38481

Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Соучастие в убийстве с особой жестокостью. Объектом посягательства при убийстве вообще и убийстве с особой жестокостью в частности является жизнь человека рассматриваемая как высшая ценность. По российскому уголовному законодательству умышленное убийство совершенное с особой жесткостью принадлежит к числу тех преступлений которые труднее всего поддаются точному юридическому определению и вызывают наибольшую сложность в установлении его юридических признаков. Настоящая работа представляет собой описание и анализ...

Русский

2013-09-28

430 KB

29 чел.

Федеральное государственное автономное

образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Юридический институт

Кафедра уголовного права

         

КУРСОВАЯ РАБОТА

Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного

п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ

                                         

 

 

Красноярск 2013

План:

Введение………………………………………………………….……………....3

  1.  Объект преступления ………………………………………………….…..7
  2.  Объективная сторона преступления……………………………………..21
  3.  Субъект и субъективная сторона преступления……………...………....54
    1.  Субъект преступления……………………………………………………54
    2.  Субъективная сторона преступления……………………………………62

3.2.1.Соучастие в убийстве с особой жестокостью…………………………..73

Заключение…………………………………………………………….………..79

Список  использованных источников……………………………………...….85

ВВЕДЕНИЕ

«Преступность вечна, как вечен мир. Будучи его составной частью, она всегда противостояла целому, разрушая его гармонию, грубо попирая ценности и нормы его бытия. Это воплощенное зло чрезвычайно многообразно и многолико, оно пустило корни, во все слои общества и вовсе сферы его деятельности».1

Год за годом, век за веком человечество прогрессирует в своем развитии, как в науке, так и в технике и других сферах деятельности. Но чем дальше мы продвигаемся в развитии, тем все больше и больше появляется правонарушений, которые криминализируются, и становятся преступлениями, предусмотренными уголовным законом. Однако наряду с этим остаются и классические виды преступлений такие как: убийства, кражи, грабежи и т.д.

Данная работа посвящена сравнительно неновым в отечественной доктрине уголовного права вопросам, связанным с преступлениями об убийствах, но актуальным и по сей день.

Актуальность  данной проблемы заключается в том, что жестокие и особо жестокие  преступления всегда вызывают широкий общественный резонанс и негативное отношение к лицам, их совершившим. Такие преступления представляют повышенную общественную опасность, поскольку в них проявляются крайние черты личности преступника – бесчеловечность, безжалостность, жестокость.

Наиболее жестоким из преступления является убийство, в результате которого человек лишается самого ценного блага – жизни. Объектом посягательства при убийстве вообще и  убийстве с особой жестокостью, в частности,   является жизнь человека, рассматриваемая как высшая ценность. А право на нее является естественным и неотчуждаемым от рождения, принадлежащим, каждому гражданину. В  соответствии с Конституцией РФ, и отраслевым законодательством России данное право находится под охраной государства. 

Актуальность проблемы связана и с  тем, что до сих пор нет единого подхода по применению некоторых квалифицирующих признаков состава убийства как со стороны ученых, так и со стороны практиков, т.к. многочисленные вопросы, возникающие при квалификации убийств являются следствием многообразия различных ситуаций  совершения этих посягательств и сложности признаков, которые приходится учитывать.

По российскому уголовному законодательству умышленное убийство, совершенное с особой жесткостью, принадлежит к числу тех преступлений, которые труднее всего поддаются точному юридическому определению и вызывают наибольшую сложность в установлении его юридических признаков.

Настоящая работа представляет собой описание и анализ действующего законодательства Российской Федерации, определяющего нормы об убийстве с особой жестокостью.

Целью данной работы уголовно-правовой анализ убийства, совершенного с особой жестокостью.

Достижение  поставленной в данной работе цели  решается посредством следующих задач:

  1.  Рассмотрение различных подходов к определению объекта преступлений против жизни.
  2.  Определение момента начала и окончания жизни, ее уголовно-правовой охраны.  Изучение  взглядов известных ученых–юристов по данному вопросу.
  3.  Рассмотрение вопроса покушения на негодный объект.
  4.  Анализ понятий «жестокость», «особая жестокость». Анализ различных проявлений особой жестокости.
  5.  Рассмотрение вопроса множественности телесных повреждений при совершении убийства.
  6.  Отличие убийства, совершенного с особой жестокостью и убийства, совершенного в состоянии физиологического аффекта и убийства в возбужденном состоянии.
  7.  Анализ субъекта преступления.
  8.  Описание, изучение и анализ   различных подходов к содержанию субъективной стороны убийства, совершенного с особой жестокостью.
  9.  Рассмотрение вопроса соучастие в убийстве, совершенном с особой жестокостью.

В курсовой работе используются следующие источники: Конституция Российской Федерации, Уголовный Кодекс Российской Федерации, Постановления Пленума Верховного Суда, Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Закон РФ  «О трансплантации органов и (или) тканей человека», Уголовный Кодекс РСФСР, а также работы отечественных ученых – юристов Бородина С.В., Шарапова Р.Д.,  Загородникова Н.И., Красикова А.Н.,  Тарбагаева А.Н., Андреевой Л.А., Антонян Ю.М., и других.

В работе применяются следующие методы исследования: сравнительный, теоретический, описательный и социологический. 

Объектом исследования является подробное исследования одного из наиболее распространенных на практике квалифицированных видов убийства – убийства с особой жестокостью.

Предметом курсовой работы является исследование объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны убийства, совершенного с особой жестокостью.

Структура работы включает в себя введение, главы, разделы, заключение и список литературы.

1.ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

В соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ любое преступление обладает признаком общественной опасности, т.е. свойством причинять  существенный вред охраняемым законом общественным отношениям. Будучи феноменом социальным и правовым, любое преступление причиняет вред обществу, общественным отношениям, которые признаются объектом преступления.

В действующем уголовном законодательстве понятие объекта не закреплено. Традиционно в российском уголовном праве объектом преступления принято считать систему общественных отношений между людьми, охраняемых уголовным законом, которым причиняется вред в результате совершения преступления.

По степени общности охраняемых уголовным законом общественных отношений все объекты принято делить на 4 вида (классификация «по вертикали»):

Общий объект преступления – вся совокупность общественных отношений, взятых  под охрану уголовным законом. Общий объект позволяет определить границы действия уголовного закона, отделить преступления от иных правонарушений, поступков

 Родовой объект – группа однородных общественных отношений, которые в силу этой однородности охраняются единым комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм.

Видовой объект – часть родового объекта, объединяющий еще более узкие и близкие группы отношений. Видовой объект конкретизирует содержание и функции родового объекта преступления, позволяет отграничивать сходные по объективным и субъективным признакам преступления.

Непосредственный объект -  объект конкретного преступления, как части родового и видового объектов, это то общественное отношение, которому причиняется вред в результате совершения преступления, предусмотренного конкретной уголовно-правовой нормой.

В науке уголовного права нет единого подхода к определению объекта преступлений против жизни, к которым также относится убийство и в целом и убийств с особой жестокостью в частности. Некоторые авторы считают, что непосредственным объектом являются общественные отношения по охране жизни и здоровья человека. Они рассматривают право на жизнь как объективное право каждого человека, которому противостоит обязанность всех других лиц  воздержаться от посягательств на жизнь любого другого человека.2

А.Н. Красиков высказывает точку зрения, согласно которой при убийстве происходит посягательство прежде всего на права лица, а не на общественные отношения. Под непосредственным объектом посягательства при убийстве он рассматривает право на жизнь3

Н.И.Загородников в свою очередь отождествляет понятие «жизнь человека» и общественные отношения по охране жизни: «Когда мы говорим жизнь, здоровье…мы имеем в виду не физиологическое значение «жизнь, а понимаем эти термины как совокупность общественных отношений, относящихся к охране личности»4.

Ряд авторов рассматривает жизнь человека в качестве объекта посягательства наряду с общественными отношениями.5

Так, по мнению Ю.А. Демидова ценность жизни и здоровья неизмеримо выше, чем совокупность , подвергающихся посягательству общественных отношений. Учитывая, ценностное соотношение, с одной стороны, общественных отношений, которым может быть причинен ущерб этими преступлениями, а с другой – жизнь и здоровье человека, закон указал на последние как на объекты, охраняемыми нормами об ответственности за убийство. Иначе, признание охраняемым объектом только общественных отношений – противоречит этическим положениям о ценности человека и прямым указаниям уголовного закона.6

На мой взгляд, наиболее убедительной является последняя точка зрения, так как жизнь человека – не только субъективное право, охраняемое правовыми нормами, но и самостоятельная социальная, духовная и биологическая ценность.

В биологическом смысле содержание жизни образует совокупность явлений, психофизиологических процессов, происходящих в организме (обмен веществ, самообновление, нервная деятельность и т.д.). Жизнь состоит не только из биологических процессов, но и включает общественные отношения, обеспечивающие жизнедеятельность человека и охраняющие его жизнь. Жизнь имеет определенную протяженность во времени — период существования от ее возникновения до конца.

В связи с этим появляется необходимость определения начального момента жизни и момента ее окончания, поскольку только в период между ними может быть совершено убийство.

Вопрос о начале жизни человека в доктрине российского уголовного права вызывает споры. Принципиальное значение имеет определение момента, с которого жизнь человека становится под уголовно-правовую охрану, то есть начального момента жизни человека. Это очень важно для правильной квалификации содеянного, отграничения убийства от незаконного аборта.

Ученые уже давно пытаются определить грань, за которой, по меткому выражению Ф. Энгельса, умерщвление ребенка в утробе матери нужно считать убийством.7

Согласно п.2 ст. 17 Конституции РФ, основные права и свободы человека принадлежат каждому от рождения. Правом на жизнь человек обладает только с момента рождения8.  В уголовном  законодательстве закреплено, что жизнь человека начинает охраняться с момента новорожденности во время родов. До родов человеческий эмбрион остается незащищенным.

Современные исследования организма беременной женщины позволяют утверждать, что уже на 18-й день от зачатия (3-я неделя) у плода начинается сердцебиение, приходит в действие собственная система кровообращения, формируются основы нервной системы, а с 12-й недели беременности у плода функционируют все системы организма.

В науке уголовного права выделяют  три основных подхода к определению того момента, когда плод становится субъектом права на жизнь:

  1.  С начала родов (Н.И.Загородников)
  2.  С того момента, когда часть ребенка уже появилась наружу (С.В.Бородин; Э.Ф. Побегайло; Р.Д.Шарапов)
  3.  С момента отделения плода от тела матери (А.Н. Красиков)9

Н.И.Загородников считает, что «условием начала жизни человека следует признавать начало физиологических родов. Этот момент свидетельствует о том, что плод достаточно созрел и приобрел все необходимые качества для внеутробной жизни. Хотя в такой момент ребенок может быть еще невидим, однако состояние матери, выделение околоплодных веществ и другие признаки доказывают то, что человек начинает свою самостоятельную жизнь»10.

Однако, преобладающей в доктрине уголовного права является точка зрения, в соответствии с которой жизнь человека начинает охраняться с момента появления во время родов какой-либо части ребенка вне утробы матери.  

С этого момента плод становится ребенком и соответственно, субъектом права на жизнь.

Данной точки зрения придерживается С.В. Бородин. Он предлагает использовать опыт зарубежного законодательства. С точки зрения С.В. Бородина, необходимо включение  в УК РФ нормы следующего содержания: «как убийство следует рассматривать причинение смерти живому ребенку, если какая-либо его часть появилась из утробы матери, хотя бы ребенок и не начал дышать или не полностью родился»11.

Также юрист Набоков В.Д.  очень четко провел различие между плодом и ребенком по признаку рождения. «Рождение весьма важный признак, устанавливающий границу между убийством и умерщвлением плода… Моментом рождения следует считать начало родов, и при том не в смысле физиологического начала (например, появление болей),  а после появления какой-либо части тела ребенка  наружу: с этого момента понятие плода заменяется понятием ребенка».12

Р.Д.  Шарапов отмечает, что именно в родовом периоде изгнания плод пытается стать самостоятельным человеческим организмом. С этого момента возникает конституционно-правовое отношение по безопасности жизни человека, а вместе с тем и уголовно-правовая охрана  этого отношения13

Общим  всех вышеназванных точек зрения является то, что все они связаны с родовым актом, но с различными его этапами. Так как в уголовном  законодательстве закреплено, что жизнь человека начинает охраняться с момента новорожденности во время родов и до родов человеческий эмбрион остается незащищенным – следует уяснить содержание этих понятий.

В Большой медицинской энциклопедии роды (родовой акт) определяются как «физиологический процесс изгнания плода, плаценты с плодными оболочками и околоплодными водами из матки через родовые пути после достижения плодом жизнеспособности».14

В современной медицине роды рассматриваются как сложный многозвеньевой процесс, продолжительность которого составляет от 10 до 20 часов в зависимости от первичности или повторности родов.

В клиническом течении родов выделяют  следующие периоды:

1.Раскрытие шейки матки (родовые схватки),который предшествует  изгнанию плода и последа, и с которого начинаются роды.

2.Изгнание плода - начинается после полного раскрытия шейки матки, включает продвижение плода из матки по родовому каналу к половой щели и заканчивается рождением плода, также, в свою очередь, имеющим стадийность: появление головки плода в половой щели (врезывание и прорезывание головки), рождение головки, рождение плечиков, туловища и ножек.

3.Последовый период - начинается после полного рождения плода и заканчивается изгнанием последа (плаценты, плодных оболочек и пуповины) из половых путей роженицы.15

Под новорожденным  понимается ребенок с момента рождения до четырехнедельного возраста. Этот период жизни ребенка носит также название неонатального.16

Так как родовой процесс обладает таким признаком, как стадийность – можно сделать вывод, что ребенок считается новорожденным только с конца второго периода родов, а до этого он либо рождающийся, либо просто плод.

Юридическое начало жизни человека предопределяет и начало ее уголовно-правовой охраны.

С 1 января 2012 г. вступили в силу основные положения Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Среди нововведений - норма, имеющая особое значение для правового регулирования момента возникновения правоспособности граждан и уголовно-правовой охраны их жизни и здоровья. Речь идет о  ч. 1 ст. 53 названного Закона, регламентирующей момент рождения ребенка.

«1. Моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов».17

Нормативное закрепление момента рождения имеет огромное значение, но в первую очередь для медицинских организаций и работников медицинских учреждений, а не для уголовного права.

Исходя из медицинского определения  рождения ребенка, начала его жизни получается, что посягательство на  плод до момента его отделения не будет считаться преступлением. Умерщвление плода до его появления на свет не рассматривается как убийство, а рассматривается как прерывание беременности.   Даже в случае проведения  незаконного аборта при отсутствии социальных показаний на сроке от 12 до 22 недель лицо его совершившее признается не убийцей, а лицом, незаконно производящим аборт, да  и то, только в том случае, если не имеет высшего медицинского образования соответствующего профиля (ст.123 УК РФ). Об ответственности женщины, прерывающей беременность на таких сроках в отсутствии медицинских и социальных показаний, закон вообще ничего не говорит.

Несмотря на законодательное закрепление начало уголовно-правовой охраны жизни в ст. 106 УК РФ единое понимание в отношении этого момента отсутствует. В действующей редакции ст. 106 УК РФ момент новорожденности закреплен вообще в противоречии с господствующей в теории уголовного права позицией. Согласно диспозиции названной статьи жизнь человека начинает охраняться хотя не во время родов, но с момента новорожденности ребенка, что в медицинском смысле означает полное изгнание (извлечение) плода с признаками живорождения (легочное дыхание, сердцебиение, крик, произвольные сокращения мускулатуры и др.). В доктрине отечественного уголовного права  начало уголовно-правовой охраны жизни человека связывается с моментом появления вне утробы матери какой-либо части тела изгоняемого ребенка. Соответственно, умерщвление плода в утробе матери до его появления на свет (даже при наличии реальной возможности сохранить жизнь данному ребенку в случае досрочного рождения) не расценивается как преступление против жизни, а считается прерыванием беременности, которое может квалифицироваться как преступление против здоровья.

Следовательно, буквальное толкование ст.106 УК РФ означает, что жизнь плода в период его изгнания из организма роженицы до полного появления на свет, не говоря уже о его утробной жизни, вообще выпадает из сферы уголовно-правовой охраны жизни человека18

Таким образом, тандемная совокупность понятий «новорожденный» и «во время родов» в диспозиции ст. 106 УК позволяет прийти к выводу, что начальным моментом, с которого охраняется жизнь новорожденного ребенка, необходимо считать полное изгнание (отделение) ребенка из утробы матери.

Данное  законодательное определение момента рождения человека напрямую связано с моментом возникновения субъективного права человека на жизнь. Согласно ч. 1 ст. 20 Конституции РФ право на жизнь принадлежит каждому от рождения, а в соответствии с ч. 2 ст. 17 ГК РФ правоспособность гражданина возникает в момент его рождения.

