимые границы, отделяющие индивидуальность от индивидуализма, субъективность от субъективизма, внутреннюю свободу от духовной распущенности, здоровый скепсис от скептицизма, обращенность переживаний на себя от эгоизма, поиски новых форм от формализма и т. п. Гегель следующим образом характеризовал литературное произведение: «Всякое подлинное художественное произведение искусства представляет по себе бесконечный организм; оно отличается богатством содержания и раскрывает это содержание в соответствующем проявлении; оно представляет сосредоточенное единство, но не в виде такой формы и целесообразности, которая абстрактно подчиняет себе все раздельное, а в виде чего-то единичного, с той живою самостоятельностью, в которую замыкается целое без вид и мого намерения закруглиться в совершенной форме; литературное произведение преисполнено материей действительности, не находясь в зависимости от этого содержания и его наличности, ни от какой-нибудь жизненной сферы, но оно свободно творит из себя, чтобы оформить понятие вешен в его подлинном проявлении и примиряюще согласовать внешне существующее с его внутренним принципом».10 Структура литературного произведения является весьма сложной. Для адекватного понимания творчества необходима глубокая философская рефлексия, а также соответствующая теоретико-литературная и эстетическая подготовленность, куда входит развитый эстетический вкус.

При оценке художественного произведения нельзя впадать в буквализм, переводя его на язык строгих понятий и логически выверенных суждений и силлогизмов. Хотя литература, даже самая ультрасовременная, отнюдь не иррациональна, мы должны помнить, что язык логизированной науки и язык искусства имеют свою специфику, без которой стирались бы грани между соответствующими формами общественного сознания. Соотношение художественного, в данном случае литературного, образа и понятия подчиняется своеобразному принципу дополнительности —- обобщенному аналогу физического принципа дополнительности. Суть последнего в том. что в одной приборной ситуации нельзя наблюдать и корпус-, кулярные и волновые свойства элементарных частиц. Только абстрактный синтез дает возможность представить кор-пускулярно-волиовой дуализм как целостный диалектически противоречивый феномен. Точно так же мы не можем «склеить» механическим путем литературный образ и концептуальную, логизированную модель данной ситуации.

Мировая поэзия как наиболее важная для нас часть литературы — при всем разнообразии эпох, народов к жанров, художественных средств и стилей, поисков и находок — внутренне едина. «Это значит, — отмечала поэтесса А. Адалис, — что и в древнелатинских стихах Катулла или Проперция, в русских — Пушкина и Лермонтова, Тютчева и Блока, Бунина. Есенина, Маяковского, в шотландских - Роберта Бернса, в немецких - Гете и Гейне, в индийских песнопениях Тагора… живет и глубоко дышит нечто единое, называемое настоящей поэзией».11 Поэзия едина и в своем качестве относительно замкнута, но она существует не сама по себе, а в контексте той или иной эпохи, человеческой культуры в целом, живет и дышит тогда, когда к ее родилку припадает благодарный и взыскательный читатель. «...У каждого произведения не один, а два творца: автор и читатель». «Истинная поэтичность — это свойство произведения словесности, превращающее его в личную, внутреннюю собственность читателя. Такое стихотворение пли рассказ, песня или поэма не принадлежат уже больше тому, кто их поролпл: воспринимающий переносит их на себя, будто одно из воспоминаний своей собственной жизни».12 Понятие однозначно, одномерно: поэтический образ — бесконечномерная (амбивалентная) структура, которая рождается каждый раз заново в соображении отзывчивого читателя. Какие душевные струны зазвучат в ответ на голос великого или просто хорошего поэта? Пусть эти струны заговорят не сразу — надо учиться поэтическому видению мира, языку образов и метафор, тонкому искусств)' эстетизации вещей и явлений (не эстетству, конечно). «Поэзия могущественна. ...Она поможет тебе овладеть Миром».13

В данной книге читатель найдет лучшие образцы философской поэзии в ее широком понимании, взятые у художников слова многих стран и народов, разных эпох и времен. Наиболее широко представлены стихи русских и особенно советских поэтов. Понятно., что эта подборка отнюдь не является полной. К тому же она функционально ориентирована лишь на изучение курса философии в вузах, а не всех дисциплин философского цикла. Ограничен и объем работы. Данная работа может быть использована при изучении иных социально-гуманитарных дисциплин. Жанр его не совсем обычный. Содержательный анализ основных философских вопросов (по необходимости краткий и неполный) сопровождается фрагментами из поэтической летописи человечества. Получается некое подобие антологии философской поэзии или хрестоматийного сборника (или книги для внеаудиторного чтения). В создании такого пособия авторы видели свою главную задачу.

Литература - действенное средство воспитания вообще, воинского воспитания в частности. Офицер-ракетчик должен быть хорошо знаком с основами, литературоведения, эстетикой художественного слова, иметь представление о связях философии и литературы, должен знать и ценить наиболее совершенные создания в области поэтического творчества. Литература — это летопись человеческой души, нравственная и эстетическая опора человека, способ познания жизни, мощный фактор культуры, средство управления духовным миром человека. Вот лишь некоторые мысли, разделяемые нами из прочитанного, которые могут подтвердить сказанное:

«Есть книги, которые не умирают. Есть люди, которые со смертью че уходят, а умножаются в новом поколении, обретай высшее бессмертие в думах и делах народа. Таков Николай Островский, гордость и слава нашего поколения».

(Высказывания М. Шолохова и других писателей взяты из «Комсомольской правды», 1961, 22 декабря).

Политические деятели, писатели, ученые отмечали воздействие на людей не только отдельных произведений, но и литературы в целом.

«Я литератор — говорю это с болезненным и вместе радостным и гордым убеждением. Литература расейская - моя жизнь и моя кровь». (В. Г. Белинский. Письма, т. 2. СПб., 1914, стр. 91).

«...Все наши нравственные интересы, вся духовная жизнь наша сосредоточивалась до сих пор и еще долго будет сосредоточиваться исключительно в литературе: она живой источник, из которого просачиваются в общество все человеческие чувства и понятия...». (В. Г. Белинский. Полн. собр. соч. В 13-ти томах, т. 9. М, Изд-во ЛИ СССР, 1955, стр. 435).

«Народ, у которого лет литературы, груб и невежественен... Чем более развивается литература, тем образованнее и лучше становится народ». (Я. Г. Чернышевский. Поли, собр. соч. В 15-ти томах, т. 3.М, «Художественная литература», 1947. стр. 311).

«Поэты — руководители людей к благородному понятию о жизни и к благородному образу чувств: читая их произве¬дения, мы приучаемся отвращаться от всего пошлого и дурного, понимать очаровательность всего доброго и прекрасного, любить все благородное; читая их. мы сами делаемся лучше, добрее, благороднее». (Я. Г. Чернышевский. Полк, собр. соч. В 15-ти томах, т. 3. М.. «Художественная литература», 1947, стр. 313).

«Книга — это духовное завещание одного поколения другому, совет умирающего старца юноше, начинающему жить; приказ, передаваемый часовым, отправляющимся на отдых, часовому, заступающему его место. Вся жизнь человечества последовательно оседала в книге: племена, люди, государства исчезали, а книга оставалась. Она росла вместе с человечеством, в нее кристаллизовались всё учения, потрясавшие умы, и все страсти, потрясавшие сердца; в нее записана та огромная исповедь бурной жизни человечества, та огромная аутографня, которая .называется всемирной историей. Но в книге не одно прошедшее; она составляет документ, по которому мы вводимся во владение настоящего, во владение всей суммы истин и усилий, найденных страданиями, облитых иногда кровавым потом; она — программа будущего. Итак, будем уважать книгу!...». (А. И. Гериен. Собр. соч. В 30-ти томах, т. 1. М, Изд-во АН СССР, 1954, стр. 367- 368).

«...Литература, не как роскошь, не особенное какое-то за¬нятие, а как.воздух должна питать все общество--быть его насущной нищей...». (И. А. Г анчаров. Собр. соч. В 8-ми томах, т. 8. М„ Гослитиздат, 1955, стр. 437).

«Книга ... наиболее сложное и великое чудо из всех чудес, сотворенных человечеством на пути его к счастью и могуще¬ству будущего». (А. М. Горький. Несобранные литературно- критические статьи. М.. 1941, стр. 275).

«...Любите книгу, она облегчит вам жизнь, дружески поможет разобраться в пестрой и бурной путанице мыслей, чувств, событий, она научит вас уважать человека и самих себя, она окрыляет ум и сердце чувством любви к миру, к человеку». (Л1 Горький. Собр. соч. В 30-ти томах, т. 14. М., Гослитиздат, 1951, стр. 239).

«Книга — могучее орудие общения, труда, борьбы. Она вооружает человека опытом жизни.., раздвигает его горизонт, дает ему знания, при помощи которых он может заста¬вить служить себе силы природы. Книга — орудие труда». (И. К. Крупская. О библиотечном деле. М., 1957, стр. 70).

«Уважайте и любите книгу, она вам поможет овладеть не-обходимыми знаниями, обогатит ваш внутренний мир, будет способствовать тому, чтобы вы стали полноценными гражданами пашен великой Родины».

Академик Д. И. Щербаков

«...Не будь книги- этого чудесного завоевания человеческого ума. — не было бы и тех выдающихся завоеваний науки и техники, свидетелями которых мы являемся. В книгах концентрируется человеческая мысль, от книги к книге передаются поколениями людей накопленные знания».

Академик В. Струве

(Цит. по кн.: Книга - спутник нашей жизни. Новосибирск, 1961, стр. 39).

Неиссякаемым источником материала для работы с людьми являются басни И. А. Крылова.

Басни Крылова выдержали испытание временем. Их  народная мудрость, их художественное совершенство, их языковое богатство сохранили свою свежесть и молодость. Более того, они зашли в наше сознание, в нашу речь, как емкие и точные формулы мысли, как пословицы и поговорки. Живописные и точные строки крыловских басен давно сделались пословицами, по своему складу слившись с народными («А Васька слушает да ест!», «Услужливый дурак опаснее врага», «Слона-то я я не приметил!» и множество других). Даже названия басен стали своего рода пословицами: «Тришкин кафтан», «Кукушка и Петух», «Демьянова уха», прочно войдя в нашу речь.

Классики русской литературы не раз отмечали большое значение пословиц и поговорок как живущих в веках метких изречений, как сокровищ народной мудрости.

В. И. Даль вспоминает, какого высокого мнения был о по¬словицах .и поговорках А. С. Пушкин. «А что за роскошь, что за смысл, какой толк в каждой поговорке нашей! Что за золото!» — отзывался о них А. С. Пушкин. (Цит. по кн.: Пушкин в воспоминаниях современников. М., Гослитиздат, 1950, стр. 455).

«Пословица ... уже подведенный итог делу, отсел., отстой уже перебродивших и кончившихся событий...». (Н. В. Гоголъ. Собр. соч. В 6-ти томах, т. 6. М., Гослитиздат, 1953. стр. 166).

«Пословицы и поговорки всегда кратки, а ума и чувства вложено в них на целые книги». (М. Горький. Материалы и исследования. Л., 1934, стр. 114).

«Как на крыльях, они перелетают из века в век, от одного поколения к другому, и не видна та безграничная даль, куда устремляет свой полет эта крылатая мудрость...». (Из пред исловия М. Шолохова «Сокровища народной мудрости» к кн. «Пословицы русского народа». Сборник В. Даля. М., Гослитиздат, 1957, стр. 3).

Пословицы и поговорки — это своеобразная художеетвенно-историческая летопись, свод изречений, помогающих нам понять материальную и духовную жизнь народа. Они синтезируют его вековые традиции, национальные особенности. Эта своеобразное художественное познание действительности.

Авторы выражают глубокую благодарность доктору философских наук, профессору Носкову Юрию Геннадьевичу; доктору педагогических наук, профессору Солодовой Евгении Александровне; доктору педагогических наук, профессру Акиндинову Владимиру Александровичу и всем товарищам по работе за помощь в период написания и издания этой книги.


Глава 1. ФИЛОСОФИЯ И ЕЕ РОЛЬ В ОБЩЕСТВЕ

Философия (в переводе с греческого – любовь к мудрости) – это форма духовной деятельности, направленная на постановку, анализ и решение коренных мировоззренческих вопросов, связанных с выработкой целостного взгляда на мир и на место человека в нем.

Философия появляется в древнейших цивилизациях: Египте и Вавилоне, а особое развитие получает в трех культурных центрах:

- Древняя Индия;

- Древний Китай;

- Древняя Греция и Рим.

Термин «философия» впервые появляется у древнегреческого математика и философа  Пифагора (580-500 г.г. до н.э.), а истолкование философии как науки впервые предпринял древнегреческий философ Платон (428-347 г.г. до н.э.)

Основные проблемы, которые изучает философия:

  1.  Что представляет собой окружающий мир, какова его природа и сущность?
  2.  Является ли этот мир единым или нет?
  3.   Находится ли этот мир в движении, изменении и развитии?
  4.   Что такое человек и каково его место в мире?
  5.   Как взаимодействует человек и окружающий мир и есть ли такое взаимодействие?
  6.   Может ли человек познать окружающий мир или нет? Если да, то каковы пути, формы и методы этого познания?
  7.  Что такое общество? В чем смысл человеческой жизни? Каков общественный идеал? Что такое свобода и счастье? Каковы пути их  достижения?
  8.   Что такое добро и зло? Истинная красота? Каковы их критерии?

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ

Объект науки – это то, на что направлена данная наука (оюъективная реальность не зависит от мнения субъекта).

Объект может быть одинаковым у разных наук.

Предмет науки – это то, что данная наука конкретно изучает в объекте.

Объект философии – это система «человек – мир» (то есть человек, мир и взаимодействие между ними)

Предмет философии – это всеобщие законы возникновения, функционирования и развития системы «человек – мир».

Основной вопрос философии – это соотношение человека и мира, мышления и природы. Основной вопрос философии имеет две стороны:

  1.  Что первично? Что вторично?
  •  первичен мир (Первична материя - утверждают материалисты: Демокрит (Древняя Греция), Л. Фейербах, К Маркс, Ф Энгельс. В. Ульянов (Ленин), Н. Чернышевский, А. Герцен и др. социал-демократы)
  •  первичен человек, его разум, сознание, идеи (идеалисты). Объективные идеалисты – «наше сознание создано Богом, поэтому первично божественное сознание». Платон (Древняя Греция), Георг Гегель, Фома Аквинский, Августин Блаженный. Субъективные идеалисты – «первично человеческое сознание» Дэвид Юм, Джордж Беркли. Линия Платона
  •  человек и мир равнозначны. Дуалисты – Аристотель, Готфрид Лейбниц
  1.  Способен ли человек познать окружающий мир?
    •  «да» - познавательный оптимизм (большинство философов)
    •  «нет» - познавательный пессимизм = агностики. Эммануил Кант, Дэвид Юм, Джордж Беркли

ЗАКОНЫ, КАТЕГОРИИ И ПРИНЦИПЫ ФИЛОСОФИИ

Категории  философии – это наиболее общие понятия, лежащие в основе философского знания (человек, мир, общество, природа, познание, развитие, истина, добро и многое др.).

Принципы философии – это основные идеи, правила и аксиомы:

  1.  Принцип единства и всеобщей связи (принцип системности)
  2.  Принцип развития

Законы философии – это внутренние, существенные, устойчивые и необходимые связи объективного мира, обусловливающие его упорядоченное функционирование и развитие, изучаемые философией.

Существуют две группы законов философии:

  1.  Основные законы:
    •  закон единства и борьбы противоположностей;
    •  закон взаимного перехода количественных и качественных изменений;
    •  закон отрицания отрицания.

2.  Неосновные законы(мы их считаем основными закономерностями):

  •  взаимосвязь общего, особенного и единичного;
  •  взаимосвязь  сущности и явления;
  •  взаимосвязь формы и содержания;
  •  взаимосвязь причины и следствия;
  •  взаимосвязь необходимости и случайности;
  •  взаимосвязь возможности и действительности.

Структура философского знания представленна разделами (самостоятельными философскими дисциплинами):

  1.  онтология (теория бытия);
  2.  гносеология (теория познания);
  3.  теория развития;
  4.  социальная философия (философия общества);
  5.  философская антропология (философия человека);
  6.  методология (теория метода и учения о нем);
  7.  прогностика (футурология);
  8.  аксиология (теория ценностей);
  9.  этика (теория морали);
  10.  эстетика (теория прекрасного);
  11.  логика (теория мышления);
  12.  философия религии;
  13.  история философии (история ее как науки);
  14.  философия истории (философский взгляд на историю человека).

Функции философии (наиболее общие):

  1.  мировоззренческая (основная функция);
  2.  методологическая (основная функция);
  3.  познавательная;
  4.  воспитательная;
  5.  прогностическая;
  6.  коммуникативная;
  7.  преобразовательная;
  8.  планирующая;
  9.  управленческая;
  10.  аксиологическая (ценностная, оценочная, этическая);
  11.  саморазвития человека, его физических и духовных сил.

Методы философии (существует три группы методов):

  1.  Всеобщие:
    •  диалектический (система развивается за счет внутренних противоречий);
      •  метафизический (система развивается за счет внешнего воздействия);
      •  натурфилософский (общество и человек как природные субъекты имеют значительную природную составляющую);
      •  позитивистский (метод количественного измерения опытных фактов);
      •  экзистенциальный (необходимость изучения мотивов, потребностей и интересов поведения человека);
      •  феноменологический (требует изучать общие типичные структуры человеческого сознания);
      •  герменевтический (герменевтика – философия языка, как средства передачи информации).

2. Общенаучные:

  •  практические: наблюдение, эксперимент;
    •  теоретические: анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия, обобщение, конкретизация.

3.Специфические  (в каждом разделе свои направления: в феноменологическом – метод феноменологической редукции, в герменевтике – герменевтический круг, в позитивизме – верификация и фальсификация)

Философия выступает в двух основных формах:

  1.  философия, как наука или система знаний
  2.   философия, как вид мировоззрения. стиль жизни и поведения (Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский)

Как особая форма общественного сознания философия возникла примерно двадцать пять веков тому назад. Она вышла из недр мифологического мировоззрения, где человек впервые стал различать материально-телесные и духовные явления. Так вместе со становлением философии зарождался и ее основной, высший вопрос, касающийся отношения мышления к бытию, духа к природе. Ф. Энгельс показал, что эта проблема имеет две стороны. Прежде всего, надо ответить на вопрос, что является первичным — дух или природа, сознание или материя. «Философы разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, в конечном счете, так или иначе признавали сотворение мира... составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма» [ 1. Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 383.].

«Но вопрос об отношении мышления к бытию имеет еще и другую сторону: как относятся наши мысли об окружающем нас мире к самому этому миру? В состоянии ли наше мышление познавать действительный мир, можем ли мы в наших представлениях и понятиях о действительном мире составлять верное отражение действительности? На философском языке этот вопрос называется вопросом о тождестве мышления и бытия» [  1. Энгельс Ф. Людвиг Фейербах, с. 283.] Большинство философов утвердительно решало этот вопрос, исходя из основных предпосылок своего учения. Так, например, у Гегеля процесс познания представляет собой самопознание абсолютной идеи, но эта последняя является первичной по отношению к материальному миру.

В истории поэтического творчества основной философский вопрос получил широкое отражение, особенно проблема познаваемости мира. Мы приведем лишь два фрагмента, где без труда улавливается философская рефлексия. Русский поэт А. А. Фет, тончайший лирик и глубокий мыслитель, писал в одном из своих стихотворений:

Два мира властвуют от века,

Два равноправных бытия:

Один объем лет человека,

Другой — душа и мысль моя.

И как в росинке чуть заметной

Весь солнца лик ты узнаешь,

Так слитно в глубине заветной

Все мирозданье ты найдешь [ 2. Фет А. А. Стихотворения. Л., Гослитиздат, 1956, с, 22.]. Действительно, два мира: объективный и субъективный; «от века» — здесь в смысле от возникновения человека с его сознанием. Мир, объемлющий человека, отражается в его душе, в его мыслях, как солнце в малой росинке. Но это росинка особая — и малая и бесконечно большая в своей отражательной способности, ибо она может вместить в себя весь мир. Поэтический блеск сочетается в этих строфах с глубиной философских размышлений.

В стихах поэта Н. Заболоцкого'мы встречаем аналогичные идеи и образы:

Два мира есть у человека:

Один, который нас творил,

Другой, который мы от века

Творим по мере наших сил [ 3. 3аболоцкий Н. Избранное. М.. «Советский писатель», 1960, с. 184.]

Мир, который мы творим, — это субъективный мир наших чувствований и мыслей, который отражает объективно существующие явления в преобразованном виде, а не путем простого копирования (если речь идет о познании).

Материалистическое решение основного вопроса философии четко выражено в стихах американского поэта-демократа XIX века Уолта Уитмена:

Я принимаю реальность без всяких оговорок

и сомнений, Материализмом наполнен я весь [ 4. Уитмен У. Листья травы. М, Гослитиздат, 1955, с. 67.]

Активность субъекта в процессе познания нельзя гипертрофировать, иначе это приведет к субъективизму, к отрицанию объективных закономерностей. Представитель русской декадентской литературы антидемократического направления Ф. Сологуб писал в своих стихах:

Моя мечта — и все пространства,

И все чреды,

Весь мир — одно мое убранство,

Мои следы [5. Сологуб Ф. Собр. соч., т. 5. СПб., «Шиповник», 1910, с. 11З.]

Мир является здесь лишь средством самовыражения для субъекта и лирического героя (различия между ними тут несущественны), отпечатком какого-то универсального «я», короче говоря — результатом поэтического воображения. В такой эгоцентрической картине нет места каким-либо объективным законам.

Декадентскую поэтическую картину мира можно было бы назвать «поэтическим идеализмом» по аналогии с идеализмом математическим, физическим, химическим, физиологическим, кибернетическим. Лирический герой становится субъектом, созидающим субъективно-идеалистическую картину мира, облаченную в поэтические одежды.

1.1 Философия как отражение человеческой культуры.

Если философия любовь к мудрости, то культура в дословном переводе с латыни дословно означает «выращивание» (взращивание). Философия как наиболее яркое и значительное явление человеческой культуры возникла до нашей эры, ее глубокой древности, в период формирования первых рабовладельческих государств на территории Древней Греции, Древнего Рима, стран Древнего Востока.

Начало философии и ее генезис связаны с культурой Древнего Египта. Которая, как считают современные исследователи, ближе всего стоит к истокам философской мысли Древней Греции. Началом и первоосновой мира египтяне считали вещество, или материю, в процессе развития которой выделяются четыре стихии: земля, вода, воздух и огонь. Из сочетания этих стихий возникает многообразие предметов, явлений неживой природы и живых существ.

Трудно переоценить значения древневосточной культуры и ее благотворного влияния на западноевропейскую культуру и цивилизацию. И вместе с тем нельзя не согласиться с утверждениями некоторых авторов о принципиальной невозможности возникновения философии в русле культурно-исторических традиций стран Древнего Востока. Ведь в отличие от мифологии и религии, философское мировоззрение представляет собой не только восприятие, но и объяснение мира, основанное не на вере, а на доводах рассудка и логике человеческого разума. Религиозно-мифологические образы, чувственная наглядность которых воспринималась мыслителями Древнего Востока как живая, зримая реальность, неспособны еще были вырваться из властного, непреодолимого плена человеческой фантазии.

Идея осевого времени, прозвучавшая в работе немецкого философа-экзистенциалиста Карла Ясперса (1883-1969) «Смысл и назначение истории», ориентирует на понимание такого единства и такой универсальности духовного процесса, при которых акцент делается не столько на различии восточной и западной ветвей философского знания, сколько их общности, взаимопроникновения и взаимообогащения. В этом отношении весьма интересной и нетрадиционной является мысль Ясперса о том, что в философии Древней Индии и Древнего Китая «…были рассмотрены все возможности философского постижения действительности, вплоть до скептицизма, до материализма, софистики и нигилизма» [6.Ясперс К. Смысл и назначение истории М. 1991. С.32]. Речь, следовательно, идет лишь о возможностях становления философского знания.

Таким образом, то, что существовало в культуре и в философии Древнего Востока в виде возможности, и прежде всего в античной культуре, осуществившей окончательный переход от чувственно-эмоционального к рациональному уровню мировоззрения. Не случайно основой всей античной культуры и всего зарождающегося философского знания стал логос, т.е. мысль. Разум, закономерность. Древние греки не переставали восхищаться бесконечным многообразием и красочностью мира, главную свою задачу видели в его объяснении, в постижении сути бытия, универсума.

Наглядность чувственного образа была дополнена различного рода абстракциями, отвлеченными понятиями, лежащими в основе мыслительной деятельности человека. Мысль фиксировала существование не только конкретных, чувственно воспринимаемых вещей, но и неустанно искала ту общую субстанцию, которая лежала в их основе. Так формировались понятия (идеи) бытия, духа, природы, материи, движения, пространства, времени, ставшие фундаментальными понятиями философии. Точно так же представления о множестве богов, соотнесенных с той или иной конкретной природной стихией, постепенно сменялись понятием (идеей) Бога. Хотя здесь следует отметить. Что эта идея рассматривалась многими исследователями лишь как своеобразная дань культурной и исторической традиции, закрепленной в произведениях мифологического, поэтического творчества в античном мире. Философская мысль устремилась к познанию космоса, идея которого представлялась древним философам более плодотворной, чем идея Бога. Именно космос. Не созданный никем из людей и богов, а развивающийся по внутренне присущим ему законам является источником гармонии, порядка и целесообразности.

Законы, лежащие в основе единого космического начала, проецировались на человека, побуждая его к деятельности, активности, творчеству. Раскрепощенный человеческий дух проникается жаждой познания. Чем больше она утоляется, тем ненасытнее становится. Перед мысленным взором человека открывается вся беспредельность мира, космоса в бесконечном многообразии составляющих его вещей и процессов. Успеть бы постичь, понять, объяснить все. Что окружает человека, все, чем он сам является миру, – не в этом ли высший смысл жизни, сама сущность человеческого бытия? Не бог, а человек для философии становится центром мировоззрения. Мир обретает смысл благодаря человеку, его способности к познанию. И хотя на ранних ступенях своего возникновения и развития философия еще не отделилась окончательно от мифологии. Было бы ошибкой говорить о прямой преемственности между мифом и философией, устанавливать различного рода аналогии между ними. Философия ищет и находит собственный, отличный от мифологии и религии путь. Она начинает исследовать новые формы бытия и познания, ставит и решает проблемы, значимость которых еще была скрыта от мифологического и религиозного познания. Сталкивая мысль и реальность. Чувственно-наглядную достоверность и абстрактность понятийного мышления, философия, открывает новые горизонты знания. Возникновение философии самым непосредственным образом связано с возникновением ее специфического языка. Все это дает возможность философии создать качественно новую, по сравнению с мифологией и религией, модель мира с акцентом на социальное бытие человека, на его отношение не только и не столько к природе, сколько к другим людям и к самому себе. Возникшая как любовь к мудрости, философия постепенно преодолевает границы чистой рациональности. Самые на первый взгляд отвлеченные, далекие от реальности, насущных жизненных забот и проблем умозрительные построения философов приобретают не только теоретическую, но и практическую значимость, направляя человеческий разум на преобразование природы и на формирование, совершенствование самого человека.

Таким образом, будучи особой областью знания, философия сближается с конкретными науками в своей рациональной сущности, в стремлении к истине, в способности к созданию собственной методологии научного познания. Она становится одновременно центром, ядром мировоззрения, так как те вопросы, которые она изучает и на которые пытается ответить: вопросы о сущности бытия, мира, о природе человеческого познания, о возможностях и границах человеческого разума, о характере сложнейших переплетений добра и зла, истины и заблуждения, прекрасного и безобразного, возвышенного и низменного и многие другие, являются мировоззренческими по самой своей сути, по своему внутреннему содержанию.

Закономерность возникновения философии определяется не только системой духовных предпосылок и культурно-исторических предпосылок, но и особенностями социально-экономического развития Древней Греции в конце VII в. до VI в. до нашей эры. Эти особенности связаны, прежде всего, с возникновением античного полиса и его ориентацией на демократизацию общественных отношений и создание наиболее благоприятных условий для социально-экономического и духовного развития общества.

Из всего рассмотренного вытекает, что философия всегда представляла собой особый вид духовной деятельности или духовно-практического отражения действительности. Культура всегда интересовала философов как феномен общественной жизни, раскрывающий особенности поведения, сознания и деятельности людей в конкретных формах жизни (культура труда, культура бытия, художественная культура, политическая культура), а также как способ жизнедеятельности личности, коллектива и общества в целом. Без мира культуры немыслим мир личности. К культуре относится широкий диапазон человеческих чувств и мыслей - от поиска смысла жизни до эстетики.

Природа культуры, ее сущность соответствуют общественному назначению развития и саморазвития личности: во-первых, приобщению человека к тому культурному богатству, которое было создано предшествующими поколениями людей, во-вторых, развитию его как творческой личности. Во всем многообразии и своеобразии присущих ему человеческих способностей.

Анализ сущности культуры, ее места и роли в обществе позволяет выделить основные взаимосвязанные стороны, аспекты культуры:

  1.  Культура – порожденное обществом, присущее обществу и выражающее его качественную характеристику социальное явление, обогащающее духовную жизнь человека.
  2.  Культура – процесс творческой деятельности человека, направленный на познание окружающего мира и самого человека в этом мире, на получение объективной и достоверной информации о мире, в чём главную роль играет наука и искусство.
  3.  Культура призвана помочь человеку не только познать мир и самого себя, но и определить своё место в мире, мировоззренческие установки.
  4.  Культура включает в себя совокупность достигнутых в процессе освоения мира человеком материальных и духовных ценностей, равно и определенных ценностей ориентации человека в мире.
  5.  Культура, создавая необходимые для ориентации человека в мире нормы поведения и оценки, обеспечивает регулирование социальных отношений людей.
  6.  Культура выступает как мощный фактор формирования человеческих сущностных сил, формирование человека в человеке, превращение его естественных влечений, потребностей, эмоций в подлинно человеческие. В этом состоит её гуманистическое содержание. В это состоит её гуманистический смысл.

Изучая культурное философское наследие прошлых лет, человек формирует философскую культуру. Опыт прошлого – это сокровище, которое нужно нам не только для любования им, но и для усвоения общечеловеческих духовных ценностей. Культура в целом – это специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим к себе.

Материальная культура – это часть общей культуры, включающей всю сферу материальной деятельности и её результаты. Её видами являются:

культура материального производства (материально-вещественная; социо-материальная);

культура техническая;

культура экономическая;

культура быта (материально-вещественная; социально материальная).

Духовная культура – это часть общей культуры, включающей духовную деятельность и её продукты. Видами этой культуры являются:

культура нравственная;

культура эстетическая (литература, искусство);

культура религиозная;

культура правовая;

культура политическая;

культура научная;

культура системы народного образования;

культура быта (в его духовных аспектах);

культура системы культурно просветительской работы;

культура средств массовой информации и т.п.

Таким образом, философия как явление культуры есть элемент духовной жизни общества, интеграционная форма человеческого опыта – практического, познавательного и ценностного в культурно исторической жизни людей.

Важным является вопрос о предметной области философии, о том, чем она должна заниматься и что должна собой представлять на современном этапе развития общества, на фоне формирования современной науки, дифференциации и интеграции научного знания.

1.2. Предмет философии.

Предмет философии как науки в процессе её исторического формирования и развития уточнялся и конкретизировался. Дифференциация и интеграция философского знания, современное развитие не изменяет, а лишь уточняет, конкретизирует его понимание.

В истории общественной мысли под философией подразумевалась вся совокупность знаний (мудрость): знания, противостоящие мифологии, или осмысление всеобщего; рациональные (теоретические) знания; особые знания о религиозном или светском, о человеке или обществе. Прибавим сюда многозначность трактовок самого понятия «философия», обозначенную в трудах различных философов. Так, согласно Пифагору, философ-человек, ищущий истину; для софистов философская мудрость состоит в умении доказывать то, что каждый сам для себя считает правильным и выгодным. Термин «философия» в качестве названия особой сферы знания впервые употребил Платон.

Отметим, что мыслители античности рассматривали философию не только как способ мышления, но и как систему принципов, предоставляющих тот или иной образ жизни. Философ, в их представлении, – это мудрец, чьи взгляды на жизнь не отделимы от его реальной жизни, а последняя пронизана любовью к мудрости. Не случайно буквальное значение «философия» в переводе с греческого – «любовь к мудрости». Именно в этом смысле оно употреблялось Пифагором, Фукидидом, Сократом и другими мыслителями античности. Человек, обладающий мудрой душой, способен познать вечные абсолютные истины – такова была точка зрения Платона.

Аристотель пытался конкретизировать задачи философского познания: «... имя (мудрости) необходимо отнести к одной и той же науке: это должна быть наука, исследующая первые начала и причины» [7.Аристотель. Метафизика: Соч.: В 4т. М., 1975. Т.1. С.68]. Отсюда следовало, что философия связана с постижением всеобщего в мире, а предметом выступают начала и причины бытия. В дальнейшем историко-философском развитии менялись как оценка значимости философии в общем познавательном процессе (сначала «царица всех наук», «учительница жизни», затем «служанка теологии», а в последующем и «служанка науки»), так само понимание её предмета (как мировоззрения; методологии познания; знания о мире в целом; формы идеологии; науки о наиболее общих законах природы, общества и мышления; нерационализированного постижения жизни).

Действительно, если проанализировать имеющиеся в истории философии учения, то можно заметить, что некоторые из них явно тяготеют к научному знанию, боле того, строятся по законам и принципам науки, другие – являют особый род художественных произведений, по форме и направленности близких к тем или иным жанрам литературы, третьи – по своей тематике, манере изложения приближены к текстам актуального содержания. Платон и Гегель, Кьеркегор и Конт, Ницше и Наторп, Сартр и Витгенштейн – как не похожи их философские системы, как различны их взгляды на цели и задачи философии!

Можно утверждать, что при всем многообразии подходов к пониманию сущности философии их можно свести к двум разновидностям: одни философы трактовали философское знание как научное, другие представляли его в виде мировоззрения, которое не совпадает с научным знанием или даже отлично от него. Поэтому в истории культуры одним и тем же словом «философия» называют два различных способа мышления о мире и месте человека в нем, имеющие разное отношение к науке. Очевидно, что каждое из этих направлений решает свои задачи. Причем эти решения в равной степени необходимы как для развития человеческой культуры в целом, так и для самого философского познания.

Философия как наука не только изучает мир как таковой на уровне его всеобщих оснований, но и стремится раскрыть смысловую сторону бытия, показать его значимость для человека, выступая уже в роли мировоззрения. Вот почему философия сочетает в себе признаки научного и мировоззренческого знания о мире. «Философия – это система взглядов на мир в целом и на отношение человека к этому миру» [8.Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. М., 2004. С.51].

Предметом философии является всеобщее в системе «мир-человек» [8.Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. М., 2004. С.49]. Из этого вытекают и двойственность познавательного статуса философского знания, и специфика его структуры. Двойственность статуса философского знания определяется тем, что, с одной стороны, оно принадлежит к научному знанию в целом, а с другой – к мировоззрению человека.

Рассмотрим философию как разновидность научного знания. С самого своего возникновения философия генетически связана с наукой. Она и формировалась на основе противоречий между мифологическим мировоззрением и зачатками научного знания, требовавшего для объяснения причинно-следственных зависимостей в природе не очередных мифов, а знания, раскрывающего суть бытия. В последующем сформировавшаяся философия включала в свое содержание почти все имевшееся научное знание поэтому ее называют «пранаука», «протознание»). В 17-18 вв. и даже в начале 19 в. философией называли теоретическую механику, биологию и другие науки (например один труд И.Ньютона по механике назывался «Математические начала натуральной философии» (1687 г).

