38561

Описании языковой картины мира (ЯКМ) субъекта делового текста (завещателя) на материале памятника деловой письменности Северной Руси XVIII веке

Дипломная

Иностранные языки, филология и лингвистика

Теоретические аспекты субъекта текста. Проблематика выпускной квалификационной работы состоит в описании языковой картины мира ЯКМ субъекта делового текста завещателя на материале памятника деловой письменности Северной Руси XVIII в. Исследования такого типа актуальны потому что они позволяют через лексическое значение слов выявить влияние культурного контекста на лексику особенности социальноэкономической и духовной культуры поморов XVIIXVIII вв. разработать методику лингвокультурологической обработки исследуемого материала и...

Русский

2013-09-28

239.5 KB

3 чел.

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.

Введение

3

1.Духовная грамота как памятник деловой письменности XVII – XVIII вв.

1.1.Духовная грамота как жанр деловой письменности

1.2.Теоретические аспекты языковой картины мира

1.3. Теоретические аспекты понятия языковая личность

1.4. Теоретические аспекты субъекта текста

2. Методология анализа  источника

Классификация методик отечественных авторов

Классификация методик зарубежных авторов

Сравнительная характеристика существующих методик

Разработка методологии анализа для ВКР

3. Фрагменты языковой картины мира писца в духовных XVII – XVIII

Описание памятника

Фрагменты ЯКМ

Особенности женской ЯКМ

Заключение

Список использованных источников и литературы

Приложения

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Введение

Духовное завещание является важнейшим документом в жизни человека – записями в приходской книге фиксируются факты о пребывании человека,   рождение, свадьба  и его кончина. А духовная – это итог жизни, своеобразный слепок человека. В ней можно проследить судьбу и характер. По тому, как формулирует свои долги и отписания, видно то, чем жил человек, его ценности, материальные и этические. Более того, наглядно представлен язык, которым говорил завещатель, его отношения к объектам физического мира и людям. Духовная писалась человеком состоявшимся, завершенным. Это своеобразная кульминация земного пути. Таким образом, духовная грамота является знаковым элементом материальной культуры и необычайно интересным объектом исследования.

Проблематика выпускной квалификационной работы состоит в описании языковой картины мира (ЯКМ) субъекта делового текста (завещателя) на материале памятника деловой письменности Северной Руси XVIII в. – духовной грамоты Пелагеи Тяпрингиной 1732 года. Духовных грамот, подобных Духовной П. Тяпрингиной изучено мало. Для сопоставления приведена изученная ранее духовная грамота XVII в., принадлежавшая Федосье Меркурьевой.

Настоящее исследование направлено на решение важной проблемы лингвокультурологии новейшего времени: исследование лингвокультурологической ситуации Русского Севера в диахроническом аспекте. Исследования такого типа актуальны, потому что они позволяют через лексическое значение слов выявить влияние культурного контекста на лексику, особенности социально-экономической и духовной культуры поморов XVII-XVIII вв. Кроме того, исключительно важным является источниковедческий аспект, связанный с определением лингвистической ценности разных групп памятников. Деловая письменность XVII–XVIII вв. представляет собой сотни разновидностей (жанров) документов, различающихся по целевой установке, содержанию и языковым особенностям. Всестороннее описание этих жанров с точки зрения их пригодности для решения различных лингвистических задач (помимо их лексической содержательности) является важнейшей задачей лингвистического источниковедения.

Цель настоящей работы состоит в том, чтобы выявить фрагменты ЯКМ, характеризующие завещателя духовной грамоты XVIII в.

Поставленные цели определяют решение основных задач работы:

1. собрать необходимый для работы лингвистический материал, расшифровать архивный источник, написанный скорописью XVIII в.;

2. описать специфику жанра духовной грамоты XVIII в.;

3. описать духовную грамоту в лингвокультурологическом аспекте;

4. разработать методику лингвокультурологической обработки исследуемого материала и анализа фрагментов ЯКМ субъекта делового текста XVIII в.;

5. определить концептуальную составляющую, отражающую ЯКМ субъекта делового текста XVIII в.

Научная новизна работы обусловлена недостаточной изученностью духовных грамот  как отдельного, самостоятельного жанра деловой письменности. 

Объект исследования – ЯКМ субъекта делового текста XVIII в. Под языковой картиной мира мы, вслед за идеями В. фон Гумбольдта и неогумбольдтианцев, в том числе Л.Вайсгербера, и положениями гипотезы лингвистической относительности Сепира – Уорфа, понимаем сформировавшуюся исторически в обыденном сознании определенного языкового коллектива и воспроизведенную в языке совокупность представлений о мире, способ представления действительности в виде концептов.

Предмет исследования – фрагменты ЯКМ, значимые концепты и ключевые понятия субъекта делового текста, отраженные в духовной XVIII в.

Теоретическая, фактологическая и методологическая основа.  Теоретической основой данного исследования являются работы отечественных и зарубежных авторов О.Е. Морозовой, Л. Вайсгербера……

При написании данной работы были использованы сопоставительный и описательный методы.

Была использована методика описания документа духовной Андреева, методика анализа языковой личности Морозовой

Основным материалом для исследования послужили рукописные документы, хранящиеся в Государственном архиве Архангельской области и опубликованные документы Череповецкого краеведческого музея и Государственного архива Вологодской области.

Структура работы. Курсовая работа состоит из введения, двух глав и заключения.

Первая теоретическая глава представляет духовные грамоты как памятник деловой письменности. Вторая глава представляет фрагменты языковой картины мира субъекта текста духовной XVIII в.

В качестве приложения представлены тексты следующих духовных:

Духовная Федосьи Меркурьевой 1677 года   

Духовная Пелагеи Тяпрингиной 1732 года

Данная работа прошла апробацию в рамках XIV Ломоносовских научных чтений студентов, аспирантов и молодых ученых, по результатам которых опубликована статья «Духовные грамоты XVII–XVIII вв. как исторический источник».

Духовная грамота как памятник деловой письменности XVII – XVIII вв.

В данной работе рассмотрены памятники деловой письменности – архангельские и вологодские духовные грамоты XVII– XVIII вв. Эти территории расположены на Европейском Севере России.  В указанный период они входили в состав двух различных епархий – Вологодской и Архангелогородской и Холмогорской, и,  соответственно, хранились в их архивах.  

Документы XVII– XVIII вв. написаны обычной для того времени скорописью. Так, в рукописях наблюдаются многочисленные варианты начертания одних и тех же букв, одинаковое написание разных букв (обычно ъ и ь). Широко используется  вынос знаков и их сочетаний над строкой. [Копосов 2000: 11] Многие употребительные в деловых текстах слова пишутся сокращенно: алтнъ (алтын), днга (деньга), днь (день), дрвня (деревня), мнстрь (монастырь), ннҌ (ныне), стои (святой) и др.

Духовная грамота как жанр деловой письменности

Духовные — это частные акты, которые в письменной форме фиксируют завещательные распоряжения.

Исследователь Андреев В.Ф. описал канон, по которому создавались духовные. Духовная начинается со стандартного «богословия», т.е. с фразы «Во имя отца i сна i стаго дха».

Вторая клаузула подобно «богословию» по своей форме также постоянна для духовных грамот. Она состоит из двух элементов: первый называет имя завещателя («се яз, раб божий такой-то»), второй указывает обстоятельства составления документа («пишу рукописание при своем животе»).

Наиболее важной и, как правило, самой большой по объему частью духовных является диспозитивная часть, включающая в себя распоряжение по существу дела. Она определяет социально-экономическое содержание завещаний. Начинается третья клаузула обычно словами «а приказываю...» («а даю...»), за которыми следует перечисление завещаемого имущества.

По содержанию диспозитивной клаузулы духовные можно разделить на две группы. К первой группе относим духовные, в которых имеются распоряжения относительно всего имущества завещателя, в них третья клаузула выступает в наиболее разработанном виде. На первом месте как в духовных феодалов, так и в духовных крестьян обычно указывается земля. Вслед за перечислением земли и другой недвижимой собственности в духовных указываются должники и кредиторы завещателя. Зачастую завещатели указывали способы приобретения завещаемых владений. В большинстве случаев земельные угодья оказываются полученными завещателем по наследству («отчина и дедина моя», «купля отца (деда) моего»). В конце диспозитивной клаузулы духовных, как правило, завещатель назначает душеприказчиков, которые избирались из числа наиболее влиятельных родственников и соседей. При отсутствии близких родственников наследство могло быть передано в руки дальних родственников или даже людей, не состоявших в родстве с завещателем.

Ко второй группе духовных по содержанию диспозитивной клаузулы   относили   духовные — данные,   в   которых   речь   идет о передаче земли, денег, имущества какому-либо монастырю либо церкви. Написаны эти  акты по  обычному формуляру духовных, только третья клаузула значительно меньше по объему, чем у   духовных   первой   группы,   поскольку   в   завещаниях   второй группы нет распоряжений относительно всего имущества  завещателя, а говорится только о той его части, которая передается монастырю  (церкви).

