38741

Научно-методическое пособие для магистров направления «Государственное и муниципальное управление»

Книга

Менеджмент, консалтинг и предпринимательство

Научнометодическое пособие подготовлено на кафедре региональной экономики и территориального управления Воронежского государственного университета. ТЕМАТИКА МАГИСТЕРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ Подготовка магистерских диссертаций осуществляется в рамках основных направлений научных исследований кафедры региональной экономики и территориального управления проводимых по заказам органов государственной власти и местного само управления организаций публичного сектора экономики региона. В их числе: ...

Русский

2013-09-29

1.32 MB

49 чел.

PAGE  87

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

МЕТОДОЛОГИЯ И ОРГАНИЗАЦИЯ

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  

   

     

Научно-методическое пособие для магистров направления

«Государственное и муниципальное управление»

Выпуск 1

Воронеж  2012

      

ББК

УДК

      Рецензент:

      д-р экономических наук, профессор Ю.И. Трещевский

      Рисин И.Е. Методология и организация исследовательской деятельности. Вып. 1. – Воронеж, 2012.  – 55 с.          

      Научно-методическое пособие подготовлено на кафедре региональной экономики и территориального управления Воронежского государственного университета. Оно содержит комплекс рекомендаций по написанию магистерской диссертации. Особое внимание уделено примерам качественной подготовки ее основных структурных элементов. 

      Предназначено для студентов, обучающихся по различным программам направлений «Государственное и муниципальное управление», «Менеджмент».  

СОДЕРЖАНИЕ

1. Цель и значение магистерских диссертаций………………………….

2. Тематика магистерских диссертаций……………………………………

3. Этапы подготовки магистерских диссертаций…………………………

4. Требования к структурным элементам магистерской диссертации…..

5. Оформление магистерских диссертаций………………………………..

Приложение…………………………………………………………………..

  1.  ЦЕЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ

МАГИСТЕРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

      Магистерская диссертация – самостоятельная научная работа студента, выполняемая под руководством преподавателя выпускающей кафедры. Ее подготовка является заключительным этапом процесса обучения и имеет целью систематизацию, закрепление и расширение знаний студентов, а также апробацию и развитие навыков взаимосвязанного решения исследовательских задач (теоретических, методических, практических).

      При написании диссертации магистрант должен подтвердить владение следующими основными компетенциями:

      - умение формулировать цель, ставить задачи исследования и определять необходимую для их решения теоретическую, методологическую и информационную базу;

      - умение организовать поиск и обработку информации, необходимой для решения поставленных задач;

      - умение применять современные компьютерные технологии и программные продукты;

      - умение применять различные методы анализа собранной информации;

      - умение критического анализа теоретического задела, имеющегося в рамках избранной предметной области исследования;

      - умение диагностировать состояние процессов и механизмов государственного и муниципального управления социально-экономическими системами;

      - умение идентифицировать и оценивать результаты государственного и муниципального управления социально-экономическими системами;

      - умение  совершенствовать организационно-экономическое обеспечение процессов государственного и муниципального управления социально-экономическими системами.

          

2. ТЕМАТИКА

МАГИСТЕРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

      Подготовка магистерских диссертаций осуществляется в рамках основных направлений научных исследований кафедры региональной экономики и территориального управления, проводимых по заказам органов государственной власти и местного само-

управления, организаций публичного сектора экономики региона. В их числе:

      - разработка социальной, промышленной, инвестиционной, инновационной, экологической политики региона, муниципального образования и механизмов их реализации;

      - разработка стратегий и стратегических планов социально-экономического развития территорий;

      - разработка концептуального и методического обеспечения программ социально-экономического развития территорий;

      - разработка концептуального и методического обеспечения проектов общественно-частного партнерства, реализуемых в социально-экономической системе региона, муниципального образования;

      - разработка механизма эффективного управления государственной и муниципальной собственностью;

      - обоснование направлений и методического обеспечения совершенствования межбюджетных отношений в системе регион - муниципальное образование;

      - разработка системы мониторинга состояния и результатов государственного и муниципального управления;

      - разработка направлений, методического и инструментального обеспечения повышения эффективности государственного и муниципального управления;

      - бенчмаркинг достижений современной зарубежной и российской практики государственного и муниципального управления;

      - разработка направлений, методического и инструментального обеспечения совершенствования подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров государственного и муниципального управления.

      Примерная тематика магистерских диссертаций разрабатывается и обновляется выпускающей кафедрой.     

      Магистранту предоставляется право, как выбора темы диссертации из перечня, предложенного кафедрой, так и инициативного заявления темы, согласованного с научным руководителем.

3. ЭТАПЫ ПОДГОТОВКИ

МАГИСТЕРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ  

      Процесс подготовки, выполнения и защиты магистерской диссертации состоит из следующих основных этапов:

      1. Выбор и утверждение темы диссертации.

      2. Разработка концепции исследования.

      3. Анализ, оценка, уточнение (дополнение) имеющегося теоретического задела в избранной области исследования (1 глава диссертации).   

      4. Диагностика состояния процессов и механизмов государственного (муниципального) управления в избранной сфере исследования на основе эмпирической информации, собранной, систематизированной и проанализированной магистрантом (2 глава диссертации).  

      5. Обоснование направлений, методического и инструментального обеспечения процессов совершенствования государственного (муниципального) управления объектом исследования (3 глава диссертации).  

      6. Подготовка Приложений и составление библиографии по теме исследования.

      7. Представление диссертации научному руководителю и работа по устранению его замечаний.

      8. Представление диссертации, автореферата на кафедру.

      На первом этапе магистрант выбирает тему исследования  из перечня, предложенного выпускающей кафедрой, или предлагает ее в инициативном порядке, предварительно согласовав с научным руководителем.

      Правильный выбор темы создает необходимые предпосылки и стимулы для заинтересованной работы выпускника, его удовлетворенности ее ходом и полученными результатами, оказывает положительное влияние на уровень профессиональной подготовки магистранта.      

      С одной стороны, тема диссертации должна быть актуальной, с другой, – интересной выпускнику. При ее выборе необходимо использовать известные принципы отбора проблемы исследования, к которым относятся: актуальность проблемы; степень разработанности проблемы; содержание проблемы. Тема диссертации в явном виде определяет предмет и объект исследования.

      Тема диссертации утверждается на заседании выпускающей кафедры.

      На втором этапе  магистрант осуществляет  разработку концепции исследования, содержащей:

      - обоснование актуальности темы исследования;

      - оценку степени разработанности проблемы;

      - постановку цели и задач исследования;

      - определение предмета и объекта исследования;

      - выбор методов исследования.

      Концепция исследования рассматривается научным руководителем, корректируется по его замечаниям и после доработки представляется на обсуждение выпускающей кафедры.  

      На третьем этапе магистрант осуществляет выбор научной литературы (монографий, журналов, сборников статей, материалов конференций), состав которой должен быть достаточным для оценки имеющегося теоретического задела в избранной предметной области исследования.

      Ключевая задача этого этапа – на основе обобщения, систематизации и анализа наиболее распространенных (основных) точек зрения исследователей и практических работников уточнить и дополнить содержательную характеристику отдельных теоретических аспектов исследуемой научной проблемы.   

      На четвертом этапе магистрант организует сбор, обработку и анализ эмпирической информации, отражающей состояние современной практики государственного (муниципального) управления объектом исследования.

      Ключевая задача этого этапа – осуществить диагностику современного состояния процессов и механизмов государственного (муниципального) управления в избранной сфере исследования, определить ее сильные и слабые характеристики.  

      На пятом этапе магистрант, основываясь на результатах проработки теоретических аспектов исследуемой научной проблемы (проведенной в первой главе диссертации) и анализа современной практики управления (выполненного во второй главе), осуществляет организационное моделирование процесса его совершенствования применительно к конкретному объекту (региону, муниципальному образованию, а также предприятию или учреждению, относящихся к общественному сектору экономики).   

      Ключевая задача этого этапа – обосновать направления совершенствования государственного (муниципального) управления, внутрихозяйственного управления предприятием (учреждением) общественного сектора экономики, разработать рекомендации по модернизации его инструментальной базы и алгоритмов ее использования.  

      На шестом этапе магистрант осуществляет подготовку Приложений и библиографии по теме исследования.   

      Ключевая задача этого этапа – представить в графической или табличной формах информацию, отражающую результаты проведенного магистрантом анализа теоретических источников и современной практики публичного управления; систематизировать источники информационной базы, использованной в решении задач исследования.

      На седьмом этапе написанная диссертация предоставляется научному руководителю.    

      Ключевая задача этого этапа – оценка качества магистерской диссертации, ее необходимая доработка по замечаниям научного руководителя.   

      На восьмом этапе переработанная по замечаниям научного руководителя диссертация представляется магистрантом на выпускающую кафедру.

      Ключевая задача этого этапа - проведение нормо-контроля диссертации уполномоченным от кафедры сотрудником.  

      

4. ТРЕБОВАНИЯ К СТРУКТУРНЫМ ЭЛЕМЕНТАМ

МАГИСТЕРСКОЙ ДИССЕРТАЦИИ

      1. Введение.

      1.1. В актуальности темы исследования необходимо акцентировать внимание на трех-пяти моментах, отражающих современные условия и факторы детерминации процессов государственного и муниципального управления в избранной сфере исследования.     

      Примеры достаточного обоснования актуальности исследования.  

       Тема исследования: Экономико-организационные основы местного самоуправления и направления их совершенствования.

      Актуальность темы исследования определяется несколькими принципиальными моментами.

      Во-первых, возрастающей ролью местных сообществ в детерминации динамики и перспектив национальной и региональной экономики, улучшении качества жизни населения, решении актуальных для конкретной территории проблем: социальных, экономических, демографических, экологических и др.  

      Во-вторых, определяющей ролью местного самоуправления в развитии социально-экономического потенциала муниципальных образований и его эффективном использовании.

      В-третьих, неразвитостью организационной и экономической основы местного самоуправления, что проявляется в продуцировании противоречий, в том числе, между необходимостью продуктивного выполнения органами местного самоуправления собственных и переданных им государственными органами полномочий и имеющимися в их распоряжении материальными и финансовыми ресурсами; потребностью в качественном обновлении организационного обеспечения местного самоуправления и ограниченными возможностями применяемых структур и инструментов управления.