Начиная с середины 15 в. наука формируется как обособленная и самостоятельная область знаний, как особый вид социальной деятельности. Обретают собственный концептуальный статус механика, астрономия, математика и прочие естественные науки. Затем этот же процесс коснулся гуманитарного знания. Произошло уточнение предметов частных наук. Они выделились из лона философского знания. Однако все это не означало, как об этом думают некоторые авторы, что философия потеряла собственный предмет исследования. В.Виндельбанд по этому поводу замечал: «Философия подобно королю Лиру, который раздал своим детям все свое имущество и которого вслед за тем как нищего, выбросили на улицу». (В.Виндельбанд прелюдии: Философские статьи и речи. Спб., 1904. с.16). И до сих пор некоторые авторы считают, что у философии нет своего предмета изучения, в лучшем случае роль философии сводится к анализу языка или научной методологии (например, такой подход свойственен логическому позитивизму, лингвистической философии).

Многие философы (И.Кант, И.Фихте, Г.Гегель и др.) трактовали философию как учение о всеобщем. В таком понимании выявлены существенные особенности философского знания как науки: это знание о всеобщих, предельных основах бытия. Для философского знания характерны такие критерии научного познания как объективность (научное знание стремится к изучению объектов действительности), рациональность (наука исходит из обоснованности, доказательности утверждений, что требует опоры на разум, на логические основы мышления), направленность науки на раскрытие законов и закономерностей бытия, особая системность знания(как правило, наука нацелена на создание теории – развитой формы научного знания, дающие целостное представление о закономерностях и существенных связях в той или иной действительности), проверяемость выдвинутых утверждений (подтверждение или опровержение их на практике, с помощью методов политической проверки и пр.).

Сущность философии как науки выражается в том, что в ней анализируется мир в собственной логике бытия.

И фактически его существование не зависят ни от субъективных склонностей, ни от предпочтений познающего субъекта. Философия как наука приобретает такие черты, как объективность, рациональность, устремлённость к раскрытию всеобщих законов бытия, познания и мышления, нацеленность на построение законченной теории. В неё вводятся системы доказательств, формируется собственная теория аргументации. Философия будучи наукой о всеобщем, она исследует бытиё на уровне его предельных оснований, интегральных основ, не подменяя тем самым предметы изучения частных наук.

Однако отметим, что специфика философии такова, что по своему концептуальному статусу она не является лишь наукой. Философия изучает не только то, как мир существует сам по себе, но и значение этого мира для людей. Она обсуждает «экзистенциальные» вопросы (вопросы смысла жизни и смерти, человеческой свободы и ответственности, должного и сущего и т.д.), что выводит её за рамки научного познания, представляет как тип мировоззрения. Призванием философии является рассмотрение обще-мировозренческих вопросов, осознание которых задано потребностью самоопределения человека в окружающем его мире.

Существует множество определений мировоззрения. Одним из них является следующее: «Мировоззрение – это система принципов, ценностей, идеалов и убеждений, определяющих как отношение к действительности, общее понимание мира, так и жизненные позиции, программы деятельности людей» [9.Философский словарь / под редакцией И.Т.Фролова. М. 1991. С.263]. Мировоззрение – феномен интегральный, включающий различные типы мировоззрения (мифологическое, религиозное, научное, обыденное, философское и д.р.).

Обыденное мировоззрение – это совокупность взглядов человека, сложившаяся под непосредственным влиянием повседневных, жизненных условий его существования. Оно характеризуется здравым смыслом, практицизмом, житейской мудростью, традициями и обычаями, передающимися из поколения в поколение.

Мифологическое мировоззрение. Мифология является универсальным типом мировоззрения первобытных обществ; у всех этносов первобытным мировоззрением была мифология, содержавшая в своей основе выдуманный рассказ, плод народной фантазии, в котором явления природы или культуры представлены в наивно-антропоморфной форме. Сравнительное изучение миров разных народов показывало, что, во-первых, очень похожие методы существуют у различных народов, в разных частях мира и, во-вторых, миф был единой универсальной формой сознания. Он отображал мироощущения, мировосприятия и миропонимания той эпохи, в которую создавался. В мифологическом сознании закреплены поэтическое богатство и мудрость разных народов.

Возникает вопрос: почему восприятие мира первобытным человеком приобрело такую странную форму, как мифология? Следует, очевидно, учесть некоторые предпосылки:

а) первобытный человек ещё не выделял себя из окружающей среды – природной и социальной;

б) первобытное мышление ещё четко не отделилось от эмоциональной сферы. Следствием этих предпосылок стало наивное очеловечивание окружающей среды. Человек перенес на объекты природы свои личные свойства, приписывая им жизнь, человеческие чувства.

В мифе не возможно отделить реальное от фантастического, существующее от желаемого, духовное от материального, зло от добра и т.д. Поэтому миф приобрел такую форму целостности, которая для других форм сознания является невозможной. Кроме того, миф для носителей мифологического сознания был не вымышленным рассказом, а самой реальностью. В мифах также отсутствуют представления о природных закономерностях, поскольку человек не осознавал отличия собственного образа действия от действия естественных сил. В них доминирует идея целесообразного взаимодействия естественных сил. В них доминирует идея целесообразного взаимодействия разных формообразований жизни в природе и обществе, выявление отношений естественной и культурно-исторической реальностей через противоположные определения явлений: тождественность – отличие, общее – частное, постоянное – переменное, хаос – космос.

Итак, неспособность провести различие между естественным и сверхъестественным, слабое развитие абстрактных понятий, а также чувственно – конкретный, метафорический, эмоциональный характер первичного сознания – эти и прочие особенности превращают мифологию в своеобразную символическую (знаковую) систему, в понятиях которой воспринимался и описывался весь мир. С развитием и усложнением форм жизни мифологическая мудрость перестает удовлетворять человека. Миф как специфическая степень общественного сознания постепенно изживает себя, различается, и из него выделяется целый ряд направлений духовной деятельности, которые характерны уже для цивилизованно развитых обществ (фольклор, религия, искусство, философия).

Религиозное мировоззрение. Условиями для его формирования стали: переход от первобытного строя к рабовладельческому обществу и определение достижения в организации общественного производства, в первую очередь в разделении труда, в частности выделении умственного труда. Как социально-историческое явление религия изменялась вместе с изменением форм общественной жизни, которые она отображала. Этапами её революции были первобытные верования (тотемизм, магия, фетишизм, анимизм), национальные (иудаизм, индуизм, синтоизм, даосизм, конфуцианство) и мировые религии (буддизм, христианство, ислам).

Религия является более зрелой формой мировоззрения, чем мифология. В ней бытие постигается не мифически, а иными средствами. Выделим такие: а) в религиозном сознании уже четко разделяются субъект и объект, следовательно преодолевается характерная для мифа неразделимость человека и природы; б) мир раздваивается на духовное и телесное, земное и небесное, естественный и сверхъестественный миры, вдобавок земной начинает рассматриваться как следствие сверхъестественного. Мифологические персонажи живут в феноменальном мире (на горе Олимп, на горе Мэру и т.п.); в религии сверхъестественный мир недоступен органам чувств, а потому в объекте этого мира следует верить. Вера и выступает главным средством постижения бытия; г) особенностью религиозного мировоззрения является также его практичность, поскольку вера без дел мертва. В связи с этим вера в Бога и в сверхъестественный мир вообще вызывает своеобразный энтузиазм, т.е. жизненную энергию, которая придаёт пониманию этого мира жизненный характер; д) если для мифа главным является обоснование связи индивида с родом, то для религии главное – достижение единения человека с Богом как воплощением святости и абсолютной ценностью.

Философское мировоззрение – этот тип мировоззрения в современных условиях рассматривается как один из влиятельных и действенных типов. Он, как и религия, развился из первичной мифологии, унаследовав ее мировоззренческие функции. Но что же роднит философию с рассмотренными типами мировоззрения и что от них отличает?

Объединяет их общая направленность – дать картину мира , включая человека с его отношением к окружающей реальности , и выяснить смысл человеческого бытия. Тем не менее ответы на эти вопросы представители различных видов мировоззрения ищут своими путями. Что же касается философского мировоззрения, то необходимо обратить внимание на такие его особенности:

а) философскому мировоззрению присуща не чувственно-образная, как предшествующим типам мировоззрения, а абстрактно-понятийная направленность. У него предельно широкий уровень обобщения (категории, принципы), которые выходят на границу бытия и небытия;

б) философское мировоззрение – это теоретическая форма мировоззрения, исторически возникшая и первая форма систематизированного теоретического мышления. Оно направлено на критическое исследование и решение мировоззренческих проблем с целью повышения степени достоверности и надёжности таких решений;

в) отличие философского мировоззрения от мифологического и религиозного состоит в том, что религия и мифология совпадают с соответствующим мировоззрением, тогда как философия составляет ядро научного мировосприятия и обеспечивает ему целостность, взаимосвязь и определенность;

г) в отличие от религии и мифологии, философия в осмыслении мира систематически опирается на научные знания. Но если в начале своего существования философское мировоззрение базировалось на частных, не систематизированных знаниях, то современное мировоззрение имеет возможность полного использования, как теперь говорят, большой науки. Вместе с тем философия оказывает огромное влияние на развитие науки. Она выступает общей методологией научного познания;

д) философия стремится ставить и решать предельные, абсолютные проблемы человеческого бытия;

е) философия исследует познавательное, целостное социально-политическое, моральное и эстетическое отношение человека к миру; вырабатывает определенные критерии и принципы общественной и индивидуальной деятельности, опираясь не на авторитет, а на знание господствующей в мире необходимости.

Таким образом, философское мировоззрение – закономерный этап в духовном развитии человечества, которое было обусловлено как изменениями в общественном бытие людей, как и развитием различных областей общественного сознания.

Научное мировоззрение в отличие от других форм мировоззрения раскрывает фундаментальные принципы, законы и категории, охватывающие все сферы природного и социального процесса. Научное мировоззрение решает мировоззренческие вопросы исходя из обобщения и систематизации знаний, добытых философией, отдельными естественными и общественными науками, что обеспечивает ему объективность, стройность, целостность, логику и высокую доказательность.

Перечисленные исторические типы мировоззрения, есть ни что иное, как типизированные и абстрагированные формы деятельности человека в определенные исторические промежутки времени в соответствии с развитием культуры и познания. Эти формы деятельности выступают проявлением и выражением сознания и самосознания человека, практически ориентированных на преобразование мира и самого себя в соответствии с нормами культуры и цивилизации.

Таким образом, предметом философии является мир в целом в своих наиболее общих закономерностях, рассматриваемый под углом зрения субъект – объектного отношения, иначе говоря, отношения «человек-мир». Исходя из этого, философия исследует: 1) природу и сущность мира; 2) природу, сущность и назначение человека; 3) систему «человек – мир» в целом и состояние, в котором она находится.

У каждого изучающего философию рано или поздно закономерно возникает интерес к тому, есть ли в философии такие вопросы, проблемы, которые по отношению ко всем остальным были бы первостепенными, т.е. наиболее важными, главными, основными.

Эта тема представляет интерес не только для начинающих, но и для профессиональных философов, среди которых они уделяют ей серьезное внимание, другие, напротив не считают ее актуальной. И тем не менее, если окинуть общим взглядом всю долгую историю философии, не трудно заметить, что философские проблемы, касающиеся происхождения, генезиса, сущности мироздания и человека, а так же, например, смысла жизни, природы человеческого познания и т.п., так или иначе присутствуют практически во всех философских трудах, независимо от того, кому именно они принадлежат и к какому времени относятся. Действительно, трудно найти философа, который бы никак не обнаружил своего отношения к тому, что являют собой сознание, мышление, дух, идеальное и как они соотносятся с материей, природой, бытием, или, например, не усомнился бы в своих «мудрствованиях», рассуждениях и выводах. Это обстоятельство и дало в свое время основание Ф.Энгельсу (1820-1895) сформулировать так называемый «Основной вопрос философии», в котором выделяется две стороны.

Первая из них касается соотношения материального и идеального. Вопрос ставится так: «что первично, материя или дух (сознание)?» или, как сказал сам Ф.Энгельс: «Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии есть вопрос об отношении мышления к бытию».

Вторая сторона тесно связана с первой и формулируется следующим образом: «Познаваем ли мир?» Другими словами: «Можем ли мы в наших представлениях и понятиях в действительном мире составлять верное отражение действительности?»

В зависимости от того, как те или иные философы отвечают на первый вопрос, делят их на материалистов (кто полагает, что мир изначально материален, а сознание – порождение этой материи) и идеалистов (которые считают, что в основании мира находится нечто идеальное, предшествующее материи и создающее её). При этом различают две разновидности идеализма – объективный и субъективный.

Тех, кто началом всего сущего признает нечто не материальное и независящее от человеческого сознания (т.е. существующее объективно) – это может бог, мировой разум, идея, вселенский дух и т.п., – относят к объективным идеалистам. В истории философии такими бесспорно признаются Платон, Ф.Аквинский, Г.В.Гегель, В.С Соловьёв, Н.Бердяев и др., в случае, когда мир рассматривается лишь только через призму индивидуального (субъективного) сознания, говорят о субъективном идеализме, яркими представителями которого являются Дж.Беркли, Д.Юм, И.Г.Фихте.

Материалистических школ и течений в истории философии обнаруживается тоже достаточно много. Так, о несотворимости и неуничтожимости материи говорили уже первые философы. К представителям этого, так называемого «наивного материализма» относятся древнекитайские философы: Лао-цзы, Ян Чжу; древнеиндийские философы из школы локаята; знаменитые философы античности: Гераклит, Эмпедокл, Демокрит, Эпикур и др., в новое время, когда шло активное восстановление и развитие классической механики, широкую известность получил «маханистический материализм» (П.Гольбах, П.Гассенди, Ж.Ламетри). Рассматривая последующие эпохи, можно выделить «антропологический материализм» Л.Фейрбаха, «вульгарный материализм» Фогта, Бюхнера, Молешотта и, наконец, получивший широкую известность «диалектический материализм» К.Маркса, Ф.Энгельса и их многочисленных последователей.

Заметим, однако, что те или иные философы, называемые по данной классификации материалистами и идеалистам, сами себя могут и не относить к какому-то из этих направлений, рассматривая такое деление как не оправданную схематизацию и упрощение. Основанием для подобных взглядов является то, что, будучи сформулированным прямолинейно и в категоричной форме, когда другие подходы к пониманию этой проблемы игнорируются, «основной вопрос философии» с необходимостью делит абсолютно всех на два больших противоположных лагеря - материалистов и идеалистов и как частный случай выделяют лишь дуалистов – тех, кто полагает материальную и духовную субстанции равноправными началами, как, например, Р.Декарт.

Однако в истории философской мысли найдётся и не мало других проблем, которые также рассматриваются как самые важные или наиболее значимые, а потому многие философы, рассуждая о субстанции (первооснове мира), не склонны соотносить её с «основным вопросом философии». Так, например, для первых античных философов самая фундаментальная философская проблема сводилась к вопросу: «Из чего сделан мир?» И он казался им самым главным, основным.

С точки зрения средневековой схоластики «основной вопрос философии» может быть сформулирован следующим образом: «Как возможно рациональное обоснование существования Бога?» Для современных религиозных философских концепций, в частности, неотомизма, он и теперь остаётся главным.

Интересным представляется позиция И.Канта, для которого вопрос «Что такое человек?» является по существу «основным вопросом философии». Человек, с его точки зрения, принадлежит двум различным мирам – природной необходимости и нравственной свободы, в соответствие с которыми он, с одной стороны, – продукт природы, а с другой стороны – результат того, что «как свободно действующее существо, делает или может и должен делать из себя сам» [10.Кант. Соч. Т.6, М., 1966. С.351].

В философии же экзистенциализма за «Основной вопрос» принимается проблема, которую каждый индивид должен для себя решить: «Стоит ли жить?», ибо без ответа на него всё остальное теряет смысл, полагают сторонники этого направления. Как отмечает французский философ – экзистенциалист А.Камю: «Решить, стоит ли жизнь труда быть прожитой или она не стоит этого, – значит ответить на основной вопрос философии».

А прагматизм, например, центральное внимание уделяет понятию истины и проблеме её установления.

Таким образом, в истории философии нет единой формулировки основного вопроса философии. Предмет философии намного шире, чем тематика, связанная с решением основного вопроса философии, что раскрывается в структуре философского знания.


Глава 2. ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ (ЭТАПЫ) ФИЛОСОФИИ.

2.1. Философия Древнего Востока (III – е тысячелетия до н.э.)

Впервые философские размышления возникают в самых ранних человеческих цивилизациях и носят преимущественно мифологический и религиозный характер. В Древнем Египте – фараон являлся представителем бога Солнца на земле, который сотворил весь мир. В древнем Вавилоне этот характер также сохраняется, но добавляется юридическое обоснование человеческих отношений.

Первые в человеческой истории законы – законы царя Хамурапи, но более высокого уровня философия достигает в Древнем Китае и Древней Индии.

ДРЕВНИЙ  КИТАЙ

Развитию философии предшествовала высокоразвитая мифология:

  1.  культ предков, которые считались посредниками между богом и людьми, им приносились жертвы;
  2.  мифы о происхождении земли и космоса: из первичного космического хаоса появляются 2 первоначала. 2 божества – Янь и Инь. В результате их действия возникают все предметы и явления. Весь мир – борьба этих двух первоначал;
  3.  все природные явления объясняются с точки зрения антропоморфизма, то есть с точки зрения подобия человека;
  4.  появляются первые философские категории Дао и Ци.

Принято считать, что в китайской философии существует около ста школ, важнейшими из которых являются:

  1.  Конфуцианство  (Конфуций), ( Кун Ци -  Кун Фу Ци  -  Конфуций);
  2.  Даосизм  (Лао Цзы).

Их основные идеи:

  •  в мире действует высшая небесная сила Дао. Кроме этого есть другая сила – жизненная сила  человека (это Ци) Каждый поступок человека – есть равнодействующая этих 2-х сил;
    •  Конфуций считал, что человек по своей природе добрый, а злым его делает общество, поэтому необходимо изменить несовершенное общество;
    •  народ важнее правителя, правитель должен завоевать уважение народа;
    •  Конфуций выступает за социальное равенство;
    •  принцип «золотой середины»: относись к другим людям так, как хотел бы, чтобы они относились к тебе, или не делай другим того, чего не хочешь себе.

3. Моизм (Мо Цзы). В основе этой философии лежит критика конфуцианства:

  •  выступают против почитания старших, так как почитание должно быть взаимным;
    •  если этого нет (смотри предыдущее), то возникают беспорядки, конфликты и войны;
    •  против равенства, но за социальную справедливость;
    •  справедливое общество будет тогда, когда правят мудрые правители. Так как общество несправедливо, то нужно найти мудрого правителя, не меняя самого общества.

 4. Легизм.  (Шан Ян) – школа законников:

  •  страх – основа развития общества;
    •  должны быть законы и жестокие наказания за их невыполнение;
    •  политика несовместима с моралью, так как политика – это всегда грязное дело;
    •  наводить порядок в обществе необходимо до того, как вспыхнут беспорядки:
    •  много наказаний и мало наград;
    •  наказания должны быть жестокими;
    •  большое наказание даже за малый проступок;
    •  круговая порука (за одного наказывают всех)
    •  взаимная подозрительность, слежка и доносительство.
    •  постоянная сменяемость государственного аппарата «каждый чиновник на своей должности ворует» (каждого чиновника по окончании срока работы в должности сразу в тюрьму) От этого пострадал сам Шан Ли: он был советником, произошел переворот и его посадили. Ему удалось бежать, на него донесли, опять посадили, а потом казнили.

ДРЕВНЯЯ  ИНДИЯ – родина ИНДУИЗМА. Касты:

  1.  Брахманы-жрецы (духовная власть, политической власти нет);
  2.  Кшатрии-воины (политическая власть, духовной власти нет);
  3.  Вайшьи-земледельцы, ремесленники, торговцы (экономическая власть);
  4.  Шудры - городские и сельские низы – на положении рабов.

Мифология похожа на китайскую, но тут существует космический человек  Фуруша, который создал звезды, космос, землю, весь мир.

В основе  индийской философии и мифологии находятся следующие понятия:

1. Сансара – перевоплощение человеческой души после смерти;

2. Карма – моральная награда или наказание за жизнь человека (как жил, так и перевоплотишься);

3. Нирвана – рай; состояние отрешенности от внешнего мира и погруженности в самого себя (медитация, аскетизм, самоограничение).

Вся индийская философия изложена в четырех источниках:

  1.  Самхиты (веды) – изложение мифов и ритуалов;
  2.  Брахманы – истолкование самхитов жрецами;
  3.  Араньяки (лесные книги) – размышления отшельников (они ближе к богу, так как соблюдают запреты);
  4.  Упанишады – философские идеи и научные знания (как лечить, как готовить).

Есть сторонники этих источников, есть противники, но все они опираются на эти источники:

1. Астика (ортодоксальная философия) – сторонники этих источников.

  •  Веданта
  •  Миманса
  •  Йога
  •  Санкхья
  •  Ньяя
  •  Вайшешика

2. Настика (неортодоксальная философия) – противники источников.

  •  Буддизм. Основатель – наследный принц индийского племени Шакья Сидхаратха Шакьямуни. Он сделал свой выбор в пользу знаний, в пользу философии, медитировал, однажды на него снизошло озарение, его стали звать «просветленный учитель» Будда Гаутама:
    •  вся человеческая жизнь – страдание;
    •  страдание происходит из-за страстей и жажды жизни;
    •  зная причину страданий, можно попробовать избавить человека от страданий. Но сделать это очень трудно, так как это требует большого самоограничения, избавления от страстей, медитации и аскетизма. Все люди делятся на две группы: Махаяна – «большая колесница» это большинство людей, которые живут нормальной жизнью и стараются что-то сделать Ханаяма – «малая колесница» это меньшинство людей: священники. Выполняющие все ограничения и подсказывающие людям как надо жить.
  •  Джайнизм. Основатель – Маховира. Они верят не в бога или богов, а в джинов (джайнов) – это человек, который соблюдает все каноны джайнизма и помогает другим людям. Каноны:
  •  золотые правила: не вреди человеческой жизни, будь правдив, не укради, воздерживайся от привязанностей (так как они ведут к страданиям);
  •  жемчужины: правильное поведение, правильное познание, правильная вера.

Всю историю человечества они разделили на  три эры:

  •  прошлое: всегда великое счастье;
  •  настоящее: всего понемногу;
  •  будущее: всегда великое несчастье.
  •  чарвака (локаята). Основатель: Чарвака. Цель человеческой жизни – наслаждение и удовольствие (в переводе на индийский – локаята). Это единственная материалистическая школа философии Древней Индии и единственная атеистическая.

2.2. Античная  философия  (Др. Греция и Др. Рим)   I-е тысячелетие до н.э. – II в. н.э.

Основные черты античной философии:

  1.  мифологическая;
  2.  космоцентризм, то есть человек и общество рассматриваются как часть природы, часть вселенной, часть космоса;
  3.  внимание к внутреннему миру человека, этическим проблемам;
  4.  интерес к политическому устройству человечества, формам правления;
  5.  в силу географической отдаленности, отсутствия транспорта и связи необходимого общения и преемственности между первым и вторым историческими этапами развития философии не было.

В истории Древней Греции можно выделить следующие периоды:

  1.  Гомеровская Греция (героическая эпоха) -  XI  -  IX  века до нашей эры. Развивается земледелие, скотоводство, но нет частной собственности, государства, рынка.  Рабство еще не развито.
  2.  Архаический    VIII  -  VI  века до нашей эры. Это время великой греческой колонизации. Развитие торговли, появление денег. Зарождается государство в форме полиса (полис – город, государство), происходит развитие культуры.
  3.  Классический   VIII века до нашей эры. Афины и Спарта становятся центрами древнегреческой цивилизации. Расцвет полисов и рабовладельческой демократии. Время Греко-персидских войн.
  4.  Период эллинизма   III век до нашей эры   -   II  век нашей эры. Ослабление и разложение полисов, подчинение Риму  порождают  философский интерес к жизни одного человека.

Гомеровская Греция - в философии – мифологизм  и космоцентризм.

Архаический период - в философии – мифологизм и космоцентризм.

Классический период - в философии  -  политическое устройство государства и формы правления.

Период эллинизма - в философии  -  философский интерес к жизни одного человека.

Всю древнегреческую философию можно разделить на  два основных направления, которые состоят из нескольких школ:

  1.  Ионийская философия: стихийный материализм, натурфилософский характер мировоззрения, космологизм, первые философские купцы и мореходы, то есть философия была для них неосновной профессией.
    •  Милетская школа  (город Милет). Представители: Фалес, Анаксимен,  Анаксимандр
      •  материалистическое истолкование природы: небожественное происхождение мира, несотворимость и неуничтожимость мира, его вечность и бесконечность,
      •  выделение материального первоначала. Фалес считал, что первоначалом мира является вода,  Анаксимен – воздух, Анаксимандр – айперон, то есть неопределенность
      •  движение, изменение и развитие первоначала (воды воздуха (айперона) приводит к появлению всех предметов и явлений (элементы диалектики),
      •  развитие окружающего мира описывалось по следующей схеме: рыбы -> животные   -> человек
      •  космизм: существует бесконечное множество миров,  а мы лишь один из этих миров.

Анаксимен – плоская Земля висит в пространстве, а Солнце и звезды вращаются вокруг нее.

Анаксимандр  составил первую карту звездного неба и небесный глобус.

  •  Эфесская школа. Представитель – Гераклит. Идеи:
    •  Огонь – первоначало мира, он вечен, но изменяется во времени.
      •  Изменение огня приводит к возникновению всех предметов и явлений.
      •  Эволюция и развитие природы, общества и человека. Гераклит говорил: «Все течет, все изменяется, нельзя дважды войти в одну и ту же реку.
      •  Везде в мире происходит обмен и борьба противоположностей. Критической формой такой борьбы является война. Гераклит считал, что мир это короткая передышка между войнами. Хочешь мира – готовься к войне.
      •  Все в мире относительно. Человеческие ценности тоже.
      •  Космос существует вне человека. Цель человека – познать космос в его движении.
      •  Наши чувства могут нас обманывать, но они – единственный источник нашего познания.
  1.  Италийская философия (Италия – область на территории полуострова Пеллапонесс):
    •  Пифагорейская школа, основатель – Пифагор (пифагореизм) создал кружок «Союз для занятий философией, искусством и спортом». Идеи:
      •  Пифагор верил в переселение человеческой души и считал, что в душе всегда есть память о прошлой жизни. Цель человеческой жизни – достижение катарсиса (в переводе с греческого – очищения). Физическое очищение и духовное – диета и мысли).
      •  Первоосновой мира Пифагор считает число.
      •  Цель человеческого познания – познать числовую структуру космоса.
      •  Пифагор говорил: «Каждый человек нуждается в своем господине» (так сказать, в начальнике).
    •  Элейская школа (город Элея, элиаты). Представители Парменид и Зенон. Идеи:
      •  Человек познает мир с помощью разума, но разум может нас обманывать.
      •  Существуют непримиримые противоречия нашего разума (апории), придумал их Зенон ( апории Зенона): «Копье»: сильный греческий воин разбегается и бросает копье до края мира, подбегает к этому копью и видит, что край мира отодвинулся. И так несколько раз  мир конечен и бесконечен одновременно. «Стрела»: греческий воин стреляет из лука и видит, что стрела перемещается в пространстве, то есть движется. Далее он начинает размышлять как сумма неподвижных точек может представлять собой движение  движение есть перемещение в пространстве и во времени. «Ахилл и черепаха»  количество переходит в качество. «Куча»  переход количества в качество и понимание меры.
    •  Софистская школа (софисты). Представитель Протагор. Софисты – первые учителя мудрости. Идеи:
      •  В процессе обучения людей они часто использовали софизмы (сознательное искажение истины в определенных интересах).
      •  Человек есть мера всех вещей.
    •  Атомистическая школа (атомисты). Представители Левкипп и Демокрит. Идеи:
      •  Все предметы  состоят из атомов, то есть из мельчайших неделимых частиц (атомос в переводе с греческого – мельчайший, неделимый)
      •  Атомы вечны. Они не подвергаются никакому воздействию. Движение атомов изначально.
      •  При разрушении атомов исчезают предметы.
      •  Мир постоянно развивается и возникает жизнь, но выживают сильнейшие и наиболее приспособленные.
      •  В процессе познания чувства могут нас обманывать, так как они не дают информации об атомах (в то время не было даже оптических микроскопов, поэтому атомы были невидимы. Это была лишь гипотеза. Наличие их можно было предположить только разумом).
      •  Единственную достоверную информацию в процессе познания дает человеческий разум.
      •  Процесс познания рассматривается как процесс отражения: предметы воздействуют на атомы воздуха атомы воздуха воздействуют на наши чувства, вызывая ощущения разум проверяет, обобщает и анализирует ощущения. Так у человека появляется информация или образ окружающего мира. Разные предметы по-разному воздействуют на атомы воздуха, по-разному воздействуют на органы чувств человека, вызывают разные ощущения, а разум делает из них разные образы.
      •  Человек – мера всех вещей.
    •  Сократические школы (Сократ). Общие идеи:
      •  Предмет философии – совершенствование человека. Сократ говорил: «Познай самого себя, человек!»
        •  Метод философии – диалоги, дискуссии, споры, ирония.
        •  Сократ говорил: «Заговори, чтобы я тебя увидел!»
        •  Сократ утверждал: «Я знаю, что я ничего не знаю, и чем больше я знаю, тем меньше я знаю!»
        •  Есть то, что всегда добро и есть то, что всегда зло, то есть добро и зло не зависят от обстоятельств.
  •  Киническая школа (кинизм, киники). Представитель – Диоген Лаэртский жил в бочке, проповедовал аскетизм:
    •  Человек – это двуногое существо без перьев (Сократ, услышав об этом, поймал цыпленка, ощипал его и бросил в ноги Диогену, сказав, что это человек).
    •  Движения в мире нет. В мире существует только покой, устойчивость и неизменность.
  •  Киренаическая школа (киренаики). Представитель – Аристипп (идея гедонизма): цель человеческой жизни – удовольствие и наслаждение.
  •  Платоновская школа (академия). Платон не просто беседовал с учениками, он основал академию: он купил здание, которое находилось в саду в честь Академа отсюда название. Он поставил процесс обучения на поток. Платон верил в академический метод (лекционно-семинарский): один или несколько преподавателей читают студентам несколько лекций, а затем со студентами по прочитанным темам проводится семинар. Этот метод реализован во всех академиях, институтах и университетах. Платоновская академия это учебное заведение с самыми богатыми традициями за всю историю человечества. Он умер в IV веке до нашей эры, а созданная им академия просуществовала 915 лет (сейчас там музей, а академия в другом здании уже 150 лет). Идеи:
  •  Весь мир состоит из двух областей: мир вещей и мир идей. Мир вещей это бледная копия мира идей.
  •  Цель познания – это познание мира идей. Познание рассматривается как процесс воспоминания. Платон верил в переселение человеческой души. Более того, он считал, что человеческая душа многократно была в мире идей и способна как бы вспоминать о нем, подпитывая человеческое тело новой информацией: душа путешествует из тела в мир идей во время сна; душа улетает из умершего человека в мир идей и потом вселяется в другого человека, только что родившегося.
  •  Цель государства – счастье всех людей. Государство определяет для всех людей где счастье и ведет к этому счастью всех людей, если потребуется, то и железной рукой

Платон сделал сознательный выбор в сторону объективного идеализма.

  •  ликей Аристотеля. Представитель – Аристотель – ученик Сократа, Платона. Студент в академии Платона, преподаватель в Академии. Стал помощником Платона. Однажды сказал: «Платон мне друг, но истина дороже» - и оставил Академию. Едет к Александру Македонскому, становится его наставником. Основал свою школу – ликей. Занятия проходили в саду в честь Аполлона Ликейского (отсюда название). Система занятий в корне отличалась от платоновской. Аристотель купил участок сада. В нем он гулял с учениками и философствовал. (История показала, что Академия Платона лучше). После смерти Аристотеля ликей прекратил свое существование. Идеи:
    •  Аристотель считал, что Платон ошибочно удваивает мир. Сделал выбор в сторону дуализма: человек и окружающий мир равнопервоначальны.
    •  Цель государства – счастье каждого человека, то есть государство создает равные условия для всех и этим ограничивается. Каждый человек сам определяет, где его счастье и движется к нему, используя необходимые ему средства. У разных людей может совпадать представление о счастье, но каждый реализовывает его по-разному.

Платон и Аристотель одинаково выделяют:

  1.  три слоя общества:
    •  правители, управляющие обществом (считали, что правитель должен быть философом)
    •  воины, защищающие это общество
    •  ремесленники и торговцы, которые производят все необходимое для общества.

Платон и Аристотель разделили людей на три слоя, но был еще и четвертый – рабы.

  1.  три формы государства:
    •  монархия – власть одного человека
    •  аристократия – власть группы людей
    •  демократия – власть народа.

Оценки: хуже всего демократия, лучше всего монархия, а для Греции больше всего подходит аристократия. Каждая из этих форм может быть законной и незаконной. Незаконная монархия – это тирания (предыдущий правитель убит). Незаконная аристократия – олигархия. Незаконная демократия – охлократия («безумные толпы»).

ДРЕВНИЙ РИМ

Школы философии:

  1.  Эпикурейская школа. Представители: Эпикур, Тит Лукреций Кар. Идеи:
    •  Главная идея – развитие атомистических идей Левкиппа и Демокрита.
    •  Главное для человека и общества – стремление к свободе.
    •  Выступают против религиозных суеверий, так как освобождение от страхов – это путь к счастью и свободе человека.
    •  Гедонизм: цель человеческой жизни – наслаждение и удовольствие
    •  Плюс все атомистические идеи.
  2.  Скептицизм. Представители: Пиррон, Энсидем, Секст Эмпирик. Идеи:
  •  Сомнение в истинности и даже возможности человеческого познания, то есть именно здесь – корни агностицизма.
  •  Счастье человека это спокойствие и отсутствие эмоций, то есть аскетизм.
  1.  Стоицизм (город Стоя, стоики). Представители: Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. Идеи:
  •  Дуализм человека и природы, то есть человек и природа равноправны и являются первоосновой мира.
  •  Разум человека не только отражает окружающий мир, но и творит его (например, метро, трамваи – все это придумано и создано разумом человека).
  •  Миром правит мировой разум, который они называют логос.
  •  В мире господствует строгая необходимость. Все предопределено (это фатализм).
  1.  Электизм. Представитель – Цицерон. Идеи:
  •  Разработка философской терминологии. Цицерон дал определение многим философским понятиям.
  •  Эклектика – это смешение разных стилей, порой внутренняя противоречивость и нелогичность (Цицерон – мастер публичного выступления).
  1.  Неоплатонизм. Представитель – Плотин. Неоплатонизм обеспечил перевод с греческого на латинский трудов Платона и пропаганду его идей.

2.3 Философия Средневековья (IIXIV века)

Основные черты:

  1.  теоцентризм (тео – бог) в центре философии – Бог.
  2.  возникновение, а затем и господство двух мировых религий: христианство и мусульманство (ислам). Ислам возникает в VII веке на Аравийском полуострове.
  3.  философия становится пессимистичной, то есть очень много говорится о конце света, страшном суде, апокалипсисе.

