38686

Антизомби

Книга

Логика и философия

Только опытный психолог может разобраться в мотивах поведения человека его поступков и устремлений. ценности личной свободы прав человека укоренились в сознании миллионов но существуют еще дикие рабские государства например Северная Корея где полоумный и циничный диктатор зомбирует миллионы с помощью современных средств информации держит их в материальной и духовной нищете и угрожает миру применением современных средств массового уничтожения. Как формируются и от чего зависят политическое мировоззрение человека его взгляды и...

Русский

2013-09-29

593 KB

0 чел.

antique

Леонид

Имянитов

Антизомби

rus

Леонид

Имянитов

calibre 0.8.38

30.10.2012

deaab4a7-1c4c-4776-bd8f-32ba9b528205

1.0

Л. Имянитов

А Н Т И З О М Б И

Санкт – Петербург

2012

Известно, что судьба общества, народа, страны в значительной мере зависит от образа мыслей, менталитета большинства её граждан, от тех, в частности, кто опускает свой бюллетень в урну для голосования. Во всех других материальных и нематериальных сферах жизни человек привык доверять специалистам: учёным, инженерам, медикам и т.п. И он редко ошибается, т.к. их деятельность более или менее быстро проверяется практикой.

В своём мировоззрении, в выборе своей общественно-политической позиции, человек может доверять только себе. Как показывает история, в том числе недавняя и современная, доверять «вождям» крайне опасно. У них свои интересы, даже если они искренне верят в свой альтруизм.

Где же выход? В работе «Антизомби», которая написана обывателем для обывателей, дилетантом для дилетантов дана попытка выработки независимого мировоззрения на основе того, что общеизвестно и доступно каждому. То, что недоказуемо, например идея Бога, остаётся недоказуемым. Конкретные выводы делаются только из того, что, как думает автор, очевидно, поэтому, за некоторым исключением, не подтверждаю свои выводы ссылками на документы. «Доводы» типа: «я убеждён, что…» в тексте отсутствуют.

Ранее издано тираж. 24 экз. с рассылкой.

ББК 84(2Рос=Рус)6-9

И 56

Имянитов Л. М.

Антизомби. /

Л. М. Имянитов.-СПб. : Изд-во

Политехнич. Ун-та 2010

ISBN

978-5-7422-2754-0

© Имянитов Л. М., 2010

Доработано и дополнено.

С о д е р ж а н и е

1. Введение

2. О жизни, мышлении, Боге, человеке и душе

3. О некоторых свойствах сознания

4. О неравенстве и справедливости

5. О рабстве и свободе

6. Анти-Маркс

7. «Фишки» для ПСЧ

8. Два «сокола ясных»

9. Заключение

1. ВВЕДЕНИЕ

Кто решится на операцию, зная, что хирург необучен и неопытен? Кто рискнёт сесть в автомобиль к водителю, не имеющему прав?

Необученный хирург или водитель представляют опасность для ограниченного круга лиц, но никак не для всей страны. Тех же обывателей, которые опускают бюллетень в урну для голосования, отдавая голос за депутатов парламента или за президента, не экзаменует никто. Нет таких учебных заведений, где бы обучали политическому предвидению. Наоборот, нас активно дезинформируют с помощью современных средств информации. Последствия могут быть (и бывают) тяжелы для многомиллионных народов, а ответственность за них не несёт никто, она размыта, распылена между миллионами избирателей. Это нелепо, как и многое другое, к чему мы привыкли, что кажется нам естественным.

Образованность людей, сложность их профессиональной деятельности, объём знаний как никогда велики, но когда они опускают свои бюллетени в урну для голосования, они выступают часто как политические невежды, чье мировоззрение туманно, случайно, неопределенно или примитивно-категорично, чьё сознание подвержено зомбированию весьма убогими приёмами шустрых и бессовестных «пиарщиков». Известно, что в своей жизни, в работе человек использует лишь небольшую часть возможностей мозга. (Этим можно объяснить феноменальные способности некоторых лиц.) В формировании общественно-политических представлений используется обычно ещё меньшая часть этих возможностей.

Что больше всего поразило бы «пришельцев»? Не достижения нашей цивилизации - они и не такое видели. Их удивило бы сочетание высокого интеллекта, достигаемого многими людьми, с неумением рационально и, как минимум, безопасно организовать свою общественную жизнь, уживаться между собой, с крайней жестокостью друг к другу и к самой их матери – природе. Только массовой политической слепотой можно объяснить то, что миллионы выбирают себе кумирами гитлеров, сталиных, маодзедунов, полпотов, которые ставят их на край гибели. Причём почитатели у этих кумиров сохраняются и после их очевидного краха. Множество людей лично заинтересованы в исходе какого-нибудь футбольного матча, от которого их судьба совершенно не зависит, и безразличны к политике, которая прямо влияет на их жизнь. Загадочное существо - человек!

При близком генетическом родстве всех землян до сих пор нет единых всеми признаваемых нравственных норм, правил, законов, которые позволили бы людям жить в мире и гармонии на этой прекрасной и просторной Земле.

Есть трагическое противоречие в том, что интеллект, разум и воля индивидуальны, а жизнь общества коллективна и нуждается в более или менее централизованном управлении отдельными выбранными или не выбранными людьми.

Только опытный психолог может разобраться в мотивах поведения человека, его поступков и устремлений. Роковые личности истории, как и большинство, не понимают иллюзорности мотивов, движущих их поступками. Неисчислимы трагедии миллионов только из-за того, что некая группа людей во главе с энергичным узурпатором поверила в ту или иную мифическую идею, например коммунистическую или нацистскую. Люди очень часто имеют далекие от реальности представления о самих себе, о характере, возможностях, действительных целях тех, за кого они голосуют, о тех нравственных нормах и политических приемах, которые обезопасят общество от возврата к различным видам рабства и зависимости от воли случайных лиц. Даже такая цивилизованная нация, как немцы, не смогла предвидеть, к каким чудовищным последствиям приведёт избрание бесноватого Гитлера её лидером. «Вожди» также плохо знают свой зомбированный пропагандой и запуганный народ. В критические для государства часы каждый, кто получает невыполнимый или преступный приказ, думает обычно о спасении своей жизни и жизни близких а не об интересах «любимого вождя».

Организация общественной жизни требует волевых решений, которые не могут приниматься всеми. И в демократических, и в недемократических обществах они принимаются узким кругом лиц. Поэтому общество столь зависимо от личных особенностей случайных индивидуумов. Поэтому столь опасны бывают прорицатели, использующие человеческие пороки и заблуждения для навязывания людям различных утопий, приводящих к гибельным результатам. Опасны бывают и политические деятели, принимающие гибельные решения. Особенности характера, личные качества и пороки высшего руководства прямо сказываются на жизни государства, всего общества, на судьбах миллионов. Страны, где ещё нет гражданского общества, где верховная власть принадлежит случайным людям, но уже есть ядерный арсенал, представляют для человечества не меньшую опасность, чем астероиды или геологические катастрофы.

Миллионы подчиняют свое мировоззрение и свою общественную жизнь единицам, как правило, случайным, не всегда обладающим высоким интеллектом и доброй волей, иногда не вполне психически здоровым и обремененным дурным воспитанием и плохой наследственностью. Люди глубокого ума и высокой нравственности редко бывают вождями, революционерами, политическими демагогами. Станет ли по настоящему мудрый человек выдумывать человечеству будущее на основе «всеобъемлющих» примитивных идей или силой пытаться подгонять жизнь многомиллионного народа под надуманные, непроверенные гипотезы? Действительные или мнимые пророки, прах которых давно истлел, продолжают играть роковую роль в жизни современных людей. «Мертвый хватает живого». Поэтому ход истории столь извилист и кровав.

Со времен античности предпринимались попытки сделать управление обществом более или менее коллективным, зависящим от каждого. Пока что это не всегда дает качественное улучшение управления обществом, приводит к возвращению тоталитарного руководства. Это связано с весьма низкой политической культурой большинства, укоренившейся исторически привычкой к рабству, культу силы, подчинению, ради нехитрого набора материальных ценностей, призрачной «справедливости» и мнимого «порядка». Наиболее совершенным можно считать такое общество, где от выбора того или иного правительства или президента жизнь гражданина почти не зависит. Это и есть демократическое гражданское общество.

В мире существует уже множество сильных демократических обществ, можно надеяться, что процесс необратим, т.к. ценности личной свободы, прав человека укоренились в сознании миллионов, но существуют еще дикие, рабские государства (например, Северная Корея), где полоумный и циничный диктатор зомбирует миллионы с помощью современных средств информации, держит их в материальной и духовной нищете, и угрожает миру применением современных средств массового уничтожения. Есть много сильных государств, где допускаются элементы личной свободы, но под жестким контролем руководства. В любой момент они могут быть отняты у народа «в его же интересах».

Накапливаемая человечеством информация коллективна, но развивается она индивидуальным опытом путем гипотез, проб и ошибок. Знания в области естественных наук создаются многими поколениями на основе научного и практического опыта, развитие идет по нарастающей, объём, достоверность и практическая ценность знаний возрастают, новое поколение узнает от уходящего в каких направлениях двигаться дальше, поэтому получены столь удивительные практические результаты во всех областях знаний и технологий. Эти знания могут иметь любой уровень, но на любом уровне ими можно пользоваться практически. Так человек, владеющий только знаниями по арифметике, может с большой пользой их применять, т.к. они достоверны.

Ничего подобного нет в области мировоззрения, общественно-политических взглядов. Развитие идет с большими «провалами», с откатом назад, с многомиллионными человеческими потерями.

Как формируются и от чего зависят политическое мировоззрение человека, его взгляды и предпочтения? Почему в одних и тех же сообществах с общей историей и одинаковыми условиями жизни, одними и теми же источниками информации появляются люди с совершенно полярными убеждениями и предпочтениями, - демократы и нацисты, либералы и любители «сильной руки», не испытывающие потребности в личной свободе, поддерживающие подавление «инакомыслящих»? Почему миллионы людей так легко, такими убогими методами, с помощью такой очевидной и примитивной лжи поддаются зомбированию, принимают примитивных авантюристов за «великих вождей»? Конформизм и приверженность стереотипам способствуют восприятию самых нелепых и самоубийственных идеи массой людей и в исторически короткие сроки. И одновременно очевидные общественные явления, основанные на фактах, воспринимаются с большим сопротивлением.

Популярность той или иной политической организации, той или иной партии часто зависит не от её мировоззрения, её политической позиции, которая зачастую бывает скрыта от большинства, неопределённа и конъюнктурна, а от харизмы её вождя. Существуют платные специалисты-пиарщики, которые создают имидж того или иного политика, имеющий мало общего с его реальным лицом. Яркий пример--партия Жириновского. Зачастую никакой чёткой политической позиции у такого лица нет. Он просто умеет угадывать ожидания масс и настроения руководства. К сожалению, это относится ко многим, если не к большинству, политических лидеров. Все они, как правило, талантливые говоруны, а массы, как женщины, любят «ушами» и, как мужчины, - «глазами», но почти без применения мыслительного «аппарата».

Если предположить, что во властные структуры мы выбираем лучших из лучших, то по их мудрости, честности, правдивости, бескорыстию, соблюдению наших конституционных прав мы можем судить о себе. Если они посягают на наши конституционные права, если их назначенцы в судах и прокуратуре фабрикуют компромат и преследуют неугодных, если основные каналы телевидения превращены в «зомбоящик», то кто же тогда мы с вами?

Несмотря на «мозговой штурм», начатый еще в доисторические времена многими мыслителями, философами, практические достижения мировоззренческой мысли весьма скромны. Ничего более полезного, чем библейские заповеди, так и не появилось. Значительные достижения можно наблюдать в области восточной философской мысли, направленной внутрь духовной и физиологической сущности человека, но они мало дали в области изучения человека, как существа общественного. Есть любители и профессионалы, изучающие философские течения. Но большинство знакомо лишь с именами некоторых мыслителей, ничего не зная об их достижениях. Если бы в массовом сознании укоренились философские идеи, ничего кроме сумбура в головах, они бы не дали, т.к. в отличие от естественных наук, например медицины или математики, здесь нет последовательности и преемственности, явных практических достижений, теории не проверяются практикой. Известная попытка в этой области - внедрение марксизма – стоила очень дорого, до сих пор ее последствия «расхлёбываются». Философия больше похожа на вид искусства, на способ самоутверждения и самовыражения, чем на науку. Наука предполагает конкретную пользу людям пусть и в далёкой перспективе. А что даёт обществу философия с её личностным, «вкусовым» подходом к изучаемому предмету и невозможностью проверки гипотез опытом? Конечно, достижения есть, например, гегелевская теория развития, а также успехи таких наук, как социология, психология, психоанализ. Но что они дали большинству в общественно-политической области?

Если философы- мыслители люди более или менее безвредные, (пока их идеи, как правило, в оглуплённом виде, не «овладели массами»), то о революционерах- практиках, создающих на основе губительных теорий массовые тоталитарные секты вроде коммунистических или нацистских партий, этого не скажешь. Простые, всем понятные теории всеобщего счастья дают обратный результат, т.к. не учитывают природу человека, освобождая самые низменные чувства, к сожалению, свойственные человеку, - зависть, злобу, жестокость, эгоизм, подозрительность, оборачивая их в красивые обертки: «справедливость», «патриотизм», «равенство», «братство», «величие», «интересы нации» и т. п.

Достижения естественных наук и технологий создают иллюзию, что таким же образом можно организовать («построить») счастливое и гармоничное человеческое общество. Поэтому являются миру «благодетели», предлагающие простые рецепты всеобщего или национального счастья. Почему-то этому счастью всегда мешают какие-то социальные или национальные группы, внешние или внутренние враги, которых надо уничтожать или держать в страхе (капиталисты, богатые, крестьяне-собственники, евреи, масоны, кавказцы, интеллигенты, «мировая закулиса» и т. п.) Страх и злоба объединяют и способствует оболваниванию и управлению. В результате репрессии есть, а счастья все нет.

Люди не кирпичи, из которых можно построить то или иное полезное и долговечное сооружение, они неизмеримо сложнее кирпичей.

До сих пор разнообразные «политологи» дают рекомендации, что нам строить, (что-то вроде кулинарных рецептов) столько-то капитализма, столько-то социализма, сдобрить патриотизмом и т.п. Привычка к «измам» неистребима!

Магистральная дорога в общем известна: от рабства и нищеты к материальной и духовной свободе для всех и каждого (вполне по Марксу). Многие государства в разных частях света прошли по этой дороге гораздо дальше нас. Но мы особенные, мы пойдем своим путем, придумаем свою «национальную идею». И идем, шарахаясь и наступая на привычные грабли.

Первое, что необходимо, это перестать доверять «вождям», какими бы симпатичными, мудрыми и добрыми они не казались, и «политологам». Политологом для себя должен стать каждый. История ещё не знала диктатора, который бы не заботился прежде всего о сохранении своей власти, не вкладывал бы средства прежде всего в армию, полицию и преданную ему бюрократию, т. е. в орудия подавления собственного народа (по Марксу).

Автор этих строк всю свою сознательную часть жизни пытался осмыслить мир самостоятельно, создать собственное мировоззрение. Надеюсь, что в какой-то степени, соответствующей моим возможностям, это мне удалось (или не удалось), о чем можно судить по этой работе. Не могу утверждать, что это интересно каждому. Многим и так всё понятно или не интересно. Но те, кто видит в жизни множество противоречий, кого они очень «достают», могут попытаться выработать собственные убеждения, что бы эти противоречия разрешать.

Эта работа написана дилетантом для дилетантов, обывателем для обывателей и, если хотите, невеждой для невежд, с целью определить начальные представления о жизни, человеке, обществе, Боге, остановившись на той черте, где начинается субъективизм, домыслы и вера (не только религиозная). Все это, конечно не ново, но есть убежденность в необходимости посмотреть «незамутненным» глазом, без навязанных с детства штампов.

Эта работа привязана к определенному месту и времени, т. е. написана «совком» («советским человеком») для «совков». Прозвище «совок» может показаться обидным, поэтому себя и соотечественников назову «ПРОСТОЙ СОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК», сокращённо ПСЧ. Или «ПОСТСОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК». Разница есть, но небольшая. ПСЧ вызывает противоречивые чувства. С одной стороны он достоин глубокого уважения за все тяготы и потери, которые он перенёс в ХХ веке, за выдающиеся технические и научные достижения (в основном в военной области), за ту цену, которую ему пришлось заплатить за освобождение от гитлеризма, за свои демократические завоевания конца двадцатого века. С другой стороны его слепая вера в туманные «идеалы», не совместимые с реальностью, в непогрешимость своих «вождей», беспредельную покорность «начальству», в собственное превосходство над другими, его озлобленность против тех, «кто не с нами», и т.п. уважения не вызывают, так же, как вера в «сильную и справедливую руку», потребление невиданного количества алкоголя на его душу, зависть и злоба к тем, кто выделяется умом, талантом, инициативой, богатством. Менталитет ПСЧ представляет собой странную, противоречивую смесь из сохранившихся библейских заповедей, уверенности в своём идеологическом и духовном превосходстве над остальным «отсталым» человечеством и покорности вождям, правящей элите.

Можно выделить следующие родовые черты ПСЧ. Это прежде всего коллективизм (стадность). Героизация вождей (Ленин, Сталин, Хрущёв, Брежнев, Путин). Причём чем жёстче вождь, тем более он уважаем. Озлобленность против всякого инакомыслия, против оппозиции, демократов, либералов, борцов за права человека, поскольку они «выбиваются из стада», противопоставляют себя уважаемой власти («палке», «вертикали»). При этом никто не признается открыто в любви к рабству, диктатуре, «палке», все любят свободу, но ещё больше уважают «порядок» и «стабильность». Поскольку родное государство «ближе к телу», все беды объясняются «происками» внешних и внутренних врагов. Это могут быть американцы, Англия, террористы, социал-демократы, какой-нибудь Парвус (по мнению некоторых основной организатор Октябрьской революции), космополиты, стиляги, олигархи, оппозиция и т.п. Стадность не надо путать с единством. Она не исключает маждуусобную коммунальную озлобленность. Как ранее многие стадно верили в коммунизм и его бородатых пророков, так теперь превратились в православных верующих. Появились чувства, которые не дай Бог задеть. У настоящих верующих вера тверда и прочна и к посягательствам (оскорблениям) устойчива. У скороспелых она, видимо, слабовата и легко ранима. Это опасно для окружающих, т.к. прибор «чувствомер» отсутствует, а сроки уже дают реальные. Неизвестно, что наших ранимых верующих очередной раз оскорбит. Капризные «дети».

Родное государство свято («всякая власть от Бога», хотя сейчас её разрешено и «поругивать»), поэтому чиновничью госсобственность путают с «народным достоянием», а интересы государства (госчиновников) с интересами России.

Поскольку идеологией и политикой традиционно занимается государство, у ПСЧ остались интересы чисто материальные. Понятие «хорошая жизнь» он связывает только с материальными возможностями. Так как эти материальные возможности сильно ограничены, то ПСЧ рекомендовано петь песни и развлекаться убогим телеюмором. «Песне ты не скажешь до свидания, песня не прощается с тобой». Он не понял пока, что не будет прав человека, не будет и «хорошей жизни». Это объясняется бедностью народа при коммунистической власти. Этим, отчасти объясняется и коррупция. Сейчас, когда у части населения появились возможности для обогащения, обогащаются не особенно разбираясь в средствах. Наедаются как дистрофик. Отсюда и политическая «прозорливость» ПСЧ. Во всех мировых политических процессах, войнах, переворотах он видит только материальный интерес и объясняет всё борьбой за нефть.

Всё это конечно очень схематично. На самом деле люди сложнее и разнообразнее по своим взглядам и предпочтениям. ПСЧ может обладать самыми лучшими человеческими качествами, относиться к любой национальной, партийной или религиозной группе в сочетании с отмеченными здесь общими для ПСЧ особенностями. К сожалению, и в себе самом я часто отмечаю некоторые свойства ПСЧ.

Можно разделить ПСЧ на две основные категории: «зомби» и «имитаторы». «Зомби» -это те, кто безоговорочно верил пропаганде, всерьёз думал, что он строит коммунизм и т.п. Подвид «зомби» это фанатики («энтузиасты»), которые не жалели ни жизни, ни здоровья ради идеалов. «Имитаторы»- это те приспособленцы, которые сознательно или подсознательно не верили ни во что, но вынуждены были имитировать энтузиазм для достижения возможного личного благополучия. С годами «зомби» становилось всё меньше, а имитаторов всё больше. «Имитаторы» были везде, начиная от госструктур, научных кадров и кончая цехами и колхозами. Особенно много имитаторов было в руководящих кадрах всех уровней. Они лучше знали жизнь и ловко использовали «зомби». Много имитаторов было в науке и искусстве. Вспомним Лысенко, многих широко издаваемых «писателей» и «поэтов», художников –эпигонов и т.п. Некоторые из них были талантливы. Большой процент имитаторов был и на производстве, в НИИ и КБ, где дипломированные бездарности вынуждены были имитировать квалифицированный труд. Но были и подлинные творцы – это те, кто будучи наделён талантом, не могут не творить. Они есть в любом обществе. Они и в советские времена двигали вперёд науки, технологии, добивались высоких достижений в искусстве не смотря на все препоны системы. Эти категории уживались иногда в одном человеке. В действительности ПСЧ был аполитичен как потому, что от него ничего не зависело, так и потому, что был занят своим тяжёлым бытом.

Одним из определяющих признаков ПСЧ вот уже 90 лет является «разруха в головах» (по Булгакову). Это один из главных результатов большевизации страны, внедрения лживых не жизнеспособных идей, страха перед репрессиями, отрицания всего положительного в традициях, что было накоплено веками. Отсюда непоследовательность во всём, шатание из одной крайности в другую. Замена разума эмоциями. Всё это до сих пор проявляется во внутренней и внешней политике, в экономике, в юстиции (суд, прокуратура). Привыкли жить по «понятиям». До сих пор верят в то, что ложь легко замаскировать под правду с помощью пропаганды. И не только во внутренней, но и во внешней политике. О человеке судили не по знаниям и умениям или законам, а по бумажкам (анкета, диплом, происхождение, национальность и т.п.). Взяли идеологию (марксизм), которая не имела никакого отношения к Российской действительности, и стали в оглуплённом виде её внедрять, ломая человеческие судьбы, разрушая промышленность и сельское хозяйство. Если разруху промышленную удалось преодолеть за счёт огромных человеческих и природных ресурсов и сохранившихся традиций (привычка к труду, тяга к знаниям), то «разруха в головах» осталась. При этом всё время косились и продолжаем коситься на Запад, находя там и врагов, и партнёров, и примеры для подражания («догоним и перегоним»). Зашли в тупик и упёрлись в «перестройку». Выкинули, наконец, старую идеологию, стало легче, начали восстанавливать экономику на началах личного интереса. Но «разруха в головах» и, как следствие, бестолковщина в жизни и политике осталась. С кончиной «социализма» и переходом к капитализму лозунг «всё вокруг народное, всё вокруг моё», которым оправдывались массовые, хотя и не крупные, хищения госсобственности, ПСЧ заменили на старый лозунг «грабь награбленное». Идеология меняется медленно. ПСЧ по прежнему считает «наживой» деньги, полученные не из рук хозяина- государства не зависимо от того, заработаны они или нет. Отсюда невиданная коррупция на всех уровнях, рейдерство, судебные процессы над предпринимателями, вымогательство силовиков.

Вспоминая гегелевскую спираль, отметим то, что осталось от прошлого и тянет страну назад – это безраздельная власть циничной и лживой бюрократии (произвол). Сегодня бюрократ совершенно бесконтролен и неограничен в своих возможностях и правах, в своей власти над гражданином. Бюрократия в своём стремлении к материальной и правовой экспансии рубит сук на котором сидит. Судебная система в её нынешнем состоянии не способна защитить гражданина от силовика-бюрократа. Это-залог новых потрясений в будущем. Руководство «бабачит и тычет», прикормленное партийно-чиновничье «подбрюшье», агрессивно-послушная Дума, суды, прокуратура с холуйским рвением доводят политику руководства до гротеска и карикатуры при полном отсутствии чувства меры и юмора. Следуя извилистой линии правительства, принимаются законы не совместимые с жизнью, которые срочно требуют переработки, например, по норме алкоголя в крови водителей. Призывают бывших граждан России вернуться и одновременно «гнобят» тех, кто бежал из Средней Азии и Кавказа, не давая ни гражданства, ни нормальных условий жизни. А чего стоят бесконечные пищевые и винные «демарши», напоминающие рассказ Зощенко «Слабая тара»? Народу нужна перспектива, но когда появляется очередной кремлёвский мечтатель и «мечтает мечту», невольно хватаешься за карман. Известно, что из этих «мечт» («великих починов») обычно выходит.

Голова ПСЧ с детсадовского возраста набита примитивными марксистскими и немарксистскими штампами, противоречивыми и противоречащими реальной действительности. Привычка потреблять все подряд, не замечая противоречий, приводит к оболваниванию, «зомбированию», а это и есть главный результат и основная цель воспитателей ПСЧ. ПСЧ обрабатывали пожизненно, начиная с детского сада. Он видит не то, что есть, а то, что по его понятиям должно быть. Пропаганда состоит во внедрении лживого, искажённого представления о действительности, в зомбировании миллионов. ПСЧ с детства привык к тому, что пропаганда (идеология) не совпадает с действительностью. Не так-то просто заставить миллионы верить в мифический коммунизм, не имея понятия, что это слово обозначает и обозначает ли что-нибудь. Полунищему, стоящему в очередях, получающему по талонам колбасу из бумаги, зачастую живущему тремя поколениями в одной коммунальной комнатёнке, постоянно сталкивающемуся с пьянством, хамством, произволом начальства и т. п., ему внушали, что счастливее , «передовее» и «духовнее» его нет никого на свете, что он идёт впереди всего человечества, прокладывая ему путь, что все его предки до любого колена никогда ни на кого первыми не нападали, выигрывали абсолютно все войны, а окружающие народы присоединялись к ним добровольно «от умиления» и т. п.

А если что не так, то виноваты внешние и внутренние враги, которых можно распознать по анекдотам, стихам, прозе, фильмам, а то и по «неправильному» внешнему виду, форме носа и т. п. Их надо время от времени «изобличать», расстреливать, сажать, высылать в места отдалённые и не очень. «Я этого не читал, но….». Привычка верить пропаганде, ни в чём не сомневаясь, приводит к тому, что факты, реальность становятся не нужны. Некоторые ПСЧ («политологи») просто выдумывают их, подгоняя вместо доказательств под свои нехитрые идеи. Попробуйте убедить наших современных коммунистов в преступности сталинского режима. Никакие общеизвестные факты или архивные документы их (да и не только их) не убедят. Чем можно поколебать слепую веру? Если они откроют глаза и уши, то вся их идеология рассыплется в прах.

Один из главных методов оболванивания ПСЧ состоит в воспитании патологической немотивированной озлобленности против внешних и внутренних «врагов». Озлобленность и подозрительность объединяют. Это «вдалбливание» злобы началось ещё с 20-х годов и доведено до такой постоянной готовности и такого совершенства, что стоит только назвать очередного «врага», как «все в едином порыве…». Развитию этой злобы и подозрительности способствовал дефицит, очереди, коммуналки, разнообразные репрессии и весь тяжёлый и скудный быт. Как ПСЧ имеет смутное представление, например, о коммунизме, так он Вам не сможет объяснить, за что он ненавидит, например, американцев. Тут, видимо, большая доля зависти. А если спросить у ПСЧ, кто такие, например, сионисты и какую они для него представляют опасность, то получите стандартный набор обычных антисемитских мифов. Это просто легальное прикрытие антисемитизма, т.к. в сионисты обычно зачислялись все евреи с младенческого возраста. Патологическая озлобленность часто проявляется у некоторых представителей старших ПСЧ на бытовом уровне. Кажется, молодёжь заражена этим в меньшей степени. Есть некоторые ПСЧ- «политологи» (журналисты) выступающие регулярно по радио и телевидению с набором своих политических рекомендаций («убеждений»). Эти «убеждения» основаны на идее, вдолбленной ещё в детском саду, что, например, Америка и Европа- наши традиционные хитрые и подлые враги. Поэтому нам следует дружить только с врагами Америки. За всей словесной «шелухой» видна только эта убогая «идея». Подсознательную неуверенность в своей правоте они обычно компенсируют эмоциями. Как отдельный человек, так и общество, живущие в озлобленности к окружающим, в поисках врагов, обречены на неудачи.

Несмотря на революционные перемены, смену всего уклада жизни и целого поколения, ПСЧ не исчез и даже составляет большинство нашего общества. Не стоило бы всё это писать, если бы ПСЧ за последние 20 поучительных лет переродился, «перестроился». К сожалению, по социологическим, телевизионным и радио опросам, политическим пристрастиям общества видно, что значительная часть «электората» так и осталась ПСЧ. По прежнему предпочитает «сильную руку» собственной политической инициативе, ностальгирует по империи, которая ничего ему не дала, кроме сознания мнимого превосходства, по прежнему уповает не на личный труд и инициативу, а на то, что «добрый» диктатор что-нибудь в его пользу «экспроприирует», по прежнему напуган и озлоблен против мифических врагов. Совсем недавно, например, значительная часть общества выбрала массового убийцу Сталина одной из самых выдающихся и уважаемых личностей нашего времени. Недавняя история с «Народным фронтом», построенным по советским «лекалам», показала, что ПСЧ ещё составляет значительную часть общества. Кукловоды из ПСЧ и «массы» ПСЧ. Наше руководство, в котором ключевые посты заняты ПСЧ, и не скрывает своей ностальгии по СССР и недолюбливает всего, что связано с перестройкой. Оно движется вперёд с головой, повёрнутой назад. Популярность КПРФ также говорит о ностальгии части ПСЧ по коммунистическому рабству. Бациллой ПСЧ заражена и прокремлёвская молодёжь. Она, видимо, наследуется. Там тоже есть свои зомби и свои имитаторы, рассчитывающие на карьеру. Но эти зомби молоды и многие из них поумнеют (что уже иногда и происходит).

Если есть на Земле места, где политическая жизнь находится в противоречивом, хаотическом, непредсказуемом состоянии, то одно из них называется Россия. Это результат сумбура в головах соотечественников, исторически понятного и объяснимого. Последние двадцать лет люди получили возможность открыто высказывать свои мнения по любому вопросу, выбирать себе партию по вкусу и почти в любом заявленном мнении и даже в постановке вопроса, в симпатии к той или иной партии и её идеологам, всегда можно отличить ПСЧ от человека, преодолевшего в себе «совка», приверженного общечеловеческим либеральным ценностям. Столкнувшись с трудностями переходного периода, напуганные с детства капитализмом, «буржуями», «бизнесом», многие отвернулись от демократии и особенно от демократов. Придёт святой добрый вождь (царь, президент и т.п.) и сделает всем «хорошо» и «социально справедливо». И ведь знают по опыту, что это миф, а хочется верить!

АЛЬТЕРНАТИВОЙ ДЕМОКРАТИИ (НАРОДОВЛАСТИЮ) ЯВЛЯЕТСЯ РАБСТВО.

И ничто другое. Поэтому и в самые мрачные застойные времена все «любили» демократию. Но боролись и продолжают бороться с демократами, либералами, т.е. с теми, кто пытаются демократию, свободу претворить в жизнь, теми, кто против «вертикали власти».

Для демократии же придумывают разные прилагательные: «социалистическая», «американская», «суверенная», «управляемая» и даже «подлинная», а ведь демократия - это просто всем известный набор прав и свобод личности. Либо они есть, либо их нет. Демократические свободы способствуют успеху экономики, внешней и внутренней политики, т.к. важнейшие жизненные решения принимаются в свободной борьбе мнений и знаний. Но для этого нужен определённый уровень политического развития. Какой, например, смысл в выборности губернаторов, если нет независимого суда, независимых СМИ, а значит и честных выборов? Либеральная экономика не сочетается с антилиберальной политикой. Это противоречие мешает нашему экономическому и духовному развитию. Мы ценим рыночное изобилие, наши новые демократические права и «пинаем» «лихие девяностые», откуда это всё и появилось. Особенно ностальгирует по советскому прошлому наше высшее руководство. Как легко было управлять зомбированным и бесправным народом!

В результате политических перемен начала ХХ века многомиллионные массы людей лишились своих корней, были перемешаны водоворотом истории, в значительной степени лишились семейных, национальных, религиозных, клановых традиций, привычного жизненного уклада, внутреннего нравственного стержня. В этом трагедия ПСЧ. Всё это ещё раз повторилось в идеологической области во времена перестройки. Попытка как-то компенсировать это надуманной «национальной идеей» ничего положительного не даёт. Да и идею эту никак не подобрать, потому что она всегда искусственна. В этой работе дана попытка построить некую начальную систему взглядов и ценностей. Буду польщён, если кто-то из ПСЧ заинтересуется этой работой, хотя повлиять на его взгляды и предпочтения надежды мало.

