38517

Раскрытие юридического механизма действия уголовно-правовой нормы об убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Равно как и тесно связанный с ним являющийся как бы его частью институт превышения пределов необходимой обороны.37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц интересов общества или государства от общественно опасного посягательства если при этом не допущено превышения пределов необходимой обороны. Стало быть превышение пределов необходимой обороны – действие преступное.

Русский

2013-09-28

467 KB

5 чел.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диплома  обусловлена  прежде  всего важнейшими функциями необходимой обороны в условиях становления в России  гражданского  общества   и   правового   демократического государства.  Являясь  элементом  правовой  системы,  необходимая оборона способствует блокированию правонарушений и  преступлений, служит гарантией законности, стабильности и правопорядка.

С 1 января 1997 года вступил в силу Уголовный кодекс РФ, принятый Государственной Думой 24 мая 1996 г., одобренный Советом Федерации 5 июня 1996 г. Сравнение норм старого и нового закона, регулирующих право граждан на необходимую оборону показывает, что существенных изменений этот институт не претерпел. Равно как и тесно связанный с ним, являющийся как бы его частью, институт превышения пределов необходимой обороны.

Так, согласно ч.1 ст.37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не допущено превышения пределов необходимой обороны. Стало быть, превышение пределов необходимой обороны – действие преступное. Закон признает преступлением лишь виновно совершенное об-щественно опасное деяние, запрещенное УК (ст.14). Особенная часть                                                             УК РФ содержит два состава преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны: убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Рассмотрению одного из них – убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и посвящена настоящая работа. Ч.1 ст.108 УК РФ предусматривает весьма пониженную санкцию за совершение данного вида убийства, по сравнению с умышленным убийством, ответственность за которое установлена ст.105 УК РФ.

Изучение практических материалов выявило, что применение норм уголовного закона, касающихся превышения пределов необходимой обороны, вызывает серьезные трудности у правоприменителей¹. Трудности эти касаются в основном правовой оценки действий лица, причинившего смерть, судебно-следственные органы зачастую не могут правильно установить, имело ли место убийство при превышении пределов необходимой обороны, либо умышленное убийство, либо причинение смерти было правомерным, укладывающимся в рамки необходимой обороны. В результате страдают интересы лиц, незаконно осужденных за совершение тяжких преступлений, интересы потерпевших, когда причинитель вреда необоснованно освобождается от ответственности, нарушаются правопостановления государства, заинтересованного в назначении справедливого наказания лицам, совершившим те или иные преступления против жизни, в недопустимости возложения ответственности на гражданина, действовавшего в рамках закона.

Обзор научной литературы выявил, что работ, посвященных рассмотрению проблем состава убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, практически нет. В монографиях, которые посвящены проблемам необходимой обороны, умышленного убийства, лишь фрагментарно рассматриваются отдельные аспекты преступления, предусмотренного  ч.1 ст.108 УК РФ. Отмеченные обстоятельства обуславливают актуальность темы диплома. При этом цель работы состоит в том, чтобы четко обозначить проблемы рассматриваемого состава, по возможности указать на возможные пути их разрешения. Для этого необходимо проанализировать имеющиеся разработанные теоретические положения, нормативный материал, результаты обобщения практики, консолидировать их.

Теоретическую основу настоящей работы составляет юридическая литература по уголовному, уголовно-процессуальному, административному праву, в частности, работы А.А.Пионтковского, Н.Н.Паше-Озерского, М.И.Якубовича, Т.Г.Шавгулидзе, Н.Д.Дурманова, В.Ф.Кириченко, И.И.Слуцкого, В.И.Ткаченко,

_______________________

¹ Мастинский М.З., Семенов Д.Е., Юшкова Е.Ю., Юшков Ю.Н. Применение законодательства о необходимой обороне и превышении ее пределов // Государство и право. 1994. №3. С. 80-89; Опубликованная судебная практика Верховного Суда РФ за 2000 – 2008 гг.; Архив Орджоникидзевского, Калининского и Октябрьского судов г.Уфы за 2003 – 2008 гг.

И.С.Тишкевича, В.Н.Кудрявцева, С.В.Бородина, Ю.А. Красикова, М.И. Блум, С.В. Пархоменко, Ю.Н. Юшкова, А.Ф. Истомина, С.В. Тасакова, М.А. Якунькова и других.

Большое практическое значение имеет постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года № 14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств"¹.

Основной целью дипломной работы является раскрытие юридического механизма действия уголовно-правовой нормы об убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны, выявления при этом наиболее типичных ошибок, возникающих при реализации этого механизма в деятельности правоохранительных и судебных органов, и разработка конкретных рекомендаций по дальнейшему совершенствованию уголовного законодательства в этой области.

Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи исследования:

1. Исследовать понятие и сущность института необходимой обороны по российскому уголовному праву.

2. Проанализировать условия правомерности необходимой обороны, от-носящиеся к посягательству и защите.

3.  Исследовать объективные и субъективные характеристики убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны.

4. Исследовать проблемы, возникающие при квалификации убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны.

5. Разработать положения правотворческого характера по совершенство-

ванию уголовного законодательства об убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны.

Объектом данного исследования являются уголовно-правовые отноше-

______________________

¹ Бюллетень ВС СССР. 1984. № 5. С. 11.

ния, возникающие в сфере уголовно-правовой охраны права человека на жизнь при совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны, квалифицируемого по ч.1 ст.108 УК РФ.

Предметом исследования – конкретные нормы действующего законода-тельства, регламентирующие институт необходимой обороны  и убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, современная правоприменительная практика и ее совершенствование.

Рассматриваемое преступление обладает определенной спецификой. Оно состоит в умышленном причинении смерти  посягающему лицу при нарушении условий правомерности необходимой обороны. Правильная квалификация его вызывает большие трудности на практике.

Этим обусловлена и структура работы, куда помимо характеристики элементов состава преступления включены вопросы касающиеся понятия убийства, краткая характеристика необходимой обороны и условий ее правомерности, понятие превышения пределов необходимой обороны.

Структура работы состоит из введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1.  Понятие необходимой обороны и превышения пределов необходимой обороны

§1. Понятие необходимой обороны

В российском уголовном законодательстве выделяются определенные деяния, которые с внешней стороны представляются противоправными, однако в силу определенных причин не являются общественно опасными и потому не влекут за собой уголовной ответственности. Одним из таких деяний  уголовное законодательство Российской Федерации признаёт действие, совершённое в состоянии необходимой обороны. Уголовное законодательство допускает необ-ходимую оборону граждан от преступных посягательств потому, что она нап-равлена против общественно опасных действий и тем самым является право-мерной¹.

Необходимая оборона – это сдерживающий фактор в отношении насильственной преступности, так как перспектива получить немедленный и жесткий отпор представляется любому преступнику менее приятной, чем вероятность оказаться в руках правосудия  и следующая затем длительная судебная процедура с неизвестным и, возможно, благоприятным исходом².

По мнению А.А. Пионтковского  необходимая оборона есть правомерная защита против посягательства на интересы государства, общественные интересы, на личность и  право обороняющегося или других лиц путём причинения какого-либо вреда посягающему³.

Необходимая оборона является лишь субъективным правом граждан на отражение общественно опасного деяния путём причинения вреда посягающему.  Граждане могут использовать это право, но могут и уклониться от его осу-

______________________

¹ Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2008. Ст.37.

² Берлин Е.М. Реализация права на необходимую оборону // Гражданин и право. 2002. №9/10. С.74.

³ См.: Пионтковский  А.А. Курс советского уголовного права. Часть общая.  М.: Наука, 1970. С. 245.

ществления. Однако при этом, замечает А.А. Пионтковский, в определённой ситуации, например, когда происходит нападение на интересы  государства или общественные интересы, или на жизнь либо здоровье других лиц, необходимая оборона может являться моральной обязанностью граждан, так как нравственность воспитывает их в духе товарищеской взаимопомощи и заботы о государственных и общественных  интересах¹. Такого же мнения придерживаются  Н.И. Паше-Озерский², И.И. Слуцкий³.

Совершение соответствующих действий, по мнению профессора Е.А. Фролова, пусть даже внешне и напоминающих преступление, лицом в состоянии необходимой обороны, есть моральный долг каждого гражданина4.

Думается, что  справедливо с такими высказываниями не соглашается  Т.Г. Шавгулидзе, который считает, что использование права необходимой обороны нельзя рассматривать как моральную обязанность5. О необходимой обороне речь идёт лишь тогда, когда правовые интересы защищаются путём причинения посягающему вреда, который при иных обстоятельствах вызвал бы уголовное наказание. Если же защита правового блага осуществлена без причинения вреда посягающему, в таком случае не приходится говорить об использовании защищающим права необходимой обороны. Следовательно, считать использование права необходимой обороны моральной обязанностью граждан равносильно утверждению, будто у гражданина есть моральная обязанность защищать правовые интересы от посягательства именно путём причинения вреда посягающему. 

В защитительных действиях при необходимой обороне отсутствуют признаки преступления. А это означает, что в них отсутствует состав преступления

который является основанием уголовной ответственности по уголовному праву.

______________________

¹ См.: Пионтковский  А.А. Указ. соч. С. 237.

² См.: Паше - Озерский  Н.Н. Необходимая оборона и крайняя необходимость по советскому уголовному праву. М., 1962. С.10.

³ См.: Слуцкий  И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. М., 1956. С. 22.

4  См.: Фролов Е.А. Сборник ученых трудов. Вып.2. Свердловск, 1964. С. 189.

5  См.: Шавгулидзе Т.Г.  Необходимая  оборона.  Тбилиси, 1966. С.45 – 59.

При необходимой обороне устраняется общественная опасность совершенного деяния, если она удовлетворяет требованиям, относящимся как к нападению, так и к защите. В таких случаях деяние не носит преступного характера. Важным признаком необходимой обороны является право защищать интересы государства, общественные интересы, личности или прав обороняющегося или другого лица, путём причинения вреда посягающему.

Причём, вред этот может носить самый различный характер, вплоть до лишения жизни посягающего. Причинение такого вреда при обычных обстоя-тельствах признаётся преступлением.

При необходимой обороне действия лица направлены против обществен-но опасных посягательств, поэтому такие действия являются правомерными. Это положение было в свое время подтверждено Указом Президиума Верхов-ного Совета СССР от 26 июля 1966 года «Об усилении ответственности за хулиганство», в котором в статье 16 говорится: «Действия граждан, направлен-ные на пресечение преступных посягательств, являются правомерными и не влекут уголовной ответственности, даже если этими действиями вынуждено был причинен вред преступнику»¹.

Исходя из вышеизложенного, по вопросу о понятии необходимой оборо-ны, мне представляется наиболее правильной формулировка, данная Н.Н. Паше-Озерским. Он считал, что необходимая оборона – это действия не являющиеся преступными в момент их совершения, предпринятые в защиту от общественно опасного посягательства на интересы государства, общественные интересы или на личность и права обороняющегося  либо другого лица и при-чиняющие посягающему вред². 

С точки зрения правового статуса личности право на необходимую оборону – это неотъемлемое объективное и притом естественное право любого человека – члена общества. Каждый может использовать свое право на защиту

________________

¹ Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. Об усилении ответственности за хулиганство:  // Сборник законов СССР 1938 - 1967  г.г. Т. 2. С. 483.² См.: Паше - Озерский  Н.Н. Указ. соч.  С.15. 

вне зависимости от любых обстоятельств, но может и уклониться от его осуществления.

Часть 3 статьи 37 УК РФ (в редакции 2002 г.) детализирует признаки необходимой обороны и раскрывает ее содержание. Отмечается, что «право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти».

Уголовный закон не раскрывает понятия необходимой обороны.

Согласно ч.1 ст.37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Ч.2 ст.37 УК РФ декларирует право каждого гражданина на самозащиту независимо от возможности избежать посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Как следует из ст.37 УК РФ необходимая оборона – это правомерная защита от реального и наличного общественно опасного и уголовно-противоправного посягательства путём причинения в целях отражения данного посягательства вреда посягающему, если при этом не были превышены пределы необходимой обороны.

Общественно опасное уголовное посягательство – запрещённое уголов-ным законом посягательство на интересы личности, общества или государства, которое существенно угрожает этим интересам или уже непосредственно при-

чиняет им соответствующий вред.

В ст. 24 Закона о милиции указано, что "на деятельность сотрудника милиции распространяются положения о необходимой обороне и крайней необходимости, установленные законодательством". В то же время обеспечение правопорядка и пресечение преступлений – это не субъективное право, а служебная обязанность сотрудника милиции, в связи с чем он в случаях и порядке, предусмотренных статьями 12-16 Закона о милиции, может применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие¹.

Необходимая оборона – это право человека, что подчеркнуто в статье 45 Конституции РФ, в которой декларируется право каждого защищать свои права и свободы всеми возможными способами, не запрещенными законом. Соответственно само лицо решает, следует ли ему осуществить указанное право в конкретной ситуации. Принудить к осуществлению права на необходимую оборону нельзя, как в равной степени невозможно дать негативную правовую оценку отказа от осуществления данного права.

В ч.1 ст.37 УК РФ в общем виде определяются условия правомерности необходимой обороны, а в ч. 2 данной статьи – условия неправомерности.

Условия, при которых защитительные действия признаются правомерыми, а сама защита – необходимой обороной в уголовно-правовой литературе общепринято делить на две группы:

1.Условия правомерности, относящиеся к посягательству.

2.Условия правомерности, относящиеся к защите.

Такого деления придерживаются многие учёные-правоведы: А.А. Пионтковский², С.В. Тасаков, ³, А.Ф. Истомин4, А.И. Рарог5.  

Однако с таким делением условий не согласен И.С. Тишкевич, который пишет: «Деление условий правомерности оборонительных действий на две

______________________

¹ Закон Российской Федерации «О милиции» от 18 апреля 1991 года № 1026-1// М.: «Экзамен», 2003.

² См.: Пионтковский  А.А. Указ. соч. С. 296.

³ См.: Тасаков С.В. Ответственность за убийство при смягчающих обстоятельствах по уголовному праву России. Самара, 2000. С. 47.

4  См.: Истомин А.Ф. Самооборона: право и необходимые пределы. М.: Норма,2005. С.49.  

5 См.: Рарог А.И. Настольная книга судьи по уголовным делам. М.: Проспект, 2007. С.84.

группы (относящиеся к нападению и относящиеся к защите), столь распростра- ненное в литературе несколько искусственно. Поскольку мы говорим об условиях правомерности обороны, то все они относятся именно к ней, то есть характеризуют её как дозволенное законом действие по пресечению общественно опасного посягательства»¹.

Несколько иного взгляда придерживается Т.Г. Шавгулидзе. Он пишет: «Господствующее в теории уголовного права выделение  условий необходимой обороны, нам кажется не совсем точным. Из этого деления вытекает, будто существуют условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству, и условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите. В действительности, посягательство, вызывающее право необходимой обороны, является общественно опасным, поэтому не совсем точно говорить «об условиях правомерности необходимой обороны, относящихся к посягательству». По нашему мнению условия, существование которых придает обороне правомерный характер, следует именовать не условиями правомерности, относящимися к посягательству, а условиями возникновения и прекращения состояния необходимой обороны².

Из приведённой цитаты можно сделать вывод, что Т. Г. Шавгулидзе пытается подменить термин «условия правомерности» на «условия возникновения и прекращения состояния необходимой обороны». Однако, как И.С. Тишкевич, так Т.Г. Шавгулидзе не решают вопроса классификации. А поэтому в дальнейшем, при изложении работы, мы будем придерживаться деления, которое предлагают большинство учёных-правоведов.

Рассмотрение необходимой обороны с позиции системного подхода позволяет обосновать необходимую оборону как естественное, неотъемлемое, субъективное право каждого человека, ограничение которого нормами законодательства представляется недопустимым в условиях, когда государство не в

______________________

¹ См.: Тишкевич  И.С. Условия и пределы необходимой обороны. М., 1969. С. 48 - 49.

²  См.: Шавгулидзе Т.Г. Указ. соч. С. 41 - 42.

состоянии обеспечить в достаточно полной мере безопасность граждан от общественно опасных посягательств.

Значение института необходимой обороны видится в создании наиболее благоприятных условий для осуществления гражданами указанного права пу-

тем закрепления в законе системы морального и материального поощрения со стороны государства.

Подводя итог изложенному, можно заключить, что согласно уголовному закону суть необходимой обороны состоит в правомерной защите законных прав и интересов личности, общества, государства путем причинения надлежащего вреда посягающему. Исходя из этого необходимую оборону можно определить как правомерную защиту личности, прав и законных интересов обороняющегося, другого лица, общества, государства от общественно опасных посягательств, не сопряженных с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с угрозой  применения такого насилия, путем причинения вреда посягающему, если при этом было допущено превышение ее пределов.

В соответствии с ч.1 ст.37 УК РФ посягающему может быть причинен любой вред, в том числе и его убийство, если обороняющийся, его жизнь, права или интересы либо права и интересы третьих лиц, общества или государства были подвергнуты общественно опасному посягательству, сопряженного с насилием опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Следовательно, убийство посягающего в подобной ситуации уголовный закон признает правомерным, не содержащим состава преступления.

§1.1. Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству

Условиями правомерности, относящимися к посягательству, являются общественная опасность, действительность и наличность посягательства.

