37584

ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ РОССИЙСКОГО РЕГИОНА

Диссертация

Политология и государственное регулирование

Концептуальнотеоретические основы формирования гражданского общества в России. Региональные аспекты формирования гражданского общества. Адаптивная готовность государственных и муниципальных служащих к работе в условиях формирования гражданского общества.

Русский

2013-09-24

3.01 MB

28 чел.

Белгородский государственный университет

На правах рукописи

КОЛПИНА Лола Владимировна

ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ РОССИЙСКОГО РЕГИОНА

22.00.08 - Социология управления

Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук

Научный руководитель:

доктор социологических наук, профессор Дятченко Л. Я.

Белгород - 2003

Содержание

Введение..................................................................................3

Глава 1. Концептуально-теоретические   основы   формирования гражданского   общества  в   России.................................................17

Глава 2. Региональные   аспекты   формирования   гражданского общества....................................................................................58

Глава 3. Адаптивная готовность государственных и муниципальных служащих к работе в условиях формирования гражданского общества.... 93

Заключение.......................................................................................... 131

Библиографический список.....................................................................141

Приложение 1. Программа   социологического     исследования...............168

Приложение 2. Основные   статистические   данные    социологического

исследования....................................................................................... 188

Приложение 3. Сравнительные   данные  ответов государственных   и

муниципальных служащих....................................................................201

Приложение 4. Графическая интерпретация эмпирических данных Сравнительного анализа адаптивной готовности государственных и муниципальных  служащих к работе в условиях     формирования

гражданского  общества: руководители   и подчиненные................... 219

Приложение 5.   Схема    факторов     формирования гражданского общества.............................................................................................224

Введение

Развитие гражданского общества является важным национальным и международным приоритетом современной эпохи. Будущее России, ее место в мировом сообществе в значительной мере зависят от включенности в этот процесс, обеспечи- вающий возможность самореализации личности.

Президент РФ В. В. Путин подчеркивает важность формирования в стране полноценного гражданского общества, способного стать партнером государства1. Эта проблема нашла отражение в программных документах различных общественно-политических объединений, в выступлениях и публикациях их лидеров, теоретико-прикладных научных разработках2.

Становление гражданского общества в России означает смену парадигм взаимоотношений между властью и обществом, гражданами и их организациями и, как следствие, формирование иных основ их взаимодействия, что подразумевает возникновение новых институтов, правового поля и соответствующего им типа лич- ности. Этот процесс происходит в результате преобразований, начатых руководством страны по инициативе М. С. Горбачева, потом радикальных перемен в характере власти и собственности при Б. Н. Ельцине. В первую очередь усилиями центральных властных структур была ликвидирована монополия КПСС, созданы условия для возникновения многопартийной системы, политических и гражданских свобод; проведена приватизация собственности, что открыло дорогу к многообразию ее форм и демократизации экономической жизни.

В странах с длительными демократическими традициями эти перемены явились результатом параллельного вызревания предпосылок как внутри гражданско-

1 Послание Президента РФ Федеральному собранию М., 2000. С. 11.

2 Программа Всероссийского общественно-политического движения «Наш дом Россия». М., 1995. С. 5; Устав и Программа Всероссийской партии «Единство и Отечество» Единая Россия. М., 2001. С. 44; Предвыборная платформа избирательного объединения общероссийской политической общественной организации «Отечество». М., 1999.-С. 18.

4

го общества, так и государства. В современной России радикальные преобразования стали в основном результатом импульсов «сверху», в то время как готовность граждан к их реализации недостаточна. Поэтому разрушение административных барьеров произошло достаточно легко, а создание новых социальных институтов идет трудно. С этим и связаны особенности становления в стране гражданского общества. В регионах оно является закономерным продолжением общероссийских тенденций. Но в каждом из них в связи с географическим, экономическим, социокультурным разнообразием оно приобретает специфические черты. Поэтому изучение факторов развития гражданского общества, его особенностей в регионе позволяет направленно воздействовать на этот процесс.

Таким образом, актуальность избранной темы диссертационного исследования обусловлена рядом обстоятельств:

- несоответствием темпов становления гражданского общества темпам государственного реформирования;

- возрастанием роли регионов в социально-экономическом развитии страны;

- важностью конструктивной позиции органов государственного и муниципального управления для формирования гражданского общества;

- недостаточной освещенностью особенностей становления гражданского общества в регионах, в том числе и в Белгородской области.

Степень разработанности темы.

Проблематика гражданского общества возникает в античности в связи с вопросами статуса человека и гражданина, роли собственности в сохранении стабильности общественных и государственных институтов, соотношения гражданских обязанностей и закона в учениях стоиков, софистов, Аристотеля, Платона1. В эпоху Ренессанса, Нового времени это понятие претерпевает серьезные изменения. Г. Гроций рассматривает вопросы естественного права как основы права внутриго-

1 Аристотель. Никомахова этика. М., 1984. Т.4. Кн. 6; Платон. Государство. Законы политик. М., 1998, Диалоги. -М., 1986.

5

сударственного и права народов, Т. Гоббс индивидуализма как стержня гражданского общества1. В трудах Дж. Локка обосновываются правовые принципы его существования2. Вопросы институционализации гражданских и политических свобод рассматриваются Ш. Монтескье3. О всемирном гражданском обществе как перспективе идет речь у И. Канта4. Э. Дюркгейм разрабатывает вопросы солидарности, добровольных групп и организаций5. В работах Г. Гегеля гражданское общество выделяется в отдельную от государства сферу, определяются принципы его существования и взаимоотношения с государством6. «Демократия в Америке» А. де Токвиля послужила практической основой для исследования конкретной структуры гражданского общества7. Новое толкование гражданского общества, его роли, функций и перспектив развития находим в «Тюремных тетрадях» А. Грамши.8 В этих трудах разработаны основные концепции гражданского общества, сформулированы и обоснованы условия его развития.

В дореволюционной России отдельные характеристики этой проблемы можно найти у В. О. Ключевского, Н. М. Карамзина, в философии декабристов9. В советский период она практически не изучалась. В современной отечественной научной литературе освещается история становления гражданского общества и его концептуальное оформление А. В. Коптевым, И. И. Кравченко, Р. Руткевичем, Г. Ф. Слеса-ревой10.

Обобщение и систематизация подходов к его исследованию, современное со-

1 Гроций Г. О праве войны. М., 1956; Гоббс Т. Левиафан или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М., 1969-1970. Т. 2.

2 Локк Дж. Два трактата о правлении. М., 1988. Т. З. 3. Монтескье Ш. О духе законов. М., 1999.

4 Кант И. Основоположения метафизики нравов. М., 1994. Т. 4.

5 Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1991.

6 Гегель Г. Философия права. М., Л., 1934. Т.7.

7 де Токвиль А. Демократия в Америке. М., 2000.

8 Грамши А. Избранные произведения в трех томах. М., 1959. Т. 3.

9 Ключевский В. О. Курс Русской истории. М., 1987; Карамзин М. Н. История государства Российского. Калуга, 1993.

10 Коптев А. В. Античное гражданское общество. http.V/rome. webzonc. ru/publik/koptev: Кравченко И. И. Концепция гражданского общества в философском развитии // Политические исследования. 1991. №5; Руткевич Е. Развитие идей гражданского общества в истории социально философской мысли. -http://www. prof. msu. ru/PC/book3/ rutk. htm; Слесарева Г. Ф. Гражданское общество в истории политической мысли Европы, -http://www. history. machaon. ru...

6

стояние концепции гражданского общества представлены в работах В. В. Витю-ка, Ю. В. Гридчина, Л. М. Романенко, А. Ю. Сунгурова, А. И. Черных1. В книгах О. Н. Полухина анализируются причины, сдерживающие процесс развертывания гражданских сил общества, одним из главных ресурсов которого является гражданственность2.

Для изучения «гражданской» готовности личности представляют интерес дис- сертационное исследование В. М. Захарова, работы Т. Ю. Ивановой, X. Мюнклера, О. В. Поповой, Г. И. Янина3. В трудах СИ. Григорьева, Н. С. Данакина, Л. Я. Дят-ченко, В. Н. Иванова, Г. Д. Никредина, В. И. Патрушева рассматриваются социально-технологические аспекты управления общественными процессами4. Предпосылкам гражданского общества в России уделено много внимания в диссертационном исследовании С. Г. Сергеева; этапам перехода от тоталитаризма к гражданскому обществу в диссертационном исследовании Д. М. Шабунина; особенностям и проблемам его становления в публикациях А. Х. Бурганова,

1 Витю к В. В. Становление идеи гражданское общество и ее историческая эволюция. М., 1995; Витюк В. В., Го-ленкова З. Т., Гридчин Ю. В., Черных А. И., Романенко Л. М. Становление гражданского общества и социальная стратификация // Социол. исследования. 1995. № 6. С. 14-24; Романенко Л. М. О методике исследований российского общества // Социол. исследования. 1995. №1. С. 127-130, К вопросу об объективных индикаторах современного гражданского общества в России // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. 1995. №2. -С. 46-54; Сунгуров А. Ю. Классы некоммерческих организаций в контексте взаимодействия. http://ngo. org. ru/ngoss/get/idl4184; Черных А. И. Долгий путь к гражданскому обществу // Социол. исследования. 1994.-№8-9.-С. 173-181.

2 Полухин О. Н. Идея гражданского общества в истории философии. Белгород, 2000; Становление гражданственности в России: социально-философский анализ. М., 2002; Таинственный путь гражданственности: крестьянское наследие. Белгород, 2000.

3 Захаров В. М. Кадровое обеспечение антикризисного управления предприятиями: Дис. канд. социол. наук Белгород, 1996; Иванова Т. Ю. Политическая культура населения как условие существования гражданского общества. -http://www. auditorium. ru/econoniy/texts/butenko/htm 19.02.01; Де Токвиль А. Демократия в Америке. М., 2000; Попова О. В. О перспективе формирования гражданского общества в России. http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. htm-22K-29.11.01; Мюнклер X. Гражданская компетентность. http//ru/Site/GrObsh/Publikations/Munkler. Htrn 19.02.01; Янин Г. И. Диагностика состояния и динамики адаптационной готовности персонала финансово-экономических служб предприятий. Белгород, 1997.

4 Григорьев СИ., Иванов В. Н., Никредин Г. Д., Патрушев В. И. Социальные технологии. Барнаул, 1999; Данакин Н. С. Теоретические и методологические основы проектирования технологий социального управления. Белгород, 1996; Дятченко Л. Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. М. Белгород, 1993; Проблема «технологизации» социального знания: смысл и пути решения // Технологии социального управления: Материалы междунар. науч. практ. конф. Ч. З. М.-Белгород: Центр социальных технологий, 1996. С. 4-5.

7

А. Г. Володина, А. В. Волковой, Е. В. Держивицкого, И. В. Мерсияновой. Сравнительный анализ отечественной и западной парадигмы гражданского общества содержится в диссертационном исследовании Т. В. Опейкиной, характерных черт российского и западного менталитета в диссертационном исследовании Л. Я. Орловой2. Пути формирования гражданского общества освещены в работах A. M. Миграняна, И. Шапиро3.

Проблемы отношений гражданского общества и государства рассмотрены в диссертационных исследованиях Л. А. Лариной, Ю. И. Левитиной, в совместном труде авторов: «Гражданское общество и правовое государство: предпосылки формирования»4, в многочисленных публикациях М. В. Ильина, Б. И. Коваля, О. Э. Лейста, И. Ф. Мачина, А. И. Соловьева, Е. Шацкого5. Концептуальные подходы к изучению форм и методов представительства групповых интересов в системе управления взаимодействием институтов современного гражданского общества и государства сформулированы в монографии Н. И. Рудневой, проблема отношений «регион центр» в докторской диссертации И. Ф. Ярулина6. Всестороннее рас-

1 Сергеев С. Г. Становление гражданского общества в России: Дис.канд. политич. наук. Саратов, 1999; Шабунин Д. М. Формирование гражданского общества (микросоциологический аспект анализа): Дис. канд. социол. наук. -М, 1992; Волкова А. В. Административные реформы и формирование гражданского общества в России. http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29. ll.0I; Держивицкий Е. В. Перспективы становления гражданского общества в России. http://www. auditorium. ru/economy/texts/butenko/rNDEX/html9.02.01; Мерсиянова И. В. Становление негосударственных некоммерческих организаций как результат самоорганизации населения. http://www. auditorium. ru/economy/texts/butenko/rNDEX/htm 19.02.01; Бурганов А. Х. Гражданское общество в России как сособ-ственничество граждан // Социол. исследования. 2000. №1. С. 99 105; Володин А. Г. Гражданское общество и модернизация в России: истоки и современная проблематика // Политич. исследования. 2000. №3. С. 104-112.

". Опейкина Т. В. Гражданское общество: истоки и основные тенденции развития: Дис. канд. филос. наук. Волгоград, 1996; Орлова Л. Я. Предпосылки, ограничения, тенденции становления Российского гражданского общества (политико-социологический анализ): Дис. доктора социол. наук. СПб, 1998.

3. Мигранян A. M. Долгий путь к Европейскому дому // Новый мир. 1989. №4. С. 166-184; Шапиро И. Демократия и гражданское общество // Политич. исследования. 1992. №4. С. 17-29.

4Ларина Л. А. Гражданское общество и демократическое государство: истоки взаимодействия: Дис. канд. филос. наук. Саратов, 2000; Левитина Ю. И. Правовое государство и гражданское общество в концепциях Российских либералов: Дис. канд. политол. наук. М., 2000; Гражданское общество и правовое государство: предпосылки формирования / Отв. ред. Г. Н. Манов. М., 1991.

5 Соловьев А. И. Три облика государства три стратегии гражданского общества // Политич. исследования. 1996. №6. С. 29-38; Шацкий Е. Протолиберализм: автономия личности и гражданское общество // Политич. исследования. 1997. №6. С. 15-33; Ильин М. В., Коваль Б. И. Две стороны одной медали: гражданское общество и государство//Политич. исследования. 1992. № 1-2. -С. 193- 201; Лейст О. Э., Мачин И. Ф. Гражданское общество и современное государство // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. Право. М... 1995. №4. С. 28-36.

6 Руднева Н. И. Роль функционального представительства групповых интересов в общественном управлении: Монография. Белгород, 2002; Ярулин И. Ф. Развитие институтов гражданского общества в условиях социальных трансформаций: Дис. доктора политолог, наук. СПб., 1998.

8

смотрение гражданского общества в социоинженерном контексте представлено в работах Ю. М. Резника, в том числе в его докторской диссертации «Гражданское общество как социокультурный феномен»1, синергетичекая модель гражданского общества в монографическом труде Г. А. Котельникова2.

Глубокий анализ теории предмета проведен в работах Т. Парсонса, Р. Дарен-дорфа. Структурно-функциональный подход Т. Парсонса позволяет проанализировать гражданское общество как социальную систему, эффективность которой зависит от взаимодействия и взаимовлияния негосударственных институтов в подсистеме социализации личности, а также в экономической, политической и правовой подсистемах.3 Р. Дарендорф рассматривает неравенство как условие свободы, а вытекающий из него конфликт квази-групп, формирующихся на основе общего интереса и характеризующихся неравномерным распределением нормативных полномочий как условие развития общества и предлагает либеральную программу высокомобильного общества, признающего конфликты, придающего им более формальный характер, регулирующего их протекание4. Проблема конфликтов гражданского общества, их влияния на общественное развитие, властные структуры, социальные общности исследована в докторской диссертации Л. М. Романенко5.

Большой теоретический и эмпирический материал содержится в кандидатских диссертациях О. В. Марковой, Ф. Н. Нагой, СП. Перегудова, А. В. Перфильева,

1 Резник Ю. М. Формирование институтов гражданского общества: (социо-инженерный подход) // Соииол. исследования. 1994. №10. С. 21-29; Гражданское общество как объект социологического познания // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология, 1995. №2. С. 30-46; Гражданское общество как феномен цивилизации. М., 1993; Гражданское общество как социокультурный феномен (теоретико-методологическое исследование): Диссертация доктора филос. наук. М., 1998.

2 Котельников Г. А. Теоретическая и прикладная синергетика. Белгород, 2000.

3 Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1998.

4 Дарендорф Р. Дорога к свободе: демократизация и ее проблемы в восточной Европе // Вопросы философии. 1990. №9. С. 69-76; Мораль, институты и гражданское общество // Путь. 1993. №3. С. 179-191; Современный социальный конфликт // Иностранная литература. 1993. №4. С. 236-342.

5 Романенко Л. М. Социально-политические технологии разрешения конфликтов гражданского общества. Экзистенциальные альтернативы современной России: Дис. доктора политич. наук. М., 1999.

9

К. С. Сердобинцева, 1 в многочисленных публикациях К. С. Гаджиева, З. Т. Голенко-вой, А. П. Кочеткова, И. Б. Левина2.

Коллективное монографическое исследование «Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России» раскрывает историю и современное состояние гражданского общества в различных типах социума, весь комплекс его взаимоотношений с государством3. Специфика российского гражданского общества изложена в работе «Гражданское общество в России: западная парадигма и российская реальность»4. Различные его аспекты освещены в материалах конференции «Гражданское общество в России: проблемы самоопределения и развития», симпозиума «Куда идет современная Россия? Общее и особенное в современном развитии»5. Основные принципы формирования и функционирования гражданского общества излагаются Б. С. Гершунским в монографии «Гражданское общество в России», К. О. Магомедовым, В. Г. Смольковым в книге «Гражданское общество»6.

В работах А. Н Аринина «Современная российская цивилизация», «К новой стратегии развития России: федерализм и гражданское общество» анализируются предпосылки становления гражданского общества, раскрываются политические и

1 Маркова О. В. Социальные механизмы формирования гражданского общества: Дис. канд. социол. наук. СПб, 1998; Нагой Ф. Н. Интересы социальных субъектов и механизмы их реализации: Дис. канд. филос. наук. М., 1995; Перфильев A. M. Гражданское общество как общественное явление: Дис. канд. филос. наук. М., 1999; Сердобин-цев К. С. Гражданское общество как идея и как процесс: Дис. канд. филос. наук. Калининград, 1998.

2 Гаджиев К. С. Концепция гражданского общества: идейные истоки и основные вехи формирования // Вопросы философии. 1991. №7. С. 19-35; Политическая культура: концептуальный аспект // Политич. исследования. -1991. №6.-С.69-83; Голенкова З. Т. Гражданское общество в России //Социологич. исследования. 1997 -№3. -С. 25-36; Кочетков А. П. Гражданское общество в России: реальность и перспективы / Становление институтов гражданского общества: Россия и международный опыт: Мат. Междун. симп. М., 1995; Левин И. Б Гражданское общество на западе и в России // Политич. исследования. 1996. №5. С. 107-119; Гражданское общество и Россия // Октябрь. 1997 №5. С. 149-163; Перегудов СП. Институты гражданского общества и государство // Социологич. исследования. 1995. №3. С.69-76.

3 Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России / Авт. кол: А. Г. Володин и др. М., 1998.

4 Гражданское общество в России: западная парадигма и Российская реальность / Отв. ред. К. И. Холодовский. -М., 1996.

5Гражданское общество в России: проблемы самоопределения и развития: Материалы науч. конф. 7 декабря 2000 I Отв. ред. Б. И. Коваль. М., 2001; Куда идет современная Россия (общее и особенное в современном развитии)? / Мат. Междун. симп. 17-19 янв. / Под общ. ред. Т. И. Заславской. М., 1997.

6Гершунский Б. С. Гражданское общество в России: проблемы становления и развития. М., 2001; Магомедов К. О., Смольков В. Г. Гражданское общество: условия и факторы его формирования в России. М., 1993.

10

правовые аспекты его укрепления. Роль массовых движений в развитии общества подробно изучена Г. Г. Дилигенским2. Большой вклад в теорию гражданского общества внесли современные зарубежные авторы: А. Арато, А. Аг, Р. Патнэм, А. Селигман и другие3.

Вопросы взаимоотношений государственных институтов с гражданскими, формирования управленческого кадрового потенциала в условиях становления гражданского общества освещены в материалах методологических семинаров: «О реформировании государственной службы» и «Формирование управленческого кадрового потенциала в регионе»4. Этой же проблематике посвятили свои работы отечественные ученые Э. В. Бойков, И. В. Данилевич, B. C. Коробейников, Д. А. Левчик, М. Пискотин, Н. В. Романовский, О. Л. Савранская, Ю. И. Селиверстов, Ж. Т. Тощенко, Г. А. Цветкова5.

Разнообразная информация по проблемам гражданского общества размещена на сайтах Интернета: всероссийского форума: «Формирование гражданского общества России как национальная идея России 21 века», «Перспективы самоуправления и самоорганизации в России», официальном сайте администрации Белгород-

1 Аринин А. Н. Современная Российская цивилизация. М., 2000. Кн. 1; К новой стратегии развития России (Федерализм и гражданское общество). М., 2000.

2 Дилигенский Г. Г. Массовые демократические движения: истоки и политическая роль. М., 1988.

3 Арато А. Концепция гражданского общества: восхождение, упадок и воссоздание и направления для дальнейших исследований // Политические исследования. 1995. №3. С. 48-58; Патнэм Р. Процветающая комьюнити, социальный капитал и общественная жизнь // Мировая экономика и международные отношения 1995. №4. С.77-86; Seligman A. B. The Idea of Civil SocietyN. Y. Free Press, 1992; Аг А. Гражданское общество. Системный анализ современного общества // Политология вчера и сегодня. Вып. 3. М., 1991. С.35-53.

40 реформировании государственной службы: Материалы методол. Семинара. Российская академия государственной службы при президенте Российской федерации. М., 2001; Формирование управленческого кадрового потенциала в регионе. Сб. матер, межрегион, науч. практ. конф. Белгород., 2002

5 Савранская О. Л. Правовые основы местного самоуправления // Социологич. исследования. 1997. №1. -С! 11-119; Селиверстов Ю. И., Коробейников B. C. Народовластие и самоуправление путь к возрождению России. Белгород, 1997; Тошенко Ж. Т., Цветкова Г. А. Местное самоуправление: проблемы становления // Социологич. исследования. 1997. №6. С. 109-119; Цветкова Г. А. Местное самоуправление и проблема местных сообществ // Социологич. исследования. 2002. №2. С.39-41; Романовский Н. В. Социология и институт государственной службы // Социологич. исследования. -1999. №2 С. 14-25; Пискотин М. Страна нуждается в чиновничестве, заслуживающем доверия и уважения // Российская Федерация сегодня. 2002. №2. С. 26-28; Левчик Д. А. Комитеты общественного самоуправления: тенденции развития // Социологич. исследования. 2002. №2. С. 31 -39; Даниле- вич И. В. Государство и институты гражданского общества в период перехода от авторитаризма к демократии: Чили, Португалия, Испания / РАН. Ин -т сравнительной политологии. М., 1996; Бойков В. Э. Государственные служащие: штрихи коллективного портрета // Социологич. исследования. 1997. №6. С.99-108; Профессиональная культура государственной службы // Социологич. исследования. 1999. №2. С.34-39.

11

ской области.1

В социологических работах всесторонне исследованы состояние и развитие различных институтов гражданского общества, особенно местного самоуправления, СМИ, «третьего сектора», партий; роль гражданского общества в становлении правового государства, его связь с демократическими институтами. Значительно меньше внимания уделяется гражданскому обществу как целостному образованию, а также разработке практических критериев для комплексной оценки уровня его развития. Немногочисленны работы по проблемам становления гражданского общества в субъектах РФ, в том числе и в Белгородской области, что осложняет регулирование процессов его становления в регионах.

В современной отечественной научной литературе подчеркивается роль властных структур в общественных преобразованиях, необходимость их реформирования в условиях модернизации страны. Однако не разработана четкая система показателей демократичности, прозрачности, открытости, направленности управленческих структур на взаимодействие с гражданским обществом, отсутствуют исследования темы готовности управленческих кадров содействовать его развитию, не достаточно описаны пути и механизмы оптимизации взаимодействия структур государственного и муниципального управления с гражданами и их организациями.

Актуальность и недостаточная разработанность вопросов становления гражданского общества позволяет сформулировать в качестве научной проблему системного исследования формирования гражданского общества в России в условиях низкой готовности граждан к участию в данном процессе, имеющим отличия от стран развитой демократии. Если в странах с демократическими традициями главная роль в его становлении и развитии принадлежит внутренним факторам -

1 Официальный сайт Всероссийского форума: «Формирование гражданского общества России как национальная идея России 21 века». http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K; Перспективы самоуправления и самоорганизации в России. http://www. auditorium. ru/economy/texts/butenko/INDEX/htm; Официальный сайт администрации Белгородской области. http://beladm. bel. ru/obpolit. html.

12

самоорганизации, добровольности, личному интересу граждан, то гражданское

общество в современной России в большой мере формируется путем самоограничения государства. Эти противоречия требуют изучения, интерпретации и разработки механизмов их преодоления.

Объект исследования: процесс формирования гражданского общества в России.

Предмет исследования: факторы, детерминирующие формирование гражданского общества в регионе.

Цель: разработать пути оптимизации процессов формирования гражданского общества.

Задачи:

- сформулировать теоретические основы процесса формирования гражданского общества;

- определить задачи и направления процесса формирования гражданского общества в условиях российского региона;

- разработать пути повышения адаптивной готовности государственных и муниципальных служащих к работе в условиях формирования гражданского общества.

В качестве основных гипотез выдвигаются следующие положения.

Опыт развития стран с демократическими традициями, а также недавно ставших на этот путь, теоретические и эмпирические исследования позволяют утверждать, что решающими в процессе формирования гражданского общества являются следующие факторы: личностный, структурно-функциональный, правовой и позиционный (позиция властных структур). Они же, вероятно, будут определяющими и в России.

Поскольку в основе гражданского общества лежит самоорганизация, добровольность и личный интерес граждан, то потенциально более существенным является личностный фактор. Именно он сейчас недостаточно актуализирован. Воз-

13

можно, это вызвано патерналистским сознанием, неразвитостью гражданской культуры, отсутствием прочных демократических традиций.

В связи с этим особенно важна готовность государственных и муниципальных служащих к работе в условиях формирования гражданского общества, которые могли бы в конкретной исторической обстановке стать катализатором этого процесса. Можно предположить, что на региональном уровне управленческие кадры в % неполной мере готовы к этой роли, что проявляется в невысоком уровне нормативно-ценностного, когнитивного и деятельностного критериев.

Практика показывает, что посредством стимуляции внутренних факторов и создания условий внешними факторами можно интенсифицировать процесс формирования гражданского общества.

Теоретико-методологической основой исследования являются прежде всего работы классиков теории гражданского общества Дж. Локка, Г. Гегеля, А. де Токвиля, А. Грамши1. Гегелевская традиция способствовала формированию общеметодологических подходов; локковская ее политическому и юридическому анализу. Концепция А. де Токвиля послужила эмпирической основой для исследования конкретной структуры гражданского общества. Трехчастная модель гражданского общества А. Грамши является основой современного понимания гражданского общества. Э. Дюркгейм, Г. Г. Дилигенский2 разработали проблемы самоорганизации и роли добровольных общественных объединений, посредством которых личность осознает важность как общественной солидарности, так и гражданского участия для ее развития общества.

В работе используются принципы системного подхода, позволяющие рассматривать гражданское общество как целостный сложноорганизованный объект, взаимосвязь элементов и структур которого обуславливает его свойства. Для ана-

1 Локк Дж. Два трактата о правлении. М., 1988.-Т. З; Гегель Г. Ф. Философия права.-М.-Л., 1934; Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1994; Грамши А. Избранные произведения в трех томах. М., 1959.

2 Диллигенский Г. Г. Массовые демократические движения: истоки и политическая роль. М., 1988; Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1991.

14

лиза деятельности его институтов были использованы элементы структурно-функционального подхода.

При разработке рекомендаций по оптимизации процессов развития гражданского общества в регионе автор опирался на теоретические и методические основы проектирования технологий социального управления, представленные в научных трудах Н. С. Данакина, Л. Я. Дятченко, В. Н. Иванова, В. И. Патрушева, М. Ю. Резника.

В диссертации использовались методы научного познания: сравнительный, сравнительно-исторический, структурно-функциональный анализ, контент-анализ, интервьюирование, анкетирование. Обработка результатов социологического исследования проводилась с помощью программного обеспечения Microsoft Excel, Access в среде Windows 98.

Эмпирической базой исследования послужили: журнальные публикации, документы местного значения, статистические данные о гражданских институтах Белгородской области, российская и региональная периодическая печать, результаты исследований Фонда общественного мнения, журнала «Общественная экспертиза», материалы Интернета. А также материалы проведенного автором интервьюирования экспертов (руководителей подразделений администрации, специалистов по связям с общественностью, преподавателей вузов г. Белгорода, занимающихся сходной тематикой; N=10), анкетного опроса государственных и муниципальных служащих Белгородской области (апрель-май 2001 г.; N = 500, что составляет 11% от генеральной совокупности), контент-анализа региональной прессы за 2001 год.

1 Данакин Н. С. Социально-технологическая культура современного специалиста // Научные ведомости БелГУ. -1999. №2. С.57-63; Теоретические и методологические основы проектирования технологий социального управления. Белгород, 1996; Данакин Н. С, Дятченко Л. Я. "Системный анализ готовности территориальных сообществ к самоуправлению // Муниципальный мир. 2000. №1. С. 63-66; Резник ЮМ Гражданское общество как социокультурный феномен. М., 1998; Гражданское общество как объект социологического познания // Вестник МГУ. Сер. 18. 1995. -_№2. С. 30-46; Иванов В. Н., Патрушев В. И. Социальные технологии. Барнаул, 1999.