      В-четвертых, проводимой в стране реформой государственной власти и управления, направленной на эффективное  разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления.  

      В-пятых, отсутствием адекватных потребностям современной практики концептуальных и прикладных исследований условий, направлений,  механизмов развития местного самоуправления, позитивного опыта формирования и совершенствования его экономико-организационной основы.       

      Тема диссертации: Развитие системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления. 

Актуальность темы исследования определяется несколькими принципиальными моментами.

Во-первых, проведение муниципальной реформы в России привело к значительному увеличению числа муниципальных образований, обладающих обширными полномочиями по решению вопросов местного значения, и как следствие, к изменению требований к кадрам управления, росту их числа.

Во-вторых, несовершенством действующей системы подготовки и повышения квалификации руководителей и специалистов, осуществляющих управление муниципальными образованиями.

В-третьих, необходимостью внедрения инноваций в образовательные процессы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления.

      Тема исследования: Управление муниципальной собственностью и направления его совершенствования.

      Актуальность темы исследования. Современная практика реализации Федерального закона от 26 октября 2003 г. №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления» заметно актуализировала проблему развития и эффективного использования муниципальной собственности, как экономической основы местного самоуправления. В этой связи заслуживают внимания ряд обстоятельств. Во-первых, нынешний потенциал муниципальной собственности и уровень его реализации заметно ограничивают возможности продуктивного решения вопросов, переданным в компетенцию местным властям. В составе основных форм проявления такого положения - преимущественно затратный характер объектов муниципальной собственности, устойчиво воспроизводимый дисбаланс доходных источников и расходных обязательств.  

      Во-вторых, осуществляемые ныне процессы развития местного самоуправления, в том числе, подключения частного бизнеса к производству общественных благ существенно корректируют объем и структуру экономических ресурсов, в управлении которыми участвуют местные органы власти.

      В-третьих, несмотря на имеющийся позитивный опыт управления муниципальной собственностью, накопленный в отдельных регионах страны и в местных сообществах развитых стран, доминирующей в российской практике является модель управления, основанная на использовании ограниченного перечня форм, методов и инструментов.

      1.2. В оценке степени разработанности проблемы следует акцентировать внимание на основных работах отечественных исследователей и практиках, посвященных ее решению.

      Позитивным моментом является обращение к трудам зарубежных ученых, изданных в России.

      Целесообразно дифференцировать авторов по кругу проблем (например, теоретические основы, оценка практического опыта, разработка мер по совершенствованию управленческой практики).

      Важно иметь в виду, что в этом разделе диссертации (и аналогичном разделе автореферата) приводятся только те авторы, на которых имеются ссылки в работе, чьи труды представлены в Списке литературы.   

      Примеры качественной подготовки раздела.

      Тема диссертации: Региональная политика взаимодействия государства и бизнеса.

      Степень  разработанности  проблемы. Теоретические и методологические основы экономической политики, избирательной для реализации определенных моделей рыночного хозяйства, разработаны М. Армаком, Дж. Бьюкененом, Дж. Кейнсом, Л. Мизесом, Г. Мюрдалем, В. Ойкеном, М. Фридманом, Ф. Хайеком, Й. Шумпетером, Л. Эрхардом.

      В современной отечественной экономической науке можно выделить два основных направления исследования развития территорий и региональной политики.

      Первое - связано с разработкой теоретико-методологических вопросов, круг которых включает: место субъектов федерации в социально-экономической системе России, характер, порядок и формы взаимодействия органов власти различных уровней, преодоление дезинтеграционных процессов и развитие единого экономического пространства страны. Оно представлено научными трудами Е. Бухвальда, В. Введенского, А. Виленского, С. Глазьева, В. Кирьянчука, В. Лексина, Б. Преображенского, Ю. Трещевского, А. Швецова.   

      Второе направление содержит обобщение опыта решения региональных задач, разработки программ социально-экономического  развития территорий, взаимодействия разных уровней власти. В основном оно представлено работами региональных лидеров, прежде всего:  Д. Аяцкова, О. Бетина,  

А. Бойцева, А. Воробьева, А. Ефремова, Ю. Лужкова, Э. Росселя, С. Собянина, В. Яковлева и других.

      Несмотря  на  выявленный  интерес  исследователей  к  обоснованию региональной политики теоретические  основы  ее формирования   в  современной экономике  России  только  начинают  складываться. Многие принципиальные вопросы, в том числе, связанные с определением характера, сфер и форм взаимодействия государства в контексте реализации стратегий регионального развития, учитывающих географические, технико-технологические и социально-экономические условия функционирования субъектов РФ, пока только обозначены.

      Отсюда  потребность  в  формировании концептуальных основ региональной политики взаимодействия государства и бизнеса, теоретическом  

анализе ее сущности и содержания, определении перспективных точек роста экономики территорий и инструментов их государственной поддержки.    

      Тема диссертации: Управление процессами кластеризации социально-экономического пространства региона.     

      Степень научной разработанности проблемы. Кластерный подход и его роль в повышении конкурентоспособности национальной и региональной экономики рассматривается в трудах зарубежных  и российских авторов, таких как,  Е. Бухвальд,  А. Гранберг,  С. Емельянова,  В. Захаров,  И. Меньшенина,  И. Пилипенко,  М. Портер,  С. Раевский,  Х. Ричардсон,  И. Семенова, С. Скоч, Р. Тэо, С. Тюменцев, Т. Цихан, М. Энрайт, Ю. Юданов.

      Необходимость и перспективы кластеризации социально-экономического пространства отдельных субъектов РФ и их подсистем  представлены в трудах  В. Бетина, В. Бондаренко, Н. Волковой,  М. Винокуровой,  Ю. Гусева, В. Захарова, П. Ипатова, Е. Козаченко, Н. Лариной, А. Макаева, И. Миграняна, Ю. Рябченюка, Т. Сахно, Н. Семеновой, З. Созиевой, И. Федоровой, П. Филиппова.        

      Постановке и содержательной интерпретации проблем экономико-организационного обеспечения государственного управления процессами кластеризации посвящены  исследования  А. Блинова,  П. Бочарова,  Л. Кайшевой, Р. Кулика,  Т. Наролиной,  Б. Преображенского,  И. Рисина,  Ю. Трещевского, Г. Хасаева и др.  

      Вместе с тем, ряд теоретических и прикладных вопросов по теме исследования до сих пор не имеет адекватного научного решения. В их числе: роль государства в формировании и развитии кластеров, ключевые сферы и параметры процессов кластеризации, являющиеся объектом государственного управления, структура и содержание его механизма.

      Тема диссертации: Инвестиционная привлекательность региона: содержание и механизм повышения.  

      Степень разработанности проблемы. Значительный вклад в развитие теории инвестирования внесли Э. Аткинсон, Т. Веблен, Дж. М. Кейнс,  А.Пигу, Р. Стиглиц,  Й. Шумпетер, С. Фишер, М. Фридмен  и другие.  

      Исследования в области современной региональной инвестиционной политики  велись отечественными экономистами. В их числе: С. Глазьев, В. Лексин, В. Логинов, В. Мау, Б. Преображенский, И. Рисин, А. Улюкаев, А. Швецов, Б. Чуб,  Б. Штульберг.      

      Анализ условий и факторов, определяющих инвестиционный потенциал территорий, разработка методов оценки его состояния и динамики изменения нашли отражение в трудах  А. Аникеевой, А. Агаева,  Ю. Бакланова,  Н. Бу-

рыма,  Л. Жукова,  И. Ройзмана,  М. Самогородской,  И. Скопиной,  А. Шахназарова,  Е. Ясина и др.

      Однако преобразования экономических отношений и перераспределение властных полномочий по уровням государственной власти России выдвинули новые нерешенные задачи теории и практики управления инвестиционной деятельностью в субъектах РФ. В их числе: определение факторов инвестиционной привлекательности территорий, вектор действия которых зависит от усилий региональных властей, обоснование ключевых направлений и механизма ее повышения.   

      Актуальность названной проблемы, несоответствующий современным потребностям уровень ее теоретической, методической и практической разработанности определили выбор темы настоящего исследования.

      1.3. В обосновании цели и задач исследования важно обратить внимание на следующие требования:

      - цель должна соответствовать теме исследования;

      - задачи должны оказаться в проблемном поле, заявленном целью (некорректно, когда задачи выходят за пределы этого поля, или наоборот, имеют уровень разнообразия меньший, чем цель);

      - в составе задач должны быть обязательно задачи теоретического плана (например, уточнение и дополнение содержания определенной категории управления), аналитического (анализ современной практики) и прикладного характера (разработка мер, рекомендаций).

      Примеры качественной подготовки раздела.

      Тема диссертации: Управление процессами кластеризации социально-экономического пространства региона.     

      Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в систематизации и дополнении теоретических положений, раскрывающих содержание и роль государственного управления процессами кластеризации социально-экономического пространства региона, разработке рекомендаций по его совершенствованию в Воронежской области.   

      Необходимость достижения цели потребовала решения следующих задач:

      - уточнить сущность региональных кластеров;

      - обосновать роль государства в процессах кластеризации социально-экономического пространства региона;

      - обобщить и систематизировать современный российский и  зарубежный опыт участия государства в управлении процессами кластеризации социально-экономического пространства территорий;   

      - разработать рекомендации по совершенствованию управления процессами кластеризации социально-экономического пространства Воронежской области.  

      Тема диссертации: Государственно-частное партнерство в регионе: потенциал, приоритетные сферы и механизм реализации

       Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в дополнении теоретических положений, раскрывающих потенциал государственно-частного партнерства и структуру механизма его организации, разработке мер по совершенствованию управления его развитием в Воронежской области.    

      Необходимость достижения цели потребовала решения следующих задач:

      - раскрыть социально-экономический потенциал государственно-частного партнерства;

      - определить структуру механизма организации государственно-частного партнерства;

      - обобщить и систематизировать современный зарубежный и российский опыт использования государственно-частного партнерства в регионе;

      - разработать меры по совершенствованию управления развитием государственно-частного партнерства в Воронежской области.  

      Тема диссертации: Инвестиционная активность региона и механизм ее повышения.

