37566

ФОРМИРОВАНИЕ СПЕЦИАЛИСТА В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ВУЗЕ

Диссертация

Социология, социальная работа и статистика

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ ВУЗОВСКОЙ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ И УЧАСТИЕ В НЕЙ СТУДЕНТОВ. реформа ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ ГЛАЗАМИ СТУДЕНТОВ И ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ. При всем многообразии форм и методов качественной профессиональной подготовки будущих специалистов одно из важнейших мест занимает привлечение студентов к общественному управлению вуза воспитания его активной нравственной позиции и политического сознания....

Русский

2013-09-24

496 KB

5 чел.

                                                                  Додонова Т.П.

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ

ПРИБОРОСТРОЕНИЯ И ИНФОРМАТИКИ

Диссертационный совет  К. 063.93.05

ДОДОНОВА

ТАТЬЯНА ПРОКОПЬЕВНА

ФОРМИРОВАНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ

ОТНОШЕНИЙ В ВУЗЕ

Специальность 22.00.03. - экономическая социология

Д И С С Е Р Т А Ц И Я

на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Научный руководитель

кандидат социологических наук,

доцент Красноженнова Г.Ф.

Москва - 1997 г.

                        

                                 

                              Содержание

     

Введение......................................................................................3 стр.

Раздел 1.

              ОБЩИЕ ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ ВУЗОВСКОЙ   

               СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ И УЧАСТИЕ

               В НЕЙ СТУДЕНТОВ...............................................10 стр.

Раздел П. 

                    реформа  ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ ГЛАЗАМИ

      СТУДЕНТОВ И ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ................32 стр.

Раздел Ш

       ГУМАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ:

       ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ.................................75 стр.

 

Заключение.............................................................................105 стр.

Библиография.........................................................................110 стр.

        

                                            Введение

За годы перестройки системы высшего образования, проблемы  студенчества ушла как бы на второй и третий план. Основное внимание было сосредоточено на финансово-экономических задачах, как сейчас говорят, занимались выживанием. За годы кризисного состояния образования, вузы многому научились и, в частности, умению зарабатывания денег. Сегодня можно констатировать, что в принципе вузы сохранили свой  преподавательский и научный потенциал. Но самое главное, что пришло понимание, что выживание вузов и всей системе образования самым непосредственным образом связано с качеством подготовки будущих специалистов. В рыночных условиях труд преподавателя становится товаром, который реализуется посредством выпускников и их реализации на общем рынке труда.

При всем многообразии форм и методов качественной профессиональной подготовки будущих специалистов, одно из важнейших мест занимает привлечение студентов к общественному управлению вуза, воспитания его активной нравственной позиции и политического сознания. Важное место занимает его осознание свой роли правильная оценка существующей ситуации и понимание развивающихся тенденций. Студент является одним из субъектов системы взаимодействия вузов, социально-экономических отношений. Это означает, что он должен быть активно вовлечен во все процессы, происходящие в высшем учебном заведении. Особое место занимает  участие студентов  в научной деятельности кафедр, научных подразделений и институтов вузов или в каких-то иных формах научного творчества. Ни о каком воспроизводстве научного и производственного потенциала страны и подготовки  профессиональных кадров для различных производственных и научных структур не может идти речь, если студенты не будут вовлечены в общественную, научную, политическую, управленческую и пр. деятельность  высшего учебного заведения, не будут равноправными субъектами системы социально-экономического отношений в вузе.

Это одна сторона проблемы. Другая связано с исследованием общественного мнения и сознанием студентов как особой социальной группы. До сих пор вузовские проблемы исследовали, по преимуществу, с позиции администрации и преподавательского состава. Студенты как бы оставались в тени, к нему относились как пассивному субъекту, не участвующего и даже не желающего участвовать в общем процессе перестройки вузовской системы.

Актуальность постановки такой проблемы стала активно проявляется в последнее время, когда осознали насколько оказалось запущенным данный участок преподавательской и воспитательной работы. При общем снижении преподавательского уровня,  педагогическая, как впрочем и научно-исследовательская работа студентов фактически прекратили свое существование. Самым непосредственным образом это отразилось на качестве профессиональной подготовки студентов. Соответственно рынок труда стал испытывать существенный дефицит подготовленных кадров. Поэтому возвращение к проблемам студенчества   продиктовано жестким  требованием времени и рынка.

В какой-то мере необходимо вернуться к прошлой воспитательной практике и воспринять студента как равноправного субъекта взаимодействия, выполняющего строго определенную роль в системе социально-экономических отношений. Необходимо активно привлекать студентов к управлению общественными процессами.  Надо только сделать существенную поправку на изменившиеся социально-экономические и политические условия. При этом активно прибегать к формализованному исследованию общественного мнения студенчества и использовать эти знания для совершенствования воспитательной и профессиональной работы.

Научная разработанность. Нельзя сказать, что проблемы студенчества не были в поле внимания ученых. Особенно много этим вопросами в  недавнее время занимались социологи. Благодаря этим работам определилось и оформилось новое  научное направление  - социология студенчества, в рамках общей научной проблемы -  социология молодежи. Достаточно назвать работы таких отечественных социологов, активно  работающих в этой области как  Филиполва Ф.Р., Зюзина Д.И., Лисовского В.Т., Дмитриева А.В., Рубин Б.В., Колесникова Ю.Н.1

Намного меньше стали исследовать студента как особую социальную группу в настоящее время. Впрочем, еще меньше работ по исследованию оценок социальной действительности самими студентами. И тем не менее, за последние годы были выпущены ряд статей и специальных изданий, проведено немало соответствующих исследований, которые могут свидетельствовать о сохранении  определенного интереса со стороны социологов к этой проблеме. В частности это касается исследований, проведенных Балашовым В.В., Румянцевым В.С., Селифановым Е.Н., Ковалева А.Г., Минеев В.А., Момот А.И., Тихонов А.Н., Суворинов А.В. и др.2 Особое внимание  привлекают материалы социологических исследований, проведенные в течении последних лет научными сотрудниками Социоцентра Госкомвуза РФ: Арефьевым А.Л., Сериковым В.В., Харчевой В.Г., Шериги Ф.Э. и др.

Результаты социологических исследований, их вторичный анализ, разработанные концепции, представленные в монографиях и статьях,  были положены в основу настоящей работы. Критический анализ современных источников, состояния разработанности проблемы и пути подходов современных ученых  позволил сделать ряд обобщающих выводов и наметить дальнейшие пути исследования.

Цель работы. Заключается в исследовании условий и факторов формирования студенчества как особой социальной группы системы высшего образования.

В рамках указанной цели были разработаны следующие задачи:

определить характер и свойства студенчества как особой социальной группы в структуре вуза;

провести социологическое исследование  мнения студентов о современном состоянии высшей школы и основных позитивных и негативных тенденций ее развития;

исследовать формы и методы привлечения студентов к активному управлению общественными процессами и участия в научно-исследовательской деятельности;

определить формы гуманизации высшего образования и участие студенчества в данном процессе.

Объектом исследования выступает студенчество высших учебных заведений как особая социальная группа.

Предметом исследования   является  социально-экономичес-

кие отношения студенчества с субъектами системы высшего профессионального образования.

Теоретической базой диссертационного исследования явились специальные концептуальные разработки отечественных социологов в области исследования социальной активности студентов. Данная концепция придерживается той точки зрения, что студенчество как особая социально-профессиональная группа обладает всеми необходимыми качествами субъекта. Из этого следует, что данная социальная группа подчиняется всем законам социального взаимодействия, что, в свою очередь, обуславливает необходимость внимательно исследовать ее  ценностные ориентации и потребности и их учет при построении программы возрождения высшего образования в России.

Эмпирической базой диссертационной работы явились материалы социологических исследований, проведенных в ряде вузов системы общего и профессионального образования. Кроме того, автор использовал в своей диссертации материалы вторичного анализа ряда социологических исследований, проведенных за последние годы. Так же автор опирался на материалы неформального наблюдения и  личный опыт работы со студенчеством. В работе были использованы данные статистических исследований и официальных документов Минобразования РФ.

Научная новизна работы заключается в следующем:

- определение характера и свойства протекающих изменений в высшей школе и студенчестве как особой социальной группы в структуре вуза в новых социально-экономических условиях;

- проведено социологическое исследование  мнения студентов и преподавателей о современном состоянии высшей школы и определены основные позитивные и негативные тенденций ее развития;

- исследованы и разработаны основные  формы и методы привлечения студентов к активному управлению общественными процессами и участия в научно-исследовательской деятельности;

- определены  принципы гуманизации высшего профессионального образования и участие студенчества в данном процессе.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что выработанные автором рекомендации по определению форм и методов активного вовлечения студентов в процесс перестройки высшего образования  могут быть использованы в разработке специальных документов  по оптимальному управлению данным процессом. Кроме того, материалы диссертационного исследования могут быть использованы в разработке  методик при проведении социологических исследований по  данной или схожей тематике. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке спецкурсов для студентов социологических факультетов и отделений.

Апробация диссертации. Работа обсуждалась на кафедре социологии политологии и права МГАПИ, на научно-практических конференциях и семинарах. Основные положения нашли отражения в ряде научных публикаций.

          

                                              Раздел 1.

               Общие вопросы развития вузовской

      системы образования и участия в ней студентов

Высшая школа  это особый   социальный институт. Его положение в обществе и исполняемые  социальные функции двойственны. С одной стороны, высшая школа предназначена для удовлетворения потребностей населения в  образовательных  услугах. При  исполнении высшей школы этой роли, естественно, главным субъектом деятельности является студент, потребитель услуг высшей школы. С другой стороны, высшая школа предназначена для  удовлетворений потребностей многообразных деятелей рынка в  специалистах.  Она готовит профессионалов, способных выдержать  конкуренцию  на  рынке труда,  решению актуальных задач  воспроизводства  товаров, услуг, знаний, образцов поведения, ценностей  духовной  жизни. При таком подходе к высшей школе потребителями  ее  услуг  является работодатель. Такое двойственное положение высшей  школы  ставит  перед  ней крайне важную задачу определения приоритетов этих функций.

Многочисленные исследования социологов в пореформенное  время (с 1992 г.) показывают, что  проблемы высшей школы и системы  образования  находятся на самом последнем месте в списке актуальных проблем. Как показывают опросы, проблемы высшей школы находятся на периферии общественного сознания,  они  даже не второстепенны для них, они просто несущественны.

И для такого утверждения  имеются серьезные  основания. Во-первых, часть людей, особенно из слоя, так называемых, "новых русских", ставят образованность (как  фактор, способствовавший экономическому успеху) на  последнее место. Во-вторых, представители науки и системы образования за время экономических реформ стали экономическими аутсайдерами: ныне уровень оплаты их труда самый низкий по сравнению с оплатой в  других  отраслях занятости. Все это привело к крайне низкому престижу образования, к устойчивому равнодушию людей к проблемам высшей  школы, к представлению о том, что успех в жизни достигается не благодаря образованию, а вопреки.

На фоне социального невнимания к нуждам высшей школы, обострения социально-экономических проблем, система образования довольно быстро меняется.  Высшая школа стремительно сокращает  масштабы  и  объем  своей деятельности. Преподаватели энергично ищут (и находят!)  приработки  на  стороне. Явно, что "на стороне" ему платят не как вузовскому интеллигенту, а как профессионалу-интеллектуалу.  Вуз все менее притягателен для преподавателей  как  область приложения педагогических, гуманитарных усилий. Болезненная трансформация преподавательского корпуса  сказывается на всей вузовской жизни. Прежде всего это сказывается на  уменьшении  числа  студентов.

Показатель численности студентов является показателем стратегическим: он как ни какой другой измеряет масштаб  деятельности высшей школы. Этот показатель оценивает интеллектуальную  репродуктивность общества. Снижение означает интеллектуальную деградацию нации. В любом обществе высшая школа - это не только  воспроизводство интеллектуальных ресурсов страны, это еще и институт  по  воспроизводству социальной структуры.

Российская высшая школа явно не справляется  ныне с этой социальной функцией, становясь инструментом  усиления  социального расслоения. Так, 18% наиболее  активного, адаптированного и экономически успешного населения интеллектуальных страт рекрутируют в высшую школу  почти 80% студенчества. Парадокс состоит в  том,  что  это происходит без всякого влияния и противодействия системы государственной власти. Это результат  дрейфа высшей школы, испытывающей огромное социальное напряжение. Направления этого дрейфа уже угадываются:  воспроизводство социальной структуры с глубокой социальной  дифференциацией.   Если это так, что это означает, что  высшая  школа  (возможно,  впервые) стала исполнять социально неблаговидную роль:  она  стала  охранять кастовые различия, она консервирует сложившуюся структуру, уменьшая (в 2 раза) шансы на социальный успех 80-процентного "низа",  увеличивая (в 3 раза) шансы 20-процентного "верха". Социальная  неблаговидность этой роль состоит и в убыстрении расслоения общества. Создание мощного третьего сословия в  этой  связи  становится  весьма проблематичной социальной перспективой.

Высшая школа меняет структуру подготовки специалистов под мощным давлением экономики. Сигналы, побуждающие высшую школу менять структуру  подготовки специалистов, поступают от рынка труда. Значителен спрос на специалистов, не связанных с производством  и  ориентированных  на  обслуживание  движения  товаров (только в сфере торговли) и капиталов (в сфере финансов).

Наиболее неблагоприятно конъюнктура на рынке труда  складывается в отношении инженерных вузов. Дефицит специалистов отсутствует, спрос (и без  того  низкий) сокращается, падает и качество  подготовки специалистов. Сокращение масштабов научной деятельности и особенно студенческой привели к тому, что классическое  университетское образование, ориентированное на научную деятельность,  свертывается. Социальные последствия этих изменений могут быть крайне негативными. Цена подобной трансформации может быть утрата  передовых позиций в науке, в высоких технологиях, в современном инжиниринговом обслуживании производства.

В последние годы высшая школа  приобретает черты коммерческого заведения, теряя свойства  культурного и научного центра. Во многом это диктуется экономическими обстоятельствами. Противиться им высшая школа уже не может.  Однако есть предел экономического давления. Он состоит в том, что есть области вузовской жизни, не коммерческие в принципе. Это области фундаментальных и гуманитарных наук.

           За последние годы заметно возросло число студентов, считающих свою  специальность неперспективной. Уменьшилось  число  "азартных" студентов Значительно возросла установка на  утилитарность обучения.  Но студент 1995 года стал по сравнению со своим предшественником 1989 года более рациональным, прагматичным, требовательным к себе.

         Студент  сегодня, несколько растерял романтическую увлеченность учебой, для него  характерен  консерватизм. Представляя  все  в большей степени круги  новой  российской  буржуазии,  демонстрирует лояльность политическому режиму власти.

Двойственное положение высшей школы, естественно, обусловливает и двойственность ролевого поведения преподавателей в отношении студенчества. С одной стороны, они должны стремиться развить способности студенческой личности, а с другой - дать необходимый объем знаний и навыков, позволяющий  выдержать  конкуренцию на рынке труда. Исполнение этих ролей - конфликтно. Этот конфликт  отмечают  и студенты: за последние годы понизился уровень  интереса преподавателей в работе со студентами.

Преподаватели все менее охотно исполняют  просветительско-воспитательную (интеллигентскую) роль, все более отчетливо склоняясь к исполнению утилитарно - рыночной роли интеллектуалов, продающих  свои знания и умения тем же студентам. Трансформация  ролевого  поведения  преподавателей является вынужденной,  определяемой  экономическими  причинами. Исследования показывают  экономическую зависимость  преподавателей  от  студентов. В целом видно, что если высшая школа еще сохраняет уровень профессиональной подготовки, то культурно-гуманистическая,  воспитательная роль вуза стремительно ослабевает.

Преподаватель российского вуза ныне озабочен поиском  дополнительных заработков. Педагогические проблемы ушли  на  второй  план. Снизилась и требовательность преподавателей. Преподавателя уже мало волнуют проблемы вузовских реформ.  Они ничего хорошего от них не ждут. Они им просто не интересны. В целом психологический и эмоциональный ресурс реформирования  высшей  школы  исчерпан. Ныне преподаватели вуза не считают себя сопричастными вузовским реформам. Эти оценки сопровождаются высоким уровнем незнания программных целей реформ.

Интенсивные поиски преподавателями дополнительного заработка дают свои результаты. За последние 2-3  года  доля  бедных  преподавательских  семей уменьшилась незначительно с 73% до 62%, в то время как  доля  состоятельных семей выросла с 11% до 23%. Разрыв  между  этими  двумя группами увеличивается за счет размывания средней группы. Обратим внимание  и  на  другое  обстоятельство: студенты (и их семьи)  живут  лучше,  чем  преподаватели. Это обстоятельство, наряду с расслоением  преподавательской корпорации, чревато серьезными последствиями (рост взяточничества, вымогательства, еще большее снижение престижа  вузовского преподавателя, рост напряженности в  отношениях  преподавателей  со студентами и преподавателей между собой). Возможно, в этом  причина и политической поляризации вузовского преподавательского сословия и студенчества. Значит, возможен рост и политической конфликтности  в  российских вузах.

Высшая школа находится в ситуации мощнейшего  социально-экономического давления. Под влиянием этих сил сформировались траектории дрейфа высшей школы. Противостоять этому дрейфу,  формирующему новый облик высшей школы, вузы ничего не  смогли.  Вузы  не играют сколько-либо заметной роли ни в освоении рыночного пространства, ни в культурной, ни в политической, ни в нравственной областях. Ничего не смогли противопоставить  наши  вузы свертыванию научных проектов.

Вузы "в  чистую" уступили натиску утилитаризма и экономизма.  Гуманитарные,  естественно-научные и инженерные  направления  деятельности  вузов  стали свертываться. Нарастает рыночная,  коммерческая  составляющая  деятельность высшей школы. Экономическая целесообразность, выгода  оттеснили из вузовской жизни все остальные ценности  социальной,  духовной и интеллектуальной жизни на второй план. Происходит социальное расслоение преподавательского корпуса и студенчества. Последствием этому будет рост политической конфликтности в вузах.

Значительны темпы снижения масштабов деятельности.  Становится явным снижение, как мы уже говорили,  численности студентов. Россия уже не может претендовать на почетное место в "клубе" интеллектуальных  стран.  Снижение числа студентов означает потерю интеллектуального потенциала. Страна будет и  далее терять перспективы научного и технологического прорыва, перспективы приоритетного положения в уже достигнутых областях науки и техники.

Высшая школа тяготеет к распаду на отдельные вузы.  Происходит резкая дифференциация вузов  по  уровню  финансового  благополучия, определяемого профилем вуза. Явно  становятся лидирующими   вузы с экономическим обучением, управления. Однако   будут снижать свой статус и сокращать масштабы деятельности инженерно-технические вузы. Выделится небольшая группа благополучных, процветающих вузов на фоне основной массы нуждающихся и слабых.

Все это происходит на фоне социального равнодушия. Государство так и не нашло в вузах своего партнера. Проблемы образования  находятся на периферии общественного сознания. Значительны трансформации в социальной роли высшей школы и студенчества.  Доминирующей ее ролью  становится социальное расслоение в социальной  структуре общества, поскольку  высшая школа не обеспечивает равную доступность образования. Студенчество  нынешней российской вышей школы все в  больших  масштабах представляет новую буржуазию.

На пути к рынку мощнейшие трансформации произошли в преподавательском сословии. Оно стремительно избавляется от иллюзий и напластований интеллигентского мессианства, просветительства и образовательности. С этим теряется и культурообразующая роль преподавательского сословия. Преподаватель ныне  осваивает  роль  интеллектуала, продавая свои знания и умения. Те, кому это удается, живут неплохо, они адаптированы и составляют экономически успешный слой  вузовских преподавателей. Большинство же этого  сделать  не  может:  нет спроса на их профессиональные знания.  Преподавательство  расколото по материальному признаку. Оно уязвлено тем, что в  целом  студенты живут лучше, чем они. Преподавательство осваивает  новые  для  себя гувернерские (обслуживающие) функции.

Поведение и положение  студента определяется рынком. Вуз при этом в поисках дополнительных средств, в поисках областей приложения своих интеллектуальных ресурсов будет прожигать все свои накопления: продавая идеи, разработки западным фирмам, рекрутируя  за  рубеж  свои лучшие головы, сдавая в аренду помещения. Лишь бы  выжить.  В  этой борьбе за выживание основная масса вузов  приобретет  черты  высших профессиональных коммерческих училищ, курсов, окончательно  потеряв свойство научных и культурных центров.