2 Поле мнений. Дайджест результатов исследований ФОМ / Президент А. Ослон, дир. по исследов. Е. Петренко, аналитич. отдел Г. Кертман и др. 2001. №№8 -10.

3 Общественная экспертиза: Анатомия свободы слова / Руте, проекта И. М. Яковенко М... 2000.

15

Научная новизна диссертации заключается:

- в системном подходе к истолкованию проблем гражданского общества и на этой основе разработки аналитической модели формирования гражданского общества, включающей в себя внутренние (личностный и структурно-функциональный) и внешние (правовой и позиционный) факторы его становления и развития;

- в обосновании нормативно-ценностного, когнитивного, деятельностного, социально-технологического критериев адаптивной готовности государственных и муниципальных служащих к работе в условиях формирования гражданского общества;

- в предложении путей оптимизации процессов формирования гражданского общества в регионе посредством воздействия на его внутренние и внешние факторы.

Научно-практическая значимость исследования.

Материалы социологического исследования предоставляют в распоряжение государственных и муниципальных органов информацию о формировании гражданского общества в России и регионе, а также инструменты влияния на этот процесс. Теоретические положения и выводы диссертации могут быть использованы в ходе разработки и реализации кадровой политики органов государственной и муниципальной власти, обучения управленческих кадров, повышения их готовности работать в условиях формирования гражданского общества, при выполнении программы об улучшении качества жизни населения Белгородской области, для совершенствования деятельности Общественной палаты при администрации области, Совета по поддержке и развитию малого предпринимательства при главе администрации области.1

Диссертационное исследование дает необходимую информацию для последующих исследований, например, мониторинга процесса формирования гражданского общества, проектирования инновационных социальных технологий.

1 Концепция программы улучшения качества жизни населения Белгородской области. Белгород, 2003; Положение об Общественной палате при администрации Белгородской области // Распоряжение главы администрации Белгородской области. -1996. 28 марта. №169 р.

16

Теоретические и эмпирические материалы могут быть полезны при разработке и чтении курсов, написании учебных пособий, курсовых и дипломных работ, самостоятельной подготовке студентов к семинарским занятиям по специальности государственное и муниципальное управление.

Апробация работы.

Материалы и результаты диссертационного исследования, вытекающие из него теоретические выводы и практические рекомендации, апробированы посредством:

- докладов и выступлений на международных и региональных научно-практических конференциях, симпозиуме в 2000- 2002 гг.: «Социальная коммуникация в современных условиях: состояние, проблемы, перспективы» (2000), «Духовная жизнь и культура российской провинции» (2001), «Социализм на рубеже тысячелетий: уроки, современность, перспективы» (2001), «Формирование управленческого кадрового потенциала в регионе» (2002), «Современная социально -философская культура: проблемы рационального и внерационального» (2002);

- публикации 11 статей общим объемом 2,7 п.л.;

- преподавания автором курса «История государственного управления России» в 2001 2002 г.г. в БелГУ;

- применения в деятельности управления государственной службы и кадров департамента организационной и кадровой работы, департамента по связям с общественностью и средствами массовой информации администрации области.

Основное содержание и выводы диссертации обсуждались и были рекомендованы к защите на заседании кафедры социальных технологий БелГУ 19 февраля 2003 г.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений.

17

Глава 1. Концептуально-теоретические основы формирования гражданского общества в России

Современные представления о гражданском обществе результат их длительной эволюции в истории социально-философской и политической мысли, чем объясняется их многообразие и противоречивость. Термин «гражданское общество» впервые встречается в античности в трудах Платона, Аристотеля, когда получили развитие идеи и общественные институты, способствующие становлению личности.1 Конечно, античное общество не было гражданским в нынешнем понимании: речь идет о рабовладельческом строе, изначально несущем неравенство. Гражданство рассматривалось неразрывно с политикой, существовал примат государства, отождествление личности с обществом, а общества с государством; равенство граждан было номинальным и т. д.2 Но именно этот опыт сыграл решающую роль в становлении гражданских институтов в Европе.

В эпоху Возрождения заметное развитие получили гуманистические идеи, утверждение самоценности человека, хотя личность и общество все еще рас- творены в государстве. В 17-18 веках в Западной Европе происходило становление буржуазных отношений, а с ними и развитие положений о естественных правах человека и общественном договоре. Этот период связан с именами Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж Локка, Б. Спинозы, Ж. Ж. Руссо, Ш. Л. Монтескье и других мыслителей, защищающих интересы зарождающейся буржуазной демократии в борьбе с абсолютной монархией.3

Идея государства, как результат общественного договора, уже подразумевала два базовых элемента гражданского общества: равенство людей и их участие

1 Платон. Диалоги. М., 1986. С. 3-65,96-112, 353-356; Аристотель. Никомахова этика. М., 1984. Т.4. Кн. 6. С. 172-190. Кн. 8. С. 219-243.

2 Коптев А. В. Античное гражданское общество... http://rome. webzone. ru/publik/koptev/koptevO 1. htm

19.02.01.

3 Гроций Г. О праве войны. М., 1956. С. 41-181, 186-200,267-272, 375-400,427-438; Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М., 1964. Т.2. С. 149 169, 331, 375; Локк Дж. Два трактата о правлении. М., 1988; Спиноза Б. Богословско-политический трактат. М., 1957. Т.2; Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре. М., 1988. С. 106-150, 195-407; Монтескье Ш. О духе законов. -М., 1999. Кн. 1-6. С. 11-87. Кн. 8. С. 101-113. Кн. 11-13. С. 136-196.

18

в законотворчестве и управлении государством. Концепция естественного права и социальных отношений нашла отражение в трудах выдающихся мыслителей либерализма Т. Джефферсона, И. Бентама и других, заложивших основы современного понимания прав человека, его самоценности, идеи свободы личности, равенства людей перед законом и другие нормы и императивы отношений между людьми.1

С конца 18-го и в течение 19-го веков идет осмысление проблем гражданского общества, которое из теоретической постепенно превращается в сферу социальной реальности. В немецком просвещении Г. Ф. Гегель впервые разграничил государство и гражданское общество, которое возникает «посредине» между семьей и государством. В его понимании гражданское общество это опосредованная трудом система потребностей, основывающаяся на господстве частной собственности и всеобщем формальном равенстве людей; это система связей и интересов, обеспечивающая свободную реализацию каждым человеком его естественных прав на жизнь и достойное существование, семью, свободу делать то, что не вредит другим, на собственность, равенство перед законом, т.е. устройство общества с точки зрения интересов каждого его члена. Жизне-^д способность этой концепции обеспечивают основные моменты: удовлетворение потребностей единичного через всеобщее; наличие свободы в этом всеобщем опосредовании; правосудие, гарантирующее свободу и защиту собственности; защита интереса индивидуального и общего с помощью полиции и корпораций2.

Толкование гражданского общества как особой внегосударственной сферы социума получило распространение в Европе благодаря А. де Токвилю. Его становление он связывал с формированием общины, обладающей собственной силой и независимостью от государства, где воспитывается привычка к свободе, равенству, формируется чувство гражданственности. На ее основе создаются гражданские ассоциации, охватывающие почти все сферы социальной дея-

1 См.: Джеферсон Т. О демократии. СПб., 1992; Бейтам И. Введение в основания нравственности и законодательства. М., 1998.

2 Гегель Г. Ф. Сочинения. М., 1934. Т.7. С. 212,217.

19

тельности. Помимо своих непосредственных функций они выполняют и другие: являются институтами, защищающими нравственные ценности, свободу мысли, самостоятельность решений от вмешательства со стороны государства; людей -от посягательств внешних политических сил, а социальную сферу и политические институты от чрезмерных амбиций и эгоистических интересов самих людей; в них продолжается работа по формированию гражданской культуры. А. Токвиль подчеркивал плодотворность взаимодействия государственных и гражданских институтов при условии, что государство является демократическим, в связи с чем указывал на роль политических партий, независимой прессы в формировании гражданского самосознания и расширении пространства гражданского общества1. Э. Дюркгейм развивал идею создания профессиональных корпораций, которые должны выполнять широкий круг функций от производственных до морально-культурных, вырабатывать и внедрять в жизнь новые формы, регулирующие отношения между людьми, способствующие развитию личности и общественной солидарности2.

К. Маркс и Ф. Энгельс видят гражданское общество как «форму общения на всех существовавших до сих пор ступенях, обуславливаемую производительными силами и, в свою очередь, их обуславливающую», а его содержание сводят к материальным отношениям, отождествляя с базисом, детерминирующим надстройку государство3. Таким образом, в девятнадцатом веке было завершено формирование основных содержательно-функциональных параметров гражданского общества. В дальнейшем его исследование развивалось в рамках гегелевской, локковской и токвилевской традиций. Гегелевская способствовала формированию общеметодологических подходов; локковская политическому и юридическому анализу; токвилевская служила основой для исследования конкретной структуры гражданского общества, т.е. придает проблеме социологическое измерение. Позднее А. Грамши высказал положение о том, что между принудительными государственными учреждениями и экономической сферой

1 Де Токвиль А. Демократия в Америке. — М., 1994. — С. 45, 381, 383.

2 Громов И. А. Западная теоретическая социология. — СПб., 1996. — С. 69.

3 Маркс К. Немецкая идеология. — М., 1955. — Т. 3. — С. 29.

20

пролегает область гражданского общества обыденной социальной жизни. Она воспринимает и преобразует «сигналы», посылаемые экономикой, делая их внятными для государства, опосредует, устанавливаемые им «правила игры», является гарантом целостности социума даже в условиях государственного кризиса. В широком же смысле гражданское общество это сфера культуры, среда, где обсуждаются цели и ценности1.

Выделяют три корня развития теории гражданского общества. Первый европейско-средиземноморский с зародышами гражданского общества в итальянских городах-республиках времен Ренессанса. Другой связан с континентально-европейской цивилизацией, формировавшейся под влиянием немецкого культурного круга. Третий либеральный англо-американский (Дж. Локк, отстаивавший собственность на основе естественного права и свободу; А. Смитт, признающий модернизацию и саморегуляцию необходимыми компонентами гражданского общества; Т. Пейн с концепцией минимального государства, как необходимого зла и самостоятельного гражданского общество; А. Токвиль, анализирующий демократию в Америке; Д. С. Миль, очертивший образец отношения государства и гражданского общества, не зависящего от него).

Дальнейшее развитие это понятие получило в двух традициях. Одна, опираясь на германскую культуру, характеризуется приматом политического и требованием институционального порядка, коллективисткой ориентацией, высшей ценностью принципов равенства и справедливости и находит продолжение в социал-демократической традиции. Другая либеральная центр тяжести переносит на свободу, ставя ее превыше всех ценностей, на саморегулятивную функцию гражданского общества как важнейшую сокровищницу индивидуальных прав и свобод и защиту от посягательств государства. Центральной фигурой здесь является свободная личность2. Свое место отводится гражданскому обществу в концепциях коммунитаризма, анархизма и консерватизма.

В первой половине 20-го века интерес к проблематике гражданского обще-

1. Мушинский В. О. Грамши о государстве // Советское государство и право. М., 1986. №8. С. 98-107. 1 Голенкова З. Т. Альтернативы и перспективы развит http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html 29.11.01.

2 Голенкова З. Т. Альтернативы и перспективы развития гражданского общества в России... -

21

ства заметно ослаб и снова возродился после II Мировой войны, в первую очередь в среде критиков авторитаризма, «...выступая под такими названиями, как "независимая культура", "параллельные структуры", "альтернативное общество", "независимое общество", "параллельный polis", "самоуправляемая республика" ("samorzadna rzeczpospolita") и т.д.»1. Позднее в трудах современных исследователей гражданского общества, где теоретическое осмысление требований экономической и политической свободы личности дополняется реальными предложениями по расширению поля этих свобод2. Особую актуальность эта категория приобрела в связи с возросшим влиянием либеральной демократии, прежде всего, на Европейском континенте, где в 70-80-ых годах народы Греции, Испании, Португалии, а в конце 80-ых начале 90-ых годов восточноевропейских стран и СССР вступили на путь демократических преобразований. В 80-е годы В. Гавел, Дж. Кин и другие ученые начали разработку концепции социалистического гражданского общества.

Во многих западных странах с развитым гражданским обществом ныне развернулась широкая дискуссия, в которой внимание сосредоточено на поиске новых направлений его совершенствования. Гражданское общество из теоретической конструкции становится достоянием обыденного сознания, глобальная тенденция к демократизации, информационная революция расширяют возможности его развития во всем мире. В России оно присутствует не только на уровне идей, а формулируется в виде концепций, этот термин прочно входит в категориальный аппарат историков, философов, правоведов, социологов, политологов.

Можно выделить теоретико-аналитический и нормативный параметры этого понятия. Теоретико-аналитический используется как теоретическая категория для анализа и объяснения явлений социальной реальности. В этом смысле гражданское общество это агрегированное понятие, обозначающее специфиче-

1 Шацкий Е. Протолиберализм: автономия личности и гражданское общество // Политические исследования. -1997. -№6.-С. 15-33.

2 См. подробнее. Seligman, А. В. The Idea of Civil Society. N. Y. Free Press, 1992. P.4.; Аг. А. Самоуправляемое общество / Гражданское общество. М.,1994. С. 39-40.

22

скую совокупность общественных коммуникаций и социальных связей, институтов и ценностей, главными субъектами которых являются: гражданин со своими правами и гражданские организации. Нормативный имеет преимущественно статус нормативной концепции, способствующей мотивации и мобилизации социальных субъектов на развитие гражданской активности, что особенно важно для обществ, находящихся в состоянии трансформации, каковым и является Россия.1

Анализ научно-практических работ позволяет сформулировать три основных подхода к пониманию гражданского общества. Первый отражает состояние всего общества (включая государственную сферу), сложившегося в результате экономических и политических изменений в большинстве развитых стран Запада. Это «система, характеризующаяся наличием рыночных отношений, демократического общества, правового государства, и главное социальных слоев, имеющих независимые от государства источники существования».2 В целом, такое определение фактически совпадает с понятием демократии, его использование не добавляет нового понимания гражданского общества.

Вторая трактовка связана с представлением о гражданском обществе как сфере негосударственных связей и институтов. Здесь, обычно, имеется в виду или весь негосударственный сектор3, или его неполитическая сфера,4 или же

1 См. подробнее: Голенкова З. Т. Гражданское общество в России // Социологические исследования. 1997. -№3. С. 26; Голенкова З. Т., Вилок В. В., Черных Ю. В., Романенко Л. М. Становление гражданского общества и социальная стратификация // Социологические исследования. 1995. № 6. С. 15; Сергеев С. Г. Становление гражданское общество в России (историко-политологический подход): Дис. канд. политич. наук. Саратов, 1999. С. 18; Гуторов М. Гражданское общество: классическая традиция и современная Россия... -http://go. philosophi. pu. ru/histori /program. html-22K-29.11.01.

2 Резник Ю. М. Формирование институтов гражданского общества (социоинженеркый подход) // Социологические исследования. 1994. №10. С. 21; Одинцова А. В. Гражданское общество: прошлое, настоящее, будущее // Социально-политические науки. 1991. № 12. С.41.

3 Кочетков А. П. Гражданское общество в России: реальность и перспективы // Становление институтов гражданского общества. Россия и международный опыт: Матер, междун. симпозиума 31 марта-1 апр. М., 1995. -С. 45; Иванова Т. Ю. Политическая культура населения как условие существования гражданского общества... -http.7/ www. auditorium. ru/economy/texts/butenko/rNDEX/htm 19.02.01; Серебряков С. Л. Цивилизованные основы формирования гражданского общества в России // Социально-политический журнал. 1995. №2. С. 97-98; Соснушкин СВ. Гражданское общество и социальное государство: проблема взаиморазвития... http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. htm -29.11.01; Н. Н. Ярошенко. Социально-культурная деятельность в контексте формирования гражданского общества в России. http://www. olitstudies. ru/index. htm: Шкаратан О. И., Гуренко Е. Н. От этакратизма к становлению гражданского общества // Рабочий класс и современный мир. -1990. -№3. С. 154.

4 Мигранян A. M. Долгий путь к Европейскому дому // Новый мир. 1989. №7. С. 166-184; Голенкова З. Т...

С.27; Опейкина Т. В. Гражданское общество. Истоки и основные тенденции развития: Дис. канд. философ, наук.

Волгоград, 1996. С. 40.

23

только «третий» неполитический некоммерческий сектор.1 Т. Ю. Иванова отмечает, что данный подход имеет более глубокое методологическое значение, дает возможность отделить это понятие от смежных, таких как: «открытое общество», «правовое государство», «демократическое общество», а также поставить вопрос о специфических функциях гражданского общества2.

В третьей трактовке гражданское общество обычно толкуется как состояние культуры или сознания граждан (социокультурное пространство, в котором реализуются различные интересы индивида3, совокупность людей, объединенных морально-духовной солидарностью4, сфера, которая несет на себе цивилизованность и образованность данной эпохи5). Эта трактовка недостаточно отражает социологический аспект его измерения.

Мы рассматриваем гражданское общество как совокупность социальных связей и институтов, действующих в демократическом обществе в рамках правового поля независимо от государства, но взаимодействующих с ним.

Демократическая система характеризуется, прежде всего, наличием в ней инфраструктуры гражданского общества и правового государства, т.е. разветвленной внутренней структуры общественных организаций и управленческих государственных органов, гарантирующих соблюдение прав и свобод человека. «Идеальная демократическая система призвана трансформировать возможность самоорганизации гражданского общества в возможность его самоуправляемости... Само существование правового государства оправдано лишь в той мере, в

1 Арато А. Концепция гражданского общества: восхождение, упадок и воссоздание и направления для дальнейших исследований // Политические исследования. 1995. №3. С. 50; Флифберг Б. Хабермас и Фуко теоретики гражданского общества // Социологические исследования. 2000. №2. С. 127-136; Шмиттер Ф. Размышление о гражданском обществе и консолидации демократии // Политические исследования. 1996. №5. С.16-17;. Виноградова Т. И. Баланс ценностей гражданского общества как основа формирования национальной идеи. http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29.11.2001.

2 Иванова Т. Ю. Политическая культура населения как условие существования гражданского общества. -http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29.11.2001.

3 Рашковский Е. Гражданское общество: религиозное измерение проблемы // Международная экономика и международные отношения 1996. №5. С. 116-129;См., напр.: Маркова О. В. Социальные механизмы формирования гражданского общества Дис. канд. социол. наук. СПб., 1998.

4 Аринин Н. Зрелость гражданского общества основа устойчивого развития и безопасности России. М, 2000. Кн. 1.-С. 12-14.

3 Егин С. А. Идеологическая жизнь гражданского общества: Дис. канд. философ, наук. Волгоград, 1997. С. 19.

24

которой оно гарантирует свободное развитие гражданского общества»1.

Включение в гражданское общество всей негосударственной сферы обусловлено следующими причинами. Во-первых, после длительного периода этатизма общество нуждается в позиционировании себя вне государственной сферы на основе противопоставления ей. На определенном историческом этапе подобный процесс происходил во всех странах старой демократии. Он же отмечается и в странах бывшего реального социализма. «... Идея гражданского общества появилась в Восточной Европе, прежде всего, как идея антигосударственная. Явись она в ином обличье она не была бы востребована, поскольку практическая задача заключалась в создании такой сферы общественного взаимодействия, которая не имела бы ничего общего с государством»2. В России это находит выражение в недоверии населения государственной власти всех уровней, за исключением Президента. Таким образом, на первом этапе гражданское общество определяется как противоположность этатизму, как вторая составляющая бинарной оппозиции, так что все, что не есть огосударствленное общество, является обществом гражданским. И только затем возникли идеи и практика сотрудничества гражданского общества с государством, которые доказали свою эффективность.

Во-вторых, включение в данное понятие негосударственных экономических, политических институтов, третьего сектора, средств массовой информации (СМИ), местного самоуправления (МСУ) обусловлено тем, что все они представляют из себя внутренние факторы его становления и развития.

Партии являются посредниками между обществом и государством, берут на себя формулирование коллективных ценностей и целей для гражданского общества, предлагают различные идеологии, стратегии общественного развития, средства реализации намеченных целей через участие в государственном управлении, обеспечивают проведение политики большинства, защиту интересов меньшинства. В федеральном законодательстве понятие «партия» трактует-

1 Гершунский Б. С. Гражданское общество в России. М., 2001 -С.23,25.

2 Шацкий Е. Протолиберализм: автономия личности и гражданское общество... С. 15-33.

25

ся как «общественное объединение, созданное в целях участия граждан в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и местного самоуправления».1 Это основной орган политического синтеза и транслирования укрупненных социальных интересов на государственный уровень, который осуществляет критическую, контролирующую функции, оппозиционную деятельность по отношению к правящей партии (административной, исполнительной власти), обеспечивает естественного пополнение и обновление властных структур, интеграцию различных уровней общества (местного, территориального, регионального) по вертикали, а социальных, конфессиональных, этнических и иных групп по горизонтали.

«Экономика свободного предпринимательства остается главным направлением эволюции».2 Поэтому состояние частного бизнеса важный показатель экономической свободы основы рыночной экономики и гражданского общества. Большое влияние на эту сферу оказывают профессиональные союзы и различные объединения представителей частного бизнеса новообразования, связанные со становлением рыночных отношений. Профсоюзы добровольные и независимые от нанимателя и государства объединения граждан представляют собой наиболее крупные и хорошо организованные группы интересов по роду работы, играют важную роль в гармонизации отношений между гражданским обществом и государством. Они создаются и функционируют в целях представительства и защиты экономических прав наемных работников, прежде всего в отношениях с работодателем, путем переговоров и подписания коллективных договоров3.

Сила профсоюзов основывается на двух- базовых факторах. Роль, которую они играют в системе социального партнерства, при котором обеспечивается

1 О политических партиях: Федеральный закон РФ, 11.07.2001 г., №95. Гл. I, ст. З // Собрание законодательства РФ. 2001. №29. Ст. 2950.

2 Парсонс Т. Система современных сообществ. М., 1998. С. 107.

3 Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России / Отв. ред. В. Г. Хорос. М., 1998. С. 104,123.

согласование их важнейших социально трудовых интересов. В социальном государстве, которым является РФ,1 система социального партнерства функционирует в режиме трипартизма трехстороннего представительства. В его основе лежит не только идея разделения ответственности между тремя самостоятельными сторонами профсоюзами, работодателями и органами власти за результаты принимаемых и реализуемых решений, но и механизм ослабления монополии последних на управление экономикой. Партнерство выступает альщ  тернативои диктату и является цивилизованным методом решения социальных

конфликтов на различных уровнях. И второй фактор, определяющий реальное влияние профсоюзов, право объявления забастовки.2 Возможность дестабилизировать социально-экономическую ситуацию протестными действиями наделяет профсоюзы наибольшей потенциальной силой, чем любую другую группу интересов.

В соответствии с Конституцией РФ каждый гражданин имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности.3 Для защиты, лоббирования своих интересов, их законодательного оформления предстад вители бизнес класса объединяются в различные ассоциации. Социокультурную сферу представляет «третий сектор» независимые от государства неполитические общественные объединения, которые создаются гражданами для реализации инициатив некоммерческого характера и направлены как на самореализацию, так и на достижение социальных изменений, значимых для общества в целом. Синонимичными «третьему сектору» являются понятия, незначительно отличающиеся друг от друга: неприбыльный, некоммерческий (НКО), общественный, филантропический, неправительственный (НПО), добровольческий и сектор ассоциаций, социальные корпорации-т.д.

В мировой практике выделяют четыре поколения добровольных организа-

1 Конституция РФ. М., 1993. Гл.1, ст.7.

2 Грибанов В. В. Профсоюзы как важнейший институт гражданского общества... -http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-29.11.01.

3 Конституция РФ. М., 1993. Гл. 2, ст. 34.

27

ций. Первое благотворительные организации, направленные на решение проблем, связанных социально-бытовыми условиями. Второе поколение ставило задачи поддержания и поощрения местных инициатив с преимущественной опорой на собственные силы. Как правило, эти общественные организации действуют в рамках идеологии «грасс-рутс». Практика «грасс-рутс» наиболее эффективна для решения местных проблем; она облегчает включение в общественную и политическую жизнь широких масс, воспитывает у них солидарность, умение бороться за свои права. Третье поколение представлено организациями, выступающими за проведение реформ в политической и социально-экономической сферах. Добровольные организации четвертого поколения, сохраняя основные направления деятельности организаций предыдущих поколений, стоят на позиции альтернативного (зеленого) подхода к развитию, связанного с укреплением самоуправляющихся общин, где роль государства постепенно сводиться на нет.1

НКО выполняют функцию артикуляции интересов групп граждан. В их среде формируются навыки демократического контроля власти, накапливается опыт социальных новаций, стажируются и приступают к общественной деятельности молодые кадры. Отстаивая интересы различных слоев населения, они осуществляют общественную приватизацию политики, выстраивают механизмы влияния общества на власть, осваивают технологии правозащиты, лоббирования общественных интересов, формирования общественного мнения, проведения социального маркетинга, что служит консолидации и активизации населения.

Средства массовой информации являются одной из форм взаимодействия гражданского общества с государством, выполняют функции формирования общественного мнения, достижения социального консенсуса. Соединяя между собой отдаленные и разнообразные по характеру ячейки общества через единое информационное пространство, способствуют идентификации человека с рефе-

1 Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России / Отв. ред. В. Г. Хорос. М., 1998. С. 175.

28'

рентными группами, тем самым, формируя структуру гражданского общества. Конституция РФ гарантирует гражданам свободу мысли и слова, право искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, цензура запрещается.1 «Именно через СМИ реализуется право на получение полной и достоверной информации, возможность выбора источника информации, что позволяет гражданам взвешено судить о событиях. СМИ обеспечивают органическую связь граждан и власти, повседневный диалог между ними, способствуя реализации принципа прозрачности и отчетности деятельности властей».2 Тем самым они содействуют осуществлению контроля за проводимой государством политикой,3 регулированию системой стабильного развития общественных отношений4, участию населения в достижении социального согласия.5 СМИ формируют культурное пространство, общественное настроение граждан, активно влияют на ценности, цели и мотивы поведения целых слоев и структур социума.6 «Без действительно свободных СМИ, отмечает В. Путин, российской демократии просто не выжить, а гражданское общество не создать»7.

Местное самоуправление (МСУ) самая близкая к человеку власть, призванная решать его повседневные проблемы. «Местное самоуправление в Российской Федерации признаваемая и гарантированная Конституцией РФ самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения по решению непосредственно или через органы МСУ вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций».8 «В 1998 г. Россия ратифицировала Европейскую хартию местного самоуправления, в

1 Конституция РФ. М., 1993. Гл.2, ст. 29; О средствах массовой информации: Федеральный закон РФ, 27.12.1991 г., № 2124-1 // Российская газета. 1992. 8 февр.

2 Ненашев М. Ф. Диктатура СМИ: кто жертва? Российскаятазета. -2000. 25.окт.

3 Аг А. Самоуправляемое общество / Гражданское общество. М., 1994. С. 46.

4 Меньшина Н. Н. К проблеме информационно-политической безопасности России... http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. htnil-22K-29.11.01.

5 Глазкова С. А. «Гражданское общество» как национальная программа развития и средства массовой коммуникации... http://go. philosophi. pu. rU/histori/program. html-22K-29. l 1.01.

6 Юрков А. А. В здоровом обществе здоровые СМИ —... http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. htm-29.11.01.

7 Послание Президента РФ Федеральному Собранию. М., 2000.

* Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон РФ, 28.08.1995 г., №154. // Собрание законодательства РФ. 1995. №35. Ст. 3506.

29

соответствии с которой органы МСУ, обеспечивающие одновременно эффективное и приближенное к гражданам управление, признаны одной из базовых основ демократического строя»1. Его нормативное регулирование фиксирует три момента: местное самоуправление признается и гарантируется; в пределах своих полномочий оно самостоятельно; не входит в систему органов государственной власти. МСУ обеспечивает самостоятельное и под свою ответственность решение вопросов местного значения, владение, пользование и распоря- жение муниципальной собственностью. Согласно Основному Закону РФ «народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и МСУ».2 Он предусматривает демократический механизм выборов и принятия решений на локальном уровне, самостоятельное определение населением структуры органов МСУ.3 Эти положения нашли развитие в федеральном законодательстве, например, в законах: «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», «О финансовых основах местного самоуправления в РФ», в конституциях и уставах субъектов Федерации. Самым массовым звеном самоуправления является общественное территориальное, функционирующее на уровне сел и поселков в сельской местности, округов, кварталов, улиц, домов и т.д. в городах, на общественных инициативных началах.

МСУ является неотъемлемой частью общегосударственной системы сдер-жек и противовесов, обеспечивает баланс интересов государственного и местных уровней. Воплощение институтов гражданского общества в органах местного самоуправления указывает на их двойственный характер, так как помимо сугубо собственных функций, они осуществляют на своей территории полномочия, делегированные им государством4 и является, одновременно, как элементом, так и институтом формирования гражданского общества.

1 См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию. М., 1999. С. 64.

2 Конституция РФ.-М., 1993. Гл.1, ч.2; ст. З, 12; гл.8, ст. 130.

3 Конституция РФ.-М., 1993.-Гл.1, ст. З, 12; ч. 2, гл. 2, ст. 32; гл.8, ст. 130, 131.

4 Грибанов Г. И. Роль местного самоуправления в становлении и развитии гражданского общества... -http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. htm.29.11.01

30

МСУ содействует развитию общественной активности населения через участие в выборах в органы местного и территориального общественного самоуправления, в местных референдумах, приучая людей к ответственности за ведение дел. Оно способствует формированию гражданской политической культуры, инициативной личности в большей степени приверженной ценностям свободы. Работа в органах МСУ может стать механизмом отбора новой генерации российской политической элиты. Уровень развития местного самоуправления показывает степень реального участия граждан в жизни общества, в принятии решений на местах, обеспечения защиты интересов граждан, проживающих на определенной территории, баланс интересов личности и общества.