      Цель и задачи исследования. Цель работы состоит в уточнении и дополнении теоретических положений, раскрывающих экономическое содержание инвестиционной активности региона и структуру механизма ее повышения, разработке мер по его совершенствованию в Воронежской области.

      Достижение поставленной цели предопределило решение следующих основных задач:

      - раскрыть экономическое содержание инвестиционной активности региона;

      - определить структуру механизма управления развитием инвестиционной активности региона;

      - дать оценку современной зарубежной и российской практики управления развитием инвестиционной активности территорий;

      - разработать меры по совершенствованию механизма повышения инвестиционной активности Воронежской области.

      1.4. В выборе предмета и объекта исследования важно учитывать, что в темах, посвященных проблемам государственного и муниципального управления, предметом исследования являются организационно-экономические (управленческие) отношения, опосредующие  процессы воздействия государства (органов местного

самоуправления) на определенные (соответствующие цели исследования) объекты (регион в целом, муниципальное образование, отдельные компоненты их социально-экономических систем – секторы, отрасли,  виды экономической деятельности, государственные и муниципальные предприятия и учреждения).

      Примеры качественной подготовки раздела.

      Тема диссертации: Государственное управление развитием инвестиционной деятельности в регионе.

      Объект и предмет  исследования. Объектом исследования является инвестиционная деятельность, условия и факторы ее развития в территориальных социально-экономических подсистемах национальной экономики. Предметом исследования - экономико-организационные отношения, опосредствующие процессы воздействия региональных органов власти на условия, факторы и параметры инвестиционной деятельности.

      Тема диссертации: Управление процессами кластеризации социально-экономического пространства региона.     

      Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются объективные основания и содержание процессов кластеризации социально-экономического пространства региона.  

      Предметом исследования – организационно-экономические отношения, опосредующие воздействие государства на формирование и развитие кластеров в регионе.   

      Тема диссертации: Управление муниципальной собственностью и его совершенствование.    

      Объект исследования – муниципальные образования и органы местного самоуправления.

       Предмет исследования - отношения, процессы и инструменты управления муниципальной собственностью.

      1.5. Методологическая основа исследования должна быть адекватна сложности поставленных цели и задач исследования.               

      Наряду с общенаучными методами исследования (диалектический, историко-логический и др.), должны быть в комплексе применены специальные методы (в числе наиболее востребованных:  методы компаративного, экономико-статистического анализа, организационного моделирования, экспертных оценок, интервью, «дерева целей», сценарный, программно-целевой).

      Метод компаративного анализа необходим для выявления общего и особенного в: условиях и факторах, детерминирующих состояние и тенденции развития исследуемых объектов управления (регионов, муниципальных образований, отдельных компонентов

их социально-экономических систем – секторов, отраслей, видов экономической деятельности, государственных и муниципальных предприятий и учреждений); содержании процессов и структуре механизмов государственного и муниципального управления в различных субъектах и муниципальных образованиях РФ, зарубежных странах.

      Метод экономико-статистического анализа позволяет решить ряд задач, в том числе: определить тренды развития процессов

жизнедеятельности социально-экономической системы региона, муниципального образования; установить зависимости результатов тех или иных видов деятельности (например, инвестиционной, инновационной и др.) от количественных характеристик условий и факторов их детерминирующих; установить уровни социально-экономического развития субъектов РФ, муниципальных образований и др.  

      Применение метода организационного моделирования даст возможность разработать структурную композицию (состав элементов, их функции, связи между ними) механизма государственного (муниципального) управления исследуемым объектом управления, обосновать алгоритмы использования тех или иных методов и инструментов управления.

      Методы экспертных оценок, интервью позволят, используя оценки ведущих ученых и практиков в исследуемой области управления, повысить уровень обоснованности рекомендаций по решению неструктурированных и слабоструктурированных проблем.

      Применение метода «дерева целей» даст возможность структурировать целевую функцию государственного (муниципального) управления исследуемым объектом, выявить иерархию и установить взаимосвязи его задач.  

      Сценарный подход необходим для обоснования вариантов действий органов государственной власти и местного самоуправления, учитывающих особенности: экономической политики, реализуемой властями (страны, субъекта РФ, муниципального образования); разных фаз экономического цикла (подъем, кризис и др.).

      Программно-целевой метод позволит сконцентрировать ресурсы и обеспечить их комплексное использование на ключевых направлениях развития объекта управления.  

      1.6. Информационная база исследования должна быть разнообразной. Ее компонентами являются: статистические данные, материалы федеральных, региональных и местных органов власти, монографии и статьи в научных журналах, материалы научных конференций, данные, полученные лично автором в процессе, например, анкетирования, ресурсы сети Интернет).

      Примеры качественной подготовки раздела.

      Тема диссертации: Управление процессами кластеризации социально-экономического пространства региона.     

      Информационную основу диссертации составили статистические данные о состоянии и динамике параметров развития социально-экономической системы субъектов РФ, опубликованные Федеральной службой государственной статистики, ее региональным подразделением на территории Воронежской области; материалы, полученные автором  в органах государственной власти и управления Воронежской области.

      Тема диссертации: Государственно-частное партнерство в регионе: потенциал, приоритетные сферы и механизм реализации

      Информационную основу исследования составили плановые и отчетные материалы Минрегиона России, Минэкономразвития России, Минфина России, доклады и материалы круглых столов и конференций по проблемам государственно-частного партнерства,  федеральное и местное законодательство по теме и объекту исследования, материалы научных конференций, периодической печати.

      Тема диссертации: Развитие системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления. 

      Информационную базу исследования составили статистические данные о состоянии кадрового обеспечения муниципальных образований, опубликованные Федеральной службой государственной статистики России и ее территориальными подразделениями, материалы региональных и местных органов власти, а также федеральное и региональное законодательство по предмету и объекту исследования, результаты опроса работников органов местного самоуправления Воронежской области, проведенного автором по специально разработанной анкете.

      1.7. Раздел «Научная новизна результатов диссертации» должен содержать положения, раскрывающие отличия полученных автором результатов от уже известных.      

      Примеры качественной подготовки раздела.

      Тема диссертации: Управление процессами кластеризации социально-экономического пространства региона.     

      Задача: обосновать роль государства в процессах кластеризации социально-экономического пространства региона.

      Научный результат:  

      - установлено разнообразие ролей, которое государство способно играть в процессах кластеризации социально-экономического пространства региона: инициация, мониторинг, прогнозирование, финансовая, организационная, институциональная, информационная поддержка, создание поддерживающей и компенсирующей инфраструктуры.

      Задача: обобщить и систематизировать современный российский и  зарубежный опыт участия государства в управлении процессами кластеризации социально-экономического пространства территорий.

      Научный результат:

      - осуществлена селекция достижений современного зарубежного опыта участия государства в управлении процессами кластеризации и предложен подход к их использованию к российской практике, предусматривающий: ориентацию на достижение множества социально-экономических эффектов; единство действий всех уровней публичной власти; разнообразие форм, обеспечивающих интеграцию в кластерах предпринимательских и некоммерческих организаций; расширение сферы действия механизма государственно-частного партнерства.

      Тема диссертации: Развитие системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления.

      Задача: выявить действующие на региональном уровне факторы, детерминирующие процесс формирования компетенций кадров муниципального управления.

       Научный результат:

- обоснован методический подход к формированию компетенций кадров муниципального управления, отличающийся учетом действующих на региональном уровне факторов, детерминирующих процесс формирования современных компетенций кадров муниципального управления, в составе которых выделены и содержательно охарактеризованы: разнообразие видов муниципальных образований и дифференциация их компетенций; разнообразие органов муниципального управления и различие их компетенций.

       Задача:  обосновать направления развития системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления в регионе.

      Научный результат:

      - обоснованы направления развития системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления, отличающиеся учетом специфики их различных категорий, точечной фокусировкой на удовлетворение актуализированных потребностей конкретных групп потребителей образовательных услуг, ориентацией на использование модульных программ повышения квалификации руководителей и специалистов в области публичного управления.

      Тема диссертации: Инвестиционная активность региона и механизм управления ее повышением.  

      Задача: разработать методический подход к оценке инвестиционной активности региона.

      Научный результат:

      - разработан и апробирован методический подход к оценке инвестиционной активности региона, отличающийся интегрированным использованием статистических показателей, отражающих значимые параметры «входа» и «выхода» инвестиционной деятельности, позволяющий определять позиции конкретного региона в задаваемой выборке субъектов Р.

      Задача: предложить механизм управления повышением инвестиционной активности региона.

      Научный результат:

      - обоснован механизм управления повышением инвестиционной активности региона, отличающийся структурой, представленной в единстве субмеханизмов государственного регулирования и менеджмента, каждый из которых включает модули: институционального, экономического, кадрового, маркетингового, информационного обеспечения.

      Задача: дать оценку современной зарубежной и российской практики управления развитием инвестиционной активности территорий.

      Научный результат:

      - предложен подход к совершенствованию управления повышением инвестиционной активности региона, основанный на выборе достижений современной зарубежной и российской практики, в числе которых: апробация модели проактивного управления развитием инвестиционной деятельности; концентрация ресурсов государственно-частного партнерства на точках экономического роста; организация мониторинга инвестиционной деятельности в регионе.

      1.8. В разделе «Теоретической значимости работы делается акцент на результаты, полученные при решении задач теоретического плана.

      В разделе «Практической значимости работы» акцент делается на востребованность ее результатов в практической деятельности организаций, имеющих непосредственное отношение к объекту и предмету исследования.

      Примеры качественной подготовки раздела.

      Тема диссертации: Управление процессами кластеризации социально-экономического пространства региона.     

      Теоретическая значимость исследования состоит в дополнении теоретических положений, раскрывающих содержание и механизм государственного управления процессами кластеризации социально-экономического пространства региона.

      Практическая значимость диссертации состоит в том, что содержащиеся в работе рекомендации, адресованные органам государственной власти, могут быть использованы при разработке программ, связанных с формированием и развитием кластеров в Воронежской области.   

      Тема диссертации: Инвестиционная активность региона и механизм управления ее повышением.  

      Теоретическая значимость работы. В диссертации уточнены и дополнены положения, раскрывающие содержание инвестиционной активности региона и деятельности органов государственной власти по ее повышению.

