38461

Осмысление христианской культуры в творчестве философа И.А.Ильина

Дипломная

Исторические личности и представители мировой культуры

Иван Александрович Ильин – религиозный мыслитель, ученый-правовед, культуролог, оратор, публицист и литературный критик, исключительный эстет и знаток родного языка. Его наследие включает более ста публикаций и тридцати книг по философии, религии, культуре, литературе, проблемам государства и права. Его творчество мощно и многогранно, а стиль мышления широк, образен, поэтичен и, в то же время, не лишен черт скрупулезности и точности академического философствования.

Русский

2013-09-28

457.5 KB

13 чел.

Автономная некоммерческая организация

высшего профессионального образования

«Православный институт св. Иоанна Богослова»

Факультет Религиоведения, этнокультурологии и регионалистики. _______________________________________

Кафедра_Политологии, государственно-религиозных отношений и социологии религии ____________________________________

«К защите допускается»:

Заведующий кафедрой

_____________________

«__»____________20__г.

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему:

«Осмысление христианской культуры в творчестве философа И.А.Ильина. ____________________________________________________________________»

Выполнил студент

_______5____ курса

__________Исаев Дмитрий Юрьевич____________

______________________

Научный руководитель

____к.п.н., доц.__________________

___Филянова Владислава Николаевна___________________

__________________________

Москва

2013

Содержание

[1] Содержание

[2]
Введение

[3]
Глава 1. Место христианства в современной культуре с позиции философа И.А. Ильина

[3.1] 1.1. Жизненный путь и формирование мировоззрения И.А. Ильина

[3.2] 1.2. Эволюция взглядов И.А. Ильина на проблемы христианской культуры

[4]
Глава 2. Значение светской и христианской культуры в работах И.А. Ильина

[4.1] 2.1. Кризис культуры как состояние светской культурной традиции в восприятии И.А. Ильина

[4.2]
2.2. Христианская культура и перспективы ее развития в трактовке  И.А. Ильина

[5]                                               Заключение

[6]
Список используемой литературы


Введение

Актуальность темы исследования. Нынешняя стадия становления российского общества характеризуется как поиск путей перехода на новый этап социокультурного развития. Этот этап связан с формированием гражданского общества, установления тесных оптимальных связей между институтами государства и церковью, религией и культурой.

При объективном оценивании места и роли религии и культуры в социальном и национальном возрождении российского общества необходимо обращение к работам И.А. Ильина (1883-1954), известного философа русской эмиграции. В нынешнем общественном сознании взгляды И.А. Ильина на проблемы христианской культуры являются весьма актуальными, поскольку они представляют собой один из возможных вариантов осмысления места христианства и христианской культуры в современном мире. Особую актуальность эта проблема приобретает в условиях современной российской модернизации, когда представители общественности, культурные и религиозные деятели повсеместно говорят о социокультурном кризисе  и грядущем возрождении России на основе христианского и православного мировоззрения.

И.А. Ильин создавал свои работы в период мощного культурного подъема, который переживала тогда Россия, и в тоже время период его наиболее плодотворной деятельности совпал с одним из наиболее сложных этапов исторического развития страны. Революция 1905г., Первая мировая война, революция 1917 г., гражданская война, становление советской власти, высылка, вторая мировая война, политико-идеологические преследования – вот фон творческой жизни мыслителя. При этом конец XIX – начало XX века, вопреки перипетиям истории, был отмечен расцветом русской национальной философии и культуры.

В своем творчестве И.А. Ильин стремился уйти от теорий позитивизма и эволюционизма, с основными представлениями которых он заочно спорил в своих работах. Аргументация позиции исследователя была настолько яркой, оригинальной и убедительной, что ее научная острота сохранилась и до сегодняшнего дня, поскольку в общественном сознании превалирует идея материального обогащения, а не духовного самосовершенствования.

В научных трудах И.А. Ильина также можно найти не потерявшие актуальности позиции автора в отношении проблем гражданственности, духовности и педагогики через призму культурно-религиозной сферы жизни общества, что имеет огромное значение для нынешних философских исследований и осмысления современных реалий.

Проанализировав публикации, посвященные творческому наследию И.А. Ильина, можно прийти к выводу, что их авторов привлекают, прежде всего, его взгляды на государственно-правовые, философские проблемы. Научным исследователям наследие И.А. Ильина интересно, в первую очередь, в правоведческом ключе, как автора своей теоретической картины власти и государственного права1.

В разные периоды своего творчества Ильин обращался к различным проблемам, от изучения чисто правовых проблем постепенно он перешел к осмыслению вопросов духовно-нравственного содержания, акцентируя внимание на смысле жизни. Многие отечественные и заубежные исследователи в своих работах уделили внимание анализу религиозно-философских взглядов И.А. Ильина в контексте философской антропологии, социальной философии, историко-философского направления и т.д. (современные российские философы: Н.К. Гаврюшин, Е.В. Демидова, И.И. Евлампиев, Д.П. Ерисов, В.И. Кураев, Ю.Т. Лисица и др.2). Библиография И.А. Ильина, судя по высказываниям современных исследователей его творчества, в частности составителя десятитомного собрания сочинений И.А. Ильина Ю.Т. Лисицы, наиболее полно составлена за рубежом католическим священником В.Оффермансом3. В России библиографией И.А. Ильина занимается Ю.Т. Лисица, в которой представлены восемнадцать книг, двадцать четыре брошюры, сто двадцать одна статья в журналах («Вопросы философии и психологии», «Логос», «Русская мысль», «Русский колокол» и т. д.), большое количество публикаций из газет (их свыше ста сорока), а также издания, написанные И.А. Ильиным на французском и немецком языках, и перечислены неопубликованные работы философа. Но главные философские и публицистические труды ученого всегда были известны за рубежом и на сегодняшний день практически все доступны для изучения в нашей стране.

Среди различных исследований для данной работы особый интерес представляли труды Ю.Т. Лисицы. Благодаря его усилиям вышло в свет десятитомное собрание сочинений И.А. Ильина, которое является на сегодняшний день наиболее полной публикацией трудов ученого на русском языке. Позиция Ю.Т. Лисицы по отношению к творчеству И.А. Ильина носит преимущественно апологетический характер.

И.И. Евлампиев, в отличие от Ю.Т. Лисицы, делает попытку подойти к творчеству И.А. Ильина с объективно аналитической стороны, анализируя первоочередно религиозно-этическую концепцию автора. И.И. Евлампиев вскрывает зависимость мировоззрения ученого от исторических событий, а также от влияния западноевропейской философии. Он выявляет в работах И.А. Ильина черты характерные персонализму и экзистенциализму и критически оценивает философско-этические взгляды ученого4.

Глубокий анализ философских взглядов И.А. Ильина дает Т.Н. Барковская, которая проводит исторические параллели и сопоставляет взгляды философа по проблеме осмысления современной ему культуры с некоторыми положениями Социальной Концепции РПЦ.

Культурологическим воззрениям И.А. Ильина посвящены публикации А.Г. Лаврова, А.И. Шендрика и других. В частности, последний определяет позицию И.А. Ильина на ведущие вопросы культуры как неординарную, резко отличающуюся от взглядов других философов5.

Ведущее место в изучении осмысления И.А. Ильиным христианской культуры занимают публикации зарубежных исследователей, прежде всего представителей русской эмиграции. Их можно разделить на две группы: 1) критики, 2) апологеты различных аспектов творчества И.А.Ильина. В свою очередь, критики представляют демократический лагерь (общественно-политические деятели, публицисты, журналисты: Н.П.Вакар, И.П.Демидов, В.М.Чернов и др.6), религиозно-философский (Н.А.Бердяев, З.Н.Гиппиус, В.В.Зеньковский и др.7). Приверженцы взглядов ученого, в свою очередь, также делятся на две группы: 1) политиков-монархистов (А.Д. Билимович, Э.К. Кейхель, П.Б. Струве и др.8), 2) религиозных деятелей и богословов (митрополит Антоний (А.П. Храповицкий), В.Х. Даватц, А.В. Карташев и др.9).

Критики И.А. Ильина не принимали его позицию по политическим и религиозно-философским вопросам, которую ученый резко изменил после высылки из России в 20-х годах XX века. Они называли его лжефилософом, обвиняя в антидемократизме и попытках использовать православие в политических целях10. Сторонники И.А. Ильина видели в нем идеолога белого движения, который ведет борьбу с советской властью за возрождение в России монархической государственности на основе православия.

Группу современных зарубежных ученых-исследователей творчества И.А. Ильина представляют деятели русского происхождения (Н.П. Полторацкий, Р.Н. Редлих и др.11). Их видение на взгляды И.А. Ильина является однозначно апологетическим. Наиболее детально среди них жизненный и трудовой путь ученого в эмигрантский период изучал и пропагандировал Н.П. Полторацкий. Ему было интересно творчество ученого, прежде всего, с точки зрения развития национально-политической науки России начала XX века, органически связывая его с настоящим и будущим России. Попытку проанализировать наследие ученого с аналитической позиции предпринял и другой представитель русской эмиграции - Н.О. Лосский12.

Следует отметить, что, хотя работы И.А. Ильина не выходили в печать в СССР, отклики на его творчество появлялись с критических позиций (М.Е. Кольцов)13.

Современные российские авторы, приверженцы мировоззрения И.А. Ильина, видят в нем идеолога белого движения, философа, а также предсказателя всех катаклизмов, прошедших с коммунистической идеологией в России в конце 80-х - 90-х годах XX века и ведущих к распаду СССР. Они выступают за реализацию предложенной И.А. Ильиным в 20-х - 30-х гг. ХХ столетия концепции государственности, основанной на православии (О.А. Платонов и др.)14.

На родине творчество И.А. Ильина вызвало к себе интерес, как только произведения до того не известного, утерянного для советского читателя автора стали появляться на страницах публицистической литературы. Первый положительный отзыв о личности и творчестве И. Ильина в справочной литературе появляется в философском энциклопедическом словаре 1983г.15. А публикации фрагментов работ И. А. Ильина в разделе «Из истории русской общественной мысли» - с 1989г. Особенно плодотворными в этом направлении становятся 1991-1993гг. – время, когда в России издаются первые книги и отдельные брошюры Ивана Александровича: «О русском национализме. Что сулит миру расчленение России» - Новосибирск, 1991г; «Творческая идея нашего будущего» - Новосибирск 1991г., а в 1993 тиражом в 35 тысяч экземпляров – книга «Путь к очевидности» объединившая в себе работы «О сопротивлению злу силою», «Путь духовного обновления», «Путь к очевидности».

Особенно актуально в это время звучат идеи Ивана Ильина о национальном самоопределении, становлении государственного строя, восстановлении идейности и выходе из социально-политического кризиса. Исследователями творчества И.А. Ильина становятся Е. Афанасьев, В. Белов, Н. Гаврюшин, В. Гусев, И. Евлампиев, М.Козлов, В. Кураев, Ю. Лисица, П.Паламарчук, И. Смирнов, Ю. Сохряков, Е. Троицкий и другие.

Обзор литературы по избранной теме показал, что воззрения И.А. Ильина на роль культуры и религии в национальном возрождении России сегодня еще только становятся предметом специального научного изучения, причем акцент делается преимущественно сторонниками апологетического подхода к творчеству мыслителя, а это неизбежно упрощает и обедняет понятие о глубоком, всестороннем и противоречивом творчестве ученого-философа.

В целом, к настоящему времени, несмотря на имеющиеся по данной проблеме исследования, культурологическая концепция И.А. Ильина не получила полного и всестороннего освещения в научной литературе. Отсутствует фундаментальная работа, в которой бы был дан глубокий и всесторонний анализ взглядам И.А. Ильина на место и значение христианской культуры в жизни общества. Проблема христианской культуры мало изучена. Многих исследователей, как уже было сказано выше, работы Ильина интересовали с чисто правоведческой, юридической точки зрения, а те, кто пытались изучать эту проблему, изучали с апологетических позиций, в результате объективного изучения эта проблема так и не получила.

При написании работы использовались  в качестве источников труды И.А. Ильина, написанные им в различные периоды его жизни и по широкому кругу вопросов. В контексте изучаемой проблематики особый интерес для нас представляют те сочинения Ильина, в которых изложено его отношение к  развитию культуры, светской и религиозной,  влияние христианства на развитие современной ему культуры16. 

Целью работы является изучение сущности и содержания христианской культуры в трактовке И.А. Ильина и его отношения к значению и перспективам ее развития. Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

охарактеризовать жизненный путь и формирование мировоззрения И.А. Ильина;

проследить эволюцию взглядов Ильина на проблемы христианской культуры;

охарактеризовать понятие «кризис культуры» как состояние светской культурной традиции в восприятии И.А. Ильина;

изучить особенности христианской культуры и перспективы ее развития в трактовке И.А Ильина.

Объектом исследования является наследие И.А. Ильина.

Предмет исследования – воззрения И.А. Ильина на проблемы христианской культуры.

Методологическая основа исследования: В своей работе я использовал исследования по вопросам культуры как русских философов-эмигрантов (Н.А. Бердяев, Ф.А. Степун, С.Л. Франк, Г.Г. Шпет и др.), так и западноевропейских (О. Шпенглер и др.)17.

В дипломной работе был использован также исторический, культурологический материал, посвященный проблемам духовности18 и проблемам взаимоотношений религии и культуры. Кроме данных публикаций, в работе использованы труды, анализирующие общественно-политическую деятельность Церкви, раскрывающие проблемы государственно-церковных отношений в сфере свободы совести19, а также исследования религиоведческого и социологического характера20, библиографическая, справочная литература. Особый интерес в исследовании представляет сопоставление официальной позиции Русской православной церкви (РПЦ)21, обозначенной ею в своей социальной доктрине, с решением тех же проблем в творчестве И.А. Ильина.

Теоретическая значимость определяется тем, что в работе представлены особенности культурологических воззрений И.А. Ильина на характер взаимосвязи религии и культуры, что углубляет представления о нем как о русском религиозном философе и культурологе. Кроме того, работы И.А. Ильина имеют огромное значение для постижения  исторического пути развития России, понимания ее своеобразия в мире и осмысления перспектив ее дальнейшего развития.

Структура работы включает в себя введение, две главы, заключение, список использованных источников.


Глава 1. Место христианства в современной культуре с позиции философа И.А. Ильина

1.1. Жизненный путь и формирование мировоззрения И.А. Ильина

Иван Александрович Ильин – религиозный мыслитель, ученый-правовед, культуролог, оратор, публицист и литературный критик, исключительный эстет и знаток родного языка. Его наследие включает более ста публикаций и тридцати книг по философии, религии, культуре, литературе, проблемам государства и права. Его творчество мощно и многогранно, а стиль мышления широк, образен, поэтичен и, в то же время, не лишен черт скрупулезности и точности академического философствования.

Широкая известность И. Ильина в доэмигрантский период (до 1922 г.) в России, прежде всего, связана с презентацией диссертационной работы молодым ученым: «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека»(1918). П.Б. Струве, давая оценку этой работе, счел И.А. Ильина лучшим знатоком и истолкователем Г.В.Ф. Гегеля22. Бердяев назвал книгу Ильина прекрасной, а Б. В. Яковенко говорил, что «книга проф. Ильина заслуживает того, чтобы в общей литературе о Гегеле считать ее третьей основной работой после работ Стирлинга и Куно Фишера»23. По мнению Д.И. Чижевского, И.А Ильин осуществил значительный вклад в развитие отечественного гегелеведения, предложив такое истолкование философии немецкого мыслителя, которое «обозначает в общем и целом понимание Г.В.Ф. Гегеля как идеал-реалиста и интуитивиста»24.

Истоки формирования мировоззрения будущего философа следует искать в его семье. Родители И.А. Ильина были образованными и религиозными людьми и стремились дать детям хорошее воспитание и образование. Эти обстоятельства, вероятно, оказали влияние на формирование мировоззрения будущего философа. Иван окончил с золотой медалью 1-ю Московскую классическую гимназию, в которой  в свое время учились Н. С. Тихонравов, Вл. С. Соловьев, П. Н. Милюков, а в 1901, как и все его братья, пошел по стопам отца и поступил на юридический факультет Московского Императорского университета. Здесь он получил фундаментальную юридическую подготовку и всерьез заинтересовался философией. Большое впечатление на него произвели лекции П. И. Новгородцева «как своего рода понятное введение в философию идеализма». На втором курсе Ильин заболел и уехал лечиться на 3 мес. к родителям в д. Большие Поляны, где продолжил изучение философии. В тот период он познакомился с «Историей древней философии» Вильденбанда, курсом Новгородцева и «Диалогами» Платона. Как писал по этому поводу сам Ильин, «к весне Платон был им изучен и полюблен». На экзамене по истории философии права ему достался билет о Платоне, и его последующий блестящий ответ определил его дальнейшую философскую судьбу в школе выдающегося ученого-правоведа проф. Новгородцева. Университет он закончил с дипломом первой степени. В сент. 1906 на заседании юридического факультета по предложению кн. Трубецкого И.А. Ильин был оставлен в университете для приготовления к профессорскому званию.

В 1906-1909 гг. Ильин сам написал несколько работ на философскую тематику: «О «Наукоучении» Фихте Старшего издания 1794 г.», «Учение Шеллинга об Абсолютном», «Идея абстрактного в теории познания Гегеля», «Идея общей воли у Жан Жака Руссо», «Метафизические основы учения Аристотеля о Doulos Fysei» (о рабстве от природы), «Проблема метода в современной юриспруденции».

В 1909 г. Ильин сдал экзамены на степень магистра государственного права и был утвержден в звании приват-доцента по кафедре энциклопедии права и истории философии права Московского Императорского университета, в 1910 г. он стал членом Московского психологического общества; в журнале «Вопросы философии и психологии» вышла его первая научная работа «Понятие права и силы». В конце того же года вместе с женой (незадолго до этого его избранницей стала выпускница Высших женских курсов) Ильин уехал в научную командировку в Европу, где провел 2 года. В этот период Ильин  работал в университетах Гейдельберга, Фрейбурга, Геттингена, Берлина и Парижа, встречался с выдающимися философами того времени: Иеллинеком, Риккертом, Гуссерлем, Нельсоном, Зиммелем. Все это оказало большое влияние на дальнейшее развитие его философских взглядов и мировоззрения.  По возвращении в Россию приват-доцент Ильин преподавал в университете и других высших учебных заведениях Москвы, был знаменит своими лекциями и научной деятельностью. Преподаванием и научной деятельностью занималась также супруга И.А. Ильина.

В 1906 г. И.А. Ильин встретился с Л.Н. Толстым в Ясной Поляне, состоялась беседа, в ходе которой между двумя мыслителями обнаружились существенные разногласия во взглядах. В частности. Ильин выразил  Толстому аргументы против его теории анархизма. Вероятно. Это общение также оказало влияние на  эволюцию взглядов Ильина.

В 1905 г. Ильин откликнулся на события революции, он  написал несколько брошюр по этому поводу,  принял участие в студенческом движении. Тогда же Ильин познакомился с произведениями «серебряного века»,  с сочинениями русских религиозных философов, с которыми у него также обнаружились  существенные расхождения. Философии «серебряного века» Ильин противопоставлял свое «предметное видение», и критиковал Бердяева, Иванова, Волошина, Белого. Авторитетными мыслителями  и  литераторами, оказавшими большое влияние на формирование его философских взглядов, были Пушкин, Гоголь, Тютчев, Достоевский, А. К. Толстой, Феофан Затворник; проф. В. И. Герье, кн. Е. Трубецкой и Новгородцев.

Вступление России в Первую мировую войну в 1914 г.  вызвала патриотический подъем у Ильина. На события войны философ откликнулся размышлениями, статьями, брошюрами, лекциями и выступлениями. Как полагают исследователи его творчества, именно в это время И.А. Ильин заложил тот философский, нравственный и национальный фундамент, на котором была выстроена вся его дальнейшая жизнь и все его творения.

Февральскую революцию Ильин воспринял как «временный беспорядок» и активно включился в общественную жизнь. Летом 1917 он опубликовал 5 небольших брошюр, посвященных острым вопросам общественно-политической жизни страны: «Партийная программа и максимализм», «О сроке созыва Учредительного собрания», «Порядок или беспорядок?», «Демагогия и провокация», «Почему «не надо продолжать войну»?». Осенью в газете либерального направления «Утро России» под псевдонимом Юстус он  опубликовал серию статей: «Куда идет революционная демократия?», «Отказ г. Керенского», «Чего ждать?», «Кошмар», «Кто они?».

Октябрьский переворот 1917 г. И.А. Ильин воспринял как общенациональную катастрофу, поразившую страну, и активно включился в борьбу с большевистским режимом. Он издал статью «Ушедшим победителям», в которой резко критиковал большевиков и предугадал их дальнейшую гибель. В годы гражданской войны Ильин поддерживал Добровольческую армию, хотя степень его участия остается пока не изученной. В 1918-1919 гг. Ильин неоднократно подвергался арестам.

В 1918 г. И.А. Ильин защитил диссертацию на тему: «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека», причем ему присудили единогласно сразу 2 степени — магистра и доктора государственных наук; вскоре он стал профессором Московского университета.

1918-1922 гг. были для Ильина тяжелыми, но творчески плодотворными. Он продолжал преподавать в различных вузах Москвы – в Московском университете, в университете им. Шанявского и других высших учебных заведениях; написал книгу «Учение о правосознании», стал председателем Московского психологического общества, продолжал публичные выступления, начал читать курс по философии религии, которая явилась началом его капитального исследования в двух томах «Аксиомы религиозного опыта».