Обобщая роль различных институтов гражданского общества, выделим его основные функции: создание условий для формирования общественно активного индивида, расширения сфер его самостоятельности, саморазвития, в которых индивидуальное существование становится доминирующей ориентацией; селекция и отбор наиболее жизнеспособных образцов поведения путем свободной конкуренции программ деятельности и соответствующих им стилей жизни; продуцирование норм и ценностей, поддержание многообразия жизненных практик; введение социальных конфликтов в цивилизованные рамки; социальная интеграция; самоорганизация и саморегуляция (осуществление нерегулируемой извне спонтанной активности субъектов, направленной на упорядочивание их отношений посредством согласования целей, интересов, установок); сдерживание вмешательства государства в жизнь граждан; воздействие на государство, формирование его в соответствии с демократическими норами и интересами граждан, поддержание и уточнение границ его деятельности; гомогенизация экономических, политических, культурных, информационных условий жизни независимо от государственных рубежей. .

Принципами функционирования гражданского общества являются: верховенство права; равенство прав и свобод граждан; гарантированная их юридическая защита на основе законов, имеющих юридическую силу во всем мировом

31

сообществе; гарантированная законом возможность граждан объединяться в независимые от государства общественные объединения, где роль государства по отношению к ним должна сводиться к установлению самых общих рамок в виде закона, регулирующего правила игры, которых все должны придерживаться, чтобы не ставить под угрозу такие же права и свободы других членов общества; экономический, социальный политический и культурный плюрализм; экономическая независимость индивидов, основанная на праве каждого иметь собственность или получать справедливое вознаграждение за честный труд; свобода деятельности средств массовой информации вне рамок государственной цензуры, ограниченная только законом; существование механизмов, стабилизирующих отношения между государством и гражданским обществом, обеспечение безопасности функционирования последнего со стороны государственных органов.1

Признаки гражданского общества: открытость системы; экономический, социальный, политический и культурный плюрализм; независимая от государства институционализированная деятельность граждан и их организаций во всех сферах общества; разноуровневая система горизонтальных связей; сфор-мированность механизмов саморегуляции, самоорганизации, достижения общественного согласия, а также реального влияния на деятельность государства и защиты от него.2

Можно выделить внешние и внутренние факторы формирования гражданского общества. Внутренние факторы непосредственно участвуют в его становлении, их развитие и есть само его становление.

1. Субъективный или личностный фактор характеристики личности, особенности социального поведения индивидов, способствующие формированию гражданского общества. Критерии: нормативно ценностный, когнитивный,

1 См., напр.: Опейкина Т. В. Гражданское общество. Истоки и основные тенденция... С.41-43; Маркова О. В. Социальные механизмы формирования гражданского общества: Дис. канд. социол. наук. СПб., 1998. С. 39-40; Резник Ю. М. Формирование институтов гражданского общества (социоинженерный подход)... С. 23.

2 См., например: Голенкова З. Т. Альтернативы и перспективы развития гражданского общества в России. -http://go. philosophi. pu. niMstori/program. html-22K-29.11.2001.

32

деятельностный. Основой развития личностного фактора является гражданская культура. Возникновение адекватной времени экономической и политической моделей в большей степени должно произрастать из глубоких экзистенциальных и моральных перемен в обществе.1

2. Структурно-функциональный фактор система институтов гражданского общества, их функционирование и взаимосвязи.

Существуют различные подходы к изучению структуры гражданского общества. А. П. Кочетков рассматривает слои невластных отношений, обеспечивающие жизнедеятельность общества: экономические, выражающие многообразие форм собственности; социокультурные, включающие семейные этнические, религиозные и прочие устойчивые связи; связанные с индивидуальным выбором, политическими и культурными различиями групп по интересам.2 Е. М. Стариков выделяет институты, сложившиеся естественно-исторически (семья, нация); в результате социального развития, выражающие интерес человека в политике классы, партии, клубы и т.д.; институты, отражающие экономический интерес собственность, кооперативы, профсоюзы; выражающие духовные потребности творческие союзы, общества, религиозные организации; личность с ее типом мышления как отдельный институт.3 Структура, предложенная А. Ю. Сунгуровым, включает: политическое общество партии, движения; экономическое общество профсоюзы, бизнес-ассоциации; сообщество «третьего сектора».4 На наш взгляд, среди названных структур гражданского общества отсутствуют такие базовые институты как СМИ, местное и территориально-общественное самоуправление.

Таким образом, в качестве критериев структурно-функционального фактора рассмотрим структуры политической (партии, общественно-политические движения), экономической (объединения, представляющие интересы наемных ра-

1 Шацкий Е. Протолиберализм: автономия личности и гражданское общество... — С. 23.

2 Кочетков А. П. Гражданское общество: проблемы исследования и перспективы развития // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. -1998. — №4. — С. 91-92.

3 Е. М. Стариков. Маргиналы или размышления на старую тему: «Что с нами происходит?» // Знамя. — 1989. -№10.-С. 133-162.

4 Сунгуров А. Ю. Классы некоммерческих организаций в контексте взаимодействия... -http://ngo. org. ru/ ngoss/get/id.

33

ботников и предпринимательского класса, развитие малого и среднего бизнеса), социокультурной (организации «третьего сектора»)1; информационной (СМИ) сфер и сферы «гражданской» власти (органы местного и территориального общественного самоуправления). Показателями этих критериев будут наличие соответствующих структур, динамика изменения их численности и степень выполнения ими своих функций.

Внешние факторы создают необходимые условия для формирования гражданского общества.

3. Правовой фактор это совокупность общеобязательных правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством, позволяющих гражданам и их ассоциациям осуществлять свои цели, а также институтов, обеспечивающих реализацию этих правил и норм.

Его критериями являются:

- развитость законодательной базы. Показатель: соответствие между потребностями и ценностями граждан и возможностью их реализации в рамках данного правового поля;

- реальная возможность реализации гражданами своих прав. Показатель -эффективность судебной системы, деятельности правоохранительных и других государственных органов, осуществляющих охрану прав человека и гражданина.

4. Позиционный фактор позиция структур государственного и муниципального управления по отношению к гражданскому обществу. Государство может содействовать, быть нейтральным или противодействовать становлению гражданского общества Критерии, отражающие позицию властных структур:

- организационный отражает взаимодействие управленческих структур с гражданами и их организациями. Показатели: поддержка граждан и их институтов, сотрудничество, готовность делегировать им свои полномочия, ориента-

1 При анализе НКО следует учитывать их многообразие, неоднородность. Их классификации см. например: Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России... С. 174-176; Сунгуров С. А. Классы некоммерческих организаций в контексте взаимодействия... http://n2o. org. ru/ngoss/get/id14184 и др.

34

ция на интересы населения; открытость, прозрачность деятельности, положительное отношение к системам общественного контроля, конструктивное отношение к критике со стороны общественности, ответственность перед народом, наличие официально декларируемой цели формирования гражданского общества, программ, направленных на ее достижение;

- субъективный выявляющий адаптивную готовность управленческих кадров работать в условиях формирования гражданского общества. Показатели: нормативно-ценностный, когнитивный, деятельный и социально-технологический.

На основе этой модели проанализируем процессы формирования гражданского общества в России.

Формирование гражданского общества в России

В России развитие гражданского общества шло отличным от Запада путем. Н. А. Полевой особенностью российской истории считал отсутствие древней гражданственности из-за постоянных внешних и внутренних войн, например, в Киевской Руси, лишь чуть смягченной с приходом христианства1. Исключение составляют Новгород, Псков, несколько других городов, где значительный политический вес имели вече. В России на характер взаимоотношений индивида и власти глубокую печать наложило монгольское нашествие и завоевательные походы немцев и скандинавов. Первое принесло деспотизм, тотальное подавление личности, усиление государственности по восточному типу, второе немецкое право, западноевропейские стандарты того времени. В целом в социальной организации общества утвердилось сословное устройство. В Московском государстве институты, связанные с влиянием общественных сил на деятельность власти, были представлены Земскими Соборами, которые появились в середине 16 века и просуществовали почти 120 лет. Этот орган «об устроении земском, отчинах, судах и управах земских»2, выражающий мнение земель по принципиальным вопросам, не был ни совещательным, ни законодательным, ни

1 Полевой Н. А. История русского народа. М., 1830. Т. 2. С. 278.

2 Черепнин Л. В. Земские соборы Русского государства в 16-17 ее. М., 1978. С. 382-384.

35

выборным, власть царя не ограничивал. С возникновением опричнины на смену сословно-представительной монархии пришло самодержавие, которое подавляет всяческое самоуправление. Позднее формируется абсолютная монархия.

Дальнейшая история России чередование отдельных шагов по пути формирования элементов гражданского общества с откатами назад и новым наступлением на права и свободы населения. Петр I разрушил все институты представительства территорий, механизмы взаимодействия государства и общества, значительно ухудшил фактическое и юридическое положение крестьян. А. Н. Радищев, основоположник освободительной традиции России, одним из первых задается вопросом: «Может ли государство, где две трети граждан лишены гражданского звания и частию в законе мертвы, называться блаженным?1» Екатерина II впервые ставит вопрос о «хранилище законов» (Сенате), «состоянии всех в государстве живущих» (равенстве и свободе граждан перед законом)2. Хотя в ее правление еще более окрепли сословные привилегии дворянства, система крепостничества, проводимые ею реформы в тех условиях все же можно рассматривать как относительно либеральные. Император Павел уничтожил ее реформаторские начинания, значительно ухудшил положение крестьян. Алек- сандр I пытался смягчить крепостничество и политический режим, но позднее отрекся от своих намерений. Его советник М. Сперанский развивал идеи о воле народа как источнике власти, совершенствовании законодательства, губернского управления, которые не были реализованы3. Николай I, подавив восстание декабристов, ужесточил крепостной строй, борьбу с инакомыслием. С его смертью заканчивается целый период отечественной истории, характеризующийся подневольным трудом, сословным разобщением общества, отсутствием свободной политической деятельности.

Александр II Манифестом 19 февраля -1861 г. отменил крепостное право, позднее провел судебную и административную реформы, преобразования в об-

1 Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву. М., Л., 1964. С. 122-123.

2 Ключевский В. О. Курс русской истории М., 1989. Т.5. С. 69-72.

3 Ключевский В. О. Курс русской истории М., 1989. Т.5. С. 198-208.

36

ласти образования и культуры, расширил границы свободы слова, при нем возник институт земства, начинают действовать органы городского самоуправления, носящие бессословный характер. Эти новации исчезают при Александре III, который ограничил земство, фактически ликвидировал мировые суды и т.д. И все же интерес к проблематике гражданского общества можно найти в трудах Н. М. Карамзина1, В. О. Ключевского2, философии революционных демократов.

В России, хотя и непоследовательно, развиваются некоторые предпосылки для его формирования3. Так, многие века традиционно существовала крестьянская община административная единица и форма поземельной организации, которая была не только экономическим, но и социальным организмом. Еще один самоуправляющийся институт в России ремесленные, профессиональные артели добровольные товарищества равноправных работников. К подобным системам можно отнести и казачество полувоенную социальную организацию, которая руководствовалась как специальными государственными, так и собственными нормам, традициями и обычаями. К началу 20-го века функционировали и другие самоуправленческие структуры: национальные, конфессиональные, производственные, культурные, благотворительные организации. Несмотря на определенную дистанцию от государства, все они входили в сферу влияния последнего. Советы, родившиеся в 1905 году как органы самоуправления, после 1917 года превратились в институты власти.

Николай II под давлением широкого общественного движения Манифестом 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка» был вынужден даровать населению свободы, обещание Конституции. Им провозглашено, кроме прочего, участие в выборах широких слоев населения, обязательный порядок утверждения представительным органом издаваемых законов. Весной 1906 г. в России начала работу Государственная дума, просуществовавшая с перерывами до 1917 года. Неограниченная самодержавная власть пре-

1 Андреев А. Л. Становление гражданского общества. Российский вариант... http://wvyw. nns. ru/prilbio. html.

2 Ключевский В. О. Курс русской истории. М., 1989. Т.1. С 214.

3 Герасименко Г. А. Земское самоуправление в России. М., 1990. С. 48-61.

37

вращается в конституционную монархию, впервые в истории страны появляются легально действующие ассоциации граждан, в том числе партии. И все же, пропасть между обществом и властью сохраняется, результатом чего становится нарастание революционной ситуации1.

К началу 20-го века в России был накоплен и осмыслен определенный либеральный опыт, часто прерываемый властями в силу присущей им авторитарной традиции, возникли зачатки демократических институтов. Но, идеи автономии и уважения личности не получили развития и реализации в общественной жизни2. К Октябрьской революции гражданское общество в России было на начальной стадии развития и этот медленный 150-летний процесс обретения народом прав и свобод был насильственно прерван в 1917 году. Были разрушены и без того слабые горизонтальные системы связей, исчезла частная предпринимательская деятельность, запрещена любая независимая форма самоорганизации.

Советский период

1917- конец 80-х гг. XX века время отсутствия частной собственности и частного интереса, повсеместного господства государственной, коллективной собственности, последовательной этатизации гражданских институтов, начатой с ликвидации после Октябрьской революции многопартийной системы, идеологического плюрализма. Хотя на ее волне первые десятилетия были периодом довольно высокой общественной активности. Возникают многочисленные ассоциации трудящихся: в сфере профессиональной деятельности, детские и молодежные организации, творческие союзы, общества взаимопомощи и т.д.3 В 1930-50-е г.г. многие из них прекратили свое существование из-за репрессий в годы культа личности Сталина, либо утратили добровольный характер. Политика монопольно правящей партии была направлена на поглощение государст-

1 Андреев А. Л. Становление гражданского общества: Российский вариант... http://www. nns. ru/nrilbio. html

2 Володин А. Г. Гражданское общество и модернизация в России // Политические исследования. 2000. -№3.-С. 105.

3 Коржихина Т. П., Степанский А. Д. Из истории общественных организаций / Историки спорят // Под общ. ред. B. C. Лельчука. М., 1988. С. 406-431.

38

вом всей общественной жизни. Еще более сузилось поле деятельности общественных объединений в годы Великой Отечественной войны, в послевоенный период. До середины пятидесятых годов они оставались вспомогательным придатком партийно-государственного аппарата.

В период «хрущевской оттепели», критики культа личности и его последствий, общественная жизнь стала более раскованной, массовой, возникло около 40 новых объединений (союзов, обществ, фондов). В 60-е годы в связи с объявленной компартией задачей построения коммунистического общества наметилась тенденция передачи части функций государственного управления общественным организациями, что, однако, не означало ослабление партийного руководства ими. В 70-х-первой половине 80-х г.г., времени, получившем название «застой», практически каждый человек в сознательном возрасте состоял как минимум в нескольких общественных объединениях.

По цели деятельности, сфере и степени влияния, охвату социальных групп можно выделить такие из них: единственная партия КПСС, верхний слой которой через аппараты в центре и на местах практически осуществлял руководство всей государственной и общественной жизнью Советского Союза; ВЛКСМ, представляющий интересы молодежи, под опекой которого находились детские объединения; женские, ветеранские и другие организации, охватывающие различные социальные слои населения; профсоюзы, организованные по отраслям народного хозяйства; различные формы кооперации, включая колхозы и потребительские кооперативы, которые также рассматривались в качестве общественных объединений; творческие, спортивные союзы; объединения, прямо или косвенно выполняющие идеологические функции в стране и за рубежом (например, общества «Знание», Красного креста и полумесяца, Фонд защиты мира, комитеты дружбы с различными странами); многочисленные общества, осуществляющие конкретные практические задачи (охраны природы, ДОСААФ, спасения на водах и т.д.); религиозные организации, действующие в ограниченных рамках. Все эти объединения в разной мере выполняли идеологические задачи. Многие из них, в конечном счете, выродились в бюрократиче-

39

ские структуры, собирающие финансовые средства для реализации узких хозяйственных или воспитательных задач.

Таким образом, советский период характеризуется господством государственной, коллективной собственности, существованием административно-командной системой управления, этатизацией гражданских институтов и общественной жизни, идеологической и политической монополией партии. Внешне в это время присутствовали многие конституционные закреплены атрибуты гражданского общества: выборы, разделение властей, органы местного и общественного самоуправления, многочисленные ассоциации населения и т.д. Но считать их элементами гражданского общества нельзя. И не только потому, что само это понятие отсутствовало в научном обороте. В отсутствии реальных гражданских прав и свобод, экономической и политической демократии, конкуренции, общественная сфера деятельности людей была огосударствлена. Ассоциации населения не являлись результатом самоорганизации, строились, в основном, «сверху», без учета реальной потребности общества, часто носили обязательный, формальный характер, были экономически зависимы от государства, сильно идеологизированы, направлялись партийными органами, не могли осуществлять контроль за деятельностью властей, влиять на их политику. Возможности самореализации личности были относительно равными, но ограниченны, в массовом сознании сформировалась патерналистская ориентация. Правовое поле не регламентировало важные стороны общественно-политической жизни (право на создание партий, свободных профсоюзов, независимых СМИ и т.д.), а многие формально существующие права невозможно было реализовать в полном объеме (свобода слова, совести, на митинги и собрания и т.п.).

Проблемы гражданского общества в современной России

Во второй половине 80-х годов, с начала перестройки, стали набирать силу добровольные общественные формирования, получившие названия «неформальные самодеятельные объединения». Вырвавшийся из-под партийной опеки всплеск гражданских инициатив в начале 90-х годов привел к революционным

40

по своему характеру переменам в политической и социально-экономической сферах. Распался СССР, ликвидирована монополия КПСС на власть, право других организаций единолично представлять интересы соответствующих категорий населения, возникли многопартийная система, парламентаризм на федеральном и местном уровнях, свобода слова, независимая пресса, идеологический плюрализм и многое другое. В России появились правовые условия для создания и функционирования общественных добровольных объединений, сужения сферы государственного влияния, снятия контроля за личной жизнью и общественно-политической деятельностью граждан. Но, системный кризис, в котором оказалась страна из-за некомпетентного проведения реформ, создал трудности на пути развития институтов гражданского общества. Непродуманные «шоковые» преобразования привели к обнищанию значительной части населения, породили колоссальную дифференциацию в нем, политическое противостояние, сузили возможности демократизации общества, участия населения в его делах.

В современной отечественной науке подвергается анализу как принципиальная возможность создания гражданского обществ в России, так и особенности его формирования. Одни исследователи, не отрицая многочисленных трудностей, не видят препятствий для достижения этой цели. Другие пессимистически оценивают возможности его возникновения и развития в ближайшее время.

А. Н. Аринин полагает, что гражданское общество в России есть, неизмеримо более сильное, чем вчера, хотя и не похожее на сложившееся в других странах1. И. А. Бутенко, ссылаясь на особенности геостратегического положения России, географического и экономического разнообразия ее регионов, подчеркивает особую роль государства, в котором-население традиционно видит своего покровителя и защитника, что накладывает свой отпечаток на процесс ста-

1 Аринин А. Н. Зрелость гражданского общества основа устойчивого развития и безопасности России... -http://alexgollev. Chat. Ru/otech/n02/article7. Htm

новления гражданского общества сегодня1. М. Н. Кузьмин считает, что Россия социально, ментально и культурно еще не выбралась из полутрадиционного состояния. Становление гражданского общества идет, но темпы и содержание этого процесса в различных регионах заметно разнятся2. В. В. Витюк, З. Т. Го-ленкова, Ю. В. Гридчин, Л. М. Романенко, А. И. Черных полагают, что его формирование происходит наиболее губительным для любой общественной системы конфликтным образом3.

О. В. Попова отмечает, что движение по направлению к гражданскому обществу осложняет ряд обстоятельств, среди которых: несоответствие целей и действий межэлитных группировок, отсутствие общей цели, идеологии и программы действий по развитию страны, нестабильность системы управления, недостаток социальных и политических свобод, которые бы осознавались гражданами как необходимые и активно использовались в повседневной жизни. Кроме того, гражданское общество в его единственно известном западном воплощении в принципе не подходит России, так как там оно стало результатом иного, нежели у нас типа исторического развития. Повторение данной модели обречено на неудачу, а российской пока не создано. Поэтому автор считает утверждение о формировании гражданского общество в России спорным4.

А. В. Волкова полагает, что наличие формального набора демократических институтов не обеспечит эффективного демократического управления в отсутствии политической культуры граждан. Российские реформы оказались мало связанными с массовым распространением ценностей, свойственных «гражданской культуре». Были восприняты лишь некоторые базовые элементы из системы демократических ценностей (выборы, разделение властей, многопартийность, местное самоуправление и т.д.), что со временем может привести к воз-

1 Бутенко И. А. Перспективы самоуправления и самоорганизации в России... http://www. auditorium. ru/economy. texts/butenko/INDEX/htm.

2 Кузьмин М. Н. Переход от традиционного общества к гражданскому: изменение человека // Вопросы философии. 1997. №2. С. 57-70.

3 Голенкова З. Т., Витюк В. В., Гридчин Ю. В., Черных А. И., Романенко Л. М. Становление гражданского общества и социальная стратификация // Социологические исследования. 1995. № 6. С. 21.

4 Попова О. В. О перспективе формирования гражданского общества в России. http://go. philosophi. pu. ru...

42

никновению демократических привычек и навыков, но процесс этот не носит обязательный и необратимый характер1.

Е. В. Держивицкий отмечает, что все поворотные моменты в отечественной истории воспринимались, скорее как времена безвластия и распада государственности, а не как подходящий случай реализации чего-то нового. «Надежды большинства населения на сильное государство всякий раз перевешивали обращенные к нему редкие доводы зарезервировать для себя какие-то свободы. Такая позиция прочно ассоциировалось с изменой, стремлением если не уничтожить, то ослабить государство, а не, скажем, ограничить произвол верховной власти». Поэтому, «...было бы фарисейством утверждать, что российская политическая элита ставит своей задачей формирование гражданского общества». В настоящее время отсутствует какая-либо внятная программа на этот счет, следовательно, его становление не является ближайшим приоритетом российской власти. Отсутствие правового воспитания, подтверждает бесперспективность данного направления на нынешнем этапе развития общества2.

И. Б. Левин полагает, что даже само понятие «гражданское общество» пребывает на периферии массового сознания, не имеет укорененности среди россиян, как минимум вызывает прохладное отношение к нему правящих кругов. Поэтому, его создание сегодня не актуально, так как является помехой с огромным трудом воздвигаемому зданию российской государственности3.

В. А. Гуторов пишет: «... Долгие десятилетия россияне не могли отожествлять свои интересы ни с одной из ассоциаций церковью, профсоюзами, политическими партиями и т.д. В настоящее время такие организации еще не выступают в качестве авторитетных референтных групп... Социум слабо структурирован, гражданское общество отсутствует на уровне обычного человека»4.

Низкий уровень гражданской культуры, отсутствие опыта реального уча Волкова А. В. Административные реформы и формирование гражданского общества в России. -http://www. auditorium. ni/economy/textstoutenko/INDEX/htm 19.02.01.

2 Держевицкий Е. В. Перспективы становления гражданского общества в России. Там же.

3 Левин Б. И. Гражданское общество и Россия... http://www. agama. ru/r-club/joumals/oktober/n5-95/lenn/htm.06.06.01.

4 Гуторов В. А. Гражданское общество: классическая традиция и современная Россия. —... http://go. phiIosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29.11.01.

43

стия россиян в общественно-политической жизни, длительное отчуждение народа от собственности и власти, психология социального иждивенчества, отмечает А. П. Кочетков, привели к тому, что государственные структуры, оказались единственным соединяющим общество основанием. В стране, особенно в ее центральных районах, в последние десятилетия разрушены вековые органичные связи общественной жизни, во многом утрачены народные традиции. В то же время связи иного типа (гражданского общества) только начинают складываться.

В обществе продолжает он, где в течение длительного времени была подорвана мотивация к труду, уровень и качество жизни в значительной мере были оторваны от его конечных результатов, понятен страх перед рыночной экономикой. С одной стороны это вопрос активной позиции и ответственности, с другой связан с возникновением «дикого» рынка, который чреват резким повышением цен, ослаблением социальной защищенности простых тружеников, ростом имущественной дифференциации. При этом к наименее обеспеченной части общества относится одновременно как большая часть интеллигенции, особенно в провинции, сотрудники правоохранительной системы, так и алкоголики, и наркоманы; к наиболее обеспеченной административная элита, лидеры мафиозных группировок1.

По мнению Т. И. Заславской гражданское общество в России находится «на очень низкой, фактически эмбриональной стадии своего формирования»2. В. Пастухов утверждает, что вообще говорить о гражданском обществе в нашей стране "могут только люди с сильно развитым воображением"3. Эти мнения не разделяют лидеры российских независимых общественных организаций, которые говорят об их бурном развитии4.

Такая противоречивость оценок имеет несколько причин. Первая отсутст Кочетков А. П. Гражданское общество: проблемы исследования и перспективы развития // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 1998. №4. С. 94-97.

2 Заславская Т. И. Гражданское общество в России: проблемы самоопределения и развития... Там же. СП.

3 Там же, 19-20

4 Л. К. Алексеева. Как построить гражданское общество, http://www. civilvorum. ni/media/html.17.10.01; Поле мнений. Дайджест результатов исследования / ФОМ... 2001. №10. С.17; Гражданские инициативы и будущее России..... http://ngo. org. ru/ngoss/get/id.

44

вие единого понимания сущности гражданского общества. Вторая различие референтных моделей, с которыми сравнивается современная российская действительность. Если сопоставлять ее с неким идеальным типом общества, сконструированным на основе западного опыта, выводы будут негативные, при сравнении же с обществом периода Л. И. Брежнева прогресс несомненен. Исходя из последнего посыла мы полагаем, что его становление в современном российском обществе началось.

Если иметь в виду, что формирование гражданского общества в большой мере процесс эволюционный, то 15: ти лет даже радикальных перемен недостаточно для его становления. По статистике, 55% россиян вообще ничего не слышали о гражданском обществе, 22% не берутся объяснить, что это такое, и лишь 12% связывают это со словами «права», «свободы», «интересы», «инициативы граждан» и т.д.1 Менталитет народа, формируемый веками, обладает прочными инерционными стереотипами. Для России это ощущение бессилия человека перед государством, которое лежит в основе российской государственно-патерналистской политической культуры. Комплекс социальной слабости влияет на политическое сознание и поведение, оказывает воздействие на всю структуру личности, на ее самосознание и мотивационную сферу2.

Как показывают данные мониторинга РНИСиНП, к концу 1990-х гг. 53% россиян являются носителями «патерналистского» сознания. По их убеждению государство в праве и обязано регулировать большую часть экономики и поддерживать все социальные группы за исключением самых обеспеченных3.

Патерналистское сознание не только ставит его носителей в психологическую зависимость от государства и властных структур, но и значительно снижает способность к самоорганизации, развитию независимых ассоциаций, что является непременным атрибутом гражданского общества. Сказывается и то

1 Погодин Ф. О. Гражданское общество с русской душой // Независимая газета. 2001. 21 нояб.

2 Башкирова Е. Гражданское общество и изменения в структуре мировоззрения Россиян -http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29.11.01

   Попова. О. В. О перспективе формирования гражданского общества в России. http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K- 29.11.01.

45

обстоятельство, что в целях модернизации используется кадровый потенциал в большинстве своем по ментальности не склонный к этому, пользующийся средствами, привычными для авторитарного режима. Поэтому новые ценности не органично вплетаются в существующие, а накладываются на устоявшиеся, сохраняя черты предшествующей эпохи, что ведет к деформации общества.

И все же институциональной предпосылкой происходящих перемен явилось реальное право граждан на формирование самодеятельных независимых объединений, закрепленное Конституцией РФ1. Оно развивается и в текущем федеральном законодательстве2. В соответствии с ними все граждане имеют «право создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты общих интересов и достижения общих целей...», закрепляются организационно-правовые формы общественных объединений, которые определяется как «добровольные самоуправляемые некоммерческие формирования, созданные по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе объединений»3. Прогресс в этой сфере в первую очередь заметен в возникновении многочисленных объединений третьего сектора, партий, СМИ, появившихся на волне перемен последнего времени. Но анализ их деятельности дает возможность говорить о построении только «каркаса»4 гражданского общества в России.

В. В. Путин отмечает: «корни многих наших неудач в неразвитости гражданского общества и в неумении власти говорить с ним и сотрудничать. Власть все время бросает в крайности то она не замечает, то чрезмерно опекает общество»5. Надо иметь в виду, что у нас формирование гражданского общества осуществляется параллельно с укреплением государственности, совершенство-

1 Конституция РФ. М., 1993. Гл. 2, ст. 30.

2 Об общественных объединениях: Федеральный закон РФ, 19. 05.1995 г., №82 // Собрание законодательства РФ. 1995.-№21.-Ст. 1930; О политических партиях: Федеральный закон РФ, 11.07.2001 г., №127//Собрание законодательства РФ. 2001. №29. Ст. 2950; О некоммерческих организациях: Федеральный закон РФ, 12.01.96. №7 // Собрание законодательства РФ. 1996. №3. Ст. 145; Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ: Федеральный закон РФ, 15.06.2002 г., №67 // Собрание законодательства РФ. -2002. №24. Ст. 2253.

3 Об общественных объединениях: Федеральный закон РФ, 19.05.1995 г., №82. М., 1995. Гл.1, ст. З, 5,7.

4 Послание Президента РФ В. В. Путина Федеральному Собранию. М., 2000. С. 11 3 Послание Президента РФ В. В. Путина Федеральному Собранию. М., 2000. С. 10.