Не меньшее значение имеет определение понятия смерти человека. Понятие «смерть» неразрывно связано с понятием «жизнь»  и является ее логическим завершением. Переход от жизни к смерти – умирание – длительность этого процесса может колебаться в широких пределах.

Достижения медицинской науки способствовали изменению отношения к смерти как к одномоментному явлению. Предстваители судебной медицины рассматривают смерть как процесс, растянутый во времени, состоящий из клинической и биологической смерти и характеризующийся остановкой сердца, прекращением дыхания, исчезновением рефлексов.19

Конечная граница жизни четко определена в Законе  РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22.12.1992 г достаточно четко.  Момент смерти человека  связан с констатацией необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), т.е., когда вслед за остановкой сердца наступают необратимые процессы распада клеток коры головного мозга.

В соответствии со ст. 66  Федерального  закона   "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"  момент смерти человека является смерть его мозга или биологическая смерть (необратимая гибель человека).20

Смерть мозга наступает при полном и необратимом прекращении всех его функций, регистрируемом при работающем сердце и искусственной вентиляции легких. Диагноз смерти мозга устанавливается консилиумом врачей в медицинской организации, в которой находится пациент.

Биологическая смерть человека устанавливается на основании наличия ранних и (или) поздних трупных изменений. Т.е. выражается посмертными изменениями во всех органах и системах, которые носят постоянный, необратимый, трупный характер. Констатация биологической  смерти человека осуществляется медицинским работником (врачом, фельдшером) и оформляется в виде протокола, установленной формы.

В научной литературе высказывалось мнение о том, что наступление биологической смерти следует считать оконченным по истечении 30 минут после констатации остановки сердечной деятельности, исчезновения пульсации в крупных артериях, прекращения дыхания, утраты функций центральной нервной системы.21

Также выделяют клиническую смерть - временную приостановку работы сердца, когда жизнь еще может быть восстановлена. Состояние клинической смерти продолжается обычно несколько минут после прекращения кровообращения и дыхания. В течение этого промежутка времени возможно проведение мероприятий по реанимации. 

При определении момента смерти в рамках конкретного уголовного дела необходимо руководствоваться заключением судебно-медицинской экспертизы трупа.

Дискуссионным в доктрине уголовного права также является вопрос о квалификации действий лица, пытавшегося лишить жизни уже мертвого человека, ошибочно принятого за живого. Представители советской науки уголовного права предлагали квалифицировать такие действия как покушения на негодный объект.22 То есть считали, необходимым привлекать виновное лицо к ответственности за покушение на убийство.

Данную точку зрения разделяет и судебная практика.

Так, приговором Архангельского областного суда Оровайнен был осужден по ч.3 ст.30 и п.«д» ст. 105 УК РФ. Вечером 22 июня 2007 г. также осужденный по данному делу Василенко убил в общежитии рабочего лесопункта Д. Пьяный Оровайнен зашел в комнату, где лежал уже мертвый Д., и, не подозревая, что Д. убит, острием топора нанес ему по лбу удар. Судебно-медицинская экспертиза установила, что смерть потерпевшего наступила от острой кровопотери в результате множественных ножевых ранений сердца и верхушки правого легкого. Все эти ранения нанесены прижизненно. Рубленая рана в области лба была нанесена после смерти Д.. Президиум Верховного Суда РФ, переквалифицировав действия Оровайнена на ч.3 ст.30 и ч.1 ст.105 УК РФ  указал, что он действовал с умыслом на убийство Д., но преступный замысел не был осуществлен, поскольку потерпевший был ранее убит другим лицом, совершенное Оровайненом деяние является общественно опасным, влекущим уголовную ответственность.23

Идею ненаказуемости покушения на негодный объект в науке российского уголовного права поддерживает Н.С. Таганцев. Он пишет, что «убийство определяется по закону как лишение жизни человеческого существа, следовательно, необходимыми элементами внешней объективной стороны этого преступления должны быть: человеческое существо, и притом обладающее жизнью в момент посягательства, и как скоро в данном случае окажется, что виновный выстрелил в пень или тень, нанес удар кинжалом трупу, то мы не можем уже говорить о покушении, а только об обнаружении умысла … наказывая его, мы в действительности все-таки будем наказывать мысль заявленную, но еще не осуществляемую по отсутствию необходимых для этого элементов».24

Более убедительны доводы сторонников ненаказуемости умысла на убийство при деянии, направленном против уже умершего человека. Действующее законодательство понимает под убийством причинение смерти другому  человеку. Объектом убийства являются общественные отношения по охране жизни человека и сама его жизнь. Следовательно, смерть необходимо рассматривать как основание прекращения общественных отношений и их охраны уголовным законом в отношении жизни конкретного человека. А любое покушение должно содержать в себе такой элемент состава преступления, как объект. В данном  случае объект отсутствует, и поэтому лицо, полагавшее, что лишает жизни другого человека, но совершившее какие –либо действия в отношении уже мертвого человека, не подлежит уголовной ответственности за отсутствием в деянии состава преступления.

Смерть тут можно рассматривать в качестве юридического факта, который является основанием для прекращения общественных отношений по  охране жизни человека и возникновения правоотношения по охране общественной нравственности. Ст. 244 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за надругательство над телами умерших.

К тем же выводам можно прийти, если буквально толковать ч. 3 ст. 30 и ч.1 ст. 15 УК РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействия) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от виновного лица обстоятельствам. В совокупность с толкованием ч. 1 ст. 105 УК РФ это означает, что покушением на убийство признаются умышленные действия (бездействия) лица, непосредственно направленные на причинение смерти другому человеку, если при этом смерть не была причинена по независящим от виновного лица обстоятельствам. То есть,  смерть потерпевшего не должна наступить от действий виновного лица. Она может наступить от действий других лиц или вообще не наступить. Но в любом случае на момент совершение виновным лицом противоправных действий потерпевший должен быть еще живым.

Сторонники противоположной позиции выдвигают следующие аргументы. Например, С.В.Бородин говорит, что со смертью человека прекращаются и общественные отношения, связанные с охраной его личности, прекращается и уголовно – правовая охрана его жизни, и, следовательно, нельзя говорить об убийстве, когда лицо производит выстрел в уже умершего человека с целью лишения его жизни. Убийство в данном случае совершить невозможно, но действия лица все же представляют общественную опасность, поскольку последствия не наступают по независящим от этого лица причинам. Оно должно нести ответственность за покушение на негодный объект.25

По мнению Н.Ф. Кузнецовой объектом преступления являются общественные отношения, и они не могут быть негодными, что бы и как бы о них не думал субъект преступления. Если субъект стреляет в труп, ошибочно принятый за живого человека и.т.п., то во всех этих случаях общественные отношения  по охране жизни и здоровья человека являются вполне годными как с точки зрения их существа, так и с точки зрения возможности посягательства на них. Причиной не наступления результата  в таких случаях является фактическая ошибка субъекта относительно свойств предмета посягательства. Эта ошибка приводит к тому, что предмет, а вследствие этого и объект преступления оказываются вне сферы досягаемости покушающегося на преступление лица.26

Лицо, пытавшееся лишить жизни уже мертвого человека, ошибочно принятого за живого, может быть привлечено к уголовной ответственности за приготовлению к совершению убийства ( ч. 1 ст. 30, ст. 105 УК РФ) лишь в том случае, если будет доказано, что такое лицо приискивало, изготовляло или приспосабливало для совершения убийства средства или орудия преступления, приискивало соучастников убийства либо умышленно создавало иные условия для совершения убийства до наступления смерти потерпевшего. При приготовлении к убийству, в отличии от покушения, нет непосредственного посягательства на объект.

В ином случае такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности лишь за фактически совершенные противоправные деяния (например, за незаконное приобретение огнестрельного оружия, боеприпасов и т.д.).

2 ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА

Любое преступление, будучи разновидностью социального поведения, обладает внутренним содержанием (объективной стороной) и внешней формой  - свойство в определенной форме проявлять себя в мире, объективной действительности. Внешнее проявление преступления в уголовном праве принято называть объективной стороной преступления.

С внешней стороны процесс посягательства на охраняемый уголовным законом объект обладает бесконечным набором признаков, характеризующих индивидуальные особенности преступлении.

Но непосредственно в состав преступления включаются только те юридически значимые признаки объективной стороны, которые характеризуют: общественно опасное действие или бездействие,  общественно опасное последствие, причинную связь между действием или бездействием и наступившим последствием, способ, орудия, средства, место, время, а также обстановку совершения преступления.

Выделяют  обязательные и факультативные признаки объективной стороны.

Обязательные  признаки присущи любому преступлению и всегда описываются в диспозиции статьи Особенной части УК РФ.

Факультативные признаки указываются в конкретных статьях не всегда, а лишь когда они оказывают существенное влияние на общественную опасность деяния, его специфические признаки.

Объективная сторона убийства выражается в лишении жизни другого человека. Для наличия оконченного преступления необходимо установить деяние, направленное на лишение жизни, последствия – смерть другого человека и причинную связь между ними.

Преступное деяние (действие или бездействие) является важнейшим признаком объективной стороны, т.к. именно оно выступает стержнем объективной стороны в целом и ее отдельных признаков. Деяние может иметь форму действия или бездействия (ст.14 УК РФ). Деяние должно быть общественно опасным, противоправным, осознанным и волевым, сложным и конкретным по содержанию.

Деяние при убийстве в целом, и, убийстве, совершенном с особой жестокостью в частности, прежде всего, имеет форму действия – активное поведение субъекта. Оно всегда проявляется в телодвижении, но не сводится лишь к нему.

Действие, влекущее лишение жизни, это чаще физическое воздействие на жертву. Но также, оно может выступать в виде психического воздействия. Например, умышленное нанесение глубокой психической травмы лицу, заведомо для виновного страдающему серьезным заболеванием сердца, подговор к самоубийству лица, не осознающего в силу малолетнего возраста или расстройства психической деятельности значения этого действия.

Деяние  имеет характер противоправности.  Противоправность в теории права является обязательным признаком любого правонарушения, в том числе и преступления. Также и для убийства, совершенного с особой жестокостью  большое значение имеет признак противоправности. С его помощью  проводится отграничение убийства как посягательства на жизнь человека от правомерного лишения его жизни, как,  например,  при необходимой обороне, исполнении приказа, приведении приговора к смертной казни в исполнение27.

Также  убийство возможно и в форме бездействия – пассивного  поведения субъекта. Бездействие будет тогда, например, когда мать намеренно не кормит своего новорожденного ребенка, желая от него избавиться; или, например, тогда, когда на виновном лежала обязанность воспрепятствовать наступлению преступного последствия. Мучительная смерть потерпевшего может наступить, например, от преступного бездействия врача, который обязан оказывать медицинскую помощь больному.28Если будет доказано, что такой врач имел умысел на убийство больного путем неоказания ему необходимой помощи, без которой больной испытывает  особые мучения и страдания, и такое бездействие приводит к смерти потерпевшего – виновный будет нести ответственность за убийство с особой жестокостью, а способ убийства будет характеризоваться преступным бездействием.

По мнению Бородина С.В. причинение лицу, страдающему заболеванием сердца, психической травмы лицом, осведомленном о болезненном состоянии потерпевшего, при наличии умысла на убийство должно признаваться убийством.29 Я согласна с данной точкой зрения, так как в диспозиции ч.1 ст. 105 УК РФ не содержится каких – либо  ограничений относительно способа убийства. Такие действия лица должны быть квалифицированы по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ  так как потерпевшему причиняются особые душевные и физические страдания. За исключением случаев, если смерть потерпевшего наступила мгновенно.

Бездействие должно быть общественно опасным и противоправным, осознанным и волевым. Однако для признания бездействия признаком объективной стороны преступления этого недостаточно. Уголовно-правовое значение бездействие приобретает только в том случае, если в совокупности будут установлены следующие признаки:

1) необходимо определить, в чем конкретно выразилось бездействие, какие именно конкретные действия не совершило лицо;

2) далее необходимо установить, что лицо, не совершившее конкретное действие, должно было его совершить;

3) наконец, необходимо определить реальную возможность совершить это конкретное действие.

Обязанность действовать определенным образом, совершить какие-либо действия  может возникнуть в силу следующих обстоятельств:

1) прямое указание закона или подзаконного акта. Например, члены избирательной комиссии обязаны руководствоваться положениями Конституции РФ и другими законами о выборах и обеспечить гражданам возможность реализовать избирательное право. Лицо, управляющее автотранспортным средством, обязано соблюдать Правила дорожного движения.

2) обязательства, принятые по договору.

3) должностное положение лица либо осуществляемая  им профессия. Так, врач обязан оказать помощь больному в силу своей профессии. Невыполнение такой обязанности влечет уголовную ответственность (ст 124 УК РФ)

4) родственные (семейные) отношения. В силу этих обстоятельств родители обязаны содержать несовершеннолетних детей, а дети обязаны давать средства на содержание нетрудоспособных родителей. Уклонение от содержания детей или от оказания помощи родителям является уголовно наказуемым бездействием  (ст. 157 УК РФ).

5) нравственные нормы и правила поведения. Руководствуясь этими правилами и нормами, лицо обязано оказать помощь другому лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, либо сообщить соответствующим органам или лицам о необходимости оказания такой помощи. Несовершение таких действий уголовно наказуемо.

6) обязанность совершить определенные действия может возникнуть вследствие конкретных действий лица. Например, взрослый человек берется научить подростка плавать, помогает ему доплыть до середины реки, а там уплывает от него и не возвращается, чтобы оказать помощь, когда подросток начинает тонуть и звать на помощь.30  В ст. 125 УК такое бездействие определяется как заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству или вследствие своей беспомощности, если виновный сам поставил его в опасное для жизни положение.

Установив, что лицо обязано было действовать определенным образом, необходимо затем установить, что у него была реальная возможность совершения конкретных действий. Как и уголовно-правовое действие, бездействие носит уголовно-правовой характер лишь тогда, когда оно является волевым. Пассивное поведение, лишенное волевого характера, не влечет за собой уголовной ответственности. Поэтому так же, как и при действии, уголовная ответственность за бездействие не наступает, если оно совершенно под влиянием непреодолимого физического принуждения. Так, охранник не может отвечать за то, что не воспрепятствовал хищению вверенного под его охрану имущества, если преступники связали его и лишили возможности сопротивляться или звать на помощь. Психическое насилие при бездействии рассматривается и как смягчающее обстоятельство при назначении наказания.

Не имеет уголовно-правового характера и пассивное поведение человека, допущенное им под влиянием непреодолимой силы природы. Под непреодолимой силой понимается такое воздействие объективных факторов (стихийных сил природы, животных, болезненных процессов), в силу которых человек лишен возможности физически действовать.

Непреодолимая сила исключает уголовную ответственность потому, что лицо не в состоянии преодолеть препятствия на пути к выполнению лежащей на нем обязанности действовать. Не может, например, быть признано преступным поведением врача, не оказавшего больному помощь вследствие того, что врач сам был тяжело болен, или,  путь к пациенту преграждает разлившаяся река, и врач не смог переправиться через нее.

Однако понятие непреодолимой силы не является абсолютно неизменным. Конкретное решение этого вопроса зависит от установления круга обязанности лица тех требования, которые предъявляются к нему в определенной ситуации. Например, пожар является непреодолимой силой для обычного гражданина, в связи с чем,  его нельзя привлечь к уголовной ответственности за оставление лица в горящем доме. Однако для пожарного по профессии это обстоятельство не может исключать ответственности.

Такое упомянутое уже обстоятельство, как разлив реки, признаваемое для врача непреодолимой силой на пути к выполнению его профессиональных задач, не может быть признано таковым для военнослужащего, который обязан преодолевать любые препятствия, являющиеся преградой на пути к выполнению отданного ему боевого приказа (даже с риском для своей жизни).

Таким образом, деяние как признак объективной стороны должно быть общественно опасным, противоправным, осознанным и волевым, сложным и конкретным по содержанию актов поведения, его образующих, и может выражаться в одной из двух форм: активной - действия или пассивной - бездействие.

Преступное последствие  представляет собой наступление смерти. Смерть может наступить немедленно или по истечении  определенного периода времени. Основанием для вменения в вину последствия является наличие причинной связи между наступившей смертью и действием или бездействием лица. Этот признак является обязательным. Состав данного преступления носит материальный характер. Преступление считается оконченным с момента наступления преступного последствия. В нашем случае, смерти жертвы.