Тогда же он окончательно утвердился в своем резко негативном отношении к большевизму, его теории и практике. Эти взгляды получили отражение в его лекциях «Основные задачи правоведения в России», которую он произнес на заседании Юридического общества в Москве,  а также в его последующих эмигрантских работах: «Родина и мы», «Очерки внутренней России. Об оставшихся», «Русская академическая традиция».

Последний раз Ильин был арестован в сентябре 1922 г. Ильину предъявлялось обвинение в том, что «он с момента октябрьского переворота до настоящего времени не только не примирился с существующей в России рабоче-крестьянской властью, но ни на один момент не прекращал своей антисоветской деятельности, причем в момент внешних затруднений для РСФСР свою контрреволюционную деятельность усиливал». По постановлению коллегии ГПУ (судебной) Ильин был приговорен к высылке за границу. Он и его жена вместе с большой группой высланных философов, ученых и литераторов отбыли в Германию. Генерал А. А. фон Лампе впоследствии писал, что большевики «неосторожно выпустили своего сильнейшего врага».

По приезде в Берлин Ильин активно включился в жизнь русских эмигрантов за границей. Ильин был одним из организаторов открывшегося в 1923 г. в Берлине Русского научного института и выступил на его открытии с лекцией «Проблемы современного правосознания». Одиннадцать лет он был профессором этого института, читал курсы: энциклопедии права, истории этических учений, введения в философию и эстетику, учения о правосознании и др. В 1923-24 гг. был деканом юридического факультета этого института, в 1924 г. был избран членом-корреспондентом Славянского института при Лондонском университете. В то время Русский научный институт возглавлял известный ученый-инженер В. И. Ясинский, которого высланные из Советской России назначили своим «старостой»; во вверенном институте в Берлине работали многие видные русские ученые и философы, сознательно вытесненные Советской властью из России.

Ильин установил тесную связь с правой и либерально-консервативной частью русского зарубежья: генералом А.А. фон Лампе, главнокомандующим Русской армией генералом П. Н. Врангелем, Русским общевоинским союзом, архиепископом Иоанном (Помером), П. Б. Струве, В. X. Давацем и др. Он был одним из главных организаторов русского зарубежного съезда 1926 г., произнес на съезде, по мнению многих наблюдателей, самую лучшую и самую глубокую речь, призывая участников преодолеть политическую болезнь «партийности» и партийную психологию.

Именно его статьей «Белая идея» открывается первый том «Белого дела» («Летописи Белой борьбы») – издания, задуманного П. И. Врангелем. В 1926-1933 гг. Ильин регулярно выступал  с лекциями и докладами о: русских писателях, русской культуре, основах правосознания, революции, большевизме и другим вопросам в Германии, Франции, Швейцарии, Чехословакии, Югославии и Латвии, что давало ему средства к существованию. Кроме того, он занимался издательской деятельностью. В июле 1924 г. Ильин приступил к написанию книги «О сопротивлении злу силою», которую издал через год.

В те годы политика и философское творчество, тесно связанные между собой, занимали центральное место в жизни Ильина.

К настоящему времени в историографии накоплен ряд работ, посвященных изучению творческого наследия И.А. Ильина. Их изучение представляет интерес, поскольку позволяет пролить свет на проблему становления мировоззрения И.А. Ильина и оформления его взглядов на место христианской культуре в современном мире.

Н.О. Лосский, анализируя подходы русских мыслителей к немецкой классической философии, отметил, что «наиболее правильное истолкование гегелевской системы дано в книге И.А. Ильина «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека», в которой «Ильин доказал ложность широко распространенного представления о философии Гегеля как о системе абстрактного панлогизма»25.

С 1925 в публицистической литературе прошла острая полемика вокруг еще одной работы И.А. Ильина, книге «О сопротивлении злу силою» (1925). Непримиримыми оппонентами позиции И.А. Ильина стали Ю. Айхенвальд, Бердяев М., З. Гиппиус, В. Зеньковский, М. Кольцов, С. Франк. М. Кольцов на страницах «Правды» утверждал, что И.А. Ильин пропагандирует «новейшей марки патентованное православие, с оправданием еврейских погромов, гражданской войны и белого террора»26. З. Гиппиус назвала труд И.А. Ильина «военно-полевым богословием»27, Н. Бердяев в статье «Кошмар злого добра» определяет позицию Ильина как «Чека во имя Божье»28, были и другие отзывы. В поддержку И.И. Ильина выступили П.Б. Струве29, Н.О. Лосский30.

Несмотря на плодотворность и известность творчества И.А. Ильина, попытки осмысления его философских идей, при жизни философа были предприняты немногими исследователями русской философии. В книге Н. Зернова «Русское религиозное Возрождение ХХ века»31 И.А. Ильин упоминается один раз в числе тех, кому в 1922 г. в Берлине  предложили стать профессорами Религиозно-философской академии. В «Очерках по истории русской философской и общественной мысли» С. Левицкого  И.А. Ильин вообще не упоминается32. Из современников И.А. Ильина лишь В.В. Зеньковский, Н.О. Лосский и Б.В. Яковенко отводят характеристике его творчества несколько страниц в своих историях русской философии.

В работе об истории русской философии В.В. Зеньковский подчеркивает вклад И.А. Ильина в трактовку учений Г.В.Ф. Гегеля. «Ильин действительно по-новому освещает систему Гегеля, во всяком случае, преодолевает целый ряд ходячих и неверных формул»33. Однако, увлеченность взглядами Г.В.Ф. Гегеля, по мнению В.В. Зеньковского, наложила отпечаток и на собственные суждения И.А. Ильина. Он считает, что Ильин пользовался терминологией Гегеля и считает его идейным последователем Гегеля. Осуждая И.А.Ильина в покорном следовании за Г.В.Ф. Гегелем, В.Зеньковский утверждает, что И. Ильину вообще чужда религия.

В.Зеньковский не считает творчество И. Ильина религиозным и не видит в нем православного ключа, что, по всей видимости, и объясняет тот факт, что в другой своей работе «Основы христианской философии» автор обходит вниманием творчество И.А. Ильина, не упоминая его работы даже в сносках и пояснениях34.

И.А.Ильин считается одним из лучших исследователей работ Г.В.Ф. Гегеля, однако на сегодняшний день, неогегельянство собственных идей И. А. Ильина оспаривается. Зеньковский, на мой взгляд слишком предвзято отнесся к творчеству Ильина. Это видно и по общей характеристике и по его отношению к книге Ильина «о противлении злу силой». С мнением Зеньковского согласен другой исследователь – Кольцов. Согласно мысли М.Е. Кольцова, И.А. Ильин является создателем «новой христианской теории: о сопротивлении злу». Основой ее служит деление людей на неправильно мыслящих и правильно. Те, кто мыслят правильно, имеют право на «непорочное убийство». По Ильину, существуют «слепое религиозное воззрение», неправильное убеждение в том, что «все люди равны и все имеют право на жизнь», и существует правильное «одухотворенное» воззрение, проникнутое «духовной любовью» и полагающее, что «есть люди, которым лучше умереть»35.

Цель разработанной И.А. Ильиным концепции, как утверждает М.Е. Кольцов, оправдать с помощью православия гражданскую войну и белый террор, считая только тех русскими патриотами, кто не знает жалости к новой власти России, и к тем, кто эту власть поддерживает, т. к. власть большевиками получена незаконно. Это мнение Кольцова, но и это не совсем  так. Ильин строил философию, и в области патриотизма, в том числе, на духовности. В то же время Ильин считал, что советский человек не может быть русским, но по другой причине «Советский патриот» предан власти, а не родине; режиму, а не народу; партии, а не отечеству. Он предан международной диктатуре, поработившей его народ страхом и голодом, открыто отменившей его сущую русскость и запретившей народу называться своим славным историческим именем... «советский патриот самим наименованием своим отрекается от России и русского народа и заявляет о своей приверженности и верности — не ему.» Ильин расценивает это, как
предательство по отношению к национальной России!

О глубине религиозных исканий И.А. Ильина также существуют иные мнения, не совпадающие со взглядами В.В. Зеньковского, которые найдут отражение в данной дипломной работе. Более объективной, в данном случае, можно считать, например оценку Н.О.Лосского.

Н.О. Лосский в своей оценке творчеству И.А. Ильина отметил существенный вклад философа в исследование философии Г.В.Ф. Гегеля, определил в нескольких строках смысл философии по Ильину, и его позицию о взаимосвязи искусства и уровня религиозности народа. Н.О. Лосский обошел значение религиозных и метафизических исканий философа, подчеркнув вклад И.А. Ильина в решение христианской морально-этической  проблемы «ненасилия»36. «Ценной работой, - пишет Лосский, - является его исследование «О сопротивлению злу силой»37.

Н.О. Лосский - один из  философов-современников И.А. Ильина, поддержавших его идею о допустимости применения силы во благо. В своем очерке Н.О. Лосский еще раз определил акценты в позиции И.А.Ильина, демонстрирующие принятие им ильинского принципа силы в борьбе со злом. 

В след за И.А. Ильиным и другими мыслителями, поддержавшими его точку зрения, Н.О. Лосский осознает непреодолимость «моральной трагедии человека» порожденной неизбежным противоречием между благой целью и несовершенными методами38.

Б.В. Яковенко в обобщающем историко-философском исследовании по русской философии дал характеристику нескольким аспектам творчества И.А. Ильина39. Ученый высоко оценил систематическую историческую разработку гегелевской философии, осуществленную И.А. Ильиным, которая, по его мнению, заполнила существенный пробел в историческом обзоре универсального развития философского знания. Объясняя актуальность вопроса войны в русской философии, позиции И.А. Ильина и Ф. Степуна по этой проблеме Б.В. Яковенко называет «идейно нейтральными» и «самыми ценными и оригинальными, высказанными по этому вопросу со стороны России»40. Исследователь считает, что И.А.Ильин, «признавая, что взгляд Л. Толстого, осуждающего войну, принципиально справедлив, вместе с тем пытался объяснить и оправдать войну как «высшую и нравственную трагедию»…»41. Ильин в книге «противление злу силой» поставил себе главной целью «погребение набальзамированного толстовства» и разработку объективного, оправданного и духовно и нравственно метода сопротивления злу. Почти вся книга является полемикой с Толстым, поэтому следует вспомнить, что заставило Толстого высказать идею о непротивлении злу силой. Эта идея, по сути, является критикой монархии, но Толстой не ставил себе целью сломать монархию. Толстой таким образом пытался прекратить кровопролитие, казни и не справедливую, с его точки зрения, русско-японскую войну. Так с чем же спорил Ильин? В XX веке начался слом традиционных устоев общества, революция породила еще большее кровопролитие, ломались все моральные, нравственные, духовные устои общества. Ильин назвал это  великой духовной смутой, во время которой в душе человека не остается ничего святого, происходит переворот, добро и зло, по сути, меняются местами. Эта тема была главной для Ильина всегда,  он считал ее    вопросом "его личного бытия или небытия". Толстовство Ильин считал одним из самых главных и опасных заблуждений русской интеллигенции, которое, по его мнению, привело к революции и дальнейшему разорению и гибели России. Все это имеет прямое отношение к рассматриваемой теме (проблеме христианской культуры, по Ильину).  Для Ильина проблема противления злу насилием является проблемой  религиозного опыта человека на пути его духовного развития.

После характеристики творчества И.А. Ильина, как известного неогегельянца и противника «ненасилия» русскими исследователями В.В. Зеньковским и Н.О. Лосским и Б.В. Яковенко, И.А.Ильин надолго исчезает из спектра научных исследований соотечественников. Многочисленные труды И.А.Ильина не упоминаются (за редким исключением) и на страницах книг его выдающихся современников даже как повод для полемики.

Нелегкой оказывается популяризация работ русского философа и за рубежом. После опубликования Натальей Николаевной Ильиной (супругой И. А. Ильина) некоторых не изданных при жизни философа работ, немалые усилия для издания книги И.А. Ильина «О монархии и республике» затратил известный на сегодняшний день исследователь-ильинист профессор Писттбурского университета Н.П. Полторацкий.  Несколько монографий Н.П. Полторацкий посвятил исследованиям жизни и творчества Ильина, среди них: «И.А. Ильин и полемика вокруг его идей о сопротивлении злу силой»; «Монархия и республика в восприятии И. А. Ильина»; «Иван Александрович Ильин. Жизнь, труды, мировоззрение». Помимо этого он является автором многочисленных статей, популяризирующих русскую философию а также идеи творческой жизни Ивана Ильина в зарубежной литературе.

По мнению Н.П Полторацкого, творчество И.А. Ильина занимает особое место в плеяде мыслителей русской религиозной философии которое во многом определено «характером» и «содержанием» идейного расхождения с некоторыми видными представителями философии «серебряного века», такими как В. Рязанов, Д. Мережковский, З. Гиппиус-Мережковская, С. Булгаков, Н.Бердяев, Вячеслав Иванов, Л. Карсавин и другие42.

Н.П. Полторацкий называет И.А. Ильина виднейшим представителем русской науки, философии, публицистики, русского религиозно-философского и национально-политического возрождения ХХ века. По его мнению, И.А. Ильин своим творчеством внес значительный вклад в историю и методологию философии, в теорию познания, этику и эстетику, социальную и политическую философию, философию культуры, права, религии, в литературоведение и литературную критику, а также в «советоведение» и «россиеведение» (изучение и постижение России)43.

Полторацкий относится к тем исследователям, которые отстаивают мнение о неизменности взглядов русского философа в течение всей его творческой жизни.

В работах И.А. Ильина Н.П. Полторацкий выделяет позицию «либерального консерватизма» и свободную волевую установку. В данном случае, Полторацкий ошибся, как впрочем и многие современные исследователи. Ильин никогда не был либералом и считал, что либерализм возник вследствие неправильного толкования некоторых философских идей и называл его пеной.  Другой современный философ, католический священник и ученый Вольфганг Офферманс, немецкий исследователь, изучавший в 70-х – 80-х годах литературное наследие И.А. Ильина. В своем исследовании характерными особенностями философского наследия И.А. Ильина В. Офферманс видит самостоятельность в суждениях, православность идей, национальный патриотизм, и личную религиозность нашедшую продолжение в философских идеях. Главной ценностью и значением труда И.А. Ильина определяет духовное наследие философа, которое заключается «не столько в систематической научной выработке христианской философии, сколько в методологических руководствах к цельному, живому исполнению своего предначертания на Земле во всех основных его ипостасях»44. Офферманса можно считать оппонентом Зеньковского, по данному вопросу.

В. Офферманс полагает, что независимый и самостоятельный характер всего творчества И.А. Ильина сформировался в большей степени не влиянием современных ему философов, а на учениях духовных отцов Православия, особенно Феофана Затворника45.  Важнейшими предпосылками религиозной философии И.А. Ильина В. Офферманс называет христианско-религиозное отношение к Богу и вытекающий отсюда принцип духовности46, существенной заслугой - новое звучание философии сердца, христианские основы естественного правоучения47. Для немецкого исследователя при анализе религиозной философии И.А. Ильина характерно стремление понимать его творчество «в истинно христианском смысле»48. Такая точка зрения правильная, на мой взгляд, несмотря на то, что Ильин никогда не ссылался напрямую на Святых Отцов, многие его идеи схожи, являются почти калькой с того, что они говорили.

Эволюция взглядов И.А. Ильина на проблемы общественной роли религии и культуры у исследователей представлена с помощью следующих подходов.

Первый подход предложен известным зарубежным исследователем наследия ученого Н.Полторацким. Второй подход принадлежит современному российскому философу И.И. Евлампиеву.

В частности, Н. Полторацкий выделяет в жизни И.А. Ильина три этапа:

I этап - московский (1883-1922 гг.);

II этап - берлинский (1922-1938 гг.);

III этап - цюрихский (1938-1954 гг.) 49.

В 1909-1917 гг. (первый период) происходит становление И.А. Ильина как философа. В это время он глубоко и методично осваивает классическую немецкую философию. Он пишет следующие работы: «Идея личности в учении Штирнера (опыт истории индивидуализма)», «Шлейермахер и его «Речи о религии», «Философия Фихте как религия совести», «Кризис идеи субъекта в наукоучении Фихте Старшего...», «Общее учение о праве и государстве».

Начало этого периода творчества припало на последние годы расцвета русской религиозной философии, получившего название «философский ренессанс» (в других контекстах - «культурный ренессанс», «религиозный ренессанс»). Он возник в 90-е годы XIX века как противовес набравшему силу материалистическому мировоззрению. Так, Н.А. Бердяев, одна из ярких фигур русского философского ренессанса, утверждает в своем труде «Самопознание», что участники русских революций находились под влиянием идей нигилизма и марксизма и мало интересовались творчеством таких мыслителей, как B.C. Соловьев, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский50.

Но слишком незначителен по своему количеству и невлиятелен, а также непонятен по сути своих идей был для большинства российского общества круг деятелей философского ренессанса. Сам Н.А. Бердяев признает данный факт: «несчастье культурного ренессанса начала XIX века было в том, что в нем культурная элита была изолирована в небольшом круге и оторвана от широких социальных течений того времени»51.Хотя современные ученые считают русский религиозный ренессанс значительным явлением в истории русской культуры XX века. Именно в первом творческом периоде своей жизни, И.А. Ильин закладывает основы будущих двух известных трудов: «Философия Гегеля, как учение о конкретности Бога и человека», опубликованной в 1918 году, и нашумевшей, оригинальной работы «О сопротивлении злу силою» (1926 г.)

В первый период творчества политические взгляды ученого находятся в движении, он постепенно уходит от революционных настроений. Научные взгляды И.А. Ильина рассматриваемого периода предвосхищают появление экзистенциализма. Так, в своем основном труде данного этапа жизни, «Философия Гегеля как учения о конкретности Бога и человека» он пишет: «Путь Божий в мире есть путь побеждающего страдания: ибо, если и все в мире есть Бог, то не все в мире и в Боге божественно; отсюда страдание в мире и необходимость победы: ибо всякое страдание есть страдание самого Божества, побеждающего самим страданием своим»52. Мысли, заложенные университетскими преподавателями, людьми высокой умственной культуры, начнут проявляться в работах И.А. Ильина на втором периоде жизни. Мотивом его трудов во втором периоде становится раскрытие, прежде всего, трагичности бытия человека, обреченного на страдания и активную борьбу со злом для того, чтобы через страдания и муки стать мудрым, понять смысл своей жизни, совершенствоваться. Тот, кто не противостоит злу, тот беспринципный и бесхарактерный человек, тот, кто борется со злом - герой, «побеждающий страданием», человек, стремящийся к духовному совершенству. По убеждению И.А. Ильина, «не сопротивляющийся злу поглощается им»53.

Послереволюционный период и время начала эмиграции - это этап смены вектора ценностных установок. Восторженно приняв Февральскую революцию54, И.А. Ильин негативно отнесся к Октябрьской революции. Он был юристом и сторонником «совершенствования закона по закону». Данное положение он обосновал в работе «Порядок или беспорядок?» В ней И.А. Ильин развивает мысли своего учителя П.И. Новгородцева, русского философа и правоведа, сторонника построения правового государства в России.

Ильин – православный ученый, идеи которого, как сказал Полторацкий «будут вечно нужны, потому что верны», так как «они работают против атеизма, материализма, социализма, марксизма, большевизма, коммунизма, советского (и всякого иного) тоталитаризма»55.  Здесь нельзя не согласиться с Полторацким. Ильин действительно  считал революцию и становление советской власти величайшей духовной и нравственной трагедией. Он видел в лице коммунизма, тоталитаризма настоящее, реальное зло, которое погубило Россию и стремилось к захвату территории и власти в мире через посредство Коминтерна и коммунистических партий.

Давая оценку русской религиозной философии XX века, Н.Полторацкий причисляет И.А. Ильина к истинным, «избранным» ученым, подразумевая под этим определением занятия не только наукой, но и активной общественной деятельностью56. Таким образом, Ильин, по мнению многих исследователей, является настоящим православным ученым. Он действительно очень остро переживал все события, описанные в предыдущем параграфе и все свои силы бросил на то, чтобы найти выход, найти способы возрождения России, как православной страны. Через все творчество Ильина красной нитью проходит идея страдания, из приведенного выше отрывка, это видно. Для И.А. Ильина категория страдания, чувство вины, ответственности за все совершающееся вокруг становится одной из основных не только в творчестве, но и в жизни, о чем свидетельствуют поступки ученого в дальнейшем. Он остро переживал высылку из страны, поэтому эта тема, наравне с темами духовности и патриотизма становится краеугольным камнем его творчества. Революция, по мнению Ильина, и на мой взгляд, он совершенно прав, уничтожила историческую Россию и повергла ее в духовный и нравственный кризис. Выход из этого кризиса, по мнению Ильина, был только один. Возврат к духовности, православию, возрождение христианской культуры. Эта проблема рассматривается И.А. Ильиным в контексте взаимодействия религии и культуры, влияния христианства на мировоззрения и деятельность людей в современном ему мире. Этим проблемам он уделял большое внимание в своих работах.

Подробнее об этом будет сказано в следующем параграфе.