46

ванием федеративных отношений сложного и противоречивого процесса последнего десятилетия, который предполагает, с одной стороны, укрепление вертикали исполнительной власти, с другой, активизацию институтов гражданского общества1. Пока же результатом административной реформы этих лет явилось заметное усиление исполнительной власти в ущерб представительной, федеральной местному самоуправлению и т.д.

Г. О. Павловский отмечает, что в России так и не сложилась «сцепка государственных институтов с обществом, не возникла система эффективного влияния последнего на власть». В связи с чем он считает необходимым найти некую форму мирной мобилизации общества2. Ю. Н. Афанасьев обращает внимание на слабое развитие института права. Соизмеряя соотношение сфер регулируемых в России обычаями, договоренностями и законами, он приходит к выводу, что в настоящее время договоренности являются приоритетной формой решения вопросов на всех уровнях3. По-прежнему традиции унитарного государства определяют жизнь регионов, что находит отражение в нарушении принципа разделения властей, неразвитости местного и территориального общественного самоуправления, отсутствии необходимой для этого законодательной базы.

Также следует иметь в виду, что активная личность фактор становления гражданского общества формируется в условиях удовлетворения его базовых потребностей, создающих почву для появления нового уровня ценностей, а также свободного времени, в которое она может развиваться культурно, нравственно, духовно, участвовать в политических или общественных событиях. Нынешнее же материальное положение большинства россиян нельзя считать для этого достаточным4. Более того, в силу названных моментов нынешняя ситуация в стране, кроме отдельных периодов резкого взлета общественной ак-

1 Ачкасова В. А. Процесс регионализации и формирование структур гражданского общества в России... -http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K- 29.11.01.

2 Павловский Г. О. Союзники без предоплаты // Российская газета. 2001. 12.окт.

3 Афанасьев Ю. Н. Между прозрением и тьмой // Общая газета. 2001. №40.

4 Обращение инициаторов Гражданского форума к Президенту РФ В. Путину на встрече 12 июня 2001...-http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29.11.01.

47

тивности на заре реформ, характеризуется устойчивым безразличием населения. Сейчас это особенно заметно по его низкому участию в выборах, массовых движениях, редкому проявлению общественных инициатив.

Сказанное в полной мере относится к существующим в России партиям, профсоюзам, предпринимательским и другим организациям, которые еще не обладают чертами подлинно гражданских ассоциаций. Они отчуждены от основной массы населения и формально представляемых ими социальных групп, не доверяющих им и не видящих в них защитников своих интересов. В конце 1990-х гг. до трех четвертей избирателей выражали недоверие партиям, до 90% наемных работников профсоюзам1. В 2001 г. в ходе общероссийского опроса населения, большинство респондентов заявили, что партии приносят больше вреда, чем пользы2. Российские политические партии особенно вышедшие в последние годы на передний план, так называемые «партии власти» действуют больше в собственных интересах (то есть своего руководства, парламентариев, аппарата), чем в интересах какой-либо из групп избирателей3.

По существу в России еще нет полноценных политических партий. Они не отражают интересов большинства населения, нередко создаются сверху, не принимают участия в формировании исполнительной власти, их роль минимальна в выработке идеологии и практики государственной политики. Из их недр не вышла ни одна из известных серьезных программ общественно-экономических преобразований. Партии не играли первостепенной роли на всех прошедших президентских выборах, носивших сугубо персонифицированный характер. Во взаимодействии различных государственных институтов  и по горизонтали, и по вертикали партийные каналы также не имеют практического значения. Утвердившаяся в стране модель беспартийной власти лишает партии возможности играть роль связующего звена между гражданским обще-

1 Гордон Л. А., Клопов Э. В. Потери и обретения в России девяностых. М., 2000. Т. 1. С. 219; Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. Дайджест результатов исследований / ФОМ... — 1997. -№4. -С. 13.

2 Поле мнений. Доминанты. Дайджест результатов исследований / ФОМ. 2001. № 32.

3 Афанасьев М. Политические партии в российских регионах... http://www. Dolitstudies. ru/fulltext/2000/htm.

48

ством и государством. Отсюда, слаб, не самостоятелен институт парламентаризма, он лишен серьезных представительских функций.

Принижена роль органов МСУ, они не обладают финансовой самостоятельностью, источниками саморазвития территорий. По данным на 1999 г. отсутствуют полноценные органы местного самоуправления в Республиках Алтай, Коми, Тыва, Ингушской Республике. В республиках Башкортостан, Саха, Татарстан, Хакасия и некоторых других они созданы не на всей территории. С нарушением требований федерального закона избраны отдельные органы местного самоуправления. За отсутствием МСУ на данных территориях не могут собираться местные налоги и сборы, поэтому они практически повсеместно налоги взимаются по решению органов государственной власти, что прямо противоречит Конституции РФ, ведет к нарушению принципа разделения властей1.

Предпринимательские организации в лучшем случае представляют лишь ограниченный слой собственников и директоров наиболее крупных компаний и предприятий2. Профсоюзы ФНПР, формально объединяющие большинство работников государственных и приватизированных предприятий и организаций, в значительной мере сохранили свою подчиненность их руководству, слабо защищают интересы наемных работников перед лицом работодателей. Отмечается низкий профессионализм кадров малого и среднего предпринимательства3.

В России деятельность некоммерческих организаций все еще остается на периферии общественного сознания. Подавляющее большинство россиян продолжают видеть в них номинальные структуры, а не реально действующие социальные институты. 70% респондентов, по данным ФОМ, или вообще ничего не знают, или лишь "что-то слышали" об этих организациях; 73% ответили отрицательно на вопрос о желании работать в одной из них. Даже те, кто осведомлен об их деятельности, часто не верят ъ ее эффективность4. Значительная

1 Послание президента РФ Федеральному собранию. М., 1999. С. 67.

2 Афанасьев М. Политические партии в российских регионах... http://www. polit5tudies. ru/fulltext/2000 /htm47k-15/01/02: Кулик А. Н. Российская многопартийность: модель догоняющей политической модернизации. -http://www. Dolitstudies. ru/fulltext/2000/htm47k-15.01.02...

3 Овчинников В. В. Формирование системы подготовки управленческих кадров для малого и среднего бизнеса // Формирование управленческого кадрового потенциала в регионе..... Белгород, 2002. С.50.

4 Поле мнений: Дайджест результатов исследований /ФОМ... 2000. №10. С. 7, 50.

49

часть организаций продолжает добиваться получения ресурсов «в коридорах власти» и в виде международной помощи. Если контакты с бизнесом носят более или менее равноправный характер, то связи с государственными органами, скорее, односторонние: у некоммерческих организаций чаще роль просителя, чем партнера1. К наиболее развитым организациям можно отнести предпринимательские, ветеранские, фонды поддержки различных социальных групп. Правозащитные организации в России относительно немногочисленны, с точки зрения перспектив они оказались в наиболее уязвимом положении. Экологические НКО, в значительной степени связанные с западной помощью, сами оказались не в состоянии инициировать широкое движение2.

В. Н. Якимец выделяет проблемы, препятствующие развитию третьего сектора: разрыв во взаимодействии центра и регионов, попытки обуздания общественных инициатив со стороны политических и политизированных объединений, методическая и технологическая неоснащенность инфраструктурных организаций и их недостаточность, доминирование в обучении кадров некоммерческих организаций теориям и заимствованиям из зарубежного опыта, который часто не отвечает реальным нуждам россиян3. М. Соболь констатирует следующие причины, препятствующие развитию «третьего сектора»: незнание своих прав, неумение строить отношения с официальными структурами, вовлекать население в общественную жизнь и в свою деятельность, отсутствие информационного обеспечения, скоординированности действий, слабое владение технологиями, обеспечивающими успешность деятельности, неумение работать со СМИ, сложности при решении кадровых вопросов4. По данным К. И. Соколова в 90% организаций нет людей, ответственных за связи со СМИ, отсутствует работа по связям с общественными объединениями, властными и предпри-

1 Сыромякина Е. Проблемы и перспективы некоммерческого сектора Томска (по материалам исследования).... http://ngo. org. ru/ ngoss/get/id 14184.

2 Гражданское общество, мировой опыт и проблемы России. М., 1998.-С. 187, 192-197.

3 Якимец В. Н. Третий сектор: состояние, проблемы роста и развития, место и роль в общественной жизни... -http://ngo. org. ru/ngoss/get/idl4184.

4 Соболь М. Гражданские инициативы и будущее России. http://ngo. org. ru/ ngoss/get/idl4184.

50

нимательскими структурами1. Лишь незначительное число общественных организаций обеспечивает «обратную связь» с ними. Отсутствие реального интереса большинства СМИ (прежде всего телевидения) к конкретной практике гражданского общества Б. Дубинин связывает с общим вектором эволюции массовой информации в России растущей их коммерциализацией и ориентацией на развлечения и сенсационность в ущерб осмыслению происходящего2. И тем не менее «...в настоящее время считает О. Н. Полухин члены ассоциаций приходят к пониманию того, что для эффективной работы и расширения возможности быть услышанными властью им необходимо активнее консолидироваться...»3.

Резюмируя сказанное, можно выделить три блока проблем формирования «третьего сектора»: внутреннее развитие сообщества некоммерческих организаций; реформа социальной сферы, перераспределение социальной ответственности между государством, бизнесом, третьим сектором и семьей; изменение отношений государство общество.

Независимость СМИ находится пока в стадии становления. Не выработаны четкие правила, гарантирующие подлинную свободу «четвертой власти», уязвимую в силу экономической неэффективности значительной части СМИ, зависимости от коммерческих и политических интересов хозяев и спонсоров. Не созданы правовые и экономические условия для цивилизованного функционирования информационной сферы, не сформирована профессиональная культура журналистов.

Практически отсутствует такой важный компонент гражданского общества как массовые социальные движения. Из исторического опыта известно, что они обычно являются решающим фактором крупных макросоциальных и политических перемен. Так, без возникших в период "перестройки демократических дви-

1 Соколов К. И. Развитие взаимоотношений некоммерческих организаций с бизнесом и средствами массовой информации... http://www. auditorium. ru/economy/texts/butenko/INDEX/htm 19.02.01.

2 Дубинин Б. От инициативных групп к анонимным медиа: массовые коммуникации в Российском обществе... -http://www. politstudies. ru/fulltext/2000/htm47k-15.01.02.

3 Полухин О. Н. Становление гражданственности в России. М., 2002. С.42.

51

жений не смогла бы быть ликвидирована власть КПСС. В России конца XX -начала XXI века никакие действия властей, ущемляющие жизненные интересы населения, не вызывают сколько-нибудь масштабных массовых акций. Неразвитость институтов гражданского общества ведет к тому, что они крайне слабо влияют на действительность.

С данным обстоятельством тесно связано торможение демократической модернизации российской политической системы после реформ начала 1990-х го- дов: при отсутствии сильных импульсов со стороны гражданского общества, практика власти приобретает авторитарно-бюрократический характер. Если к этому добавить расцвет криминала и правового нигилизма, высокий уровень социальных разочарований и ценностных дезориентаций, отсутствие политической или религиозной идеологии, национальной или государственной идеи, то сложности становления гражданского общества станут еще более очевидными1.

Трудности формирования гражданского общества в России в последнее десятилетие усугублены, по мнению практически всех исследователей, отсутствием научного подхода к социальному реформированию. Ю. М. Резник полагает, что «...опыт проведения социально-экономических реформ в нашей стране демонстрирует нежелание и неумение отдельных реформаторов руководствоваться в своей деятельности принципами научного управления социальными изменениями». Руководствуясь социоинженерным подходом он отмечает, что эффективные преобразования должны происходить в следующей последовательности: культура личность социальная организация, тогда как в российской реальности она такова: социальная организация культура личность2.

Среди ошибок реформаторов авторы отмечают традиционное отношение к ментальности народа не как к реальности, обладающей весьма жесткой структурой, глубоко укорененной системой ценностных ориентации и значительной

1 Демидов A. M. Социокультурные стили в Центральной и Восточной Европе // Социологические исследования. 1998. №4. С. 16-28.

2 Резник Ю. М. Формирование институтов гражданского общества (социоинженерный подход) // Социологические исследования. -1994. №10. С. 27; 29; См.: Гражданское общество как социокультурный феномен (теоретико-методологическое исследование): Дис. доктора филос. наук. М., 1998.

52

сопротивляемостью к посторонним влияниям, а к чему-то случайному, что следует игнорировать. В идеологии реформ господствует тоталитарная по своему смыслу установка: отношение к населению как к пластическому материалу, взгляд на человека как на чистый лист бумаги. Люди с их проблемами рассматриваются как объекты нормативного регулирования, а не как субъекты собственной жизни субъекты самоорганизации, самозанятости и взаимной поддержки1.

Резкий разрыв с прежней традицией путем бездумного и поспешного вне-дрения в общественную ткань умозрительного социального проекта привел к исчезновению у россиян чувства защищенности и уверенности в поддержке государства. Затяжной кризис, возросшая атомизация и дезориентация общества стимулируют стратегию индивидуального выживания и крайне затрудняет целенаправленное социальное действие, в силу чего, полагает М. Слободская, «в целом народ не понимает дальнейших жизненных перспектив...»2.

Из-за грубых просчетов политиков в России не только не сформировалось осознанное, выстраданное всем предыдущим опытом новое, демократическое мировоззрение, напротив, девальвированы и дискредитированы основопола- гающие либеральные ценности: свобода слова и созидательной деятельности, личный успех, самоценность человеческой жизни и т. п. Власть не рассматривает общественные инициативы как значимую социальную силу, а потому преобразования общества строятся практически без опоры на них. Личная инициатива стала наиболее заметной в теневой сфере. Западные модели и образцы социального устройства, централизованные попытки их имплантировать на российскую почву приживаются с трудом, или, прижившись, приносят странные и неожиданные плоды, не соответствующие изначальному замыслу3.

С большим трудом идет формирование среднего класса, наиболее заинтере-

1 Либоракина М., Якимец В. Третий сектор и реформы в России... http://ngo. org. ru/ ngoss/get/idl4184.

2 Цит. по: Поле мнений. Дайджест результатов исследований /ФОМ..... -2001. №10. С. 12.

3 Бутенко И. А. Перспективы самоуправления и самоорганизации в России, -http://www. auditorium. ru...

53

сованного в развитии гражданского общества, по существу его фундамента1. В России он только формируется и не может быть стабилизатором общества, т.к. по сравнению с Западом обладает иными социокультурными характеристиками, имеет более уязвимые общественные позиции и сравнительно низкий социальный статус. Общероссийское исследование свидетельствует, что только 7% россиян могут причислить себя к этой категории. (Критерии, определяющие принадлежность к среднему классу: материальное положение, социально-профессиональный статус, самоидентификация)2. Другие специалисты полагают, что пока можно говорить лишь о средних слоях, в крайнем случае, о «среднем протоклассе». Соответственно, не возникли политические, общественные силы, которые могли бы эти интересы отражать и отстаивать3.

Таким образом, в результате преобразований последнего периода в России противоречиво, непоследовательно идет формирование гражданского общества. Это находит выражение в растущей автономии общества, большей независимости и самостоятельности различных общественных сфер от государства, в экономическом, социальном, политическом, идеологическом, культурном плюрализме, что свидетельствует, в том числе, и о формировании нового типа личности.

В то же время гражданское общество в России пока еще финансово, политически, идейно недостаточно самостоятельно. В ходе социально-экономических реформ произошло разрушение или значительное ослабление вертикальных и горизонтальных связей, соединяющих части общественной системы. Существующие в России партии, профсоюзы, предпринимательские и другие организации еще не обладают чертами подлинно гражданских ассоциаций. Они отчуждены от основной массы населения и представляемых ими социальных групп, не в состоянии реально отстаивать их интересы.

Основные направления деятельности по формированию и развитию граж-

1 Голенкова З. Т. Гражданское общество и социальная стратификация /Проблемы формирования гражданского общества/ З. Т Голенкова М., 1993. С. 97.

2 Авраамова Е. М. Первый раз в средний класс // Труд. 2002. 18 апр.

3 Бутенко И. А. Перспективы самоуправления и самоорганизации в России http://www. auditorium. ru...

54

данского общества были сформулированы на Гражданском форуме: а) организация взаимодействия государственных, общественных и политических сил на стратегических направлениях преобразования страны судебной, коммунальной, военной, образовательной реформах, развитии местного самоуправления, реальной защите гражданских прав и свобод; б) разработка механизма диалога и равноправного партнерства между обществом и властью на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, включая участие ассоциаций населения в выработке решений, гражданский контроль над деятельностью властных структур и гражданскую экспертизу законодательных и административных актов; в. обеспечение экономических, правовых и других условий, гарантирующих независимое существование, эффективную работу и самостоятельное развитие различных объединений и других институтов гражданского общества.1

Выводы. Понятие гражданское общество в процессе эволюции претерпевает множество изменений, в различных типах социума оно приобретает специфические черты, чем и объясняется многообразие подходов к пониманию его сущности. В научной литературе чаще всего его рассматривают: как уровень развития общества в целом; как определенную сферу негосударственных связей и институтов; как состояние культуры или сознания граждан.

Гражданское общество представляет собой совокупность социальных связей и институтов, действующих в демократическом обществе в рамках правового поля независимо от государства, но взаимодействующих с ним.

Можно выделить факторы формирования гражданского общества. Внутренние факторы непосредственно участвуют в его формировании, их развитие и есть само его формирование. К ним относятся: личностный фактор характеристики личности, особенности социального поведения индивидов, способствующие формированию гражданского общества; структурно-функциональный фактор система институтов гражданского общества, их функционирование и взаимосвязи. Внешние факторы создают необходимые условия для становления

1О целях и задачах Гражданского Форума: Заявление оргкомитета // Белгородские известия. 2001. 23 авг.

55

и развития гражданского общества. К ним относятся: правовой фактор совокупность общеобязательных правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством, позволяющих гражданам и их ассоциациям осуществлять свои цели, а также институтов, обеспечивающих реализацию этих правил и норм; позиционный фактор позиция структур государственного и муниципального управления по отношению к гражданскому обществу.

Исторические предпосылки. В России к началу XX века был накоплен и ос- мыслен определенный либеральный опыт, часто прерываемый властями в силу присущей им авторитарной традиции, возникли зачатки демократических институтов. Но идеи автономии и уважения личности не получили реализации в общественной жизни. 150-летний процесс обретения народом прав и свобод был прерван в 1917 году.

Советский период характеризуется отсутствием частной собственности и частного интереса, существованием административно-командной системы управления, этатизацией гражданских институтов и общественной жизни, идеологической и политической монополией партии. Правовое поле не регламентировало многие стороны общественно-политической жизни, а провозглашенные  права и свободы во многом носили формальный характер.

Геостратегические, географические, экономические, исторические и социокультурные особенности придают специфику процессу формирования гражданского общества в современной России, заключающуюся: в большом разнообразии темпов и содержания его становления в различных регионах страны, радикальных преобразованиях, начатых «сверху» и приведших к необходимости формирования гражданского общества также «сверху», в недостаточной готовности граждан поддержать эти процессы. Это проявляется в низком уровне гражданской культуры, психологии социального иждивенчества, в ощущении бессилия человека в социальном и политическом пространстве перед государ- ством, которые лежат в основе российской государственно-патерналистской политической культуры.

Настоящее состояние проблемы Формирования российского гражданского

-56

общества. В России начался процесс формирования гражданского общества, возникли его институциональные предпосылки, расширяется правовое пространство, меняется парадигма взаимоотношений между властью и обществом, между гражданами и их организациями, появились условия для реализации политических и гражданских свобод, формируется новый тип личности. Все это находит выражение в возникновении многоукладной экономики и демократизации экономической жизни, многопартийной системы, многочисленных неза- висимых самодеятельных ассоциаций населения, свободных средств массовой информации и т.д. В целом можно говорить о большей автономии общества от государства, появлении экономического, социального, политического и культурного плюрализма.

В то же время гражданское общество нельзя считать сформированной системой, так как практически не реализуется ее важнейший признак разноуровневые горизонтальные связи, что проявляется, в первую очередь, в недостаточной структурно-функциональной зрелости его институтов и гражданской готовности его акторов. Партии еще не стали посредниками между обществом и государством, слабо осуществляют политический синтез и транслирование со- циальных интересов на государственный уровень, контролирующую функцию. Профсоюзы не нашли свое место в новых экономических условиях, недостаточно представляют и защищают интересы наемных работников в отношениях с работодателями, слабо обеспечивают согласование их социально-трудовых интересов. И партии и профсоюзы отчуждены от основной массы населения и формально представляемых ими социальных групп, не доверяющих им и не видящих в них защитников своих интересов.

«Третий сектор», несмотря на достаточно высокие темпы роста, не стал достаточно массовым, влиятельным, структурно представительным. Население плохо информировано об его деятельности, отмечается часто невысокий уро- вень профессионализма в работе. СМИ в силу экономической неэффективности, недостаточной гражданской культуры в полной мере не реализуют право на получение гражданами достоверной и полной информации, возможности

"  57

выбора ее источника, а значит, осуществления контроля за деятельностью властей, содействия достижению социального согласия. Не сформировано правовое поле для эффективного функционирования местного самоуправления, отсутствует четкое разграничение полномочий между уровнями власти. Местное самоуправление финансово несамостоятельно для решения вопросов местного значения, слабо содействует общественной активности населения.

Существенными препятствиями для дальнейшего формирования граждан- ского общества в России являются: низкая структурированность социума, на-учная непроработанность проводимых реформ, игнорирование специфических черт российского менталитета при их проведении, отсутствие собственной модели гражданского общества, несформированность среднего класса, отсутствие массовых социальных движений, слабое развитие института права, использование в целях модернизации кадрового потенциала, в большинстве своем не склонного к этому, отсутствие контроля за деятельностью властей.

58 Глава II. Региональные проблемы формирования гражданского общества

Время радикальных перемен в стране вызвало к жизни активный поиск современных механизмов управления социумом в центре и на местах. Становление гражданского общества в Белгородской области является закономерным продолжением процессов, происходящих в России, но в то же время имеет особенности. К специфическим региональным условиям можно отнести большие природные ресурсы, на базе которых развиваются два мощных экономических комплекса горно-металлургический и агропромышленный, позволяющие проводить более эффективную социальную политику, разработать и приступить к осуществлению Комплексной программы улучшения качества жизни населения. Имея в прошлом глубокие корни местного самоуправления, область стала родиной нового прочтения идеи земства. Здесь традиционно сильны общинные, артельные, коллективистские начала; в силу ратной истории значителен размах военно-патриотической работы, развиты ветеранское и молодежное движения. Пограничность территории сформировала интернациональные связи, особенно в рамках взаимодействия славянских народов. В области при всех трудностях пореформенного времени сохраняется политическая и социальная стабильность, что накладывает отпечаток на процесс формирования в ней гражданского общества. Рассмотрим его на основе выделенных в первой главе факторов и критериев.

В исследовании мы сделали акцент на изучении структурно-функционального фактора наиболее показательного и отражающего социологический аспект измерения гражданского общества как социальной организации. Исследование проводилось на основе анкетирования государственных и муниципальных служащих, контент-анализа прессы, документов, экспертного интервьюирования. В качестве респондентов опрошено 500 работников государственного и муниципального управления (220 государственных, 280 муниципальных): 59,4% из них имеют стаж работы более 10 лет, еще 15,0% 5-10 лет, остальные менее пяти лет; 27,5%

59

занимают руководящие должности, остальные специалисты различных уровней; 88,1% имеют высшее образование. В некоторых случаях для оценки процесса формирования гражданского общества были высчитаны коэффициенты1.

Анализ политической сферы связан с рассмотрением в первую очередь региональных общественных политических организаций (партий). Характер их деятельности в области соответствует Конституции РФ2. В 1999-2002 г.г. в регионе действовало около пятидесяти областных и региональных организаций политических партий и общественно-политических объединений3. На начало 2002 г. их число составляло 464. В 1999 г. политическая ситуация области характеризовалась повышенной активностью общественно-политических организаций и избирательных объединений в связи с выборами главы администрации области, депутатов Госдумы Федерального Собрания РФ и органов местного самоуправления.

На этот период наиболее влиятельными являлись: областная организация КПРФ, областная организация Аграрной партии России, областное отделение общественно-политической организации «Отечество», региональное отделение движения «Яблоко», областное отделение ЛДПР, региональное отделение движения «Честь и Родина». Во второй половине 1999-2000 г. к ним добавились: региональное объединение политического общественного движения «Единство», областное отделение общественно-политического объединения «Отечество Вся Россия». Некоторым влиянием пользовалось региональное Отделение общероссийской общественно-политической организации «Союз правых сил». Ряд организаций, в основном правого спектра, не прошедших перерегистрацию согласно Закону «Об общественных объединениях», упразднены в судебном порядке...

В 2001 году возросла активность регионального отделения общественной ор-

1 См. инструментарий исследования. При разработке числовьк значений за основу взята работа Янина Г. Н.: «Диагностика состояния и динамики адаптационной готовности персонала финансово- экономических служб предприятий». Белгород, 1997.

2 Конституции РФ. -М., 1993. Гл.1, ст.13.

3 Общественные и политические организации Белгородской области / Ред.-издат. совет: О. Н. Полухин, В. П. Ба-бинцев, Н. Г. Безлуцкий и др. Белгород, 2001. С. 6-21.

4 Официальный сайт администрации Белгородской области. http://beladm. bel. ru/obpolit. html.10.06.02.

60

ганизации партии «Единство». В марте 2002 года в результате объединения создано региональное отделение Всероссийской партии «Единство и Отечество»  — «Единая Россия». Заметно ослабили свои позиции объединения реформаторско -демократической ориентации. В 2001 году некоторые из них в соответствии с законом ликвидированы в судебном порядке, другие не прошли перерегистрацию1.

Менялась в эти годы и политическая окраска областной Думы. Так, в ее составе второго созыва (1997-2001 г.г.) работала фракция КПРФ (14 человек). Кандидаты остальных объединений, кроме «Яблоко», ЛДПР, некоторых других, шли на выборы, как правило, от групп избирателей, своих представителей в Думе не имели. На выборах областной Думы третьего созыва в октябре 2001 г. КПРФ провела лишь одного своего члена. Другие объединения не акцентировали внимание электората на партийной принадлежности своих кандидатов, официально в ней не представлены. В настоящее время в областной Думе нет фракций, что свидетельствует о низкой роли партий как носителей интересов различных слоев общества.

Взаимодействие между общественными объединениями и исполнительной властью осуществляются в рамках Общественной палаты при главе администрации области постоянно действующего информационно-аналитического органа, в состав которого входят наиболее массовые, авторитетные политические и общественные объединения региона с целью взаимного информирования, диалога, выработки согласованных решений. А также консультирования по актуальным проблемам жизни области, ознакомления с основными правовыми актами, принятыми органами представительной и исполнительной власти, документами областной избирательной комиссии2. Руководители общественных объединений принимают участие в работе различных семинаров, совещаний, научно-практических конференций, проводимых администрацией и Думой, избирательной комиссией области. В 2002 г. в составе общественной палаты находились представители 40 объе-

'. Официальный сайт администрации Белгородской области, http://beladm. bel. ru/obpolit. html.07.05.02. 2 Положение об Общественной палате при администрации Белгородской области от 28.03.96. №169 -р.

61

динений: партий, общественных организаций, творческих союзов и других1.

На вопрос о тенденциях партийного строительства в регионе (прил.2, табл.15) 31,3% респондентов ответили, что влияние партий не растет, остается неизменным; 16,9% они сокращаются численно, слабеют организационно, влияние их падает, 7,5% расширяют свое влияние в массах, растут численно, крепнут организационно. 55,6% опрошенных считают роль партий в жизни региона не существенной, 3,1% даже деструктивной, 31,3% отметили, что никакой роли не играют и только 5,0% что роль их велика и позитивна (прил.2, табл.10).

Коэффициент активности оппозиционных партий в регионе (прил.2, табл.14) -0,10. Их деятельность рассматривают как пассивную 16,3% респондентов, недостаточно активную 28,0%, активную 3,7% и достаточно активную 10,0%. Объясняет столь низкую оценку тот факт, что 38,0% респондентов ничего не знают об их деятельности на своей территории. Видимо, поэтому партии стоят лишь на шестом из восьми мест по влиянию на исход выборов (к2 влияния 0,36) после финансового (0,65) и административного (0,62) ресурсов, СМИ (0,56), хозяйственных руководителей (0,50), законодательной власти (0,48), опередив только судебную власть (0,29) и НКО (0,22) (прил.2, табл.22). Таким образом, партии в среднем влияют на исход выборов в регионе в два раза меньше, чем административный и финансовый ресурсы.

Респонденты обосновывают невысокое мнение о роли партий тем, что те борются только за собственные интересы 45,6% и защищают интересы небольшой части общества 20,6% (прил.2, табл.11), их деятельность преследует цель пополнения властных структур 41,3% (прил.2, табл.12). Лишь 26,9% считают, что они обеспечивают связь между обществом и органами власти. Остальные функции оцениваются респондентами крайне низко: обеспечивают синтез и транслирование интересов региона на государственный уровень 3,7%; способствуют инте-

1 Официальный сайт администрации Белгородской области http://beladmbel. ru/obpolit. html.10.06.02.

2 К коэффициент.

62

грации различных уровней общества (местного, территориального, регионального) 5,6%, интеграции социальных, конфессиональных, этнических и иных групп в единую общность 2,5% (прил.2, табл.12). Низкий статус партий в регионе, по мнению респондентов, обусловлен тем, что они не защищают интересов населения (20,6%), их слово расходится с делом (18,1%), часто формируются сверху, перед выборами и быстро сходят с политической сцены (12,5%). А также неопределенностью и размытостью программных целей (12,5%) (прил.2, табл.13) и отсутствием в повседневной деятельности направленности на простого человека (11,3%) (прил.2, табл.11).