      Практическая значимость диссертации. Содержащиеся в работе рекомендации, адресованные органам государственной власти, могут быть использованы при разработке стратегий и среднесрочных программ социально-экономического развития территорий.

      Тема диссертации: Развитие системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления. 

Теоретическая значимость исследования заключается в дополнении положений, раскрывающих содержание качественных изменений в организации системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления.

Практическая значимость диссертации определяется тем, что содержащиеся в ней выводы и рекомендации, адресованные органам государственной власти и местного самоуправления, могут быть использованы в деятельности, связанной с совершенствованием организации системы подготовки и повышения квалификации кадров.

1.9. Раздел «Апробация и внедрение результатов работы» может содержать информацию, во-первых, об участии автора диссертации в работе научно-практических конференций (с указанием их полного названия, места и года проведения), во-вторых, о публикациях, в которых отражены результаты исследования; в-третьих, о

Справках о внедрении результатов исследования, полученных из организаций, имеющих отношение к объекту и предмету исследования (с указанием их полного названия).    

Примеры.

      Тема диссертации: Управление процессами кластеризации социально-экономического пространства региона.     

      Апробация и внедрение результатов исследования. Основные выводы диссертационного исследования докладывались на международных научно-практических конференциях: «Актуальные проблемы развития территорий и систем регионального и муниципального управления» (Воронеж,  2009, 2010 г.г.).

      Основные результаты диссертации опубликованы в 5 научных работах  общим объемом 0, 75 п.л.   

      Тема диссертации: Государственно-частное партнерство в регионе: потенциал, приоритетные сферы и механизм реализации.   

      Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования были доложены на международных научно-практических конференциях: «Механизмы развития социально-экономических систем региона» (Воронеж, 2011 г.), «Управление изменениями в социально-экономических системах» (Воронеж, 2011 г.).  

      Результаты исследования, связанные с обоснованием механизма организации общественно-частного партнерства приняты к использованию общество с ограниченной ответственностью «ВЕГА-М».

      Основные результаты исследования опубликованы в материалах научно-практических конференций и сборниках научных статей. Общее количество опубликованных работ – 5, общий объем – 1,2 п.л.

      1.10. Раздел «Структура диссертационной работы» должен содержать информацию о составе разделов (глав) и их основном содержании.

Примеры.

      Тема диссертации: Управление процессами кластеризации социально-экономического пространства региона.     

Структура диссертации. Содержание и логика исследования предопределили его структуру и последовательность изложения материала. Диссертационная работа, общим объемом 105 машинописных страниц, состоит из введения, трех глав, 7 параграфов, заключения, списка использованной литературы, содержит 10 таблиц. В библиографический список включено 58 источников.

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, степень ее разработанности в экономической науке, сформулированы цель и задачи, предмет и объект исследовании, показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы и апробация.

В первой главе «Теоретические основы процессов кластеризации» обобщены и систематизированы основные теоретические положения, раскрывающие содержание процессов кластеризации, обоснована авторская трактовка кластеров.

Во второй главе « Анализ современной практики регионального управления процессами кластеризации» осуществлена селекция продуктивных элементов современного зарубежного опыта участия государства в управлении процессами формирования и развития экономических кластеров; выявлены основные ограничения, присущие современной практике разработки кластерных инициатив в субъектах РФ, препятствующие полноценному использованию их потенциала.

В третьей главе «Направления совершенствования управления процессами кластеризации социально-экономического пространства Воронежской области» дано обоснование ключевых направлений совершенствования

государственного управления процессами кластеризации социально-экономического пространства Воронежской области.

В заключении сформулированы основные выводы и предложения, полученные в ходе исследовании.

      Тема диссертации: Инвестиционная активность региона и механизм управления ее повышением.  

      Структура диссертации и объем диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, библиографического списка, приложения. Она изложена на 85  страницах, содержит 12 таблиц, 5 рисунков. В библиографический список включено 48 источников.    

      Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, степень ее разработанности в экономической науке, сформулированы цель и задачи, предмет и объект исследования, показаны научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы и ее апробация.  

      В первой главе «Теоретические аспекты исследования инвестиционной активности региона» раскрыто содержание инвестиционной активности региона, обоснована структура механизм управления ее повышением.  

      Во второй главе «Компаративный анализ современной практики управления развитием инвестиционной активности территорий» осуществлен критический анализ и выбор наиболее эффективных достижений современной зарубежной и российской практики управления повышением инвестиционной активности регионов.

      В третьей главе «Разработка рекомендаций по развитию инвестиционной активности региона (на примере Воронежской области)» представлены результаты экономико-статистического анализа уровня и динамики инвестиционной активности Воронежской области, дано обоснование направлений и

научно-практических мер, обеспечивающих ее повышение, имеющих инвариантное и избирательное для Воронежской области содержание.

      В заключении сформулированы основные выводы и предложения, полученные в ходе исследования.  

      Тема диссертации: Развитие системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографического списка из 75 источников, 2 приложений. Она изложена на 110 страницах, содержит 8 таблиц и 7 рисунков.

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, степень ее разработанности в экономической науке, сформулированы цель и задачи, предмет и объект исследования, показаны научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация.

В первой главе «Теоретические аспекты формирования современных компетенций кадров муниципального управления» раскрыты действующие

на региональном уровне факторы, детерминирующие процесс формирования современных компетенций кадров муниципального управления; предложена модель компетенций главы администрации поселения.

Во второй главе «Анализ современной практики организации подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления» представлены результаты сравнительного анализа опыта организации подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления в зарубежных странах, представлены оценки действующей системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления в России.

В третьей главе «Основные направления развития системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления в регионе» обоснованы и содержательно раскрыты направления качественного обновления системы подготовки и повышения квалификации кадров муниципального управления в регионе, дана оценка уровней компетентности и обеспеченности кадрами муниципальных образований Воронежской области, определены их потребности в приращении  знаний и развитии навыков по конкретным направлениям и сферам управленческой деятельности.

В заключении сформулированы основные выводы и предложения, полученные в ходе исследования.

      2. Теоретическая часть работы (1 глава).  

      Алгоритм ее написания может быть представлен следующим образом:

      2.1. Дается анализ точек зрения исследователей определенной  проблемы. Важен акцент на достоинства и недостатки каждой из них.

      Каждая точка зрения имеет авторов, на опубликованные работы которых необходимо делать ссылки. Работы должны быть научными. Перечень учебников и учебных пособий необходимо максимально ограничить. Обязательно делается ссылка на те страницы монографии, или статьи в журнале (сборнике статей), из которых берется то, или иное положение анализируемого исследователя.    

      2.2. После обобщения и систематизации точек зрения автор обосновывает свою позицию. Она может в чем-то совпадать с одной из приведенных точек зрения, или содержать синтез положений из разных точек зрения, но в любом случае должна содержать что-то новое (уточнение, дополнение). Иначе задача оказывается нерешенной.    

      Обратим внимание на ряд требований:

      - в оценке точек зрения и обосновании собственной позиции необходимо делать акцент на авторство. Для этого нужно начинать предложения, в которых что-то резюмируется или доказывается с оборотов речи: «по нашему мнению», «на наш взгляд»,  «полагаем, что» и др.;

      - недопустимо в оценке точек зрения использовать чужие выводы, забывая сделать ссылку на источник.

      Примеры качественного решения теоретической задачи.

      Тема диссертации: Инвестиционная привлекательность региона: содержание и механизм повышения».  

      Задача теоретического анализа: уточнение и дополнение содержательной характеристики понятия «инвестиционная привлекательность региона».

      Ниже приведен текст из диссертации, в котором представлено решение этой задачи.

      Контент-анализ публикаций, посвященных инвестиционной проблематике, свидетельствует, с одной стороны, о разнообразии применяемых понятий, в ряду которых: «инвестиционная привлекательность», «инвестиционный климат», «инвестиционный потенциал», «инвестиционная активность». С другой, об отсутствии их общепринятой интерпретации, что, безусловно, ограничивает возможности обобщения и продуктивного синтеза полученных разными исследователями результатов, затрудняет формирование целостного представления о базовых характеристиках инвестиционной системы региона.

      Преодоление такого положения сопряжено с четким разграничением названных дефиниций, позволяющим не только их субординировать, но и установить связи между ними. Обратимся к существующим подходам к решению такой задачи, и точкам зрения, их реализующих.

      Один из них, повторяя часто практикующуюся в разных областях научного знания синонимию терминов, отождествляет понятия «инвестиционный климат» и «инвестиционная привлекательность». Такая позиция заметно выражена у аналитиков рейтингового агентства «Эксперт». Поскольку инвестиционный климат они оценивают двумя составляющими –

инвестиционным риском и инвестиционным потенциалом, те же переменные определяют и инвестиционную привлекательность региона 1.    

      Этой точки зрения придерживаются и другие  авторы 2. Так, например, Н.М. Бурым в оценке инвестиционного климата России и инвестиционной привлекательности регионов использует одни и те же составляющие: инвестиционный риск и инвестиционный потенциал 3.  

       Другой подход изначально ориентирован на различение вышеназванных терминов, выявление их места в понятийном аппарате исследования инвестиционной системы региона. В его рамках можно выделить несколько точек зрения, отличающихся  итоговыми результатами.

      Так, по мнению И. Ройзмана, И. Гришиной, А. Шахназарова инвестиционный климат региона страны является наиболее обобщающей характеристикой инвестиционных процессов в субъектах РФ и представляет собой сложившуюся в течение ряда лет совокупность различных  социально-экономических, природных, экологических, политических и других условий, определяющих масштабы (объем и темпы) привлечения инвестиций в основной капитал региона 4.

      Названные авторы формируют собственную типологию российских регионов по инвестиционному климату, принципиальная особенность которой  заключается в том, что все инвестиционное пространство страны рассматривается в координатах «инвестиционная привлекательность регионов — инвестиционная активность в регионах». Выбор такого метода изучения инвестиционного климата они обосновывают следующими положениями.