1) общественная опасность посягательства.

 Согласно ст.37 УК РФ обязательным условием возникновения права на необходимую оборону является наличие общественно опасного посягательства на какие-либо охраняемые законодательством объекты: личность или права обороняющегося или другого лица, общественные интересы, интересы государства¹.

Для правильного понимания условий и пределов необходимой обороны, а также признаков наказуемого в уголовном порядке превышения этих пределов, нужно, прежде всего, уяснить понятие «посягательства».

Закон не раскрывает формы общественно опасного посягательства, которое служит основанием необходимой обороны.

Посягательство, наличие которого является непременным условием необходимой обороны, выражается, как правило, в определенном деянии человека.

Нельзя не согласиться с мнением В. Ткаченко, который пишет, что при необходимой обороне цель защиты общественных отношений достигается путём приведения  посягающего в такое состояние, при котором он физически не сможет продолжить нападение. Если посягательство проявляется в бездействии, то принуждение посягающего к выполнению правовой обязанности путём причинения ему вреда способно лишить его возможности выполнить требуемые от него действия².

        К тому же, российская судебная практика не знает ни одного случая необходимой обороны против бездействия. Поэтому многие ученые склонны отрицать возможность допущения необходимой обороны против посягательства в форме бездействия³.

Говоря об общественной опасности посягательства, необходимо решить вопрос о том, должно ли оно быть ещё непременно преступным? Так как воз-

______________________

¹ См.: Рарог А.И. Уголовное право России. Общая часть. М.: Эксмо, 2008. С.264.

² Ткаченко В. Основания необходимой обороны // Советская юстиция. 1978.  № 2. С. 12.

³ См.: Журавлев М.П., Никулин С.И. Уголовное право России. Общая и Особенная части. М.: Норма, 2008. С.215.

можны случаи, когда посягательство по тем или иным субъективным основанииям не является  преступным (нападение со стороны невменяемого или лица, не достигшего возраста, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности). «Тем не менее, - как справедливо отмечает А.А. Пионтковский,- во всех этих случаях против такого посягательства допустима необходимая оборона»¹. Указанную точку зрения разделяет также и Н.Н. Паше-Озерский².

Основанием необходимой обороны являются предусмотренные уголовным законом действия, так как они объективно общественно опасны. Действия невменяемых определяются больной психикой, и никто не может заранее предугадать, до каких пределов дойдет их агрессия, поэтому необходимая оборона от таких действий допустима³.

На наш взгляд, решение вопроса о допустимости необходимой обороны против правонарушений зависит от выяснения их социальной значимости. Законодатель, исходя лишь из учёта характера сложившихся в обществе отношений и того, в какой степени те или иные деяния противоречат этим отношениям, относит их к преступлениям или проступкам.

Говоря об условиях необходимой обороны, необходимо выяснить вопрос о том, допустима ли необходимая оборона от действий, которые сами совершены в состоянии необходимой обороны, но вышли за пределы необходимости?

        В уголовно-правовой литературе существует мнение о том, что «нападающий не имеет права на самозащиту и в случае, когда потерпевший или другие лица предпринимают такую оборону от общественно опасного посягательства, которая явно выходит за пределы необходимости и потому сама становится преступным действием»¹.

Необходимая оборона допустима против правомерного нарушения тех или иных интересов, в частности, против акта необходимой обороны.

______________________

¹ См.: Пионтковский  А.А. Указ. соч. С. 323.

²  См.:Паше - Озерский  Н.Н. Указ. соч. С. 36.³  Ткаченко В. Указ. соч. С. 13.

4 Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве. М.: Изд-во  АН СССР, 1948.С. 118 – 121.

Действия обороняющегося, вышедшие за пределы необходимости, сами становятся общественно опасными и преступными, а, потому и защита от них допустима.

 б) действительность посягательства.

 Вторым условием правомерности акта необходимой обороны, относящимся к нападению, является действительность посягательства. Совершенные в состоянии необходимой обороны действия лишь тогда устраняют общественную опасность совершенного, когда посягательство было реальным, существующим в действительности, а не только в воображении субъекта¹. Поэтому, установление действительности посягательства для признания наличия необходимой обороны, является обязательным. Нельзя приступать к оборонительным действиям, полагаясь лишь на впечатление.

Так, например, Крымский, услышав ночью шум на чердаке своего дома, зарядил ружье, вышел во двор и стал кричать. А когда с чердака выглянул неизвестный, он без предупреждения выстрелил. Как потом оказалось, постра-давшим, которого Крымский принял за вора, был старик-бродяга, который так неудачно устроился переночевать. Такая ошибка «обороняющегося» не может быть признана извинительной. Он обязан был убедиться в нарушении право-охраняемого интереса со стороны бомжа и, более того, сделать вывод отно-сительно характера и опасности конкретных действий или, по крайней мере, на-мерений. Сам факт посещения чужого чердака, если и заслуживает наказания, то не до такой степени, как в данном примере. Ничего не говорило о наличии злого умысла. Совершенно справедливо действия Крымского были квали-фицированы как умышленное убийство. Одни только расплывчатые подозрения не дают оснований для необходимой обороны¹.

______________________

¹ Определение Березовского районного суда Красноярского края от 29 июля 2003 г. по делу Крымского// Бюллетень ВС РФ. 2003. №7. С.10.

От необходимой обороны следует отличать так называемую «мнимую оборону».

Наиболее удачное, на наш взгляд, понятие мнимой обороны даёт профес-сор Н.Д. Дурманов, когда включает в понятие мнимой обороны момент причи-нения вреда «посягающему». Он, в частности, пишет: «Мнимая оборона выражается в причинении вреда человеку, которого лицо, причинившее вред, считает совершившим посягательство, чего в действительности нет»¹.

Точку зрения Н.Д. Дурманова о понятии мнимой обороны, разделяют большинство криминалистов².

Раскрывая понятие мнимой обороны, нельзя согласиться с М.И. Яку-бович, который считает, что «мнимая оборона может считаться лишенной опас-ности и исключить ответственность лица за совершенные действия»³.

Мнимая оборона направлена на отражение несуществующего в действи-тельности посягательства, а потому не служит действительной защитой конк-ретных  общественных отношений. Исходя из этого, действия лица, находя-щегося в состоянии мнимой обороны, являются общественно опасными.

При необходимой же обороне, действия лица, направленные на пресечение общественно опасного посягательства, рассматриваются как общественно полезные. В этом заключается существенное отличие мнимой обороны от необходимой. О мнимой обороне можно говорить лишь тогда, когда лицо причиняет вред другому лицу, которого он ошибочно принял за нападающего, с целью защиты конкретных правовых интересов.

Не исключено, однако, что лицо в силу каких-то причин ошибочно, но вполне обоснованно принимает то или иное поведение за посягательство и действует как в состоянии необходимой обороны. Такие действия называются мнимой обороной, и их правовая оценка может быть весьма различной – в зави-симости от конкретных обстоятельств. Когда вся обстановка происходящего

______________________

¹ См.: Дурманов Н.Д. Обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность деяния. М., 1961. С. 155.

² См.: Тишкевич  И.С. Указ. соч.. С. 127.

³ См.: Якубович М.И.«Вопросы теории и практики необходимой обороны», М., 1967, С. 164.

указывала на реальную опасность для правоохраняемых интересов, а защита, хотя и мнимая, соответствовала правилам необходимой обороны, ответствен-ность за причинение вреда не наступает.

Так, Родионов, возвращаясь ночью с работы, обнаружил, что двое подвы-пивших парней идут по обе стороны и чуть сзади от него. При этом они переговаривались как бы шепотом, но таким образом, что, по смыслу долетавших до слуха Родионова слов, тот сделал вывод о предстоящей агрессии. Он не выдержал психологического напряжения, внезапно напал на непрошеных попутчиков, избил их и убежал¹. Оказалось, что два приятеля приняли  прохожего за своего знакомого и просто решили пошутить с ним, на самом деле не желая ему ничего плохого. По обстоятельствам происшедшего Родионов вряд ли подлежит ответственности, так как его поведение не шло в разрез с правилами необходимой обороны.

Однако необходимо иметь в виду, что мнимая оборона исключает уголов-ную ответственность лишь в тех случаях, когда вся обстановка происшествия давала достаточное основание полагать лицу, применившему средства защиты, что имело место реальное посягательство, и оно не сознавало ошибочность своего предположения»².

в) наличность посягательства.

   

Третьим непременным условием правомерности акта необходимой обороны относящимся к посягательству, является наличность посягательства.

Наличность посягательства означает, что опасность правоохраняемым объектам угрожает в данное конкретное время. Общественно опасное деяние должно быть уже начавшимся, но еще не оконченным. Если перспектива посягательства только возможна, с точки зрения субъекта, но никаких проявлений, направленных на его реализацию еще нет, то нет и права на необходимую обо-

______________________

¹ Определение Хабаровского  краевого суда от 3 марта 2002 г. по делу Родионова//Бюллетень ВС РФ. 2003. № 3. С. 15.

² См.: Постановление Пленума  Верховного Суда СССР от 4 декабря 1969 г.

рону. Точно так же состояние необходимой обороны прекращается, когда имевшее место посягательство предотвращено – самим обороняющимся либо другими лицами – или окончено, и таким образом, в применении средств защиты явно отпала необходимость¹.

Надо иметь в виду и то, что основания для обороны могут возникнуть не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы, то есть такого состояния, когда без активной защиты угроза применения насилия может быть приведена в исполнение².

Например: Марьян, подъезжая на личном "Москвиче" к дому, задел стоявший во дворе "Форд-Скорпио" и повредил его левую фару. Хозяин иномарки Крылов и его знакомый Храмов, угрожая владельцу "Москвича расправой, потребовали компенсацию в две тысячи американских долларов. Марьин ответил, что названной суммы у него нет, хотя он готов возместить ущерб на правовых основаниях, и предложил вызвать ГАИ. Тогда Крылов и Храмов стали избивать его, требуя отдать в залог машину, забрали у него паспорт, а позднее явились к нему домой. Крылов снова попытался ударить Марьяна, но тот схватил приготовленное двуствольное охотничье ружье и предупредил, что, если насилие не прекратится, откроет огонь. Несмотря на это, Крылов и Храмов вновь стали приближаться к Марьяну, и последний дважды нажал на спусковой крючок. В результате оба нападавших получили серьезные ранения³. 

Описанные действия вполне оправданы, так как вымогатели требовали сум-му, явно превышающую нанесенный ущерб, вели себя агрессивно, ворвались в квартиру, где находилась семья Марьяна, включая малолетнего ребенка. О воз-можном насилии свидетельствовал факт уже имевшего место избиения. При таких обстоятельствах Марьян имел все основания опасаться не только за свои жизнь и здоровье, но и за благополучие членов семьи.

______________________

¹ См.: Тишкевич  И.С. Указ. соч. С. 9.

²  См.: Тараканов И.А. Некоторые особенности оценки пределов необходимой обороны при доказывании правомер-ности оборонительных действий // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2006. №4. С.106.

³ Архив Орджоникидзевского районного суда г.Уфы. Дело №1-174/2002 г.

Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания. В частности, переход оружия или других предметов, используемых при нападении, от посягавшего к обороняющемуся сам по себе еще не может свидетельствовать об окончании нападения¹. 

Для признания акта обороны правомерным нельзя требовать, чтобы нападение уже началось². Такое условие поставило бы лицо, обороняющееся от преступного посягательства, в положение, при котором оно вынуждено терпеливо ждать нанесения ему первого удара нападающим. Непосредственная угроза посягательства делает оборону правомерной. Оборона возможна при наличии реальной угрозы посягательства. Не все авторы считают термин «наличность» обоснованным применительно к институту необходимой обороны. Так, И.С. Тишкевич говорит о ненужности этого понятия и о необходимости замены его более правильным требованием - своевременной обороны, ссылаясь при этом на высказывание Н.Н. Паше-Озерского: «Наличное посягательство обычно понимается в смысле посягательства «осуществляемого» и «непосредственно предстоящего», но понятие «наличности непосредственно предстоящего посягательства» содержит внутреннее противоречие»³.

М.И. Якубович полагает, что «требование наличности нападения весьма существенно, так как с ним связано определение границ возможного использования права необходимой обороны во времени» 4.

А.А. Пионтковский в качестве обязательного условия правомерности необходимой обороны выдвигает «наличность посягательства» 5.

Думается, что спор здесь не носит принципиального характераавторы,

______________________

¹ См.: Истомин А.Ф. Указ. соч. С.67.

² Шаргородский  М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М. 1948. С. 158.

³ Паше - Озерский  Н.Н. Указ. соч. С. 173.

4 См.: Якубович  М.И. Указ. соч. С.36.

5 См.: Пионтковский  А.А. Указ. соч. С. 185.

уточняя терминологию, просто стараются определить границы возможного использования права необходимой обороны во времени. Состояние необходимой обороны может наступать ещё раньше, чем нападение начнется, так как есть реальная угроза немедленного нарушения право охраняемого интереса.

Говоря о наличности посягательства, необходимо затронуть вопрос о том, можно ли рассматривать как реальную угрозу нападения и предполагаемое, предстоящее в будущем посягательство? Этот вопрос в  уголовно-правовой литературе решается отрицательно. Лицо, задумавшее совершить преступление, ничего не предприняло для этого, а лишь тем или иным образом (на словах, в письме) обнаружило своё намерение, то нет ещё и преступной деятельности, а, следовательно, не может быть необходимой обороны от неё.

Обнаружение умысла само по себе не является общественно опасным деянием, и потому не может вызвать уголовной ответственности, поскольку оно не создаёт реальной опасности для общественных интересов. А вот угроза, в отличие от обнаружения умысла, является общественно опасной, так как она является психическим насилием, и поэтому, когда по обстоятельствам дела, очевидно, что посягательство должно немедленно последовать вслед за угро-зой, в таком случае может возникнуть состояние необходимой обороны.

Наиболее правильным представляется мнение В.Ф. Кириченко, который писал: «Приготовительные к преступлению действия, выражающиеся в привле-чении или приспособлении орудий, средств и создание условий преступления... не могут считаться нападением, так как они не создают непосредственной опасности нарушения правоохранных интересов»¹. С этим мнением можно полностью согласиться, ведь проведение оборонительных действий против подготавливаемого преступления значительно бы расширило понятие необходимой обороны и дало бы почву для нарушения закона. Иногда граждане в целях охраны имущества от воров, устраивают различного рода  защитительные

______________________

¹ Кириченко В.Ф. Указ. соч. С. 98.

присп особления предназначенные для пресечения посягательства путём причинения вреда нападающему. С точки зрения нашего уголовного закона, уст-

ройство таких защитительных приспособлений не может рассматриваться как необходимая оборона. Защитительные приспособления, как правило, предназначаются для причинения вреда в будущем, и действует вне зависимости от воли установившего их лица, механически. Тем самым, они ставят в опасность жизнь и здоровье любого человека, могущего соприкоснуться с ними, например, прохожего, случайно наткнувшегося на это приспособление.

Было  бы  целесообразным  в  качестве  средств  защиты  имущества, по-мимо  общих, назвать  и  технические  средства. Однако  последние  не  должны  предназначаться  для  причинения  смерти  или  заведомо  создавать  значитель-

ный  риск  причинения  смерти  или  тяжкого  вреда  здоровью.

Таким образом, причинение вреда посягающему путём установки автоматически действующего приспособления может  рассматриваться как необходимая оборона или превышение её пределов только в том случае, когда приспособление установлено для пресечения общественно опасного посягательства в момент его совершения.

  

§1.2. Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите

Условия правомерности, относящиеся к защите, необходимо определять в зависимости от вида необходимой обороны. Для необходимой обороны, предусмотренной ч.1 ст.37 УК РФ, они таковы: 1) защищаться может широкий круг правоохраняемых интересов, в число которых обязательно входит жизнь обороняющегося или другого лица; 2) вред причиняется посягающему; 3) защита должна быть своевременной.

Для необходимой обороны, предусмотренной ч.2 ст.37 УК РФ, условия таковы: 1) защищаться может широкий круг правоохраняемых интересов, в число которых не входит жизнь обороняющегося или другого лица; 2) вред причиняется посягающему; 3) защита должна быть своевременной; 4) при защите не должно быть допущено превышение пределов необходимой обороны.

Таким образом, превышение пределов необходимой обороны возможно только лишь при ее втором виде, первый же ее вид исключает превышение.

а) активность отражения общественно опасного посягательства.

   

В статье 37 УК РФ говорится, что необходимая оборона выражается  в причинении посягающему вреда и не является преступлением. Отсюда можно сделать вывод, что необходимая оборона всегда предполагает причинение вреда посягающему, всегда имеет активный характер.

При необходимой обороне допускается причинение вреда посягающему, а не третьим лицам, состояние необходимой обороны констатируется как при защите собственных интересов, так и при защите интересов других лиц, общества, государства. Необходимая оборона имеет место не только тогда, когда обороняющийся находится в безвыходном положении, но и в случае, когда он имеет возможность избежать посягательства другим путём – например, путём бегства (ч.3 ст.37 УК РФ).

Закон допускает активную защиту лишь законных интересов и лишь от незаконных противоправных действий. Активная защита от посягательства, сопряжённая с возможностью причинения посягающему любого вреда, допус-кается только в случае, если посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, а также с непосредственной уг-розой причинения такого насилия.