Удостоверительная часть духовных включает:

1) имя духовника.«А на то бог послух и отец мои духовный поп (игумен) такой-то, служитель такой-то церкви (монастыря)». Присутствие при составлении завещаний духовника было обязательным. В большинстве сохранившихся духовных содержится упоминание о вкладе чаще всего в тот монастырь  или   в  ту  церковь,  которую   представлял   духовник;

2) имена свидетелей. Этот элемент иногда отсутствует в духовных;

3) лица, писавшего документ. Указание на лицо, писавшее завещание также присутствует не во всех духовных. Часто этим занимался духовник либо  сам завещатель;

4) печать наместника архиепископа. Для духовных, как и для других частных актов было обязательно утверждение (скрепление печатью) наместника архиепископа.

Заключительная клаузула духовных представляет собой санкцию-заклятье против возможных нарушений воли завещателя  (sanctio, по западноевропейской терминологии). [Андреев 1986]

Теоретические аспекты языковой картины мира и субъекта текста

Под языковой картиной мира мы, вслед за идеями В. фон Гумбольдта и неогумбольдтианцев, в том числе Л.Вайсгербера, и положениями гипотезы лингвистической относительности Сепира – Уорфа, понимаем сформировавшуюся исторически в обыденном сознании определенного языкового коллектива и воспроизведенную в языке совокупность представлений о мире, способ представления действительности в виде концептов.

Современные представления о языковой картине мира в изложении акад. Ю.Д.Апресяна выглядят следующим образом. Каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и концептуализации мира. Выражаемые в нем значения складываются в некую единую систему взглядов, которая является обязательной для всех носителей языка. Свойственный данному языку способ концептуализации действительности отчасти универсален, отчасти национально специфичен и во многих существенных отношениях отличается от концептуализации «научной» картины.

Харченкова Л.И. предлагает классифицировать картины мира на когнитивную, зрительную и слуховую. Когнитивная картина мира демонстрирует, в каком направлении двигалось мышление людей разных национальностей при освоении ими окружающей действительности. Она подразделяется на объективно-логическую и мифологическую. Объективно-логическая  картина мира находит отражение в научных концепциях, в то время как мифологическая (наивная) отражается в метафорах, внутренней форме слова, объяснении способов номинации некоторых объектов. К зрительной  картине мира следует отнести предметы живой и нежиой природы, бытовые реалии, окружающие человека. К слуховой картине мира относятся различные звукоподражания, к которым относятся звуки природы, такие как рев животных, пенье птиц, стрекот насекомых; звуки неживой природы, например, гул, гром, прибой, треск и механические звуки, такие как лязг металла, стук, звон. Кроме того это различные фонетические явления, дифференцирующие языки мира, такие как фонетический строй, интонация. [Харченкова 2000: 216]

Язык, как известно, является исключительным атрибутом человека. Одновременно человек является центральной фигурой на той картине мира, которую рисует язык. Как показали исследования последних десятилетий, семантическая система языка основывается на принципе антропоцентризма: чтобы описать размер, форму, температуру, положение в пространстве, функцию и другие свойства предметов, язык в качестве точки отсчета использует человека. В зависимости от обстоятельств человек в языке фигурирует как субъект речи (говорящий), субъект сознания, восприятия, воли, эмоций и даже просто как физическое тело, имеющее определенное строение (лицо, голову, ноги и т.д.) и занимающее определенное положение в пространстве. Фигура человека говорящего является центральной для категорий дейксиса, времени и модальности. Но не менее важную роль играет фигура человека и в лексике, в том числе предметной.

Человек в русской языковой картине мира предстает прежде всего как динамичное, деятельное существо. Он выполняет три различных типа действий – физические, интеллектуальные и речевые. Ему свойственны определенные состояния – восприятие, желания, знания, мнения, эмоции.  [Зализняк]

Для русской картины мира характерна доминанта дома, семьи. Например, в фольклоре, где объекты неживой природы представлены в виде частей дома, а природные явления получают антропоморфные черты, в том числе имена. [Харченкова 2000: 212-213]

Как отмечают многие исследователи, для русской языковой картины мира характерно противопоставление «возвышенного» и «приземленного», «мира горнего» и «мира дольнего» одновременно с отчетливым предпочтением первого. Этот дуализм коренится в особенностях русского православия, определивших черты русской культуры в целом: поляризация ценностных представлений, отсутствие аксиологически нейтральной зоны.

Это не является специфическим именно для русского языкового сознания: противопоставление души и тела как «высокого» и «низкого» – константа христианской культуры в целом. Но здесь не хватает еще одного существенного атрибута человека – его умственных способностей, интеллектуальной деятельности. Относительно места интеллекта в русской языковой картине мира можно сказать следующее. Показательным является уже само по себе отсутствие в ней концепта, по своей значимости сопоставимого с душой (значимость концепта проявляется, в частности, в его разработанности, т.е. богатстве метафорики и идиоматики). Ни ум, ни разум, ни рассудок, ни даже голова (имеющая наиболее богатую сочетаемость) на эту роль претендовать не могут. Но главное – в том, что ум в русском языковом сознании являет собой относительно малую ценность. То есть то знание, которое является истинно ценным, локализуется в душе или в сердце, а не в голове. [Зализняк]

Морозова О.Е. Инвариантное и вариантное в языковой картине мира поморов

Национальная языковая картина мира является общенациональным инвариантом языковой картины мира, при этом в качестве вариантов существуют языковые картины мира, связанные с региональными и социальными вариантами языка. 

Своеобразие поморской культуры обусловлено географическими, социальными и историческими факторами. Суровая и величественная природа, близость Северного Ледовитого океана, отсутствие крепостного права формировали человека мужественного, несуетного, свободолюбивого, стремившегося жить достойно, чуткого к красоте во всех её проявлениях, в том числе и на уровне слова. Общепризнанным является тезис о том, что на Русском Севере, в Поморье, существовала особая словесная культура, принято говорить о тайне уникального поморского слова. Поморье известно как сокровищница устного народного творчества, своеобразие «поморской говори» было связано и с широким распространением книжной культуры на Русском Севере, любовью к знаниям, культивировавшимся во многих поморских семьях. Поморская речь была немногословной, но очень точной и меткой. Имелся у поморов и свой риторический идеал.

Вода. Определение из словаря. Река, море, океан. Святая вода, поток мыслей и сознания. Народные песни, поговорки, стихи Ломоносова и Рубцова, Коковин и др. малоизвестные писатели. Сравнение значений с общероссийской ЯКМ  1. Время 2. Движение 3. Пространство 4. Мужское и женское начала. Архетипы. 5. Жизнь-смерть

О.Е. Морозова Поморский риторический идеал// Экология культуры и языка: проблемы и перспективы: Сборник научных докладов и статей международной научной конференции/ сост. Т.В. Винниченко, Т.В. Петрова. – Архангельск: КИРА, 2006. – 432 с. – с. 128-131

Любование словом

Уважение по отношению к собеседнику

Справедливость по отношению к собеседнику, недопустимость плохих речей о третьих лицах

Правдивость передаваемой информации

Богатство речи. Ее многофункциональность

Запрет на сквернословие

Простота, естественность речи

Немногословие, осуждение пустословия

Точность и лаконизм.

Морозова О.Е. Тип Я-сознания как характеристика языковой личности // Resphilological: Учёные записки. Вып. 4 / Отв. ред., сост. Э.Я.Фесенко. – Архангельск: Поморский университет, 2004. – 307 с. 

Под языковой личностью,

во-первых, понимается отдельный человек со своим характером, интересами, социальными и психологическими предпочтениями и особенностями в использовании языка;

во вторых, - типовой представитель данной языковой общности (группы, класса, нации),

в-третьих, языковая личность – это человек как особый биологический вид, представитель человеческого рода, неотъемлемым свойством которого является использование знаковых систем и, прежде всего, естественного языка, человек, имеющий речевую способность, умеющий порождать и понимать тексты – homo locuens.

Аспекты описания ЯЛ:

Когнитивный

Социопсихолингвистический

Лингвориторический

Прагмалингвистический

Социолингвистический. Он включает характеристику Я-сознания личности. Направленность Я-сознания рассматривается в связи с двумя оппозициями: объектностью-субъектностью и толерантностью-нетолерантностью.

(какова методология исследования текста духовных? Мотивы высказывания, причины образования лакун, связь темы лакуны и мотива высказывания, синтаксис различных частей завещания-учебники посинтаксиву и исторической грамматике, методики исторической грамматики )

Существует множество классификаций моделей порождения текста. Их авторы вслед за Н.И. Жинкиным признают, чтопорождение текста начинается с зарождения замысла целого текста и предстает как его развертывание.