С раннего детства религией ПСЧ стал марксизм в виде ряда примитивных штампов, не имеющих отношения к реальности. В глубине души и бомж, и богатый олигарх относятся с большим или меньшим уважением к этому бородатому гению – Марксу. Это также мешает нашему обществу приспособиться к новым отношениям. Одна из главных задач этой работы и состоит попытка освободить ПСЧ от этих внутренних «вериг». Для этого каждый должен научиться думать своей головой не только решая практические жизненные задачи, но и мировоззренческие. Необходимо обрести внутренний мировоззренческий «стержень», т.е. начальные представления об окружающем мире, живой и неживой природе, человеческом обществе, нравственных началах и т.п. Поэтому в данную работу включены соответствующие разделы, в которых я показываю своё видение мира, разумеется, не обязательное для других. На этой основе могут быть выработаны свои политические взгляды.

Основные принципы выработки собственной системы взглядов не новы и состоят в следующем.

Всё подвергай сомнению. Этот принцип приписывают Марксу, но по сути это основной закон познания, которым человек пользуется с самого своего возникновения на Земле. Иначе мы бы не выжили.

Используй любую информацию: книги, фильмы, газеты (пусть и лживые), собственные наблюдения, свидетельства очевидцев и т.п., что бы подвергнуть сомнению официальные штампы, официальную навязываемую точку зрения. Находи в этой информации противоречия и старайся их самостоятельно разрешить. Научись читать между строк, понимать, какая информация правдива, какая лжива и какая сокрыта.

Понятиям, которые широко используются в идеологических штампах, в спорах политических оппонентов («справедливость», «равенство», «патриотизм» и т.п.) старайся дать однозначное определение. Как правило, это невозможно, тогда рассматривай возможные варианты. Очень часто, и даже как правило, суть различий в политических позициях состоит в разном определении одних и тех же понятий. Нетрудно, например, отличить патриотизм Льва Толстого от патриотизма какого-нибудь Муссолини. Отличай важное, весомое, от поверхностного, малозначительного. (Политику от футбола).

Рассматривая политические взгляды какого либо руководящего лица, старайся оценить его психологию, особенности его личности, связанные с происхождением, средой, профессией, жизненными достижениями и т.п.

Оценивай того или иного политического функционера по результатам его деятельности, а не по тому, что он «хотел как лучше», любил музыку или детей, тигров или журувлей, обладал личным обаянием, много говорил или написал, какие он имел звания и т.п. Этот же принцип подходит и к политическим организациям. Представь себе весы Фемиды, на одну чашу которых кладутся заслуги, а на другую преступления и результаты ошибок той или иной политической фигуры, организации или государства.

Старайся противостоять общепризнанному авторитету той или иной «великой» или влиятельной личности. Не обращай внимания на мнение толпы её последователей. Будь тем мальчиком Г. Х. Андерсена, который воскликнул: «- А король то голый!».

2. О ЖИЗНИ, МЫШЛЕНИИ, БОГЕ, ЧЕЛОВЕКЕ И ДУШЕ.

Можно рассматривать человека, как высшую стадию развития природы, когда она порождает некую свою «противоположность», именуемую сознанием, обладающую способностью отражать природу и воздействовать на неё в своих целях.

Сознание - некая нематериальная субстанция, способная отображать материальный и нематериальный мир («самоё себя») в его внешних формах и внутреннем «устройстве», связях и закономерностях, и воздействовать на него.

Взаимоотношения и взаимозависимость материи и сознания весьма сложны и не сводятся к одному из примитивных, оглупляющих марксистских штампов: «материя первична - сознание вторично». Можно было бы согласиться с этим удобным штампом, если бы не сложность, непознанность и удивительная гармония мира, его непонятная человеку способность к саморазвитию. В этом штампе содержится стремление принизить духовный мир, духовную жизнь человечества, столь характерное для марксизма. Вообще, вопрос о первичности или вторичности материи и сознания не имеет никакого значения для жизни природы, общества и конкретного человека, да и для развития наук и технологий тоже. Но он оказался очень удобным инструментом для создания новой марксистской религии в противовес старым представлениям, связанным с идеей Бога. Как всякий марксистский «укороченный» штамп, он отличается неопределённостью. Действительно, что значит «первично»? В смысле происхождения или каком-то другом смысле? Что такое «материя»? Определённый и неизменный во времени набор элементарных частиц, из которых состоят все объекты материального мира, или сами эти объекты, многообразные по видам и происхождению?

Сознание, которое лежит в основе воздействия человека на материю, для многих материальных объектов, созданных человеком из других материальных объектов, первично. С другой стороны и материя, как основа существования сознания, первична по отношению к нему, даже безотносительно к тому, что от чего произошло.

Важнейшим этапом на пути возникновения сознания является чудо возникновения живых существ из неживой природы. Это кажется гораздо более удивительным, чем последующее появление сознания. Если для веры в Бога необходимы чудеса, то это- главное чудо. Живые существа от клетки, способной к размножению делением, и до человека обладают рядом удивительных общих свойств, не присущих неживой природе, при общей материальной основе.

Эти свойства состоят в основном в следующем (да простят меня профессионалы - биологи!):

- постоянное и однотипное для каждой из множества форм живого химическое взаимодействие с неживой (а иногда и с живой) природой;

- цикличность во времени, связанная с возникновением (рождением), временем жизни, старением и смертью, т.е. превращением в неживое (у простейших существ, размножающихся делением, рождение нового существа одномоментно со смертью его «родителя»);

- передача во времени наследственных свойств, то есть передача самой жизни, от предыдущих особей к возникающим от них;

- множественность однотипных особей в каждой форме живых существ;

- множественность разновидностей живых существ;

- развитие от простых форм живого к более сложным с исчезновением некоторых, менее приспособленных к изменяющимся условиям среды, форм;

- индивидуальные случайные отклонения (мутации); у более сложных форм живого эти отклонения от «типового» становятся признаком любой особи; вид уже не может существовать без индивидуальных признаков и их постоянного смешения в следующих поколениях. Это проявляется и в половых различиях мужских и женских особей. Многовариантность у высших животных и особенно человека превращается не только в физическую, но и в умственную, поведенческую, интеллектуальную индивидуальность, играющую у человека решающую роль в развитии общества (истории); отсюда неодинаковость, неравенство людей, заложенное самой природой, как одно из важнейших условий существования и развития человечества.

Но главное качество всего живого- это некий вектор, некое постоянное, направленное стремление к передаче наследственных свойств (самотиражированию) и самосохранению как отдельной особи, так и популяции, даже у простейших существ, не имеющих нервной системы, реагирующей на опасность. Это настолько не понимаемо, не воспринимаемо человеческим сознанием, что невозможно подобрать слово, которое точно обозначало бы суть этого явления. Условно назовём это «жизненной волей», понимая, что «воля» есть на самом деле нечто осознанное, продукт человеческого (или не человеческого) сознания, а «жизненная воля» даже у человека заложена природой в подсознание, хотя и осознаётся. Если до возникновения жизни те или иные вещества, в том числе и белковые, могли образоваться только путём случайного сочетания физических и материальных условий, то живые организмы образуют их целенаправленно путём передачи условий от одного поколения другому. Эта «жизненная воля» имеет не только вектор, направленный на самосохранение и развитие, но и некую количественную характеристику, влияющую на жизнестойкость каждой особи и каждой популяции. «Жизненная воля» ослабевает с потерей функции размножения, продления рода. Она носит общеродовой характер, хотя и присуща каждой живой особи. Уже при появлении первых простейших биологических форм живого, способного к самосохранению и развитию, мог бы возникнуть вопрос «зачем?», который, как известно, не имеет ответа. Представьте себе примитивное живое существо, не имеющее ни сознания, ни нервной системы, но уже способное реагировать на положительные и отрицательные (с точки зрения самосохранения) воздействия. Живая клетка, или их совокупность может быть частью сложного организма. Тогда заложенная в ней программа направлена на выполнение какой- либо из множества функций по поддержанию жизни этого организма. Чудо! Легче понять это, если допустить существование некоего творца, т.е. Бога. Но это вопрос личного выбора, к которому мы ещё будем возвращаться. Теория Дарвина объясняет «механизм» развития и усовершенствования видов живых существ, появления человека. Она отвечает на вопрос «как?», но не отвечает на вопрос «почему?». Откуда возникло у белковых тел это неосознанное стремление к самосохранению во времени, эта «жизненная воля»? (Развитие – один из способов самосохранения). Теория эволюции (выживает приспособленный) убедительна и обоснована, но слишком проста, что бы объяснить многообразие и сложность живого и его происхождение. По поводу возникновения живой материи из неживой есть только гипотезы.

Не менее непостижимой, чем жизнь, является и смерть. Она запрограммирована в каждой живой особи. Смерть способствует приспособлению вида, да и всего живого на Земле, к изменяющимся условиям, способствует развитию. Она является «инструментом» продолжения жизни вида. Значит «жизненная воля» вида выше «жизненной воли» отдельного организма. У всех живых существ, кроме человека, это безусловное правило. Особь «безропотно» и неосознанно гибнет ради сохранения вида. Человек осознаёт неповторимость своей жизни, поэтому его преждевременная гибель ради общества всегда связана с внутренним или внешним конфликтом.

Человеку при всей неограниченности постижения им мира, трудно представить себе некоторые понятия, как, например, бесконечность или, наоборот, конечность вселенной, эти понятия не согласуются с человеческим опытом. Он может к ним привыкнуть, но понять образно, как дважды два – четыре, ему не дано. Так же непостижимо для человека представление о случайности, не целенаправленности жизни во всей её сложности, многообразии, хаотичности и гармонии. Эволюционная теория Дарвина основана на гипотезе о приспособлении всего живого к изменяющимся условиям среды за счёт случайных мутаций (изменений) и передачи потомству наследственных свойств. Это своеобразное сочетание устойчивости с изменчивостью. Жизнь на земле появилась в результате такого «набора» случайных, маловероятных обстоятельств, что кажется результатом чьего-то творчества. Человек появился в результате множества случайностей, которое выглядит, как закономерность. Отсюда - Бог. Он примиряет человеческое сознание с непостижимым, хотя и сам непостижим.

Современное человечество достигло такого уровня познания материального мира, что для него не является загадкой из чего, каких видов материи состоит живая природа, как она развивается и передаёт наследственные признаки. Более того, мы способны синтезировать многие из этих видов материи, способны на генном уровне видоизменять формы живой природы, вмешиваться в процессы возникновения, рождения живой особи и даже человека. Это говорит о том что живое подчиняется общим с неживой природой физическим и химическим законам.

Но никто из людей до сих пор не смог вдохнуть жизнь, наделить упомянутой «жизненной волей», даже простейшую синтетическую белковую субстанцию, аналогичную по строению живой. Это также противостоит желанию многих отказаться от идеи Бога. Хочу подчеркнуть, что я здесь не навязываю идею Бога, а только стараюсь постичь, как она возникает.

Человек познал и законы мышления, накопления и переработки информации и создал новые высшие формы материи – компьютеры, способные накапливать и преобразовывать информацию быстрее и в большем объёме, чем человек. Но они, несмотря на всё своё совершенство, остаются неживой материей, т.к. не обладают вышеперечисленными признаками живого, прежде всего «жизненной волей». В этом они примитивнее любого простейшего живого существа.

Эта «жизненная воля» у высших животных и человека выражается во врождённых подсознательных инстинктах, оберегающих жизнь, в эмоциональной сфере, в понятиях «хорошо – плохо», «красиво – некрасиво», в эстетической, духовной сфере (культура, искусство). Высшие проявления «жизненной воли»- женская красота, сексуальность, стремление к материнству, любовь.

Возвращаясь к идее Бога, можно отметить и то, что затрудняет её восприятие. Если Бог – «автор» всего живого, в том числе и человека, то он вложил в человека и основной метод познания окружающего мира, дающий ему возможность жить и развиваться. Этот метод состоит в обязательной проверке опытом всякой истины, постигаемой человеком, то есть в НЕВЕРИИ. Очень трудно совместить веру с неверием в то, чего противоречит опыту. Бог мог бы себя проявить открыто, если хочет, что бы в него верили. А Он, судя по утверждениям служителей культов, поощряет слепую веру. Отсюда потребность в чудесах для восприятия идеи Бога. Отсюда и атеизм. Под чудом понимается нечто такое, что прямо противоречит человеческому опыту, добытому человеком знанию. Например, существование внеземных цивилизаций, если бы это было обнаружено, не было бы чудом. Удивительно было бы, если бы человек во вселенной был единственным носителем сознания. Воскресение же из мёртвых полуразложившегося тела было бы чудом. Вера или неверие в Творца зависит от того, признаётся ли происхождение и развитие вселенной и человека во всей их сложности и гармонии действием Творца или естественным явлением. Сегодня ответить на этот вопрос однозначно и доказательно невозможно. Это остаётся вопросом индивидуального выбора. Необходимо обратить внимание на различие веры в Бога, как духовное начало природы, и веры религиозной, с её мифологией, обрядностью, представлением об индивидуальных взаимоотношениях с Верховным существом, как с неким всеобщим «отцом», способным казнить и миловать. Это очень важное различие, о котором обычно забывают, говоря о вере. Верующий создаёт себе Бога по образу и подобию своему, а не наоборот. Как правило, под верой в Бога понимается не только вера в Творца, т.е. однократное нарушение основного жизненного принципа - всё подвергай сомнению и проверке личным или коллективным опытом. Под верой в Бога, связанной с понятием «верующий», подразумевается обычно приверженность той или иной религии, той или иной церкви или религиозной секте. Но здесь речь идёт уже не об однократном нарушении принципа «неверия», но о многократном его нарушении, т.к. любая религия требует от человека не только веры в Бога, но и веры во множество сопутствующих мифов, противоречащих человеческому опыту. Кроме этого необходимо поверить в то, что служители культа - доверенные лица Бога и выразители его воли, что находясь в храме ты ближе к Богу, чем вне храма и т.п. Не всякий на это способен. Основное отличие науки от религии состоит в том, что в основе науки лежит принцип неверия в то, что не доказано опытом, а в основе религии - слепая вера. Прошу прощения за то, что повторяю общеизвестное.

Единственным известным нам носителем сознания (кроме Бога, если Он есть), является человек.

Известно, что сознание имеет высшую область, область мышления, связанную в нашем обывательском представлении с корой головного мозга, и область подсознательного («подкорка»). « Подсознательное» - это не только то, что связывает сознание с физиологией, но и загадочная область инстинктов и эмоций, врождённых и воспринятых в раннем детстве склонностей, предпочтений на физиологическом, «вкусовом», и духовном уровнях. Такие явления, как сон, гипноз, самогипноз, «йоговское» глубокое воздействие сознания на организм, поведение человека – всё это и многое другое связано с подсознанием. В моём представлении «жизненная воля» связана с подкоркой, с областью инстинктов и не подчинена, или слабо подчинена коре, мыслительной области, которую она побуждает к созданию программ действия. Этим объясняется то, что человек может не осознавать настоящую побудительную причину своих действий. Особенно это касается политиков, известных «вождей» и узурпаторов. Их стремление к экспансии, к личной власти часто не имеет никакого отношения к «благу» народа или нации.

Сознание, подсознание с содержащейся в них информацией, и связанная с ними физиологическая сущность представляют собой индивидуальную личность со всем её многообразным сходством и отличием от других личностей. Представление о человеческом Я, его возникновении, исчезновении, о его «границах» не менее сложно для понимания, чем представление о границах вселенной. Оно связано с понятием «душа».

Одним из явлений, трудно воспринимаемых человеческим сознанием, является собственная смерть, окончание существования собственной индивидуальности, собственного я, именно собственного, т.к. смерть другого, независимо от того, как она воспринимается эмоционально, более или менее понятна. Человек, в отличие от высших животных, обладающих зачатками мышления и эмоций, осознаёт течение времени и конечность своей жизни. В этом его трагедия. С возрастом отношение к собственному уходу меняется от ощущения ужаса перед такой возможностью до осознания его неизбежности, но всегда этот момент ухода представляется загадочным и для большинства страшным.

Многих примиряет со смертью вера в жизнь после смерти, если не человека в целом, как это бывало в древности и бывает и теперь у нецивилизованных народов, то хотя бы в бессмертие души. Для того, чтобы оценить возможность бессмертия, надо ответить на вопрос: а что есть душа, идентична ли она твоему я, твоей личности?

Попытаемся определить, что есть личность. Это вся совокупность физических и духовных особенностей человека, его внешнего облика и внутреннего «устройства», включая область сознания, подсознательного, индивидуальный набор инстинктов, привычек, представлений и связей с окружающим миром, его индивидуальная история и содержание его памяти, а также круг его повседневных забот, связей, интересов и т.п.

Личность как в своей физической сущности, так и в духовной не постоянна во времени. Она со временем изменяется, сохраняя некую постоянную, данную от рождения часть как своей духовной, так и физической (набор хромосом) сущности. А что есть душа? Если душа есть некий аналог личности, аналог человеческого «я», то она должна обладать всеми теми же признаками, что и эта личность, за вычетом физического тела. Она должна изменяться в течение жизни вместе с человеческой личностью. Но душа со смертью физического тела теряет и другую существенную часть личности – область интересов, забот, стремлений, которые у подавляющего большинства, за очень редким исключением, тесно связаны с материальным миром. Кроме того, душа должна обладать хотя бы одним из органов чувств для получения внешней информации и сохранить память. Без памяти нет личности. Но органы чувств и память без материи не существуют.

Судя по последним экспериментам некий сгусток энергии или некое «поле» от человека остаётся после смерти тела, может быть это и есть душа, может быть она и бессмертна. Но идентична ли она умершему человеку? Можно ли её признать человеческим «я»? Это весьма сомнительно.

Да и такая уж большая радость – вечная жизнь. Наблюдать, как старятся твои дети и внуки, терпят неудачи, болеют, страдают – это ли не пытка? Единственный стимул к загробной жизни – это возможность как-то помочь остающимся на Земле, если таковая есть. Думаю, что человека страшит не сам по себе вечный сон, а потеря всех земных радостей, надежд, всех связей с окружающим миром. Думаю, что если человека всего этого лишить, то жизнь потеряет для большинства всякий смысл и интерес. Зомбированные фанатики, например, мусульмане – смертники, не в счёт. Это, скорее всего либо люди отчаявшиеся, либо не способные к самостоятельному анализу того, что с ними происходит.

Монашество, отшельничество, можно рассматривать как стремление сократить расстояние между собственным я в его земной человеческой сущности и душой, которой предстоит бессмертие.

Наше определение понятия «человеческая личность» следует дополнить. Особенность человеческого сознания состоит в том, что человек ощущает себя частью как видимого им, так и воображаемого, «знаемого» окружающего мира. Говорят, что каждый человек - это целый мир. Точнее - это часть мира. Нормально, если человек ощущает себя частью этого мира, как он ощущает себя частью своей семьи, понимает, что он жив, пока существует и процветает мир. Так же нормальный, нравственно здоровый человек должен относиться и к себе подобным, как к близким, с которыми он живёт бок о бок, так и ко всем прочим, где бы они не жили. Общество, заражённое злобой - больное общество.

Нравственность- это и есть, наряду с нетерпимостью к тем или иным порокам, способность к сопереживанию, т.е. способность воспринимать чужие страдания и радости почти как свои. Злоба разрушительна как для мира, так и для человека, т.к. он сам - часть мира, независимо от того, сознаёт ли он себя таковым. Осуждая других, обвиняя их в том или ином недостатке или пороке, человек одновременно, часто не сознавая этого, заявляет о своём совершенстве, т.е. предполагается, что у него самого или в его сообществе, которое он представляет, этого порока нет, что часто, и даже как правило, не так. Поэтому всякое осуждение других, всякая нетерпимость должна начинаться с самоанализа, с вопроса к самому себе, а не являюсь ли я или моё сообщество носителем тех же пороков. И тогда злоба обернётся покаянием, что гораздо продуктивнее и для мира, и для себя.

3. О НЕКОТОРЫХ СВОЙСТВАХ СОЗНАНИЯ.

Если рассматривать сознание, как некий мыслительный аппарат, «мыслительную машину», аналогом которой можно считать компьютер, действующий по заложенной в него программе, то его отличие от компьютера состоит прежде всего в том что оно –свойство живой материи, наделенной вышеупомянутой «жизненной волей». Эта «жизненная воля» является основой мотивации человеческой деятельности, которая побуждает человека к созданию программ, по которым он действует. Это создание собственных программ и есть процесс и результат мышления. Эта «жизненная воля» толкает сознание к свободному и неограниченному познанию сущности материального мира и нематериального мира (т.е. самого себя).

Развитие человечества сопровождается всё более изощрённым воздействием на природу, созданием множества новых форм материи, развитием и усовершенствованием в количественном и качественном отношении самого человечества, развитием общественных отношений, накоплением духовных ценностей (наука, культура). Это и результат, и основа дальнейшего развития. Вышеупомянутая «жизненная воля», которая является основой мотивации человеческой деятельности, выражается в стремлении к материальной и духовной свободе, к экспансии как человечества в целом, так и каждого человека в отдельности. Можно сказать, что стремление к свободе - первородное свойство человеческой натуры, связанное со свободой процесса мышления. Не случайно тяжелейшим наказанием является ограничение свободы. Даже в самой комфортной тюрьме человек чувствует себя несчастным.

Материальная и духовная свобода тесно взаимосвязаны в процессе развития человечества и являются и средствами, и методами, и результатами развития. Проблемой является распределение материальной и духовной свободы между отдельными людьми и их сообществами. Это историческая проблема до сих пор решается с переменным успехом и большими потерями, в том числе и в человеческих жизнях.

Не имея достаточных знаний для углублённого изучения особенностей человеческого мышления и взаимодействия людей, как мыслящих субъектов, (это предмет изучения ряда развитых специальных дисциплин), и не имея этой цели, отметим лишь то, что кажется основным.

Процесс мышления, как источник достижения всех материальных и духовных ценностей, во-первых, индивидуален, а во-вторых, свободен, т.е. неограничен во времени и пространстве (предметом гипотез может быть прошлое, будущее, микромир, макромир и т.п.).

Достижения человечества в материальной и духовной сфере невозможны без накопления информации, обмена идеями и технологическими достижениями. В этом смысле они коллективны. Но сам процесс мышления, возникновения идей – индивидуален, т.е. зависит от возможностей и способностей конкретной личности. Поэтому ещё одним важнейшим свойством сознания (в общечеловеческом значении этого слова) является неравенство, неодинаковость возможностей, достижений и вклада в общий результат отдельных индивидуумов, т.к. индивидуумы бесконечно разнообразны по своим способностям и сферам их приложения. Более правильно говорить о многообразии «сознаний», включая не только процесс мышления, но и всё разнообразие врождённых и приобретённых навыков, которые каждый использует в своей деятельности.

Индивидуальный характер является важнейшей особенностью сознания. Процесс восприятия, ощущения мира индивидуален. Индивидуален процесс созидания, индивидуален и процесс потребления. Если несколько землекопов копают общий котлован, то результат их деятельности совместный, но ощущения каждого землекопа от процесса труда, от взаимоотношения с лопатой и землёй индивидуальны, не одинаковы вклад в общий результат и ощущение усталости, голода и т.п. Коллективными, как правило, являются результаты совместной человеческой деятельности, хотя почти всегда можно выделить индивидуальный вклад в общие достижения выдающихся учёных, инженеров, организаторов, не говоря уже о выдающихся художниках (композиторах, режиссёрах и т.п.). Индивидуальна и степень заинтересованности в результатах труда от которой прямо зависит его производительность и качество. Поэтому коллективизация всего, запрет на индивидуальность (воспитание абсолютного коллективизма вместо взаимоуважения индивидуальностей), запрет на частную собственность, необходимую для эффективной организующей творческой деятельности, приводит к деградации общества.

Индивидуальность - одно из важнейших свойств сознания, как высшей формы развития живой природы. К тому, что уже говорилось о рукотворном «интеллекте»- компьютере, как о виде неживой природы, можно добавить и отсутствие осознания индивидуальности, своего «я». Поэтому если ряд компьютеров объединить в один, от этого увеличится только объём запасаемой и перерабатываемой информации. Новое «я» не возникнет и не исчезнут прежние, т.к. их и не было.

Ещё одним свойством сознания, без которого человек, как особый вид, не выжил бы, является стремление к постижению мира, т.е. к истине. Тысячелетиями человек приближается к истине, используя принцип «всё подвергай сомнению». Добытую истину он использует для воздействия на природу в свих интересах. Поэтому намеренное искажение истины, т.е. лживость, противоестественна. Она может рассматриваться как порок, как некое извращение сознания. Ложь может привести к кратковременному, частному успеху, но рано или поздно приведёт к поражению человека или общества. В замкнутых обществах или организациях, творящих зло, всегда находятся люди, которые, часто с большим риском для себя, открывают правду.

Итак, основные свойства сознания: свобода, индивидуальность (неодинаковость, неравенство), стремление к познанию истины.

4. О НЕРАВЕНСТВЕ И СПРАВЕДЛИВОСТИ.

Известно и очевидно, что одним из основных свойств живой и неживой природы является разнообразие её форм, качественное их различие и количественное неравенство.

В неживой природе основой развития любых физических (химических) процессов является массо- и энергообмен, невозможный без вышеуказанного различия и неравенства.

Если бы мир состоял из одинаковых объектов с одинаковым уровнем энергий (потенциалом), то это был бы статичный, неразвивающийся, «безпроцессный» мир.

Это относится как к макро-, так и к микромиру.

Если бы все молекулы в стакане воды обладали одинаковой энергией, то невозможен был бы процесс постепенного испарения, и процесс кипения в чайнике, наверно, сопровождался бы чем-то, похожим на взрыв.

Если бы во вселенной все её объекты обладали одинаковой температурой (по «учёному» энтропия была бы равна нулю), то наступила бы тепловая «смерть» вселенной.

Именно качественное многообразие форм и количественное неравенство потенциалов (энергий) стало причиной постоянного взаимодействия различных материальных объектов, что и привело к возникновению жизни, а затем и сознания.

Всё это в полной мере относится как к природе вообще, так и человеческому обществу. Развитие живой природы, её приспособляемость к среде, основаны на отклонении от «типового», от среднего, на мутациях. Чем сложнее объекты живой природы, тем они разнообразнее. Это видно на примере муравьиной или пчелиной семьи, где есть ряд «разнотипных» особей, выполняющих отличные функции.

У высших животных, живущих стаями, имеющих зачатки «интеллекта», уже имеются зачатки и ролевой структуры, основанные не только на половом и возрастном различиях. Есть особи более сильные, они становятся вожаками, есть более слабые, которые подчиняются вожакам. Есть, как известно, устоявшиеся методы «выяснения отношений» и определения сильнейшего. И это не случайность, а необходимость для выживания стаи и популяции. То есть неодинаковость, неравенство и, если хотите, «несправедливость» есть условие выживания и развития.

Различия между людьми в сфере навыков, умственного и нравственного развития, интеллекта, вклада в материальное и духовное развитие общества огромны, а иногда и бесконечны (в прямом математическом смысле слова «бесконечность»). И это тоже главнейшее и необходимое условие развития.

По своим физическим потребностям в еде, одежде, жилье, (я имею в виду не роскошь, а то, что необходимо и достаточно для нормального, комфортного, здорового образа жизни), люди отличаются незначительно, может быть в разы. По своим физическим возможностям, например, в поднятии тяжестей, нетренированный здоровый человек отличается от олимпийского чемпиона- тяжеловеса не более, чем в разы. Это создаёт иллюзию некоего равенства или незначительности различий в возможностях и потребностях людей. На этом основаны столь популярные идеи уравнительной справедливости, например, коммунистическая. Неравенство возможностей индивидуумов признаётся, но не считается важным и определяющим для общественного прогресса. Отсюда и представление о том, что сообщество объединённых исполнителей, т.е. рабочий класс, способно без всяких там интеллектуалов, крупных и мелких организаторов - собственников («капиталистов»), свободно и независимо мыслящих учёных, обеспечить развитие общества, используя для организации общества чиновников - руководителей (во главе с «вождями»). В лучшем случае те, кто по своему значению являются элитой общества, интеллектуальная его часть, могут быть сохранены, но под управлением и контролем «пролетариев», т. е. исполнителей. Трудно понять, почему такое общественное устройство является справедливым.

Вспомним уничтожение и высылку интеллектуальной элиты в советской России, «культурную революцию» в Китае, кровавую вакханалию Камбоджийских коммунистов и подобные процессы в других странах, «строивших социализм». Результаты известны.

Известно, что в основе всякого прогресса в любой области лежит идея, которая рождается в конкретной индивидуальной человеческой голове. Тот факт, что эта идея, как правило, рождается на основе множества идей, ранее возникших в головах других индивидуумов, создаёт иллюзию коллективности мышления. Человеческий прогресс действительно коллективен, но в его основе лежат индивидуально возникшие идеи («интеллектуальная собственность»). Мышление, как процесс, индивидуально.

Люди не могут объединить, подобно компьютерам, свои индивидуальные «мыслительные аппараты» в один общий. Обмен информацией не аналогичен такому объединению. Это есть обмен результатами процесса мышления, но не объединённый процесс.

Известно также, что количество тех, кто создал основополагающие идеи в различных областях науки, техники, выдающиеся произведения искусства, ничтожно по сравнению с численностью живших ранее и живущих на этой Земле людей. Количество тех, кто на основании полученных от предшественников знаний может, например, грамотно спроектировать какое-либо устройство, способное, например, обеспечить безопасность приземления самолёта, значительно больше, хотя их также относительно не много.

Для рождения и реализации гения необходимо стечение большого количества закономерных и случайных обстоятельств. Одним из них является количественный рост человеческой популяции, увеличение разнообразия на генном и других уровнях. Очень важен стимул для творчества, в том числе и материальный.

Этими рассуждениями, основанными на очевидных фактах, я, прежде всего, хочу подчеркнуть ценность человеческой индивидуальности, ошибочность представления о человечестве, как о некоей массе «однотипных» существ, наделённых равными возможностями. Во-вторых, я хочу подчеркнуть, что неравенство возможностей и результатов деятельности индивидуумов лежит в основе человеческого прогресса. Поэтому марксизм, коммунизм, на словах признающий человеческую индивидуальность, но стремящийся к её нивелированию и «уравниловке», столь антипрогрессивен на практике. Одной из главных марксистских идей является воспитание коллективизма за счёт подавления индивидуальности («индивидуализма»). Предлагалось одинаково думать, носить одинаковую одежду (Китай), довольствоваться одинаковыми минимальными «благами». Соревноваться можно было только в трудовых достижениях, имеющих далёкую и туманную, т.е. мнимую, цель - всеобщее «счастье». Неудивительно, что ни человеческая личность, ни сама человеческая жизнь в таком обществе особой ценности не имеют (за исключением личности «вождей»). Это подрывает основной принцип развития - совершенствование личности, которая и является носителем сознания.

Эйнштейн и Бетховен в материальном и духовном отношении дали неизмеримо, бесконечно больше, чем какой-нибудь весьма полезный учитель физики или исполнитель на фортепиано. Почему и в материальном? В отношении Эйнштейна это не требует пояснений, без Бетховена же и других музыкальных деятелей не развилось бы производство музыкальных инструментов, да и концертная деятельность приносит многим большие материальные блага (наряду, конечно, с духовными).

Здесь можно «походя» коснуться старой проблемы «физиков» и «лириков». Теория относительности является результатом не только гения Эйнштейна, но и трудов многих его предшественников, - физиков и математиков, и нет сомнения в том, что позже, с большими потерями для скорости прогресса, она была бы открыта другими. Лунную сонату же, не будь Бетховена, не создал бы никто. В этом превосходство индивидуальности «лирика», как начала чисто духовного, над «физиком», изучающим материальный мир. Это ни в коей мере не умаляет моего уважения к гениям выдающихся физиков и к талантам «рядовых» физиков, а также химиков, инженеров и т. п.

Есть мнение, что люди по своим способностям не могут отличаться значительно, поэтому и их доходы не могут отличаться больше, чем в несколько раз. Но дело не в плохо определяемом понятии «способности», а в практическом результате. Если кто-то организовал успешно работающую кампанию, дал рабочие места тысячам людей, обеспечив им высокий доход, добавил нечто существенное к материальному или духовному достатку миллионов, то его значительный личный доход является честно, законно заработанным, даже если он на несколько порядков превышает среднедушевой доход. То же можно сказать о выдающемся, гениальном художнике или спортсмене. Когда говорят о справедливом максимальном соотношении между минимальным и максимальным доходом, то это может касаться только исполнителей, например госслужащих, т.е. людей, более или менее «заменимых».