1.2. Эволюция взглядов И.А. Ильина на проблемы христианской культуры

Прежде чем приступить к рассмотрению данной проблемы, необходимо раскрыть основные понятия. Что Ильин считал культурой, ее отличие от понятия «духовная культура» и т.д.  Вопросу о происхождении самого понятия «культура» И.А. Ильин не уделяет внимания вообще, т.к. для него, судя по всему, ответ на этот вопрос очевиден. Ведь если И.А. Ильин изначально принадлежал к философско-идеалистической школе, а к концу жизни пришел к богословско-православной, естественно, что в обсуждаемом вопросе он мог придерживаться только религиозной точки зрения. В рамках религиозной трактовки, понятие «культура» этимологически происходит от латинского слова культ, акцентируя на двух последних значениях понятия: почитание, поклонение. Под термином «культ» понимают, прежде всего, в данном случае религиозное служение, поклонение Богу. Именно таких же взглядов по данному вопросу придерживались Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский. Истинная культура, по мнению автора, прочно связана с понятием религии и потому всегда религиозна. Поэтому для Ильина нет различий между понятиями культура и духовная культура.

И.А. Ильин излагает свое понимание роли религии и культуры в таких работах, как «Основы христианской культуры», «Основы художества. О современном в искусстве», «Путь к очевидности», «Художник и художественность», «Путь духовного обновления», «О русской культуре», «Кризис безбожия», «О России. Три речи».

Основная часть трудов по исследуемой проблематике написана И.А. Ильиным, если подходить к исследованию творчества философа с точки зрения Н. Полторацкого, в берлинский и цюрихский периоды жизни. Согласно же позиции И.И. Евлампиева, перечисленные работы принадлежат к последнему периоду жизни и творчества И.А. Ильина (1932-1954 гг.). Хотя, как уже говорилось, многие из идей, которые разрабатывает И.А. Ильин в третьем, заключительном этапе своего творчества, впервые появились у него во втором периоде.

Так, термин «духовная культура» первый раз обозначается им в статье «Духовная культура и ее национальные вожди. Памяти кн. Евгения Н. Трубецкого» (1923 г.). Затем он продолжает развивать данную проблему в работе «О России. Три речи», вышедшей отдельной брошюрой в 1933 г. Вот что пишет И.А. Ильин: «...Россия есть страна древней и самобытной духовной культуры»57. В этой же работе И.А. Ильин совершает очередную попытку, но более основательную, обоснования своих взглядов не только на религию и культуру в целом, но и на роль и значение православия и русской культуры в контексте развития мировой цивилизации. Впервые, именно в этой работе, И.А. Ильин начинает противопоставлять Запад и Восток, утверждая, что Западу есть чему поучиться у России. Как следует из самого названия брошюры, первоначально опубликованные в ней работы были речами.

Действительно, речи, вошедшие в сборник начала тридцатых годов, были произнесены в 1926-1927 гг. в Берлине по случаю Дня русской культуры. Он ежегодно отмечался эмиграцией в день рождения А.С. Пушкина. Факт ежегодного проведения таких праздников русской культуры, как и работа русских культурных центров, высших учебных заведений в Европе и Америке (Русское отделение при Пражском университете, Православный богословский институт и т. д.), — свидетельство стремления эмиграции первой волны самосохранить свою национальную культуру, передав ее традиции молодому поколению, с надеждой на скорое возвращение на Родину. С другой стороны, культурно-просветительская работа русской диаспоры рождает среди нее горячие споры о судьбе России, ее культуре, причинах революции, роли и месте интеллигенции в России.

Активное участие во всей интеллектуальной жизни эмиграции принимала и ее научная элита, высланная на пароходе из России в 1922 году за несогласие с политикой, проводимой новой властью. И.А. Ильин, являясь ярым противником советского строя, не могущий смириться с потерей для себя «родной почвы», активно участвует во всех культурно-просветительских мероприятиях и деятельности общественных, в основном антибольшевистских, организаций.

Надо сразу отметить, что И.А. Ильин хоть и увлекался в начале своего жизненного пути социал-революционными идеями, всегда являлся в отличие, допустим, от Бердяева, религиозным мыслителем. Он никогда не принадлежал к материалистам.  Но если первый период его творческой жизни (1909-1917 гг.) представляет из себя чистое философствование, посвященное трактовке систем Фихте и Гегеля, и связан со спокойной, размеренной, благополучной жизнью, то для второго (1918-1931 гг.) характерно постепенное смещение акцентов в сторону православного богословия, обусловленное сломом революцией октября семнадцатого года привычных, традиционных для И.А. Ильина ценностей и уклада российского общества и формированием нового взгляда на мир, который И.А. Ильин не принимал и не хотел принимать, объявляя впоследствии злом.

Особо усилила все эти настроения высылка из страны. На возникший на чужбине вопрос «что делать?» И.А. Ильин отвечает сначала публицистическими работами. В них наряду с антибольшевистскими, антисоветскими взглядами философ высказывает идеи, которые он, постоянно повторяясь, использует в третьем периоде своего творчества.

Так, книга «О сопротивлении злу силою» является ключевой работой к пониманию мировоззрения И.А. Ильина не только второго этапа его творчества (книга опубликована в 1924 г., через два года после высылки из России), но и последнего, третьего. Именно с нее начинается путь И.А. Ильина в богословие. В ней он пытается обосновать понятие «духовная культура» и трактует ее как культуру религиозную «...религиозным измерением проникается, освящается и углубляется вся духовная культура»58. Полемизируя с Л.Н. Толстым по вопросу, что такое зло и оправдательно ли убийство человека человеком, И.А. Ильин утверждает, что мораль, как и культура, могут быть только религиозными, а само понятие «духовность» он объясняет однозначно как производное от слова Дух.

И.А. Ильин увидел зло в большевизме и атеизме, а также в породившей эти явления светской культуре. Поэтому свое понимание культуры И.А. Ильин построил на представлении о постоянной борьбе добра и зла. Он все время возвращается к этой теме Бога и Сатаны, кроме поздних философских работ. Она намечается в более ранних трудах, проходит через все его творческое наследие второго периода и всю публицистику третьего.

Отголоски основной идеи книги «О сопротивлении злу силою» о том, что земная жизнь человека является подлинной и единственной реализацией божественной сущности мира, заметны и в брошюре «О России. Три речи». Суть, смысл религии И.А. Ильин видит в раскрытии человеком души для Бога. Но как приверженец православия и религиозной, т. е. православной, культуры, И.А. Ильин предстает перед нами в третьем периоде, особенно в поздних философских работах.

Следует отметить, что понятие «духовность» И.А. Ильин трактует исходно с богословским определением, согласно которому «Дух - бог, сверхъестественная сущность, могущая быть лишь предметом веры»59. Дух, по мнению И.А. Ильина, совокупность: особого внутреннего чувства («овнутрение»), дающего оценку миру вещественному; любви, рождающей и создающей новое; созерцания, открывающего «оком сердце» Бога и все божественное в мире, а не разумом, рассудком или сознанием; содержания, ищущего себе верную и совершенную форму; совершенствования, идеалом которого служит Бог, только равняясь на него человек должен совершать свои дела и поступки60.

Дух, естественно, первичен, а культура - вторична. Она не только рождена из духа, она, культура, не может без него никогда существовать. Именно за такой культурой, считает И.А. Ильин, находится будущее, но для формирования такой культуры, по мнению Ильина «необходимо прежде всего одолеть соблазн рассудочного формализма61 Что в данном случае имеет ввиду Ильин? Формальное отношение к православию, мнение, что Священное Писание – это свод правил на все случаи жизни, а христианину необходимо с ними справляться. Ильин резко критикует такой подход: «Не следует думать, будто Священное Писание Нового Завета есть книга законов, содержащая систему определенных правил на все жизненные случаи и житейские затруднения; так, что христианину остается только "справляться" с этими законами и проводить их в жизнь. Это представление, может быть и уместное в иудаизме, может быть и простительное для начинающего юриста, совершенно неуместно в пределах христианской веры. Оно неизбежно приведет человека к ряду слепо поставленных вопросов и слепо добываемых ответов; оно приведет каждого христианина к буквенному чтению Писания и к буквоедскому, начетническому, мертвенному толкованию его; но оно не приведет его к живому, полному Духа и Смысла творчеству.»62

Теме роли культуры и религии в процессе общественного развития ученый посвятил много материала в 30-50 годы. Данное обстоятельство было связано с реакцией И.А. Ильина на мировой социокультурный кризис, сместивший основу его мировосприятия с философского идеализма к богословию, к постановке и решению конкретных проблем в области взаимосвязи религии и культуры. Потому нет ничего удивительного в том, что в 1915 г. И.А. Ильин определяет религию как «живой духовный союз человека с Богом»63, а в 40-х г. «всякая религия» для него «есть культура»64.

Молчание И.А. Ильина на эту тему можно объяснить также тем, что языческую религию он не считает истинной. Недаром одна из его работ называется «Основы христианской культуры». В ней он утверждает, что эталоном настоящей религии, а значит и культуры, являются 15 веков от рождения Христа. По мнению ученого, только в эту эпоху для людей религия была центром духовной жизни.

Из понимания И.А. Ильиным взаимодействия между религией и культурой следует, что культура всегда не только религиозна, но и национальна. Отсюда западноевропейская культура и русская культура - разные феномены. Они произрастают из разных конфессий: западная из католичества (Древнего Рима), восточная из православия (Византия). Именно под влиянием католической религии у людей появилось стремление развивать волю и мышление, подавляя в себе духовность, «праведные чувства». Именно мышление и воля, возведенные, благодаря католичеству, в культ, привели к безразличию, холодности, жестокости, формализму и, в конечном счете, бессердечию светской западноевропейской культуры.

В противоположность культуре Запада, русская истинная культура, по мнению И.А. Ильина, выросшая из православия, существовала в России, начиная с XI в., и окончательно ее разрушил приход к власти большевиков в октябре семнадцатого года. А поскольку для автора культура носит национальный характер, а национализм является положительным ее качеством, следовательно, большевики, проповедуя интернационализм, атеизм, уничтожали предыдущий культурный пласт, не внося ничего ценного взамен.

Но благодаря тому, что большевизм, по И.А. Ильину, делает культуру «мертвой и стерильной, но самодовольной», неистовой, он являет собой самый яркий и характерный показатель мирового кризиса. У русских светская секуляризованная культура приобрела качество воинствующего безверия, в то время как в Западной Европе тип безбожия пассивен в силу «незамечаемой» традиции. «Веры уже нет, - утверждает И.А.Ильин, - но уклад души, созданный, воспитанный и облагороженный христианскою верою тысячелетий, живет и делает свое дело. К быстрому стихийно-катастрофическому крушению ведет только то безбожие, которое имеет дерзание быть самим собою, которое последовательно осуществляет активное и воинствующее безверие; безверие и антихристианство»65.

Значит, из всего вышеизложенного можно заключить, что под национальным возрождением России ученый подразумевает, прежде всего, процесс возвращения человека к Богу, который повлечет за собой следующие изменения: восстановление монархии, возобновление частной собственности, возрождение духовной культуры, появление нового управляющего слоя, духовного правосознания, преемственности, патриотизма и национализма66.

Народу, по мнению ученого, следует остерегаться безбожия, тоталитаризма, империализма, космополитизма, беспочвенности демократии и т. д., и т. п. И.А. Ильин призывает российское общество надеяться в своем развитии только на себя, не на Запад с целью сохранности единого государства. Антизападническая направленность, присутствующая в творчестве И.А. Ильина третьего периода, своими корнями уходит в русскую философию XIX в. и близка позиции славянофилов67.

В связи с вышеизложенным, можно утверждать, что работы И.А. Ильина, как и других представителей русской религиозной школы философии начала XX века, на тему о влиянии религии и культуры на общественное развитие, по сути дела, являются рефлексией на узость функционального понимания слова «культура», отрицающего такие важные, по мнению идеалистов, явления, как патриотизм, национализм, религия. Но при всем теоретическом и методологическом различии этих позиций их объединяет романтизм, стремление примирить реальность и мечты. Сторонники и той и другой концепций культуры стремились к немедленному результату, разрешающему проблему социокультурного кризиса начала XX века68.

Но если в последних своих трудах по философии И.А. Ильин предстает как проповедник, мудрец православия, который смирился, отрешился от жизни, то в своей публицистике он по-прежнему резок в оценках и во всем видит в мире борьбу Бога и Сатаны. По острому замечанию И.И. Евлампиева, И.А. Ильин «пытался обрисовать своего рода «путь сатаны» в европейской истории от эпохи Возрождения до «триумфа» сатанинского начала в большевизме и русской революции»69.

Давая оценку личности И.А. Ильина, Н. Полторацкий пишет: «...он шел... своим особым путем, который привел его к позициям значительно отличавшимся от позиций большинства русских религиозных философов. Он был и остался государственником и почвенником, которому были чужды анархизм, максимализм, утопизм и беспочвенность или отсутствие цельности и последовательности, как у некоторых его предшественников и современников. Подобно П.Б. Струве, он был либеральным консерватором»70. Безусловно, И.А. Ильин сторонник сильного, крепкого государства. Но вот что касается остальных качеств И.А. Ильина, названных Н. Полторацким, то здесь его мнение расходится с точками зрения других ученых, а также богословов.

Исследование взглядов И.А. Ильина на будущее России дало основание А.А. Грицанову утверждать, что «значительная часть социально-философских и социологических соображений Ильина о будущем ... носила характер либерального утопизма религиозного толка»71, так как ученый считал возможным добиться органического единства духовных (религиозных) традиционных ценностей русского народа со свободой личности. Богослов Л.И. Василенко в работе «Введение в русскую религиозную философию» приходит к выводу о сложном, неоднозначном мировоззренческом пути И.А. Ильина72.

Постоянное сопоставление духовности и менталитета имеет место во многих работах И.А. Ильина, в том числе в «Наших задачах», «О православии и католичестве», статье «Путь православия», а также фундаментальном труде «О сопротивлении злу силою», с которыми автор публикации охотно соглашается и в основном считает их верными. Однако М.Козлов высказывает несогласие с порядком выделенных И.А. Ильиным факторов, формирующих национальный характер (или «русский национальный акт»), где на первое место поставлен природный (континентальный) фактор, затем – славянская душа, на третьем месте – православная вера, и наконец – историческое развитие73.

Таким образом, можно утверждать, что как жизнь, так и творчество И.А. Ильина отражают те социокультурные процессы, которые происходили в развитии общества. Более того, мировоззрение И.А. Ильина само пережило сильнейший кризис после революций 17-го года и исторических событий, последовавших за ними. Ильин является приверженцем не западной, как утверждают многие исследователи, а отечественной нравственной философии, представленной В.С.Соловьевым, Ф.М.Достоевским и др. В «противлении злу силой» и «основах христианской культуры» он повторяет одну и ту же мысль: культура может быть только духовной и религиозной, но если сначала он не признает языческой культуры, то впоследствии, любая культура, связанная с религиозной традицией,  является истинной. И в то же время в «основах христианской культуры» он резко критикует культурные традиции, в которых Бог является лишь демиургом. Такие традиции он признавать отказывается. Несмотря на критику со стороны, например Зеньковского, можно сделать вывод, что идея «православного меча» у Ильина является правильной. Эта идея неоднократно появлялась в истории России: ересь «жидовствующих»,  когда архиепископ Геннадий прямо призывал последовать примеру "гишпанского короля" и применить к ним методы инквизиции, нашествие Наполеона, когда митрополит Платон отправил письмо императору Александру I, в котором говорилось: «Франция познает в Боге Господа отмщений», освобождение Балкан и т.д. Эта же идея появилась у митр. Иоанна (Снычева) в «русской симфонии», когда он говорит о войне славян-язычников с Византией и дальнейшем Крещении Руси. Преодоление всех проблем, вызванных революцией, возможно было, по мнению Ильина только если Россия вернется к своим корням, возродит христианскую культуру. Светскую культуру, возникшую, как следствие атеизма, Ильин также не признает, по причине отсутствия в ней духовности и в связи с ее кризисом, о чем будет сказано в следующей главе.


Глава 2.
Значение светской и христианской культуры в работах И.А. Ильина

2.1. Кризис культуры как состояние светской культурной традиции в восприятии И.А. Ильина

Ряд современных ученых, в частности, А.И. Шендрик, определяют взгляды И.А. Ильина на проблему кризиса культуры как нетрадиционные.

Если для его предшественников и современников, много и обстоятельно писавших о кризисе культуры, последний является не чем иным, как результатом мутации, перерождения культуры, то с точки зрения И.А.Ильина кризис современной культуры связан с тем, что утрачена вера в Христа. «Широкие слои людей, - утверждает И.А.Ильин, - отошли, утратили живую веру и отошли от христианской Церкви. Но, отойдя от нее, многие не остались к ней безразличны: они усвоили себе настроения отчужденности, осуждения и вражды»74.

Кроме того, есть еще три фактора, приведших к кризису. Первый из них определен в конце вышецитируемого отрывка одного из трудов И.А.Ильина: отчужденность, осуждение, враждебность. Данный фактор можно обозначить как человеческий. Второй фактор, способствовавший кризису культуры, можно назвать цивилизационным. Так как культура у И.А.Ильина - это нравственность, наука, искусство, политика, хозяйство, а цивилизация - одежда, жилище, пути сообщения, промышленная техника и т. д.75, то есть цивилизация - это материальный феномен, а культура - религиозный (духовный). Отсюда утверждение ученого, что именно цивилизационные процессы содействовали кризису. Они проявились внешне в демографическом взрыве и промышленном перевороте, вызванном «техническими» открытиями, которые способствовали не только развитию капитала и усилению угнетения человека человеком, появлению новых классов и крупных городов, что изменило ландшафт, но и подчинению индивида машине, стремлению как капитала, так и промышленного пролетариата к «успехам материальной цивилизации» и «всеобщей жажде комфорта и наслаждений»76, т. е. потребительству.

Обсуждаемая идея кризиса культуры была не нова в философии. Эту проблему поставили еще Ф. Ницше и О. Шпенглер. В России их мысли о неизбежности катастрофы европейской культуры распространялись в 10-20-е годы XX в. под влиянием последствий революций и мировой войны.

Сравнивая позицию И.А. Ильина со взглядами его предшественников,  следует причислить  И.А. Ильина к сторонникам пессимистического взгляда, наряду с Н.А. Бердяевым и С.Л.Франком, которые трезво оценивали кризисное состояние культуры, соотнося его с реальным историческим процессом, но причины кризиса видели не в развитии от простого к сложному, не в переходе культуры на качественно новый уровень, а в движении от жизни к смерти, в чередовании «приливов» и «отливов». «Гибель ... культуры, - по мысли С.Л.Франка, - ... есть конец того, что зовется «новой историей». Но ... эта смерть есть одновременно рождение»77.

Другой российский философ-идеалист, Г.Г. Шпет, утверждал, что кризис культуры есть не что иное, как «отлив»: «а новый прилив ... есть Возрождение, т. е. продолжение той же единой культуры»78.

Для И.А.Ильина культура и цивилизация есть различные феномены, а не развивающиеся социальные организмы. И.А.Ильин утверждает: «Народ может иметь древнюю и утонченную духовную культуру, но в вопросах цивилизации (одежда, жилище, пути сообщения, промышленная техника и т. д.) являть картину отсталости и первобытности. И обратно: народ может стоять на последней высоте техники и цивилизации, а в вопросах духовной культуры (нравственность, наука, искусство, политика и хозяйство) переживать эпоху упадка»79. Отсюда, по мысли И.А. Ильина, культура представляет собой сущность той или иной системы, а цивилизация являет внешние несущественные характеристики рассматриваемой системы, которые, тем не менее, способствуют кризису.

Процесс кризиса, по И.А. Ильину, начался давно, во время существования древних цивилизаций, т. е. возникновения материальных ценностей (для И.А. Ильина цивилизация и материальная культура тождественны). Если рассматривать генезис кризиса более подробно, то, согласно точке зрения ученого, идеи светской культуры (внутренних зачатков кризиса) стали выкристаллизовываться еще в Древнем Риме. «Под многовековым влиянием языческого, а потом католического Рима люди культивировали волю и мышление; они старались овладеть воображением, столь неосторожно проснувшимся в эпоху Возрождения, и подчинить его»80.

Таким образом, XX век, следуя воззрениям ученого, можно назвать кризисом не только культуры, но и христианской религии. Сам И.А. Ильин утверждает в своих работах, что авторитет церкви сильно поколеблен, под сомнение попали основные догматы религии, неверие приобрело широкий размах. Приметы кризиса религии (как и культуры), заметны, по словам самого философа, «невооруженным глазом».

И.А. Ильин по этому поводу писал следующее: «Процесс обособления культуры от веры, религии и церкви начался давно и совершается уже в течение нескольких столетий: давно уже медленно нарастала и крепла в Европе и в Америке светская культура, «секуляризованная», и процесс этой секуляризации ведет свое начало еще от эпохи Возрождения».

Таким образом, он связывал кризис культуры и христианства с процессом «обмирщения» культуры,  с ее обособлением от религии, что в свою очередь было связано с новым этапом общественного развития, и в частности, с развитием капитализма (или, как пишут современные историки, с процессом модернизации европейского общества, его переходу к индустриальной стадии развития). Этот переход начался задолго до XX в. и в этой связи весьма своевременными и четко отражающими суть происходящего представляются следующие слова И.А. Ильина:  «Европейская культура XIX века есть по существу уже светская, секуляризованная культура: светская наука, светское искусство, светское правосознание, светски осмысливаемое хозяйство, светское восприятие мира и объяснение мироздания. Культура нашего времени все более обособляется от христианства; но не только от него, - она вообще утрачивает религиозный дух, и смысл, и дар. Она не перешла ни к какой новой религиозности; она не обратилась даже и к поискам новой. Отделившись от христианства, она ушла в безрелигиозную, безбожную пустоту»81.