     Преломить эту тенденцию возможно через приоритетное развитие образования и высшей школы,  через культуру, науку. Производительной силой обладают, прежде всего,  интеллектуальные ресурсы. Это означает, что приоритеты государственной  политики состоят в развитии образования, науки и культуры. В эпоху перемен всегда в наиболее трудном положении  оказываются  образование,  наука и культура,  так как падает востребованность общества, находящегося в кризисе, к тем сферам общественного организма,  которые создают духовные ценности, работают не столько на день сегодняшний, сколько на перспективу.

Сегодня никто не оспаривает огромной роли образования и науки в научно-техническом  прогрессе России.  Но и не предлагает кардинальных мер по решению современных  проблем  выхода  из  глубокого кризисного состояния. Рыночные преобразования в экономике России привели к  изменению  условий функционирования образования и науки и сопровождались резким сокращением их финансирования. Ничего удивительного, однако, в этом нет. Проводимая политика в отношении образования всего лишь выражает  общественное мнение об образовании.

Анализ состояния промышленности еще в 1984-1985 годах показывал, что уже тогда назрела проблема выделения перспективных отраслей, обеспечив им кадровое сопровождение, которое позволило бы сделать научно-технический прорыв в развитии  технологически  отсталого  народного хозяйства страны.  Необходимость таких изменений была связана с тем,  что около 50%  промышленного производства составлял малоквалифицированный, часто ручной труд, нарастали показатели кризиса экономики страны:  сокращались  показатели внутреннего валового продукта и национального дохода. Научные секторы - академический,  вузовский и отраслевой - практически были изолированными не только друг от друга, но и от системы образования,  которую они должны были питать новыми  научными  идеями, оказывающими практическое влияние на подготовку кадров.

Затянувшийся экономический спад привел к  резкому  сокращению спроса отраслей народного хозяйства и, прежде всего, промышленности на результаты исследовательских работ, а расходы государства на образование и науку снизились с 1,85% от валового внутреннего продукта в 1991 г. до 0,74% - в 1996 г. В обществе формируется устойчивое  мнение,  что  наука и образование перестали рассматриваться как необходимое условие для будущего процветания страны и  превратились всего лишь в статью бюджета, которую можно постоянно сокращать.

Сегодня очевидно, что отказ государства от финансирования образования  и науки обернется для этой важнейшей сферы общества катастрофой,  так как опыт вузов последних лет показал,  что вузы  и научные  учреждения могут с помощью внебюджетных источников финансирования покрывать не более 20-25% своих потребностей. Налицо очевидный факт - состояние с образованием в  России  еще никогда не было столь драматичным и угрожающим, как сегодня. В обществе создалась ситуация,  провоцирующая разрушение академического сообщества.  Впервые за годы существования российского государства можно ожидать,  что сегодняшнее поколение учащихся будет хуже образовано, чем предшествующее.

Сложившиеся условия сокращения расходов  на  вузовскую  науку требуют переориентации акцентов научно-технической политики, разумное ранжирование, которое позволит не только стабилизировать ситуацию, но и пойти вперед.

И здесь важнейшим элементом является интеграция высшего образования и фундаментальной науки. Именно интеграция в таком варианте укрепляет идею фундаментализации образования, ликвидации увеличивающегося в последнее время разрыва между вузовскими и академическими организациями, вузовской и академической наукой и, как следствие, разобщенностью  ученых и снижением качества образования. Решение этих вопросов потребовало разработки отдельной президентской федеральной программы,  которая предусматривает  развитие всех форм взаимодействия академической и вузовской науки, поддержку совместных исследований,  проводимых Российской академией наук, отраслевыми академиями,  университетами и вузами,  информационное, методическое и материально-техническое обеспечение  учебного  процесса.

Большое значение придается развитию системы  непрерывного образования:  школа  -  вуз - аспирантура - докторантура как базы селективной подготовки и воспитания научной студенческой элиты. Это продиктовано  тем  обстоятельством,  что процесс старения научных кадров идет стремительными темпами.  Как в РАН,  так  и  в высшей школе работают более 4 тысяч докторов наук, возраст которых превышает 60 лет,  а средний возраст докторов наук - 58  лет. Необходимо проводить целенаправленную  работу по  привлечению  молодежи  в сферу научных исследований.

Важным элементом в деле сохранения науки и высший школы является селективная поддержка молодых научных коллективов и студентов, играющих авангардную роль в создании  передовых технологий,  получении новых знаний, активизации инновационной деятельности, ставшей мощным источником инвестиций для развития высшей школы.

При отсутствии должного финансирования студенческих научных исследований и учебного процесса,  решение стоящих перед высшей школой задач неосуществимо без опоры на рыночные механизмы,  связанные с эффективной коммерческой реализацией возможностей интеллектуального потенциала высших учебных заведений.  И здесь еще одним приоритетом является инновационная деятельность вузов.

В последние два-три года внимание отечественных потребителей привлекла  еще одна инновационная концепция, которая представлена научно-технологическими парками,  инновационными бизнес-центрами и инкубаторами. В составе технопарков и на их  базе  формируется  качественно новая инфраструктура науки,  ориентированная, на поддержку в целом  малого научно-технического предпринимательства и студенческого, в частности.  Сегодня уже имеется 14  центров маркетинга,  7 центров трансфера технологий, 8 информационно-аналитических центров, 14 центров подготовки специалистов  в  области  инновационного менеджмента и ряд других специализированных структур,  ориентированных на  интересы малого предпринимательства.

Важным шагом стало создание Фонда содействия развитию инновационной деятельности высшей школы. Анализ хода  выполнения инновационных программ показал их высокую эффективность. Так, объемы реализации наукоемкой продукции, полученной в результате инновационной деятельности,  в 1,5 раза превысили затраты на ее создание. И это несомненно является еще одним приоритетом в научно-технической политике, направленной на усиление авторитета и влияния высших учебных заведений на ход экономических  преобразований, сохранение и развитие научного потенциала.

Выполнение научно-технических программ способствует укреплению экспериментальной базы вузов,  развитию их научного и производственного потенциала, содействует сохранению и укреплению научных коллективов, росту их квалификации, повышению авторитета вузов как центров образования, науки и культуры, активного привлечение студентов к научной деятельности.

        Большую роль в финансировании вузовской науки играет система грантов. Гранты сегодня это основа селективной поддержки небольших, но наиболее дееспособных коллективов и отдельных ученых, общественно-научное признание исполнителей и проектов, независимость в выборе тематики научных исследований и возможность дальнейшего поиска решений фундаментальных проблем. Гранты стали активной формой привлечения студентов и преподавателей к научным разработкам, в том числе и в фундаментальной области. Возможно, это единственная сегодня сфера, которая позволяет на платной основе привлекать студентов к тем или иным оригинальным разработкам и учить их методологии научного познания.

Пятилетняя работа в этом направлении дала свои плоды.  Из отдельных конкурсных мероприятий создана система, охватывающая 7 городов,  являющихся крупными вузовскими центрами. В качестве головных организаций привлечены 25 вузов, являющихся непререкаемыми авторитетами в той или иной области знаний. Сформированная сеть  конкурсных  структур  позволяет охватить все научные дисциплины,  по которым в высшей школе ведутся  фундаментальные исследования.

Имеется  еще  одно,  очень важном направлении в студенческой научной работе. Речь идет о создание единого информационного пространства образования и науки России,  являющегося визитной карточкой высшей школы в процессе интеграции в мировое информационное сообщество. Без телекоммуникаций нет цивилизации, поэтому  особое  внимание  придается   созданию  Федеральной компьютерной сети России.  Это  позволит повысить информационную культуру и  получить оперативный доступ к информационным ресурсам,  накопленным в нашей стране и за рубежом,  устранить отставание и запаздывание в получении научно-технической информации,  более оперативно информировать  потенциальных  потребителей

В высшей  школе,  по  данным  Госкомстата России, уровень квалификации работников, выполняющих научные исследования, остается самым высоким в России.  Так, в вузах почти 60% от общего числа участвующих в НИР работников имеют ученые степени и  звания, а  в системе академии наук этот показатель составляет 50%.  В вузовском секторе науки работают около 58 тыс. докторов и кандидатов наук,  в  системе РАН - 48 тысяч.  Причем большая часть работников вузов,  имеющих ученые степени,  - преподаватели, ведущие наряду с педагогической и научную деятельность. На базе мощного научного потенциала вузов Росси, можно и даже необходимо возродить  систему конкурсов на лучшую студенческую научную  работу. Эти  конкурсы  можно  было бы финансировать  по единому заказ-наряду, что, к сожалению,  в настоящее время не делается.  

Но сегодня есть  вопросы,  которые необходимо решать самым неотложным образом. Необходимо завершить работу по формированию приоритетов высшей школы. Прежде всего речь идет от фундаментальных и поисковых исследованиях, которые являются основой создания новых обучающих технологий и фундаментализации образования.  В 1996 г.  на это было  направлено  более  50%  всех средств. Но кроме этого, необходимо ориентировать вузы и их научные учреждения на  содержательную  сторону  деятельности студенческих научных коллективов,  определить области продвижения и отставания,  и на этой  основе  выработать  тематику исследований на перспективу.  Приоритеты должны  играть решающую роль при составлении тематических планов вузов, формировании программ и проектов, распределении грантов.

Необходимо разобраться,  какие приоритеты  необходимо будем финансировать в программах.  Задача состоит не столько в  укрупнении  программ, а  в концентрации финансовых и интеллектуальных  ресурсов на наиболее важных направлениях  научных  исследований,  определяющих лицо высшей школы и ее стратегические интересы.

Возможным, и даже  необходимым является введение  контрактной системы в студенческую научную деятельность. Иными словами, со студентом заключается договор, который финансируется из заказа-наряда. Это позволит  повысить ответственность студентов за выполняемый ими тот или иной научный проект и стимулировать его материально. Пока что, такой практики еще нет, за редким исключением. И по всей видимости придется разрабатывать специальную для студентов контрактную систему. За основу можно взять систему, вводимую в ГКНТ, т.е. определение и постановка задачи исследования, объявление конкурса, экспертиза и отбор лучших научных студенческих проектов по важнейшим проблемам и оформление специальными документами договорных отношений со студентом. Но проблема эта сложная и требует большой проработки.

Опираясь на систему приоритетов,  на оценку состояния отдельных научных  подразделений со студентами и их возможности участвовать в исследованиях по приоритетным направлениям,  необходимо довести до разумного конца  работу  по  совершенствованию сети научных учреждений. Это означает в нашем понимании выбор, корректировку фронта исследований и правильную расстановку акцентов в направлениях исследований, поиск новых форм организации работы со студентами.

При этом  безусловно должна быть решена существующая в наших вузах и научных учреждениях "проблема  студенческого балласта".  " Студенческий балласт" отвлекает средства, деморализуя  учащихся и разлагая обстановку в студенческих группах. Это вовсе не означает массового отчисления студентов. Речь идет о своеобразном "сжатии" студенческой научной среды до  нового качественного состояния. Чрезвычайно важно  сохранить  качественную научную среду, и начинать необходимо со студенческих научных коллективов. Без этого не может быть  эффективно развивающейся науки. Нет более важной проблемы, чем проблема привлечения талантливой молодежи к научному поиску.  Необходимо разработать целостную, аргументированную, экономически  и научно обоснованную систему мер по селекции талантов, проведя их от школьной скамьи до высших ученых степеней и званий.

В условиях расширяющейся инновационной деятельности в  высшей школе, чрезвычайную  актуальность приобретает проблема интеллектуальной собственности в том числе студенческой, чего никогда не было в отечественной научной практике. Как показывает мировая практика, во всем мире университеты  и их научные организации рассматривают охрану интеллектуальной собственности как деятельность,  неразрывно связанную с  достижением основных целей - подготовкой молодых научных кадров и проведением ими научных исследований.       

Здесь много не решенных вопросов.  Сегодня университеты руководствуются тем,  что промышленность финансирует только те  исследования, результаты которых защищены патентным и авторским правом. Для промышленности патентная защита - это защита инвестиций. Исключительные, монопольные права,  которые возникают при патентовании разработок  и передаются вузами промышленным компаниям, позволяют последним в условиях острой конкурентной борьбы доводить разработку до успешного промышленного освоения и реализации.  Поэтому во всем мире уделяют самое пристальное внимание правовой  защите результатов своих научных исследований и разработок.

Схожие тенденции наблюдаются сегодня  на  рынке  инноваций  в России.  Серьезные и авторитетные заказчики стремятся получить результаты исследований, которые гарантированы от нарушения чьих-либо прав и защищены патентами, полученными при выполнении этих исследований. Главное назначение всей патентно-лицензионной работы  вуза  - обеспечение  высокого  уровня исследований и коммерческой ценности результатов научно-исследовательских  работ.  Российскому  бизнесу уже  сейчас требуются разработки,  которые бы позволили выстоять в условиях конкурентной борьбы, что, как показывает опыт, невозможно без  использования патентов и других механизмов получения исключительных прав на результаты научных исследований.

К сожалению, патентно-лицензионная деятельность в большинстве вузов России не отвечает задачам  комплексной  защиты  результатов научных исследований. Проблему  надо  решать сегодня,  ибо промедление в этом вопросе чревато большими потерями. Необходимо продумать  механизм  поддержки служб по охране интеллектуальной собственности,  а,  может быть, и в директивном порядке ввести патентную экспертизу и защиту разработок.

Важным средством реализации структурной политики высшей школы является участие вузов в международном научно-техническом  сотрудничестве. Прежде всего, для реализации целей высшей школы в области международного научно-технического сотрудничества необходимо осуществить поэтапное  вхождение вузовской науки в международное разделение труда в научно-технической сфере.  А дополнительным источником финансирования НИОКР, различных студенческих научных проектов в российских вузах может стать  участие в международных  проектах. Решение данных вопросов значительно ускорится, если  будут ликвидированы издержки законодательного характера.

И, в первую очередь, это касается федерального закона "О науке и научно-технической политике".  Нельзя согласиться с правовыми новациями 5-й статьи этого закона, которой введена "новая" классификация научных организаций.  В соответствии с этой классификацией одним из видов научных организаций  являются  научные  организации образовательных  учреждений высшего профессионального образования, которые должны иметь права юридического лица. Но сами вузы впрямую не названы в качестве одного из видов научных организаций,  что не соответствует действительному положению дел. Наделение вуза статусом не только образовательной,  но и научной организации полностью согласуется с актами ООН и ЮНЕСКО. Представляется, что включение в классификацию научных организаций, как одного из их видов, научных организаций образовательных учреждений высшего профессионального образования было сделано разработчиками данного закона как бы по инерции, в силу их упоминания в ряде нормативно-правовых актов бывшего  Союза  ССР.  Однако,  при этом разработчики закона не учли того обстоятельства,  что данными актами научными организациями вузов назывались их структурные подразделения  (НИС  и НИЧ),  не имеющие прав юридического лица.  При этом было проигнорировано  новейшее  гражданское  законодательство России  и законодательство об образовании.  Следует отметить,  что действующее гражданское законодательство отождествляет понятие организация  с понятием юридического лица,  то есть самостоятельного хозяйствующего субъекта.

Таким образом,  государственные высшие учебные заведения фактически исключены из сферы действия закона "О науке и  научно-технической политике". Они, даже располагая высококвалифицированными научными и научно-педагогическими кадрами,  не могут получить свидетельства о  государственной аккредитации и соответствующих налоговых льгот на осуществление научной деятельности. Критической оценки заслуживает правило,  в соответствии с которым,  в качестве необходимого условия для государственной аккредитации, установлено требование определенной доли объема научной и научно-технической деятельности в общем объеме работ  претендующий на  аккредитацию  организации (не менее 70%).  Для некоторых государственных научных организаций этот показатель может меняться  от квартала к кварталу или даже ежемесячно. Так, если в одном квартале организация получила соответствующие средства на финансирование научной  и  научно-технической деятельности,  причем в достаточных объемах,  то она может получить  свидетельство  о  государственной аккредитации.  Если  же этих средств оказалось недостаточно,  то в этой ситуации такая организация должна быть лишена свидетельства о государственной аккредитации и,  соответственно, прав на получение льгот по налогообложению.

Сложившееся положение  может быть исправлено только федеральным законом,  а не постановлением или иным актом правительства РФ, которое не наделено правомочиями корректировки актов законодательного уровня. В свое время мы обращали внимание на эти  и  другие  издержки закона и вносили соответствующие предложения. 

Таким  образом, проблемы развития вузовской студенческой науки и привлечение студентов к научных исследованиям кафедр и научных подразделений упирается в целый комплекс нерешенных вопросов и не только законодательного плана. Мы помним еще те времена, когда студенты более или менее активно участвовали в работе кафедр и научных  подразделений. И многие сегодня говорят, что можно и  необходимо возродить эту практику. Все это верно, но необходимо учитывать, что с тех пор утекло много воды и мы фактически живем в совершенно ином обществе, с иным социально-политическим и экономическим укладом. Это надо учитывать при организации студенческой научной работы, что  чаще всего не делается. Да, мы можем и должны использовать все лучшее, что было накоплено нашими предшественниками в организации студенческой вузовской науки. Там было много полезного и ценного. Однако этот опыт необходимо  трансформировать самым радикальным образом и принимать из прошлого только то, что поддается такой трансформации.

Сегодня высшая школа не имеет концепции развития студенческой научной деятельности.  Это означает, что мы не имеем и системы воспроизводства научного потенциала страны. Чаще всего процесс воспроизводства научного потенциала является плодом личной научной целеустремленности студентов, их желанием заниматься научной работой и умением проявить  инициативу.  Студент сам ищет возможности, в том числе  финансовые  и организационные,  что бы так или иначе участвовать в научной работе.

Разработка такой концепции является необходимым, но и весьма трудным делом. А самое главное, что она протекает на

весьма неблагоприятном  экономическом и организационном фоне. Однако, знание этого фона, складывающейся экономической, организационной и социальной ситуации необходимо. Этим вопросам и посвящен следующий раздел настоящей работы.

Раздел П. реформа  ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ ГЛАЗАМИ

                     СТУДЕНТОВ И ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ

Технические и структурные изменения, затронувшие в первую очередь экономику страны, постепенно становятся стимулом преобразования социальных институтов, большинство которых по инерции сохранило консервативные структуру и функциональное содержание. К ожидающим своих серьезных перемен относится и такой важный социальный институт, как система высшего профессионального образования. Сам по себе вопрос о его реформе стоит на повестке дня как актуальный уже несколько лет. Однако ни экономическая ситуация в стране, ни остаточная форма финансирования вузов не способствовали глубоким структурным переменам вузовской системы. Их реализация еще впереди. Однако проблемы, с которыми инициаторам реформы высшего образования придется столкнуться, во многом проявили себя уже сегодня. Они имеют место и в учебном процессе, и в научной жизни вузов, и в материальном положении студентов, и в моральном облике части преподавателей и учащихся высшей школы.

Анализ проходящих в вузовской системе реформ крайне важен и необходим. Он может проходить различными путями и один из них - исследования общественного мнения основных субъектов  системы высшего образования - студентов и преподавателей. Их оценка важна потому, что в конечном итоге на них направлена  вузовская реформа и от них зависит ее ход. Соотношение негативных и позитивных оценок позволит говорит о направленности данных преобразований в вузах, об их перспективности, Ибо если преподаватели и студенты не окажут поддержку предлагаемым реформам, то вряд ли надо надеяться на успешных  исход дела преобразования высшей школы. Именно поэтому мы и посвятили настоящий раздел исследованию общественного мнения студентов и преподавателей относительно проводимых реформ в системе высшего профессионального образования.

                                        * * *

Изменение состава студентов российских вузов в связи с распадом СССР, переход в своей организационной работе на условия рыночных отношений, расширение контактов с зарубежными вузами, усиление роли научной деятельности в работе преподавателей, обучение новым профессиям, кризис в преподавании общественно-научных дисциплин - эти, и некоторые другие, не менее важные проблемы, обусловили актуальность реформы вузовского образования.

Менее половины опрошенных3 полагает, что это качество в основном соответствует требованиям времени. Большая же часть опрошенных высказала мнение, что качество преподавания соответствует современным требованиям лишь частично, либо вообще не соответствует. Оценка студентами профессиональных качеств преподавателей достаточно высока, однако с умением преподносить студентам свои знания, обновлять их - далеко не все благополучно. Следует отметить, что и сами преподаватели достаточно критично оценивают профессиональные качества своих коллег. Речь, в частности, идет об уровне культуры преподавателей, а именно - о культуре общения со студентами. Более критичны оценки, высказанные преподавателями об уровне культуры студентов.