Разница между тем, кто сделал нечто выдающееся, высоко ценимое другими, и тем, кто такого не сделал, хотя «теоретически» и мог, такая же, как между «да» и «нет», единицей и нулём, т.е. математически бесконечна. Единица, делённая на нуль, и есть бесконечность. Таким образом, вклад отдельных индивидуумов в общий материальный и духовный прогресс, не только не одинаков, но может отличаться бесконечно. Есть люди (больные, малоспособные к какой либо полезной деятельности, или в силу обстоятельств избравшие объект своей деятельности неудачно и т. п.), польза от деятельности которых равна нулю, а иногда и отрицательна.

Если следовать вполне зверским принципам социализма, которые многим кажутся справедливыми,- «каждому по труду» или «кто не работает,- тот не ест», то страшно представить, что происходило бы со многими людьми и их семьями. До мифического коммунизма, где «каждому по потребности», они всё равно бы не дожили.

Способность человека к общественно полезной деятельности, которая должна вознаграждаться пропорционально приносимой пользе, всё-таки есть результат стечения многих обстоятельств, в том числе случайных, зачастую не зависящих от человека. Например, от того, попал ли человек « в нужное время в нужное место», от случайного знакомства, от того, в какой семье и у каких родителей ему посчастливилось или не посчастливилось родиться и т. п.

Нормальный нравственный человек, ощущающий себя частью общества и способный к сопереживанию, осознаёт такое естественное неравенство не справедливым, т. к. понимает ценность любой человеческой жизни и судьбы. Поэтому стабильность, прогресс и благополучие общества требуют, что бы те, кто по возрасту, болезни или иным причинам не может приносить пользу обществу, имели бы достаточный для жизни набор благ. Особое внимание должно быть к молодёжи, что бы дать необходимые стартовые условия всем независимо от происхождения, условий семьи и т. п. Это, кроме понятных нравственных причин, снимет напряжённость в обществе, обеспечит его безопасность.

Есть сфера, где возможно более или менее равное распределение благ между гражданами - это доходы от реализации природных ресурсов. Здесь, в виде исключения, можно отойти от дохода, пропорционального личному вкладу, т.к. природные ресурсы за вычетом расходов на их добычу и транспортировку, принадлежат всему обществу.

Таким образом, в процветающем обществе должно быть обеспечено как максимальное поощрение способных в любых областях полезной деятельности, так и достаточное жизнеобеспечение неспособных. От первых требуется сознательное сопереживание и самоограничение, от вторых преодоление зависти и злобы к более способным, а ещё лучше преодоление неудач, т. е. то, что называется «человеческое достоинство». Неравенство, здоровое соперничество в достижении личных материальных и духовных успехов должно стать стимулом развития общества. Это заложено в человеческой природе. Хотя зависть заложена также и требует преодоления.

Любимое понятие марксизма - «эксплуатация человека человеком». Предполагается, что богатый эксплуатирует бедного. Это классический вид «эксплуатации», лежащий в основе марксистского учения о классах. Его мы рассмотрим ниже. Но, как видно из сказанного выше, нет такого общества, в котором бы бедные, то есть те, кто мало способен к общественно полезной деятельности, не эксплуатировали бы богатых, т. е. способных и деятельных. Конечно, богатство может возникнуть и от воровства, взяточничества, использования «административного ресурса», но те общества, где эти явления преобладают, не живут «долго и счастливо». С другой стороны и бедность возникает не только от нерасторопности и бескорыстия, как это пытаются представить сами бедные, но и от неспособности, лени, пьянства, неконтактности с окружающими, неумения отстаивать свои права и т. д.

С раннего детства, как только человек начинает сравнивать себя с другими, в нём просыпаются зачатки зависти, т.к. почти всегда он видит кого-то, кто хотя бы в чём-то его превосходит. Отсюда и рождается стремление к справедливости, к равенству во всём на личностном, индивидуальном уровне.

Справедливость - любимое слово большинства политических деятелей. Суть их деятельности и состоит в неустанной борьбе за эту самую справедливость. Это слово произносится так, как будто всем понятно, что оно обозначает. Между тем, причина многих политических разногласий и состоит в том, что это понятие понимается по-разному.

Справедливость не абсолютна, она относительна. Всё зависит от того, какой принцип положен в основу деления благ и прав.

Для примера, можно предложить следующие виды справедливости.

1. Справедливость уравнительная, когда справедливость есть синоним имущественного равенства. В основе такой справедливости лежит «уравниловка» или нечто к ней близкое. Все внимательно следят за тем, что бы кто-нибудь благодаря таланту и инициативе не получил больше допустимой планки. Вообще в таком обществе не зарабатывают, а «получают». «Получаемое» не зависит от результатов деятельности или зависит мало. Существуют государственные службы, которые, якобы на научной основе (по Марксу), определяют цену той или иной деятельности (нормативы). Научный марксизм будто бы даёт метод расчёта стоимости труда (см. гл.6 «Анти-Маркс»). Если производительность труда в какой-либо отрасли растёт, нормативы повышают, сохраняя «уравниловку». Такое общество может существовать длительно только за счёт продажи сырья, изоляции от внешнего мира и зомбирования населения пропагандой. Удел такого общества - дефицит, нищета и разлагающая фальшь. Посмотрите на так называемый «остров свободы» или КНДР. В какой микроскоп там можно рассмотреть эту «свободу» и эту «народную демократию»? Без постоянной помощи «проклятых капиталистов» им не выжить.

2. Справедливость юридическая, т. е. справедливо то, что законно. Всё зависит от принятых законов и их применения. Равенство всех перед законом справедливо без всяких оговорок. Если закон применяется избирательно за одни и те же деяния – это абсолютная несправедливость.

3. Справедливость нравственная. Всё зависит от принятых нравственных норм. Если нравственность базируется на библейских заповедях, то это справедливость библейская, если в основе лежат нормы шариата, то это справедливость мусульманская и т. п.

4. Справедливость клановая (патриотическая, национальная). Справедливо только то, что выгодно моей нации, моему народу. Это характерно для националистических, фашистских режимов. Вынужденный национализм для малых народов, отстаивающих самую возможность своего независимого существования, в каких - то ограниченных формах, без идей национального превосходства или исключительности, может быть оправдан. Национализм (патриотизм) великодержавного свойства губителен прежде всего для самой «державы».

5. Справедливость внешнеполитическая, справедливость в отношениях между государствами, справедливость международная, т.е. в отношениях между народами, и т.п.

6. Справедливость демократическая, когда властные права распределены поровну между всеми членами общества и делегируется ими государственным органом временно и под контролем общества. В этом сущность демократии (народовластия). Государственные органы, высшие чиновники, цепко держатся за власть и блага, которыми сами себя наделяют, поэтому они создают имитацию демократии, например выборы, которые не дают выбора, многопартийность, при которой всячески сужаются возможности партийного строительства. Идёт постоянное «перетягивание каната» между государственной властью и народом.

7. «Социальная» справедливость. Действительная или мнимая забота о «непродуктивной» части общества - детях, пенсионерах, ветеранах, больных и т.п. Её можно только приветствовать, если она не сопровождается идеями уравнительной справедливости, которые в конечном итоге приводят к обнищанию всех, в том числе и в первую тех, кто в такой справедливости нуждается.

8. Особый вид справедливости, - когда справедливым считается то, что способствует достижению максимальной материальной и духовной свободы для подавляющего большинства членов общества (вполне марксистская идея). Для достижения этой цели необходима максимальная заинтересованность всех, и в первую очередь наиболее способных и результативных членов общества. Если для этого необходимо допустить частную собственность и значительное материальное неравенство, то это условие принимается, но при наличии честной состязательности, без воровства, грабежа, насилия, т.е. при соблюдении юридической, правовой и «социальной» справедливости.

Последний вид справедливости мы наблюдаем в современных социально - ориентированных капиталистических обществах. В последних стимул к добросовестному труду настолько велик, что нет необходимости принуждать к труду или агитировать за труд. Рекламируются только результаты труда, т. е. товары и услуги. Вспомним развитую деятельность по рекламированию труда в так называемом «социалистическом» обществе. «Труд», «трудом», «о труде», - бесконечные призывы на плакатах, в газетах, все эти детсадовские «соцсоревнования», «доски почета», «герои социалистического труда». Действительно, добросовестно работать за туманное «светлое будущее» - это похоже на героизм. Придя на работу, любой мог убедиться, что бездельник и тупица «получает» не намного меньше талантливого «работяги», а если этот бездельник достаточно ловок, чтобы попасть в партийные или профсоюзные органы, он может иметь дополнительный блага. Поэтому производительность труда и близко не приближалась к капиталистической, при этом затраты средств труда (сырьё, материалы, энергия) были намного выше. Да и результатом такого труда были пустые прилавки и дефицит.

Но материальная скудость такого («социалистического») общества - это не главный его порок. Главный его порок - это лживость, фальшь, жестокость и лицемерие в повседневной жизни общества и жизни каждого его члена. Есть мнение, что это общество было высоко моральным. Там действительно много говорилась о моральных ценностях, поскольку материальных было не много. В действительности между весьма туманными «коммунистическими идеалами» и повседневной жизнью с её материальной скудостью, лицемерием, массовым разворовыванием «госсобственности» существовала пропасть, которая не могла не привести к моральному разложению, пьянству, разложению семьи. Попытка воспитания народа в духе альтруизма для вырабатывания («воспитания») высокоморального, бескорыстного, добросовестного раба, необходимого для «построения коммунизма», привела, как всякая утопия, к обратному результату. Лучше не иметь никакой «национальной идеи», чем иметь идею лживую, пренебрегающую свойствами человеческой природы, или основанную на человеческих пороках (нацизм).

Нельзя не упомянуть о псевдосправедливости, которая внешне может показаться высшим проявлением справедливости. Это справедливость по- сталински, которая нечеловеческую жестокость выдаёт за проявление высшей справедливости и кажется таковой забитому рабу. Вот мать собирает голодному ребёнку колоски на скошенном хлебном поле, колоски, которые всё равно сгниют. Справедливость по-сталински требует жесточайшего наказания такой матери, которая якобы расхищает «социалистическую собственность». Те, кто уважают такую «справедливость», по сути уважают жестокую и неограниченную законами и здравым смыслом власть, т.е. палку. Это один из «синдромов» ПСЧ. Некоторые из наших талантливых «говорунов» связывают популярность Сталина с такого рода «справедливостью». Конечно, расслоение общества на сверхбогатых и бедных несправедливо, особенно учитывая те циничные методы, которыми у нас обогащается власть имущая бюрократия. Она давно уже престала стесняться и выставляет свою власть и богатство напоказ. При Сталине такого не было, хотя имущественное расслоение и тогда было. Но всё-таки разница между бедным пенсионером и олигархом в основном материальная и она гораздо меньше разницы между крестьянином или рабочим при Сталине, живущем бедно, но на свободе, в своей семье, и узником ГУЛАГа, погибающем в муках от голода, холода, непосильного труда и унижения, или попавшим по разнорядке под расстрел.

С античных времён известен пример логической ошибки - «после этого, - значит вследствие этого». Принято считать, что весь этот уголовный беспредел, возникший с перестройкой, результат самой перестройки. Виноваты демократы, Ельцин с Горбачёвым и вообще «тлетворное влияние запада». Неужели кто-то может поверить в то, что нравственные устои многомиллионного народа можно изменить или разложить за несколько лет? Грош цена таким устоям. Все эти киллеры, «кидалы», скинхеды, армейские «деды», уничтожающие друг друга бандиты, чиновники - коррупционеры -- вчерашние пионеры, комсомольцы, коммунисты, или воспитанные в их семьях дети. Но всё это, конечно, только «пена». Она неизбежна, придётся её изживать.

Удивляет другое, то, что при такой тяжелейшей по своим последствиям истории, которую пережил народ России в прошлом веке, при тех ужасных физических и нравственных страданиях, человеческих потерях, народ сохранил здоровое творческое начало. Откуда столько талантливых, предприимчивых руководителей, собственников в производстве, банковской сфере, строительстве, торговле? Они ведь тоже не немцы или американцы, а те же бывшие комсомольцы или члены единственной партии.

Это только доказывает бесплодность усилий по «перевоспитанию» народа в «исторически короткие сроки». Нужна смена многих поколений, что бы существенно изменить менталитет народа со всем хорошим и нехорошим, что он содержит. А основные, родовые черты человеческой личности, общие для всего человечества, вообще сохраняются тысячелетиями. И никакие Марксы ничего изменить не могут. Считается, что в СССР существовали «идеалы», которых теперь нет. Мораль действительно существовала и существует, но только как семейная традиция, традиция поколений, которую невозможно уничтожить и за 100 лет. Советское общество с его озлобленностью, коммунальщиной, ханжеством, доносительством, ложью и жестокостью ко всякому инакомыслию безусловно оказывало разлагающее влияние, что мы и пожинаем сегодня. Достаточно вспомнить хотя бы борьбу с «вещизмом». Ею как раз и занимались те, кто был вхож в закрытые распределители и имел множество других материальных привилегий. Сегодня их дело продолжают апологеты «духовности». Тоже люди не бедные и не забывающие про свой процент.

Но вернёмся к вопросу о справедливости и равенстве. Можно представить себе и другие виды справедливости, но основные, необходимые для наших рассуждений, определены выше. В любом из упомянутых видов справедливости всегда присутствуют элементы несправедливости. Такова диалектика. Всё дело в их соотношении и влиянии на жизнь общества. Равенство сосуществует со справедливостью только в первом, втором и шестом из названных «видов» справедливости. О третьем ничего сказать не могу, т. к. в религиозных правилах не разбираюсь. Первый, уравнительный, вид справедливости исторически обречён и потому бесперспективен. В дополнение к последнему (восьмому) остаются только юридический и демократический, т.е. правовые виды справедливости, при которых должно соблюдаться полное правовое равенство - равенство всех перед законом, т.е. равенство прав. Они необходимы и при капитализме, предполагающем имущественное неравенство (не как цель, а «по факту»).

Вывод из этого подраздела, который будет дополнительно подтверждён в разделе «Анти-Маркс», состоит в том, что наиболее справедливой общественной формацией сегодня можно считать демократический капитализм. С этим следует смириться тому, кому это не нравится, и перестать «комплексовать» по этому поводу, считая всех богатых ворами, негодяями и эксплуататорами, а всех бедных носителями высокой нравственности. В противном случае общество ждёт материальная и духовная деградация. Попытка ограничить потребности человека минимальным набором необходимых для существования материальных благ, а в качестве стимула использовать туманное «светлое будущее» и не менее туманную «духовность», приводят к потере стимула к созиданию у всего общества, особенно у наиболее работоспособной и талантливой его части. В результате всё есть - и промышленность, и наука, и спорт, и искусство, и армия, а прилавки пустые, производительность труда низка, алкоголизм и разложение семьи «процветают». Это у нас и называется «застой».

И природа, и общество всегда находятся в состоянии развития либо поступательного, либо ведущего к деградации. Застой (как теперь говорят- «стабильность») - это временная, кажущаяся устойчивость, которая длительно продолжаться не может и является предвестником перемен. Внимательный взгляд в застое всегда различит признаки разложения, за которым может последовать возрождение.

Одним из достижений «социализма» многие считают научно-технический прогресс. Действительно, образование было бесплатным и достаточно качественным для тех, кто мог и хотел учиться. Отсутствовал только настоящий отбор способных к обучению. Диплом мог «высидеть» почти каждый. В институтах, конструкторских бюро, на заводах трудилось очень много дипломированных инженеров и учёных. Среди них процент лиц, действительно соответствующих полученным дипломам, был невелик (много было неучей, бездельников, «общественных работников»), но вполне достаточен для прогресса. Тогда почему прилавки были пустыми, а то, что можно было купить, выстояв очередь, или «достать» по знакомству или на чёрном рынке по тройной цене было либо импортным, либо низкого качества? При этом стали, нефти, леса, электроэнергии на душу населения производилось достаточно. Ответ прост - отсутствие экономики. Та чиновничья «распределиловка», которая называлась экономикой при социализме, ею не была (хотя экономистов было достаточно). Экономика заменялась кое-как чёрным рынком и комиссионными магазинами. Работа интеллектуальной элиты (конечной целью которой было в основном вооружение) с помощью экономики должна превращаться в товар, т.е. в то, что может потреблять человек. Без этого научно-технический прогресс теряет смысл, т.е. не существует, хотя считается, что его развивает именно разработка вооружений. Думаю, что научно-технический прогресс не должен заканчиваться идеями, «ноу-хау» и вооружением. Он должен доводиться до потребителя. Тогда и побудительных причин для его развития будет гораздо больше. Оказывается, легче создать атомную бомбу или электростанцию, запустить человека в космос, чем построить дороги, жильё для каждого, создать изобилие. Для этого нужна экономика. «Распределиловка» не поможет. Экономика - это неотъемлемая часть технического прогресса. Но это отдельная область деятельности. Тут научно-технологические знания бесполезны. Для развития экономики нужна личная заинтересованность и частная инициатива плюс предпринимательский талант и знания, которых у большинства «технарей» нет (они другим заняты). Нужна политическая свобода и конкурентная среда. Нужна концентрация капитала в руках тех, кто способен наиболее эффективно его использовать для своего и общественного блага.

Сама интеллектуальная элита всё это видела и понимала или чувствовала. Сейчас, когда значительная её часть «сбежала» на запад, принято считать, что она сбежала за «длинным долларом». Думаю, что это не совсем так. В конце концов к скудной, но привычной и предсказуемой жизни все привыкли, да и Родину покидать, уезжая в неизвестность, зачастую с семьями, боязно и не очень приятно. Основная причина в другом. Людям, которые знают и умеют, надоели советские производственные отношения, т.е. уравниловка и бесполезный труд. Каждому хочется видеть результат своего труда, да и деньги, полученные за результат, по другому «пахнут» и тратить их есть на что. И у детей другое будущее. Наивно было бы думать, что проблема возвращения умов чисто материальная. Пока Россия не начнёт решительно двигаться к гражданскому обществу, а именно честным выборам, независимым суду и средствам информации, пресечению коррупции, отказу от лжи и двойной морали на всех уровнях, надеяться на возврат умов (и капиталов) бесполезно.

Сегодня учёные-экономисты и высшие чиновники озабочены вопросом «слезания с сырьевой иглы», развития инновационных технологий. Для достижения этих целей необходимо изменить отношение к специалисту, который более ценен, чем чиновник и даже иногда чем успешный менеджер. Даже в царские времена квалификация ценилась намного выше, чем во времена советские, несмотря на всю трудовую риторику коммунистов. Исключения, конечно, бывают, например, в сфере оборонной промышленности. Достаточно вспомнить известную «шарашку» для заключённых учёных. Со времён большевистского переворота и до наших дней специалисты бегут из страны. Одна из причин (наряду с материальной и политической) - уравниловка и приоритет чиновника, силовика, менеджера (даже мелкого) перед специалистом. Россия всегда была страной чиновничьей, иерархической. Блага распределялись и распределяются по иерархии, а не по профессиональному уровню. На Западе нормально, когда подчинённый специалист оплачивается выше своего начальника- менеджера. В России такое невозможно. В результате специалист оказывается на низшей ступени иерархии, а важнейшие решения, в том числе и технические, принимает дилетант-чиновник. (То же и в политике, экономике, управлении страной). Поэтому и падают ракеты и теряются спутники. Дипломированная бездарь, выбившись в начальники, обычно испытывает подсознательную антипатию к подчинённым ей талантливым специалистам. Хорошо, когда авторитет руководителя сочетается с авторитетом специалиста. Но это, к сожалению, бывает не часто. Поэтому сложнее всего не организовать очередную инновационную фирму, а изменить полурабскую, «иерархическую» психологию. Патриотическими заклинаниями здесь не поможешь.

Но многие остались, поверив в перестройку. Перестройка состоялась и экономика в России есть. Это факт. Можно поносить Горбачёва и Ельцина, Чубайса и Гайдара. И грехи у них есть, и куски так называемой «общенародной собственности» не в те руки попали, и до настоящей демократии ещё далеко, и вранья много, а коррупция вообще чудовищна. Но надо сравнивать с тем, что было. А собственность при рыночной экономике имеет свойство оставаться у тех, кто умеет с ней обращаться и её развивать для общей пользы. Не верю тем, кто якобы знает, как можно было в короткий исторически срок всё сделать более правильно и «социально справедливо» при таком наследии, при полурабском менталитете большинства. Что заслуживаем, то и имеем.

У младодемократов был только один выбор: либо призвать «варягов», т.е. продать основные фонды и богатства России зарубежному капиталу, или создать свой класс собственников путём ваучеризации и последующей концентрации собственности в руках тех, кто сможет ей эффективно распорядиться. Всё это нужно было сделать в исторически кратчайший срок. Всё это и было сделано, хотя и со многими издержками. Не думаю, что это можно было бы сделать более «социально справедливо». Слишком долго длился коммунистический эксперимент над народом и экономикой. Ваучеризация решала ещё одну важную политическую задачу, о которой не любят вспоминать. Она позволила превратить «красных директоров» из противников в союзников перестройки. Горбачёву и обществу не стоило большого труда сломить сопротивление правящих маргиналов. Сопротивление «красных директоров» могло быть непреодолимым. Получая в собственность основные фонды (строения, оборудование) они становились заинтересованной стороной. Появление постсоветских олигархов и собственников из «красных директоров» считаю несправедливым, но неизбежным. Одной из основных «недоработок» перестройки оказалось сращивание государства, силовиков, высших чиновников и капитала, «крышевание» капитала. Это и рождает коррупцию и управляемое правосудие. В традиционных, «устоявшихся» демократиях это запрещено законом и преследуется. Отнять эти «игрушки» у «вертикальной» власти будет не просто.

5. О РАБСТВЕ И СВОБОДЕ.

«Свобода приходит нагая, бросает на сердце цветы,

И мы, с нею рядом шагая, беседуем с небом на ты!»

В. Хлебников.

Жизнь общества, его историческая судьба, судьба каждой семьи, каждого человека помимо прочих причин (географических, связанных с развитием технологий, науки и культуры и т.п.) зависит прежде всего от господствующей в этом обществе системы взглядов, представлений, ценностной ориентации, привычек, моральных ценностей, сложившихся исторически, т.е. от менталитета большинства членов этого общества. Этим, а не только уровнем производительных сил, определяются производственные отношения. Весь «набор» моральных ценностей закладывается в человека с детства, прежде всего в семье, и существует в основном на «подкорковом», подсознательном уровне, поэтому его изменения под внешним влиянием происходят весьма медленно, со сменой поколений. Без этого нельзя объяснить исторические процессы, происходящие в обществе. Если общество, семья не приучают человека с детства к ежедневному труду, то общество даже в самых благоприятных географических условиях обречено на нищету и междоусобицу и помочь такому обществу извне трудно. Это мы наблюдаем в некоторых Африканских странах.

Если общество, семья воспитывает в человеке плебейскую хитрость (лживость, лукавство), как главное условие достижения успеха («хитрость-второй ум»), то мы получаем общество, где принято говорить одно, а делать другое, где люди пытаются строить своё индивидуальное благополучие на взаимном обмане. В таком обществе не могут действовать самые правильные законы, самые гуманные юридические и нравственные нормы, т.к. наиболее действенной формой контроля является самоконтроль. В таком обществе будет процветать коррупция, двойная мораль, и невозможен независимый суд.

Если общество, семья воспитывает в человеке такие рабские черты, как страх перед «палкой», уважение прежде всего к силе, к начальству и иерархии, вельможе и чиновнику, «силовикам», и только во вторую очередь к специалисту, мастеру, учёному, инженеру, крестьянину, то такое общество не конкурентноспособно экономически, обречено на сырьевую «иглу» (если она есть).

От чего же зависит общественная мораль (не декларируемая, а действительная)? От исторических условий развития общества, от его предыстории. Человек чрезвычайно сложен психологически, не менее, чем биологически. Он несёт в себе и те родовые черты, которые были выработаны тысячелетиями, и те, которые заложены в него и его ближайших предков условиями жизни относительно недавно. Здесь речь идёт в основном о тех качествах, которые связаны с рабством (феодализмом) в предыдущей истории. История цивилизованных современных обществ - это история преодоления рабства и рабского менталитета, т.е. культа насилия. Рабство, как менталитет, столь тяжёлое наследие, что на его преодоление потребовались тысячелетия.

В этом разделе речь пойдёт о рабстве и свободе не с точки зрения развития производительных сил и производственных отношений, борьбы классов и эксплуатации, как это принято с подачи классиков марксизма, а с точки зрения развития человеческой личности от внутреннего, психологического рабства к свободе, благородству, и нравственности, т.е. тому «набору» качеств, которое называется ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ДОСТОИНСТВОМ. Словом РАБ я здесь, в основном, обозначаю психологический настрой личности, менталитет человека. Человек может занимать самые высокие посты в государстве, иметь огромную власть, высшее образование и оставаться лукавым рабом (плебеем) по типу своей личности.

Исторический путь человечества обусловлен не только развитием науки и технологии, но и развитием человека. Он связан с возникновением и преодолением рабского менталитета. Производительные силы в последние столетия меняются настолько быстро, что развитие общества за ними не успевает. Особенно сказывается возникновение связей между прежде изолированными человеческими сообществами, необходимость восприятия, понимания чужих взглядов и условий жизни, выработки единых для всех норм, неизбежно меняя при этом свои. В этом одна из главных причин тех внутренних и внешних конфликтов, которые характерны для нашего времени. Я имею в виду конфликты международные, общественные и межличностные, столкновения на международной, межрасовой, имущественной почве. За всем этим, помимо материальных интересов, часто стоит конфликт между менталитетом раба и свободной, если хотите, нравственной, благородной личности (как межличностный, так и внутриличностный). Общества, где ещё преобладает рабский менталитет, но уже есть ядерный арсенал, опасны для себя и человечества.

Марксисты считают, что как только на основе развития производительных сил усовершенствуются производственные отношения, так наступит гармония в человеческих отношениях, т.е. «социализм - коммунизм». Практики марксизма - Сталин, Мао и др.- столкнувшись с тем, что социализм никак не наступает, во-первых объявили социализмом то, что получилось, а во-вторых стали физически уничтожать, репрессировать, высылать ту часть «народных масс», которая, по их мнению, имела не подходящий для социализма менталитет. Менталитет определялся происхождением, т.е. принадлежностью к той или иной общественной «прослойке», например к крестьянам - собственникам или интеллигентам, поэтому репрессировались все, кто мог иметь неугодный менталитет, в том числе и дети. Всё это очень похоже на нацизм, хотя и не на национальной почве. Репрессии необходимы были также для того, чтобы страх не давал открыто сомневаться в правдивости лживой пропаганды, нужного властям представления о действительности. «Упёртые» коммунисты считают это ошибками («перегибами»), хотя это и есть последовательный марксизм в действии. Марксизм, делая упор на первичность материи, на «бытиё», мало интересовался развитием личностных, психологических особенностей человека, не учитывая, что от них в первую очередь зависит возможность тех или иных общественных отношений, той или иной общественно - политической системы. Превращая общество в «массы», в послушное человеческое «стадо», коммунисты консервируют, развивают рабство, подавляют личность. В этом один из главных пороков марксизма. Марксисты идеализировали «пролетариев», считая их почему-то венцом человеческого совершенства. Маркс и Энгельс накопили и изучили огромное количество фактического материала о жизни и быте рабочих в Европе и Америке, об их отношениях с работодателями, но мало интересовались психологическими особенностями человека вообще и рабочего в частности. В практической революционной деятельности их последователям пришлось с этим считаться, что и привело к столь масштабным и жестоким репрессиям. Другой порок марксизма состоит в отмене выработанной веками человеческой (религиозной) морали. Неуважение к частной собственности это неуважение к личности, к её правам. Недаром предреволюционная деятельность большевиков включала в себя и грабежи («эксы»), и шантаж и т.п.

Мы уже упоминали о том, что неодинаковость, неравенство есть общий закон развития как природы, так и общества. Самая первая общественная формация после первобытно-общинной -- рабство, не было исключением из правила. Оно было несправедливым с точки зрения правового равенства, но неизбежным как стадия развития человеческого общества. Рабская организация общества увеличила производительные силы и дала возможность развить интеллектуальные силы общества, освободив небольшую по численности его часть для развития науки, в том числе и военной, технологии, торговли и искусства, а также религии, влияющей на моральные устои членов общества, как рабов, так и господ. Боги, как правило, бывают общие, так же, как и значительная часть принятой в обществе морали. Аристократ отличается от раба прежде всего положением в обществе, хотя условия воспитания и развития личности у потомственной аристократии приводят к развитию нравственности, отличной от рабской.

Хочу подчеркнуть свой взгляд на аристократию, как на чрезвычайно полезную часть общества, без которой его развитие было бы невозможно. Низкий уровень жизни, малая продолжительность её у большинства членов рабовладельческого, феодального или раннего капиталистического общества объясняется не столько жестокостью эксплуататоров, нежеланием делиться «благами», сколько низкой производительностью труда, неразвитостью технологий. Более комфортные условия жизни аристократии способствовали развитию интеллекта, науки, технологии, культуры.

Аристократизм связан (в моём понимании) с понятием об интеллигентности. Интеллигент, по-моему, это прежде всего антираб, это человек внутренне независимый. Как бы ни был образован и высокопоставлен холуй,- интеллигентом его не назовёшь.

Неразвитость технологий заставляет использовать труд тысяч рабов, которых рабовладельческое общество уже в состоянии прокормить, на строительстве огромных сооружений (например, египетских пирамид). Это, с одной стороны, обеспечило занятость, т.к. ничем не занятый молодой человек опасен для общества, а с другой стороны способствовало развитию науки и технологии. Дальнейшее развитие общественных формаций шло по пути всё большего «освобождения труда», увеличения личной независимости и личной заинтересованности производителей, поскольку наряду с техническим прогрессом это приводило к росту производительности труда и конкурентоспособности общества, государства в его борьбе с другими за существование и «жизненное пространство».

История возникновения, развития и преодоления рабства не является основным предметом изучения в данной работе, так же, как то или иное представление о происхождении человека не влияет существенно на развитие человечества. Важно понять менталитет, психологию раба, доставшиеся нам от предыдущих поколений, показать их пагубное влияние на современное общество. Роль и влияние рабской психологии на современное общественное сознание недооценивается. С момента зарождения рабства и рабского менталитета человечество почувствовало угрозу этого явления, которое ведёт к деградации человека, и начало вырабатывать нравственные нормы свободной личности. Начала прав человека заложены уже в библейских заповедях, в Римском праве, в законодательных основах древнегреческой демократии, хотя в них же содержится и необходимость примирения с существующей тогда рабовладельческой системой, что в тех условиях было неизбежно. В рабовладельческих обществах раб не считался человеком. Христианское учение, выросшее из иудаизма, уже несёт в себе антирабовладельческие идеи, идеи ценности любой человеческой личности.

Процессы совершенствования отношений между человеком, обществом и властью, ведущие к демократии, протекают эволюционно в течение многих столетий. В этих процессах важная роль принадлежит религиям. Они учат каждого ощущать себя частью общества и мира, в котором живёт человек, задумываться не только о насущных материальных проблемах, но и о прошлом и будущем, жизни и смерти и т.п. Религии сыграли важнейшую роль в духовном, нравственном становлении и развитии человека. Без примирения человека с окружающим миром, с собственной судьбой, которая во многом от человека не зависит, а именно этому учат основные мировые религии, периоды спокойного поступательного развития общества вряд ли были бы возможны. Религии обеспечили нравственное воспитание многих поколений, поэтому, если нет стройной программы светского воспитания, если утрачены семейные традиции, то религиозное воспитание, например православное, может оказаться полезным, если оно проповедует добро и терпимость, а не злобу и мракобесие. В многоконфессиональном обществе оно должно быть факультативным. Любой атеист обязан заложенным в нём нормам морали, совести своим религиозным предкам. Отменив религию, а с ней совесть, коммунисты через десятилетия вынуждены были ввести свой «моральный кодекс», частично списанный с религиозных заповедей. Конечно, религии не всесильны, да и духовные «пастыри» тоже люди и несут в себе человеческие пороки. Поэтому спасти людей от войн и других катаклизмов они не всегда в силах, а иногда и сами являлись источниками войн, но всё же они учат «массы» «смотреть в одну сторону» и соблюдать нравственные законы. Именно влиянием религий многие объясняют различия в историческом развитии Западной Европы, России и мусульманского мира, в менталитете народов. В наше время религия может быть и тормозом развития, если она используется власть имущими для борьбы с идеями личной свободы, правами человека, для зомбирования людей в клановых интересах (исламский фундаментализм). Интересен феномен еврейского государства, которое возродилось через тысячелетия. Религиозная культура сыграла в этом важную роль. Подобно православным староверам, евреи веками следовали очень жёстким традициям - традициям иудаизма. Этих традиций в сочетании со своей древней культурой и европейской культурой оказалось достаточно, что бы из выходцев из разных стран создать небольшое, но мощное экономически, культурно, научно и в военном отношении государство. Морально- политическое единство, о котором так много говорили большевики, достигнуто именно в Израиле (несмотря на борьбу идей и мнений). По-моему еврей это не тот, кто обрезан, носит кипу и посещает синагогу, а тот в ком поколениями воспитано высокое чувство долга по отношению к заповедям. Этим объясняется, например, феномен математика («отказника») Перельмана. И это несмотря на тяжёлые условия выживания в черте оседлости, да и в СССР, где было не до заповедей. Это можно отнести и к представителям других мировых религий, если их религиозность не показная. И православный не тот, кто кичится своими чувствами (действительными или мнимыми) и соблюдает обряды, а тот, кто верен библейским заповедям и служит Богу, а не Момоне.