В своих работах И.А. Ильин предлагает собственную интерпретацию культурно-исторического процесса в европейских странах и в мировой истории в целом. Интерпретация И.А. Ильина имеет точки соприкосновения с периодизацией и характеристикой культурно-исторического процесса, приведенного в Социальной Концепции РПЦ.

В ней, в частности, говорится следующее: «У принципа отделения Церкви от государства есть, однако, и иная генеалогия. На европейском континенте он явился результатом антиклерикальной или прямо антицерковной борьбы, хорошо известной, в частности, из истории французских революций. В таких случаях Церковь отделяется от государства не ввиду поликонфессиональности населения страны, а потому, что государство связывает себя с той или иной антихристианской либо вообще антирелигиозной идеологией, – здесь уже не идет речи о нейтралитете государства в отношении религии и даже о его чисто светском характере. Для Церкви это обыкновенно влечет за собой стеснения, ограничения в правах, дискриминацию или прямые гонения. История ХХ века явила в разных странах мира много примеров подобного отношения государства к религии и Церкви»82.

Эти положения очень схожи с трактовкой И.А, Ильина и позволяют сделать вывод о влиянии идей мыслителя на раздел Социальной Концепции РПЦ о положении церкви и государства. При этом, однако, данный раздел Концепции имеет и определенные расхождения с Ильиным, в частности, в Концепции приводится более широкая трактовка культурно-исторического процесса в мире, и анализируются различные варианты путей развития культуры в разных государствах, и влияния культурно-исторического процесса на взаимоотношения с государством, чем у Ильина. В Концепции идея о разрыве культуры и религии прописана более мягко, и приводятся примеры гармоничного, сбалансированного отношения церкви и государства, культуры и религии.

Разрыв культуры и религии обусловил, согласно И.А. Ильину, смену ценностных общественных установок. Целью людей, как доказывает ученый в своих трудах, стало не стремление к духовному (религиозному, христианскому) совершенствованию, а погоня за капиталами, наслаждениями. Кризис современной И.А. Ильину светской культуры выразился и в межличностных отношениях людей. Бездуховность породила чуждвенность друг к другу. Они не скатились еще до того, по мнению И.А. Ильина, чтобы жить по закону Гоббса «человек человеку - волк», но это может произойти, так как люди XX века не обременяют себя проблемами и бедами знакомых, соседей. «Человек человеку - прохожий..., конкурент или соперник». Люди «заботятся друг о друге лишь в меру ожидаемой от другого имущественной или служебной пользы, или в меру своего тщеславия, или еще - в меру чувственного влечения... использованного человека «списывают со счета» и при первом удобном случае предают»83, делая это сознательно.

В погоне за материальными благами, согласно точке зрения И.А. Ильина, истинная, религиозная культура ни капиталу, ни пролетариату оказалась не нужна. Вследствие такого понимания кризиса культуры формулируем вывод: никакая культура (пролетарская, буржуазная, светская) не способна образовать человека, если у него нет установки на овладение культурными ценностями через религию. В данном утверждении видится продолжение внегласного спора И.А. Ильина со сторонниками не столько материалистического, марксистского понимания взаимоотношения религии и культуры, сколько с теоретиками и деятелями Пролеткульта, стремящимися «дать рабочему классу ... воспитание»84 и выработать у него свою культуру.

Такая, весьма интересная аргументация одного из последствий кризиса культуры И.А.Ильина перекликается, в некоторых моментах, с позицией других религиозных теоретиков. Так, по мнению Н.А. Бердяева, неудача ожидает всех тех, кто стремится приобщить к культуре широкие народные массы. Повышение их культурного уровня в принципе невозможно, так как надо менять установку необразованной части населения к овладению высокими духовными (религиозными) культурными ценностями.

В работе «Кризис безбожия» ученый даже объясняет умозрительно, как от века к веку расширяет среду своих сторонников «от верхних, ученых слоев» к «широким слоям интеллигенции и полуинтеллигенции» безбожная культура.

Сначала элита среди ученых пришла к выводу о том, что мир материален и в основе его постижения лежит мышление, а также воздействие предметов и явлений на органы чувств человека. Затем ученая элита способствовала внедрению достижений и открытий, совершенных естествознанием, в жизнь общества, которые в свою очередь «совершили огромные технические и хозяйственные перевороты и вовлекли в них широкие слои интеллигенции». Но процесс секуляризации культуры не воспринимается, как отмечает И.А.Ильин, положительно всей элитой общества (верхние слои интеллигенции). Часть этого слоя понимала ошибочность пути «обмирщения» культуры. Учителей безбожия поставляли средние слои интеллигенции, а учеников безбожия - полуинтеллигенция. Именно данным представителям интеллигенции демократия дала прессу, влияние и власть85.

По мнению И.А. Ильина, именно потеря обществом духовных ориентиров приводит основную часть его к непослушанию, революциям. Отсюда вывод: атеист-интеллектуал, для которого отношение к религии является тайным, личным, частным делом, принадлежит к высшим слоям интеллигенции и менее виноват в кризисе культуры, чем свободомыслящий человек, выступающий перед массой и агитирующий ее против смирения и покорности, что равнозначно призыву к революции. Революция и вера в Бога - вещи для И.А. Ильина несовместимые, тогда как революция и атеизм не могут существовать друг без друга, ибо рождены кризисом культуры. Таким образом, степень вины за отход культуры от религии у различных групп интеллигенции различна. И в первую очередь она лежит на среднеинтеллектуальных и малоинтеллектуальных ее слоях.

Ответ И.А. Ильина на вопрос: Каково же будущее у секуляризованной культуры и где выход из кризиса, да и есть ли он? - зависит от эволюции его общественно-политических взглядов. Так, безрелигиозная культура должна либо умереть, таково мнение И.А. Ильина в работах конца 20-х - начала 30-х гг., либо, считает ученый в 40-е - 50-е годы, преодолеть болезнь кризиса путем возврата к Богу, к высшим духовным ценностям, постепенно каждым человеком. Именно преображение культуры религией будет способствовать достижению идеала подлинного бытия.

В работах «Кризис безбожия», «Основы христианской культуры», не говоря уже «О сопротивлении злу силою», «О России. Три речи» и т. д., И.А. Ильин утверждает, что дорога возврата постепенна и возможна с помощью борьбы, постижения, проникновения духа Христа в себя и изливания этого духа в свою жизнь и вещественный мир. Именно такой процесс позволит установить связь с прошлой религиозной культурой.

В последних своих трудах И.А. Ильин совсем отказывается от «православного меча» борьбы. В этот момент очередной смены вектора своего мировоззрения он говорит о необходимости человеку захотеть самому обрести веру в Бога, но новую, через долгие мучения, гнет и унижение для создания новой религиозной культуры. Нелегкий длительный путь обновления, свободного возвращения к Богу, как пишет И.А. Ильин в своих поздних работах, начнется не тогда, когда умрет в борьбе с добром секуляризованная культура, а тогда, когда светская стратегия развития исчерпает саму себя, сделав лишения и страдания для людей непереносимыми. Следовательно, речь идет уже «о непротивлении злу силою». В конце третьего периода своего творчества И.А. Ильин развивал мысль начала данного периода, что «вся история христианства есть не что иное, как единый и великий поиск христианской культуры»86. Именно в это время к нему приходит понимание того, что «нельзя ни предусмотреть, ни предсказать, когда именно начнется ... духовное обновление и когда наступит час творческого прорыва и постижения»87. Таким образом, вопрос о времени прихода эпохи «духовной культуры», оставлен И.А. Ильиным открытым, как и вопрос о смерти секуляризованной культуры. Кризис в понимании И.А. Ильина в 50-е годы преодолевается не в борьбе со злом, а путем постепенного возврата к «духовной культуре», к Богу, стремление к ним как идеалам, через творчество, которое может совершаться в смиренной и терпеливой душе.

Данные мысли у И.А. Ильина начинают уже просматриваться в работах: «Основы христианской культуры», «Основы художества. О совершенном в искусстве», еще раньше в статьях «Художник и художественность», а также «Кризис безбожия», т. е. в 30-е годы. В 50-е годы в своих философских трудах он повторяется в рассуждениях на тему о секуляризованной, светской культуре, называя ее «бессердечной»88 и видя в основании кризиса культуры - безбожие. В то же время именно в своих более поздних работах И.А. Ильин обозначает для своего мировоззрения новое понятие «цивилизация», а также ведет разговор уже не о кризисе культуры, а о катастрофе89.

Как уже было отмечено выше, И.А. Ильин понимает кризис культуры прежде всего как процесс отхода людей от христианской церкви и утраты живой веры. Согласно его точке зрения, модель жизни культуры повторяет модель жизни религии. По И.А. Ильину, вера и культура - неразрывны. Нет веры в Бога, а значит, не существует и культуры и, наоборот, нет культуры, нет и веры. Данную точку зрения И.А. Ильин обосновывает в работе «Основы христианской культуры», в которой аргументирует свою позицию в отношении христианства и культуры, находя пять причин, по которым он считает истинной не всякую религиозную культуру, а именно христианскую, следующим образом:

1. Христианство - «дух овнутрения».

  1.  Христианство - «дух любви».
  2.  Христианство - дух созерцания.
  3.  Христианство - «дух живого творческого содержания».
  4.  Христианство - дух совершенствования.

Благодаря этим причинам, христианство делает человека ответственным, прилежным, добросовестным, трудолюбивым, дисциплинированным. Именно такой человек, христианин, творит истинную культуру. В нехристианском мире, тем более секуляризованном обществе, подлинная культура существовать не может, так как отсутствует духовность с ее глубокой верой в Бога. Поэтому христианская страна, отбросившая за ненадобностью свою культуру, не сможет создать на основе безрелигиозных взглядов что-либо ценное. Главный вывод И.А. Ильина: секуляризованная культура рано или поздно окажется на обочине мировой истории, погрязнув в разложении и разврате. Выход из кризиса один: перерождение и обновление духовно-религиозного акта.

Таким образом, И.А. Ильин утверждает, что будущее принадлежит христианской культуре по причине следующих качеств христианства: оно есть «источник творческого вдохновения», «опора настоящей, истинной науки», «основа чистой и могучей совести», «гениального искусства», «государственного и политического правосознания», «характера»; источник «любви, жертвенности и социальности»; гарант «волевой дисциплины и беззаветной храбрости». Отсюда всякое возрождение культуры любого европейского народа стоится на основах христианства. При этом процесс возврата народов в лоно религии начнется с России, с русских, так как они оказались, как ни странно, ближе к катастрофе, чем Запад. Наиболее детально и полно данный тезис И.А. Ильиным развит в работах «О русской культуре» (1942-44 гг.), «Путь к очевидности» (1945 г.).

Идеи И.А. Ильина о духовном возрождении народов на базе христианства, о вселенском характере христианства и взгляд на христианство как на источник общественного развития оказались плодотворными и получили отражение в Социальной Концепции РПЦ.

Ряд современных исследователей предпринимают попытки сравнения основных положений Концепции с идеями И.А. Ильина и его осмыслением современной ему светской культуры и христианских традиций. Одну из таких попыток предпринимает в частности, исследовательница Т.В. Барковская90.

С токи зрения Т.Н. Барковской. можно говорить о том, что современная РПЦ и И.А. Ильин сходятся в причинах возникновения обсуждаемого принципа: потеря человеком духовных, т.е. религиозных ценностей и стремления к спасению души. Здесь исследовательница обращается к обозначенной Ильиным проблеме кризиса современной ему культуры, но истоки этого кризиса (а точнее, по Барковской, взаимоотношений церкви и личности, ее влиянию в обществе) Барковская видит в том, что диктат религии способствовал отходу общества от церкви. Как пишет Барковская, И.А. Ильин категорически не признает никакого мировоззренческого нейтралитета с кем бы то ни было. Современное православие находит точки соприкосновения с позицией ученого по всем вопросам. Но в отличие от  И.А. Ильина Церковь не так бескомпромиссна, в официальных документах.  РПЦ в своих заявлениях стремится к деликатности и тактичности. Изменился мир, и православие, которое никогда не существовало в поле свободы совести, пытается выяснить, как ему себя вести. С другой стороны, православие не было бы религиозной идеологией, если бы не пыталось вновь занять первенствующее положение в нравственном воспитании российского общества, как «великая святыня» русского народа.

С точки зрения исследовательницы, в обсуждаемом документе «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» содержится немало противоречий. Одно из них проявляется во взглядах церкви на свои взаимоотношения с государством. Так, в главе «Церковь и государство» можно прочитать о том, что для нее идеальной формой взаимоотношений с властью является симфония  - период, начинающийся с принятием Киевской Русью православия и заканчивающийся учреждением Петром I Синода. Под симфонией церковью понимается «обоюдное сотрудничество, взаимная поддержка и взаимная ответственность, без вторжения одной стороны в сферу исключительной компетенции другой… Государство при симфонических отношениях с Церковью ищет у нее молитвы за себя и благословения на деятельность, направленную на достижение целей, служащих благополучию граждан, а Церковь получает от государства помощь в создании условий, благоприятных для проповеди и для духовного окормления своих чад, являющихся одновременно гражданами государства»

Для И.А. Ильина рассматриваемый период симфонии также является образцом для взаимоотношений церкви и государства, церкви и культуры, только данного термина он не употребляет, как, впрочем, и термин «период синодальной эпохи». Причина заключается в том, что ученый не ставит перед собой конкретной задачи изучения истории церкви, ее взаимоотношений с властью. Его цель – выявление причин кризиса культуры, поиск путей выхода из него и обозначение роли и места православия в национальном возрождении государства. Он пытается исследовать историю России, «чтобы показать, что есть, что продолжает быть и что будет из того, что творчески создает своеобразие народа и определяет его будущность». Но при всех нюансах подходов к решению обсуждаемого вопроса современным православием и И.А. Ильиным Барковская считает, что церковь стремится если не подчинить себе государственную власть и представителей данной власти, то сделать отношения с государством протекционистскими, характеризующимися, прежде всего, поддержкой  РПЦ со стороны властных  структур. Как пишет Барковская, об этом свидетельствует,  в частности, подписанный президентом Указ  о  включении с 2010 года в программу школьного обучения основ религиозной культуры и светской этики. В последние годы Патриархат прилагал огромные усилия к тому, чтобы ввести в школах изучение православия, которое якобы исповедует большинство населения России. Пока в подписанном Указе власть предпочла сохранить многоконфессиональный характер страны. Патриархат заявил,  что удовлетворен принятым решением, но ему пришлось согласиться на два условия. Первое: любое принуждение или давление в данной области неприемлемо. Второе: преподавать новые предметы будут светские учителя91. Мнение Барковской не совсем корректно, позже объясню, почему.

Таким образом,  позиции И.А. Ильина и РПЦ по социокультурным вопросам очень похожи, хотя и имеются расхождения. Итак, среди современных исследователей можно найти авторов, которые подчеркивают идеологическую близость Социальной Концепции РПЦ и взглядов И.А. Ильина по социокультурным вопросам.

Некоторое сходство во взглядах Ильина и Социальной концепции РПЦ можно увидеть при анализе разделе «Церковь и Нация», где подчеркивается наднациональный характер христианства и Православной Церкви, о чем писал и Ильин.

В других разделах Концепции подчеркивается необходимость активной общественной деятельности православных христиан, а религиозные убеждения православных  христиан по сути тоже трактуются как источник общественного развития.

В Концепции подчеркивается, что «религиозно-мировоззренческий нейтралитет государства не противоречит христианскому представлению о призвании Церкви в обществе», По этому вопросу в разделе «Церковь и Государство», в частности, сказано: «Государство, в том числе светское, как правило, осознает свое призвание устроять жизнь народа на началах добра и правды, заботясь о материальном и духовном благосостоянии общества. Поэтому Церковь может взаимодействовать с государством в делах, служащих благу самой Церкви, личности и общества.

Для Церкви такое взаимодействие должно быть частью ее спасительной миссии, объемлющей всестороннее попечение о человеке. Церковь призвана принимать участие в устроении человеческой жизни во всех областях, где это возможно, и объединять соответствующие усилия с представителями светской власти».

И далее: «Областями соработничества Церкви и государства в нынешний исторический период являются: а) миротворчество на международном, межэтническом и гражданском уровнях, содействие взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами и государствами; б) забота о сохранении нравственности в обществе;  в) духовное, культурное, нравственное и патриотическое образование и воспитание;  г) дела милосердия и благотворительности, развитие совместных социальных программ;  д) охрана, восстановление и развитие исторического и культурного наследия, включая заботу об охране памятников истории и культуры;  е) диалог с органами государственной власти любых ветвей и уровней по вопросам, значимым для Церкви и общества, в том числе в связи с выработкой соответствующих законов, подзаконных актов, распоряжений и решений;  ж) попечение о воинах и сотрудниках правоохранительных учреждений, их духовно-нравственное воспитание;  з) труды по профилактике правонарушений, попечение о лицах, находящихся в местах лишения свободы;  и) наука, включая гуманитарные исследования;  к) здравоохранение;  л) культура и творческая деятельность;  м) работа церковных и светских средств массовой информации;  н) деятельность по сохранению окружающей среды;  о) экономическая деятельность на пользу Церкви, государства и общества;  п) поддержка института семьи, материнства и детства; р) противодействие деятельности псевдорелигиозных структур, представляющих опасность для личности и общества.

В этих положениях Концепции отразились идеи И.А. Ильина о творческом и плодотворном влиянии христианства на различные сферы жизни общества.  

Ориентация на создание религиозной философии и христианизации взглядов помогла И.А. Ильину отразить в своей концепции суть бытия и смысла человеческого существования. Православие в творчестве И.А. Ильина - не что иное, как мировоззренческая концепция, через которую автор пытается решить основные проблемы человека.

Необходимо учесть еще один существенный фактор изменения приоритетов в работах И.А. Ильина - сложный жизненный путь русского философа, борющегося за право своего народа на свободу и «духовную» культуру. Изгнания и запреты не могли не влиять на творческие идеи мыслителя. Вдали от родины И.А. Ильин еще больше проникается идеями национальной культуры и ментальности, появляется все больше работ, раскрывающих вопросы внутренней деятельности человека. Хотя данная тема звучала с первых работ философа, начало творческого пути было отмечено призывом борьбы за историю, быть орудием в свершении справедливости, руководствуясь как критерием верности поступка состоянием внутренней духовной чистоты и истинной веры.

Позже эта идея трансформировалась в задачу культивирования собственной духовности, и уже этим нести ответственность перед людьми и Богом, при этом деятельный аспект жизни не отрицался философом, а подразумевается как естественная часть духовной жизни человека. Проявление, некой «догматичности», о которой говорят некоторые исследователи творчества И.А. Ильина, проявилось в указанном смещении приоритетов с внешней на внутреннюю деятельность личности.

Такое виденье проблемы подтверждает и сам философ своей активной публицистической деятельностью вплоть до 1954, и особенно ярко в сборнике статей «Наши задачи». Скорее, можно сказать: в творчестве И.А. Ильина со временем появились работы, в которых приоритеты на внутреннем «деланьи» звучали как основные.

От западноевропейского стиля изложения и идей, И.А. Ильин в своем творчестве переходит к более «образному» философствованию, все больше ссылаясь на религиозную литературу. В работе «Путь к очевидности», написанной Ильиным еще в Германии, вводится представление о страдании, как неотъемлемом, благоприятствующем элементе духовной жизни, что так характерно для православной традиции. Со временем уточняется и представление о «единении» Бога и человека, о котором И.А. Ильин пишет как о высшей ценности - цели человеческого бытия. Определив в поздних работах данное явление недостижимым в земной жизни, И.А. Ильин определяет новое значение аспектов человеческого бытия, определяет ряд представлений об отношениях Бога и человека, пытается преодолеть  онтологическую сущность человеческого и Божественного, предположив продолжение человеческого совершенствования после смерти.

По мере погружения в тексты И.А. Ильина, при более глубоком их предметном анализе обнаруживаются постоянные темы на всем протяжении его творчества. Это и представление об «одинокости» человеческого существования, и убеждение в значимости смерти как венца жизни, критерия истинной ценности человеческого существования, это и тема «побеждающего страдания», ведущего человека к духовному совершенству, к преодолению зла в себе и в мире, а также идея о человеке как существе духовном, об осуществлении жизненного предназначения человека посредством своего духовного возрождения.

В этих идеях И.А. Ильина также можно увидеть немало точек соприкосновения с Социальной Концепцией РПЦ, в частности, с ее общими положениями о предназначении Церкви. В Концепции, в частности, сказано: «Церковь есть Богочеловеческий организм. Будучи Телом Христовым, она соединяет в себе два естества — Божественное и человеческое — с присущими им действованиями и волениями…. Именно Богочеловеческая природа Церкви делает возможным благодатное преображение и очищение мира, совершающееся в истории в творческом соработничестве, «синергии» членов и Главы церковного тела»92.

«Церковь должна пройти через процесс исторического кенозиса, осуществляя свою искупительную миссию. Ее целью является не только спасение людей в этом мире, но также спасение и восстановление самого мира. Церковь призвана действовать в мире по образу Христа, свидетельствовать о Нем и Его Царстве. Члены Церкви призваны приобщаться миссии Христовой»93 

Жизнь в Церкви, к которой призывается каждый человек, есть непрестанное служение Богу и людям. К этому служению призывается весь народ Божий. Члены тела Христова, участвуя в общем служении, выполняют и свои особые функции. Каждому дается особый дар для служения всем. 

Творчество Ивана Ильина, его работы разных лет и разных тематик объединяет несколько идейных нитей, свивающих его большие и маленькие произведения в единую концепцию. Это нити духовной сущности человеческого бытия и пути его возрождения во имя свершения высшего и единственно достойного смысла Богом определенного бытия человека. Именно эти идеи свивают концепцию, которую можно определить как философию духовного обновления.