Обоснованная квалификация действий виновного лица по п «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ невозможна без анализа причинно –следственной связи между противоправным деянием и наступившим преступным результатом в виде смерти потерпевшего. Между деянием и наступившим преступным последствием должна быть причинная связь.  Причинность - объективная, существующая независимо от человеческого сознания связь между порождающим и порождаемым явлением.  В качестве причины  может рассматриваться  только общественно опасное деяние, а в качестве следствия общественно опасный результат. При установлении причинной связи  необходимо иметь в виду следующее:

1) деяние должно по времени предшествовать наступлению смерти;

2) действия (бездействие) субъекта, предшествующее наступлению смерти, могут быть признаны её причиной только в том случае, если в момент их совершения они явились необходимым условием её наступления, т. е. таким условием, не будь которого, смерть не наступила бы;

3) эти действия (бездействие) в момент их совершения должны создавать реальную возможность наступления смерти.

Уголовная ответственность за вредные последствия должна наступать в том случае, если доказано, что они порождены конкретным  противоправным деянием, попадающим под запрет уголовного закона. При установлении случайной причинной связи уголовная ответственность за вредный результа исключается.31

По общему правилу время, место, обстановка, способ совершения убийства, не влияют на квалификацию содеянного, за исключением ситуаций, когда они названы законодателем в качестве отягчающих или смягчающих обстоятельств.

Таким образом, когда именно способ убийства характеризует преступление как совершенное с особой жестокостью – материалами уголовного дела должно быть доказано, что причиной смерти потерпевшего явились противоправные действия виновного, носившие характер особых мучений и страданий. Но, также в том случае, когда смерть потерпевшего наступает не от действий виновного, носящих характер особых мучений и страдании, а в результате других действий, которые являются продолжением особо жестокого способа убийства – также должно быть квалифицировано по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Всякое убийство свидетельствует об известной жестокости преступника. Однако для убийства, предусмотренного п. "д" ч. 2 ст. 105 УК, требуется не всякая, а особая («нечеловеческая»,  исключительная) жестокость.

С.И Ожегов  определяет слово «жестокий», как  крайне суровый, безжалостный, беспощадный; очень сильный, превосходящий обычные размеры, степень.

Жестокость — это не просто крайняя суровость, а переход вполне определённых нравственных границ. Жестокое наказание — это не просто тяжёлое, а наказание, не соответствующее тяжести вины. Например, когда руководители гитлеровской Германии были приговорены к повешению, вряд ли кто-то смог бы обвинить Нюрнбергский трибунал в жестокости. А вот когда в позапрошлом веке к тому же приговаривали карманного воришку, то это была самая настоящая жестокость и варварство. Жестокий человек всегда оказывается за пределами этики, жестокость и доброта — это совершенные антонимы, и жестокость обязательно подразумевает безнравственность. 32

Жесто́кость — морально-психологическая черта личности, которая проявляется в бесчеловечном, грубом, оскорбительном отношении к другим живым существам, причинении им боли и в посягательстве на их жизнь. Также считается, что это социально-психологический феномен, выражающийся в получении удовольствия от осознанного причинения страданий живому существу неприемлемым в данной культуре способом.33 

Ю.М.Антонян под жестокостью как чертой личности  понимает стремление к причинению страданий, мучений людям или животным, выражающееся  в действиях, бездействиях, словах, а также фантазировании соответствующего содержания. При этом проявления жестокости могут быть преднамеренными или импульсивными, сознательными или бессознательными34.

По мнению О.Ю. Михайлово, жестокость является вполне конкретным свойством личности насильственного преступника, которое проявляется в антиобщественном поведении, направленном на причинение страданий. В основе жестокости лежат дефекты ценностно-нормативной сферы человека, а именно, нарушение ценности другого человека.35

Жестокость в большинстве случаев рассматривается как синоним агрессии или её крайнего проявления — деструктивная агрессия (осознанное стремление причинить вред другому живому существу, либо поведением, на это направленное).

«Агрессивность» и «жестокость», «особая жестокость» - неравнозначные понятия. Жестокость и особая жестокость как свойства личности заключаются в осознанном причинении вреда другим индивидам в виде мучений и страданий либо особых мучений и страданий. Жестокость - это отвращение к жизни и наиболее полное воплощение ненависти, очень часто ненависти безадресной, ненависти вообще, ненависти ко всем.

Агрессивность - это свойство личности, заключающееся в причинении вреда другим людям или в угрозе его причинения. Агрессивность - более широкое понятие, поскольку не всегда агрессивные действия носят жестокий характер. Вместе с тем, любая жестокость агрессивна. Агрессия является неотъемлемой чертой целого ряда деятельности. Но агрессивность перестает быть таковой, как достигает иного качества - жестокости.

Жестокость как свойство личности проявляется у человека в процессе социализации, жизнедеятельности. Совершение жестоких действий - это целенаправленное причинение (психической или физической) боли. Это глубоко осмысленное, целенаправленное поведение человека. Оно не может быть инстинктивным, так как включает в себя интеллектуально-волевой элемент деятельности субъекта, особенно при направленности умысла субъекта на совершение особо жестоких деяний. В отличие от жестокости агрессивность включает в себя только волевой элемент деятельности, при котором человек совершает действия, направленные просто на причинение вреда без дополнительных последствий. Таким образом, жестокость является свойством личности как социального типа, и более опасным, чем агрессивность.

Особая жестокость – какая-то исключительная жестокость, превышающая по своей степени обычную, имеющую место в той или иной мере в каждом насильственном преступлении. В связи с этим, представляется, что  особая жестокость в отличии от обычной жестокости, которая определяется как крайняя суровость, безжалостность, беспощадность, причинение страдания, то есть физической или нравственной боли, мучения36, обладает некоторыми дополнительными признаками.

Принципиальная «особость» жестокости в отличии от обычной состоит в том, что  особая жестокость совершенно не обязательна для данного преступления. Она не является необходимым условием его совершения или наступившего за ним результата и представляет собой дополнительное физическое или психическое страдание для потерпевшего или его близких, которое виновный сознательно причиняет или допускает. В особой жестокости проявляется особое субъективное отношение виновного к потерпевшему или его близким, не охватываемое умыслом на совершения преступления, а составляющее самостоятельный умысел, который отсутствует при аналогичном деянии, но совершаемом без особой жестокости.

Понятие «особая жестокость» принадлежит к числу тех понятий, которые с трудом поддаются точному и однообразному юридическому пониманию. Уголовный закон признает «особую жестокость» обстоятельством, влияющим  на содержание и объем ответственности, но, в тоже время, не называет критериев, на основании которых «особая жестокость» приобретает уголовно-правовой статус.

Понятие «особая жестокость»  - оценочное понятие, содержание которого в каждом случае устанавливается субъектом правприменения, исходя из его правосознания, на основе выделения в конкретном деянии существенных признаков, составляющих содержание данного оценочного понятия. Специфичность его в том, что оно остается «открытым»  то есть к нему всегда может быть добавлен еще один новый существенный признак, на основании которого отдельный единичный предмет относится к классу, обозначенному этим понятием37.

Особая жестокость - понятие этико-правовое. Его установление относится к компетенции следственных органов и суда, которые руководствуются нормами морали и нравственности, принятыми в цивилизованном обществе. Вывод суда о возможности отнесения конкретного убийства к  убийству, совершенному с особой жестокостью базируется на анализе всех объективных и субъективных признаков состава преступления.

Анализ уголовного законодательства и практики его применения показывает, что признак «особая жестокость» выполняет в уголовном праве  2 функции: квалифицирующий признак состава преступления и обстоятельство, отягчающее ответственность. Вторая функция может иметь место как в сочетании с первой, так и без нее.

Особая жестокость в качестве обстоятельства, отягчающго ответственность за убийство впервые была закреплена в п. «г» ст. 102 УК РСФСР 1960 г.

Убийство, совершенное с особой жестокостью – состав убийства с отягчающими обстоятельствами, квалифицированный состав. В юридической литературе принято делить отягчающие обстоятельства, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК РФ, на группы по элементам состава преступления. Отягчающее обстоятельство, рассматриваемое  в данной курсовой работе, относится к обстоятельствам, характеризующим объективные свойства убийства. Поскольку, как показывает судебная практика, в большинстве случаев именно способ убийства свидетельствует о проявлении особой жестокости.  

Любое преступление представляет собой единство объективных и субъективных признаков, характеризующих поведение лица, совершившего общественно-опасное деяние38, поэтому исследование данного состава преступления невозможно без изучения вопросов субъективной стороны убийства с особой жестокостью. То есть,  признаки свидетельствующие об особой жестокости, необходимо рассматривать через призму субъективной стороны39. Т.к. необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение именно такого убийства, при тех или иных квалифицирующих признаках.

Пленум Верховного Суда  РФ от 27.01.1999 г. говорит, что «для признания убийства, совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью».40 Особенности объективной стороны убийства, в частности способа, позволяют правоприменителю   сделать правильный вывод о наличии или отсутствии умысла виновного на совершение убийства с особой жестокостью.

Необходимо иметь в виду, что согласно закону особая жестокость связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости.

Под особой жестокостью убийства понимается как особая жестокость способа убийства и его последствий (особо мучительный для убитого способ совершения преступления), так и особая жестокость личности убийцы (бессердечие, безжалостность, свирепость, беспощадность), проявившуюся в совершенном преступлении.

В постановлениях Пленума Верховного суда РФ, комментариях к уголовному законодательству, иной уголовно правовой литературе, а также при анализе судебно – следственной практики выделено свыше 10 признаков и проявлений  особой жестокости.

Если принять в качестве основания относимость признаков к разным элементам состава преступления – то признаки «особой жестокости»  связанные с объективной стороной преступления:

  1.  В связи с его  способом: использование непосредственно до или в процессе его совершения пытки, истязания, мучения, термического, химического, криогенного средства, мучительно действующих ядов, кислоты, эссенции и т.п.; прижизненное многократное нанесение ран, иных болевых ощущений; откаж пощадить жертву, находящуюся в тяжелом состоянии.

Признак особой жестокости присутствует тогда, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.).

  1.  С использованием или созданием специальной обстановки: совершение преступления в присутствии близких потерпевшего, сознающих характер действий виновного.

Из вышесказанного можно определить, что особая жестокость -  сопровождающее или следующее за убийством, необязательное для его совершения и наступления обычных последствий, в виде смерти лица, умышленно действие или бездействие, состоящее в причинении потерпевшему или его близким дополнительного, как правило, тяжелого, физического или психического страдания.

Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.41 

Различают проявление особой жестокости до, в процессе и после совершения убийства.

Особая  жестокость  ДО совершения убийства может выражаться в пытках, истязании, глумлении и иных действиях, глубоко унижающих достоинство потерпевшего. Намерение лишить жизни может возникнуть сразу же после этих действий, не требуется квалификации по совокупности.

Истязание  (ст. 117 УК РФ)  -  причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями.

Особая жестокость является родовым понятием по отношению к понятию «истязание». Истязание является не чем иным как способом причинения особых мучений и страданий.  

Так, В., находившийся  в состоянии алкогольного опьянения, на почве ссоры со своей матерью нанес ей несколько ударов поленом по голове. После этого накинул петлю ей на шею, свободный конец веревки перекинул через балку, закрепив на ручке двери, несколько раз открывал и закрывал дверь, вследствие чего веревка то ослабевала, то сильно натягивалась. В. Продолжал подобные действия до наступления смерти матери в результате механической асфиксии.42

Относительно истязания, необходимо  отметить, что для квалификации содеянного по п. «д» ч 2. Ст. 105 УК РФ необходимо доказать, что умысел на рассматриваемый вид убийства должен возникать до истязания жертвы либо в процессе истязания в этом случае дополнительной квалификации по ст. 117 УК РФ не требуется, поскольку полностью охватывается п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Если умысел на убийство возник уже после истязания, то в данном случае на лицо совокупность преступлений, и действия виновного следует квалифицировать по ст. 117 и соответствующей части ст. 105 УК РФ.

Особая жестокость в процессе лишения жизни чаще всего выражается в способе, особо мучительном для жертвы: использование мучительно действующего яда, сожжение человека заживо, длительное лишение потерпевшего пищи, воды или тепла, воспрепятствование оказанию помощи истекающему кровью лицу и т. п. Общее, что объединяет эти способы, а также пытки, истязания, — причинение явно излишних, не обусловливаемых целью лишения жизни страданий.

Такой, например, характер носили действия Н. и Н-на, осужденных Ростовским областным судом за зверское убийство на почве ссоры гр-на К. Преследуя цель причинить К. особые мучения и страдания, подсудимые нанесли ему множество ударов в область головы, шеи, туловища. Н.избивал К. стулом, колол лезвиями ножниц, а Н-н наносил ему удары железными ножками табурета, отрезал ему ножницами уши, лезвием безопасной бритвы резал ему кожу на спине. Истязание К., находившегося в беспомощном состоянии, длилось не менее трех часов. Он стонал, вскрикивал, хватался руками за пол, но Н-н сказал: "Пусть подыхает, пусть мучается!" От полученных множественных повреждений К. скончался.43

Даже если доказано, что виновный осознавал особо жестокий характер своих действий по отношению к потерпевшему, но потерпевший не испытывал особых мучений и страданий, то виновный не должен нести ответственность за убийство с особой жестокостью.

Принимая во внимание сказанное, следует признать обоснованным решение коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу об убийстве Г. Суд справедливо исключил из приговора, вынесенного в отношении него квалифицирующий признак особая жестокость, поскольку само по себе нанесение множества телесных повреждений не является основанием для квалификации действий виновного по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта все телесные повреждения в области шеи и грудной клетки причинены потерпевшему в короткое время. Данных о том, что С. испытывал особые мучения и страдания при нанесении ему осужденным ранений в процессе лишения жизни, в деле не имеется.

Исследования судебной практики позволяют сделать вывод о том,  что нанесение в процессе лишения жизни потерпевшему большого количества  телесных повреждении является единственным основанием для квалификации действий виновного по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Однако нанесение большого количества телесных повреждений само по себе еще не говорит об особой жестокости. 

Так., приговором Самарского областного суда был осужден Обсоков по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Верховный суд исключая п. «д» указал, что множественность ранений при убийстве не может быть признано обстоятельством, которое во всех случаях следует рассматривать как свидетельство, особой жестокости: иных фактов, свидетельствующих о том, что у Обсокова была не только цель лишить Сысолетина жизни, но и жестоко мучить и истязать его до того, как он будет убит, по делу не установлено.44

В то же время, отменяя приговор по делу Прокудина, осужденного Кемеровским областным судом по ст. 103 УК РСФСР. Кассационная инстанция указала, что при исключении признака «особой жестокости» убийства из обвинения Прокудина суд первой инстанции ограничился указанием: «нанесение потерпевшей при совершении убийства не менее 14 ударов по количеству не может свидетельствовать о проявлении особой жестокости». Суд не оценил показания осужденного о том, что он избивал потерпевшую в течение полутора часов и «отбил себе ноги», он бил ее также железной трубкой. Суд не учел и показания свидетеля Луговской о том, что Прокудин так бил потерпевшую, что рабочая часть металлической швабры отломилась45

В тех случаях, когда обвинение лица в совершении убийства с особой жестокостью основывается предварительным следствием только лишь множественностью телесных повреждений, причиненных потерпевшему, большое значение для правильной квалификации имеет заключение судебно –медицинской экспертизы трупа потерпевшего.

Если будет установлено, что смерть потерпевшего наступила от единичных действий виновного, а большое количество телесных повреждений причинено потерпевшему уже после смерти, а также, если потерпевший, например, потерял сознание после первых ударов и от остальных не чувствовал боли – признак особой жестокости будет отсутствовать.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ переквалифицировала действия Б. с п. «г» ст.102 на ст. 103 УК РСФСР. Б нанес своей знакомой Бабиной 4 удара ножом в грудь и ягодицы. Затем перетащил ее на территорию стройки и осколком стекла нанес три удара в шею и голову, причинив резаные раны на шее с повреждением артерии. После этого он забросал Бабин кирпичами, досками и другими предметами. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ , изменяя приговор, указала на то, что в обоснование вывода о проявлении осужденным особой жестокости при совершении убийства суд первой инстанции указал, что потерпевшей было нанесено множество (семь) ударов ножом и разбитой бутылкой. Б. волочил ее, бросал на нее камни, доски и другие предметы, тем самым причинял ей особые мучения и страдания. Как видно из заключения судебно –медицинского эксперта, смерть потерпевшей наступила  от острой кровопотери, развившейся  вследствие проникающих ранений  грудной клетки и шеи с повреждением сонной артерии. Вместе с тем, действия Б.,  которые суд первой инстанции расценил как проявление особой жестокости (волочение тела, забрасывание его строительным мусором), были совершены с целью сокрытия трупа, а не для того, чтобы причинить потерпевшей особые мучения и страдания.  Как показал Б. в судебном заседании, убив потерпевшую, он испугался и решил спрятать труп. Кроме того, согласно заключению, допрошенного в судебном заседании судебно – медицинского эксперта, после получения черепно -мозговой травмы потерпевшая могла потерять сознание, при этом она не чувствовала боли; часть телесных повреждений могла образоваться при забрасывании трупа кирпичами и другими предметами. Таким образом, в материалах дела не имеется данных,  которые подтверждали бы, что Б., совершая убийство, причинял потерпевшей особые мучения и страдания.46

Аналогичное решение было принято по делу Н. Президиумом Верховного суда РФ, который в своем постановлении указал, что суд первой инстанции ошибочно квалифицировал убийство, как совершенное с особой жестокостью,  при этом сославшись в приговоре на множественность  телесных повреждений. Между тем, сам по себе факт множественности телесных повреждений не может свидетельствовать об особой жестокости. Потерпевшему было нанесено 6 ударов по голое. Смерть наступила от открытой черепно –мозговой травмы. Согласно заключению судебно – медицинского эксперта, после получения травмы головы потерпевший находился в бессознательном состоянии.47

К бессознательному  состоянию потерпевшего и притуплению боли может привести состояние сильного алкогольного опьянения потерпевшего, что также должно быть подтверждено заключением судебно-медицинской экспертизы трупа.