По мнению П.Н. Панченко, под насилием опасным для жизни, понимается в данном случае такое насилие, результатом которого может быть смерть потерпевшего или телесное повреждение, способное поставить потерпевшего в опасное для жизни состояние¹.  

Угроза применения насилия будет непосредственной в том случае, если её осуществление возможно именно в данный момент или хотя и спустя опре-

делённое время, но неотвратимо.

Защита при необходимой обороне есть отражение общественно опасного посягательства, то есть действие, противопоставленное реально грозящей опас-ности. По мнению профессора Н.Н. Паше-Озерского, «защита при необходимой обороне должна бытьи всегда бывает – активным действием. Защищаться при необходимой обороне путём бездействия нельзя, немыслимо»¹.

Таким образом, особенностью защиты, при необходимой обороне, является её активный характер, выражающийся  в причинении вреда посягающему.

Защита при необходимой обороне может представлять собой не только собственно отражение общественно опасного посягательства.

 б) причинение вреда посягающему.

 При необходимой обороне вред должен быть причинён только посягающему, как непосредственному источнику опасности, а не третьим лицам.

Данное требование в уголовно-правовой литературе признается всеми учёны-

ми-правоведами. Это положение вытекает из закона. Так, в ст. 37 УК РФ, сказано, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства.

При необходимой обороне причинение посягающему вреда не только не наказуемо, но и лишено общественно опасного характера. Причём вред, причинённый нападающему при определённых условиях, может быть равный и даже больший, чем тот, которым он угрожает.

______________________

¹ См.: Паше - Озерский  Н.Н. Указ. соч. С. 55 - 56.

Иногда только причинение вреда может явиться динственным эффективным средством защиты. Так, например, 17-летний Дурных Павел, крайне отрицательно характеризующийся, проживая в г. Уфе неоднократно избивал свою мать и братьев (в том числе и четырехлетнего брата), покушался на жизнь своего престарелого отца. Всем соседям Павел за являл, что совершит убийство своих родителей. 1 февраля 2001 года в первом

часу ночи, будучи в нетрезвомсостоянии. Дурных подверг беспричинному избиению ногами своего отца и 14-летнего брата Василия, а также свою мать, пытавшуюся как-то защитить своего младшего сына.

Во время избиения матери Павлом, Василий убежал босиком из дома на улицу. В то время, когда Павел погнался за братом и выбежал на улицу, родители закрыли на крючок дверь. Вернувшись через минуту, Дурных выбил в доме лопатой стекла, пообещал родителям, что, проникнув в избу, убьёт их. Пытаясь выполнить свою угрозу, он действительно вооружился ружьем и ворвался в избу.

Отец, видя, что Павел  передергивает затвор находившегося в его руках ружья, сейчас же приведёт свою угрозу в исполнение, опередил его, выстрелом из охотничьего ружья 16-го калибра убил сына¹.

В данной обстановке только убийство посягающего могло спасти жизнь обороняющемуся и его жене.

Пределы необходимости определяются с учётом соразмерности средств защиты со средствами посягательства, соразмерности интенсивности защиты и интенсивностью посягательства, соразмерностью между благом защищаемым и благом нарушаемым.

Защита, при осуществлении необходимой обороны, выражающаяся в различных формах, причинения вреда нападающему, должна быть направлена только на пресечение общественно опасного посягательства. Недопустимо причинения вреда  при осуществлении необходимой обороны третьим лицам².

  в) защита должна быть своевременной.

Это условие правомерности необходимой обороны корреспондирует та- кому ее условию, относящемуся к посягательству, как его наличность. Защита

______________________

¹ Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от  13 сентября 2001 г. по делу Дурных// Бюллетень ВС РФ. 2001. № 9. С. 10.

² См.: Истомин А.Ф. Указ. соч.. С.156.

 

возможна только от посягательства, которое начало осуществляться или имеется реальная угроза его осуществления и которое еще не закончено. В противном случае имеет место преждевременная или запоздалая оборона, которая необходимой не является. Вред, причиненный в результате преждевременной или запоздалой обороны, квалифицируется на общих основаниях.

Нет этого условия правомерности необходимой обороны, если защита предпринимается от действий, ожидаемых в будущем, которые, возможно, произойдут когда-нибудь. На практике встречаются ситуации, когда лицо, ожидая нападения на свои правоохраняемые интересы, заранее к нему готовится, устанавливая различные устройства, могущие причинить вред возможному преступнику. Их действие может быть основано на электротоке, яде, сильнодействующем, взрывоопасном или отравляющем веществе и т.п. В данном случае, даже если вред был причинен лицу, совершившему общественно опасное посягательство на правоохраняемые интересы, например на собственность, действия заранее защищавшегося не могут быть признаны совершенными в состоянии необходимой обороны; к необходимой обороне нельзя заранее приготовиться, - это состояние возникает внезапно, в момент начала осуществления общественно опасного посягательства. Защита, как уже указывалось, предполагается только за актом нападения, посягательства, и никак не может ему предшествовать. Кроме того, в приведенной ситуации вовсе не исключено причинение вреда посторонним лицам, не предпринимающим никакого посягательства на интересы лица, заранее защищающегося.

Причинение вреда лицу в результате действия опасных устройств, предупреждающих проникновение в помещение или направленных на предупреждение причинения вреда иным интересам, например собственности, не может быть расценено как совершенное в состоянии необходимой обороны и квалифицируется в зависимости от конкретных обстоятельств как умышленное или неосторожное преступление.

г) Последним условием необходимой обороны, относящимся к защите, является требование о том, чтобы защита не превышала пределы необходимой обороны¹. Этот вопрос будет более подробно освещен в § 1.3.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было до-пущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Более того, насильственное поведение обороняющегося может вызвать у посягающего ощущение полной безнаказанности и, тем самым, спровоцировать агрессивные действия с его стороны.

Поэтому уголовное законодательство должно, казалось бы, предоставлять обороняющемуся самые широкие возможности для отпора преступному пося-гательству, сохраняя лишь материальные ограничения, призванные предотвра- тить злоупотребления этим правом. В момент преступного посягательства обороняющийся, находящийся в заведомо худший условиях, должен иметь право  на использование эффективных средств защиты.

Согласно пункту 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года №14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред².

За правомерные действия при необходимой обороне, по закону, не наступает и административная ответственность. Гражданское законодательство также освобождает от возмещения вреда причиненного в этом состоянии.

Необходимая оборона по своему содержанию представляет собой правомерное причинение вреда при защите правоохраняемых интересов личности,

______________________

¹ См.: Рарог А.И. Указ. соч. С.275.

² См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г.

общества и государства от общественно опасных посягательств. Такое причи-нение вреда формально содержит признаки преступления, но соблюдение правил обороны устраняет основания для уголовной ответственности¹.

Необходимая оборона предполагает защиту не только своих, но и любых других правоохраняемых интересов. Самооборона – краткий синоним рассматриваемого понятия вовсе не указывает на чьи-то эгоистические мотивы, а означает, что обороняющийся устраняет посягательство сам, своими силами.

Важно подчеркнуть равенство граждан в реализации права на необходимую оборону «независимо от профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения» (ч.3 ст.37 УК РФ).

Большое значение для правоприменительной практики имеет и указание закона на то, что право на необходимую оборону не зависит «возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам и органам власти». В более ранней редакции уголовного закона такой оговорки не было, в связи с чем допускались ошибки в определении наличия состояния необходимой обороны².

Исходя из этого необходимую оборону можно определить как правомерную защиту личности, прав и законных интересов обороняющегося, другого лица, общества и государства от общественно опасных посягательств, в том числе и посягательств не сопряженных с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с угрозой применения такого насилия, путем причинения вреда посягающему, если при этом не было допущено превышения  ее пределов.

______________________

¹ Пархоменко С. Почему необходимая оборона является необходимой? // Уголовное право. 2003. №5.С.49.

² См.: Истомин А.Ф. Указ. соч. С.168.

§1.3.  Понятие превышения пределов необходимой обороны

Необходимая оборона признаётся обстоятельством, исключающим общественную опасность совершенного деяния, только в том случае, когда защищающимся не было допущено превышение пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно несоответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. В ч.2 ст.37 УК РФ правомерной признается защита личности, прав и законных интересов обороняющегося, другого лица, общества и государства от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему в том случае, если это посягательство не было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, при условии, что при отражении нападения не  превышены пределы необходимой обороны. Превышение пределов необходимой обороны в подобных ситуациях можно рассматривать только в случаях причинения посягающему смерти пли тяжкого вреда его здоровью при условии, если вред явно не будет соответствовать характеру и степени общественной опасности посягательства. Причинение посягающему лицу средней тяжести пли легкого вреда здоровью, а также побоев в состоянии необходимой обороны считается правомерным.

Ярким примером тому является приговор Любинского межмуниципального суда г.Москвы по делу Иванниковой А., которая была обвинена в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 107 УК РФ, то есть в убийстве, совершенном в состоянии аффекта в результате насилия и аморального поведения потерпевшего. Предварительным следствием было установлено, что Иванникова А. села в машину к Б., чтобы он довез ее домой, но в пути Б. пытался ее изнасиловать. Она признала, что ударила его в бедро ножом, перерезав бедренную артерию, от чего Б. умер, потеряв много крови. Иванникова уверяла следователя и суд в том, что она защищалась. Защитник Иванниковой А. заявлял, что она действовала в пределах необходимой обороны. Тем не менее Иванникова была признана виновной и осуждена к двум годам лишения свободы условно. Приговор был обжалован, и в конечном итоге уголовное дело было прекращено за отсутствием в действиях Иванниковой А. состава преступления. Ее действия признаны правомерной необходимой обороной¹.

В том случае, если общественно опасное посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, допускается причинение посягающему любого вреда, вплоть до лишения жизни, и это также будет охватываться рамками правомерной обороны. Уголовный закон выводит из сферы превышения пределов необходимой обороны убийство посягающего, если примененное им при нападении насилие объективно представляло угрозу для жизни обороняющегося или другого лица либо потерпевший в той или иной форме выразил очевидное для обороняющегося намерение привести угрозу убийством в исполнение и при этом сама угроза носила непосредственный, реальный характер. При наличии таких обстоятельств вопрос о превышении пределов необходимой обороны не должен возникать, в чем бы конкретно ни выразилось причинение вреда посягающему, поскольку уголовный закон признает эту оборону правомерной.

Превышением пределов необходимой обороны признаются только умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Вина в данном случае может быть выражена следующим образом: лицо осознавало общественную опасность своих действий, т. е. понимало их несоответствие характеру и опасности совершенного нападения, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления либо не желало, но сознательно их допускало или относилось к ним безразлично. Поэтому представляется дискуссионной позиция тех ученых, согласно которой превышение пределов необходимой обороны может быть совершено как умышленными, так и неосторожными действиями².

______________________

¹ Интернет адрес http://www.grani.ru

² Васильев Ю. Как обороняться при нападении. // Человек и закон. 2002. №8. С.54.

Превышением пределов необходимой обороны признается также, причинение вреда, явно не соответствующего характеру и опасности посягательства, когда лицо вследствие неожиданности покушения все же могло объективно оценить степень и опасность нападения. В данном случае происходит двойная оценка существующих обстоятельств: защищающий оценивает степень и характер опасности нападения, а суд устанавливает, мог или не мог объективно защищающийся оценить опасность нападения¹. 

Для признания лица виновным в превышении пределов необходимой обороны суд должен установить именно психическое отношение лица к совершенному им деянию, выраженного в форме умысла. Лицо осознавало, что причиняет вред, явно не соответствующий характеру и степени опасности нападения, и желало его причинения либо не желало, но сознательно его допускало или относилось к нему безразлично.

Превышение пределов необходимой обороны уголовно наказуемым признается только в случае, если оно совершено умышленно. Если же лицо, защищаясь от нападавшего, осознавало возможность причинения ему вреда, явно не соответствующего характеру и степени опасности нападения, но самонадеянно рассчитывало на то, что вред не будет причинен, либо не предвидело возможность причинения такого вреда, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности могло и должно было его предвидеть, то деяние признается совершенным по неосторожности. Следовательно, оно не является уголовно наказуемым².

Если же защищавшийся, действуя внимательно и предусмотрительно, осознавал, что причиняет вред нападающему, но не понимал, что защита явно не соответствует характеру и степени опасности нападения, хотя по обстоятельствам происходящего должен был и  мог это понимать, его деяние не может быть признано совер-

______________________

¹ Жевлаков Э. Обновленное уголовное законодательство и проблемы его применения. // Уголовное право. 2004. №3. С.29.

² Кабурнеев Э.В. О некоторых проблемах квалификации причинения смерти при превышении пределов необходимой обороны. // Уголовное право. 2006. №6. С.33.

шенным по неосторожности. Содеянное им должно квалифицироваться как превышение пределов необходимой обороны, совершенное умышленно.

Новые положения статьи 37 УК РФ позволяют ставить и решать вопрос о превышении пределов необходимой обороны при таком  характере  и  такой  общественной  опасности  нападения, которые объективно позволяют расценивать его как общественно опасное посягательство, не сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. То есть преследующее цель причинения  незначительного ущерба жизни, здоровью, свободе, чести, достоинству человека, собственности, общественному порядку, общественной безопасности.  В действительности это может быть такое общественно опасное нападение, которое выразилось в посягательстве на здоровье обороняющегося или другого лица (телесные повреждения различной   степени  тяжести),   их телесную  неприкосновенность, имущество, на социально значимые интересы общества и государства. Именно отражение нападения такого рода путем причинения чрезмерного вреда посягающему может перерасти в общественно опасные деяния, образующие в соответствии с нормами Особенной части УК РФ преступления (ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114).

Тем не менее, когда преступные посягательства осуществляются неожиданно для обороняющегося лица, когда степень и характер опасности нападения ему определить, исходя из сложившейся ситуации, весьма затруднительно или совсем невозможно, и он причиняет вред больший, чем ожидался от нападения, действия обороняющегося лица нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны. В данной ситуации такие действия  будут квалифицироваться как необходимая оборона¹.

Законодатель 8 декабря 2003 г., по сути дела, это положение науки уголовного права зафиксировал в ч. 2¹ ст. 37 УК РФ. Закон подчеркнул, что превы-

______________________

¹ См.: Кабурнеев Э.В. Указ. соч. С.35.

шения пределов необходимой обороны у обороняющегося не будет, если лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения. Не указывается, в силу каких причин, каких обстоятельств лицо не могло объективно оценить степень и характер опасности посягательства.

Часть 1 ст. 108 УК РФ формулирует признаки предусмотренного ею состава преступления как «убийство, совершенное при превышении  пределов необходимой обороны». Однако закон не раскрывает содержание признака «превышение».

Необходимо отметить, что превышением необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Это не всякое, а явное, то есть чрезмерное несоответствие средств защиты характеру и опасности посягательства. Так, Т.Г. Шавгулидзе полагает, что законодатель, «определяя явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, несомненно, имеет в виду лишь такую оборону, когда явно нарушено соответствие между интенсивностью посягательства и защиты»¹.

Коржанский Н.И. предлагает вообще исключить понятие превышения пределов необходимой обороны. Привлечение к уголовной ответственности лица, причинившего вред нападающему при отражении общественно опасного посягательства, по его мнению, «переворачивает общее представление о добре и зле, о справедливости, извращая правосознание»².

        Колмакова Г.Н. также разделяет эту точку зрения, указывая, что всю ответственность за наступившее последствие от общественно опасного посягательства должен нести посягавший, а не оборонявшийся, поскольку последний не может предугадать умысел преступника, тем более что находится в состоянии сильного душевного волнения³.

______________________

¹ См.: Шавгулидзе Т.Г. Указ. соч.  С. 117.

²  Коржанский Н.И. Очерки теории права. Волгоград, 1992. С.75.

³  Колмакова Г.Н. Нужен ли предел необходимой обороны? // Законность. 1992. №11. С.26.

Следует отметить, что при всем внимании теоретиков и практиков к понятию превышения пределов необходимой обороны, данная категория имеет оценочный характер. Содержание оценочных понятий и признаков определяется правосознанием лица, которое применяет законодательную норму, исходя из конкретных обстоятельств дела, по своему усмотрению. По этому поводу Кириченко В.Ф. указывал, что «вопрос о пределах необходимой обороны есть вопрос факта. Только на основании анализа конкретных обстоятельств дела можно определить пределы защиты, в теории же могут быть даны лишь общие принципы»¹.

Например, Калининским районным судом г.Уфы ранее судимый Григорович осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Он признан виновным в том, что из-за личных неприязненных отношений и ревности умышленно убил Горшунова, нанеся ему два удара ножом в живот.

Как указано в приговоре, 6 октября 2001 г. пьяный Горшунов пришел домой к Сиразетдиновой, проживающей по адресу: г.Уфа, ул. Т.Яноби д. 19, вызвал ее во двор, где стал избивать. Та кричала, звала на помощь. На крик из дома вышел Григорович, потребовал прекратить ее избиение. Тогда Горшунов бросился с кулаками и на Григоровича. В ходе возникшей драки оба они упали на землю. При этом у Горшунова из кармана выпал нож, и Григорович, схватив его, нанес Горшунову два удара, причинив одну непроникающую рану передней брюшной стенки и проникающее ранение живота с повреждением печени, печеночной вены и диафрагмы, повлекшее смерть Горшунова².