Как видно из проведенного анализа взглядов И.А. Ильина на взаимоотношение религии и культуры, позитивное решение проблемы кризиса культуры ученый видит только в рамках христианской антропологии. Именно благодаря религиозной культуре, человек становится вместилищем духовности. Религия привносит в культуру те ценности, благодаря которым жизнь человека приобретает «надфизиологический» и «надсоциальный» смысл. Достичь такого понимания бытия может каждая личность. Значит, согласно И.А. Ильину, нужно, прежде всего, решать не социальные проблемы, а духовные, культурные задачи, заключающиеся в формировании у каждого человека веры, которая ведет к высокой нравственности.

Эти идеи весьма сходны с основными положениями Социальной Концепции РПЦ. Содержание этого документа по многим положениям близко идеям, высказанным в различных работах И.Ильина, что позволяет сделать вывод о большом влиянии И. Ильина на формирование основного содержания Концепции, Сходство имеет место во всех разделах программы, начиная от формулирования ее основопологающих принципов, и заканчивая отдельными вопросами общественной жизни, а также общей трактовки культурно-исторического процесса. Как и в работах И. Ильина, в Концепции присутствует мысль о кризисном состоянии российской и мировой культуре, а также идея о возрождении культуры и общественной духовности на базе христианства (православной веры).

В концепции четко прослеживается мысль о наднациональном характере христианства, и в то же время присутствует идея о том, что национальные (но не националистические) чувства вполне совместимы с православием. Сходство между идеями И.Ильина и положениями Концепции прослеживается в сфере взаимоотношения Церкви и государства, светской и духовной власти. В Социальной Концепции РПЦ присутствует и является основополагающей мысль о том, что именно нравственные, христианские идеалы являются первостепенными в общественной жизни, и следование им, способно обеспечить гармоничное развитие общества и предотвратить возможные социальные потрясения.


2.2.
Христианская культура и перспективы ее развития в трактовке  И.А. Ильина

И.А. Ильин будущее своей Родины не мыслил вне религии, точнее, православия. Такая позиция философа связана с его представлением о человеческой личности, как сосредоточении религиозного смысла. Отсюда его убежденность в том, что обновление общества надо начинать не со слома его социальных устоев, а с самого человека, с обновления его души и воли, с формирования у него веры, убежденности в святости семьи, любви к родине. Церковь в этих процессах играет главенствующую, доминирующую роль.

На мой взгляд, все эти идеи присутствуют в Социальной Концепции РПЦ. В разделе «Христианская этика и светское право», например, сказано, что «задача светского закона состоит не в том, чтобы лежащий во зле мир превратился в Царствие Божие, а в том, чтобы он не превратился в ад». Мысль о борьбе с грехом как важнейшей задаче Церкви и личности каждого человека пронизывает все разделы Концепции и относится к числу ее основополагающих идей.  Слом социальных устоев, тем более через некие социальные потрясения,  однозначно порицается в Социальной Концепции, а мысль о духовном обновлении личности и общества, тема нравственного обновления через православное христианство находит свое отражение в самых различных разделах Социальной Концепции.

И.А. Ильин не связывает расцвет России с теократическим государственным устройством, которое в работах И.А. Ильина получает наименование «церковного тоталитаризма»94. Обоснование данной точки зрения философом можно определить двумя законами. Первый закон следует называть законом «премии». Суть его состоит в том, что теократизм делит общество, по мысли И.А. Ильина, на полноправных и неполноправных членов. К последним принадлежат нецерковные и иноцерковные люди. В результате церковно верующие люди как бы получают монополию на достойное бытие, своего рода «премию» жизни.

Церковная знать, являясь ядром общества и государства, спокойно может состоять из лжецов, ведущих церковь, а значит и государство, к разложению.

Второй закон, обоснованный ученым, назван им самим законом ответственности. Его смысл заключен в необходимости Церкви при теократизме нести бремя государственности95. И, чтобы добиться успеха на политическом поприще, Церковь будет вынуждена забыть об основном своем предназначении - служить благодати.

Перечисленные законы впервые сформулированы И.А. Ильиным в двух статьях под одним названием «Церковь и жизнь», опубликованных в 1952 году, но в разное время. Попытки обосновать механизм действия данных постулатов встречается еще раньше, в работе «Основы христианской культуры» за 1937 год. Такое внимание к теме взаимоотношений государства и Церкви - свидетельство стремления И.А. Ильина найти, в том числе, ответ на вопрос: «Почему свергнут царский режим?».

Пытаясь объяснить причины данного исторического факта, философ неизбежно выходит на проблему взаимоотношений государственной системы, законодательной власти в лице партий и Церкви. И тут впервые И.А. Ильин, по сути дела, критикует православную Церковь. Так, в восьми статьях, выходивших в период сентября - октября 1952 года под одним заголовком «Почему сокрушился в России монархический строй?», ученый доказывает, и не без основания, что в этом есть доля вины, и немалая, монархической партии, основными задачами которой было «благо родины в незыблемом сохранении православия, русского неограниченного самодержавия и народности»96.

Монархическая партия называлась «Союз русского народа». Была учреждена после революции 1905 года с одобрения Николая II и запущена в действие при помощи охранного отделения и Синодальной Церкви. Главные дела «Союза русского народа», с которыми вошла эта политическая организация в историю нашей страны, заключались в убийстве лидеров оппозиции, запугивании сочувствующих социал-демократам, либералам, а также в еврейских погромах.

Как отмечает известный исследователь православия Н.М. Никольский: «... организация и деятельность «Союза ...» были облечены ... в «ризы Церкви и религии»97. Основными пунктами устава партии были: защита незыблемости православия, как одной из трех основных религий государства, и ее господствующее положение. Знамя и значки членов организации полностью совпадали с Церковными символами. Знамя по форме было хоругвью с изображением Георгия Победоносца, а значок представлял из себя крест, в середине которого находилась императорская корона. Каждая местная партийная ячейка имела свои хоругви и иконы, которые хранились в культовых зданиях98.

Исходя только из этих фактов, можно говорить о том, что единение светской (в лице монарха) и религиозной власти в России, начавшееся в XVIII в. (цезарепапизм), в начале XX века привело не только к падению монархии, но и кризису православия, воинствующему атеизму.

И.А. Ильин никогда открыто Русскую Православную Церковь не критиковал за происшедшее, а вот монархистов, т.е. «Союз русского народа», он обвинял в бессмыслии, безволии, бессилии, в отсутствии программы и тактики99.

Интересно, что И.А. Ильин, осуждая, совершенно справедливо действия «Союза русского народа», не осуждает при этом Церкви. Это вызывало много недовольства, но это правильная позиция. Его желание осуждать не православие, а партию объясняется его мировоззренческими установками.

Если С.Н. Булгаков, рассматривая христианство, утверждал, что в социальной области для всего христианства, независимо католичество это или православие, не существует ни безусловного зла, ни безусловного добра100, то для И.А. Ильина, христианство, в первую очередь и в основном православие, должно признавать безусловное зло в лице революций, диктатур, атеизма и безусловное добро в лице монархии, религиозного воспитания, национализма.

Православная Церковь для И.А. Ильина - тот институт современного мира, который не подлежит открытой критике.

Из изложенных взглядов И.А. Ильина становится ясно, что будущее Церкви ученый не связывал с теократизмом. В уже упоминавшейся работе «Основы христианской культуры» И.А. Ильин так отвечает на этот вопрос: «Церковь не призвана к светской власти, к ее захвату или подчинению. … Церковь не должна брать меча - ни для насаждения веры, ни для казни еретика или злодея, ни для войны»101.

Эти высказывания И.А. Ильина также очень близки некоторым положениям Социальной Концепции РПЦ. В разделе «Церковь и государство» Концепции прямо говорится о том, что Церковь не должна была вмешиваться в государственные дела, также как и государство в дела Церкви: «Государство не должно вмешиваться в жизнь Церкви, в ее управление, вероучение, литургическую жизнь, духовническую практику и так далее, равно как и вообще в деятельность канонических Церковных учреждений, за исключением тех сторон, которые предполагают деятельность в качестве юридического лица, неизбежно вступающего в соответствующие отношения с государством, его законодательством и властными органами. Церковь ожидает от государства уважения к ее каноническим нормам и иным внутренним установлениям».

Таким образом, государство есть творение человека, светское «учреждение», как и партия, а вот Церковь не просто религиозная организация, она Божественная, не земная. Поэтому у них, считает ученый, разные цели, задачи, методы, средства работы, устройство.

Эти идеи также нашли воплощение в Концепции, в положениях которой говорится о том, что Церковь не от мира сего, хотя ей присуща и тварная природа, а государство призвано обеспечивать земные потребности людей: «Во взаимоотношениях между Церковью и государством должно учитываться различие их природ. Церковь основана непосредственно Самим Богом — Господом нашим Иисусом Христом; богоустановленность же государственной власти являет себя в историческом процессе опосредованно. Целью Церкви является вечное спасение людей, цель государства заключается в их земном благополучии».

Ученый выступает против активного, открытого участия Церкви в политике, против поддержки религиозным объединением какой-либо партии. Он признает право верующего, как гражданина, делать свой политический выбор, но вот быть «партийной» для Церкви никак нельзя, ибо «такая Церковь низводит свое представление о Царстве Божием до уровня программы, придает данной политической партии значение благодатной исключительности и тем самым сеет великий соблазн в душах»102.

Церковь у И.А. Ильина, также как и в Социальной концепции имеет  право активно высказывать свое мнение по различным аспектам  жизни, в том числе и политике.  Церковь должна указывать, где дела человека вредят Богу на земле, а где нет. Задачи политики, по И.А. Ильину, Церковь напрямую не должна решать, а вот опосредованно участвовать в их решении она обязана. Тут следует выделить две цитаты в подтверждении данного выше тезиса. Первая: «Церковь призвана, церковь обязана указывать людям - и царю, и чиновникам и парламентариям, и гражданам, и ученым, и поэтам, и живописцам, и промышленникам, - то в личной беседе, то в проповеди, то во всенародном воззвании - где именно их дела, их установления или страсти вредят делу Царства Божия»103. Вторая цитата более лаконична: «Народ творит. Государство правит. Церковь учит»104.

Из такого понимания задач Церкви становится явным, что ей не должны быть безразличны дела государственной власти, вопросы культуры. Церковь должна протестовать против публичного разврата, против жестокости, кровопролития, воинствующего безбожия, растления в искусстве, против многомужества и многоженства, против наркотиков, поддержки ростовщиков и т.д.

Эти идеи получили отражение и  дальнейшее развитие в положениях Социальной Концепции РПЦ. В Концепции в частности говорится: Религиозно-мировоззренческий нейтралитет государства не противоречит христианскому представлению о призвании Церкви в обществе. Однако Церковь должна указывать государству на недопустимость распространения убеждений или действий, ведущих к установлению всецелого контроля за жизнью личности, ее убеждениями и отношениями с другими людьми, а также к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств, нанесению ущерба культурно-духовной самобытности народа или возникновению угрозы священному дару жизни. В осуществлении своих социальных, благотворительных, образовательных и других общественно значимых программ Церковь может рассчитывать на помощь и содействие государства. Она также вправе ожидать, что государство при построении своих отношений с религиозными объединениями будет учитывать количество их последователей, их место в формировании исторического культурного и духовного облика народа, их гражданскую позицию.

Государство для И.А. Ильина  – это  православная религиозно-правовая община, имеющая верховную власть в лице монарха и связанная единой историей, культурой, традициями. Православие у философа является звеном между властью и народом. Только в таком случае возможна высокая культура и одухотворенность общества. Безусловно, такому достижению, согласно взглядам ученого, способствовало существование монархии. И именно в этом случае Церковь представляет собой «религиозно-нравственную пуповину» между царем и народом.

Ученый берет за образец обустройства России не только допетровскую эпоху, начиная с XIV в., но и включает отчасти XVIII в., вплоть до смерти Петра I в 1725 г. Петр I в его представлении - сильный государственник, политический гений, пробудивший, благодаря своим реформам, русский народ к творческому, созидательному порыву105. Его имя И.А. Ильин ставит в один ряд с фамилиями таких исторических деятелей, как А.В. Суворов, А.С. Хомяков, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой и т. д. Роль Петра I в истории России, ее культуре для ученого однозначно положительна, в отличие от точки зрения славянофилов, которые противоречиво относились к деятельности императора-реформатора. Так, А.С. Хомяков, сравнивая реформы Петра I «со страшной, но благодетельной грозой», нанесшей удар по судьям-ворам, боярам-рвачам, монахам-мздоимцам, в то же время обращает внимание на множество ошибок, омрачающих преобразования этого государственного деятеля106.

Современное православие, на первый взгляд, разделяет точку зрения И.А Ильина на взаимоотношения между государством и Церковью. Но это только на первый взгляд. На самом деле, если сравнивать позиции по данному вопросу ученого и Церкви, там обнаруживается кроме идентичности понимания места Церкви в будущем России и существенные отличия. Для сравнения необходимо взять официальный документ православия «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». Если И.А. Ильин считает, что будущее России связано с доминированием православия над всей культурой, а не только над духовно- нравственной сферой человека, то РПЦ  четко очерчивает тот круг проблем, по которым имеет право указывать государству на недопустимость его действий: тотальный контроль за жизнью личности, ее убеждениями и отношениями с другими людьми; разрушение личной, семейной или общественной нравственности, оскорбление религиозных чувств, нанесение ущерба культурно-духовной самобытности народа; возникновение угрозы жизни107.

И.А. Ильин противник свободы совести. Вера в Бога для ученого обязательна для каждого человека. Верить или не верить, и в кого верить - не частное дело личности. Это дело, по мысли И.А. Ильина, Церкви и прежде всего православия, как самой истинной религии, а также находящихся в ее руках системы воспитания и образования.

РПЦ и ученый сходятся в причинах возникновения обсуждаемого принципа: потеря человеком духовных, т. е. религиозных, ценностей и стремления к спасению души. Православная «ерковь молилась, учила и благодатствовала, ...оставляла русским людям инициативу труда и созерцания»108 - утверждает И.А. Ильин.

Ильин категорически против проявления активности Церкви в политической жизни. Он выступает против создания религиозной православной партии, а также является противником поддержки церковью любой политической силы. И в этом тоже  отличие позиции отдельных представителей РПЦ от философа. Председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества прот.Всеволод Чаплин, не видит ничего отрицательного в существовании христианских (православных) политических организаций, а также широких политических объединений. Единственно, что церковь официально запрещает, так это вести политическую борьбу, предвыборную агитацию, кампанию в поддержку тех или иных политических партий, общественных и политических лидеров109. Хотя, как показывают электоральные кампании последнего десятилетия, многие священнослужители и даже епархиальные архиереи РПЦ отнюдь не чураются вмешиваться в ход предвыборных кампаний на стороне одной из политических партий. Яркий тому пример, участие в политической агитации епископа Евтихия (Курочкина), также,  членом  одной из избирательных комиссий числился о.Дмитрий Свердлов.

И.А. Ильин все время подчеркивает, что только Церковь является учителем-проповедником нравственности, любви, совестливости и т. д. А так как принудить к духовности силой нельзя, то государству надо воспользоваться воспитательными возможностями православия.

То есть, в государственной школе, как первом помощнике в деле воспитания подрастающего поколения, обязательно преподавание Закона Божьего. Наличие данной дисциплины в школе, согласно взглядам И.А. Ильина, важный элемент формирования духовной личности, которая в будущем будет творить настоящую религиозную культуру. Именно поэтому Церковь, как утверждает ученый, не должна безразлично относиться к отмене Закона Божьего в общеобразовательных учреждениях110. Именно через школу и Церковь с помощью религиозного воспитания, по представлениям философа, произойдет «оцерковление жизни». Именно поэтому Церковь, как утверждает ученый, не должна безразлично относиться к отмене Закона Божьего в общеобразовательных учреждениях: «Промолчит ли она», - пишет ученый о Церкви, - «если ... правительство ... отменит преподавание  Закона Божия?... И если Церковь не промолчит, то будет ли это «вторжением в политику»,... или стеснением культуры, свободы? Нет ... ибо Церковь судья во всем, не исключая вопросов государственного устройства и ... культурного творчества»111.  Несколько лет велась дискуссия о введении в современной российской школе «Закона Божьего». Сторонники ссылались на множество источников, в частности на Ильина, противники, на опыт XIX века, реформы Победоносцева, в итоге пришли к компромиссу, введен комплекс «основы религиозных культур и светской этики», правда пока не везде, и опять есть недовольные, к их числу можно отнести и Барковскую, на исследование которой я ссылался выше, говорящие о том, что Церковь слишком активно навязывается во все сферы жизни, есть недовольные тем, как сформулировано название предмета: «почему светская этика, а не просто этика» и т.д., но несмотря на все это, комплекс постепенно вводится.

Именно решение данных задач позволяет государственной и муниципальной школе подняться на новую ступень в своем развитии: широко и всесторонне образовывать учащихся на основе современных стандартов, прививать им религиозную терпимость, давать глубокие знания об истории своей страны, ее культуре и религии как составной части и истории, и культуры. Критики данного подхода живут вчерашним днем, т.е. тем временем, когда действительно шла речь о введении или «Закона Божьего», или «ОПК», но одним предметом, сейчас введен целый комплекс предметов, куда включено и религиоведение (то чего добивались критики) и «ОПК» и еще комплекс предметов. На первый взгляд такой подход противоречит Ильину, но это не так. Ильин говорил о том, что можно любить свою Церковь и не презирать при этом другие исповедания. «В процессе преподавания знаний о религии школа реализует социальную и культурную  цели, удовлетворяет духовные и психические потребности учащихся, не стремясь при этом обратить их в ту или иную веру»112.

В 1993 был принят Министерством высшего образования стандарт по специальности «Теология», в котором делается упор на православие. Цель введения теологии заключается в подготовке богословов для преподавания данного предмета в светских учреждениях образования, для работы в государственных органах и светских общественных организациях. Среди требований, которым должны соответствовать выпускники православных теологических отделений, значится умение «критически сопоставлять различные теологические системы и системы нерелигиозного мировоззрения». Церковь, и И.А. Ильин видят будущее религии не как одну из нескольких систем культуры, а как единственно возможную культуру. Данной тенденции способствует и сама власть. Говоря о духовности, нынешняя власть вкладывает в нее очень часто сакральный смысл. Поэтому свои отношения с православием нынешнее руководство России видит в создании социальной симфонии, «служащей интересам как самой Церкви, так и государству, обществу и отдельной личности»113.

Рассуждая о национальной духовной культуре, Ильин подчеркивал значение личной и национальной веры для становления и развития культуры и государственности. «История не знает культурно-творческого и духовно-великого народа, пребывавшего в безбожии. Самые последние дикари имеют свою веру. Впадая в безверие, народы разлагались и гибли»114. От совершенства религии и чистоты веры зависит и уровень национальной культуры. Так как культура, согласно теории И.А. Ильина, творится не сознательной мыслью, а вдохновенным внутренним целостным напряжением всего человеческого существа, его инстинктом и бессознательными силами души. Эти таинственные силы способны к духовному творчеству только тогда, когда они облагорожены, оформлены и воспитаны религиозной верою.

Исходя из суждений И.А. Ильина, высшим смыслом наполнена  лишь религиозная вера, «абсолютная вера в абсолютное»115, как писал философ еще на заре своего творчества, но со временем, желание углубить значение и расширить понимание этого феномена, нашло реализацию в его последней крупной работе «Аксиомы религиозного опыта».

«Понятно, почему идее истины нет места в религии: каждое религиозное состояние само по себе «истинно»… и не может быть заблуждением, ибо одна наличность его свидетельствует о том, что в Боге есть и такой аспект. Бесконечное многообразие этих аспектов нельзя исчерпать, и каждому новому своеобразному постижению Божества готово радостное место и свободный путь. Здесь все «верно», в качестве аспекта, или части, или стороны Божества, бесконечного по многообразию своих аспектов. Каждый верующий верует непременно по-своему, и вера его есть, безусловно, правая вера; но эта правота есть правота лишь одного из множества других, своеобразных и в целом незаменимых, но столь же правых верований. Отсюда - непритязательность верующего, исчезновение суда над чужой верой, полная субъективация и полное освобождение религиозного творчества»116, - пишет И.А. Ильин в своей работе о Ф.Э.Д. Шлейермахере, статье, которая относится к тому периоду, который И.И. Евлампиев обозначил временем «свободного философствования», не скованного рамками христианской догматики117. Но и в более зрелых работах, в том числе «Аксиомах религиозного опыта», философ вновь возвращается к проблеме разнообразия религий. Положив в основу суждения о субъективности акта духовной очевидности и уникальности духовного опыта, И.А. Ильин утверждает: «Подобно тому, как глаз человека видит свет, но не слышит звука и не внемлет запаха; а ухо – слышит звук, но не осязает гладкой поверхности;… и т.д., - подобно этому, душа человека должна найти в себе тот верный орган, который способен и призван воспринимать божественные излучения в земных единичностях и обращаться к сверхземной предметности самосути Божией. Этот орган религиозного восприятия, есть главное не только в личной религиозности, но и во всей религии, и во всякой религии»118.