В своём стремлении к достижению материальной и духовной свободы человек оценивает себя путём сравнения. Человеку свойственно страдать или радоваться, сравнивая себя с другими, отсюда зависть и злоба, используемые разного рода «вождями» в своих целях задолго до появления коммунистов и их идеологов. Последние догадались закамуфлировать эти человеческие пороки в благородную идею имущественного равенства, но потерпели крах, т.к. эта идея противоречит природе человеческого общества. Человек - не ангел. Стремление каждого прежде всего к личному успеху, успеху своей семьи при более или менее безразличном отношении к положению других есть универсальные человеческие качества, которые создают наибольшие сложности для справедливой организации общества. Общество, которое использует эти качества себе во благо и умеет ограничить соперничество общепринятыми правилами и законами, обеспечивает своё процветание. Одной из главных целей нравственности является преодоление зависти, развитие правильной самооценки, личной инициативы, как составляющих человеческого достоинства. Религии могут играть важную роль в развитии этих качеств и нравственности вообще. По- видимому, религия необходима человеку до определённого уровня развития его личности (интеллекта). Высокоразвитая личность понимает необходимость нравственных норм и без религии.

Труд раба основан на принуждении, раб является вещью, принадлежностью хозяина и выполняет его волю. То, что раб отдаёт, и то, что он получает, мало зависит от него. В этом, а не только в тяжести труда, состоит разлагающая человека особенность рабского труда. Психология раба основана на культе насилия. Рабство убивает в человеке предприимчивость и инициативу. Cовременные (и недавние) тоталитарные и полутоталитарные общества, «строящие социализм-коммунизм», являют нам пример рабства на новом, индустриальном витке развития общества. Идеи классиков марксизма пригодились, хотя и не в том виде, как предполагали сами классики. Это пример того, как производственные отношения в ряде обществ не успевают за развитием технологий. Рабство вернулось зачастую в совершенно зверской, дофеодальной форме (Гулаг). Своего предела коммунистическое рабство достигло в Камбодже при красных (кровавых) кхмерах и в Северной Корее, где рабство сочетается с средневековой наследственной монархией. Отличается новое рабство от известного ранее тем, что во-первых рабами является весь народ, чего ранее не бывало, и во-вторых невиданной ранее ложью режима, невиданной ранее пропастью между идеологией и действительностью. Это достигается современными средствами массовой информации и репрессиями. Тотальная ложь превращается в «норму жизни».

Путём крайней жестокости и зомбирования лживой пропагандой пытались, иногда успешно, воспитать и советского раба. Беломорканал, например, строился примерно на том же уровне технологий, что и египетские пирамиды, т.е. ручным трудом рабов-заключённых. Вернулась и нищета (дефицит), т.к. сами по себе современные технологии в сочетании с подневольным трудом не приводят общество к процветанию. Нужен свободный, заинтересованный труженик. Это осознали и наиболее «продвинутые» из коммунистов (Горбачёв, современное китайское руководство). Права свободного человека включают в себя и право на выбранную им общественно полезную деятельность без ограничения индивидуума в его личных материальных и духовных достижениях при соблюдении равенства всех перед законом. Такой труд, такая деятельность, которая приносит очевидную пользу и себе и обществу, облагораживает и вдохновляет человека. Ни одно общество, основанное на уравнительно-распределительной идее, не достигло процветания и не может существовать без постоянной помощи извне.

Рассматривая «родовые» черты раба в сравнении с основными чертами человека благородного (свободного, нравственного), мы должны учитывать, что эти черты не являются абсолютной принадлежностью того или иного человека, того или иного общества, того или иного народа. Они присутствуют в том или ином объёме в каждом человеке, обществе, народе и могут проявляться в разное время по-разному. Они могут быть выражены по-разному в зависимости от предыстории народа и условий происхождения каждого человека. Чем более длительный исторический период народ пребывал в рабстве, чем более жестоким оно было, тем больше «родовых» черт раба в этом народе, хотя и благородные черты, стремление к индивидуальной свободе есть в любом народе и почти любом человеке. Если человек с раннего детства вырос в рабской среде, впитал в себя культ насилия, то он скорее всего сохранит в себе характер раба. Многие до сих пор испытывают ностальгию по советским временам. Но человек существо чрезвычайно сложное. То, что «ломает» одного, то вызывает чувство протеста и «укрепляет» другого. Противостояние давлению извне заложено в человеке природой. Стремление к свободе, естественное для человека, как мыслящего существа, может у раба принимать и уродливые формы. Есть простой тест на преодоление рабства. Когда народ выходит на улицу не из-за льгот или цен, а из-за попранных прав и свобод--такой народ можно поздравить: он преодолел рабство. Подобное сегодня уже происходит во многих прежде глухих и отсталых уголках мира.

Пагубно влияют на нравственность поколений также общественные катаклизмы - войны, массовые эпидемии, репрессии, голод, когда человек бессилен помочь себе и своим близким, когда его воля подавлена внешними обстоятельствами, а человеческая жизнь обесценивается. Это отражается на судьбе следующих поколений, ведёт к росту бытовой и политической озлобленности, преступности, алкоголизму.

Рабские черты в человеке здесь понимаются как результат насилия над личностью, от природы свободной, как результат культа силы в человеческих отношениях, как некую тяжёлую и исторически неизбежную болезнь человека и человечества. Бытие раба, его воля, его подневольный труд, сопутствующие физические и душевные страдания, материальная скудость его существования, невозможность свободного выбора в личных отношениях, вырабатывают в рабской среде черты, необходимые для выживания. Задача раба состоит в том, как минимизировать вред себе, оставаясь «угодным» хозяину, как хотя бы в чём-то проявить личную волю, что естественно для человека, любым способом улучшить своё положение. Раб не может себе позволить такую «роскошь» как совесть, честность и благородство. В литературе (Тургенев, Достоевский) можно найти типы симпатичных, терпеливых рабов. Но мы не знаем (а, возможно, и знаем) какими они будут, лишившись зависимости и рабского почтения перед барином. Революция и, особенно, гражданская война показали, на что способен «свежеосвобождённый» раб. Вспомните террор, крайнюю жестокость, проявленную во время Гражданской войны с обеих сторон. Перечитайте, например, «Конармию» Бабеля или великолепные «Донские рассказы» Шолохова, да и «Тихий дон» тоже, «Окаянные дни» Бунина. Булгаковский Шариков- типичный раб. Его пытаются быстро, оперативно очеловечить, но получают хама.

Рабство разлагает прежде всего мужскую часть общества. Мужчина от природы должен быть смел, независим, предприимчив. Эти черты в первую очередь подавляются рабством, что ведёт к внутреннему конфликту. Женщина от природы слаба и склонна к подчинению. Сфера её интересов в рождении и сбережении потомства, поэтому она в меньшей степени подвержена влиянию рабства. Считаю, что алкоголизм в его массовом проявлении обусловлен рабством. Это результат внутреннего конфликта мужчины и раба. Борьба с алкоголизмом (да и с другими пороками) прежде всего состоит в создании гражданского общества, в подлинной демократизации, свободе личности.

Холуйство, как добровольное рабство,- следующая, более пагубная стадия рабства.

Общеизвестно, что основы человеческой личности закладываются в семье. И положительные, благородные человеческих черты, и хитрость, лживость, злоба, национальная и классовая нетерпимость, конформизм, мазохистская любовь к «сильной руке», холуйство возникают из одного и того же источника - из семейных и общественных традиций, накопленных веками. В обществе всегда есть носители и тех и других качеств. Проблема в том, что преобладает. Менталитет человека - это прежде всего результат отражения личностей родителей, характера их взаимоотношений и отношений к ребёнку, отражения их взглядов, обычаев, поступков. Интересно, о чём думали «классики» марксизма, объявившие семью буржуазным «пережитком» и предсказавшие распад семьи, обобществление женщин и детей при коммунизме («Коммунистический манифест»). Как можно было взяться за предсказание будущего всего человечества, так мало зная о человеке?

Для развития широты и независимости мышления, открытости, честности, доброжелательности, трудолюбия, воли в достижении успеха, стойкости к неудачам, самоуважения и человеческого достоинства человек должен в самом раннем детстве получить большой запас родительской любви и видеть проявление этих качеств прежде всего в семье. Да и качественное образование требует участия семьи. Человека в первую очередь «делают» наследственность и семья, а потом уже среда его обитания и жизнедеятельности. Семья является и главным стимулом к деятельности. Поэтому столь убоги и смехотворны попытки некоторых высших чиновников воспитывать народ, миллионы взрослых людей, навязывая им те или иные удобные для руководства идеи (варианты «национальной идеи»). Можно зомбировать с помощью лживых и тенденциозных средств информации часть народа, но это нельзя назвать воспитанием. У другой части народа это вызывает отторжение. Или приведёт к совершено неожиданным для пропагандистов результатам. Так пропаганда патриотизма приводит к росту нацистских проявлений.

Вернёмся к нашему предмету, т.е. к рабству, как набору психологических установок. Как уже сказано выше, свобода неотъемлемый признак и условие существования сознания. Развитие естественных, общественных наук, экономики и технологий требует свободы мышления. Всё это несовместимо с бытием раба. Мыслительный аппарат раба направлен на выживание в условиях насилия. Ум раба - это хитрость (лживость). Хитрость состоит из набора несложных правил, воспринятых рабом с детства и необходимых для его выживания. Он думает одно, а говорит и делает другое. Такая психология действительно бывает полезна рабу во взаимоотношениях с хозяином, с властью, от которой он зависит, с другими рабами. Если же этим правилам следует большинство членов общества, то каждый в той или иной мере окажется обманутым другим. Жить в таком обществе некомфортно всем, оно не жизнеспособно. Можно достичь личного благополучия, но оно покупается ценой обмана общества, коррупции, отравления окружающей среды, истощения природных богатств, вырубания лесов, нравственного разложения потомства и т.п. Это всё мы наблюдаем ежедневно в современном обществе. Как с такой психологией построить мифический коммунизм? Кто же будет работать? Все будут только потреблять, надеясь «объегорить» другого, более простодушного. Коммунизм - это рай в представлении ленивого раба. Рай рабов.

Как отмечено выше: свобода, стремление к истине - главные свойства сознания (мышления). У раба они подавлены, что способствует деградации мышления, оглуплению, лживости, зато развивается чутьё. Чутьё «палки», «вертикали», хозяина. Это сочетание холуйства с глупостью и хитростью мы часто видим в речах и поступках некоторых наших руководящих чиновников разного уровня. Поступки высокопоставленного чиновника отражают действительное (а не словесное) отношение власти к народу. Хамство и зверства некоторых силовиков, произвол судов и избиркомов тому пример. Они не всегда вызваны прямыми указаниями сверху. Холуйство, угодничество перед властью - одна из главных родовых черт раба. Судья-холуй ориентируется не на истину и закон, а на предполагаемые интересы хозяина (власти). При этом закон и истина (факты) цинично попираются. Очевидные нелепости судебного решения такого судью не смущают. То же и с «честными» выборами.

Раб часто не в состоянии быть искренним и честным даже перед самим собой. Поэтому первый шаг к освобождению от рабства – честность перед самим собой, критичность к себе самому, сомнение.

Есть необходимые современному обществу профессии, где привычка думать одно, делать другое, а говорить третье - главное полезное качество. Такова профессия разведчика-шпиона (не армейского, конечно) или функционера тайной полиции, которым позволены нетрадиционные, если хотите безнравственные методы. Это хотя и необходимые, но чрезвычайно вредные профессии, т.к. профессиональная привычка к лживости, к двойной жизни разлагает человека изнутри, хотя некоторые видят в такой деятельности своё призвание. Цель оправдывает средства - таков девиз разведчика или функционера спецслужб. Но такая установка губительна в общественных отношениях. Грань между допустимым и преступным стирается. Интересами государства можно оправдать любое преступление. В этой связи интересна известная фигура Судоплатова (старшего). Кто он? Патриот или убийца? Пропагандировать качества разведчика (шпиона), как это бывало и бывает, в применении к общественной жизни значит культивировать хитрость, ложь, двойную мораль, клановость, доносительство и недоверие друг к другу. Двойная мораль приводит к внутриличностному конфликту, которого некоторые не выдерживают. Они открывают правду часто с большим риском для себя. Функционер с опытом спецслужб на высоких гражданских должностях может быть опасен. Привыкнув к необходимому двуличию в шпионской работе, он переносит это на взаимоотношения с собственным народом, на международные отношения, не понимая, что примитивная хитрость видна и унизительна. Она разлагает чиновничество, например, суды, силовые и властные структуры. В фальсификацию выборов, лжесвидетельство полицейских в судах, неправые суды вовлечены некоторые наши сограждане. Они отравлены ложью и холуйством, поощряемым властью. Эту отраву они невольно передадут детям и внукам.

Но никакая самая закрытая и тайная госструктура не может сломить любого. Известны и уважаемы бывшие функционеры спецслужб, которые смогли стать честными и независимыми политиками.

Как раб проявляет себя во взаимоотношениях с окружающими? Здесь всё также определяется культом силы и полным отсутствием самокритичности, чувства ответственности перед окружающими за свои поступки. Раб компенсирует свою «забитость», свой комплекс неполноценности: с теми, от кого раб зависит, он угодлив, с теми, кто заведомо слабее, он груб и деспотичен, постоянно, даже когда в этом нет видимой необходимости, демонстрирует своё превосходство, не упустит возможности «пнуть» или отчитать вас при малейшей Вашей оплошности. Мат или хамство в общественных местах или даже с высокой трибуны – это способ «приручить аудиторию», электорат. Раб не понимает уважительных, партнёрских отношений. Он либо главенствует и подчиняет, либо подчинятся силе сам. Раб (плебей) во власти хуже аристократа. С такой психологией гражданское общество не построишь.

В любом рабском сообществе постоянно идёт процесс установления силовой иерархии, идёт «ролевая игра», выясняется, кто чью волю должен выполнять. Это происходит, конечно, в тех случаях, когда ролевая структура не установлена хозяином. Поэтому самое трагическое время, это время перехода от рабства к свободе, которое неизбежно должно наступить в любом человеческом обществе. Тогда «расцветает» хамство. Хам (Шариков) - это и есть «свежеосвобождённый» раб. Хамство - это демонстрация отсутствия совести (нравственности). На пути от общества рабов к обществу свободных человеческих личностей, от диктатуры к демократии проявления хамства, к сожалению, неизбежный этап. Конечно, переход от диктатуры к демократии возможен лишь тогда, когда большинство осознало ценность свободы, либерализма. При этом не только часть общества ещё несёт в себе рабский менталитет, но и те, кто привержен демократии, сам того не сознавая, несёт в себе наследие рабства. Хамство - это не обязательно внешняя грубость. Это более широкое понятие. Это убогий, ничем не ограниченный эгоизм, который приводит к временному успеху, но часто заканчивается крахом вплоть до физического самоуничтожения. Сколько молодых, сильных, энергичных людей, получивших с перестройкой право на личную инициативу, покоятся сегодня под дорогими памятниками?! Принято думать, что это буржуазное общество «испортило» людей, но менталитет, нравственные устои человека, заложенные воспитанием, предыдущими поколениями, весьма инерционны и меняются только со сменой поколений. Все эти бывшие пионеры, комсомольцы и коммунисты воспитаны на лживой и нежизнеспособной идее, противоречащей действительности. «Рабы социализма» оказались не готовы к свободе. Исчезла идея, а с ней и все нравственные ограничения. Известно, что дистрофика нельзя сразу обильно накормить. Часто приходится сталкиваться с явной или скрытой недоброжелательностью в сфере обслуживания, с проявлениями злобы по всякому пустяковому поводу, особенно со стороны представителей старшего поколения. Задавленная воля раба ищет проявления в пренебрежении нормами общественной морали (ругань в общественных местах, мусор, загаженные парадные и лифты), в насилии над женщинами и детьми в семье. Когда «совок» садится за руль, он стремится всех обогнать, влезть в любой промежуток между машинами, нетерпеливо сигналит при малейшей задержке, скандалит по любому поводу. Когда он попадает со своим мнением в интернет, его легко узнать по злобности, грубости и убогому «юмору» (коверкает слова). «Из хама не сделаешь пана». Во всяком случае быстро.

ПСЧ несёт в себе в той или иной мере черты раба. ПСЧ ещё достаточно много во всех слоях общества и во власти, чтобы влиять на нашу жизнь и политику. Произвол власти держится не только на беззаконии силовых структур, но и на добровольном холуйстве, особенно стоящих близко к власти. Не успела Россия освободиться от полуфеодальной тоталитарной власти вождей КПСС, как снова у власти «правящая партия», основным политическим кредо которой является преданность «вождю». Она это декларирует совершенно открыто. Любая критика «вождя» вызывает истерическую отповедь преданных партийцев, отрабатывающих привилегии. Действительно, «один раз как трагедия, другой раз как фарс». Часто приходится слышать злобные высказывания в адрес демократии, демократов и либералов. Отрицающий демократию, либерализм - привержен рабству, хотя сам этого не понимает.

По особенному проявляется рабский менталитет в замкнутых коллективах (армия, тюрьма). Стремление любой ценой установить силовую иерархию приводит к совершенно бессмысленным увечьям и смертям. В основе лежит страх показаться слабым. Иногда это принимает

форму гомосексуального насилия, причём «героем» считается тот, кто инициирует гомосексуальный акт, что в нормальном мужском коллективе должно бы вызывать брезгливое чувство. И наоборот, кто участвовал в этом акте против воли и не должен считаться гомосексуалистом, презираем «коллективом». Извращённый менталитет раба выше всего ценит проявление грубой силы. Этим объясняется и армейская дедовщина. Она действительно приносится с воли, как солдатами, так и офицерами, хотя в армии есть и особые «источники» для таких проявлений. Если армия используется не для защиты народа от внешней агрессии, а ради каких - то политических интересов правящей элиты, если у каждого солдата нет уверенности в том, что он отдаёт жизнь или здоровье и убивает, действительно отражая агрессию, то это приводит к разложению армии. Кого может победить армия при такой внутренней, междуусобной озлобленности? Тюрьма и армия, хотя и кривое зеркало, но оно отражает всё общество.

Одним из наиболее уродливых, патологических проявлений хамства является бессмысленный вандализм, т. е. получение удовлетворения от нанесения ущерба другим без конкретной пользы для себя. Таким уродливым образом раб проявляет свою «задавленную» волю. Для раба важно, что бы и окружающие были рабами и подчинялись силе. Если он встречает кого-то, кто при явном превосходстве внешней силы стремится к свободе и независимости, рискуя всем, рабу это непонятно. Если раб видит человека инициативного, который своим трудом достигает благополучия, выделяясь из окружающей среды, он стремиться нанести такому человеку вред. Поджигает ферму, дом или стог сена.

Как проявление своего ума и дипломатичности раб воспринимает возможность кого-либо удачно обмануть. Если раб оказался на высоком государственном посту, он получает возможность обманывать миллионы и пользуется этим для упрочения своей власти, т.е. в «благих», как ему кажется, целях. Государственный чиновничий произвол - один из видов хамства. Он несёт в себе элементы глумления и цинизма. Если хам получает власть в силовых структурах, в судебной сфере, он начинает открыто пренебрегать конституцией, писаными и неписаными (моральными) законами, разлагая общество. В тех убогих приёмах, к которым власть прибегает что бы, например, лишить оппозицию конституционного права на собрания, на регистрацию партий бесполезно искать политическую мудрость. Они укладываются в известную формулу: «я начальник- ты дурак» (вернее: «я хозяин -ты раб»). Нас убеждают, что ограничивая наши права и свободы, государство действует в наших же интересах. Якобы свобода опасна для народа, т.к. он до неё «не дорос». И не дорастёт, если эту свободу постоянно отбирать, «выращивая» одно поколение рабов за другим. Где взять такого Моисея, который будет водить по пустыне, занимаясь селекцией свободного человека? В наше время уже нельзя прямо отрицать ценности личной свободы и демократии, поэтому они имитируются властями путём создания управляемых парламентов, проведения псевдовыборов. Это рождает ложь, разлагающую общество. В таких условиях бесполезно, например, бороться с коррупцией, т.к. - коррупция есть один из результатов государственной лжи.

Раб на инстинктивном уровне не переносит людей благородных, честных, умных, внутренне независимых. Он испытывает антипатию и к ним самим, и к результатам их деятельности, в особенности, если они талантливы. Вспомним историю взаимоотношений советского руководства с интеллектуальной частью общества. К сожалению, нечто подобное наблюдается и сегодня. Методично изгоняются с экранов телевизоров интеллектуальные, умные, независимо мыслящие, да и просто добрые люди. Да и физически они исчезают из политической жизни, просто уничтожаются. Процветает подозрительность, злоба, поиски врагов, недоверие ко всему «не нашему», появляется примитивно-лживая пропаганда в худшем стиле советских времён. Это теперь называется победой в «информационной войне». С экранов телевизоров вещают зачастую не индивидуальности, а безликие «говорящие головы» или хамоватые цепные «госхолуи». История действительно ничему не учит, даже совсем недавняя.

Крепостничество было отменено в России всего 150 лет назад. Оно ещё живо в самосознании, в отношении власти к народу, как массе, которой можно и необходимо манипулировать. Так было при большевиках, так и сейчас. Высокопоставленному чинуше позволено гораздо больше, чем простолюдину. Мы настолько привыкли к произволу чиновника по отношению к гражданину, что его не замечаем. Мы можем, например, часами сидеть в остановившейся электричке, не зная почему и насколько мы застряпи. И никто не возмутится, не потребует ответа от чиновников. Привыкли. Так же покорно мы воспринимаем многокилометровые «пробки», создаваемые при проезде высших чиновников. Далеко не все понимают, что фальсификация выборов - тягчайшее преступление против народа. ПСЧ поколениями приучали к тому, что выборы это фиктивный ритуал. У нас до сих пор существует «жалоба», как вид официального документа, как обращение гражданина к чиновнику. Разве это не унизительно для гражданина?

Нет страшнее хама, получившего неограниченную власть. Около двух тысячелетий тому назад рухнула Римская империя. В ХХ-м веке возникли новые империи. К власти, в результате победы «левых сил», во многих странах пришёл Хам. Ленин, Сталин, Гитлер, Хрущёв, Брежнев, Мао, Полпот и т.п., как бы они не рядились в интеллигентов, каких бы они не написали трудов, все они, как один, - плебеи. (Смердяковы по Достоевскому). Плебеи не могут подняться над собственным «желудочным» интересом, как бы они не убеждали в обратном себя и народ. Общая особенность всех новых тоталитарных режимов как коммунистических, так и нацистских является отказ от выработанной тысячелетиями человеческой морали, уважения к человеческой личности, осознание её высокой и безусловной ценности. Это и привело к столь трагическим результатам в ХХ веке. А родоначальником этой идеи – признать мораль, совесть химерой, от которой следует освободиться в процессе социального «творчества», - является совсем не Гитлер и не Пол Пот, а «пролетареатолюбивый» дедушка Маркс. Марксизм не столько материалистичен, сколько циничен. По Марксу аморально только имущественное неравенство, все же остальные заповеди, без которых общество нежизнеспособно, отменяются. В этом отношении не только большевики, но и нацисты – последователи Маркса. Почти все наши «бесы» (эсеры, большевики с меньшевиками, революционеры - террористы всех видов) прошли через марксистские кружки. Была заражена и интеллигенция.

Наиболее опасной с общественной, исторической точки зрения является подсознательная привычка раба к «сильной руке». Раб стремиться к поддержанию деспотии, которая и сделала из него раба. Деспотия рождает раба, раб рождает деспотию. Это замкнутый круг, из которого сложно выбраться. Внешне рабство проявляется как холуйство перед «сильными мира сего». Сатрап, который понимает проявление холуйства со стороны своих подчинённых как должное, которого не «тошнит» от подобострастия, безусловно сам является генетическим рабом. Государство постоянно подчёркивает, что высшие госчиновники не имеют других интересов, кроме интересов собственного народа, что они выдающиеся патриоты. Очень многие ловятся на эту «удочку». В большом ходу такие термины как «мы», «наши интересы», объединяющие простого человека и высшего чиновника. У высшего госчиновника и простого гражданина совершенно разное бытиё, а, следовательно, и разное сознание. Где тут общие интересы? Придумываются «национальные идеи», объединяющие простого гражданина и высшего госчиновника. Нет необходимости искать искусственную «национальную идею» как чёрную кошку в тёмной комнате. Цель жизни всё равно не придумаешь. Личный интерес ничем не заменишь. Национальной идеей должно быть преодоление рабского менталитета, «выдавливание из себя раба» и превращение госчиновника в слугу народа. Национальной идеей у нас может стать и отказ от двойной морали, холуйства и вранья (родовые свойства рабской натуры) на всех уровнях. Та правящая бюрократия, которая пытается контролировать свободную, либеральную прессу и телевидение, создаёт под себя различные искусственные управляемые молодёжные «югенды» из молодых «зомби», наносит трудно поправимый вред своей стране. Прикормленные властью эмиссары («комиссары») по законам толпы, описанным ещё Бехтеревым, развращают молодёжь стадностью, злобностью, холуйством, лживостью, неуваженем к законам. Уже уничтожали книги. А что дальше? Достойны уважения молодёжные оппозиционные организации, создаваемые молодыми самостоятельно, по убеждениям, если они не носят экстремистского характера (не нацистские или левацко-большевистские).

Процесс преодоления рабского менталитета осложняется ещё и тем, что раб не понимает смысла и ценности благородства, свободы, демократии, прав человека. Всё это для него синонимы слабости или глупости. Проявления доброжелательности, благородства, социальной поддержки, которые он находит в современных демократических обществах, раб воспринимает как слабость, и начинает всем этим злоупотреблять. Чувство благодарности не ведомо рабу. Он привык уважать только силу. Этим объясняются беспорядки, происходившие, например, недавно во Франции. Этим объясняется и исламский терроризм. Многие эмигранты из мусульманских стран, большинство из них, принимают европейские и американские демократические ценности, с благодарностью пользуются ими, но у некоторых из них европейская жизнь вызывает зависть, непонимание и злобу. Поэтому часто террористами становятся те, кто получил возможность жить в демократической среде, но остался рабом по воспитанию и менталитету. Сегодня преодоление рабства превратилось в глобальную, мировую проблему. Существует мнение, что мусульманские страны, живущие по законам шариата, или другие страны с тоталитарными режимами, есть некая особая цивилизация, способная существовать самостоятельно в течение длительного исторического периода рядом с демократической цивилизацией европейско-американского типа, если последние не будут вмешиваться в их жизнь со своими демократическими ценностями. В действительности они просто отстали в своём историческом развитии и удерживать в таком состоянии свои оболваненные рабством и религиозными догмами народы их шейхам и правителям становиться всё сложнее. Живём-то не на облаке, как говорил Высоцкий. Отсюда ненависть к демократическим цивилизациям и терроризм. Северные корейцы почему-то привержены одной «цивилизации», а южным нравится другая. Северные корейцы «любят» жить в нищете и рабстве, а южные почему-то не любят. Хотя это один народ с общей историей. Российское общество находится в некотором промежуточном положении между этими «цивилизациями», поэтому его и «ведёт» то в ту, то в другую сторону. Отсюда симпатия нашего руководства к сатрапам и политическим аферистам вроде Чавеса, Кастро и даже благожелательная терпимость к вождям КНДР. Мы научились имитировать внешние проявления демократии, не зная их смысла. Чиновники искренне не понимают, что подтасовка выборов или судебного процесса есть тягчайшее преступление. Главное - угодить начальству.

Некоторые российские клерикалы и правящие бюрократы напоминают мусульманских шейхов. Некоторые, например, отдельные высокопоставленные церковные иерархи, т.е. специалисты по нравственности, договариваются до того, что свобода, права человека есть нечто вредное, опасное для нравственности. Их необходимо ограничивать. Надеюсь, что они заблуждаются искренне, а не «подыгрывают» сознательно правящей бюрократии. В этом случае Бог их простит. Сознательно или по недомыслию замалчивается главный вопрос - кто будет ограничивать чужую свободу? Желающих сколько угодно, но где тот святой, которому точно известна «норма» этого ограничения и который не будет им злоупотреблять? Телега поставлена впереди лошади. Не нравственность возникает от ограничения свободы, а наоборот, самоограничение возникает в результате появления и развития нравственности. Не внешняя «палка», а внутреннее самоограничение, которое появляется от сочувствия, способности к сопереживанию, к состраданию. Человек должен сам, по внутреннему побуждению, ограничивать свою свободу там, где она нарушает свободу другого. А в этом и состоит основа нравственности. Внешнее ограничение свободы применяют к преступнику, т.е. человеку безнравственному. Если же применять «палку» ко всем без разбора, для профилактики, то это как раз и приведёт к разложению нравственности, как всякое рабство. Свобода личности рождает нравственность. Свободные рыночные отношения, которые создают материальное благополучие для большинства, невозможны без демократии и личной свободы, которые обеспечивают простор для личной, или, как раньше говорили, «частной» инициативы. А это способствует перерождению раба в свободного, нравственного человека. Хотя и не сразу.

В «застойные» времена одного инженера, командированного в США, спросили, что больше всего ему «бросилось в глаза». Он ответил: выражение уверенности и достоинства на лицах людей. В этом основное отличие свободного человека от ПСЧ. Сегодня это выражение появляется на лицах части россиян. Люди протестуют против того, что власть их «дурит» нечестными выборами, судами, развращает «нашизмом».

Сегодня наше общество идеологически разделено по линии рабство – либерализм. Каждая из этих идеологий имеет свои характерные особенности, свои приоритеты, своих ярких выразителей и широкий круг приверженцев. Приоритетами рабской психологии является жёсткая имперская государственность, озлобленность против, как правило, мнимых внешних и внутренних врагов, приоритет «интересов государства» (интересов правящего клана, заражённого алчностью, кумовством и круговой порукой) перед интересами и правами личности.

Выразители этой идеологии не стесняются ностальгировать по костоломному сталинскому «порядку». Свой конформизм и ограниченный интеллект они компенсируют истеричностью, эмоциями (озлобленностью) и хамоватостью. Это, например, Кургинян, Леонтьев, часть коммунистов зюгановского толка, часть «правящей партии».

Наш полукапитализм потому и бандитский, что несёт ещё в себе элементы рабства и произвола. Примитивное лукавство принимается за мудрую независимую политику.

Рабство, как болезнь сознания, опасно тем, что оно направлено против основ мышления – свободы, индивидуальности, стремления к истине. (Гл.3).

6. АНТИ – МАРКС.

«Я думал, что ты всесильный Божище,

а ты недоучка, крохотный Божик».

В.Маяковский

Основным мотивом Октябрьского переворота (революции) был передел собственности, а основным лозунгом - «грабь награбленное», т.е. большевики и не скрывали, что грабят. Ещё до революции они приобрели значительный опыт в способах «экспроприации». Это не была цивилизованная конфискация, например, по решению суда, а настоящий варварский грабёж, часто с насилием и убийствами. Как теперь говорят, «опричники отдыхают». Поэтому не удивительно, что большевики считали уголовников «социально близкими». Это отношение к собственности и тем, кто на неё посягает, сохранилось, как атавизм, и сегодня. Не дай Бог при защите своей собственности нанести ущерб ворюге или грабителю! Его жизнь и здоровье священны! Марксизм в сочетании с российской нечаевщиной (терроризмом) отменил религиозную мораль (а другой и не было), уважение к собственности, а заодно и ценность человеческой личности и самой жизни. На чём было основано право большевиков на грабёж? В основном на идеях Маркса, на его мнении, что всякий предприниматель, использующий наёмный труд, или имеющий в собственности орудия труда, является эксплуататором. На этом основании всякий хозяин мелкой мастерской, или бабушка, вяжущая носки на продажу, есть эксплуататоры. Доказательство этого «факта» якобы приведено в «Капитале» Маркса. Этот «Капитал» в силу его объёма и многословия прочло относительно небольшое количество людей, а ещё меньшее количество в нём добросовестно разобралось. Ничтожный процент от тех, кто с увлечением грабил, разорял, ссылал и убивал. В советские времена каждый, кто добровольно или по принуждению брался за изучение «Капитала», уже заранее во всё верил. Во времена Маркса и во времена Ленина было достаточно грамотных людей, которых Маркс не убедил. Коммунистическая гипотеза Маркса весьма схематична, туманна и практикой не проверена. В её основе лежит сомнительная идея замены личного интереса, как стимула к труду, который служил человечеству всегда, на пропаганду необходимости эффективно трудиться ради светлого будущего. В этом материалист Маркс проявил крайний идеализм. На практике это привело к возрождению рабства, т.е. к труду «из под палки».