Направления средневековой философии:

  1.  Апологетика. Представители: Юстин Мученик, Тертуллиан. Идеи:
    •  Главная идея – защита христианства с помощью философии от других религиозных течений и, прежде всего, от язычества и ересей.
    •  Между христианством и другими религиями много общего, следовательно, основные положения христианства верны.
    •  Античное философское наследие также доказывает правильность христианства \9используют Платона, а потом все больше Аристотеля).
    •  Тертуллиан говорил: «Я верю, ибо это невозможно!»
  2.  Патристика (или учение отцов церкви, первых священников). Представитель Августин Блаженный-Аврелий. Идеи:
  •  Главная проблема философии – Бог. Бог сотворил мир и сотворил человека по своему образу и подобию.
  •  Бог – источник всех истин.
  •  Знание о нем может быть получено только путем веры, откровения и мистики.
  •  Все заранее предопределено Богом, и изменить ничего нельзя (религиозный фатализм).
  •  Душа индивидуальна. Это искра божья, и она не может переселяться. Все грехи – на человеческой душе, и после смерти всех ждет страшный суд и ответ за свои грехи.
  •  Природные катастрофы (землетрясения, наводнения, извержения вулканов), голод, эпидемия, войны, революции – это наказания людям за грехи. Путь устранения этого – усердие в обращении к Богу.
  •  История человечества это библейская история.
  •  Государство – это результат договора человека и Бога. Власть в обществе – от Бога. Главными в обществе являются религиозные законы. Идеал государства – теократическая монархия (Ватикан).
  •  Для блага человека церковь может использовать принуждение (Инквизиция)
  •  Существует два града: град небесный и град земной. Град земной – это царство зла, порока и алчности. Град небесный – благодати и добродетели.
  •  Во всем мире и даже в душе человека происходит вечная борьба града небесного и града земного, Бога и дьявола.
  1.  Схоластика. Представитель – Фома Аквинский. Соглашался с Августином Блаженным, но добавлял:
  •  Мир – творение Божие, а природа – подножие небесного храма.
  •  Бог – причина и цель мира.
  •  Существование Бога можно доказать опытным путем, и природа есть такое опытное доказательство.
  •  Есть гносеологическое доказательство Бога: в мире существуют истины, их много и они разные, значит в мире должна быть абсолютная истина, и эта абсолютная истина – Бог.
  •  Аксиологическое доказательство Бога: в мире много разных ценностей, значит должна быть абсолютная ценность, и это есть Бог.
  •  Этическое доказательство Бога: в мире есть мораль и нравственность, высшая мораль и нравственность – Бог.
  •  Эстетическое доказательство Бога: в мире есть гармония и красота, значит кто-то должен был это устроить (иначе был бы хаос), и это Бог.
  •  Теория двойственной истины (что касается познания, то это то, что предлагает Фома Аквинский): истины веры (религия) выше истин разума (наука).
  •  В процессе познания участвуют души людей: предметы действуют на наши души, и мы получаем знания об окружающем мире.
  •  Государство – результат договора человека с Богом, идеал государства – теократическая монархия.
  •  Главная добродетель человека – подчинение вере.
  •  Социальное неравенство в обществе от Бога, поэтому с ним необходимо смириться.
  1.  Номинализм. Представители: Ансельм Кентерберитский, Дунс Скотт, Уильям Оккам.
  2.  Реализм. Представители: Иоганн Скотт Эриугена, Пьер Абеляр.

Причина разделения философии на номинализм и реализм это спор об универсалиях или наиболее общих понятиях. Реализм считал, что существуют универсалии, а не единичные предметы. То есть реализм – это крайняя форма идеализма. Номинализм утверждал, что существуют лишь конкретные единичные предметы, а универсалии – лишь абстракции, которые существуют номинально. Фактически, спор между номиналистами и реалистами шел вокруг главной универсалии – вокруг понятия Бог: что есть Бог? Абстракция или реальность?

  1.  Мистика. Представитель – Августин Блаженный. Мир может быть познан лишь путем веры, откровения и интуиции. Никакая наука здесь помочь не может.

ИСЛАМСКАЯ ФИЛОСОФИЯ: АРАБСКАЯ, МУСУЛЬМАНСКАЯ, БЛИЖНЕВОСТОЧНАЯ СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

Отличия исламской философии от христианской:

  1.  если о христианской философии говорят IIXIV века, то о мусульманской – VIIXIV века.
  2.  высокий уровень экономического и научного развития (этому способствовали особенности климата и почвы). Алгебра, география, химия зародились и получили первичное развитие в мусульманских странах.
  3.  существовало единое арабское и мусульманское государство – арабский халифат – в то время это наиболее крупное и развитое государство. В Европе все было по-другому: множество разных государств, и они были раздробленны.
  4.  складывается высокоразвитая многонациональная арабская культура, которую объединяли:
    •  единый арабский язык
    •  единая вера – Ислам
  5.  в философии выделяются две главных тенденции:
  •  калам – это философское объяснение Корана
  •  свободомыслие – атеистическое истолкование философии Аристотеля.

Три группы идей, характерных для исламской философии:

  1.  Аль-Кинди (800 – 870 годы), Аль-Фараби (870-980 годы). Идеи:
    •  Стремление соединить Аристотеля и неоплатонизм. У Аристотеля брали логику, а из неоплатонизма – онтологию.
    •  Признают божественное сотворение мира.
    •  Идеи всеобщей причинности, то есть религиозный фатализм.
    •  Главная причина сотворения мира – божественная воля.
    •  Игра космического разума позволяет человеку познавать мир. Эта искра есть в каждом человеке.
    •  Выделяют три ступени человеческого познания: 1 – логика и математика, 2 – естествознание, 3 – философия.
    •  Каждая мысль, осмысленная до конца, позволяет увидеть в себе, как в зеркале, всю вселенную.
    •  Предложили свою модель идеального государства – «добродетельный город» - этим добродетельным городом управляет имам, который сочетает государственную и религиозную власть и является философом.
  2.  Абу Али Ибн-Сина (980-1037 годы). Он был философом и врачем, написал более 100 книг, из них 80 по медицине. Идеи:
  •  Мир вечен и несотворим.
  •  Теория эманации – истечение: мир предполагает в себе возможность появления всех вещей, но эта возможность реализуется вследствие абсолютной причины (Бога), то есть речь идет о взаимодействии двух начал, материального и идеального, то есть дуализм.
  •  Кроме материальной и идеальной существует промежуточная инстанция – душа. По своей природе она идеальна, но заключена в материальном теле. Существует три вида душ: 1 – растительные, 2 – животные, 3 – разумные.
  •  Существует две степени человеческого познания: 1 – чувства дают практические знания для отличия добра и зла, 2 – разум дает теоретические знания для отличия истины и лжи.
  •  Главная цель познания – самопознание и познание Бога.

Вывод: метафизичность и двойственность философии Ибн-Сины, но в ней больше материализма.

  1.  Ибн-Рушд (1126-1198 годы). Идеи:
  •  Мир первичен, вечен и бесконечен.
  •  Изменить мир могут только внутренние, а не внешние причины. Это метод диалектики.
  •  Мир имеет движение в своей основе. Бог определяет цель развития мира, но Бог безличен. Разрабатывает теорию двойственной истины. Религия – это низший вид истины, он для толпы. А философия – это высший вид истины – для элиты.
  •  Оптимизм при осмыслении человеческой истории. Человек должен преодолеть свое скотское состояние.
  •  Технократизми опора на научные знания.
  •  Женское равноправие.

2.4. Философия Эпохи Возрождения (XVXVI века)

Основные особенности:

  1.  всего 200 лет, но по вкладу в мировую культуру и в мировую философию он ничуть не меньше по значению, чем предыдущий этап.
  2.  после 1200 лет господства религиозной философии возрождались античные традиции:
  •  интерес к изучению природы (Милеет, Эфес);
  •  внимание к проблемам человека (софисты, Сократ, Аристотель);
  •  интерес к проблемам власти и государства (Платон, Аристотель).
  1.  время кризиса и разложения феодализма, появления предпосылок капиталистического (буржуазного) общества;
  2.  сдвиг в материальном производстве: появляется порох, водяной двигатель и другие открытия;
  3.  начинается эпоха великих географических открытий;
  4.  складываются основы мировой торговли;
  5.  переход от ремесленного производства к мануфактурному;
  6.  укрепление государственной власти, наступление на монополию церкви, намечается противостояние светской и духовной власти;
  7.  складывается противовес церковной философии – светская философия.

Основные черты эпохи возрождения:

  1.  теснейшая связь с развитием естествознания:
    •  астрономия Николая Коперника и Джордано Бруно;
    •  великие географические открытия;
    •  возрождение натурфилософии.
  2.  индивидуалистический характер философии. Существуют не только философские школы и направления, но и самобытные философские системы отдельных философов.
  3.  плюрализм философских мнений, идей, школ и направлений.
  4.  резкое изменение философской проблематики:
  •  главный вопрос философии уже не о Боге, а о человеке, то есть антропоцентризм (антропос в переводе с греческого – человек). Вся философия этой эпохи это гимн человеку и его разуму;
  •  Пантеистическая картина мира – Бог растворен в природе. Природа это и есть Бог, он в каждом листочке…;
  •  Проблема достоинства человеческой личности. Идеалом человека этой эпохи является гармонически развитая личность с активной жизненной позицией;
  •  Складывается философское течение гуманизма, отрицающее средневековую схоластику, предлагающего свою модель будущего: отвергает аскетизм, пропагандирует гедонизм;
  •  Возрождается интерес к проблемам власти и государства.
  1.  широчайшее использование античной философии.

В эпоху Возрождения формируется два типа философов:

  1.  непрофессиональные философы – это люди, основная профессия которых не была связана с философией, но, занимаясь своим делом, они выражали философские идеи, решая их средствами своей непосредственной деятельности. Представители: Данте Алигьери (итальянский писатель), Петрарка (итальянский поэт), Джованни Боккаччо (итальянский писатель, автор сказок для взрослых), Леонардо да Винчи, Лоренцо Вала (итальянский писатель), Пико дела Мирандолла (итальянский художник), Николай Коперник (польский астроном), Джордано Бруно (итальянский астроном).
  2.  Профессиональные философы. Представители: Николай Кузанский (Италия), Томас Мор (Англия), Томазо Компанелла (Италия), Николо Макиавелли (Италия), Гуго Гроций (Франция), Жан Баден (Франция), Мишель Монтень (Франция), Эразм Роттердамский (Голландия).

Основные философские направления в рамках философии этой эпохи Возрождения:

  1.  философский гуманизм. Это направление возникает первоначально в Италии в сфере культуры и искусства, а затем распространяется на другие страны на другие сферы и философию в целом. Представители: Данте, Петрарка, Боккаччо, да Винчи, Вала, Мирандолла, Эразм Роттердамский, Мишель Монтень. Главная идея – признание прав и свобод человека, идея счастья и равенства, справедливости и милосердия, развития творческих сил и способностей каждого человека, духовное возрождение античной философской антропологии, критика духовной деспотии, средневековой схоластики. Решение философских проблем художественными средствами.
    1.  натурфилософия. Представители: Н.Коперник, Дж.Бруно, Н.Кузанский) от греческого натура – природа, то есть философия природы.
      1.  Н. Коперник и Дж.Бруно, все их идеи можно разделить на три группы:
  2.  Онтология и космология:
    •  Пантеизм
    •  Мир никем не сотворен, вечен и бесконечен
    •  Гелиоцентрическая модель вселенной (гелио – солнце)
    •  Существует бесконечное множество миров, и наша планета лишь один из этих миров. На это утверждение Римская Католическая Церковь отвечала, что наука пока не предоставила подобных фактов, а значит Бруно не прав.
    •  Во вселенной идет непрерывное движение и развитие.
    •  Мир есть совпадение Бога и материи, духа и природы, их единства.
    •  Гилозоизм – вся природа одухотворена, даже камни имеют душу.
    •  Мир состоит из мельчайших неделимых частиц – атомов/коркускулов/монад.
  3.  гносеология или теория познания:
  •  сомнение – это исходная предпосылка познания
  •  существуют две ступени человеческого познания: чувства (первичная информация) и разум (обобщает, анализирует и проверяет чувства);
  •  этапы познания: 1 – воображение, 2 – рассудок, 3 – интеллект, 4 – ум;
  •  познание это бесконечный процесс
  •  критика теории двойственной истины: считали, что истина едина и постигается рациональным знанием.
  1.  этика:
  •  душа человека смертна, все грехи на душе;
  •  человек в своей жизни должен выполнить два завета: 1 – преодолеть страх смерти, то есть познать мир, 2 – быть активным;
  •  поступки – это критерий нравственности человека. Здесь говорят об этике героического энтузиазма.
    1.  Н.Кузанский (жил в городе Кузано):
      •  Теория ученого незнания или скептицизм, то есть сомнение в возможности человеческого познания
        •  Пантеистическая картина мира. Бог это абсолютный максимум и абсолютный минимум.
        •  Мир и Бог вечны, несотворимы и неуничтожимы.
        •  Человек это высшая ступень развития природы, микрокосм, то есть содержит в себе весь большой мир (понятие «богочеловек»)
        •  Познание мира – есть познание Бога, так как мир и Бог находятся в единстве («Бог в мире, мир в Боге»).
        •  четыре ступени познания, дающие образ предмета: 1 – чувственное восприятие, 2 – рассудок (выделяет противоположности), 3 – разум (сопоставляет противоположности), 4 – интуиция (созерцает выделенные противоположности), то есть диалектический характер познания и иррационализма.
    2.  Социально-философские теории. Представители: Т.Мор – «Утопия», Т.Компанелла – «Город солнца», Ф.Бэкон – «Новая Атлантида», Н.Макиавелли, Д.Вико, Т.Мюнцер, Ж.Боден, Г.Гроций. в этих книгах описаны идеальные государства будущего, где все люди равны, нет войн, революций, социальных конфликтов, где личные интересы находятся в гармонии с общественными. Но есть недостатки: не описаны пути построения такого государства и «уравниловка» (здесь нет места инициативе человека).

Из-за несбыточности – эти теории назыввают

«утопические».

 Боден, Гроций:

  •  Теория естественного права
  •  Теория общественного договора
  •  Теория гражданского общества
  •  Теория разделения властей и единства власти.

2.5. Философия Просвещения и Нового времени (XVIIXVIII века)

Основные черты эпохи:

  1.  XVII век – это Новое время, а XVIII век – это век Просвещения.
  2.  Это период гибели феодализма и становления буржуазных отношений. В это время происходят буржуазные революции в Голландии, Англии, Франции.
  3.  На смену ремесленному производству приходят мануфактуры, основанные на ручном наемном труде.
  4.  Бурное развитие науки. Галилео Галилей – астроном, Исаак Ньютон – физик (открытие теории всемирного тяготения и введение дифференциального исчисления). Изобретения эпохи: телескоп, барометр, механические часы, магнит, геометрия Декарта, интегральное исчисление (Лейбниц), микроскопы, законы Бойля-Мариотта… Эти открытия дали возможность изучения микро- и макромиров и способствовали более глубокому изучению того мира, который мы непосредственно воспринимаем без этих приборов.
  5.  Исходя их этого, вся философия, по сути, становится гносеологией, то есть изучает, главным образом, познание и науку как высшую форму познания.
  6.  Период первоначальное накопление капитала. Усиление эксплуатации в своих странах, развитие международной торговли плюс великие географические открытия (открыты Австралия и Антарктида) превили к колонизации, войнам за колонии.
  7.  Ослабление позиций церкви, и, как следствие, религиозной философии.
  8.  В XVIII веке научное знание распространяется вширь, выходя з кабинетов и лабораторий, институтов и университетов. Становится достоянием большинства людей.
  9.  Наука вселила веренность в мощи человеческого разума, его безграничных возможностях в прогрессе.
  10.  В центре философии – критика религиозной схоластики и метафизики, развитие диалектики и гносеология, взаимосвязь философии и естественных наук, умеренный атеизм.

В философии Просвещения и Нового времени принято выделять следующие основные направления:

  1.  Эмпиризм. В основе познания – опыт.
  2.  Сенсуализм (от латинского сенсис – чувствовать). Главной ступенью человеческого познания является чувственное познание.

Эти направления очень близки, и поэтому иногда говорят, что основу познания составляет чувственный опыт каждого человека. Представители (1+2): Ф. Бэкон, Томас Гоббс, Джон Локк.

  1.  Рационализм. Основа познания – человеческий разум. Представители: Рене Декарт, Готфрид Лейбниц.
  2.  Агностицизм. Мир непознаваем. Представители: И.Кант, Д.Юм, Дж.Беркли.
  3.  Французское философское просвещение: Вольтер, Жан-Жак Руссо, Дени Дидро, Жан Ламетри, Поль Гольбах, Клод Гельвеций.
  4.  Немецкая классическая философия: И.Кант, Иоганн-Готлиб Фихте, Фердинанд Шеллинг, Г. Гегель.

Вспомним некоторых из них…

Френсис Бэкон, лорд канцлер, хранитель королевской печати. Сознательно восстановил материализм на базе естествознания: материя вечна, состоит из первичных элементов, находится в самодвижении (онтология).

Основные идеи:

  1.  Чувствительный опыт – основа познания;
  2.  Теория двойственной истины: существует два вида знаний – теология (знание, внушаемое богом) и философия (знание, идущее из человеческой души);
  3.  Ступени познания: память (история), воображение (поэзия, литература, искусство), разум (философия);
  4.  Цель познания и особенно науки – объяснение окружающего мира для увеличения власти человека над природой, то есть практическая направленность науки;
  5.  Наука – это средство, а не сама цель. «знание – сила»;
  6.  Выделяет три возможных пути познания:
    1.  Путь муравья: масса фактов, простое накопление фактов, но нет научной теории.
    2.  Путь паука: выведение истины из самого себя.
    3.  Путь пчелы: от опытных данных или эмпирических фактов к обобщению и выводам на основе индукции.
  7.  Правильному результату познания мешают так называемые идолы или предрассудки, искаженные образы действительности, ложные понятия и представления. Таких идолов по его мнению четыре:
  8.  идолы рода: это несовершенство органов чувств человека
  9.  идолы пещеры: возникают в результате воспитания особенностей психического склада и индивидуальных характеристик отдельных людей
  10.  идол рынка или площади: это неправильное употребление слов
  11.  идолы театра: это излишняя вера в авторитеты или силу традиции.
  12.  Изменить общество человек должен путем не социальной, а научно-технической революции.

Рене Декарт. Основные идеи:

  •  Основа познания – человеческий разум, то есть понятие «разума» он использует не только в гносеологии, но распространяет его на онтологию.
  •  Человеческий разум беспределен
  •  Очевидность – критерий истины
  •  Познание начинается с сомнения и часто происходит на основе интуиции (предвосхищение знаний, получение их до собственного опыта). Пример: в начале XIX века ученые, наблюдая в телескоп, обратили внимание, что самая дальняя из открытых планет – Юпитер – движется не так, как предписывает закон тяготения. Логично было предположить, что за ней есть еще хотя бы одна планета, масса которой не меньше, чем у Юпитера (планета Уран была открыта «на кончике пера»).

Агностики И.Кант, Д.Юм, Дж.Беркли считали: окружающий нас мир есть комплекс наших ощущений. Эти ощущения связаны с природной структурой и особенностями работы наших органов чувств. Снег белый только потому, что благодаря особенностям устройства нашего зрения мы его видим белым. На самом деле он может быть какого угодно цвета: красный, зеленый, синий… Но узнать это нам никогда не суждено, то есть существуют пределы нашего сознания. Кант – умеренный агностик, так как говорит, что можно узнать явление, но не сущность. Юм, Беркли – крайний агностицизм – вообще ничего нельзя узнать, ни явления, ни их сущность.

Французские просветители Вольтер, Дидро, Ламетри, Руссо, Гольбах, Гельвецийоставили потомкам:

  1.  Онтология:
    •  Критика агностицизма и субъективного идеализма Беркли и Юма. «Чувства нас не обманывают, а дают правильную информацию об окружающем мире».
    •  Критика объективного идеализма Платона – «первоосновой всего сущего является мир», то есть идея материализма
    •  Деизм и пантеизм. Деизм: существует 2 первоначала – Бог и мир. У Бога 2 функции: Бог это первоначало и цель мира.

Вывод: в понимании природы французские просветители были материалистами, но их материализм был метафизическим и механистическим.

  1.  гносеология:
  •  У человека нет врожденных идей, нет врожденного опыта, человек представляет собой чистую доску. Человек это табула раса или чистая доска.
  •  Основу познания составляет чувственный опыт (очень близки к эмпиризму и сенсуализму).
  •  Практика как индивидуальный опыт каждого человека есть критерий истины.
  •  Партийность познания искажает его результаты, то есть интересы людей и их групп влияют на процессы познания.
  1.  социально-философские взгляды:
  •  Теория естественного права и общественного договора.
  •  Теория разделения властей и единства власти.
  •  Теория гражданского общества.
  •  История человечества – прогресс человеческой нравственности (был золотой век развития человечества, а затем нравы постоянно ухудшались).
  •  Частная собственность – основа войн и частных конфликтов.
  •  Идеальное государство – разум, свобода, равенство, братство.

Среди «немецких классических философов» особое место принадлежит И. Канту. Философию Канта принято делить на два периода: докритический (до 1770 года) и критический (с 1770 года). Для понимания современного мира особо важны его идеи:

  •  критика чистого разума;
    •  критика практического разума;
    •  критика способности суждения;

Основную задачу философии в критический период Кант сформулировал так: ограничить возможности человеческого разума, чтобы освободить место для веры. Кант был умеренным агностиком, ибо считал, что можно познать явления, но не сущности вещей, то есть «мы можем ответить на вопрос как что-то происходит, но никогда не сможем ответить почему что-то происходит именно так, а не иначе».

Кант разработал категорический императив, или основной нравственный закон: Бог на небе, и нравственный закон во мне определяет все мои поступки. Нравственный закон Канта очень похож на золотое правило Конфуция (не делай другим того, чего не хочешь себе). Кант не был идеалистом, но в его философии заложена тенденция идеализма. Поэтому большинство немецких философов стали идеалистами. Фихте – субъективный идеалист, Шелер – объективный идеалист. Гегель – абсолютный идеалист (его объективный идеализм был доведен до абсолютного предела). Фейербах – метафизик.

Все немецкие философы были идеалистами и диалектиками, а Фейербах был материалистом и метафизиком. Марксизм взял у всех диалектизм, а у Фейербаха – материализм.

2.6. Современная философия

Термин «современная философия» принято относить к философским идеям, взглядам и концепциям XIXXX веков и начала XXI века. При этом необходимо иметь в виду, что большинство этих идей сформировались во второй половине XIX века и получили существенное развитие в ХХ веке.

XIX ВЕК

В конце XVIII века произошла Великая Французская Революция, повлиявшая на развитие человечества в XIX – ХХ веках. С начала XIX века в Великобритании, а затем и в других европейских странах начинается промышленный переворот.  Мануфактуры уходят в прошлое и на смену им приходит крупное машинное производство. Люди фактически становятся юридически свободными. В связи с тем, что крупное машинное производство неизбежно вытесняет людей на улицу, появляется безработица, и первоначально люди «обвиняют» в этом машины. В частности в Великобритании появляется движение луддитов (разрушителей машин).

В начале XIX века по всей Европе происходят так называемые наполеоновские войны.

Расширение интеллектуальной сферы. В это время были сделаны крупные научные открытия, особенно в геологии, биологии и органической химии (клеточное строение растительных и животных организмов, закон сохранения массы и энергии, эволюционная теория Чарльза Дарвина).

Новое представление о возможностях человека по отношению к природной физической среде – «природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник» («Отцы и дети» И. С. Тургенев).

Центр интеллектуальной и философской мысли перемещается в Германию. Два самых крупных направления XIX века, немецкая классическая философия и философия марксизма, появились именно в Германии, потому что именно здесь наиболее удачно и последовательно прошла реформация католической церкви. После реформации в рамках христианства появляется протестантизм.

Появление наряду с традиционной классической философией нового направления, которое получило название неклассическая философия. Ее смысл заключается в том, что, во-первых, в орбиту философии включаются новые нетрадиционные для классической философии темы (например, существование человека в чуждом ему мире, процесс общения между людьми), и во-вторых, смысл неклассической философии заключается в том, что даже традиционные для философии темы решаются новыми нетипичными для философии методами.

Среди направлений современной классической философии в XIX веке необходимо отметить два наиболее крупных:

  1.  немецкая классическая философия
    1.  философия марксизма.

Немецкая классическая философия. Георг Гегель довел объективный идеализм до высшего предела, и его учение получило название абсолютный идеализм. По его мнению, в основе всех явлений природы и общества лежит некий абсолют или мировой разум. В своем развитии этот абсолют проходит три этапа:

  1.  абсолют сам по себе;
  2.  абсолют в природе;
  3.  абсолют в обществе.

Кроме идеализма необходимо отметить диалектический метод Гегеля. Диалектику он понимает как всеобщий принцип, в основе которого взаимосвязь единства и развития природы, общества и человека:

Социально-философские взгляды Гегеля:

  •  принцип историзма: человеческое общество меняется с течением времени;
    •  это изменение носит характер прогрессивного развития;
      •  выделяет три стадии развития общества: 1 – право, когда в обществе действуют только законы (разной формы), 2 – мораль, при этом ограничивается внешняя принудительность права, 3 – нравственность, она основана на нормах, обычаях и традициях в реальной жизни;
      •  человек и общество в процессе развития постепенно приходят к свободе, то есть к познанной необходимости;
      •  идеалом исторического развития общества является Европа и особенно Германия;
      •  оценка Гегелем войны в жизни человеческого общества: «Так же как ветер не дает озеру загнивать и превращаться в болото, ток и война не позволяет человеческому обществу остановиться в своем развитии, предотвращает его от загнивания».
      •  «Все действительное – разумно, все разумное – действительно». Все ученики и последователи Гегеля по отношению к этой фразе разделились на две группы: младогегельянцы и старогегельянцы.  Старогегельянцы, идеалисты, понимали сказанное так: все, что есть, должно оставаться таким, как есть. То есть надо смириться, в том числе и с несправедливым обществом. Представители: Ф.Ницше, А.Шопенгауэр. Младогегельянцы, материалисты, понимали сказанное так: неразумное должно быть уничтожено. Представители: Л.Фейербах, К.Маркс, Ф.Энгельс.

Философские взгляды материалиста Л.Фейербаха:

  •  человек – первооснова мира;
    •  отстаивал самоценность и значимость каждого конкретного человека во всей полноте его телесного и духовного бытия;
      •  человек не только природное, но и общественное существо. «Каждый человек есть совокупность общественных отношений»;
        •  выступал критиком религии: «Религия возникает там и тогда, где обманщик встречает глупца» (Руссо).
        •  в понимании познания был критиком агностицизма и сторонником эмпиризма и сенсуализма

Философия марксизма. К.Маркс (1818-1883 годы) и Ф.Энгельс (1820 – 1893 годы).

  1.  Маркс и Энгельс вначале испытали влияние философии И.Канта, а затем Г.Гегеля и были представителями младогегельянства. Но примерно с середины сороковых годов XIX века они переходят на позиции революционного демократизма, смысл которого состоял в соединении философии с политикой.
  2.  Основной вопрос философии – это вопрос об отношении мышления к бытию. Этот вопрос имеет две стороны:
    1.  что первично, что вторично: материя или бытие?
    2.  способен ли человек познать окружающий мир?
  3.  Кроме философской системы существует еще и метод познания и преобразования окружающей действительности (это либо диалектика, либо метафизика).
  4.  Они осуществили сознательный выбор в пользу материализма, диалектики и познавательного оптимизма.

В учении марксизма можно выделить два раздела:

  1.  Философия природы или «диалектический материализм»:
    •  первичен мир, а не сознание человека или Бог, таким образом марксизм – атеистическая философия
    •  человек способен познать окружающий его мир. Критерием истины такого познания является практика, но практика общечеловеческая, а не индивидуальный опыт отдельного человека.
    •  Активность человеческого сознания. «Сознание человека не только отражает мир, но и творит его» (Энгельс).

С этим согласны все и всегда, даже критики марксизма.

  1.  Социальная философия (философия общества) или «исторический материализм».
  2.  Основу исторического материализма составляют две крупные идеи: материалистическое понимание общества и основной вопрос философии- бытие определяет сознание. Так же как бытие определяет сознание, так и общественное бытие определяет общественное сознание. В общественном бытии наиболее важную роль играет экономическая составляющая или материально-производственные отношения, а все остальные составляющие (социальной, политической, духовной сферы) определяются экономической стороной. Энгельс (Маркс) говорил: «Прежде чем заниматься наукой, искусством или политикой, человек должен есть, пить, иметь жилище». Вводятся новые категории в материалистическое понимание общества – производительные силы и производственные отношения. Производственные отношения – отношения между людьми, которые складываются в процессе производства, сердцевиной их являются отношения собственности. Производственные силы делятся на две формы: 1 – сам человек или люди, 2 – средства производства. Они в свою очередь делятся на средства труда и предметы труда. Средства труда – это то, что человек использует в процессе труда (например, молоток). Предмет труда – это  то, на что воздействуют средством труда (например, гвоздь). Между производственными силами и производственными отношениями существует тесная взаимосвязь в виде закона соотношения производственных отношений по характеру и уровню производственных сил. В этой взаимосвязи наиболее подвижны производственные силы, они меняются быстрее, чем производственные отношения, и все конфликты в обществе, все революции происходят из-за того, что старые производственные отношения уже не соответствуют новым производственным силам.

Вводится понятие «общественно-экономическая формация». В ее основе находится господствующий способ производства, который представляет собой совокупность производственный сил и производственных отношений. В любом обществе в любое время существует по крайней мере три уровня взаимосвязи между производственными силами и производственными отношениями: 1 – остатки старых производственных сил и производственных отношений, 2 – господствующие производственные силы и производственные отношения, 3 – нарождающиеся производственные силы и производственные отношения.

Общественно-экономическая формация – это конкретное общество в определенный момент времени на основе господствующего способа производства и политической власти, что означает материалистическое понимание истории.

  1.  Марксизм в истории человечества выделяет пять типов общественно-экономической формации:
    •  Первобытно-общинная.
    •  Рабовладельческая.
    •  Феодальная.
    •  Буржуазная или капиталистическая.
    •  Коммунистическая.
  2.  В основе смены общественно-экономических формаций лежит классовая борьба как движущая сила истории.
  3.  Высшей формой классовой борьбы является социальная революция, и марксизм выделяет следующие типы социальных революций: рабовладельческая, феодальная, капиталистическая или буржуазная, и социалистическая.
  4.  Идея, решающая роли народных масс в истории: марксизм никогда не преувеличивал роли великих людей в истории. Они могут лишь ускорить или замедлить развитие истории, но не определяют ее ход.
  5.  Идея, определяющая роли пролетариата в борьбе за освобождение всех трудящихся: так как пролетариату нечего терять, кроме своих цепей.
  6.  Необходимость слома буржуазного государства и создания государства диктатуры пролетариата.
  7.  Для осуществления социалистической революции и построения нового государства пролетариату нужна своя политическая партия (то есть наиболее образованная часть).
  8.  Единство национально- и социально-классового освобождения
  9.  Идея непрерывности революции, то есть возможности при определенных условиях перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую.

Существует еще по меньшей мере три направления классической философии:

  1.  неотомизм (назад к Ф.Акквинскому)
    1.  неокантианство (назад к И.Канту)
      1.  неогегельянство (назад к Г.Гегелю).

XX – начало ХХI века:

  1.  это время величайших научных открытий, революций и войн, а также экологических катаклизмов.
    •  Теория относительности А.Эйнштейна.
    •  Учение о строении атома (Резерфорд и Бор).
    •  Теория радиоактивности (Пьер и Мари Кюри).
    •  Генетика (Т.Морган).
    •  Кибернетика (Норберт Винер).
    •  Микробиология и иммунология (Луи Пастер).
    •  Освоение космоса.
    •  Электричество, телевидение, радиосвязь.
    •  Компьютеризация.
  2.  Широкое применение достижений науки в производстве и повседневной жизни (автомобильная, авиационная, бытовая техника, различные виды электростанций: АЭС, ГЭС, ТЭС)
  3.  Это время научно-технической революции:
  •  синтез науки, техники, производства и повседневной жизни
  •  коренное качественное относительно быстрое изменение производственных сил и, как следствие, производственных отношений.
  1.  Это время двух мировых и около двух сотен региональных войн.
  2.  Это время невиданных революций и контрреволюций.
  3.  Это период страшнейших экологических потрясений и катастроф, в результате в отдельных регионах мира голод, нищета, преступность.
  4.  Это период неравномерного развития различных государств и регионов мира.
  5.  Это время изменения отношения людей к окружающей среде и глобальных экологических проблем.
  6.  Это мозаичность философского знания, отсутствие общепризнанных лидеров, диалог множества различных направлений и школ, течений и концепций.
  7.  Это время преимущественного развития неклассической философии, то есть в орбиту философии, во-первых, включаются нетрадиционные темы (выживание человека в чуждом ему мире, наиболее общие типичные структуры человеческого сознания, процесс общения между людьми), а во-вторых, традиционные для философии темы исследуются нетрадиционными методами.

Основные направления современной неклассической философии:

  1.  философия жизни и экзистенциализм. Экзистенция (от английскойго существование) это философия существования. Философия жизни (Ф.Ницше, А.Шопенгауэр): теория героев и толпы; воля – основная характеристика человека, стремящегося стать лидером или героем. Экзистенциализм (К.Ясперс, М.Хайдеггер, А.Камю, Г.Марсель, Ж.-П.Сартр):
    •  человек вброшен в чуждый ему мир
    •  его задача – приспособиться и выжить
    •  сделать это можно только в так называемой пограничной ситуации, когда жизнь человека поставлена на карту
    •  выжить можно только при максимальной мобилизации всех человеческих сил и возможностей.
  2.  позитивизм (положительная философия):
    1.  первый позитивизм (О.Конт, Г.Спенсер, Дж.С.Милль)
      1.  второй позитивизм (Э.Мах, Р.Авенариус) «махизм»
      2.  неопозитивизм – двадцатые – шестидесятые годы ХХ века (М.Шлик – руководитель кафедры физики, Р.Карнап – руководитель кафедры высшей математики – основатели Венского Философского Кружка)
      3.  постпозитивизм – с семидесятых годов ХХ века (К.Поппер, Т.Кун, И.Лакатос, П.Фейерабенд):
        •  основное внимание философия позитивизма уделяет проблемам познания и науки, как его высшей ступени;
        •  основной метод познания – наблюдение, основной способ – опыт;
        •  философия и наука прямопротивоположны. В науке ярко выражен экспериментальный компонент, а в философии – мировоззренческий;
        •  необходимо освободить философию от мировоззрения и поставить ей задачу быть наукой о языке других наук;
        •  идея демаркации научного знания, то есть отличие науки от ненауки;
        •  методом отличия здесь выступает верификация, то есть опытная проверка любого знания;
        •  позже постпозитивизм предложил вместо верификации метод фальсификации: если есть какие-либо сомнения в истинности научной теории, то она, скорее всего, верна. Если таких сомнений нет, то теория, скорее всего, ошибочна;
        •  конвенциональная теория истины: истина есть результат договора между учеными.
  3.  прагматизм (прагма в переводе с греческого польза или выгода). Представители: У.Джемс, Дж.Дьюн, Ч.С.Пирс. что полезно и выгодно – то и есть истина.