Важный аспект реформирования высшей школы - введение в вузах РФ многоуровневой системы образования. В ее оценке наблюдается существенный разброс мнений, особенно у студентов и преподавателей, с одной стороны, и руководящих работников вузов, с другой. В целом вузовские руководители оценивают ее гораздо выше студентов и преподавателей, в связи с тем, что такая система "будет способствовать сближению российского образования с международными образовательными стандартами" (39%). Вместе с тем руководящие работники вузов высказали наибольшую, в сравнении со студентами и преподавателями, обеспокоенность в оценке негативных последствий введения многоуровневой системы.

Сравнивая оценки студентов, преподавателей и руководящих работников вузов можно видеть достаточно существенные различия. В частности, обращает на себя внимание отличие мнений руководителей в оценке положительных перемен, связанных с реформами. (См. табл.).

               Мнение вузовской общественности

                           о ходе реформ в вузах

                                         (в   %)

Ход реформы:

Студенты

Препода-ватели

Руководящие работники

Изменения положительные

Изменения не ощущаются

Изменения в худшую

сторону

Затруднились ответить

 10

57    

 14

19

10  

40

41

  9

24

35

33

 8

В последние годы многие вузы преобразовались в академии и университеты, хотя более уместно говорить просто о переименованиях. Такой вывод подтверждается мнением вузовской общественности. У всех групп опрошенных в целом негативная позиция по отношению к этому новшеству: и студентов, и преподавателей, и руководителей вузов беспокоит прежде всего формальность переименования. Вузовские руководители больше, чем студенты и преподаватели опасаются, как бы эта мера не принесла вреда, так как может возникнуть несоответствие между ожидаемым и реальным образованием.

Больше единодушия вузовская общественность проявляет в вопросе о том, кто должен учиться платно. Подавляющая доля опрошенных студентов, преподавателей и руководящих работников вузов считает, что деньги за учебу должны платить прежде всего иностранцы, а также студенты из СНГ. Вопрос о платности обучения в вузе изучался и в 1992 г. За этот период мнение вузовской общественности существенно изменилось. Так, если в 1992 г. считали, что образование должно быть платным 21% опрошенных, а возражали против этого 42%, то в 1996 г. такой точки зрения придерживались соответственно 62% и 34% студентов. В отношении источников платы за образование: 44% студентов хотели бы получать государственные кредиты, а 41% - иметь спонсоров. 

Одно из направлений реформы в учебном процессе высшей школы - введение рейтинговой системы оценки знаний. Как показали результаты исследования, почти каждый третий студент (29%) и четвертый преподаватель (23%) уверены, что рейтинговая система в их вузах не действует, а еще более 1/3 опрошенных студентов (36%) и 2/5 преподавателей (41%) затруднились ответить на этот вопрос. Те же, кто подтвердил существование в их вузах рейтинговой системы, в целом невысоко оценили ее эффективность. Так, всего лишь 13% опрошенных студентов и 16% преподавателей указали, что данное нововведение способствует систематическим занятиям студентов и повышает их учебную активность, в то время как такая же доля опрошенных (13% студентов и 15% преподавателей) полагает, что рейтинговая система, наоборот, ограничивает познавательную активность студентов вузов, а, соответственно, 3% и 2% опрошенных убеждены, что эта система усиливает субъективизм преподавателей в оценке знаний студентов. Кроме того, 6% опрошенных студентов и 3% преподавателей высказали мнение, что рейтинговые системы в их вузах действуют формально, практически ничего не меняя.

Внедрение новаций в вузе тормозится чаще всего, с точки зрения преподавателей, отсутствием их материальной заинтересованности в инновационной деятельности. Разобщенность вузовских коллективов и отсутствие сотрудничества в инновационных процессах как основную причину тормоза реформ в вузах отметила почти треть опрошенных, а консерватизм части членов преподавательского коллектива, их нежелание менять привычные формы и методы, деятельности - почти четверть В ходе исследования руководящие работники вузов высказали мнение о ряде причин, тормозящих ход реформ в высшей школе. Прежде всего это: 1.Недостаточное материально-техническое и финансовое обеспечение управленческой деятельности -52%; 2. Отсутствие у вузовской общественности четких представлений о путях реформы - 43%; 

3. Недостаточный уровень профессионализма и компетентности управленческих кадров - 24%; 4. Недостаточная информационная база для принятия решений - 20%; 5. Усиливающаяся бюрократизация управления -18%; 6. Отсутствие необходимых нормативных документов -18%; 7. Слабый контроль за реализацией принятия решений - 10%; 8."Смещение" функций различных управленческих структур - 8%.

Опрошенные руководящие вузовские работники в целом достаточно высоко оценивали новации, проводившиеся по инициативе Госкомитета по высшему образованию. Положительно отзывались они о системе научных стажировок (87%), приглашении зарубежных коллег на работу в российские вузы (81%), государственной аттестации вузов (76%), формировании на базе вузов региональных научно-образовательных центров (74%).

Несколько меньше доля преподавателей (58%), положительно характеризующих фактическую автономию вузов. Что же касается низкой оценки введения единой тарифной сетки, то, к сожалению, это еще раз говорит о ее формально-уравнительном характере. Данные опроса свидетельствуют о безразличном отношении руководителей вузов к созданию учебно-научных комплексов, к системе контрактов для преподавателей и сотрудников и, даже, к аккредитации вуза. Отвечая на вопрос: "Имеет ли Ваш вуз дополнительные источники финансирования (кроме госбюджетного)?", опрошенные руководители вузов назвали такие источники и формы финансирования, как собственная хозяйственная деятельность вузов - 47%, финансовая поддержка со стороны заказчиков проектов -31%, региональный бюджет - 22%, отраслевое финансирование - 17%, иностранные фонды развития образования - 9%, пожертвования местных предпринимателей - 5%, а 9% указали на другие источники финансирования. Новые формы хозяйственной деятельности широкого распространения в вузах не получили. В частности, в большинстве вузов отсутствует такая форма хозяйствования, как продажа продукции опытных производств, программ для ЭВМ, учебно-методической литературы.

Успешному ходу реформ в высшей школе безусловно способствовал бы закон о высшем образовании. Абсолютное большинство студентов (71%) за принятие этого закона. Поддержка студентами такого закона весьма высока на педагогических (89%), сельскохозяйственных (82%), гуманитарных (76%) и медицинских (75%) факультетах, причем наиболее уверены в необходимости закона студенты 5-х курсов (81%). 

Рыночная экономика, научно-технический прогресс предъявляют новые требования к уровню подготовки специалистов, оканчивающих российские высшие учебные заведения. Эти требования включают в себя необходимость соответствующих изменений в образовательных программах, внедрения современных технологий обучения, направленных на повышение качества получаемых студентами знаний, приобретения ими профессиональных навыков, адекватных новым реалиям. Оценке их состояния было посвящено изучение тенденций изменения образовательных программ и технологий обучения в российской высшей школе, отношения руководителей к Государственным образовательным стандартам (ГОСТам), их роли в реформировании высшего образования, а так-

же к деятельности различных органов управления высшей школой. 

Судя по оценкам, высказанным экспертами4, в ходе реформы высшей школы возможности вузов влиять на направленность изменения образовательных программ и технологий обучения за последний год в целом не изменились и по-прежнему высоки, особенно применительно к гуманитарной и естественнонаучной отраслям знаний.

Согласно экспертным оценкам, указанные возможности вузов за прошедший год существенно не изменились, скорее стабилизировались. Исключение, судя по полученным ответам, составляют лишь институты, подчиняющиеся Министерству культуры. Доля экспертов из вузов этого ведомства, указавшая на увеличившиеся возможности разрабатывать образовательные программы и технологии обучения в гуманитарной области, оказалась в январе 1996 г. почти в два раза меньше, чем в январе 1995 г. В то же время заметно увеличилась доля проректоров по учебной работе данной группы вузов, отметивших уменьшение своих возможностей влиять на содержание и методы обучения.

Представляет интерес мотивация экспертами вышеуказанных оценок по отраслям знаний. Так, по мнению опрошенных, возможности их вузов в разработке образовательных программ и технологий обучения в гуманитарной отрасли знаний расширились по следующим причинам: 1) появилось больше свободы в рамках ГОСТов, возможность самим вузам составлять учебные планы и программы на основе типовых и утверждать изменения в них, разрабатывать индивидуальные (авторские) курсы; 2) Появилась возможность открывать новые специальности, вводить курсы по выбору, увеличить объем часов и количество дисциплин гуманитарного цикла; 3) Возросла потребность общества в гуманитарных знаниях; 4) Увеличилось внимание Госкомвуза к гуманитарным учебным предметам; 5) Осуществлен переход к многоуровневой структуре образования; 6) Сняты запреты, с содержания учебного процесса; 7) Произошла деидеологизация предметов гуманитарного цикла; 8) Появилась возможность кооперации с различными российскими и зарубежными вузами.

Вместе с тем остались без изменений ряд важнейших факторов, оказывающих большое влияние на деятельность вузов. Прежде всего это: негибкость ГОСтов, обширность охватываемых ими вопросов по сравнению с объемом отведенного для их изучения времени; ныне принятые ГОСТы дают меньше свободы вузам, чем индивидуальные планы вузов, утверждавшиеся Госкомвузом в предшествовавший период; для ряда вузов неоправданно увеличено число дисциплин гуманитарного цикла; слабая материальная база, недостаточность или отсутствие государственного финансирования, невозможность из-за нехватки средств организовать повышение квалификации преподавателей.

Наибольшее влияние на проводимую вузами реформу содержания образования и технологий обучения, как подтвердило настоящее исследование, по-прежнему оказывают ученые советы вузов (хотя их роль, как и научно-методических советов вузов, за последний год несколько снизилась). Особенно заметно упало влияние министерств и ведомств. В то же время в определенной мере возросло влияние УМО и Госкомвуза.

Рассмотрим теперь подробнее, в какой мере различные органы управления влияют на реформу образовательных программ и технологий обучения в вузах разной ведомственной принадлежности и какие изменения в этом плане произошли за последний год.

Госкомвуз в определенной степени усилил свое влияние на инновационные процессы в своих собственных подведомственных вузах, и в то же время оно значительно ослаблено  в вузах Министерства культуры. Научно-методические советы вузов ослабили свое влияние практически повсеместно, за исключением вузов Министерства здравоохранения. Роль ученых советов несколько снизилась во всех вузах ведомственной принадлежности, за исключением учебных заведений, подчиняющихся Госкомвузу. Учебно-методические объединения в целом усилили свое влияние, особенно в вузах Министерства здравоохранения и Госкомвуза.

Влияние отраслевых министерств на реформу содержания образования и технологий обучения в своих подведомственных вузах в целом невелико. Исключение составляют лишь педагогические и медицинские институты, подчиняющиеся соответственно Министерству образования и Минздраву.

Одна из важнейших целей реформы в вузах, как уже отмечалось, повысить качество образования молодого поколения, расширить его возможности интеграции в профессиональную и общественную жизнь.

На первое место, эксперты поставили уровень профессиональной подготовки преподавателей. Второе по значимости место по-прежнему занимает отношение студентов к учебе, третье место - состав абитуриентов, четвертое - учебная литература, пятое - методика обучения, шестое - качество образовательных программ и, наконец, на седьмом - технические средства обучения.

Обращает на себя внимание снижение в общественном мнении значимости роли содержания образовательных программ и технологий обучения в обеспечении эффективности учебного процесса. Это не может не вызывать тревогу за качество реформы образования в вузах, ибо, как бы ни относились студенты к учебе и каково бы ни было мастерство педагогов, но при плохой учебной программе, отсталых ТСО хорошего качества обучения ждать нельзя.

Данные  опроса экспертов свидетельствуют, что в настоящее время лишь немногим более половины проректоров по учебной работе сельскохозяйственных и медицинских институтов, а также некоторых других ведомственных вузов (Министерства путей сообщения и Министерства обороны) высоко оценивают влияние образовательных программ на качество подготовки студентов, в то время как среди проректоров учебных заведений Госкомвуза, Министерства образования, Министерства культуры этой позиции придерживается сегодня менее 50%.

Какие проблемы надо решать в первую очередь, чтобы повысить качество образования? Как изменилась иерархия этих проблем в представлении проректоров по учебной работе за минувший год?

Прежде всего это меры по срочному улучшению материального положения преподавателей, ставшего крайне бедственным ввиду хронических задержек с выплатой зарплаты. Именно нехватка денег ведет к потере опытных преподавательских кадров и нежеланию молодежи связывать свою судьбу с работой в высшей школе. Действительно, не решив вопрос о достойной и своевременной оплате труда педагогов, трудно требовать от них полной отдачи сил и значительного повышения их педагогического мастерства.

Другой "болевой точкой" большинства вузов является устаревшая материально-техническая база учебного процесса. На необходимость ее безотлагательной модернизации указывают многие эксперты, поставившие эту проблему на второе, по значимости, место. Исследование показало также, что большое значение проректора по учебной работе придают  повышению уровня квалификации педагогов.

Новые технологии обучения и методы оценок знаний студентов занимают все большее место в учебной деятельности российских вузов. Судя по экспертным оценкам, приоритетное место в новых технологиях обучения занимают деловые игры. Особенно активно их используют институты и университеты педагогического профиля, подчиняющиеся Министерству образования. Практически повсеместно и весьма активно в вузах используются тесты. В то же время компьютерные учебники, судя по полученным ответам, применяются сегодня не более чем в 1/3 вузов (в 1995 г. - в 28.0% вузов), а компакт-диски - в 1/5 вузов (в 1995 г. - в 20.5%, в 1996 г. - в 21.0%). Таким образом, некоторые позитивные сдвиги налицо.

Причина, по которой новые технологии обучения недостаточно широко используются в вузах, связана в первую очередь с преподавателями. Многие из них еще не могут использовать эти технологии в учебной работе. Судя по полученным ответам экспертов, наибольший прогресс в этом вопросе за истекший год достигнут в естественных  областях знаний, в то время как в предметах гуманитарного и технического цикла наблюдается определенный застой. В среднем половина всех преподавателей не готова к работе с новыми технологиями обучения. Особенно неблагоприятная ситуация сохраняется в гуманитарной области знаний, где большинство преподавателей по-прежнему не в ладах с компьютерной техникой.

В условиях провозглашенных академических свобод сохраняет актуальность проблема: что надо стандартизировать и регламентировать в учебном процессе, а что нет. Данный вопрос не столь однозначен, так как за ним стоят проблемы единого образовательного пространства, признания (конвертируемости) дипломов выпускников, наконец, комфортность коммуникаций между вузами и ведомствами.

Какие же нормативные документы желают сегодня иметь проректоры российских вузов по учебной работе?

Экспертная оценка целесообразности подготовки

     Госкомвузом нормативных документов, %

Нормативные документы

96г.

95 г.

96 г.

95 г.

96 г.

95 г.

Подготовка УМО примерных учебных планов и программ

 Подготовка рекомендательных документов по:

а) деятельности приемных комиссий

б) курсовым работам, экзаменам

в) порядку перевода студентов из вуза в вуз

  1.  

 54.4

49.0

 

64.4

75.0

58.4    

39.1

54.9

20.0

25.9

17.0

17.1

16.5

22.5

26.8

25.1

11.2

19.6

34.0

18.5

 8.5

 34.0

19.1

20.0

Примечание: разрешалось более одного ответа.

Данные таблицы свидетельствуют о том, что приоритетное значение для проректоров по-прежнему имеет подготовка УМО примерных учебных планов и программ. Часть проректоров предлагает на месте УМО создать научно-методические региональные центры, или же подкрепить интеллектуальный потенциал УМО такими региональными центрами. Второе по значимости место, как и в 1995 году, продолжает занимать проблема подготовки рекомендательных документов по деятельности приема в вузы и порядок перевода студентов из вуза в вуз. Третье по значимости место остается за нормативной рекомендательной документацией по подготовке курсовых работ, экзаменов, зачетов.

Если сюда прибавить позиции тех, кто считает, что данные рекомендательные документы "скорее нужны, чем нет", то можно утверждать, что более 80.0% проректоров по-прежнему ожидает от Госкомвуза и УМО помощи в подготовке рекомендательных документов: примерных учебных планов и документов по регламентации деятельности приемных комиссий, подготовке курсовых работ, экзаменов, зачетов, порядка перевода студентов из вуза в вуз. Отношение к этой проблеме проректоров, руководящих учебной работой в вузах различной ведомственной подчиненности, за истекший год существенным образом не изменилось.                                             

Такой важнейший нормативный документ, как ГОСТ, вызывает у экспертов, как уже отмечалось, неоднозначное отношение. И хотя большинство руководителей вузов (по крайней мере на словах) одобряет введение ГОСТов, далеко не все высшие учебные заведения строго им следуют. Так, по данным исследования, лишь немногим более 1/3 гуманитарных и социально-экономических дисциплин полностью соответствует образовательным стандартам. Судя по полученным ответам, наиболее "вольно" с ГОСТами в вышеназванных областях знаний обращаются в вузах Минздрава.

По общему признанию экспертов, кадровое обеспечение вузов является сегодня наиболее сложной проблемой. "Элитные" вузы пока еще имеют приток студентов, "удерживают" набор в аспирантуру и прием новых преподавателей на кафедры. Но в перспективе (4-5 лет), по мнению опрошенных, следует ожидать возрастания кадровых трудностей. Они связаны со сменой поколений, недостатком преподавателей молодого и среднего возраста, уходом из вузовской системы наиболее квалифицированных кадров, относительным снижением квалификационного уровня набираемых преподавателей. Отчасти снижение качественного состава преподавательских кадров вызвано тяжелым материальным положением вузов и снижением престижа преподавательского труда. Одновременно часть преподавательских кадров, особенно пожилого возраста, оказалась в ситуации "вынужденного закрепления" в вузе из-за невозможности найти другую работу.

Вузы пытаются приспосабливаться к изменяющейся ситуации. Изыскивают возможности дополнительного материального поощрения, создают параллельные коммерческие образовательные структуры; представляют большую свободу в чтении авторских курсов при снижении кафедрального контроля за их содержанием. При этом налицо тенденция к усилению опоры на совместителей, в том числе, на преподавателей-практиков. Делаются попытки целевой подготовки и закрепления студентов и аспирантов для обеспечения внутренних потребностей в кадрах, в том числе, с предоставлением материальных льгот, зарубежных стажировок и заключением целевых договоров.

В целом интенсивность работы преподавателей значительно усиливается. Не уменьшается, но часто даже возрастает средняя часовая нагрузка. Вдобавок к необходимости освоения нового объемного учебно-методического материала, преподаватели вынуждены, как правило, подрабатывать "на стороне".

Реальная посещаемость занятий студентами падает. Ситуация вызвана расширяющейся трудовой занятостью студентов (в том числе, очников), усилением "вульгарного" прагматизма и определенным снижением интереса к образованию как таковому. Преподавательский состав вынужден во многом мириться с этой ситуацией, но пытается компенсировать уменьшение прямого контакта со студентами новыми формами контроля за успеваемостью и качеством знаний. Вводятся письменные экзамены, а также система промежуточной отчетности - зачеты, контрольные, тесты.

Существуют серьезные проблемы и с изменением содержания учебного процесса. Происходит достаточно быстрое "снятие" (переименование) старых и введение новых учебных курсов. Однако, при этом очень часто отсутствует интегральная концепция учебной программы. Смешиваются задачи общеобразовательной и специальной профессиональной подготовки. Наблюдается погоня за модными курсами нередко при поверхностном освоении материала. "Адаптация" к условиям учебного процесса в российских вузах западных курсов (порою весьма механическая) временно снимает часть проблем, но одновременно порождает новые: сочетание этих курсов с "традиционными" программами, адаптация к российским реалиям, высокий удельный вес нормативных элементов в учебном курсе. Наблюдаются сложности с организацией производственно-ознакомительной практики студентов, которая все больше отдается на "откуп" самим студентам.

Еще одно болезненное  место это обеспеченность учебниками и учебными пособиями. Проблема существенно облегчается тем, что в последние  годы имеет место широкое  распространение переводных книг, уже успевших себя зарекомендовать Оценка российских учебников (коллективных и авторских) намного ниже.

В качестве паллиатива делаются попытки написания учебных пособий на кафедрах и их ротапринтного издания малыми тиражами непосредственно для собственных учебных нужд. В то же время многие руководители вузов и кафедр признаются, что к подготовке "своих" учебников достаточно высокого уровня они еще не готовы.

Но без высококачественных отечественных базовых учебников не может произойти серьезного обновления процесса обучения. Поэтому целесообразно стимулировать появление как отечественных, так и переводных учебников, соответствующих требованиям государственного образовательного стандарта. При этом для развития современной системы образования важна подготовки альтернативных, авторских учебных пособий как средства профессиональной активизации преподавательских кадров.