  1.  Зарождению предшествует мотив, который формирует в нашем языковом сознании. Мотив – это начальный импульс, который запускает весь сложный аппарат речемыслительной деятельности. Мотив, как правило включает в более или менее осознанной форме информацию в виде замысла (плана) текста, т.е. представление о том, что именно следует изложить в будущем тексте и кому этот текст предназначен.
  2.  С понятием «замысел» соотносима психологическая категория «концепт». Концепт текста, согласно Красных,  это глубинный смысл, изначально максимально и абсолютно свернутая смысловая структура текста, являющаяся воплощением мотива, интенций автора, приведших к порождению текста».

Мотив и концепт, являясь отправной точкой для порождения текста, зарождаются значительно раньше непосредственного порождения текста.

  1.  Первым этапом собственно порождения текста является внутреннее программирование высказывания. Это еще не внутренняя речь, а программа содержательного ядра будущего высказывания. Кодом внутреннего программирования является «предметно-схемный» или «универсально-предметный код» УПК. УПК – это субъективный, неосознаваемый человеком язык, он функционирует на стыке речи и интеллекта. Эта первичная запись содержания речевого произведения носит еще характер предельно сжатого конспекта
  2.  Далее формирование текста носит имеет характер разворачивания ядерного замысла в целостный и связный текст. На этом этапе  большую роль играет отбор языков средств в соответствии с замыслом автора и «типом» (речевой культурой) реципиента. Настрой на определенный тип ситуации стимулирует выбор синтаксических конструкций, входящих в высказывание. Затем уже происходит заполнение синтаксической структуры определенной лексикой.

Теория актуального членения – деление на тему и рему.

??? какие синтаксические конструкции были наиболее используемы в тот период? Делового языка, церковно-молитвенный, язык Библии, разговорный язык. Влияние книжных канонов и живой разговорной речи на структуру, стиль высказывания, включения\невключения отдельных элементов. Чего по правилам хорошего тона следовало избегать, для выражения каких реалий не было формулировок, какие табу были и сохранились в русском языке до сих пор???

Живое слово северян: прошлое и настоящее. Вып.2..: сб. ст. / сост. О.Е. Морозова; отв. ред. Э.Н. Осипова; Поморский университет, 2009. – 97 с.

Сидорова Т.А. Метаязыковое сознание поморов как способ концептуализации мира с. 4-12

Семья

Субъект текста может быть определен с одной стороны как человек, который является носителем когнитивных свойств или состояния

С другой стороны, как производитель действия или создатель текста.

, -а,,м. 1. В философии: познающий и действующий человек, существо, противостоящее внешнему миру как объекту познания.

2. Человек как носитель каких-н. свойств (книжн.). С. права (физическое или юридическое лицо как носитель юридических прав и обязанностей;спец.). 3. Вообще о человеке (обычно отрицательно характеризуемом) (разг.). Подозрительный, странный с. Болезненный с. 4. В логике: предмет суждения. 5. В грамматике: семантическая категория со значением производителя действия или носителя состояния. II прил. субъектный, -ая, -ое (к 1, 4 и 5 знач.).

Языковая личность

Носитель того или иного языка, охарактеризованный на основе анализа произведенных им текстов с точки зрения использования в них системных средств данного языка для отражения видения им окружающей действительности (картины мира) и для достижения определенных целей в этом мире называется языковой личностью [ЭРЯ: 671].

Согласно определению профессора Сидорова Е.В., языковая личность – это устойчивая совокупность социально значимых коммуникативных свойств индивида, формируемая в процессе речевой деятельности и реализующаяся в речевой деятельности индивида. К коммуникативным свойствам индивида он относит наличие языковых знаний, способностей, наличие психолингвистических механизмов, способность производить и понимать речевые высказывания и др. На формирование языковой личности оказывает влияние окружающая объективная реальность, составной частью которой является совокупность окружающих речевых индивидов и объем речевых актов.

По Караулову Ю. Н. языковая личность имеет три структурных уровня: нулевой (вербально-семантический), когнитивный (тезаурусный) и мотивационный.

Первый уровень - вербально-семантический (семантико-строевой, инвариантный) отражает степень владения обыденным языком. Он представлен отдельными словами, стандартными словосочетаниями, простыми формульными фразами: «пойти в кино», «выучить уроки», и т.д. Этот уровень нейтрализации ЯЛ представляет интерес для методики, т.к. он создает предпосылку становления и функционирования личности и является условием освоения системы языковых средств языка, который должен закладываться как «вторичный» вербально-семантический пласт.

Второй уровень, тезаурусный, представлен обобщенными понятиями, крупными концептами, находящими выражение в генерализованных высказываниях, дефинициях, афоризмах, пословицах и поговорках, из которых каждая языковая личность выбирает те, которые отражают и определяют ее жизненное кредо. Собственно языковая личность начинается именно с этого уровня, т.к. именно на нем оказывается возможным индивидуальный выбор, личностное предпочтение. Этот уровень предполагает отражение языковой модели мира личности, ее тезауруса, культуры.

Третий уровень - высший, мотивационный уровень устройства языковой личности представлен коммуникативно-деятельностными потребностями личности. Мотивационный уровень включает в себя выявление, характеристику мотивов и целей, движущих развитием личности.

Такая структура языковой личности представляет собой иерархическую систему, т. к. тезаурусный уровень является более поздним образованием, и, надстраиваясь над вербально-семантическим, он качественно изменяет его, включая его единицы в качестве строевых элементов. Позднее на основе тезаурусного уровня развивается высший уровень - мотивационный уровень, интегрируя составляющие предыдущих уровней и становясь определяющим для всего речевого поведения личности.

С понятием «языковая личность» тесно связано понятие речевого портрета. Эта связь прослеживается при выделении индивидуального, коллективного, национального речевого портрета, соответствующих типологии языковой личности, при соотнесении уровней структуры языковой личности и модели анализа речевого портрета.

По мнению С.В. Леорды, «речевой портрет – это воплощенная в речи языковая личность» [Леорда 2006].

Т.П. Тарасенко определяет понятие речевого портрета как «совокупность языковых и речевых характеристик коммуникативной личности или определённого социума в отдельно взятый период существования» [Тарасенко 2007:8]. Исследователи выделяют ряд характеристик личности, отражающихся в речевом портрете: возрастные, гендерные, психологические, социальные, этнокультурные и лингвистические.

Анализ речевого портрета представляет собой характеристику разных уровней реализации языковой личности. Характерной особенностью речевого поведения Л.П. Крысин называет умение переключаться с одних разновидностей языка на другие, определяемое условиями общения. В зависимости от количества языковых разновидностей, которыми владеет данная личность, выделяются диглоссность и полиглоссность. Усвоение системы социальных ролей в обществе тесно связано с усвоением норм речевого поведения, которые обеспечивают исполнение этих ролей. Различные способы выражения одних и тех же смыслов делают возможным варьирование этих норм.

В итоге речевой портрет – это речевые предпочтения личности, совокупность особенностей, которые делают ее узнаваемой. Единой строгой схемы анализа не разработано, однако при изучении проведенных исследований можно выделить основные моменты, требующие описания: во-первых, это лексический уровень, при анализе которого рассматриваются особенности словоупотребления; во-вторых, уровень, отражающий представления о мире, заключенные в значении слов и выражений – картину мира говорящего; в-третьих, уровень коммуникативных ролей, стратегий и тактик.

В отношении речевого портрета человека иной культуры, будь то различия между представителями разных стран или временных отрезков, определенное значение приобретает лингвокультурологический аспект [Гордеева].

Теоретические аспекты субъекта текста

О.И. Кулько, М.В. Косова. Субъект документного текста: семантика и способы представления (не ред.)

Современные исследования позволяют утверждать, что субъект текста так или иначе отображает в тексте не только интересующую его тему, но и самого себя. Всякое высказывание, микротекст и текст можно рассматривать как выражение определенной позиции их автора по отношению к другим лицам и событиям.

Документный текст, как и любой другой, отражает личность своего создателя и поэтому содержит разные признаки, характеризующие «сферу субъекта текста». Вслед за Н.С. Ковалевым под этим термином мы понимаем свойство текста эксплицировать присутствие самого субъекта и его отношение к действительности.

Содержание сферы субъекта документного текста раскрывается путем анализа статусных характеристик, оценок и интенций его создателя. Совокупность этих признаков составляет смысловую структуру текста, отражающую место создателя текста в социуме и его взгляд на происходящее.

Социальные характеристики автора значимы для документного текста, так как именно статус субъекта текста, а не его личные предпочтения, во многом определяет систему оценок реалий действительности и, как следствие, интенцию, направленную на адресата. Это часто понимают участники официальноделовой коммуникации, впоследствии оценивающие и объясняющие поведение (в том числе и коммуникативное) партнера, находящегося выше в организационной иерархии (ему по статусу / по рангу положено; должность такая; кресло под ним шатается).