      1. В каждом регионе федерации, с одной стороны, объективно существуют некоторые заданные условия и предпосылки для осуществления инвестиционной деятельности (например, в виде природных богатств, географического положения, состояния производственной и социальной инфраструктуры, политической стабильности и др.) и, с другой стороны, имеет место субъективная деятельность инвесторов по использованию этих объективно существующих условий и предпосылок, т. е. по осуществлению инвестиций в основной капитал региона.

      При этом в каждом регионе не только интенсивность объективных факторов инвестирования определяет интенсивность его субъективных факторов, но и наоборот, происходит воздействие осуществляемой в регионе инвестиционной деятельности на формирование объективных условий и предпосылок для ее осуществления. Например, в результате осуществления инвестиций в геологоразведочные работы или в транспортную инфраструктуру региона расширяются и его объективные возможности для последующего привлечения инвестиций. Таким образом, степень благоприятности инвестиционного климата региона определяется совокупным воздействием объективных и субъективных факторов инвестирования.

      2. Объективная, или заданная, составляющая инвестиционного климата региона — это его инвестиционная привлекательность, которая представляет собой совокупность различных объективных возможностей и ограничений, обусловливающих интенсивность привлечения инвестиций в основной капитал региона. Интенсивность же привлечения инвестиций в основной капитал региона, или инвестиционная активность в регионе, представляет собой вторую, субъективную составляющую инвестиционного климата региона.

      3. В свою очередь в составе инвестиционной привлекательности региона выделяются также две составляющие: объективные возможности региона по привлечению инвестиций представляют собой инвестиционный потенциал региона, а объективные ограничения, препятствующие реализации таких возможностей, — это разнообразные региональные инвестиционные риски, наличие которых определяет вероятность неполной реализации инвестиционного потенциале региона 5.

      Анализ предложенной позиции позволяет сделать ряд выводов.

      1. Инвестиционная привлекательность региона рассматривается указанными авторами только в рамках сферы действия объективных факторов инвестирования. Субъективная составляющая этого процесса рассматривается ими только в контексте проявившейся инвестиционной активности, отражающей фактически достигнутую интенсивность привлечения инвестиций в регион.  На наш взгляд, такое «разведение» объективной и субъективной характеристик не является корректным, поскольку их единство является сквозным для любых процессов жизнедеятельности инвестиционной системы субъекта РФ.       

      2. Объектом инвестиций в предложенной позиции выступает только основной капитал. На наш взгляд, это существенно ограничивает сферу действия инвестиционного потенциала и инвестиционной активности, так как наряду с инвестициями в физический капитал (оборудование, машины и др.), важное значение имеют инвестиции в человеческий и технологический (например, финансирование НИОКР) капитал.

      3. Инвестиционная привлекательность региона, по мнению названных авторов состоит из двух компонентов – инвестиционного потенциала и не

коммерческих инвестиционных рисков.  Понятен сделанный акцент на учет некоммерческих рисков, так как коммерческие, в основном определяются действиями самого инвестора и реципиента. Однако, существующая в каждом субъекте РФ институциональная среда, создаваемая усилиями федерального центра и региональных властей, тем не менее, является значимым фактором, влияющим на уровень коммерческих рисков, что не может не учитываться инвесторами при оценке привлекательности территории.      

      Практически такой же точки зрения придерживаются И.В. Скопина, Ю.О. Бакланова, А.А. Агаев, внося некоторые уточнения. Так, под инвестиционным климатом ими понимается среда, в которой протекают инвестиционные процессы. Инвестиционный климат характеризуется сочетанием инвестиционной привлекательности и инвестиционной активности.

      Инвестиционная привлекательность определяется, как система или сочетание различных объективных признаков, средств, возможностей, обусловливающих в совокупности потенциальный платёжеспособный спрос на инвестиции в страну, регион. Она формируется из двух компонентов: 1) уровня инвестиционного потенциала и 2) уровня некоммерческих инвестиционных рисков, который обусловливается внешней по отношению к инвестору макроэкономической и региональной ситуацией.

      Инвестиционная привлекательность и инвестиционная активность коррелируют, то есть инвестиционная привлекательность — обобщённый фактор признаков, а инвестиционная активность — зависимый от него результат. Высокий уровень корреляции текущей инвестиционной привлекательности регионов с текущей инвестиционной экономической активностью даёт возможность определить перспективную инвестиционную активность 6.  

      Не дублируя выводы, уже сделанные нами ранее по этой точке зрения,  сделаем ряд дополнений.

      1. Инвестиционная привлекательность региона рассматривается указанными авторами только в рамках сферы действия объективных условий, определяющих потенциальный спрос на инвестиции. Потенциал возможного с их стороны предложения ресурсов выведен из поля анализа, что, на наш взгляд, не является бесспорным.  

      2. Авторы полагают необходимым учитывать влияние макроэкономической ситуации на инвестиционную активность региона. Действительно, некоторые макроэкономические параметры могут усиливать или ослаблять инвестиционную привлекательность отдельных регионов, например, повышение привлекательности нефтегазовых территорий страны для инвесторов связано с высоким и растущим уровнем мировых цен на энергоносители.

      Следует, однако, заметить, что для значительного числа субъектов РФ воздействие макросреды (налоговое бремя, таможенные барьеры, хозяйственное законодательство и др.) будет иметь однородные по характеру последствия, т.е. определять однонаправленные векторы изменений в инвестиционной привлекательности. Правда, масштабы и темп этих изменений будут различными в силу особенностей структуры социально-экономической системы региона, уровня его интеграции в национальное и мировое пространство и др. Так, приграничные территории могут быстро выиграть от понижения таможенных барьеров, регионы, где сосредоточены штаб-квартиры крупнейших корпораций – от снижения налога на прибыль и др.  

      Иная точка зрения предложена А. Аникеевой. Она считает некорректным сравнивать понятия «привлекательность» и «климат» по тому, что является более широким понятием, а что более узким, хотя они и связаны между собой: чем более благоприятно складывается климат в регионе, тем более привлекательным он является для  инвесторов7.

      Суть ее позиции раскрывается в следующих основных положениях:

      - если инвестиционный климат региона рассматривать как сложившееся определенное его состояние, то привлекательность  - это только сигнал, обращенное к инвестору приглашение принять участие в делах региона. Инвестиционный климат обусловливает инвестиционную привлекательность, которая в будущем может изменить инвестиционный климат;

      - если рассматривать инвестиционный климат в динамике, то реализация инвестиционной привлекательности станет фактором изменчивости инвестиционного климата. Такой подход позволяет различать инвестиционный климат и инвестиционную привлекательность не только по их содержанию, но и  времени реализации;

      - если объектом исследования является инвестиционная привлекательность, то в статистических и математических моделях она выступает результативным признаком, а инвестиционный климат - факторным 8.

      Анализ этой точки зрения позволяет акцентировать внимание на следующем. При всей важности инвестиционного потенциала, вряд ли он является единственным детерминантом инвестиционной привлекательности.   

      Очевидно, что один и тот же сигнал (используя терминологию А. Аникеевой) будет по-разному восприниматься потенциальными участниками инвестиционной деятельности в регионе. Такой вывод, на наш взгляд, можно обосновать тем, что инвестиционный потенциал имеет сложную структуру, элементы которой могут иметь неодинаковые для инвесторов «веса» (предпочтения).

      Следует учитывать и другой момент: один и тот же инвестиционный потенциал при продуктивно проведенной региональными властями PR- компании, или ее отсутствии, может отражаться в разных оценках инвестиционной привлекательности территории.

      В.В. Алексеева расширяет состав факторов инвестиционной привлекательности региона, включая, наряду с инвестиционным потенциалом, социально-политическую и экологическую безопасность для инвесторов. Названные виды безопасности учитывают уровни бедности, преступности, безработицы, экологической загрязненности, конфликтности трудовых отношений, политической стабильности, а также отношение населения региона к процессам формирования рыночной экономики 9.

      Безусловно, состояние среды, в которой осуществляется инвестиционная деятельность, важно для инвестора и будет им учитываться при оценке инвестиционной привлекательности региона. Другое дело, что значение большинства предложенных В.В. Алексеевой параметров этой среды будет существенно различаться (от нулевого, индифферентного к высокому) у разных групп инвесторов.

      Так, если для инвестиций в трудоемкие традиционные виды экономической деятельности (например, в растениеводстве, животноводстве) нужно учитывать наличие незанятой рабочей силы в сельской местности, то для инвесторов в наукоемкие, высокотехнологичные производства важен не общий уровень безработицы в регионе, а наличие предложения со стороны высококвалифицированного труда. Для инвесторов в такие отрасли, как пищевая, легкая промышленность, жилищное строительство, конечно, значим уровень бедности в регионе. Напротив, для инвесторов в самолетостроение, судостроение, горнорудную промышленность и др. вряд ли этот показатель будет приниматься во внимание, так как основная доля продукции будет изначально предназначаться не для рынка данного региона.    

       В этой связи, полагаем, что вопрос обоснованного выбора параметров среды, характеризующей безопасность для инвестора, остается открытым.

      Еще одна точка зрения на инвестиционную привлекательность региона выдвинута М.И. Самогородской, которая трактует ее, как объем инвестиционных вложений, который может быть привлечен в регион исходя из присущего ему инвестиционного потенциала и уровня инвестиционного риска в нем. Чем выше инвестиционный потенциал региона и чем ниже риск инвестиционной деятельности в нем, тем выше его инвестиционная привлекательность и, как следствие, тем выше инвестиционная активность 10.     

      На наш взгляд, сам феномен инвестиционной привлекательности региона в данном случае не раскрыт, поскольку тот или иной объем инвестиций, который может быть привлечен в регион, следует рассматривать как один из результатов действия инвестиционной привлекательности. Значимы и другие: изменение структуры инвестиций (например, увеличение доли прямых), приход стратегических инвесторов, появление новых сфер и объектов инвестирования и др. Их можно использовать в оценке уровня инвестиционной привлекательности региона. Однако, следствия (результат) не могут объяснить и раскрыть природу самой причины (инвестиционной привлекательности).   

      Резюмируя, можно утверждать, что имеющийся теоретический задел пока не позволяет четко раскрыть содержание инвестиционной привлекательности региона.

      Обоснование и содержательная характеристика авторской позиции по этому вопросу дана в следующих теоретических положениях.