Известно, что незадолго до 1917 г. у Ленина не было никакого плана построения нового «прекрасного» общества, кроме туманных Марксовых идей. Он искренне верил в мировую революцию. (Эта идея и привела к трагедии 2-й Мировой войны). Простые крестьяне, а также солдаты и рабочие, в основном бывшие крестьяне, вряд ли интересовались идеями Маркса. Зато в них накопилось море ненависти вчерашних рабов к «чистому» сословию, которое веками превращало их в подневольную унижаемую массу, лишало их естественного человеческого достоинства. М.М. Зощенко вспоминает, как, попав в глухую деревню, был поражён тем, что крестьяне кланяются ему до земли только потому, что он по городскому одетый господин. Это было лет за 10...15 до революции. Поэтому революция была не столько «социалистическая», сколько антифеодальная. Россия напоминала Римскую империю с её относительно свободными, сытыми и культурными патрициями и сословием бесправных рабов. Офицеры и священники уничтожались не потому, что они были эксплуататорами. Идеи Маркса начали внедряться вместо религии уже после революции. При этом к трудам Маркса, Энгельса, Ленина а затем и Сталина отношение было религиозно-догматическое, как у христианина к библии. Никому и в голову не могло придти с чем-нибудь не согласиться и что-либо критиковать. Так называемая «ленинская гвардия», которая ответственна за бесчеловечный коммунистический эксперимент над народами России, жестоко поплатилась за свой марксистский фанатизм. Она была уничтожена Сталиным морально и физически. Уничтожены были как «вожди» (от Троцкого до Бухарина), так и многие рядовые «борцы». Политический авантюризм наказуем.

Одним из основных «пережитков» ПСЧ, укоренившихся в его сознании с младенческого возраста, можно считать почти религиозное подсознательное уважение к «классикам» Марксизма-Ленинизма и тому незамысловатому набору «истин», надёрганных из марксистских текстов, знание которых является, по убеждению ПСЧ, залогом его мудрости и возвышает его над всем остальным «несознательным» человечеством. Пережив полный исторический крах марксистских идей, заплатив дорогую цену за исторические ошибки и с большими потерями возвращаясь к демократическому рыночному капитализму, многие ПСЧ продолжают верить в справедливое распределение благ «святыми» государственными чиновниками. Многие из таких ПСЧ стали богатыми и преуспевающими предпринимателями, чиновниками высокого уровня, но «пережитки социализма» довлеют над ними. Возможно, что они просто используют в своих политических целях менталитет миллионов ПСЧ.

Несмотря на то, что в советские времена огромное количество «учёных» в течение многих десятилетий занималось изучением, толкованием и преподаванием Марксистско-Ленинского наследия, в головах ПСЧ, не зависимо от уровня образования и глубины изучения, «в сухом остатке» оказалось не очень много примитивных идей. О том, что, например, обозначает слово «коммунизм» и у профессора-марксиста, и у дворника объём знаний примерно одинаковый.

До Маркса существовал только один способ реакции общества на эгоистические свойства человеческой личности - использовать их максимально на благо человека и общества. Это Маркс отмечает в «Капитале». Коммунисты строили свои схемы гармоничного общества на другой основе - на преодолении личной заинтересованности, на альтруизме. Поэтому их и называли утопистами, т.к. они стремились переделать человека. Большевики, придя к власти, с этого и начали. Что и привело к такому масштабу репрессий. Маркс рассчитывал на добровольный процесс перевоспитания грамотного демократичного европейского человека (он считал таковым «пролетария»). Наименее приспособленной под социализм-коммунизм он считал Россию с её рабскими традициями. Но именно в странах с рабскими традициями (Россия, Китай, Камбоджа и т.п.) только и можно было имитировать «социализм», хотя и не на добровольной демократической основе. Марксовый коммунизм, как новая религия, превратился в тоталитарную секту, каких и до Маркса, и после было достаточно. Тоталитарная религиозность отличается от обычной двумя особенностями: во-первых наличием живого, или бывшего живым, вождя вместо невидимого мифического Бога, во-вторых отсутствием добровольности. Вождь имеет неограниченную власть над «паствой», над имуществом и жизнью каждого. Паства в значительной своей части состоит из зомбированных фанатиков или запуганных рабов. Если коммунистическую идею заменить другой, например нацистской, то получим похожую секту. И не важно, что вождь внешне и внутренне убог, что он не может дать обещанного рая, а, наоборот, приводит паству к краху. Фанатик видит то, что хочет видеть. До сих пор находятся идеологи, которые отмечают склонность российского народа к коммунизму, принимая за коммунизм его рабскую имитацию. Вся жизнь фанатика регламентирована и подчинена одной идее. Все гуманитарные дисциплины в советские времена автоматически приобрели прилагательное «марксистско-ленинский». Слава Богу, не дошли ещё до марксистско-ленинской математики или химии, но к этому шло. Некоторые разделы естественных наук, например генетика, уже были объявлены антимарксистскими. Некоторые марксистские идеи оказались настолько неприличными, что о них быстро забыли. Возьмём, например, обобществление жён и детей и вообще распад «буржуазной» семьи. Об этом можно прочесть в «Манифесте коммунистической партии». Или отношение Маркса к государству и силовым структурам, как орудиям подавления прежде всего собственного народа.

В чём-то «классики» оказались правы. Марксистские эксперименты над народами бывшей Российской империи действительно привели к тому, что огромное количество детей оказались вне семьи на попечении государства, т.к. семья нуждается в определённой материальной и моральной устойчивости, что, конечно, при революционных переменах она получить не всегда может. Вождям «пролетариата» не до семьи. У них более глобальные заботы.

Из чего же всё-таки состоит марксистско-ленинское мировоззрение ПСЧ? Оговоримся ради исторической справедливости, что г-н Ульянов-Ленин здесь совершенно не причём. Он никакого учения не создавал. Он действительно исписал много бумаги, т.к. подобно Марксу нигде не состоял на службе и имел много свободного времени (до революции). Как и Маркс, он обладал феноменальным самомнением. В своих трудах он либо отстаивал марксистские идеи, в основном методом навешивания ярлыков, либо занимался практическими вопросами захвата и удержания собственной власти, которую он называл «диктатурой пролетариата». Бодрое утверждение Ленина: «- Учение Маркса непобедимо, потому, что оно верно!», - апофеоз бессилия доказать его верность на бесчисленных страницах сочинений. Чем больше бумаги исписано для доказательства какой-либо истины, тем она менее достоверна.

Но вернёмся к ПСЧ. Что же мы находим в марксистско-ленинском «разделе» головы ПСЧ? ( Кроме светлых образов «вождей»). Прежде всего это несколько примитивных расхожих истин вроде «Бытие определяет сознание», «Материя первична, а сознание вторично», «Свобода есть осознанная необходимость» и т. п. Ну и что? Реального приложения к действительности всё это не имеет, судьбы мира и отдельного человека от этого не зависят. Верно, например, что «жизнь есть способ существования белковых тел», но разве этим исчерпывается понятие «жизнь»? Чем свобода по Марксу отличается от несвободы? Несвобода тоже есть осознанная человеком (рабом) необходимость. Вспоминая ВУЗ-овский курс основ марксизма-ленинизма, заметим, что эта наука имеет три источника и три составных части, и источники и составные части никак между собой не связаны причинно-следственной связью и при своём механическом соединении не создают новое качество, т.е. новую науку, новую истину. Философия так и осталась философией, политэкономия так и осталась экономикой, а научный коммунизм так и остался утопией. Коммунизм подаётся марксистами, как некое научно обоснованное, и непреложно доказанное будущее человечества. Не как гипотеза, а как доказанная теорема. В действительности существует только одна естественная дисциплина - математика, в которой та или иная новая истина может быть обоснована на бумаге («на кончике пера») без проверки опытом. Все остальные естественные и общественные науки требуют подтверждения гипотез опытом. Уже только поэтому «научный» коммунизм больше, чем на гипотезу, «не тянет» и его апологеты ничем не отличаются от верующих. Человечество состоит из миллиардов личностей, каждая из которых по-своему воспринимает мир и по-своему влияет на общечеловеческую судьбу. Если соединить все ЭВМ в одну и всех футурологов собрать вместе, то и тогда предсказать более или менее точно ход истории будет невозможно. Поэтому попытка Маркса в этом направлении беспомощна и выглядит утопично. Да и сам Маркс не рассматривал своё учение, как догму, и вполне деалектически предполагал, что оно может в развитии превратиться в свою противоположность. Предсказывать будущий ход истории, поведение «масс», только на основании экономических законов развития общества, не имея представления об особенностях человеческой личности, это всё равно, как изучать космос как скопление планет и звёзд, ничего не зная о микромире (микрочастицах материи и квантах энергии, наполняющей космос). Где исчерпывающий свод этих самых «законов общественного развития», который позволил Марксу предсказать будущее человечества? Попытки рекомендовать обществу тот или иной путь политического развития только на основании знания (пусть и глубокого) экономических законов продолжаются и сегодня. Многие грамотные экономисты до сих пор не понимают, что экономические законы только часть факторов, определяющих развитие общества. Тем не менее, упомянутые классики заслуживают уважения как учёные, проработавшие огромный исторический и экономический материал. Некоторые их идеи заслуживают признания, например, идея о фетишизме законов общественного развития, их независимости от воли людей. Можно согласиться с универсальным критерием общественного прогресса. По Марксу то общество можно признать более совершенным, в котором подавляющее большинство достигло наибольшей материальной и духовной свободы (не путать с пресловутой «духовностью»). Значит дело не в том, каким «измом» «проштамповано» общество. Отсюда не далеко и до прав человека, как основы духовной и материальной свободы. Трудно спорить с Марксом в вопросе его отношения к государству и его силовым структурам как к механизмам подавления прежде всего собственного народа. Маркс подверг исчерпывающей критике бюрократию и был привержен демократическим ценностям и свободам. Не понятно только, как он смог их совместить с «диктатурой пролетариата». Да и в основе придуманного им социализма-коммунизма лежит замена собственника бюрократом. Мало понятно, почему относительно менее квалифицированные исполнители («пролетарии») должны управлять учёными, инженерами, организаторами производства, интеллигенцией вообще, на знаниях и интеллекте которых основаны все достижения общества. Это стремление заменить свободного собственника силовиком-бюрократом («государственником») прослеживается в России и в наше время, как тяжёлое наследие «социализма» (и феодализма).

Любое насилие, любая диктатура основана на иерархии, т.е. власть распределяется в правящем классе неравномерно. Наверху вождь или диктатор, имеющий максимум власти, далее вельможи различных рангов, наделённые разным «количеством» власти и подавляемые вождём. По аналогии с армией. Поэтому «диктатура пролетариата», где бы её ни пытались осуществить, неизбежно превращалась в диктатуру над пролетариатом. В данном случае диалектика, на которую уповал Маркс, не сработала и единства противоположностей - демократии и диктатуры - не получилось. Не помогло и избиение интеллигенции, как объединяющее начало, ни в России, ни в Китае, ни в Камбодже, да и вообще нигде.

Вожди от своей власти обычно добровольно не отказываются, а наоборот, укрепляют её, не ограничивая себя в средствах. Такая система может какое-то время существовать только там, где народ поколениями жил в рабстве, привык к нему и не чувствует потребности в свободе. Атрофия потребности в свободе личности - тяжёлая хроническая и наследственная болезнь народа. Современные средства массовой информации (и дезинформации) облегчают его зомбирование. Исключение составляли так называемые «страны народной демократии», находившиеся под боком могущественного соседа. Они ничего изменить не могли. (Интересное словосочетание - «народная демократия». А какая ещё бывает?).

На чём держалась подобная диктатура? Во-первых на оглуплении и запугивании общества путём репрессий по отношению к интеллигенции и вообще к тем, кто позволяет себе самостоятельно мыслить, на тотальном надзоре и постоянно поддерживаемом страхе перед репрессивным аппаратом. Во-вторых на освобождении от многих прежних моральных обязательств - религиозно-нравственных, семейных, от необходимости добросовестно трудиться, т.к. труд в условиях «уравниловки» и дефицита поощрялся только на словах, что способствовало «люмпенизации» общества. Мы знаем о том, что представляла собой элита советского общества, для которой, за редким исключением, не существовало никаких нравственных устоев. Только страх перед начальством. Взаимоотношения и лексикон везде от тюремной камеры до министерского кабинета были похожи. В-третьих на идеях враждебного окружения, державности, собственной «особости» и превосходства, «светлого» будущего. В-четвёртых на умелом воздействии на эмоциональную сферу. В самые тяжёлые времена репрессий звучала бодрая и лирическая музыка, ставились радостные, комические и лирические фильмы, устраивались массовые карнавалы-демонстрации. Имитация пира во время чумы. Главное правило выживания в таком обществе - не выделяться, не быть самостоятельно мыслящим, не приближаться к властям, т.к. это тоже была зона повышенной опасности.

Но вернёмся к марксизму, как науке о пороках капиталистического общества, его неизбежной революционной замене обществом всеобщего равенства и о «светлом» коммунистическом будущем человечества.

О классиках марксизма я, как всякий ПСЧ, узнал с раннего детства, т.к. портреты их были везде. Я узнал, что эти бородатые люди осчастливили человечество, объяснив ему, неразумному, как достичь всеобщего счастья. Они изучили и открыли все законы общественного развития, обличили капиталистическое общество с его эксплуатацией человека человеком и доказали, что всё зло - в частной собственности на средства производства. Попутно они обнаружили, что Бога нет и религия вредна. Они разделили общество на два враждебных класса: пролетариат (в основном промышленные рабочие) и собственники средств производства и капитала (они же организаторы производства). Куда определить мелкого собственника крестьянина оказалось не ясным, т.к. крестьянин является одновременно создателем материальных ценностей и мелким собственником. Поэтому крестьян в зависимости от «текущего момента» то использовали как союзников пролетариата, то жестоко репрессировали.

Вспомним раскулачивание, коллективизацию, голодомор и их современные последствия. Сегодня, (как и вчера и позавчера), перед нашим обществом стоит всё та же нерешённая задача - восстановление сельского хозяйства.

Что касается интеллектуальной элиты общества, которая в основном и ответственна за технологический, культурный, нравственный прогресс человечества, то она вообще в процессе классовой борьбы выпала из рассмотрения. Её либо для чего-нибудь приспосабливали, например, для электрификации или милитаризации (создания образцов оружия), либо соединяли в управляемые творческие союзы, либо высылали и уничтожали, что приводило к одичанию, т.е. оглуплению и хамству.

Классики объяснили, что пролетариям всех стран надо объединиться, устроить мировую революцию, обобществить средства производства, жён и детей, после чего можно будет построить коммунизм, где «от каждого по способности и каждому по потребности». То есть менее способные будут всё равно жить за счёт более талантливых и работоспособных, но эксплуатацией это почему-то считаться не будет. Все будут настолько довольны и счастливы, что разбираться кто сколько сделал не захотят. Весь этот нехитрый набор идей удалось внедрить в сознание миллионов, в котором после отказа от религии освободилось достаточно места. Несмотря на то, что горьким и кровавыми плодами этих идей человечество уже пресытилось и даже большинство современных диктаторов стесняются вспоминать о пресловутых «классиках», есть ещё много людей либо фанатично этим идеям преданных, как коммунисты, либо уважающих эти идеи на подсознательном уровне, поскольку впитали их с детства, либо те, кто «пережёвывание» марксистско-ленинской «жвачки» сделал в своё время своей единственной профессией, и ни на что другое не способен, как руководящие кадры коммунистических партий.

В ВУЗ-е, проявив большой интерес к общественным наукам (что нетипично), я получил в систематизированном виде набор знаний по марксистской философии, политэкономии, «научному коммунизму». Тогда ещё не возникло критического отношения к их основам. Вызвало только удивление полное несовпадение советской действительности с этими идеями, на основе которых она, якобы, построена. Оказалось, что СССР не был добровольным союзом свободных республик, что власть принадлежала не демократически избранным Советам, а партийным чиновникам, что социализма, основанного по Марксу на народовластии, не существовало. Для того, чтобы как то связать марксистскую теорию с советской действительностью была придуман штамп: «социализм построен окончательно, но не полностью» (или наоборот?). И все, включая марксистскую профессуру, относились к этому совершенно серьёзно. Всё это побудило «критическую мысль», и если во времена чехословацких событий я ещё верил в «социализм с человеческим лицом», то уже в 70-е годы, вкусив «социалистических производственных отношений» и прочих «радостей», я эту веру утратил. Она сменилась доказательной убеждённостью в ошибочности марксистских идей, их несоответствии человеческой природе. Захотелось стать тем андерсеновским мальчиком, который воскликнул:

«-А король-то голый!».

В каждом ВУЗ-е обязательно была кафедра философии или марксизма-ленинизма, где целый коллектив начётчиков занимался преподаванием «основ». Возможностей толкования «трудов» у них было гораздо меньше, чем у толкователей библии или Корана. При этом они писали статьи и защищали диссертации. Выработался своеобразный психотип этих учёных. Их часто можно было узнать по «заскорузлой» внешности и косноязычной речи. Куда делась вся эта армия? Похоже, что некоторые из них пошли в «политологи».

Особенность Маркса (вместе с Энгельсом) состояла в том, что он был одновременно и философом, и историком, и социологом, и, как теперь говорят, «политологом», и экономистом, и правоведом и «вождём пролетариата». Даже великий Леонардо был «всего лишь» одновременно великим художником и выдающимся изобретателем. Всего лишь. И этого более чем достаточно.

Что же сами классики и их последователи считают основным научным достижением Маркса? Основным открытием Маркса является доказательство эксплуатации человека человеком при капитализме (т.е. противным толстым и хитрым буржуем бедного благородного пролетария). Маркс якобы открыл и математически доказал, что рабочий работает на себя только часть рабочего дня, а остальную часть трудится на капиталиста. Доказательство же этого факта можно найти только в многотомном «Капитале», для чего он, в основном, и написан.

Как уже отмечено выше, вся биологическая жизнь на Земле имеет некий вектор, стремление к самосохранению, самоусовершенствованию и экспансии. Мы, может быть не очень точно, назвали это «жизненной волей». Разум, какого бы совершенства он не достиг, является только инструментом «жизненной воли». В человеческом обществе выражением «жизненной воли» является личный интерес, частная инициатива, на которых строится рыночная экономика.

Видя несовершенства жизни общества, которая никогда не может быть похожа на рай, утописты, в том числе и классики марксизма, предложили построить экономику и общественные отношения не на экономических законах, а только на правилах, построенных на выдуманных идеях и гипотезах. Всё человечество должно было перестроить свою жизнь по рецептам, предложенным одним человеком по фамилии Маркс. Такая идея кажется свершено нелепой, но она была воспринята миллионами. Она породила Сталинизм, Маоизм и прочие «измы». Это лишний раз доказывает несовершенство разума и его непригодность (на современном уровне) для регламентации всей жизни такой сложной структуры, как человеческое общество. Можно иногда удачно решать частные, например, макроэкономические задачи, да и то с переменным успехом.

«Классики» дали рецепт устранения «зла» путём запрета на частную собственность, её «экспроприации» (красивое название для грабежа) всем обществом путём установления так называемой «диктатуры пролетариата» и построения мифического коммунизма. Этот массовый грабёж и передел собственности и называется социалистической революцией. Маркс не стал подробно разбираться в том, что такое «диктатура пролетариата», т.к. всё-таки был учёным и привык анализировать, а не придумывать факты, зато его последователь Ульянов- Ленин показал миру что такое пролетарская революция (террор) и «диктатура пролетариата» во всём их «великолепии».

Но вернёмся к многотомному «Капиталу» и рассмотрим его, как научный труд, т.е. ожидая от него объективности, точности и определённости терминологии, учёта всех факторов, имеющих отношение к предмету исследования, отсутствия влияния эмоций, предубеждённости и личных пристрастий исследователя.

Эксплуатация в прежних формациях (рабовладельческое, феодальное общество) известна давно и очевидна, т.к. вытекает из политического (юридического, правового) бесправия низов общества, и не требует научного доказательства. Почему же в капиталистическом обществе она столь завуалирована, что требует многотомного обоснования гениальным Марксом? Другому не справиться. До Маркса никто не знал, что хитрый капиталист отдаёт рабочему меньше, чем рабочий заработал, а оставляет часть средств на развитие производства и собственное потребление. Для доказательства этой, казалось бы, не сложной идеи Маркс и написал несколько толстых томов, именуемых «Капитал». Уже из этого следует, что столь несложная идея не очень очевидна. (Эйнштейн исписал гораздо меньше бумаги для доказательства неизмеримо более сложных и неочевидных истин.) Попутно Маркс раскрыл нам всю «механику» капиталистического товарного производства и всю его экономику.

В «Капитале» прослеживаются два различных подхода к изучению современного Марксу капитализма: объективно-научно-экономический и субъективно-нравственный.

С точки зрения объективно-экономической капиталистическое общество живёт и развивается как некий единый организм, где каждый свободный член этого общества, участвующий в производстве и потреблении разнообразных материальных и духовных ценностей, в совокупности с другими необходим для существования и развития всего общества и заинтересован в этом развитии. Это совокупность владельцев капитала, частных собственников различного уровня, рабочих, учёных, инженеров, торговцев, деятелей искусства, военных и т.п. Каждый выполняет свою функцию и все зависят от каждого. (Под капитализмом я здесь понимаю нормальный демократический капитализм с гражданским обществом, свободными средствами информации, независимыми честными судами и прокуратурой и т.п., а не то, что мы имеем сегодня в Росси).

Хотел Маркс этого, или нет, «Капитал» выглядит как гимн капиталистическому производству с его огромным потенциалом развития производственной, научной, духовной деятельности человека, в основе которой лежит свобода личности. Система «работает» в автоматическом режиме с минимальным регулирующим вмешательством государственной бюрократии. «Единственная сила, связывающая людей на рынке,- это личный интерес, но именно из этого рождается общая выгода, общий интерес» - пишет Маркс. И ещё: «В обмене (сфере обращения) господствуют свобода, равенство, собственность и личная заинтересованность». Капиталистическое общество - это поступательно развивающееся общество, т.к. любой застой (по Марксу - простое воспроизводство) - предвестник деградации. «Рост производительности труда и накопление капитала приводит к росту заработной платы» - это из «Капитала». «Конкурентная борьба ведётся путём удешевления товаров» («Капитал»).

Именно потребность в развитии, в расширенном воспроизводстве, в совершенствовании орудий труда, росте его производительности рождает потребность в прибавочной стоимости. Связь прибавочной стоимости (прибыли) и «эксплуатации» - это вопрос отдельный.

Маркс, как моралист, демонстрирует в том же «Капитале» другой подход: весь процесс производства, его совершенствования, роста ассортимента и качества товаров, «машинизация» и облегчение труда - всё это нужно только капиталисту, владельцу предприятия. Для рабочего труд на капиталистическом предприятии есть печальная необходимость. «Рабочий трудится на капиталиста, а не на самого себя». «Быть производственным рабочим вовсе не счастье, а проклятие» («Капитал»). Большинство людей вообще получает удовлетворение не от процесса производства, а от процесса потребления. Исключение иногда составляет творческий труд, но и он «платежом красен». Так уж устроен человек. Какое уж тут счастье? Даже и на «коммунистическом» производстве. Вспомним, как советская пропаганда рекламировала «радостный» труд, в том числе и труд заключённых. Но, тем не менее, труд, пусть и на капиталистическом предприятии,- основа существования для рабочего и его семьи.

Сомневаюсь, что бы г-н Маркс мог предложить рабочему взамен что-нибудь реальное. Разве что пограбить (что он и предложил).

Не хочется, уподобляясь «классикам», навешивать ярлыки, но такое утверждение Маркса выглядит демагогически. Да и трудится человек не только на работодателя и на себя, т.к. результаты его труда нужны, как правило, другим, за что он от других получает средства для жизни.

Уделяя основное внимание процессам производства и товарно-денежного обмена в процессе производства, Маркс очень мало интересуется процессом потребления. Производство не может существовать и тем более развиваться, если производимые товары не потребляются и их стоимость не возвращается производителю с прибылью. А кто может потреблять все эти блага, для кого Форд изготовил миллионы автомобилей? Да те же рабочие, которые во времена Маркса и позже составляли значительную часть общества. Для этого их зарплата должна была расти, а рабочее время уменьшаться, т.к. потребление тоже требует времени. А Маркс, признавая всё это, говорит об «абсолютном и относительном обнищании пролетариата». Проблема реализации производимого товара, проблема конкуренции, висит над любым фабрикантом, как домоклов меч. Банкротство и разорение не такое уж уникальное явление. Так что у капиталиста свои проблемы. Но Маркс не любит капиталиста, он любит рабочего, хотя капиталист - это не только крупный фабрикант или банкир, но и мелкий производитель-собственник, зачастую непосредственно участвующий в производстве. В прочем, к экономике, как науке, эти эмоции отношения не имеют. У капиталистической системы, как системы быстро саморазвивающейся, есть свои проблемы. Это разбаланс производства и потребления, приводящий к кризисным явлениям. Это зависимость материальной стороны производства и товарообмена от общественного сознания, вкусов и предпочтений людей, от их эгоистических интересов, которыми не всегда возможно управлять.

Во времена Маркса, да и в более поздние, не были известны способы регулирования системы и минимизации последствий кризисных явлений. Сейчас с помощью регулирующих воздействий на фондовые биржи, накопления валютных резервов и других мер, в которых я, не будучи экономистом, не разбираюсь, кризисные явления если и не устраняются, то их последствия минимизируются. Да и в прежние времена капиталистическая система демонстрировала свою способность к довольно быстрому самовосстановлению. Но Маркс, хотя и был великим экономистом, не стал изобретать методы усовершенствования системы, как это позже делали другие выдающиеся экономисты, а сразу предложил более простой хирургический метод- мировую революцию с последующим неизбежно коммунизмом.

При капитализме происходят не только процессы преобразования капитала, добросовестно изученные Марксом, но и рост производительности труда, увеличение количества и качества товаров и услуг, рост благосостояния всего общества, включая и рабочих, общее улучшение качества жизни, уменьшение рабочего времени. Всё это взаимообусловлено и общеизвестно и признаётся самим Марксом. Я здесь не рассматриваю негативные последствия, в основном экологию. Эти глобальные процессы связаны с ростом численности населения, качества жизни и потребления.

Но вернёмся к вопросу об эксплуатации человека человеком при капитализме. Какую форму она может приобрести, если люди в правовом отношении свободны и равны и насилие преследуется законом? Она может приобрести только одну форму - неравного обмена товара (в том числе и труда). А что такое равный обмен? Математически равный или юридически равный, т.е. юридически справедливый. Математически равный товарообмен не имеет смысла, т.к. возможен только между одинаковыми товарами. Но зачем менять, например, яблоки на такие же яблоки? Юридически справедливый обмен - это обмен, основанный на добровольной ДОГОВОРЁННОСТИ. Но какой же может быть несправедливый обмен, если каждый вправе защищать свои интересы, в том числе и экономические, через своих выборных представителей в правительстве, через профсоюзы, суды и т.п.? А Маркс пишет свой многотомный труд, что бы поймать на обмане хитрого и жадного капиталиста, который, как считает Маркс, недоплачивает бедному наивному рабочему за его труд, т.е. даёт рабочему меньше, чем получает от него.

Вот теперь мы подходим к самому интересному вопросу - как правильно определить стоимость товара, в том числе и труда, и существуют ли вообще какие-либо точные универсальные численные методы определения этой стоимости? С незапамятных времён человек занимается товарообменом, т.к. разделение труда возникло задолго до капитализма. При этом, не имея никаких точных оценочных критериев, людям приходится волюнтаристским путём устанавливать количественную сторону обмена, т.е. путём взаимного согласия, ДОГОВОРЁННОСТИ. «Согласие есть результат непротивления сторон» - как говорил один нетрезвый персонаж из «Двенадцати стульев». Появление денег ничего в этом не изменило. Но возникла иллюзия математически справедливой цены.

Слово «равенство» имеет, по крайней мере, два значения: правовое (юридическое) и арифметическое. Не дай Бог их перепутать! В математике бывает также два вида равенства: абсолютное, тождественное и относительное, как, например, в уравнении с неизвестными, которое превращается в тождество только при определённых значениях неизвестных. По правилам математики сравнению подлежат только либо неименованные числа, каждое из которых содержит точное количество эталонов (эталоном является единица), либо величины с одинаковым наименованием, например, однородные предметы или физические величины. С ними можно производить математические действия. Можно количественно сравнивать яблоки с яблоками, но нельзя яблоки с очками. Можно сравнивать тепловую энергию с механической работой, т.к. для них существуют постоянные переводные коэффициенты, определённые экспериментально. Но разделение труда заставляет человека сравнивать в процессе товарообмена именно разнородные товары, и не только товары физически определяемые, т.е. определяемее органами чувств или приборами, но и такие элементы, как уровень квалификации, полезность человеческой деятельности (например, труд), эстетическая ценность и т.п.

Для удобства и универсальности такого сравнения были придуманы деньги. Основное их преимущество, помимо того, что они служат универсальным аккумулятором потребительской ценности (стоимости), могут длительно сохраняться, легко перемещаться, состоит в их однородности, т.е. с ними можно производить любые точные математические расчёты. Это создало иллюзию точной универсальной количественной оценки всего, что может быть товаром, и иллюзию математически точного обмена разнородным товаром. В действительности обмен денег на товары и оценка с их помощью потребительской стоимости не изменили условного характера оценки стоимости. В его основе по-прежнему лежит добровольная договорённость, но не при непосредственном обмене одного товара на другой, а через денежный эквивалент, при этом договариваться приходится не единожды, а дважды, т.е. при денежной оценке как одного, так и другого товара. Таким образом, по-прежнему господствует добровольная ДОГОВОРЁННОСТЬ. За исключением, конечно, случаев насилия (грабежа) или тайного воровства, которые должны быть наказуемы обществом. Иногда эта добровольность нарушается руководящей бюрократией, которая может влиять на цену установлением, например, нормы прибыли, или налога на добавленную стоимость, таможенных налогов и т.п. При этом бюрократия вынуждена следить за реакцией рынка, чтобы его не обрушить. Но у добровольной договорённости и у государственного вмешательства есть общий элемент-волюнтаризм. В обоих случаях полезная человеческая деятельность оценивается произвольно, с учётом воли продающей и покупающей стороны, воли государства, но без попытки выразить полезность или потребительскую стоимость какой-либо универсальной количественной физической величиной, поскольку её нет в природе. С развитием рынка и конкурентной среды, с расширением товарообмена в пределах государства и мира, в процесс договорённости стали вмешиваться статистические рыночные закономерности, что усиливает иллюзию математически равного, объективно-точного товарообмена. В действительности товарообмен по-прежнему носит характер юридически справедливой, ненасильственной, добровольной («воля», «волюнтаризм») договорённости, (кроме случаев государственного вмешательства, которое может носить лишь корректирующий характер), но не строгого математической операции. Иллюзия математически точного определения цены товара связана также с тем, что составляющие его исходные покупные изделия и материалы уже имеют фиксированную на какой-то момент продажную рыночную цену, которая входит в расчёт цены товара. Назначаемая продавцом добавка к цене - это более или менее произвольно определяемые вложенный труд, накладные расходы и прибыль. Ограничивается и регулируется цена рынком в условиях свободной конкуренции.

Все эти рассуждения необходимы для определения достоверности и научной ценности попыток Маркса обосновать эксплуатацию рабочего работодателем, т.е. обман рабочего при оценке его труда какой либо универсальной объективно существующей величиной, которая вместе с тем должна быть скрыта и не очевидна.

Гениальное просто, поэтому Маркс предложил оценивать любой товар, любую потребительскую стоимость количеством и качеством затраченного труда, а не любой услугой, которую один человек более или менее добровольно оказывает другому, как это было всегда.