В экономической сфере гражданского общества самые массовые объединения трудящихся области профсоюзы. Почти полмиллиона их членов входят в 3,3 тысячи первичных организаций (89 горкомов и райкомов), объединенных в 27 отраслевых профсоюзов. Из них 16 имеют свои обкомы, возглавляемые областным объединением профсоюзов1. Они реализуют свои цели двумя основными путями: непосредственно, в отношениях с нанимателями и их организациями и через госструктуры, добиваясь принятия соответствующих законов, нормативных актов, решений и пр. Эти требования, как правило, находят отражение в коллективных договорах на предприятиях, а также в трехсторонних соглашениях, регулярно подписываемых администрацией области, областным объединением профсоюзов и объединениями работодателей с 1993 года, ранее на двухлетний, а с апреля 2002 года на трехлетний срок. В них стороны берут на себя взаимные обязательства в области экономической политики, соблюдения социальных гарантий граждан, обеспечения договорного регулирования социально-трудовых отношений. Так, истекшее трехстороннее соглашение содержало 125, а подписанное в 2002 г. администрацией, объединением профсоюзов и объединениями работодателей вклю-

1 Официальный сайт администрации Белгородской области. httpreladm. bel. ru/obpolit. html. 10.06.02; Общественные и политические организации Белгородской области... С.22-27.

63

чает 123 подобных обязательства1. Этой же цели служит Закон области «О социальном партнерстве»2. В 2002 г. в области действовали 12 отраслевых соглашений между департаментами администрации области и отраслевыми обкомами профсоюзов3. Контроль за исполнением взятых обязательств осуществляется областной трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений, а также сторонами в соответствии с их функциями. В частности, соглашениями предусматривалось доведение средней заработной платы в реальном секторе экономики в 2000 году до двух, в 2001 -трех с половиной, в 2002 пяти тысяч рублей. В то же время роль профсоюзов признают значительной лишь 2,5% опрошенных, несущественной 43,1%, 45,0% считают, что в жизни области они реальной роли не играют (прил.2, табл.6). Высчитанные на основе ответов респондентов коэффициенты эффективности выполнения профсоюзами тех или иных функций, объяснили столь низкую оценку их роли (прил.2, табл.7). Самый высокий коэффициент получила функция контроля за условиями труда, продолжительностью рабочего дня, отпусков, обеспечения охраны труда 0,22. Значения коэффициентов остальных функций находятся в промежутке от 0,10 до 0,03: защита в органах власти интересов своих членов, принятие законов о минимальной зарплате, отпусках, ограничении рабочего времени, льготах, защита против снижения жизненного уровня населения 0,10; повышение и расширение социальных выплат, борьба против произвола руководителей, повышение квалификации 0,09; социальная защита при потере работы 0,08, борьба с безработицей, за создание новых рабочих мест, защита непрофсоюзных слоев населения 0,06, обеспечение достойной заработной платы 0,05. Самый низкий коэффициент имеет функция «демократи-

Трехсторонне соглашение между областным советом профсоюзов, объединениями работодателей и администрацией Белгородской области на 2000-2001 Белгород, 2000; Трехсторонне соглашение между областным советом профсоюзов, объединениями работодателей и администрацией Белгородской области на 2002-2004. Белгород, 2002.

2 О социальном партнерстве: Закон Белгородской области, 28.02.02 г., № 24 // Сборник нормативных правовых актов Белгородской области. 2002. № 37. С.5-19.

3 Ефремов И. В. будущее профсоюзов профессионализм и ответственность кадров // Формирование управленческого кадрового потенциала: Материала межрег. науч.-практ. конф. Белгород, 2002 С. 108.

64

зация производственной жизни» 0,03. Эти данные объясняют то, что в случае возникновения социальных проблем, всего 0,6% опрошенных ожидают помощи от профсоюзов (прил.2, табл.4), которые по коэффициенту обращаемости занимают четвертое место из шести (К=0,11) после семьи, родственников и друзей (К=0,49), государственных структур (К=0,34), суда и правоохранительных органов (К=0,19) (прил.2, табл.4).

Наличие многих проблем признают и сами лидеры профсоюзного движения. Так, в отчетном докладе председателя областного объединения профсоюзов отмечается разрыв между требованиями, предъявляемыми к профсоюзам и имеющимися у них возможностями. К внешним факторам создавшейся ситуации он относит экономическую нестабильность в обществе, несовершенство трудового законодательства, нежелание собственников предприятий поддерживать с профсоюзами цивилизованные отношения и ущемление их прав. К внутренним суверенизацию отраслевых профсоюзов, отсутствие дисциплины в первичных организациях (что привело к ослаблению единства организации в регионе), низкий уровень работы с кадрами и ряд других. Не на всех предприятиях заключены коллективные договоры, контроль за их выполнением недостаточный. В последние годы областная организация профсоюзов численно не растет1. Отмечается существующий информационный вакуум относительно деятельности профсоюзов в учебных заведениях и на производстве2.

Вместе со становлением класса собственников в области возникли и функционируют объединения, представляющие их интересы. Наиболее известны: союз промышленников и предпринимателей, региональное отделение Российской ассоциации развития малого предпринимательства, Белгородская ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России «Бе-

1 Боцманов Г. Н. Достойно ответить на вызов времени //Единство. 2001. 7.июля.

2 Ефремов И. В. будущее профсоюзов профессионализм и ответственность кадров // Формирование управленческого кадрового потенциала: Материала межрег. науч.-практ. конф. Белгород, 2002 С. 109.

65

лАККоР», аграрный союз области, областной союз строителей, а также Торгово-промышленная и Ремесленная палаты, некоммерческое партнерство «Общество купцов и промышленников» и т. д.

Они координируют деятельность структур экономической направленности, содействуют обмену опытом работы, информированию коллег и населения. Некоторые их них участвуют в разработке, подписании, реализации трехсторонних со- глашений, отстаивают свои интересы в органах государственной и муниципальной власти, в том числе при принятии нормативных актов, особенно в налоговой, кредитной и других сферах, добиваются дебюрократизации чиновничьих структур в отношении предпринимательства, упрощения процессов регистрации, лицензирования, оформления сделок с недвижимостью и т.д. В частности, способствовали подготовке постановления главы администрации области «О создании единых Центров обслуживания граждан и юридических лиц по принципу «Одно окно» и совершенствовании деятельности контролирующих организаций на территории области». В настоящее время подобные Центры действуют во всех муниципальных образованиях, вместе с предпринимательскими ассоциациями администрация продолжает работу по совершенствованию их функционирования. Ее результатом стало принятие главой администрации области постановления «О дополнительных мерах по совершенствованию работы единых Центров обслуживания граждан и юридических лиц по принципу «Одно окно». Оно предусматривает создание на базе единых Центров муниципальных учреждений с правами юридического лица и функциями контроля за деятельностью организаций, причастных к решению проблем граждан1.

Важный показатель развития экономической сферы гражданского общества -характер взаимоотношений, сложившихся между административными и хозяйственными структурами. 33,1% респондентов отмечают значительное влияние пер-

1 О дополнительных мерах по совершенствованию работы единых Центров обслуживания граждан и юридических лиц по принципу «Одно окно»: Постановление главы администрации области, 22.04.2002 г., №202 // Белгородские известия. 2002. 30 апр. 5 мая.

66

вых на вторых; 20,6%, намечающееся усиление влияния административных структур, 17,5% считают хозяйствующие субъекты в большой мере от них независимыми, 3,1% полностью независимыми, 12,5% отмечают уменьшение роли государственных структур в управлении хозяйственными структурами (прил.2, табл.19).

Особо стоит выделить положение дел с развитием малого предпринимательства ва. В 1999 г. в этой сфере было занято 80 тыс. человек, дающих 7% регионального валового продукта1. На начало 2002 г. уже около ста тыс. человек (почти пятая часть всех занятых в экономике области), которые дают почти 10% регионального валового продукта2. В области реализуется программа поддержки малого предпринимательства на 2000-2002 годы. Осуществляется кредитование инвестиционных проектов субъектов малого предпринимательства, из бюджета финансируется половина процентной ставки банковского кредита на эти цели. Для формирования инфраструктуры комплексного обслуживания отрасли создан областной Центр развития предпринимательства, действует общественный совет при главе администрации области по развитию и поддержке малого бизнеса,3 чтобы «он чувствовал ^ себя комфортно при взаимодействии с органами власти, решении своих вопросов в различных инстанциях»4. Администрация области считает содействие формированию среднего класса не только экономической и социальной, но и политической задачей5. Коэффициент положительной оценки темпов и масштабов развития малого и среднего бизнеса в регионе равен 0,47 (прил.2, табл.17). В сравнении с пар-

1 Приветственное слово главы администрации области Е. С. Савченко на съезде представителей малых предприятий 15.10.99 // Белгородские известия. 1999. -18. окт.

2 О работе исполнительной власти по социально-экономическому развитию области в 2001 г.: Выступление главы администрации области Е. С. Савченко на сессии областной Думы от 29.04.02. // Белгородские известия. 2002. -7мая.

3 О работе исполнительной власти по социально-экономическому развитию области в 2000 г.: Выступление главы администрации области Е. С. Савченко на сессии областной Думы от 29.03.01 // Белгородские известия 2001. 4 апр.

4 О работе исполнительной власти по социально-экономическому развитию области в 2001 г.: Выступление главы администрации области Е. С. Савченко на сессии областной Думы от 29.05.02 //Белгородские известия. 2002. 7 мая.

3 Выступление главы администрации области Е. С. Савченко на сессии областной Думы «.» 29.03.01 // Белгородские известия 2001. 4апр.

67 тиями, профсоюзами и НКО это достаточно высокая оценка.

«Третий сектор» некоммерческие неполитические организации самая многочисленная группа ассоциаций населения области. Наиболее массовые из них: областная организация Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов (свыше 400 тысяч членов, 740 первичных советов), областной совет женщин (3,5 тысячи активистов, 25 организаций), региональное общественно-политическое движение «Молодость Белгородчины» (более 5 тысяч человек)1.

В регионе действуют 25 общественных благотворительных организаций, которые организуют защиту прав и гарантий определенных категорий населения, оказывают моральную и материальную поддержку нуждающимся, представляют интересы этих граждан в органах законодательной и исполнительной власти2. Для осуществления уставных целей они используют практику социального партнерства, проведение совместных благотворительных акций, реализуют собственные социальные программы. Координирует их деятельность благотворительный совет области. На территории региона действует ряд обществ, связанных с защитой и поддержкой бывших военных, ветеранов и инвалидов армии, правоохранительных органов, спецслужб, узников фашистских концлагерей, жертв политических репрессий, в последние годы появились объединения мигрантов. Функционируют также: правозащитная организация региональное отделение общественного движения «За права человека», просветительская областная организация общества «Знание» России, молодежные организации историко-патриотического направления, пять творческих организаций3.

К НКО относятся и религиозные объединения, действующие в области в соот-

1 О работе исполнительной власти по социально-экономическому развитию области в 2000 г. Общественные и по- литические организации Белгородской области... С.37, 46,56.

2 О благотворительной деятельности и благотворительных организациях: Закон Белгородской области, 15.07.1999 г., № 70 // Белгородские известия. 1999. 23 июля.

3 Общественные и политические организации белгородской области... Белгород, 2001. С.28 -48, 82-94

68

ветствии с Конституцией РФ1. Их деятельность, помимо религиозной, включает миротворческую, культурно-просветительскую, образовательную, миссионерскую и другие виды. Последние три года численность религиозных организаций колебалась от 240 до 290, Рост их числа происходит главным образом за счет увеличения приходов Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Так, в 1999 г. их было зарегистрировано 187, в 2000- 198, в 2001. 205. В регионе дейст- вуют три православных образовательных учреждения, практически во всех районах воскресные школы. На базе БелГУ открыт социально-теологический факультет. Всего же в области на начало 2002 года насчитывалось 268 религиозных объединений. Число конфессий, с учетом религиозных организаций и групп, на этот же период составляло 242. Среди других конфессий отмечен рост религиозных организаций Евангельских Христиан-баптистов, Адвентистов 7 дня, Свидетелей Иеговы, Христиан веры евангельской (пятидесятников). Сохранили свои позиции Российская православная свободная церковь, Украинская православная церковь (Киевского Патриархата), старообрядцы, Общество сознания Кришны.

В целом конфессиональная картина в области сформировалась. Для нее харак- терна координация взаимоотношений между государственными органами власти и религиозными организациями в различных сферах. В областной администрации действует отдел по делам религий, который в своей работе руководствуется Федеральным законом РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях», другими нормативными актами3. Государственную религиоведческую экспертизу осуществляет областной Религиоведческий экспертный совет. В органах МСУ определены специалисты по взаимодействию с религиозными объединениями на местах. Религиозная ситуация в области характеризуется как спокойная.

Самый высокий коэффициент положительной оценки деятельности НКО в об Конституция РФ. М., 1993. Ст.14, п.1, 2; Ст.15, п.4; Ст. 19, п. 2; Ст. 28; Ст.29, п. 2; Ст.59. п. З. Религиозные организации на территории Белгородской области. Справочник. Белгород, 2002. С.29. 3 О свободе совести и о религиозных объединениях: Федеральный закон РФ, 26.06.1997 г., №125 // Собрание законодательства РФ. 1997. №39. Ст. 4465.

69

ласти гражданских инициатив имеют ветеранские (0,35) и благотворительные организации (0,32); далее идут: молодежные 0,27, творческие 0,21, спортивные -0,20. Последние места отданы экологическим 0,18 и женским 0,17 организациям (прил.2, табл.5). Соответственно о деятельности последних менее всего известно респондентам. Об экологических организациях ничего не знают 18,8%, женских 15,0% опрошенных (прил.2, табл.5). По возможности оказать помощь в слу- чае возникновения социальных проблем НКО оказались на последнем месте из шести представленных позиций (прил.2, табл.4). По мнению респондентов только 3,1% предпринимателей для отстаивания своих интересов обращаются к общественным организациям, что свидетельствует также и о неразвитости правозащитных НКО (прил.2, табл.20).

Информационная сфера области претерпевает постоянные изменения. Число зарегистрированных СМИ в последние три года составляет соответственно 89-93-95 печатных и 18-20-20 электронных средств массовой информации под различным учредительством1. В эти годы общественное мнение в регионе помимо федерального телевидения и центральных газет, главным образом формируют Госу- дарственная телерадиокомпания «Белгород», коммерческая телекомпания «Маг-нит», муниципальное унитарное предприятие «Старооскольский комитет по телевидению и радиовещанию», последнее время областное государственное учреждение Телекомпания «Приосколье», более полутора десятков телестудий и телепрограмм в районах и городах области, примерно половина которых негосударственные. Во всех районах действуют радиоузлы. Основные газеты «Белгородская правда», «Белгородские известия», «Смена», соучредителями которых является администрация области, «Единство», учредитель областное объединение профсоюзов. Издаются 22 районные и городские газеты (выходят 2-3 раза в неделю), учредителями которых являются управление печати и телерадиовещания ад-

1 Официальный сайт администрации Белгородской области. http://beladm. bel. ru/obpolit. htinl. 2000 2002.

70

министрации области и органы МСУ. Остальные газеты ведомственные или частные. В областной организации Союза журналистов РФ состоит почти 400 членов. В области высокий уровень медийной насыщенности: общий разовый тираж местных газет последние годы колеблется около 250 тысяч экземпляров. Вместе с другими газетами население приобретает 400-450 тыс. экземпляров периодических изданий, что является достаточно высоким показателем по России1.

Взаимодействие органов власти и СМИ осуществляется путем организации и проведения пресс-конференций и брифингов с руководителями администрации и Думы области, другими представителями исполнительного и законодательного органов власти. Для обмена информацией используется электронная почта, веерная рассылка пресс-релизов, нормативных документов, издаваемых главой администрации. Третий год действуют сайты администрации области и ее главы.

По оценкам общественной экспертизы индекс свободы массовой информации, включающий в себя индексы свободы доступа к информации, ее производства и свободы распространения, в области 32,1%; индекс свободы доступа к информации 27,0%; индекс свободы распространения информации 15,3%. В области оказывается государственная поддержка СМИ, соответствующая требованиям федеральных законов. Однако высокий уровень огосударствления СМИ приводит к тому, что эта поддержка приходится в основном на «свои» СМИ. Структура доходов также свидетельствует о том, что соотношение государственных и рекламных денег в общем медийном бюджете 61:392. Вывод: рынок в регионе влияет на поведение СМИ, но основным вектором остается влияние властей.

Наиболее важные для формирования гражданского общества черты СМИ независимость от властей, экономическая независимость и действенность публичных выступлений из десяти желательных характеристик в вопросе: «В какой мере перечисленные черты характерны для региональных СМИ?» (прил.2, табл.16) за-

1 Общественная экспертиза. Анатомия свободы слова. М., 2000. С. 329. 2

2 Там же. С. 328-334

71

няли 8, 9 и 7 места. Их коэффициенты равны, соответственно, 0,30, 0,27 и 0,32. Другие характеристики получили также невысокие коэффициенты: актуальность тематики 0,44, плюрализм мнений 0,34, объективность в освещении жизни -0,40. Более высокие оценки получили «культурные» характеристики СМИ: коэффициент профессионализма журналистов 0,40; качества программ, публикаций, передач 0,40, языковой культуры 0,36. Коэффициенты негативных характери- стик СМИ: коммерциализация 0,33, тенденциозность и ангажированность 0,28. Самой низкой оценкой характеризуется партийная печать (к = 0,26), по существу она представлена одной газетой «Слово коммуниста». По влиянию на исход выборов работники обеих служб ставят СМИ на третье место из восьми, тогда как на первое административный и финансовый ресурс (прил.2, табл.22). Сопоставление данных исследования позволяет сделать вывод о том, что региональные СМИ в настоящее время не являются акторами гражданского общества.

Местное самоуправление в области осуществляется на основе федерального законодательства. На его базе областная Дума приняла свой закон о местном самоуправлении, другие нормативные акты (законы: «О выборах в представитель-ные органы местного самоуправления Белгородской области», «О выборах глав местного самоуправления Белгородской области», «О муниципальных образованиях в Белгородской области»)1, которые позволили в 1996 г. провести выборы депутатов представительных органов и глав городов и районов. В 1995-1996 гг. областной Думой было принято около 20 законов, регулирующих вопросы формирования и деятельности органов местного самоуправления. По ним полномочия к муниципальным образованиям переходят по двум каналам: наделение их собственной компетенцией и делегирование отдельных государственных полномочий.

1 О местном самоуправлении: Закон Белгородской области, 5.05.1995 г., №14 // Белгородская правда. 1995. -20 мая; О выборах в представительные органы местного самоуправления Белгородской области: Закон Белгородской области, 5.05.1995 г., №15 // Белгородская правда. 1995. 17 июня; О выборах глав местного самоуправления Белгородской области: Закон Белгородской области, 5.05.1995 г., №16 // Бюллетень Белгородской областной Думы. 1995. №6; О муниципальных образованиях в Белгородской области: Закон Белгородской области, 21.06.1996., №59 // Бюллетень Белгородской областной Думы. 1996. № 14.

72

Федеральные и областные нормативные документы также стали отправной точкой для депутатов районных Советов при разработке Уставов муниципальных образований. В соответствии с названными документами в области сформирована система местного самоуправления. В 21 районах и городах исполнительная власть представлена администрациями, возглавляемыми избранными в результате всеобщего тайного голосования главами МСУ, представительная районными и го- родскими Советами в лице депутатов.

Экономическую основу МСУ составляют муниципальная собственность, местные финансы, имущество, находящееся в государственной собственности и переданное в управление органам местного самоуправления, а также, в соответствии с законом иная собственность, служащая удовлетворению потребностей населения муниципального образования. Органы МСУ самостоятельно формируют, исполняют и утверждают местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы в соответствии с федеральным законом1. Их деятельность, в основном, отвечает важнейшим критериям полномочного местного самоуправления: разветвленность и децентрализация; выборность руководящих органов; массовая вовлеченность граждан, реализующаяся через представительные и непредставительные, индивидуальные и групповые формы.

В регионе, впервые в современной России, основной формой территориального общественного самоуправления избрано земство. За основу взята идея создания земских собраний поселковых и сельских округов. В настоящее время в 333 сельских округах, 21-м поселке и в трех городах действуют такие земские собрания. Нормативной основой их формирования стал областной закон «О собраниях (сходах) граждан»2, на базе которого разработаны соответствующие положения о земском (территориальном) общественном самоуправлении сельского округа (поселка), о выборах в Земское Собрание сельского округа (поселка), о земском Собра-

1 Устав Белгородской области. Белгород., 2001. Гл. 11, ст. 81.

2 О собраниях (сходах) граждан: Закон Белгородской области, 11.10.1996 г., №83 // Бюллетень Белгородской областной Думы. 1996. № 16.

73

нии и другие документы.

В соответствии с ними Земское Собрание является органом территориального общественного самоуправления, формируется и действует на общественных началах, может наделяться правами юридического лица. Основные его полномочия: контроль за формированием и исполнением бюджета сельского поселения; подготовка предложений для последующего утверждения главой местной администрации программ социально-экономического развития территории; организация ее благоустройства, коммунального обслуживания, содержания жилого фонда, объектов соцкультбыта и другое. Направлениями деятельности Земских Собраний является также забота о сохранении культурно-исторических традиций, воспитание молодежи, оказание помощи малоимущим. Земское Собрание избирается открытым голосованием на сходах и конференциях граждан сельского округа сроком на 4 года, они уже избирались дважды. Глава местной администрации входит в состав земского собрания по должности с правом решающего голоса. В целом, можно говорить, что земское движение в области состоялось.

Для повышения заинтересованности территорий в результатах хозяйственной деятельности, укрепления их бюджетов уже пять лет все они, кроме городов Белгород, Губкин, Старый Оскол, имеющих более широкую налогообразующую базу, освобождены от уплаты налогов в областной бюджет. За муниципальными образованиями сохраняются все закрепленные местные налоги, сборы и платежи. Новые возможности предоставлены им постановлением главы администрации области «Об укреплении финансовых основ общественного самоуправления», которым определен механизм пополнения бюджетов сельских территорий1.

И все же вопросы развития местного и территориального общественного самоуправления решается недостаточно, непоследовательно реализуются его ключе Об укреплении финансовых основ общественного самоуправления: Постановлением главы администрации Белгородской области, 2.03.1999 г., №119 // КонсультантПлюс: ВерсияПроф. Версия: 7.00(02), 32-разрядная версия. -1992-2001 КонсультантПлюс.

74

вые принципы: прямое народное самоуправление и самофинансирование. «Сказывается неразграниченность функций и компетенций разных уровней власти, без чего их нельзя подкрепить экономически, т.е. они не могут быть реализованы без расходных полномочий. Но для этого необходимо на законодательном, сначала федеральном, а затем и местном уровнях, ввести минимальные социальные стандарты, определить источники их финансирования. Тогда появится возможность,  как и положено, формировать бюджеты снизу. Пока не ясно, кто за что отвечает,

нельзя сказать, в какой пропорции распределять финансовые средства»1. Отсюда дисбаланс между функциями регионального, местного и территориального общественного самоуправления и объемом их ресурсов административных, правовых, финансовых.

В отличие от сельской местности население городов реально не реализует право на участие в управлении делами по месту жительства. Ранее существовавшие советы микрорайонов, уличкомы, домкомы и т.д., особенно в связи с массовой приватизацией жилья, фактически прекратили свое существование. Особое значение это приобретает в связи с проведением жилищно-коммунальной реформы, ко-^  торая предусматривает создание кондоминиумов, товариществ собственников жилья. Эти объединения, в первую очередь в городах и рабочих поселках, могут стать «не просто структурными элементами ЖКХ, а низовыми ячейками самоорганизации населения, фундаментом всей системы территориального общественного самоуправления»2. Несмотря на эти негативные моменты все же 45% экспертов именно развитое МСУ связывают с представлениями о гражданском обществе в регионе (прил.2, табл.18).

Исследование готовности территориального сообщества к самоуправлению, проведенное Н. С. Данакиным, Л. Я. Дятченко, показало: высокая чувствительность

1 Савченко Е. С. Честность лучшая политика // Политика. 2002. апрель N55. С. 3-7.

2 О работе исполнительной власти по социально- экономическому развитию области в 2001 г.: Выступление главы администрации области Е. С Савченко на сессии областной Думы, 29.04.2002 г. // Белгородские известия. 2002. 7 мая.

т

75

к местным проблемам не связана с уверенностью в возможности их разрешения посредством мобилизации собственных сил и ресурсов территориального сообщества. 67,9% респондентов считают, что эти проблемы могут быть решены только на федеральном уровне, 27,3% областном, 4,6% на уровне местной администрации. 81,0% муниципальных служащих связывает решение местных проблем с наведением порядка и установлением эффективного управления в стране; 79,1% -с

% активным участием самого населения; 33,7% с увеличением активности и самостоятельности местных органов власти; 10,7% с улучшением информированности населения о местных проблемах, всемерным поощрением граждан к участию в их решении; 7,3% с изменением всей структуры местных органов власти и управления. Таким образом, примерно в равной степени респонденты связывают успешное решение местных проблем как с государством, так и с гражданскими инициативами1.

Это исследование показало, что население имеет смутное представление о принципах организации МСУ, отечественном опыте его построения, устройстве в своем поселении. Коэффициент осведомленности по этим позициям составляет

^  соответственно 0,35, 0,29, 0,29, причем, сельские жители показывают сравнительно большую информированность, нежели городские2. Развитие МСУ тормозится: из-за слабости финансово-экономической базы на местах считают более половины опрошенных, отсутствия традиций и опыта местного самоуправления 50%; неполноты нормативно-правовой базы 42,9%; пассивности населения 28,6%; «неразберихи» с вертикальным разделением власти 21,4%; незаинтересованности местных администраций 14,3%; противодействия региональных властей, не желающих уступать властные полномочия 7,1%; отсутствия заинтересованности у местных сообществ 7,1 %3.

1  Данакин Н. С., Дятченко Л. Я. Системный анализ готовности территориальных сообществ к самоуправлению //Муниципальный мир. 2000. №1. С. 58.

2 Там же. С. 59.

3 Там же. С. 62

76

Помимо развитости основных структур гражданского общества показателями его зрелости является подконтрольность населению деятельности властей, реализуемая как через СМИ, так и посредством организаций гражданского контроля. Рассмотрение региональных СМИ отразило недостаточность выполнения ими в настоящее время этой функции. Коэффициент контроля за деятельностью федеральной власти равен 0,23, областной 036, городской 0,37, местной 040. ф (прил.2, табл.27), уровень подконтрольности ниже среднего. Это свидетельствует

о закрытости властных структур, авторитарности управления, низкой зрелости институтов гражданского общества.

Правовое государство является непременным условием развития гражданских инициатив. Респондентам было предложено оценить возможность отстоять свои интересы в споре с государством (прил.2, табл.21). Коэффициенты возможности таковы: гражданину 0,26, трудовому коллективу 0,36, предпринимателю 0,32, органу МСУ 0,44, региону 0,46. Коэффициент обращения предпринимателей в суд для отстаивания своих интересов 0,23, тогда как использования взяток 0,37, личных связей 0,60 (прил.2, табл.20). Коэффициент ожидания помощи от суда и ^  правовых органов в случае возникновении проблем равен 0,19 (прил.2, табл.4). Эти

данные свидетельствуют о невысокой возможности реализации прав.

Сравнительный анализ ответов респондентов государственной и муниципальной служб выявил некоторые различия. Более высокую оценку роли партий, тенденциям партийного строительства, деятельности оппозиционных партий в регионе дают муниципальные служащие (прил. З, табл.11,12,15). Несмотря на то, что те и другие сходятся в низкой оценке деятельности профсоюзов, однако, по мнению госслужащих, они лучше справляются с функциями борьбы с безработицей, против произвола руководителей, создания новых рабочих мест, защиты в органах власти интересов своих членов. Работники муниципального управления отмечают в первую очередь функции увеличения и расширения социальных выплат и повышения квалификации работников (прил. З, табл.7). Темпы и масштабы развития

77

малого бизнеса работники государственной службы оцениваются ниже, чем муниципальной (прил. З, табл.17). Возможность отстоять свои интересы в споре с государством гражданину, трудовому коллективу, предпринимателю, органу МСУ, региону, госслужащими оценивается выше (прил. З, табл.24), тогда как деятельность НКО ниже, чем муниципальными служащими в 2 раза (прилож. З, табл.7). По влиянию на исход выборов госслужащие выстраивают ресурсы в следующем Щ порядке: административный, финансовый, информационный. Муниципальные финансовый, информационный, административный (прил. З, табл.20). В целом работники муниципальной службы оценивают деятельность негосударственных организаций несколько оптимистичнее госслужащих.

Результаты экспертного интервьюирования в целом подтвердили оценку процессов формирования гражданского общества, данную государственными и муниципальными служащими.

Эксперты, кроме одного, признают институционализацию основных структур гражданского общества в регионе, наличие его важнейших признаков, называют конкретные примеры его функционирования. При этом отмечают, что оно  находится в «начальном», «зачаточном» состоянии, а процесс становления «идет

медленно», «непоследовательно», «противоречиво», иногда с «рецидивами авторитаризма».

Абсолютное большинство экспертов считает, что управленческие кадры в основном позитивно влияют на процесс формирования гражданского общества в области, помогая налаживать взаимодействие с его структурами, даже нередко помогая их созданию. В качестве примеров они приводят деятельность Общественной палаты, общественных советов при главе администрации области, общественных приемных, участие представителей общественных объединений и СМИ в различных мероприятиях, заседаниях правительства администрации, сессиях об-ш  ластной Думы, обсуждении проекта Программы улучшения качества жизни населения области и другие.