Так, трое несовершеннолетних были признаны виновными в совершении умышленного убийства П.

Исключая из объема предъявленного  подсудимым обвинения такое отягчающее обстоятельство, как особая жестокость суд указал следующее:  проявления особой жестокости органы предварительного следствия усмотрели в множественном (не менее 12) нанесении ударов в область головы потерпевшего. Однако,  в момент нанесения телесных повреждений потерпевший находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, что притупляло боль. Обстоятельств, указывающих на то, что он испытывал особые страдания, не установлено.48

Данная позиция судебных  органов, на мой взгляд, является правильной. То есть, даже если материалы уголовного дела доказывают, что виновный осознавал особо жестокий  характер своих действий, но обстоятельства уголовного дела свидетельствуют о том,  что потерпевший не испытывал особых мучений и страданий – такое лицо не должно нести ответственность за убийство, совершенное с особой жестокостью. Тут отсутствует такой элемент  объективной стороны убийства, совершенного с особой жестокостью, как особо мучительный способ убийства.

В Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.1999г.      «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» не раскрывается понятие «множественность телесных повреждений». Отсутствие каких-либо ограничений тут, на мой взгляд, также является правильным, поскольку  при квалификации по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ  суд, следователь должны делать вывод исходя из обстоятельств каждого конкретного дела.

Так, С. Был осужден Московским городским судом за совершение убийства с особой жестокостью своей сожительницы Б., которой он нанес топором не менее 10 ударов топором и убил ее. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР указала, что  преступные действия С. Квалифицированы правильно, поскольку установлено, что убийство Б. было совершено с особой жестокостью, о чем свидетельствует характер его действий.49

В отдельных случаях множественность ранений может свидетельствовать  не о проявлении особой жестокости виновным, а  о состоянии физиологического аффекта, в котором находилось такое лицо. Именно в состоянии физиологического аффекта виновный может не осознавать характер и степень тяжести отдельных ранений, которые он причиняет потерпевшему. В таких случаях действия виновного лица являются немедленно ответной реакцией на причиненное насилие, оскорбление, иные противоправные  действия потерпевшего и обусловлены «снижением сознания, смутным пониманием последствий, резким уменьшением волевой возможности управления поведением»50

Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что очень важное значение для правильно квалификации  имеет заключение психолого-психиатрической экспертизы о его психологическом состоянии в момент совершений инкриминируемых  ему действий.

Если будет установлено, что в момент совершения убийства виновный находился в состоянии аффекта и множественность телесных повреждений объясняется именно этим – его действия подлежат квалификации по ст. 107 УК РФ.

Также, кроме экспертизы важное значение имеет полной, всестороннее изучение всех обстоятельств дела, которые могут подтвердить  факты насилия, издевательства или других противоправных, аморальных действий  со стороны потерпевшего, либо длительной психотравмирующей ситуации, которые в свою очередь, могли послужить  причиной аффективного состояния виновного.  В  противном случае будут судебные ошибки.

Московским городским судом К. была признана виновной  в умышленном убийстве Г. с особой жестокостью. К. с целью занятия проституцией  сняла квартиру у Г., который подвергал ее частым побоям, понуждая к действиям сексуального характера помимо ее воли. Испытывая постоянный страх перед Г.,  который угрожал убить ее, мать и сестру, К. ощущала себя незащищенной, а сложившуюся для нее ситуацию считала безысходной. Вечером 13 августа 1995 года К и Г. находились в квартире вдвоем. Узнав о том, что ее разыскивают работники милиции Г. разозлился и стал ее избивать, затем снял с себя и с нее одежду, ударил головой о шкаф и, не обращая внимания на ее крик, совершил  насильственные действия сексуального характера. К. нанесла потерпевшему множественные удары двумя кухонными ножами и двумя вилками, причинив 78 колото-резаных ран лица, шеи, груди, живота, рук и ног, 28 из которых были проникающими в брюшную и грудную полость с повреждением сердца, легких, печени и правой почки, относящихся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни. От полученных ранений Г. скончался на месте происшествия. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор суда был оставлен без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решении, о переквалификации действий К. с п. «г» ст.102 УК РСФСР на ч. 1 ст. 107 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ протест удовлетворил, указав на то, что выводы суда о совершении К. умышленного убийства Г. с особой жестокостью не соответствует им же установленным обстоятельствам преступления.

По делу видно, что Г. в период с 6 по 13 августа 1995 года, запугивая К. угрозами и побоями, лишая ее тем самым возможности оказать ему реальное сопротивление, неоднократно совершал насильственные действия сексуального характера. Днем 13 августа 1995г. К. вновь подверглась циничному насилию со стороны Г. Это привело ее в состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, что подтверждается заключением экспертов,  проводивших стационарную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу и установивших, что в результате агрессивного насилия, побоев, унижений и грубых оскорблений К. оказалась в ситуации эмоционального напряжения, которое в сочетание со свойственными ей личностными особенностями характеризовалось возникновением субъективных переживаний, чувств страха, тревоги, обиды, несправедливости, оскорбленного достоинства, а также физической боли. Острое ощущение страха и безысходности с большим нарастанием напряжения привели К. к нехарактерным для нее агрессивным действиям с достаточно хаотичной сменой орудия нанесений ударов, понижению способности целостного осмысления возможных последствий своих действий. Установленные судом мотивы, обстоятельства совершения преступления, психологическое состояние К. непосредственно в момент совершения преступления позволяют сделать вывод о совершении ею убийства Г. в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством со стороны потерпевшего, а также длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением  потерпевшего. Т.е. о совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.107 УК РФ.51

На данном примере видно, что действия лица, нанесшего потерпевшему множественные телесные повреждения  в короткий промежуток времени, объясняются состоянием физиологического аффекта и не могут быть доказательствами того, что виновная  осознавала, что причиняет потерпевшему особые мучения и страдания в процессе лишения его жизни.

Также, множественность телесных повреждений может объясняться не только состоянием физиологического аффекта. Она может быть результатом возбужденного состояния убийцы, который также не осознает того факта, что причиняет особые мучения и страдания жертве.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, изменяя приговор Калининского областного суда в отношении П., осужденного за убийство с особой жестокостью своей сожительницы, переквалифицировав его действия на ст. 103 УК РСФСР, указала в определении, что множественность ранений при убийстве не может быть признана обстоятельством, которое само по себе  во всех случаях следует рассматривать как свидетельство совершения преступления с особой жестокостью.

Из обстоятельств дела можно лишь заключить,  что нанесение потерпевшей 6 ранений ножом в различные части тела, от которых наступила ее смерть, было результатом возбужденного состояния П., который в день убийства предложил потерпевшей, с которой ранее сожительствовал, перейти жить к нему в дом, угрожая в случае отказа рассказать о их связи мужу потерпевшей или покончить жизнь самоубийством, потерпевшая на это не согласилась, после чего он ннес ей указанные телесные повреждения.52

Проявление особой жестокости в процессе лишения жизни может быть также связано с убийством потерпевшего путем сожжения заживо. Данный вид убийства с особой жестокостью характеризует такой признак объективной стороны, как способ убийства, при котором потерпевший испытывает особо сильную и мучительную боль от ожогов, вдыхания окиси  углерода.

Пермским областным судом Е. признан виновным в совершении умышленного убийства Стародубцевой с особой жестокостью. Е.  облил Стародубцеву легковоспламеняющимся нитролаком и поджег спичкой. От полученных ожогов  в мучениях и страданиях потерпевшая скончалась. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ приговор в части осуждения Е. по п. «д»  ч. 2 ст.105 УК РФ оставила без изменений, указав, что, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Стародубцевой наступила от  термических ожогов лица,  переднее - боковых поверхностей шеи, туловища, верхних конечностей обоих бедер, промежности, ожога около  60 % поверхности тела. Обливая потерпевшую нитролаком и поджигая ее, Е. осознавал общественно –опасный характер своих действий, предвидел общественно – опасные последствия – смерть потерпевшей. При таких обстоятельствах, с учетом характера и способа совершения преступления, избранного Е., суд обоснованно пришел к выводу, что виновный убил потерпевшую с особой жестокостью, и правильно квалифицировал его действия.53

В убийствах в состоянии аффекта и в возбужденном состоянии из ревности виновный в силу изменений в психике вполне может не осознавать того факта, что причиняет потерпевшим особые мучения и страдания, продолжая беспорядочно наносить многочисленные ранения. Они наносятся в короткий промежуток времени, мгновенно, что свидетельствует  о том, что лицо, наносящее удары  неспособно осознавать факт причинения потерпевшим особых  мучения и страданий.

Множественность может объясняться и другими обстоятельствами уголовного дела, например, состоянием необходимой обороны, что вообще исключает преступность деяния.

Причинение лицом,  находящимся в состоянии необходимой обороны большого количества ранений нападающему, может объясняться физическим превосходством того лица, которое совершает посягательство. Лицо, же, которое действует в состоянии необходимой обороны может осознавать, что причиняет посягающему особые мучении и страдания. Однако, причиняя их, оно защищает себя или других лиц, охраняемые уголовным законом интересы общества или государства от общественно опасных посягательств, и поэтому такое деяние не является противоправным. Также, не могут быть квалифицированны  как убийство с особой жестокостью действия лица, которое превысило пределы необходимой обороны.

Таким образом, когда множественность нанесения телесных повреждений не объясняется состоянием аффекта виновного или действиями лица в состоянии необходимой обороны, а также, ее превышения и умысел виновного направлении именно на причинение смерти потерпевшему – можно говорить о совершении убийства с особой жестокостью.

Смерть потерпевшего может наступить от ожогов термического характера, от отравления окисью углерода, от  болевого шока. Убийство с особой жестокостью будет иметь место и в том случае,  если смерть потерпевшего наступит от других противоправных действий виновного, направленных на лишении жизни потерпевшего: удушение, выстрел из огнестрельного оружия, – совершенных после поджога.

Если же обстоятельства дела не свидетельствует о проявлении виновным особой жестокости в процессе совершения убийства и совершен поджог трупа, то действия виновного нельзя квалифицировать  по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Использование мучительно действующего яда будет свидетельствовать об особой жестокости виновного в том, случае, если будет доказано, что виновный знал о подобных свойствах данного яда.

Особая жестокость после лишения жизни может выражаться в глумлении над трупом, каннибализме. Ранее практика однозначно рассматривала такое поведение в качестве разновидности особой жестокости, что вряд ли верно, поскольку в законе сказано об убийстве с особой жестокостью, а не о лишении жизни, "сопряженном" с проявлениями особой жестокости. Пленум Верховного Суда не включил в число разновидностей квалифицирующего признака глумление над трупом, но, в то же время, указал, что уничтожение или расчленение трупа  с целью сокрытия преступления не может служить основанием для квалификации убийства по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК. Таким образом, следуя логике Пленума, не исключается квалификация по п. "д", когда уничтожение или расчленение трупа осуществляется не с целью сокрытия преступления, а по иным причинам, в том числе в силу садистских наклонностей убийцы. Следуя той же логике, и каннибализм убийцы должен влечь ответственность по п. "д", что вряд ли верно.

Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Тут нет объективного признака особой жестокости – нет причинения особых страданий перед лишением жизни или в процессе лишения жизни.  Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст.105 и по ст.244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.54

Бородин С.В. высказывал следующую точку зрения: «для признания убийства, совершенного с особой жестокостью, которая выразилась в глумлении над трупом или в расчлени трупа, должно быть установлено, что виновный совершал такие действия, не осознав еще, что убийство уже совершено.55

В некоторых случаях такой же позиции придерживаются и судебные органы.

Так, в описательной части приговора в отношении Г., осужденного по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, наряду с особу мучительными для потерпевшей действиями, выразившееся в нанесении 31 удара ножом в жизненно важные органы, суд указал также на то, что  после наступления смерти потерпевшей Г.  продолжал действовать с особой жестокостью и, глумясь над трупом,  снял с трупа потерпевшей колготки и нанес 3 удара ножом, причинив 3 посмертные резаные раны.56

Глумление над трупом или его расчленение не может свидетельствовать об убийстве с особой жестокостью ,на мой взгляд, в любых ситуациях. Так как труп уже не испытывает никаких страданий и мучений. Также, уголовная ответственность по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК ФР наступает именно за убийство, совершенное с особой жестокостью,  не за действия, какие бы они не были, но последовавши после него. После совершения убийства общественные отношения по охране жизни человека прекращаются.

При выяснении объективной стороны убийства, совершенного с особой жестокостью, необходимо также уделять внимание месту, времени, способам, орудиям и всей обстановке совершения этого преступления.

Так, например, Д. признан виновным в убийстве, совершенном с особой жестокостью. Вечером в своей квартире он распивал спиртные напитки вместе со своей женой и ее подругой, после чего пошел провожать подругу жены на автобусную остановку. Вернувшись и не застав жену дома, подозревая ее в супружеской неверности, он пошел к строительному вагончику, находившемуся рядом с их домом, куда ранее жена неоднократно прходила. В окно он увидел обнаженных жену и постороннего мужчину. Д. пошел домой, взял тряпки, пропитанные легковоспламеняющейся жидкостью, поджог их и бросил в тамбур вагончика, закрыл внешнюю дверь металлическим болтом и трубой и дополнительно подпер ее деревянным бруском. В результате возникшего пожара потерпевшие погибли в результате отравления окисью углерода. Оценив в совокупности собранные по делу доказательства, суд, квалифицировал действия Д. по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по ч.2 ст. 167 УК РФ и указал, что,  совершая поджог деревянного легковоспламеняемого вагона «бытовки» с решетками на окнах и умышленно закрыв внешнюю дверь вагона Д. желал наступления смерти потерпевших. О совершении преступления с особой жестокостью свидетельствует его способ и отношение к нему подсудимого. Поджигая помещение, где находились люди, Д. в силу своего возраста и профессионального опыта (маляр, газоэлектросварщик) не мог не осознавать последствий своих действий. Из горящего помещения слышал крики о помощи, понимал, что жертвы испытывают особые мучения от удушения и огня, мог открыть дверь, но не сделал этого. На особые мучения потерпевших показал и свидетель И.,  так как в течении длительного времени он и  другие люди, видя лица потерпевших и слыша их крики из горящего вагона, пытались оказать им помощь, но не смогли этого сделать в силу разгоревшегося пожара.57

Понятие  особой жестокости связывают как  со способом убийства, так и с иными обстоятельствами, как правило, с обстановкой совершения преступления.

Причинение смерти в присутствии близких потерпевшего, в отношении беспомощного лица в силу возраста (малолетний, престарелый), болезни (физические или психические особенности потерпевшего) или иного состояния (сильное опьянение, непреодолимая сила и т.п.), когда потерпевший понимал, осознавал, что его пытаются лишить жизни, просил пощады, умолял виновного не убивать его, изо всех сил пытался хоть как-то себя защитить, убежать от убийцы, а виновный, несмотря на все это, тем не менее, причиняет потерпевшему смерть.

Например, П., ранее дважды судимый, систематически злоупотреблял алкоголем, учинял скандалы в доме и избивал свою сожительницу О., от которой у него было два малолетних сына. О. работала в котельной одной из общеобразовательных школ. Однажды П. пришел на работу к О. (вместе с ней там находились и сыновья) и стал требовать, чтобы она шла домой. О. не могла покинуть место работы. Тогда П. избил ее и заявил, что, если она не выполнит его требования, он убьет их годовалого сына. О. взяла сына на руки, но П. вырвал его из ее рук, схватил за ноги и на глазах у О. ударил головой о бетонный пол. От полученной черепно-мозговой травмы мальчик тут же скончался. Ростовский областной суд признал убийство ребенка в присутствии матери совершенным с особой жестокостью.