В последние годы в системе высшего образования идет реформирование содержательной, технологической и организационной структуры. Высшие учебные заведения освобождены не только от идеологической и административной регламентации, они приобрели реальные возможности для всесторонней реализации академических свобод - преподавания, обучения и  исследования.

Реализация студентами академических свобод в процессе обучения представляет собой целый спектр проблем. Прежде всего это  возможности использования программ обучения по индивидуальным планам и  обучения одновременно на 2-х факультетах. Не меньшее значение имеет выбор (посещения) тех или иных лекционных курсов и преподавателей. Принципиальное значение имеет участие в административных и ученых советах, определяющих стратегию развития учебных заведений, решающих студенческие проблемы. Уже этот, далеко не полный перечень проблем, касающихся академических свобод студентов, говорит о том, насколько сложна и многогранна эта тема.

Несмотря на провозглашенное право свободного посещения лекционных курсов и семинарских занятий, 33,6% опрошенных студентов отметили, что в их вузах до сих пор ведется регулярный учет посещаемости. Более глубокий анализ этой проблемы показывает, что административное регулирование посещаемости сохраняется, в основном, на лекционных курсах, которые студенты определяют как предметы, которые им меньше всего нравятся (это отметили около 45% опрошенных) и преимущественно среди студентов гуманитарных факультетов (отметили около 55% опрошенных).

В результате смены научных парадигм идет весьма болезненный процесс подготовки педагогами высшей школы новых лекционных, семинарских курсов и практических занятий. Однако уже сейчас все большее число студентов предъявляет претензии к качеству лекционных курсов профессорско-преподавательского состава, особенно гуманитарных кафедр. В целом, как показывает анализ содержания лекционных курсов, эти претензии объективные. Согласно данным опроса, лишь в 3,3% случаев администрация факультетов отстраняет "непопулярных" среди студентов преподавателей от чтения лекций. Более 60.0% студентов отметили, что деканаты "никак не реагируют" на претензии студентов, или, что еще хуже, "заставляют все равно посещать лекции" преподавателей, профессиональный уровень и педагогическое мастерство которых не удовлетворяют студентов. Это объясняется "круговой порукой" ученых советов вузов, а также невозможностью студентов высказать свои претензии на заседаниях администрации факультетов.

Несмотря на положение о том, что студенты должны входить в административные и ученые советы вузов для того, чтобы лучше информировать их о студенческих проблемах, лишь 19,6% опрошенных указали на наличие такой возможности; 73,1% студентов даже не знают своих прав в этой области, а 7,3% знают, но не могут их реализовать. В условиях реформы высшего образования данная ситуация имеет ряд негативных последствий: во-первых, это препятствует реализации академических свобод студентов в сфере студенческого самоуправления;  во-вторых, "разрыв" между интересами студентов и педагогов сдерживает темп проводимой реформы образования, т.к. преподаватели не знают реальных проблем студентов и не устраняют их, а студенты считают, что их проблемами администрация вузов и преподаватели не интересуются. Таким образом, существует серьезная проблема с реализацией прав студентов, предоставленным новым образовательным стандартом в отношении посещения курсов лекций и семинаров по выбору.

В целом исследование показало, что становление академических свобод в области обучения студентов в высшей школе идет очень медленно. Данные  исследования показывают, что около 50% студентов могут прослушать в год по выбору лишь один курс, около 30% - 2 курса, около 11%-3 курса. Около 10% опрошенных прослушивает за год от 5 до 9 курсов по выбору. В какой-то мере это говорит о том, что студенты вполне успевают прослушать большое число курсов по выбору, наравне с обязательными, но, вероятно, во многих вузах или нет таких возможностей, или качество лекций и семинаров по выбору не отвечает интересам и запросам студентов, уровню современным знаний.

Не все из студентов  доходят до завершения института. Относительно велик процент отсева студентов, связанный преимущественно со следующими причинами: а) переход из вуза в вуз; б) переход на вечернее отделение в связи с трудоустройством, замужеством и т.д.; в) переход с факультета на факультет; г) отчисление за криминальные поступки; д) уход из вуза в связи с несчастным случаем (инвалидность и т. д.); е) отчисление по неуспеваемости. Величина "отсева" имеет тенденцию плавного уменьшения с 1-го по 5-й курс.

Если произвести ранжировку причин отсев студентов по курсам, то на первом курсе первое место занимают гуманитарные вузы, где по оценкам преподавателей отсеивается 21.3% студентов, второе место - технические вузы (отсеивается 19.3%), третье место делят между собой  сельскохозяйственные  и  медицинские  вузы (приблизительно 17.2%), четвертое - экономические и педагогические (в равной мере - 14.5%), пятое - юридические (12.7%). Весьма высокий уровень "отсева" студентов, особенно со старших курсов, имеет не только нравственные, но и экономические издержки, так как оплаченное налогоплательщиками обучение не привело к своей конечной цели - подготовке квалифицированного специалиста.

Одна из причин отсева студентов это отсутствие гарантий трудоустройства по специальности. После ликвидации системы централизованного (и гарантированного) направления выпускников вузов на работу, многие вчерашние студенты сталкиваются со все возрастающими трудностями на рынке труда. Поэтому господствовавшая в "доперестроечные" годы точка зрения о том, что с высшим образованием легче устроиться на работу, сегодня изменилась на противоположную. К сожалению, следует констатировать, что в профессиональной ориентации в вузах царит почти такой же хаос, как и в средней школе. Названия факультетов заменяют для студентов точное название своей специализации. В результате каждый второй студент плохо представляет, какую конкретную профессию он приобретает на факультете: знают точно 56%, знают в общих чертах 40%, не знают 4%.

Особенно велика доля студентов, плохо ориентирующаяся в том, какую приобретет профессию, на техническом, экономическом и медицинском факультетах. Треть студентов даже на 5-м курсе лишь в общих чертах знает о том, какую специальность приобретет при завершении вуза. Еще менее информированы студенты о месте своей будущей работы после окончания вуза (42.7%, 38.6%, 18.7%).

Информированность студентов о том, где они будут работать после окончания вуза, является низкой даже на 5-м курсе. В настоящее время 52.1% студентов не знают, смогут ли они после окончания вуза устроиться работать по профессии. Особенно велика доля "несведущих" среди студентов технических, сельскохозяйственных и медицинских вузов. Исследование показало снижение притягательности Москвы и Санкт-Петербурга как центров образования, в то время как некогда о вузах этих городов мечтали почти все выпускники средней школы и их родители. Сегодня лишь каждый второй опрошенный родитель из периферийного города считает учебу в столичных вузах наиболее престижной. В то же время 1/3 опрошенных родителей - "провинциалов" считает не менее престижной учебу в вузах родного города или региона, а еще 17% - в любых "приличных" вузах, но не обязательно московских или санкт-петербургских.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что экономическая и социальная ситуация в стране, автономизация экономической жизни регионов в рамках федерального (в будущем, может быть, конфедерального) устройства регионов, развитие демократии, а также рационализация распределения как личных, так и региональных средств под влиянием рынка, устойчиво ведут к децентрализации вузов. Отношение преподавателей вузов к этой проблеме в столице и на периферии отличаются. "Протест" преподавателей столичных вузов против децентрализации вполне понятен. Децентрализация может привести к закрытию большого числа вузов в Москве и Санкт-Петербурге, что грозит безработицей для большой массы работников, в том числе (и прежде всего) - преподавателей.

Спасти вузы от финансовых  трудностей сможет, по нашему мнению,  только их децентрализация, которая настоятельно диктуется как региональной структурой поступающих в вуз, так и предстоящим изменением структуры уплаты регионами налогов в федеральный бюджет. Содержать большое число вузов за свой счет крупные города будут не в состоянии, а полноценная плата за обучение пока не под силу ни родителям студентов, ни предприятиям (тем более благотворительным фондам, зарождение которых произойдет не скоро).

Анализ процесса подготовки выпускников школ в вузы свидетельствует о том, что после 9-го класса средняя школа в целом теряет одну из своих органических функций - профессиональную ориентацию учащихся. Десятые - одиннадцатые классы просто продолжают, насколько это в их компетенции, интеграцию молодежи в культуру, но не готовят в вузы. В итоге, базируясь только на школьных знаниях в вузы поступило за последние 5 лет не более трети студентов. Еще треть выпускников школ, чтобы поступить в вуз, вынуждена заниматься на подготовительных курсах, до 20% - нанимать репетиторов и, примерно столько же, готовиться самостоятельно. Таким образом, правомерно заключить, что в настоящее время в профессиональной ориентации учащихся средних школ на интеллектуальные виды труда царит полный хаос и бесконтрольность, причем как со стороны рынка труда, ибо он пока "дикий", так и со стороны государственных органов, отвечающих за среднюю школу.

Эта ситуация, по-видимому, достигла своего тупикового состояния. Прогноз изменения доли абитуриентов, поступающих в вуз только на базе школьных знаний, свидетельствует о том, что даже к 2000 году она не превысит 40%. В связи с чем 60% выпускников средних школ будут вынуждены изыскивать дополнительные формы подготовки в вуз. Изложенное дает также основание говорить о почти полном отсутствии связей и преемственности между вузами и средними учебными заведениями. Не случайно 42.2% преподавателей вузов в областных и республиканских центрах, а также 32.8% преподавателей вузов Москвы и Санкт-Петербурга указали на резкое снижение в последние годы уровня подготовленности абитуриентов к конкурсным экзаменам. Причем значительное снижение качества подготовленности абитуриентов характерно для поступающих на все факультеты, кроме гуманитарного и, пожалуй, экономического. За последние 5 лет абитуриенты поступают в вуз на "минимуме" проходного балла. То есть, за этот период средний проходной балл поступивших в вузы (12.3) всего на 0.7 балла превышал средний минимальный проходной балл (11.6), при среднем числе в 3 вступительных экзамена. Средний школьный балл по аттестату поступивших в вуз, составил за последние 5 лет 4.4 балла.

Прогноз тенденций изменения среднего проходного и среднего минимального баллов свидетельствует о том, что вступительные экзамены, как форма отбора талантливой молодежи в вузы, в целом исчерпали себя. Согласно прогноза, при сохранении 3-х вступительных экзаменов, к 2000 году средний минимальный и средний проходной баллы фактически совпадут, составив примерно 12.8 балла. Это означает, что абитуриенты будут поступать в вуз просто на уровне фактически сданных экзаменов, что само по себе одновременно составит минимум проходного балла. В этом случае конкурса как такового не будет, он просто потеряет смысл.

На качестве абитуриентов, как потенциальных работников интеллектуального труда, сказывается и тот факт, что нынешняя конкурсная система, ее существующие "лазейки" (взятки, корпоративная порука) нацелена в основном на воспроизводство класса интеллигенции. Причем эта тенденция за последние 5 лет является весьма устойчивой и характерна для всех факультетов. Судя по данным исследования,  более половины студентов вузов - выходцы из семей интеллигенции. Если ситуация (условия) приема в вузы не изменится, то к 2000 году, согласно прогноза, две трети студентов вузов будут "рекрутироваться" из семей интеллигенции. Вряд ли этого достаточно, чтобы наряду со стремлением к знаниям, гарантировать также наличие у абитуриентов склонности к избранной профессии. Доля студентов, у которых родители, в особенности отец, выполняют интеллектуальный труд, за последние 5 лет резко возросла и имеет тенденцию дальнейшего роста.

Наряду с нарушением качества профессионального отбора в вузы, отмеченная тенденция порождает 2 серьезные социальные проблемы:

а) замыкание цикла воспроизводства социальной структуры российского населения, его превращение в воспроизводство, что ведет к явной взаимной изоляции социальных классов и слоев, обострению имеющихся между ними противоречий;

б) порождение у рабочих и служащих чувства социальной несправедливости, "дискриминации " равенства шансов вертикальной социальной мобильности, что опять-таки способно стимулировать чувство взаимной классовой неприязни.

Высшая школа играет заметную роль в формировании новой социальной структуры российского общества. Современные идеологические парадигмы находят отражение и в социальном составе студенчества, являющемся своеобразным индикатором происходящих в нашем обществе социальных изменений.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что социальный состав студентов уже в первой половине 90-х годов претерпела  значительное изменение,  налицо  проявление ряда новых тенденций. К 1994 г. в составе студентов оказался утрачен приоритет выходцев из семей рабочих. Это, как представляется, связано также с "размыванием" и перемещением части его представителей в состав других социально-профессиональных групп. Заметно увеличивается в среде студенчества доля представителей быстро формирующегося слоя предпринимателей. В целом возрос удельный вес и выходцев из состава гуманитарной, научной и инженерно-технической интеллигенции. Особенно характерно это для семей, где представителями гуманитарной интеллигенции являются не отцы, а матери: дети последних составляли в 1994 г. 33% всех поступивших в российские вузы.

Симптоматичным является и увеличение доли выходцев из семей военных и сотрудников МВД в гражданских вузах. Вероятно, вследствие сокращения армии, падения престижа профессии военного все большее число представителей "военных династий" (молодых людей мужского пола) отказывается от продолжения этой семейной традиции и переориентируется на получение гражданских специальностей.

Согласно данным исследования, в последние 5 лет наметилось не только социальное, но и региональное "замыкание" вузов. Это означает, что 85.0% абитуриентов представляет население региона (63.2% - города), в котором расположен вуз. Тенденция такого регионального "замыкания" учащегося контингента вузов характерна как для территорий, так и для факультетов. Чем дальше от европейских центров расположены вузы, тем более единообразным (замкнутым) становится региональный состав студентов. Причины "замыкания" абитуриентов на своих региональных вузах не связаны с "местным патриотизмом". 28.3% нынешних студентов были не прочь поступить на учебу в вузы других городов, однако они не смогли этого сделать по следующим причинам: а) отсутствие финансовых средств, в особенности для проживания в таких "дорогих" городах, как Москва и Санкт-Петербург; б) страх перед жизнью в большом городе из-за высокой преступности; в) нежелание уезжать на большое расстояние от дома; г) не отпустили родители; д) боязнь высокого конкурса. Основные из перечисленных причин - "дороговизна" и криминогенная ситуация.

Еще более рельефно выглядит изменение состава студентов в частных (негосударственных) вузах в сопоставлении с государственными вузами.

Согласно данным  исследования в государственных вузах доступно сегодня обучение в основном выходцам из классов предпринимателей и интеллигенции, а также из семей служащих. Именно этот тип учебных заведений (а также привилегированные платные учебные группы и факультеты, прежде всего, юридические и экономические) становятся источником формирования новой российской элиты.

Выбор выпускниками школ вуза - это не только выбор места учебы, но и процесс профессионального самоопределения, признания ими приоритета определенного образа жизни.

Социальный опыт общественного разделения труда, преимущества или недостатки того или иного образа жизни присущи прежде всего старшему поколению. Правомерно ожидать от предназначенных для этой роли социальных институтов - семьи и школы - усилий по профессиональной ориентации подрастающего поколения, оказания ему помощи в выборе жизненного пути.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что этим социальным институтам сегодня, большей частью по объективным, а иногда по субъективным причинам, "недосуг" ориентировать своих питомцев в хитросплетениях общественного разделения труда. В результате большинство из них ( 50%) "карабкается" самостоятельно.

Полный развал профессиональной ориентации в стране (отчасти - как объективное следствие развала экономики) внес неопределенность в мотивацию выбора профессии выпускниками средних школ. Достаточно указать на то, что реализовать свои способности в вуз идут всего 56.0% абитуриентов. Для остальных причины поступления в вуз "рассыпаются" по широкому спектру мотивов: заниматься  в будущем интеллектуальным трудом (27%), получить профессию в соответствии со своими  наклонностями(33,5%), по настоянию родителей (9%), некуда было идти после школы (7%), чтобы не призвали в Армию (56%) и пр.

На "семейных советах" при решении вопроса о поступлении ребенка в высшую школу, выборе того или иного вуза, специальности стал преобладать прагматический подход. Так, в семье основным мотивом направления детей в вуз является сегодня получение профессии. На втором по значимости месте - реализация способностей детей (в рамках изучаемой профессии). Роль высшей школы как системы интеллектуального воспитания молодежи признает лишь 1/3 родителей столичных городов и около 2/5 - периферийных. Престижность высшего образования как такового упала до необычайно низкого уровня: этот фактор, как общественная ценность, имеет значение не более чем для 1/10 части родителей в провинции и 1/25 - в столичных городах.

Профессиональный "балласт" среди студентов довольно велик на всех факультетах, но в особенности на технических. Прогноз свидетельствует о том, что если нынешняя система приема в вузы сохранится и впредь, а рынок интеллектуального труда не оживится, то даже к 2000 году доля студентов, поступивших в вуз не для реализации своих способностей, составит не менее 35%.

Основываясь на вышеизложенном представляется, что характерная сегодня для системы высшего образования России кризисная ситуация может быть частично исправлена в опоре на ряд  мероприятий. Прежде всего, требует коренных изменений как практика профессиональной ориентации в средней школе, так и ныне существующая конкурсная система поступления молодежи в вузы. Функция профессиональной ориентации в средней школе после 8-го класса должна отличаться преемственностью с позиций вузовского образования. Основной формой конкуренции для претендентов на звание студента вуза должна быть школьная соревновательность, соискание стипендий предприятий, частных и государственных фондов, а конкурс в вузы должен быть основан на среднем балле аттестата, либо итогов учебы в 9-11 классах.

Коренного изменения требует и практика профессиональной ориентации в вузах. Ситуацию, когда в большинстве случаев (например, в гуманитарных, сельскохозяйственных вузах) порой даже преподаватели не знают по какой конкретной специальности и для кого (каких предприятий, учреждений) они готовят специалистов, можно искоренить только путем маркетинга рынка труда, а до его развития - путем организации вузовской биржи работников интеллектуального труда.

Данные средств массовой информации, опирающиеся на сведения из «уст студентов» свидетельствуют о расширении явлений девиации в учебных процессах вузов. Это выражается главным образов в двух формах - взятки за поступление в вуз и взятки за экзаменационные сессии. Так, в МГПУ вся сессия, включающая энное количество экзаменов, стоила зимой 1995 г. не меньше 50 долларов. Надо заметить, купля-продажа знаний целыми сессиями - относительно новый вид услуг для государственных вузов (в частных это практикуется с момента их образования).

Согласно опросам студентов, в Институте международных отношений, Академии управления и подобных по статусу солидных заведениях зачет в среднем стоит от 50 до 200 долларов, экзамен - 200-300 долларов. Примерно столько же берут в МГУ, разве что за исключением экономического и юридического факультета - и поступление, и учеба на них обходятся гораздо дороже.

В средней руки технических вузах все дешевле: 50-80 долларов - зачет и 150-200 долларов - экзамен. Большей частью экзаменаторы берут именно в долларах, причем сумма пропорциональна ученой степени экзаменатора. Кое-где, правда, в ходу и рубли: от 300 тысяч до одного миллиона за оценку (зачетную или экзаменационную). Самые «крутые» расценки в 3-м Медицинском (стоматологическом). Там, по сообщениям студентов, на стоматологическом отделении экзамен стоит от 500 до 1500 долларов.

Несколько слов о технологии процесса. По мнению студентов, им вовсе не обязательно общаться непосредственно с профессурой, почти везде существуют «специальные люди», вхожие во все двери (например, лаборанты). Здесь, правда, не все так однозначно. Хорошо информированные студенты сообщили, что легче всего договориться напрямую с преподавателем. Лаборанты же «только мутят воду».

За последнее время многие вузы ввели официальную плату для студентов, пропустивших занятие не по болезни. И если отработку лабораторной за 10 тысяч рублей еще можно как-то понять (деньги, аппаратура, персонал), то допуск из деканата за 50 тысяч рублей, «не лезет ни в какие ворота». Тем более что вузы вообще не имеют права накладывать на студентов административные штрафы. По этому поводу еще весной 1996 г. Госкомвуз разослал письмо № 81-32-38 ин/ОЗ, однако ситуация не выправилась. Учебные заведения устанавливают такой прейскурант, какой считают нужным. Похоже, они руководствуются другим письмом, в котором было рекомендовано искать внебюджетные источники финансирования. Студент оказался для этого самым подходящим источником. Экзаменационные цены приведены в расчете на «тройку» в зачетке. «Пятерки» не продаются. Получается, что закрытая без всяких усилий сессия стоит как минимум 2,2 миллиона рублей.

Вряд ли способствует повышению качества абитуриентов неестественная пропорция бесплатных и платных "мест" в государственных вузах. Из общего числа студентов этих вузов сегодня на коммерческих условиях в них обучаются 9.5%. Остальные обучаются за счет государства. Десятая часть студентов правомерно считает, что плату она внесла не за обучение, а за поступление в вуз, а посему требования к их учебной дисциплине и знаниям должны быть занижены.