2.7 Отечественная философия

Особенности отечественной философии:

  1.  Философско-исторический характер концепций русских философов.
  2.  Органическое переплетение философии всемирной истории с историческими судьбами россии.
  3.  Русская идея, то есть практически все философы размышляли о предназначении россии в мировой цивилизации и ее исторической миссии.
  4.  Тесная связь русской философии с жизнью, социальными проблемами.
  5.  Связь отечественной философии с православным христианством и другими традиционными религиями.
  6.  Антропологический характер (интерес к человеку), этицизм (нравственная точка отсчета).
  7.  Органический синтез философии и художественной культуры, или, другими словами, существует такое явление как философско-художественный комплекс.
  8.  Аксеологическая, порой религиозная направленность
  9.  Иррационализм, опора на откровение и интуицию, мистицизм, приоритет чувств, а не разума.
  10.  Противостояние западничества и славянофильства. Западники считали, что россия безнадежно отстала от Западной Европы, ей нужно забыть все свои национальные традиции и брать пример с Европы. Славянофилы обращали внимание на уникальную самобытность России и отдавали приоритет собственным национальным традициям и особенностям.

Основные этапы развития отечественной философии:

1 этап: до Х века. Это предыстория философской мысли на территории будущей Руси и России. В основе философских размышлений – языческие религиозные верования и устный эпос (сказки и былины).

2 этап: Х – XVIII века – древнерусская философия, допетровская философия, русская средневековая философия. Она близка по своему содержанию европейской средневековой философии. Философия развивается внутри православного христианства. Основные центры философии – монастыри, основные философы – священники. Этот этап – самый большой по времени в истории русской философии. Поэтому он единственный делится на периоды, и в рамках второго этапа выделяется 3 периода:

  1.  Х – ХII века. Это становление древнерусского философствования в Киевской Руси. Илларион – первый русский митрополит, Феодосий Печерский, Нестор Летописец, Владимир Мономах, Климент Смолятич.
  2.  XIIIXIV века – развитие философской мысли средневековой Руси в период феодальной раздробленности и монголо-татарского ига. Даниил Заточник, Сергий Радонежский, Серафим Саровский.
  3.  XVXVII века – подъем в развитии философской мысли в период Московского Централизованного государства. Нил Сорский, Иосиф Волоцкий, Вассиан Патрикеев, Максим Грек, Федор Карпов, Андрей Курбский, Феодосий Косой, Иван Пересветов. Нил Сорский возглавлял движение нестяжателей: церковь должна быть полностью отделена от государства, религия это внутреннее дело каждого человека и она должна развиваться вдали от мирской суеты. Иосиф Волоцкий возглавлял религиозное движение иосифлян-государственников: церковь должна сотрудничать с государством, именно церковь обеспечивает законность государственной власти, так как государь это помазанник Божий. Победило движение государственников. Оба руководителя этих движений причислены к лику святых Русской Православной Церкви. Андрей Курбский – первый русский западник и за свои идеи он постоянно был гоним Иваном IV Грозным (он был либо в тюрьме, либо в ссылке, либо в бегах в Литве или Польше).

3 этап: XVIII – первая половина XIX века – русская философия эпохи просвещения и нового времени. Эта эпоха началась с правления Петра I. Петр I, Василий Татищев, Антиох Кантемир, Феофан Прокопович, Михаил Васильевич Ломоносов, Александр Николаевич Радищев, Григорий Савич Сковорода. Одни говорят, что первым русским философом был Ломоносов, другие – Сковорода. Ломоносов – это первый русский философ-материалист и основатель материалистической философии в России. Сковорода был основателем русской идеалистической философии.

4 этап: вторая половина XIX века – начало ХХ века – возникновение философских систем. Этих систем в России было две:

  1.  русский марксизм. В формировании русского марксизма можно выделить четыре периода:
    1.  философия декабристов
    2.  философия революционных демократов
    3.  философия русского народничества
    4.  собственно философия русского марксизма.
  2.  религиозно-философский ренессанс – это вершина в развитии русской идеалистической философии. В рамках этой философской системы можно выделить несколько школ:
  3.  философия всеединства: Владимир Соловьев, Сергий Булгаков, Павел Флоренский.
  4.  Экзистенциальная философия Николая Бердяева
  5.  Русский космизм: Николай Федоров, Владимир Вернадский, Константин Циолковский, Алексей Чижевский.
  6.  Религиозно-философские искания в литературе: Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский, Д.Мережковский, А.Белый, А.Блок.
  7.  Философское наследие Алексея Лосева.
  8.  Философия отечественного зарубежья: Лев Шестов, Николай Лосский, Семен Людвигович Франк.

5 этап: начало ХХ – конец ХХ века – философский разлом. Русский марксизм стал государственной философией, а религиозно-духовный ренессанс превратился в философскую эмиграцию. В 1922 году из Санкт-Петербурга за рубеж уехали в добровольную эмиграцию известные русские философы – «Философский пароход».

6 этап: конец ХХ по настоящее время – взаимодействие различных философских систем, школ и направлений.

РУССКИЙ МАРКСИЗМ

Первый период – философия декабристов. С философской точки зрения декабристов можно разделить на три направления:

  1.  материалистическое направление: Якунин, Крюков, Барятинский, Борисов, Семенов, Раевский.
  2.  идеалистическое направление: Бобрищев-Пушкин, Кюхельбекер, братья Беляевы, Оболенский, Лунин.
  3.  промежуточное направление (между 1 и 2): Тургенев, Трубецкой, Рылеев, братья Бестужевы.

Проникают взгляды французских просветителей и немецкой классической философии. Материалисты отдавали предпочтение французским просветителям. Представители материалистической философии были более радикальны в своих социально-политических взглядах и требовали:

  •  отмену крепостного права;
    •  освобождение крестьян вместе с землей;
    •  установить в России парламентскую республику;
    •  ввести всеобщее равное избирательное право.

Идеалистическое направление было солидарно с идеями немецкой классической философии и в социально-политических взглядах были более умеренными:

  •  отмена крепостного права;
    •  освободить крестьян без земли;
      •  установить конституционную монархию;
      •  цензовое избирательное право (по количеству имущества).

Промежуточное направление занимало промежуточную позицию между материалистами и идеалистами, между радикалами и умеренными.

Второй период – философия революционных демократов. В.Г.Белинский, А.И.Герцен, Н.Г.Чернышевский. в центре их философии – проблема человека, но основу анализа человека составляет природная сторона. В понимании природы они были материалистами, но в понимании общества остались идеалистами. Идеалом общественного развития считали крестьянский социализм: Россия отстала от Запада, но Запад сам порочен. Поскольку большинство населения России составляли крестьяне, то всеобщее равенство возможно прежде всего для них, и изменение несправедливого общества невозможно без их поддержки. Главным недостатком в философии революционных демократов являлись сложные построения.

Третий период – философия русского народничества. Народники – это революционные демократы, непосредственно пошедшие в народ для пропаганды революционных идей народничества. Упростили и огрубили философию революционных демократов. Петр Лаврович Лавров – за пропаганду, Михаил Александрович Бакунин – за анархию, Петр Никитович Ткачев – за террор.

Четвертый период – собственно русский марксизм. Г.В.Плеханов, В.И.Ленин (Ульянов), Н.Бухарин. Развив  теорию империализма (Ленин), то есть монополистического капитализма: страны развиваются неравномерно, поэтому предпосылки для создания социализма в разных государствах созревают неодинаково. В результате социализм победит первоначально в немногих или даже в 1 стране. Другие страны постараются задушить молодое государство рабочих и крестьян. Поэтому новому государству нужна своя армия, которая могла бы его защищать. Все это в XX веке получило название «марксизм-ленинизм» и легло в основу советской истории России (1917-1991 г.г.)

РЕЛИГИОЗНО-ДУХОВНЫЙ РЕНЕССАНС

  1.  Философия всеединства (В.Соловьев, П.Флоренский,С.Булгаков):
    •  совпадение человека, Бога и мира, то есть пантеистическая картина мира;
      •  создают учение «Научная теософия» как синтез науки, философии и религии;
        •  Бог определяет цель мира и создает Софию, которая по заданию Бога создает весь мир.
      1.  Русский космизм (Н.Федоров, К.Циолковский, В.Вернадский, А.Чижевский):
        •  человек и общество это часть природы, часть космоса, тесно связанная с ними (с природой и с космосом);
          •  в процессе исторического развития человечество потеряло смысл жизни, необходимо этот смысл вернуть. Помочь в этом могут только те люди, которые этот смысл знали, то есть предыдущие поколения;
          •  развивать науки, овладевать силами природы и воскресить всех предков;
          •  Вернадский – идея ноосферы (сфера человеческого разума);
          •  Чижевский – лампа, люстра, скамья (вращение с помощью рук, например, в фигурном катании), занимался гелиобиологией (влияние солнца на поведение людей).
  2.  Экзистенциальная философия Николая Бердяева:
    •  отрицательно относился к любой революции;
      •  революция это судороги истории, не бывает успешных революций;
        •  в то же время считал, что марксизм не был в России инородным явлением, он очень удачно надстроился над имевшейся в стране базой.
  3.  Религиозные искания в литературе (Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский):
    •  в центре – проблема человека;
      •  главный вопрос – осмысление человеческой жизни;
        •  Бог – определяющее начало мира;
          •  Бог – всеобщее добро;
            •  в каждом человеке есть частица Бога – его бессмертная душа;
              •  смысл человеческой жизни – выращивание в себе божественного начала;
              •  народ – носитель истории;
              •  критика традиционной исторической науки как собрания басен и сказок;
              •  идеал – жизнь по законам добра и красоты;
              •  но все заранее предопределено, свободы нет, есть фатализм.
  4.  Неоплатонизм Алексея Федоровича Лосева – возрождение идеализма Платона.


Глава 3. СУЩНОСТЬ И ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ БЫТИЯ

Исходной философской проблемой является проблема бытия. Эти проблемы изучает отрасль философии, которая называется онтология.

Существует несколько определений бытия:

  1.  бытие – это объективная реальность, существующая независимо от сознания человека
  2.  бытие – это весь мир, природа или вселенная
  3.  бытие – это жизнь и существование человека
  4.  бытие – это предельно общее понятие, отражающее все реально существующее. Небытие – это все то, чего в данный момент нет, но когда-то это было.

Философский смысл проблемы бытия:

  1.  Что существует? – Мир.
  2.  Где существует мир? – Здесь и везде.
  3.  Как долго существует мир? – Сейчас и всегда, мир был, есть и будет.
  4.  Природа, человек, мысли, идеи, общество равносуществуют.
  5.  Вечность мира по времени и невечность конкретных его проявлений.
  6.  Бесконечность мира в пространстве и конечность каждого его проявления.
  7.  Единство мира и многообразие вещей его составляющих.
  8.  Независимость существования мира от человека и включенность человека в этот мир.
  9.  Изменяется ли мир со временем или нет?
  10.  Каков характер этих изменений? Прогресс или деградация?
  11.  Происходят ли эти изменения постоянно или периодически?
  12.  Упорядочен ли мир в своем развитии, подчиняется ли он каким-либо законам, или изменяется произвольным образом?
  13.  Обладает ли бытие системной организацией, или предметы и явления мира существуют как простой конгломерат (хаос) различных случайных элементов?
  14.  Способен ли человек познать окружающий мир? Если да, то в каких формах, какими методами и средствами?
  15.  Способен ли человек изменить окружающий его мир? Если да, то насколько и каковы пределы этого вмешательства?

Таким образом, понятие «бытие» происходит от русского глагола быть. В основе понятия «бытие» - принцип существования предметов и явлений.

Форма бытия – это способ существования принадлежащих бытию предметов и явлений.

Существует несколько форм бытия:

  1.  Бытие объективной реальности или бытие объективной действительности. Это все то, что существует вне и независимо от сознания человека. Выделяют два уровня:
    1.  бытие первой природы или бытие вещей, процессов и состояний природы как естественной среды существования человека. Первая природа – это биосфера, географическая среда, гидросфера, литосфера, атмосфера, космос.
    2.  бытие второй природы, то есть произведенных человеком вещей и включенных в сферу его повседневной жизни и деятельности (здания, машины, механизмы и другое).
  2.  Бытие субъективной реальности или бытие субъективной действительности. Это сознание человека и общества, бессознательное, психика, нормы, принципы человеческого общения, общественное мнение, коллективные настроения, эмоции, чувства, традиции, привычки, мотивы, потребности, интересы. Существует два уровня:
  3.  бытие индивидуального сознания человека;
  4.  бытие общественного сознания.
  5.  Бытие человека и общества – это взаимодействие первой и второй форм бытия. Выделяют три уровня:
  6.  бытие человека в мире вещей или в мире природы;
  7.  бытие человека среди себеподобных, то есть в обществе;
  8.  бытие общества как определенной социальной системы.

Точки зрения о том, что существуют только эти три формы бытия, придерживается примерно половина философов. Другая их половина считает, что существует четыре формы бытия. Четвертой формой бытия они называют третий уровень третьей формы.

Все формы бытия тесно связаны между собой, так как способны перегодить друг в друга, и человек и общество соединяют их между собой.

Философское понимание бытия является базой для формирования картин мира.

Картина мира – это образ окружающей действительности, специфический способ восприятия, объяснения и осмысления окружающего мира.

Выделяют четыре типа картин мира:

  1.  обыденная картина мира
  2.  научная картина мира – это образ окружающего мира на основе достижений науки
  3.  религиозная картина мира – это взгляд на окружающий мир с позиции религии, веры в сверхъестественное
  4.  философская картина мира – это целостный мировоззренческий взгляд на мир и на место в нем человека (может быть идеалистической, метафизической, материалистической, диалектической, дуалистической).

Основные этапы развития картин мира:

1 этап: до XVII века – в это время была натурфилософская картина мира;

2 этап: XVIIXVIII века – механистическая картина мира;

3 этап: XIX – начало ХХ века – электромагнитная картина мира;

4 этап: начало ХХ – конец ХХ века – квантово-релятивистская картина мира;

5 этап: с конца ХХ века – синергетическая картина мира (это наука о разнородных процессах).

3.1 Теоретические основы онтологии

Понятия «философия» и «бытие» являются центральными в философском знании, взаимно предполагают друг друга. Это обстоятельство облегчает рассмотрение философии бытия: обращаясь к бытию, размышляя о бытии, мы не можем не философствовать. Философия бытия – это внутренний выбор человеком понимания о предельно всеобщем и отношения к нему. Философия бытия есть изначальная открытая возможность философского размышления.

В процессе осмысления мира философия формирует фундаментальные понятия – категории, фиксирующие наиболее общие существенные свойства и отношения действительности. Категорией, с которой начинается это осмысление, является «бытие» – наиболее широкое по объему и бедное по содержание понятие, охватывающее и выражающее единственное свойство – быть, существовать.

Категория бытия основывается на признании того очевидного факта, что мы сами, окружающие нас вещи, явления природы, Солнце, небо, звезды, весь мир существуют. Существованием обладает не только чувственно воспринимаемый мир, но и мир духовных явлений: мысли, чувства, переживания, идеи и теории, фантазии и мифы. Категория бытия употребляется и в более узком значении слова: как объективная реальность в отличие от субъективной реальности – духовного мира человека, его сознания. В этом смысл противопоставления «Я» и «не – Я», субъекта и объекта, мышления и бытия.

Охватывая все существующее, «бытие» близко по смыслу понятиям «космос» в древней философии, «действительность», а также «мир», «природа» в их широком понимании (мироздания, вся существующая природа), употребляемым в разных философских системах. Противоположностью бытия является небытие, отсутствие существования.

Отдельные проявления бытия – элементарные частицы, растения, животные, человеческие цивилизации – рождаются и гибнут, возникают из небытия и возвращаются в небытие. И в этом смысле правомерно говорить о взаимопереходах бытия и небытия, нечто и ничто. Но ни одна вещь, явление или процесс не возникает из ничего и не превращается в ничто. Они переходят в иные формы бытия, в инобытие. Происходят взаимопревращения элементарных частиц, природных явлений, на обломках погибших цивилизаций возникают новые цивилизации. Поэтому небытие относительно, в абсолютном смысле существует только бытие, хотя формы его существования различны. Это бытие вещей, свойств и отношений неживой и живой природы, бытие человека и бытие общества, материальных предметов и их идеальных образов: представлений, понятий, теорий.

Таким образом, бытие – философская категория, выражающая целостность, интегральный характер мира через его существование.

Формирования «бытия» как исходной категории подтверждается историей философии. В древнеиндийском собрании гимнов «Ригведа» говорится о «сат» (бытие), возникающих из «асат» – небытия или, точнее, из потенциального бытия. О бытии речь идет и в других источниках. Термин «бытие» был введен в философию древнегреческим философом Парменидом. По Пармениду, бытие не возникает и не исчезает, оно существует всегда; оно неделимо, либо оно есть, либо его нет; оно целостно и неподвижно; оно завершено, закончено, в бытии нет ни периферии, ни центра. Мировоззренческий смысл понятия «бытие» состоит в позитивном утверждении существования, приоритете существования над несуществующим, в определении сущностей, явлений и процессов, предпосылок для проявления и возможности совпадения сознания и реальности.

Противопоставив миру вещей мир бестелесных и нечувственных идей, обладающих «истинным бытием», Платон распространяет бытие на идеальное. Аристотель рассматривал бытие как абстракцию, которая лежит в основе объяснения отдельных конкретных предметов материальной и духовной жизни. Всеобщность бытия проявляется в отдельных явлениях. Наряду с действительным, актуальным бытием Аристотель вводит понятие возможного, потенциального бытия. Таким образом, уже в античной философии категории бытия было уделено значительное внимание. Проблемы бытия занимают важное место во всей последующей истории философии.

Как исходная категория философии «бытие» является предпосылкой постановки и осмысления кардинальных философских проблем, формирования важных категорий. Осмысление бытия человека приводит к признанию его раздвоенности на тело и душу, физическое и психическое, материальное и идеальное, к проблеме их соотношения.

Личный опыт человека, опыт других людей убеждать в том, что бытие существует не только в данном месте, но и в других местах, и не только в настоящем, но также существовало в прошедшем и будет существовать в будущем, (глагол «есть» имеет временные формы, он употребляется в прошедшем и будущем времени: «был», «будет»). Формируются категории «пространство» и «время». Размышления о пространстве и времени ставит проблему о пространственных и временных границах бытия, проблему его вечности во времени и бесконечности в пространстве.

Признание существования во времени приводит к размышлению об изменчивости различных форм бытия, к разработке категорий «изменение», «движение», «развитие».

Эти и ряд других проблем и категорий составляют содержание онтологии – раздела философии, предметом которого является бытие как таковое, его фундаментальные принципы и свойства. Онтология – важная часть философии, ее проблемы, категории, принципы и свойства являются основой постановки и решения проблем гносеологии, социальной философии, философской антропологии и других разделов философского знания. Одной из онтологических проблем является проблема единства бытия.

Бытие – самая абстрактная философская категория, охватывающая все существующее. Но в реальном мире существует не бытие как таковое, а необозримое множество предметов, явлений, процессов. В недрах нашей планеты и на ее поверхности насчитывается около 30 тысяч видов минералов. В разных климатических зонах произрастает около 500 тысяч видов растений. Науке известны 2 млн. видов животных. Разные регионы планеты населяют множество народов, существуют разные страны, культуры и цивилизации. За пределами планеты Земля только в нашей Галактике насчитывается не менее 100 млрд. звезд, а в доступной современным методом исследования части Вселенной – Мегагалактике астрономы насчитывают около 10 млрд. галактик.

Пытаясь осмыслить необозримое многообразие мира, человек встает перед проблемой: можно ли утверждать, что, несмотря на все это многообразие, существует какое-то единство, некая основа, объединяющая все виды бытия, и если существует, то, что она собой представляет. Решения этой проблемы породило философские учения: плюрализм, дуализм и монизм, а категорией, выражающей ее суть является субстанция (лат. – сущность, то, что лежит в основе) – неизменная неуничтожимая основа бытия в противоположность его меняющимся свойствам и состояниям. «Под субстанцией, – писал Спиноза, – я разумею то, что существует само в себе и не нуждается в представлении другой вещи, из которой оно должно было бы образоваться».

Плюрализм (лат. – множественный) отрицает единство, признает существование нескольких или множество независимых и несводимых друг к другу видов бытия. Плюралистичны некоторые философские учения Древнего Востока и античности. Например, Эмпедокл сводил все многообразие вещей к четырем «корням»: земле, воде, воздуху и огню. В новое время плюралистическую систему создал Лейбниц, согласно которому все состоит из бесчисленного множества абсолютно простых неделимых духовных субстанций – монад, образующих умопостигаемый мир; производным от этого мира является «физический космос». Плюрализм – характерная черта многих течений современной западной философии, в том числе персонализма, с его идей уникальности каждой личности.

Дуализм (лат. – двойственный) исходит из признания двух равноправных и несводимых друг к другу начал: духовного и материального. Крупнейшим представителем этой концепции является Р.Декарт, выдвинувший идею о двух равноправных и независимых друг от друга субстанциях: мыслящего, но непротяженного духа, и протяженной, но не мыслящий материи. Считая обе субстанции конечными, Декарт объединяет их с помощью абсолютной бесконечной субстанции – БОГА. Связь душевного состояния и физиологических процессов в организме человека Декарт пытался объяснить с помощью гипотезы о существовании особого органа – шишковидной железы мозга.

Дуализм лежит в основе психофизического параллелизма – учения, согласно которому психические и физиологические процессы независимы и несводимы друг к другу.

Монизм (греч. – один, единственный) – концепция, признающая основой мира одну субстанцию. Монизм исходит из единого начала. В зависимости от того, что признается такой основой – духовная или материальная субстанция, – различают идеалистический и материалистический монизм.

В современных философских работах по способу существования бытие разделяется на бытие природы, бытие человека и бытие общества, а также на мир физических состояний (материальный мир) и мир психических состояний (мир сознания, внутренний мир человека). Могут быть названы также различные сочетания, конкретизации названных типов бытия, как:

  1.  Бытие материального мира включает мир вещей, обладающих массой покоя, и мир физических полей, не имеющих массы покоя.
  2.  Бытие духовного (психологического) связывается с психикой человека в составе индивидуализированного и объективированного сознания, мировоззрения и социальных качеств личности. В этом типе бытия обнаруживаются процессы сознательного и бессознательного нервной высшей деятельности человека.
  3.  Бытие социального включает индивидуальное бытие человека в обществе, бытие социальных общностей и бытие самого общества.
  4.  Бытие человека подразделяется на бытие человека в мире природных и социальных объектов и специфическое человеческое бытие. Феномены человеческого бытия уникальны, они индивидуальны и общезначимы, образуют фундамент человеческой жизни, но непосредственно не включены в системы функционирования социума. К таким феноменам, в частности, относятся: жизнь, смерть, любовь, дружба, сострадания, общение и игра.

Все названные типы бытия имеются в мире, что требует соотносить их с местом и способом их обнаружения и существования. Всеобщими формами бытия являются время и пространство.

В системе монизма возможно построение идеалистической или материалистической картины мира, в зависимости от того, что считается первоосновой – дух или материя. Что же такое материя? Современное понятие «материя» имеет конкретное содержание и охватывает более узкий класс объектов по сравнению с категорией «бытие». Общепринятым ее определением является следующее. Материя – это философская категория для обозначения объективной реальности, которая дается человеку в его ощущениях и которую он может и пытается познать, но при этом материя существует независимо от самого человека. Из этого следует, что:

  1.  материя в чистом виде, в форме некой «праматерии» не существует. Она охватывает бесчисленное множество различных объектов и систем природы, имеющих неисчерпаемое разнообразие свойств;
  2.  в категории «материя» великое множество образований объективной реальности сведено к одному общему свойству – существовать независимо от человеческих ощущений и отражаться в человеческом сознании;
  3.  философское толкование материи охватывает не только объекты, ранее познанные наукой, но и те которые могут быть открыты в будущем. И хотя потенциальные объекты, возможно, будут иметь принципиально новые свойства, они все же останутся материальными, поскольку будут существовать реально, вне человеческих ощущений;
  4.  все материальные процессы и явления познаются человеком или отражаются в его сознании на основе чувственного восприятия. При этом речь идет не только о вещах и явлениях, которые могут быть восприняты непосредственно ощущениями, но и тех, для восприятия которых используются сложные современные приборы, усиливающие возможности человеческих органов восприятия.

В своем изначальном состоянии, согласно ведийской космогонии, мир выступает как нечто единое и единственное, но еще нерасчлененное, аморфное. Это Единое не оставалось неподвижным. Здесь угадывается идея о наличии в мире материального генетического первоначала, которое в силу каких-то внутренних причин формирует мироздание. Правда, эта идея еще окончательно не утвердилась. Авторов гимна мучают вопросы: откуда возникло мироздание? из чего оно произошло? создал ли его кто-нибудь или нет? Но ответ уже найден и выбор сделан: материальная первооснова мира существовала извечно, она лишь подвергалась трансформациям.

Античные философы-материалисты (Древняя Греция и Рим) в качестве первоосновы мира принимали некоторый вещественный субстрат: воду, воздух, огонь, атом или неопределенное начало — апейрон. Из этой основы как генетического начала возникают все видимые вещи и переходят в нее после их разрушения. Фалес Милетский, один из первых греческих философов, таким началом считал воду. И. В. Гете в своей глубоко философичной трагедии «Фауст», где отражена история духовного развития человечества, описывает такими словами картину мира по Фалесу:

Я истину понял живую:

Вся жизнь из воды происходит.

Вода всё хранит, производит.

Когда б не скоплялся туман,

И туч не рождал океан,

И дождь не струился ручьями.

И реки, наполнившись, сами

Опять не впадали в моря,

Где были бы горы со льдами.

Долины и всё мирозданье?[31 Гете. Фауст. М., «Худ. лит-ра», 1957, с. 421.]

Однако, первоначала-стихии — огонь, воздух, вода, земля — носили слишком чувственный характер, чтобы их можно было принять в качестве субстанциальной основы мира. «...В результате процесса абстрагирования..., — писал Ф. Энгельс, — совершенно естественного в ходе умственного развития»[32 Энгельс Ф. Людвиг Фейербах... — Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21. с. 282.], философская мысль в лице пифагорейской школы передвинула это начало в область рафинированных числовых отношений. Согласно пифагорейскому учению, сущность вещей составляют числа. Пифагорейцы говорили о гармонии чисел, большое значение придавали понятию симметрии. Числовые отношения приобрели субстанциальный характер. Возник своеобразный культ числа, и вся проблема приобрела мировоззренческий характер.

Вступив в неведомый доселе мир чисел, человек был потрясен его мощью, великолепием, загадочностью. Бельгийский поэт конца XIX — начала XX веков Эмиль Верхарн очень красочно изобразил эту ситуацию (фрагменты из стихотворения «Числа»):

Я — обезумевший в лесу Предвечных Числ!

Как взоры пристальны их роковых проблем!

Первичные, они — пред нами суть. Затем,

Чтоб в вечности пребыть такими ж!

От их всевластных рук вселенной не отымешь,

Они лежат на дне и в сущности вещей,

Нетленно проходя сквозь мириады дней...

Я — обезумевший в лесу Предвечных Числ!

Вы тексты от каких затерянных страниц?

Остатки от какой разрушенной вселенной?

Ваш отвлеченный взор, взор глаза без ресниц, —

Гвоздь, проходящий в сталь, меч, острый неизменно!

От ваших пристаней кто вдаль не отплывал?

Но гибли все ладьи о зубья тайных скал.

Я — обезумевший в лесу Предвечных Числ!..

Я руки протянул во мгле:

Но вашей тяжестью к земле ;

Я наклонен в порыве смелом.

Я изнемог, я изнемог —

На переходах всех дорог

Встречаться с вами, как с пределом![33 Верхарн Э. Избранное. М., «Худ. лит-ра», 1955, с. 63—64.]

Важнейшее значение для формирования научной картины, мира имеет античный атомизм (Демокрит, Эпикур, Лукреций Кар). Согласно взглядам Демокрита мир состоит из атомов и пустоты. Атомы, которые отличаются друг от друга формой, размером и положением (у Эпикура также весом), при взаимных столкновениях образуют все видимое многообразие вещей. Лукреций Кар в своей знаменитой поэме «О природе вещей» говорит о двух материальных началах, составляющих природу:

Всю, самое по себе, составляют природу две вещи:

Это, во-первых, тела, во-вторых же. пустое пространство,

Где пребывают они и где двигаться могут различно...

Кроме того, привести ничего ты не мог бы такого.

Что и не тело и что к пустоте вместе с тем не причастно

И оказаться могло б какой-нибудь третьей природы[34 Лукреций. О природе вещей. М., «Худ. лит-ра», 1937. с. 45.].

Античные философы-материалисты всегда подчеркивали несотворимость и неуничтожимость материи. Лукреций многократно повторяет в своей поэме мысль о сохраняемости материи:

За основание тут мы берем положенье такое:

Из ничего не творится ничто по божественной воле.

...Вся существует материя вечно...

...Вещам невозможно

Из ничего возникать и, родившись, в ничто

обращаться...

[36 Лукреции. О природе вещей, с. 37, 40.].

Идея сохранения материи в разных ее аспектах нашла пирокнй резонанс в мировой поэзии. Возьмем фрагмент из «Песен творения» Генриха Гейне, чья беспощадная муза не могла пройти мимо библейских мифов о божественном создании мира из ничего:

Стихов из пальца не высосешь ты.

Когда не владеешь сюжетом.

Творить недоступно из пустоты

И богу и смертным поэтам[37 Гейне Г. Собр. соч. в десяти томах, т. 2. Л., Гослитиздат. 1957. с. 61.].

Литературная аналогия здесь тоже говорит о многом. Поэзия не создается из ничего; нужны талант, труд, общественно значимые ориентиры.

Современные научные открытия, естественно, наложили свой отпечаток на поэтические образы, возникшие в связи с идеей сохранения материи. В стихах И. Сельвинского в качестве представителя материи фигурирует электрон:

Я. твердо утверждаю, как закон,

Что в нуль не превратится электрон,

Поскольку вся материя первично;

И то, что, выйдя из глухих пучин,

В слепой природе стало человечно,

Опять возникнет в силу тех причин,

Что вызвали дыхание мое...[38 Сельвииский И. Избр. произв. Л., «Советский писатель», 1972, с. 347.].

Развивая с различных точек зрения учение о первооснове мира, древнегреческие философы поставили вопрос о структуре материи. Мы возьмем лишь идею о существовании бесконечной структурной иерархии, которую высказывал в частности- Анаксагор. Он полагал, что в основе материи лежат мельчайшие частицы, которые делятся на еще более мелкие элементы, и т. д. В каждой из частиц, взятой на- любом уровне, заключен целый мир. Там «есть юрода, населенные людьми, обработанные поля, и светят солнш:, луна и другие звезды, как у нас»[41 Лурье С. Я. Очерки по истории античной науки. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1947, с. 190.]. В новое время эта идея была поэтически развита В. Я. Брюсовым как выражение его дум о современном мире, а не физический этюд.

Быть может, эти электроны —

Миры, где пять материков.

Искусства, знанья, войны, троны

И память сорока веков!

Еще, быть может, каждый атом -

Вселенная, где сто планет;

Там всё, что здесь, в объеме сжатом,

Но также, то, чего здесь нет[41 Брюсов В. Избр. соч. в двух томах. Т. 1. М.. Гослитиздат, 1955. с. 499.]. 

Исторически оказались несостоятельными и финитная концепция материи, согласно которой в основе всех вещей лежат вечные, неизменные, неделимые атомы, и представление о бесконечной структурной иерархии типа симметрии подобия, когда в глубь материи экстраполируются (при соответствующем изменении масштабов) структуры, характерные для макромира. Односторонне-метафизический характер взглядов, по которым «вертикальный срез» материи открывал лишь унылое структурное однообразие, был подмечен литераторами. По этому поводу иронизировал еще Дж, Свифт, автор знаменитого «Гулливера»:

Натуралистами открыты

У паразитов паразиты,

И произвел переполох

Тот факт, что блохи есть у блох.

И обнаружил микроскоп,

Что на клопе бывает клоп,

Питающийся паразитом,

На нем — другой, ad infinitum[42 Маршак С. Собр. соч., т. 3. М.. «Худ. лит-ра», 1969, с. 185.].

Современной науке не чужда идея физической неделимости материи, понимаемой в определенном смысле, но она отнюдь не отрицает известного структурного единства материн на всех уровнях ее строения. Новейшие физические теории говорят даже о макро-микросимметрии Вселенной, возвращая нас в чем-то к идеям древних греков[43 Марков М. А. О природе материи. М., «Наука», 1976.].

В плане основного философского вопроса материя — это просто объективная реальность, данная нам в ощущениях. Но, будучи объективной реальностью, как бы обезличенной и застывшей в этом качестве, она не теряет ни для философа, ни для поэта своей многокрасочности, полнозвучности, неизбывной новизны.

Мир вообще неисчерпаемы для научного познания в силу своей бесконечности в бесконечно многих отношениях. Неисчерпаема «Вселенная Философа»[45 С а г а т о в с к и й В. Вселенная философа. М., «Молодая гвардия», 1972.], т. е. сфера, содержащая материал для философских изысканий и размышлений. Неисчерпаем мир для его поэтического освоения, а потому неисчерпаема и поэзия, вечны ее поиски новых граней в глубинах души, в океане человеческого бытия, новых красок в живописной мастерской природы — неисчерпаема и бездонна «Вселенная Поэта». Столкновение этих миров — философского и поэтического — высекает негаснущие искры философской пиэзии, которые по-новому высвечивают рефлектирующий разум мыслителя п неудержимую фантазию гнета.

Даже большие поэты испытывали душевный трепет, когда пытались представить себе безбрежную стихию Поэзии. Она вставала перед ними как особый, таинственный мир, простое прикосновение к которому выливалось долгожданным стихом. Этот миг не похож ли на стремительный полет ласточки, которая вот-вот заденет крылом зеркальную гладь воды?

Вот понеслась и зачертила —

И страшно, чтобы гладь стекла

Стихией чуждой не схватила

Молниевидного крыла.

И снова то же. дерзновенье

И та же темная струя. —

Не таково ли вдохновенье

И человеческого я?

Не так ли я, сосуд скудельный.

Дерзаю на запретный путь,

Стихни чуждой, запредельной.

Стремясь хоть каплю зачерпнуть?[46 Фет А. А. Стихотворения, с. 26.]

Неисчерпаем мир для поэта, мыслителя, ученого. Никогда не будет решена последняя задача, раскрыта последняя тайна, разгадана оставшаяся в одиночестве, загадка.

Не кончен день опасного труда!

В цепях созвездий, в арках радуг

Вселенная, как редкая руда,

Таится глубже всех отгадок[47 Антокольский П. Coбр, соч., т. 2. М. Xуд. лит-ра», 1971 с. 341].

Вселенная—это слишком много. Посмотрим вокруг: все ли хороню знакомо? Не на каждом ли шагу жизнь открывает новые и интересные вещи. Надо только иметь талант (не меньше!), чтобы замечать эту новизну, видеть в малом — большое, в обыденном — необыкновенное, в известном — неизвестное. Поэт говорит откровенно:

Не таюсь: в трех шагах

От родного порога

Неразгаданных тайн

У меня еще много!

Может быть, у Весны,

На ее новоселье,

Подсмотрю я секрет.

Не открытый доселе.

Может, ты объяснишь мне

Несуетным словом,

Как.природа извечное

Делает новым[48 Рыленков Н. Избо. произв. в ;:.,двуx томах. Т. '2. М., «Худ. лит-ра».1974, с. 427.].