В кассационной жалобе адвокат осужденного, ссылаясь на то, что, нанося удары ножом, Григорович не хотел лишить жизни потерпевшего, а лишь защищался, просил приговор изменить, переквалифицировать действия виновного с ч. 1 ст. 105 на ч. 1 ст. 108 УК РФ.

______________________

¹  Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне по советскому уголовному праву. М.: Наука, 1948. С.47.

 ² Архив Калининского районного суда г.Уфы. Дело №1-422/2001 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан приговор изменила, указав следующее.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал ошибоч-ную юридическую оценку действиям Григоровича.

Признав доказанным факт нападения Горшунова на Сиразетдинову, а за-тем на Григоровича, суд необоснованно пришел к выводу, что Григорович, защищая себя и Сиразетдинову, действовал из ревности. В обоснование этого суд не привел никаких доказательств.

В то же время, как видно из показаний Григоровича, разбуженный криками Сиразетдиновой о помощи, он вышел во двор и увидел, что Горшунов избивает ее. Когда он сделал замечание Горшунову, тот бросился с кулаками на него. В ходе возникшей потасовки у Горшунова из кармана выпал нож, как ему показалось, тот хотел поднять нож, но он опередил его, схватил нож и нанес им один или два удара, так как боялся, что нож применит Горшунов. Сиразетдинова ранее говорила ему, что Горшунов пристает к ней, грозит убить.

Аналогичные показания об обстоятельствах нападения Горшунова сначала на нее, а затем на Григоровича дала свидетель Сиразетдинова. Она пояснила, кроме того, что Горшунов вел себя агрессивно, угрожал убийством, при этом все время держал руку в правом кармане. Она боялась, что там нож.

По словам свидетеля Симоновой, она видела, как Горшунов избивал Сиразетдинову, слышала, что он угрожал ей убийством, а затем Горшунов начал драться с пришедшим на помощь Сиразетдиновой Григоровичем.

По заключению судебно-медицинского эксперта у Сиразетдиновой имелись кровоподтеки на лице.

Таким образом, обстоятельства дела, установленные судом, свидетельствуют о том, что действия Григоровича были обусловлены не чувством ревности, а необходимостью защиты от общественно опасного посягательства Горшунова. Пределы необходимой обороны им были превышены ввиду явной несоразмерности средств защиты и нападения.

Поэтому Судебная коллегия Верховного Суда Республики Башкортостан действия Григоровича переквалифицировала с ч. 1 ст. 105 на  ч. 1 ст. 108  УК РФ

(убийство при превышении пределов необходимой обороны)¹.

Следует заметить, что когда говорят о пределах необходимой обороны, то имеют в виду ее «верхний предел» − то есть максимальный вред, который оборонявшийся вправе причинить посягавшему. Также содержанием данного предела является совокупность оборонительных действий, направленных на причинение вреда. Это очевидно, поскольку указанный вред является их следствием. Иными словами, верхний предел необходимой обороны определяет максимальную свободу действий обороняющегося в конкретной ситуации. Деяния, причиняющие больший вред, признаются преступными².

Активная зашита от общественно опасного посягательства тогда приз-нается необходимой обороной, исключающей преступность деяния, когда причинение вреда нападающему не превысило пределов необходимости.

В ч. 2 ст. 37 УК РФ подчеркивается, что превышением пределов не-обходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соот-ветствующие характеру и опасности посягательства.

Исходя из смысла закона, следует сделать вывод, что такого рода несоответствие может быть обусловлено сравнительно небольшой ценностью защищаемого блага при одновременном причинении чрезмерно тяжкого вреда посягающему. Несоответствие защиты характеру и опасности посягательства может проявиться в умышленном использовании неоправданно интенсивных средств защиты и в умышленном причинении тяжкого вреда. Вред в таких ситуациях причиняется лицу, посягающему значительно менее интенсивно, со значительно менее опасными средствами нападения и в такой обстановке, когда причинение смерти нападающему не вызывалось обстоятельствами посягательства в их совокупности.

______________________

¹ Архив Верховного суда Республики Башкортостан.  Дело № 1-135/2003г.

² См.: Истомин А.Ф. Указ. соч. С.211.

Именно в этом и заключено основание, отграничивающее правомерную необходимую оборону от превышения ее пределов, поскольку помимо чисто оценочных критериев (несоответствие средств и методов защиты характеру и опасности посягательства), имеется конкретный фактический критерий – умышленное причинение вреда посягающему, объективно не вызываемое необходимостью отражения или пресечения посягательства. В случае совершения обороняющимся действий, явно выходящих за пределы необходимости, отпадают те условия, которые сообщали защитительным действиям правомерный характер. Именно поэтому эксцесс обороны и причинение вреда нападающему, не вызванное в данных условиях нападения необходимостью, признаются деянием общественно опасным, влекущим уголовную ответственность.

Однако, устанавливая уголовную ответственность за лишение жизни при эксцессе обороны, закон это преступление считает совершенным при смягчающих обстоятельствах, поскольку виновный, хотя и вышел за пределы допустимой защиты, превысив ее границы, руководствовался не какими-либо низменными побуждениями, а действовал в целях зашиты своих прав и интересов, прав и законных интересов другого лица, общества, государства от общественно опасного посягательства. Следовательно, цель обороны состоит в том, чтобы пресечь нападение и устранить опасность, а средством достижения этой цели является причинение вреда нападающему. Наличие такой благородной цели смягчает ответственность за совершение любого преступления¹.

Согласно пункту «ж» части 1 статьи 61 Уголовного кодекса России «совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны» рассматривается как совершенное при смягчающих обстоятельствах.

______________________

¹  Бородин С.В. Преступления против жизни. М.: Юристъ, 1999. С.125.

Другим важным фактором, влияющим на общественную опасность деяния, является то обстоятельство, что в качестве потерпевших по делам о преступлениях, совершенных в результате эксцесса обороны, выступают лица, своими общественно опасными действиями спровоцировавшие обороняющегося на применение чрезмерных насильственных мер защиты. Именно поэтому санкция ч. 1 ст. 108 УК РФ предусматривает значительно более мягкое наказание для лиц, совершивших преступление в результате превышения пределов необходимой обороны, по сравнению с наказанием за другие виды умышленного убийства.

Так, Савинов, оскорбив Ломова и его жену, спровоцировал драку, в ходе которой неожиданно ударил Ломова кухонным ножом в плечо. Ломов выдернул застрявший в теле нож и ответил двумя ударами тем же ножом Савинову в грудь, от которых тот скончался на месте. Казалось бы, причинив телесные повреждения, Савинов закончил нападение. Но у Ломова не было такой уверенности, что насильственные действия не будут продолжены. На следствии Ломов пояснил, что у него сложилось такое представление: «кто первый схватит нож, тот останется жить». С учетом обстоятельств дела Ломов был оправдан Орджоникидзевским районным судом г.Уфы¹.

Эксцесс обороны – это умышленное причинение посягающему тяжкого вреда, объективно явно несоразмерного с характером и опасностью посягательства или явно не соответствующего обстановке защиты.

Основной объективный признак эксцесса обороны – явное несоответствие между защитой и посягательством – означает, что это несоответствие должно быть резко несовпадающим, открытым, видимым. Явное несоответствие проявляется в использовании таких средств и способов, причинении столь тяжкого вреда посягающему, которые в данном конкретном случае бесспорно не вызывались необходимостью успешного отражения посягательства.

______________________

¹ Архив Орджоникидзевского районного суда г.Уфы. Дело № 1-108/2005г.

Пленум Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года № 14 « О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств», стремясь устранить имеющиеся недостатки в практике применения уголовного закона, разъяснил, что «по смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в статьях 105 или 111 УК РСФСР»¹.

Практическое решение вопроса о том, правомерно ли оборонялся защищающийся или же превысил пределы допустимой защиты, представляет значительные трудности. К сожалению, органы следствия, а также суды еще нередко допускают ошибки, признавая эксцессом обороны такие действия обороняющегося, которые в действительности содержали в себе все признаки правомерной обороны от общественно опасного посягательства. Следствие и судебные органы, разрешая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, нередко чисто формально толкуют требования закона о соразмерности средств защиты и средств нападения, не учитывая как степень, так и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности при отражении нападения.

Пленум Верховного Суда СССР в п.15 постановления от 16 августа 1984 года №14 разъяснил, что, «усмотрев в действиях подсудимого признаки превышения пределов необходимой обороны, суд не может ограничиться общей формулировкой и обязан обосновать в приговоре свой вывод со ссылкой на установленные по делу обстоятельства, свидетельствующие о явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства»².

Превышение пределов необходимой обороны при несоразмерности между примененной защитой и характером  начавшегося или непосредственно уг-

______________________

¹ См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. С. 11.

² Там же. С.15.

рожающего посягательства имеется там, где по степени своей интенсивности оборонительные меры явно превышают интенсивность нападения. В ре-зультате этого обычно наблюдается явное несоответствие между вредом, причиненным нападающему, и вредом, который причинен или мог быть причинен общественно опасным посягательством.

Для правомерной обороны вовсе не требуется пропорциональность между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства. Совершенно неправильным является требование, чтобы обороняющийся защищался тем же оружием, иными равноценными предметами или теми же способами, какие применил посягающий. Здесь неуместно правило полной механической соразмерности нападения и защиты. Защита может быть более интенсивной, но не выходить за пределы «явного несоответствия» между ними, о котором говорит ч. 2 ст. 37 УК РФ.

Превышение пределов необходимой обороны признается умышленное причинение посягающему значительно большего вреда, чем тот, который ожидался от его действий.

Следовательно, интенсивность посягательства складывается из целого ряда признаков, совокупность которых в данном конкретном случае общественно опасного поведения позволяет определить характер и опасность посягательства, а вместе с тем и пределы допустимой защиты от него.

Интенсивность защиты также определяется на основе учета сово-купности ряда обстоятельств: места и времени посягательства, количества нападающих и применения средств нападения, силы и возможностей обороняющегося отразить нападение.

Характер и опасность посягательства определяются, прежде всего, ха-рактером и важностью объекта, которому угрожает опасность со стороны нападающего. Посягательство, создающее реальную угрозу для таких важных объектов, как, например, половая неприкосновенность женщины, дает обо-роняющемуся право прибегнуть к более интенсивным способам обороны, чем, скажем, при защите имущества, чести и достоинства граждан, каких-либо иных менее значимых объектов.

Следовательно, чем выше ценность защищаемого блага, чем более серьезным вредом гражданам или обществу грозит посягательство, тем более интенсивная оборона допускается против подобного посягательства. При этом необходимо учитывать не только важность и ценность объекта посягательства, но и степень тяжести вреда, который может быть ему причинен.

Исходя из смысла закона, при необходимой обороне допускается причинение такого вреда нападающему, который лишил бы его возможности продолжить посягательство и защитил интересы обороняющегося, третьих лиц, общества, государства. Эта цель может быть достигнута только в том случае, когда обороняющийся будет действовать более активно и решительно, чем напавший, но в рамках дозволенного законом (ч. 2 ст. 37 УК РФ).

Существенное значение для правильного определения степени интен-сивности нападения имеет характер средств нападения.

Следовательно, для признания обороны правомерной вовсе не требуется устанавливать идентичность средств и орудий зашиты средствам и орудиям нападения, используемым для совершения общественно опасного посягательства. Если даже невооруженное нападение по своей интенсивности таково, что создает реальную угрозу интересам защищающегося или третьих лиц, он вправе прибегнуть к защите при помощи любых имеющихся в его распоряжении подручных средств, в том числе холодного или огнестрельного оружия. При этом обороняющийся, применяя оружие, обязан только не превысить пределы допустимой обороны.

Очень важным моментом, без учета которого нельзя правильно решить вопрос о пределах обороны в данном конкретном случае, является вопрос об установлении реального соотношения сил нападающего и обороняющегося. Одно дело, если обороняющийся – физически крепкий мужчина, который способен успешно отразить посягательство нападающего, не прибегая к крайним мерам, и другое – если от нападения, пусть даже невооруженного, обороняется физически слабая женщина, больной или престарелый человек1.

Оценивая интенсивность посягательства, нельзя не учитывать также характеристику личности нападающего. Если нападающий известен обороняющемуся как хулиган и дебошир, привлекался к уголовной ответственности и к тому же обладает агрессивным и злобным нравом, большой физической силой, то против нападения такого лица возможно применение более действенных мер защиты2.

В то же время аналогичная зашита от посягательства со стороны заве-домо для обороняющегося физически слабого человека может быть квали-фицирована как превышение пределов необходимой обороны.

При определении факта чрезмерной обороны надо учитывать, что обо-роняющееся лицо, как правило, находится в состоянии душевного волнения, вызванного спровоцированным либо внезапным нападением. Оказавшись в подобной ситуации, защищающееся лицо не всегда в состоянии точно взвесить, оценить степень и характер угрожающей опасности и прибегнуть к защите такими способом и средствами, которые были бы соразмерны интенсивности нападения. Внезапность нападения порождает для лица, его отражающего, как правило, стрессовую ситуацию, снижающую контроль за своими действиями. Находясь в таком состоянии, обороняющееся лицо может совершить действия, которые причинят нападающему вред в размере, объективно превышающем вред, угрожавший обороняющемуся. На практике такой вред не всегда рассматривался как причиненный при эксцессе обороны, на что в свое время обращал внимание Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 августа 1984г. В нем отмечалось, что следствию и судам следует иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванном посягательством, обороняющийся не всегда может взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты, а следовательно, действия обо-

______________________

¹ Бюллетень ВС РСФСР. 1971. № 3. С. 24.

2 Бюллетень ВС РСФСР. 1967. № 9. С. 7.

роняющегося нельзя рассматривать как совершение с превышением пределов необходимой обороны¹.   

Предел допустимого вреда может иметь место там, где посягающему обороняющийся правомерно причиняет тяжкий вред при единстве двух факторов: посягательство должно представлять общественную опасность или создавать реальную угрозу правоохраняемым интересам, а обороняющийся должен находиться в неблагоприятной обстановке защиты. Следовательно, если указанное единство отсутствует, можно говорить о превышении пределов допустимого вреда. Сущность его заключается в том, что причиненный посягающему тяжкий вред соответствует только одному фактору – неблагоприятной обстановке защиты, но одновременно явно несоразмерен с опасностью совершенного посягательства, поскольку оно не представляет собой большой общественной опасности. Здесь имеет место ситуация, когда защищающийся проигрывает посягающему в силе, средствах защиты, в то время как лицо, имеющее над ним превосходство, совершает посягательство, не связанное с причинением тяжкого вреда относительно небольшим ценностям (например, нарушает общественный порядок или совершает мелкое хищение). Для того чтобы успешно предотвратить или пресечь подобное посягательство, обороняющемуся необходимо нанести посягающему больший вред, поскольку более легкий вред для этой цели недостаточен. Однако причинение посягающему смерти находится в явном несоответствии с опасностью учиненного им посягательства, и это несоответствие осознается обороняющимся.

Таким образом, при определении того, имелась ли в данном случае правомерная оборона или ее пределы были превышены, необходимо учитывать в совокупности, следующие основные обстоятельства:

- характер и степень опасности посягательства (наличие и значимость защищаемого объекта; характер и тяжесть грозящего вреда; орудия и средства

______________________

¹ Бюллетень ВС СССР. 1984. № 5. С. 11.

нападения; количество нападающих; личность нападающего – его физическая сила, агрессивность, поведение в быту);

- соотношение сил нападающего и обороняющегося (пол, возраст, физическая сила одного и другого, состояние их здоровья, используемое оружие или иные средства обороны и нападения, Количество нападающих и обороняющихся);

-  конкретные условия посягательства и обороны (время, место и обстановка нападения и защиты; продолжительность посягательства; неожиданность и стремительность нападения; душевное волнение, испуг и растерянность обороняющегося).

Второй разновидностью эксцесса обороны является несвоевременность осуществления оборонительных действий. Несвоевременная оборона может быть преждевременной и запоздалой. Обороняться, как было показано выше, можно только от реальной, непосредственной опасности, созданной общественно опасными действиями нападающего. Такая опасность возникает не только в момент нападения, но также и в тех случаях, когда складывается реальная и неотвратимая опасность немедленного нападения¹.

Отсюда следует, что нельзя признать превышением пределов необходимой обороны причинение вреда лицу с целью отражения лишь гипотетически возможного, но еще реально не угрожающего с его стороны нападения, когда еще не возникло право на оборону. Например, не может квалифицироваться по ч. 1 ст. 108 УК РФ убийство вымогателя, который угрожает расправиться в будущем с лицом, если он не передаст вымогателю требуемое имущество. Тем более не может рассматриваться как превышение пределов необходимой обороны причинение вреда лицу из страха, что оно может когда-то в будущем напасть на виновного. Хотя в некоторых зарубежных странах причинение вреда нападающему в состоянии страха обоснованного испуга не влечет уголовной ответственности. Так, согласно ст. 33 УК

______________________

¹ Истомин А.Ф. Указ.соч. С.171.