      1. Инвестиционная привлекательность субъекта РФ имеет объективную и субъективную составляющие. Первая – включает внешний для инвесторов  состав факторов, определяющих выгодность для них реализации инвестиционных проектов в данном регионе. Эти факторы отражают, с одной стороны, существующий инвестиционный потенциал, с другой, - риски, влияющие на уровень его реализации.       

      Вторая составляющая инвестиционной привлекательности региона характеризует систему предпочтений, которую выстраивает инвестор определенного типа, устанавливая «веса» важности отдельных объективных факторов. В известной мере, при решении такой задачи инвестор учитывает существующий инвестиционный имидж региона, формируемый его властями и организациями – реципиентами инвестиций.   

      Полагаем, что синтез объективных и субъективных составляющих инвестиционной привлекательности региона, в конечном счете, определяет его инвестиционную активность, проявляющуюся в масштабах, структуре и темпах роста инвестиций в физический, человеческий и технологический капитал. Достигнутая инвестиционная активность отражает уровень использования имеющегося в регионе инвестиционного потенциала, а при инновационном характере инвестиций – формирование новых возможностей его развития.

      В этом контексте обоснованно считать, что инвестиционная привлекательность и инвестиционная активность являются базовыми компонентами инвестиционного климата региона.      

      2. Инвестиционная привлекательность одного и того же региона будет варьироваться у разных групп инвесторов (например, российских и иностранных, прямых и портфельных, венчурных и др.).

      Наличие у каждой из групп  инвесторов «своей» системы предпочтений, как правило, не зависящей от объекта оценки (конкретной территории),

предопределяет использование при определении рейтингов инвестиционной привлекательности регионов только характеристик ее объективной составляющей.  

      Учет субъективной составляющей инвестиционной привлекательности  оправдан применительно только к конкретному региону и определенной группе его инвесторов.   

        Тема диссертации: Управление муниципальной собственностью и его совершенствование.    

      Задача теоретического анализа: выявление особенностей муниципальной собственности.

      Ниже приведен текст из диссертации, в котором представлено решение этой задачи.

      Обратимся к работам исследователей, раскрывающих особенности муниципальной собственности.

      По мнению Л. Кириллова и Л. Челака муниципальная собственность представляет собой систему отношений по присвоению населением муниципального образования средств производства и предметов потребления, совместному владению, пользованию природными условиями, производственной и социальной инфраструктурой в целях удовлетворения потребностей населения муниципального образования, повышения его благосостояния 11.

      Безусловно, население муниципального образования  является главным субъектом владения, распоряжения и пользования муниципальной собственностью. Однако, в силу ряда объективных причин, оно, как правило, не в состоянии в полном объеме реализовать весь комплекс правомочий собственника. Поэтому возникает необходимость в реализации части этих правомочий через органы и должностных лиц местного самоуправления. Они тоже являются субъектами права муниципальной собственности.         

      Самостоятельным (производным) уровнем субъектов муниципальной собственности являются муниципальные предприятия и учреждения, которые владеют, пользуются и распоряжаются вверенным им имуществом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

      Так, Г.А. Бедов и В.Б. Нескородов определяют муниципальную собственность, как совокупность экономических отношений, возникающих между органами местного самоуправления (их представителями) в процессе реализации ими социально-экономических функций и иными субъектами экономической деятельности, и обеспечивающих условия сохранения и воспроизводства объектов жизнеобеспечения муниципального образования в целях удовлетворения приоритетных потребностей местного сообщества 12.

      В приведенном положении заметен акцент на составе субъектов муниципальной собственности, который включает не только органы местного самоуправления, но и иных субъектов экономической деятельности.  К последним относятся не только муниципальные предприятия и учреждения, но и частные юридические и физические лица.

      На наш взгляд, расширение субъектного состава муниципальной собственности является одним из векторов ее развития и сопряжено с формированием и развитием общественно-частного партнерства, позволяющего мобилизовать и использовать ресурсы бизнеса для воспроизводства муниципальной собственности (например, реконструкции жилищного фонда, коммунальных инженерных сетей, строительства и эксплуатации объектов, необходимых для занятия массовой физической культурой и спортом и др.), повышения эффективности ее использования.     

      Важно выделение в составе субъектов муниципальной собственности тех, кто непосредственно осуществляет управление процессами ее воспроизводства и использования.   

      В соответствии со ст. 131  Конституции Российской Федерации управление муниципальной собственностью осуществляют органы местного самоуправления. При неоспоримости данного императива, отметим, что появление и развитие института общественно-частного партнерства объективно выдвигает в число субъектов управления различных юридических и физических лиц. Иное дело, что их выбор и наделение определенными функциями – в компетенции органов и должностных лиц местного самоуправления.

      Специфику муниципальной собственности отдельные исследователи видят в ее объектном составе.

      Так, В.Г. Игнатов и В.В. Рудой акцентируют внимание на том, что муниципальную собственность отличает сложный характер ее объектов, которые, с одной стороны, имеют целевое назначение, так как предназначены для решения вопросов сугубо местного значения: удовлетворения жилищно-коммунальных, социально-культурных и бытовых потребностей населения муниципального образования, с другой – исключительно многофункциональны, поскольку оказываются задействованными в решении широкого круга местных вопросов, в частности,  участвуют в обеспечении доходов местно-

го бюджета (за счет реализации муниципального имущества, его арендного и т.п. использования), в укрупнении социальной инфраструктуры территории (через развитие институтов социальной защиты населения и обеспечения занятости), в развитии инженерной инфраструктуры муниципального образования (транспортной, информационной, бытовых коммуникаций: дороги, газо - и водопроводы, тепловая сеть и т.п.), в стимулировании развития малого и среднего бизнеса, создании и укрупнении рыночной инфраструктуры 13.

      В характеристике объектного состава муниципальной собственности следует учитывать, что Федеральный Закон №131-ФЗ дает хотя и разнообразный, но закрытый (исчерпывающий) перечень муниципального имущества, в соответствии с которым в собственность муниципальных образований входит имущество, предназначенное для решения вопросов местного значения, для осуществления переданных государственных полномочий и для обеспечения деятельности органов и должностных лиц местного самоуправления, работников муниципальных предприятий и учреждений (ст. 50).

      Важно учитывать, что состав имущества, которое может находиться у муниципалитетов, зависит от перечня вопросов, находящихся в введении муниципального образования. Поэтому перечень имущества городского округа шире, чем у поселений и муниципальных районов.    

      Заметим, что в случаях возникновения у муниципальных образований права собственности на имущество, не предназначенное для осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, для обеспечения деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, муниципальных служащих, работников муниципальных предприятий и учреждений, указанное имущество подлежит перепрофилированию (изменению целевого назначения имущества) либо отчуждению (ст. 50, п. 5).       

      В характеристике объектного состава муниципальной собственности  повышенное внимание уделяется исследователями муниципальным предприятиям. В соответствии с Гражданским Кодексом РФ и Федеральным Законом «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» такие предприятия имеют статус «унитарных» и могут заниматься только теми видами деятельности, которые отвечают уставным задачам, так как  не наделены правом собственности на закрепленное за ними имущество. Предприятиям оно принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (такой режим отсутствует в ГК и появился с вводом в действие упомянутого выше Закона) 14.

     Широкий спектр характеристик муниципальной собственности фиксирует В.Б. Зотов. По его мнению, ее особенностью является то, что она служит для удовлетворения коллективных потребностей местного сообщества, то есть имеет социальное значение, а также используется для извлечения дохода 15.

       Другая выделяемая им характеристика – названная собственность носит двойственный характер и сочетает в себе принципы социальной пользы и доходности. Не всякая муниципальная собственность приносит доход, а потому доходную муниципальную собственность необходимо использовать так, чтобы была возможность получения средств на содержание бездоходной муниципальной собственности, имеющей социальное значение 16.  

      Многоаспектность, ярко выраженная социальная направленность и функционирование в границах единой компактной территории являются особенностями муниципальной собственности, которые необходимо учитывать при управлении 17.

      В целом поддерживая эту позицию, полагаем необходимым уточнить, что социальное значение имеет не только «бездоходная муниципальная собственность». Социальная направленность экономики является сквозной, пронизывающей все процессы и виды деятельности.

     Заметим также, что при использовании «доходной муниципальной собственности» достигается ряд эффектов, имеющих не только экономическую, но и социальную природу (поддержание и рост числа рабочих мест, рост доходов работников, занятых в коммерческом секторе муниципальной экономики, улучшение экологии и др.).

      Безусловно, муниципальная собственность функционирует в границах компактной территории. Однако, эту характеристику, на наш взгляд, не следует абсолютизировать. Реальным является вариант, когда объекты собственности данного муниципального образования используются для удовлетворения потребностей жителей иных территорий. Такая возможность предусмотрена действующим Федеральным законом №131-ФЗ, в котором есть норма, предусматривающая что «В целях объединения финансовых средств, материальных и иных ресурсов для решения вопросов местного значения могут быть образованы межмуниципальные объединения
.учреждены хозяйственные и иные общества и другие межмуниципальные организации (ст. 8, п.3).

      А.А. Простов выделяет две особенности муниципальной собственности. Первая, по его мнению, состоит в том, что она служит основой независимости и самостоятельного существования определенной территории как единого целого. Вторая – служит основным инструментом социальной защиты населения вследствие его проживания на данной территории характеризует муниципальную собственность как институт, необходимый для производства общественных благ, которые частный сектор не способен или не заинтересован производить 18.

      Полагаем необходимым уточнить его позицию. Во-первых, вряд ли является корректным утверждением о независимости определенной территории (определенного муниципального образования). Речь следует вести о создании необходимых и достаточных экономических возможностей для самостоятельного решения органами местного самоуправления возложенных на них социально-экономических задач. В этой связи, оправданно говорить об определенном уровне  независимости  этих органов управления.   

      Во-вторых, в силу пока явно недостаточной ресурсной обеспеченности муниципалитетов они вряд ли способны использовать собственность в качестве основного средства социальной защиты и поддержки населения. Такая задача решается только на основе субсидиарного финансирования, осуществляемого другими уровнями бюджетной системы Российской Федерации.     