Из данного примера видно, что обстановка совершения убийства также может характеризовать его, как убийство, совершенное с особой жестокостью. В данном случае потерпевшие испытывали особые мучения и страдания не только от   ожогов, удушения, но и от обстановки совершения убийства. Они осознавали неизбежности своей смерти в огне, свою неспособность выйти из запертого помещения, что впоследствии привело к их смерти.

Особая жестокость может проявляться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц. В целом, убийство  потерпевшего всегда причиняет его близким тяжкие страдания. В данном случае законодатель выделяет «особые» страдания, позволяющие квалифицировать содеянное по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В отличие от «обычных» тяжких, «особые» страдания близких потерпевшего есть необычайно тяжкие, исключительные по тяжести страдания. Эти лица наряду с тяжкими переживаниями самого факта смерти потерпевшего переживают еще и процесс ее причинения. Как очевидцы, они вначале переживают ужас грозящей близкому им лицу смерти, затем отдельные элементы механизма лишения его жизни и только после этого — сам факт его смерти. Причем тяжесть их страданий усугубляется тем, что на первых этапах они либо бессильны защитить жизнь потерпевшего, либо пытаются сделать это, но безуспешно. Эти из ряда вон выходящие как по характеру, так и по силе переживания, страдания, дополняющие «обычные» тяжкие, и делают весь комплекс страданий близких потерпевшего необычайно, исключительно тяжким, а потому и особым.58

Постановление Пленума Верховного Суда РФ « о судебной практике по делам об убийстве» не раскрывает понятие  «близкие потерпевшему лица». Судебная практика к  категории близких потерпевшему лиц относятся не только его родственники, перечень которых определен в уголовно –процессуальном законодательстве, но и любые другие лица, которых с потерпевшим связывали особо близкие отношения, но при этом виновный должен знать о наличии подобных отношений между потерпевшим и этими лицами. Причем для квалификации действий виновного по п. «д» ч. 2 ст.105 УК  РФ не имеет значения, когда убийца узнал о таких отношениях: до убийства или в его процессе.

Гражданин Т. Признан виновным в совершении убийства с особой жестокостью. 11 мая 1996г. около трех часов ночи, имея умысел на убийство двух лиц: Л. И Е., которые запрещали дочери Е., 1978 года рождения, с ним встречаться, пришел к ним в квартиру, зашел в комнату, где они спали, и с целью убийства с особой жестокостью нанес потерпевшим, проживающим совместно длительное время, в присутствии друг друга множество ударов по различным частям тела металлическим прутом и ножами, несмотря на их сопротивление.59

Особые душевные страдания могут причиняться не только близким, но и самой жертве. Особо сильная душевная травма причиняется малолетним и их близким,  когда убийство близкого для них человека совершается на их глазах.

Так Б. признана виновной в том, что по месту жительства, имея умысел на лишение жизни своего сожителя С., нанесла последнему не менее 228 ударов топором в жизненно важные органы  в присутствии их восьмилетней дочери. Суд, квалифицируя действия виновной как убийство, совершенное с особой жестокостью, указал, что об этом, в частности свидетельствует обстановка совершенного преступления: совершение преступления в присутствии малолетней дочери потерпевшего и подсудимой, которой Б. заранее сообщила о намерении убить отца. Из показаний дочери, оглашенных в суде, следует, что накануне убийства ее родители в очередной раз поссорились, через некоторое время в ее комнату  вошла мать и сказала, что убьет папу, и минут через пять услышала крик отца. Выйдя из совей комнаты, дочь увидела окровавленного отца, бегущего в сторону балкона, кричавшего о помощи, и маму, бегущую за ним с топором. Мама била его топором и кричала: «На колени! Будешь знать, кого бить». Она просила маму этого не делать, но та велела ей идти спать.60

По п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо квалифицировать действия лица, которое перед убийством вырывает могилу на глазах у жертвы, причиняя тем самым особые страдания потерпевшему.

Также, по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ нужно квалифицировать действия виновного в том случае, если перед лишением жизни потерпевшему были причинены сильные душевные страдания, унижающие честь и достоинство. Они могут быть причинены высказыванием угроз расправы над близкими потерпевшего после его убийства, совершение перед убийством изнасилования близкого потерпевшему человека и другими подобными действиями.

На практике  возникает вопрос о квалификации  действия матери, совершившей  убийство новорожденного во время родов или сразу же после них на глазах у близкого новорожденному человека. Например, отца ребенка. Виновная осознает, что  причиняет ему особые душевные страдания своими действиями. Действующий УК РФ убийство матерью новорожденного ребенка рассматривает в качестве самостоятельного состава убийства, а квалифицирующие признаки ч.2 ст. 105 УК РФ относятся исключительно к ч.1 ст. 105 УК РФ и усиливают уголовною ответственность за убийство. Представляется, что действия виновной  подлежать квалификации по ст. 106 УК РФ, а не по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Особая  жестокость будет отсутствовать в действиях виновного лица, совершающего убийство в присутствии тех близких потерпевшего, которые не осознают происходящего в силу различных причин, например, страдающих психическими заболеваниями РФ.

Следует иметь в виду, что установление особой жестокости не входит в компетенцию судебно-медицинской экспертизы, так как понятие "жестокость" не является медицинским. Этот вопрос разрешается следственными и судебными органами61.

3.СУБЪЕКТ И СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА

3.1.СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

УК 1996 года не содержит специальной нормы «субъект преступления». Вместе с тем, в ст. 19 УК РФ  по существу дано определение общего субъекта преступления. Субъектом преступления является физическое лицо,  вменяемое и достигшее возраста уголовной ответственности, предусмотренного действующим уголовным законодательством. Анализ  положений данной статьи позволяет выделить 3  обязательных признака субъекта преступления:

  1.  Физическое лицо;
  2.  Его вменяемость;
  3.  Достижение им возраста уголовной ответственностью.

Субъектом убийства с особой жестокостью может быть только физическое лицо, отдельный гражданин. Гражданства лица значения не имеет. В отношении иностранцев и лиц без гражданства существуют лишь некоторые особенности их ответственности.    

По общему правилу ответственность за посягательства на жизнь наступает по достижении физическим лицом 16-летнего возраста. По ст. 105  УК РФ (ч. 1 и 2) субъектом убийства выступает лицо, достигшее 14 лет. Лицо должно быть вменяемым.

В отношении субъекта убийства, совершенного с особой жестокостью УК не предусматривает никаких иных признаков, помимо указанных  выше.

Устанавливая, в данном случае  14 летний возраст законодатель руководствуется, прежде всего, не степенью и характером общественной опасности преступления, а следующими обстоятельствами:

  1.  Виновные лица в данном возрасте уже могут в полной мере осознавать и оценивать ценность объекта посягательства и общественную опасность деяния;
  2.  Данные преступление в последнее время получили широкое распространение среди 14-15 летних виновных.

В соответствии со ст. 19 УК РФ Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом Российской Федерации.

Лицо считается достигшим возраста уголовной ответственности, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с 00.00 часов следующих суток.

В случае, если возраст лица определяется судебно-медицинской экспертизой, днем рождения такого лица считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет необходимо исходить из предполагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

В соответствии с ч.2 ст.9 УК РФ временем совершения преступления признаётся время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Следовательно, юридическим временем убийства является время совершения деяния (действия или бездействия), а не время наступления смерти.  Последствие в виде наступления смерти может не совпадать по времени с действием, смерть может наступить как мгновенно, так и спустя определенный промежуток времени после совершения деяния.

Если лицо достигло возраста уголовной ответственности за убийство после совершения деяния (нанесения телесных повреждений потерпевшему, отравление медленно действующим ядом, захоронение заживо, т.е. на стадии оконченного покушения), но до момента наступления смерти, то ответственность за убийство исключается.

Следующим признаком субъекта убийства, совершенного с особой жестокостью является вменяемость.

Вменяемость – способность лица, во время совершения общественно опасного деяния осознавать его фактический характер, общественную опасность, руководить своими поступками и вытекающая из этого способность быть ответственным за это деяние. Вменяемость характеризуется 2 критериями.

Для установления медицинского критерия полной вменяемости следует констатировать  отсутствие аномалий в психическом здоровье лица, совершившего  общественно опасное деяние.. Вменяемыми могут быть признаны и лица, имеющие определенные отклонения в психике, при наличие которых лицо имеет частичную возможность осознавать общественную опасность и фактический характер своего деяния. Такое состояние психики называется ограниченной вменяемостью.

Юридический критерий означает способность лица адекватно воспринимать окружающую действительность,  осознавать фактические обстоятельства совершаемого деяния, а также социальное, правовое и, в частности, уголовно-правовое значение своих поступков.

В уголовном праве действует презумпция вменяемости – лицо считается вменяемым, если не доказано обратное.

Согласно ч 1. ст.21 УК РФ не подлежит уголовной ответственности лицо, которое в момент совершения общественно  опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) или руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики. К такому лицу могут быть применены принудительные меры медицинского характера  (ч.2 ст. 21 УК РФ).

В соответствии со ст. 443 УПК РФ, при вынесении судом постановление об освобождении лица от уголовной ответственности и назначении ему  принудительных мер медицинского характера должен быть разрешен в том числе и вопрос и вопрос о том, имело ли место общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом.

В доктрине «особая жестокость»  рассматривается в качестве категории, характеризующей крайне отрицательные  черты личности преступника: бесчеловечность, безжалостность. В отличие от вменяемого лица, невменяемое не может проявлять  в силу болезненного состояния психики особую жестокость. Такое лицо, как правило, проявлять агрессивность.

Судебная практика также говорит о том, что  различные психические расстройства, не исключающие вменяемости, могут способствовать совершению убийства с особой жестокостью.

Отклонения психики, вызванные психическими расстройствами и болезнями, не исключающими вменяемости, могут способствовать развитию таких отрицательных черт личности, как агрессивность, жестокость.

Так В., был осужден за совершение убийства с особой жестокостью с. Он нанес потерпевшей не менее 103 ударов ножом в жизненно важные органы. Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы с участием психолога, В. Обнаружил умеренно выраженную истеро-неустойчивую психопатию, проявляющуюся в аффективной неустойчивости, возбудимости, эгоцентризме, истероидных реакциях, суицидальном поведение. Непсихотипические личностные девиации не лишают В. Способности осознавать фактический характер и социальную опасность своих действия и руководить ими. Имеющаяся у В. Истеро-неустойчивая психопатия с проявлением аффективной неустойчивости и возбудимости, самовзвинчивания на фоне алкогольного опьянения, способствовала и облегчала ему совершение инкриминируемых ему деяний. В судебном заседании была проведена психологическая экспертиза, на основании которой судом был сделан вывод о том, что В. Не находился в состоянии физиологического аффекта.62

И. осужден  по п. «д» ч. 2 ст.105 УК РФ. Судом было установлены следующий обстоятельства совершения преступления.  И. злоупотреблял наркотическими средствами. 20 марта 1999г. он зашел в квартиру к соседке по дому С., с которой у него возник конфликт по поводу невозврата им долга потерпевшей. С целью убийства он стал наносить потерпевшей самодельным ножом множественные ранения, в том числе и в жизненно важные органы, причиняя ей особые мучения и страдания. Всего им было нанесено 26 колото-резанных ранений, осложнившихся острой кровопотерей. Из показаний свидетелей установлено, что после  того, как И. начал принимать наркотики, он стал озлобленным по отношению к окружающим. В заключении судебно-психиатрической экспертизы также отмечается легкость возникновения у него эмоций гнева и раздражения.63

Их данных примеров следует, что различные психические аномалии оказывают влияние на преступное поведение человека, стимулируя совершения  особо жестоких преступлений, в том числе и убийств.

Поведение человека с психическими аномалиями понять вне связи с личностью невозможно. Если психические аномалии изменяют личность – от личности зависит степень этих изменений. Если такое расстройство полностью подчиняет личность – такое  лицо не может нести уголовную ответственность за свои общественно опасные действия, оно является невменяемым.64

Обстоятельствами, влияющими на проявление человеком жестокости и особой жестокости являются: устойчивое сочетание неблагоприятных черт характера, которые могут играть разнообразную роль в процессе стимуляции совершения убийства и в механизме преступного поведения.

Также, алкоголизм – является субъективным фактором, влияющим на проявление человеком особой жестокости. В состоянии алкогольного опьянения человек нередко делается развязным, несдержанным, теряет способность к самоконтролю.

Находясь в состоянии алкогольного опьянения М. нанес потерпевшей множественные удары руками и ногами по голове, телу, что привело к ее смерти от тупой травмы груди и живота. В ходе амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы с участием психолога было установлено, что испытуемый рос и развивался без отставаний, но был драчливым,, в школе отличался недисциплинированностью, прогуливал уроки, состоял на учете  в инспекции по делам несовершеннолетних в связи с хулиганством.  В возрасте 15 лет был осужден по ст. 15,17, п. «е» ст. 102 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы. После освобождения совершил покушение на убийство с особой жестокостью Ш. находившейся заведомо для него в состоянии беременности Ш., причинив потерпевшим многочисленные ножевые ранения. За данное преступление был осужден к 12 годам лишения свободы. По результатам судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в 1968 году М. был признан вменяемым с диагнозом «психически здоров». Во время отбывания наказания за ранее совершенное преступление был злостным нарушителем режима, вымогал у заключенных деньги и продукты,  понуждал их к мужеложству, курил анашу. Наказание отбывал до 1977г. В период с 1997 по 1990гг. проживал в г. Мурманске, женился, однако, брак распался через 3 года из-за злоупотребления им алкоголем. В 1989г. М. приехал в Ленинград, где в 1990г. вновь был осужден за совершение особо злостного хулиганства, с применением ножа.  М. употреблял алкоголем с 12 лет, злоупотреблять алкоголем стал с 20 лет. Исследование психологом особенностей личности испытуемого выявило у него склонность к импульсивным  реакциям, вспыльчивость, пренебрежение к морально-нравственным нормам, внешне обвинительный тип реагирования с агрессивными тенденциями, личностные изменения по алкогольному типу.65

В данном случае одним из факторов совершения преступлений стало наличие у виновного психических аномалий в виде хронического алкоголизма, а также, пренебрежения к морально-нравственным нормам. Данные факторы в совокупности дали изменения в структуре личности виновного, однако, виновный не препятствовал развитию данной аномалии, хотя имел такую возможность.

Объективным обстоятельством проявления преступником особой жестокости является низкий материальный уровень населения. То есть невозможность удовлетворить свои  разумные, минимальные потребности. Много убийств с особой жестокостью совершаются  из корыстных побуждений.

Заметную роль на проявление человеком особой жестокости оказывают средства массовой информации, которые постоянно пропагандируют насилие, жестокость и безжалостность.

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что особая жестокость при убийстве есть проявление таких отрицательных черт личности, как безжалостность, агрессивность, жестокость, при этом они могут являться стабильными свойствами личности. Психический аномалии в совокупности с различными факторами, влияющими на процесс социализации личности, могут способствовать проявлению особой жестокости при убийстве. Пренебрежение к морально-нравственным нормам и, как следствие, проявление агрессивности и жестокости зачастую формируются в процессе ранней социализации личности. Применительно к невменяемым лицам и лица, действующим в состоянии физиологического аффекта, говорить о проявлении ими особой жестокости недопустимо.

  1.  СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Субъективная сторона преступления – психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления, то есть с выполнением его объективной стороны. Она не поддается непосредственному чувственному восприятию, поэтому в практической деятельности устанавливается путем анализа и оценки всех объективных обстоятельств совершения преступления.

Субъективная сторона преступления включает в себя  такие элементы, как: вина, мотив, цель и эмоции. Значение указанных элементов неравнозначно. Главным элементом (ядром) субъективной стороны является вина без которой не может  быть преступления и, следовательно, не может наступить уголовная ответственность. Мотив, цель и эмоции считаются факультативными признаками субъективно стороны.

В соответствии с ч. 1 ст. 105 УК РФ убийство это только умышленное деяние. Это характеризует  субъективную сторону преступления и отграничивает убийство от неосторожного причинения смерти. При умысле виновный сознает, что посягает на жизнь другого человека, предвидит неизбежность либо реальную возможность причинения смерти потерпевшему и желает ее наступления – прямой умысел или сознательно допускает – косвенный умысел.

В УК РФ, в отличие от УК РСФСР 1960г закреплены термины «прямой» и «косвенный умысел», а также, выделены в качестве признаков интеллектуального момента умысла – предвиденье возможности (прямой и косвенный) или неизбежности (прямой умысел) наступления общественно опасных последствий, а также признак волевого момента косвенного умысла – безразличного отношения к общественно опасным последствиям.