Важным при исследовании сферы субъекта документного текста является то, что документ, составленный одним лицом, – редкость в деловой практике. В продуцировании документа участвуют обычно несколько человек: исполнитель, непосредственно работающий над текстом документа, редактор,

производящий правку уже составленного текста, а также руководитель, визирующий и/или подписывающий документ, тем самым берущий на себя ответственность и, следовательно, становящийся соавтором. Все эти субъекты отражаются в тексте, однако точную долю участия каждого из них в создании документа установить практически невозможно.

Система ценностей субъекта текста проявляется в единицах категории оценки.

А.А. Ивин отмечает, что вещи и события, окружающие человека, небезразличны для него: они могут удовлетворять его потребности и поэтому иметь положительное или отрицательное значение [3]. В этом случае говорят о внешней, или рациональной, оценке.

Большая группа оценок имеет в качестве своего основания некоторое чувство или ощущение. Характерным примером оценки такого вида является оценка «я люблю это», «этот предмет хорош, поскольку он доставляет мне удовольствие». Данный вид оценки А.А. Ивин называет внутренней оценкой, другие ученые –эмоциональной оценкой. Так, Т.В. Матвеева,разграничивая эмоционально-экспрессивную и рациональную оценку, выделяет текстовые категории тональности и оценочности. Тональность – «это текстовая категория, в которой находит отражение психологическая установка автора текста» [6, с. 27]. Оценочность «отражает авторское представление о положительном или отрицательном содержании описываемого явления и положительном или отрицательном отношении к адресату речи на основе логической дихотомии “хорошо – плохо”» [там же, с. 28]. Эти категории, по словам исследователя, могут рассматриваться как частные категории по отношению к родовой для них категории текстовой модальности.

Семантика оценки, особенно внутренней,редко эксплицируется в документном тексте,что позволяет исследователям говорить о его безоценочности, однако субъект документного текста, основываясь на дихотомии «хорошо – плохо», закрепляет норму как положи-

тельный полюс данного противопоставления.

Таким образом языковые единицы, не имеющие в структуре лексического значения оценочных сем, получают положительную семантику, а документный текст приобретает признаки оценочности.

Интенция – коммуникативное намерение –формируется в мышлении автора до порождения текста, на этапе его планирования. Деятельность субъекта по созданию текста, как и любой другой вид деятельности, имеет три этапа: мотивационный, целевой и исполнительный. На

первом этапе субъект текста определяет, почему он должен создать текст, на втором этапе –зачем, с какой целью текст создается, на третьем осуществляется деятельность по реализации цели. А.А. Леонтьев пишет, что деятельность «рождается из потребности. Далее, используя социальные средства, знаки, мы планируем деятельность, ставя ее конечную цель и намечая средства ее осуществления. Наконец мы осуществляем ее, достигая намеченной цели. Единичный акт деятельности... начинается мотивом и планом и завершается результатом, достижением намеченной вначале цели; в середине же лежит динамическая система конкретных действий и операций, направленных на это осуществление»

Интенциональность названа Р.-А. де Бограндом и В.У. Дресслером одной из конститутивных текстовых категорий. Она характеризует установку адресанта, который хочет образовать связный (когезивный) и целостный (когерентный) текст, чтобы осуществить свои намерения по распространению знания или достижению указанной в плане цели. В более широком смысле слова интенциональность определяет все средства, которые применяют производители текста, чтобы проследить и реализовать в тексте свои замыслы

2. Методология анализа  источника

Классификация методик отечественных авторов

Классификация методик зарубежных авторов

Сравнительная характеристика существующих методик

Разработка методологии анализа для ВКР

  1.  Структура грамоты как делового документа

Структура грамоты как делового документа

  1.  Лингвистические (синтаксис, лексика, морфология) стилистические особенности документа, диалектизмы

Описание памятника

Морфологические особенности

Лексические особенности

Тематические группы

Метрологические, земли,

Антропонимика – имена и фамилии

Стилистические элементы

Народно-разговорная речь,

  1.  Аспекты описания ЯЛ:

Когнитивный

Социопсихолингвистический

Лингвориторический

Прагмалингвистический

Социолингвистический. Он включает характеристику Я-сознания личности. Направленность Я-сознания рассматривается в связи с двумя оппозициями: объектностью-субъектностью и толерантностью-нетолерантностью.

Аспектное описание языковой картины мира

Когнитивный

Социопсихолингвистический

Лингвориторический

Прагмалингвистический

Социолингвистический.

  1.  концепты

Доминирующие архетипы (вселенской матери, отца, огонь, вода. Воздуха, земли, табу) – что-то взять из Кафки.+словари.

Религиозные (Богоматерь, Христос, церковь)

Социальные (отношения

Индивидуальные 

  1.  Существует множество классификаций моделей порождения текста. Их авторы вслед за Н.И. Жинкиным признают, что порождение текста начинается с зарождения замысла целого текста и предстает как его развертывание.
  2.  Зарождению предшествует мотив, который формирует в нашем языковом сознании. Мотив – это начальный импульс, который запускает весь сложный аппарат речемыслительной деятельности. Мотив, как правило включает в более или менее осознанной форме информацию в виде замысла (плана) текста, т.е. представление о том, что именно следует изложить в будущем тексте и кому этот текст предназначен.
  3.  С понятием «замысел» соотносима психологическая категория «концепт». Концепт текста, согласно Красных,  это глубинный смысл, изначально максимально и абсолютно свернутая смысловая структура текста, являющаяся воплощением мотива, интенций автора, приведших к порождению текста».

Мотив и концепт, являясь отправной точкой для порождения текста, зарождаются значительно раньше непосредственного порождения текста.

  1.  Первым этапом собственно порождения текста является внутреннее программирование высказывания. Это еще не внутренняя речь, а программа содержательного ядра будущего высказывания. Кодом внутреннего программирования является «предметно-схемный» или «универсально-предметный код» УПК. УПК – это субъективный, неосознаваемый человеком язык, он функционирует на стыке речи и интеллекта. Эта первичная запись содержания речевого произведения носит еще характер предельно сжатого конспекта
  2.  Далее формирование текста носит имеет характер разворачивания ядерного замысла в целостный и связный текст. На этом этапе  большую роль играет отбор языков средств в соответствии с замыслом автора и «типом» (речевой культурой) реципиента. Настрой на определенный тип ситуации стимулирует выбор синтаксических конструкций, входящих в высказывание. Затем уже происходит заполнение синтаксической структуры определенной лексикой.

Теория актуального членения – деление на тему и рему.

??? какие синтаксические конструкции были наиболее используемы в тот период? Делового языка, церковно-молитвенный, язык Библии, разговорный язык. Влияние книжных канонов и живой разговорной речи на структуру, стиль высказывания, включения\невключения отдельных элементов. Чего по правилам хорошего тона следовало избегать, для выражения каких реалий не было формулировок, какие табу были и сохранились в русском языке до сих пор???

3. Фрагменты языковой картины мира писца в духовных XVII – XVIII

Описание памятника

Фрагменты ЯКМ

Особенности женской ЯКМ

2.1. Общая характеристика источников исследования XVII века

 

Духовные XVII в.  отражают как формулярную структуру, так и орфографические особенности деловых текстов XVII в. Здесь мы видим сокращенные написания некоторых слов: Бдцы, гсдрва, днгь, дрвня, крстьянин, снъ, члвкъ, разные варианты передачи одних и тех же звуков (посадскои – посацкому). Отражается нестабильный характер орфографии делового письма, невысокий уровень образованности тогдашних писцов. Не смотря на высокий процент образованных людей в целом на Севере, многие писцы имели начальный уровень грамотности, поскольку обучались по азбукам-прописям, где содержались образцы деловых документов.

В документах видны следы Новгородского влияния как в орфорграфии (Вологоцкой), так и в формуляре духовной.

2.1.2. Духовная Федосьи Меркурьевой 1677 года   

Текст духовной грамоты XVII в., опубликованный в пособии «Деловая письменность Вологодского края XVII – XVIII  вв. Учебное пособие для студентов филологических факультетов пединститутов и университетов» – это  рукописный памятник русского Севера XVII в. делового содержания. Текст напечатан по рукописи, хранившейся в Череповецком краеведческом музее.  Духовная является памятником письменности Белозерского уезда Вологодского края. Незначительная часть документа утрачена, что делает затруднительным раскрытие полного смысла предложения «хто будет станет ее поитником тот с неи хлеб…».

Данный текст представляет собой повеление, адресованное брату составительницы Фёдору  и мужу  Ивану Меркурьеву, распорядиться относительно имущества завещательницы, а также подробные указания по устроению судьбы её дочери.