Автор остерегает читателя от поверхностного отношения к верованию, основанного на личных интуициях и ошибочных чувствах, подчеркивая значение предмета веры, и правильности осуществления акта веры. Так как не достаточно принять вероисповедание, нужно осуществлять его правильным образом. Акт веры у каждой религии  свой, к примеру: «… чтобы распространить в мире христианство, надо было пробудить в людях религиозный акт сердца, ибо мертвое сердце не увидит Христа, не примет и не уверует в Него. Магомет обращался не к сердцу людей, а к их воле. Древнеиндийская религия – к их фантазии… »119.

Идея специфики национальной веры, основанной на особенностях национального характера, ярко прозвучала в курсе лекций общего цикла «Сущность и своеобразие русской культуры»120, прочитанном И.А. Ильиным в Швейцарии. Раскрывая особенности русской культуры, И. Ильин указывает на существенное различие восприятия мира разными народами, что тесно связано с национальным характером, и ложится в основу религиозного акта той или иной религии. «В действительности все происходит так, что любой народ самостоятельно пробивается к очищению веры своим особым путем, в своей созидательной свободе…»121. Русский духовный акт основывается, прежде всего, на чувственном, сердечном акте. Затем по степени значимости следует внутреннее и внешнее виденье, воображение, художественная фантазия, и только затем – воля, сила суждения ясно осознанной мысли122. Именно поэтому, по мнению Ильина русскому человеку чужды рационалистические настроения протестантов и интеллектуализм католиков.

Русская духовная культура построена на чувстве и сердце, на созерцании, на свободе совести и свободе молитвы. «Здесь все построено не на моральной рефлексии… на принудительной дисциплине и страхе греховности, - отмечает И.А. Ильин, говоря о русской добродетели, - а скорее на свободной доброте и на несколько мечтательном, порою сердечном созерцании»123. Подвергая анализу психологические основы веры и самобытность национального характера, И.А. Ильин раскрывает значение специфики религиозного акта в вере, и значение веры, рожденной этим актом, для культуры.

Религиозную веру И.А. Ильин признает величайшей силой, которая призвана углублять, очищать и облагораживать инстинкт личного и национального самосохранения, при этом, призывает охранять ее от извращенных доктрин. Однако, опасность подмены предмета веры, к которому может привести «вольное чувствование», предлагаемое недобросовестными организациями, не должна лишать человека свободы выбора и реализации своей веры.

Предпосылкой духовного становления, по мнению И.А. Ильина, является внешняя свобода личности, которая заключается в свободе веры, воззрений и убеждений, в которую другие люди не имели бы права вторгаться с  насильственными предписаниями и запретами. «Предоставь мне самому испытать божественность Божественного, уверовать в Бога и свободно принять Его закон моим сердцем и моей волею»124. Данную позицию Ильин подтвердил составляя «Проект Основного Закона Российской Империи»125, вторая глава которого посвящена регулированию вопросов веры и религии.

«Первенствующей» религией, Ильин предложил, считать православие, однако всем гражданам необходимо обеспечить свободу веры, молитвы, исповедания и богослужения: «Эта свобода присваивается как христианам иных исповеданий, так и евреям, магометанам, язычникам и иным не- христианским общинам, да все народы, в России пребывающие, славят Бога Всемогущего разными языки по закону и исповеданию праотцев своих, благословляя Российское Государство и его верховную власть и моля Творца вселенной о умножении благоденствия и укрепления духовной силы русского народа»126. Однако такая свобода не распространяется на безнравственные, противогосударственные и сатанинские вероучения, тех кого автор называл сектами, несущими ересь и уводящими человека от Бога.

Исследуя вопрос веры, И.А. Ильин пытался показать, что, веруя в Бога, человек создает свой реальный жизненный центр, укрепляет и развивает, исходя из него, свою душу. Благодаря такому процессу, человек становится целостным духовным единством с единственным центром и неколеблющимся строением души, что означает создание в нем сформированного духовного характера. На этом пути он обретает священную и главную цель своей жизни, ради которой стоит жить, за которую стоит бороться и в борьбе за нее – отдать свою жизнь. Эту главную цель жизни, И.А. Ильин назвал делом Божьим на земле, то есть делом религиозно осмысленной духовной культурой127.

Религиозная вера не точка зрения или особенность мировосприятия, это даже не «догматически-послушное» мышление и познание, а целостная и творческая жизнь.

Через все его работы проходит идея веры, верования и истинной религиозности. И.А. Ильин – философ и глубоко религиозный человек, пытавшийся создать концепцию новой христианской философии, ложащуюся в основу культуры, государственности и личной духовности. В творчестве И.А. Ильина поставлена антиномия религиозного и философского подхода к вере, которую он пытается разрешить в своих произведениях.

Следующим концептуальным моментом в философии духовного обновления личности стало определение места и значения  любви, как этического, психологического и социального феномена человеческого существования.

В основе объединения, И.А. Ильин видит, прежде всего, некоторую однородность в национальных способах духовной жизни: «человек может узнать свой народ, прислушиваясь к жизни своего личного духа и к духовной жизни своего народа и узнавая свое творчество в его путях, а его пути в своем творчестве»128. Именно из эмпирической данности внутренней, скрытой в самом человеке (раса, кровь, темперамент, душевные способности), и внешней (природа, климат, соседи) вырабатывается духовный уклад, в результате подобия которого люди объединяются в единую нацию и создают единую родину и государство. Исходя из подобных рассуждений, философ определяет государство как «множество людей, связанных общностью духовной судьбы, и сложившихся в единство на почве духовной культуры и правосознания»129.. По мнению И.А. Ильина, «нити душевного и духовного» подобия связывают людей глубже и крепче иных факторов. Но этим еще не ограничиваются необходимые условия для создания государства.

Верить, принимать за главное, существенное в жизни. Это явление внутренней жизни неразрывно связано с процессом утверждения, в лучшем случае, религиозного Предмета как центра индивидуальной душевно-духовной жизни. Обретя такой Предмет, вера из функции ума превращается в более глубокое убеждение, она становится верованием сердца.

Вера несет ряд важнейших функций-задач в духовной жизни человека. Во-первых, она является поддерживающей  силой, внутренним мотивом и сутью осмысления человеческой жизни. Как вектор, направляющий внутренние интенции, она исходит из сердца, руководя поступками и утверждая приоритеты жизни. Во-вторых, вера участвует в формировании личности и составляет ее миросозерцание, а так же способна слагать уровень национальной культуры.

Личная и национальная особенность верования, слагает ту неповторимость индивидуальных богочеловеческих взаимоотношений, создание которых осуществляется уже на Земле. Однако самобытность этих взаимоотношений, не отменяет сознательный подход к вопросам веры: выбору предмета верования и правильному следованию акту веры.

Веруя в Бога, человек создает свой реальный жизненный центр и строит свою душу. Благодаря этому, он становится живым духовным единством с единственным центром и не колеблющимся строением. А значит, происходит высвобождение индивидуального духа, человек обретает цельность и способность к дальнейшему духовному обновлению на пути к Высшему Совершенству.

Значение религии И.А. Ильин видит в установлении живой и творческой связи человека с Богом. «Религия есть, прежде всего, путь к Богу; вслед за тем – единение с Богом и новая жизнь; и лишь в конце концов – учение о Боге (догматическое богословие и космологическая метафизика)»130. Религиозный путь конкретного индивида, строится формированием его религиозности, что проявляется в сильном желании связи с Богом, «в искании ее, в радении о ней и в неутомимом «делании» всего, что ее устанавливает»131.

Человек по своей природе рождается духовным, но не религиозным. Свою религиозность ему предстоит создать, выносить, осознать, а затем оберегать и развивать. Религиозность подразумевает, прежде всего, «душевно-духовное» состояние человека, что заключает не временное эмоциональное настроение, а  устойчивое целенаправленное стремление, внутренний поиск, усилия и деятельность. Ильин обозначил такое состояние целостным и гармоничным воспламенением человеческой души, которое состоит в непосредственном сосредоточении на «главном» и объективно важном предмете, на том, что помещает человек в центр своей души, и, сохраняя центрированность на нем, преображает свои душевные и духовные органы. Она является, прежде всего, активной организацией  и очищением личного духа в его направлении к Богу132.

Религиозность формируется у каждого человека по-своему,  в особых сплетениях чувств, воображения, мысли, воли, ощущений, качеств характера и переживаемых эмоций. «Каждое познавательное усилие, каждое доброе слово и дело, каждый молитвенный порыв вносили в это строение и в этот уровень нечто новое»133. Этот процесс  начинается с раннего детства и, впитывая всю самобытность индивидуальной жизни, приобретает свое особое строение и свой уровень.

Состояние религиозности может быть достигнуто с детства, когда духовное бытие воспринимается ребенком как нечто, естественным образом наполняющее жизнь. Бывает, что к этому, казалось бы, природному состоянию, порой приходится идти всю жизнь, или же вообще не раскрыть в себе духовности. Настоящая вера открывается сразу только редчайшим людям, от всех других она требует постоянной внутренней работы, верно направленной религиозной интенцией, то есть долгой и напряженной работы над собой. Однако, независимо от возраста и обстоятельств, несмотря на неповторимость жизни каждого, пробуждение религиозности, по мнению И.А. Ильина, можно описать вполне универсальными состояниями, которые Ильин называет актами. Одним из проявлений религиозности является процесс приобретения религиозного опыта.  Этот опыт строится через субъективную, личную культуру духовности, которая начинается с обращения индивида к совершенному, а затем и верного понимания своей собственной духовности, своей «лично-духовной самосути»134. Только пройдя этап самоидентификации себя как существа телесно-дущевно-духовного, с приоритетным значением последнего компонента, человек приобретает способность к свободной и вдохновенной любви к Совершенству, что, по сути, и определяет сущность религиозного опыта, которая состоит в обращении к Богу, и насыщении своей душевной природы духовными аффектами.

Ощущая  в себе проявление духовности, человек уже стремится к выявлению прекрасного и совершенного в окружающем мире «с  земных, но подлинных обнаружений совершенства»135 в природе, в человеческой душе и явлениях культуры. Душа, обращенная к совершенному в предмете, – обращена к божественному, даже если она не сознает этого. «Божественное  - может быть, еще не Бог, а только его благодатное излучение; но здесь уже дается человеческому опыту веяние Его, или дыхание Его, или каким бы иным образом ни обозначить Его присутствие» - поясняет И. Ильин136.

В религиозном опыте могут участвовать все человеческие силы и способности от тактильного восприятия до душевного переживания. Вершиной такого опыта становится «ревностное  многосозерцание божественных непредставимостей и притом созерцание сердцем и всей полнотой личного духа»137, так как «непредcтавимое» для воображения – осязается сердцем как органом духовного восприятия, реализуя принцип предметности религиозного метода.

Религиозный опыт бесконечно многообразен в раскрываемых возможностях его осуществления. Его можно черпать в любой сфере, в любом объекте и в какой-либо ситуации, так как каждый предмет имеет свое Богом определенное значение, определить которое – одна из главных задач философии, а суметь принять и следовать ему – религиозности. Нет пошлых значений, есть субъективная пошлость в восприятии предмета. В дополнение к пониманию религиозности как внутреннего стремления к Абсолюту, необходимо отметить, что религиозный опыт, осуществляемый человеком, может породить подлинную религиозность лишь в случае, если им «овладевает Откровение». Переживание этого события есть высшее озарение и истинное виденье, подобно испытанию очевидности, несомненности в философии. Это состояние И.А. Ильин определил как миг, вспышку встречи человека и Бога, которое происходит в человеке, и дает ему ощущение реального присутствия Абсолюта. «Оно проникает до самой глубины сердца, до источника воли и освещает, подобно молнии, сумрачные пространства инстинкта. Его луч пронизывает душу до ее инстинктивной духовности»138. Первое Откровение открывает человеку новую реальность религиозной жизни – целостной и творческой, завершает духовную цельность личности, и осуществляет «соприкосновение мира с Богом… в этой новой, лично-человеческой точке»139.

Средством достижения религиозной очевидности – Откровения, И.А. Ильин называет молитву. При этом молитвой считает не столько словесное обращение к Богу, сколько внутреннюю сосредоточенность и собранность в Предмете. «Можно молиться в форме вопрошания; можно молиться волевым решением; взывая о помощи, внимая новой, благодатно-молящейся музыке; простыми поступками; неутомимым исследованием»140. Но, в любом случае, молитва, какой бы она не была, подразумевает необходимость «духовного единства» личности – состояния «целокупности инстинкта, души и духа, разрозненных влечений и главного, основного жизненного потока»141.

В этом порядке причинно-следственных явлений духовной жизни индивида, в концепции И.А. Ильина наблюдается замкнутость цепи, в то время как с чего-то этот уровень должен начаться. подлинная религиозность достигается через религиозный опыт человека, через пережитое в этом опыте Откровение, что осуществляется посредством молитвы (особенного душевно-духовного состояния

Подводя итог проведенному исследованию, можно утверждать, что идеи И.А. Ильина - глубокого мыслителя-философа - на роль религий и культуры в национальном возрождении России представляют интерес для исследователей русской религиозной философии XX века и широких кругов общественности, озабоченной проблемами выхода страны из социокультурного кризиса, хотя, как показало проведенное исследование, они во многом проблематичны, поскольку несут на себе печать той общественно-политической, социальной и духовной ситуации, в которой сформировались и эволюционировали.

                                              Заключение

В конце XX-начале XXI вв. российское общество переживало глубокий социокультурный кризис государственности, который был вызван необходимостью перехода на новую ступень становления. Среди основных характеристик кризиса следует выделить падение идеалов и ценностей, которые провозглашались коммунистическими лидерами, а также уход от атеистических взглядов. Государство перестало выполнять функцию формирователя идеологии, что позволило обществу стать разнородным по мировоззрению и религиозной принадлежности.

Как следствие, российское общество нуждалось в выработке концепции национальных принципов развития России. Формирование такой концепции основывается на учете традиций и системы ценностей прошлого, переосмыслении взглядов на проблемы взаимодействия государства, культуры и религии представителей отечественной и зарубежной русской школ философии, в том числе и мыслей И.А. Ильина. Анализ его позиции  в вопросах взаимоотношений религии и культуры, духовности и роли религии в образовательном процессе и процессе воспитания чувства патриотизма является неотъемлемой частью ознакомления с историй развития российской государственности в XXI веке, а также составления полного представления об отечественной философской мысли прошлого века.

При исследовании трудов И.А. Ильина можно проследить органическую и генетическую взаимосвязь религии и культуры. Такая позиция была сформулирована вне советской трактовки религии как явления, не имеющего отношения к культуре и являющегося элементом антикультуры. Такая интерпретация религии уходит корнями в марксистские идеи.

По мнению И.А. Ильина, как и плеяды русской богословско-философской школы (о. П. Флоренский и др.), культура формируется на основе религии, вытекает из нее, что в итоге порождает противоречия между светской и религиозной культурой и различии их значения для общества. Такая идея прослеживается как в научных трудах философов, так и богословов.

И.А. Ильин сам характеризует русскую культуру и ментальность нации, как воплощение неповторимого соединения двух культур двух систем мировосприятия - принятия византийской православной христианской традиции языческой душою и свободолюбивым сердцем. Цикл лекций прочитанных мыслителем в Цюрихе об особенностях русской культуры142, отражает авторское понимание национального характера русского человека, где на первом месте оказываются факторы, имеющие языческие корни, – особенности восприятия красот и явлений природы как проявлений божественного.

И. А Ильин в отношении кризиса культуры утверждает, что данное явление представляет собой потерю человеком веры, отход от нее. Данный процесс секуляризации вытекает в бездуховность. Основными проявлениями бездуховности выступают превалирование материальных ценностей над духовными, потеря нравственных ориентиров, а значит, и смысла жизни. Исследователь придает вопросам духовности аксиологический статус в своих трудах. По его мнению, Добро, Любовь и Вера являются абсолютными ценностями, которые должны превозноситься человеком даже выше самой жизни. Помимо точки зрения И.А. Ильина на духовность как приоритетным компонентом качественного человека, существует и другая позиция. Согласно ей, бездуховность является не отступлением от религии, а нивелированием общепринятых норм нравственности, социальной справедливости. Особое внимание в творчестве И.А. Ильина следует обращать вопросам патриотизма и позиции ученого в их отношении. Особенность данной позиции заключается в том, что она была сформулирована вдали от отечества. В интерпретации И.А. Ильина чувство патриотизма является любовью к родине, что актуально и в современном обществе. Большая часть российского социума воспринимает патриотизм как несомненную ценность, несмотря на то, что в советское время это понятие в общественном сознании было деформировано и поляризировано в социально-политической трансформации общества, но современное российское общество не воспринимает идею патриотизма совместно с идей монархии, как и не видит связи с православием.

Ильин также акцентирует внимание в своих научных трудах на проблемах педагогики. Принципы, которые И.А. Ильин закладывает в систему воспитания, призваны воспитывать в ребенке трудовую и творческую активность, гражданственность, дисциплинированность, патриотизм т. д., то есть целью их применения выступает создание качественной, высоконравственной личности. Такая может быть внедрена и сейчас в процесс образования и воспитания. Таким образом, И.А. Ильин понимал под национальным возрождением возрождение культурно-исторической преемственности, основой которой выступает православие, что позволит воспитать в каждом гражданине чувство собственного достоинства, религиозной нравственности, правосознания и приведет, по мнению ученого, к созданию здоровой нации. Исследователь прогнозировал становления такого государства, сильного и крепкого, после того, как произошло падение власти большевиков. Сейчас можно отметить, что прогнозы сбылись частично.


Список используемой литературы

Аксаков И.С. Не пора ли России малодушествовать перед Европой? // В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. - М., 2000. - С. 193.

Алексеев Н.Н. В бурные годы // Новый журнал. - 1958. - № 54. - С. 162-163.

Архимандрит Тихон (Шевкунов). Духовно-нравственный идеал и религиозная политика государства / Государство и религиозные объединения / Материалы научно-практической конференции. - М., 2002. - С. 64-65.

Афанасьев Э. Этика хозяйственной деятельности и задачи возрождения России в свете трудов И.А. Ильина / Э. Афанасьев // «Наши задачи» Ивана Ильина и… наши задачи. Материалы конференции (к 40-летию со дня смерти). Москва, декабрь 1994. – М. 1995. – С. 123 – 128.

Белов В.И. Предисловие // И.А. Ильин. Одинокий художник / В.И. Белов – М.: Искусство, 1993. С. 6 16.

Бердяев, Н.А. Кошмар злого добра (О книге И. Ильина «О сопротивлении злу силою») / Н.А. Бердяев // Путь. – 1926. – № 4. – С. 103-116.

Бердяев Н.А. Кошмар злого добра // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т.5. - М., 1996. - С. 378-392.

Бердяев Н.А. О культуре // Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры и искусства. - М., 1994. - С. 524.

Бердяев Н.А. Самопознание (опыт философской автобиографии). - М., 1991. - С. 149-150, 294-310.

Бердяев Н.А. Философия неравенства. - М, 1990. - С. 251-253.

Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры и искусства: В 2-х томах. Т. 1. - М., 1994.

Бердяев Н.А. Царство духа и царство кесаря. - М., 1995. - С.73-74.

Билимович А.Д. Критикам И.А.Ильина // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. - Т.5. - М, 1996. - С. 449-451.

Богданов А.А. Культурные задачи нашего времени. - М., 1911. - С. 3, 92.

Булгаков С.Н. Свет Невечерний. Созерцание и умонастроение. - М., 1994. - С. 326, 348.

Вакар Н.П. По поводу меча // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10 томах. - Т.5. - М, 1996. - С. 319-323.

Василенко Л.И. Введение в русскую религиозную философию. - М., 2003. - С. 242.

Военно-полевое богословие // И. А. Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. - Т.5. - М., 1996. - С. 376.

Гаврюшин Н.К. Антитезы православного меча // Вопросы философии. 1992. - № 4. - С. 79-107.

Гараджа В.И. Религиеведение. - М., 1995.

Гараджа В.И. Социология религии. - М., 1996.

Гессен И.В. Годы изгнания. Париж, 1979. - С. 242.

Гиппиус З.Н. Меч и крест // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. - Т.5. - М., 1996. - С. 403-423.

Гиппиус З.Н. Меч и крест // И.А. Ильин: pro et contra. Антология / З.Н. Гиппиус. – СПб.: РХГИ, 2004. – С. 686 - 707.

Гиппиус З.Н. «Православный» Струве // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. - Т.5. - М., 1996. - С.310-312.

Гиппиус З.Н. Предостережение // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. - Т.5. - М., 1996. - С. 373-376.

Гиппиус З.Н. Черта непереступаемая // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т.5. - М., 1996. - С. 337-343.

Гладков В.А. Феномен марксистской философии. - М., 2001. - С. 32.

Грицанов А.А. И.А. Ильин // Всемирная энциклопедия: Философия. - М., Минск. 2001. - С. 398.

Гусев В.А. Консервативная политология Ивана Ильина // Социологические исследования. - 1992. - № 4. - С. 64-70.

Даватц В.Х. Сопротивление злу // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. - Т.5. - М., 1996. - С. 312-319.

Данилевский Н.Я. Россия и Европа. - М., 1995. - С. 101, 104.

Демидов И.П. Жизнь ученичества // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10 томах. Т.5. - М, 1996. - С. 307-310.

Демидов И.П. Творимая легенда // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10 томах. - Т.5. - М, 1996. - С. 303-306.

Демидова Е.В. Идея ненасилия в русской общественно-философской мысли первой трети XX в.: // Книга И.А. Ильина «О сопротивлении злу силой и полемика вокруг нее»). — М., 1996.

Евлампиев И.И. Божественное и человеческое в философии И.А. Ильина. - СПб., 1999. - С. 7-12, 14, 290, 512.