В соответствии с ч. 2 ст. 25 УК РФ предвиденье неизбежности смерти включается в содержание только прямого умысла. Такое убийство будет, когда виновное лицо, судя в основном по способу действия, предвидело смерть потерпевшего в качестве обязательного, закономерного результата своих действий. Например, виновный обливает потерпевшего бензином, поджигает его. Тут волевой момент характеризуется тем, что виновный желает причинить смерть потерпевшему.

Также, прямой умысел может характеризоваться и предвиденьем возможности наступления смерти потерпевшего. Например, когда виновное лицо, не являясь сильным физически, ножницами наносит потерпевшему, оказывающему сопротивление, многочисленные удары в различные части тела, смерть которого наступает от кровопотери. Материалами уголовного дела доказано, что виновный желал смерти потерпевшему, высказывал угрозы убийством.

Убийство  с косвенным умыслом, характеризующееся предвиденьем возможности наступления смерти и сознательным ее допущением, либо безразличным отношением к ней будет тогда, когда виновный избивает потерпевшего и оставляет его в беспомощном состоянии в общественном месте, где наступает смерть от причиненных телесных повреждений. Виновный, избивая потерпевшего, допускал возможность наступления смерти потерпевшего и относится к ней безразлично.

К содержанию субъективной стороны убийства, совершенного с особой жестокостью  нет единого научного подхода. В доктрине уголовного права существуют различные подходы к раскрытию субъективной стороны данного вида убийства,  к виду умысла.

Одни, говорят о том, что виды умысла виновного на лишение жизни и его отношение к особой жестокости могут не совпадать. Возможны  случаи совершения убийства с прямым умыслом и безразличного отношения к особой жестокости, свидетельствующего о косвенном умысле. Виновный  действует с особой жестокостью тогда, когда осознает характер действия, желает или сознательно допускает наступивший результат, которым является особая жестокость66.

Другие авторы придерживаются точки зрения, согласно которой убийство с особой жестокостью может быть совершено только с прямым умыслом: «Вменение п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ возможно только при наличии прямого умысла на особую жестокость убийства, причиняющую особые страдания жертве. При вменении этого преступления необходимо доказывать наличие у виновного желания лишить жизни потерпевшего особо жестоким способом. Умысел необходимо доказывать и тогда, когда убийство сопровождается причинением особых страданий близким потерпевшему лицам, присутствовавшим при совершении преступления»67.

Приверженцы третьей точки зрения  выступают против использования при анализе отношения убийцы к проявлению особой жестокости понятия прямого и косвенного умысла68.

Третью точку зрения практически единодушно признает судебная практика, обосновывая свои выводы тем, что умысел применительно к материальным составам преступлений включает в себя отношение субъекта не только к действию (в том числе к способу и обстановке совершения преступления), но и к последствиям (при убийстве с особой жестокостью — к смерти потерпевшего). Следовательно, в соответствии с требованиями уголовного закона (ч.ч. 2, 3 ст. 25 УК РФ) убийство должно признаваться совершенным с особой жестокостью, если доказано, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), в том числе факт причинения потерпевшему особых мучений, страданий, т. е. умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью (интеллектуальный элемент), и желал либо сознательно допускал (относился безразлично) смерть потерпевшего69.

При убийстве с особой жестокостью общественно опасные последствия это именно причинение смерти потерпевшему. Мучения и страдания нельзя рассматривать в качестве общественно опасных последствий и, соответственно, можно говорить о прямом либо косвенном умысле по отношению к смерти, а не к мучениям и страданиям.

А. С. Джандиери указывает на то, что убийство может быть признано совершенным с особой жестокостью не только в случаях, когда виновный желал, но и тогда, когда он допускал проявление особой жестокости в процессе причинения смерти.70 По мнению авторов одного из комментариев к уголовному кодексу РФ, об особо жестоком способе убийства может свидетельствовать желание либо допущение виновным именно такого способа убийства.71 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве(ст. 105 УК РФ) говорит о том, что особая жестокость присутствует в тех случаях, когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий.

В том случае, если не будет доказано, что умыслом виновного охватывался особо мучительный способ убийства, но смерть потерпевшего наступила от противоправных действий виновного, носивших характер особых мучений и страданий для потерпевшего – признак особой жестокости будет отсутствовать.

Сам жестокий процесс убийства, очевидно, свидетельствует о направленности умысла, то есть на лишение жизни с особой жестокостью.

Волевой момент умысла обращен к последствиям. При убийстве, как отмечалось выше, им является смерть человека. Мучения и страдания не значатся в числе последствий. Поэтому к ним и не нужно выяснять желания как волевого процесса.

Иными словами, убийство, должно быть совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых мучений и страданий. Причём,  термин «заведомость», который, не раскрыт ни в законе, ни в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ, охватывается широким понятием, которое характеризует интеллектуальный признак субъективной стороны, как осознание общественной опасности действий (бездействия) и означает несомненное знание виновного о причинении потерпевшему особых мучений и страданий.

Приговором Верховного Суда Чувашской АССР И. был признан виновным в убийстве с особой жестокостью Д., которому он нанес 3 удара ножом в область груди, живота и ягодиц, причинив потерпевшему непроникающие раны груди и ягодицы и проникающую рану в живот с повреждением кишечника. Д. был доставлен в больницу, где, не смотря на квалифицированную медицинскую помощь, на пятые сутки умер в результате шока и перитонита. Президиум Верховного Суда РСФСР, исключая из обвинения в убийстве признак особой жестокости, указал следующее. Судебно-медицинский эксперт по делу пришёл к выводу, что повреждения, причиненные Д., вызвали его смерть через 5 суток, в течении которых он находился в сознании и испытывал сильную боль. Суд первой инстанции основал на этом выводе эксперта своё решение о признании убийства Д., совершенным с особой жестокостью. Однако то обстоятельство, что ранения, причиненные потерпевшему, повлекли за собой длительные страдания, может быть доказательством особой жестокости убийства лишь в случаях, если будет доказано, что виновный умышленно причинил такие повреждения, которые заведомо для него должны были повлечь не немедленную смерть, а именно смерть после продолжительных страданий. В данном случае в деле нет доказательств того, что И., нанося удары Д., хотел не немедленной его смерти, а смерти после длительных мучений.72

При характеристике прямого умысла акцент его волевого момента делается на желание причинить потерпевшему особые страдания. Если лицо на морозе в лесу привязывает голого человека к дереву, то оно сознает, что совершает жестокое убийство. И этого достаточно для квалификации преступления по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Волевой момент умысла обращен к последствиям. При убийстве, как отмечалось выше, им является смерть человека. Мучения и страдания не значатся в числе последствий. Поэтому к ним и не нужно выяснять желания как волевого процесса.

Согласно судебно-следственной практике, большинство убийств с особой жестокостью совершаются с прямым умыслом и способом, который для виновного является заведомо особо жестоким.

Субъективное отношение виновного может быть установлено из его показаний, показаний свидетелей и других доказательств, позволяющих сделать вывод об особой жестокости. Но чаще всего вывод приходится делать, исходя из действий виновного во время убийства, обстановки его совершения, личности потерпевшего и некоторых других обстоятельств, в которых может проявиться особая жестокость.

Важное  значение имеет установление по таким делам мотивов и целей лишения потерпевшего жизни. В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999 г. указано: «При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказании…По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания».

Мотив действия лица, виновного в убийстве с особой жестокостью есть побудительная причина к совершению данного преступления. Поэтому при решении вопроса о квалификации убийства мотив не может не учитываться. Преступными мотивами могут являться: месть, корысть, хулиганские побуждения и др.

Так, приговором Санкт-Петербургского городского суда К., признан виновным в совершении убийства В. Убийство было совершено К. совместно с З., освобожденным от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасных деяний. Как было установлено судом, К. вступил в сговор с З. на убийство В. Без какого-либо существенного повода, используя надуманный мотив – исполнение культового обряда, связанного с завладением душой. Во исполнение задуманного преступного умысла К. и З. привезли под надуманным предлогом потерпевшего В. в лесной массив поселка Каменка, где К. нанес В. несколько ударов палкой в область шеи, после чего З. при помощи специально приготовленного шприца ввел В. в вену медицинский препарат парализующего действия, что повлекло за собой невозможность сопротивления потерпевшего. Затем, причиняя В. особые мучения и страдания, К. и З., используя «культ смерти», при помощи специально приготовленного для этой цели ножа, произвели вырез участка кожи с шеи потерпевшего, после чего З. нанес В. тем же ножом не менее одного удара в жизненно-важную область – гортань, вслед за чем К. целиком отрезал В. голову. Смерть потерпевшего наступила на месте происшествия.73

Стремление причинить жертве особые мучения и страдания перед убийством либо в его процессе может быть одним из мотивов убийства. Подобные действия виновного не требуют дополнительной квалификации по ст. 117 УК РФ (истязание), поскольку особая жестокость характеризует способ убийства. Такой мотив может и отсутствовать. Для квалификации по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ достаточно только осознаний виновным факта причинения потерпевшему особых мучений и страданий.

Из исследования судебной практике по делам об убийстве с особой жестокостью показывают, что нанесение большого количества телесных повреждений потерпевшему в длительный период времени может свидетельствовать об особо жестоком мотиве убийства.

Так, например, З. в течении  длительного времени ногами, обутыми в кожаные босоножки, и кулаками наносил своей жене  многочисленные ( не менее 95) удары по различным частям тела. Смерть потерпевшей наступила в результате закрытой тупой травмы груди, сопровождающейся множественными двусторонними переломами ребер, переломом грудины и осложнившейся острой дыхательной недостаточностью.74

От мотива убийства следует отличать цель − то последствие, к наступлению которого стремиться виновный, совершая преступление.

Для убийства с особой жестокостью не обязательна цель- причинение жертве особых мучений и страданий. При нанесении потерпевшему многочисленных ударов на протяжении длительного времени с целью его убийства у виновного может и не быть вышеуказанной цели, но он осознает, что причиняет потерпевшему особо мучительную боль такими действиями.

Признак особой жестокости может отсутствовать  в тех случаях, когда многочисленные удары жертве наносятся в очень короткий промежуток времени, исчисляемый секундами. Данного времени может быть недостаточно для осознания факта причинения потерпевшему особых мучений и страданий в процессе убийства.

Питерцев С. Высказывал мнение о том, что причинение множества ранений потерпевшему различными орудиями преступления и в короткий промежуток времени не может квалифицироваться как убийство с особой жестокостью. Так как убийца не преследует цели причинить потерпевшему особые мучения и страдания, такой способ убийства объясняется малой эффективностью орудий убийства, применяя которые трудно достичь цели даже несколькими ударами.75

Данную точку зрения разделяет в некоторых случаях и суды.

Г. признан виновным  в совершении умышленного убийства Т. Признак особой жестокости исключении из обвинения. Вместе с тем в ходе судебного следствия было установлено, что Г. с целью убийства потерпевшего нанес ему не менее 18 ударов молотком по голове, не менее 15 ударов руками и ногами по груди, нее и рукам, не менее 32 ударов ножницами  по шее, телу и рукам . Свою позицию  суд объяснил тем, что все действия Г. были направлены не на причинение страданий и мучений Т., а на совершение умышленного убийства последнего и данный преступный результат был Г. достигнут.76

Но бывают и противоположные решения при прочих равных.

Е. осужден по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство К. Е., причиняя потерпевшему мучения и страдания, нанес ему не менее 15 ударов разводным ключом по голове и конечностям, а затем, не менее 28 ударов ножом в места расположения жизненно- важных органов. Смерть потерпевшего наступила на месте происшествия в результате острой кровопотери.77

Осужденный за убийство с особой жестокостью П. при лишении Я. Жизни использовал различные предметы и орудия (трость, нож, вилы, лопату) для нанесения ударов и причинения большого количества телесных повреждений. Смерть Я. Наступила от травматического шока.78

Мне ближе вторая позиция судебных органов. В результате причинения большого количества телесных повреждений различными орудиями – потерпевший испытывает особо мучительную боль. Неоднократное нанесение ударов малоэффективными орудиями для убийства обрекает потерпевшего на мучительную, а не на мгновенную смерть от одного/двух  ударов более эффективными для совершения убийства орудиями. Когда убийца меняет различные орудия совершения преступления и наносит ими большое количество телесных повреждений, он не может не осознавать, что причиняет жертве особые страдания.

В случае, если смерть потерпевшего наступает в процессе истязания –действия виновного не требуют дополнительной квалификации по ст. 117  УК РФ, так как особая жестокость характеризует способ убийства.

Возможны ситуации, когда истязания характеризуют не способ, а обстановку убийства. Виновный может применять к потерпевшему пытки, истязать его, высказывать угрозы убийством для того, чтобы потерпевший испытал особые мучения и страдания перед смертью. Однако смерть потерпевшего наступает от противоправных  действий виновного, которые уже не носят характер особых мучений и страданий. В этом случае действия виновного также не требуют дополнительной квалификации по ст. 117 УК РФ либо по п. «в» ст.112 УК РФ так как они полностью охватываются диспозицией п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Необходимо доказать, что умысел на убийство возник до истязания жертвы, либо в процессе истязания.

При даче мучительно действующего яда потерпевшему с целью убийства виновный осознает, что смерть потерпевшего не будет мгновенной, а он будет испытывать особую боль и страдания в результате мучительной смерти, вызванной особенностями яда. Материалами дела должно быть доказано, что виновный знал об этих особенностях яда и осознавал, что такой яд причинит потерпевшему особо мучительную боль. В том случае, если виновный не знал, то такое убийство нельзя квалифицировать как совершенное с особой жестокостью. Например, когда он считал, что  яд вызовет мгновенную смерть, но потерпевший сильно страдал  и умер через некоторое время.79

3.2.1.Соучастие в убийстве с особой жестокостью

Как и любое убийство, убийство с особой жесткостью может быть совершено в результате совместных действий двух и более лиц. В таком случае будет соучастие, для доказательства которого недостаточно лишь объективных признаков, таких как, совместное умышленное участие двух и более лиц в совершении убийства с особой жестокостью, а необходимо также доказать, что умыслом всех соучастников охватывалось совершения убийства именно с особой жестокостью.

Если же одно лицо совершает убийство с особой жестокостью путем использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости  то такое лицо, в соответствии с ч.2 ст. 33 УК РФ является исполнителем, а соучастие в таком случае будет отсутствовать.

П. 10 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» говорит, что убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем, необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них.80

Соучастие в совершении убийства с особой жестокостью будет тогда, когда умыслом всех соучастников охватывался факт причинения жертве особых мучений и страданий. Один из соисполнителей наносил жертве многочисленные удары ножом, а другие  в это время удерживали потерпевшего, подавляя его сопротивление.

Такое убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. При этом умысел у соучастников может и не совпадать: одно лицо может действовать с прямым умыслом, другое – с косвенным на причинение смерти.

Встречаются и такие ситуации, когда одно лицо  имеет умысел на совершении убийства с особой жестокостью, а другое в отношении того же потерпевшего - на причинение  тяжкого вреда здоровья с особой жестокостью, при этом противоправные действия оба совершают в одно время.

К. и О. обвинялись в совершении преступлений, предусмотренных  п. «д», «ж» ч. 2 ст.105 УК РФ. Из предъявленного обвинения следовало, что К. после совместного распития спиртных напитков с О. предложил последнему прогнать из подвала дома незаконно проживающего там К., причем способ, каким они прогонят К., между ними не оговаривался.

К. и О. прошли в подвал дома, где напали на К. и стали его избивать, нанося множественные удары кулаками и обутыми ногами по голове и телу. К выбежал на улицу, К. и О. его догнали в сквере дома и продолжили избиение тем же способом. Каждый из них нанес не менее 15 ударов, сбив при этом потерпевшего с ног. После этого О. подобрал с земли палку, бросил ее на горло, лежащему на земле К. и, наступив с обеих концов ногами, стал на ней раскачиваться, пока она не сломалась. К. в это время не наносил потерпевшему ударов. Совместными действиями К. и О. были причинены телесные повреждения различной степени тяжести. Смерть потерпевшего наступила на месте совершения преступления, и причиной ее  явились повреждения шеи в виде тупой закрытой травмы, сопровождающейся асфиксией. Суд, квалифицируя действия О. по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а действия К.- как причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц с особой жестокостью, указал на то, что в ходе судебного следствия было установлено, что непосредственной причиной смерти К. явились повреждения шеи в виде тупой закрытой травмы, сопровождающиеся асфиксией. Действия, приведшие к этим повреждениям, были совершены О. единолично, когда он передавил горло потерпевшего палкой, другие телесные повреждения, причиненные потерпевшему совместными действиями подсудимых, не состоят в причинной связи  с его смертью. Данных, свидетельствующих о том, что между К. и О. был предварительный сговор на совершение убийства и все их действия по отношению к К. были направлены именно на лишение его жизни, ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия не добыто, однако другие телесные повреждения, частично оцениваемые  как тяжкий вред здоровью К., были причинены совместными действиями обоих подсудимых.