Духовная грамота содержит все реквизиты, надлежащие документу данного типа, что на синтаксическом уровне языка представлено семантическими и фразовыми единствами. А именно:

1. Традиционный зачин «Во имя отца i сна i стаго дха Се яз раба бжия θедосия пишу сие изустную дхвную память в болезнҌ будучи при смерте целым умом своим и разумом…»

«Богословие» в начале духовной грамоты было обязательным атрибутом, что говорит об интеграции религии во все сферы жизни человека той эпохи. Далее идет указание имени завещательницы. Мы видим традиционное для женщин указание только имени без отчества, свойственного мужским духовным. Второй элемент второй клаузулы духовной показывает, что духовная составлялись непосредственно перед смертью автора завещания.

«Се яз раба бжия θедосия пишу сие изустную дхвную память в болезнҌ будучи при смерте целым умом своим и разумом отходя сего свҌту»

Использованы такие стандартные формулы, как «пишу сие изустную дхвную память в болезнҌ», «будучи при смерте», «целым умом своим», «отходя сего свҌту». Заверение в осознанности совершаемого действия как элемент жанра сохранился до наших дней и является необходимым атрибутом для вступления завещания в юридическую силу.

2. Диспозитивная клаузула документа содержит распоряжения завещательницы относительно долгов, имущества и решения судьбы ее дочери и племянницы. Интересно, что эти два человека как бы включаются в список того, что нажила за свою жизнь завещательница. В духовной нет указаний относительно земельных владений. Вероятно, что автору не принадлежала земля, либо всем владел ее муж. Она поименно указывает своих должников:

«на Никите Моисееве и на брате ево Еθреме дватцат с полугривном да по гозяинҌ1 моем бывшем Клементе и мнҌ тож племянник Перфиреи Родионовъ нанем двҌ гривны да на Родионове ж сынҌ на Алксие пят алтн»

В конце диспозитивной клаузулы духовной, завещательница назначает душеприказчика:

«и будет после меня Родион возметъ племянницу свою к себҌ поить и кормить а мою дочь Иришку и ему Родиону з дочерью моеи взять у мужа моего у Ивана Меркурьева корова з дочерью моеи где будет жит да три четверика ячмени не в болшую меру…».

Причина, по которой назначен именно упомянутый Родион, доподлинно неизвестна, как и то, является ли он ближним  или дальним родственником. Но то, что она завещает забрать Родиону его племянницу и дочь завещательницы Иришку говорит о их близких родственных или соседских отношениях.

3. Удостоверительная часть духовных включает: имена духовника, свидетелей и лица, писавшего документ.

«а у дхвные седели отецъ дхвнои священникъ Моисеи да патриарши ж отчины Изот Семенов да Михаило Несторов… а дхвную память писал Чюцкие кулиги рождества бдцы поп Акинθъ»

4. Дата духовной. Она прописана буквенными обозначениями цифр.

Документ содержит сокращения, выносные буквы.

Анализируя графическое оформление текста, можно заметить, что используются такие буквенные символы, как і, Ҍ, θ. Причём характерно чередование θ и Ф, например:  «в том я θедося», «а отдат мнҌ Федосье».  

На лексическом уровне

гозяинҌ – хозяин, она так говорит о бывшем муже

гривны, алтн

четверик, да четверть ржы

не в болшую меру

поитником

Топонимы

«дрвни Носовсково» – вероятно, близлежащая деревня. Ее упоминание раскрывает крестьянское происхождение завещательницы и указывает на место проживания.

«Чюцкие кулиги рождества бдцы» Возможно, чудские, относящиеся к Чудскому озеру. Кулига  клин земли, полоса, загон, участок не вошедший в тягловой надел; В вят. кулига иногда значит починок, выселок или деревня в лесу. Кулижное, починковое хозяйство осо6. известно в сев.-вост. губ. [Даль] Вероятно, это указание на местность, где находился приход или монастырь попа Акинфа.

Антропонимы

Всех фигурирующих лиц можно разделить на три группы – сама завещательница, мирские люди и священники.

Θедосия – указано имя завещательницы по святцам. Оно заявляется лишь в формульных фразах.

Все люди указываются по их степени родства с кем-либо, в том числе и с завещательницей. Т.о. окружающее человеческое общество видится как община, где все связаны кровными отношениями.

«брату своему родному Θедору и мужу моему Ивану Меркурьеву»

«на Никите Моисееве и на брате ево Еθреме»

да по гозяинҌ моем бывшем Клементе

племянник Перфиреи Родионовъ

да на Родионове ж сынҌ на Алксие

мою дочь Иришку – указание неполного имени указывает на малый возраст, зависимое положение, родственные связи, близкую эмоциональную связь с завещательницей.

Священники указываются в заключительной клаузуле.

отецъ дхвнои священникъ Моисеи

да патриарши ж отчины Изот Семенов да Михаило Несторов – пренебрежительное отношение формируется за счет выбора просторечной формы имени Михаил.

поп Акинθъ – до 1755—1760 годов слово было общепринятым и официальным званием.

Завещательница не указывает своих кредиторов, но только должников. Может быть, что она не делала долгов при жизни. Так или иначе, данный факт отражает односторонность восприятия окружающих людей – ей все должны, а она никому не должна. Это то, что в современном мире называется «потребительским поведением».

2.2. Общая характеристика источников исследования  XVIII в.

Духовная XVIII в. отражают изменения как в структуре, так и орфографии духовных. Петровская эпоха сделала своё дело – мастерство чиновников от церкви, а не просто писцов многократно возросло. Мы видим более устойчивую орфографию, клише делового оборота («а имянно»), унификацию написания ъ и ь. По-прежнему сохраняются титла, выносные буквы. Описания стали более сложными и пространными, на что, возможно, оказала влияние мода на барочный стиль.

2.2.1. Духовная Пелагеи Тяпрингиной 1732 года

Текст духовной XVIII в. «Николо-Корельский монастырь; Копия духовного завещания  Тепринина 1732 г. на 8 листах» напечатан по рукописи, которая находится в Государственном архиве Архангельской области (ГААО). Это памятник русского Севера XVIII в. частного делового содержания.

Духовная грамота содержит все реквизиты, надлежащие документу данного типа, что на синтаксическом уровне языка представлено семантическими и фразовыми единствами. А именно:

1. Традиционный зачин «Во_имя О︡ца И︡сна И︡стаго Д︡ха Аминь; Домγ Преос︡щеннаго Германа Архиеп︡скпа  Архангелогоро(д)цкаго И_хо(л)могорскаго Бывшаго сына Боярскаго Ивана Михаилова Сына Тяпрингина, Жена ево вдова Пелагїа Василиева дочь лежала в_болҌзни ево еи вцелом И_в_совершенномъ своемь РазγмҌ, …»

Его особенностью является то, что в нём автор духовной, Пелагея Васильевна указана в третьем лице. Далее следует резкий перебой на написание от первого лица:

«Поωставшеи По_смерти ωнωго, - мγжа моего Ивана Дγховнои по_которои все мнҌ ввҌрилъ»

Возможно, это произошло при переписке, когда священнослужителями делалась копия.

Имя завещательницы («Жена ево вдова Пелагїа Василиева дочь…») написано с отчеством, что нетипично для женских духовных, а характерно скорее для мужских.  Возможно, исключение было сделано ввиду высокого уважения к ней и её большой состоятельности. Кроме того мы видим, что духовная составлялись, когда завещательница «лежала в_болҌзни», т.е.  непосредственно перед смертью автора завещания.

2. Диспозитивная клаузула документа содержит распоряжения завещательницы относительно имущества и о соблюдении посмертных обрядов.

В её завещании сбивается последовательность, в которой выстраивался список нажитого добра. Логический ряд выстраивается как дом-образы-посуда-вотчины-заводы-скот-кони затем новый дом и образа, заканчивается всё перечислением одежды. Спустя два года было сделано дополнение с описанием двора в Курцевском Посаде.

В начале диспозитивной клаузулы духовной мы  видим фразу, где завещательница назначает душеприказчиком своего духовника, а чтобы избежать хищения ему в помощь назначает свою мать.

«Оцγ Nашемγ д︠ховномγ ХомогорскѠи введенскои Ц︠︡ркви сщенникγ  стеΘану, да_матери моея Еvдокiи Михаиловнъ Куклинои да_к_нимь же для лутчаго присмотренїя  И_утверженїя j_свидҌте(л)ства,  не_было по_прежнеи И_по_ωнои нашеи духовнои какого похищенїя И_о(т)правлено бы было по_нашему завҍщанїю, И_по_душамь нашимь впомяновенїе, J_в_ро(з)дачю в_сорωкоустїе»

В конце диспозитивной клаузулы духовной ограничительная фраза о сестре мужа и её супруге:

«И_бо(л)ши Имъ Ната(л)е Имужу ея Аθана(с)ю в_вышеписаннои Пожитокъ ни_во_што не_вступатца И_дъла нҌть».