ФРГ «не наказывается тот, кто превысил пределы необходимой обороны, будучи не в состоянии oценить истинные размеры угрожающей ему опасности из страха или вследствие неожиданного испуга»¹. По российскому законодательству, если в результате неожиданного нападения обороняющееся лицо не смогло оценить степень и характер его опасности и причиняет своими ответными действиями вред здоровью нападающему больший, чем ожидалось от нападения, то содеянное согласно ч. 2¹ ст. 37 УК РФ не должно быть признано как превышение пределов необходимой обороны. Причинение, вреда посягающему лицу в такой ситуации будет считаться правомерным.

Нападение считается наличным до момента его окончания. Для понятия законченного посягательства решающее значение имеют не юридические признаки оконченного состава преступления, а фактическое завершение посягательства. Совершение ряда преступлений может быть довольно продолжительным во времени. Например, хотя разбойное нападение считается юридически выполненным уже в момент нападения, соединенного с применением физического или психического насилия к потерпевшему с целью хищения чужого имущества, фактически оно может длиться до того момента, когда преступник завладел имуществом и более не угрожает потерпевшему. Именно до этого момента лицо, подвергшееся нападению, обладает правом на необходимую оборону. Нападение будет фактически завершено лишь тогда, когда нападающий добился преступной цели (похитил ценности, убил, ранил), по каким-либо причинам сам прекратил посягательство (например, из опасения быть задержанным, из боязни будущего наказания за совершенное деяние, из боязни получить соответствующий отпор со стороны обороняющегося). Нападение является оконченным и тогда, когда посягающему уже причинен вред, лишивший его возможности продолжать нападение.

______________________

¹ Пакутин В.Д. Превышение пределов необходимой обороны по законодательству стран дальнего зарубежья. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 95-летию Башкирского государственного университета. Часть I. - Уфа: РИО БашГУ, 2004.

Между окончанием нападения и причинением вреда не должно быть значительного разрыва во времени. Требуется, чтобы обороняющийся находился под влиянием грозящей опасности и действовал с целью ее предотвращения.

Рассматривая понятие эксцесса обороны, необходимо отметить, что для обороняющегося далеко не всегда ясно, окончено ли нападение или же еще продолжается, либо оно временно прервано и вновь может быть продолжено.

Для признания того, что пределы обороны были превышены по времени применения мер защиты, необходимо установить, что обороняющийся предпринял насильственные действия хотя и после окончания нападения, но непосредственно за ним, когда  виновный еще целиком находился под впечатлением только что происходившего на него посягательства. При этом мотивом его действий должно быть стремление не отомстить нападавшему, а обезопасить себя либо иные правоохраняемые блага¹.

Следовательно, запоздалая оборона как вид превышения с пределов имеется при условиях, когда:

- обороняющийся сознает факт окончания нападения и отсутствие опасности его немедленного возобновления;

- нет значительного разрыва во времени между окончанием нападения и применением насилия со стороны обороняющегося;

- обороняющийся еще всецело находится под впечатлением только что окончившегося посягательства;

- мотивом к применению насилия является не месть, а стремление к защите личных интересов, интересов третьих лиц, общества, государства.

Следовательно, об эксцессе обороны по времени можно говорить лишь там, где субъект руководствовался мотивами зашиты, и при условии, что между окончанием нападения и причинением вреда нападавшему нет значительного разрыва во времени; причинение вреда бывшему нападающему предполагает по общему правилу также единство места,  которым связано

______________________

¹ См.: Рарог А.И. Указ. соч. С.290.

оконченное нападение и запоздалая защита.  Причинение же нападавшему вреда спустя более или менее длительный промежуток времени, когда обороняющийся уже достоверно убедился в отсутствии всякой опасности, должно квалифицироваться как преступление без смягчающих обстоятельств1, если действия не преследовали цели задержания виновного.

В тех случаях, когда человек не сознает, что посягательства еще нет или что оно фактически уже закончилось, и ошибочно предполагает его наличие и причиняет вред налицо так называемая мнимая оборона.

Мнимая оборона исключает уголовную ответственность лишь в тех случаях, когда вся обстановка происшествия давала достаточные основания полагать лицу, применившему средства защиты, что оно подвергается реаль-ному нападению, не сознавая ошибочности своего предположения.

Одной из разновидностей мнимой обороны является так называемая ошибка в субъекте, то есть добровольное заблуждение относительно того, от кого исходит общественно опасное посягательство.

Так, группа подростков стала избивать на дискотеке Халтурина. Тот поднял с земли камень и наотмашь ударил им оказавшегося рядом с ним Маркова, в результате чего последний получил серьезную травму. Позднее выяснилось, что пострадавший, увидев драку, испугался за своего младшего брата, также посещавшего дискотеку, и подошел посмотреть, не его ли избивают. Никакого отношения к инциденту он не имел. Но и в действиях Халтурина не усматривается состав преступления, так как в толпе избивавших ему трудно было разобраться в непричастности Маркова. Намерения Халтурина состояли только в том, чтобы прекратить избиение. Таким образом, его поведение вполне оправдано².

В целом извинительной ошибкой при мнимой обороне является такое заблуждение, когда у оборонявшегося были достаточные основания усмотреть наличие и источник посягательства. В положительном случае имеет место невинов-

______________________

¹ Бюллетень ВС СССР. 1984. № 5. С. 10. 

² Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необходимость: вопросы квалификации и судебно – следственной практики. М.: КРОСНА – ЛЕКС, 1996. С.12.

ное причинение вреда. Если же при этом причинен вред больший, чем требовалось бы при условии действительной защиты, то речь должна идти о превышении пределов необходимой обороны.

В случае, когда, причиняя вред, лицо не сознавало мнимости посягательства, хотя по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, его действия подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

Как  отмечает И. С. Тишкевич, «привлечение к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны, повлекшее незначительные вредные последствия или вовсе не причинившее таких последствий, затруднило бы использование права необходимой обороны честными гражданами, желающими отразить преступное нападение и тем самым оказать услугу обществу в борьбе с преступностью. Такой подход к решению вопроса отнюдь не стимулировал бы активное вмешательство граждан с целью отражения преступных посягательств, особенно если они не направлены против личных интересов очевидцев преступления»¹.

Изложенное позволяет в качестве резюме Можно выделить следующие определяющие признаки эксцесса обороны:

- превышение  пределов необходимой обороны,  как и сама необходимая оборона, имеет определенные границы, которые определяются признаками, относящимися к характеру нападения и к характеру оборонительных действий;

- необходимая оборона разрешается от общественно опасных посягательств, совершаемых путем нападения, не сопряженных с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Отсутствие такого нападения исключает

как само состояние  необходимой обороны, так и возможность превышения

ее пределов;

 ______________________

¹ Тишкевич И.С. Понятие превышения пределов необходимой обороны по советскому уголовному праву. // Вопросы уголовного права и процесса. Минск, 1958. Вып. 1. С. 59. 

- оборона от общественно опасного посягательства возможна лишь в момент его осуществления, то есть когда создана реальная угроза нападения или нападение фактически началось и еще не закончилось или закончилось, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не ясен момент окончания посягательства. Превысить ее пределы можно только именно в этих рамках. Причинение же смерти посягающему задолго до начала посягательства или  после его очевидного окончания, когда имеются все основания сделать вывод об окончании нападения, образует не привилегированное, а иные виды умышленного убийства (ст. 105 УК РФ);

- превышение пределов необходимой обороны обусловливается не только характером и опасностью оборонительных действий, оцениваемых соответственно с характером нападения, но и обстановкой, учетом как степени и характера преступного посягательства, так и сил и возможностей по отражению нападения;

- превысить пределы необходимой обороны возможно только в том случае, когда вопрос о допустимости оборонительных действий не подлежит сомнению, однако реальное осуществление необходимой обороны вышло за пределы необходимого;

- эксцесс обороны может иметь место лишь там, где соблюдены все условия необходимой обороны, за исключением одного –  соразмерности защиты и посягательства, то есть причиненный посягающему вред явно не соответствует либо опасности посягательства, либо обстановке защиты¹.

Итак, для эксцесса обороны характерно: наличие общественно опасного посягательства, от которого допустима необходимая оборона; причинение вреда с целью зашиты правоохраняемых интересов; причинение смерти, тяжкого и средней тяжести вреда здоровью без необходимости, вызванной характером и опасностью нападения; совершение виновным действий, причинивших смерть, тяжкий и средней тяжести вред здоровью потерпевшего, только умышленно.

______________________

¹ См.: Истомин А.Ф. Указ. соч. С. 100.

При наличии общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, вопрос об эксцессе обороны автоматически отпадает, поскольку в подобном случае ч. 1 ст. 37 УК РФ допускает причинение посягающему любого вреда, включая и лишение его жизни.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда нападающему и его интересам в том случае, если защитительные действия не выходят за пределы необходимой обороны. Превышение пределов необходимой обороны является действием общественно опасным, и поэтому оно заключает в себе состав преступления.

Однако совершение преступления в условиях превышения необходимой обороны – деяние относительно менее опасное, чем причинение того же вреда при отсутствии этих условий, так как защищающийся действительно находится в состоянии необходимой обороны, однако нарушает границы допустимой защиты.

Уголовное законодательство рассматривает действия вызванные превышением пределов необходимой обороны, как менее опасные по сравнению с преступлениями, не обусловленными превышением обороны.

Пункт "ж" ч.1 ст.61 УК РФ к числу обстоятельств смягчающих уголовную ответственность, относит совершение преступления "при нарушении условий правомерности необходимой обороны".

Таким образом, то обстоятельство, что уголовное законодательство, во- первых, рассматривает превышение пределов необходимой обороны как действие, влекущее за собой уголовную ответственность, и, во-вторых, смягчает наказание за совершение убийства или причинения тяжкого или среднего вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, обязывает следственные и судебные органы вдумчиво подходить к решению вопроса о наличии или отсутствии превышения пределов необходимой обороны.

Необходимо уметь разграничить преступное действие от непреступного и точно определить степень общественной опасности совершаемого действия. Правильное решение этого вопроса имеет большое практическое значение.

Поскольку в законе не раскрыты содержание понятия "посягательство", его характер и опасность, в литературе высказано суждение, что превышение пределов необходимой обороны является оценочной категорией, зависящей от усмотрения суда¹.

Из изложенного можно сделать вывод, что превышение пределов необходимой обороны в судебной практике и в теории уголовного права является многоплановой по содержанию юридической категорией, поэтому Пленум Верховного Суда СССР в п.14 постановления № 14 от 16.08.84 г. указал, что "усмотрев в действиях подсудимого признаки превышения пределов необходимой обороны, суд не может ограничиться общей формулировкой и обязан обосновать в приговоре свой вывод со ссылкой на конкретные установленные по делу обстоятельства, свидетельствующие о явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства"².

______________________

¹ См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972, С.137.; Ткаченко В.И. Указ.соч., С.53.

²  См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г.

Глава 2. Объективные и субъективные характеристики убийства,

совершенного при превышении пределов необходимой обороны      

§ 1. Объективные признаки убийства, совершенного при превышении   пределов необходимой обороны

Для решения вопроса об уголовной ответственности за убийство при пре-вышении пределов необходимой обороны необходимо полно и точно раскрыть признаки убийства, т. е. установить состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ. Правильное понимание состава преступления и всех его признаков – надежная гарантия точного применения указанной нормы права.

До настоящего времени причинение человеку насильственной смерти рассматривается как нечто противоестественное, трудное для нормального восприятия. Но есть случаи, когда смерть причиняется вынуждено, и люди с пониманием воспринимают такие факты, потому что речь идет о причинении смерти лицу, которой само преступило закон и осуществило противоправное посягательство на охраняемые интересы различных субъектов.

Очень часто такие посягательства связаны с насилием, опасным для жизни человека, либо совершаются неожиданно для обороняющегося. С уче-том этих критериев причинение нападавшему смерти признается право-мерным и исключающим ответственность. Это обстоятельство было учтено законодателем в ст.37 УК РФ.

Вместе с тем еще имеются случаи причинения смерти при превышении пределов необходимой обороны, то есть действия, обладающие своей специ-фикой и требующие тщательной юридической оценки, которые следует отли-чать от других фактов умышленного причинения смерти¹.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, не исключает уголовную ответственности, а смягчает ее на том основа-

______________________

¹ См.:  Кабурнеев Э.В. Указ. соч. С.14 – 16.

нии, что, совершая данное преступление, лицо стремиться защитить себя или других лиц либо охраняемые законом интересы общества или государства от преступного посягательства¹.

Антисоциальная сущность любого преступления определяется главным образом его объектом, то есть общественными отношениями в той или иной сфере жизнедеятельности личности, общества, государства.

Объект преступления предопределяет не только характер и степень общественной опасности деяния, но в значительной мере и способ его совершения.

Способ посягательства на жизнь другого человека определяется свойством объекта преступления. Законодатель признает убийством лишение жизни другого человека независимо от форм и способов его совершения. Однако имеются в виду только такие способы поведения, посредством которых объективно возможно причинить смерть человеку.

Преступление всегда посягает на конкретного человека и вместе с тем на общественные отношения. Именно эти общественные отношения, а не вся их совокупность, существующая в обществе, являются объектом преступлений против личности.

В науке уголовного права нет единого подхода к определению объекта преступлений против жизни, к которым относится убийство. Некоторые авторы полагают, что непосредственным объектом убийства являются общественные отношения по охране жизни и здоровья человека. Право на жизнь рассматривается ими как объективное право каждого человека, которому противостоит обязанность всех других лиц воздерживаться от посягательств на жизнь любого другого человека².

А.Н. Красиковым высказана точка зрения, согласно которой при убийстве происходит посягательство, прежде всего на права лица, а не на обществен-

______________________

¹ См.: Рарог А.И.Указ. соч. С. 160.

² Константинов П. Объект убийства: проблемы теории и практики // Уголовное право. 2005. №2. С.37 – 39.

ные отношения. Под непосредственным объектом посягательства при убийстве он рассматривает право на жизнь¹.

Н.И. Загородников отождествляет понятие «жизнь человека» и общественные отношения по охране жизни: «Когда мы говорим жизнь, здоровье мы имеем в виду не физиологическое значение «жизнь»…а понимаем эти термины как совокупность общественных отношений, относящихся к охране личности»².

Ряд авторов рассматривают жизнь человека в качестве объекта посягательства наряду с общественными отношениями. Так, по мнению Ю.А. Демидова, «ценность жизни или здоровья неизмеримо выше, чем совокупность подвергающихся посягательству общественных отношений…Учитывая  ценностное соотношение, с одной стороны, общественных отношений, которым может быть причинен ущерб этими «преступлениями, а с другой –

жизнь и здоровье человека, закон указал на последние как на объекты, охраняемые нормами об ответственности за убийство и за телесные повреждения. Иное теоретическое решение данного вопроса – признание охраняемым объектом только общественных отношений – противоречит этическим положениям о ценности человека и прямым указаниям уголовного закона» ³.

Наиболее убедительной представляется последняя точка зрения, поскольку жизнь человека является не только субъективным правом, охраняемым правовыми нормами, но и самостоятельной социальной, духовной, биологической ценностью.

   Объектом убийства при превышении пределов необходимой обороны является жизнь другого человека. Жизнь человека рассматривается в уголовном

праве не только как сугубо биологический, естественный процесс, но и как

______________________

¹ Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов. 1996. С.2 – 3.

² Загородников Н.И. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве//Труды Военно-юридической академии. 1951. Вып. XIII. С.42.

³ Демидов Ю.А. Человек – объект уголовно-правовой охраны // Советское государство и право. 1972. №2. С.5.

социальная категория,  поскольку человек является членом общества и участником всех общественных отношений. Жизнь человека неотделима от общественных отношений, а потому объектом преступного посягательства при убийстве является и жизнь человека в биологическом аспекте, и общественные отношения, в качестве субъекта которых он выступает¹, то есть те социальные связи, стороной и носителем которых он является. Без личности вообще немыслимо существование общественных отношений. Исключение ее из системы общественных отношений разрушает их, ибо они лишаются своего основного элемента. В силу этого убийство человека – это не только лишение его жизни как биологического существа, но и уничтожение всей совокупности общественных отношений, составляющих его социальную сущность.

Родовым объектом рассматриваемой группы преступлений следует считать как общественные отношения, составляющие сущность личности, так и саму личность – субъекта этих отношений в качестве явления природы со свойственными ей определенными биофизическими и психологическими признаками, а также совокупность ее важнейших интересов и неотъемлемых благ (жизнь, здоровье и т. п.). Следовательно, родовым объектом ч. 1 ст. 108 УК РФ является личность как совокупность важнейших ее интересов и благ в указанном смысле.

Видовым же объектом преступлений против личности являются определенные общественные отношения и конкретные интересы и блага, например жизнь, здоровье и т.д.²

Непосредственным объектом рассматриваемого состава преступления следует признать жизнь нападающего, имея в виду как ее социальное, так и биофизическое содержание.

Непосредственный объект преступления – жизнь в ее биологическом проявлении – поддается непосредственному восприятию. Ее наличие или от-

______________________

¹ Бородин С. В. Квалификация преступления против жизни. М.: Юристъ, 1999. С. 31.

²  Константинов П. Объект убийства: проблемы теории и практики. // Уголовное право. 2005. №2. С.37 – 39.

сутствие устанавливается на основе современных достижений медицинской науки¹.

Чтобы детальнее охарактеризовать объект убийства при превышении пределов необходимой обороны, необходимо дать определение данного вида преступления.