Убийство потерпевшего причинение тяжкого вреда здоровью были совершены с особой жестокостью, которая связана со способом совершения преступления, и это охватывалось умыслом и К., и О. Преступления были совершены способом, который заведомо для обоих подсудимых был связан с причинением потерпевшему особых мучений и страданий путем нанесения большого количества ударов, приведшим к множественным, различной степени тяжести телесным повреждениям, с применением в ходе убийства палки, которой О. перебил потерпевшему горло, раскачиваясь на ней, как на качелях.81

Когда убийство совершено при соучастии с предварительной договоренностью – такие лица подлежат ответственности по п. «д» и «ж» ч. 2 ст.105 УК РФ. В таких случаях обязательно должно быть доказано, что факт совершения убийства с особой жестокостью должен охватываться умыслом всех соучастников.

Воронежским областным судом П.,Ф.,С., были признаны виновными в совершении  умышленного убийства Ф. без отягчающих обстоятельств. В кассационном протесте исполняющий обязанности прокурора области поставил вопрос об отмене приговора в отношении П.,Ф., и С., направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что суд необоснованно квалифицировал действия осужденных  со ст. 102 на ст. 103 УК РСФСР, Воронежский областной суд указал в приговоре, что по делу отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие у них умысла на убийство потерпевшей с особой жестокостью. При этом, не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда первой инстанции. Из предъявленного обвинения следует, что особая жестокость совершенного убийства выразилась в способе и методе убийства Ф., причинении ей особых страданий, мучений. Как установлено судом и отражено в приговоре, после принятия плана убийства виновные вывезли потерпевшую в лес, где Ф. показал ей нож, а П. объявил, что она  будет убита. После этого потерпевшая была связана принесенной для этой цели веревкой. При свете свечей П.ввела потерпевшей внутривенно реланиум, Ф. выкопал яму и, развязав потерпевшую, подвел ее к яме. Ф просила не убивать ее, обещала не заявлять на них в милицию, но П. объявила, что ее нельзя оставлять в живых. Ф. нанес ей удар ножом в левую половину груди, целясь в сердце. После проникающего ранения груди Ф.  пыталась убежать, но Ф. догнал ее, опять подвел к яме. Потерпевшая вновь просила не убивать ее, вызвать машину скорой помощи, но П. требовала добить Ф., однако Ф. отказался, тогда П, вручила лопату С. С. Несколько раз ею ударила Ф. по голове, затем передала лопату П.  Последняя потребовала, чтобы Ф. легла в яму лицом вниз. Когда потерпевшая это сделала П. нанесла ей несколько ударов острием металлической лопаты по голове и шее. Убедившись, что Ф. мертва П. сообщила об этом С. И Ф., и последний закопал потерпевшую.

Как показала на предварительно следствии и суде П., перед совершением убийства потерпевшей она говорила, что «выпустит из нее кровь по капле». По словам осужденных, после нанесения потерпевшей ножевого ранения у нее была истерика, связанная со страхом; она сидела на корточках, обнаженная до пояса, вырытая яма находилась в полутора метрах, потерпевшая просила о помощи.

Судом не дано оценки этим обстоятельствам при обсуждении вопроса о наличии у виновных умысла на убийство потерпевшей с особой жестокостью. При новом рассмотрении  необходимо дать всестороннюю оценку приведенным обстоятельствам, правильно решить вопрос о квалификации действий осужденных.82

По данному пример видно, что умысел всех соучастников был направлен на убийство потерпевшей особо мучительным способом с созданием такой обстановки, в которой потерпевшая испытывала особые мучения и страдания перед смертью.

В тех случаях, когда исполнитель совершает убийство с особой жестокостью, но данный способ не оговаривался с другими соучастниками – исполнитель будет нести ответственность за убийство с особой жестокостью, а остальные соучастники не могут быть привлечены  за данный квалифицированный вид убийства.

Приговором Свердловского областного суда Г. была осуждена за подстрекательство к убийство с особой жестокостью, а П. – за убийство с особой жестокостью при следующих обстоятельствах.

Г. предложила П. совершить убийство своего мужа. После совместного распития спиртного со своим мужем и П. Г. сказала ему, что наступил удобный момент для убийства. П. на улице нанес потерпевшему множественные удары охотничьим топором по голове и лицу, от которых последовала его смерть. Переквалифицировав действия Г.  на ст. 17,103 УК РСФСР, Президиум Верховного Суда РСФСР указал, что вина Г.  в подстрекательстве П. к убийству потерпевшего доказана. Что же касается выводов суда первой инстанции о подстрекательстве П.  со стороны Г. к совершению убийства с особой жестокостью, то ни не могут быть признаны обоснованными, поскольку убийство было совершено не в ее присутствии и о способе убийства между ними какой-либо договоренности не было.83 

В случае же, когда соучастники обсуждают различные способы убийства потерпевшего, в том числе и особо мучительный для него и им безразлично  каким способом исполнитель совершит преступление – соучастники должны нести ответственность  по ст. 33, п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как при  альтернативном отношении к способу убийства соучастники должны отвечать за фактически совершенное преступление.84

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По российскому уголовному законодательству умышленное убийство, совершенное с особой жесткостью, принадлежит к числу тех преступлений, которые труднее всего поддаются точному юридическому определению и вызывают наибольшую сложность в установлении его юридических признаков.

Объектом данного преступления является жизнь человека, которая является не только субъективным правом, охраняемым  правовыми нормами, но и самостоятельной социальной, духовной и биологической ценностью.

Важное значение  в данной работе имеет установление момента начала жизни и ее окончания.  Проанализировав различные точки зрения ученых-юристов  и содержание ст. 106 УК РФ,  можно сделать вывод, что  буквальное толкование ст.106 УК РФ означает, что жизнь плода в период его изгнания из организма роженицы до полного появления на свет, не говоря уже о его утробной жизни, вообще выпадает из сферы уголовно-правовой охраны жизни человека.

Таким образом, тандемная совокупность понятий «новорожденный» и «во время родов» в диспозиции ст. 106 УК позволяет прийти к выводу, что начальным моментом, с которого охраняется жизнь новорожденного ребенка, необходимо считать полное изгнание (отделение) ребенка из утробы матери.

Конечная граница жизни четко определена в Законе  РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22.12.1992 г достаточно четко.  Момент смерти человека  связан с констатацией необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), т.е., когда вслед за остановкой сердца наступают необратимые процессы распада клеток коры головного мозга.

Умысел на убийство при покушении на негодный объект ненаказуем. Смерть тут можно рассматривать в качестве юридического факта, который является основанием для прекращения общественных отношений по  охране жизни человека и возникновения правоотношения по охране общественной нравственности. Ст. 244 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за надругательство над телами умерших.

Всякое убийство свидетельствует об известной жестокости преступника. Однако для убийства, предусмотренного п. "д" ч. 2 ст. 105 УК, требуется не всякая, а особая («нечеловеческая»,  исключительная) жестокость.

Особая жестокость – какая-то исключительная жестокость, превышающая по своей степени обычную, имеющую место в той или иной мере в каждом насильственном преступлении. В связи с этим, представляется, что  особая жестокость в отличии от обычной жестокости, которая определяется как крайняя суровость, безжалостность, беспощадность, причинение страдания, то есть физической или нравственной боли, мучения85, обладает некоторыми дополнительными признаками.

Принципиальная «особость» жестокости в отличии от обычной состоит в том, что  особая жестокость совершенно не обязательна для данного преступления. Она не является необходимым условием его совершения или наступившего за ним результата и представляет собой дополнительное физическое или психическое страдание для потерпевшего или его близких, которое виновный сознательно причиняет или допускает. В особой жестокости проявляется особое субъективное отношение виновного к потерпевшему или его близким, не охватываемое умыслом на совершения преступления, а составляющее самостоятельный умысел, который отсутствует при аналогичном деянии, но совершаемом без особой жестокости.

Вывод суда о возможности отнесения конкретного убийства к  убийству, совершенному с особой жестокостью базируется на анализе всех объективных и субъективных признаков состава преступления.

Под особой жестокостью убийства понимается как особая жестокость способа убийства и его последствий (особо мучительный для убитого способ совершения преступления), так и особая жестокость личности убийцы (бессердечие, безжалостность, свирепость, беспощадность), проявившуюся в совершенном преступлении.

Причинение потерпевшему или другим лицам особых мучений и страданий следует рассматривать в качестве особенностей способа или обстановки совершения преступления.

В тех случаях, когда обвинение лица в совершении убийства с особой жестокостью основывается предварительным следствием только лишь множественностью телесных повреждений, причиненных потерпевшему, большое значение для правильной квалификации имеет заключение судебно –медицинской экспертизы трупа потерпевшего.

Если будет установлено, что в момент совершения убийства виновный находился в состоянии аффекта и множественность телесных повреждений объясняется именно этим – его действия подлежат квалификации по ст. 107 УК РФ.

Множественность может объясняться и другими обстоятельствами уголовного дела, например, состоянием необходимой обороны, что вообще исключает преступность деяния.

Таким образом, когда множественность нанесения телесных повреждений не объясняется состоянием аффекта виновного или действиями лица в состоянии необходимой обороны, а также, ее превышения и умысел виновного направлении именно на причинение смерти потерпевшему – можно говорить о совершении убийства с особой жестокостью.

Не может квалифицироваться как убийство с особой жестокостью глумление над трупом, либо его расчленение.

Субъект данного преступления является общим. Это физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности за данное преступление – 14 лет, являющееся вменяемым.

Особая жестокость при убийстве есть проявление таких отрицательных черт личности, как безжалостность, агрессивность, жестокость, при этом они могут являться стабильными свойствами личности. Психический аномалии в совокупности с различными факторами, влияющими на процесс социализации личности, могут способствовать проявлению особой жестокости при убийстве. Пренебрежение к морально-нравственным нормам и, как следствие, проявление агрессивности и жестокости зачастую формируются в процессе ранней социализации личности. Применительно к невменяемым лицам и лица, действующим в состоянии физиологического аффекта, говорить о проявлении ими особой жестокости недопустимо.

Применительно к невменяемым лицам, действовавшим в состоянии физиологического аффекта, говорить о проявлении особой жестокости недопустимо.

К содержанию субъективной стороны убийства, совершенного с особой жестокостью также нет единого подхода. В соответствии с требованиями уголовного закона (ч.ч. 2, 3 ст. 25 УК РФ) убийство должно признаваться совершенным с особой жестокостью, если доказано, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), в том числе факт причинения потерпевшему особых мучений, страданий, т. е. умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью (интеллектуальный элемент), и желал либо сознательно допускал (относился безразлично) смерть потерпевшего.

Мотив действия лица, виновного в убийстве с особой жестокостью есть побудительная причина к совершению данного преступления. Поэтому при решении вопроса о квалификации убийства мотив не может не учитываться. Преступными мотивами могут являться: месть, корысть, хулиганские побуждения и др.

Для убийства с особой жестокостью не обязательна цель- причинение жертве особых мучений и страданий.

Для соучастия в убийстве с особой жестокостью недостаточно лишь субъективных  признаков соучастия, необходимо также доказать, что умыслом всех соучастников охватывалось совершение именно убийства с особой жестокостью.

Соучастие в совершении убийства с особой жестокостью будет тогда, когда умыслом всех соучастников охватывался факт причинения жертве особых мучений и страданий. Один из соисполнителей наносил жертве многочисленные удары ножом, а другие  в это время удерживали потерпевшего, подавляя его сопротивление.

Такое убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. При этом умысел у соучастников может и не совпадать.

При альтернативном отношении к способу убийства соучастники должны отвечать за фактически совершенное преступление.

Для правильного применения закона в соответствии с его назначением и точным смыслом необходим единый подход к применению квалифицирующих признаков состава убийства со стороны уголовно-правовой науки и практики. Основная роль в выполнении этих задач принадлежит Верховному Суду, который собирает и изучает информацию о практике применения уголовного закона.  В некоторых случаях требуются разъяснения  законодателя.

Правильность применения квалифицирующих признаков зависит от конкретной ситуации, которую следует рассматривать при совокупности объективных и субъективных признаков, характеризующих с разных сторон одно и то же социальное явление-преступление.

Для правильного отграничения убийства с особой жестокостью  от смежных составов преступления необходимо: проведение тщательного анализа всех элементов сопоставляемых составов преступлений; при анализе субъективной стороны   преступления выяснение отношения виновного к сме6рти потерпевшего и к особым мучениям и страданиям, испытываемым потерпевшим; установление вида умысла по отношению к причинению смерти; при анализе объективной стороной преступления исследование не только способа, но и обстановки причинения смерти потерпевшему; выяснение причины совершения преступления; проведение психолого-психиатрической экспертизы для установлений особенностей психического состояния лица, причинившего смерть другому лицу.

Перечисленные обстоятельства помогут оградить практическую деятельность от ошибок в квалификации, а также решить вопрос о назначении виновному справедливого наказания.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1.  Нормативные правовые акты.
  2.  Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации: офиц. текст. М.: Маркетинг, 2012. 39 с.
  3.  Российская Федерация. Законы. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст] : [федер.закон : принят Гос. Думой 24.05.1996 г.] от 13.06.1996 № 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 29.12.2011) / «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, № 25, с. 2954.
  4.  Закон РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-I "О трансплантации органов и (или) тканей человека" (с изменениями и дополнениями)// Гарант.
  5.  Федеральный закон  от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации".// Гарант.
  6.  Уголовный кодекс РСФСР 1960г. //Ведомости  Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40.
  7.  Руководящие разъяснения высшей судебной инстанции.
  8.   Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27. 01.1999г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ).//Гарант.