      Не ставя задачу анализа множества имеющихся в научной литературе трактовок муниципальной собственности и ее особенностей, полагаем возможным, обобщая и систематизируя приведенные выше точки зрения, учитывая содержащиеся в них позитивные моменты, дополняя и уточняя их, предложить вариант системной версии специфических характеристик исследуемой формы собственности. По нашему мнению, их состав включает следующие:

      1. Муниципальная собственность служит для удовлетворения коллективных потребностей местного сообщества, следовательно, всегда имеет социальное значение. Результатами использования ее объектов являются не только публичные и смешанные, но и частные блага.  

      2. Муниципальная собственность, функционируя в границах единой компактной территории, может обеспечивать удовлетворение потребностей жителей разных муниципальных образований (например, при создании межмуниципальных хозяйственных обществ).

      3. Муниципальная собственность отличается высоким уровнем разнообразия ее объектов при дифференциации их состава применительно к разным типам муниципальных образований (городское и сельское поселение, муниципальный район, городской округ).   

      4. Использование муниципальной собственности осуществляется в двух основных вариантах. При первом ее объекты в принципе не ориентированы на извлечение прибыли. Главной целью является производство и предоставлению местным жителям общественных товаров необходимого объема и качества. Коммерческие критерии успеха в принципе отсутствуют. Другой вариант предполагает использование объектов муниципальной собственности с целью извлечения дохода.  

      5. Состав субъектов управления муниципальной собственностью включает, наряду с собственником, юридических и физических лиц, являющихся представителями не только публичного, но и частного секторов социально-экономической системы общества.

      Тема диссертации: Инвестиционная активность региона и механизм управления ее повышением.  

      Задача теоретического анализа: уточнение и дополнение положений, раскрывающих содержание понятия «инвестиционная активность региона».

      Ниже приведен текст из диссертации, в котором представлено решение этой задачи.

      Важной научной задачей является формирование адекватного представления о содержании инвестиционной активности региона. Ее решение предполагает идентификацию существующих подходов к определению инвестиционной активности регионов, обобщение и систематизацию основанных на них точек зрения, выявление присущих им позитивных моментов и ограничений.

      Заслуживает внимания подход, учитывающий разнообразие используемых в указанном предметном поле (инвестиционная деятельность в регионе) понятий, в ряду которых: «инвестиционный потенциал», «инвестиционный климат», «инвестиционная привлекательность», «инвестиционная активность» и преследующий цель их четкого разграничения.  

      В рамках этого подхода заметны несколько точек зрения, отличающихся  итоговыми результатами.

      Так, И. Ройзман, И. Гришина. А. Шахназаров предлагают типологию российских регионов по инвестиционному климату, принципиальная особенность которой  заключается в том, что все инвестиционное пространство страны рассматривается в координатах «инвестиционная привлекательность регионов — инвестиционная активность в регионах» 19.

      Субординация используемых ими дефиниций основывается на следующих теоретических положениях.    

      1. В каждом регионе федерации, с одной стороны, объективно существуют некоторые заданные условия и предпосылки для осуществления инвестиционной деятельности (например, в виде природных богатств, географического положения, состояния производственной и социальной инфраструктуры, политической стабильности и др.) и, с другой стороны, имеет место субъективная деятельность инвесторов по использованию этих объективно существующих условий и предпосылок, т. е. по осуществлению инвестиций в основной капитал региона.

      При этом в каждом регионе не только интенсивность объективных факторов инвестирования определяет интенсивность его субъективных факторов, но и наоборот, происходит воздействие осуществляемой в регионе инвестиционной деятельности на формирование объективных условий и предпосылок для ее осуществления. Например, в результате осуществления инвестиций в геологоразведочные работы или в транспортную инфраструктуру региона расширяются и его объективные возможности для последующего привлечения инвестиций. Таким образом, степень благоприятности инвестиционного климата региона определяется совокупным воздействием объективных и субъективных факторов инвестирования.

      2. Объективная, или заданная, составляющая инвестиционного климата региона — это его инвестиционная привлекательность, которая представляет собой совокупность различных объективных возможностей и ограничений, обусловливающих интенсивность привлечения инвестиций в основной капитал региона. Интенсивность же привлечения инвестиций в основной капитал региона, или инвестиционная активность в регионе, представляет собой вторую, субъективную составляющую инвестиционного климата региона.

      3. В свою очередь в составе инвестиционной привлекательности региона выделяются также две составляющие: объективные возможности региона по привлечению инвестиций представляют собой инвестиционный потенциал региона, а объективные ограничения, препятствующие реализации таких возможностей, — это разнообразные региональные инвестиционные риски, наличие которых определяет вероятность неполной реализации инвестиционного потенциала региона 20.

      Анализ предложенной позиции позволяет сделать ряд выводов, имеющих отношение к решаемой нами задаче.

      1. Инвестиционная активность региона рассматривается указанными авторами однозначно, как субъективная составляющая его инвестиционного климата. В качестве объективной составляющей ими определена инвестиционная привлекательность субъекта РФ.

      На наш взгляд, такое «разведение» объективной и субъективной составляющей инвестиционной деятельности не является корректным, поскольку их единство является сквозным для любых процессов жизнедеятельности социально-экономической системы региона.

      2. Инвестиционная активность трактуется ими, как интенсивность привлечения инвестиций в основной капитал региона. В такой интерпретации  параметры «выхода» системы «инвестиционная деятельность» оказываются вне  поля зрения.

      Полагаем, что при всей важности объемов инвестиций и темпов их роста принципиальное значение имеют также «точки» их приложения  (их

соответствие стратегическим векторам развития экономики страны и территорий, существующим и прогнозируемым конкурентным преимуществам региона) и результаты инвестиционной деятельности.

     3. Субъектами, определяющими инвестиционную активность территории, по мнению авторов, являются только инвесторы. На самом деле, любые результаты инвестиционной деятельности, отражают совместные действия инвесторов и реципиентов (круг которых включает организации разных секторов экономики и форм собственности).

      Важно акцентировать внимание и на роль органов публичного управления (федерального, регионального и местного уровней), проявляющуюся не только в финансировании инвестиций в различные виды и объекты экономической деятельности, находящиеся в сфере его основных интересов, но и формирующего и развивающего благоприятные условия не только для привлечения инвестиций, но и их эффективного использования.

      4. Объектная база реализации инвестиционной активности ограничена авторами только основным капиталом. Между тем, наряду с инвестициями в физический капитал (оборудование, машины и др.), возрастающее значение в условиях перехода на инновационный путь развития приобретают инвестиции в человеческий капитал.

      Сходной в основе, но с некоторыми уточнениями, является точка зрения И.В. Скопиной, Ю.О. Бакланова, А.А. Агаева.  Инвестиционный климат, по их мнению, характеризуется сочетанием инвестиционной привлекательности и инвестиционной активности. Инвестиционная привлекательность определяется ими, как система или сочетание различных объективных признаков, средств, возможностей, обусловливающих в совокупности потенциальный платёжеспособный спрос на инвестиции в страну, регион. Инвестиционная привлекательность и инвестиционная активность коррелируют, то есть инвестиционная привлекательность — обобщённый фактор признаков, а инвестиционная активность — зависимый от него результат. Высокий уровень корреляции текущей инвестиционной привлекательности регионов с текущей инвестиционной экономической активностью даёт возможность определить перспективную инвестиционную активность 21.  

      Не дублируя выводы, уже сделанные нами ранее по аналогичной точке зрения, сделаем ряд дополнений.

      1. Инвестиционная активность рассматривается указанными авторами только как зависимый от инвестиционной привлекательности региона результат. По нашему мнению, в реальной практике имеет место и обратная зависимость: высокая инвестиционная активность, проявляющаяся в том числе, в расширении масштабов и появлении новых сфер инвестиционной деятельности, повышении ее результативности является важным фактором обновления инвестиционного потенциала.

      2. Сделанный авторами вывод о том, что высокий уровень корреляции текущей инвестиционной привлекательности регионов с текущей инвестиционной экономической активностью даёт возможность определить перспективную инвестиционную активность, не является корректным.

      Во-первых, он не учитывает возможности качественных сдвигов в системе «инвестиционная деятельность» при ее нахождении в точке флуктуации, которые могут заметно изменить характеристики инвестиционного потенциала и инвестиционной активности, тесноту их  связи. Заметим, что властями региона могут быть реализованы разные стратегии развития с упором на обновление инвестиционного потенциала или на совершенствование управления его использованием.

      Во-вторых, данное теоретическое положение изначально «обрекает» депрессивные регионы на воспроизводство достигнутого уровня инвестиционной активности и ее экстраполяцию в будущее. На самом деле, перспективной для них будет инвестиционная активность, рост которой будет определяться, прежде всего, мерами органов власти субъектов РФ, осуществляемыми в режиме проактивного управления и направленными на привлечение и  использование новых возможностей для развития инвестиционной деятельности.        

      Другой подход фокусирует внимание только на инвестиционной активности региона, не ставя задачи установления ее субординации с инвестиционным климатом и инвестиционной привлекательностью.  

      Так, например, Е.А. Казакевич определяет инвестиционную активность  региона как совокупность собственных финансовых возможностей и возможностей привлечения внешних финансовых ресурсов22. На наш взгляд, финансовые возможности – есть лишь одна из характеристик инвестиционного потенциала территории. Другими - являются кадровые, производственные, инновационные и др. Между тем, инвестиционная активность региона – всегда отражает реально осуществляемую инвестиционную деятельность, параметры ее «входа» и «выхода».

      Д.В. Соколов трактует инвестиционную активность региона, как объем, темпы роста и эффективность использования инвестиционных ресурсов23. Позитивным моментом этой точки зрения является включение результатов использования инвестиций в содержание исследуемого феномена. Вместе с тем отметим, что перечень позиционируемых им параметров инвестиционной активности не означает раскрытия ее сущности.  

      Третий подход к определению инвестиционной активности региона ориентирован только на выявление ее основных детерминантов. Заметим, что цель раскрытия сущности исследуемого экономического феномена вообще не ставится. В рамках этого подхода существует множество точек зрения. Обратимся к некоторым из них.

      По мнению М.Г. Мовсесовой инвестиционный климат выступает в качестве одного из детерминантов масштабов, интенсивности и результатов инвестиционной деятельности, являющихся важнейшими параметрами инвестиционной активности региона. Другими детерминантами являются инвестиционный потенциал региона (его объемные и качественные характеристики) и предпочтения инвесторов, отражающие их субъективные представления о выгодах и рисках, ожидаемых ими при реализации проектов на данной территории 24.