Н. Рыленков, которому принадлежат эти строки,— мастер пейзажной лирики. «...Стихи Рыленкова,— пишет Е. Осетров, — постоянно ставят нас в изумление перед неисчерпаемостью темы пейзажной лирики, ее глубиной, ее "общественной значимостью. ...Примечательно и то, что рыленковскин пейзаж воспринимается нами через призму истории, что он пронизан социальным пониманием действительности. ...Разве крупнейший исторический пейзаж «Владимирка» (картина художника П. Левитана.) не воспринимался современниками как размышление о судьбах Родины?»[49 Осетров Е. Лирический дневник Николая Рыленкова. — В кн.:Рыленков Н. Избр. произв., т. 1, с. 5-6.] Неисчерпаемость одной темы у одного поэта. Что же говорить о Поэзии вообще? Это поистине «расширяющаяся Вселенная», где «первичным взрывом» было первое пробуждение поэтического гения человечества.

Материя как объективная реальность имеет великое множество свойств, присущих её разнообразным видам и состояниям. К таким свойствам относятся: активность, движение (самодвижение), пространственно-временная форма существования, объективность, проницаемость, бесконечность, отражение, неисчерпаемость, структурность (расчлененность на качественно разные уровни организации), абсолютность (неуничтожимость).

3.2 Движение

Неотъемлемой частью учения о материи является представление о движении. Движение в философии – это любое изменение явления или предмета; оно охватывает все процессы, происходящие во вселенной, начиная от простого перемещения тел и заканчивая мышлением. Выделяют следующие формы движения материи:

  •  механическое – это пространственное перемещение различных тел: движение мельчайших частиц, движение больших тел, включая и космические объекты;
  •  физическое – охватывает электромагнетизм, гравитацию, теплоту, свет, звук, изменение агрегатного состояния веществ;
  •  химическое – включает разные химические реакции, процессы химического синтеза в неорганической и органической природе;
  •  биологическое – это разнообразные биологические процессы в живых организмах;
  •  социальное – охватывает общественные изменения, а также процессы мышления.

Хотя каждая форма движения является относительно самостоятельной, все они связаны между собой. Более сложная форма движения возникает на основе предшествующих, более простых, является их синтезом, но не сводится к ним как к простой сумме. Например, биологическая форма движения возникает на основе более простых физико-химических форм движения, включает их в себя как свое условие и является качественно новой формой движения в сравнении с предшествующими. Подобно этому и социальная форма движения – возникновение и развитие человеческого общества – включает в себя биологическую и все предшествующие формы движения материи как свое условие, но не сводится к их сумме, а является качественно новой формой движения.

Правильное понимание взаимоотношения между формами движения имеет большое значение для научного познания сложных объектов и процессов, которое характеризуется взаимодействием различных форм движения материи.

На современном этапе развития науки приведенная выше классификация форм движения требует дополнений и уточнений. Развитие химии, физики, биологии, появление комплексных наук не позволяет говорить о едином понимании многообразия форм движения материи. Например, называются информационно-кибернетическое движение, астрономическое, внутригалактическое движение, межгалактическое движение и т.п.

Идея всеобщности движения, изменения в мире одна из ведущих в мировой литературы. Она выступает то в умозрительной форме (как необходимость, закон), то в эмоционально окрашенной (быстротечность жизни, бренность бытия а т. п.), то в онтологизированном плане, то в связи с определенными теоретико-познавательными установками и т. д.

Всему удел извечный — проходить... [54 Б а и р о н Дж. Дон-Жуан. М.-Л., Гослитиздат, 1959, с. 105.]

Это слова Дж. Байрона из его «Дон-Жуана». Нельзя остановить универсальный мировой поток, Шелли, его соотечественник и современник, писал в стихотворении «Изменчивость»:

...Все к гибели стремится,

Как полон день минут, так жизнь измен полна:

С грядущим прошлое не может здесь сравниться.

Линия, неизменна здесь Изменчивость одна. [55 Шелли. Избранное. М., «Худ. лит-ра», 1962. с. 27.]

Мир изменчив и текуч, поэтому будьте внимательны ко всему:

Не привыкайте к чудесам —

Дивитесь им, дивитесь!

Не привыкайте к небесам.

Главами к ним тянитесь..,

За мигом миг, за шагом шаг

Впадайте в изумленье.

Все будет так — и все не так

Через одно мгновенье. [56 Шефнер В. Избр. произведения в двух томах. Т. 1. Л., «Худ. лит-ра», 1975, с. 296.].

Однако, всеобщность изменений отнюдь не означает, чти в мире нет никакой устойчивости, покоя, равновепня и т. п. Чистая изменчивость была бы равнозначна хаосу, небытию. В таком фантастическом мире невозможны никакая определенность и никакое познаиие. Выступая против абсолютного релятивизма, который проповедовался древнегреческим философом Кратилом, Платон писал: «И видимо, нельзя говорить о знании, Кратил. если все вещи меняются и ничто не остается на месте. Если знание вечно меняется, то оно вечно незнание. Из этого рассуждения следует, что не было бы ни познающего, ни того, что должно быть познанным»[57 Платон. Соч., т. 1. М., «Мысль». 1968. с. 490].

Как бы пи был мир изменчив, в нем есть устойчивость, повторяемость; в относительном мы находим абсолютное, в изменчивом — постоянное и вечное. Известный русский художник, поэт, индолог Н. К. Рерих писа:

Смотри, пока мы говорили.

Кругом уже псе изменилось.

Нови все. То, что нам

угрожало, нас теперь призывает.

Знавшее нас ушло без возврата.

Мы сами стали другими.

Над нами: и небо иное…

И ветep иной. Солнца лучи

сияют иначе. Брат, покинем

все, что меняется быстро.

Иначе мы не успеем

подумать о том, что

для всех неизменно. Подумать

о вечном [58 Рерих Н. Письмена. М., «Современник», 1974, с. 121.]

Движение —. не только атрибут материи. В непрестанном движении пребывает человеческий ,разум.

Дума за думой, волна за волной —

Два проявленья стихии одной:

В сердце ли тесном, в безбрежном ли море,

Здесь — в заключении, там — на просторе,

Тот же все вечный прибой и отбои...[59. Тютчев Ф. И. Стихотворения. Письма. М., Гослитиздат, 1957 с. 178].

Душевное волненье — самая грозная стихия, где бушуют поистине космические силы.

...И волненье это бесконечно.

И почти ничтожны по сравненью

С ним волненье перезревшей нивы

Или океанское волненье.

Ибо волны все-таки ленивы

По сравненью с этим беспрестанным

И не находящим объяснения

Еле ощутимым ураганом

В области сердечного волненья [60 Мартынов Л. Во-первых, во-вторых и в-третьих. М., «Молодая гвардия», 1972, с. 259.].

Человек обеспокоен всем происходящим на свете. Ему до всего есть дело.

Напрасно люди ждут покоя.

Но я не тот. Не из таких.

И ты, волнение людское.

Со мною с первых дней моих.

Да что там я! Легко заметить —

Оно не нам одним дано:

Оно во всем на белом свете.

Во всем, как есть. Везде оно.

Покоя нет. И мне сдается:

Нет ни для этих, ни для тех.

Мое ведь тоже сердце бьется.

За все волнуясь и за всех [61 Б р о в к а П. Я вам скажу... М., «Советский писатель», 1971, с. 103—104.].

Человек, как и мир, непрерывно изменяется. Н. Заболоцкий пишет в стихотворении «Метаморфозы»:

Как мир меняется! И как я сам меняюсь!

Лишь именем одним я называюсь, —

На самом деле то, что именуют мной, —

Не я один. Нас много. Я —- живой [62 3аболоцкий Н. Избранное, с. 40.].

Момент движения, всколыхнувшего внутренний мир человека, схвачен в стихах В. Субботина:

Меняюсь я. Во мне разбужен мир

Раздумий настоятельных, и властных.

Не скоро все улягутся они.

Одно себе твержу, уж никогда

На старую дорогу не вернусь я! [63 Субботин В. Строки. М., «Советский писатель», 1972, с. 128..]

Нельзя останавливаться на достигнутом. Движение вперед — естественное состояние человека.

Дорога — символ движения. «Эх, дороги, пыль да туман...». Нелегок солдатский шлях.. Тянется он куда-то на бесконечность. Об этом писал И. Уткин в своих военных стихах:

Полей предвечерняя небыль,

Похода размеренный шаг.

Пыля, .пробирается в небо

Войны бесконечный больщак [64 Великая Отечественная,- Стихотв.. н поэмы, т. 2. М., «Худ. лит-ра», 1970, с. 406].

...Неудержимо теченье жизни. Стремителен поток событий, особенно в современном мире. Кажется, наша голубая планета стала вращаться быстрее вокруг своей невидимой осп. Поэт восклицает:

Как жизни яростна игра!

Рассветы, полдни, вечера

сменяют завтра на вчера [65 Асеев Н. Стихотворения н поэмы. Т. 1. М, «Худ. лит-ра», 1959,с. 326].

Не закружилась бы голова в такой ситуации, не потерять бы ориентиров, не разменяться на мелочи. Ярослав Смеляков написал на эту тему выразительные строки:

Средь новых звезд на небосводе

и праздно блещущих утех

я, без сомненья, старомоден

и постоянен, как на грех.

Да. мне и не к чему меняться,

не обязательно с утра,

по телефону ухмыляться,

над тем, что сделано вчера...

И даже муза дальних странствий,

дав мне простора своего,

не расшатала постоянство,

а лишь упрочила его [66 Смеляков Я. Избр. произв. в двух томах. Т. 2. М. «Худ. лит-ра», 1970. с 131].

И ближние дороги и дальние - укрепляли в душе поэта лучшие, неразменные качества. Постоянство взглядов, проверенных жизнью, твердость убеждений, принципиальность в большом и малом — характерная черта идейно зрелого человека.

Наш информационный век - инновационный и кибернетический сверхскоростной и космический - навязывает человеку высокий ритм жизни. Скорость - во всем. Она стала символом века, элементом мироощущения.

Воспринимаю мир

на скоростях.

Глотаю

впечатленья скоростные!

Всё здорово!

Ничто мне не пустяк.

Дни сказочны,

как лодки расписные.

Глотаю жадно

этот жадный век.

От скоростей его

не отставая.

Я - скоростном эпохи

человек.

Цветные вихри

за собой взметая [67 Львов М. Избранное. М, «Худ. лит-ра», 1976, с. 169.].

Запас жизненных наблюдений в скоростном мире увеличивается —- это несомненно. Но ведь недаром говорится: кто идет шагом, тот видит больше бегущего. К сверхзвуковым скоростям надо добавить аналитическую способность мышления. Мысленно остановить ноток событии, посмотреть вокруг испытующим оком, взвесить происходящее. Василий Федоров, поэтически осмысливая скоростные параметры века и их противоречивые последствия для формирования духовных ценностей, писал:

Спешить?

Лететь?

Припомните.

Что Чехов

До Сахалина

На телеге ехал.

Неторопливо

Ехал на телеге,

Но как правдиво

Говорил о веке.

А мы летим,

Безумием гонимы,

Все мимо жизни.

Мимо,

Мимо,

Мимо...

А мы летим.

О, постоять,

Взглянуть бы!

А. мы летим

И пролетаем

Судьбы [68 Федоров В.. Стихотворения и поэмы. Т. I. М., «Xуд. лит-ра», 1970, с. 408].

«Остановиться, оглянуться...» (так называется роман известного писателя Л. Л. Жуховицкого). Не для снижения темпов жизни, не от усталости, не от избытка философской или поэтической рефлексии, а чтобы правильно оценить новую обстановку, сделать выводы для себя, прикоснуться к сути происходящего, посмотреть, на человека...

Сильва К.апутикян как всегда порывисто, экспрессивно — в своем стихотворении «Остановись, человек!» говорит:

О, спешка мира!.Как рвануть стоп-кран?

Повремени, мой непреклонный век.

С движением твоим — вперед и вверх.

Стой, человек! [ 69 Капутикян С. Моя страница. М, «Худ. лит-ра», 1970. с. 91]

Сказано это по одному простому случаю: плакала женщина, а люди шли мимо — они спешили па поезд. Расписание есть расписание. Но поэтесса, как видим, оценила эту ситуацию по- иному.

Идея сохраняемости движения является столь же древней, как и представление о иесотворимости и нсуничтожимости материи. Лукреций Кар писал в своей философской поэме:

То, что доселе всегда рождалось, то будет рождаться

В тех же уеловиях и жить, и расти постоянно, и крепнуть…

Столько, сколько кому суждено по законам природы,

Силе нельзя никакой нарушить идей совокупность.

В мире нет ничего, куда из вселенной могла бы

Скрыться материи часть, и откуда внезапно вломиться

Новая сила могла б во вселенную, сделать иною

Всю природу вещей и расстроить порядок движений[73 Л у к р е ц и й. О природе вещей, с. 75—76.].

Мы находим здесь картину сохраняемости и материи и движения, причем сохраняемость движения мыслится в качественном плане — как сохранение порядка движений, вечности генеративной (порождающей) способности материи и т. л. До точных законов сохраняемости движения было еще далеко.

Беспокойный ум человека часто выходил за грани возможного, за пределы допустимого. Таковы поиски «философского камня», вечного двигателя и т. п.

В плане своих всеобщих противоречивых свойств движение является абсолютным и относительным одновременно. Абсолютность движения состоит в том, что оно представляет собой атрибут материи, что оно иесотворимо и неуничтожимо и т. п. Относительность движения заключается в том, что оно существует в той или иной конкретной форме, имеет различные физические меры, может быть зафиксировано лишь по отношению к определенной системе отсчета н т. д. Это последнее обстоятельство нашло художественное отражение в произведениях величайших поэтов.

Вот сцена из первой части «Фауста». Вальпургиева ночь. Фауст и Мефистофель направляются на гору Брокен.

Чудеса! Деревья бора

Скачут в чехарде средь луга

Через головы друг друга...

Но скажите мне по чести,

Не стоим ли мы на месте?

Может, все, что есть в природе,

Закружившись в хороводе,

Мчится, пролетая мимо,

Мы же сами недвижимы? [77 Гете. Фауст, с 215—216.]

Известное стихотворение А. С. Пушкина «Движение» передает спор двух мудрецов, из которого следует вывод об относительности движения и покоя.

Движенья нет, сказал мудрец брадатый.

Другой смолчал и стал пред ним ходить.

Сильнее бы не мог он возразить;

Хвалили все ответ замысловатый.

Но, господа, забавный случай сей

Другой пример на память мне приводит:

Ведь каждый день пред. нами солнце ходит.

Однако ж прав упрямый Галилей… [78 Пушкин А. С. Собр. соч. в 10-ти томах. Т. 2. М., «Худ лит-ра».1974, с. 67.].

С точки зрения земного наблюдателя, солнце движется по небосводу от восхода до заката. Но, согласно гелиоцентрической картине мира, которую представляет в этой притче Галилей, покоится солнце, а земля вращается вокруг своей оси, создавая видимые эффекты движения.

3.3. Пространство и время.

Любое движение, происходящее в материальном мире, осуществляется в пространстве и во времени.

Следующей неотъемлемой частью учения о материи является учение о пространстве и времени. Пространство – это форма бытия материи, которая характеризует её протяженность, структурность, сосуществование и взаимодействие элементов во всех материальных системах. Время – это форма бытия материи, которая характеризует продолжительность существования, последовательность изменения состояний в развитии всех материальных систем.

Пространство и время имеют как общие, так и отличительные свойства. К общим принадлежат: объективность (независимость от сознания человека); всеобщность (нет и не может быть ни одного явления, которое существует или существовало бы вне пространства и времени); вечность, бесконечность и относительность (зависимость от скорости). Тем не менее, при всей своей общности пространство и время имеют и отличительные свойства. Например, пространство характеризуется трехмерностью, время является одномерным; пространство обратимо, а время проявляет себя как необратимое; пространство равнозначно во всех направлениях, а время однонаправлено, т.е. направлено от прошлого к будущему через настоящее.

Время и пространство неотделимы от материи и одно от другого. Это хорошо иллюстрируется на примере теории относительности в современной физике. Пространственно-временные характеристики материальных объектов имеют четыре измерения: три из них – пространственные, одно – временное. В материалистических абстракциях существует и многомерное пространство. Тем не менее, вселенная состоит из большого количества миров, и в них могут быть качественно отличные формы движения материи, пространства и времени. Вместе с тем, в этих мирах могут отсутствовать условия для существования известных нам форм движения материи и связанных с ними пространственно-временных признаков. Пространство и время как объективные формы существования материи, подобно материи, не могут быть созданы или уничтожены. И поэтому мы говорим о том, что движущаяся материя вечна в пространстве и во времени, а мир, в котором мы живем, есть не что иное, как материя, которая движется, вечна во времени и пространстве.

Как атрибуты материи, всеобщие формы бытия материальных систем, пространство и время объективны, т. е. независимы от нашего сознания. Бытие каждой вещи и вселенной в целом является пространственным и временным. Пространство выступает как протяженность и структурность объектов, сосуществование и взаимодействие элементов в различных материальных системах.

Вспомним монолог Фауста из первой части одноименной трагедии Гете, где рассматривается знак макрокосма, т. е. вселенной:

И вот мне кажется, что сам я — бог

И вижу, символ мира разбирая,

Вселенную от края и до края.

…..

В каком порядке и согласье

Идет в пространствах ход работ![80 Гете. Фауст, с. 58]

Знак макрокосма символизирует знания человека о вселенной, существующей в пространстве и во времени. Пространство — не мертвое вместилище тел. Фауст видит в пространствах «ход работ», т. е. деятельные силы, выражающие взаимодействие материальных тел, систем, их элементов и т. п.

Пространство и время — не просто атрибуты материн. Это и системы отсчета для мировой истории, и факторы цивилизации, и параметры военного дела, и величайшие ценности для человека и человечества. Время — это пространство для раскрытия способностей человека.

Время — это человеческая жизнь со всеми ее поворотами, трудностями и победами. Хорошо сказал об этом Павел Антокольский, который посвятил Времени, как оно отзывается в душе поэта и человека, специальный цикл стихов;

С тобою, время неистовое,

Я жизнь мою перелистываю:

Как ты меня озадачивало,

Иной раз и наудачу вело,

Иной раз и переучивало,

Спиральный подъем раскручивало.

Познание раздвигая мое,

Осталось непостигаемое,

Немеряное, несчитанное,

Оружием и защитой моей!

Останься и впредь, неведомое,

Свободою и победой моей! [81 Антокольский П. Собр. соч. Т. 2, с. 351.]

Из всех атрибутов материи мы меньше всего знаем о времени. Да и речь идет о психологическом, более того «личном» (личностном) времени человека, связанном с его биографией; такое время имеет свой счет и свою меру.

Объективное пространство и время (психологическое — тоже) человек познает все глубже и основательнее — теоретически и практически, осваивая космическое пространство, раздвигая границы астрономической Вселенной.

Сдавайтесь, пространство и время!

Куда вам тягаться

С отвагой в сердцах и умах!

Еще ни в одной теореме

Не вычислен был

Человеческих крыльев размах [82 Антокольский П. Собр. соч. Т. 2, с. 332.].

Подчеркнем, что новые аспекты пространства и времени раскрываются в военной деятельности. Скажем, пространство выступает здесь в таких специфических формах, как театр военных действий, оперативная глубина и т. п., время — как внезапность, боевая готовность, исчисляемая минутами и даже секундами, и т. д.

Субъективные идеалисты считают пространство и время свойствами человеческого сознания, упорядоченными рядами наших ощущений и т. п. Подобные взгляды нашли отражение в поэтическом творчестве. Шарль Бодлер писал в своей книге стихов «Цветы зла»:

Бесплодна и горька наука дальних странствий.

Сегодня, как вчера, до гробовой доски —

Все наше же лицо встречает нас в пространстве:

Оазис ужаса в песчаности тоски [83 Бодлер Ш. Цветы зла. М., «Наука», 1970, с. 216.].

Субъект ничего на находит в пространствах, кроме себя самого, — это типично идеалистическая точка зрения, характерная для позитивизма. Ужас и тоска, поглощающие человека, — элементы мировосприятия, которые войдут позднее в арсенал экзистенциализма. Бодлер — родоначальник французского и мирового литературного декаданса, одаренный поэт, но человек с изломанной судьбой и болезненно-деформированным миросозерцанием.

Формы пространства и времени в окружающем мире неисчерпаемо многообразны. Новые свойства пространства-времени были раскрыты теорией относительности, неевклидовой геометрией.

Мы живем в меняющемся мире,

Дважды два в нем не навек четыре.

Взгляд следит в пучине темно-синей

За схождепьем параллельных линий.

И в сквоженьс междузвездпых странствий

Годы ужимаются в пространстве [84 Наровчатов С. Избр. произв. в двух томах. Т. 1. М., «Худ.лит-ра», 1972, с. 206—207.].

Реальное пространство трехмерно, однако в науке в целях адекватного описания сложных объектов широко используются многомерные математические пространства. В.Я. Брюсов в стихотворении «Мир V измерений» дает картину многомерных пространств — естественно, в антропоморфной интерпретации, единственно возможной в лирико-философской поэзии:

Высь, ширь, глубь. Лишь три координаты,

Мимо них где путь? Засов закрыт.

С Пифагором слушай сфер сонаты,

Атомам дли счет, как Демокрит.

Путь по числам? — Приведет нас в Рим он

(Все пути ума ведут туда!).

То же в новом — Лобачевский, Риман,

Та же в зубы узкая узда!

Но живут, Живут в N измереньях

Вихри воль, циклоны мыслей, те,

Кем смешны мы с нашим детским зреньем,

С нашим шагом по одной черте!..

Наше время — им чертеж на плане [85 Б р ю с о в В. Избр. соч. Т. 1, с. 499—500].

Основная мысль поэта состоит в том, что трехмерное пространство является лишь моментом в картине возможных миров, геометрия которых имеет N измерений.

Мир бесконечен в пространстве и вечен во времени. Тема бесконечкости и вечности, тема времени красной нитью проходит через всю мировую поэзию. Она раскрывалась поэтами в разных аспектах; онтологическом, гносеологическом, морально-эстетическом, принимала теорстизированную или психологизированную форм}', но всегда глубоко волновала их душу. Иммануил Кант сказал когда-то: две вещи вызывают во мне душевный трепет — вид звездного неба и чувство долга. С ним согласится, наверное, л любой истинный поэт.

'Торжественный одический «штиль» ломоносовского «Вечернего размышления» порождает возвышенные чувства:

Открылась бездна, звезд полна;

Звездам числа нет, бездне дна [86 Ломоносов М. В. Избр. филос. произв. М. Госполитиздат, 1950. с:. 447.].

Русская медитативная лирика богата астральными мотивами (звездный мир и отношение к нему человека). К числу лучших произведений такого рода относятся стихи И. Бунина. Глубоко и философично мыслит поэт:

Ищу я в этом мире сочетанья

Прекрасного и вечного. Вдали

Я вижу ночь: пески среди молчанья

И звездный свет над сумраком земли.

Как письмена, мерцают в тверди синей

Плеяды, Вега. Марс и Орион.

Люблю я их теченье над пустыней

И тайный смысл их дарственных имен! [87 Бунин И. А. Собр. соч. п пяти томах. Т. 1;.. М., «Правда». 1956 с. 395]

Вселенная бесконечна и безгранична. Теперь, когда передний край науки все более перемещается с земли на небо, если, можно так выразиться, — в область астрофизических и космических исследований, поэты проявляют повышенный интерес к космологическим проблемам. Есть ли граница вселенной? Ведь теория Эйнштейна допускает существование относительно замкнутых миров.

Ты скажешь: звезды, что на травах росы.

Но ты словами даром не играй,

смелее ставь перед собой вопросы:

где край Вселенной? Есть ли этот край?

А если есть он, -этот край, то что же

за ним? Ничто? Ученый скажет: «Hет!

И дальше — звезды и шары планет,

которые никто не подытожит»[88 Щ н п а ч е в С. Избр. произв. Т. 2, с. 256. См. также: Гулям Г. Избр. произв. в пяти томах. Т. 1. Ташкент. Изд-во лит-ры и искусства. 1971. с. 84..].

О колоссальности расстояний в Метагалактике, исчисляемых сотнями миллионов световых лет, говорит тот факт, что мы можем наблюдать миры, которые реально уже не существуют.

Огни небес, тот серебристый свет,

Что мы зовем мерцаньем звезд небесных. –

Порою только неугасший свет

Уже давно номеркнувших планет.

Светил, давно забытых и безвестных[89 Б у я и н И. А. Собр. соч., т. 2, с. 303].

Мы можем сказать, доверяясь поэтическому воображению, что и прошлое нашей Земли кто-то увидит в далеких мирах во всей его натуральной форме.

Темны, глухи вселенной тропы,

А под окном трава звенит,

Стеклом и сталью телескопов

Прощупывается зенит.

Встают в стекле столбы стихии,

Отбушевавшие давно,

Вот так же свет Земли, России

Вселенной принимать дано.

В созвездье Лиры пыль клубится,

Горят костры, блестят штыки,

Буденновские колесницы

Багровый ветер рвут в куски.

Там жив Чапаев над Уралом,

Там у походного костра

О нас мечтают запевалы,

Не засыпая до утра [90 Орлов С. Белое озеро.-М., «Современник», 1975, с. 147—148.].

Чисто астрономическая проблема, пройдя через призму поэтической фантазии, заиграла яркими батальными красками, столь близкими каждому из нас.

Время относительно не только в смысле теории Эйнштейна, но и в историческом, социокультурном, творческом, психологическом и других аспектах. Поэт С. Кирсанов писал об историческом времени так (стихотворение «Часы»):

Я думал, что часы — одни.

А оказалось,

что они

и капельки, и океаны,

и карлики, и великаны.

И есть ничтожные века,

ничтожней малого мирка,

тысячелетья —

лилипуты...

Но есть

великие минуты,

и только ими ценен век,

и ими вечен человек...[91 Кирсанов С. Искания, М, «Худ. лкт-ра», 1967, с. 170.].

У Юлии Друниной есть циклы стихов «Четыре долгих года» и «Тридцать быстрых лет»[92 Друнина Ю. Избранное. М., «Худ. лиг-ра». 1977.]. Первый из них посвящен Великой Отечественной войне, второй — послевоенному периоду. Военные годы тянулись нескончаемо долго. По сравнению с ними послевоенное тридцатилетие прошло, казалось, значительно быстрее.

В более камерном плане об относительности времени в жизни человека говорил С. Я- Маршак:

Мы знаем: время растяжимо.

Оно зависит от того,

Какого рода содержимым

Вы наполняете его.

Бывают у него застои.

А иногда оно течет

Ненагруженыое, пустое.

Часов и дней напрасный счет [93 Маршак С. Собр. соч. Т. 5. М, «Xуд лит-ра»; 1969. с. 44.].

В стихотворении Леонида Мартынова «Время» приговор потерянному, растраченному впустую времени звучит еще более сурово:

Счет

Потер я иного времени

Ржаво тикают часы.

Год

Потерянного времени

Лег безмолвно на весы [94 Мартынов Л. Стихотворения и поэмы. Т. 2. М., «Худ. лит-ра», 1965, с. 131].

Время — как машина отбора, выражаясь кибернетическим языком. Оно пробует на прочность идеи и принципы, сметает все промежуточное, ненастоящее, итожит содеянное.

Время проверило,

время обдумало —

ветром с ладони

лишнее сдунуло.

Сдунуло лишнее,

легкое, слабое.

Время оставило

самое-самое [96 Луконин М. Избр. стихотв. и поэмы. Т. 1. М., «Худ. лит-ра». 1969, с. 319.].

Тяжела ноша, которую тащит на себе История, а время тянет за собой всю Историю с ее непомерным грузом:

Кряхтели ходики в ночи —

Они историю влачили [97 Евтушенко Е. Катер связи. М., «Молодая гвардия», 1966, с. 15.].

Прав был в чем-то Сергей Есенин:

Лицом к лицу

Лица не увидать.

Большое видится на расстояньи [99 Сергей Есенин. М, «Московский рабочий», 1958, с. 200.].

Но мы должны научиться видеть большое в малом, фундаментальное в текучем, непреходящее в вечном.

Скажи мне,

что такое, вечность:

Тысячелетье

или миг,

Миров далеких бесконечность

Или цветок

в руках моих?

Тень

легкой веточки сирени

Или над медью древних дат

Ушедших

каменные

тени,

Что на земле

века стоят? [100 Д о р и з о Н. Избр. стихи. М., «Худ. лит-ра», 1970, с. 9.]

Иное мгновенье равноценно вечности — по крайней мере для человека.

Фридрих Шиллер воспевает величие мига:

Боги нам даруют счастье,

И любой из них велик,

Но в природе высшей властью

Наделен властитель миг.

С той поры, когда с землею

Разлучился звездный рой,

В мире самое святое —

Вспышка мысли огневой[101 Шиллер Ф. Собр. соч. Т. 1. М., «Худ. лит-ра», 1955, с. 339—340].

Новая идея, подготовленная всей интеллектуальной атмосферой, мозговой атакой, часто возникает в голове человека как «озарение» (инсайт), на это требуются мгновения.

И в области чувств есть такие мгновенья, которые остаются с человеком навсегда.

Мы мгновенны? Мы после поймем,

если в жизни есть вечное что-то—

это наше мгновенье вдвоем.

Остальное — пролетом [103 Вознесенский А. Ахиллесово сердце. М., «Худ. лит-ра», 1966,с. 24].

Поэтесса Мирдза Кемпе в своем сборнике стихов «Вечность мгновений», получившем широкую известность, пишет:

Сердце себя за мгновенье

теряет и обретает,

Молнии кратких мгновений

дни и года наметают.

Тратить не смею мгновений, —

им никогда не вернуться.

Молнии кратких мгновений

вечностью обернутся [104 Кемпе М.Вечность мгновений. М., «Советский писатель», 1969 с. 8].

Заметим, что когда поэту нужна широкая историческая панорама, когда он стремится передать монументальность изображаемых событий, обобщенность мыслей и чувств, он обращается к пространству и времени как глобальным координатам. Показательна в этом отношении «Ода Москве» Давида Кугультинова. Поэт обращается к Москве со следующими словами:

Ты шла Пространствами, шагала

Временами.

И, если вражья рать вставала на пути,

Ты сильною рукой вздымала выше знамя,

С которым суждено в бессмертие

Войти [105«Правда», 1977, 30 декабря].

3.4 Единство мира

Проблема единства мира, единства бытия, сущего и т. п. всегда волновала философов и поэтов. Мир должен быть единым во всех своих бесконечно многообразных проявлениях. Такое решение подсказывала философская интуиция, и это нашло отражение в поэтической картине мира.

Однако, выяснение единой основы мира не исчерпывает всей проблемы единства мира, а составляет лишь начало в ее исследовании. Прежде всего необходимо подчеркнуть здесь единство природы и духа, бытия и мышления. Онтологически это единство состоит в том, что сознание является специфическим свойством высокоорганизованной материи. Гносеологически оно проявляется в том, что законы нашего мышления согласуются с законами бытия, что сознание дает нам адекватную картину мира

Многие философы видели в материи источник единства всех вещей, начало всех начал, первопричину всего сущего. Джордано Бруно писал:

Единое, начало и причина,

Откуда бытие, жизнь и движенье,

Земли и неба, ада порожденья,

Все, что уходит вдаль и вширь, в глубины.

Для чувства, разума, ума - картина:

Нет действия, числа и измеренья

Для той громады, мощи, устремленья,

Что вечно превышает все вершины [109 Бруно Дж. О причине, начале и едином. М., Соцэкгиз, 1934, с. 55].

Гносеологическая программа единения человека с миром лаконично выражена в гетевском «Фаусте»:

Всё мыслимое охвати,

Стань микрокосмом во плоти[110 Гете Фауст, с. 110].

Однако единство материального и духовного противоречиво. Это противоречие находит отражение в конфликтных ситуациях, где сталкиваются друг с другом материальные и духовные, биологические и социальные начала, заложенные в человеке. Вагнер задает Гомункулу (прообраз искусственного интеллекта) вопрос (вторая часть «Фауста»):

Вот в чем я, например, не разберусь:

Душа и тело слиты нераздельно,

Так отчего же тесный их союз

Не оградил их от вражды смертельной?[111 Гете Фауст, с. 353]

Тема духовного единения человека с природой является важнейшей в философской лирике Ф. И. Тютчева.

Тени сизые смесились,

Цвет поблекнул, звук уснул —

Жизнь, движенье разрешились

В сумрак зыбкий, в дальний гул...

Мотылька полет незримый

Слышен в воздухе ночном...

Всё во мне и я во всём...[112 Тютчев Ф. И. Стихотворения..., с. 108].

Это не уход от жизни, конечно. Душа поэта ищет слияния с миром, она стремится как бы прорасти сквозь него. Сумрак — смешенье дня и ночи — соединит человеческую душу с природным началом, и образуется какой-то высший синтез. Тютчевские образы нашли дальнейшую разработку в поэзии Александра Блока.

Всё бытие и сущее согласно

В великой, непрестанной тишине.

Смотри туда участно, безучастно, —

Мне всё равно — вселенная во мне.

Я чувствую, и верую, и знаю,

Сочувствием провидца не прельстишь.

Я сам в себе с избытком заключаю

Все те огни, какими ты горишь [113 Блок А. Стихотворения. Л., «Советский писатель», 1955, с. 44].

Художественная манера символизма такова, что здесь нет четких линий, поэтический образ как бы размыт. Однако в приведенном фрагменте хорошо просматривается идея слитности человека и природы, равномощности человеческой души и вселенной.

Геокосмическую масштабность внутреннего мира человека воспевал в своих стихах армянский поэт Аветик Исаакян:

Плещет море в сердце моем,

Во вселенной я растворяюсь,

Низвергаюсь горным ручьем

И с землей и с небом сливаюсь[114 Исаакян А. Избранное. М., «Худ. лит-ра», 1970, с. 136.].

Не случайно древние греки называли человека микрокосмом. Внутренний мир человека способен вместить в себя всю вселенную, охватить прошлое и оставить неисчерпаемый запас сил на будущее.

Пусть в непроглядной тьме

Враждебна мысли косность, —

Но человек в уме

Недаром держит космос.

Дыханье всех веков

С его дыханьем слито, —

Да, человек таков

Со дней палеолита![115 Антокольский.П. Собр. соч., т. 2, с. 434.]

В наш ракетно-космический век по-новому ощущается язь человека со звездными мирами:

Такая ночь,

что руки протянуть

Ко всей вселенной,

всем созвездьям рядом

И полететь,

пронзая Млечный Путь

Ракетой

межпланетного снаряда[116 Л у го в с кой В. Стихотв. и поэмы, с. 324—325.].

Да что там ракета... Можно проложить звездные маршруты более простым путем:

Сегодня спится что-то мне не очень.

Одеться бы, да некуда пойти.

Открыл окно, вдыхаю свежесть ночи

Невдалеке от Млечного Пути.

Мир для мечты, для дел высоких создан.

Сияет ночь во всей своей красе.

Ходить бы босиком по звездам,

как по нстоптапой росе[117 Щипачев С. Избр. произв. Т. 2, с. 81.].

Всеобщая, универсальная связь, существующая в мире, скрывает один из важнейших аспектов единства мира, познавательном отношении связующим центром всего мироздания выступает сам человек.

Я - связь миров, повсюду сущих,

Я - крайня степень вещества;

Я - средоточие живущих,

Черта начальна божества...[118 Державин Г. Алмазна сыплется гора. М.. «Советская Россия», 1972, с. 51].

В державинских строках угадывается идея единства живой и неживой материи, поскольку человек представляет, с точки зрения субстрата, лишь крайнюю степень вещества, т. е. высокоорганизованную материю. Даже само божество, если бы оно существовало, начиналось бы в человеке.

Поэт Валентин Сорокин в одной из своих поэм описывает доклад, который делал «седеющий от мудрости ученый». Касаясь строения вещества, ученый констатировал:

Структурная похожесть почв,

Кристаллов… -

Сплошная аналогия веществ [120 Сорокин В. Огонь. М, «Современник», 1973, с. 238].