III.          Специальная литература.

  1.  Гитин В. Хигир Б. Анатомия криминала. Убийство. Изнасилование: Социология. Психология. Хиромантия. Астрология. Ономастика. Харьков,1996. С. 9.
  2.  Тарбагаев А.Н. Уголовное право. Общая часть:учебник.М.,2011. 437с.
  3.  Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 1996.С.10.
  4.  Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву.  М., 1961. С.278.
  5.  Бородин С.В. Преступления против личности.  М., 1999. С.176.
  6.  Андреева Л.А. Причинная связь в преступлениях против жизни и здоровья. Л., 1983.
  7.  Антонян Ю.М. Жестокость в нашей жизни. М., 1995.
  8.  Базаров Р.А. Уголовно-правовая характеристика преступления против жизни. Челябинск. 1998.
  9.  Гродзинский М.М. Преступления против личности. М. 1924.
  10.  Загородников Н.И. Преступления против жизни. М., 1961.
  11.  Загородников Н.И. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве// Труды Военно-юридической академии. Вып. XIII. 1951.
  12.  Мендельсон Г.А. Уголовная ответственность за убийство и телесные повреждения. М., 1962.
  13.  Шарапов Р.Д. К вопросу о начале уголовно-правовой охраны жизни человека//Уголовное право,1999. № 4.С.31.;С. 32-33.
  14.  Большая медицинская энциклопедия. Изд.3-е. Т.22. М., 1984. С 327.
  15.  Уголовное право. Особенная часть. Учебник. //Под Ред. Козаченко И.Я., Незнамовой З.А., Новоселова Г.П.М., 1998.С. 37.
  16.  Константинов П. Влияние жестокости преступного поведения на квалификацию убийства // Законность. М., 2001.№  9.С. 7.
  17.  Уголовное право Росси. Общая часть. / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1996.С.137.
  18.  Кригер Г.А. К вопросу о понятии объекта преступления в советском уголовном праве// Вестник МГУ. 1995. № 1.
  19.  Пиантковский А.А. Объект преступления. Советское уголовное право: Часть общая. М., 1959.
  20.  Демидов Ю.А.Человек –объект уголовно правовой охраны// Советское государство и право.1972. №2.
  21.   Красиков А. Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. Саратов. 1999. С. 71.
  22.  Питерцев С.К. Уголовно-правовое значение присутствия близких потерпевшего при убийстве // Правоведение. 1975. №  3.С.116-118.
  23.  Уголовное право России. Т.2. Под ред. Игнатова А.Н., Красикова Ю.А. М.,2000. С.702.
  24.  Михайлова О.Ю. Изучение психологических мотивов преступлений, сопряженных с особой жестокостью. М., 1983.
  25.  Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960.
  26.  Пинчук В.И. Вина. М., 1959.
  27.  Жеребкин В.Е. Логический анализ понятий права. Киев: «Вища школа», 1976.
  28.  Андреева Л.А. Квалификация убийств, совершенных с особой жестокостью //Социалистическая законность.1974. № 4.
  29.  Бородин С.В. Преступления против жизни .М., 1999.С. 108-109.
  30.  Константинов П. Субъективная сторона убийства с особой жестокостью // Российская юстиция. М, 200. №  4. С. 41.
  31.  Побегайло Э. Ф. Умышленные убийства и борьба с ними. Уголовно правовое и криминалистическое исследование. Воронеж. 1965. С. 81.
  32.  Влияние жестокости преступного поведения на уголовную ответственность / Андреева Л.А., Константинов П.Ю.  С.-Пб., 2002. С. 183.
  33.  Джандиери А.С. Квалификация умышленного убийства, совершенного при отягчающих обстоятельствах, по советскому уголовному праву: Автореф. дис....канд. юрид. наук. Л., 1968. С.10.
  34.  Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву.М., 1958.
  35.  Райский М.И.Судебная медицина .М., 1953
  36.  Андреева Л. А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах. СПб. 1998. С. 5.
  37.  Питерцев С. Оценка множественности ранений в посягательствах на жизнь// Советская юстиция. 1973. № 19.
  38.  Чечель Г.И. Квалификация истязания  по действующему законодательству. Барнаул. 1989.
  39.  Авдеев М.И. Правовые аспекты пересадки тканей/Проблемы правосудия и уголовного права.М., 1976.
  40.   Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1974.
  41.  Якубович М.И. Кириченко В.Ф. Советское уголовное право. М.,1958.
  42.  Рудинский М. О покушении с негодными средствами и над негодным объектом по взглядам теории и по русскому праву. М., 1877.
  43.  Ткаченко В. Виды сильного душевного волнения и их уголовно- правовое значение//Советская юстиция.1971. №16
  44.   Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ахметшин Х.М., Беляев А.Е., Борзенков Г.Н., Волженкин Б.В., и др.; Отв. ред.: Радченко В.И.; Науч. ред.: Михлин А.С., Шмаров И.В. М., 1996. С. 166.
  45.  Питерцев С.К.Уголовно-правовое значение присутствия близких потерпевшего при убийстве.Л.,1975. 118с.
  46.  Игнатова А.Н., Красикова Ю.А. Уголовное право России: Т.2. М.: Норма, 2000.
  47.  Табанов М.Р. Убийства, совершаемые с особой жетокостью. Автореф. Дисс. Канд. Юрид.наук. М., 1993.
  48.  Судебная практика
  49.  Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. С.37.//КонсультантПлюс
  50.  Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 5.
  51.  Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 11
  52.  Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 3
  53.  Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 6.
  54.  Бюллетень Верховного Суда РФ.1996.№ 10.
  55.  Бюллетень Верховного Суда РФ.1999.№ 5.
  56.  Бюллетень Верховного Суда РФ.1998. № 5.
  57.  Бюллетень Верховного Суда РФ.1996. №12.
  58.  Бюллетень Верховного Суда РФ.1994. № 8.
  59.  Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР, 1964 - 1972 гг. / Сост.:Т.В. Воробьева,И.И. Проценко,Р.П.Соколова; отв. ред. Орлов А.К. -М.: Юрид. лит., 1974.С.  232-233.
  60.  Судебная практика по уголовным делам. М., 2009
  61.  Дело №2-309/2000 г. // Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  62.  Дело № 2-50/1997г. // Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  63.  Дело № 2-347/1998г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  64.  Дело №2-308/1997г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  65.  Дело № 2-231/1997г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  66.   Дело № 2-206/1998г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  67.   Дело № 2-112/1999г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  68.  Дело № 2—325/1999г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  69.   Дело №2-173/1997г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  70.   Дело № 2-334/1998г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  71.   Дело № 2-128/1997г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  72.  Дело №2-93/1998г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  73.  Дело № 2-229/1999г.// Архив Санкт-Петербургского городского суда.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/
  74.  Электронные ресурсы
  75.  Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. Т. 20. С.21. URL:http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htmhttp://www.consultant.ru/
  76.  Набоков В.Д. Элементарный учебник особенной части русского уголовного права. Выпуск первый. Книги I и II . С.-Пб.,1903.С.220. URL:http://www.lawlibrary.ru/izdanie2122730.html 
  77.  Медицинская энциклопедия. URL:http://enc-dic.com/enc_medicine/Novorozhdnn-11478.html
  78.  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е / Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1999. С.237.   URL: http://www.lawmix.ru/commlaw/1852
  79.   Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. С.37 //КонсультантПлюс
  80.  URL:http://lit.1september.ru/articlef.php?ID=200003701
  81.  Жестокость // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб.,1906—1913. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Жестокость

1 Гитин В. Хигир Б. Анатомия криминала. Убийство. Изнасилование: Социология. Психология. Хиромантия. Астрология. Ономастика. Харьков.: Паритет, 1996. С.9.

2 Кригер Г.А.К вопросу о понятии объекта преступления в советском уголовном праве//Вестник МГУ.1955. №1. Ч. 122

3 Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России.Саратов.1996.с.2-3.

4 Загородников Н.И.Понятие объекта преступления в советском уголовном праве// Труды военно-юридической академии.1951. Вып. XIII. С. 42.

5 Пионтковский А.А.Объект преступления. Советское уголовное право:Часть общая.М.,1959.С.119.

6 Демидов Ю.А.Человек-объект уголовно-правовой охраны//Советское государство и право. 1972. № 2.

7 Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. Т. 20.21 с. URL: http://libelli.ru/marxism/me_ss2.htm (08.01.2013).

8 Конституция РФ// КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/ (21.01.2013)

9 Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов: Полиграфист,1996.С.


10.

10 Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному прав. М.: Госюриздат, 1961. С.


278.

11 Бородин С.В. Преступления против личности. М.: Юристъ, 1999. С.176 .

12 Набоков В.Д. Элементарный учебник особенной части русского уголовного права. Выпуск первый. Книги I и II . С.-Пб.: Сенат. Тип.,1903.С.220. URL:http://www.lawlibrary.ru/izdanie2122730.html

13 Шарапов Р.Д. К вопросу о начале уголовно-правовой охраны жизни человека//Уголовное право.1999.


№ 4.С.31.

14 Большая медицинская энциклопедия: Изд.3-е. Т.22. М., 1984. С.327.

15 Шарапов Р.Д. К вопросу о начале уголовно-правовой охраны жизни человека//Уголовное право.1999.


№ 4.С. 32-33.

16 Медицинская энциклопедия. URL: http://enc-dic.com/enc_medicine/Novorozhdnn-11478.html

17   Федеральный закон Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ //КонсультантПлюс.

18  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е /Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1999. С. 237. URL: http://www.lawmix.ru/commlaw/1852

19 Райский М.И.Судебная медицина .М., 1953.С. 33-37.

20Федеральный  закон Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ // КонсультантПлюс.

21 Авдеев М.И. Правовые аспекты пересадки тканей/Проблемы правосудия и уголовного права.М., 1976.С.77

22 Курс советского уголовного права: в 6т. Т.5. с. 233.

23 Судебная практика по уголовным делам. М., 2009

24 Таганцев Н.С. О преступления против жизни по русскому праву: В 2т.СПб.,1870. С. 342-343.

25 Бородин С.В. Преступления против жизни.М., 1999. С.49.

26 Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву.М., 1958. С.97-98.

27 Уголовное право. Особенная часть.: Учебник/ Незнамова З.А. [и др.]; отв.ред.. Козаченко И.Я.,Новоселов Г.П; М.:Норма Формат, 1998. С.37.

28 Константинов П. Влияние жестокости преступного поведения на квалификацию убийства // Законность. 2001.  № 9.С. 7.

29 Бородин С.В. Преступления против жизни.М., 1999. С.51.

30 Уголовное право Росси. Общая часть: учебник / отв. ред. Б.В. Здравомыслов; М.: Юристъ, 1996.С.137.

31 Андреева Л.А. Причинная связь в преступлениях против жизни и здоровья.Л.,1983.

32 Жестокость. URL:http://lit.1september.ru/articlef.php?ID=200003701

33 Жестокость // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. СПб.,1906-1913.URL:https://ru.wikipedia.org/wiki/Жестокость

34 Антонян Ю.М., Гульдан В.В.Криминальная патопсихология. М.,1991.с. 115.

35 Михайлова О.Ю. Изучение психологических мотивов преступлений, сопряженных с особой жестокостью//Юридическая психология. Материалы сипозиума.М.,1983.С.53.

36 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.,1973.-с.177,709.

37 Жеребкин В.Е. Логический анализ понятий права. Киев: «Вища школа», 1976. 150 с.

38 Пинчук В.И.Вина.СПб.,1998,с.3.

39 Константинов П. Влияние жестокости преступного поведения на квалификацию убийства // Законность.2001. №  9. С.7.

40 Постановление Пленума Верховного Суда РФ  О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ) от 27. 01.1999г. № 1//КонсультатнПлюс.

41 Постановление Пленума Верховного Суда РФ  О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ) от 27. 01.1999г. № 1//КонсультатнПлюс.

42 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 3. С.14.

43  Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. С.37 //КонсультантПлюс

44 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 5.//КонсультантПлюс.

45 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 11.//КонсультантПлюс.

46 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 6.с.4.

47 Бюллетень Верховного Суда РФ.1996.№ 10. С. 6.

48 Архив СПБ горсуда.Дело № 2-50/1997г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/modules.php?name=info_court

49 Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР.1964-1972гг. С.108.

50 Ткаченко В. Виды сильного душевного волнения и их уголовно- правовое значение//Советская юстиция.1971. №16.С.8.

51 Бюллетень Верховного Суда РФ.1999.№ 5.С.11.

52 Сборник постановлений Президиума  и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного С уда РСФСР.1964-1972.,М.,1974.С.250-251.

53 Бюллетень Верховного Суда РФ.1998. № 5. С.5-6.

54Постановление Пленума Верховного Суда РФ  О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ) от 27. 01.1999г. № 1//КонсультатнПлюс.

55 Бородин С.В. Преступления против жизни.М., С. 114-115.

56 Архив СПБ горсуда. Дело 3 2-347/1998г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

57 Архив СПБ горсуда. Дело №2-308/1997г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

58 Питерцев С.К. Уголовно-правовое значение присутствия близких потерпевшего при убийстве// Правоведение. 1975, № 3.С.116-118.

59 Архив СПб горсуда. Дело № 2-231/1997г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

60 Архив СПБ горсуда. Дело № 2-206/1998г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

61 . Игнатова А.Н., Красикова Ю.А. Уголовное право России: Т.2. М.: Норма, 2000. С. 702.

62 Архив СПб горсуда. Дело № 2-112/1999г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

63 Архив СПБ горсуда. Дело № 2—325/1999г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

64 Антонян Ю.М.Бородин С.В.Преступное поведение и психические аномалии.М., 1998.С. 48

65 Архив СПб горсуда. Дело « 2-334/19+98г.// Антонян Ю.М.Бородин С.В.Преступное поведение и психические аномалии

66 Бородин С.В. Преступления против жизни. М.: Юристъ, 1999. С. 108-109.

67 Константинов П. Субъективная сторона убийства с особой жестокостью // Российская юстиция. 2004. № 4. С. 41..

68 Влияние жестокости преступного поведения на уголовную ответственность / Андреева Л.А., Константинов П.Ю.  С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2002. С.  183.

69 Константинов П. Субъективная сторона убийства с особой жестокостью // Российская юстиция. 2004. № 4. С. 42.

70 Джандиери А.С. Квалификация умышленного убийства, совершенного при отягчающих обстоятельствах, по советскому уголовному праву: Автореф. дис....канд. юрид. наук. Л., 1968. С.10.

71 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Х.М. Ахметшин ; А.Е.Беляев, Г.Н. Борзенков , Б.В. Волженкин [и др.]; отв. Ред. В.И Радченко; М.: Вердикт, 1996. С.166.

72 Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР, 1964 - 1972 гг. / Сост.:Т.В. Воробьева,И.И. Проценко,Р.П.Соколова; отв. ред. Орлов А.К. -М.: Юрид. лит., 1974.С.  232-233.

73 Дело №2-309/2000 г. // Архив Санкт-Петербургского городского суда. URL: http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

74 Архив СПБ горсуда. Дело №2-173/1997г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

75 Питерцев С. Оценка множественности ранений в посягательствах на жизнь// Советская юстиция.1973. №19.С.19.

76 Архив СПб горсуда. Дело № 2-128/1997г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

77 Архив СПб горсуда. №2-93/1998г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

78 Бюллетень Верховного Суда РФ.1996. №12.С.1.

79 Мендельсон Г.А. Уголовная ответственность за убийство и телесные повреждения. М.,1962.С.11.

80 Постановление Пленума Верховного Суда РФ « о судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) от 27.01.1999.№1.

81 Архив СПБ горсуда. Дело № 2-229/1999г.// http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/

82 Бюллетень Верховного Суда РФ.1994. № 8.С.6-7.

83 Сборник Постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР.1964-1972гг. С. 220-222.

84 Андреева Л.А.Квалификация убийств, совершенных с особой жестокостью.СПБ., 1998.С.57.

85 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.,1973.-с.177,709.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

58827. Тушение пожаров 1.21 MB
  Тушение пожара это действия, направленные на спасение людей, имущества и ликвидацию пожара (ликвидация горения). Тушение пожаров является одной из основных функций системы обеспечения пожарной безопасности.
58828. Процесс сбора, расчета, хранения, обработки и предоставления информации об проведенных судьями дел, судьях, подсудимых и мониторингах 969.5 KB
  При разработке программного продукта важным моментом является осознание того, в какой информационной среде он будет использоваться, полноценное исследование данной области позволит достичь максимального эффекта при его использовании. Именно поэтому на стадии анализа необходимо уделить большое внимание описанию предметной области функционирования продукта.
58829. Разработка программного обеспечения контроля исполнения распорядительных документов 8.14 MB
  Данный дипломный проект посвящен разработке информационной системы контроля исполнения распорядительных документов предприятия. Разработаны алгоритмы ее функционирования и программная реализация. Проведены экспериментальные исследования работоспособности и эффективности системы, анализ предметной области и описание разработки функциональной и информационно-логической моделей
58830. Расчет и тестирование сложным модулированным сигналом базовой станции РЧУМ 4.2 MB
  С точки зрения оператора сети, требования касательно выхода по энергии вытекают не только из характеристик усилителей РЧ-мощности (РЧУМ) мобильных телефонов, но также из характеристик сети связи у базовой станции. В стремлении сделать базовую станцию РЧУМ более эффективной есть как коммерческие факторы, так и факторы, связанные с окружающей средой
58831. Проект телекомунікаційної мережі бібліотечно-інформаційного центру Дон НТУ. Розробка проекту сегменту бездротової мережі 2.44 MB
  Розроблена бездротова телекомунікаційна мережа, яка поєднує в собі передачу даних, Інтернет. Було розраховано трафік цієї мережі та вибране відповідне мережеве обладнання. Здійснено прогнозування покриття бездротової мережі у пакеті Wireless Control System 5.2. На основі цих даних було проведено моделювання мережі за допомогою пакету Packet Tracer 5.0.
58832. Площа криволінійної трапеції 42.5 KB
  Освітня мета уроку математики: закріпити вміння і навички знаходження площі криволінійної трапеції через поняття первісної; ознайомити учнів із наближеними методами обчислення площі криволінійної трапеції; підготувати учнів до свідомого сприймання поняття інтегралу.
58833. БИЗНЕС-ПЛАН ОТКРЫТИЯ ТОРГОВО-ВЫСТАВОЧНОГО ЦЕНТРА «ЯМАХА-ЦЕНТР» 205.59 KB
  Цель внутрифирменного планирования — обеспечение оптимальных возможностей для успешной хозяйственной деятельности, получение необходимых для этого средств, достижение конкурентоспособности и прибыльности предприятия, а также планирование доходов и расходов предприятия, движения его денежных средств.
58834. Украинский архитектурный модерн 620.79 KB
  Модерн как стиль в архитектуре и искусстве зародился на рубеже XIX-XX вв. сначала в Европе, а затем в России, включал в себя различные художественные течения и школы. Его отличительными особенностями являлся отказ от прямых линий
58835. Казка мовить просто, а розуму в ній багато. Казка «Дрізд і голуб». Загадки. Підсумок за темою 64.5 KB
  Мета. Сприяти узагальненню найважливішого матеріалу з прочитаної теми про жанрові особливості казок; удосконаленню навичці правильного, усвідомленого, виразного читання. Заохочувати учнів до висловлення власної думки. Розвивати мислення, память. Виховувати позитивне ставлення до знань, праці.