78

Но происходит это не столько в силу глубокого личного понимания служащими необходимости содействовать этому процессу, знания существа проблемы, осознания ее важности для настоящего и будущего прогресса общества в этом направлении, сколько по указанию вышестоящих органов власти, нередко, из желания контролировать ситуацию, прямо или косвенно управлять общественными структурами. Сказывается управленческий опыт, доставшийся от предыдущей

ЭПОХИ.

За исключением двух экспертов, все остальные считают, что нынешний уровень отношений между структурами государственного, муниципального управления и гражданского общества соответствует реальному состоянию последнего. Оно не является еще «самостоятельным», многие его элементы или «трансформированные институты советского времени», или «новообразования, которые несут на себе его отпечаток», имеют низкий статус и могут быть названы таковыми лишь в потенции. Попытки дебюрократизации властных структур (работа Центров, действующих по принципу «Одно окно»), больше касаются их отношений с юридическими и физическим лицами, чем с институтами гражданского общества Эксперты единодушны в том, что последние «слабо себя проявляют» и «незначительно влияют на жизнь области». Во взаимоотношениях структур государственного и муниципального управления и гражданского общества приоритет принадлежит органам власти, даже отдельным чиновникам. Партии, профсоюзы, организации «третьего сектора», другие ассоциации населения еще не являются подлинными выразителями интересов их различных слоев, органы МСУ финансово несамостоятельны, СМИ в большинстве своем не могут быть экономически и политически независимыми и т.д. Органы власти поощряют их деятельность, но стремятся делать это «в рамках установленных ими правил игры».

Правовое поле области обновляется достаточно динамично, по ряду направлений (местное и общественное территориальное самоуправление, дебюрократиза-ция жизни, социальное партнерство и т.п.) регион является пионером в РФ. В ос-

79

новном оно обеспечивает эффективное функционирование институтов гражданского общества, но параллельно продолжает действовать «административный ресурс».

Главными причинами, сдерживающими формирование гражданского общества, полагают эксперты, являются особенности ментальное™ населения, выражающиеся в «этатистских», «иждивенческих» настроениях, неготовности к «само-# стоятельно социальному творчеству», отсутствие «демократических традиций»,

непонимание многими характера происходящих преобразований, а также бедность населения, «поглощенного заботами о собственном выживании».

Таким образом, основные институты гражданского общества в регионе сформированы, но не достигли функциональной зрелости. Они имеют низкий статус и уровень влияния на общественные процессы: недостаточно участвуют в разработке и реализации различных государственных и местных программ, законов, осуществлении контроля за деятельностью властей. С другой стороны, управленческие структуры также не в полной мере содействуют становлению гражданского общества, отмечается закрытость власти, их деятельность носит нередко автори-тарный характер. Это, в свою очередь, говорит как о невысокой готовности государственных и муниципальных служащих работать в новых условиях, так и слабой действенности институтов гражданского общества.

Структурно многопартийность в регионе в основном сложилась, носит устойчивый характер, в количественном отношении численность партий и число их членов меняется в течение последних трех лет незначительно. Но в общественно-политической жизни их роль невелика, особенно если иметь в виду влияние на процесс принятия решений, учет программ победителей на выборах при определении проводимого курса, участие их лидеров в структурах исполнительной власти. Власть остается над или внепартийной. Хотя руководство области признает

80

необходимость партийной власти1. (Для исследования исполнительной и законодательной власти в западных странах используется индекс Катрайта, один из критериев которого следующий: «В парламенте должно быть представлено две и более политических партий, причем более малочисленная партия имеет, по крайней мере, 30% от общего числа мест»)2. Таким образом, партии не являются связующим звеном между членами общества, различными социальными группами и го- сударственными структурами в регионе.

Невысока и роль профсоюзов. Подавляющее большинство экспертов отмечает низкую роль (или ее отсутствие) профсоюзов в общественной жизни региона, качество выполняемых ими функций. Администрация осуществляет программы поддержки частного сектора экономики. В тоже время, отмечается активное ее влияние на деятельность хозяйствующих субъектов, что противоречит основному признаку гражданского общества автономии от государства. Рыночные отношения принесли определенную экономическую свободу, но степень ее еще недостаточная, или собственники, руководители, коллективы не научились ею пользоваться. Это признает и глава администрации области Е. Савченко, говоря о модернизации системы исполнительной власти в области, которая бы меньше командо-вала, а создавала лучшие условия для развития экономических свобод. Процесс развития малого бизнеса имеет сравнительно высокую оценку. Можно считать, что становление этого сектора экономики состоялось. Тем не менее, по-прежнему остаются нерешенными многие вопросы: разумного налогообложения, недостатка оборотных средств, высоких кредитных ставок, роста тарифов на энергоресурсы и другие. Поэтому еще относительно невелика доля предприятий, наладивших выпуск собственной продукции, они в основном действуют в сфере торговли и услуг.

1 Савченко Е. С. Главная задача власти создание среды обитания // Регион -центр. М., 2001. №2. С. 103.

2 Романенко Л. М. К вопросу об объективных индикаторах современного гражданского общества в России // Вест- ник МГУ. Сер.18. Социология и политология. 1995. -№1.-С46,47.

3 О работе исполнительной власти по социально- экономическому развитию области в 2001 г.: Выступление главы администрации области Е. С Савченко на сессии областной Думы, 29.04.2002 // Белгородские известия. 2002. 7 мая.

81

Сказывается также слабое знание представителями малого бизнеса основ рыночной экономики, нормативных документов, регламентирующих эту сферу деятельности, ее репутации вредят плохие условия труда на многих предприятиях, низкая социальная защищенность работающих там людей.

В сфере «третьего сектора» достаточно велика роль ветеранских и благотворительных организаций. Последнее время растет активность молодежных движений и объединений. Не получили развития некоммерческие объединения «инфраструктурного» типа, миссией которых является содействие деятельности других гражданских организаций. Практически не представлены правозащитные и экологические НКО. В целом, охват населения организациями «третьего сектора» небольшой, отмечается их слабое влияние на деятельность органов государственной власти и МСУ, отсутствие гражданского контроля за последними. Реально еще отсутствует данное понятие в массовом сознании. Так как НКО основной тип организаций, структурирующий социальное пространство, в регионе представлен недостаточно, это влечет за собой неразвитость горизонтальных связей, что является характеристикой атомизированного общества.

Региональные СМИ как инструмент формирования гражданского общества не эффективен: не обеспечивают прозрачность действий властей, плюрализм мнений; характеризуются низкой действенностью публичных выступлений, зависимостью от власти, реализующей в их отношении патерналистскую политику: отмечается высокий уровень огосударствления СМИ и их финансовой поддержки.

Многоуровневая система народовластия в области в принципе создана, основной формой территориального общественного самоуправления избрано земство, которое формируется и действует на общественных началах. Но, ограниченные, особенно финансовые, возможности мешают установлению гармоничных отношений взаимодействия между всеми уровнями власти. Отмечается никое участие населения в осуществлении самостоятельной властной деятельности, отчуждения населения от управленческих структур.

82

Все перечисленные структуры в области институционализированы, тем не менее, по многим правовым вопросам нет еще достаточной ясности, в том числе и на федеральном уровне, особенно в сфере местного и территориального общественного самоуправления. Несмотря на то, что правовое поле за период реформ значительно расширилось и обновилось, тем не менее, реализация прав населением и представляющими его интересы общественными ассоциациями затруднена.

С целью всестороннего рассмотрения процессов становления гражданского общества в регионе и выявления «гражданственности» прессы (прессы как элемента и инструмента формирования гражданского общества), проведен контент-анализ газет на предмет наличия в них материалов, отражающих нормы, ценности, традиции гражданского общества, деятельность его структур и элементов. Проанализированы все выпуски газет «Белгородская правда» и «Белгородские известия» за 2001 г. (N= 388), так как они являются областными и наиболее массовыми общественно-политическими изданиями, среди учредителей которых администрация области, а «Белгородских известий», наряду с другими, и областная Дума. В 2001 году суммарный тираж этих газет составил 59,4 тысячи экземпляров. Едини- на анализа публикация. Критерий «гражданственности» информация, связан-ная с нормами, ценностями, деятельностью институтов гражданского общества и гражданских инициатив в регионе, демократичностью деятельности властей.

Исходя из целей исследования, мы систематизировали публикации по темам: деятельность органов государственной власти, местного и территориального общественного самоуправления, гласность, открытость их деятельности; активность политических объединений, профсоюзных, предпринимательских организаций, неправительственных некоммерческих неполитических организаций; СМИ как институт гражданского общества. Подсчитывалось количество употреблений словосочетания «гражданское общество» в заголовках и подзаголовках.

Показателем прозрачности и подконтрольности населению деятельности органов власти является систематичность и полнота освещения их работы в СМИ.

83

Деятельности областной Думы посвящено 19 публикаций (без сообщений о предстоящих сессиях). Абсолютное их большинство информация с заседаний сессий, сообщения о принятых нормативных актах, несколько о деятельности депутатов. Практически отсутствуют статьи, свидетельствующие о наличии связи между избирателями и депутатами, отчеты последних, изложение ими своей позиции по вопросам жизни области. Нет в газетах сообщений о роли общественной экспер- тизы при разработке законопроектов, о проведенных референдумах на эту тему.

Деятельность исполнительной власти представлена значительно полнее: пять статей и интервью главы администрации, более шестидесяти материалов с различного рода мероприятий, проводимых областной администрацией: заседаний правительства, совещаний, активов, рабочих поездок, встреч, пресс-конференций, о работе общественной палаты при главе администрации и т.д. 10 публикаций посвящены деятельности глав и органов местного самоуправления городов и районов; 12 реагированию властей на выступления в газетах; 38 письменные обращениями граждан в названные издания.

В количественном отношении деятельность органов власти в печати представ- лена достаточно полно. Качественный анализ показал следующее. Критическая статья в адрес главы администрации области одна по поводу расходования бюджетных средств. В адрес других структур исполнительной власти 4. В одном материале освещается участие граждан в функционировании местного самоуправления, дважды упоминаются Советы, территориальное общественное самоуправление представлено тремя публикациями о земстве.

При анализе освещения деятельности партий нужно учитывать выборы в областную Думу третьего созыва, которые проходили в октябре 2001 г., что повлияло на показатели по этой теме. По ней в течение года в исследуемых газетах опубликовано 30 материалов: 18 в «Белгородской правде» и 11- в «Белгородских извес- тиях». Назовем политические объединения по мере убывания упоминаний о них: «Единство» — 14 раз, «КПРФ» — 7, «Отечество» — 6, «АПР» — 2, «ОВР» — 2, «Яблоко»,

84

«Партия пенсионеров» — 1, «СДПР» — 1, «СПС» — 1. (Упоминаний о деятельности партий в сумме больше, чем статей по этому поводу, так как в части из них речь шла более чем об одной партии). Порядок этих цифр одновременно может свидетельствовать и об их популярности. Предвыборной деятельности партий посвящено 8 статей, 21 публикация посвящена событиям партийной жизни в регионе. Из них: о внутрипартийной деятельности конференциях, выборах, реструктуризации и т.д. 12 сообщений; о целях и задачах партий, их позиции по различным вопросам, программах 5; о текущей деятельности партий 4. Таким образом, в среднем, в каждой тринадцатой газете есть упоминание о той или иной партии.

Абсолютное большинство материалов носит информационный характер, почти нет аналитических, проблемных статей, отсутствует обратная связь (4 отклика читателей о деятельности партий). Эти данные характеризуют как уровень и направленность прессы, так и действительную активность партий в регионе (т.е. они не дают информационных поводов для публикаций).

Объем материалов политического характера заметно увеличился в период предвыборной кампании и самих выборов осенью 2001 года. Тематика 23 этих публикаций такова: с призывами прийти на выборы 2; о выдвижении или поддержке кандидатов в депутаты 10; о регистрации кандидатов 3, заседаниях областной избирательной комиссии, семинарах, совещаниях с организаторами выборов 5. Явке избирателей уделено внимание в 4 статьях, деятельности и мнениям наблюдателей за выборами в 1. В двух сообщается о проведении конкурса на лучший избирательный участок и подведении его итогов.

Можно отметить «аполитичность» выборов. Несмотря на то, что некоторые партии и движения заявили о поддержке тех или иных кандидатов, дальнейшая их (кандидатов) презентация (кроме КПРФ) шла, скорее, с позиции автономных носителей каких-либо идей, чем представителей, делегатов своих объединений. По- лагаем, недостаточно публикаций, направленных на повышение гражданской активности электората, разъяснение роли выборов в демократическом государстве.

85

Отсутствуют сравнительные, аналитические, дискуссионные материалы по позициям кандидатов, результаты опросов населения, ученых, общественных лидеров, экспертов, наблюдателей. Слабо освещены и итоги выборов, которые ограничены цифровым материалом, списком претендентов и победителей без анализа причин победы или поражения тех или иных партий и отдельных кандидатов.

Выборы в областную Думу не стали эффективным средством формирования гражданской позиции населения. Об этом свидетельствует низкая явка избирателей, особенно в городах, где в 3 округах по этой причине они были признаны несостоявшимися1. В досрочных выборах главы местного самоуправления города Белгорода 24 марта 2002 г. приняло участие лишь 36,2% избирателей, против всех проголосовало 23,8% избирателей от их списочного состава, что говорит о росте протестных настроений2.

Публикаций, связанных с деятельностью профсоюзов 8, из них 3 о профсоюзном строительстве; о целях, задачах, проблемах, позиции по различным вопросам 1; статей о деятельности профсоюзов, направленной на достижение целей -2; критических 2. После проведения акции протеста не было материалов, подводящих ее итог. Профсоюзы в период предвыборной кампании не выдвинули ни одного кандидата, не высказались в поддержку кого-либо. Итого, менее чем в 2% газет есть информация о структуре, которая объединяет большинство работающих области. Наблюдается ситуация, сходная с анализом партий: сообщений профсоюзном строительстве больше, чем об их целях, задачах, а также акциях и мероприятиях, направленных на защиту интересов наемных работников.

Экономической сфере посвящено 17 материалов, в которых шла речь о деятельности организаций, способствующих развитию частного предпринимательства. Статей, отмечающих их взаимодействие с властями 7, включая заседания совета по развитию малого предпринимательства при главе администрации области. Общие итоги выборов депутатов Белгородской областной Думы третьего созыва // Белгородские известия. -2001. — 21 окт. 2 Постановление территориальной избирательной комиссии г. Белгорода // Наш Белгород. 2003. 29 марта.

86

В целом материалы достаточно разнообразны по поднимаемым ими проблемам, конструктивны по смыслу, отражают благоприятные обстоятельства для развития гражданской активности этой категории населения.

При анализе «третьего сектора» мы выделили 35 материалов о благотворительности. Из них: более 60% об областном благотворительном марафоне «21 век детям Белгородчины», организаторами которого являются региональные власти, что нельзя однозначно отнести к самоактивности граждан; 17% о деятельности благотворительных фондов, 8% благотворительной деятельности хозяйствующих субъектов, 15% других организаций и лиц. О работе самих благотворительных организаций, помощи коммерческих структур в этом направлении на страницах печати сообщений нет. Информация о деятельности организаций, направленных на саморазвитие своих членов, встречается в 9-ти публикациях; на определенные социальные группы в 12 (из них 5 молодежных, 5 ветеранских, 2 женских); на охрану окружающей природной и социокультурной среды 3 (природы 2, исторических и культурных памятников 1); правовую защиту 1. Мало публикаций экологического, правозащитного характера, нет о работе НКО, контролирующих деятельность властных структур и способствующих развитию других гражданских организаций.

Из полученных данных следует, что большинство материалов, касающихся НКО, отражают деятельность ветеранских, благотворительных и молодежных организаций, причем, в последнем случае особое внимание уделено патриотическому воспитанию молодежи, что является результатом активной региональной молодежной политики. В целом, при объективной значимости НКО в активизации людей, такие показатели являются низкими. Статей, сообщающих о массовой активности граждан в связи с отстаиванием своих прав, три: в двух из них информация об акции протеста, одна критическая о слабости этой акции.

Публикаций о деятельности СМИ 4. Две из них по проблемам СМИ в регионе, 1 критика российских СМИ (перепечатка), 1 сообщение об открытии Ин-

87

тернет пресс-центра. Восемь материалов о том, что газеты берут под контроль те или иные проблемы и курирование их. На наш взгляд, в смысле формирования гражданской активности возможности СМИ используются недостаточно. В публикациях газет «Белгородская правда» и «Белгородские известия» на протяжении 2001 г. словосочетание «гражданское общество» употреблялось всего 5 раз (два в заявлении оргкомитета Гражданского форума, которое было опубликовано как общероссийское событие; два в выступлениях главы администрации области; раз в связи с выходом монографии «Таинственный путь гражданственности»).

Таким образом, содержание публикаций названных газет дает основание говорить о том, что они еще недостаточно способствует формированию гражданской позиции населения. Малочисленность оценок, обращений, критики в адрес властных и общественных структур свидетельствует о низкой действенности СМИ во влиянии на властные структуры и общественные процессы, следовательно, СМИ, как институт гражданского общества, себя еще реализует не полностью.

Выводы. За последние годы в регионе институционализированы и действуют основные структуры гражданского общества, но они не достигли функциональной зрелости, что проявляется в их недостаточной эффективности, низком статусе и уровне влияния на общественные процессы непосредственно и опосредованно -через властные структуры. Они слабо участвуют в разработке и реализации различных государственных и местных программ, законов, не осуществляют должного контроля за деятельностью властей. Отмечается влияние административных структур на гражданские (особенно СМИ, частный бизнес), недостаточность правового поля для эффективного функционирования институтов гражданского общества, а также низкая эффективность судебной системы.

Структурно многопартийная система в регионе в основном сложилась. Активизация партийной деятельности связана с выборными компаниями в органы вла- ста различных уровней. Но функционально настоящей многопартийности нет: партии не представлены фракциями в региональных и территориальных органах

власти; нередко члены партий, идя на выборы, не заявляют о своей партийной принадлежности; власть остается непартийной; отмечается пассивность оппозиционных партий. В целом партии слабо отражают и защищают интересы населения, недостаточно добиваются реализации своих программных целей, предвыборных обещаний.

В экономической сфере наиболее массово представлены профсоюзы, которые взаимодействуют с работодателями и их организациями и с государственными структурами. Свои требования они формулируют в коллективных договорах предприятий, а также в трехсторонних соглашениях в рамках социального партнерства. В тоже время абсолютное большинство экспертов невысоко оценивают значение профсоюзов в общественной жизни региона и качество выполняемых ими функций. В области также функционируют объедения работодателей, которые отстаивают свои экономические интересы в отношениях со структурами государственной и муниципальной власти. По мнению экспертов, все еще сохраняется зависимость хозяйствующих субъектов от административных структур.

«Третий сектор» самая многочисленная группа ассоциаций населения области, среди которых наиболее массовыми являются ветеранские, благотворительные, молодежные. Не получили развития некоммерческие объединения «инфраструктурного» характера, правозащитные, экологические организации. Отмечается слабое влияние НКО на деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, отсутствие гражданского контроля за последними. Понятия: общественные организации, НКО, «третий сектор» и т.п., а также представления об их деятельности отсутствуют на уровне массового сознания.

В области высокий уровень медийной насыщенности. Власти осуществляют в отношении СМИ патерналистскую политику. Отмечается высокий уровень их огосударствления и финансовой поддержки администрацией. СМИ не уделяют внимания деятельности организаций «третьего сектора», практически отсутствуют аналитические, полемические, критические статьи в адрес администрации. Вслед-

89

ствие этого СМИ не достаточно реализуют функции формирования гражданского общества.

Многоуровневая система народовластия в регионе создана. Укрепляется экономическая основа МСУ, реализуется принцип выборности руководящих органов. Основной формой территориального общественного самоуправления является земство. Вместе с тем медленно осуществляются ключевые принципы МСУ: пря-Ф мое народное самоуправление, самофинансирование. Причины этого, в первую

очередь, неразграниченность функций и компетенций разных уровней власти, дисбаланс между функциями местного и территориального самоуправления и объемом их ресурсов. Население городов не принимает реальное участие в управлении делами по месту жительства.

Активизация процессов формирования гражданского общества в регионе вызывает необходимость решения следующих задач:

- усиления интеграции общества путем развития разноуровневых горизонтальных социальных связей и создания механизмов разрешения общественных противоречий;

- артикуляции и агрегации его социально-политических и экономических институтов;

- развития коммуникативных каналов как внутри данного социума, так и вне его;

- поддержания, продуцирования норм и ценностей, характерных для конкретной социальной модели;

- образования оптимальной среды для развития личности, повышения возможностей ее творческой реализации;

- создания условий, способствующих активному формированию объединений граждан и вовлечению их в сферу управления социальными процессами.

Реализация этих задач должна осуществляться комплексно, по ряду направлений. Для развития политической активности населения региона необходимо по-

90

вышать роль политических объединений, их представителей на местах. Это позволяют сделать новеллы федерального избирательного законодательства последнего времени1. Имеется в виду, в частности, придание не только федеральным, но и региональным выборам «партийного» характера: признание только за партиями статуса избирательных объединений, избрание половины состава законодательных органов субъектов Федерации по партийным спискам; увеличение с одной трети Щ) до половины числа членов избирательных комиссий, назначаемых по представлению партий, и другие. Тем самым, партии, побеждая на выборах, получают возможность формировать органы власти, вместе с ними нести ответственность за совместно проводимый курс, что делает их зависимыми от избирателей. Тогда со временем сложится классическая схема выявления, роста и вхождения через партии во власть лидеров, подотчетных партийной дисциплине и воле электората. Для этого требуется система подготовки партийного актива, где бы он мог знакомиться с отечественным и зарубежным опытом политической деятельности; более полная информированность о местных проблемах.

Повышение роли профсоюзных организаций, авторитета предпринимательских структур видится в росте квалификации их актива, развитии и углублении социального партнерства, суверенизации профсоюзов от работодателей. Ассоциациям, представляющим бизнес, особенно малый, следует добиваться большей привлекательности этой сферы по условиям и оплате труда, социальной защищенности работников. Нужно совершенствовать подготовку управленческих кадров для малого бизнеса, осуществлять его поддержку государственными и негосударственными организациями посредством оказания образовательных, консалтинговых и других услуг в форме бизнес-школ, учебно-деловых и социально-деловых центров, агентств поддержки, бизнес-инкубаторов, технопарков и т.д. Для этого О политических партиях: Федеральный закон РФ, 11.07.2001 г., №95 // Собрание законодательства РФ. 2001. №29. Ст. 2950; Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации: Федеральный закон, 12.06.2002 г., №67 // Собрание законодательства РФ. 2002. №24. Ст. 2253.

91

также необходима подготовка управленческих кадров для инфраструктур поддержки малого предпринимательства.

Становлению «третьего сектора» может содействовать активизация контактов между НКО, формирование их конструктивных взаимоотношений с внешней средой: органами государственной власти и местного самоуправления, СМИ, предпринимательскими структурами, для чего они должны иметь соответствующих специалистов. Для поддержки и развития структурами государственного и муниципального управления «третьего сектора» могут быть эффективны механизмы их взаимодействия с органами власти, предлагаемые В. Н. Якимцом: совместное определение приоритетов социальной политики, открытый государственный и муниципальный заказ, спонсорство, лоббирование, стимулирование социальной активности прямым финансированием, побуждение негосударственных спонсоров1. Эти механизмы должны функционировать на основе четкой системы правовых норм и регуляторов, обеспечивающих тесное взаимодействие; открытых и контролируемых общественностью процедур разработки и реализации приоритетных программ социального развития; разнообразных форм и способов их финансиро- вания из разных источников на конкурсной основе; фиксированных и согласованных правил оценки, осуществления и контроля хода исполнения.

Тем самым, часть функций государства в социальной сфере передается «третьему сектору» и бизнесу. Это снизит административные издержки, позволит осуществлять социальное инвестирование, аккумулирование и комплексное вовлечение ресурсов в решение общих проблем региона; воспитывать взаимную ответственность за социальное реформирование; осуществлять адресную помощь, поддержку научных и практических разработок по данной теме и т.д.

СМИ надо добиваться реальной независимости, опираясь на коллективную волю журналистов к самоорганизации. Свобода слова достижима через преодоление

1 ЯкимецВ. Механизмы социального взаимодействия... -http://ngo. org. ru/ngoss/get/idl4184.

92

информационного монополизма, обретения экономической независимости СМИ, многообразие средств массовой информации, форм владения ими. Для повышения их роли в становлении гражданского общества необходима разработка и осуществление специальных программ развития терпимости к их выступлениям, поощрения журналистских коллективов, их представителей, освещающих проявление гражданских инициатив и материалов, способствующих этому.

Развитию местного самоуправления в области может служить укрепление его финансово-экономического фундамента, разработка механизма воспроизводства его ресурсной базы, коррекция принципов налоговой политики и построения межбюджетных отношений. Следует также создать прозрачную и эффективную систему контроля за деятельностью органов местного и общественного самоуправления, в том числе за счет усиления полномочий его представительных органов. Нужно совершенствовать нормативно-правовую базу, позволяющую грамотно перераспределить полномочия и ресурсы, решать вопросы судебной защиты МСУ. Должно осуществляться обучение и повышение уровня квалификации муниципальных управляющих. Такая система в области есть, но она требует совершенствования. Особенно важна работа с лицами и структурами, от которых в наибольшей степени зависит интенсификация становления гражданского общества.

Необходима разработка и осуществление программ, нацеленных на обучение граждан умениям создавать организации, движения, готовить массовые акции, действенным способам реализации своих интересов, как частным образом, так и путем солидаризации. А также поощрение научно-практической деятельности в этом направлении, создание исследовательского центра по развитию гражданского общества в регионе с привлечением ученых, политических, общественных деятелей, аспирантов и студентов.

93

Глава III. Адаптивная готовность государственных и муниципальных служащих к работе в условиях формирования гражданского общества

Становление российского гражданского общества в немалой степени зависит от готовности служащих государственного и муниципального управления содействовать этому процессу, что обусловлено традиционно ведущей преобразовательной деятельностью управленческих структур, большими, чем у гражданских институтов ресурсными возможностями (в первую очередь организационными), а также социальной направленностью деятельности служб, которая подразумевает создание условий для самореализации личности. Эти условия создаются посредством выполнения служащими своих обязанностей в духе конституционных принципов: демократизма, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина, равноправия и полноправия граждан, законности, гуманизма (признание человека высшей ценностью), идеологического многообразия, многопартийности, гласности, ответственности за принимаемые решения1.

Органы государственного управления и местного самоуправления в контексте формирования гражданского общества можно рассматривать в единой системе, так как они имеют много общего. Обе службы являются формами публичной власти разных уровней и представляют собой управленческую деятельность «особой категории лиц по организации исполнения, практической реализации задач, функций и полномочий государственных, общественных или иных социальных структур»2. И те, и другие органы управления формируются через механизм демократических выборов, реализуют общественные цели, пользуются сходными методами выполнения социальных задач, осуществляют нормотворческую деятельность, функции управления. Они совместно разрабатывают и реализуют государственную и местную политику, участвуют в подготовке различных программ, Ноздрачев А. Ф. Государственная служба. М., 1999 С. 218.

1 Государственная и муниципальная служба в Белгородской области. Сборник нормативных правовых актов -Белгород, 2001. С. 6, 7, 86.

94

принятии основополагающих решений, их осуществлении, в обеспечении согласования общественных интересов, представительства всех социальных слоев на различных уровнях.

О. В. Соловьев выделяет основания, позволяющие говорить о единстве процессов в государственной и муниципальной службе региона. Это относительно недавняя историческая практика СССР, в ходе которой было сформулировано представление, что эффективной государственная власть может быть лишь при опоре на жизнеспособное местное самоуправление; реальное состояние системы регионального управления, при которой государственная власть в значительной мере контролирует и корректирует действия местного самоуправления, не подменяя его сути; совпадение ценностей, установок, ориентации государственных и муниципальных служащих.

В. В. Скворцов отмечает: «Статусы государственных и муниципальных служащих взаимообусловлены и взаимозависимы. Причем, базовым является статус муниципальных служащих: так как они стоят ближе к людям, и мнение, которое складывается у людей о них, автоматически переносится и на государственных служащих. В общественном мнении их различия практически не ощущаются. И муниципальные, и государственные служащие связаны одним и тем же содержанием труда административным управлением. Это порождает единство управленческой и организационной культуры. Однако культурные образцы, рожденные в менеджменте, других управленческих структурах, распространяются вначале на муниципальную службу, а затем на государственную. Нормальный процесс профессионального развития предполагает «сквозную» карьеру: на государственной службе более плодотворно работают те, кто приобрел первоначальный управленческий опыт на муниципальной службе2».

1 Соловьев О. В. Регулирование кадровых процессов в региональных органах власти: Автореферат канд. социол. наук. Белгород, 2002 С. 15.

Скворцов В. В. Взаимосвязь и взаимозависимость социального статуса муниципальных и государственных служащих // О реформировании государственной службы: Материалы методол. семинара. М., 2001. С. 247.

95

Таким образом, выше перечисленные моменты позволяют рассматривать государственные и муниципальные управленческие структуры как фактор формирования гражданского общества в единой системе.

Именно поэтому ныне происходящая административная реформа в России является одной из важнейших составляющих переустройства общества. Президент РФ В. В. Путин отмечает, что колоссальные возможности страны блокируются громоздким, неповоротливым, неэффективным госаппаратом, его привычкой направлять свои усилия на финансовое и административное подчинение себе предприятий и организаций, неоправданное административное давление, прежде всего со стороны надзорных органов и инспекций, что противоречит эффективной организации частного бизнеса. Тогда как прямой обязанностью государства является создание условий для развития экономических свобод, предоставление населению качественных публичных услуг1.