3. Удостоверительная часть духовных включает: имена духовника, свидетелей и лица, писавшего документ.  

В первоначальном варианте духовной указан только один писавший его дьякон. После припискиспустя два года указываются ещё три лица.

Дата духовной.

Она прописана цифрами в понятной для современного читателя форме. Указаны 3 даты:

2 апреля 1732 года – это дата составления,

16 января 1734 года – дата переписи имущества на дворе в Курцевском Посаде,

20 мая 1734 – дата снятой копии по запросу Еремея Евстафиева.

Такое внимание к духовной может объясняться возникшими спорами и тяжбами между наследниками.

Документ содержит сокращения, выносные буквы. Видны черты новгородского говора, т.н. цоканье (Прокопъевицю).

В числе особенностей данного документа следует указать тот  факт, что духовная воспринималась как завещание мужа Пелагеи Тяпрингиной. В Архангельском государственном архиве эта духовная также зарегистрирована как написанная мужчиной «Духовная Тяпрингина 1732 года». Вероятно, это связано с тем, что она во многих пунктах повторяет волеизъявление мужа завещательницы. Почву для подобного вывода дает сравнительное упоминание прежней и новой духовных.

«да_к_нимь же для лутчаго присмотренїя  И_утверженїя j_свидҌте(л)ства,  не_было по_прежнеи И_по_ωнои нашеи духовнои какого похищенїя И_о(т)правлено бы было по_нашему завҍщанїю, И_по_душамь нашимь впомяновенїе»

В приведенном отрывке содержится опасение завещательницы, что могут быть покражи из завещаемых вещей. Причина доподлинно неизвестна и на сей счет возмыжны лишь догадки и домыслы. Но основные версии сводятся к отношениям завещательницы с её кругом общения. Поскольку в тексте завещания нет указаний на детей (а они были и являются по сей день наследниками первой очереди), можно сделать вывод, что семейная пара Тяпрингиных была бездетна. Отсюда имущество распределяется между родственниками, знакомыми, церквями и монастырями. Такое распределение довольно субъективно и весьма спорно, что, видимо, осознавалось автором духовной.

2.3. Фрагменты языковой картины мира писца (на примере лингвокультурологического источника - “Духовная Пелагеи Тяпрингиной 1732 года”)

Субъект текста – Пелагея Тяпрингина – предстает как довольно образованная женщина с устоявшейся системой ценностей и оценок. В ее восприятии мира соединяются мощный духовно-религиозный пласт представлений о мире с совершенно конкретными практическими взглядами. То есть здесь явственно прослеживается оппозиция «душа – тело». Второй комплекс условно можно разделить на социальные и экономические (или документарные) составляющие. Приведем примеры для каждого утверждения.

«на_хо(л)могора(х) в_домъ спасителевъ впе(р)вопресто(л)ную Црковь Б︡︠го лъпнаго Преображенїя Г︡дня обра(з) спасителевь на_ωкладу вҌнець И_Цата сре(б)ряная кованая, обра(з) Престыя Бцы Грузи(н)скїя риза сребряная кованая, обра(з) всҌскорбящи(х) радостеи риза сребряная кованая,»

«Ибо(л)ши Имъ Ната(л)е Имужу ея Аθана(с)ю ввышеписаннои Пожитокъ нивошто невступатца Идъла нҌть»

«ещеже вустьянски(х) нико(л)скои волости наГремучемь ручью Имъется деревня Jвинокурные заводы Имълницы совсъмь Хоромнымь строенїемъ кромъ тҍ(х) По(л)цей jccънны(х) покосовъ, которые роспаханы про(з)чищены устьянцом  θедоромъ Jвановы(м) врачевы(м) Иω(т)дать вовладҌнїе вБогословскои М︡︠нтрь»

Таким образом, можно говорить о полиглоссности речи субъекта текста, связанной с усвоением норм речевого поведения, которые обеспечивают исполнение социальных ролей православной христианки, представительницы местного социума и участницы аграрных деловых кругов. Впрочем, последнее утверждение довольно условно, поскольку гораздо более значительную роль в структуре языковой личности играют модели, описывающие женское поведение. Так, большее внимание уделено родственным связям, «дележу» и описанию одежды, в то время как вопрос управления заводами и полями совершенно не оговаривается.

Мир, описание полей и окружающих местностей

Окружающий мир не складывается  как взаимосвязанная, последовательная территориальная целостность, но выглядит скорее как совокупность отдельных поселений. В тексте духовной они упоминаются в связи с расположением домов и вотчин завещательницы. Согласно перечисленным местностям, можно предположить, что в основе её представлений о мире лежит местность от Холмогорского района до Соломбалы.

Важным для описания имущества завещательница считает указание урожайности полей:

«Поле Близ  Алексїа Коржавина двора съется напримъръ двъ мъры жита».

Т.е. природа видится, во-первых, как плодотворная, родящая урожай, а во-вторых, как источник обогащения. Кроме того, это указывает на то, что завещательница сама ведет записи и разбирается в положении дел и в сельскохозяйственном обороте.

Церкви, церковное убранство и иконы

Концепт дома

Большое место в описании дома имеют окна, двери. Описанию комнат и подсобных помещений с их окнами, окончинами, дверьми на крючьях и с крючками посвящены последние страницы завещания. Но, как указывалось выше, это приписки, относящиеся к более позднему времени и не характеризующие Пелагею Тяпрингину.

Печь являлась неотъемлемым атрибутом крестьянского дома. Это внеязыковая действительность и прежде всего элемент материальной культуры русского народа, компонент его картины мира. Печь была центром русской избы, символом уюта и покоя, символом всего дома.

Противо тои горницы другая го(р)ница новая бе(з) печи

черная И(з)ба во(д)нои связи спечью

Вчернои и(з)бҌ упечи засло(н)

чюлана втҍхже сҍнях Поварня внеи оча(г) кир(п)ичнои

Пожелҍзо(м) печь Бҍлая круглая давтоиже горницы дъи ствусъ натре(х) дцка(х) штилистовои съца(р)скими вънцами,упечи заслонъ желҍ(з)нои;

Концепт одежды

Одежде как части вещного мира уделена большая часть текста завещания. Данная особенность кардинально отличает  Духовную Тяпрингиной  от рассмотренных выше грамот.  Этот факт возможно объяснить реалиями петровской эпохи, когда человек оценивался по его одежде, способности соответствовать моде и этикету. Тут важна театрализация жизни. Раздавая в завещании одежду своим знакомым, автор как бы раздаёт роли. Описывая свою одежду, она  описывает каждую вещь в отдельности, как бы примеривая её.

«А_платье мужа моего и_мое которое нынҌ есть в_домъ нашемь, а_имяннω,

Шуба суконная лазоревои цвҌ(т) Испо(д) песцовои,

шуба немецкая зеленая jспо(д) лапчатои соболеи

кавтань суконнои немецкои бҌлои, ω(д)но полука(в)танье камчатое с_пугвицами сребрянными,

женское платье кунтышь чернои штоθянои Испо(д) кунеи, цена ему пятьдесять рублевь»

Подобное отношение к вещам не характерно для людей, писавших духовные XVIIв. Отсюда мы видим, что точка отсчета ценностей смещается с семьи, семейных ценностей и проблем на личность и ее  презентацию в мире.

Отношения с другими людьми и священнослужителями

Имплицитно мы можем вывести факт того, что детей у Пелагеи Васильевны не было, а завещает имущество все она родственникам, монастырям, церквям и священникам.

Ниже опишем взаимоотношения с ними.

В системе отношений с родственниками, для субъекта более важны кровно-родственные отношения в сравнении с гендерными (полом). Так в ниже приведенном отрывке последовательность по мере удаления родства: мать, сестра мужа, её супруг. «а_рубашки же(н)скїе и_портна и_платки Или иное платье все ко(л)ки есть И_чего налице яви(т)ца И_ωное все взять Еи_же матери своеи Еvдокiи; да_престарҌлоя  дъвицы θедоры васи(л)иевои кωторя многїя Годы живеть в_домъ нашемъ на_хо(л)могора(х)  за_тру(д) ея ω(т)дать хлҌба ржи Дватцать мҌрь, да_платье которое еи шито

Еще_(же) о(т)дано сестрҌ мужа моего Наталье МихайловнҌ обра(з) Престыя Б(д)цы окла(д) и_цата сребрянная. Да_платья полушубокъ ω(т)ласнωи с_позументомъ Юпа ω(т)ласная с_позуме(н)то(м)_же

Да_мужу ея Прокопью Аθана(с)еву ω(т)дана япа(н)чя синяя суконная Испо(д) во(л)чеи, да_лоша(д) ковурая за_которую дано было пятнатцать рубле(в); И_бо(л)ши Имъ Ната(л)е Имужу ея Аθана(с)ю в_вышеписаннои Пожитокъ ни_во_што не_вступатца И_дъла нҌть»

Это может указывать на эгоцентрическое восприятие мира. Также можно отметить первостепенное упоминание женщины. Это характеризует отношение к мужчине. Он всего лишь женин муж. Т.е. в языковой картине мира семья видится с женской доминантой.