Важнейшим аргументом, посредством которого мы обосновываем единство мира, является генетическое единство материальных систем, т. е. их связь по своему происхождению, как ступеней более или менее длительного процесса развития. Современная наука позволяет представить в общих чертах развитие всей Метагалактики — от начального ее состояния до человека. Поэты по-своему обыграли этот процесс: путем глубокой ретроспекции человеческого начала, реконструкции его предыстории, совпадающей с историей астрономической Вселенной. Еще в прошлом веке Уолт Уитмен писал:

Мой зародыш в веках не ленился.

Ничто не могло задержать его.

Для него сгустились в планету мировые туманности,

Длинные пласты наслоились, чтобы стать для него опорой,

Гиганты-растения давали ему себя в пищу,

И чудища-ящеры лелеяли его в своей пасти

и бережно несли его дальше.

Все мировые силы трудились надо мною от века,

чтобы создать н радовать меня...

[121 Уитмен У. Листья травы, с. 95.].

Аналогичный прием, раскрывающий генетическое единство мира, используется и современными поэтами. С. Щипачев уверяет:

Когда па свете не было меня,

Я и тогда существовал на свете

В росинке, в прахе, в яблоневом цвете,

Да мне и солнце кровная родня.

В своих щедротах, расточая пыл,

Горит, сияет гордое светило.

Никто не высчитал, когда так было,

Но я одной туманностью с ним был [122 Щипачев С. Лирика, с. 317, См. также: Заболоцкий Н. Избранное, с. .85].

Людмила Татьяничева пишет о кровнородственных связях человека и матери-Земли:

Пляшут вьюги,

Поземкой пыля.

Но в снегу,

Как в цвету, тополя,

И заря

Входит в наше жилье...

Мы — твое порожденье,

Земля.

Мы — твое продолженье,

Земля.

Мы — горячее сердце твое![123 Татьяничева Л. Избр. произв. в двух томах. Т. 2. М., «Худ. лит-ра», 1976, с. 37]

Необходимо иметь в виду, что представления об окружающем мире у человека меняются во времени и пространстве

Человек издавна стремился создать для себя некоторое целостное представление об окружающем мире, «поднявшись» над теми фрагментарными знаниями, впечатлениями, которые он получает через свои ощущения в процессе повседневной жизни. Это хорошо выразил всемирно известный ученый А.Эйнштейн. «Человек, – писал он, – стремится каким-то адекватным способом создать себе простую и ясную картину мира для того, чтобы оторваться от мира ощущений, чтобы в известной степени попытаться заменить этот мир созданной таким образом картиной. Этим занимается художник, поэт, теоретизирующий философ и естествоиспытатель, каждый по-своему. На эту картину и ее оформление человек переносит центр тяжести своей духовной жизни, чтобы в ней обрести покой и уверенность, которые он не может найти в слишком тесном головокружительном круговороте собственной жизни» (Эйнштейн А. Влияние Максвелла на развитие представлений о физической реальности / Сбор. науч. трудов: в 4 томах. М., 1967. Т.2. с.136).

Термин «картина мира» появился в рамках физической науки в конце XIX в. Одним из первых его использовал знаменитый физик Генрих Герц. Вслед за Герцем термином «картина мира» широко пользовался не менее знаменитый физик Макс Планк. Под физической картиной мира он понимал «образ мира», формируемый в физической науке и отражающий реальные закономерности природы. Этот «образ мира» подчеркивал Планк, изменяется в процессе развития науки и имеет поэтому относительный характер. Создание такой картины мира, которая представляла бы собой абсолютное, окончательно завершенное и не нуждалось бы в дальнейших улучшениях, Планк считал недостижимой задачей.

Картина мира, с каких бы позиций к ней не подходить и какую бы типологию по методам построения ей не давать, – это прежде всего отношение человека к миру, причем подлинный смысл этого отношения составляет отношение человека к самому себе, «воззрение» на самого себя, лишь опосредованное взглядом на мироустройство. Картина мира дает целостное представление не только об основании мира, но и обо всей совокупности взаимоотношений «мир – человек».

Как всякое отношение, картина мира предполагает оценку, «я так вижу», значит, я именно это хочу, скорее могу, увидеть, поскольку вынужден так видеть (не самое подходящее слово для описания процесса творчества, но оно отмечает внутреннюю обусловленность действий субъекта объектом, на который направлено это действие), опираясь на весь свой совокупный жизненный опыт, куда входит и освоенный мною опыт человечества. Поэтому рассмотрение различных типов картин мира (религиозной, философской и научной) имеет целью показать прежде всего формирование целостностей и идеалов как стимулов и мотивов творческой деятельности (и человек как ее неотъемлемой и активной составляющей).

Научная картина мира представляет собой систему представлений на соответствующих стадиях исторического развития научного знания. Картина мира, которая складывается из существующих научных представлений о строении и развитии природы, называется естественнонаучной картиной мира. Кроме того, отдельные естественные науки могут создавать собственные картины исследуемой ими реальности. Их называют частнонаучными (или локальными) картинами мира. Здесь термин «мир» обозначает уже не природный мир а, тот его аспект (фрагмент), который изучается данной наукой с помощью ее понятий, представлений и методов. В этом смысле говорят о физической картине мира, о химической картине мира и т.д.

Научная картина мира составляет по своей сути основание научного знания, благодаря которому достигается целостность предметной области, определяется стратегия научного поиска и во многом обеспечивается включение результатов научной деятельности в культуру соответствующей исторической эпохи. Научная картина мира складывается в результате знаний различных наук и включает в себя представления как о природе, так и об обществе. Каждая наука в пределах своего предмета создает целостное видения исследуемой реальности, то есть определенного фрагмента или аспекта действительности. Синтез знания внутри как локальной, так и общей картины мира – достаточно сложная задача и представляет собой самостоятельно направление исследования, имеет методологическое и мировоззренческое значение. При этом роль формирования картины мира может оказать как положительное, так и отрицательное воздействие на развитие предмета конкретной науки и стиля научного мышления вообще, а так же на становление и изменение основ и содержания картины мира, свойственной иным типам мировоззрения. Пример тому - кризис физики и его последствия для философии в начале прошлого столетия; отношение к генетике и кибернетике в 40-50-е годы XX века в нашей стране. Последнее связано и с функционированием научной картины мира как некоторой исследовательской программы, которая обуславливает постановку целей и задач научного поиска (и на эмпирическом, и на теоретическом уровне), а также выбор средств их достижения и решения.

Для науки одним из важнейших оснований служит философия. Поэтому философская и научная картины мира дополняют друг друга, их принципы, а тем более история и логика формирования, взаимосвязаны, имеют общие основания. Философская картина мира представляет собой систему наиболее общих философских понятий (категорий), принципов, концепций, дающую на определенном историческом этапе представление о мире в целом. В зависимости от тех или иных решений определенных философских проблем могут строиться, например, материалистическая или идеалистическая картины мира, метафизические или диалектические представления о мире и т.д.

Философская и естественнонаучная картины мира не существуют изолированно, в отрыве друг от друга. Философская картина мира опирается на достижения естествознания, подтверждающие и конкретизирующие ее положения и выводы. В свою очередь естественнонаучная картина мира обязательно связана с теми или иными философскими представлениями, свойственными той или иной эпохе, т.е. является своеобразным синтезом знаний о природе и философских, и мировоззренческих установок.

Религиозная картина мира, если представить ее в общем виде, достаточно проста, хотя в ней есть сложные понятия (например Троица и связанные с ней представления о двойственной природе Христа…) которые трудны для понимания и требуют значительных интеллектуальных усилий для своего осмысления. И каковы бы ни были отношения между религиозными мыслителями и не только различных направлении, но и внутри одного, идет процесс эволюции и модернизации религиозных учений и религиозной мысли.

Сущностью религиозной картины мира является прежде всего его удвоение, то есть признание существования наряду с религиозным, природным и социальным бытием второго, потустороннего мира, в котором согласно всем мировым религиям, находят или найдут свое идеальное разрешение все тревожащие человеческий дух противоречия земного бытия. Соответственно, и природа человека разделяется на две части, низшую и высшую: тело и душу, которую вдохнул Господь в момент рождения как свидетельство богопричастности человека и спасение которой и представляет собой цель, смысл земной жизни и возможность жизни вечной.

И все же, и религия взаимодействовала с наукой, и земная деятельность человека, труд, имел значение ценности, хотя верховное место в иерархии занимала возможность богообщения в целях спасения.

Так, противореча и взаимодействуя, все три картины мира – философская, научная и религиозная – позволяли обретать человеку свое «Я», смысл жизни, своего конечного существа в необъятной и вечной вселенной.


Глава 4. СОЗНАНИЕ И ПОЗНАНИЕ

Сознание – это высший уровень психической активности человека, свойство особым образом организованной материи (мозг и нервная система человека), высшая форма отражения действительности, существующая в виде идеальных образов, содержанием которых является знание о человеке и окружающем его мире.

Познание - это процесс отражения в сознании человека окружающего мира.

Таким образом, сознание – это орган человека, а познание – процесс работы этого органа.

Структура сознания:

  1.  по способу взаимодействия с окружающим миром: знание, эмоции, воля.
  2.  по объекту отражения: сознание (отражает окружающий мир), самосознание (отражает самого человека).
  3.  по типу отражения: рассудок, разум, чувства

Функции сознания:

  1.  мировоззренческая
  2.  методологическая
  3.  познавательная
  4.  аксиологическая
  5.  целеполагающая
  6.  управленческая
  7.  корректирующая
  8.  коммуникативная

Структура процесса познания:

  1.  субъект – это тот, кто познает. Виды субъекта познания: человек, группа людей (например, сообщество ученых), общество в целом.
  2.  объект познания – это то, что познает субъект. Виды объектов познания:
    1.  первичные объекты познания (объекты бытия)
    2.  объекты, созданные людьми (вторая природа: здания, машины, механизмы, дороги, мосты, метро…)
    3.  третичные объекты познания (идеализированные теоретические модели (например, земная ось)).

Кроме объекта познания выделяют еще предмет познания. Предмет познания - это та сторона или средство объекта познания, которая непосредственно интересует субъект познания.

  1.  средства познания – это то, с помощью чего субъект познает объект.

К анализу форм познания существует два основных философских подхода:

  1.  выделяют такие формы познания:
    1.  факт действительности
    2.  факт сознания – это осмысленный нашим сознанием факт действительности
    3.  проблема – это противоречие в результате познания с ранее имевшимися сведениями
    4.  гипотеза – это предположение о разрешении проблемы
    5.  доказательство
    6.  доказанная гипотеза становится теорией
    7.  методология – это совокупность близких по смыслу теорий.

Но! Необходима обратная связь от доказательства к гипотезе.

  1.  предполагает выделение форм чувственного познания и форм логического познания. Форма чувственного познания: ощущение, восприятие, представление. Ощущение – это отражение в сознании человека отдельных свойств и признаков предмета. Восприятие – это отражение в сознании человека предмета в целом. Представление – это воспроизведение в сознании человека ранее познанных предметов. Формы логического познания (или рационального познания): понятие, суждение, умозаключение.

 Виды  познания:

  1.  чувственное познание;
  2.  рациональное (логическое) познание.

Типы познания

  1.  эмпирическое познание (задача: собрать факты)
  2.  теоретическое познание (задача: проанализировать и осмыслить эти факты)

Результатом познания может быть:

  1.  истина – это правильное отражение окружающего мира в сознании человека;
  2.  заблуждение – это неправильное отражение окружающего мира в сознании человека;
  3.  ложь – это сознательное искажение истины об окружающем мире (напр. Софисты).

Для отличия этих результатов друг от друга используются следующие критерии:

  1.  критерием отличия заблуждения от лжи является преднамеренность;
  2.  критерием отличия истины от заблуждения и лжи является общественно-историческая практика всего человечества, так как каждому новому поколению людей нет необходимости «изобретать велосипед и микроскоп», можно воспользоваться результатами деятельности предыдущих поколений.

4.1 Сознание

Сущность, структура и функции сознания

Проблема сознания получила яркое отражение в мировой литературе. О сознании писали в стихотворной форме и сами философы. Приведем стихотворение Дж. Бруно «К своему духу»:

Ты глубока гора, в земле, залегаешь корнями.

Но неудержно стремишь к звездам вершину свою.

Ум, высочайший предел всех вещей постигаешь. Солнечный свет оттенив мраком подземных глубин.

Так не теряй своих прав и понапрасну не медли...

Смело стремись в высоту, в отдаленные сферы, природы...

[127 Бруно Дж. О причине, начале и едином, с. 52].

Здесь угадывается идея о том, что сознание есть свойство материи, которое, поднимаясь над материей, глубоко уходит в нее своими корнями. Сознание имеет особые права, связанные с. беспредельностью познания.

На высшем этапе развития сознание является функцией человеческого мозга. Эмиль Верхарн слагает гимн в честь великого произведения природы — мыслящего мозга, источника всех чувствований, воль, переживаний.

Мой мозг! Всех горестей и радостей исток!

Величия дворец и подземелье пыток,

Где бродит, словно виноградный сок,

Проблем отравленный напиток!

Ты, торжествующий и скорбный, мной любим.

В часы триумфа или пораженья,

В здоровье истины, в недуге заблужденья

Неколебим...[128 Верхарн Э. Избранное, с. 291].

Сознание представляет собой результат отражения внешнего мира в голове человека. Биос (живая материя) и социум (общество) создали универсальный отражательный аппарат, способный в принципе охватить весь мир. Хорошо сказал об этом С. Я. Маршак:

Чудес, хоть я живу давно,

Не видел я покуда,

А впрочем, в мире есть одно

Действительное чудо:

Помножен мир (иль разделен?)

На тс миры живые,

В которых сам он отражен,

И каждый раз впервые [129 Маршак С. Собр. соч., т. 5, с. 118.].

Человеческий мозг по своему субстрату — сверхсложная система, состоящая из 14—15 миллиардов нейронов (нервных клеток). Высшие психические функции мозга локализуются в корковой области, поверхность которой увеличена за счет складчатой структуры. Поэт нашел для данного случая точный топографический (в смысле топографии мозга) образ:

Мозг извилист, как грецкий орех,

когда снята с него скорлупа[130 Асеев Н. Стихотворения и поэмы. Т. 1, с. 331.].

По тому же поводу — о человеческом мозге — К. Ваншенкнн написал:

Хотел бы я проникнуть в этот мозг! —

Не скальпелем, конечно, не рентгеном,

А словно перекинуть легкий мост,

Войти, вбежать в порыве откровенном.

Хотел бы, если б выпала судьба,

Узнать — пускай не сразу, а помешкав, —

Что там таится, под прикрытьем лба,

Когда блуждает на губах усмешка.

Хотел бы я увидеть только раз,

Уж если мне досталось это диво,

Что кроется за тихим светом глаз,

Глядящих так спокойно и правдиво[131 В а н ш е н к и н К. Избр. произв. в двух томах. Т. 2. М., «Худ. лит-ра», 1975, с. 58.].

Поэты по-своему обыгрывают реальность сознания, не отрицая ни в малейшей степени его идеальной природы. В поэтической интерпретации В. Маяковского, как всегда гротескной, реальность сознания выглядит весьма физично, вещественно:

Черепа шкатулку вскройте —

сверкнет

драгоценнейший ум [134 Маяковский В. Полн, собр соч. в 13-ти томах. Т 1. М., «Худ. лит-ра», 1955, с. 247.].

В другом месте нарисована еще более натуралистическая картина:

Мысль —

вещественней, чем ножка рояльная.

Вынешь мысль из-под черепа кровельки,

и мысль лежит на ладони, абсолютно реальная,

конструкцией из светящейся проволоки[135 Маяковский В. Поли. собр. соч. в 13-ти томах. Т. 4. М., «Худ. лит-ра», 1957, с. 117].

Здесь поэт как бы видит и осязает человеческую мысль. А вот другой поэтический образ, где процесс мышления воспринимается на слух:

В столичном немолкнущем гуде,

Подобном падению вод,

Я слышу, как думают люди,

Идущие взад и вперед.

Проходит народ молчаливый,

Но даже сквозь уличный шум

Я слышу приливы, отливы

Весь мир обнимающих дум [136 М а р ш а к С. Собр. соч., т. 5, с. 112.].

Сознание — как магический кристалл, как бесценная корона, которой увенчан человек. У самого бедного человека в старину, как говорят, ничего за душой не водилось, но была эта душа — и был человек.

Лишь одно на земле постоянно,

словно свет звезды, что ушла, —

продолжающееся сияние,

называли его душа [137 Вознесенский А. Дубовый лист виолончельный. М., «Худ. лит-ра», 1975, с. 417.].

Но когда наступает минута подвига в битве за свободу, человек не задумываясь отдает свою жизнь общему делу, уходя в бессмертие. Нельзя без волнения читать строки, написанные венгерским поэтом Шандором Петефи:

Моя душа — высокий храм!

Но даже душу

Тебе, отчизна, я отдам

И храм разрушу[138 Петефи Ш. Любовь и свобода. М., «Худ. лит-ра», 1969, с. 17].

Шандор Петефи погиб на баррикадах во время революции 1848 г., сражаясь за свободу своего народа.

Сознание человека имеет сложную структуру. Оно включает в себя такие элементы, как знание, самосознание, бессознательное, чувственно-эмоциональную сферу, волю, воображение и фантазию, память. Важнейшим элементом сознания является знание. Познавательная функция сознания пронизывает все другие основные функции: регулятивную, коммуникативную, целеполагающую, аксиологическую (ценностно-оценочная деятельность).

Вдохновенный певец человеческого разума, Эмиль Вер-харн восклицает:

О, я не стал бы жить, в невежестве коснея!

Кто мыслит — совершает подвиг тот:

Он, свергнув власть богов, в награду обретет

Взгляд, что вонзается в любые тени.

О, творчество его в уединенье!

О. продвижение сквозь вековую ложь!

Терпение, чьих зерен пышны всходы!

Расширив наших представлений своды.

Он создал мира целого чертеж[140 Верхарн Э. Избранное, с. 290.].

Янис Райнис, основоположник реализма в латышской литературе, выражает космическую мощь человеческого духа, силу разума, устремленного к звездам, такими словами:

Раздвигает

Землю и небо

От звезд и до звезд

Наш дух;

И зажигает

Страсти и грезы,

Пламенея,

Наша душа.

И мысль взлетает

К ограде звездной:

Бесконечную даль

Следит[141 Райнис Я. Конец и начало. Рига, «Лиеема», 1972, с. 241.].

Отличительной особенностью человеческого сознания является то, что оно отражает и свое собственное существование, выступая в виде самосознания. «Способность к самосознанию и самопознанию — исключительное достояние человека, который в своем самосознании осознает самого себя как субъекта сознания, общения и действия, становясь в непосредственное отношение к самому себе. Только в этой форме и может существовать самосознание, основная особенность которого, в отличие от сознания, состоит в том, что оно ориентировано на осмысление человеком своих действий, чувств, мыслей, мотивов поведения, интересов, своего положения в обществе»[142 Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. М., Наука, 2010, с. 141.]. В историческом (родовом) плане процесс осознания человеком самого себя никогда не прекращается.

В поэтической интерпретации историческое развитие самосознания человека выглядит так:

Человек себе еще неясен, -

Знаю это я наверняка.

Человек, как дуб пли как ясень.

На поверхность шел из глубока...

Человек - не то. что видно глазу,

И не то. что чувствует рука!

К самому себе пришел не сразу. —

Шел. и шел. и шел издалека...[143 А л а л и с А. До начала. М., «Советский писатель», 1966, с. 18.].

Самосознание выступает прежде всего как осознание человеком собственного существования, или своего «Я». Уровень самосознания у различных людей не одинаков. Особое значение индивидуальность приобретает у творческих работников,писатели и поэты, конечно, не могли пройти мимо загадки человеческого «я».

Человеческое. «Я» неповторимо, индивидуально. Оно формируется на основе природных задатков и под воздействием социальных факторов (общение, деятельность).

Евг. Винокуров написал о нашем «я» такие стихи:

Есть слово «я». И нету в том. худого,

Что я решил его произнести.

Оно во мне. Я с детства это слово,

Как после травмы, позабыл почти.

Оно идет из глубины, оттуда,

Чтоб словно нефть высоко к небу бить.

Оно — экзема. Нет смертельней зуда —

Стремления, самим собою быть.

Но обречен я был бы на молчанье.

Когда вокруг бы не были друзья.

Отец и мать, жена, однополчане,

Попутчики.

«Мы» состоит из «я» [144 Винокуров Е. Пзбр. произв. Т. 1 Лирика. Л.. Лспиздат. 1976, с. 43]

Вполне естественным является стремление человека разобраться в себе самом, определить свое место в жизни.

Кто я?

Только ли эхо

Всех деяний людских.

Еле видная веха

На дорогах больших,

Чуть заметный кирпичик

В зданье, рвущемся ввысь,

Или сам я добытчик,

Утверждающий жизнь?

Ведь восходит строенье

По моим чертежам,

Ведь шумит вдохновенье

По моим этажам...

Я и малое эхо

Необъятных тревог

И великая веха

Неоткрытых дорог[145 Браун Н. Избр. произв. в двух томах. Т. 1. Л., «Худ. лит-ра»,1972, с. 193—194].

Важную роль в психической деятельности играет сфера неосознанного, или бессознательного. Сюда относят подражание, творческое вдохновение, «инсайт» (неожиданное интеллектуальное озарение), интуитивное мышление н т. п. А. Г. Спиркин пишет в этой связи: «Наиболее оригинальные идеи, открытия, замыслы, художественные образы, представляющие собой кульминацию вдохновенного творческого процесса, как бы всплывают откуда-то из глубин духа или рождаются где-то на его далекой периферии» [146 Спиркин А. Г. Сознание и самосознание, с. 191.].

Анна Ахматова дала описание творческого процесса, насколько это возможно сделать поэтическими средствами:

Бывает так: какая-то истома;

В ушах не умолкает бой часов;

Вдали раскат стихающего грома.

Неузнанных и пленных голосов

Мне чудятся и жалобы и стоны,

Сужается какой-то тайный круг.

Но в этой бездне, шепотов и звонов

Встает один, все победивший звук...

Но вот уже послышались слова

И легких рифм сигнальные звоночки. —

Тогда я начинаю понимать,

И просто продиктованные строчки

Ложатся в белоснежную тетрадь [147 Ахматова А. Бег времени. М.-Л., «Советский писатель». 1965 с. 293..].

Следует подчеркнуть, что сознание человека не является пассивным, зеркалоподобпьш отражением действительности. Отражение такого рода было бы чисто поверхностным, неглубоким. Сознание — это активный, конструктивно-творческий процесс. Речь идет о том. что сам процесс отражения имеет творческий характер. Мир как бы заново творится, пересоздается (в смысле его модели, конечно) в каждой голове. Гете вкладывает такие слова в уста бакалавра из второй части «Фауста»:

Вот назначенье жизни молодой:

Мир не был до меня и создан мной.

Я вывел солнце из морского лона,

Пустил луну кружить по небосклону,

День разгорелся на моем пути,

Земля пошла вся в зелени цвести...[149 Гете. Фауст, с. 348.].

Смысл этой тирады состоит в том, что она в экстремально-гиперболизированной форме выражает сложнейший процесс воссоздания мира субъектом, конструктивно-творческую деятельность сознания.

Творческая деятельность субъекта немыслима, без воображения. Под воображением мы понимаем процесс преобразования исходных представлений и понятий, в результате которого возникают новые образы, имеющие научную, художественную или просто человеческую ценность.

В художественном творчестве роль воображения и фантазии трудно переоценить. Здесь рождаются литературные герои, поэтические образы: Приведем пушкинские строки, раскрывающие процесс творчества:

И забываю мир — и в сладкой тишине

Я сладко усыплен моим воображеньем,

И пробуждается поэзия во мне:

Душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,

Излиться наконец свободным проявленьем –

И тут ко мне идет незримый рой гостей,

Знакомцы давние, плоды мечты моей[151 Пушкин А. С. Собр. соч. в десяти томах. Т. 2, с. 311].

На ту же тему у М. Ю. Лермонтова:

В уме своем я создал мир иной

И образов иных существованье:

Я цепью их связал между- собой,

Я дал им вид, но ее дал им названья… [152 Лермонтов М. Ю. Собр. соч. в четырех томах. Т. 1. М., «Правда», 1969. с. 63.].

Последняя строка может означать, что литературные герои еще не получили имен.

А. Твардовский писал о своем главном произведении военного времени — поэме «Василий Теркин», что художественный вымысел становит в строй бойцов, умножая их нравственные силы:

Я мечтал о сущем чуде:

Чтоб от выдумки моей

На войне живущим людям

Было, может быть, теплей...[153 Т в а р д о в с к и и А. Василий Теркин. Военная лирика. М.. Воен-издат, 1966. с. 201].

Результаты познавательной деятельности человека хранятся в особом запоминающем устройстве, которое мы называем памятью. Роль памяти во всей психической деятельности человека исключительно велика. Столько знаем, сколько помним, говорил Леонардо да Винчи. Память позволяет аккумулировать интеллектуальный н вообще жизненный опыт человека и человечества.

Существуют различные способы хранения информации, изобретенные человеком в разное время. Но самые дорогие образы надежнее всего хранятся в голове человека. В. Шекспир в одном из своих сонетов писал:

...Таблиц не надо мне. В мозгу —

Верней, чем на пергаменте и воске, —

Я образ твой навеки сберегу.

И не нужны мне памятные доски [154 M а р ш а к С. Собр. соч. Т. 3, с. 128.].

Нет. не. в мозгу, скорее — в сердце, там остаются наиболее глубокие, следы пережитого.

О память сердца! ты сильней

Рассудка памяти печальной...[155 Батюшков К. Н. Соч. М., «Худ. лпт-ра», 1955, с. 239.].

Память впитывает в себя большое и малое, существенное и несущественное, значительное и мелкое. Надо разобраться во всех событиях и впечатлениях, выделить главное, привести остальное к общему знаменателю. Об этом пишет П. Антокольский: «Не всегда мы можем извлечь из памяти то, что нам нужно в данную минуту. Оперативная память работает с перебоями. Но где-то в глубине сознания сформировались механизмы долговременной памяти; там хранится основной массив информации» [156 Антокольский П. Собр. соч. Т. 2, с. 531.].. Говоря словами Михаила Луконина:

То мы забудем многое,

то всё припомним заново[157 Луконин М. Избр. стнхотв. и поэмы. Т. 1 с. 107.].

Мы можем управлять своей памятью, используя мнемотехнику, но в целом память является неполностью управляемым объектом. Существует непроизвольное запоминание. Отдельные эпизоды своей жизни мы хотели бы вычеркнуть из памяти, но, увы, это не в нашей власти[158 Федоров В. Стихотв. и поэмы. Т. 1, с. 365].

Память — это как бы .материализованное время, ставшее историей человеческой жизни или жизни народа, если речь идет о социальной памяти в широком смысле. Историю же надо завоевать, сделать, сотворить.

Мы все продукты времени...

Любой

Песет его,

желая ль, не желая.

Сначала за пего

идет он с бой, Потом живет.

о прошлом вепочнная [159 Софронов А. Собр. соч. в пяти томах. Т. 1. М., «Худ. лит-ра» 1971. с. 665].

Ничто не исчезает просто так. Все находит свое продол-женне, оставляет след, а какой след — зависит от самого человека. Муса Джалиль написал просто и выразительно:

Стоит жить, чтоб в землю врезать

След поглубже, позаметней,

Чтоб твое осталось дело,

Словно дуб тысячелетний [160 Джалиль М. Избр. лирика. М., Воениздат, 1966, с. 103.].

Социальная память в нашем обществе вмещает в себя всю многотрудную историю народа. Николай Дорнзо в лаконичной форме сказал об этом так:

Никто не забыт,

И ничто не забыто, —

О дереве

помнит

Кусок антрацита [161 Доризо Н. Избр. стихи, с. 119,].

Первые две строки вошли в народное сознание как реквием в память всех советских людей, отдавших свою жизнь в боях за Родину, как торжественный обет пронести знамя победы через все исторические испытания.

Выше уже отмечались основные функции сознания. Среди них важную роль играют целеполагающая и аксиологическая функции. Целеполагающая функция связана с синтезом (постановкой) целей, т. е. с выбором жизненных ориентиров, определяющих всю деятельность человека. Благородные, социально значимые цели возвышают человека духовно, мобилизуют все его силы па решение поставленных задач.

Синтез целей человеком обусловлен предварительной оценкой окружающих явлений, перспектив их развития и т. п. Сами же оценки определяются системой ценностных ориентации, или просто ценностей, которые вырабатываются у человека иод воздействием социальной среды, обучения, воспитания и собственною опыта. Оценочная деятельность (функция) сознания представлена стихами Александра Межирова. которые имеют ясно выраженный иронический подтекст:

Порядок жизни

суетно-неистов, —

С утра на счетах щелкают в дому:

То этому за то отметку выставь,

То дай оценку точную тому [164 Межиров А. Стихотворения. М., «Худ. лит-ра», 1973, с. 151].

Здесь имеется в виду ситуация, рождающая поспешные оценки. Но оценки человек действительно выставляет, осознавая Это или нет, буквально на каждом шагу: оценки морально эстетические, профессиональные и т.п. Он оценивает своих товарищей, сложившуюся обстановку, общественные и природные явления, самого себя. Оценки же являются функцией ценностей, которые формируются в глубинах человеческого сознания, Людмила Татьяничева пишет о том, как человек дорожит этими «основными фондами» души, которые, может быть, формировались долго и трудно:

Откинув бремя повседневности,

В ночной целительной глуши

Перебираю драгоценности,

Хранимые на дне души.

Их у меня не так уж много,

Но больше и не надо мне.

При подведении итогов

Они не падают в цене!

Всё лучшее —

В душе осталось [165 Татьяничева Л. Избр. произв. Т. 2, с. 99.].

Сознание человека — вечный и неутомимый труженик, если оно исторически не покрылось плесенью или не спит по-обломовски на засаленном диване. Фауст говорит:

В неутомимости всечасной

Себя находит человек [166 Гете. Фауст, с. ,109].

Сказанное прежде всего относится к сознанию, ибо если нет замыслов, идей, стремлений — нет и действий.

Леность мысли и души ведет к «плоскостопию» разума. обмелению чувств. А потому —

Не позволяй душе лениться!

Чтоб в ступе воду не толочь.

Душа обязана трудиться

И день и ночь, и день и ночь! [167 3 а б о л о ц к и и Н. Избранное, с. 186]

Евгений Долматовский дает такой психологический портрет социально активной личности:

А я люблю неистовых,

Непримиримых, искренних,

Упрямых, невезучих,

Из племени колючих.

Их мучают сомнения

И собственные мнения,

Но сердце их в ответе

За все, что есть на свете [171 Долматовский Е. Избр. произв. в двух томах. Т. 1. М., «Худ. лит-ра», 1971. с. 366].

4.1.1.Истоки сознания

Сознание возникло в результате процессов самоорганизации материи. На Земле жизнь возникла в белковой форме. По современным представлениям, материальной основой жизни являются белки и нуклеиновые кислоты. «Жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования состоит по своему существу в постоянном самообновлении химических составных частей этих тел» [176 Энгельс Ф. Диалектика природы. — Маркс К., Энгельс Ф, Соч.,т. 20, с. 82.]. Белковые тела непрерывно воспроизводятся в процессах метаболизма (обмена веществ) и увековечивают себя за счет передачи генетической информации от одного поколения к другому. У П. Антокольского есть такой поэтический и полумифологический эскиз, относящийся к процессу возникновения жизни:

Казалось, начинаются сначала

Богини, боги, битвы, облака.

Мельчайшая молекула белка

Себя для вечности предназначала [177 А к т о к о л ь с к и и П. Собр. соч., т. 2, с. 447].

Жизнь зародилась в первичном океане и прошла там определенные, фазы развития. Затем она «выплеснулась» на сушу, где возникли млекопитающие, вплоть до человека.

Недаром храню я,, житель земли,

Морскую волну в артериях,

С тех пор, как предки мои взошли

Ящерами на берег [178 Сельвинский И. Избр. произв. с. 142].

В процессе эволюции на нашей планете живая материя породила громадное, разнообразие форм. Всюду жизнь — гигантская биохимическая лаборатория, лестница все усложняющихся существ, которую венчает Феномен Человека. В. Брюсов в стихотворении «Жизнь» писал:

Безликая, она забыла счет обличий...

Прильну ли к толще скал, к потокам припаду ли

В земле и в воздухе, как стуком молотков,

Мне отвечает Жизнь, и, в неумолчном гуле

Ее живых работ, мир неизменно нов!

От грозных пирамид и. гордых библиотек

До гор, воздвигнутых из ракушек морских,

От криков дикаря, метнувшего свой дротик,

До черного червя, который мудро тих...[179 Брюсов В. Избр. соч. Т. 1. с. 238.].

Процесс аптропо- и социогенеза (возникновения человека и человеческого общества) был связан с великими катастрофами в истории нашей планеты — оледенением огромных пространств, резким изменением климата и т. п. Эти отдаленные времена описаны в стихах В. Сорокина:

Бродили грозно ящеры в долинах,

И на песке скучали крокодилы,

Роскошный мамонт смирно к водопою

Своей тропою избранно ступал..

Но льдинами взбугрились океаны,

Дохнули на планету холодами

И мерзлотою землю пронизали:

Куда ни сунься — кованая твердь!..

И тропики в пустыню превращались,

Гиганты вырождались в лилипутов,

Клубился мрак, оттачивался разум,

Кинжально к солнцу прорезалась мысль [180 Сорокин В. Огонь, с. 232.].

Разум человека медленно и трудно формировался в суровой борьбе с природой.

;

Природа! Человек — твое творенье,

И этой чести у тебя не отберут,

Но на ноги поставил с четверенек

И человеком предка сделал труд [182 Щ и п а ч е в С. Лирика, с. 126.].

П. Антокольский пишет о первых и самых трудных шагах человеческой цивилизации, как бы заглядывая в книгу времени:

Я книгу времени читал;

С тех пор, как человеком стал.... .

И с этих, пор я отыскал.

И полюбил я с этих пор

И первый каменный топор.

И первый парус на волне,

И давний день, когда в огне.

Впервые плавилась руда [183 Антокольский П. Собр соч., т. 2, с. 171]...

Овладевая природой, человек не просто учился мыслить. В каменном веке берет свое начало искусство как мышление в образах и как особая форма общественного сознания. Об истоках первобытного изобразительного искусства — стихи Сергея Орлова:

Слышен мамонтов грустный рык,

Горы льда в небесах, как кровля.

Наступает на мир ледник.

Гасит пламя костров в становье.

Но упрямо на валуне

Углем, глиной красной на плитах

Спорит с временем при луне

Человек из палеолита.

В бороде его тает лед,

С голодухи гнутся колени,

Но рубилом он создает

Образ девы и образ оленя [184 Орлов С. Белое озеро, с. 587.].

Ю. Друнина и стихотворении «Пещера спит» воспроизводит момент рождении первобытного поэта, где до создания стиха далеко, и речь идет лишь о каких-то предпосылочпых явлениях, которые позднее отольются в примитивный и несмелый поэтический образ.

Спят предки. Только одному не спится,

Лежит с закушенным сухим листом.

Все ниже, ниже огненные птицы

Взлетают и кружатся над костром.

Что Человек в тиши пещеры слышит?

Что видит Человек в кромешной тьме?

Сын века он. Вот только лоб повыше

Да взгляд предупреждает об уме.

Ему удачи на охоте нет —

То отвлекут его вниманье тени,

То привлечет вниманье лунный свет,

То околдует красота оленя.