Изменить складывающуюся  ситуацию, чтобы оплата была действительно за обучение, а не за поступление в вуз, и вносили ее все студенты, в ближайшие годы не представляется возможным. Причины этого следующие. Имеется шесть основных источников оплаты обучения студентов: а) государственные стипендии; б) средства родителей; в) средства, зарабатываемые самими студентами; г) контракты с предприятиями, учреждениями, предусматривающие последующее возмещение затрат на обучение путем "отработки" после окончания вуза; д) единовременные пожертвования богатых спонсоров, без каких либо дальнейших обязательств со стороны студентов; е) финансирование со стороны специальных благотворительных фондов.

Денежные нужды студентов, обучающихся на коммерческих условиях, сегодня возмещают в основном родители (40%),  спонсоры (42%),  и сами студенты (1,2%). Львиная часть расходов по обучению в общей образовательной системе студентов ложится на государственный бюджет. Но если вузы постепенно замыкаются (по составу студентов) на свои регионы, то рано или поздно в администрациях регионов возникнет вопрос о целесообразности отчислений на высшее образование в федеральный бюджет.

Средняя годовая стоимость обучения одного студента на коммерческих условиях - 700 $: в столичных вузах (Москва, Санкт-Петербург) в среднем 1220 $, в столицах национальных республик 900 $, в областных центрах - 490 $. Учитывая тот факт, что среднемесячный бюджет российского студента (включая помощь со стороны родителей и личную "подработку") составляет всего 335 тыс. руб. (58 $), то даже, если студент будет голодать, за 10 месяцев сможет накопить всего 750 $, чего явно не хватит для оплаты обучения в столичных вузах. Однако копить невозможно, имеющихся в распоряжении студентов средств еле хватает на питание и на учебники.

Примерно 25% родителей, чьи дети поступили в вуз, готовы платить за их обучение. При этом размер приемлемой годовой платы за обучение они определяют в среднем в 690 $. Среднемесячная помощь своим детям, которую оказывает 90% родителей, составляет 75 $, то есть фактически среднемесячный бюджет студента.

Среди почти 400 негосударственных высших учебных заведений образование приемлемого качества дают от силы в 80 вузах, в остальных - либо плохое, либо никакого. В настоящее время все негосударственные (коммерческие) учебные заведения можно разделить на три группы.

Первая группа: дает образование не хуже «головных» вузов, а иногда и лучше. Все эти институты имеют устойчивую базу, сильный преподавательский состав и, как правило, «кровные связи» с какой-либо традиционно сильной высшей школой. В их число входит 10-15 московских негосударственных вузов, несколько учебных заведений Санкт-Петербурга, Новосибирска и других городов. Например, Самарская гуманитарная академия, Институт содействия бизнесу в Казани, Банковский колледж в Тюмени, Академия предпринимательства в Архангельске, Институт управления, бизнеса и права в Ростове-на-Дону и другие.

Ко второй группе относятся 30-40 негосударственных вузов, которым не досталось «богатого наследства», но со временем они имеют все шансы перейти в первую группу.

И, наконец, третья группа - это те, образовательные учреждения, которые пришли не учить, а делать деньги. Для этих вузов характерна назойливая реклама и безудержная раздача обещаний научить всех всему и в короткие сроки.

Во многих коммерческих вузах отсутствует системность в специализации - порой смешиваются логически несовместимые профили обучения. Например, в рекламном списке одного из коммерческих учебных заведений специальность «юрисконсульт» шла непосредственно за «закройщиком». Неряшливость и вранье в рекламной кампании коммерческого образования характерны для молодого «безнадзорного» рынка образовательных услуг. Например, один из коммерческих «университетов» обещает дать образование в шесть раз лучше, чем МГУ, а чтобы у абитуриентов не возникло сомнений в точности цифры, этот факт заверен нотариусом из какой-то деревни близ Бейрута. Конечно, смешно, но не для нескольких тысяч российских граждан, попавшихся на эту удочку.

Закон РФ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» устанавливает, что лицензии на ведение образовательной деятельности по программам высшего образования выдаются федеральным органом на основании заключения экспертной комиссии. Предмет экспертизы - насколько наличие и оборудование учебных помещений, образовательный ценз преподавателей и прочие условия соответствуют государственным требованиям. Прием студентов может быть объявлен лишь при наличии лицензии.

До недавних пор органом, проводящим лицензирование высшего образования, был Госкомвуз, теперь этим займется, по-видимому, Министерство общего и профессионального образования. Лицензии Госкомвуза на сегодняшний день имеют около 270 высших учебных заведений. Еще 130 фирм дают образование либо без лицензии вообще, либо с ненадлежащей лицензией.

Что касается работы без лицензии, то коммерческие вузы обычно предъявляют малограмотным абитуриентам свидетельства Регистрационной палаты. Такие же свидетельства есть и у каждого коммерческого ларька. Иногда учреждение получает лицензию на образовательную деятельность (например, курсы кройки и шитья) в департаментах образования и даже каким-то образом вносит в текст слова о «высшем профессиональном образовании». Встречаются и лицензии бывшего Министерства образования, которое строго говоря тоже не может лицензировать высшее профессиональное образование.

Для абитуриентов более полную информацию могло бы дать приложение к лицензии. В нем указано, по каким специальностям вуз имеет право проводить обучение, в какие сроки, какое количество студентов готовить и т.д. Вуз обязан ознакомить абитуриента и со свидетельством об аккредитации или предупредить его, что такого свидетельства у вуза нет. Причем факт своего ознакомления со свидетельством об аккредитации или факт отсутствия такого свидетельства абитуриент должен заверить личной подписью в приемном деле. Свидетельств об аккредитации у негосударственных вузов пока нет, и, как добавляют сами вузы, неизвестно, когда будут.

Отдельного анализа заслуживают понятия аттестация и аккредитация. В законе эти понятия являются ключевыми. Именно они должны обеспечить целостность структуры системы высшего образования независимо от организационно-правовой формы заведения. Задача аттестации - проверка соответствия качества подготовки выпускников требованиям государственных образовательных стандартов. По результатам аттестации и происходит аккредитация учебного учреждения. В настоящее время не более десятка негосударственных вузов прошли аттестацию, а аккредитацию всего шесть. Ожидать, что эти процедуры пойдут быстро, не приходится. Во-первых, сама государственная аттестационная служба находится в стадии становления. Во-вторых, 80% всех коммерческих вузов еще слишком молоды, чтобы выпустить первых студентов. В связи с этим кажется странным, что некоторые коммерческие вузы твердо обещали своим абитуриентам аккредитоваться в следующем году, хотя первый выпуск будет только через два года. Однако, чтобы учить студентов и давать им высшее образование, аккредитация не нужна, достаточно и лицензии. Но тут мы подходим к самому больному вопросу.

Рекламные объявления на вопрос о дипломе отвечают с легкостью: предлагают и «государственный диплом» и «диплом государственного образца» и даже «диплом Госзнака». Все эти обещания расцвечены загадочными словами «магистр», «бакалавр»... Согласно закону: «Высшее учебное заведение, имеющее аккредитацию, выдает выпускникам документы государственного образца о соответствующем образовании с официальной символикой РФ». Таким образом, заявления негосударственных вузов о том, что они выдают дипломы государственного образца, мягко говоря, не соответствуют истине. Другое дело, что их дипломы очень похожи на настоящие, и бланк из типографии Госзнака (их продают оптом и в розницу), и символика... Разве только печать без «орлов». Этот документ можно считать документом о высшем образовании (если, конечно, у вуза есть лицензия), но вот государственным его назвать никак нельзя. В то же время закон устанавливает, что именно диплом государственного образца является основанием для занятия в государственных и муниципальных организациях определенных должностей, получения должностных окладов.

Понимая всю неопределенность статуса своего диплома, многие негосударственные вузы выдают в придачу диплом какого-либо государственного или аккредитованного учебного заведения. Обычно это происходит через вполне законную процедуру экстерната, а в силу «договоренностей» между администрациями вузов реально сдавать экзамены экстерном никому, как правило, не приходится.

Выпускник может получить диплом «бакалавра» (не менее четырех лет обучения), «магистра» (не менее шести) или «специалиста» (от 4 до 6 лет) на вполне легальных основаниях. Формально все дипломы дают одинаковые права. В связи с этим вызывают недоумение подобные рекламные заявления:

«Высшее образование за 2,5 года». Для первого высшего образования минимальный срок установлен в 4 года.

 «Без вступительных экзаменов» - «приличные» вузы никогда так не делают.

«Отсрочка от армии». Студентам неаккредитованных вузов отсрочка не положена. Однако существует несколько схем, с помощью которых вузы обходят это ограничение. Например, студенты фиктивно числятся в каком-либо государственном вузе и таким образом получают отсрочку.

«Международный диплом». В некоторых серьезных учебных заведениях существуют договоры с иностранными колледжами о выдаче российским студентам зарубежных дипломов по результатам стажировки и экзаменов. Чаще бывает по-другому - в США регистрируют фирму и выдают российским простакам полиграфическую продукцию вместо диплома.

«Высшее образование за 200$». За такие деньги можно купить только фальшивый диплом.

Однако, есть и спрос со стороны абитуриентов и есть предложение.  И работодатели стали лояльно относиться к специалистам с негосударственными дипломами.

Но есть и обратная сторона медали. Бизнес-образование развивается стихийно, удовлетворяя сиюминутные потребности несформированного рынка. Отсутствует системный подход к созданию программ обучения, катастрофически не хватает квалифицированных преподавателей. Государство не принимает никакого участия в создании инфраструктуры частного образования.

Составить ясную картину положения на этом рынке практически невозможно. Достоверной статистики в этой области сегодня не существует. Нет данных о том, сколько человек обучается по отдельным специальностям - менеджменту, маркетингу, финансам в частных бизнес-школах. Нет также и информации о том, сколько россиян хотело бы получить эти специальности в будущем.

Еще более неясным выглядит вопрос, связанный с оценкой качества бизнес-образования. Вне конкуренции на этом поприще остаются государственные монстры - МГУ, Финансовая академия, Государственная академия управления им. Орджоникидзе. За ними следуют коммерческие бизнес-школы, успевшие завоевать репутацию. Многие из них, как, например, школа бизнеса МГУ, Институт бизнеса и экономики Академии народного хозяйства, Высшая коммерческая школа Министерства по внешнеэкономическим связям, отчасти обязаны успехом доброму имени все тех же государственных институтов, в чьих стенах они выросли. Другие бизнес-школы, например, Международная академия маркетинга и менеджмента, Институт бизнеса и делового администрирования, Независимый эколого-политологический университет обрели доверие студентов за счет преподавательского состава, который вышел из стен все тех же известных государственных вузов.

В общей сложности не более десяти процентов зарегистрированных частных бизнес-школ зарекомендовали себя, имеют сильный преподавательский состав, собственные программы и опыт работы. Что касается остальных учебных заведений, то оценить качество образования, получаемого в их стенах, не берутся ни государственные контролирующие органы, ни ассоциации этих учебных заведений.

Однако принимая во внимание крайний дефицит преподавателей «рыночных» дисциплин (типично, что лекции по маркетингу в этих школах читают бывшие преподаватели научного коммунизма, а деканами кафедр менеджмента назначаются инженеры) и то, что адаптированные к российской действительности программы имеются в достаточном количестве, можно предположить, что качество подготовки в основной массе неизвестных потребителю бизнес-школ остается весьма спорным.

Косвенным образом о качестве программ, предлагаемых нашими бизнес-школами, говорит и следующий факт. Привыкшие к «тихому омуту» российского стиля обучения, студенты, несмотря на отсутствие языкового барьера, оказавшись за рубежом, не справляются с более интенсивным ритмом учебного процесса. Именно поэтому число желающих пройти курс обучения в других странах в последнее время резко сократилось, несмотря на то, что стоимость многих зарубежных курсов эквивалентна цене образования в России. Так, например, в одной из московских бизнес-школ сообщили, что в первый год действия программы по обучению студентов в Роттердамском университете Эразмус за границу поехали 15 человек. В 1996 году их число сократилось до трех.

Абитуриенту в таких условиях весьма сложно ориентироваться на рынке, где услуги предлагает, по сути, каждый желающий. Ведь для того, чтобы открыть частную бизнес-школу, достаточно получить лицензию на образовательную деятельность, которая выдается бесплатно. Все, что требуется от фирмы, это подтвердить наличие помещения, пригодного для проведения занятий, преподавательского состава и учебной литературы.

Следующий шаг в формальной оценке качества - аккредитация частных вузов государством, которая дает право выдавать диплом государственного образца. Но так как она может быть проведена только после того, как состоится первый выпуск студентов, аккредитацию частные вузы начали лишь летом 1996 г. Поэтому пока рано утверждать, что в список аккредитованных вошли все достойные кандидаты.

Кроме того, вопросы вызывают и критерии, по которым производится оценка. Так, например, один из методов оценки вузов по количеству штатного преподавательского состава, принятый в европейских странах, у нас не показателен, так как частное образование находится в процессе становления и пока не может себе позволить содержать 50 и более процентов преподавателей в штате. Да и прохождение экспертизы затягивается, так как государственные органы, занимающиеся этим вопросом, насчитывают не более 10 человек, не способных одновременно провести оценку желающих вузов.

Несмотря на поставленные проблемы, само существование трех сотен частных бизнес-школ говорит о высоком спросе потребителей на эти услуги. Как показал опрос, проведенный «Финансовыми известиями» среди будущих абитуриентов, при выборе частного вуза для них определяющей является плата за образование и профессия, которая будет значится в дипломе. Изучаемыми дисциплинами и качеством преподавательского состава интересуются немногие.

Готовность потребителя платить за сомнительного качества образование говорит о том, что будущие абитуриенты все еще связывают свой профессиональный рост не с качеством полученных знаний и навыков, а с наличием дипломной корочки, за которую, по сути, они и платят никому не известным учебным заведениям.

Одна из наиболее болезненных управленческих проблем России - обилие «технарей», генерирующих новые идеи, но не способных из-за недостатка организаторских способностей воплотить их в жизнь, похоже, в будущем может обернуться другой крайностью. При достаточном количестве менеджеров, финансовых директоров, бухгалтеров в стране резко сократится число специалистов в области наукоемких отраслей.

Снижение спроса на специалистов инженерных профессий диктует ситуация на рынке труда, где наиболее прибыльными сегодня являются виды деятельности, далекие от инноваций. И если уровень развития бизнеса западноевропейских стран в последнее время вызывает возрастающий спрос на образование в области консалтинга, телекоммуникаций, инженерного дела, то в России наибольшей популярностью пользуются «прикладные» профессии - менеджер по продвижению товара, финансовый работник, бухгалтер, юрист, секретарь-референт.

Статистика общества занятости «Триза» говорит, например, что число ежедневных заявок на секретарей-референтов доходит до 80, но даже эта, казалось бы, высокая цифра оценивается специалистами по найму как незначительная, поскольку три года назад, во время бума создания новых предприятий, она достигала 300.

Прогнозы экспертов рынка занятости указывают на то, что, по крайней мере, в ближайший год тенденция преобладания управленческих профессий над инновационными не изменится: возрастет спрос на менеджеров по внешнеэкономической деятельности, специалистов в области страхования, проектных менеджеров, таможенных брокеров. Потребность в специалистах технического профиля ограничивается единицами.

Ситуация характеризуется еще и тем, что сегодня очень часто на менеджеров переучиваются инженеры, чьи знания не были востребованы в условиях развивающегося рынка и уже устарели. По данным опроса, проведенного Госкомпромом России, около 4 млн. руководителей предприятий, большинство из которых имеют технические профессии, нуждаются в получении новой управленческой специальности.

Спрос, естественно, определяет предложение. Набор специальностей, которые можно получить сегодня в абсолютном большинстве частных вузов, ограничен менеджментом, маркетингом, финансами, бухгалтерским учетом и аудитом. Знакомство с компьютером ограничивается пакетом пользователя.

Невостребованным рынком инновационным профессиям, естественно, не находится места на «ярмарке» частного образования. Однако, следуя логике мирового развития, можно предположить, что рано или поздно отечественный бизнес повернется в сторону наиболее динамично развивающихся наукоемких отраслей. И тогда рынок, «перекошенный» в отношении управленцев, вызовет спрос на «технарей». Вопрос, каким будет предложение, сегодня остается неясным.

                               

                                      Раздел Ш

       ГУМАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ:

                      ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ

Система образования, основанная на классической философии, идеи которой сформулированы в конце XVII и начале XIX столетия во многом исчерпала себя. В основе нового типа образования  лежит новая философия, для которой характерно органическое единство естественнонаучного и логико-рационального компонентов. Возможный прообраз нового образования - так называемая эмоционально-образное художественное мышление.

Гуманизация - это не просто увеличение числа дисциплин социально-гуманитарного профиля, а изменение внутренних ориентиров образования. Методология современного научного познания должна полностью изжить естественно-механистическую парадигму при все большем включении в него гуманистических ценностей. Общество в целом не в состоянии успешно развиваться без учета ценностных ориентаций человека. Драматизм нашего положения, по нашему мнению, заключается в том, что рыночные отношения начинают  энергично вымывать социально-гуманитарную культуру, в результате чего общество перестанет быть дееспособным. Развитая гуманитарная культура - условие выживания и совершенствования современной цивилизации.

Имеется и противоположная точка зрения в отношении влияния рынка на высшее образование. Например, некоторые полагают, что общество рыночного типа станет стимулом образованности и культуры в нашей стране, так как потребует квалифицированных работников в духовной и экономической сферах. Уже сейчас вырос конкурс на экономических и юридических факультетах, стали возникать коммерческие средние и высшие частные учебные заведения. В 1996 году в России насчитывалось около 600 частных гимназий, более 300 лицея, в которых обучалось полмиллиона  школьников; работало 300 негосударственных школ. Увеличивается число негосударственных вузов. Образование все больше приближается к потребностям реальной жизни. Это положительный момент. Среди товаропроизводителей началась конкуренция, и вскоре она должна привести к росту спроса на квалифицированный интеллектуальный труд. Рост спроса на квалифицированный труд повлечет за собой повышение его оплаты. Человек будет заинтересован в постоянном повышении квалификации, получении современных знаний, за которые общество хорошо заплатит.

Большинство ученых согласно с тем, что новая концепция образования должна быть связана с его гуманизацией. Она должна исходить из того, что человек - саморазвивающаяся система и  высшее образование должно помочь саморазвитию человека.  Человек - открытая система и  необходимо глубокое изучение его связей с социальным миром, воздействия на него достижений мировой и национальных культур.  Человек - биопсихосоциальное существо и  следует учитывать влияние на него генетического кода, природный характер психики и ее развития и, наконец, воздействие окружающей среды, прежде всего социальной.

Гуманизация высшей школы предполагает в первую очередь демократичные преобразование системы социальных отношений в институтах.  Это означает становление высшей школы, сочетающей автономию, свободу организации учебного процесса и плюрализм моделей образования, когда в обстановке конкуренции проявляется лучший студент и лучший преподаватель. Далее, в обязательном порядке это персонификация учебного процесса, которая должна  стимулировать преподавателя к подготовке авторских курсов и адаптации их к личности студента, его индивидуальному учебному плану. Гуманизация предполагает, что  образование должно быть проблемным, основанным на партнерстве преподавателя и студента, превращающим учебный процесс в творчество.

Основания кризиса современного образования и воспитания проявляется в деинтеллектуализации общества, в снижении авторитета знаний. Дегуманизация высшей и средней школы состоит в несоответствии целей, содержания и методов образования и потребностям общества.  Этот процесс детерминирован прежде всего состоянием социума, его переходом от индустриальной стадии развития к постиндустриальной.

В тоталитарных социумах, как правило, реализуется только государственное образование. Однако, монополия государства в этой области, как и везде, ведет к застою и вырождению образования. Альтернативное образование необходимо как дополнение и противовес государственным образовательным структурам. Оно обнаруживает большую гибкость и подвижность в выборе тем, учебных планов, методов преподавания и самих преподавателей. Взаимодействие государственного и альтернативного образования развертывается прежде всего в гуманитарной сфере, где прежние структуры наиболее дискредитированы.

Гуманитарное образование должно помочь людям преодолеть чувство собственной незначительности, беспомощности и растерянности, столь свойственные человеку в современном обществе. В настоящее время очень важно подтверждать индивидуальную ценность каждого из нас. Гуманизм направлен против растущей в современном обществе тенденции в оценке людей по "шкале", подразумевающей, например, что победители лучше побежденных, генералы лучше солдат, врачи лучше сестер милосердия, и так далее, до бесконечности. Современная социальная структура еще способствует тому, чтобы увековечить подобные мифы, как бы превращая в людей "второго сорта" тех, кто по занимаемому положению, должности и т.п. находится на низшей ступени иерархической лестницы.