Отношение к должникам видится из следующего фрагмента.

Прес︠︡тыя Б︠︡цы, да_еще ω(т)правляю в_ро(з)дачю нищимъ двъсти рублевъ денегъ, А_по_кабаламъ до(л)ги И_По_росписямъ всякаго чина налъде(х) выбира(т) А_ежели доброво(л)но  плати(т) не_будуть Пото(м) на_ни(х) не_бить чело(м) И_ω(т)давать на_и(х) души

Говоря современным языком, при неуплате долга она приказала подавать на них в суд.

Мать упоминается в тексте 4 раза. Упоминание происходит по-разному.

«да_матери моея Еvдокiи Михаиловнъ Куклинои да_к_нимь же для лутчаго присмотренїя  И_утверженїя j_свидҌте(л)ства»

«По_кабаламь И_По_росписка(м) То_збирать осо(б)ливω Еи матери моеи Еvдокїи МихаиловнҌ куклинои: за_ея до(л)гъ которои бы(л) на_муже моемъ Иванъ Михаиловъ»

«Еще_же И(с)_платя своего о(т)дала матери своеи Евдокiи Михаилоне за_до(л)говые денги за_тритцать за_пя(т) рублевь, Юпу ω(т)ласную полосатую цве(т)ную полушубокъ штоθянои цвҌтнои, и_с_пузуме(н)то(м) да_по(д)капокъ кунеи, шапку соболью, верхъ ба(р)хатнои которая сомняшла, а_рубашки же(н)скїе и_портна и_платки Или иное платье все ко(л)ки есть И_чего налице яви(т)ца И_ωное все взять Еи_же матери своеи Еvдокiи»

Т.е. ей оказывается полное доверие в плане надзора за выполнением духовной. Ей отдаются права на сбор долгов и завещается одежда. Из текста видно, что она помогала своей дочери деньгами. Т.е. в разрезе представлений о мире, мать вытупает первейшей опорой и помощницей.

Концепт одежды

Одежде как части вещного мира уделена большая часть текста завещания. Данная особенность кардинально отличает  Духовную Тяпрингиной  от рассмотренных выше грамот.  Этот факт возможно объяснить реалиями петровской эпохи, когда человек оценивался по его одежде, способности соответствовать моде и этикету. Тут важна театрализация жизни. Раздавая в завещании одежду своим знакомым, автор как бы раздаёт роли. Описывая свою одежду, она  описывает каждую вещь в отдельности, как бы примеривая её.

А_платье мужа моего и_мое которое нынҌ есть в_домъ нашемь, а_имяннω,

Шуба суконная лазоревои цвҌ(т) Испо(д) песцовои,

шуба немецкая зеленая jспо(д) лапчатои соболеи

кавтань суконнои немецкои бҌлои, ω(д)но полука(в)танье камчатое с_пугвицами сребрянными,

женское платье кунтышь чернои штоθянои Испо(д) кунеи, цена ему пятьдесять рублевь

япанамечка по(д)черня таθтя испо(д) лисеи, два полушу(б)ка Исподы куньи на_ω(д)номь камни цвъ(т) кропивнои, на(д)ругомь штовца цвҌтная, полушубокь  да_юпа черная штоθяная,

Еще_же И(с)_платя своего о(т)дала матери своеи Евдокiи Михаиловне за_до(л)говые денги за_тритцать за_пя(т) рублевь, Юпу ω(т)ласную полосатую цве(т)ную

полушубокъ штоθянои цвҌтнои, и_с_пузуме(н)то(м)

да_по(д)капокъ кунеи,

шапку соболью, верхъ ба(р)хатнои которая сомняшла,

Подобное отношение к вещам не характерно для людей, писавших духовные XVIIв. Отсюда мы видим, что точка отсчета ценностей смещается с семьи, семейных ценностей и проблем на личность и ее  презентацию в мире.

а_рубашки же(н)скїе и_портна и_платки Или иное платье все ко(л)ки есть И_чего налице яви(т)ца И_ωное все взять Еи_же матери своеи Еvдокiи; да_престарҌлоя  дъвицы θедоры васи(л)иевои кωторя многїя Годы живеть в_домъ нашемъ на_хо(л)могора(х)  за_тру(д) ея ω(т)дать хлҌба ржи Дватцать мҌрь, да_платье которое еи шито

Еще_(же) о(т)дано сестрҌ мужа моего Наталье МихайловнҌ обра(з) Престыя Б(д)цы окла(д) и_цата сребрянная. Да_платья полушубокъ ω(т)ласнωи с_позументомъ Юпа ω(т)ласная с_позуме(н)то(м)_же

Да_мужу ея Прокопью Аθана(с)еву ω(т)дана япа(н)чя синяя суконная Испо(д) во(л)чеи, да_лоша(д) ковурая за_которую дано было пятнатцать рубле(в); И_бо(л)ши Имъ Ната(л)е Имужу ея Аθана(с)ю в_вышеписаннои Пожитокъ ни_во_што не_вступатца И_дъла нҌть.

женский вариант поморской якм

Морозова О.Е. Инвариантное и вариантное в языковой картине мира поморов

Национальная языковая картина мира является общенациональным инвариантом языковой картины мира, при этом в качестве вариантов существуют языковые картины мира, связанные с региональными и социальными вариантами языка. 

Своеобразие поморской культуры обусловлено географическими, социальными и историческими факторами. Суровая и величественная природа, близость Северного Ледовитого океана, отсутствие крепостного права формировали человека мужественного, несуетного, свободолюбивого, стремившегося жить достойно, чуткого к красоте во всех её проявлениях, в том числе и на уровне слова. Общепризнанным является тезис о том, что на Русском Севере, в Поморье, существовала особая словесная культура, принято говорить о тайне уникального поморского слова. Поморье известно как сокровищница устного народного творчества, своеобразие «поморской говори» было связано и с широким распространением книжной культуры на Русском Севере, любовью к знаниям, культивировавшимся во многих поморских семьях. Поморская речь была немногословной, но очень точной и меткой. Имелся у поморов и свой риторический идеал.

Вода. Определение из словаря. Река, море, океан. Святая вода, поток мыслей и сознания. Народные песни, поговорки, стихи Ломоносова и Рубцова, Коковин и др. малоизвестные писатели. Сравнение значений с общероссийской ЯКМ  1. Время 2. Движение 3. Пространство 4. Мужское и женское начала. Архетипы. 5. Жизнь-смерть

О.Е. Морозова Поморский риторический идеал// Экология культуры и языка: проблемы и перспективы: Сборник научных докладов и статей международной научной конференции/ сост. Т.В. Винниченко, Т.В. Петрова. – Архангельск: КИРА, 2006. – 432 с. – с. 128-131

Любование словом

Уважение по отношению к собеседнику

Справедливость по отношению к собеседнику, недопустимость плохих речей о третьих лицах

Правдивость передаваемой информации

Богатство речи. Ее многофункциональность

Запрет на сквернословие

Простота, естественность речи

Немногословие, осуждение пустословия

Точность и лаконизм.

Под языковой личностью,

во-первых, понимается отдельный человек со своим характером, интересами, социальными и психологическими предпочтениями и особенностями в использовании языка;

во вторых, - типовой представитель данной языковой общности (группы, класса, нации),

в-третьих, языковая личность – это человек как особый биологический вид, представитель человеческого рода, неотъемлемым свойством которого является использование знаковых систем и, прежде всего, естественного языка, человек, имеющий речевую способность, умеющий порождать и понимать тексты – homolocuens.

Аспекты описания ЯЛ:

Когнитивный

В языке отражаются зрительная, слуховая и когнитивная картины мира

КМ

Пелагея Тяпрингина

Федосья Меркурьева

Зрительная

Слуховая

Когнитивная

Социопсихолингвистический

Попробуем сделать анализ социопсихолингвистического аспекта описания ЯЛ Пелагеи Тяпрингиной в рассмотрении отношений Человек – Человек. Духовная представляет ряд имен родственников и репрезентует различные модели формирования отношений с ними.

Таблица – Родственные отношения

Степень

родства

Пелагея Тяпрингина

Федосья Меркурьева

Пелагїа Василиева дочь Тяпрингина

Θедосия Меркурьева

Муж

Бывшаго сына боярскаго Ивана Михайлова сына Тяпрингина

- Иван Меркурьев

- по гозяинҍ бывшем Клементе

Брат

Θедор

Мать

Еvдокїи Михайловнҍ Куклиной

Дочь

Иришка

Сестры мужа

Парасковьи Матвьевны,

Наталье Михайловнҍ

Сестра и крестница

Сестра и крестница Анисья

Племянники

Аɵанасий Прокопъевицю Попову

- Перфиреи Родионовъ

- Родионов сын Алксий

Прочие домочадцы

Престарҍлоя дьвицы Θедоры

Прочие

Родион

1) По наличию или отсутствию в тексте отчеств, можно предположить

- о социальной роли завещательниц;

- о соблюдении неких правил написания духовных.