Евлампиев И.И. Драма творящего божества: Бог и человек в философии И.Ильина // Ступени: Сборник. 1992. - № 3. - С. 24-52.

Евлампиев И.И. И.А.Ильин: философия духовного опыта // История русской философии. - М., 2001. - С. 497-509.

Евлампиев И.И. Метафизические и религиозно-этические искания И.А.Ильина // История русской философии. - М., 2002. - С. 467-497.

Евлампиев И.И. Философские и правовые взгляды И.А.Ильина // Известия высших учебных заведений. Серия: Правоведение. - СПб., 1992. - № 3. — С. 82, 163-168.

Ерисов Д.П. Религиозная философия И.А.Ильина. - М., 1997.

Зеньковский В.В. И.А.Ильин // История русской философии. - М., 2001. - С. 777-781.

Зеньковский В.В. История русской философии. – М.: Академический Проект, Раритет, 2001. 880 с.

Зеньковский В.В. По поводу книги И.А.Ильина «О сопротивлении злу силой» // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т.5. -М., 1996. — С. 423-446.

Зернов Н. Русское религиозное Возрождение ХХ века / Н. Зернов – Париж: Б.и., 1974. – 382 с.

Зуев Ю.П., Кудрина Т.А., Лопаткин Р.А., Овсиенко Ф.Г., Трофимчук Н.А. Развитие религиоведческого образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации / Религия и образование: Сб. обзоров и реф. - М., 2002. - С. 61-64.

Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2001, 2002. – с.121, 133, 145.

Ильин И.А. Кризис безбожия // Собр. соч.: В 10 т., Т. 1. - М, 1994, 1996. - С. 337-343, 357.

Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве // Собр. Соч. в 10 т. Т.4. — М, 1994. - С. 68.

Ильин И.А. О возрождении // Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. - М, 1996. - С. 58.

Ильин И.А. Одинокий художник: Статьи, речи, лекции / Иван Александрович Ильин. – М.: «Искусство», 1993. – 350 с.

Ильин И.А. О России. Три речи // Собр. соч. в 10 тт. Т.6. Кн.2. - М., 1996. - С. 17.

Ильин И. А. О русской культуре. Собр. соч.: В 10 т. Т. 6. Кн. 2. - М., 1996. - С. 469, 496-509; 471-472, 502, 590-592.

Ильин И.А. О русском фашизме // Русский колокол. 1928. № 3. - С. 56.

Ильин И.А. Основы государственного устройства. Проект Основного Закона Российской Империи / Иван Александрович Ильин. – М.: Рарогъ, 1996. – 161 с.

Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т. - Т. 1. - М., 1993, 1996. -С. 285-290, 301, 319-322.

Ильин И.А.О сопротивлении злу силою // Собр. соч.: В 10 т. Т.5. - М., 1996. - С. 39, 102-103, 204, 208.

Ильин И.А. Порядок или беспорядок? // Собр. соч.: В 10 т. Т.9-10. - М, 1999. - С. 41.

Ильин И.А. Почему сокрушился в России монархический строй? Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. II. - М., 1993. - С. 295.

Ильин И.А. Поющее сердце. Книга тихих созерцаний // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994. - Т.3. –1994. – с.229, 257, 307.

Ильин А.Ю. Проблемы будущей российской государственности в политической философии И.А.Ильина. - СПб., 1999.

Ильин И.А. Путь духовного обновления // Ильин И.А. Путь к очевидности / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1993. – С.165.

Ильин И.А. Путь к очевидности // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994. - Т. 3. – 592 с.

Ильин И.А. Религиозный смысл философии. Собр. соч.: В 10 т. Т.3 - М., 1994. -С. 55.

Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. Вводное слово. Душа / И.А. Ильин // Москва. 1996. № 1, – С. 6 – 8, 116, 171 – 182.

Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. Вера / Иван Александрович Ильин. // Москва. – 1996 – №2. – С. 184.

Ильин И.А. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. - СПб., 1994. - С. 468-499.

Ильин И. А. Церковь и жизнь // Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. 2. - М., 1993. - С. 66-70.

Ильин И.А. Что дало России православие. Избранные статьи / Иван Александрович Ильин. // Наш современник – 1993 – № 4. – С. 145.

Ильин И.А. Что нам делать? // Собр. соч.: В 10 т.т. Т.2, Кн. II. - М, 1993. - С. 365-367.

Ильин И.А. Шлейермахер и его «Речи о религии» // Ильин И.А.Собрание сочинений в 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994. - Т.3. – 1994 – 592 с.

Канапацкий А.Я. Духовность как онтологическая компонента истинности человека // Социально-гуманитарные знания. 2003. - № 2. - С. 201-211.

Карташев А.В. И.А.Ильин о сопротивлении злу силой // И.А.Ильин. Собр.соч.: В 10-томах. Т.5. - М., 1996. - С. 367-368.

Кейхель Э.К. Мыслитель воли // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т.5. - М, 1996. - С. 449-451, 455-456

Кирилл, Митрополит Смоленский и Калининградский. Через духовное обновление русского народа - к его национальному возрождению. Доклад на Втором Всемирном Русском Соборе. - М., 1995.

Козлов М. Ильин – о католицизме // «Наши задачи» Ивана Ильина и… наши задачи. Материалы конференции (к 40-летию со дня смерти) Москва, декабрь 1994 / М. Козлов. – М.: ТОО Рарогъ, 1995. – С.120.

Кольцов М.Е. Омоложенное Евангелие // И.А. Ильин. Собр. соч.: В 10 томах. Т.5.-М., 1996. - С. 301-303.

Кольцов М. Омоложенное Евангелие // И.А. Ильин: pro et contra. Антология. – СПб.: РХГИ, 2004. – С. 560 – 563.

Комментарии // Ильин И.А. // Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. 2. - М., 1993. - С. 462.

Костомаров Н. Малорусское слово / Н. Костомаров // Вестник Европы. – 1881. – Т. 1. – Кн. 1: Хроника. – С. 401–407.

Кудрина Т.А. Россия и культура // Государственно-церковные отношения в России: Курс лекций. Ч. II. - М., 1995. - С. 190-219.

Кураев В.И. Философ волевой идеи // Ильин И.А. Путь к очевидности. - М., 1993. - С. 404-414.

Лавров А.Г. Философия культуры И.А.Ильина. - М, 1997.

Левицкий С.А. Очерки по истории русской философии. Соч. в 2 т./ С.А. Левицкий –М., 1996. - Т 2 – 1996. – 496 с.

Лекторский В.А. Духовность, художественное творчество и нравственность // Вопросы философии. 1996. . - № 2. - С. 31-45.

Лисица Ю.Т. Библиография // Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. T.l. - М. 1996. - С. 381.

Лисица Ю.Т. И.А.Ильин как правовед и государствовед // Вопросы философии. 1991. - № 5. - С. 146-158.

Лисица Ю.Т. Комментарии // Ильин И.А. Кто мы? О революции и религиозном кризисе наших дней. - М., 2001. - С. 538.

Лисица Ю.Т. Философские взгляды И.А.Ильина// Вопросы философии. 1990. - № 6. - С. 7-15.

Литературная энциклопедия. Т.9. - М., 1936.

Логинов А.В. Проблемы разработки современной концепции государственно-конфессиональных отношений в РФ / Государство и религиозные объединения. Материалы научно-практической конференции. - М., 2002. - С. 39.

Лопаткин Н. А. Конфессиональный портрет России: к характеристике современной религиозной ситуации. - М., 2001.

Лосский Н. О. И. А. Ильин // История русской философии. - М., 1991. - С. 493-495.

Лосский Н.О. История русской философии / Николай Онуфриевич Лосский. – М.: Советский списатель, 1991. – 500 с.

Луначарский А.В. Революция и культура. - М., 1928. № 5. - С. 39.

Мень М.А. Культура и религия. - М., 2001. - С. 63.

Митрополит Антоний (А.П.Храповицкий). О книге И.А.Ильина («О сопротивлении злу силой») // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. - Т.5. - М., 1996. - С. 368-373.

Никольский Н.М. История русской церкви. - М., 1983, 1985. - С. 418-434.

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви / Информационный бюллетень Московского патриархата. - № 8. – 2000, 2001. - С. 14, 21-38, 90-93.

Офферманс В. Человек, обрети значительность! / В. Офферманс // Московский журнал. – 1993. – № 7. – С. 16 – 21.

Пайпс Ричард. Россия при старом режиме. - М., 1993.

Пивоваров Ю.С. Может ли спасти Россию самодержавная монархия? // Вопросы философии. 1991. - №6. - С. 76-84.

Платонов О. А. И.А. Ильин // Святая Русь: Энциклопедический словарь / Сост. О.А. Платонов. - М., 2000. - С. 318-320.

Платонов О. А. Русская цивилизация. - М., 1995.

Полторацкий Н.П. И.А.Ильин и полемика вокруг его идей о сопротивлении злу силою // И.А. Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т. 5. - М., 1996. - С. 479-528.

Полторацкий Н.П. Иван Александрович Ильин: Жизнь, труды, мировоззрение. Сборник статей / Н.П. Полторацкий // Ильин И.А. Собрание сочинений. Доп. том. Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней. – М. Русская книга, 2001. – 576 с.

Полторацкий Н.П. Россия и революция: Русская религиозно-философская и национально-политическая мысль XX века: Сборник статей. Нью-Йорк, 1998.

Праведник // И. А. Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т.5. - М., 1996. - С. 377-378.

Пролетарская культура. - М., 1918. № 1. - С.1-2.

Редлих Р. Н. О сопротивлении злу силою по И.А. Ильину // И.А. Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т. 5. - М., 1996. - С. 462-479.

Русские зарубежные писатели в литературно-философской критике И.А. Ильина // Русская литература в эмиграции / Под ред. Н.П. Полторацкого. - Петербург, 1972.

Русское православие: вехи истории. - М., 1989.

Симонов П.В., Ершов П.М., Вяземский Ю.М. Происхождение духовности. - М, 1989.

Степун Ф. А. Освальд Шпенглер и Закат Европы. - М., 1922. - С. 23-31.

Струве П.Б. Дневник политика. - № 7, - № 82 // И.А.Ильин. Собр.соч.: В 10-томах. Т.5. - М, 1996. - С. 449-451. - С. 306-307, - С. 401-402.

Струве П.Б. Дневник политика <№> 82. О брошюре И.А. Ильина и о нем самом / Петр Бернгардович Струве // И.А. Ильин: pro et contra. Антология. – СПб.: РХГИ, 2004. – С. 684 – 686.

Струве П.Б., Франк С.Л. Очерки философии культуры // Полярная звезда. – 1905. - №1, 2. – с.184.

Таевский Д.А. Христианские ереси и секты I - XXI веков. Словарь. - М.: Intrada, 2003. - 320 с. – с.6-10.

Теология в государственной системе образования России? (Материалы «Круглого стола». 2002 г., г. Москва) / Религия и образование: Сб. обзоров и реф. - М., 2002. - С. 82.

Толстых В.И. Цивилизация // Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. IV. - М., 2001. - С. 332.

Фараджев К.В. Русская религиозная философия / К.В. Фараджев – М.: Изд-во «Весь Мир», 2002. – 208 с.

Фетискин В.В. Материальное и духовное в деятельности человека // Социально-гуманитарные знания. 2002. - № 6. - С. 145-161.

Философский словарь/Под ред. И.Т. Фролова. - М., 1991.

Философский энциклопедический словарь [Гл. ред.: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, СМ. Ковалев, В.Г. Панов]. М.: Сов. Энциклопедия, 1983. 840 с.

Франк С.Л. Кризис западной культуры // Шпенглер и Закат Европы. - М., 1922. - С. 53 – 60.

Хомяков А.С. О старом и новом. Собр. соч.: В 2 т. Т. 1. - М., 1994. - С. 469.

Цвык В.А. Проблема борьбы со злом в философии И.А.Ильина. - М., 1995.

Чернов В.М. Мир, меч, Mиp // И.А.Ильин. Собр. соч.: В 10 томах. Т.5. - М, 1996. - С. 344-366.

Чижевский Д.И. Гегель в России. /Д.И.Чижевский –  Париж: Дом книги, 1939. – 430 с.

Шаронов Д.И. Концепция органической демократизации И.А.Ильина. - М., 1994.

Шендрик И.А. Основы теоретической культурологии. Кн.П. - М, 1999. - С. 183, 188-200.

Шпенглер О. Закат Европы. - М, 1992.

Шпет Г.Г. Сочинения. - М., 1989. - С. 374.

Юридический энциклопедический словарь. - М., 2003. - С. 460.

Яблоков И.Н. Религиоведение. - М., 1998.

Яковенко Б.В. История русской философии: Пер. с чеш. / Общ. ред. и послесл. Ю.Н. Солодухина / Б.В. Яковенко. – М. Республика, 2003. – 510 с.

Paradowski R. Kosciol I wladza. Ideologiczne dylematy Ivana Iljina / Paradowski R. - Poznan, 2003.-248 str.

Корж А.А. Феномен духовной культуры в концепции Ильина. 2012.

Озмитель Е.Е. Православная культура и научные подходы к ее изучению.

Панькова И.И. Православная культура-среда воспитания здоровой личности. Сборник материалов международной практической конференции «Безопасность жизнедеятельности в современном мире: проблемы энергосбережения, образования как фактор защиты жизни и здоровья детей», 7-9 окт. 2009 г.

Свящ. Д.Кирьянов Христианское понимание культуры. 2008г.

1 Гусев В.А. Консервативная политология Ивана Ильина // Социологические исследования. 1992. - № 4. - С. 64-70; Евлампиев И.И. Философские и правовые взгляды И.А.Ильина // Известия высших учебных заведений. Серия: Правоведение. СПб., 1992. - № 3. — С. 163-168; Ильин А.Ю. Проблемы будущей российской государственности в политической философии И.А.Ильина. СПб., 1999; Лисица Ю.Т. И.А.Ильин как правовед и государствовед // Вопросы философии. 1991. - № 5. - С. 146-158; Пивоваров Ю.С. Может ли спасти Россию самодержавная монархия? // Вопросы философии. 1991.-№6.-С. 76-84 и др.

2 Демидова Е.В. Идея ненасилия в русской общественно-философской мысли первой трети XX в.: (Книга И.А. Ильина «О сопротивлении злу силой и полемика вокруг нее»). — М., 1996; Ерисов Д.П. Религиозная философия И.А.Ильина. - М., 1997; Цвык В.А. Проблема борьбы со злом в философии И.А.Ильина. - М., 1995; Шаронов Д.И. Концепция органической демократизации И.А.Ильина. - М., 1994; См.: Гаврюшин Н.К. Антитезы православного меча // Вопросы философии. 1992. - № 4. - С. 79-107; Евлампиев И.И. Драма творящего божества: Бог и человек в философии И.Ильина // Ступени: Сборник. 1992. - № 3. - С. 24-52; Он же. Божественное и человеческое в философии Ивана Ильина. - СПб., 1998. — С. 512; Он же. Метафизические и религиозно-этические искания И.А.Ильина // История русской философии. - М., 2002. - С. 467-497.; Кураев В.И. Философ волевой идеи // Ильин И.А. Путь к очевидности. - М., 1993. - С. 404-414.; Он же. И.А.Ильин: философия духовного опыта // История русской философии. - М., 2001. - С. 497-509.; Лисица Ю.Т. Философские взгляды И.А.Ильина// Вопросы философии. 1990. -№ 6. - С. 7-15.

3 Лисица Ю.Т. Библиография // Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. T.l. М. 1996. - С. 381.

4 Евлампиев И.И. Метафизические и религиозно-этические взгляды И.Ильина // История русской философии. - М, 2001. - С. 496.

5 Лавров А.Г. Философия культуры И.А.Ильина. - М, 1997; Шендрик И.А. Основы теоретической культурологии. Кн.П. - М, 1999. - С. 188-200.

6 Вакар Н.П. По поводу меча // И.А.Ильин. Собр.соч.: В 10 томах. Т.5. - М, 1996. - С. 319-323; Демидов И.П. Жизнь ученичества // Там же. - С. 307-310; Он же. Творимая легенда // Там же. - С. 303-306; Чернов В.М. Мир, меч, Mиp // Там же. - С. 344-366; и др.

7 Бердяев Н.А. Кошмар злого добра // И.А.Ильин. Собр.соч.: В 10-томах. Т.5. -М., 1996. - С. 378-392; Гиппиус З.Н. «Православный» Струве // Там же. - С. 310-312; Она же. Черта непереступаемая // Там же. - С. 337-343; Она же. Предостережение // Там же. - С. 373-376; Она же. Меч и крест // Там же. - С. 403-423; Зеньковский В.В. По поводу книги И.А.Ильина «О сопротивлении злу силой» // Там же. — С. 423-446; Он же. И.А.Ильин // История русской философии. - М., 2001. - С. 777-781, и др.

8 Билимович А.Д. Критикам И.А.Ильина // И.А.Ильин. Собр.соч.: В 10-томах. Т.5. - М, 1996. - С. 449-451; Кейхель Э.К. Мыслитель воли // Там же. - С. 455-456; Струве П.Б. Дневник политика. - № 7, - № 82 // Там же. - С. 306-307, - С. 401-402, и др.

9 Даватц В.Х. Сопротивление злу // И.А.Ильин. Собр.соч.: В 10-томах. Т.5. - М., 1996. - С. 312-319; Карташев А.В. И.А.Ильин о сопротивлении злу силой // Там же. - С. 367-368; Митрополит Антоний (А.П.Храповицкий). О книге И.А.Ильина («О сопротивлении злу силой») // Там же. - С. 368-373.

10 Военно-полевое богословие // И. А. Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т.5. - М., 1996. - С. 376; Праведник // Там же. - С. 377-378.; Зеньковский В. В. По поводу книги И.А. Ильина «О сопротивлении злу силой» // Там же. - С. 433.

11 Полторацкий Н.П. И.А.Ильин и полемика вокруг его идей о сопротивлении злу силою // И.А. Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т. 5. - М., 1996. - С. 479-528; Он же. Иван Александрович Ильин. Жизнь, труды, мировоззрение // Собр. соч.: Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней. - М., 2001. - С. 243-524; Он же. Россия и революция: Русская религиозно-философская и национально-политическая мысль XX века: Сборник статей. Нью-Йорк, 1998; Русские зарубежные писатели в литературно-философской критике И.А. Ильина // Русская литература в эмиграции / Под ред. Н.П. Полторацкого. Питсбург, 1972; Редлих Р. Н. О сопротивлении злу силою по И.А. Ильину // И.А. Ильин. Собр. соч.: В 10-томах. Т. 5. - М., 1996. - С. 462-479, и др.

12 Лосский Н. О. И. А. Ильин // История русской философии. - М., 1991. - С. 493-495.

13 Кольцов М.Е. Омоложенное Евангелие // И.А. Ильин. Собр. соч.: В 10 томах. Т.5.-М., 1996.-С. 301-303, и др.

14 Платонов О. А. И.А. Ильин // Святая Русь: Энциклопедический словарь / Сост. О.А. Платонов. - М., 2000. - С. 318-320; Он же. Русская цивилизация. - М., 1995.

15 Философский энциклопедический словарь [ Гл. ред.: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, СМ. Ковалев, В.Г. Панов]. – М.: Сов. Энциклопедия, 1983. – 840 с.

16 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2001, 2002. – с.121, 133, 145. Ильин И.А. Кризис безбожия // Собр. соч.: В 10 т., Т. 1. - М, 1994, 1996. - С. 337-343, 357. Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве // Собр. Соч. в 10 т. Т.4. — М, 1994. - С. 68. Ильин И.А. О возрождении // Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. - М, 1996. - С. 58. Ильин И.А. Одинокий художник: Статьи, речи, лекции / Иван Александрович Ильин. – М.: «Искусство», 1993. – 350 с. Ильин И.А. О России. Три речи // Собр. соч. в 10 тт. Т.6. Кн.2. - М., 1996. - С. 17. Ильин И. А. О русской культуре. Собр. соч.: В 10 т. Т. 6. Кн. 2. - М., 1996. - С. 469, 496-509; 471-472, 502, 590-592. Ильин И.А. О русском фашизме // Русский колокол. 1928. № 3. - С. 56. Ильин И.А. Основы государственного устройства. Проект Основного Закона Российской Империи / Иван Александрович Ильин. – М.: Рарогъ, 1996. – 161 с. Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т. - Т. 1. - М., 1993, 1996. -С. 285-290, 301, 319-322. Ильин И.А.О сопротивлении злу силою // Собр. соч.: В 10 т. Т.5. - М., 1996. - С. 39, 102-103, 204, 208. Ильин И.А. Порядок или беспорядок? // Собр. соч.: В 10 т. Т.9-10. - М, 1999. - С. 41. Ильин И.А. Почему сокрушился в России монархический строй? Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. II. - М., 1993. - С. 295. Ильин И.А. Поющее сердце. Книга тихих созерцаний // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994. - Т.3. –1994. – с.229, 257, 307. Ильин А.Ю. Проблемы будущей российской государственности в политической философии И.А.Ильина. - СПб., 1999. Ильин И.А. Путь духовного обновления // Ильин И.А. Путь к очевидности / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1993. – С.165. Ильин И.А. Путь к очевидности // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994. - Т. 3. – 592 с. Ильин И.А. Религиозный смысл философии. Собр. соч.: В 10 т. Т.3 - М., 1994. -С. 55. Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. Вводное слово. Душа / И.А. Ильин // Москва. 1996. № 1, – С. 6 – 8, 116, 171 – 182. Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. Вера / Иван Александрович Ильин. // Москва. – 1996 – №2. – С. 184. Ильин И.А. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. - СПб., 1994. - С. 468-499. Ильин И. А. Церковь и жизнь // Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. 2. - М., 1993. - С. 66-70. Ильин И.А. Что дало России православие. Избранные статьи / Иван Александрович Ильин. // Наш современник – 1993 – № 4. – С. 145. Ильин И.А. Что нам делать? // Собр. соч.: В 10 т.т. Т.2, Кн. II. - М, 1993. - С. 365-367. Ильин И.А. Шлейермахер и его «Речи о религии» // Ильин И.А.Собрание сочинений в 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994. - Т.3. – 1994 – 592 с.