Необходимость гуманизации высшего образования в нашей стране аргументируется различными причинами. В.М. Шепель в статье "Управленческая гуманитарология" видит актуальность этой проблемы в том, что:

а) гуманитарное образование способствует эмоциональной полифоничности людей, а потому делает их более открытыми для разнообразной информации, активизирует деятельность их интеллекта;

б) в гуманитарном образовании концентрируется духовность людей, характерные черты которой - возвышенность мыслей, желаний и благородная мотивация поступков;

в) гуманитарная образованность, по словам Ф.М. Достоевского, облегчает освоение любой профессии. Благодаря ей доступно познание логики "живого". Это важно для тех, кто профессионально связан с людьми, общается с ними.

Немало трудностей в нашей жизни обусловлено прежде всего низким уровнем гуманитарной подготовки управленцев. Это - своего рода "ахиллесова пята" их менталитета, считает В.М. Мендель. Отсюда и неэффективность многих их усилий, продолжает он. Хозяйственные руководители нередко реализуют свои способности на 30-70%, при этом, чем ниже их гуманитарная подготовка, тем ниже их деловой потенциал. Улучшение гуманитарной подготовки ведет к повышению производительности труда на промышленных предприятиях на 25-30%, а в отдельных случаях - на 40-60%.

Из приведенных высказываний можно сделать следующий вывод: становление нового менталитета менеджеров органично связано с их гуманитарным образованием. Именно здесь оказываются крайне полезными и необходимыми общенаучные понятия. Причем речь идет не только об освоении ими какого-либо объема гуманитарных знаний, а о систематическом упражнении их интеллекта в работе с этими знаниями. Технологизация гуманитарного знания - ключевая проблема создания "информационного продукта", обращение к которому благотворно сказывается на развитии менталитета менеджеров, завоевании ими доверия людей, вне которого они недееспособны как управленцы.

Гуманитарное знание не имеет себе равных по объему и разносторонности, из него проросли все другие знания, и отчуждение тех, кто занимается управлением, от гуманитарного знания, недопустимо. Это сужает их возможности в творчестве, нахождении различных способов решения социальных и экономических проблем.

Самое опасное в нынешнем состоянии российского общества - не экономический и социальный кризисы, а духовная пустота, чувство бессмысленности, бесперспективности, охватившее подавляющую часть общества. Нужна новая идеология, которая должна быть рациональной, прагматической, неутопической, действительно научной, опираться на гуманизацию человека и общества в целом.

Процесс гуманизации высшего технического образования начался. В ряде вузов вводятся курсы, связанные с изучением определенных исторических этапов развития искусства. Данный подход можно назвать культурно-просветительным. Однако, гуманитарное знание остается здесь чем-то внешним по отношению к студенту, интересным и красивым излишеством. Необходимо пробудить интерес к гуманитарному знанию, студент должен убедиться в его полезности, научиться подходить к своим профессиональным проблемам, преодолевая технократические стереотипы, что связано с учетом общекультурного контекста. Осознанно разобраться в стиле современного научно-технического мышления - одна из задач гуманизации технического образования.

Для гуманизации мышления студенчества предлагались различные формы: включение философско-социальных вопросов в технические предметы, учет специфики вуза при преподавании общественных дисциплин, вплоть до создания программ "сквозной мировоззренческой подготовки". Как представляется, этот опыт в целом оказался малоэффективным. Это произошло по ряду причин. Первая из них та, что подавляющее число обществоведов крайне слабо разбирается в технике и современной науке. С другой стороны, преподаватели технических кафедр также, как правило, не готовы к квалифицированному философско-социальному анализу профессиональных проблем. Нужно сближать философские и технические  курсы, ряд курсов следует сделать синтетическими: с одной стороны - историко-философскими, с другой - техническими.

В качестве варианта взаимодействия между гуманитарным циклом и техническим можно предложить привлекать к чтению специальных курсов, особенно связанных с историей и методологией науки и техники, преподавателей и сотрудников специальных кафедр. Как показывает практика, преподаватели, глубоко интересующиеся философскими и историческими проблемами, есть в любом институте. Положение с высококвалифицированными преподавателями гуманитарных дисциплин, способных читать интересные курсы, является достаточно трудным даже в московских вузах. Необходимо  на основе продуманных программ формировать у студента единую картину мира, в которую в неразрывном единстве включены научное и социальное, техническое и гуманитарное, личностное и общественное.

Принцип выбора должен быть воплощен в жизнь в наибольшей степени. Список курсов по выбору должен быть максимально гибким, постоянно обновляющимся, учитывать интересы студентов. Кроме того, в вузе должна существовать система факультативов, кружков, лекториев и т.д. Это необходимо для приобщения будущих специалистов к гуманитарной культуре, формирования атмосферы творчества в стенах вузов.

Но трудность состоит в том, что не все преподаватели способны читать курс творчески и не все студенты способны воспринять такой курс. Преподавателям мешает сохранении в сознании некоторых догм прежней идеологии, студентам - отсутствие предварительной гуманитарной подготовки.

Этих трудностей можно избежать, если преподавать философию как историю философии. Историко-философский материал легко воспринимается, дает возможность на каждой лекции и семинаре обращаться к собственно философским проблемам и философским текстам. Выигрывает здесь и преподаватель, поскольку это позволяет ему глубоко задуматься над философской проблематикой, а студент начинает приобщаться к творческому мышлению.

Базовой   основой   политической   культуры   являются   философско-мировоззренческие знания, без которых студенты не могут сформировать свои взгляды на окружающий мир и собственное место в нем. Специализация сузила мир каждого отдельного человека и подорвала взаимное понимание людей. Философия хочет связать то, что разорвано, дать людям целостное единство взглядов на мир, разрушить перегородки. Историческое созидание органически включает в себя осознание гражданского долга, любовь и уважение к России, знание истории своего народа, его прошлых свершений и подвигов, трагедий и поражений, его культуры и народных традиций.

Среди компонентов гуманизации учебного процесса важную роль играет культурологическое направление (курс лекций по теории и истории культуры). В вузах можно вводить авторские курсы по индивидуальным программам и свободный выбор студентами преподавателя. В результате в аудиторию приходят студенты уже сориентированные на стиль и систему взглядов определенного преподавателя. Возникает конкурентная среда, которая становится могучим стимулом работы преподавателя. История и теория культуры интересна студентам в контексте жизненных, созидательных, психологических проблем. Поэтому лучших результатов можно добиться, строя курс на стыке философии, искусствознания, истории, этнографии, психологии. В каждом вузе следует создавать для студентов и преподавателей комфортную гуманитарную среду.

Последовательность преподавания дисциплин гуманитарного цикла может быть разной, но наиболее приемлема, на наш взгляд, следующая. На младших курсах лучше преподавать историю и культурологию, что дает студентам представление о развитии цивилизации. Далее, для развития навыков абстрактного мышления необходимо преподавание философских дисциплин (истории философии, общетеоретических проблем современной философии, логики и т.д.), которые читаются в виде базовых и специальных курсов. Завершить гуманитарный курс первой ступени высшего образования видимо следует такими дисциплинами, как экономическая теория, социология, политология и психология, дающие представление о логике экономических и социальных процессов.

На второй ступени высшего образования была бы полезна серия спецкурсов, необходимых для тех, кто по логике двухступенчатой системы должен в дальнейшем занять руководящие должности, вести научные исследования или преподавать. Такими спецкурсами могут быть социальная психология, теория коммуникаций, педагогика высшей школы и др.

После этого можно ожидать, что выпускник вуза перестанет прямолинейно воспринимать сложные проблемы взаимоотношений между людьми и будет решать их более гибко и безболезненно для окружающих и себя самого.

Основная цель гуманизации образования - формирование у студентов нового восприятия социальной реальности, в центре которой стоит человек с его потребностями и интересами. Эта новая парадигма подготовки специалистов технических профессий расширяет перед молодой технической интеллигенцией горизонты видения при решении любых производственных задач.

Понимает ли важность гуманитарных знаний будущий молодой специалист, выпускник технического вуза? На вопрос "Какими качествами должен обладать современный молодой специалист - выпускник вуза ?" - ответы распределились следующим образом:

Широкие профессиональные знания................................... 51.0

Самостоятельное и оригинальное мнение............................64.3

Высокие нравственные качества...........................................23.5

        Умение отстаивать свои позиции..........................................31.1  

        Занятие общественной деятельностью...................................5.6   

Умением работать с людьми.................................................59.7

Владение современными методами управления..................37.2

Как следует из исследования социальные установки, необходимые для гуманизации сознания, а следовательно, и соответствующего поведения в профессиональной деятельности занимают, последнее место. Среди них: "умение отстаивать свои убеждения", "высокие нравственные качества". Хотя именно эти показатели является базовым в процессе гуманизации образования.

Исследование показывают, что процесс гуманизации сознания как нового видения мира, в центре которого находится человек, практически только начинается. Указанными выше социальными качествами в своей профессиональной деятельности будет руководствоваться не более 1/3 выпускников технических вузов. Студенты технических вузов весьма невысоко ценят умение владение современными методами управления (маркетингом, менеджментом и т.д.), что может быть объяснено причиной невостребованности знаний в условиях отставания научно-технического прогресса. Также скептически они оценивают участие в активной общественной деятельности.

Для того, чтобы оценить степень удовлетворенности студентов преподаванием гуманитарных дисциплин, проанализируем  данные соответствующего социологического исследования.

Наибольшее количество отрицательных оценок получила новая дисциплина - религиоведение, история религии. Это может быть связано как с отсутствием специалистов по данным курсам, так и недостаточным уровнем знаний у преподавателей. Не удовлетворены студенты и чтением лекций по культурологии, правоведению, психологии, истории. От 50% до 60% студентов оценивают преподавание этих дисциплин от 1-го до 3-х баллов. философия и экономическая теория  получили наиболее высокие оценки.

По всей видимости, студенты недооценивают необходимость гуманитарных знаний, не видят их практического значения, что также может отрицательно влиять на их негативное отношение к социально-гуманитарным дисциплинам. Эти выводы подтверждаются нижеследующими данными социологического исследования. Способствуют развитию интеллекта - 54.6. Полезны для будущей профессии -51.6. Дают новую информацию - 33.7. Нацелены на практическое использование достижений науки и техники    - 25.0. Логически стройные  16.0. Эти дисциплины помогают активизировать творческие способности студентов - 13.3. Содержат точные положения и выводы   - 10.2.

Как видно, студенты выделили прежде всего такие качества социально-гуманитарных дисциплин, которые полезны для человека в его будущей профессиональной деятельности. Что касается остальных показателей (логической стройности, точности положений и выводов, новизны информации), то вполне понятно, что они развивают и творческие и интеллектуальные способности студентов, т.е. также являются полезными для личности специалиста с их точки зрения. Вероятно общественные и гуманитарные дисциплины должны наполняться не только новыми парадигмами и теориями, отражающими мировой уровень развития науки, но и включать практический аспект, т.е. обоснование целесообразности этих знаний.

С другой стороны, необходимо объединять гуманитарные и естественные знания, для того, чтобы не отрываться от социальной реальности, где эти знания тесно взаимосвязаны. Сегодня ситуация такова, что эти курсы, как мы уже говорили, практически разобщены. Лишь 32,6% опрошенных студентов указали на то, что преподаватели естественных и технических наук включают в содержание своих лекций гуманитарный аспект. 26,0% - ответили отрицательно, а 41,2% затруднились оценить эту ситуацию.

Во многом успех гуманизации системы технического образования зависит от педагогов, которые должны быть заинтересованы в ускорении этого процесса. Однако, если обратиться к оценкам студентами параметров преподавания естественнонаучных и технических дисциплин, то получится следующая картина.

 

Недостатки в преподавании естественных и технических     

             дисциплин, отмеченные студентами, %

В лекциях преподаватели:

Согласны

Не согласны

Затруд-

нились оценить

Сосредотачивают внимание на сугубо технических, технологических или естественнонаучных вопросах.

Слабо раскрывают историю научно-технических открытий.

Редко подчеркивают пользу или вред научно-технических достижений.

  70.4     

  

  60.2

  60.7

27.6

36.2

36.7

2.0

3.6

2.6

Не акцентируют внимание на вопросах безопасности экологической чистоты использования техники и технологий в хозяйственной деятельности.

Не рассматривают вопросы эстетического оформления технических изделий

Обходят вопросы прогнозирования потребительского спроса на открытия и изобретения

 

 65.3

 67.9

 71.9

 32.7

 29.6

 24.5

2.0

2.5

3.6

От 60% до 70% опрошенных студентов указали, что в лекциях, читаемых преподавателями, раскрываются в основном сугубо профессионально-технические знания. Наибольший процент студентов технических вузов отмечает "отрыв" гуманитарных знаний от естественнонаучных (соответственно, в лекциях по философии - 67,3%, по истории - 70,4%, по экономической теории, социологии, культурологии, истории религии от 16,8% до 24,5% опрошенных студентов).

Наибольшей абстрактностью и общими рассуждениями отличается философия, как считают 62,8% опрошенных. Также оценивают чтение лекций по истории - 39,8%; по экономической теории - 32,1%; по политологии - 19,4%; по социологии - 21,9%; по культурологии - 10,7%; по религиоведению (истории религии) -15,3% опрошенных.

Разрыв социальных и гуманитарных знаний с практической деятельностью человека ощущают в лекциях по философии 76,0% студентов; по истории - 65,3%; по экономической теории - 29,1%; по социологии - 27,6%; по культурологии -17,3%; по истории религии - 23,5% опрошенных.

Лишь 19,4% студентов, слушателей  лекций по философии, понимают для чего им нужны полученные знания; среди  них по истории таких - 25,0%; по экономической теории - 42,8%; по политологии - 8,2%; по социологии - 17,9%; по культурологии - 3,6%; по религиоведению - 3,6% опрошенных. Эти данные подтверждают сделанные ранее выводы о недостаточной связи двух уровней анализа проблем: теоретического и прикладного (эмпирического) в курсах лекций по философии, истории, социологии и т.д.

Несмотря на то, что лишь незначительный процент студентов (от 6,1% по политологии до 25,5% по истории) отмечают, что преподаватели практически не сообщают новых знаний, основная масса учащихся технических вузов отрицает это. Так 78,6% слушающих философию считают, что получают новые знания. Среди слушающих историю таких - 65,8%; экономическую теорию - 57,7%; политологию - 27,6%; социологию - 38,3%; культурологию - 14,3%; историю религии -19,9% опрошенных.

Мнения студентов практически разделились относительно того, навязывают ли преподаватели в лекциях только свою точку зрения. Среди считающих, что педагоги не навязывают свои взгляды - 70,9% слушающих лекции по философии; 58,2% - по истории; по экономической теории - 45,4%; по политологии - 23,5%; по социологии - 33,7%; по культурологии - 15,3% и по религиоведению - 17,9% опрошенных.

Среди тех, кто считает, что педагоги навязывают только свою точку зрения, 24,0% слушающих лекции по философии; 33,7% - по истории; 25,5% - по экономическим наукам; 9,2% - по политологии; 10,7% - по социологии; 4,6% - по культурологии и 8,7% - по религиоведению. В целом можно утверждать, что основная масса студентов технических вузов весьма посредственно оценивает качество преподавания социальных и гуманитарных дисциплин в своих учебных заведениях.

Каков современный культурный человек в глазах студентов технических вузов?

Если мы построим пирамиду, представляющую культурного человека, то ее основанием, согласно мнения студентов, считается здоровый образ жизни (76,5%), далее - культура общения - 72,4%, знание современной культуры - 61,2%, знание культурного наследия других народов - 59,7%, знание иностранных языков - 58,7%, обладание нравственной культурой - 57,7%, профессиональной творческой самостоятельностью - 37,2%, экологической грамотностью -29,1%, политической культурой - 24,5%, культурой менеджмента - 14,5%, культурой маркетинга -12,8%.

Таким образом, основание пирамиды опирается на социальные и гуманитарные знания, знания о человеке, а все остальное, в том числе и профессионализм, занимают менее значительные для культурного человека позиции. Возникает парадокс: почему молодой человек не стремиться к отображенному им идеалу культурного человека, а реализует в жизни в основном другие установки, в которых доминирующую роль играют профессиональные знания?

Ответ на этот вопрос весьма неоднозначен. Однако в основании его лежит все та же система воспитания и довузовского образования, которые не формируют определенного познавательного интереса и установок на полезность социальных знаний, знаний о человеке.

Не случайно при ответе на вопрос о степени заинтересованности в проблемах человека, личности студентами были высказаны следующие мнения: 9,2% - "это меня вообще не интересует"', 7,1% - "в основном не интересует"', 29,6% -"практически безразлично"', 24,5% - "интересует в незначительной степени" и только 33,7% опрошенных "интенсивно интересуются этими проблемами". Исследование показывает, что студенты в значительной мере интересуются социально-экономическими проблемами лишь 41,3% опрошенных, 33,7% студентов к этим проблемам безразличны, а 22,4% опрошенных в основном не интересуются или вообще не интересуются ими. Среди студентов, интересующихся духовной культурой лишь 33,7% опрошенных; 26,0% студентов технических вузов безразличны к вопросам духовной культуры, а еще 40,3% - "в основном не интересуются" или ею "вообще не интересуются".

Больший интерес проявляют студенты технических вузов к политике - 58,6%, интересуются политическими проблемами - 20,5%, для 20,9% политическая сфера безразлична. Социально-гуманитарные проблемы создания и использования техники - как один из показателей применения гуманитарных знаний техническими специалистами, представлены следующими мнениями: 16,3% студентам они вообще не интересны; 22,4% они в основном не интересны; 30,6% они безразличны; лишь 19,9% студентов технических вузов интересны проблемы гуманизации, а всего 10,8% считают их очень важными.

В этой социологической информации, как никакой другой, ощущается "разрыв" гуманитарных и технических знаний. Однако самое опасное, что при сохранении такой ситуации будущие специалисты, призванные осуществлять научно-технический прогресс, будут продолжать в своих проектах игнорировать интересы человека, личности. Не случайно на вопрос "Что дают Вам гуманитарные и общественные науки?" 74,5% студентов ответили, что это всего лишь расширение общего кругозора; 34,7% - что они помогают понять человека и в том числе себя; и только 26,5% указали, что они вырабатывают умение на практике использовать знания.

Судя по данным социологического исследования, меньше всего информации по гуманитарным дисциплинам дают студентам лекции. Нужны новые формы занятий, и их поиск связан с индивидуальной работой педагогов со студентами, позволяющей более эффективно осуществлять коммуникации и плодотворно использовать знания профессорско-преподавательского коллектива вузов.  И в целом обучения  недостаточно стимулирует  интерес студентов к новым направлениям: инженерной эстетике (дизайну), инженерной экологии, социоинженерии, основам маркетинга, менеджмента, оценке качества изделий и т.д.

Проведенные исследования показали, что почти 30% студентов технических вузов мало интересуются новыми направлениями научных знаний. Лишь 30% обучающихся проявляют к ним большой интерес. Не случайно 63,8% студентов технических вузов считают, что если была бы возможность получить вторую профессию (в своем вузе) по "менеджменту", "информатике" или "дизайну", то они бы ею воспользовались.

Исследование показывает, что все-таки приоритет в досуге принадлежит общению с друзьями и чтению художественной литературы. Третье место занимает спорт, четвертое место делят просмотр телепрограмм, видеофильмов и зарабатывание денег, пятое место отдается чтению газет и журналов, литературы по специальности и домашним делам. Практически не занимается молодежь общественной работой.

Разумеется, в различных вузах отношение к гуманитарным и социально-экономическим дисциплинам складывается по-разному. В наибольшей мере оно улучшилось за последний год (со стороны студентов и преподавателей) в учебных заведениях Госкомвуза, а также Министерства образования и Министерства сельского хозяйства, ухудшилось - в медицинских институтах и институтах культуры.

Осуществленный нами анализ экспертных оценок позволяет сделать ряд обобщенных выводов. Прежде всего следует отметить, что за последний год кардинальных перемен в возможностях вузов определять содержание гуманитарных образовательных программ и технологий обучения в целом не произошло. Сравнительно более благоприятная ситуация в данной области сложилась в учебных заведениях, подчиняющихся Госкомвузу и Министерству образования, менее благоприятная - в других ведомственных вузах, особенно институтах культуры, где вышеуказанные возможности, судя по ответам экспертов, даже сократились.