Под убийством, предусмотренным ч. 1 ст. 108 УК РФ, понимается совершенное с целью зашиты охраняемых правом интересов защищающегося, третьих лиц, общества или государства такое умышленное лишение жизни нападающего, которое явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Именно объект посягательства этого вида убийства определяет общественную опасность преступления. Он прежде всего состоит в том, что человек лишается самого ценного блага, которое у него есть, – жизни. Приведенное определение указывает на то, что жизни противоправно лишается не всякий человек, а лишь посягающий на охраняемые, законом общественные отношения в целях их зашиты, хотя и чрезмерными средствами².

Непосредственным объектом убийства при эксцессе обороны является жизнь посягающего, причем не имеет значения какая-либо характеристика потерпевшего.

Жизнь любого человека – всегда бесценное благо, не зависящее от той или иной характеристики потерпевшего. Ценность, значимость объекта убийства как такового не претерпевает каких-либо изменений в зависимости от вида убийства.

Объект посягательства имеет большое значение для определения объективной стороны преступления, а именно характера общественно опасного действия и главным образом типа, содержания и специфики вредных последст-

______________________

¹ См.: Константинов П. Указ. соч. С. 39.

² См.: Истомин А.Ф. Указ. соч. С. 147.

вий, что в значительной мере также определяет степень общественной опасности деяния в целом ¹.

Объективная сторона убийства, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ, характеризуется наличием следующих признаков:

- общественно опасное действие обороняющегося;

- общественно опасное последствие в виде смерти нападающего;

- причинная связь между действиями и указанными последствием.

Необходимая оборона – действие активное. Она состоит в отражении посягательства. Посягательство как основание для применения необходимой обороны совершается путем общественно опасного действия, по своему характеру открытого, агрессивного. Не случайно в юридической литературе такого рода посягательство именуется нападением. Отразить активное общественно опасное посягательство путем бездействия нельзя. Правда, можно не допустить наступления вредных последствий путем различного рода уклонений от отрицательного воздействия посягающего, например, убежать, обратиться за помощью к правоохранительным органам или иным лицам. Но право на самозащиту принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам, кроме того, в этом случае признаки необходимой обороны отсутствуют, так как согласно закону, под защитой понимается такая оборона, которая сопровождается причинением посягающему вреда².

Так, Калининским районным судом г.Уфы Фазлеев Г.Х. был признан виновным в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны.

9 сентября 2003 года в период времени с 09 час до 12 час в квартире №32 дома № 95 по ул. Первомайская в г. Уфе, между Фазлеевым и сыном его сожительницы Витальевым возникла ссора на почве ранее сложившихся линых

неприязненных отношений, в ходе которой Витальев оскорблял Фазлеева,

______________________

¹ Ляпунов Ю.И. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права. М.: Норма, 1989.  С. 58 – 99.

²  См.: Рарог А.И.Указ. соч. С. 163.

ударил его кулаком по лицу. На просьбы Фазлеева успокоиться не реагировал, а угрожал убийством, пытался дотянуться до шеи. Защищаясь от посягательств Витальева, Фазлеев, топором, взятым в кладовой квартиры, осознавая, что его  действия не соответствуют характеру и степени опасности действий Витальева, не имевшего в руках никаких предметов, которые можно использовать в качестве оружия, превышая пределы необходимой обороны, обухом топора умышленно нанес Витальеву несколько ударов по голове, причинив ему телесное повреждение в виде закрытой черепно-мозговой травмы с ушибленными ранами головы, переломами костей свода и основания черепа, лицевого скелета, кровоизлияниями в мягкие и твердую мозговую оболочки, которые по признаку опасности для жизни относятся к тяжкому вреду здоровья, от которых Витальев скончался, т.е. совершил преступление, предусмотренное ст. 108 ч.1 УК РФ.

Подсудимый Фазлеев вину признал полностью и обратился к суду с ходатайством о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Потерпевшая Витальева А.В., государственный обвинитель согласились с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства.

Суд удовлетворил ходатайство подсудимого, поскольку за совершенное Фазлеевым преступление наказание не превышает десяти лет лишения свободы, а также суд удостоверился, что подсудимый Фазлеев осознает характер и последствия заявленного ходатайства. Ходатайство заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником¹.

При определении вида и меры наказания подсудимому Фазлееву, суд отягчающим вину обстоятельством признал совершение преступления при рецидиве. Смягчающими вину обстоятельствами суд признал признание вины и то, что по месту жительства Фазлеев характеризуется удовлетворительно. Однако, принимая во внимание обстоятельства по делу, личность подсуди-мого, суд считал необходимым назначить наказание в виде одного года и четырех месяцев лишения свободы.

______________________

¹ Архив Калининского районного суда г.Уфы.  Дело № 1-584/2004 г.

Причинить вред лицу, активно посягающему на интересы защищающегося, государства или общества, можно только путем активных действий. Только активная оборона может надежно обеспечить предотвращение вреда общественным отношениям. Соответственно ошибочным является мнение, согласно которому под активной обороной понимается противодействие без причинения вреда. Такое мнение не совпадает с содержанием необходимой обороны¹. Отсюда следует, что и эксцесс обороны как противоправная ее форма возможен только в результате действия, однако явно выходящего за рамки дозволенного.

Обязательным условием рассматриваемого деяния является обстановка его совершения, то есть наличие общественно опасного посягательства на правоохраняемые интересы или непосредственной угрозы такого посягательства.

Обстановка необходимой обороны включает в себя не только преступное посягательство, но и силы, средства и возможности обороняющегося по отражению данного посягательства, а так же иные объективные факторы, определяющие соотношение сил посягающего и защищающегося. При этом различаются, относительно благоприятная и неблагоприятная обстановка защиты, которые существенно влияют на пределы причинения вреда, а также на их превышение.

Говоря об обстановке эксцесса обороны, следует иметь в виду совершение всех деяний, против которых допустима необходимая оборона, в том числе и тех, в составы которых входит время, место, орудия и другие так называемые факультативные признаки объективной стороны. Такие признаки не относятся к обязательным признакам рассматриваемого преступления, однако они  неотделимы от обстановки  исследуемого уголовно наказуемого деяния. Это скорее всего связано с тем, что они сами по себе не изменяют внутреннего содержания посягательства и поэтому не входят в обстанов-

ку преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ. Они находятся за

______________________

¹ См.: Истомин А.Ф. Указ. соч. С. 179.

пределами этого состава. В то же время, когда место, время, обстановка совершения преступного посягательства способствовали  возникновению у обороняющегося ошибки в оценке характера и опасности посягательства, они служат одним из оснований признания эксцесса обороны деянием непреступным¹.

Закон не вводит в качестве обязательных признаков исследуемого состава, относящихся к объективной стороне, ни способа действий, ни орудий. Из этого вытекает, что действие может быть осуществлено любым способом с применением всевозможных орудий. Однако эти действия выходят за пределы допустимой необходимой обороны.

Вторым признаком объективной стороны убийства при превышении пределов необходимой обороны является общественно опасное последствие –

смерть посягающего. Названное последствие предусмотрено в диспозиции ч. 1 ст. 108 УК РФ. Поэтому оконченным это преступление может быть признано лишь в случае наступления смерти нападающего, поскольку данный состав по своей конструкции является материальным.

При отсутствии указанного последствия действия виновного, совершенные с прямым умыслом и непосредственно направленные на лишение жизни нападающего, должны рассматриваться как покушение на преступление и квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Третьим обязательным признаком объективной стороны убийства при превышении пределов необходимой обороны является наличие причинной связи между общественно опасным деянием обороняющегося и нанесенным им вредом (смертью нападавшего)².

В ряде случаев убийство при превышении пределов необходимой обороны может сопровождаться наличием того или иного и даже двух отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ. В подобном случае воз-

никает ситуация конкуренции уголовно-правовых норм, предусматривающих ______________________

¹ См.: Истомин А.Ф. Указ. соч.  С. 185.

² См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г.

ответственность за более опасный (ч. 2 ст. 105 УК РФ) и менее опасный (ч. I ст. 108 УК РФ) составы одного и того же преступления – убийства. В такой ситуации преступные действия охватываются двумя конкурирующими правовыми нормами, но подпадают под признаки только одной из них.

Исходя из общих правил конкуренции данного вида применению подлежит норма, предусматривающая состав преступления со смягчающими обстоятельствами,  в данном случае – привилегированный состав,  описанный  в диспозиции  ч.  1 ст. 108 УК РФ. В полном соответствии с указанным общим правилом квалификации преступлений Пленум Верховного Суда СССР в п. 12 постановления от 16 августа 1984 г. разъяснил, что убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны при таких обстоятельствах, как совершенное способом, опасным для жизни многих лиц; женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; двух или более лиц; лицом, ранее совершившим умышленное убийство, подлежит квалификации только по статьям, предусматривающим ответственность за умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны, т. е. по ч. 1 ст. 108¹.

Данные положения подтверждены постановлением Пленума Верховного Суда РФ   от 27 февраля 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»¹.

§ 2. Субъективные признаки убийства, совершенного при  превышении пределов необходимой обороны

Для правильной квалификации преступления важное значение имеет точное установление его субъективной стороны.

Субъективная сторона является ключевым признаком, имеющим решающее значение для принятия правильного решения о квалификации деяния.

______________________

¹ Бюллетень ВС РФ. 1999. №3.

Вопрос о субъективной стороне преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, наряду с вопросом о понятии превышения пределов необходимой обороны относится к числу, пожалуй, наиболее сложных при анализе чрезмерного защитительного акта. От правильного решения этого вопроса зависят законность и обоснованность принимаемых соответствующими органами решений по конкретным делам.

Субъективная сторона убийства при превышении пределов необходимой обороны характеризуется психическим отношением субъекта к своим действиям и наступившей в результате их совершения смерти потерпевшего.

Следует отметить, что установить конкретный состав преступления против жизни при эксцессе обороны только на основании объективно явного несоответствия зашиты характеру и степени общественной опасности посягательства (способ действия обороняющегося, обстановка, время, интенсивность нападения и зашиты, соразмерность защищаемых интересов и тех интересов, которым причинен вред) невозможно.

Необходимо установить и доказать внутреннее психическое отношение лица к указанным объективным фактам.

Объективная сторона убийства при превышении  пределов необходимой обороны заключается в умышленных действиях, не  соответст-вующих характеру и степени общественной опасности посягательства, и при-

чинении нападающему явно чрезмерного вреда, то есть вреда, заведомо не вызывавшегося необходимостью обороны, либо вреда, явно несоразмерного с опасностью совершенного посягательства.        

Чрезмерность в данном случае – это объективная характеристика причиняемого нападающему вреда. Указание же на явность чрезмерности (то есть очевидности, заведомой ненужности причинения такого вреда) является свидетельством того, что чрезмерность вреда, как последствие внешнего поведения индивида, находит определенное отражение и в его сознании.

______________________

¹ См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г.

«Заведомость» или «явность» означают достоверное знание субъектом фактических обстоятельств, которые образуют объективную сторону конкретного преступления. Причиняя нападающему вред, заведомо не вызывающийся обстановкой или явно несоразмерный с опасностью посягательства, обороняющийся сознает как фактическую сторону деяния, так и его социальную значимость и, следовательно, совершает преступление умышленно.  Если при  этом учесть заведомость характеризует лишь интеллектуальное отношение лица к объективным обстоятельствам преступления, то правомерно сделать вывод,  что волевая сфера умысла может предполагать как желание чрезмерности вреда, так и сознательное допущение последнего. Иными словами умысел может быть как прямым, так и косвенным¹.

Действия обороняющегося при превышении пределов необходимой обороны обусловлены единой целью – защитить правоохранительные интересы. Добиваясь этой цели обороняющийся сознает, что превышает пределы необходимой обороны, предвидит реальную возможность наступления последствий в виде смерти.

Этот результат нежелателен для обороняющегося, так как он  стремиться к достижению общественнополезной цели, но, избирая чрезмерные средства    для ее достижения, сознательно допускает наступление названных последствий либо относится безразлично к возможности их наступления, что с точки зрения волевой сферы его психической деятельности фактически одно и тоже.

Поскольку ч.2 ст.37 УК РФ определяет несоответствие обороны характеру и степени общественной опасности посягательства через признак «явное», следует сделать вывод, что при превышении пределов необходимой обороны лицо в общих чертах осознает выход за пределы необходимо-

______________________

¹ См.: Бородин С. В. Указ. соч.. С. 177.

сти, хотя точная степень этого несоответствия вряд ли может быть им точно определена в экстремальных условиях внезапности нападения  и вызванного посягательством душевного волнения или стресса. Считать, что возможна уголовная ответственность, когда обороняющийся этого не осознавал, а только должен был и мог сознавать, было бы не правильно.

Преступление, явившееся результатом превышения пределов необходимой обороны, совершается с внезапно возникшим и, как правило, неопределенным умыслом. Виновный, сознавая, что своими действиями превышает границы допустимой защиты, в то же время предвидит их общественно опасные последствия в виде причинения не вызывавшегося в данных условиях необходимостью тяжкого вреда личности нападающего. Но в отличие от определенного умысла, когда виновный желает причинить потерпевшему точно определенный вред, при неопределенном умысле виновный желает или сознательно допускает причинить потерпевшему любой вред, не представляя себе точно его тяжесть. Поэтому квалификация

действий лица, допустившего эксцесс обороны при неопределенном умысле определяется не направленностью умысла, а фактически наступившими общественно опасными последствиями.

Так, например, Калининским районным судом г.Уфы было рассмотрено уголовное дело по обвинению Мартынова С.В. по ч.1 ст.108 УК РФ.

Около 01 часа ночи с 21 на 22 января 2003г. Мартынов С.В. в квартире № 18 дома № 21/1 по ул. Мелеузовской в г.Уфе, где проживали супруги Измайловы, стал распивать с ними пиво. Когда Измайловы стали между собой ссориться, Мартынов С.В. ушел в зал, где закрывшись стал смотреть телевизор, а потом уснул. Потом услышав шум, вышел из комнаты и увидел в коридоре расчлененный труп своей сестры Оксаны без рук и ног, Измайлова сидящего на корточках возле тела его сестры, который увидев Мартынова, пошел на него со словами угроз в его адрес, замахиваясь молотком, последний стал отходить назад и зашел в зал квартиры, Измайлов попал ему по пальцу руки, понимая и видя, что он сделал с его сестрой Оксаной, защищая свою жизнь и зная, что Измайлов может точно также поступить с ним, схватил нож с подоконника и, обороняясь от посягательств на его жизнь Измайловым, нанес неоднократные удары ножом последнему в область груди, шеи. Выхватив одной рукой молоток из рук Измайлова, нанес этим же молотком удары по голове последнего, отчего Измайлов упал.

Таким образом, Мартынов С.В. своими действиями посягающему Измайлову причинил телесные повреждения, повлекшие смерть последнего, в состоянии необходимой обороны, то есть при защите своих прав на жизнь, от агрессии, опасного посягательства сопряженного с насилием со стороны Измайлова, действовал соответственно характеру и опасности посягательства.

В данной ситуации Мартынов вследствие сильного потрясения от увиденного  расчленного тела своей сестры и стрессового состояния не мог точно взвесить характер опасности и избрать иные средства для предотвращения нападения. Боясь, что Измайлов сделает то же самое и с ним, взял с подоконника нож нанес несколько ударов Измайлову А.Н. в область груди, после, вырвав у него молоток, нанес несколько ударов последнему по голове. Суд оправдал Мартынова С.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ за отсутствием состава преступления в его действиях¹.

Эта разновидность (неопределенный  прямой умысел) умышленной вины, исходя из изучения судебной практики, является типичной при соверше-

нии рассматриваемого преступления. Однако в некоторых случаях не исключается и прямой определенный умысел, при котором субъект, осознавая явность несоответствия защиты опасности посягательства, тем не менее, желает убить посягающего.

Как характерный пример можно привести уголовное дело, рассмотренное Калининским районным судом г.Уфы в отношении Чистяковой Р.Т., осужденной по ч.1 ст.108 УК РФ.

______________________

¹ Архив Калининского районного суда г.Уфы. Дело № 1-357/2003 г.

25 апреля 2005 года в период времени с 13-00 до 15-30 в квартире №112, дома 9 по ул. Фронтовых бригад  г. Уфы, между Чистяковой и Батыровым Ф.А. после совместного употребления спиртных напитков возникла драка в ходе, которой Батыров нанес Чистяковой телесные повреждения металлической клюшкой. С целью прекращения нанесения телесных повреждений Батырова отобрала металлическую клюшку, а Батыров взял с кухонного стола нож и повернулся в сторону Чистяковой. Чистякова отобрала нож у Батырова, после чего Батыров стал словесно оскорблять Чистякову и замахнулся на нее правой рукой с целью нанесения пощечины. Чистякова, обороняясь от действий Батырова, умышленно, с целью предотвращения нанесения ей телесных повреждений, явно превышая пределы необходимой обороны, нанесла удар ножом в место расположения жизненно важных органов – в левую область грудной клетки Батырова Ф.А., причинив ему колото резаное ранение груди с повреждением сердца, от которого Батыров скончался на месте происшествия.

Действия подсудимой суд квалифицировал по ч.1 ст.108 УК РФ, как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны¹.    