Как видно из таблицы, в случае духовной Пелагеи Тяпрингиной членов ы семьи названы с использованием имени и отчества, что может говорить как об особом уважении к происхождению, так и о соблюдении правил этикета.

В результате административной реформы появились новые правила написания официально- деловых бумаг и более строгий контроль за их соблюдением. Поскольку Пелагея Тяпрингина принадлежала к более образованному сословию, возникала необходимость соблюдать как эти правила, так и нормы этикетного обращения.

Титул «бывший сын боярский», вероятно, связан с тем, что в период правления ПетраI Алексеевича боярские звания были отменены. Но при том осталось имущество и общественный вес, что повлекло добавление в титул слова «бывший». Иван Михайлович, муж Пелагеи, назван не «бывший боярин», а «бывший сын боярский». Это семейное самоопределение указывает на то, что они видели себя не «боярами», не «господами» в смысле обладания полной властью, но лишь наследниками бояр.  

2) Брачные отношения мужа и жены  в духовной Тяпрингиной не маркированы словом «гозяин». Отсюда можно сделать вывод, что женщина обладала большей автономией, большими правами и обязанностями, а значит, и большей самоидентификацией.

3) В тексте духовной Меркурьевой можно отметить единоначалие имен сестры и брата (Θедосия и Θедор). Это может быть, с одной стороны, случайный факт, связанный с выбором имени ребенка по святцам. С другой стороны, в северных крестьянских семьях существовала традиция наследования имен, что обеспечивало связь поколений. В тексте духовной Тяпрингиной ни единоначалия, ни наследования не наблюдается.

4) У родственниц по мужу не совпадают отчества. Это говорит о возможности описки.

5)  Из таблицы видно, что существует различие в продуцировании отчества. Так Пелагея Тяпрингина именует своих родственников, за исключением себя и мужа, образуя отчество при по мощи суффиксов –овн, -евич. В то же время Федосья Меркурьева формирует отчества исключительно с применением слова «сын». Выдвинем гипотезу о различии в образовании отчеств у знатных и незнатных сословий.

Таким образом, родственные связи Тяпрингиной богаче и сложнее.

Лингвориторический

Прагмалингвистический

Социолингвистический. Он включает характеристику Я-сознания личности. Направленность Я-сознания рассматривается в связи с двумя оппозициями: объектностью-субъектностью и толерантностью-нетолерантностью.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Источники

1. Государственный архив Архангельской области (ГААО) «Николо-Корельский монастырь; Копия духовного завещания  Тепрингина 1732 г. на 8 листах»

2. Деловая письменность Вологодского края XVII – XVIII вв. Вологда 1979.108 с.

Литература

1. Андреев В.Ф. «Новгородский частный акт 12 - 15 веков»: Монография/ Духовные// В.Ф. Андреев; рец.: Г. В. Абрамович, А. И. Копанев. –  Издательство «Наука», 1986. [Электронный ресурс] (http://www.bibliotekar.ru/rusNovgAkt/10.htm)

2. Архангельский Север в документах истории ( с древнейших времен до 1917 года). Хрестоматия/ Общ. ред. А.А. Куратова. – Архангельск, 2004. – 440 с: ил.

3. Бахтин М. М. Проблема речевых жанров// Бахтин М.М. Собр. соч. – М.: Русские словари, 1996. – Т.5: Рабо-ты 1940-1960 гг. – С.159-206. (http://philologos.narod.ru/bakhtin/bakh_genre.htm#t56 на 02.12.2011)

4. Даль В. И. Толковый словарь живаго великорускаго языка. [Электронный ресурс] (http://slovardalya.ru)

5. Гордеева М. Н. "Речевой портрет и способы его описания" (http://www.hqlib.ru/st.php?n=101 на 02.12.2011)

6. Зализняк А. А. Языковая картина мира [Электронный ресурс] (http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/YAZIKOVAYA_KARTINA_MIRA.html?page=0,0)

7. Колесов В.В. Отражение русской ментальности в слове // Колесов В.В. Жизнь происходит от слова. – М.: Златоуст, 1999. – С. 112-137.(http://www.hqlib.ru)

8. Копосов Л.Ф. Севернорусская деловая письменность XVII – XVIII вв. (орфография, фонетика, морфология). М.: МПУ, 2000 – 287 с.

9. Морозова О.Е. Мир человека и его речь: Монография/ Языковая личность // О.Е. Морозова; Поморский гос. ун-т. – Архангельск: Поморский университет, 2005. – 256 с.

10. Сидоров Е.В. Видео-курс лекций Академии Н.Нестеровой

11. Симашко Т.В. Некоторые подходы к выявлению способов языкового воплощения знаний о фрагменте ми-ра// Res philological: Ученые записки. Вып.2/ Науч. ред. Э. Я. Фесенко. – Архангельск: Поморский государ-ственный университет, 2000. – 245 с.

12. Харченкова  Л.И. О некоторых особенностях русской языковой картины мира// Res philological: Ученые за-писки. Вып.2/ Науч. ред. Э. Я. Фесенко. – Архангельск: Поморский государственный университет, 2000. – 245 с.

13. Леорда, С. В. Речевой портрет современного студента. [Электронный ресурс] автореф. дис. канд. филол. наук. – Саратов, 2006.

14. Николаева, Т. М. «Социолингвистический портрет» и методы его описания // Русский язык и современ-ность. Проблемы и перспективы развития русистики. Доклады Всесоюзной научной конференции. Часть 2. – М., 1991. – С. 73-75.

15. Тарасенко, Т. П. Языковая личность старшеклассника в аспекте ее речевых реализаций (на материале дан-ных ассоциативного эксперимента и социолекта школьников Краснодара): автореф. дис. канд. филол. наук // Краснодар, 2007. – 26 с.

16. Энциклопедия «Русский язык» / под ред. Ю.Н.Караулова. – М.,  1998.

  1.  О.И. Кулько, М.В. Косова. Субъект документного текста: семантика и способы представления// Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 2, Языкозн. 2011. № 2 (14) — с. 23-28
  2.  Морозова О.Е. Тип Я-сознания как характеристика языковой личности // Resphilological: Учёные записки. Вып. 4 / Отв. ред., сост. Э.Я.Фесенко. – Архангельск: Поморский университет, 2004. – 307 с.

PAGE  36


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

66434. Акцизний збір в системі платежів в державний бюджет України 331 KB
  Необхідність збільшення податків і в той же час справедливого їх розподілу ставить державу перед складною дилемою: економічна ефективність чи справедливість? Оптимальне поєднання й урахування цих аспектів - неодмінна умова гармонійності податкової політики.
66435. Методика обліку і організація аналізу і аудиту виробничих запасів підприємства (ТзОВ „Уніплит”) 860.5 KB
  Теорико–економічна сутність виробничих запасів та їх характеристика як об’єкту обліку та аудиту Економічна сутність запасів та іх класифікація Оцінка виробничих запасів для цілей обліку Нормативноправова база з обліку та аудиту виробничих запасів Загальноекономічна характеристика ТзОВ...
66436. Облік і аудит основних засобів на ЗАТ „Лукор” 511.5 KB
  Методика обліку нематеріальних активів Визнання нематеріальних активів Відповідно до ПБО 8 нематеріальними вважаються немонетарні активи які: не мають матеріальної форми; не можуть бути ідентифіковані; утримуються підприємством з метою використання протягом періоду більше одного року...
66437. Поняття модернізму і постмодернізму в українському літературознавстві 249 KB
  Об’єктом дослідження стали два потужних явища літератури: модернізм і постмодернізм. Зважаючи на усталеність і визнаність їх у світовому літературному процесі, прагнемо “узаконити” їх в українській літературі, оскільки ще точаться суперечки щодо правомірності вживання термінів...
66438. Стан та перспективи розвитку управлінського консультування на підприємствах України 747.5 KB
  У практичній частині проведений аналіз тенденцій консалтингового забезпечення підпрємств а також аналіз перешкод та приоритетів розвитку менеджмент-консалтингових компаній. Особливості взаємодії консалтингових компаній та підприємств замовників в контексті світових економічних тенденцій...
66439. Анализ особенностей фразеологического оборота в романе М.А. Шолохова «Поднятая целина» 126 KB
  Это произошло без участия сознательной авторской воли просто за прошедшие годы самостоятельность и зрелость были искоренены в крестьянстве приученном к тому что за самостоятельность наказывают вплоть до физического уничтожения.