На проводимую вузами реформу содержания образования и технологий обучения наибольшее влияние по-прежнему оказывают ученые советы вузов. Заметно снизилось влияние научно-методических советов вузов, министерств и ведомств, и в то же время (за рассматриваемый период) возросло влияние УМО и Госкомвуза. Важнейшими факторами, определяющими качество гуманитарного образования эксперты по-прежнему считают уровень профессиональной  и общекультурной подготовленности преподавателей, отношение студентов к учебе и качественный состав абитуриентов.

Ключевыми проблемами, которые необходимо решить в первую очередь для повышения качества гуманитарного и общего образования и улучшения организации учебного процесса, эксперты считают повышение оплаты труда вузовских преподавателей и модернизацию материально-технической базы учебного процесса.

Новые технологии обучения, связанные с использованием ЭВМ, в вузах, особенно ведомственного профиля, внедряются медленно. Одна из причин - неготовность к этому почти половины преподавателей, и прежде всего - гуманитариев. Наибольший прогресс в освоении новых технологий обучения достигнут в истекшем году преподавателями естественных  отрасли знаний.

Большинство экспертов по-прежнему считает целесообразным практику подготовки Госкомвузом и УМО примерных учебных планов и программ, высказывает претензии к их содержанию, оперативности отправки в вузы, согласованности содержания.

Часть экспертов рассматривает ГОСТы как основную причину, ограничивающую возможности программ вузов, а также технологий обучения. В этой связи расширяется практика отхода от госстандартов. Так, лишь в одной трети вузов преподавание гуманитарных и социально-экономических дисциплин полностью соответствует Государственному образовательному стандарту.

Среди мер, которые необходимо принять в первую очередь, чтобы повысить познавательный интерес студентов к изучению социально-гуманитарных дисциплин, преподаватели отмечают следующие: включение требований по социально-гуманитарным знаниям в профессиональный стандарт специалистов, увеличение часов по гуманитарным дисциплинам. Такой позиции придерживаются 28,1% преподавателей-обществоведов. Эта позиция позволяет сделать один очень важный   вывод:   руководство   вузов   плохо   информирует   профессорско-преподавательский состав о введении новых образовательных стандартов и возможностях, которые предоставляются вузам России в связи с введением новой многоуровневой системы образования.

Также мало осведомлены преподаватели-гуманитарии о системе финансирования государственных вузов России, издательской и организационной деятельности Госкомвуза и т.д. В частности, 28,1% преподавателей считает, что надо создать целенаправленную государственную систему финансирования гуманитарных дисциплин; обновить библиотеки новыми учебниками; в средствах массовой информации вести пропаганду духовного обновления России; повысить социальную защиту студентов через систему кредитования обучения; придать социальным и гуманитарным дисциплинам практическую направленность; организовать систему переподготовки преподавателей-обществоведов. Наконец, разработать индивидуальные программы обучения студентов.

Переход к новой системе образования, новым концепциям преподавания общественно-гуманитарных дисциплин может затянуться на долгие годы, если учесть, что какой-то частью педагогов вузов это будет попросту саботироваться. Данные выводы подтверждаются тем фактом, что 13% опрошенных преподавателей допускает возможность факультативного изучения гуманитарных дисциплин в технических вузах, а еще 12% - затрудняется однозначно ответить на вопрос. Однако 75% педагогов отмечает, что социально-гуманитарные дисциплины не только необходимы, но нуждаются в большем количестве часов, чем сегодня.

К обязательным общественно-гуманитарным дисциплинам в технических вузах 22% преподавателей относят следующие: историю России (отечества), философию, экономическую теорию, политологию, историю науки, социологию, историю религии, историю культуры, историю техники, культурологию, правоведение, этику, эстетику, социальную технологию, психологию, гигиену, логику, эргономику, психологию бизнеса, микроэкономику предпринимательства, деловое общение; 6% педагогов считает, что определение набора гуманитарных дисциплин - это прерогатива вуза, и никто не может ему навязывать свое мнение сверху.

Интересен тот факт, что около 50% опрошенных преподавателей - обществоведов технических вузов при ответе на вопрос о количестве и перечне дисциплин предлагали увеличить часы именно по "своей" специальности и тем самым подчеркивали значимость своего научного направления. Поэтому к сокращению часов по "своей" дисциплине 75% преподавателей отнеслись отрицательно. Однако и здесь существует альтернативный взгляд на проблему: 10% опрошенных считают, что сокращение "часов" на дисциплину необходимо, 9% относятся к этому нейтрально. Существует проблема и с пониманием индивидуальных программ обучения, которые используются всеми западными университетами, особенно в магистратурах.

Подавляющее большинство опрошенных (63%) сходится во мнении, что "индивидуальное обучение" означает работу преподавателя с каждым отдельным студентом с учетом его интересов, индивидуальных способностей и навыков самостоятельной работы. Отсюда многие педагоги считают необходимым сокращение численности студентов в академических группах; изменение алгоритмов вузовского расписания; разнообразие методики обучения; обязательное включение студентов, особенно старших курсов, в исследовательскую работу; введение рейтинговой системы оценок. Вместе с тем, индивидуальные программы обучения - это подборка определенных курсов, лекций, семинаров, занятий в соответствии со спецификой специальности, ее уникальности, а отнюдь не индивидуальная работа со студентом. Скорее, наоборот, это индивидуальная работа студента с различными преподавателями. Следовательно, и здесь преподаватели нуждаются в некоторой помощи при освоении новых программ и форм обучения.

В ответах преподавателей содержатся, однако, и другие толкования "индивидуализации обучения". Некоторые считают, например, что это -"углубленное изучение узкого круга гуманитарных проблем"; "обучение по индивидуальному графику или индивидуальным программам"; "углубленная проработка проблемных тем курсов", "работа преподавателя с отдельными способными студентами". Из ответов на данный вопрос анкеты следует, видимо, что по теме "индивидуализация обучения" было бы полезно провести дискуссию в среде вузовских преподавателей-обществоведов.

17% опрошенных преподавателей считают, что учебников по гуманитарным наукам, которые можно было бы рекомендовать студентам, не существует. 35% опрошенных преподавателей считает целесообразным рекомендовать набор учебников, изданных за рубежом; учебников, подготовленных отечественными авторами - 65%. По мнению 72% преподавателей, кафедры и вузы могут издавать собственные учебники и учебные пособия, и что опасности появления некачественной литературы в этом случае не существует, так как на гуманитарных кафедрах технических вузов работает достаточно квалифицированный преподавательский состав; 9% опрошенных считает, что подготовкой и изданием учебников должен заниматься Госкомвуз России.                   

В числе мер, которые необходимо предпринять в первую очередь, чтобы повысить у студентов заинтересованность в изучении гуманитарных дисциплин, преподаватели называли:

- включение требований по социально-гуманитарным наукам в профессиональный стандарт специалистов и увеличение гуманитарных составляющих в учебных планах по всему перечню специальностей. Такой точки зрения придерживается 28% опрошенных преподавателей.        

- создать систему целевого государственного финансирования мероприятий по преподаванию социально-гуманитарных дисциплин; принять меры по формированию в обществе социальной потребности в специалистах-гуманитариях; организовать в средствах массовой информации пропаганду идеи федеральной программы по духовному, гуманитарному возрождению вузов России;

- обновить и пополнить фонды вузовских библиотек по социальным и гуманитарным дисциплинам;

- повысить социальную защиту студентов через систему кредитования обучения;

- придать гуманитарным дисциплинам практическую направленность;

- расширить деловое сотрудничество и обмен опытом вузов России с вузами зарубежных государств, в решении проблем гуманитарной подготовки специалистов;

Часть преподавателей не поддерживает проведение Госкомвузом изменений в области системы и структуры образования. Преподаватели ощущают необходимость переподготовки, обновления учебной литературы по социально-гуманитарным дисциплинам. Существует проблема изменения структуры курсов лекций, усиления в них прикладного аспекта гуманитарного знания. Студенты нуждаются в новых методах обучения, в том числе в индивидуальных программах, рейтинговой системе оценок. Необходимо возобновить как обязательную форму деятельности НИРС (научно-исследовательская работа студентов) с целью развития навыков интеллектуального творчества, логического мышления, формирования установок на научную работу.

        Несмотря на то, что в основе известных программ перехода к рынку провозглашалось о решении, в первую очередь вопросов о приоритетности образования,  науки,  творческого развития личности социальных вопросов, однако, в реальности процесс перехода к рынку негативно отразился на всей системе  образования и, в особенности на организации научной деятельности молодежи.

Анализ показывает, что в целом современный уровень постановки научной студенческой  работы и научно-технического творчества молодежи существенно снизился Он стал   малоэффективен по сравнению с 1989-1890г., и все еще сохраняются опасные негативные тенденции к свертыванию этой работы.  Преодолеть  их возможно лишь путем воссоздания и развития системы на государственном уровне по всем иерархическим уровням и структурам (общественным, государственным и коммерческим).

Для прогрессивного политического, экономического и культурного развития России необходимо сохранить и приумножить научно-производственный,  интеллектуальный  и культурный потенциал  молодежи. Основными условиями для этого являются прежде всего совершенствование системы образования, развитие фундаментальных и прикладных исследований.  На этой основе, необходимо  развитие творческого научного потенциала студентов, поиск и реализация соответствующих методов и  форм, адекватных существующей экономике.  Они включает в себя комплекс  организационного, экономического, научно-методического,  финансового  и  материально-технического обеспечения системы обучения навыкам творчества и привлечения к научному и техническому творчеству учащайся молодежи. Ее содержание ориентировано на объединение усилий  федеральных,  региональных  и муниципальных органов управления в области образования в направлении воссоздания и развития системы НИРС-НТТУМ (научно-исследовательская работа студентов и научно-техническое творчество учащейся молодежи), на разработку и внедрение теоретико-методологических и технологических проблем научно-технического творчества учащейся  молодежи, содействия его развитию. При этом необходимо исходить из того,  что  развитие  творческой личности - непрерывный, трудоемкий и дорогостоящий процесс, реализация которого есть основа государственной политики, практической  деятельности  всех  институтов и структур государства и общества.

Реализация этих глобальных целей возможно только при  объединении усилий государственной системы образования и других ведомств,  предприятий, учреждений и фондов, коммерческо-рыночных структур, заинтересованных в сохранении и развитии интеллектуального потенциала России, а значит в развитии творческих способностей  молодежи. Работа по воссозданию системы развития творческого потенциала студентов должна вестись по двум направлениям: собственно в рамках системы высшего образования и совместной деятельности с вузами в  различных формах интеграции. В следствие  этого,  центр  тяжести в развитии творческого потенциала молодежи возлагается  на образовательные учреждения  высшего  профессионального образования (вузы).

Решение проблемы воссоздания  системы  НИРС-НТТУМ поможет,  с одной  стороны,  наиболее  эффективно  реализовать  задачи профессионального отбора талантливой молодежи для пополнения и воспроизводства научных кадров,  с другой  стороны - позволит студентам определить перспективу целесообразности дальнейшего обучения в магистратуре и аспирантуре. Система НИРС-НТТУМ должна быть комплексной и обеспечивать преемственность методов и форм на каждом этапе  обучения,  для различных специальностей и форм обучения,  от курса к курсу, от кафедры к кафедре,  от одной учебной дисциплины к другой,  от одних видов учебных заведений к другим.

Планом  мероприятий  необходимо предусмотреть организационную деятельность и  обобщение опыта,  содействие его распространению и  совершенствованию функционирования системы НИРС-НТТУМ, доработка или аналитическое объединение разработанных  авторами предложений по проектам законодательных актов, положений и рекомендаций по финансированию деятельности, подготовка рекомендации по экономическому и материально-техническому обеспечению системы НИРС-НТТУМ на основе мер, принимаемых рядом вузов или предложенных ими.

Концептуальные основы гуманизации опираются  на декларированные государством стратегии приоритетности образования и прав личности в современном обществе,  ценности  жизни,  здоровья и свободного развития человека, государственно-общественного характера управления им,  самостоятельности вузов. Из этих стратегий и принципов  следует,  что  раскрытие  и развитие творческих способностей,  подготовка, переподготовка и рациональное,  т.е. соответствующее индивидуальности, использование  интеллектуального потенциала личности в том месте народного хозяйства,  науки и техники,  образования и культуры,  где она может полностью реализовать себя, есть основное, наиважнейшее условие для прогрессивного развития общества.

В силу этого осуществление подлинного, а не декларированного,  творческого развития личности,  которая будет все  более активно  определять  уровень  производственного и общественного состояния государства и одновременно  условия жизнедеятельности его граждан, требует проведения социально-экономического развития России такими методами и механизмами,  которые обеспечивают социальную ориентированность  экономики на человека и развитие научно-технического прогресса.

Исходя из  этой  стратегии,  используя  исторический опыт, анализ тенденций,  сложившихся в последние годы, мнения экспертов,  результаты,  полученные  в ходе исследований, опираясь на "Концепцию развития вузовского сектора науки в условиях перехода к рыночной экономике"  и развивая  ее в части учебно-научной деятельности студенческой и учащейся молодежи, предлагаем  разработать и реализовать концептуальные положения функционирования системы НИРС-НТТУ.

Провозгласив приоритет личности в жизнедеятельности современного общества,  необходимо  ясно осознать,  что потенциально каждый  студент должен иметь возможность раскрыться, найти себя и в  то  же  время  каждый ответственен за общество и его прогрессивное социально-экономическое развитие.  Осуществить это возможно только через государственную систему образования координирующего и объединяющего  деятельность государственных,  общественных  учреждений  и организаций,  рыночных  структур  и различных фондов.  При этом объединении возможен учет особенностей личности,  может обеспечиваться индивидуальный подход,  т.к. сами существующие сегодня фонды,  "программы  поиска",  благотворительные  организации  и т.п.,  как правило,  решают узко ограниченные задачи и вне поля зрения фондов и спонсоров остается основная масса  молодежи.  С позиций же всего общества и государства недопустима невосполнимая потеря интеллектуальных ресурсов страны.  Невзирая на сложные условия,  необходимы меры, обеспечивающие остановку потерь, а затем и умножение интеллектуального потенциала общества, иначе в итоге не удастся обеспечить необходимый социально-экономический прогресс, достигается который единственно через творческую  деятельность  человеке.  Суть  же  творческой деятельности заключается в генерации и осуществлении новых и адаптации имеющихся  идей,  что и определяет динамику прогресса государства и общества.

Именно в  такой  творческой  деятельности  студент обретает высокий профессионализм,  сознательность и ответственность. Для воспитания  и  развития этих качеств необходимы своевременная и эффективная профессиональная ориентация,  система образования и созидательное  творчество создающие условия гармоничного развития для  молодежи.

Поскольку развитие  системы  гуманистического образования немыслимо без процесса обучения,  то основное  внимание  в подготовке  всесторонне развитого специалиста с высокими профессиональными качествами должно  быть  уделено  прежде всего совершенствованию организации обучения через широкое введение в учебные планы, программы, занятия и т.п. заданий с элементами научного  и  технического  творчества,  в   том   числе курсовые работы и проекты исследовательского характера, учебно-исследовательские работы (УИР),  реальные  с  исследовательским разделом дипломные проекты и работы.                      

Для решения  задач обновления знаний,  развития творческих способностей учащихся и студентов в основу системы непрерывного образования  и развития должна быть положена методология деятельностного подхода, целесообразна также система профессионального дифференцированного обучения. Дифференцированное обучение сочетается с индивидуальным,  предполагающим  введение индивидуальных планов и программ.

При этом необходимо  добиться такой организации обучения, чтобы студенты получили возможность почувствовать  все  эмоциональное богатство и многогранность научного, технического, исследовательского,  проектного, конструкторского и других творческих процессов. В высших учебных заведениях целесообразно сохранение и возобновление  на новой основе существовавших и развитие новых форм (участие студентов в выполнении научной работы по хоздоговорной и государственной тематике, студенческих научно-исследовательских лабораториях, по грантам и т.п.)

Исследования научного  и технического творчества должны исходить  из того существенного факта,  что гуманизация науки,  без которой неосуществим научно-технический прогресс, предполагает обязательный учет конструктивной роли личности студента.

                                  Заключение

В данном заключении автором даны краткие выводы по результатам  диссертационного исследования.

  1.  Прежде всего необходимо сказать о том, что представители науки и системы образования за время экономических реформ стали экономическими аутсайдерами: ныне уровень оплаты их труда самый низкий по сравнению с оплатой в  других  отраслях занятости. Все это привело к крайне низкому престижу образования, к устойчивому равнодушию людей к проблемам высшей  школы, к представлению о том, что успех в жизни достигается не благодаря образованию, а вопреки.        

2. На фоне социального невнимания к нуждам высшей школы, обострения проблем выживания (в том числе и физического) огромных масс населения, система образования довольно быстро меняется.  Высшая школа стремительно сокращает  масштабы  и  объем  своей деятельности. Вуз становится  все менее притягателен для преподавателей как  область приложения педагогических, гуманитарных усилий. Сочетание и исполнение этих ролей - конфликтно. Этот конфликт  отмечают  и студенты: за последние годы понизился уровень  интереса преподавателей в работе со студентами. Ныне преподаватели вуза не считают себя сопричастными вузовским реформам.

3. Важный аспект реформирования высшей школы - введение в вузах РФ многоуровневой системы образования. В ее оценке наблюдается существенный разброс мнений, особенно у студентов и преподавателей, с одной стороны, и руководящих работников вузов, с другой. В целом вузовские руководители оценивают ее гораздо выше студентов и преподавателей, в связи с тем, что такая система "будет способствовать сближению российского образования с международными образовательными стандартами" (39%). Вместе с тем руководящие работники вузов высказали наибольшую, в сравнении со студентами и преподавателями, обеспокоенность в оценке негативных последствий введения многоуровневой системы. Сравнивая оценки студентов, преподавателей и руководящих работников вузов можно видеть достаточно существенные различия. В частности, обращает на себя внимание отличие мнений руководителей в оценке положительных перемен, связанных с реформами.

4. В последние годы многие вузы преобразовались в академии и университеты, образовались коммерческие вузы на базе государственных институтов. Однако,  более уместно говорить просто о переименованиях. Такой вывод подтверждается мнением вузовской общественности. У всех групп опрошенных в целом негативная позиция по отношению к этому новшеству: и студентов, и преподавателей, и руководителей вузов беспокоит прежде всего формальность переименования. Вузовские руководители больше, чем студенты и преподаватели опасаются, как бы эта мера не принесла вреда, так как может возникнуть несоответствие между ожидаемым и реальным образованием. Больше единодушия вузовская общественность проявляет в вопросе о том, кто должен учиться платно. Подавляющая доля опрошенных студентов, преподавателей и руководящих работников вузов считает, что деньги за учебу должны платить прежде всего иностранцы, а также студенты из СНГ.

     5. Те кто подтвердил существование в вузах рейтинговой системы, в целом невысоко оценили ее эффективность. Так, всего лишь 13% опрошенных студентов и 16% преподавателей указали, что данное нововведение способствует систематическим занятиям студентов и повышает их учебную активность, в то время как такая же доля опрошенных (13% студентов и 15% преподавателей) полагает, что рейтинговая система, наоборот, ограничивает познавательную активность студентов вузов, а соответственно, 3% и 2% опрошенных убеждены, что эта система усиливает субъективизм преподавателей в оценке знаний студентов. Кроме того, 6% опрошенных студентов и 3% преподавателей высказали мнение, что рейтинговые системы в их вузах действуют формально, практически ничего не меняя.

6.  Снижение материального положения студентов весьма существенно сказалось на качестве лекционной работы. В целом, как показывает анализ содержания лекционных курсов, претензии студентов объективные. Однако администрация не принимает мер, выправлению положения. Согласно данным опроса, лишь в 3,3% случаев администрация факультетов отстраняет "непопулярных" среди студентов преподавателей от чтения лекций. Более 60.0% студентов отметили, что деканаты "никак не реагируют" на претензии студентов, или, что еще хуже, "заставляют все равно посещать лекции" преподавателей, профессиональный уровень и педагогическое мастерство которых не удовлетворяют студентов. Это объясняется "круговой порукой" ученых советов вузов, а также невозможностью студентов высказать свои претензии на заседаниях администрации факультетов.

7. Несмотря на положение о том, что студенты должны входить в административные и ученые советы вузов для того, чтобы лучше информировать их о студенческих проблемах, лишь 19,6% опрошенных указали на наличие такой возможности; 73,1% студентов даже не знают своих прав в этой области, а 7,3% знают, но не могут их реализовать. В условиях реформы высшего образования данная ситуация имеет ряд негативных последствий: во-первых, это препятствует реализации академических свобод студентов в сфере студенческого самоуправления;  во-вторых, "разрыв" между интересами студентов и педагогов сдерживает темп проводимой реформы образования, т.к. преподаватели не знают реальных проблем студентов и не устраняют их, а студенты считают, что их проблемами администрация вузов и преподаватели не интересуются.