Его собратья обвиняют, в лени,

Им дела нет, что в мир пришел Поэт...[185 Друнина Ю. Избранное, с. 121.].

Согласно новейшим исследованиям в области генетических механизмов биологической эволюции, мыслительный аппарат человека с точки зрения его материальной организации сложился еще у людей каменного века и с тех пор не претерпел существенных изменений [186 Оно С. Генетические механизмы прогрессивной эволюции, М...«Мир», 1973.]. Вся последующая цивилизация «впитывалась» в это устройство и создавалась им в процессе и на основе развития материального производства. С этим достижением современной антропологии созвучны стихи В. Бокова:

У самых древних, самых диких

Не пусто было в черепах,

И было поровну великих

И в наших и в других веках [187 Боков В. Избр. произв. в двух томах. Т. 1. М., «Худ. лит-ра».1975, с. 257].

Конечно, каждая эпоха имеет свои критерии для измерения (диагностики) великого и малого, значительного и обыденного.

Большой интерес представляет проблема космического бытия человека. Мы не одни во Вселенной? Обитают ли где-либо в космических пространствах разумные существа, подобные роду Homo sapiens, или жизнь во Вселенной — редкое, может быть даже уникальное явление? Поэты не прошли мимо проблем экзобиологии и космических цивилизаций.

Мы одни во Вселенной, быть может,

До сих пор нам никто не помог.

Из космической литерной ложи

Бородатый не щурится бог...

Мы одни во Вселенной, быть может,

И собратьев по разуму нет,

И на все, что томит и тревожит,

У себя лишь найдем мы ответ [188 Шефнер В. Избр. произв. Т. 1. с 369—370].

4.1.2. Мышление, язык, речь

Психическая деятельность человека отличается от психики животных тем, что у человека в процессе трудовой деятельности сформировалась вторая сигнальная система. «В развивающемся животном мире, — писал И. П. Павлов,— на фазе человека произошла чрезвычайная прибавка к механизмам нервной деятельности. Для животного действительность сигнализируется почти исключительно только раздражителями и следами их в больших полушариях... Это то, что мы имеем в себе как впечатления, ощущения и представления об окружающей внешней среде, как общеприродной, так и об нашей социальной, исключая слово, слышимое и видимое. Это первая сигнальная система действительности, общая у нас с животными. Но слово составило вторую, специально нашу сигнальную систему действительности, будучи сигналом первых сигналов» [189 Павлов И. П. Поли. собр. трудов. Т. 3. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1949; с. 568].

Слово (произносимое и слышимое) порождается в процессе речевой деятельности, за которой стоит язык. Мы различаем язык и речь. Основоположник современной лингвистики Ф. де Соссюр писал: «...Понятие языка не совпадает с понятием речевой деятельности вообще; язык — только определенная часть — правда, важнейшая часть — речевой деятельности. Он является социальным продуктом, совокупностью необходимых условностей, принятых коллективом, чтобы обеспечить реализацию, функционирование способности к речевой деятельности, существующей у каждого носителя языка» [190 Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. М., «Прогресс», 1977, с. 4748]. В дальнейшем мы будем говорить о языке, речи и слове как о единой сущности, которая в действительности дифференцирована на элементы, имеющие свою специфику.

Основной функцией мышления является познание действительности ; основной функцией языка — общение людей друг с другом, обмен мыслями в процессе речевой деятельности (коммуникативная функция). Язык есть непосредственная действительность мысли, материальная форма мыслительной деятельности; язык — это универсальное средство выражения мысли. Язык литературы — средство выражения художественной идеи, особая форма организации исходного языкового материала, которую мы называем искусством слова.

Эмиль Всрхарн в стихотворении «Слово» по-рембрандтовски сочными красками живописует процесс возникновения речи, акт словотворчества как величайшее деяние наших далеких предков.

Тисками глосс и текстов стеснена,

Стремится мысль моя к тем древним,

что однажды

С призывами любви и со словами жажды

Впервые нарекли предметам имена.

Еще не зная ничего,

Они открыли вдохновенно

Страданья: зло,

И радости: добро.

...Впивали радость удивленья

Пред ладом мирового единенья

И закрепляли легкокрылый миг

Безвестной радости — во вдохновенный крик.

О, спазмы острые, о, этот пленный зной,

Гудящий в сети мышц и нервов темным зовом!

Крик, душу бороздя серебряной стрелой,

Идею взнуздывал и становился словом [191 Верхарн Э. Избранное, с. 301].

Более «этнографично», на основе легенд северо-американ-ских индейцев о «культурных героях», показано возникновение письменности в знаменитой «Песне о Гайавате» Генри Лонгфелло, переведенной на русский язык И. Буниным. Размышляя о своем народе, Гайавата сказал однажды:

Посмотри, как быстро в жизни

Все забвенье поглощает!

Блекнут славные преданья,

Блекнут подвиги героев

Гибнут знанья и искусство...

Из мешка он вынул краски,

Всех цветов он вынул краски

И на гладкой на бересте

Много сделал тайных знаков,

Дивных и фигур и знаков;

Все они изображали

Наши мысли, наши речи.

Для земли нарисовал он

Краской линию прямую,

Для небес —- дугу над нею,

Для восхода — точку слева,

Для заката — точку справа,

А для полдня — на вершине [192 Бунин И. Л. Собр. соч. Т. 5, с. 90—92.].

Самой ранней формой письменности является пиктография, рисуночное письмо [193  Истрин В. А. Возникновение и р.тшнтие письма. М, «Наука», 1965]. Генезис этой древнейшей формы письма, как он отразился в мифологии, и показан в приведенном выше фрагменте.

Мысли, закодированные в словесных знаках, передаются из поколения в поколение [194 Б а и р о н Дж. Дон-Жуан, с. 144].

Выразительно написал о слове, о письменах И. Бунин:

Молчат гробницы, мумии и кости,—

Лишь слову жизнь дана:

Из древней тьмы, на мировом погосте,

Звучат лишь Письмена [195 Бунин И. Л. Собр. соч. Т. 3, с. 336.].

В таком же примерно «археологическом» ключе пишет о сохраняющей функции поэтического слова Владимир Луговской:

Всё в мире перекрошится,

Оставя для веков

Сафьяновую кожицу

На томике стихов [196 Л у г о в с к о и В. Стихотв. и поэмы, с. 111.].

Книга — универсальное хранилище информации, величайший культурный фактор, мощный стимул прогресса (если она отражает лучшие помыслы человечества). Виктор- Гюго с пафосом говорит о книге:

Она — сокровище, врученное тебе,

Ум, право, истина, оружие в борьбе [197 Гюго В. Собр. соч. в пятнадцати томах. Т. 13. М., «Худ. лит-ра», 1956, с. 115.].

Человеческий язык способен адекватно выразить любую мысль, чувство, тончайшие движения души. Но процесс превращения мысли в слово сложен и противоречив. Наиболее трудным и мучительным является перевоплощение художественного замысла в поэтическое произведение, где слово выполняет ярко выраженную эстетическую функцию. У взыскательных поэтов возникает даже такое чувство, что наши мысли не могут найти точного словесного выражения. Ф. И. Тютчев в известном стихотворении «Silentium!» («Молчание!») вопрошает:

Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Поймет ли он, чем ты живешь?

Мысль изреченная есть ложь...[198 Т ю т ч е в Ф. И. Стихотворения..., с. 72.].

Ответ, данный поэтом в последней строке, нельзя понимать буквально. Он более всего относится к диалектике мысли и слова, характеризует творческую неудовлетворенность художника, стремящегося к совершенству поэтического выражения своих мыслей и чувств.

Другой взыскательный художник А. А. Фет говорит о том же, но вывод делает совершенно иной.

Как беден наш язык! — Хочу и не могу. —

Не передать того ни другу, ни врагу,

Что буйствует в груди прозрачною волною.

Напрасно вечное томление сердец,

И клонит голову маститую мудрец

Пред этой ложью роковою.

Лишь у тебя, поэт, крылатый слова звук

Хватает на лету и закрепляет вдруг

И темный бред души и трав неясный запах...[199 Ф е т А. А. Стихотворения, с. 229.].

Функция слова состоит не только в том, чтобы схватить и закрепить момент, мысль, деяние. Слово — орудие анализа, поиска истины, исследования. Данте Алигьерн говорил: «Слова созданы для того, чтобы обнаружить неведомое...» [200 Данте Алигьери. Малые произведения. М, «Наука», 1968. с. 115.]. Управляющая, эвристическая функция слова была осознана еще древними греками. Софокл в трагедии «Антигона», восхваляя могущество человека, отмечает и такую его заслугу, как создание языка (речи).

Создал речь и вольной мыслью

Овладел, подобной ветру,

И законы начертал...[201 Хрестоматия по античной литературе. Т. 1. М., «Учпедгиз. 1958, с. 233].

Поэт ведет вечную борьбу со стихией языка, терпя поражения и одерживая победы. В огромной языковой лаборатории он, как маг и волшебник, священнодействует, создавая кристаллы стиха — квинтэссенцию человеческого слова. В. Брюсов в стихотворении «Родной язык» писал:

Мой верный друг! мой враг коварный!

Мой царь! мой раб! родной язык!

Как часто в тайне звуков странных

И в потаенном смысле слов

Я обретал напев нежданных,

Овладевавших мной стихов!

Но часто, радостью измучен

Иль тихой упоен тоской,

Я тщетно ждал, чтоб был созвучен

С душой доожащей — отзвук твой [202 Брюсов В. Избр. соч. Т, 1, с. 294.]

О силе человеческого слова, его мобилизующем и угнетающем воздействии на людей, его культурно-эстетической ценности сказано поэтами много.

Алишер Навои в «Похвале слову» писал:

Кого бы в изумленье не привел

Пожар и смуту сеющий глагол?

Откройся тайна слова муравью,

И он бы силу показал свою. [203 Навои А. Соч. в десяти томах. Т. 6. Ташкент, «Фан», 1968, с. 6.]

Вспомним также пушкинского пророка из одноименного стихотворения. Все духовные силы пророка были сосредоточены в его слове. Символическая небесная сила предначертала ему путь:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей [204 П у ш к и н Л. С. Собр. соч. в десяти томах. Т. 2, с. 83.].

Особенно возрастает роль слова в такие эпохи, когда приходят в движение широкие народные массы, поднимается народ на борьбу за свое освобождение. В. Маяковский говорил:

Слово —

полководец

человечьей силы [205 Маяковскийский В. Полн., собр. соч. в 13-ти томах. Т. 7. М., «Худ. Лит-ра», 1958 с. 105].

Выразительно стихотворение В. Шефнера «Слова»;

Много слов на земле...

Есть слова — словно раны, слова — словно суд, —

С ними в плен не сдаются и в плен не берут.

Словом можно убить, словом можно спасти,

Словом можно полки за собой повести.

Словом можно продать, и предать, и купить,

Слово можно в разящий свинец перелить.

Но слова всем словам в языке у нас есть:

Слава, Родина, Верность, Свобода и Честь.

Повторять их не смею на каждом шагу, —

Как знамена в чехле, их в душе берегу...

Когда радость — как буря иль горе — как ночь,

Только эти слова тебе могут помочь! [206 Шефнер В. Избр. произв. Т. 1, с. 135-—136]

Слово должно соответствовать своему назначению, смыслу, знаковой ситуации, психологии людей, к которым оно обращено, их демографическим и другим данным. Особой и высшей формой организации слова является поэзия. Она многолика, неисчерпаема и вездесуща. Каждый человек сможет взять у нее столько, сколько захочет. И каждому она предлагает какое-то заветное слово.

Меченые атомы —

Поэзии слова.

Назло своим анатомам

Поэзия жива.

Ее слова —

То лезвия,

То ласковый родник.

Для каждого поэзия

Находит свой язык [207 Татьяничева Л. Избр. произв. Т. 1, с. 94.].

Это стихотворение Л. Татьяничевой так и называется «Меченые атомы». Мечены поэтические слова высокими раздумьями художника, опалены горением его чувств, отлажены рукой мастера, И живут эти слова бессрочно и верно служат людям в труде ив бою.

В Великую войну (1941-1945г.г.) бойцы перед атакой читали  «Как закалялась сталь» Николая Островского и стихи Эдуарда Багрицкого.

 В окопе,

Глядя в полутьму,

Где рядом гибель рыскала,

Я лейтенанту одному

Читал стихи Багрицкого.

О том, как в сабельный поход

Нас всех водила молодость,

О том, как на кронштадский лед

Нас всех бросала молодость [208 Лисянский М. Лучшие годы мои. М., «Худ. лит-ра», 1971, с. 71.].

4.1.3. Сознание и информатика

Возникновение кибернетики как науки об управлении открыло новый этап в изучении сознания. На современном уровне развития кибернетика достигла существенно важных результатов в области моделирования восприятий и памяти, а также некоторых, аспектов мышления (формально-логических структур мыслительной деятельности). Показана возможность применения кибернетических методов в изучении структуры и функционирования познавательных процессов. Однако человеческое сознание как социальный феномен не может быть воссоздано никакой кибернетической машиной. Оно остается уникальным и неповторимым.

Поэты откликнулись на кибернетическую проблематику, выступая в защиту человека против попыток его «машинизации». Приведем отрывок из стихотворения Е. Долматовского «Встреча с электронной машиной»:

Вот электронный мозг в коробке,

Но где она, твоя душа?

Ага, молчишь?.. Мерцают кнопки.

И лента движется шурша [210 Долматовский Е. Избр. произв. Т. 1, с. 356.].

К. Ваншенкин, описывая мир современной науки, говорит прежде всего о космонавтике и кибернетике [212 Ваншенкин К. Избр. отихотв. Т. 1, с. 278.].

Кибернетическая машина во многих отношениях превосходит человека: по своему быстродействию, отсутствию эмоциональных помех в процессе решения задач и т. п. Однако она слишком логична, не может ставить перед собой задачи, не связанные с ее программой, и т. д. На этот счет имеются стихи.

Один мудрец эпохи Возрожденья,

Алхимик или древний кибернетик,

Решил создать живого человека —

Железное подобие свое.

И создал он такого человека,

Который мог

слагать стихи и песни,

В секунду отыскать любую рифму!

Он даже мог

шутить и улыбаться!

Но только не умел он одного —

Он не умел дерзать

и ошибаться...

— Нет! Не живой ты! —

закричал ученый.

И он разбил в отчаянье машину,

Как жалкое подобие свое [213 Доризо Н. Избр. стихи, с. 112.].

Еще до войны С. Кирсанов в «Поэме о Роботе» с иронией писал об «автоматизации» творческого процесса [214 Кирсанов С. Искания, с. 95.].

Поэзия — это история человеческой души во всех ее бесконечных измерениях, вселенная мыслей и чувств, стремлений и надежд, открытое всем ветрам и космическим силам пространство художественного воображения и фантазии. Машина может «выдавать» стихи по заданной программе, но она никогда не будет поэтом, так же как и самый совершенный робот никогда не станет человеком. Сама мысль о кибернетизации внутреннего мира человека представляется поэту плодом недоразумения:

Иные —

Можно ль их винить! —

Задумали

Непогрешимой

Кибернетической машиной

Мне голову заменить [215 Мартынов Л. Стихотв. и поэмы. Т. 2, с. 82.].

П. Антокольский выступает против «робототехники» будущего, которая якобы  должна прийти на смену человеку более решительно:

Продолжается век,

И другой приближается век.

По кремнистым ступеням

Взбираясь к опасным вершинам,

Никогда, никогда, никогда

Не отдаст человек

Своего превосходства

Умнейшим на свете машинам [216 Антокольский П. Собр. соч., т. 2, с. 441.].

Ну, а дела сердечные? Делать тут машинам вовсе нечего. Сердце шутит шутки с нашим братом, Разностями разными волнует. Гений, смело расщепивший атом, Женщину к ничтожеству ревнует.

Донимает нас проблема эта,

Тонкой сеткой ткет на лбу морщины.

На нее не получить ответа

У кибернетической машины [217 Сурков А. После войны. М., «Советский писатель». 1972, с. 35.].

Азербайджанский поэт Расул Рза обращается к кибернетике для того, чтобы поговорить о старых проблемах морали, о пережитках прошлого, которым не место в нашем обществе (стихотворение «Кибернетика»):

Говорят --

с каждым днем

в науке все больше чудес

Создаются машины умные.

Допустим, стихи закажешь для опыта —

пишет, старается.

нужное остается.

ненужное стирается...

Сделает все, что прикажешь. —

сеять, пахать или...

Мне говорят,

и я говорю:

«А будут средь этих разумных машин

машины завистники и злопыхатели?

Если — да,

для чего же столько надежд

и труда!» [217 Рза Р. Избранное. М.. «Худ. лит-ра», 1975, с. 165.]

Но изобретение кибернетических устройств не решает никаких моральных проблем. Нравственными отношениями сложнее управлять, чем электронной машиной, где «нужное, остается, а не нужное стирается».

4.2. Познание

4.2.1. Субъект и объект: «вхождение» в мир

«Познание есть процесс погружения (ума) в неорганическую природу ради подчинения ее власти субъекта и обобщения (познания общего в ее явлениях)...» [547 Ленин В. И.   Философские тетради.   —   Поли. собр. соч., т. 29.с.]

Сказанное относится не только к неорганической природе, но к объективному миру в целом.

В поэтической летописи человечества вопросы, связанные с. познавательной деятельностью людей, нашли, пожалуй, не менее широкое отражение, чем в специальных философских сочинениях. Проблема «вхождения» в мир (в смысле объект-субъектных отношений) прямо поставлена в «Фаусте». Рассматривая знак макрокосма, открывающий путь к познанию мира, Фауст говорит:

Теперь понятно, что мудрец изрек:

«Мир духов рядом, дверь не на запоре.

Но сам ты слеп, и все в тебе мертво.

Умойся в утренней заре, как в море.

Очнись, вот -этот мир, войди в него».

Вот зрелище! Но горе мне:

Лишь зрелище! С напрасным стоном,

Природа, вновь я в стороне

Перед твоим священным лоном!

О, как мне руки протянуть

К тебе, как пасть к тебе на грудь,

Прильнуть к твоим ключам бездонным! [548 Гете.  Фауст, с. 58,]

Мир, на пороге которого стоит человек, казалось бы, совсем рядом, и дверь не заперта, но войти в него не так просто — человек внутренне не всегда готов к этому шагу. Сцена символизирует неукротимое желание человека овладеть миром, слиться с ним духовно и в то же время говорит о трудностях, преграждающих путь к бездонным источникам знаний:

Проблемой является и характер наших знаний, который исторически менялся.

В а гнер

... Ведь человек дорос,

Чтоб знать ответ на все свои загадки.

Фауст

Что значит знать? Вот. друг мой, в чем вопрос.

На этот счет у нас не все в порядке [549 Гете.  Фауст, с. 64,].

Путь познания -— вечный путь! - от известного к неизвестному. Стены неизвестного рушатся под натиском пытливой мысли, но вырастают вновь в отдалении. Бесконечный ряд сражений.

...Мы настойчиво ломаем те пороги.

Где неизвестного замечены следы. [550 Верхарн  Э.   Избранное,  с.  335.]

В ходе познания человек все глубже-проникает в систему связей, соединяющих многообразные явления в целостный (природный, социальный или социально-природный) организм.

Мы проникаем в тайники природы,

Явлений устанавливаем связь...[552 Рыленков Н.  Избр. произв. Т. 2, с. 286.].

Субъективные идеалисты-агностики отрицают познаваемость мира. Агностики утверждают, что мы ничего достоверного о вещах знать не можем. Одни сомневаются в самом существовании внешнего мира (Д. Юм), другие говорят, что мир состоит из «вещей в себе», сущность которых навсегда от нас скрыта (И. Кант). Третьи утверждают, что вещи - это комплексы ощущений, поэтому в процессе познания  мы дальше ощущений пойти не можем (Э. Мах).

Общие теоретико-познавательные установки агностицизма нашли отражение в английской литературе XVII века. Мы имеем в виду сочинение Джона Мильтона «Потерянный рай», где ангел Рафаил, посланник всевышнего, обращается к первочеловску Адаму с проповедью, содержащей такие слова:

Все мирозданье предоставил Он

Любителям догадок, может быть,

Над ними посмеяться возжелав,

Над жалким суемудрием мужей

Ученых, над бесплодною тщетой

Их мнений будущих, когда они

Исчислят звезды, создавать начнут

Модели умозрительных небес

И множество придумывать систем.

Одну другой сменяя, им стремясь

Правдоподобность мнимую придать.

Согласовав с движением светил. [553 Библиотека  всемирной  литературы. Мильтон Дж.  Потерянный paй. М., «Худ. лит-ра», 1976, с. 225.].

Как и следовало ожидать, Адам, не имевший никакого жизненного п интеллектуального опыта, оказался очень доверчивым созданием. В конце, беседы с Рафаилом он говорил уже как убежденный позитивист:

...Мудрость вовсе не заключена

В глубоком понимании вещей

Туманных, отвлеченных и от нас

Далеких, но в познании того.

Что повседневно видим пред собой.

Все остальное - суета сует,

Дым, сумасбродство дерзкое; от них

Невежество родится, темнота.

Незрелость рассуждений о делах

Наиближайших, важных и туман

Блужданий безысходных. Низойдем

С высот, в скромнейший пустимся полет

И о предметах будем говорить

Подручных. [553 Библиотека  всемирной  литературы. Мильтон Дж.  Потерянный paй. М., «Худ. лит-ра», 1976, с. 229.].

Агностицизм и позитивизм получают здесь небесную санкцию. Программа сформулирована очень четко. Историю английского позитивизма надо начинать, таким образом, с XVII века. Характерна тенденции теологнзировлть позитивистскую философию в момент се зарождения.

Сомнение относительно познаваемости мира слышится в известном произведении Дж. Байрона «Паломничество Чайльд Гарольда». Однако они преодолеваются призывом смело размышлять о сущем. «Позор — отказ от права мыслить!»[555 Байрон Дж. Избр. произв. М, Гослитиздат, 1953, с. 124.]

Несостоятельность агностицизма доказывается всей многовековой историей развития научного знания. Самое же решительное опровержение этих, как и всех прочих, философских вывертов заключается в практике, именно в эксперименте и в промышленности. Если мы можем доказать правильность нашего понимания данного явления природы тем, что сами его производим, вызываем его из его условий, заставляем его к тому же служить нашим целям, то кантовской неуловимой «вещи в себе» приходит конец.

В современной философии самые крайние формы агностицизма мы находим в таком субъективно-идеалистическом направлении, как экзистенциализм. Среди философов-экзистенциалистов большой популярностью пользуется творчество фрацузского поэта П. Клоделя (его стихи представлены в «Библиотеке всемирной литературы»). В одном из своих стихотворений П. Клодель пишет:

Вот я,

Неразумный, непосвященный,

новоявленный человек лицом к лицу с незнакомыми

вещами.

Я обращаю взор к сводам

с сердцем, исполненным тоски,

мне ничто не ведомо и ничто не подвластно.

Что говорить?

Что делать? [557 Тавризян Г. М. К проблеме субъекта во французском экзистенциализме. — «Вопросы философии», 1975, № 3, с. 55—56.]

С точки зрения экзистенциализма, окружающий мир представляет собой царство абсурда. В таком мире нечего познавать и знания никому ненужны,. Отсюда полная беспомощность человека перед миром, бесцельность и бессмысленность существования.

Своеобразным псевдоаптиподом агностицизма является фантом мнимого всезнания. Если сюда добавить новомодный нигилизм, то получим близкий к оригиналу портрет некоторых «интеллектуалов», встречающихся иногда среди нашей молодежи.

Юноша стареющий,

Демон начинающий,

Ни во что не верящий,

Все на свете знающий[558 Д о р и з о Н. -Избр. стихи, с. 107.].

«Стихи о голом короле». Очень точное название. Фиговые листочки всеведения разлетаются при первом же дуновении ветра, не говоря уже о более серьезных испытаниях.

Познание, как важнейшая функция сознания, является отражением внешнего, объективного мира в голове человека. Познающий аппарат отражает и объективный мир, окружающий человека, и субъективный, внутренний мир, находящийся в самом человеке  (самопознание).

Предметный мир существует независимо от человека. Концептуальный пли художественный образ всегда вторичен по отношению к оригиналу; но здесь важно подчеркнуть и другой момент: даже самый абстрактный или вознесенный к небу образ имеет свои земные корни. В таком гносеологическом ключе трактует Ник. Браун возвышенный образ Мадонны:

И нет конца. И жизнь бездонна.

И бесконечна красота.

Во всех веках жила Мадонна

Задолго до того холста,

Что тонкой кистью тронул гений.

Запечатлев земной родник,

Земных достойный песнопений,

А не бесплотный постный лик.

Не потому ли и небесным

Он был земными наречен,

Что здесь, в кругу земном и тесном,

С мечтой извечной обручен. [562 Браун Н,  Избранное. Т.: 2, с. 70.]

Будучи отображением действительности, познание не является простым слепком, снимком, копией окружающих человека предметов и явлений. Познающий аппарат деятелен, активен, продуктивен.

Мой мозг работает.

Мой Мозг

Вбирает все в себя, как воск...

Но он не слепок восковой,

Не слиток мертвый—он живой:

Он может мыслью луч разъять,

В турбину молнию вобрать,

Огонь души вдохнуть в слова,

Услышать, как растет трава [563 Браун Н,  Избранное. Т.: 2, с. 63.].

Искусство вторично как Образ по отношению к Миру. Но эта вторичность — не простая функция оригинала. Каждый художник и поэт по-своему изображает или выражает действительность, находя в ней естественные образцы совершенства, простоты и гармонии.

А над грязной дорогой подталой,

над зацвелыми крышами изб

совершенство округлости алой

поднимается медленно ввысь.

Не запальчивых форм новомодность

и не формы, что взяты взаймы,—

Совершенство есть просто природность,

совершенство есть выдох земли.

Не казнись, что вторично искусство,

что ему отражать суждено

и что так несвободно и скудно

по сравненью с природой оно.

Избегая покорности гриму,

ты в искусстве себе покорись

и   спокойно   и   неповторимо

всей  природностью в нем  повторись [564. Евтушенко Е.   Катер связи, с. 31—32.]

Требовательные к себе художники не раз говорили, что им не удалось воспроизвести в своих творениях подлинной красоты реального мира, что они лишь стремились к этому в меру своих сил. Русский поэт В. Л. Жуковский писал:

Что наш язык земной пред дивною природой?

С какой небрежною и легкою свободой

Она рассыпала повсюду красоту

И разновидное с единством согласила!

Но где, какая кисть ее изобразила?

Едва-едва одну ее черту

С усилием поймать удастся вдохновенью...

Нельзя ли в мертвое живое передать?

Кто мог создание в словах пересоздать?

Невыразимое подвластно ль выраженью? [565 Жуковский В. А.   Избранное. Л., Худ. лит-ра», 1973, с.117]

Художник соотносит творческие свершения с высшей мерой как идеалом, который не достижим, ибо представляет собой аналог абсолютной истины, взятой в ее полном объеме и в последней инстанции.

Армянский поэт Егише Чаренц как бы продолжает эту бесношадную самокритику:

Волнует ключ, струей звеня.

Печалит зорь багряных цвет...

Язык стихий, язык огня —

Ты не владеешь им, поэт. [566 Чаренц Е.   Стихотворения   и   поэмы.  Л.,  «Советский  писатель» 1973, с. 246.]

Но этот «комплекс неполноценности» лишь умножает творческие силы, мобилизует их зовет к новым высотам.

Я на язык стараюсь свой

Перевести природы ярость —

Закат над южной синевой

И подожженный солнцем парус [367 Уткин И.   Стихотворения и поэмы. М.-Л., «Советский писатель», 1966, с. 199.].

Творческая неудовлетворенность— естественное состояние поэта. Только на гребне высокой волны рождается мастерство. Это — способность поэта создавать в общем-то из обычных слов художественную ткань, аналогичную понятийной картине мира.

Я леплю шевелением уст

Современности облик, как бюст [568 Незвал В. Стихи. Поэмы, с. 77.].

Поэт ищет и находит неосвоенный никем материал, жизненно важный для него самого и для современников:

Заклинаю в ритмы и реченья

все, что так насущно и ничейно...[569 Незвал В. Стихи. Поэмы, с. 471.].

Отражательная способность человеческого разума безгранична — она соизмерима со всей вселенной и даже превосходит ее, поскольку человек может создавать (логическими или поэтическими средствами)  воображаемые миры. С. Щипачев писал:

Да, это так! Я — бренный, бренный.

Но как смириться с этим я могу,

Когда бездонность всей вселенной

вмещается в моем мозгу,

Когда понятны мне леса и травы,

зверей и птиц понятны голоса,

Когда и вечности самой,

как равный,

гляжу в бесцветные глаза [570 Щипачев C. Избр. Произв. Т.2. с. 230]

Не только разумом, но и сердцем своим человек способен сместить в себя весь мир.

За краткий век [борений] и усилий.

Тревог, печалей, радостей и дум

Вселенную вы сердцем отразили

И в музыку преобразили шум [571 M а р ш а к С.  Собр. соч., т. 5, с. 97.].

Человеческая душа может гореть ярче, чем все огни пылающей вселенной. Вот что пишет поэт:

Ношу в груди

Огонь сильней и ярче всей вселенной. [572 Фет А. А.  Стихотворения, с. 23.]

Ничто не чуждо человеку, все находит отзвук и оставляет след в его познающем аппарате.

От логик

до туманностей

миры

в себя вбираем. [573 Рождественский Р.   Все начинается с любви. М.» «Молодая гвардия», 1977, с. 117.]

Но не возгордись, начинающий мыслитель, когда ты услышишь, как мир стучит в твои виски.

Когда поймешь,

что ты в себя вместил

Весь шар земной, весь этот мир бескрайний, —

Ты в этом лишь себе признайся втайне,

А от других

скрывай   по   мере   сил,

Чтоб не сочли признанье похвальбою,

Чтоб не смеялись люди над тобою.

Но если ты в своем земном пути

В душе весь мир не ощущаешь звездный,

Пока еще не поздно, - обрети,

Да, обрети его, пока не поздно!

Ведь человека человеком числят,

Когда весь мир вместит он

и осмыслит [574 Кугультинов Д.   Избр. произв. Т. 1» с. 48.].

Процесс познания сложен и противоречив. Познающий аппарат обладает определенной инерционностью. Мы не сразу можем глубоко понять суть происходящих событий; для этого нужны время, историческая рефлексия. Л. Мартынов пишет в данной связи:

Всего

Еще понять не можем –

Как видно, время не пришло.

И долго мы не подытожим

Всего, что произошло...[578 Мартынов Л.   Стихотворения и поэмы. Т. 2, с. 44.].

Б. Слуцкнй говорит что окончательных итогов вообше не бывает:

Предварительны все итоги.

Окончательных не подведут.

Может быть, досужие боги,

Если руки у них дойдут [579 Слуцкий Б. Продленный полдень. М., «Советский писатель». 1975, с. 127.].

Сознание и познание, отстают от бытия; последнее бывает обычно более мобильным, динамичным. Модель не является простой функцией оригинала. Это сложный процесс реконструкции (концептуально-вербальной, художественной) исходного объекта, совершающийся во времени.

Событье

Свершилось.

Но разум

Его не освоил еще,

Оно еще пылким рассказом

Не хлынуло с уст горячо,

Его оценить беспристрастно

Мгновенья еще не пришли...[580 Мартынов Л. Во-первых, во-вторых и в-третьих, с. 123.].

Особенно сложный объект познания представляют собой общественные явления. Человек выступает здесь и как объект, и как субъект истории одновременно. Французский поэт Поль Элюар писал:

Зритель - и актер и автор...[581. Элюар П. Стихи.-М., «Наука», 1971, с. 272.]

Человек играет сразу множество социальных ролей, и это сильно затрудняет анализ социальных явлений.

Усилия человеческого разума с момента его возникновении были направлены на познание внешнего мира. В этой области человек добился колоссальных успехов. Более сложной задачей оказалось самопознание человека. Сократ говорил: «Познай самого себя». Это задача комплексная социологическая, философская, психологическая, педагогическая, физиологическая, антропологическая. Меньше всего наука знает сейчас о механизмах мышления. Э. Роллер пишет: «Как мы думаем, запоминаем, решаем задачи, принимаем решения? Как вообще головной и спинной мозг вместе с периферической нервной системой обеспечивает регулирование и интеграцию функций организма и связь индивидуума с внешним миром? Работа мозга непонятна ни на каком уровне, не только у человека; но и у низших животных.— Психолог неспособен подробно ответить на многие вопросы, касающиеся поведения. ...Как работает воображение? Вероятно, это самая характерная функция человеческого мозга... Именно эта способность, тесно связанная со способностью говорить, дает человеку возможность с успехом охотиться или работать в лаборатории, используя орудия, созданные.им самим. Побочный продукт этой способности — то, что она позволяет человеку осознавать собственное существование, предаваться мечтам, желаниям и стремиться к своим целям, хорошим или дурным» [583 Роллер Э. Открытие основных законов жизни. М., «Мир», 1978,с. 322.]

Продолжая сократовскую линию (которую можно назвать «программой Сократа»), поэты в разное время говорили о необходимости самопознания. Русский просветитель и поэт XVII века Симеон Полоцкий писал:

Незнающий себя, ничего не знает,

а еще и звезды небесные считает…

Художество художеств есть себя познати...[584. Русская поэзия XVIIXVIII вв. Л., «Советский писатель», 1970, с, 138, 162]

Незнающий себя ничего не знает хотя он и может считать звезды на небе. Высшее искусство есть познание самого себя (фрагменты из стихотворении «Незнание» и «Художество»).

Нидерландского поэта XVII века Д. Р. Камихензена волновала та же проблема:

Нам сумму знаний хочется постигнуть!

Увы! в самих себя никак не вникнуть.

В пучинах ищем мы и на вершинах,

А ближнее -  подчас недостижимо.

Во всей природе разобраться разом

Пытается, презрев себя, наш разум.

Вперед и ввысь стремятся человеки --

До сердца не дойдет черед вовеки.

Мы внемлем, зрим, мнем, нюхаем, вкушаем.

Читаем, пишем, голову ломаем - —

Познанья всеобъемлющего ради. [585 Библиотека всемирной литературы. Европейская поэзия XVII века. М., «Худ.-лит-ра», 1977, с. .528]

В XVII веке мыслители. (Декарт, Лейбниц) пытались создать универсальную систему знаний. Поэт понимает необоснованность подобных претензий и обращает внимание па необходимость разобраться в человеческой природе, во внутреннем мире человека.

Познавательный процесс представляет собой вид деятельности, понимаемой с широком смысле. В процессе познания субъект, духовно усваивает мир и в то же время пересоздает его. Познание как отражение действительности является конструктивно-творческим актом.

Активность субъекта в процессе познания имеет многообразные проявления. Она реализуется в таких феноменах сознания, как воображение и фантазия (об этом говорилось выше в другой связи). Приведем отрывок из стихотворения Гете «Моя богиня», где воздается хвала фантазии:

Кто среди всех богинь

Высшей хвалы достоин?

Ни с одной я не спорю,

Но одной лишь воздам ее,

Вечно изменчивой

Вечно новой,.

Странной дочери 3евса.

Самой любимой, --

Фантазии .[ 586 Гете   И.   В. Собр. соч. в десяти томах.:Т.  1. М, «Худ. лнт-pa» 1975, с. 166.]

Художественное познание мира, как и познание вообще — процесс пересоздания действительности, построении особых идеальных объектов, материализованных в словах, красках, звуках и т. п.

Творить и творить, не теряя времени. И. Снегова пишет («Сотворение мира»):

Не спите поздно. Подымайтесь сразу.