«Величина стоимости данной потребительской стоимости определяется лишь количеством труда…» - утверждает Маркс в «Капитале», но поскольку что такое «количество труда», в каких универсальных физических единицах оно выражается, неизвестно, Маркс измеряет его рабочим временем. Заканчивая фразу, он пишет далее: - «…или количеством рабочего времени, общественно необходимого для её изготовления». Что такое «общественно необходимое рабочее время?» остаётся загадкой. Что это за физическая величина, которой можно математически точно, достоверно измерить количественно любую потребительскую стоимость и количество любого затраченного труда? Никаких обоснований и доказательств не приводится. Поверим Марксу на слово. Маркс нашёл то, что ему требовалось, т.е. некую универсальную величину, достоверность которой скрыта и уж совсем неочевидна! Действительно, ценность любого товара связана со всем объёмом человеческой деятельности, необходимой для его изготовления и доставки потребителю. Можно ли назвать всю эту деятельность словом «труд», или только часть её, т.е. сам технологический процесс изготовления? Из чего состоит эта деятельность?

За что платит потребитель, получая в своё пользование необходимый ему товар? Он платит за всю совокупность действий, которые были необходимы для производства, хранения и доставки товара потребителю. Сюда включаются: риск и организационный талант собственников, удачно вложивших свои средства в производство (это Маркс определённо не учитывает), талант менеджеров, организаторов производства, творческая деятельность учёных и инженеров по созданию товара данного вида и технологии его изготовления, труд производственных рабочих, транспортников, складских работников, организаторов рекламы и торговли. Маркс не даёт чёткого определения понятия «труд», но можно понять, что он имеет в виду только деятельность производственных рабочих. По Марксу процесс труда происходит в два этапа: сначала в воображении, а потом в материальной форме. Но эти два этапа очень часто осуществляются разными субъектами. Первый в головах учёных и инженеров, наделённых талантом и обширными знаниями, а второй в руках рабочих с помощью орудий труда, производство которых прошло те же две этапа. Это тот случай, когда сознание «первично» и по последовательности, и по значимости. При всём уважении ко всякой добросовестной человеческой деятельности, в том числе и к труду рабочего, интеллектуальную деятельность следует признать основной, тем более, что труд рабочего всё больше и больше заменяется автоматикой.

Марксистское определение понятия «ТРУД», взятое из «Советского энциклопедического словаря» (из-во «Советская энциклопедия», 1986г.) таково: «Целесообразная деятельность человека, направленная на видоизменение и приспособление предметов природы для удовлетворения своих потребностей». Т.е. труд - это деятельность. А что такое деятельность? Из того же источника: «Деятельность это специфическая человеческая форма отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование в интересах людей. Деятельность включает в себя цель, средства, результат и сам процесс. Маркс исходит из целостного понимания деятельности, как органического единства чувственных, практических и теоретических форм деятельности». Что бы мы делала без г-на Маркса? Никогда бы до этого не догадались! «Партия нас учит, что газы при нагревании расширяются». Всё правильно, но никаких количественных оценок. «Органическое единство» может быть и есть, но указанные виды деятельности осуществляются зачастую разными субъектами и потом им приходиться разбираться, кто сколько сделал и кому какое количество благ полагается. В этом проблема.

Посмотрим, какие определения труда даёт Маркс в «Капитале»?

«Труд - создающая стоимость субстанция».

«Труд- расходование человеческой рабочей силы в физиологическом смысле». Речь идёт, по-видимому, не о творческом, интеллектуальном труде.

«Труд- функция человеческого организма, затрата мозга, нервов, мускулов, органов чувств». Т.е рабочий принёс всё это на работу и частично или полностью истратил.

«Труд есть процесс, совершающийся между человеком и природой. При этом человек приводит в движение руки, ноги, голову и пальцы. При этом человек развивается сам (изменяет свою природу)». «Труд есть процесс потребления орудий и средств труда».

Таким образом, в процессе труда человек не только что-то отдаёт, но и что-то тратит (орудия труда) и что-то приобретает. Т.е. труд для человека есть необходимость и потребность даже и на капиталистическом предприятии. Человек вышел из животного состояния и развил себя благодаря труду.

Как же оценить труд, чтобы адекватно, без обмана его оплатить? Цитирую «Капитал»: «стоимость рабочей силы определяется рабочим временем, необходимым для воспроизводства этого специфического товара». И ещё: «определение величины стоимости рабочего времени - это тайна». Как говорится, «приехали»!

Точно оценить количеством рабочего времени, строго говоря, можно только работу автомата. Про автомат точно известно, сколько он потребляет времени на единицу продукции, сколько он потребляет энергии и какова его амортизация, чего не возможно точно определить для человека, особенно если его деятельность творческая или организационная.

К оценке потребительской стоимости товара можно подойти с двух сторон: со стороны полезности этого товара для потребителя и со стороны совокупной человеческой деятельности, необходимой для производства этого товара. И тот и другой подход имеют право на существование. В процессе ДОГОВОРЁННОСТИ (при назначении цены) при товарообмене потребитель учитывает полезность товара для своего потребления, а производитель учитывает затраты. Затраченный труд бывает и бесполезным, не имеющим потребительской стоимости, когда изделие оказывается невостребованным. Да и не всегда потребительская ценность связана с затратой труда. Кто знает, откуда возникает техническая или эстетическая идея, получающая развитие и признание и имеющая большую потребительскую стоимость? Метеорит, упавший кому-либо на огород, имеет большую ценность, хотя никто из людей его не сделал. Месторождения полезных ископаемых имеют огромную стоимость, гораздо большую, чем стоимость их разведки, ещё до того, как начнут вкладывать труд в их добычу. Как оценить услугу в сфере обслуживания, например, совет юриста? Это безусловно деятельность, требующая вознаграждения.

Одним из печальных результатов попыток Маркса измерить всякий труд рабочим временем стало неуважение к самому важному и результативному виду человеческой деятельности - области технических и научных идей (ноу-хау). Этот вид деятельности не поддаётся никакому измерению, в том числе и рабочим временем. Поэтому в СССР, где привыкли всё подсчитывать и нормировать, этот важнейший вид деятельности не был достаточно уважаем и плохо оплачивался. Это - одна из причин нашего сегодняшнего «сидения на нефтяной игле». (Некоторое исключение составляла область разработки вооружений.) Кто знает, сколько уходит времени на идею? (Я неоднократно слышал мнение, тех, кто занят физическим трудом, что «интеллигентный» труд (инженера, учёного, чиновника) вообще не работа). Но если бы даже удалось оценить временем тот или иной труд, то как определить стоимость этого времени. Сам Маркс признал это тайной. Тогда как же капиталист обманывает рабочего? Маркс предлагает такой расчёт: капиталист (предприниматель) продал произведённый товар, в стоимость товара вошла стоимость амортизации орудий труда, затраченной энергии и материалов, а всё остальное по Марксу - это труд рабочего. Организующая производство деятельность предпринимателя Маркс трудом, т.е. деятельностью, не считает, что противоречит вышеприведённым якобы марксистским определениям труда, как любой полезной деятельности. Если предприниматель отдаст это всё рабочему, то он будет лишён возможности развивать производство, повышать его производительность и не выдержит конкуренции. Рабочий окажется безработным. Для развития производства и получения от него личного дохода у предпринимателя после выплаты зарплаты рабочему должны оставаться средства, которые Маркс считает отнятыми у рабочего. Это субъективное мнение Маркса и его последователей не может быть, как показано выше, никак обосновано какой-либо универсальной физической величиной, эквивалентной затраченному труду.

В «Капитале» Маркс утверждает, что рыночная стоимость, по которой продаётся товар, есть его действительная потребительская стоимость. Но труд рабочего тоже, по Марксу, вид товара. Почему же цена этого вида товара по Марксу не соответствует его действительной потребительской стоимости, но всегда ниже её? Я не утверждаю, что при капитализме нет эксплуатации человека человеком. Она всегда, в любом самом свободном демократическом обществе есть, т.к. далеко не все способны к эффективному полезному труду, и ещё меньше контингент творческих личностей, способных создавать «ноу-хау». Я только утверждаю, что определить в объективных количественных единицах эту эксплуатацию невозможно. Нет таких единиц.

Для совершения точных математических операций нужна эталонная физическая величина, например эталонный килограмм, или эталонная условная величина, как математическая единица. Где эталонная единица труда или деятельности, необходимая для точной математической количественной оценки, например, величины эксплуатации? А если её нет, то что такое эксплуатация при капитализме? Между рабочими, часто объединёнными в профсоюз, и капиталистом постоянно идёт нормальный рыночный процесс установления новой, более современной, цены труда. Цена на рынке вообще есть функция времени. Она постоянно меняется с изменением технологии, стоимости сырья, моды и т.п. Взаимоотношения рабочих и капиталиста напоминает перетягивание каната, при этом обе стороны следят, что бы «противник» не упал, поскольку это не выгодно обеим сторонам.

Для подтверждения своей идеи у Маркса остаётся только один, весьма субъективный, приём - постоянно повторять, что производство, на котором трудится рабочий, получая средства для жизни, рабочему не нужно. Оно не является для рабочего «потребительской стоимостью». Весьма спорная и никак научно не доказуемая гипотеза.

В процессе производства товара, часть стоимости которого попадает в карман рабочего, рабочий использует орудия труда, материалы, энергию, помещения, предоставляемые ему предпринимателем, т.е. всё это рабочий «потребляет».

Но Маркс и сам понимает, что такие его идеи не могут служить достаточным основанием для революции, то есть для присвоения «пролетариатом» чужой собственности. Тогда Маркс объявляет: «- Все крупные современные состояния нажиты нечестным путём», т.е. выступает уже не как учёный-экономист, а как моралист.

Во-первых это не верно. Есть, и их немало, «Форды» и «Биллы Гейтсы», создавшие огромные состояния своим умом и талантом, что подтверждает высказанную выше мысль об огромной разнице между людьми в талантах, способностях и удаче.

Во-вторых капиталистическая система создаёт массу средних и мелких собственников, имеющих в частной собственности орудия труда и использующих наёмный труд.

В- третьих именно марксисты всегда подчёркивают относительность морали, зависимость её от стадии развития общества. ( В отличие, например, от христианской религии, которая уже две тысячи лет, с рабовладельческих времён, проповедует 10 заповедей в почти неизменном виде). Во времена, когда создавались упомянутые Марксом состояния, в отношениях между народами и государствами культ насилия, грабежа, захватов чужих территорий и богатств считался нормой и не противоречил морали. Морское пиратство, например, как и захват чужих территорий, поощрялось королями и царями. Если подходить с точки зрения современных моральных норм, то пришлось бы потребовать от американцев вернуть Америку коренным индейцам, от России вернуть Сибирь и черноморское побережье коренным народам.

Таким образом, «Капитал» Маркса не содержит никаких объективных, подтверждённых математическими расчётами, доказательств эксплуатации рабочего предпринимателем (хозяином производства).

В основе всех марксистских построений лежит выдвинутая Марксом же аксиома (никем не доказанная) о том, что потребительскую стоимость имеют только результаты труда. Это и завело Маркса в дебри попыток определения стоимости труда. Между тем и тысячелетиями до Маркса, и сегодня общеизвестно, что оплачиваться должна любая услуга человека человеку, имеющая потребительскую стоимость, т.е. кому-то полезная (в том числе и труд), и не противоречащая закону. Оплачиваться должна любая идея, любое действие, любой поступок, если они приводят к созданию или использованию значимых материальных или культурных ценностей. Считаю, что попытка Маркса оценивать потребительскую стоимость неопределённым понятием «труд» не удалась. Многим импонирует парадоксальность марксового мышления и за ней они уже не различают истину.

Откуда же взялась у Маркса потребность «науськивать» «пролетариат» на работодателей? В 18-м, 19-м веках идеи уравнительной справедливости «носились в воздухе». Чувство вины богатых перед бедными было в моде. Это было связано с необходимостью разрушения феодальных, сословных отношений, с тяжёлым положением рабочих на ранних стадиях развития капитализма, связанным как с низкой производительностью труда, так и с неразвитостью законодательства, защищающего наёмный труд. В эпоху кровавых революций и утопических идей необходима была оправдывающая насилие идеология. Получил развитие вульгарный материализм. Принято было считать, что хорошо сшитые штаны важнее и выше по значению какой-нибудь «Джоконды». Эти идеи получили развитие и в России в первые годы после Октября. Технические достижения этого времени, которые воспринимались как рукотворные чудеса, (паровая машина, телеграф, фотография и т.п.) создавали иллюзию безграничных человеческих возможностей. Что стоит человеку подумать и создать общество всеобщего равенства, благополучия и процветания? Отсюда различные известные утопические идеи. Марксизм, по существу, стоит в ряду этих утопий, но с попыткой (видимостью) серьёзного научного, философского, экономического, политологического обоснования. Можно было бы простить Марксу его «шалости», связанные с натравливанием одной части общества на другую, если бы не страшные кровавые последствия его идей. В какой-то степени и Гитлера, как это ни парадоксально звучит, можно считать последователем Маркса. Он ведь тоже «любил» рабочих и красные флаги. Дьявольская идея о том, что некий «мудрец», придумав «научную теорию» (ведь если написана книга, содержащая некую новую идею, то это уже наука), с группой единомышленников может присвоить себе право отрицать сложившиеся тысячелетиями моральные устои и навязывать миллионам выдуманные из головы идеи, впервые в новой истории предложена Марксом. Гитлер тоже считал себя социалистом и использовал рабочее движение. Он не стал, подобно большевикам, уничтожать, а затем заново создавать, промышленное производство и сельское хозяйство. Но и это его не спасло.

Как это часто бывает в науке, достижения марксистской мысли состоят не в том, что он сам и его окружение считают основным, т.е. не в разжигании классовых противоречий и гипотезе «светлого будущего», построенного на насилии. Они состоят в интересном, хотя и не бесспорном, взгляде на историческое и экономическое развитие, на признании фетишизма законов развития общества, т.е. независимости их от воли людей, и т.п. Идеи Маркса - Энгельса были бы занимательны, когда бы не были так страшны по своим последствиям.

Чем же объяснить столь высокую популярность марксистских идей? Прежде всего вековой мечтой человека о всеобщем равенстве. Человеку трудно смириться с некоторыми законами природы, например с природным неравенством возможностей человеческих особей. Как бы мы ни старались обеспечить равенство «стартовых» возможностей, правовое равенство, это неравенство всё равно останется.

При всём уважении к результатам труда рабочих, интеллектуальной элитой общества их не назовёшь. На больших производствах они собраны в большие коллективы и представляют лёгкую «добычу» для агитаторов, использующих естественные человеческие пороки, например, зависть или подсознательное чувство собственной неполноценности. Их нетрудно натравливать на какую либо другую часть общества по имущественному или национальному признакам. Тем более, что сами идеи подаются в «выжатом», упрощённом, оглуплённом виде. Так они легче усваиваются. А их авторы выглядят на портретах мудрыми, благородными, сильными и добрыми. Несущественно, что портреты имеют мало общего с оригиналами. И ранние марксисты-социалисты, и большевики, и фашисты, и сегодняшние «вожди» - все используют ту же методику. В Германии, например, один и тот же электорат прошёл сначала стадию коммунистических предпочтений, а затем нацистских. В любой среде достаточно говорунов-бездельников, понимающих, что гораздо легче и выгодней заниматься демагогической пропагандой, чем добросовестно работать. Примечательно другое - в развитых цивилизованных демократических странах рабочий класс не поддался на эту примитивную демагогию, т.к. успел ощутить выгоду демократического капитализма.

«Не повезло» человечеству в том, что оно возникло в мире, где неодинаковость, неравенство, а в живой природе и жестокая борьба за существование, являются диалектическими закономерностями. Общество не является исключением из правила. Поэтому человек должен выработать такую мораль, которая позволила бы подавляющему большинству в полной мере ощущать радость столь короткой жизни. Смиряясь с противоречиями, которые неизбежны и являются обязательными условиями развития, сглаживать противоречия, которые этому поддаются, например, обеспечить всем хоть и не равное, что невозможно, но достойное существование, доступные всем необходимые «стартовые» условия (правовое равенство, доступность образования и т. п.). Начало этому положено тысячелетия тому назад десятью библейскими заповедями, среди которых и уважение к человеку, его праву на жизнь и собственность. Лучшего ещё никакой Маркс не придумал. Вместо этого марксисты считают оправданным уничтожение одной части общества ради призрачного «светлого будущего» другой. Эта практика всем хорошо известна. Считая себя материалистами, в вопросах «построения светлого будущего» последователи Маркса проявляют крайний идеализм. По существу идеализмом можно назвать веру в какую-либо не проверенную практикой идею и попытку её внедрения в реальную действительность, с которой она не совместима. Поэтому марксисты - выдающиеся идеалисты!

Одними из важнейших положительных моментов в марксизме можно считать то, что развитие человеческого общества по Марксу происходит эволюционно. Революция нужна только для смены «засидевшейся» надстройки при изменившемся базисе. Другим положительным моментом является признание независимости законов общественного развития от воли людей. Эти основные положения марксизма не учитывались большевиками, поэтому большевиков вряд ли можно считать марксистами. Более или менее последовательными марксистами были, по-видимому, меньшевики. Эсеры же были откровенными террористами - нечаевцами. Большевики по риторике считались марксистами (Ленин значительную часть своих трудов посвятил отстаиванию марксизма и обругиванию «немарксистов»), а на практике действовали как террористы. Недаром одним из самых употребительных слов в лексиконе Ленина наряду с «пролетариатом», «буржуазией», «народными массами» был «террор». Никакие «законы общественного развития», на которые намекал Маркс, большевикам известны не были и они строили новую общественную систему по наитию и чисто волюнтаристски. Из законов общественного развития, открытых Марксом, можно отметить то, что за развитием производительных сил следует изменение производственных отношений, а также то, что революция должна быть подготовлена эволюцией. Большевики взяли из Марксизма самые нежизнеспособные идеи, а именно: о вреде частной собственности, разложении семьи, «натравливании» рабочих на всех остальных, о коммунистической утопии.

Был ли Маркс гением? Я не знаю, что такое гений. Он, безусловно, был выдающимся мыслителем и учёным-экономистом. Но, как и многие, кто пытался осчастливить человечество (или нацию) простыми методами, породил смуту. Вред марксистской идеологии, которая внедрена в наше «подсознание», состоит, в основном, в следующем: марксизм утвердил порочность богатства, материального достатка, даже если он заработан организаторским трудом и талантом, он открыл «шлюзы» классовой (и не только классовой) зависти и злобы; марксизм привёл к такому общественному устройству, где вся экономическая жизнь управляется сверху (вертикаль власти), т.е. привёл к невиданному засилью бюрократии; уничтожив религию, он «выплеснул» и то, что в ней было положительного, т.е. нравственные устои. Результатом стала невиданные по масштабам жестокость, нищета и бесправие. Логика проста: если все богатства нажиты нечестным путём, то почему бы и мне не украсть или не взять взятку? Бюрократ, вымогая взятку, считает себя бизнесменом, рекетир-силовик – дельцом. Всё это мешает сегодня созданию нормального гражданского общества, экономическому развитию. «Демарксизация» так же сегодня необходима, как и «десталинизхация».

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что:

во-первых марксизм не представляет собой единого учения, а распадается на философию (диалектический материализм), экономическое учение и коммунистическую гипотезу («научный» коммунизм), т.е. разные области знаний;

во-вторых экономическое учение о прибавочной стоимости не может иметь никакого отношения к эксплуатации человека человеком поскольку первое - категория чисто экономическая, а второе (эксплуатация)- категория правовая и политическая. (Да простит меня «вечноживой» автор «Трёх источников и трёх составных частей марксизма»!).

7. «ФИШКИ» ДЛЯ ПСЧ.

«Где? В какой стране?...»

Из советского пропагандистского штампа.

«Фишками» (от слова «фикция») я называю те идеологические пропагандистские приёмы, с помощью которых оболванивали (зомбировали) и, к сожалению, продолжают оболванивание старых, «подготовленных» ПСЧ и новых из части молодёжи. Эти заменители реальной действительности, материального и духовного благополучия («эрзацы», «химеры», «фантомы») успешно отвлекают ПСЧ от личных и общественных проблем. Есть определённые противоречия между интересами государства, т.е. личными, карьерными интересами чиновников, из которых государство и состоит, и интересами каждого из большинства граждан общества. Нормально, когда государство служит народу. Для этого оно и существует. Но государство норовит поставить себя выше народа. За этим не стоит ничего, кроме понятного вполне человеческого желания меньше дать и больше взять. А пропагандистские «фишки» как раз и нужны для того, чтобы внушить каждому, что интересы государственных чиновников выше личных его интересов или что они и есть его главные интересы. Действительной ценностью является только то, что в интересах большинства, в интересах каждого человека, а не только управляющего чиновника. «Прав человека» чиновники бояться, как чёрт ладана. Пропаганда, обслуживающая власть, в том числе и клерикальная, пытается разными демагогическими приёмами снизить значимость и необходимость прав человека. Интересы России по чиновничьи и есть прежде всего интересы государства, а не интересы народа. Они не всегда совпадают. Кто же (народ или госчиновники) «встаёт с колен», а кто при этом становится на колени?

На первом месте среди «фишек» стояло «светлое будущее», достигаемое путём «построения» социализма-коммунизма. До сих пор миллионы, часто подсознательно, верят в Маркса и истинность его идей, т.к. никто не взялся за доступное их опровержение и доказательство их порочности. Эти идеи особенно опасны для незрелой молодёжи, иногда увлекающейся советскими социалистическими «прелестями», которых она в натуре не видела. Но дьявол сокрыт не в мало кому понятных социализме-коммунизме, а именно в слове «построение», т.е. в совершенно нелепой детской идее, будто можно путём договоренности или насилия построить любую удобную всем и долговечную политическую и экономическую «модель» общества. Это совершенно антимарксистская идея, хотя Маркс, вопреки собственной теории, ей следовал. Как говорил мудрый М.М. Зощенко, всё равно «сапог по ноге сомнётся». Общество выиграет, если будет любого такого «строителя» при первой же «заявке» убирать со всяких властных постов. Никто никогда не «строил», например, капитализм (феодализм или рабовладельческие общества). Они создавались сами, даже если этому какое-то время противодействовали. Поэтому любимый вопрос «что мы строим?» мог родиться только в специфической голове ПСЧ.

Мало кого сейчас всерьёз беспокоит вопрос о том, будет ли и дальше лежать на главной площади страны труп Ленина. От этого судьба страны почти не зависит. Есть более серьёзные проблемы, чем бальзамирование трупов фараонов. Мы же не в древнем Египте живём. Интересно другое, как быстро от этого нашего идола, вбитого в головы поколениям с раннего детства, почти ничего не осталось. Оказалось, что вождём «мирового пролетариата» он не был. Никто его на эту должность не выбирал и не назначал. Великим «мыслителем» он тоже не был. Конечно, он много «мыслил». Среди его высказываний многое актуально и сегодня, например то, что народ, угнетающий другие народы, не может быть свободным и т. п. Но в чём состоит учение Ленина? Мира народам он не дал. Мир народы получили временно в результате победы над Германией в 1-й Мировой войне. От Ленина Россия получила Гражданскую войну. Ни фабрик рабочим, ни земли крестьянам он тоже не дал. Большевистское государство, как эксплуататор, оказалось хуже помещиков и капиталистов. Общим у Ленина и Маркса можно считать огромное самомнение. Какая уж тут «скромность». О том, что скрывалось под Ленинским знаменитым «сократовским» черепом, и говорить не хочется. Это известно. Всё это я привожу как пример классической «фишки». Нельзя восхищаться исторической личностью только за то, что она хотела, «как лучше».

Но марксистские догмы не единственная основа для пропагандистского «зомбирования» ПСЧ. Есть и другие «фишки». Есть довольно распространённая идея, внедряемая в головы части молодёжи, и любимая частью старшего поколения, будто во времена СССР когда-либо существовал «порядок» и спокойная благополучная жизнь, всеобщее благоденствие, единство и дружба народов. Вспоминают о большом валовом продукте, политическом авторитете «великой державы» и т.п. Гулаг и голодомор считают в лучшем случае ошибками, а перестройку и развал СССР объясняют «кознями мировой закулисы». Договорились до того, что кровавый диктатор Сталин был выдающимся «менеджером». Характерно, что носителями подобных идей являются, как правило, люди, жившие в относительно благополучных Москве или других столичных городах. Это, как правило, люди, не имевшие никакого отношения к промышленному или сельскохозяйственному производству и вообще к экономической деятельности. Это бывшие «освобождённые» партработники, у которых отняли любимую игру - руководить «массами» и привилегии, часть деятелей культуры (некоторые писатели, актёры), часть высших военных, значительная часть тайной полиции (так называемые «чекисты»), некоторая часть учёных, не связанных с производством или связанных с военной техникой и космосом, т.е. тем, что щедро финансировалось, и, конечно, часть неопытной молодёжи, которая идеализирует прошлое. Сюда можно отнести и тех, кто так или иначе «пристроился» к этим «течениям» ради материального благополучия и возможности быть на виду.

О каком порядке может идти речь в стране, где уголовники считались «социально близкими» правящей бюрократии, где царил произвол и не действовали установленные самой властью законы? О какой дружбе народов могла идти речь в стране, где были «первые среди равных» и народы-изгои (в прямом смысле этого слова). Откуда взялась такая межнациональная озлобленность на окраинах советской империи после её распада и неонацизм «в середине»? Смута, например, на Кавказе – результат «мудрой» советской национальной политики. О какой благополучной жизни может идти речь в стране, где за все годы её существования не было ни одного дня, когда бы в любом уголке страны можно было бы свободно купить хотя бы основные продукты питания (за исключением, может быть, короткого времени НЭПа до коллективизации). О какой высокой нравственности можно говорить в стране, где царили ложь, страх, доносительство и политическая демагогия, а человеческая жизнь ничего не стоила? Того, кого не коснулись репрессии, система зомбировала, разложила морально. Какой толк в работающих заводах и большом валовом продукте, если его нельзя превратить в жильё, одежду и продукты питания так, что бы всем хватало? Что это за «менеджер» (Сталин), для которого не существовало никаких правовых норм и законов и он мог любого не согласного с ним «коллегу» ликвидировать физически и смешать с грязью морально?

Многих волнует и ещё многие годы будет волновать причина поражения в «холодной войне» и развала СССР. Можно как угодно относиться к этому эмоционально. Считать это трагедией или благом для народов и лично для себя. Журналисты и «силовики», экономисты и политологи, священники и учёные - каждый высказывает своё мнение, скорбит или радуется. Многие из этих деятелей привыкли получать блага в готовом виде (бюджетники), поэтому их мнение, за редким исключением, бывает неверным. Конечно, гибель империи всегда трагедия, даже если произошла она от естественных причин и была неизбежной. Это можно понять, учитывая, что многие были с детства оболванены пропагандой. Многие ПСЧ сокрушаются о развале СССР. Но империя, как и вообще всякая общественная организация, имеет право на существование постольку, поскольку это на пользу и процветание подавляющего большинства. Если на одну чашу исторических весов положить индустриализацию, милитаризацию, коллективизацию, электрификацию и прочие «ации», а на другую миллионы уничтоженных и искалеченных человеческих судеб, то историческая неизбежность развала этой империи понятна. Репрессировались целые слои населении - крестьянство, интеллигенция, духовенство, а также по национальной принадлежности. Существовать эта империя могла только при жизни императора Сталина. После 1953г. ускорился процесс её деградации. Развал СССР- это неизбежный апофеоз этого процесса. Наш «социализм» не мог выдержать соревнования с капитализмом прежде всего из-за отсутствия настоящего стимула к труду и из-за лживости пропаганды, лживой «национальной идеи» построения мифического коммунизма. Если бы не огромные наши природные и человеческие ресурсы, СССР развалился бы намного раньше. В далёкие предзастойные времена на уроках истории нас учили по - ленински, что царская Россия была колониальной империей и «тюрьмой народов», но поскольку после революции образовался СССР и все народы стали равны и вместе строят светлое будущее, то этим исторически оправдывается российский империализм. Сейчас этот аргумент уже не работает. Что же в замен? По-моему, царский колониализм и не нуждается в оправдании, т.к. мир тогда, в основном, состоял из колониальных империй. Особенностью России было то, что её колонии имели с Россией общие границы, что осложняет деколонизацию, создавая межнациональные проблемы, которые мы наблюдаем сегодня. Выходит наружу то, что было загнано внутрь в советские времена. Двойная советская мораль пыталась совмещать идею равенства всех народов и осуждение великодержавного шовинизма с национальным патриотизмом, который после войны стал основой идеологического воспитания («первые среди равных»), с дискриминацией некоторых малых народов. «Патриотическое воспитание» можно считать одной из весомых причин развала СССР. Вдалбливать средствами пропаганды (литература, фильмы, школьные учебники и т.п.) идею о выдающихся качествах титульной нации не думая о том, что при этом происходит в головах «вторых среди равных», которые составляли около половины населения СССР – это ли не путь к развалу империи? Сегодня это «патриотическое воспитание» приводит к росту нацистских настроений у части молодёжи. (Эта национальная политика продолжается и сейчас, но уже на религиозной почве. Есть православие «первое среди равных» и другие второстепенные плюс огромное количество атеистов). «Дружба народов» обеспечивалась жёстким контролем государства, правилами прописки, общим имущественным равенством, лживой пропагандой. Для того, чтобы судить о нежизнеспособности советской системы, необходимо годами и десятилетиями проработать в промышленном производстве или сельском хозяйстве, ощутить всю нелепость советских производственных отношений, чем то похожих на детскую игру, копирующую мир взрослых. Причина развала СССР и гибели системы как экономическая, так и идеологическая. На лживой идеологии долговечную политическую систему не построишь. К сожалению, этот свежий исторический урок не освоен.

Низкие производительность и качество труда, отсутствие настоящих стимулов к труду, основанных не на страхе или показном энтузиазме, а на личной заинтересованности и инициативе, всё нарастающий скептицизм населения по отношению к вдалбливаемым идеологическим установкам – вот основные причины краха СССР.

Именно права человека, которые многими у нас воспринимаются как пропагандистское клише, являются настоящей причиной победы запада в холодной войне. Права человека обеспечивают высокий стимул к труду и высокую личную заинтересованность в его результатах, инициативу и честную конкуренцию, т.е. высокую производительность труда и возможность эффективного подавления коррупции, произвола чиновников.

Значительная часть пожилых ПСЧ склонна приукрашивать прошлое из- за неспособности к самостоятельному критическому мышлению, преодолению «вдолбленных» с детства идей и образов (конформисты). Но эти люди всё меньше и меньше влияют на политическую жизнь. Многие до сих пор верят, что если бы «демократы» не обесценили их сбережения, то они были бы сейчас состоятельными людьми. Они любят подсчитывать, сколько они могли бы купить на эти деньги колбасы и прочих благ, забывая, что этих «благ» просто не было ни на прилавках, ни под прилавками. Их не было потому, что они сами их не произвели. Потому что они, оболваненные нехитрым набором пропагандистских «фишек», построили мало жилья, производили мало (и плохо) и еды, и одежды, и бытовой техники. Весь труд ушёл в танки, которые в большинстве своём попали в переплавку или были подарены сомнительным режимам. Так кто же теперь виноват в их скудной старости? Добросовестно учиться, получить бумагу о профессии, аккуратно ходить на работу, как это делало большинство ПСЧ, это ещё не значит приносить действительную пользу обществу и самому себе. Если ты лишён самостоятельности и инициативы, свободы выбора и собственности, если между твоей деятельностью и её полезностью для тебя нет никакой связи, если ты не зарабатываешь, а «получаешь», то польза от такой работы может быть близкой к нулю. Деньги, не обеспеченные товарами, не являющиеся капиталом, даже если они получены за добросовестный труд,- есть пустые напечатанные бумажки. Труд может быть добросовестным, но мало полезным. А обесценили эти деньги и человеческий труд не «демократы», а, наоборот, те самые коммунисты, которые теперь «валят» всё на перестройку и борются за демократию и социальную справедливость. Как бы мы «героически» ни трудились, производительность нашего труда была в разы ниже, чем в развитых капиталистических странах. Да и производили мы в основном сырьё, оружие и средства его производства. И не потому мы жили скудно, что все средства тратились на оборону. Такая огромная и богатая страна с таким обилием разнообразно талантливых людей могла бы и вооружаясь жить неплохо, если бы не сковывали «социалистические отношения», омертвляющие инициативу. Вспомним любимые лозунги: «Всё для человека, всё на благо человека!». А что для человека? А для человека «ширпотреб». Вспомним ежегодную «битву за урожай». Почему «битва»? Потому что основным стимулом к труду был увядший «энтузиазм», который партийная иерархия пыталась гальванизировать соцсоревнованиями, досками почёта, переходящими знамёнами и другими детскими игрушками. В большом ходу было также «величие». Некоторым до сих пор его не хватает. Некоторые историки и политологи сейчас рассуждают о возможности СССР сохраниться и победить в холодной войне. Эти люди, вероятно, не знакомы с советскими производственными отношениями на личном опыте. Они не понимают, что поражение СССР было неизбежно из-за отсутствия, прежде всего, настоящего стимула к труду. Есть мнение, что на фоне полного политического и экономического благополучия демократы и «закулиса» развалили и разворовали великую державу – СССР. А что было можно «разворовать», кроме полезных ископаемых и другого природного сырья? Промышленность, в основном военная, с вконец изношенным и устаревшим оборудованием, которая была не конкурентноспособна? Запасы продовольствия и предметов потребления, которых не было? К моменту перестройки страна была уже проедена, пропита и разворована. Приватизация была необходима, что бы хоть что-то сохранить.