17 Бердяев Н.А. Самопознание (опыт философской автобиографии). - М., 1991. - • С. 294-310; Он же. Философия творчества, культуры и искусства: В 2-х томах. Т. 1. -М., 1994; Он же. Философия неравенства. - М, 1999; Он же. Царство духа и царство кесаря. - М., 1995; Булгаков - С. Н. Свет Невечерний. Созерцание и умонастроение. - М., 1994; Степун Ф. А. Освальд Шпенглер и Закат Европы. - М., 1922. - С. 23-31; Франк - С. Л. Кризис западной культуры // Там же. - С. 53 - 60; Шпет Г.Г. Сочинения. - М., 1989; Шпенглер О. Закат Европы. - М, 1992, и др.

18 Канапацкий А.Я. Духовность как онтологическая компонента истинности человека // Социально-гуманитарные знания. 2003. - № 2. - С. 201-211. Лекторский В.А. Духовность, художественное творчество и нравственность // Вопросы философии. 1996. . - № 2. - С. 31-45; Симонов П.В., Ершов П.- М., Вяземский Ю. М. Происхождение духовности. - М, 1989; Фетискин В.В. Материальное и духовное в деятельности человека // Социально-гуманитарные знания. 2002. - № 6. - С. 145-161, и др.

19 Никольский Н. М. История русской церкви. - М., 1985; Пайпс Ричард. Россия при старом режиме. - М., 1993; Русское православие: вехи истории. - М., 1989, и др.

20 Гараджа В. И. Религиеведение. - М., 1995; Он же. Социология религии. - М., 1996; Кудрина Т.А. Россия и культура // Государственно-церковные отношения в России: Курс лекций. Ч. II. - М., 1995. - С. 190-219; Лопаткин Н. А. Конфессиональный портрет России: к характеристике современной религиозной ситуации. - М., 2001; Яблоков И.Н. Религиоведение. - М., 1998, и др.

21 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. - М., 2001; Кирилл, Митрополит Смоленский и Калининградский. Через духовное обновление русского народа - к его национальному возрождению. Доклад на Втором Всемирном Русском Соборе. - М., 1995.

22 Струве П.Б. Дневник политика <№> 82 . О брошюре И.А. Ильина  и о нем самом / Петр Бернгардович Струве. // И.А. Ильин: pro et contra. Антология. – СПб.: РХГИ, 2004. – С. 684 – 686.

23 Яковенко Б.В. История русской философии: Пер. с чеш. / Общ. ред. и послесл. Ю.Н. Солодухина / Б.В. Яковенко. – М. Республика, 2003. – с.400.

24 Чижевский Д.И. Гегель в России. /Д.И.Чижевский –  Париж: Дом книги, 1939. – с.340.

25 Лосский Н.О. История русской философии. / Николай Онуфриевич Лосский.  – М.: Советский писатель. 1991. – с.451.

26 Кольцов М. Омоложенное Евангелие // И.А. Ильин: pro et contra. Антология. – СПб.: РХГИ, 2004. – С. 560 – 563.

27 Гиппиус З.Н. Меч и крест // И.А. Ильин: pro et contra. Антология / З.Н. Гиппиус. – СПб.: РХГИ, 2004. – С.705.

28 Бердяев, Н.А. Кошмар злого добра (О книге И. Ильина «О сопротивлении злу силою») / Н.А. Бердяев // Путь. – 1926. – № 4. – С. 103-116.

29 Струве П.Б. Дневник политика <№> 82 . О брошюре И.А. Ильина  и о нем самом / Петр Бернгардович Струве. // И.А. Ильин: pro et contra. Антология. – СПб.: РХГИ, 2004. – С. 684 – 686.

30 Лосский Н.О. История русской философии. / Николай Онуфриевич Лосский.  – М.: Советский писатель. 1991. – 480 с.

31 Зернов Н. Русское религиозное Возрождение ХХ века / Н. Зернов – Париж: Б.и., 1974. – 382 с.

32 Левицкий С.А. Очерки по истории русской философии. Соч. в 2 т./ С.А.Левицкий –М., 1996. - Т 2 – 1996. – 496 с.

33 Зеньковский В.В. История русской философии. – М.: Академический Проект, Раритет, 2001. – с.777.

34 Зеньковский В.В. История русской философии. – М.: Академический Проект, Раритет, 2001. – с.780.

35 Кольцов М.Е. Омоложенное Евангелие // Собр. соч. Ильина И.А.:В 10 т., Т.5. - М., 1996.-С. 302.

36 Лосский Н.О. История русской философии. / Николай Онуфриевич Лосский.  – М.: Советский писатель. 1991. – 480 с.

37 Лосский Н.О. История русской философии. / Николай Онуфриевич Лосский.  – М.: Советский писатель. 1991. – с.451.

38 Лосский Н.О. История русской философии. / Николай Онуфриевич Лосский.  – М.: Советский писатель. 1991. – с.452.

39 Яковенко Б.В. История русской философии: Пер. с чеш. / Общ. ред. и послесл. Ю.Н. Солодухина / Б.В. Яковенко. – М. Республика, 2003. – 510 с.

40 Яковенко Б.В. История русской философии: Пер. с чеш. / Общ. ред. и послесл. Ю.Н. Солодухина / Б.В. Яковенко. – М. Республика, 2003. – с.387.

41 Яковенко Б.В. История русской философии: Пер. с чеш. / Общ. ред. и послесл. Ю.Н. Солодухина / Б.В. Яковенко. – М. Республика, 2003. – с.387.

42 Полторацкий Н.П. Иван Александрович Ильин: Жизнь, труды,  мировоззрение. Сборник статей / Н.П. Полторацкий.// Ильин И.А. Собрание сочинений. Доп. том. Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней. – М. Русская книга, 2001. – с.477.

43 Полторацкий Н.П. Иван Александрович Ильин: Жизнь, труды,  мировоззрение. Сборник статей / Н.П. Полторацкий.// Ильин И.А. Собрание сочинений. Доп. том. Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней. – М. Русская книга, 2001. – с.477.

44 Офферманс В. Человек, обрети значительность! / В. Офферманс // Московский журнал. – 1993. – № 7. – С. 16.

45 Офферманс В. Человек, обрети значительность! / В. Офферманс // Московский журнал. – 1993. – № 7. – С. 17.

46 Офферманс В. Человек, обрети значительность! / В. Офферманс // Московский журнал. – 1993. – № 7. – С. 19.

47 Офферманс В. Человек, обрети значительность! / В. Офферманс // Московский журнал. – 1993. – № 7. – С. 20.

48 Офферманс В. Человек, обрети значительность! / В. Офферманс // Московский журнал. – 1993. – № 7. – С. 19.

49 Полторацкий Н. Иван Александрович Ильин. Жизнь, труды, мировоззрение / Ильин И.А. Кто мы? О революции и религиозном кризисе наших дней. - М., 2001. - С. 258, 260, 295.

50 Бердяев Н.А. Самопознание (опыт философской автобиографии). – М., 1991. – с.150.

51 Бердяев Н.А. Самопознание (опыт философской автобиографии). – М., 1991. – с.149.

52 Ильин И.А. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. - СПб., 1994. - С. 498-499.

53 Ильин И.А. О сопротивлении злу силою / Собр.соч.: В 10 т.т. Т.5 - М., 1996. - С. 39.

54 Шендрик А.И. Основы теоретической культурологии. Книга И. - М., 1999. - С. 183.

55 Полторацкий Н. Иван Александрович Ильин. Жизнь, труды, мировоззрение / Ильин И.А. Кто мы? О революции и религиозном кризисе наших дней. - М., 2001. - С.311.

56 Полторацкий Н. Иван Александрович Ильин. Жизнь, труды, мировоззрение / Ильин И.А. Кто мы? О революции и религиозном кризисе наших дней. - М., 2001. - С.477.

57 Ильин И.А. О России. Три речи // Собр. соч. в 10 тт. Т.6. Кн.И. - М., 1996. - С. 17.

58 Ильин И.А. О сопротивлении злу силою // Собр. соч., Т.5. - М., 1996. - С. 103.

59 Философский словарь/Под ред. И.Т. Фролова. - М., 1991.

60 Ильин И.А. Основы христианской культуры.// Собр. соч.: В 10 т. Т. 1. - М, 1996.-С. 301.

61 Ильин И.А. Основы христианской культуры.// Изд. Обители Преп. Иова Почаевского в Мюнхене с.7

62  Ильин И.А. Основы христианской культуры.// Изд. Обители Преп. Иова Почаевского в Мюнхене с.7

63 Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве // Собр. Соч. в 10 т. Т.4. — М, 1994. -С. 68.

64 Ильин И.А. О русской культуре // Собр. Соч. в 10 т Т.6. - М, 1996. - С. 590.

65 Ильин И.А. Кризис безбожия // Собр. соч.: В 10 т. Т. 1. - М., 1996. - С. 357.

66 Ильин И.А. О возрождении // Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. - М, 1996. - С. 58.

67 Аксаков И.С. Не пора ли России малодушествовать перед Европой? // В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. - М., 2000. - С. 193.

68 Ильин И.А. Кризис безбожия// Собр.соч.: В 10 т. Т. 1. - М, 1996. - С. 343.

69 Евлампиев И.И. Божественное и человеческое в философии Ивана Ильина. - СПб., 1999.-С. 290.

70 Полторацкий Н. Иван Александрович Ильин. Жизнь, труды, мировоззрение // Ильин И.А. Кто мы? - М, 2001. - С. 254.

71 Грицанов А.А. И.А. Ильин // Всемирная энциклопедия: Философия. - М., Минск. 2001.-С. 398.

72 Василенко Л.И. Введение в русскую религиозную философию. - М., 2003. - С. 242.

73 Козлов М. Ильин – о католицизме // «Наши задачи» Ивана Ильина и… наши задачи. Материалы конференции (к 40-летию со дня смерти) Москва, декабрь 1994 / М. Козлов. – М.: ТОО Рарогъ, 1995. – С.120.

74 Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т., Т.1. - М., 1993. -С. 285.

75 Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т., Т.1. - М., 1993. -С. 300.

76 Ильин И.А. Кризис безбожия // Собр. соч.: В 10 т., Т. 1. - М, 1996. - С. 343.

77 Франк С.Л. Кризис западной культуры // Освальд Шпенглер и Закат Европы. - М., 1922.-С. 53.

78 Шпет Г.Г. Соч. - М., 1989. - С. 374.

79 Ильин И.А. Путь к очевидности // Собр. соч.: В 10 т., Т. 3. - М, 1994. - С. 397.

80 Ильин И.А. Путь к очевидности// Собр. соч.: В 10 т., Т. 3. - М., 1994. - С. 387.

81 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. - М., 2001; Кирилл, Митрополит Смоленский и Калининградский. Через духовное обновление русского народа - к его национальному возрождению. Доклад на Втором Всемирном Русском Соборе. - М., 1995.

82 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. - М., 2001; Кирилл, Митрополит Смоленский и Калининградский. Через духовное обновление русского народа - к его национальному возрождению. Доклад на Втором Всемирном Русском Соборе. - М., 1995.

83 Ильин И.А. Путь к очевидности // Собр. соч.: В 10 т., Т. 3. - М, 1994. - С. 389.

84 Литературная энциклопедия. Т.9. - М., 1936.

85 Ильин И.А. Кризис безбожия // Собр. соч.: В 10 т., Т. 1. - М, 1994. - С. 337.

86 Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т., Т. 1. - М., 1996. -С. 295.

87 Ильин И.А. Путь к очевидности // Собр. соч.: В 10 т., Т. 3. - М, 1994. - С. 384.

88 Ильин И.А. Путь к очевидности // Собр. соч.: В 10 т., Т. 3. - М, 1994. - С. 386.

89 Ильин И.А. Путь к очевидности // Собр. соч.: В 10 т., Т. 3. - М, 1994. - С. 391.

90 Барковская Т.В. Попытка срвнительного анализа позиции И.А. Ильина и Русской православно церкви по социокультурным вопросам/ http://www.rusoir.ru/2009.php?action=view&id=445

91 Барковская Т.В. Попытка срвнительного анализа позиции И.А. Ильина и Русской православно церкви по социокультурным вопросам/ http://www.rusoir.ru/2009.php?action=view&id=445

92 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. - М., 2001; Кирилл, Митрополит Смоленский и Калининградский. Через духовное обновление русского народа - к его национальному возрождению. Доклад на Втором Всемирном Русском Соборе. - М., 1995.

93 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. - М., 2001; Кирилл, Митрополит Смоленский и Калининградский. Через духовное обновление русского народа - к его национальному возрождению. Доклад на Втором Всемирном Русском Соборе. - М., 1995.

94 Ильин И. А. Церковь и жизнь // Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. П. - М., 1993. - С. 66.

95 Ильин И. А. Церковь и жизнь // Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. П. - М, 1993. - С. 67.

96 Комментарии // Ильин И.А. // Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. П. - М., 1993. - С. 462.

97 Никольский Н.М. История русской церкви. - М., 1983. - С. 421.

98 Никольский Н.М. История русской церкви. - М., 1983. - С. 423.

99 Ильин И.А. Почему сокрушился в России монархический строй? Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. II. - М., 1993. - С. 295.

100 Булгаков С.Н. Свет невечерний. - М., 1994. - С. 348.

101 Ильин И.А. Основы христианской культуры. Собр. соч.: В 10 т. Т. 1. - М., 1996. -С. 320.

102 Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т. Т. 1. - М., 1996. -С. 319-320.

103  Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т. Т. 1. - М., 1996. -С. 321.

104 Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т. Т. 1. - М., 1996. - С. 322.

105 Ильин И. А. О русской культуре. Собр. соч.: В 10 т. Т. 6. Кн. П. - М., 1996. - С.502.

106 См.: Хомяков А.С. О старом и новом. Собр. соч.: В 2 т. Т. 1. - М., 1994. - С. 469.

107 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви / Информационный бюллетень Московского патриархата. - № 8. - 2000. - С. 21.

108 Ильин И.А. Церковь и жизнь. Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. И. - М., 1993. - С. 69-70.

109 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Информационный бюллетень Московского патриархата. - 2000. - № 8. - С. 38.

110 Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т. Т. 1. - М, 1993. -С. 322.

111 Ильин И.А. Основы христианской культуры // Собр. соч.: В 10 т. Т. 1. - М, 1993. -С. 322.

112 Зуев Ю.П., Кудрина Т.А., Лопаткин Р.А., Овсиенко Ф.Г., Трофимчук Н.А. Развитие религиоведческого образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации / Религия и образование: Сб. обзоров и реф. - М., 2002. - С. 61.

113 Логинов А.В. Проблемы разработки современной концепции государственно-конфессиональных отношений в РФ./ Государство и религиозные объединения. Материалы научно-практической конференции. - М., 2002. - С. 39.

114 Ильин И.А. Что дало России православие. Избранные статьи / Иван Александрович Ильин. // Наш современник – 1993 – № 4. – С. 145.

115 Ильин И.А. Шлейермахер и его «Речи о религии» // Ильин И.А.Собрание сочинений в 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга., 1994. - Т.3. – 1994 – 592 с.

116 Ильин И.А. Шлейермахер и его «Речи о религии» // Ильин И.А.Собрание сочинений в 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994. - Т.3. – 1994 – с.10.

117 Евлампиев И.И. Философские и правовые взгляды И.А. Ильина / И.И. Евлампиев // Известия высших учебных заведений. Правоведение. – 1992. – № 3. – С. 82.

118 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.145.

119 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.133.

120 Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. Вводное слово. Душа / И.А. Ильин // Москва. 1996. № 1, – С. 6 – 8, 171 – 182.

121 Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. Вводное слово. Душа / И.А. Ильин // Москва. 1996. № 1, – С.182.

122 Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. Вера / Иван Александрович Ильин. // Москва. – 1996 – №2. – С. 184.

123 Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. Вера / Иван Александрович Ильин. // Москва. – 1996 – №2. – С.184.

124 Ильин И.А. Путь духовного обновления // Ильин И.А. Путь к очевидности / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1993. – С.165.

125 Ильин И.А. Основы государственного устройства. Проект Основного Закона Российской Империи / Иван Александрович Ильин. – М.: Рарогъ, 1996. – 161 с.

126 Ильин И.А. Основы государственного устройства. Проект Основного Закона Российской Империи / Иван Александрович Ильин. – М.: Рарогъ, 1996. – с.65.

127 Ильин И.А. Путь духовного обновления // Ильин И.А. Путь к очевидности / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1993. – С. 165.

128 Ильин И.А. Поющее сердце. Книга тихих созерцаний // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994. - Т.3. –1994. – с.229.

129 Ильин И.А. Поющее сердце. Книга тихих созерцаний // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994. - Т.3. –1994. – с.257.

130 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.167.

131 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.489.

132 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.187.

133 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.25.

134 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.481.

135 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.117.

136 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.117.

137 Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта / Иван Александрович Ильин – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. – с.492.

138 Ильин И.А. Путь к очевидности // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994.- Т. 3. – с.552.

139 Ильин И.А. Путь к очевидности // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994.- Т. 3. – с.553.

140 Ильин И.А. Путь к очевидности // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994.- Т. 3. – с.553.

141 Ильин И.А. Путь к очевидности // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. / Иван Александрович Ильин. – М.: Русская книга, 1994.- Т. 3. – с.552.

142 Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. Вводное слово. Душа / И.А. Ильин // Москва. 1996. № 1, – С.116.

PAGE   \* MERGEFORMAT 4


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

79692. Психологические аспекты адаптации персонала во время испытательного срока 524 KB
  Внедрение грамотно разработанной адаптационной программы (схемы, системы) позволяет получить профессионально состоявшихся, мотивированных сотрудников, способных значительно повысить эффективность работы всей организации.
79693. Система материального стимулирования сотрудника для повышения эффективности работы предприятия 292.5 KB
  Истинные причины, побуждающие работника максимально прикладывать усилия в работе определить нелегко. Этими условиями являются его желание, возможности, квалификация и, конечно же, мотивация - то есть побуждение
79694. Історична панорама розвитку математики 82.22 KB
  Паралельно розвивалися уявлення про число Число́ одне з найголовніших понять математики яке в багатьох випадках може виступати як міра кількості чогось. Математика найдавніших цивілізацій Найдавніші відомості про використання математики господарські задачі в Стародавньому Єгипті Старода́вній Єги́пет одна з найдавніших держав на Землі і колиска цивілізації Середземноморя. Папірус Рінда Московський папірус Шкіряний сувій єгипетської математики та Вавилонії Вавило́нія давня держава в південній частині Месопотамії територія...
79695. Математика Християнського середньовіччя та епохи Відродження 485.53 KB
  Опанувавши елементарні знання, кращі учні монастирських і соборних шкіл вивчали «сім вільних мистецтв», які поділялися на дві частини: тривіум (граматика, риторика, діалектика) і квадривіум (арифметика, геометрія, астрономія, музика)
79696. Математика в Стародавньому Китаї 245.75 KB
  Періоди розвитку математики в Китаї Древнє математичне Десятікніжье Математика Китаю Висновок Список літератури Введення Математика в Китаї розвивалася з глибокої давнини і досягла свого найбільшого розвитку до XIV ст. Наша увага буде приділена математики стародавнього Китаю в період з II ст. Історія математики стародавнього Китаю розглядається в роботі у вигляді декількох глав кожна з яких є по суті незалежної один від одного про найбільш характерні проблеми математики стародавнього...
79697. Основні етапи розвитку математики 70.41 KB
  Основні етапи розвитку математики. Основні етапи становлення сучасної математики. Основні етапи розвитку математики. Історію математики не можна розглядати у відриві від історії розвитку філософії і науки в цілому бо усі ці три інтелектуальні пізнання тісно повязані між собою і роблять вплив один на одного як за часів Стародавнього світу так і в Новий час.
79698. Развитие математики 37.52 KB
  История развития математики – это не только история развития математических идей понятий и направлений но это и история взаимосвязи математики с человеческой деятельностью социально-экономическими условиями различных эпох.Становление и развитие математики как науки возникновение ее новых разделов тесно связано с развитием потребностей общества в измерениях контроле особенно в областях аграрной промышленной и налогообложения. Первые области применения математики были связаны с созерцанием звезд и земледелием.
79699. Андрей Николаевич Колмогоров - историк математики 29.4 KB
  В случае с историей математики это выглядит даже более естественно чем с физикой: напомню что свою научную карьеру в самом начале 20х гг. Статья начинается с определения математики данного Ф. Согласно Колмогорову история эта распадается на четыре этапа: 1 период зарождения математики на протяжении которого был накоплен достаточно большой фактический материал 2 период элементарной математики начинающийся в VIV вв.
79700. Нормативно-правовой акт и его виды 41.5 KB
  Обозначенные отличия нормативно-правового акта от иных источников права являются и выражением основных признаков нормативно-правового акта. Что касается видов, тот требуется более четкого рассмотрения каждого в по отдельности, как закона так и подзаконного акта.