В законе нет прямого указания на форму вины преступления, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ. Однако, согласно ч.2 ст.37 УК РФ под превышением пределов необходимой обороны понимается умышленное деяние, выразившееся в явном несоответствии защиты характеру и степени общественной опасности посягательства. Данное определение снимает споры между учеными о том, является ли рассматриваемое преступление умышленным или неосторожным.

Вывод об умышленном характере преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, находит подтверждение и в том, что законодатель особо, в отдельной статье выделяет причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ).

Обязательным объективным признаком преступного превышения пределов необходимой обороны является наступление последствия, так как толь-

ко при его наличии правомерно говорить о наказуемом эксцессе обороны во-

______________________

¹  Архив Калининского районного суда г.Уфы. Дело № 1-287/2006 г.

обще. Необходимо отметить, что причинение смерти нападающему в результате объективного превышения пределов допустимого может явиться последствием не только противоправного, но и правомерного поведения обороняющегося. Уголовный же закон признает преступлением причинение только явно чрезмерного вреда при очевидном выходе виновного за пределы правомерной обороны.

Превышение пределов необходимой обороны всегда связано с фактом общественно опасного и чаще всего неправомерного поведения нападающего, которое обычно предшествует по времени самому акту нападения и влияет на характер избираемых мер защиты от него.

Обороняющийся в известной мере подлежит уголовной ответственности в силу того, что только от него зависит – превысить или не превысить меры дозволенной обороны.

Отсюда, вина в превышении пределов необходимой обороны – это психическое отношение обороняющегося к процессу осуществления избранного им такого способа обороны, посредством которого последнему причиняется явно чрезмерный вред, наступления которого он желает или сознательно допускает. Ответственность наступает в зависимости от фактически наступивших последствий, а при их отсутствии — от желаемого результата (покушение).

Единственным критерием определения вины и ее форм в таких случаях служит сознание виновным факта превышения пределов необходимой обороны.

Посягательство, при защите от которого имеет место превышение допустимых пределов обороны, как правило, оказывается неожиданным для обороняющегося. Умысел при совершении такого преступления является, как отмечалось, внезапно возникшим. При этом он не перестает быть таковым и в случаях, когда обороняющийся осуществляет какие-то приготовительные действия для зашиты, по той же причине, что подготовка осуществлялась к обороне, а не к превышению ее пределов. Обороняющийся до начала отражения и пресечения посягательства не помышляет причинить нападающему чрезмерный вред. Он рассчитывает только на отражение посягательства¹.

При эксцессе обороны, равно как и при необходимой обороне, вред, причиняемый посягающему, не представляет самоцели для обороняющегося. Он причиняется вынужденно, так как является средством (но не целью), препятствующим совершению общественно опасного деяния, средством зашиты от нарушения тех правоохраняемых интересов, которые выступают в качестве объекта оборонительных действий. Целью необходимой обороны является защита интересов личности, третьих лиц, государства или общества от преступных посягательств. Причинение смерти является не целью, а средством пресечения преступного посягательства.

Вместе с тем превышение – это следствие нарушения определенных условий, несоблюдение которых хотя и не превращает содеянное в обычное преступление против личности, однако лишает его признака общественной полезности, что позволяет рассматривать деяние как эксцесс обороны.

Вынужденные действия, так же как и их последствия, не могут составлять желания обороняющегося. Нельзя желать того, что не составляет основную цель действия. Следовательно, если при сознании вредности последствий не к ним как цели направлена воля, то налицо косвенный умысел.

Практика подтверждает, что чаще всего убийство при превышении пределов необходимой обороны совершается с косвенным умыслом, при котором

виновный, осуществляя защиту, сознает, что действует общественно опасно, предвидит, что в результате его действий посягающему будет причинен вред, явно превышающий тот, к которому стремится потерпевший, и не соразмеряющийся с обстановкой и способом зашиты от нападения. Однако виновный не желает наступления такого вреда, но сознательно допускает его. Вместе с тем убийство может быть совершено и с прямым умыслом. Однако дела о преступлениях, связанных с эксцессом обороны, с прямым умыслом

встречаются в практике значительно реже, чем с косвенным умыслом. Это,

______________________

¹ См.: Рарог А.И. Указ. соч. С. 165.

в частности, объясняется тем, что при отражении посягательства смерть нападающего не составляет конечной цели действий обороняющегося¹. Защищаясь, он, как правило, лишь сознательно допускает наступление явно несоразмерного вреда. Нельзя не учитывать, что обороняющийся обычно находится во взволнованном,  возбужденном состоянии, так как оборона, пределы которой нарушены, протекает скоротечно и на достаточно напряженном  волевом  и эмоциональном уровнях. Поэтому по общему правилу у обороняющегося нет желания наступления общественно опасного результата в виде смерти потерпевшего.  Кроме того, поскольку причинение вреда посягающему является лишь средством защиты, то обороняющегося чаше всего устраивает не какой-то конкретный вред, а любой предвиденный им вред, способный, по его оценке, надежно обезопасить правоохраняемые интересы.

Прямой умысел, скорее всего, характерен для ситуаций, в которых потерпевший своими агрессивными действиями постепенно, чаще всего продолжительно, нагнетает негативную, не терпимую обстановку в определенном замкнутом пространстве, и виновный, предупреждая действия потерпевшего, при очередном издевательстве, угрозах, нанесении побоев, телесных повреждений стремится обезопасить себя, третьих лиц, желая лишить жизни нападающего. Для прямого умысла характерна и ситуация при защите жиз-

ненно важных интересов третьих лиц (например, жены, сына, дочери) от особо опасного нападения на них, когда обороняющийся преднамеренно наносит нападающему тяжкий вред.

Так, в Верховным Судом РФ  в кассационном порядке было рассмотрено уголовное дело в отношении Богомазова, осужденного по ч.1 ст.108 УК РФ. Богомазов признан виновным в совершении убийства Тупицина и Крыгина

при превышении пределов необходимой обороны.

23 октября 2003 г. около 20 часов Тупицын и Крыгин, находясь в нетрезвом

______________________

¹ Гарбатович Д. Природа вины при превышении пределов необходимой обороны. // Уголовное право. 2006. №3. С. 18.

состоянии, встретили у магазина бывшую жену Тупицына Богомазову Е., брак с которой расторгнут в 1997 году. Тупицын стал предлагать Богомазовой восстановить с ним семейные отношения, силой пытался увести ее к себе домой, бил ладонью по лицу; вместе с Крыгиным, ехавшим на мотоцикле, преследовал Богомазову.

Недалеко от дома их встретил Богомазов А. – муж Богомазовой. Тупицын и Крыгин, несмотря на возражения, зашли во двор их дома, на крыльце дома распивали брагу, выражались нецензурно. Тупицын высказывал намерение остаться ночевать с Богомазовой. Когда супруги Богомазовы укрылись в доме, Тупицын и Крыгин стучались к ним в двери к своих хулиганские действия продолжали в течение двух часов. Затем Богомазовы вынуждены были выйти из дома. Тупицын заявил, что он уезжает за ружьем и расправится с Богомазовым. Супруги Богомазовы пытались откатить мотоцикл от дома, однако Тупицын и Крыгин стали набрасываться на Богомазова. Богомазова пыталась задержать Крыгина, но он схватил ее за руки, ударил коленом в живот и отбросил в крапиву. Тупицын ударил кулаком в лицо Богомазова, после чего вдвоем с Крыгиным стали избивать его, свалили его на землю, Богомазова стащила Крыгина с мужа, и тот смог подняться. Крыгин и Тупицын продолжали нападать на Богомазова, который, вытащив из кармана нож, предупредил, что применит его для защиты себя и своей жены, и стал размахивать им перед собой. Однако Тупицын и Крыгин не прекратили своих действий, и Богомазов, опережая их удары, нанес Тупицыну 27, а Крыгину – 30 колото-резаных ранений, убив обоих.

Верховный Суд РФ приговор отменил, производство по делу в отношении Богомазова прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления.

Верховный Суд РФ пришел к выводу о том, что Богомазов действовал в состоянии необходимой обороны, не допустив превышения ее пределов, в связи с чем приговор отменил и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления¹.

______________________

¹ Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от  23 октября 2003 г. по делу Богомазова//Бюллетень ВС РФ. 2004. № 2. С. 16.

Преступление, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 108 УК РФ, совершается под влиянием общественно опасного посягательства или создания реальной угрозы такого посягательства со стороны потерпевшего. До начала посягательства виновный не замышляет совершение преступления и уж тем более не готовится к нему. Стало быть, это преступление совершается по внезапно возникшему побуждению, вызванному нападением, что исключает приготовление к нему. Это положение общепризнано в теории уголовного прав, и судебной практике.

В диспозиции ч. 1 ст. 108 УК РФ в качестве обязательных признаков субъективной стороны не называются ни цель, ни мотив. Однако материалы судебной практики позволяют сделать вывод, что и в рамках данного состава преступления мотив и цель являются одними из определяющих признаков для квалификации  преступления, для отграничения от смежных составов.

Хотя цель и мотив не указаны в диспозиции ч. 1 ст. 108 УК РФ, но специальная цель указана в ст. 37 УК РФ. Она состоит в защите правоохраняемых интересов. Отсутствие этой цели при совершении действий, вызванных общественно опасным поведением потерпевшего, исключает возможность квалифицировать данное деяние по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Цель, таким образом фактически является обязательным признаком состава убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Мотив преступления – это осознанное внутреннее побуждение к достижению определенной цели посредством совершения преступления.

Всякое действие человека есть осознанное и волевое поведение. Человек,  прежде чем действовать, ставит перед собой цель, а затем уже выбирает средства для ее достижения.  При правомерной обороне, согласно ст. 37 УК РФ, цель обороняющегося – защита интересов личности, третьих лиц, интересов общества, государства, которая представляет собой идеальное отражение предметной ценности, которой обладает сам результат этой полезной деятельности.

Цель лица, умышленно превысившего пределы необходимой обороны, представляет собой желание одновременно защитить свои интересы, интересы третьих лиц, государства, общества путем причинения вреда нападающему. Однако этот вред объективно выходит за пределы допустимого.

Совершая преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК РФ, виновный хотя и действует в целях пресечения посягательства, но вместе с тем сознает, что выполняет поставленную цель общественно опасным способом. Следовательно, целью действий, составляющих превышение пределов необходимой обороны, является защита правоохраняемых интересов от посягательства и пресечение его при наличии сознания того, что способ ее достижения общественно опасен.

Мотив непосредственно связан с целью. Связь мотива и цели лежит в основе поведения, придает ему определенный логический смысл. Мотив и цель – понятия соотносительные.

Мотив, как побуждение к действию, не возникает сам по себе. В преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 108 УК РФ, мотив связан с посягательством и вытекает из него. Преступное посягательство всегда создает угрозу общественным отношениям. Эта опасность вызывает потребность в ее устранении. При эксцессе обороны виновный сознает, что он предотвращает нападение общественно опасными действиями¹.

Общепризнано, что мотив действия становится мотивом преступления только тогда, когда само действие запрещено уголовным законом.

Отсюда следует, что всякое умышленное преступление, каковым и яв-ляется убийство при превышении пределов необходимой обороны,  имеет антиобщественный мотив.  

Например, если лицо умышленно превысило пределы необходимости,  и оно соответствующим образом мотивирует сознательно избранные явно не-соответствующие нападению меры обороны. Однако из этой общей мотива-

______________________

¹ См.: Истомин А.Ф. Указ. соч. С. 189.

ции необходимо выделить мотив, побуждающий  прибегнуть к явно преступному средству. Это и будет преступный мотив. Основными мотивами являются побуждения, которые характерны для необходимой обороны – стремление избежать грозящей опасности, защитить правоохраняемые интересы, сознание морального долга,  чувство  патриотизма,  гражданст-венности, стремление отличиться, получить одобрение своих поступков. Важно, чтобы эти мотивы не противоречили цели защиты. Если же обороняю-щийся руководствовался мотивами, явно не соответствующими указанной цели (месть, ревность, хулиганские побуждения), его действия, связанные с причинением вреда нападающему, должны рассматриваться как совершенные в состоянии физиологического аффекта либо на общих основаниях.

Итак, конкретные мотивы и цели имеют большое значение для квалификации убийства при превышении пределов необходимой обороны по ч.1 ст.108 УК РФ. Лицо, подвергшееся нападению, может использовать посягательство как предлог для расправы над нападающим, руководствуясь мотивом мести, злостью на нападающего. Разумеется, такие низменные мотивы и цели не имеют ничего общего с мотивами и целями, характерными для необходимой обороны и ее эксцесса. Поэтому если мотивом убийства посягающего были исключительно месть, гнев, а целью – расправа, то это преступление должно квали-

фицироваться как посягательство на жизнь без смягчающих обстоятельств (ч.1 ст.105 УК РФ).

К числу субъективных параметров рассматриваемого деяния относится и характеристика субъекта преступления.

Исходя из норм действующего уголовного законодательства, субъектом убийства при превышении пределов необходимой обороны может быть только физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16 лет.

Недостижение возраста уголовной ответственности или установления надлежащим образом невменяемость лица в момент совершения убийства исключают уголовную ответственность за убийство.

Вменяемость означает способность лица сознавать фактические признаки совершенного деяния и его общественную опасность и способность руководить своими поступками.

Статья 20 УК РФ предусматривает уголовную ответственность несовершеннолетних за убийство при превышении пределов необходимой обороны с 16 лет. В установлении возрастного предела уголовной ответственности наиболее верно отражается признак состава преступления.

Можно сделать вывод, что установление в законе возраста уголовной ответственности с 14 лет за убийство, предусмотренное ст.105 УК РСФСР (ч.1 ст.108 УК РФ), вряд ли было обоснованно.

Решая этот вопрос, при формировании норм УК РФ законодатель исходил из того, что сам факт несовершеннолетия является одним из смягчающих ответственность обстоятельств, учитываемых судом при назначении наказания. В то же время совершение убийства при превышении пределов необходимой обороны  является для несовершеннолетних вторым смягчающим обстоятельством, хотя и не выступающим уже в качестве признака состава данного вида убийства. Совокупность таких смягчающих обстоятельств уже дает основание для постановки вопроса о необходимости повышения минимального возраста несовершеннолетних, по достижении которого они могли бы нести уголовную ответственность.

Таким образом, все рассмотренные обстоятельства, относящиеся к субъекту убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, свидетельствуют о том, что указанный субъект имеет ряд особенностей, требующих очень внимательного подхода при оценке конкретных ситуаций, связанных с эксцессом обороны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе были рассмотрены проблемы связанные с уголовно-правовой характеристикой убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, проблемы отдельных элементов состава этого преступления, вопросы квалификации. Проведенный анализ позволяет сформулировать ряд обобщающих заключительных выводов. Они состоят в следующем.

1. Исходными предпосылками определения понятия «убийство» является правильное определение моментов начала и конца жизни человека. Жизнь человека как возможного потерпевшего от любого вида убийства начинается с момента физиологических родов, когда у женщины начались предродовые схватки и наличествуют другие признаки, характерные для родов, свидетельствующие о том, что рождающийся человек может начать самостоятельную жизнь, независимо от того, произведен им первый вдох или еще нет.

Человека надлежит считать умершим, если установлено необратимое прекращение кровообращения и дыхания, либо полное и необратимое прекращение всех функций головного мозга, включая его ствол (смерть мозга). Смерть мозга эквивалентна смерти человека.

2. Правовой институт необходимой обороны — самостоятельная категория уголовного права. Но она теснейшим образом пересекается с признаками состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, так как само общественно опасное действие выражается в превышении пределов необходимой обороны. Связь между нормами ст. 37 и ч. 1 ст. 108 УК РФ предельно проста: нет права на необходимую оборону следовательно отсутствует и сам анализируемый нами состав преступления. В силу этого обстоятельства выяснение подлинной социально-правовой природы института необходимой обороны не могло остаться вне нашего внимания. 

Необходимая оборона – это правомерная защита от реального и наличного общественно опасного и уголовно-противоправного посягательства путём причинения в целях отражения данного посягательства вреда посягающему, если при этом не были превышены пределы необходимой обороны.

Общественно опасное уголовное посягательство – запрещённое уголов-ным законом посягательство на интересы личности, общества или государства, которое существенно угрожает этим интересам или уже непосредственно при-чиняет им соответствующий вред.

3. Диспозиция ч. 1 ст. 108 УК РФ является по существу отсылочной. В части одного из основных объективных признаков состава преступления – «превышение пределов необходимой обороны» – она отсылает правоприменителя к положениям ч. 2 ст. 37 УК РФ, которые, пользуясь объективно-субъективными оценочными критериями, раскрывают данный конститутивный признак общественно опасного деяния. В работе  раскрывается нормативная формула превышения пределов необходимой обороны: «умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства». Особо выделяется положение, вытекающее из ч.2 ст. 37 УК РФ, согласно которому в настоящее время вопрос об эксцессе обороны может ставиться и разрешается во всех случаях, но с учетом характера и степени общественной опасности нападения, которое объективно может быть разрешено как не сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой такого насилия либо иного посягательства, попирающего права и интересы личности, общества и государства. При наличии таких обстоятельств даже лишение посягающего жизни закон расценивает как акт правомерной зашиты, если при этом не будут превышены пределы необходимой обороны.