Наши впечатляющие достижения в науке, например в освоении космоса, объясняются концентрацией в руках государства огромных средств за счёт обнищания народа, дешевизной труда. (Даже в КНДР при отсутствии экономики и массовой нищете создают ракеты и ядерное оружие). Появились эти достижения как побочный продукт развития вооружений, которое является основой существования тоталитарного государства, его жизненной необходимостью. Именно для этого и нужна была «холодная война», а не наоборот.

Многие ещё продолжают верить в общенародную собственность, которую у них отняли при приватизации. Собственность была государственной, а не общенародной. Собственность может стать общенародной, если чиновники служат народу, а не самим себе. Юридическое понятие «собственность» состоит из трёх составляющих: владение, пользование и распоряжение. ПСЧ мог дышать воздухом, пользоваться водой и собирать грибы-ягоды в лесу. Это и всё. Даже жильё, в котором он жил, ему не принадлежало. А владели, пользовались и распоряжались без ограничения высшие партийные и государственные чиновники. И делали это не эффективно с точки зрения общественной пользы. Государство гораздо более жестокий и хищный эксплуататор, чем любой капиталист.

Апологеты «социализма» любят вспоминать про бесплатное жильё, образование, медицину, не понимая, что ничего бесплатного, кроме воздуха, в некоторых случаях воды и манны небесной не бывает. За всем стоит оплаченная человеческая деятельность. Если человек получает от государства что-то без денег, то это просто «безденежная» форма заработанных (или не заработанных) человеком благ. Не важно, получает человек заработанные блага деньгами или натурой. Важно качество и доступность. Самые тяжёлые последствия большевизма состоят в том, что выросло несколько поколений ПСЧ, лишённых личной, частной инициативы, ответственности взрослого человека за собственное благополучие перед собой и своими детьми. Это характерная черта раба, уповающего на доброго хозяина. Он как бы не совсем взрослый человек, не может избавиться от «детскости», зависимости от кого-то управляющего и дающего. Это пагубно сказывается и на гражданской политической позиции, давая простор чиновником для политических манипуляций обществом. Это ведёт к деградации личности, алкоголизму и т.п. Сколько было «контор» и даже производств, где значительная часть ПСЧ, получив диплом, могла годами ничего, или почти ничего действительно полезного не делать, получая при этом, хоть и небольшую, но гарантированную пожизненно «получку». Главное во время придти на работу и во время уйти домой. За этим, как правило, строго следило «начальство». Многие заменяли полезный труд так называемой общественной работой. Очень многие несли с работы всё, что можно было унести. В местах распределения благ (магазины, столовые, овощные базы и т.п.) это было почти правилом. Это можно как-то объяснить дефицитом всего, что необходимо человеку в жизни, в быту. «Всё вокруг народное, всё вокруг моё». Многое недоступное легально госимущество можно было обменять на бутылку водки. У ПСЧ выработалась своеобразная советская мораль, по которой аккуратное отсиживание рабочего времени эквивалентно честному труду. Руководство поддерживало такую точку зрения, посылая работников «контор» в принудительном порядке в совхозы и на овощные базы. Пусть хоть что-то полезное сделают. Если в прежние времена любое хищение считалось аморальным по факту, независимо от количества, то теперь главное - сколько взял. Ко всякому, кто по уровню материального достатка поднялся существенно выше среднего ПСЧ, он относится подозрительно. ПСЧ с пониманием относится к бесплатной приватизации собственного жилья, но не может смириться с приватизацией другой «общенародной» собственности. Он непримирим к успешным предпринимателям, считая их всех спекулянтами и расхитителями его, ПСЧ, «общенародной» собственности. Кто теперь громче всех кричит «-Держи вора!»? Эти самые «труженики» «контор» и бывшие «несуны». Наша сегодняшняя чудовищная коррупция родом из СССР.

Особенность психологии ПСЧ проявляется и тогда, когда он начинает оценивать качество жизни. В это понятие он включает только гарантированные, пусть и скудные, материальны блага. И ещё, пожалуй, возможность жить не думая, не отвечая за себя и других. Духовные ценности, такие, как личная свобода, возможность получать независимую информацию, собственность, инициатива, права и свободы личности в понятие качества жизни ПСЧ не включает. Он настолько ко всему этому не привык, что не чувствует такой потребности.

ПСЧ приучен видеть в розовом свете не только будущее, но даже прошлое, которое ему более или менее известно. Нас призывают: «Не надо переписывать историю!». Руководящим «дядям» это не нравится, нарушает внутреннюю гармонию. Постоянно открываются исторические факты, часто из рассекреченных архивов, поэтому уточнение, «переписывание» истории - нормальный процесс приближения к исторической правде. А это бывает кому-то невыгодно. Сколько бы мы ни положили на одну чашу весов «великих» строек и космических достижений, атомных бомб и совершенного оружия, шпионских доблестей и «идеологических побед», страдания миллионов жертв Гулага и голодомора, да и тех, кто избежал этого, положенные на другую чашу, всё равно перевесят. А чего стоит раскрестьянивание страны, т.е. уничтожение части крестьянства и желания работать даже на себя и на своей земле у оставшихся? До сих пор на нашей продовольственной политике сказывается это раскрестьянивание, ставя нас в продовольственную зависимость от других. Очень мало написано и говорено у нас о голодоморе. Это нечто такое, что страшно себе вообразить. Если о нацистских и советских концлагерях написано много, то о голодоморе и писать то некому. Просто стараемся об этом не вспоминать. Умирать от голода в собственной стране, которой ты отдал всё, что вырастил и всё что имел, видеть страдания своих детей - что может быть страшнее и унизительнее? А Великая Отечественная война? Наша победа над страшным врагом, освобождение Европы не подлежат сомнению, но это не значит, что можно списать ошибки руководства, граничащие с преступлением. Слишком велики жертвы. Жертвами большевизма у нас принято считать погибших физически, суммируя жертв Гулага, расстрелянных по выдуманным обвинениям, умерших от голодомора, неоправданные потери из-за стратегических провалов в начале войны. Но нельзя забывать и о моральном растлении общества. Сталин придумал дьявольскую «игру» в правосудие. Сначала оговор, самооговор, диффамацию и пытки он применил против недавних соратников для захвата власти. А в дальнейшем распространил эту методику для широкого применения в «классовой борьбе». И следователь НКВД (КГБ), и его жертва, в большинстве случаев оба понимали идиотизм, нелепость и незаконность обвинения и выбиваемого под пытками признания. Но они оба были винтиками в руках уголовной власти, которая натравливала одну часть общества на другую, марионетками в кукольном театре ужасов. Путём вынужденных оговоров в эту лживую «игру» втягивались всё новые и новые жертвы. У обеих сторон были родственники и знакомые, всё это зачастую освещалось лживой «Правдой» как борьба с врагами режима. Но ложь невозможно превратить в правду в таких масштабах. Ослиные уши лжи всегда торчат. Ложь держалась на страхе. В результате народ подвергся страшному духовному растлению, которое, к сожалению, не изжито и сегодня. «Нас вырастил Сталин на верность народу…». После смерти Сталина и Берия это растление продолжалось ещё около 30 лет, хотя и без масштабных человеческих жертвоприношений. Я имею в виду травлю лучших писателей, художников, инакомыслящих, в которую было втянуто всё общество. Я имею в виду и вовлечение «органами» в ряды доносителей самых талантливых, образованных, лучший генофонд. Высшим своим достижением «органы» считали вовлечение в оговор наиболее известных и талантливых писателей, художников, музыкантов. Сталинская методика оговора до сих пор применяется некоторыми силовиками как метод борьбы с прессой и оппозицией, как способ самозащиты. По некоторым грубо сфабрикованным убогим телеагиткам с попытками обелить прошлое можно понять, что духовные наследники бывших палачей живы и имеют влияние, что они ностальгируют по прошлому.

Страшное поражение СССР в первой трети Отечественной войны объясняется не нехваткой человеческих и материальных ресурсов, вооружения и боеспособной армии, а тем, что все эти ресурсы были сметены, уничтожены или захвачены в первые же дни и месяцы войны. То, что должно было стрелять, - не стреляло, то, что должно было летать, - не летало. Значительная часть личного состава Красной армии оказалась в плену. Это объясняют нашей неподготовленностью к войне и отсутствием рыцарских качеств у Гитлера (не предупредил заранее). Подготовленность к войне имеет тройной смысл. Во-первых, это подготовленность материально - техническая, т.е. наличие укомплектованной армии и вооружений. Те, кто изучал архивы и другие документы, утверждают, что с этим у нас всё было более или менее в порядке. Для подготовки к будущей войне (мировой революции) руководством страны было сделано почти всё возможное. Упрекнуть его можно только в крайне жестоких, бесчеловечных методах, но не в результате. Если бы это было не так, то как бы мы сумели на эвакуированных заводах (а часть заводов была потеряна) за 2 года выпустить огромное количество первоклассного вооружения.? Значит это вооружение было нами создано и начало выпускаться серийно ещё до войны.

Во-вторых, это обученность и морально-политическая подготовка кадров. Следует признать, что стремление к количеству иногда приводило к недостатку качества, например, в обучении лётного состава. Но как мы смогли после стольких потерь создать к 1943г. боеспособную армию, которая разгромила вермахт и добыла Великую Победу? Значит костяк этой армии уже был, организационные её принципы существовали и до войны. Были и талантливые стратеги. Не всех успели репрессировать.

В-третьих, это подготовленность стратегическая и политическая, т.е. умение предугадать время и место нападения и характер будущей войны. Вот тут наш «прозорливый» вождь вместе со своими оставшимися в живых стратегами допустил ряд преступных ошибок. Несмотря на свою замечательную и хвалёную разведку, которую он сам перед войной развалил (разведку постигла такая же кадровая «чистка», как и армию). И это стоило стране миллионов человеческих жизней и огромных материальных потерь. Это был крах внешней и внутренней политики Сталина, основанной, в основном, на лжи, лукавстве, жестокости и вероломстве. Это пример того, как политическая хитрость приводит к самообману. Историки до хрипоты спорят о том, что преступнее: Мюнхенский сговор с возвратом Германии Судет, или пакт Молотова-Риббентропа (какая компания!) с делёжкой восточной Европы. Но главный вопрос состоит в том, кто ещё до этого реально помогал Германии в возрождении и развитии Вермахта? Кто передавал немцам военный опыт, снабжал их сырьём, помогал создавать образцы вооружения? Об этом написаны книги. Германские войска уже перешли границу СССР, а на запад ещё шли эшелоны для Германии. Невольно вспомнишь обруганный суворовский «Ледокол». Наше поражение в начальный период войны объясняется прежде всего тоталитарным режимом, при котором судьба огромного народа зависит от воли и «прозорливости» одного случайного человека. Поведение Сталина можно попытаться объяснить, но нельзя оправдать. «Мудрый» предводитель большевиков не смог предвидеть не только поведение «друга»- Германии, но и поведение своего зомбированного и сбитого с толку пропагандой и запуганного террором народа и армии.

Но стоило Сталину выступить публично и произнести «братья и сёстры», как эти слова были приравнены к героическому подвигу и перевесили ответственность за миллионные потери. Тогда о полной картине поражения многие ещё не знали, а теперь знают и продолжают «млеть» от этих двух слов. Это великолепная иллюстрация к главе 5 («О рабстве и свободе»).

Конечно, день Победы - великая дата для тех, кому посчастливилось выжить в этой войне, и их потомков. Но современники и участники войны делятся на выживших и погибших, тех, кто отдал жизнь за Победу. Нельзя об этом забывать. Думаю, что если бы можно было спросить у мёртвых, то их отношение к Победе не во всём совпадало бы с нашим. Стоило ли, например, положить сотни тысяч их жизней, что бы взять Берлин на несколько дней раньше? Никаким героизмом солдат и целых соединений, никакими парадами нельзя уравновесить страшное поражение СССР в начальном периоде войны, вина за которое лежит на военно-политическом руководстве страны. Особенно в сравнении с героическим сопротивлением маленькой Финляндии в предыдущей войне. Сейчас уже невозможно оспорить тот факт, что Красная армия намного превосходила вермахт в живой силе и технике. Да и боевой опыт был достаточный. Тех, кто добывает достоверные, но «неудобные» факты часто называют фальсификаторами истории. Настоящие же фальсификаторы это те, кто неудобные факты заменяют рассуждениями о каком-то пепле, которым они не хотят посыпать свои головы (причём здесь их головы?) или о том, что кто-то якобы хочет «бросить тень» или «отнять у народа победу». Почему-то послесталинские руководители СССР, а затем России, стараются так или иначе оправдать катастрофу начала войны, за которую они ответственности не несут. В 1953г. (смерть Сталина) и последующие годы я был уже в достаточно сознательном возрасте и о многом задумывался. Предыдущее поколение, которое жило в 20..30-е годы, хорошо помнило, что СССР собирался «воевать малой кровью на чужой территории». У руководства СССР, вероятно, были основания для такого оптимизма. Достоверные данные о нашей военной мощи это подтверждают. На уроках истории нам объясняли поражение начального периода войны коварством Гитлера («внезапно без объявления войны»). Уже тогда мне это объяснение казалось достаточно убогим. Как будто никто не знал кто есть Гитлер. Да и сталинское руководство не кончало института благородных девиц. Видимо, оно привыкло, что вероломство надо прикрывать фиговым листком провокации, как при нападении на Финляндию, или каким либо договором с третьей страной, как при дележе Польши. В дальнейшем, по мере появления достоверных воспоминаний участников войны, архивных исследований, приходилось корректировать попытки как-то оправдать провал начального периода войны. В сегодняшних, «причёсанных», версиях событий, которые нам показывают по телевизору, «ляпы» видны невооружённым глазом. История недавняя, а единого представления о ней, даже о фактах, нет. К трагедии 2-й мировой войны привели две ложные экспансионистские «национальные идеи» - немецкая нацистская о мировом господстве арийской расы и марксистско-ленинская о мировой революции. Сталин воспринимал последнюю как руководство к действию.

Сталинские (точнее большевистские) репрессии, наряду с мировыми войнами ХХ века, внесли свой вклад не только в уничтожение лучшего генофонда народов России (СССР), но привели к обесцениванию человеческой жизни вообще. То же можно сказать и о немецком гитлеризме. Но стиль репрессий был разный. В Германии были установлены и соблюдались с немецкой аккуратностью чёткие «правила» по поводу того, кто подлежит уничтожению. В СССР господствовали случайность и известный закон Паркинсона. Репрессиями занимался силовой бюрократический аппарат, который был заинтересован в них материально, по палаческой должности, и ради самосохранения. Поэтому, что бы приостановить очередную репрессивную кампанию, приходилось время от времени «мочить» верхушку этого аппарата. Верхушка эта зверствовала также и от страха перед Хозяином и этот страх, как это часто бывало в истории и раньше, вполне мог привести к гибели стареющего и слабеющего Хозяина. Такая версия существует и выглядит правдоподобно. Думаю, что удерживать народ в страхе и повиновении можно было бы и при значительно меньших жертвах. Пропаганда и без этого давала хорошие результаты (правда, временные), а эффективность рабского труда заключённых сомнительна. Коммунисты утверждают, что поскольку зверства («ошибки») их предшественников партией осуждены, то всё в порядке. Отряхнём этот прах. Дайте им ещё раз попробовать. А как же пепел Клааса? Вообще понять логику наших разнообразных и в разной степени «коричневатых» коммунистов у меня не получается. Причём здесь Маркс, который не был ни «патриотом» (националистом) ни, тем более, «державником», ни клерикалом, как некоторые современные коммунисты? Как можно постоянно объясняться в любви к народу и считать себя выразителями его «чаяний» и одновременно ходить с красными флагами и портретами диктаторов Ленина и Сталина, символами кровавого кошмара, устроенного коммунистами в России и других республиках СССР, распространившегося на Китай, Камбоджу и другие страны «народной демократии»?

Многие думают, что политическая шкала прямолинейна. Слева левые, а справа правые, а ещё правее нацисты. Но почему же крайне левые и крайне правые бывают так похожи и заимствуют друг у друга идеи и практику? Вспомните фильм «Обыкновенный фашизм». Смею утверждать (как Галилей) что политическая шкала круглая и если долго идти налево или направо, то придёшь в одно и то же место.

Мы живём и действуем так, будто миллионы жертв большевизма, моря человеческих страданий, страх, ложь и произвол исчезли бесследно. Они не могут исчезнуть бесследно! Их след виден в нашей жизни постоянно. И в алкоголизме, и в волчьих стаях фашиствующей молодёжи, набрасывающихся из-за угла, как злобные и трусливые шакалы, с ножами и прутьями на одиноких невооружённых «инородцев», их детей, и в тех, кто пытается их оправдывать и покрывать. Здесь ни кем уже не замечается, что кроме нацизма есть и другая, не менее «симпатичная» сторона подобных «акций»- трусость, жестокость и подлость, как метод действия. Отвратительны как цели, так и методы. Кто эту молодёжь воспитывал? Никто уже не удивляется, когда омоновские молодчики избивают дубинками стариков и женщин, да и всех, кто заведомо слабее и не может сопротивляться. Считается, что это их право. Попробуйте «вжиться в образ» омоновца, разбивающего лицо женщине. Женщине, которая ни в чём перед ним не виновата и никакой угрозы не представляла. Он уверен, что коллеги его не осудят, а его высшее начальство, до самого верха, скажет, что он действовал «в рамках закона». Такова ментальность (этого!) «мента». Этого убогого омоновца и его сослуживцев (да и его начальников до самого верха) жаль почти так же, как эту женщину. Ей разбили лицо, но она не потеряла человеческий облик. Задайте себе вопрос: кто были его родители и кем станут его дети? Этот вопрос можно отнести и к его руководству. Сомневаюсь, что если через прессу и суд удастся их осудить и как-то наказать, они станут другими. А ведь наша общая проблема именно в этом, а не только в торжестве закона. Нам же жить рядом с ними.

Мы уже начинаем привыкать к проявлениям насилия в виде избиения группой молодчиков или убийства из-за угла заведомо беззащитного человека- журналиста или предпринимателя, иногда старика или женщины. Эти преступления не всегда доходят до суда, а если доходят, то часто кончаются оправданием. Заказчиков, как правило, не находят. Причём нас всегда интересует прежде всего мотивация, политическая или какая-либо другая. То, что сам метод отвратителен, независимо от мотивации, нам уже не важно. Привыкли. Недавно один из наших ведущих деятелей искусства и, следовательно, культуры, апологет «соборности» и духовности, был избран коллегами на высокую «культурную» должность. Очень многим известно (показано по телевизору), что этот «аристократ духа» избил человека, которого при этом держали за руки. Но у нас это считается просто «шалостью». Причём как его противниками, так и сторонниками. Важно за что и не важно как. Вот такая «духовность». А холуйство перед властью, как метод и способ благополучного существования (тут и «думцы», и часть «политологов», и «пиарщики», и телевизионные каналы, прикормленные властью, и молодые руководители проправительственных «югендов»)!

Но вернёмся к «фишкам». Если спросить любого человека Земли, где бы он ни жил - в России или Италии, в Китае или Африке, - что для него наиболее ценно, можно получить примерно один и тот же ответ: материальное и духовное благополучие его и его близких, а также и всех остальных, т.к. жить в мире, где кто-то страдает, даже и не близкий тебе человек, не вполне уютно и безопасно. Материальное благополучие не требует расшифровки, а под духовным благополучием современный человек понимает возможность получать разнообразную и правдивую информацию, жить в безопасном мире, свободно передвигаться, свободно выражать своё мнение и защищать свои интересы и т.п. Вряд ли нормальный, предварительно не оболваненный, человек включит в набор ценностей «величие» или «державность», возможность угрожать окружающим и держать их в страхе. Если спросить какого-либо благополучного жителя Люксембурга или Монако, испытывает ли они ущербность от отсутствия «величия» или «державности», они могут усомниться в психическом здоровье задающего вопрос. Слова «величие», как существительное, я в энциклопедическом словаре не нашёл. Есть только прилагательное «великий», причём если оно прилагается к выдающемуся человеку, то это понятно, а если к народу или державе, то могут иметь только такой понятный смысл: большой по численности и, может быть, положительному вкладу в мировую историю и культуру. Последнее относится ко всей совокупности живших и живущих, но из этого не следует, что любой обыватель может примерить это величие на себя и требовать уважения и даже подчинения. Уважают за личные заслуги, а не за происхождение. «Величие» может, например, означать восторг рабов перед общей палкой. Ни один тоталитарный режим не обходится без «величия», демократии же прекрасно живут и без него. Повышенная потребность в величии иногда приводит в палату известного медицинского учреждения. Слово «державность» происходит от «держава», т.е. независимое государство, и этим его смысл ограничен. Не стоило бы писать обо всех этих банальностях, если бы эти термины не использовались для обработки ПСЧ пропагандистами - «государственниками» из «патриотов» различных мастей. Думая о величии прикрывай карманы. Слово «патриоты» я употребляю в кавычках, т.к. они сами присваивают себе этот титул, а это дёшево стоит. Многие из них неплохо владеют актёрскими приёмами (патриотический восторг, угрозы внешним и внутренним врагам, вид возмущённого и оскорблённого достоинства, накал эмоций, т.е. вполне шаманские методы). По сути же это просто неплохой способ заработать на жизнь, если других талантов нет. Кого мы постоянно видим и слышим в качестве профессиональных «патриотов»? Недописателей, недохудожников, недополитиков, недоисториков и других «недо», т.е. тех, кто не способен достичь высот в профессиональной деятельности. Действительно, гораздо легче писать, например, однотипные лики действительных или мнимых национальных героев, «вождей», чем писать живые человеческие лица. Конкуренция гораздо меньше. Такой «патриотизм» - последнее прибежище бездарности.

Вот мы и добрались до патриотизма - одной из наиболее модных и употребительных тем. Обратимся к энциклопедиям. По «Советскому энциклопедическому словарю» патриотизм - это любовь к Родине. Т.е. интимное человеческое чувство, такое же интимное человеческое чувство, как любовь к матери или женщине. Оно также заслуживает всяческого уважения и также не определимо объективными научными методами. Прибор «патриотометр» ещё не изобретён. Патриотизм, как вообще всякое личное чувство любви, фальшивеет от громкой публичности и попытках на нём заработать. При таком использовании патриотизм и превращается в одну из «фишек». Вспомним патриотические песни советских времён, в которых элементы саморасхваливания (лучше всех умеем любить, трудиться или строить необыкновенное будущее) сочетались с угрозами неким врагам и в которых мы все куда-нибудь шагаем. Они разительно отличаются от песен военных лет, в которых нет фальши. Либо это подлинное чувство единения в борьбе со страшным общим врагом, т.е. настоящий патриотизм, либо это лирика.

Все мы - дети Земли, поэтому увлекаясь тем или иным оттенком патриотизма, надо быть прежде всего патриотом Земли и уважать общечеловеческие моральные ценности. Это единственный способ выживания цивилизации. Мы уже достигли такого технического уровня, когда увлёкшись коммунальным патриотизмом, можем самоликвидироваться «в борьбе». Ядерный щит не спасёт. Он напоминает пояс шахида, т.е. самоубийцы.

Патриотизм понятие очень ёмкое и неоднозначное. Существует множество его оттенков, которые обусловлены умственным и нравственным уровнем «патриота», а также степенью его осведомлённости о предметах его любви или злобы. Есть различные степени патриотизма от любви к своей Родине и народу до культивирования своей национальной исключительности и спеси, злобы ко всему «не нашему». «Патриотизм», доведённый с немецкой аккуратностью до своего логического предела, и есть нацизм. Начинается такой «патриотизм» с разделения на «наших» и «не наших». Уже существует такой проправительственный «югенд» с названием «Наши». Интересно, какой идеолог дал им такое название? Неужели он не читал «Бесов» Достоевского? Это название оттуда. Можно и Верховенского поискать. Впрочем, садиться в лужу со всякими неуклюжими политическими компаниями - обычное дело для наших «мудрых» идеологов. «Нашизм» содержит в себе не только «патриотическую» нелюбовь к американцам, китайцам или демократам-либералам. Это культивирование коммунальной злобы вообще с помощью молодых «зомби». А кого мы вообще любим? Каковы наши взаимоотношения на бытовом уровне? А откуда берётся «дедовщина» в армии или антагонизм в тюрьме? Т.е. даже там, где люди поставлены в равное положение, где им и делить почти нечего. «Наши» и им подобные («красные бесенята») с подачи некоторых госчиновников пытаются играть ту же политическую роль, что и хунвейбины в Китае. Это крайне опасно для общества. Стадность и холуйскую преданность «партии и правительству» вдалбливают «нашим» руководящие «массовики-затейники» под видом патриотизма. Неужели наши выдающиеся руководящие «патриоты» не понимают, что культивируя у приближённой бюрократии и прокремлёвской молодёжи холуйство под видом единства и патриотизма, они разлагают эту часть народа? Единство должно быть добровольным, а не «кнутопряничным».

В дальнейшем патриотизм, соответствующий точному энциклопедическому определению, будем именовать патриотизмом (без кавычек), а «патриотизм» великодержавно-пропагандистского толка будем снабжать кавычками. И это не просто форма. Реакция патриотов и «патриотов» на те или иные общественные явления бывает прямо противоположной. «Патриотизм» часто возникает от холуйства, от привычки проникаться нуждами и интересами власти. Навязывая нам в качестве главных ценностей державность и величие, потрясая кулачком в сторону внешних и внутренних врагов, которые перед этим величием и державностью не желают «трепетать» и вообще их не замечают, «патриоты» зарабатывают у власти «очки», которые способны превращаться в материальные ценности. Да и сама власть культивирует «патриотизм», как оправдание для чиновничьего произвола. Высшие гос- и партчиновники, обладающие властью и богатством (недвижимостью и капиталами за границей), – самые главные «патриоты». Основной пропагандистский метод «патриотов» - воздействие на эмоции. Они любят заниматься патриотической мастурбацией, доводя себя в любви к самим себе почти до оргазма. От постоянного повторения слова «сахар» слаще во рту не станет. От постоянного повторения слова «величие» исторические факты не меняются. Упражнения в публичном «патриотизме» напоминают детскую игру в «замри». Как рыбок питаться по звонку, нас приучают испытывать трепет при произнесении слов «патриот», «величие», «державность» и т.п., но стоит только вспомнить наших основных профессиональных «патриотов», как патриотический трепет почему-то улетучивается. Настоящий патриотизм состоит в чувстве собственного национального достоинства. Но это не публичное чувство. «Патриотизм» это своеобразная индульгенция. Каким бы ты ни был приспособленцем и негодяем, если ты признан «патриотом» - тебе всё простят. Во взаимоотношениях между народами и государствами действуют те же принципы, что и во взаимоотношениях между людьми: относись к другим так, как ты хочешь, чтобы другие относились к тебе. И ещё: если ты демонстрируешь недоверие и злобу по отношению к окружающим, значит ты себя выдаёшь, т.к. человеку свойственно судить о других по себе. В личном плане этот ущерб, который ты наносишь себе подобным отношением с окружающими, касается только тебя. В политике такое поведение наносит вред твоему народу, особенно если такой «патриот» является высокопоставленной политической фигурой. Политика такого «патриота» антипатриотична по сути, хотя и патриотична по внешней видимости. Патриот без кавычек испытывает чувство стыда за лживые, циничные или просто глупые поступки и заявления своего высшего руководства, или за попытки «замазать» или замолчать прошлые и настоящие исторические «грехи». «Патриот» ведёт себя с «точностью до наоборот». Старается любыми путями обелить собственные историческое прошлое, и отыскать исторические грехи у других. При этом ему кажется, что если кто-то совершал преступления, то и нам можно. Каждый должен ответить перед самим собой и людьми за своё. Это и есть покаяние и очищение. «Патриотизм» состоит в некой повышенной самооценке, а самооценка требует сравнения с другими, в данном случае с другими народами. Если я высокого мнения о себе, значит я менее высокого мнения об окружающих. У «средневзвешенного» ПСЧ «самолюбовь» рождает недоверие, нелюбовь и злобу к окружающим. Это превращается в главную составляющую «патриотизма». Поскольку чувства «патриота» окружающими не замечаются, «патриот» постоянно ощущает себя обиженным и озлобляется против остального мира, который не замечет его «превосходства». Кроме того, объективное сравнение с окружающими не всегда бывает в пользу «патриота». Это раздражает, вызывает подсознательное чувство собственной неполноценности. Возникает некая зависимость от «оппонентов», что ставит «патриота» в смешное положение, чего он, как правило, не замечает. При внешней демонстративной независимости, «патриот» очень чувствителен к мнению окружающих. Он, как стареющая кокетка, постоянно озабочен вниманием и любовью представителей других народов и государств. Своим местом в международной иерархии. Ему всё время кажется, что его недооценивают. Нормальный человек нуждается в любви близких - детей, родителей, любимых, друзей. Зачем ему любовь остального человечества? Почему немцы должны любить англичан, а англичане французов? Никто никого не обязан любить. Достаточно уважать. Некоторые наши квасные «патриоты» любят самоутверждаться за счёт далёких предков, зачастую искажая и подтасовывая исторические факты. Жалок тот, кто вынужден собственное человеческое достоинство «нарабатывать» за счёт предков.

«Патриот» выдаёт себя также тем, что нелюбовь его к «инородцам» селективна. Человеку свойственно относится ревниво к тем, кто очевидно удачливее его, и снисходительно к тем, кто, как ему кажется, явно хуже. Он снисходителен к недостаткам и чувствителен к чужим достоинствам и успехам. ( Я не говорю о тех, кто представляет опасность, например, агрессорах или преступниках). Сравните отношение многих к успешным американцам и, например, нищим кубинцам. Результатом столь модного «патриотического воспитания» можно считать не только увеличение симпатии к родному правительству, но и рост ксенофобии. Пропаганду каждый переваривает по-своему. Некоторых она доводит до нацизма (скинхеды). Слава Богу, теории расового превосходства у нас пока в массовом сознании не приживаются. Хорошо, что у нас, в отличие от Германии, нет привычки аккуратно доводить всё до крайности, в том числе и «патриотизм». Немецкое «патриотическое воспитание» привело страну к краху. Тоже ведь хотели «как лучше» для нации. Один из нацистских лозунгов - «Германия превыше всего», т.е. превыше совести, чести, правды, гуманизма, человеческих жизней. Таков «патриотизм» в отличие от патриотизма настоящего. Наш доморощенный нацизм отличается от немецкого. Немцы люди рациональные, поэтому в основе немецкого нацизма при всей его мерзости лежали практические задачи: накормить население (для этого уничтожались «лишние рты» - еврейское население), завоевать жизненное пространство (плодородные земли, ископаемые) и т.п. У наших нацистов источники другие: не желание и не умение конкурировать с другими трудом и интеллектом (отсюда подсознательное чувство собственной неполноценности), вдолбленная ещё в советские времена идеология «первых среди равных».

Быть патриотом сложнее, чем «патриотом». Хорошо любить, например, мать, полную достоинств, гораздо труднее любить мать небезупречную. Любят не за качества, а по принадлежности. Патриот может всю жизнь жить в изгнании, как это было со многими русскими эмигрантами и их потомками, и искренне любить Россию и работать для неё. «Патриот» и живя в России не приносит ей ничего кроме вреда, пытаясь озлобить народ против окружающего мира. Почему-то всегда существует резкий контраст между таким позитивным понятием, как патриотизм, и теми лицами и организациями, которые считаются, или считают себя патриотами. И чем они радикальнее, тем опаснее для окружающих и для собственного народа тоже. Российский «патриотизм» имеет историческую особенность, восходящую ещё к крепостничеству. Российский «патриот» присвоил себе право относиться к народу как к управляемому стаду, т.е. быть пастырем. Он один знает точно, что народу необходимо, каков должен быть его образ мыслей, какие книги ему читать, какие фильмы смотреть, кого любить, кого ненавидеть. Не доверяете Вы своему народу, господа «патриоты»! Народ мудрее Вас. Он сам разберётся.