Это подтверждается различными исследователями. А. Х. Бурганов отмечает: «Бюрократия самозванец в качестве господина, право ее на господство проистекает из узурпации права распоряжаться национальным, ей не принадлежащим бо-гатством... Абсурдность происходившего прежде и происходящего сейчас в России обусловлена тем, что государство взяло на себя функцию творца жизни народа. Государству можно и нужно поручать контроль над процессами в экономике, за рынком, но при условии, что государство контролируемо обществом2». «Современная Россия наследовала от России прежней и от СССР устойчивую традицию обоюдной отчужденности государства от общества и граждан и наоборот3». Широко известны негативные оценки деятельности чиновников, часто демонстрирующих не только некомпетентность, недееспособность и неоперативность, но нередко и прямое неисполнение законов. «Большинство российского на-

1 Послание Президента РФ Федеральному собранию // Парламентская газета. 2002. 19-25 апр.

2 Бурганов А. Х. Гражданское общество в России как сособственничество граждан // Социологические исследова-ния. — 2000.-С. 99-105.

3 Романовский Н. В. Социология и институт государственной службы // Социологические исследования. 1999. -№2. С. 14; Смольков В. Г. Бюрократизм // Социологические исследования. 1999. №2. С. 42-43.

96

селения... сильно зависимо от государственных чиновников, бюрократии... В российском обществе получила широкое распространение коррупция».1

Низкую эффективность государственного и муниципального управления А. К. Агапонов связывает с его безответственностью. Г. А. Цветкова на основе материалов общероссийского опроса делает вывод о низком уровне содействия служб экономической жизни на местах, эффективности решений органов местного самоуправления, вовлеченности граждан в дела на местах, особенно на уровне территориального общественного самоуправления (ТОС). Д. А. Левчик, полагая, что именно оно является той властью, с которой вплотную может взаимодействовать каждый гражданин, отмечает неопределенность его статуса, механизмов создания и функционирования, стремление исполнительной власти подчинить его.

Многими авторами отмечается кризисное состояние управленческого аппарата. А. Ф. Ноздрачев считает, что «...в общественном сознании образ чиновника как бюрократа и казнокрада... усиливает отчуждение общества от власти.» Подчеркивается также растущая независимость аппарата власти от общественного контрог ля, что превращает его в самостоятельного и значимого игрока на политическом поле, способного навязать свою волю другим участникам политического процесса.»

«Серьезным препятствием в установлении доверительных взаимоотношений общества и государства является информационная закрытость органов государственной власти... Нередко приходиться слышать от руководителей, что, несмотря

1 Голенкова З. Т. Альтернативы и перспективы развития гражданского общества в России. -http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29.11.01.

2 Агапонов А. К. Регионы и муниципальное самоуправление: вопросы ответственности // Социологические. исследования. 2002. №2. С. 42.

3 Цветкова Г. А. Местное самоуправление и проблема местных сообществ // Социологические исследования. -2002.-№2.-С. 40-41.

4 Левчик Д. А. Комитеты общественного самоуправления: тенденции развития //Социологические исследования. -2002.-№2.-С. 31-39.

5 Ноздрачев А. Ф. Государственная служба: Учебник для подготовки государственных служащих. М., 1999. -С.17.

6 Комаровский B. C. Государственная служба и гражданское общество: модели взаимоотношений и взаимодействия. http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29.11.01.

97 на все их старания взаимодействовать со СМИ, журналисты постоянно пишут «не

то» и «не так». На самом деле во многих случаях речь идет о неумении формировать честную, взвешенную, профессиональную информационную политику»1.

В. П. Макаренко выделяет негативные характеристики властного аппарата: минимизацию ответственности, стремление реагировать на свою недостаточную эффективность умножением предписаний; профессиональную автономию против социального контроля; ригидность; вытеснение решений на вершину иерархии; преобладание групповых, в том числе и материальных, интересов и корпоративной солидарности над интересами населения; создание новых структур не для решения проблем, а для воспроизводства аппарата2.

Отсутствие единства между обществом и государством в понимании целей реформирования и методов его осуществления становится одной из основных причин закрытости властных структур, которая позволяет им бесконтрольно продвигать определенные интересы, что намного труднее осуществлять в условиях «прозрачности» процедуры выработки и реализации решений. Это также создает предпосылки отчуждения граждан от институтов власти. Государственные служащие в своей деятельности редко ориентируются на интересы рядовых граждан и их объединений и не имеют желания взаимодействовать с ними в поисках путей решения проблем3. На вопрос: «Чем руководствуются государственные служащие при выполнении своих должностных обязанностей?» лишь 14% респондентов из числа опрошенных государственных служащих в 1999 г., выбрали позицию «интересами общества4».

Такое положение обусловлено, в том числе, недостаточным профессионализмом и компетентностью служащих, поверхностным владением современными ме-

1 Послание президента РФ Федеральному собранию. М., 1999. С. 66.

2 Макаренко В. П. Групповые интересы и властно-управленческий аппарат. К методологии исследования // Социологические исследования 1997. №7. С. 93-102.

 3 Комаровский B. C. Государственная служба и гражданское общество: модели взаимоотношений и взаимодействия. http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html -22К-29.11.01.

4 Разумовская Т. И. Проблемы реформирования государственной службы как социального института // Государственная служба России: проблемы становления и развития: Материалы методол. семинара. -М., 2001. С. 133. 98

тодами осуществления властных полномочий1. B. C. Комаровский характеризует

нынешние взаимоотношениям государства и гражданского общества в России как «существование в параллельных, лишь периодически пересекающихся областях». Задачи государственной службы он видит в обеспечении исчерпывающей и объективной информацией граждан и общественных объединений о целях, намерениях и программах деятельности органов власти, в учете интересов и общественных нужд при формировании программ, целей деятельности и выборе методов их реализации2.

М. Пискотин отмечает, что в связи с возрастающей ролью управленческого аппарата в современном государстве, во многих странах ведется работа по оптимизации его деятельности, корректировке характера отношений в нем, изменению мотивации поведения служащих, улучшению отношений аппарата управления с населением с целью сделать его более «отзывчивым» на нужды и запросы граждан. Этим достигается более высокая степень удовлетворенности населения работой корпуса государственных служащих3.

Осуществляемые во многих странах шаги по модернизации государства и управления можно охарактеризовать как «новый государственный менеджмент». В ФРГ такая модель направлена, прежде всего, на децентрализацию ответственности и полномочий, в Великобритании на повышение подотчетности и прозрачности деятельности органов власти, в Чехии честности служащих, активизацию борьбы с коррупцией в сфере государственных услуг, вовлечение граждан в процесс муниципального управления и т.д.4

Интересен опыт реформирования государственного управления в США, опирающийся на формирование зон доверительного управления, смысл кою-

1 Ноздрачев А. Ф. Государственная служба. М., 1999. С. 17.

2 Комаровский B. C. Государственная служба и гражданское общество: модели взаимоотношений и взаимодействия. http://go. philosophi. pu. rU/histori/program. html-22K-29. ll.01.

3 Пискотин М. Страна нуждается в чиновничестве, заслуживающем доверия и уважения // Российская Федерация сегодня. 2000. №2. С. 26, 27.

4 Рехвиашвили И. Подотчетность и прозрачность // Государственное управление в переходных экономиках. -2002.-Зима.-С. 65.

99

рых в распределении функций между государством, органами местного самоуправления, коммерческим и некоммерческим негосударственными секторами. Новый порядок создал возможность выбора для клиентов источника обслуживания, а государственным службам конкурентную среду. Результатом этого явилось ориентация государственных структур на взаимодействие с коммерческим и некоммерческим секторами экономики, приближение административных функций к гражданам, повышение качества выполняемых услуг. С самого начала реформы государственные служащие стали активными участниками процесса ее подготовки, проведения, анализировали собственные рабочие места, систему инструкций, нормативных требований и предлагали изменения.

В Москве разработаны «Принципы предоставления услуг населению в конкурентном, функционально-стоимостном подходе». Их суть заключается в том, что ни одна функция не должна осуществляться конкретным государственным органом, если есть конкурентоспособные предложения, исходящие от другой государственной или некоммерческой организации. Подобный подход ориентирует государственную службу на создание условий для самоорганизации граждан1.

^)  В связи с переосмыслением отношений государства с обществом и гражданами в России получает развитие концепция «активизирующего» государства, которая предусматривает переход от опеки к партнерским отношениям сотрудничества, перераспределение решаемых задач и ответственности между ними. Государство инициирует процессы решения общественных проблем и выступает в роли посредника, устанавливает рамки ответственности и способствует росту активности граждан в этих рамках. Таким образом, инициирование, активизация и стимулирование это те функции государства, которые обеспечивают эффективное функционирование общества. В такой модели государственные учреждения делятся на две большие группы: «заказчики» и «исполнители» заказов. Политиче-

1 Василенко Л. А., Макагонов П. П. Становление новой парадигмы административного управления в США в 90-ых годах: уроки для России: Материалы методологического семинара. М., 2001. С. 80.

100

ские институты, административное руководство выступают в роли поручителей,

являясь заказчиками или получателями услуг для граждан. Поставщики услуг для граждан (исполнители поручений) внутри управления конкурируют с поставщиками услуг вне управления (государственными, коммерческими, общественными организациями) за получение заказов на услуги, которые передаются им «заказчиками» на базе соответствующих политических решений. Эта модель «поручи тельства» открывает возможность привлекать граждан и общественные группы к производству и предоставлению услуг.

Для реализации этой модели необходимо время и усилия, которые позволят и «простым» гражданам и управленческим кадрам адаптироваться к новым требованиям, настроиться на взаимное сотрудничество и доверие. В настоящее же время результаты опроса Фонда «Общественное мнение» в 2002 г. отразили следующее: положительно, с доверием к правительству РФ относится 13%, к администрации региона 11%, органам МСУ 15%, Госдуме 5%, представительным органам региона 4%. Отрицательно, с недоверием: к правительству относится РФ 20%, администрации региона 25%, органам МСУ 25%, Госдуме 37%, представи- тельным органам региона 21%'. Заметна некоторая тенденция роста критических настроений по отношению к региональному и местному уровням власти в сравнении с федеральной. Стабильно невысока оценка деятельности законодательных органов власти в регионах2. Эти данные подтверждают низкую готовность к сотрудничеству с управленческими структурами и самих граждан.

Чтобы преодолеть существующую отчужденность органов власти от общества, служба обязана быть эффективной, правовой, четко организованной, социально ориентированной, прочно связывающей государство с обществом, отвечать принципам открытости, прозрачности, ответственности перед населением. У чиновников необходимо сформировать положительное отношение к системе обще-

1 Результаты опроса 6-7 июля 2002 //Российская Федерация сегодня. 2002. № 17. С. 2-3.

2 Там же.-С. 25.

101

ственного контроля, общественным институтам, ориентацию на соблюдение интересов гражданского общества1.

Но профессиональные и нравственные качества не формируются стихийно. Для осуществления направленного воздействия, на наш взгляд, необходимо:

а) создать социально-психологический портрет служащего, эффективно работающего в условиях формирования гражданского общества;

б) разработать критерии и показатели готовности личности служащего действовать в условиях формирования гражданского общества;

в) выявить уровень готовности управленческих кадров содействовать его становлению.

Рассмотрим характеристики личности, способствующие формированию гражданского общества.

М. Н. Кузьмин выделяет типологические черты человека гражданского общества: его официальный статус теряет константность, становится подвижным, что открывает перед личностью новую возможность и необходимость участия в процессах социальной мобильности; ему присуща психология гражданского равенства и гражданской общности, солидарности и братства. Это натура самостоятельная, самодеятельная, потенциально неограниченная в своей самореализации, индивидуальности с ее раскрепощенной энергетикой личной независимости и гражданской свободы; она наделена чувством собственного достоинства и чести и, одновременно, индивидуальной ответственности и долга; с установками на всемерную активность, предприимчивость и инициативу, вытекающими из необходимости полагаться только на себя; ощущает себя взаимосвязанным и необходимым звеном общества, в то же время выступает в качестве его автономного субъекта2.

Е. Башкировой выделяются ценности: самоопределение, свобода слова, воз-

1 Танаевская М. В. Гражданское общество как основа правового государства, -http://go. philosophi. pu. ru/histori/ program. html-22K-29.11.01; Волкова А. В. Административные реформы и формирование гражданского общества в России. Там же.

2 Кузьмин М. Н. Переход от традиционного общества к гражданскому: изменение человека // Вопросы философии. -1997. №2.-С. 60-63.

102

можности участия в политических действиях и влияния на решения властей; положительные установки по отношению к НКО, к демократической системе правления. Б. С. Гершунский отмечает следующие качества гражданина: личная сознательная ответственность, инициативность, независимость, убежденность в необходимости соблюдения законов, развитое правосознание, правовая культура, знание своих обязанностей перед обществом, внутренняя убежденность в их разумности, необходимости и возможности их исполнения, соблюдение прав и свобод других лиц2. Г. Г. Дилигенский характеризует соответствующий гражданскому 1ип личности, как автономизированный, и, одновременно, осознающий необходимость и способный «конструктивно взаимодействовать с другими личностями во имя общих целей, интересов, ценностей3». С. Л. Серебряков основной характеристикой такой личности считает социальную ответственность4. А. К. Агапонов подчеркивает важность для управленцев осознание ответственности именно перед обществом, а не перед организацией или даже государством5. Р. Дарендорф отмечает способность отстаивать свою свободу6.

Т. Ю. Иванова выделяет как необходимое: информированность о процессах в стране и местном сообществе; знание своих прав и обязанностей, понимание принципов взаимоотношений гражданского общества с государством; осознание ответственности за решение вопросов общественного развития на различных уровнях; приверженность ценностям свободы, равенства всех перед законом; толерантность по отношению к «инакомыслящим», стремление к солидаризации, поиску компромиссных, ненасильственных способов решения конфликтов7.

1 Башкирова Е. Гражданское общество и изменения в структуре мировоззрения Россиян -http://go. philosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29. ll.01

2 Гершунский Б. С. Гражданское общество в России: проблемы становления и развития. М., 2001. С. 422-430.

3 Дилигенский ГТ. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе? -http://www. politstudies. ru/fulltext/2000/htm471c-15.01.02.

4 Серебряков С. Л. Цивилизованные основы формирования гражданского общества в России // Социально-политический журнал. 1995. №2. -С. 97- 105.

5 Агапонов А. К. Регионы и муниципальное самоуправление: вопросы ответственности... С. 42.

6 Дарендорф Р. Мораль, институты и гражданское общество // Путь. 1993. №3. С. 179-191.

7 Иванова Т. Ю. Политическая культура населения как условие существования гражданского общества. -http://www. auditorium. ru/economy/texts/butenko/rNDEX/htm 19.02.01.

103

В связи с характеристикой гражданской готовности часто встречаются понятия гражданской и политической культуры. Под гражданской культурой понимается демократическая или партисипативная культура участия. Она является отражением всего многообразия общественной жизни, гражданских прав, оказывает решающее влияние на утверждение социального статуса гражданина и показывает уровень осознания индивидом общественных задач, его активности в претворении их в жизны. В целом гражданская культура определяет фундаментальные ценности гражданского сознания, на основе которого только и может быть сформировано гражданское общество2».

Важнейшая часть гражданской культуры, считают Г. Алмонд и С. Верба, набор позиций, касающийся социального доверия, идентичности с другими людьми, способности сотрудничать друг с другом и т. д.3 Среди характеристик гражданской культуры специалисты выделяют терпимость по отношению к другим людям, независимо от их социального положения, национальной принадлежности, политических пристрастий, отношения к религии и т.д., которая формируется, прежде всего, на основе признания универсальных прав и свобод человека4».

В Декларации принципов терпимости говориться: «Воспитание в духе терпимости начинается с обучения людей тому, в чем заключаются их общие права и свободы, чтобы обеспечить осуществление этих прав и укрепить стремление к защите прав других5». В постановлении Правительства РФ «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» толерантность определяется как «ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными, обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями,

1 Голенкова З. Т. Гражданское общество в России // Социологические исследования. 1997. №3. С. 35.

2 Кочетков А. П. Гражданское общество: проблемы исследования и перспективы развития... С. 85-97.

3 Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии // Политические исследования. 1992. -№4.-С. 130-134.

4 Гершунский Б. С. Гражданское общество в России: проблемы становления и развития М., 2001. С. 316.

5 Декларация принципов терпимости. Париж, 1995. С. 7-10.

104

политическими, этническими и другими социальными группами, уважении к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям1».

Политическая культура, являясь частью гражданской, выражает больше политический аспект гражданского общества, его взаимоотношения с государством. Она отражает степень политической зрелости граждан, их желание и способность реализовывать ценности гражданского общества. Достигается это активной частью населения через принятие идей конституционализма, индивидуализма, свободы слова и печати, вероисповедания, и т.п. Таким образом, политическая культура это система политических знаний, взглядов, убеждений, чувств, а также навыков и умений политической и социально значимой деятельности, в которой проявляются социально-политические интересы.

В. В. Трошихин выделяет три уровня политической культуры: духовный политические знания, политическое мышление, характер политического сознания; элементы, характеризующие превращение политических знаний в реальные политические действия, определяющие механизм этого превращения; политическую деятельность, политическое поведение, различные типы общественно политической активности2. «Установка на заинтересованное политическое участие неотъемлемый компонент демократической политической культуры3».

Для служащих государственного и муниципального управления особенно важен аспект политической культуры, отражающий соответствие их деятельности «как посредников между органами власти и обществом процессу демократизации

1 Цит. по: Гордилова О. А., Кузнецова Т. Н. Толерантность как профессиональное качество социального работника. Сборник материалов науч.-практич. конф., состоявшейся в г. Белгороде 24 мая 2002 г./ Формирование управленческого кадрового потенциала в регионе / Науч. редакц. докт. филос. наук, проф. Бабинцева В. П, канд. социол. наук Захарова В. М. Белгород, 2002. С. 91.

2 Трошихин В. В. Политическая культура и идеология. Белгород, 2000 С. 4, 66 67, 74.

3 Башкирова Е. Гражданское общество и изменения в структуре мировоззрения Россиян. -http://go. phiIosophi. pu. ru/histori/program. html-22K-29. ll.01

105

политической системы РФ1». Гражданское общество, включая в себя граждан и

социальные институты, первично является основой и политического общества, государства. Понятие гражданин означает в первую очередь наличие политических прав, что является базой для его участия в управлении государством. Поэтому политическая культура необходимый компонент гражданского общества.

В. Э. Бойков выделяет следующие критерии соответствия: отношение служащих к контролю деятельности аппаратов органов исполнительной власти со стороны общества, открытость и терпимость к «чужим» жизненным идеалам. В зависимости от признания служащими необходимости контроля или отрицания его, терпимости и нетерпимости он выделяет две ориентации: демократическую и административную. Для изучения этических норм автор предлагает использовать ранжирование моральных качеств, таких как: справедливость, неподкупность, уважение прав и свобод граждан, принципиальность, честность и другие.

Г. Алмонд и С. Верба выделяют типы политической культуры: приходскую, характеризующуюся аполитичностью населения, индифферентностью по отношению к государству; подданническую, для которой свойственно восприятие госу-дарства как источника власти, требующего беспрекословного подчинения; участия, когда государство рассматривается не только как источник власти, но и объект, поддающийся управлению со стороны общества2.

Последний тип политической культуры как раз и характеризует гражданскую позицию. Политическая культура выражается в толерантности, осознании неотчуждаемости прав и свобод человека как высшей ценности, демократической направленности управления, принятии права населения самостоятельно и под свою ответственность решать вопросы местного значения и т.п. Они же отмечают, что гражданская культура развилась раньше там, где были условия относительно Бойков В. Э. Профессиональная культура государственной службы // Социологические исследования. 1999. -№2.-С. 34.

2 Алмонд Г., Верба. С. Гражданская культура и стабильность демократии // Политические исследования. 1992. -№4.-С. 122-135.

106

спокойного политического развития, где решение проблем, стоящих перед обществом, растянуто во времени.

Поскольку в России такая постепенность невозможна, то авторы предлагают своего рода «заменители», «ускорители» времени обучение: получение разнообразной информации, знакомство со СМИ, жизнью общественных объединений, деятельностью политических партий, государственных и общественных институ-Щ)  тов, нормами отечественного и международного права, опытом демократического

участия и ответственности, функционирования структур гражданского общества за рубежом. Все это призвано способствовать выработке чувства общей политической, общественной идентичности, которая бы включала приверженность системе ценностей гражданского общества, социального доверия, желания и способности сотрудничаты.

С точки зрения О. В. Поповой для исследования степени готовности личности к формированию гражданского общества можно использовать следующие эмпирические показатели: представление о роли государства в жизни граждан, мотивы политического (прежде всего электорального) поведения, социальной и поли-тической идентификации. Автор выделяет три типа мотивов голосования: прагма-тический, идеологический, эмоционально-аффективный. «Прагматики» голосуют за партию или политика, которые, по их мнению, могут реализовать свои программы. «Идеологи» голосуют за «свою» (по политическому или по-классовому признакам) партию или персону. Эмоционально-аффективный мотив характеризуется «сиюминутностью», рациональной необоснованностью принимаемого решения. Этот мотив лежит и в основе протестного поведения2. Степень рациональности выбора также говорит о сформированности политической культуры.

В качестве важной характеристики гражданской готовности авторами выделяется активная жизненная позиция граждан. Правда, если этот признак брать сам _

Алмонд Г., Верба. С. Гражданская культура и стабильность демократии... С. 131, 132. 2 Попова О. В. О перспективе формирования гражданского общества в России. http://go. philosophi. pu. ru/ histori/program. html-22K-29.11.01.

107 по себе, отмечает Б. И. Левин, возникает риск, что наиболее активными окажутся

антиобщественные элементы, а «передовыми» по части «выращивания» гражданского общества могут оказаться регионы наибольшего распространения преступности1. Следовательно, показателями гражданской позиции является созидательная, конструктивная, социально ориентированная активность. Социально активная личность, как правило, стремится к оптимальной сопряженности личностных и общественных интересов, борется за осуществление принципа социальной справедливости, ее деятельность носит гуманистическую направленность2.

Чувство причастности к происходящим в обществе процессам связывает активную социально ориентированную жизненную позицию с ответственностью. Подлинным гарантом прогресса может быть только сознательная ответственность каждого свободного и независимого гражданина за выполнение своих гражданских и нравственных обязанностей. «Ключевое слово в поведении подлинно свободного человека выбор. Свобода выбора означает, прежде всего, личную ответственность за результаты этого выбора3. Э. Берн проводит прямую связь между ответственностью и свободой, считая, что свободным человек может считаться тогда, когда нормы, традиции, императивы становятся для него предметом свободного и ответственного выбора4. «Центральное понятие, определяющее идеал общественного развития свобода.... Она естественна, природосообразна, является универсальной и высшей ценностью человека во все времена... Свободный человек, прежде всего, независим, отвечает сам за себя. На него ложится полная ответственность за то, как он воспользовался или намерен воспользоваться свободой. Именно поэтому свобода неотделима от ответственности5».

Выделенные характеристики диктуют необходимость формирования нового типа личности. Ранее отмечалось, что препятствием формированию гражданского

1 Левин Б. И. Гражданское общество и Россия // Октябрь. -1997. №5. С. 149-163.

2 Константинов В. Н. Социальная активность и пассивность личности. Владимир, 1990 С. 10, 12,13.

3 Гершунский Б. С. Гражданское общество в России. М., 2001. С. 424.

4 Берн Э. Игры, в которые играют люди. Екатеринбург, 2000. С. 161.

5 Гершунский Б. С. Гражданское общество в России... С. 13,14.

108 общества служит использование в целях модернизации кадрового потенциала, в

большинстве своем не склонного к этому. Для работников государственного и муниципального управления эта деятельность является инновационной как для граждан (носителей гражданской культуры), так и для управленческих кадров (специалистов, влияющих на социальные процессы) и связанна с принципиальным изменением знаний, норм, ценностей, методов управления. Вследствие этого им приходится не только адаптироваться к изменившимся условия посредством усвоения новых знаний, норм и ценностей (само гражданское общество недостаточно зрелое и не может активно воздействовать на управленческий аппарат), но и самим создавать и внедрять их, выступая носителями гражданской культуры и идеи гражданского общества.

Таким образом, формирование гражданского общества является радикальной новацией. Инновационный процесс, как правило, встречает сопротивление. Отмеченная ранее научная непроработанность реформ выражается, в том числе, и в отсутствии мероприятий по подготовке к ней как населения в целом, так и работников управленческого аппарата. «Мощное сопротивление вспыхивает в тех случаях, когда перемены радикальны и решительны; внезапны и неожиданны; оказывают неблагоприятное воздействие на вовлеченных в них людей, которые в этом случае считают себя пострадавшими; причины проведения реформ нечетко сформулированы...». Это связанно с различными психологическими барьерами: приоритетом привычного, неадекватной установкой, низкой достижительной мотивацией, пессимизмом, скептицизмом, отношением к инновации как к кратковременной компании, установкой на сиюминутный эффект, недооценкой новшеств, отторжением его из-за значительного отличия от того, с чем люди свыклись и прочими. Помехой нововведениям служит также недостаточная, неполная, иногда искаженная информированность о предстоящих переменах, которая дает повод для

109

домыслов, недоверия к их содержанию. Все это имеет место в современной России. Поэтому, для оптимизации деятельности управленческих кадров важно повысить их уровень адаптивной готовности к работе в современных условиях в соответствии с поставленной задачей формирования гражданского общества.

Поскольку в основе реализации любой задачи лежат мотивы и потребности акторов деятельности, необходимо обоснование того, что именно им дает реализация данной цели формирования гражданского общества. Первым условием этого понимания является теоретическое знание о гражданском обществе (когнитивный компонент). На основе этого знания сравнение возможностей реализации своих потребностей в условиях развитого гражданского общества с настоящими возможностями должно служить мотивом деятельности, направленной на его формирование. Но каждое действие (как элемент деятельности) человека становится осмысленным только в соотношении с ценностями, в свете которых и определяются нормы поведения людей и их цели (нормативно-ценностный компонент). Осознание необходимости формирования гражданского общества как условия для полноценного развития личности, понимание механизмов его влияния на социальное развитие приведет к деятельности, направленной на достижение этой цели (деятельностный компонент).  .

Таким образом, адаптивная готовность содействовать формированию гражданского общества состоит из двух аспектов: гражданского, выражающегося в гражданской и политической культуре, и управленческого в наличии адекватных задаче управленческих знаний, умений, и измеряется тремя критериями: нормативно-ценностным, когнитивным и деятельностным. Готовность это состояние

1 Дятченко Л. Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. Москва-Белгород, 1991. С. 225,313.

2 См. подробнее: Захаров В. М. Кадровое обеспечение антикризисного управления предприятиями: Дис. канд. социал. наук. Белгород, 1996. С. 51-53; Иванова Т. Ю. Политическая культура населения как условие существования гражданского общества. www. auditorium. ru/economy/texts/butenko/INDEX/htm 19.02.01;Мюнклер X. Гражданская компетентность. http:// www. akademy-go. ru/Site/GrObsh/Publikations/Munkler. Htm 19.02.01.

по

субъекта деятельности, обеспечивающее ее успешное начало и последующее выполнение1.

Для изучения настоящего состояния адаптивной готовности управленческих кадров с помощью выделенных критериев составим портрет работника, способного эффективно действовать в условиях формирования гражданского общества.

Критерий нормативно-ценностный отражает нормы и ценности, способст- вующие формированию гражданского общества. В его основе лежит принятие Конституции как «внутреннего закона». Условно можно выделить нормы и ценности, направленные на формирование горизонтальных и вертикальных связей (нормы и ценности гражданского и демократического общества).

Развитость горизонтальных связей характеризует гражданское общество как целостную автономную систему и отражает его способность к саморегуляции и самоорганизации. Это то «резервное» государство, которое способно гарантировать целостность социума даже в условиях катастрофического национального кризиса2. Здесь важна как относительная общность ценностей, так и толерантное отношение к инакомыслию. Межличностные горизонтальные связи проявляются во взаимопомощи, благотворительности, спонсорстве, волонтерстве социально ориентированной деятельности.

Вертикальные связи коммуникативные каналы, позволяющие государственным и гражданским институтам взаимодействовать друг с другом, отражают отношения в системе власть общество. Эти связи в большей степени связаны с развитием политической культуры, норм и ценностей, дающих возможность гражданам воздействовать на общественную жизнь, реализовывать свои интересы через влияние на состав и деятельность органов власти посредством выборов, референдумов, акций, консультаций и т.д., на практике осуществлять принципы открытости, прозрачности, гласности, демократичности. В исследовании мы сделаем

1 Захаров В. М. Кадровое обеспечение антикризисного управления предприятиями... С. 51 53.

2 См. Грамши А. Тюремные тетради: Избранные произведения в 3 томах. М., 1959. Т. З.

Ill

акцент на нормах и ценностях, способствующих реализации народом права парти-сипации. Речь идет, в первую очередь, о политической толерантности отношении к многопартийности, и, следовательно, оппозиции, критике и контролю со стороны общественности. А также направленности на диалог, взаимодействие с гражданами и их институтами; стремлении к выявлению общественного мнения по принципиальным вопросам жизни. В этом и находит проявление политическая культура управленческих кадров, обеспечивающая условия для развития гражданского общества1.