С трамваем первым. С первой птичьей фразой.

Вставайте раньше. Пейте кофе крепкий.

Займитесь вместе с солнцем кладкой, лепкой.

Формовкой, краской — еотвореньем мира.

Вставайте раньше.   Душно или сыро,

Мороз иль жар — вставайте. Дела много!

Работайте. Восторженно и строго.

Вставайте раньше. Сразу подымайтесь.

За сотворенье мира принимайтесь! [587 Снегова.И. И все, что ты любишь. с. 120—121.]

В процессе познания человек управляет миром— рассекая, соединяя, переплавляя его мысленно.и облекая в стих и бронзу, музыку и камень, формулу и чертеж.

Есть власть над словом и над нотным знаком,

Над воздухом, творящим светотень,

Над камнем, обретающим значенье,

Над ходом внутриатомных смещений... [588 Снегова.И.  И.все, что ты любишь.с. 142.].

Пытливый человек всегда в пути. Все начинается с дороги...

Много ходил по свету я,

Много я видел разного.

Жил, на судьбу не сетуя.

Часа не ведал праздного.

С ветром дорожным братстоовал.

Весь уходил в события.

Я ведь не просто странствовал —

Я совершал открытии. [589 Островой С.   Стихотворения и поэмы, с. 397.]

Самая суровая школа — фронтовые дороги. Тот, кто прошел по ним, мог с гордостью сказать: это мои университеты. Там, из переднем крае вместе с сигнальными ракетами вспыхивали искры поэзии. Семен Гудзеико писал:

Я был пехотой в поле чистом,

в грязи окопной и в огне.

Я стал армейским журналистом

в последний год на той воине.

Но если снова воевать....

Таков уже закон:

пускай меня пошлют опять

в стрелковый батальон.

Быть под началом у старшин

хотя бы треть пути.

Потом могу я с тех вершин

в поэзию сойти [590. Поэты Москвы о времени и о себе. М„    «Московский рабочий 1974, с. 196.]

Выражая социальную активность прогрессивной поэзии, Пабло Неруда говорил:

Мы, поэты, в дороге всегда;

Мы исследуем мир.

У каждых дверей нас жизнь принимала.

Мы — участники боя.

Где же наша победа?

В книге она [591. Неруда П.  Избр. произв. Т. 1, с. 384—385.]

С возникновением кибернетики открывался новый этап в изучении процесса познания как отражения действительности.    Отражение получает количественную меру на основе информационного подхода. Информация представляет собой меру разнообразия Понятие разнообразия связано с категориями тождества и различия. В любой системе с управлением осуществляются процессы приема, переработки, хранения и передачи информации. Эмпирическое понятие разнообразия мы встречаем еще в литературе начала XIX века. Приведем четверостишие, автором которого является Л. С. Грибоедов («Горе от ума»):

В повозке как-то на пути

Необозримою равниной, сидя праздно.

Всем что-то видно впереди

Светло, сине, разнообразно.[ 593 Грибоедов А, С. Сочинения в стихах. Л., «Советский писатель», 1967, с.  152.]

Важную роль в процессе познания играют различные знаковые системы. Знак представляет собой некоторый материальный предмет, имеющий определенное значение, поэт С. Чиковани пишет: .

Всему дана двойная честь

быть тем и тем:

предмет бывает

тем, что он в самом деле есть,

и тем, что он напоминает [596 Ч и к о в а н и С.   Лирика. М., «Советский писатель»,  1973, с. 259.].

Например, экспонаты в музеях боевой славы свидетельствуют о тех победах, которые были одержаны воинами в битах с врагами нашей Родины.

Религиозные и суеверные люди придают различным знакам, знамениям и т. п. особый — мистический, пророческий, сакраментальный смысл. Один из персонажей «Фауста» по поводу доброго предзнаменования восклицает:

О, если б все случилось так!

Благоговейно верю в знак [597 Гете. Фауст, с. 516.].

С чего начинается акт познания? Общая основа познания — практика, но об этом речь будет далее. Поэты много пишут об удивлении как стимуле познавательной деятельности. Чувство удивления возникло у наших далеких предков и никогда потом не угасало.

Как трудно было им, единственным,

На человеческом рассвете,

На неуютной и таинственной.

На необстроенной планете.

Быть может, там был каждый гением

(Бездарность выжила б едва ли) –

С таким бессмертным удивлением

Они нам Землю открывали. [598 Шефнер В. Избр. произв. Т. I, с. 309.]

Удивительное и в том, что уже открыто: надо только вглядеться в окружающий мир. Китайский поэт-классик Тао Юань-мин, живший на рубеже IVV веков, писал:

Как причудливо-странны

вздымаются ввысь вершины,

Стоит только вглядеться -

удивительно, неповторимо! [599 Тао Юань-мин.   Стихотворения. М., «Худ. лит-ра», 1972, с. 63]

Кайсып Кулиев  в стихотворении «Жить, удивляясь» ставит вопрос, который является в то же время ответом:

Рождаются великие творенья

Не потому ли, что порою где-то

Обычным удивляются явленьям

Ученые, художники. поэты. [600 Проблемы преподавания физики. М., «Знание»,  1978 c.63]

Армянский художник М, Сарьян говорил: «Удивленье -— это не простая вещь. Способность удивляться - один из воличашпнх даров, которым наградила человека  природа» [601 Проблемы преподавания физики. М.,' «Знание»,  1978 c.63].

Перед взором    человека,    способного    к удивлению, мир предстает как бы в новом измерении.

...Оглядев окрестность,

Ты бездне синей удивись.

О, новизна и неизвестность,

Могущество. И власть. И высь! [602  Спасский С.    Земное время.    Л.,    «Советский  писатель».   1971,с. 237.] :

Познание есть не что иное, как достижение нового знания на каждом этапе развития науки, практики, военного дела, индивидуального опыта людей. Познание неведомого --часть общей «программы Фауста»:

Блажен, кто вырваться на свет

Надеется из лжи окружной.

В том, что известно, пользы нет,

Одно неведомое нужно [604 Гете.   Фауст, с. 82..]

В период душевного подъема (встреча с Еленой — воплощением женской красоты и обаяния) Фауст восклицает:

Как мир мне дорог, как впервые полон,  

Влекущ, доподлинен, неизглаголен![605 Гете.   Фауст с.334],

О нехоженых путях пишет П. Антокольский:

Отыщи свой путь по звездам,

Понехоженней, посвежей,

Ибо мир еще не создан,

Новых требует чертежей [606 П. Антокольский П. Собр. соч., т. 2, с. 521].

Если бы все. владеюпшс пером, писали о том, что хороню звестпо. то категория читателей исчезла бы раз и навсегда.

О, если бы писали мы

О том лишь, что доподлинно известно,

Подумайте, о трезвые умы,

Как было бы читать неинтересно! [607 Мартынов Л. Стихотворения и поэмы. Т. 2, с.  150]

А. Вознесенский писал о том, что новое знание достигается на «втором дыхании» человеческой души:

Есть Второе Сердце — как дыханье.

Перенапряжение души

Порождает новое познанье...[608  Вознесенский А.   Ахиллесово сердце, с.  185].

Путь познания - не только сложен и противоречив; он труден, тернист, нередко опасен. К. Маркс в годы молодости писал, что глубокое постижение жизни возможно лишь на «штурмовой полосе» событий, там, где гремят громы и штормит океан бытия:

Не могу принять бесстрастно

То, что для души как гром.

Не по мне покой и праздность,

Весь я там, где штурм и шторм.

Все добыть — мое желанье:

Дар богов постичь стремлюсь.

Смело ринусь в глубь познанья,

В мир гармоний и искусств [609 «Коммунист», 1978, № 7, с. 55.].

Выражение «дар богов», является чисто символическим; это поэтический образ, подчеркивающий высокие цели познания.

В познании мира не сразу открываются дали и раздвигаются горизонты. Нередко процесс познания представлялся как бесконечный лабиринт, в котором трудно найти верный путь и где обратной дороги нет.

…Ветвились там- и путались пути:

Туда войдешь —- обратно не уйти [610  Навои. Избр. произв., с. 112.].

Высокое искусство поэзии дается не легко; чем сильнее талант, тем глубже перепахивает он жизнь. Это о поэтах было сказано: сизифов труд, танталовы муки. В. Маяковский писал:

...всеми пиками истыканная грудь,

всеми газами свороченное лицо,

всеми артиллериями громимая цитадель головы-

каждое мое четверостишие [611  Маяковский В.   Поли. собр.. соч., т. 1, с. 229];

И в искусстве, и в науке, и в жизни нет широкой столбовой дороги. Поэт В. Шаламов писал в стихотворении «Тропа»:

Тропа узка? Не спорю.

Извилиста?   Зато

Она выходит к морю,

На горное плато [612 60 лет советской поэзии. Т. 1, с. 587.]

На войне солдаты познавали мир в самых экстремальных ситуациях —

Под огнем косым, трехслойным,

Под навесным и прямым...[613  Твардовский А, Василий Теркин, с, 17.].

В науке не будет полной ясности, как в состояние невесомости, где нет притяжения ни к одному вопросу, ни к какой-либо проблеме.

Все ясно было

только не Копернику!

На все ответы знал

не Галилео только!

А если бы?!...

То на земле, наверное.

Свет не зажегся еще долго, долго [614 Орлов С. Белое озеро, с. 439].

В искусстве пути познания, художественного освоения мира еще более трудны. Достаточно сказать, что в науке есть прогнозы («что-то видно впереди»), в искусстве их нет. Я. Белинский в стихотворении «Искания» пишет о драматических коллизиях, из которых слагался путь художников:

Все странно, как будто не этак, не так -

И нота, и краска, и слово...

И кажется всем —   ты не бог, а чудак,

так все непривычно и ново.

Но время идет, и в положенный срок

приходит пора неизменно   —

и к делу великих причислен Ван-Гог.

и в школах проходят Родена...

И новые споры вскипают уже…

как тяжко познания бремя!

Поди разберись - кто новатор, кто  лже...

И снова работает время...[615 Белинский Я. Лирика. М «Худ. лит-ра»,  1973, с. 204].

«Это драма, драма идеи» - говорил Л. Эйнштейн о развитии современной физики. «Тяжкий дар познания». пишет Е. Исаев в поэме «Дань памяти» (1977). Самоуспокоение и благодушие для поэта - гибель творческого начала.

Всегда в опасности поэт.

когда живет он безопасно.

когда ему все мнимо ясно

и страха за людей в нем нет.

Прикручен шар земной ко мне.

Я, как усталая японка,

весь мир таскаю, как ребенка

рыдающего на спине [616 Евтушенко Е.  Избр. произв. Т. 2, с. 350.].

Поэтический дар — не просто счастливая звезда, неповторимая индивидуальность.

Ах, мое ремесло — самобытное? нет, самопытное!

Оббиваясь о стены, во сне, наяву,

ты пытай меня, Время, пока тебе слово не выдам.

Дай мне дыбу любую. Пока не взреву [617 Вознесенский А. Дубовый лист виолончельный, с. 316].

Был и страх познания на многотрудном пути человечества. Ужас, страх перед богом, но и боязнь отринуть его. А. Сурков писал.на эту тему:

Ты думаешь, это не страшно было —

Решить, что бога на свете нет,

Что в нашей вселенной иная сила

Заведует ходом звезд и планет? [618 Сурков А. После войны, с. 66.]

Человек на этот шаг решился. Он создал богов — и он должен был свергнуть их с пьедестала. «Я тебя породил, я тебя и убью».

Поэты всегда воспевали знание и стремление к нему как высшую человеческую ценность. Рудаки, родоначальник классической ирано-таджикской поэзии, писал:

С тех пор как существует мирозданье,

Такого нет, кто б не нуждался в знанье.

Какой мы ни возьмем язык и век,

Всегда стремился к знанью человек [619 Библиотека всемирной литературы. Ирано-таджикская поэзия. М., «Худ. лит-ра», 1974, с. 64.].

Узбекский поэт XI века Юсуф Баласагунский говорил:

Мое призванье — слово, а желанье —-

Восславить разум, возвеличить знанья [620 Поэты Узбекистана. Л., «Советский, писатель», 1977, 'с. 76.].

Гете воздаст должное тем людям, которые обладают глубокими и разпосторошшмн знаниями (никл стихов «Западно-восточный диван»):

Встреча с тем всегда полезна.

В ком таится знаний бездна [621 Гете И. В. Собр. соч., т. 1, с. 353.].

Но вес ли тонны нужно открывать? — Что за вопрос? Конечно, все без исключения. Послушаем, однако, поэта:

Моя любовь —

Загадка века...

Что ж.

может быть.

В далекий век тридцатый

В растворе человеческой крови.

Не лирики,

А физик бородатый

Откроет

атом

Вещества любви.

Его прославят

летописцы века,

О нем   '..

молва

пойдет

Во' все края.

Природа,

сохрани от человека

Хотя бы

эту.

Тайну   бытия! [622 Доризо Н.    Избр.- стихи, с.  143—144]

4.2.2. Чувственное и рациональное

Процесс познания, начиная с ощущений, проходит две ступени или реализуется в двух формах - чувственной и рациональной. Чувственное познание - это непосредственное, живое созерцание действительности (на уровне представлений эта непосредственность начинает уже утрачиваться). Структурированность процесса познания известна с давних пор, и она нашла отражение в поэтическом творчестве. Аналогом чувственного познания в стихотворных сочинениях выступают душа и сердце, а рационального (абстрактного, логического) — ум, рассудок, разум, мысль и т. п. А. Блок писал в поэме «Возмездие», обращаясь к художнику (в обобщенном смысле):

...Познай, где свет, — поймешь, где тьма.

Пускай же все пройдет неспешно,

Что в мире свято, что в нем грешно,

Сквозь жар души, сквозь хлад ума [623 Блок А.  Стихотворения, с. 528.].

В стихах Р. Рождественского ; мы находим знакомую структуру, характерную для творческого процесса:

Вдохновенье! —

Самому в себе тесно,

Вдохновенье! —

Как мертвый среди праздника.

Это — раскалившееся сердце

около холодного разума! [624 Рождественский Р. Все начинается с любви, с, 154.]

Чувственное познание дает живую, многокрасочную картину жира. Однако на этом уровне мы не можем реализовать всю. познавательную программу, нацеленную на раскрытие глубинных связей и отношений в окружающем нас мире. С этой точки зрения возможности чувственного познания ограничены. Но

Живых картин прекрасна странность!

Но красок несомненна зримость!

Но ощущений первозданность!

Но жадных чувств неповторимость!.. [625 Белинский Я.  Лирика, с. 135.]

Всю гамму чувственных впечатлений трудно передать словами; на помощь приходят живопись, музыка и другие изобразительные и выразительные средства. В определенном смысле можно сказать вместе с поэтом:

Настоящее — неназываемо.

Надо жить ощущением, цветом… [626 ВознесенскийА.  Ахиллесово сердце, с. 94.].

Американский поэт Ричард Уплбер пишет:

Не правы древние, в глазницах нет

Сиянья, что из них спешит пролиться:

Не наше зренье осветило свет.

Но солнце отворило нам зеницы.

Не в нашем ухе зародился звук,

Но слух наш породило птичье пенье...

Податливость ручьев, упорство гор.

Отрава ягод, лилий волхвованье

Ввели в неведомое до сих пор,

Дав осязанье, вкус и обонянье  [629 Современная американская поэзия. М. «Прогресс». 1975, с. 245.].

Уилбер решает вопрос об ощущениях с позиций материалистической теории познания.

Переходя от чувственного познания к абстрактному мышлению, мы как бы удаляемся от объекта — теряем чувственную- достоверность, наглядность и т. п. Но, как заметил еще Гегель, в теории познания ничего не потеряв, ничего не найдешь. Мы теряем одно и приобретаем другое, а именно безграничную способность проникать в заповедный мир сущностей, необходимости, универсалий — в царство законов, где человек обретает действительную свободу. Мышление, поднимаясь от конкретного к абстрактному, не отходит (если оно отвечает условию адекватности) от истины, а приближается к ней. Научные абстракции отражают объективный мир глубже, вернее, полнее. Так, например, изучая различные войны прошлого и настоящего, мы отвлекаемся от всех исторических деталей, случайностей и т. п., но берем главное — связь войны с политикой. В результате абстрагирования возникает понятие войны вообще как продолжения политики насильственными средствами.

Мысли человека, как бы отталкиваясь от .конкретно-чувственной действительности, поднимаются все выше и выше по ступеням абстракции.

Мои мысли, словно птицы поднялись,

С каждым днем быстрее их движенье,

Звездную преодолели высь

И земное победили притяженье  [630  Межелайтис Э. Человек, с. 49.].

Высшие уровни познания когда-то наделялись особой, демонической силой. Вспоминается картина Врубеля «Демон», о которой поэт В. Луговской писал:

Вот Врубель. Демон. Страшные глаза.

Гордыня. Разум. Неземная мудрость.

Усталость. Скорбь [631  Луговской В Стихотворения-и поэмы, с, 339.].

Известно, что человек — существо социальное, возникшее благодаря труду. Но поэту хотелось подчеркнуть уникальную роль мышления в системе всех человеческих атриоутов, и он написал следующие строки:

Под благодатными лучами

Мы, как травинки, возросли

Из лона матери-земли.

Травою были мы вначале

И оставались бы травой,

Когда б не мысли рост живой.

И что такое значит — «Я»?

Все то, что мысль — ценой усилья --

Смогла вобрать из бытия,

Что мы в поступки воплотили.

Когда б не мысль, из нас любой

Был безымянною травой..[632.  К у г у л ь т и нов Д.   Собр. соч., т. 2, с. 28.]

В «морозных сферах абстракции» (Энгельс) мир отражается обобщенно, опосредованно. Яркие многоцветные снимки уступают место ослепительной белизне снегов — так, по крайней мере, представляется это картина поэту (Н. Грибачев) :

Бесцветность солнечного диска,

Ветра, сводящие с ума,

В озера мерзлые глядится,

Холмами катится зима.

И стынет небо в серой коже,

И лоз обтрепаны хвосты,

И на абстракции похожи

Снегов безмерные холсты [633 Поэты Москвы о "времени и о себе, с. 372.].

Простейшей формой логического мышления является понятие. В понятиях отражаются существенные свойства и стороны предметного и духовного мира. Различают понятия эмпирические (распорядок дня, караул, форма одежды и т. п.) и теоретические (война, моральный потенциал, боевая мощь вооруженных сил и т. д.). Понятия как таковые обладают определенной устойчивостью и неделимостью.

Когда бы вдруг ученые смогли

Понятье расщепить, как ныне атом,

Тогда мы пе узнали бы земли, —

Земля тогда бы тотчас стала адом!

Что жизнь? Что смерть? Что холод? Что тепло?

Как зыбко все. Ни доброго, ни злого!

Все рухнуло тогда бы, погребло

Мир под собой взорвавшееся слово! [634 Винокуров Е.' Избр. произв. Т. 1, с. 232.]

За понятием как ступенькой познания идут суждение и умозаключение. Теория познания интересуется содержательной стороной логического мышления. В отличие от этого формальная логика изучает структуры мышления с точки зрения правильности и к построения и вывода, соответствия определенным нормативным требованиям. Содержательно истинное мышление должно быть в то же время и логически правильным. Основоположником формальной логики как науки является Аристотель. Эмиль Верхарн писал в этой связи, обращая внимание на важность арсенала логических средств для научного познания п искусства:

За Аристотелем влачатся, точно слуги,

Сужденья точные и силлогизмов строй.

И все принадлежит искусству и познанью,

И все обречено единому старанью:

О мироздании нам снившиеся сны

Оправить в золото красы и глубины.

И драма рождена: могучие поэты

Струнами лирными связуют сноп страстей,

И в солнце иль в крови колышутся их светы.

Врачуя и язвя глаза и дух людей [635 Верхарн Э.  Избранное, с. 307—308.].

«Всё принадлежит» — эти слова означают, что духовная жизнь древней Греции, включая и достижения в области логики, была ориентирована на искусство и научное (философское) познание мира.

При изучении любой дисциплины необходима предварительная логическая пропедевтика (подготовка). Мефистофель, переодевшись в костюм Фауста, советует начинающему студенту:

Сперва хочу вам в долг вменить

На курсы логики ходить.

Ваш ум, нетронутый доныне,

На них приучат к дисциплине.

Чтоб взял он направленья ось.

Не разбредаясь вкривь и вкось...

В мозгах, как на мануфактуре.

Есть ниточки и узелки.

Посылка не по той фигуре

Грозит запутать челноки [636 Гете Фауст с. 115.].

Истинные знания о мире обладают доказательностью. В столкновении различных точек зрения рождается адекватная картина мира, где из общих положений (принципов, аксиом, постулатов, законов) выводятся те пли иные следствия.

О, гигантские распри человекобогов.

Стрелы мыслей горячих среди облаков,

Когда разум пронзительный, мощью сияя,

Бесконечность тревожил, вселенную вновь созидая!

Вкруг идеи, отточенно-меткой.

Без конца заплетались тернистые, сложные ветки,

Воедино сливал доказательств извилистый ход

С бесконечностью вечность, с землей небосвод...[637 В е р х а р н Э.   Избранное, с. 312].

Все утверждения и выводы должны быть обоснованы. Этого требует закон достаточного основания. Поиск оснований не должен быть беспредельным. Момент сомнечгня в познании необходим, но. с другой стороны, как пишет Бертольт Брехт:

Чем поможет способность к сомненью тому.

Кто решенья принять не способен!

Тот. кто довольствуется немногими основаниями.

Действуя, может ошибиться;

Но кто нуждается в слишком многих,

Тот в минуту опасности бездействует вовсе [638 Библиотека всемирной литературы. Бертольт Брехт. Стихотворения. М, «Худ. лит-ра», 1972, с. 172]

Реальный процесс познания всегда представляет собой яство чувственного и рационального моментов. В любой области науки, искусства, военного дела чувственное познание всегда усиливается мощью абстрактного мышления. Что касается искусства, то Гете писал по этому ' поводу (сцена «Апофеоз художника»):

Ученик:

Откройте мне свою науку!

Мастер:

Так вот. Не только взгляд и руку,

Но также разум упражняй!

Будь трижды гением — нелепо

Инстинкту подчиняться слепо.

Искусство вне ума — мертво!

Пусть тот художник, кто не мыслит,

Себя художником не числит:

Едины мысль и мастерство! [639 Гете И. В. Собр. соч., т. 1, с. 111.]

Но, с другой стороны, холодный рационализм, голая рассудочность, не согретые живым чувством и вдохновением, не могут дать подлинно художественного произведения искусства. В. Боков писал о поэтическом творчестве:

Поэзия — протуберанцы,

Целительный снег первопутка,

И ей не к лицу побираться

С холодной сумою рассудка [640 Боков  В.   Избр. произв. Т. 2, с. 102].

Если теоретическое естествознание базируется прежде всего на рациональном мышлении, то поэтическое творчество более всего связано с эмоционально-чувственной сферой, художественным воображением и фантазией. Что же является более важным для человека, для общества? Так возник спор о физиках и лириках Б. Слуцкий в стихотворении «Физики и лирики» пишет:

Что-то физики в почете.

Что-то лирики в загоне.

Дело не в сухом расчете,

Дело в мировом законе.

Значит, что-то не раскрыли

Мы,

что следовало нам бы!

Значит, слабенькие крылья —

Наши сладенькие ямбы,

И в пегасовом полете

Не взлетают наши кони...

То-то физики в почете,

То-то лирики в загоне.

Это самоочевидно.

Спорить просто бесполезно.

Так что даже не обидно,

А скорее интересно

Наблюдать, как, словно пена

Опадают наши рифмы

И величие степенно

Отступает в логарифмы [641 Слуцкий Б.  Сегодня и вчера, с. 78.].

Можно подумать, что написан своеобразный акт о капитуляции лирики или некролог всей поэзии. Но если вникнуть в подтекст стихотворения, то нетрудно заметить, что автор протестует против ходячего представления о мнимом поражении лириков, хотя н испытывает вместе со своими собратьями по перу некий комплекс неполноценности, ибо все поэты чего-то не додали современникам, не приладили где-то крыльев, не разогнали до космических скоростей строптивого Пегаса.

Нет, Муза жива, ибо она бессмертна, как человечество. Послевоенная поэзия в нашей стране высоко поднялась в 60-е годы и продолжает свой полет. Человек всегда остается — хоть немного -- поэтом: профессиональная литература лишь раздувает до яркого пламени те искры, которые хранятся у него в душе.

И на прогулке и в бою

Поэзия не позабыта,

Она не порожденье быта —

Прикосновенье к бытию [642 Озеров Л.   Избр. стихотв. М., «Худ. лйт-ра»,  1974, с. 383.].

Хочется людям в небо. А над миром витают только космонавты и поэты — витают, чтобы сесть на землю с грузом открытий, сделанных на звездных маршрутах или на орбитах человеческой души.

В структуре наших знаний о мире различаются два уровня — эмпирический и теоретический. На теоретическом уровне выдвигаются различные гипотезы, складываются теории, формируется картина мира, в основе которой, лежат те или иные мировоззренческие предпосылки.

Критику позитивистских взглядов мы найдем в стихах австралийского поэта Джона Р. Роуленда.

Традиционный ум.

Хотя постигает подчас

Пространство, в стремленье постичь

Глубинную суть вопроса,

За описанием плоским

Не найдет ничего. Эта холодная,

Почти неземная земля

Не отвечает эхом.

Угрюмые и упрямые —

Скалы, трава и вода [648 Поэзия Австралии. М, «Худ. лит-ра», 1967. с. 281.].

Мыслители, склонные к объективному идеализму, воспаряли над миром настолько, что вынуждены были конструировать некую абсолютную духовную сущность, по отношению к которой реальный мир выступал как инобытие этой первичной субстанции. В индийской философии до сих пор широко распространены взгляды, согласно которым земное бытие не обладает истинной реальностью, а представляет собой иллюзию (майя). Современный индийский поэт Ш. Шри решительно отвергает подобные учения, противоречащие принципам гуманизма, и уводящие широкие массы в сторону от борьбы за мир и социальную справедливость. В стихотворении «Идеалисту» он с горечью, иронией и возмущением пишет:

Вся вселенная — забвенье,

сон без звуков, без значенья.

Всё иллюзии несет.

Нереально в мире. всё...

Ну, а если лбы пехоты '   

смертью метят пулеметы

и в долине по траве

расползается ОВ?

Да, да, да, ползет как раз

отравляющий все газ, —

тоже скажешь: майя он,

вес иллюзия да сон?..

Над землею меркнут луны.

Ходят по морю тайфуны.

От беды-землетрясенья

не найдешь нигде спасенья...

Говоришь, что в мире тишь?

Что ж ты это говоришь? [649 Поэты Азии.'М., Гослитиздат, 1957, с. 290—291.]

В языковой (речевой) сфере понятия выступают в словесной форме. Словам соответствуют определенные понятия. Речь должна быть всегда содержательной, а глубина мысли требует яркого словесного выражения. Мефистофель (переодетый в костюм Фауста) говорит новичку-студенту, издеваясь над схоластикой профессоров теологии:

Спасительная голословность

Избавит вас от всех невзгод.

Поможет обойти неровность

И. в храм бесспорности введет.

Держитесь слов.

С т у д е н т

Да, но словам

Ведь соответствуют поиятья.

М е ф и с т о ф е л ь

Зачем в них углубляться вам?

Совсем ненужное занятье.

Бессодержательную речь

Всегда легко в слова облечь...

Словами вера лишь жива.

Как можно отрицать слова? [651 Гете. Фауст,  с. 118]

Слово не только концентрирует в себе мысль, но и выражает всю гамму человеческих переживаний.

Хотел бы в единое слово

Я слить мою грусть и печаль...[652  Гейне Г.   Собр. соч., т. 1. Л.. Гослитиздат, 1956. с. 111.].

Но это слово надо найти где-то в артезианских языковых глубинах. Поэт мечтает:

Мне б слово найти лаконичнее зова,

Чтоб все свои чувства вложить в это слово [653 Т у р с у н - з а д е. М.   Избр.  произв. Т.  1, с. 236.].

Не просто найти как драгоценный камень, как некую отдельную суть. Логическое слово рождается в контексте художественного образа а приобретает здесь необычные, странные функции, свойственные лишь «изящной словесности» (концепция «отстраненности», известная в теории литературы). Первоначальная и основная функция слова — коммуникативно-информационная. Поэтика в этом смысле является надстроечным, вторичным образованием, специально предназначенным для художественного пересоздания действительности. Французский поэт Поль Верлей писал:

Ценя слова как можно строже,

Люби в них странные черты  [654  В е р л е н П: Собр. стихотв. М., «Скорпион», 1911, .с. 97.].

Переходя в структуру художественного образа, слово приобретает новое качество.

Здесь начинается искусство,

И здесь кончаются слова [655  Коган П. Стихи. М, «Молодая гвардия», 1966, с. 111.].

За словом должно всегда стоять дело как его итог, опора и цель.

В человеке вмещается весь огромный мир, да своя бескрайняя душа, и все это поэт должен перелить в стих, состоящий из обычных слов.

Не электронный механизм, не робот,

В котором жизнь и воля не своя.

Во мне живет

Атак накал и топот

И шорох, трав, и песня соловья [657 Грибачев Н. Собр. соч., т.  1, с. 579—580.].

Может показаться на первый взгляд, что лирическая поэзия — это сплошной монолог, вроде радиовещания в эфир. В действительности внутренняя динамическая структура поэтического мышления более напоминает диалог. Это обстоятельство является отражением диалоговой структуры, присущей творческому мышлению вообще. В поэзии мы найдем и прямой диалог (Пушкин - «Разговор книгопродавца с поэтом», Некрасов - «Поэт и гражданин») и скрытый диалог с самим собой (борьба мотивов и страстей, выбор, вопросы и ответы и т. п.) и с незримым собеседником; диалог человека с природой, с какой-нибудь травинкой малой и со всей вселенной. Поэзия — это особый вид коммуникации, обогашаюпшй до бесконечности духовные связи человека с миром.

Возьмем только диалог с природой, как он проявляется в поэтическом творчестве. Диалог с природой, обреченной на вечное безмолвие? У природы есть свой язык -- язык восходов и закатов, шумящих лесов и росистых трав, далеких горизонтов, мерцающих звезд... Природа — вечный собеседник человека, чуткий, всепонимающий, отзывчивый. Человек говорит с природой, как с живым разумным существом: он ведет диалог с самим собой, проецируя своп мысли и чувства на гигантский стереоскопический и стереофонический экран природы и принимая их обратно в преобразованном (обновленном, гиперболизированном и т.п.) виде.

Поэт радуется возможности доверительно и открыто поговорить с природой, когда повернулась земная ось к весеннему теплу:

Пришел

осторожный апрель.

Полградуса плюс или минус.

Но все-таки

мир потеплел.

Я словом с весной перекинусь. [659  Кирсанов С.   Избр. произв. Т. 2, с. 267.]

И. Абашидзе излагает развернутую программу диалоговых связен человека с природой:

Язык природы смею разуметь,

Понятно мне, о чем рыдает медь.

Листвы осенней, сорванной ветрами,

О чем лепечет и молчит моя

Родная алазанская струя,

О чем вздыхает поле под парами...

С горами разговаривать могу,

Пойму следы на девственном снегу

И уловлю цветка ночного шепот,

Постигну, для чего тростник поет

И почему на скалах стонет лед, —

Природа мне поведала свой опыт [660  Абашидзе И. Приближение, с. 55].

Далее поэт пишет о том, что «на языке людей язык природы непередаваем», но речь идет в данном случае, об отсутствии какого-то буквального перевода. Ведь существует всего-навсего один язык — человеческий, все остальное лишь языкоподобно.

У В. Маяковского мы находим монументальную картину, где человек разговаривает со всем миром как равный с равным:

Ты посмотри, какая в мире тишь.

Ночь обложила небо звездной данью;

в такие вот часы встаешь и говоришь

векам, истории и мирозданию  [661  Маяковский В.   Полн. собр. соч., т. 10, с. 287.].

Диалог с природой продолжается и тогда, когда, мы вдыхаем свежесть утра, пьем родниковую воду, берем в руки «лажный комочек земли, трогаем зеленые косы берез.

Пусть топор березу не ударит.

Тронь ее ладонью и щекой,

И душе мятущейся подарит

Роща величавый свой покой  [662  Решет о в А. Из моих десятилетии. Л., «Худ. лнт-ра», 1969, с. 223].

В сплетеньях древесных ветвей, в игре солнечных бликов человек видит своеобразные, письмена, которые ему хотелось бы разгадать.

В этом парке стоит тишина,

Но чернеют на фоне заката

Ветки голые — как письмена,

Как невнятная скоропись чья-то  [663  Шефнер В.  Избр. произв. Т. 1, с. 342.].

А солнце пишет светотенью свои фолианты. Об этом стихи литовской поэтессы Саломеи Нерис:

Утром к солнцу взоры вскину —

Солнце пишет имена,

Я листаю эту книгу

От светла и до темна [664  Нерис С.  Лирнкя. М., «Худ. литра», 1971, с. 9.].

На ранних ступенях цивилизации человек наделял природу антропоморфными чертами. С течением времени антропоморфные элементы мировоззрения были вытеснены научными представлениями, но они остались как средство художественного отображения природной действительности., как универсальный (и единственно возможный) язык, на котором человек ведет свой вечный диалог с природой. Более всего это относится к поэзии. Человек ищет и находит в природе самого себя противоположность этому наука ставит своей целью открыть объективные законы, не зависящие, от человека).

Антропоморфизм поэтического языка без труда обнаруживается в любом стихотворении, где речь идет о природе и предметном мире вообще, включенном в сферу деятельности п интересов человека. Возьмем в качестве примера стихотворение А. Суркова, ставшее популярной песней военного времени (фрагмент):

Бьется в тесной печурке огонь.

На поленьях.смола, как слеза,

И поет мне в землянке гармонь

Про улыбку твою и глаза.

О тебе мне шептали кусты

В белоснежных полях под Москвой.

Я хочу, чтобы слышала ты,

Как тоскует мой голос живой [665  Сурков А. Соч. в двух томах. Т. 1. М., Гослитиздат, 1954, с. 230.].

Смола — как человеческая слеза, гармонь поет, кусты шептали о любимой. Все это — антропоморфизмы, атрибуты поэтического языка.

Еще один отрывок из стихотворения, автором которого является эстонский поэт Юхан Смуул:

Предвечерний сумрак в росах

сходит на берег соседний.

В облаках простоволосых

луч запутался последний [666 Смуул Ю.  Стихотворения. Поэмы. Таллин, Эстонское гос. иэд-оо,1953, с. 55.].

Сумрак, сходящий на берег, простоволосые облака и луч, запутавшийся в них, — пейзаж наделяется зримыми человеческими атрибутами, и оттого он становится близким нам и понятным.

И разум и чувства человека не просто существуют; их бытие возможно лишь в движении.

О, беспокойство вечное умов!

Закваска века.

Молодость вселенной.

Оно срывает крыши у домов

И разрушает каменные стоны.

Никто его Не может предсказать

Или загаагь в бутылку, словно джинна.

...Броженье происходят в мире.

И на дрожжах его восходит день.

Идет умов гигантская работа.

Великое сражение идеи… [667 Орлов С. Белое озеро, с. 577.]

Но… только умы, одержимые страстью познания, творчества, действия, рвутся из черепных коробок. Человеческая душа, как негаснупшй костер, пламенеет на сквозных ветрах Истории. Не была бы ты вторичной, душа человека, так стала бы вечным двигателем.

Твои волненья и тревоги

Весь мир заполнили собой —

Недаром дьяволы и боги

Из-за тебя: вступали в бой.

Недаром все на свете власти.