«Патриот» заботится не о народе, не о благополучии человека, а о некоем «наднародном» понятии, именуемом державой или государством, интересы которого являются интересами правящей элиты и, зачастую, не совпадают с интересами граждан. С точки зрения «патриота» пытки и массовые убийства граждан Иваном Грозным или Сталиным, тот страх перед властью, которые они посеяли на многие поколения вперёд, не являются чем - то определяющим при оценке их «державной» деятельности. Важнее их действительные или мнимые «державные» достижения. Так что же ценнее - собственный народ или власть? Некоторые историки-»патриоты» договариваются до того, что крепостничество и солдатчина были благом для народа и крепостные относились к нему «с пониманием». Надо же так любить народ! Некоторые «патриоты» напоминают бойцов сталинских заградотрядов (если последних можно назвать бойцами). Сколько народу должно погибнуть, что бы такой «патриот» вымыл, например, свои сапоги в Индийском океане? Хочется спросить некоторых руководящих «патриотов»: «-За что Вы так не любите свой народ? Почему Вы хотите для него участи полунищего полураба, каким он был, например, при Вашем кумире Сталине?» Интересно отношение «патриотов» к слову «интернационалист». С одной стороны, они это понятие недолюбливают, т.к. считают, что это - «противовес» национальному патриотизму. С другой стороны оно, как им кажется, удачно заменяет слово «интервент».

Дорогой мой брат афганец,

Дорогие венгр и чех,

Помните, как я сражался,

Дрался я за Вас за всех!

Въехал в Прагу я на танке,

Провести политбеседу,

Что ж ты, чех неблагодарный,

Поднял шум на всю планету?

Я пришёл к тебе афганец

Заменил тебе Амина,

Что же ты, неблагодарный,

Разложил повсюду мины?

Говоришь, что я ворвался

В твой аул, как серый волк?

Просто я исполнил честно

Перед Родиной свой долг!

Ничего не понимали

Мы про суве-рени-тет,

Потому что ограничен

Наш армейский контингент.

. Пусть глумятся демократы

На страницах вольной прессы,

Вы попробуйте-ка сами

Погибать за «интересы»!

Так что Вы не сомневайтесь,

Перед вами свят и чист

Воин - ИНТЕР,

Воин - НАЦИ,

Воин - ОНА,

Воин - ЛИСТ!

Вдвойне жаль тех, кто не по своей воле пострадал или погиб в этих «горячих точках». Их потери необходимо компенсировать по максимуму. Хорошо, когда армия соответствует действительным, а не искусственно раздуваемым вызовам и не превращена в самостоятельную политическую силу. Но это не значит, что солдат должен быть не рассуждающим автоматом и убивать, не интересуясь кого и за что. А именно такой подход к военной службе всячески пропагандируется, особенно после Афганской войны. Такого рода безнравственный «патриотизм» приводит к преступлениям не только против чужих, но и против своих, к бытовой преступности. Стирается грань между добром и злом. Отсюда преступность среди некоторых ветеранов недавних усмирительных войн, в том числе и нашедших себе применение в силовых структурах. Каждый военный от маршала до солдата не должен никогда забывать об этой зыбкой грани, переступив которую он превращается из защитника в убийцу. И ответственность он несёт личную прежде всего перед самим собой и никакой приказ свыше от неё не спасает. Думаю, что известные случаи милицейского беспредела, да и националистические настроения, имеют прямое отношение к «горячим» точкам. Дата вывода войск из Афганистана вполне достойна того, что бы быть отмеченной. Во - первых прекратился поток «груза 200» и гибель афганцев, в том числе и не воюющих. Народ всегда гибнет и страдает при любых военных действиях. Во - вторых, хотим мы того или нет, мы фактически признали это вторжение неоправданным. Была ли у этого вторжения какая-либо внятная цель, которой можно оправдать гибель тысяч наших солдат и афганцев? В словах «ограниченный контингент» уже сквозит наша неуверенность в справедливости этой интервенции. Есть попытки объяснить это вторжение нашим «интернациональным долгом». Но какие же мы интернационалисты, если гибель афганцев - мужчин, стариков, женщин и детей нас фактически не интересует?

В наше время одной из главных политических проблем (как внешних, так и внутренних) является терроризм. Терроризм (террор) это насилие, причём насилие не оправданное судебными решениями и принятыми обществом законами. Терроризм по источнику бывает двух видов: государственный и антигосударственный. Терроризм по своей направленности также бывает двух видов: направленный против вооружённых лиц или формирований и направленный против мирных граждан. Последний вид терроризма неприемлем в цивилизованном обществе и аморален, какими бы политическими целями его ни оправдывали. Он аморален и в том случае, если террорист жертвует своей жизнью (смертник) или государство жертвует жизнями своих солдат. Взрывать самолёты, поезда или здания так же аморально, как бомбить города и селения, уничтожая мирное население или тайно уничтожать отдельных неугодных властям лиц (за рубежом или внутри страны). Другой, политический оттенок имеет вооружённая борьба. Тут всё зависит от политических взглядов и убеждений. Здесь по возможности необходим политический диалог. Трудно себе представить, что бы вооруженный боевик, отстреливающий от окруживших его солдат, не сдающийся и погибающий делал это из карьерных или корыстных побуждений. Здесь есть над чем задуматься политикам. Задумываться не хотят. Кто более прав? Тот, кто борется с сепаратизмом, или тот, кто убеждён, что отдаёт жизнь за независимость своего народа? Может быть он мстит за родных и близких, пострадавших от силовиков. Насильно мил не будешь! Даже и за деньги. Проходит время и меняются взгляды. Когда-то расстрел царской семьи воспринимался как необходимая революционная мера. Юровский, вероятно, считал себя революционным борцом. Сегодня мы считаем это вероломным и жестоким преступлением, террором. В телевизионных передачах приходится иногда выслушивать силовиков, которые с гордостью рассказывают об убийстве афганского лидера Амина, его челяди, его малолетнего сына. Чем это «героическое» действо отличается от убийства царской семьи? То же вероломство, то же бессудное убийство в политических целях ничего не ожидающих невооружённых людей. И никого это не смущает. Это говорит об утрате ПСЧ внутреннего нравственного стержня. Что же удивительного в том, что множество ПСЧ, зная о массовых убийствах в сталинские времена, до сих пор ищут и находят аргументы для оправдания Сталина. У польского юмориста Януша Осенки есть сценка «Хороший парень». Хулиган избивает по очереди группу лиц. Те, кого он уже избил, кричат «-Караул, хватайте хулигана!», те, кого он ещё не успел избить, восхищаются его спортивностью и тренированностью. «Что мне миллионы жертв режима, если моих предков и меня это не коснулось?».

Сейчас в моде слово «экстремизм». Это более «расплывчатый» термин, чем «терроризм», но и более удобный для власти, т.к. позволяет преследовать не за действия, а за взгляды и убеждения.

Во всех этих «фишках» есть нечто общее, присущее им всем. Это общее можно назвать словом ложь. Вернее фальшь, имитация («как бы»). Как бы народовластие, как бы «диктатура пролетариата», как бы всенародная собственность («земля крестьянам, фабрики рабочим»), как бы социализм, как бы строительство коммунизма, как бы демократия, как бы выборы, как бы миролюбие, как бы «радостный труд», как бы правосудие, как бы всенародная любовь к очередному вождю, как бы единство и т.п. Несколько поколений не знало ничего, кроме имитации. Утопия, ради которой большевики разрушили общество, промышленность и сельское хозяйство, уничтожили и выслали лучший генофонд страны, оказалась несовместима с действительностью, с честной внутренней и внешней политикой. Это и породило привычку к лживости на всех уровнях. Несколько поколений приспособились ко лжи, что мы и пожинаем сегодня. Правда обнажилась по настоящему во время войны и она оказалась страшной, но именно она привела к Победе, хотя и тяжелейшей ценой. Ложь затягивает, как топкое болото. Давая создателям лжи временные преимущества, облегчая управление «массами» (пропаганда, «информационная война»), ложь приводила к деградации общества, к массовым потерям народного генофонда в концлагерях, войнах, к нравственной деградации, коррупции, алкоголизму. Поэтому известный девиз Солженицына «жить не по лжи!» вполне мог бы стать национальной идеей наряду с «выдавливанием» из себя раба. Лукавство, которое, как кажется, может выручить в конкретный момент, обязательно обернётся провалом в перспективе. Любая политическая ложь, сокрытие неудобной правды в архивах, рано или поздно обнаруживается и чем позже, чем больше от неё гнилостного «аромата». «Информационную войну» выиграть невозможно. Даже если этим займётся назначенный гигант мысли и отец «суверенной демократии». Рыба гниёт с головы, поэтому беззаконие, пренебрежение конституцией, произвол, творимый чиновниками, силовиками по отношению к гражданам, например к оппозиции, или к отдельному человеку создаёт определённую нравственную (безнравственную) атмосферу. Бороться в такой атмосфере с неправым судом или с коррупцией совершенно бесполезно. Вместо одной «отрубленной головы» вырастет десять других. Большая государственная ложь неизбежно приводит к оглуплению, потере ориентации, привычке видеть не то, что есть, а то, что хочется, к озлобленности против тех, кто пытается «открыть глаза» - «журналюг», диссидентов, либералов, демократов. Лживость и холуйство – тяжёлые хронические болезни. Избавление от государственной лжи началось задолго до «лихих 90-х», но затем приобрело взрывной характер и продолжается до сих пор. К сожалению она настолько внедрилась в сознание ПСЧ, что может быть преодолена только со сменой поколений. Есть целые слои в руководстве материально (каръерно) заинтересованные в ней. Это они поощряют неправые суды, развращают прокремлёвскую молодёжь холуйством и подачками. К обществу, к его властным структурам, также применима теория эволюции (выживает приспособленный), но здесь мы иногда наблюдаем не усовершенствование, а деградацию. Наши властные структуры в значительной части состоят из приспособленцев и плодят себе подобных, изгоняя наиболее честных.

Отмена марксистами «буржуазной», «религиозной» и всякой другой морали и замена её революционным произволом легли в своё время на подготовленную почву. В результате мы имеем сегодня то, что имеем: произвол силовиков, чиновников, судей, думцев и т.п. Власть, основанную на клановости, кумовстве, круговой поруке, холуйстве, т.е. принципах блатного сообщества (Для своих всё, для остальных Басманные суды.). Ограничить это может только совесть и общественный контроль. И то и другое в дефиците. В руководстве, силовых структурах и частично в экономике и церкви по прежнему господствует ПСЧ. И голосующее большинство состоит из ПСЧ. Политика (внешняя и внутренняя), экономика, социальная сфера отражают те родовые черты ПСЧ, о которых сказано выше.

8. ДВА «СОКОЛА ЯСНЫХ».

Ослы ему славу по нотам поют

Козлы бородою дорогу метут

Бараны, бараны стучат в барабаны…

К.И. Чуковский «Тараканище».

Как можно обращаться к ПРОСТОМУ СОВЕТСКОМУ ЧЕЛОВЕКУ (ПСЧ) и почти ничего не сказать о фигурах Ленина и Сталина, «святые» образы которых вдолблены в сознание ПСЧ с грудного возраста? С падением созданного под их руководством режима многие «шарахнулись» от их героизации к демонизации. Те же, кто «не поступаются принципами», сохранили тёплые воспоминания об этих образах как минимум на эмоциональном уровне. «Да, они иногда ошибались, но денно и нощно пеклись о благе народа» - примерно так рассуждает средний ПСЧ. По количеству человеческих жертв, разбитых судеб, каждый из этих вождей превзошёл многократно любого из известных нам серийных убийц. Огромно их личное влияние на судьбу шестой части мира, да и мира в целом. Поэтому эти фигуры носят загадочно-мистический характер.

Почтение к этим фигурам внедрялось в сознание с детства, т.е. на эмоциональном уровне, и лишь позже подкреплялось информационно с существенным искажением или сокрытием части фактов. Поэтому я заранее прошу прощения у тех, чьи чувства будут затронуты. К сожалению чувства, например, религиозные, есть нечто такое, что невозможно измерить и взвесить. Нет также способа вообще определить их наличие или отсутствие. Поэтому в цивилизованном обществе считаются только с доводами, основанными на фактах. У нас же стало модным обращаться к чувствам, если доводы опровергнуть сложно, но они не симпатичны. Известны даже случаи оскорбления за предполагаемые чувства третьих лиц (например, ветеранов), что забавно. Как можно не уважать ветеранов, особенно тех, кто воевал во время Великой Отечественной войны? Но уважение должно выражаться в конкретной помощи каждому ветерану, в захоронении останков тех, чей прах ещё не предан земле, а не в том, что бы «пиариться» на этом уважении, выслуживаясь перед властью. Никогда не забуду, как в послевоенные годы безрукие, безногие инвалиды войны просили милостыню на улицах, в поездах и электричках. Да и сегодня их можно встретить, инвалидов последних войн. То, чем занимаются «Наши» и их заказчики никакого отношения к помощи и уважению к ветеранам не имеет. То, что возрождается под предлогом восстановления исторической справедливости, например, при ремонте станции метро «Курская» в Москве, оскорбительно для многих ветеранов. Где же «Наши»?

Но вернёмся к «соколам ясным». Их деяния и личности становятся более понятными, если рассмотреть их образы изнутри, как обыкновенных людей, попавших волею случая в необыкновенные обстоятельства, учесть их дореволюционные биографии, особенности семей и сред, в которых они воспитывались, особенности характеров.

Что общего между ними? То, что оба они были профессиональными революционерами, т.е. не занимались никакой профессиональной деятельностью, кроме подготовки и проведения революции, после чего им волей-неволей пришлось нести огромную ношу единоличных руководителей огромной страны, пережившей (не без их участия) разруху, победы и поражения, восстановление государственности.

Что такое революционер? Это человек социально близкий уголовнику, что было признано самими большевиками. Отличается он от уголовника «идеалами», т.е. если уголовник преследует личные, материальные цели и интересы, то революционер нарушает все писаные и неписаные законы общества, грабит, убивает без суда ради неких действительных или мнимых высших целей. Это вызывает уважение у многих, кого прямо не касается. Определение революционера, данное здесь, вполне подходит и к террористу. Есть и разница. Революционер, будучи, как и террорист, безразличен к чужим жизням, всё же не станет взрывать мирные объекты и людей только для того, что бы кого-то напугать.

Для революции необходимо недовольство масс, которое революционер направляет в некое идеологическое русло, определяет конкретные объекты для народного гнева, т.е. действует, как вожак, по законам толпы. Для этого революционеру - вождю необходимы соратники, партия соратников. Но самое тяжёлое испытание, как для вождя и партии, так и для народа, начинается после захвата власти, когда надо претворять идеи в жизнь, а они с этой жизнью не совместимы. Начинается разруха, гражданская война и гибель части населения. Начинается борьба за власть в верхушке самой партии. «Революция пожирает своих детей». В России этот процесс был начат Лениным и закончен Сталиным. Сталин до конца своих дней так и остался революционером, т.е. сохранил привычку держать «массы» в постоянном идеологическом напряжении, сплачивать их злобой к внутренним и внешним врагам, подпитывая идеологию вражды и сплочения всё новыми и новыми человеческими жертвоприношениями. В постоянном страхе и напряжении он держал и своих ближайших соратников, постоянно их «тусовал» и частично уничтожал. Это было похоже на лотерею. Никто не мог знать заранее, на кого и за что обрушится гнев Хозяина. Идею «перманентной революции», выдвинутую Троцким, по сути воплощал Сталин.

Но меня интересуют тот и другой «сокол ясный» как личности.

Ленин вырос в нормальной интеллигентной среде с хорошими семейными традициями и, как и многие русские интеллигенты, был озабочен комплексом вины перед простым народом и идеями равенства и справедливости. При нём народничество переросло в стадию революционного терроризма. Отсюда его озлобленность и нетерпимость. Но, в отличие от своего старшего брата, он понимал, что народу нужна положительная идея, макет будущего. Эту идею он нашёл в марксизме и воспринял её совершенно догматически, как религиозный фанатик. Как религиозный фанатик, он взял из идей Маркса-Энгельса только то, что ему «подошло». Основополагающую идею Маркса о том, что социалистическая революция должна быть подготовлена соответствующей эволюцией, Ленин просто проигнорировал. Он до последних дней верил и надеялся на мировую революцию и передал эту веру и надежду Сталину. От Маркса он унаследовал и пренебрежение к общечеловеческой («буржуазной») морали. Великая цель оправдывает любые средства (грабёж, вероломство, предательство, убийства заложников и т.п.).

Был ли Ленин настоящим интеллигентом, либералом и демократом? По-моему нет. От интеллигента и учёного его отличают, по-моему, следующие черты. Во-первых фанатизм. Во-вторых излишняя эмоциональность и озлобленность против всех, кто был с ним в чём-то не согласен, деспотизм, неразборчивость в средствах. Эта нетерпимость и озлобленность он передал и своим соратникам-большевикам. Ни один интеллигент был бы не способен пренебречь всеми нравственными нормами даже ради революционного переворота. По сути народ, якобы ради блага которого он совершил переворот, Ленина совершенно не интересовал (как и Сталина). Не случайно он привык называть народ «массами», т.е. воспринимал народ как нечто аморфное, неделимое на отдельные личности.

Народ интересовал вождей только как материал и объект для воплощения их идей и поддержания власти. Демонстрируя лицемерную интеллигентскую мягкость и заботливость по отношению к ближайшим соратникам, Ленин был нечеловечески жесток и безразличен к страданиям миллионов. Даже благородная идея интернационализма была превращена в свою противоположность, когда интернациональные отряды, состоящие из разных инородцев, использовались для террора против русской деревни. Ленин, конечно, был человеком выдающегося ума. Он смог вопреки революционному энтузиазму перейти к НЭПу, когда понял, что другого пути нет. Его идея о том, что народ, угнетающий другие народы, не может быть свободным, подтверждалась неоднократно. Думаю, что побуждала Ленина к действию не идея и забота о благе народа, а подсознательный личный престиж. Он был вожаком от природы.

Сталин вырос в семье пьяного и драчливого сапожника и к интеллигентности никакого отношения не имел. Как всякий плебей, он не был скован нравственными нормами изначально, а не потому, что начитался Маркса-Энгельса. Как недоучившийся семинарист, он не имел профессии и его приход в революцию вполне понятен. Многие особо жестокие уголовники пережили такое же детство и отрочество, как и Сталин.

Попадая в революционную или уголовную среду, такой человек ищет вожака или того, кто может им стать, и становится его преданным соратником. Сталин нашёл Ленина и стал «чудесным грузином». Занимая видное и влиятельное место в революционной верхушке, Сталин ловко использовал клановые противоречия. Когда в полуинтеллигентскую среду попадает беспринципный плебей, то у этих полуинтеллигентов шансов не остаётся. Подобно кукушонку, он всех выкинет из гнезда, когда улетит мать (Ленин). Подобно Бухарину, они верили, что если вчера они были соратниками и друзьями, то Сталин не посмеет их жестоко и цинично уничтожить. А Сталин делал это с удовольствием. Он не знал, что такое дружба, родственные связи, прошлые заслуги. Сочетание ума (а Сталин, безусловно, был дьявольски хитёр и умён) и беспринципности - страшная сила. Интеллигент в среде плебеев выглядит идиотом (князь Мышкин). Эта среда не понимает мотивов его поведения, для них он не предсказуем и поэтому опасен. Так же Сталин воспринимал своих полуинтеллигентных соратников-соперников, которых он передушил по одиночке, оставив только безликих, близких себе по духу и холуйски преданных, проверенных репрессиями их родственников (Ворошилов, Будённый, Каганович, Калинин, Молотов и т.п.) Эти никакой отсебятины себе не позволят. Постоянная борьба за власть в иерархии, как и в стае хищников, происходит ещё и потому, что место вождя наиболее безопасно. В отличие от хищников, в человеческой иерархии слабых уничтожают. Поэтому не последней побудительной причиной для борьбы за абсолютную власть является страх. Сталин, по некоторым данным, был одержим манией преследования. Уничтожают и тех, кто не претендуя на власть, позволяет себе иметь и высказывать независимые суждения или иметь какое либо самостоятельное влияние в обществе (Бухарин, Тухачевский, самые выдающие и независимо мыслящие деятели науки и культуры и пр.). Здесь уместно вспомнить сказку Пушкина «О мёртвой царевне и семи богатырях». Помните: «-Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?»… (Эта цитата вспоминается и в связи с делом Ходорковского). Страх заставлял Сталина не доверять ни кому и лично вмешиваться до мелочей во все сферы жизни (промышленность, сельское хозяйство, наука, искусство, армия и т.п.). Но разве способен один человек управлять эффективно огромной современной страной?

Наиболее ярко личность высвечивается в критических ситуациях. Выступая с речью, обращённой к народу после нападения Германии, которого «прозорливый» не ожидал, он обратился к «братьям и сёстрам» и тут же соврал, сказав, что основные силы вермахта уже разгромлены.

Сталин и сталинизм до сих пор не дают покоя нашей общественности. Часть правящих силовиков, по-видимому, ностальгирует по прежним методам руководства. Они не могут не признать преступность режима, но видят в индустриализации страны и победе над фашизмом прежде всего личную заслугу Сталина. При этом они пытаются связывать эти преступления с этими достижениями. Преступления якобы были «ценой» достижений. Такой лукавый приём. Получается, что для индустриализации необходимо было репрессировать и частично изгнать лучших учёных и инженеров, репрессировать крестьян-кормильцев и довести страну до голодомора. Для того, что бы победить гитлеровскую Германию, необходимо было поставить страну на край гибели. Невозможно с этим согласиться. Есть в арсенале тоскующих по палке и другой способ облагородить Сталина – поставить его на одну доску с Петром Первым, как тоже реформатора и тоже очень жестокого. Я не знаю, сколько народу погибло за счёт реформ Петра, не видел доказательных цифр. Но знаю точно, что Пётр не убивал людей просто так, по разнорядке, по плану. Отношение к сталинизму- это «лакмусовая бумажка», отличающая генетического раба от внутренне свободного человека. Наше общество расколото на эти две категории граждан. Это мало связано с имущественным положением, возрастом и т.п.

Россия, как государство, до революции не была отсталой по уровню индустрии и сельского хозяйства страной. И ни на каких коленях она не стояла со времён Петра. (В отличие от её народа, который как стоял на коленях перед чиновничеством, так и до сих пор стоит.) Она должна была пройти и проходила тот же путь индустриализации, что и другие ведущие страны мира. Другого выбора и у большевистского руководства не было. При этом Российская империя (СССР) имела огромные человеческие и сырьевые ресурсы. Репрессии можно объяснить только рабским тоталитарным режимом. Не умением побудить народ работать «за интерес», а не «за страх» и «энтузиазм», а так же слабостью руководства, которое вынуждено было тратить время и силы на борьбу за власть. К руководству хозяйством, за редким исключением, пришли не те, кто умел руководить, а те, кто имел волчьи зубы и демонстрировал холуйскую преданность Хозяину. Недаром наиболее способные управленцы (Орджоникидзе, Фрунзе, Киров и многие другие) были уничтожены.

О поражении в первый месяцы войны и о роли сталинского руководства в этом достаточно известно. Оно определило те огромные жертвы, которые принёс народ для Победы.

Любимый лозунг многих политиков и части историков - история не имеет сослагательного наклонения. Действительно не имеет. Но это совсем не значит, что под этот лозунг можно списать все преступления и о них забыть. Никакая индустриализация или победа не оправдывает миллионы напрасных жертв. Это уже сказано с самой высокой трибуны.

9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Тяжело и нудно среди непуганых идиотов»

Илья Ильф «Записные книжки»

Закончив эпоху «развитого социализма», мы вступили в новую. Как же её определить? Инициативному и работящему человеку она даёт больше и материальной и духовной свободы и даёт надежду на будущее. Вместе с тем старые привычки, представления и страхи тянут назад.

Мы стремимся политически и экономически к единению с цивилизованным миром, вступаем в ВТО и другие международные союзы, добиваемся отмены виз с Европой и США, и вместе с тем видим в них потенциальных недругов, объявляем «иностранными агентами» тех, кто с ними сотрудничает в гуманитарной сфере. А лучшие наши партнёры - Лукашенко и Чавес. И Ахмадинижад с Асадом нам ближе Обамы. Неудобно одной задницей на двух стульях сидеть. Поэтому мы и ёрзаем.

Наш двуумвират решает между собой, кому и сколько править. Граждане, которые кончили выживать и начали жить, заметили, что их «дурят» нечестными выборами, что попытки апеллировать к басманным судам с документами о фальсификациях не дают ничего, вышли на улицу и обвинили «избранников» в нелигитимности. «Избранники» почувствовали свою безнаказанность и начали мстить оппозиции всеми доступными способами, используя суды и следствие. Агрессивно послушный парламент срочно штампует непродуманные драконовские законы под случай, лишь бы отобрать побольше свобод у народа в свою пользу. Законы эти иногда бывают и оправданными и похожими на те, которые по аналогичным поводам приняты в цивилизованных странах, но есть существенная разница - отсутствие у нас независимого от властей суда. Кто защитит гражданина от произвола?

«Избранники» соревнуются в нелепых инициативах по изъятию у народа части прав и свобод, не стесняясь их очевидной глупости и привлекая в союзники церковь. Просматривается и некоторая нервозность «избранников». Не совсем уютно им стало в их креслах. Для примера перечислим некоторые из их идей:

-дикие штрафы и сроки за несанкционированные мирные митинги и собрания, разрешённые конституцией, и другие проступки («избранники», видимо, ориентируются на свой уровень доходов и на свою неприкасаемость);

-запрет фильмов, где персонажи курят, например «Ну погоди!»;

-запрет пропаганды гомосексуализма среди детей; подразумевается, что большинство наших детей имеет в зачатке гомосексуальные наклонности; какому «педагогу» это пришло в голову? Привлекается большое общественное внимание к «проблеме», которая раньше никого, кроме узкого круга гомосексуалов, не интересовала; интересно, кто это у нас громче всех кричит: –«Держи вора!»?;

-оградить суды от критики;

-проверять пожилых чиновников на вменяемость (почему только пожилых? Этих «избранников» бы проверить!);

-признать эмбрионов субъектами права;

-карать за оскорбление чувств (что это за чувства и как их проверить?);

-запретить упоминания о конце света;

-карать за покушение на нравственность;

-карать за топот котов ночью;

-ввести план по родам и т.п.

Вся эта лихорадочная бесовщина совпадает по времени с избранием нового (старого) президента. Хочется верить, что это случайное совпадение.

Многие могут привести примеры чиновничьей дури из своего опыта. Я как-то воспользовался информационной услугой «С.З. Телекома» и получил в этом «Телекоме» квитанцию для оплаты, которую сам «Телеком» принять к оплате отказался. Его клерки не знали, где и кто примет её к оплате, причём угрожали мне отключением телефона за неуплату. Однажды почта доставила мне повестку в суд по моему иску после того, как суд уже состоялся и т.п.

Большинство бывших атеистов вдруг стали православными, но многие из них, как выяснилось, в Бога по прежнему не верят, но полны религиозных чувств. Вера чувство интимное и сам человек зачастую не может быть до конца убеждён в искренности своей веры. И уж если кто-то демонстрирует веру публично, невольно сомневаешься в его искренности.

А чего стоит убогая пропагандистская стряпня из «зомбоящика», изготовленная по советским лекалам. Каков умственный и нравственный уровень исполнителей и заказчиков? За кого эти «патриоты» «держат» свой народ? А жалкий юмор? «Шутят» и сами же изображают смех.

Питерские «официальные казаки» отвлеклись от ратного труда и борются за нашу нравственность; туда же и «Гражданский профсоюз» (профессиональные граждане в отличие от нас остальных, которые «любители»). Мадонна им мешает. Кто был наиболее нетерпим к гомосексуалам? А. Гитлер. Он же вызывает сомнение у некоторых биографов в правильности собственной ориентации.

Где новый Салтыков- Щедрин?

Страна, которая больше всех добывает энергоносителей, постоянно повышает цены для своих потребителей на свой низкокачественный бензин и на газ тоже. Это патриотизм? Самые главные наши патриоты – это монополисты, в том числе и монополисты на власть. У них особые причины для любви к Отечеству.

Приоритет невероятно расплодившегося коррумпированного чиновничества над предпринимателем, врачом, инженером, учёным, фермером не позволяет назвать нашу систему цивилизованным демократическим капитализмом. «Мы строим правовое государство» - говорит власть. Это означает максимум прав у государства и минимум у гражданина.

Если мы с вами действительно выбираем лучших из лучших, то каковы же мы? Я бы назвал нашу эпоху эпохой развитого идиотизма. (Надеюсь, закон об оскорблении эпохи ещё Думой не принят?).

Куда же мы с вами летим, господа стерхи?

Сконвертировано и опубликовано на http://SamoLit.com/


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

43515. Будова та основні характеристики мікропроцесора Intel Core i5-661 888.5 KB
  Опис процесора Intel Core i5661 рисунок. Intel Core i5661 Процесор Intel Core i5651 заснований на 32нм ядрі Clrkdle. І в цьому лежить його головна технологічна відмінність від процесорів Intel Core i57xx. Так Intel Core i5650 – це двоядерний процесор на відміну від чотирьохядерних Intel Core i57xx що мають вдвічі більший обєм кешпамяті 8 МБ проти 4 МБ.
43516. СОЦІАЛЬНА СТРАТИФІКАЦІЯ СУЧАСНОГО СУСПІЛЬСТВА 197 KB
  Поняття соціальної стратифікації суспільства. Типи стратифікованого суспільства . Соціальна стратифікація сучасного суспільства .
43517. Проектирование цифрового счетчика 454 KB
  Дополнительные требования: предусмотреть управление реверсом и индикацию направления счета Теоретическая часть Счетчиком называется последовательное устройство предназначенное для счета входных импульсов и фиксации их числа в двоичном коде. В цифровых схемах счетчики могут выполнять следующие микрооперации над кодовыми словами: 1 установка в исходное состояние запись нулевого кода; 2 запись входной информации в параллельной форме; 3 хранение информации; 4 выдача хранимой информации в параллельной форме; 5 инкремент ...
43518. Развитие коммуникативных способностей личности подростка в процессе обучения искусству 97.5 KB
  Влияние обучения искусству на развитие коммуникативных способностей личности подростка. Изучение театральных основ и развитие личности. Внутренние факторы – это состояние отношение качество личности круг умений и навыков которые необходимы в общении.
43519. Технологические процессы и оборудование 468 KB
  Котёл предназначен для получения горячей воды с температурой до 150° С и давлением 2,25 МПа в отдельно стоящих котельных для использования в системах отопления, вентиляции и горячего водоснабжения объектов промышленного и бытового назначений и на ТЭЦ в качестве пиково-резервных источников тепла.
43520. Технология производства хлористого калия методом растворения-кристаллизации 426 KB
  Осветление горячего насыщенного щелока от глинистых и солевых частиц. Охлаждение осветленного насыщенного щелока за счет самоиспарения под вакуумом и кристаллизация хлористого калия. Сгущение хлоркалиевой пульпы с целью отделения основной массы маточного щелока от кристаллов хлористого калия. Нагрев растворяющего щелока.
43521. НАПРЯМИ ТА ПРОПОЗИЦІЇ ЩОДО ВДОСКОНАЛЕННЯ ПРОФЕСІЙНОГО ПІДБОРУ ПЕРСОНАЛУ НА ПІДПРИЄМСТВІ 276.5 KB
  Якщо чисельність персоналу менша від нормативної, кадрового потенціалу стає недостатньо для розв’язання нагальних проблем розвитку організації. Планові перетворення виробничої та управлінської бази організації в цьому разі не забезпечуються достатньою професійною й інтелектуальною підтримкою наявних кадрів.
43522. Оценка эффективности затрат на предупреждение аварии и обучение нештатных АСФ 521 KB
  Основная причина и прогнозирование масштаба аварии. Технологический способ локализации аварии. Расчет сил и средств локализации аварии. Задание на учение и решение руководителя по ликвидации аварии.
43523. Облік операцій з фінансової оренди (лізингу) підприємства 816.5 KB
  Виходячи з вищесказаного була вибрана тема курсової роботи – Облік операцій з фінансової оренди лізингу підприємства. Тема оренди та лізингу є однією з найбільш актуальних як для великих підприємств так і для невеликих фірм. Оскільки подібні угоди не допускають можливості дострокового припинення оренди правильне визначення величини періодичної плати забезпечує власникові повне відшкодування...