Исследуются два основных вида эксцесса обороны:

- явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства;

- так называемая несвоевременная (преждевременная, запоздалая) необходимая оборона, которая характеризуется рядом не только временных, но и субъективных параметров, определяющих интеллектуально-волевое содержание, мотивацию и цель действий обороняющегося.

4. Анализируя объективную сторону состава преступления предусмотренного ч.  1 ст. 108 УК РФ, мы отмечаем, что оно может совершаться только путем активных действий виновного и не может   учиняться   посредством  бездействия.   Степень общественной опасности явно чрезмерных защитительных действии должна, по нашему мнению, определяться обстановкой криминальной ситуации, включающей в себя силы, средства, возможности обороняющеюся от преступного посягательства, а также иные субъективные факторы, влияющие на качественно-материальное содержание указанных действий, хотя сами по себе они, конечно, не образуют конструктивных признаков состава данного преступления. Они – всего лишь фактические обстоятельства, выявляющие и характеризующие в их совокупности материальное содержание оборонительных действий, превысивших пределы необходимой обороны.

5. Убийство при превышении пределов необходимой обороны является деянием умышленным,  которое может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом, который по данной  категории дел, исходя из изученной нами судебной практики, выявлен  как  преобладающий.  Ввиду признака «явность» (ч. 2 ст. 37 УК РФ), который имеет, по нашему мнению, объективно-субъективный характер, мы решительно не согласны с позицией, М.И.Якубовича о возможности совершения данного преступления по неосторожности. Ни по одному из  изученных нами уголовных дел осуждение обороняющегося за неосторожное причинение смерти при превышении пределов необходимой обороны не встречалось.

В работе развиваются положения о неопределенном умысле, который является наиболее типичным при совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны, а также дается характеристика умысла как внезапно возникшего, определяемого внезапностью и стремительностью посягательства на правоохраняемые интересы.

6. Исследуя объективные и субъективные признаки анализируемого нами состава преступления в главе 2 работы, мы пришли к выводу, что диспозиция ч. 1 ст. 108 УК РФ достаточно полно охватывает конструктивные признаки анализируемого состава преступления. Поскольку он по своей социальной и юридической сути является привилегированным, нет никакой необходимости дополнять его какими-либо квалифицирующими признаками.

7. Мы отрицательно относимся к идее, заложенной в УК РФ, об объединении в одной уголовно-правовой статье признаков, по существу двух самостоятельных составов преступлений: убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны и убийство лица, совершившего преступление, при превышении мер, необходимых для его задержания.  Хотя это и близкие по своей социально-правовой природе преступления, но, несомненно, совершенно самостоятельные. Состав каждого из них должен быть сконструирован в отдельной, обособленной норме Особенной части УК РФ.   

8. С учетом возрастных, психологических, физиологических, психо-эмоциональных особенностей несовершеннолетних предлагаем установить уголовную ответственность за преступления, совершенные при превышении пределов необходимой обороны, только лиц, достигших 18-летнего возраста. Оно связано с тем, что исследуя судебную практику мы не столкнулись с привлечением к уголовной ответственности лиц, не достигших 18-летнего возраста. Данное предложение целесообразно предусмотреть в самостоятельной част ст.20 УК РФ, регламентирующей возраст, с которого наступает уголовная ответственность.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Официальные документы и нормативные акты

  1.  Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. // Российская газета. 1995. № 67. 5 апреля.
  2.  Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. // Международная защита прав и свобод человека: сб. документов. М.: Изд-во юрид. лит., 1990. С. 5-125.
  3.  Минимальные стандартные правила обращения с заключенными от 30 августа 1955 г. // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. М.: Юридическая литература, 1990. С. 290-311.
  4.  Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.
  5.  Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (ред. от 03.05.2012) // СЗ РФ. 1997. № 2. Ст. 198; 2012. № 19. Ст. 2279
  6.  Уголовный кодекс Российской Федерации (ред. от 28.07.2012) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; 2012. № 31. Ст. 4330.
  7.  Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (ред. от 28.07.2012) // СЗ РФ. 2001. № 52 (часть 1). Ст. 4921; 2012. № 31. Ст. 4332.
  8.  Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (ред. от 28.07.2012) // СЗ РФ. 2002. № 1 (часть 1); 2012. № 31. Ст. 4330.
  9.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Российская газета. 2012. № 227. 3 октября.

1.4. Постановление №1 Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999. № 3.

1.5. Закон Российской Федерации «О милиции» от 18 апреля 1991 года № 1026-1 (с изменениями от 18 февраля, 1 июля 1993 г., 15 июня 1996 г., 31 марта, 6 декабря 1999 г., 25 июля, 7 ноября, 29 декабря 2000 г., 26 июля, 4 августа, 30 декабря 2001 г., 25 апреля, 30 июня, 25 июля 2002 г., 10 января, 30 июня, 7 июля, 8, 23 декабря 2003 г., 20 июля, 22 августа 2004 г., 21 марта, 1 апреля, 9 мая 2005 г., 8 июня, 18, 25, 27 июля, 18 декабря 2006 г., 2 марта 2007 г.)// СПС Консультант Плюс.

1.6. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. Об усилении ответственности за хулиганство// Сборник законов СССР 1938 - 1967г.г. Т. 2.- 483 с.

2. Книги (монографии, учебники, учебные пособия)

2.1. Бородин С.В. Квалификация преступления против жизни.-М.: Юристъ, 1999. -225 с.

2.2. Борзенков Г.Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья: учебно-практическое  пособие. М.:  Зерцало-М, 2005. -144 с

2.3 Дурманов Н.Д. Обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность деяния. -М., 1961. -155 с.

2.4. Журавлев М.П., Никулин С.И. Уголовное право России. Общая и Особенная части. -М.: Норма, 2008.-651 с.

2.5. Зубкова В.И. Ответственность за преступления против  личности по законодательству России: [монография] /Зубкова  В. И. -М.: Норма, 2005.-256 с.

2.6. Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необходимость: вопросы квалификации и судебно – следственной практики.-М.: КРОСНА – ЛЕКС, 1996. -312 с.

2.7. Загородников Н.И. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве//Труды Военно-юридической академии. 1951.Вып.XIII.-142 с.

2.8. Истомин А.Ф. Самооборона: право и необходимые пределы.-М.: Норма,2005.-224 с.  

2.9. Иванов В.Д. Уголовное право.Общая часть. : Учебник.-М.,"КноРус": Ростов н/Д.,"Феникс", 2002.-320 с

2.10. Исаев И.А. История государства и права России. -М.: Юристъ, 1996. -265 с.

         2.11. Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве.-М.: Изд-во  АН СССР, 1948.-310 с.

2.12. Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне по советскому уголовному праву.-М.: Наука, 1948.- 471 с.

2.13. Коржанский Н.И. Очерки теории права. Волгоград, 1992.- 175 с.

2.14. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений.-М., 1972. -237 с.

2.15. Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов. 1996.- 232 с.

         2.16. Королева И.А. Необходимая оборона и причинение вреда при  задержании лица, совершившего преступление,  по  российскому уголовному праву : автореф. дис. . канд. юрид.  наук:  12.00.08 / Королева И.А.-М. : Академия управления МВД  России, 2007.- 26 с.

         2.17. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3. Учебник для вузов. / Под ред. д.ю.н., проф. Г.Н. Борзенкова и к.ю.н., проф. В.С. Комиссарова. М.: ИКД Зерцало-М, 2002.- 468 с.

         2.18. Ляпунов Ю.И. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права.- М.: Норма, 1989.- 280 с.

         2.19. Мартынова Н.С. Обстоятельства,исключающие преступность деяния.: Лекция.-Домодедово. : ВИПК МВД России, 2001.- 40 с.                                 

2.20. Панченко П.Н.  Научно-практический  комментарий  к  уголовному  кодексу  Российской  Федерации. Нижний Новгород: НОМОС, 1996. Т. 1.-190 с.

2.21. Паше - Озерский  Н.Н. Необходимая оборона и крайняя необходимость по советскому уголовному праву.- М., 1962.-432 с.

2.22. Пионтковский  А.А. Курс советского уголовного права. Часть общая. -М.: Наука, 1970.- 355 с.

2.23. Рарог А.И. Настольная книга судьи по уголовным делам.- М.: Проспект, 2007.- 576 с.

2.24. Сафроненко К.А. Памятники русского права. Вып.6.- М.: Юриди-ческая литература, 1957.- 194 с.

2.25. Савич Г.Г.  Полный свод законов Российской империи. Т.15 СПб.,1904.- 346 с.

              2.26. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917 – 1952 гг.- 152 с.

2.27. Слуцкий  И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность.-М., 1956.- 189 с.

2.28. Тасаков С.В. Ответственность за убийство при смягчающих обстоятельствах по уголовному праву России. Самара, 2000.- 198 с.

         2.29. Тишкевич  И.С. Условия и пределы необходимой обороны.- М., 1969.- 298 с.

         2.30. Уголовное право России. Общая часть : учебник / под ред. А.И.Рарога.- М. : ЭКСМО, 2007.- 496 с.

2.31. Уголовное право Российской  Федерации.   Особенная  часть: учебник / под ред. Л.В.Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А.И.Чучаева. М.: ИНФРА-М, КОНТРАКТ, 2004.- 742 с.

2.32 Фролов Е.А.  Сборник ученых трудов.Вып.2.Свердловск,1964.- 377 с.                         

2.33.  Шаргородский  М.Д. Преступления против жизни и здоровья.- М. 1948.- 158 с.

2.34. Шавгулидзе Т.Г.  Необходимая  оборона.  Тбилиси, 1966.- 231 с.

2.35.Якуньков М.А. Необходимая оборона: уголовно-правовая регламентация и ее совершенствование : автореферат диссертации. Тюмень: Тюменский юридический институт МВД РФ, 2005.- 20 с.

2.36.Якубович М.И.«Вопросы теории и практики необходимой обороны». - М., 1967. – 255 с.

2.37. Янин В.Л. Российское Законодательство Х – ХХ веков. В девяти томах. -М.: Юридическая литература,1984.  

3. Статьи, периодические издания

3.1. Антонов В.Ф. Некоторые вопросы квалификации убийств.// Журнал российского права,2004. № 12. С.  40-45.  

3.2. Берлин Е.М. Реализация права на необходимую оборону // Гражданин и право. 2002. №9/10. С.74-82.

        3.3. Болотников М.В. Институт необходимой обороны: истоки и  путь  развития// Закон и право,2007. № 9. С. 104-105.

3.4. Васильев Ю. Как обороняться при нападении. // Человек и закон. 2002. №8. С.54-59.

3.5. Гарбатович Д. Природа вины при превышении пределов необходимой обороны. // Уголовное право. 2006. №3. С. 18-21.

         3.6. Демидов Ю.А. Человек – объект уголовно-правовой охраны // Советское государство и право. 1972. №2. С.5-13.

3.7. Дмитриенко А.П. К вопросу о пределах необходимой обороны.                                           // Проблемы теории и  практики  правоохранительной  деятел. М.,1997.С.46-50.          

3.8. Жевлаков Э. Обновленное уголовное законодательство и проблемы его применения. // Уголовное право. 2004. №3. С.29-36.

3.9. Зуев В.Л. Необходимая оборона, крайняя необходимость  и  иные                                              

обстоятельства, исключающие преступность деяния.// Юридический мир,2001.№8. С.29-41.                          

3.10. Кабурнеев Э.В. О некоторых проблемах квалификации причинения смерти при превышении пределов необходимой обороны. // Уголовное право. 2006. №6. С.33-38.

         3.11. Кабурнеев Э.В. Проблемы квалификации по объективным признакам  преступлений против жизни, предусмотренных  специальными                                          нормами УК РФ / Кабурнеев Э.В.// "Черные дыры" в российском законодательстве, 2007. № 1. С. 142-144.

         3.12. Колмакова Г.Н. Нужен ли предел необходимой обороны? // Законность. 1992. №11. С.26-29.

3.13. Константинов П. Объект убийства: проблемы теории и практики // Уголовное право. 2005. №2. С.37 – 39

3.14.  Пакутин В.Д. Превышение пределов необходимой обороны по законодательству стран дальнего зарубежья. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 95-летию Башкирского государственного университета. Часть I. - Уфа: РИО БашГУ, 2004.

3.15. Пархоменко С. Почему необходимая оборона является необходимой? // Уголовное право. 2003. №5.С.49-56..                                       

3.16. Попов А.Н. Возможна ли необходимая оборона в драке.// Закон и право, 2002.№5. С.25-26.                     

3.17.Редин М.П. Понятие убийства в российском уголовном  законодательстве/ Редин М.П. // Российская юстиция, 2007. № 10. С.   48-49.

3.18. Святенюк Н. Квалификация некоторых видов убийств. // Уголовное право, 2004. № 1. С. 48-50.  

         3.19. Ткаченко В. Основания необходимой обороны // Советская юстиция. 1978.  № 2. С. 12- 19.

3.20. Тараканов И.А. Некоторые особенности оценки пределов необходимой обороны при доказывании правомер-ности оборонительных действий // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2006. №4. С.106.

3.21. Турецкий Н.Н. Некоторые аспекты  становления  уголовно-правового института обстоятельств, исключающих преступность  деяния.// История государства и права, 2005. № 1. С. 15-18.                                                

3.22. Фомин М.А. Право граждан на необходимую оборону. // Вестник МУ. Сер.11,Право, 2000. №5. С.87-93.         

               

4. Следственно-судебная практика

          4.1. Архив Верховного суда Республики Башкортостан.  Дело № 1-135/2003г.

4.2. Архив Калининского районного суда г.Уфы. Дело №1-422/2001 г.

4.3. Архив Калининского районного суда г.Уфы. Дело № 1-357/2003 г.

         4.4. Архив Калининского районного суда г.Уфы.  Дело № 1-584/2004 г.

         4.5. Архив Калининского районного суда г.Уфы. Дело № 1-287/2006 г.

         4.6. Архив Октябрьского городского суда РБ. Дело № 1-125/2005г.

         4.7. Архив Орджоникидзевского районного суда г.Уфы. Дело № 1-108/2005г.

         4.8. Архив Орджоникидзевского районного суда г.Уфы. Дело №1-174/2002 г.

         4.9.Определение Березовского районного суда Красноярского края от 29 июля 2003 г. по делу Крымского// Бюллетень ВС РФ. 2003. №7. С.10.

4.10. Определение Хабаровского  краевого суда от 3 марта 2002 г. по делу Родионова//Бюллетень ВС РФ. 2003. № 3. С. 15.

          4.11. Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от  13 сентября 2001 г. по делу Дурных// Бюллетень ВС РФ. 2001. № 9. С. 10.

         4.12. Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от  23 октября 2003 г. по делу Богомазова//Бюллетень ВС РФ. 2004. № 2. С. 16.

PAGE  83


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

68565. Педагогічна вітальня «Творчий портрет учителя» 74.5 KB
  Мета заходу: презентувати педагогічний досвід вчителів, які атестуються; розвивати в них уміння об’єктивно оцінювати результати своєї праці; стимулювати безперервну фахову та загальну освіту педагогів школи, активізувати їхню творчу професійну діяльність.
68566. Моніторинг професійної педагогічної майстерності 93 KB
  Поняття моніторингу багатогранне і являє собою цілісний управлінський інструмент. Які ж методи використовуємо для забезпечення якісного об'єктивного надійного результату моніторингу Метод спостереження найдоступніший спосіб збору інформації. Проте варто пам’ятати: щоб уникнути суб’єктивності й однобічності...
68567. Конкурс професійної майстерності «Щасливий разом з дітьми» 62.5 KB
  Мета: сприяти формуванню професійної майстерності учителів школи, показати розвиток їх професійних здібностей; розвивати потребу в самовдосконаленні, саморозвитку; сприяти піднесенню їхнього авторитету. Обладнання: виставка творчих доробок учителів, що атестуються; портфоліо, плакат із висловом...
68570. ДІЄВІ ФОРМИ МЕТОДИЧНОЇ РОБОТИ З ПЕДАГОГАМИ ЗАГАЛЬНООСВІТНЬОГО НАВЧАЛЬНОГО ЗАКЛАДУ 53 KB
  Методична робота є однією з найважливіших ланок у діяльності закладу освіти оскільки забезпечує постійне навчання педагогів підвищення їх фахової майстерності знайомить із інноваційними процесами в освіті та залучає до активної творчої педагогічної діяльності
68571. Нетрадиційні форми проведення педагогічних рад. Педагогічна вітальня 60.5 KB
  Що ж таке педагогічна вітальня? Це форма методичної роботи, до якої залучаються не тільки вчителі, а й батьки, учні, представники органів місцевого самоврядування та громадських організацій. Виходячи із назви даної форми роботи «вітальня», можна зазначити, що на заходах такого типу повинні...
68572. Система научно-методической работы учебного учреждения как основа построения и реализации индивидуальной траектории профессионального развития педагога 75 KB
  Система научно-методической работы учебного учреждения как основа построения и реализации индивидуальной траектории профессионального развития педагога На современном этапе организации учебно-воспитательного процесса самым важным есть личность педагога его развитие его профессионализм.
68573. Розвиток творчого потенціалу педагога в системі науково-методичної роботи школи 83 KB
  У статті розглянуто проблему формування творчого потенціалу педагога у системі науковометодичної роботи школи. У цьому зв’язку виникає проблема вивчення розвитку і використання творчого потенціалу особистості актуалізується необхідність побудови та реалізації освітнього процесу що створює...