8. Прогноз изменения доли абитуриентов, поступающих в вуз только на базе школьных знаний, свидетельствует о том, что к 2000 году она не превысит 40%. В связи с чем 60% выпускников средних школ будут вынуждены изыскивать дополнительные формы подготовки в вуз. Изложенное дает также основание говорить о почти полном отсутствии связей и преемственности между вузами и средними учебными заведениями. Не случайно 42.2% преподавателей вузов в областных и республиканских центрах, а также 32.8% преподавателей вузов Москвы и Санкт-Петербурга указали на резкое снижение в последние годы уровня подготовленности абитуриентов к конкурсу.

На качестве абитуриентов, сказывается и тот факт, что нынешняя конкурсная система, ее существующие "лазейки" (взятки, корпоративная порука) нацелена в основном на воспроизводство класса интеллигенции. Причем эта тенденция за последние 5 лет является весьма устойчивой и характерна для всех факультетов. Судя по данным исследования,  более половины студентов вузов - выходцы из семей интеллигенции. Если ситуация (условия) приема в вузы не изменится, то к 2000 году, согласно прогноза, две трети студентов вузов будут "рекрутироваться" из семей интеллигентов.

9. Среди компонентов гуманизации учебного процесса важную роль играет культурологическое направление (курс лекций по теории и истории культуры). В вузах необходимо вводить авторские курсы и свободный выбор студентами преподавателя.

                                        * * *

Осуществленный нами анализ экспертных оценок позволяет сделать ряд обобщенных выводов. Прежде всего следует отметить, что за последний год кардинальных перемен в возможностях вузов определять содержание образовательных программ и технологий обучения в целом не произошло.

                                     Библиография

  1.  Агафонов Н.В. Прогресс и тенденции современной науки. М., Наука, 1991г.
  2.  Алексеева Л.Ф. Психология активности личности.// Новосибирский гос. Пед. Ун-т. Новосибирск, 1996г.. С. 148.
  3.  Александрова Т.Д., Збровский Г.Е., Лемперт В. Профессиональное образование и профессионгальная отвественность на рабочих местах в России и Германии. Екатеринбург: из-во Уральского гос. профессионального педаг. Ун-та, 1996г. С.246.
  4.  Амбарцумов А.А., Стреликов Ф.Ф. Законы экономической жизни. М.,”мысль”,1991г.
  5.  Актуальные проблемы подготовки специалистов в высшей школе: материалы региональной научно-практической конференции 25-27 октября 1994 г. - Нижневартовск. Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. пен. н-та, 1994. - 336 с.
  6.  Багдасарян Н.Г., Кансузян Л.В., Немцов А.А. Инновация в ценностных ориентациях студентов. //Социс. 1995. 4. С. 125-129.
  7.  Балашов В.В., Румянцев В.С., Селифанова Е.Н. Студенческое научное творчество и рыночная экономика // Высшее образование в России. - 1995. 1.-С. 58-62.
  8.  Балашов В.В., Румянцев В.С., Селифанова Е.Н. Научно-исследовательская работа студентов в вузах на этапе перехода к рыночной экономике: Тезисы докладов Всероссийской научно-методической конференции "Высшая экономическая школа на пороге XXI века: возможности и перспективы". Екатеринбург: Изд-во Уральского гос. экон. ун-та, 1995: С. 218-222.
  9.  Богачев Е.Н., Воронин А.А. Разработка многовариантного прогноза новой системы отношений собственности в высшей школе. М., НИИВО, Выпуск 6-7, 1995г.
  10.  Богомолов В.А., Грыжов Г.К. Совершенствование организационно-экономического механизма управления вузовскими научными исследованиями в современных условиях // Материалы международной конференции "Экономика и управление высшей школой". Красногорск, 1992, с. 1 18-119.
  11.  Боград В.М., Фарионова С.В. Опыт перевода вузовской науки на полный хозрасчет и самофинансирование // Экономика и организация производства в судостроении. Николаев, 1989. С. 3-9.
  12.  Боград В.М. и др. Система внутреннего хозрасчета научных организаций в новых условиях хозяйствования // Проблемы совершенствования хозяйственного механизма в вузе: Сб. науч. трудов / МИИГА . М. 1991. С. 46-53.
  13.  Васильев Ю.С., Кинелев В.Г., Колосов В.Г. Инновационная политика высшей школы России. Концепция и программа действий. СПб ГТУ, 1995г.
  14.  Винклер Р.Л., Келле В.Ж. Социология науки. // Социология в России. М.. 1996г. С. 369-400.
  15.  Владиславлев П.А. Система образования в европейских странах СЭВ: Экономические и социальные проблемы. М, Наука, 1989. С. 54-55.
  16.  Возрождение культуры России: гуманитарные знания и образование сегодня. По матер. Всерос. науч. семинара "Социально-гуманитарные науки: кадры, организация, ориентация". - СПб., 1994. - 112 .
  17.  Волкова В.Н. Общество и высшая школа: Концепция и общие положения программы. Магистр. 1995г. 6.
  18.  Возрождение культуры России: гуманитарные знания и образование сегодня. По матер. Всерос. науч. семинара "Социально-гуманитарные науки: кадры, организация, ориентация". - СПб., 1994. - 112 .
  19.  Вопросы повышения качества подготовки специалистов: Сб. науч. трудов / НИИВШ. - М 1984.
  20.  Временное положение о стипендиальном обеспечении и других формах социальной поддержки студентов образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования: утверждено Постановлением Правительства РФ от 28 февраля 1995 г. М 203.
  21.  Вуз и рынок: Кн. 1. Коммерческая деятельность в системе высшей школы России. М., 1992.
  22.  Вуз и рынок: Кн. 2. Международные связи и внешнеэкономическая деятельность вузов России. — М„ 1993.
  23.  Вуз и рынок: Кн. 3. ч.1. Конверсия. Наука. Образование. — М„ Пресс-сервис, 1993.
  24.  Высшая школа в новых условиях хозяйствования / НИИВШ.М„ 1990.
  25.  Высшая школа в 1994 году: Ежегодный доклад о развитии высшего образования / НИИВО. — М„ 1995,
  26.  Высшая школа России: научные исследования и передовой опыт: Информационно-аналитический сборник. Вып. 1 и 2 / НИИВО. М„ 1995.
  27.  Галагин А. И. и др. Основные тенденции развития высшего образования в развитых зарубежных странах / НИИВШ.М„ 1988.
  28.  Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. - Москва: ГК РФ по высшему образованию, 1995. - 384 с.
  29.  Горбунова Л.А., Иванова Г.М. НИРС планируется по-новому // Вестник высшей школы. —1981. II.—С. 41.
  30.  Збровский Г.Е. Социология образования и социология знания: поиск взаимодействия. //Социс, № 2, 1997г. С.3.
  31.  Збровский  Г.Е. Социология образования. Ч.1. Екатеринбург,1993г.
  32.  Интенсификация творческой деятельности студентов. - Казань,: Изд-во Казанского ун-та, 1990. - 194 с.
  33.  Интеллектуальная собственность. Договорная практика: Методические материалы. /Под ред. Ю.И.Буча. - СПб.: Изд-во СПбЭГУ, 1994. - 65 с.
  34.  Ильяхинская Г.В. Развитие инновационной деятельности в высшей школе. Высшая школа России: научные исследования и передовой опыт. Вып. 1-2. 1995. С. 29-38.
  35.  Качество подготовки специалистов  как социальная проблема. М., Наука, 1978г
  36.  Кинелев В. Система образования нуждается в государственной поддержке // Российские вести, 1994. — 27 апреля.
  37.  Князев В.В. Статистическая методология прогнозирования потребности в специалистах по системе государственной статистики. /Автореф. дис. к.э.н. - М.: Моек, экон.-стат. ин-т, 1989.  23 с.
  38.  Ковалев А.Г. и др. Развитие научно-технического творчества молодежи на основе нового хозяйственного механизма. // Актуальные проблемы высшего образования. М„ 1991. С. 42-48.
  39.  Коган Л.Н. Общее и специальное образование как предмет социологического исследования.// проблемы общего образования трудящихся промышленных предприятий Урала. Свердловск, 1969г.
  40.  Ковалев А., Минеев В. Системный подход к подготовке специалиста // Вестник высшей школы. 1992. М 1. С. 19-24.
  41.  Кооп А.В. НИРС организуется по-новому // Вестник высшей школы. - 1981. - 8. С. 38.
  42.  Константинова Л.В. Статус молодежи на рынкке труда: Теоеретический аспект. Саратов: из-во Поволжского филиала Рос. Учеб. Центра, 1996г.С.38.
  43.  Крнилов И.К. Инновационная деятельность и инженерное искусство. М.,Мир книги, 1996г. С.196.
  44.  Красноженова Г.Ф. Методические вопросы разработки кадровой политика в инженерно-техническом вузе Информатика. Социология. Экономика. Ежегодник МГАПИ. - М., 1994.
  45.  Кругов В.И., Момот А.И Кагерманьян В.С. Внедряется комплексный план организации НИРС // Вестник высшей школы. -1981.-М 4.-С. 31.
  46.  Кругов В.И. Момот А.И. Кагерманьян В.С. Комплексное планирование НИРС // Вестник высшей школы.  1979., М С. 33-35.
  47.  Лебедев С.А., Миленин С.А. Кризис российской науки и пути выхода из него. //Социс. 1996. №3. - С. 122-129.
  48.  Лисовский В.Т., Дмитриев А.В. Личность студента Л.: Из-во ЛГУ, 1974г.
  49.  Материалы международной конференции "Экономика и управление высшей школой'. Красногорск, 1992.
  50.  Момог А.И. и др. Научному творчеству учащейся молодежи эффективное управление // Актуальные проблемы высшего образования. М., 1991.-С. 36-42.
  51.  Направления совершенствования системы управления научно-исследовательской деятельностью вузов.: Сб. науч. трудов / НИИВШ. - М., 1989
  52.  Научный прогресс: когнитивные и социокультурные аспекты. РАН, Ин-т философии. - М., 1993. - 196 с.
  53.  Наука на пороге рынка. М., Экономика, 1992г.
  54.  Научное творчество студентов / Сост. И. Мостыка М„ Мол. гвардия.1995г.
  55.  Научный потенциал вузов и научных организаций Госкомвуза России (под редакцией Ю.В.Шленсва): Стат.сб./СЭНМЦ, СПб, 1995г
  56.  Научно-исследовательская и творческая работа студентов вузов и учащихся средних специальных учебных заведений: Сб. основных постановлений, приказов и инструкций. / Под ред. В.И. Крутова. - М„ Высш. шк 1984.
  57.  Научно-технический потенциал высшей школы России: Статистический сборник. / Сост. Д.Е. Прозоров, М.В. Суворов и др. - М., 1994.
  58.  Нечаев В.Я. Социология образования.М.,1992г.
  59.  Новое качество высшего образования в современной России: содержание, механизмы реализации, долгосрочные и ближайшие перспективы. Концептуальный программный подход. //Гос. ком. РФ по высш. образ. Исслед, центр проблем качества подготовки специалистов. - М., 1995. - 199 с.
  60.  Образование в Российской Федерации. (Сб. статей). //Госкомстат России. - М., 1995. - 278 с.
  61.  Организация научно-исследовательской работы студентов в условиях перестройки народного образования страны: тезисы докладов. / Горьк. инж.-строит. ин-т. Горький, 1989.
  62.  Основные тенденции развития высшего образования в развитых зарубежных странах. / НИИВШ, М., 1988.
  63.  Основы научных исследований / Под ред. В.И. Крытова и В.В. Попова. М., Высш. шк„ 1989.
  64.  Положение о Межведомственной комиссии по содействию творческому и научно-техническому развитию детей и молодежи Российской Федерации: утверждено Постановлением Правительства РФ от 13 января 1995 г. М 32.
  65.  Планирование высшего образования в странах с рыночной экономикой / НИИВШ, М„ 1990.
  66.  Плетнева М.А. Лидерство в образовании: по материалам исследований в педагогическом вузе. // Социс, № :.1996г.
  67.  Программно-целевое управление и хозрасчет в науке. М., Экономика, 1991.
  68.  Проблемы теории и практики гуманизации высшего образования. Материалы региональной науч.-практич. конф. - Владивосток,: Изд-во Дальневост. ун-та, 1993. - 160 с.
  69.  Пути совершенствования форм организации научного и технического творчества студентов / НИИВШ. М., 1988.
  70.  Ратнер Ф. Л. Научная деятельность студентов Германии.Изд. Казан, ун-та, 1992.
  71.  Рубин Б., Колесников Ю Студент глазами социолога. Ростов на Дону: Изд-во Рост. Ун-та, 1977г.
  72.  Рябых С.М., Невзоров В.П. Учим учиться (Опыт разработки и ведения курса 'Основы научных исследований") // Высш. образов. в России. - 1994, М 3. С. 49-52.
  73.  Савельев А., Момот А. и др. Проектируется и действует: О системе координационного управления НИРС. НТТУМ // Высш. образов, в России. - 1995, 2, стр. 45-63.
  74.  Свирцева Н.Л. Становление государственной формы системы образования в России. // Социс, №12, 1996г. С.118-122.
  75.  Система организации научно-исследовательской работы студентов в вузах страны: Сб. статей / Под ред. в. П. Елютина. М., Высш. шк., 1984.
  76.  Совершенствование научно-исследовательской работы студентов в процессе целевой интенсивной подготовки специалистов (ЦИПС): Межвуз. научно-метод. совещание: Тезисы докладов / Перм. политех. ин-т. Пермь, 1988.
  77.   Сажина Л.Ю. Методологические аспекты подготовки специалистов. Информатика. Социология. Экономика. Ежегодник МГАПИ. М., 1994г. - С. 148-151.
  78.  Совершенствование организации и методического обеспечения научно-исследовательской работы студентов. // Сборник науч. трудов. - М., 1986. 191 с.
  79.  Савельев К., Момот А., Кагерманьян В., Леньков Р. Проектируется и действует (о системе координационного управления НИРС- НТТУМ).//  Высшее образование в России. 1995г. № 2. С. 45-63.
  80.   Студент на пороге XXI века. - М.: Изд-во ун-та дружбы народов, 1990. 152 с.
  81.  Суворинов А.В. Научно-технический потенциал вузов: основные пути его сохранения // Высшая школа России: научные исследования и передовой опыт: Информационно-аналитический сборник. - Вып. 1 и 2 / НИИВО. - М., 1995.
  82.  Тавокин Е.П. Вторичная занятость учащейся молодежи: мнение экспертов. // Социс, № :,1996г.
  83.  Творчество и социальный прогресс. М.,1991г.
  84.  Тенденции развития высшей и средней специальной школы Сб. науч. трудов / НИИВШ. - М., 1988.
  85.  Турченко В.Н. Научно-техническая реыволюция и революция в образовании. М.,1973г.
  86.  Тихонов А., Смирнов Б., Суворинов А. Реформирование вузовского сектора науки при переходе к рыночной экономике // Рос. Экон. журнал. 1992. ^ 1 ОС. 112-121.
  87.   Тихонов А.Н., Суворинов А.В. Вузовская наука в условиях конверсии. // Конверсия. 1993. 6
  88.  Хазова Л.В. Мировой опыт и тенденции развития высшего образования: гуманитарный аспект. - Красноярск,: Изд-во Красноярского гос. тех. ун-та, 1994. - 96 с.
  89.  Формирование новой системы управления образованием (рекомендации совещания-семинара "Основные тенденции и принципы реформирования высшего и среднего профессионального образования в регионах Росой (на опыте Новгородской  области), состоявшегося 6-9 февраля 1995 г. в г. Новгороде на базе Новгородского государственного университета. // “Регионология”, 1995г. № 1. С. 100-105
  90.  Филиппов Ф.Р. Всеобщее среднее образование в СССР. - М.: Мысль, 1986г.
  91.  Филипов Ф.Р. Социология образования. М. Наука, 1980г.
  92.  Шленов Ю.В. Грантовая модель финансирования научных исследовании в высшей школе. СПб УЭФ,  1994г. 
  93.  Управление научно-исследовательской деятельностью студентов в условиях интеграции образования, науки и производства / НИИВШ. - М. 1989.
  94.  Чижов Н. Стереотипы кадровой политики закрывают путь таланту. / Финансовые известия, 1995. 20 июля.
  95.  Шульц X. Ю. Научно-исследовательские работы вузов важный фактор повышения качества подготовки специалистов / Современная высш. шк. 1980. № 4., С. 85-96.
  96.  Философия и социология образования на пороге ХХ1 века. // Тезисы докладов межрегиональной  научно-практической конференции. 26-27 апреля 1996г. Екатеринобург,1996г. С.102.
  97.  Экономика высшей школы в условиях становления рыночных отношений. Сб. науч. трудов /НИИВО, М.,1993г.

1 Филипов Ф.Р. Социология образования. М. Наука, 1980г.Качество подготовки специалистов  как социальная проблема. М., Наука, 1978г Лисовский В.Т., Дмитриев А.В. Личность студента Л.: Из-во ЛГУ, 1974г. Рубин Б., Колесников Ю Студент глазами социолога. Ростов на Дону: Изд-во Рост. Ун-та, 1977г.

2 Балашов В., Румянцев В., Селифанова Е. Студенческое научное творчество и рыночная экономика. // высшее образование в России. 1995г. ,№1. Ковалев А.Г., Минеев В.В. Системный подход к подготовке специалиста. // Вестник высшей школы. 1992г. №1.Момот А.И. и др. Научному творчеству учащейся молодежи - эффективное управление. // актуальные проблемы высшего образования. М.,1995г.Суворинов А.В. научно-технический потенциал вузов: основные пути его сохранения. // высшая школа России: научные исследования и передовой опыт. Информационно-аналитический сборник. Вып. 1 и 2 НИИВО, М., 1995г.Тихонов А.Н., Суворинов А.В. Вузовская наука в условиях конверсии. // Конверсия №6, 1993г.

3 Исследование проводилось в течении последних  лет в ряде российской вузов социологами Социоцентра Госкомвуза РФ при участи  автора настоящей работы.

4  Центр социологических исследований Госкомвуза в январе 1996 года провел, при участии автора настоящей работы, экспертный опрос проректоров по учебной работе 334 вузов различной ведомственной подчиненности. Его результаты сопоставляются с данными исследования, проведенного Социоцентром в январе 1995 года по аналогичной методике.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

56557. Турнір знавців Франції 31.5 KB
  Мета заходу: практична: навчити учнів використовувати знання, отримані при вивченні теми; розвивати мовлєневі навички; освітня: узагальнити та систематизувати знання учнів з теми «Франція»; розвивальна: розвивати пам’ять, логічне мислення, увагу...
56558. Турнір допитливих та кмітливих 50 KB
  Мета: закріпити знання з вивчених предметів; розвивати у дітей мовлення, пам'ять, кмітливість і старанність, уміння розгадувати ребуси, загадки; виховувати почуття відповідальності за команду.
56559. Государственная служба какмеханизм государственного управления 131.5 KB
  Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти, самоуправления, политические партии и общественные организации, что в своей совокупности составляет политическую систему. Особое место в этой системе занимает государство
56560. Турнир знатоков информатики 120 KB
  Цели: Воспитательная: воспитание умения работать в команде, уважения к сопернику, воспитание чувства ответственности; Учебная: теоретическое повторение ранее изученного материала в увлекательной форме...
56561. Турнір «Лицарі ввічливості» 243.5 KB
  Привітання І команди: Посміхнися стане день ясніш І веселка тобі також посміхнеться А від цього буде веселіш Ще не раз до тебе посмішка вернеться. Привітання II команди: Як без сонця жодна не росте рослина Так без слова доброго не живе людина. Конкурс Розминка Запитання для І команди.
56562. Педагогічний турнір «Гра — господиня освітнього процесу» 102 KB
  Гра виконує в суспільстві певні функції: передачі накопиченого суспільно-історичного досвіду; відтворення суспільних відносин людей; здійснення всебічного гармонійного розвитку; відображення оточуючого світу; ріднить з мистецтвом; виявляє самодіяльність людей...
56564. Велика літера у кличках тварин. Складання опису тварин 40 KB
  Мета. Поглибити й розширити знання учнів про вживання великої літери на письмі; вчити писати клички тварин з великої літери; розрізняти назви тварин та їх клички; розвивати мовні вміння...
56565. Творчість на кожному уроці 98.5 KB
  Педагогічна практика свідчить про те що тільки знання набуті самостійною працею роблять випускника фахівцем здатним творчо вирішувати професійні задачі та моральноетичні проблеми.