Важнейшими ценностями для обеспечения эффективности горизонтальных и вертикальных связей является общественное согласие, консенсус, направленность на конструктивное взаимодействие, а также нормы принятия ответственности. Становление гражданского общества одновременно и объективный исторический процесс, и сознательный выбор граждан, характеризующийся принятием за него ответственности. Индикатором принятия ответственности является наличие внутреннего локуса контроля. Интернальный (экстернальный) локус контроля -жизненная позиция, характеризующаяся склонностью человека приписывать от- ветственность за результаты своей деятельности собственным способностям и усилиям, в первом случае, или, во втором внешним силам. Активность, в большей мере регулируемая «извне» (экстернальный локус контроля), чаще направлена на избежание чего-либо. Регулируемая же внутренними целями (интернальный локус контроля), осознанней, результативней, более соответствует удовлетворению потребностей человека и чаще направлена на достижение чего-либо. Экспериментально доказано, что люди, обладающие внутренним локусом контроля, более уверены в себе, последовательны и настойчивы в достижении поставленной цели, склонны к самоанализу, общительны, доброжелательны и независимы2.

Таким образом, показателями данного критерия являются консенсуальная на-

Агапонов А. К. Регионы и муниципальное самоуправление: вопросы ответственности // Социологические исследования. 2002. №2. С. 42-43. 2 Психология. Словарь / Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. М., 1990. С. 196.

112

правленность, толерантность (политическая, религиозная, национальная), принятие ответственности и демократические нормы и ценности.

Показателями когнитивного критерия являются: понимание смысла гражданского общества, знание механизмов его взаимодействия с властями разных уровней, индивидов друг с другом и с ассоциациями населения, а также реальной ситуации в регионе, например, информированность о положении партий, профсою-Щ зов, «третьего сектора», СМИ, без чего невозможны результативные отношения

структур гражданского общества и власти, достижение обоюдных целей.

Деятельностнып критерий отражает два момента. Первый связан с жизненной позицией граждан, которая характеризуется активностью, чувством причастности к происходящему. Второй с деятельностью, способствующей становлению гражданского общества.

На основе выделенных критериев проанализируем адаптивную готовность государственных и муниципальных служащих работать в условиях формирования гражданского общества с их последующей оценкой по пятибалльной шкале1.

Нормативно-ценностный критерий. Для выявления степени консенсуальной  направленности респондентам был задан вопрос: «Какую линию поведения вы

выбираете в случае конфликта ваших целей с целями окружающих?» Индикаторы конструктивного взаимодействия варианты ответов: чаще всего «корректирую свои собственные цели», «иду на компромисс» отметило наибольшее число респондентов 36,9% и 48,8%, что составляет 88,9% от общей суммы ответов и соответствует высокому уровню консенсуальной направленности (прил. 2, табл. 3). Это подтверждается и тем, что неумение наладить отношения с окружающими людьми отмечают лишь 0,6% респондентов (прил. 2, табл. 2), причем в основном это работники государственной службы.

Следующий показатель позволил определить принятие ответственности, ин-

1 Подробнее см. приложение 1. Инструментарий социологического исследования.

113

дикатором которого служит направленность локуса контроля. В вопросе «Каковы, по вашему мнению, источники ваших жизненных проблем?» на внутренний локуса контроля указывают ответы: «неправильная оценка ситуации» так ответили 3,8% опрошенных, «неверный выбор действия, принятия необдуманных решений»

- 8,8%, «собственная пассивность» 8,8%, «неумение наладить отношения с окружающими меня людьми» 0,6%. Индикаторы внешнего локуса контроля ответы:

И1 «неблагоприятное стечение обстоятельств» отметили 16,3%, «несправедливость,

царящая в обществе» 23,8%, «безразличие государства к судьбе отдельного человека» 30,6%, «безразличие окружающих меня людей» 0,6% респондентов. Ответов, означающих наличие внутреннего локуса контроля 22%, тогда как внешнего 72%. Уровень готовности по этому показателю ниже среднего, почти низкий, у государственных и муниципальных служащих примерно одинаков (прил. 3, табл. 2).

Для выявления уровня толерантности возьмем показатели: отношения к людям различных конфессий, национальностей, меньшинству. На вопрос об отношении к различным конфессиям (прил. 2, табл. 28) всего 13,1% респондентов ответи-ли: «отношусь положительно ко всем» и 33,1% «для меня конфессиональная принадлежность не имеет значения», т.е. всего 46,2%, что соответствует среднему уровню религиозной терпимости, причем толерантность госслужащих в 1,2 раза выше, чем у работников муниципалитетов (прил. 3, табл. 29). Остальные ответы распределились следующим образом: «нужно поддерживать только православие»

- 25%; «все нетрадиционные направления должны быть запрещены» 11,8%; «все неправославные направления должны быть запрещены» 4,4% и «отрицательно отношусь ко всем» 6,3%. Итого, 47,4%. К нетрадиционным направлениям работники служб относятся примерно в 3 раза хуже, чем к неправославным. Таким образом, религиозная нетерпимость даже чуть выше, чем терпимость.

Роль национальной принадлежности человека при его оценке признали существенной 11,9%, несущественной 17,5%, считают, что не играет вовсе 16,3%

114 респондентов, наибольшее количество опрошенных (45,0%) отметили вариант:

«играет в отдельных случаях» (прил. 2, табл. 30). Индикаторами национальной терпимости являются ответы «несущественная» и «роли не играет». Их сумма 33,8%, что соответствует уровню ниже среднего. Суммарный показатель терпимости государственных служащих 28,0%, муниципальных 41,4% (прил. З, табл. 31).

Несмотря на то, что в условиях демократии принципиальные решения при-ф: нимаются большинством, для того, что бы она ни превратилась в тиранию большинства, мнение меньшинства должно уважаться и приниматься во внимание. Государство обязано нести ответственность за защиту его прав, поэтому отношение к меньшинству еще один показатель терпимости. На вопрос об отношении респондентов к позиции, мнению меньшинства (прил. 2, табл. 24) ответы распределились следующим образом. «Меньшинство обязано подчиняться воле большинства» считают 52,5%, «большинство должно считаться с мнением меньшинства» -71,9%, «большинство может игнорировать мнение меньшинства» 7,5%, «власти ответственны за защиту прав меньшинства» 59,4%. Среднее значение второго и четвертого индикатора (уважение и защита прав меньшинства) 65,7% соответствует достаточно высокому уровню готовности, у муниципальных служащих да-же высокому -77,8%, а госслужащих среднему 58,2% (прил. 3, табл. 21).

Коэффициенты положительного отношения к многопартийности и к оппозиции показатели политической толерантности (прил. 2, табл.8, 9) равны 0,51: у госслужащих- 0,40, у муниципальных служащих 0,60 (прил. 3, табл. 14, 15), что соответствует среднему уровню готовности. Настораживает высокий процент безразличного отношения к многопартийной системе (17,5%) и оппозиции (21,9%), причем в обоих случаях он примерно в три раза выше у государственных служащих.

Следующая группа показателей связанна с выявлением демократичности или авторитарности установок. К ней мы отнесли ценность неотчуждаемости прав и свобод человека. В вопросе: «Считаете ли вы возможным пожертвовать политиче-

115 скими правами и свободами во имя порядка и/или устойчивого экономического

роста?» (прил. 2, табл. 26) индикатором демократичности является вариант ответа: «Ограничение прав и свобод недопустимо1». Его придерживаются 26,3% респондентов. 41,3% опрошенных считают, что «если это оправданно, то незначительное ограничение прав на некоторое время возможно», еще 15% однозначно возможно. Ценность неотчуждаемости прав и свобод сформирована неудовлетворительно. Отметим также, что госслужащих, считающих ограничение прав и свобод недопустимым, в 1,3 раза больше муниципальных; тогда как последних, считающих это однозначно возможным больше в 1,7 раза (прил. 3, табл. 17). Такое отношение к правам в управленческих структурах указывает на превалирование авторитарного стиля управления.

Исходя из общемировой тенденции делегирования властных полномочий вниз, мы предполагаем, что в развитом социуме граждане стремятся максимально контролировать ситуацию на всех уровнях власти и именно в случае обязательной выборности руководителей у них существует такая возможность. Поэтому отношение к выборности является также показателем демократичности. В вопросе «Есть ли, по вашему мнению, необходимость в сложившихся сейчас условиях назначать, а не выбирать руководителей территорий и регионов?» средний коэффициент желательности назначения равен 0,29 (глав администрации области и МСУ по 0,30, органов общественного самоуправления 0,21), тогда как выборности -0,56 (глав администрации области 0,60, МСУ, органов общественного самоуправления по 0,55) (прил.2, табл.23)2. Это соответствует среднему уровню готовности.

1 Конституцией РФ ограничение некоторых прав и свобод допускается только в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и зашиты конституционного строя с указанием пределов и срока их действия Конституция РФ. 1993. Ст. 56.

2 Глава администрации области избирается: Ст. 45 устава Белгородской области. 2001 февраль; «Глава местного самоуправления является выборной муниципальной должностью»: Постановление Белгородской областной Думы от 2.03.98. №24 // Государственная и муниципальная служба в Белгородской области: Сборник нормативных правовых актов /Государственное учреждение «ИРПЗ»/ Ред.-издат. совет: О. Н. Полухин, В. П. Бабинцев и др. Бел- город, 2001. С. 100. А также опыт большинства демократических стран свидетельствует о приоритете выборных должностей на уровне глав администрации, местного и общественного самоуправления, глав общественного самоуправления.

116

Третий показатель демократичности ценность общественного мнения. Для его оценки респондентам был задан вопрос: «Обязан ли руководитель органов МСУ поступать в соответствии с пожеланиями населения, если он не согласен с ними?» (прил. 2, табл. 25). Как выборное лицо он должен реализовывать интересы населения независимо от собственных предпочтений. Поэтому индикатором демократичности является ответ: «да, всегда». Так ответило только 14,4% опрошен-Щных, 75,6% полагают, что не всегда, так как население не может быть компетентно

во всех сферах, обладать необходимой информацией о существующей ситуации, возможных последствиях тех ли иных решений, а значит, принимать квалифицированное решение. 5% считают, что руководитель МСУ не обязан поступать в соответствии с пожеланиями населения, так как оно делегировало ему свои полномочия как компетентному лицу и должно доверять его знаниям и опыту. Такое распределение ответов соответствует низкому уровню готовности и подтверждает авторитарность установок управленческих кадров. Коэффициент демократичности по двум последним показателям у государственных и муниципальных служащих примерно одинаков (прил. 3, табл. 20, 22).

Уровень готовности по нормативно-ценностному критерию составляет 2,8 балла, у государственных и муниципальных служащих он примерно одинаков. Наиболее сформированными являются нормы и ценности конструктивного взаимодействия и отношения к меньшинству, наименее национальной толерантности, принятия ответственности, общественного мнения.

Показателями когнитивного критерия являются информированность о положении партий, профсоюзов, «третьего сектора», МСУ и СМИ в регионе, отношениях структур гражданского общества с властными, понимание существа гражданского общества.

В разной степени следят за деятельностью профсоюзов, партий, НКО 56,3% респондентов, из которых активно интересуются их деятельностью 7,5%, следят за работой некоторых из них 42,5% (прил. 2, табл. 32), что соответствует сред-

117 нему уровню информированности о деятельности этих институтов. Наибольшая

осведомленность отмечена по вопросам малого и среднего бизнеса и роли профсоюзов, наименьшая партийного строительства, деятельности оппозиционных организаций и СМИ1. Информированность муниципальных служащих о деятельности выделенных структур выше, чем у госслужащих. Эти данные подтверждаются и тем, что 38,1% государственных и 32,9% муниципальных служащих, которые не интересуются деятельностью партий, профсоюзов и НКО (прил. 3, табл. 27). Следят же за деятельностью хотя бы некоторых из них 34,9% работников государственного и 52,9% муниципального управления.

Респондентам также было предложено ответить на вопрос: «В какой мере перечисленные факторы наиболее соответствуют их представлениям о гражданском обществе?» (прил. 2, табл. 18). В список мы включили: а) наиболее важные факторы, принципы и элементы существования гражданского общества (общественные, политические, профсоюзные, религиозные организации, принципы равенства всех перед законом, свободы слова, независимую судебную систему, местное самоуправление); б) факторы, не имеющие или имеющие косвенное отношение к гражданскому обществу (межрегиональные связи, силовые структуры, науку, искусство и пр.).

Наибольшее число опрошенных (47,5%) гражданское общество связывают с развитыми межрегиональными связями (возможно, они идентифицируют понятия «гражданское» и «открытое» общество), 43,1% законотворческой деятельностью областной Думы, 40,7% с функционированием других представительных органов (парламентаризмом). 45,6% с местным самоуправлением, которое и является его базовым институтом. К группе вариантов, набравших наибольший процент голо-

1 Мы сравнили количество респондентов, ответивших: «не знаю, не слежу», на вопросы о роли НКО (прил.2, табл.5), профсоюзов, (прил.2, табл.6), выполняемых ими функциях (прил.2, табл.7), тенденциях партийного строительства в регионе (прил.2, табл. 15), темпах и масштабах малого и среднего бизнеса (прил.2, табл. 17), о характеристиках местных СМИ (прил.2, табл.16). На основании этого сравнения мы также сделали вывод о заинтересованности в информации о данных структурах.

118

сов, относится и сильная государственная власть (40%). В то же время большинство других факторов формирования гражданского общества остались за пределами внимания респондентов.

Наиболее отмечаемые респондентами варианты ответов связанны с деятельностью государственных структур, что свидетельствует об авторитарности мышления работников служб. Возможно, речь идет о правовом государстве обязательном условии существования гражданского общества. Но распределение голосов показало, что свободу слова с понятием «гражданское общество» связывают лишь 36,0%, независимую судебную систему 30,0%, а равенство всех перед законом 23,1% респондентов, тогда как, например, с системой охраны общественного порядка 30,0%. Эти данные подтверждают авторитарность установок респондентов и свидетельствует о том, что в представлениях управленческих кадров синонимом сильного является авторитарное государство, что подтверждает гипотезу о соответствующих установках, а также недостаточной их осведомленности в теории гражданского общества.

Из шести представлений, набравших наибольшее число голосов, в трех упоминаются структуры госвласти, в двух -межрегиональные связи и наука, культура, искусство и лишь в одном институт гражданского общества МСУ. Не вошли в число приоритетных выборов свобода слова, равенство всех перед законом, независимая судебная система, которые заняли соответственно 8, 7, 11 места из 18. Неформальные организации на 8-ом, религиозные 9-ом, частный бизнес 13-ом, партии 16-ом, профсоюзы 17-ом. Ответы государственных и муниципальных служащих примерно совпадают. Этот показатель имеет средний уровень.

Таким образом, информированность респондентов о деятельности различных

1 В зависимости от числа положительных оценок вариантам ответов присвоены места с первого по 19 в соответствии с общим числом вариантов ответов, где первое место- 19 баллов, 2-18... а, 19-ое -1 балл. Если 8 выделенных нами показателей заняли бы первые 8 мест, они в сумме бы набрали максимум баллов- 124, -если бы последние 8 мест- минимум -36 баллов. Исходя из этого, распределим уровни готовности: высокий: 106,4-124 балла; достаточно высокий: 88,8-106,3 балла; средний -71, 88,7 балла; ниже среднего-53,6- 71,1 балла; низкий: 36-53,5 балла. Выделенные 8 факторов заняли 2,7,7,9, 10,15,16,17 места, их сумма 77 баллов, средний уровень.

119

общественных институтов, сформированность представлений о гражданском обществе недостаточные, готовность по когнитивному критерию соответствует среднему уровню.

Деятелъностнып критерий отражает активную конструктивную позицию, как в личной, так и в общественной жизни. Ее индикаторами в вопросе: «Какова ваша позиция в связи с происходящими в обществе процессами?» (прил.2, табл.1) являются ответы: «пытаюсь найти варианты приложения своих сил» так ответили 33,8% и «нашел дело, которым могу заниматься, реализовывать свой потенциал» 30,0% респондентов. К деструктивной активной позиции отнесен ответ: «пытаюсь противостоять нынешним переменам» так ответило 2,5% опрошенных. Варианты ответов, обозначающие пассивную позицию «нахожусь в состоянии растерянности, неопределенности, не знаю, что делать» отметили 8,1% и «не намерен менять свою жизненную позицию» 20,6%.

Таким образом, активную конструктивную позицию занимают 63,7% респондентов: 57,0% государственных и 71,0% муниципальных служащих (прил. 3, табл. 1). Уровень готовности по данному показателю достаточно высокий.

На вопрос: «Приходилось ли Вам в управленческой практике изучать работу земств, участвовать в собраниях, обучении руководителей?» (прил. 2, табл. 31) 8,8% респондентов, ответили: «да, активно этим занимаюсь». Коэффициент участия в деятельности земств 0,25, что соответствует уровню ниже среднего. У госслужащих этот уровень даже низкий (к= 0,13), а муниципальных служащих -средний (к=0,40) (прил. 3, табл. 26). В деятельность других организаций гражданского общества вовлечено всего 6,3% респондентов (прил. 2, табл. 32), коэффициент участия в их работе 0,24, что соответствует уровню ниже среднего. Причем, у госслужащих к=0,21, а у муниципальных k=Q,33 (прил. 3, табл. 27).

Уровень готовности по деятельностному критерию 2,6 (у госслужащих 2,0, муниципальных 3,0). Это связано с недостаточной осведомленностью респондентов о возможностях гражданских организаций, а также с их патерналист-

120

ской ориентацией (коэффициент ожидания помощи от государства в случае возникновения социальных проблем 0,34, тогда как от гражданских институтов: профсоюзов 0,11, общественных организаций 0,04) (прил. 2, табл. 4).

Резюмируем результаты исследования уровня адаптивной готовности управленческих кадров к работе в условиях формирования гражданского общества. Наиболее сформированной явилась консенсуальная направленность, несколько Я выше она у работников муниципальной службы. Это находит подтверждение в

том, что всего 0,6% респондентов отмечают свое неумение наладить отношения с людьми, в основном это госслужащие.

Принятие ответственности ключевая характеристика управленческой деятельности вообще и гражданской позиции как осознанного выбора. Ответов, означающих наличие внутреннего локуса контроля, т.е. жизненной позиции, характеризующейся склонностью человека приписывать ответственность за результаты своей деятельности собственным способностям и усилиям, всего 22,0%, что соответствует уровню готовности ниже среднего, почти низкому.

Несмотря на то, что респонденты демонстрируют достаточно высокий уровень готовности уважать и защищать мнение меньшинства (предположительно это означает определенную терпимость к инакомыслию), уровень политической, религиозной, национальной толерантности невысокий. Уровень конфессиональной терпимости средний, у госслужащих незначительно выше, чем у работников муниципалитетов. Связанно это с тем, что работники государственного управления более других придерживаются мнения, что конфессиональная принадлежность не имеет значения, муниципальные служащие, что нужно поддерживать только православие.

Отмечается высокий показатель национальной нетерпимости. Уровень толерантности здесь ниже среднего, что может быть связанно с отмечаемым 31,9% экспертов национализмом на государственном уровне, 18,1% региональном и 45,% бытовом (прил.2, табл.29). Суммарный показатель терпимости госслужа-

121

щих примерно в 1,5 раза ниже, чем у муниципальных. Уровень политической толерантности средний, что для работников управления не может быть достаточным. Так как это означает, что примерно половина служащих не связывает формирование демократического общества с многопартийной системой и оппозицией.

Уровень принятия демократических ценностей еще ниже. Соглашаясь с важностью выборности руководящих органов, большинство служащих, тем не менее, # не считают обязательным действовать в соответствии с пожеланиями населения, что говорит о непонимании сути демократического правления, недостаточном принятии ценностей народовластия. Уровень сформированности ценностей неотчуждаемости прав и свобод человека неудовлетворительный, выборности руководителей различных уровней удовлетворительный, народовластия низкий, _......

Низкие показатели демократичности являются свидетельством авторитарности управления. Политическая культура и связанные с ней демократические установки лучше сформированы у госслужащих, а авторитарность установок, соответственно, выше у работников муниципальной службы. Уровень адаптивной готовности управленческих кадров по нормативно-ценностному критерию соответству-ет2,8 баллам.

Результаты исследования когнитивного критерия показывают средний уровень осведомленности. Причем, наибольшая информированность отмечается по вопросам малого и среднего бизнеса и роли профсоюзов, наименьшая партийного строительства, деятельности оппозиционных партий и СМИ. Исследование представлений государственных и муниципальных служащих о гражданском обществе свидетельствует об их слабой сформированности. Из шести наиболее отмечаемых вариантов ответов лишь в одном упоминается институт гражданского общества местное самоуправление. Не вошли в число приоритетных: свобода слова, равенство всех перед законом, независимая судебная система, частный биз-нес, политические партии, профсоюзы, другие общественные организации. Эти данные могут свидетельствовать как об этатистских представлениях работников

122 управленческого аппарата, так и о недостаточном понимании сути гражданского

общества. Из ответов можно предположить неполную ясность у респондентов по поводу соотношения понятий: гражданское общество, открытое общество, демократическое общество, правовое государство. Позиции государственных и муниципальных служащих примерно совпадают.

Изучение деятельностного критерия показало в принципе достаточно активную жизненную позицию респондентов. Но степень их участия в работе различных гражданских организаций низкая, особенно у госслужащих. Общий уровень готовности по данному критерию равен 2,6 баллам. Это, можно объяснить недостаточной осведомленностью о работе и возможностях гражданских организаций, а также патерналистской ориентацией управленческих кадров. В итоге уровень их адаптивной готовности равен 2,8 баллам по пятибалльной шкале.

Учитывая влияние личности, стиля работы руководителя на управленческую культуру подчиненных, мы провели сравнительный анализ адаптивной готовности этих групп работников государственной и муниципальной службы. Консенсуаль-ная направленность руководителей в 1,2 раза выше, чем у подчиненных: в случае конфликта собственных целей с целями окружающих идут на компромисс 55,8% и корректируют собственные цели 46,5% руководителей, подчиненных 49,5% и 33,3% соответственно (прил.4, диагр.1). Уровень принятия ответственности руководителей и подчиненных одинаково низкий 21,0% (прил.4, диагр.6), что подтверждается и исследованиями других авторов1.

Политическая толерантность руководителей подразделений несколько выше, чем у подчиненных (36,5% и 29,5%) (прил.4, диагр.2). Уровень конфессиональной толерантности первых низкий (19,7%), вторых ниже среднего (25,9%) (прил.4, диагр.2). По отношению к позиции меньшинства уровень готовности руководителей высокий, рядовых сотрудников выше среднего (прил.4, диагр. З). 18,6% руко-

1 См. например. Соловьев О. В. Регулирование кадровых процессов в региональных органах власти: Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. социол. наук Белгород. -2002. С. 18.

123

водителей считают, что. глава МСУ всегда обязан поступать в соответствии с пожеланиями граждан, с этим согласно 14,3% подчиненных (прил.4, диагр.4). Показатель ценности неотчуждаемости прав и свобод граждан у руководителей также несколько выше (32,6%), чем у подчиненных (23,8%) (прил.4, диагр.4). Ценность волеизъявления, проявляющаяся в отношении к выборам/назначению руководителей разных уровней у руководителей имеет уровень выше среднего, подчиненных средний (прил.4, диагр.5). Таким образом, по когнитивно-ценностному критерию готовность руководителей служб 2,7, подчиненных 2,4 в пределах одного уровня.

Руководители служб активнее следят за деятельностью гражданских организаций. Коэффициент осведомленности первых 0,35, вторых 0,26 (прил.4, ди-агр.9). Уровень осведомленности у руководителей подразделений в основном выше, чем у подчиненных: о деятельности профсоюзов она равна соответственно -100% и 92,4%; о партийном строительстве в регионе 60,5% и 53,3%; оппозиционных партиях 76,7% и 53,3%, частном предпринимательстве 90,7% и 81,9% (прил.4, диагр.7), НКО 89,8% и 80,9% (прил.4, диагр.8). По когнитивному критерию оценка готовности руководителей несколько выше, чем у подчиненных, но также в пределах одного уровня.

Уровень готовности по деятельностному критерию одинаков в обеих категориях респондентов. Активность жизненной позиции руководителей несколько выше, чем у подчиненных (74,2% и 61,0%). Но первые реже участвуют в деятельности гражданских организаций (4,7% и 6,7%). Уровень деятельностной готовности одинаково низкий.

Результаты сравнительного анализа показали, что готовность руководителей подразделений не принципиально выше уровня подчиненных, результаты распределились в рамках одного уровня. Исключение составляют религиозная толерантность, которая на уровень ниже у руководителей, и сформированность демократических ценностей, которая у них на уровень выше. В целом уровень адаптивной

124

готовности руководителей подразделений не является достаточным для формирования демократической культуры управления в структурах государственной и муниципальной службы.

Разрыв между высоким показателем активной жизненной позиции работников обеих служб и низким уровнем их участия в деятельности гражданских организаций, выраженность консенсуальной направленности при низкой толерантности и демократичности, а также непринятие ответственности, связанное, возможно, с неумением действовать в новой ситуации, позволяют предположить недостаточное владение ими современными методами и технологиями проектирования и управления социальными процессами. Такой вывод подтверждает и исследование уровня социально-технологической готовности управленческих кадров О. В. Соловьева: «Профессионалов высокого уровня, владеющих разнообразными технологиями управления, 20-25%1».

Работники управленческого аппарата должны уметь налаживать прямую и обратную связь между органами управления и населением, что приведет к росту гражданской активности тех и других, повышению ответственности самих служащих. Избыточное применение же административного ресурса ведет к воспитанию безынициативной, нигилистически настроенной личности, атомизированного, слабого, зависимого, безответственного общества.

В связи с этим возникает необходимость учить кадры проектированию и использованию социальных технологий применительно к задачам содействия гражданскому обществу, повышать их социально-технологическую культуру. «... В зависимости от того, в какой мере аппарат социального управления овладеет современными социальными технологиями, сумеет и, захочет их использовать на практике, зависит реализация социальных проектов и программ»2. «Для того, что

1 Соловьев О. В. Регулирование кадровых процессов в региональных органах власти: Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. социол. наук. Белгород, 2002. С. 16.

2 Захаров В. М. Кадровый потенциал системы регионального управления // Формирование кадрового потенциала в регионе: Сб. матер, науч. практич. конф., состоявшейся в г. Белгороде 24 мая 2002 г. Белгород: Белгородский филиал РАГС, 2002. С. 25.

125

бы повысить уровень культуры управления.....необходима соответствующая социально-технологическая культура в первую очередь управленческих кадров1».

Результаты исследования показали, что нормативно-ценностный, когнитивный и деятельностный критерии в большей степени отражают «гражданские» характеристики готовности работников управленческого аппарата, тогда как управленческий аспект затрагивается минимально. С целью его более полного изучения целесообразно к ранее выделенным критериям добавить социально-технологический, позволяющий проанализировать возможность управленческих кадров гибко реагировать (следовательно, адаптироваться) на изменения при управлении и регулировании процессами в новых условиях.

Социальные технологии «специально организованная область знаний о способах и процедурах оптимизации жизнедеятельности человека в условиях нарастающей взаимозависимости, динамики и обновления общественных процессов...2», «... а также сами действия, позволяющие достичь поставленной цели3». Сущность способа состоит в рациональном расчленении деятельности на процедуры и операции с их последующей координацией и синхронизацией4.

Таким образом, социально-технологический критерий включает знания и умения управлять и регулировать, способность целенаправленно, планомерно, систематично, технологично влиять на ситуацию с целью оптимизации процессов, способствующих развитию гражданского общества.

В основу социально-технологического критерия мы положили ряд показателей, выделенных В. М. Захаровым5.

 перцептивный, выражающийся в неудовлетворенности от используемых ме-

1 Дятченко Л. Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. Москва Белгород, 1993. -С. 258.

2 Там же. С. 52.

3 Зайцев А. К. Внедрение социальных технологий в практику управления. М., 1989. С. 95.

4 Данакин Н. С. Теоретические и методологические основы проектирования технологий социального управления. -Белгород, 1996.-С. 9.

5. Захаров, В. М. Кадровое обеспечение антикризисного управления предприятиями: Дис. канд. социол. наук. -Белгород, 1996.-С. 24-32.

126

тодов, в осознании необходимости коррекции старых и овладения новыми методами управления, основанными на демократических принципах;

- мотивационный, который проявляется в побуждении овладеть методами социально-технологического управления и регуляции с целью повышения эффективности деятельности. Выделяют три типа мотивационной деятельности, из которых наиболее заинтересован в технологизашга социальных процессов футуристический тип, ориентированный на завтрашний день;

-когнитивный, характеризующий наличие знаний, необходимых для создания социальных технологий. Показателями когнитивного критерия готовности могут быть: умение анализировать социальную ситуацию, основные проблемы из нее вытекающие; способность выделять объекты и субъекты влияния, совокупность условий их взаимодействия; обнаруживать социальные проблемы, их формулировать, ставить цели и принимать решения. Управленец должен иметь представления о процедурах, принципах, методах социальной диагностики и прогнозирования. Необходимыми также являются знания об инновационных нетрадиционных ресурсах (мотивационном, интеллектуальном, информационном, коммуникативном, состязательном, социально-психологическом и других), их возможностях, технологиях оптимального использования; механизмах, формах и характере воздействия на социальные процессы, методах социальной коррекции и других элементах социальных технологий;

- габитуальный, отражающий способность применить социальную технологию на практике. Он может отслеживаться количественно и качественно. Количественные характеристики проявляются в том, насколько многочисленны, регулярны, планомерны контакты с гражданами и организациями, каково количество человек, организаций, участвующих в них. Качественные характеристики проявля-

1 Дятченко Л. Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. Москва Белгород, 1993. -С. 274.

2 Григорьев СИ., Иванов В. Н., Никредин Г. Д., Патрушев В. И. Социал