      Заслуживает внимания сделанный названным автором акцент на такой форме проявления инвестиционной активности региона, как результаты инвестиционной деятельности.

      Еще одна точка зрения выдвинута М.И. Самогородской, обосновывающей положение о том, что чем выше инвестиционный потенциал региона и чем ниже риск инвестиционной деятельности в нем, тем выше его инвестиционная привлекательность и, как следствие, тем выше инвестиционная активность 25.

      На наш взгляд, это утверждение уязвимо в методологическом плане, поскольку инвестиционный потенциал, как и инвестиционная привлекательность – отражают состояние факторов и условий привлечения инвестиций, но не самой инвестиционной деятельности. Процессы использования инвестиций, получения результатов от инвестиционной деятельности, хотя и испытывают влияние тех же факторов и условий, но не сводятся только к ним. Есть и другие, сфера проявления которых, – микроуровень (коммерческая или некоммерческая организация), на котором действуют инвесторы и реципиенты. В числе значимых здесь детерминантов – качество менеджмента, наличие механизмов, блокирующих оппортунистическое поведение одной из сторон и др.      

      Резюмируя, можно утверждать, что имеющийся теоретический задел пока не позволяет четко раскрыть сущность и экономическое содержание инвестиционной активности региона. Поэтому эта задача по-прежнему является актуальной.

      Суть авторской позиции, раскрывающей сущность инвестиционной активности региона, дана в следующих теоретических положениях.

      1. Инвестиционная активность региона выступает как объективная характеристика, присущая конкретной территории страны и изменяемая под влиянием множества факторов и условий, действующих на макро- , мезо-  и микро - экономическом уровнях.  Названные детерминанты инвестиционной активности имеют разную природу: институциональную, экономическую, социальную.   

      2. Инвестиционная активность региона является системной характеристикой инвестиционной деятельности, охватывающей процессы привлечения и использования инвестиций, включая достижение результатов, улучшающих социально-экономическое состояние субъекта РФ. Она интегрирует составляющие, отражающие значимые параметры «входа» и «выхода» системы «инвестиционная деятельность в регионе».

      3. Основанием инвестиционной активности региона выступает инвестиционная активность различающихся по институциональным характеристикам участников инвестиционной деятельности: субъектов хозяйствования, являющихся реципиентами инвестиций, инвесторов, органов публичной власти.

     4. Инвестиционная активность региона формируется под воздействием механизмов рынка, государственного регулирования экономики, внутрихозяйственного управления, имеющих как общие, так и исключительные сферы  влияния.

      5. Инвестиционная активность региона как экономическая категория представляет собой совокупность экономико-организационных отношений, обеспечивающих прирост и совершенствование структуры инвестиций, расширение перспективных сфер их приложения, улучшение на основе инвестиционной деятельности ключевых параметров социально-экономической системы субъекта РФ. Субъектами этих отношений являются: органы публичного управления разных уровней (федеральный, региональный, местный),  организации разных секторов и сфер социально-экономической системы региона, их интегрированные структуры, являющиеся реципиентами инвестиций, инвесторы.  

      3. Аналитическая часть работы (2 – 3 главы).  Состав задач, решаемых в этом разделе, отличается достаточным разнообразием. Приведем их основной перечень:

      а) выявление общего и особенного в российской региональной  практике государственного (муниципального) управления (осуществляется сопоставление форм, методов и инструментов управления, используемых  органами государственной власти разных субъектов РФ, органами местного самоуправления разных муниципальных образований);

       б) выявление общего и особенного в российской и зарубежной   практике государственного (муниципального) управления (осуществляется сопоставление форм, методов и инструментов управления, используемых  органами федерального, регионального и местного уровней в России и органами управления аналогичных уровней в зарубежных странах);

      в) выявление инноваций в современной практике государственного (муниципального) управления;

      г) установление зависимостей результатов функционирования объектов государственного (муниципального) управления от количественных характеристик условий и факторов их детерминирующих;

      д) выявление тенденций развития объектов (регионов, муниципальных образований, отдельных компонентов их социально-экономических систем – секторов, отраслей, видов экономической деятельности) государственного (муниципального) управления;

      е) оценка уровня развития объектов государственного (муниципального) управления;

      ж) установление и оценка сильных и слабых сторон объекта государственного (муниципального) управления, возможностей и угроз, формируемых в его внешней среде.

      В качестве рекомендаций приведем следующие:

     - решение задачи «а» предполагает выборку объектов сравнительного анализа. Применяются разные варианты ее определения: субъекты РФ, входящие в один Федеральный округ; субъекты РФ, относящиеся к разным Федеральным округам; субъекты РФ, входящие в Центрально-Черноземный экономический район. Количество объектов анализа должно позволить выявить устойчиво проявляющиеся общие и особенные характеристики систем государственного (муниципального) управления;

      - решение задачи «б» предполагает выборку объектов сравнительного анализа. В ее состав целесообразно включать страны, имеющие неоспоримые достижения в исследуемой области управления (например, в управлении развитием инновационной деятельности, процессами кластеризации и др.). Однако позиционирование зарубежного опыта не может быть сведено к его описанию. Требуется идентификация подходов, реализуемых в той, или иной стране к решению задач управления, выявление позитивных моментов практики, которые целесообразно использовать в России;

     - решение задачи «в» предполагает выявление новшеств, апробированных в последние горды в практике государственного (муниципального) управления отдельных  субъектов РФ, муниципальных образований. Необходимой является адекватная характеристика особенностей и экономико-организационного потенциала позиционированной инновации;

      - решение задач «г», «д», «е» предполагает выборку широкого круга показателей, адекватно отражающих состояние и динамику развития исследуемого объекта управления. Статистические показатели должны отражать достаточно протяженный период времени, чтобы было можно сделать выводы о трендах (например, за последние 5, 10 лет). Необходимыми являются показатели за период, отстоящий от времени защиты диссертации, не более, чем на 2 года

(это можно обеспечить, используя информацию с сайте Федеральной службы государственной статистики). Исходная информация должна быть представлена в таблицах (7 – 10), данные, содержащиеся в каждой из них, должны быть подвергнуты анализу;

      - решение задачи «ж» предполагает использование процедуры SWOT- анализа. При идентификации сильных и слабых сторон объекта управления, возможностей и угроз в его внешней среде необходимо использовать информацию, позволяющую дать их содержательную количественно-качественную характеристику.

      Ниже приведены тексты из диссертаций, в которых представлено качественное решение аналитических задач.

      Тема диссертации: «Развитие экономической основы местного самоуправления».  

      Раздел «Общее и особенное в зарубежной практике развития экономической основы местных органов власти».

       Успешное решение задачи развития экономической основы местного самоуправления предполагает изучение и критическое осмысление опыта стран мирового сообщества, в первую очередь, государств с рыночной экономикой.

      Поскольку ключевым элементом экономической основы местного самоуправления является бюджет, акцентируем внимание на правовое регулирование и организацию его формирования.

      Заметим, что главным правовым актом, устанавливающим принципы формирования местных бюджетов для стран-членов Совета Европы,  является Европейская хартия местного самоуправления. Статья 3 названного документа предусматривает, что органы местного самоуправления должны иметь право регулировать деятельность и управлять  значительной частью общественных дел в интересах местного населения. Ст.9 содержит следующие принципиальные положения:

      - органы местного самоуправления имеют право в рамках национальной экономической политики на обладание достаточными собственными финансовыми средствами, которыми они могут свободно распоряжаться при осуществлении своих функций;

      - финансовые средства органов местного самоуправления должны быть соразмерны предоставленным им Конституцией или законом полномочиям;

     - часть финансовых средств органов местного самоуправления должна поступать за счет местных сборов и налогов, ставки которых органы местного самоуправления вправе устанавливать в пределах, определенных законом26.  

      Выделяют 4 основных источника местных бюджетов:

      1. Местные налоги.

      2. Сборы.

     3. Субсидии органам местного самоуправления.

    4. Местные займы 27.

      Кроме этого, поступления могут быть от реализации муниципальной собственности, штрафов и неустоек, доходов от деятельности муниципальных предприятий, процентных начислений на муниципальные депозиты и т.п., однако эти источники не считаются определяющими и обычно проходят под наименованием «другие» 28.

      Общим для большинства стран является принцип наделения муниципальных образований, обладающих выборными органами управления, собственными бюджетами, В Великобритании местные бюджеты существуют в округах, графствах и городах, в Швейцарии – в кантонах и общинах, в Германии – в общинах и  городах, в Италии, Бельгии – в провинциях, коммунах, в Дании, Норвегии, Швеции – в сельских и городских коммунах и т.д.

      Основная часть собственных доходов местных бюджетов формируется за счет различных налогов. Разделение налоговых доходов между бюджетами осуществляется в большинстве стран двумя способами:

      - определенные виды налогов «разводятся» (закрепляются) между бюджетными уровнями (собственные прямые налоги);

      - отдельные виды налогов (либо один налог) распределяются между бюджетными уровнями в определенных пропорциях путем расщепления ставок налогов (регулирующие налоги).

      При этом национальные бюджетные системы имеют различия по соотношению и особенностям способов разделения налогов.

      В Германии общины собирают «прямые» налоги на профессиональную деятельность, на землю, с увеселительных заведений, от продажи алкогольных напитков, налоги на собак и т.д. кроме того, в бюджет общин поступает часть федеральных регулирующих налогов.  

      Во Франции, наоборот, подоходный налог полностью поступает в федеральный бюджет. Аналогично формируется главная часть доходов федерального бюджета США, где сумма индивидуального подоходного налога и налогов и взносов по социальному страхованию превышает 80 процентов всех доходов. Франция демонстрирует наиболее централизованную среди стран Европейского Сообщества модель межбюджетных отношений с органами местного самоуправления (наряду с Нидерландами и Бельгией).

      Система прямых местных налогов Франции, которые формируют доходную часть местных бюджетов (жилищный налог, профессиональный налог, земельный налог, транспортный налог, налог на уборку улиц и т.д.) обеспечивала в начале 90-х годов лишь 35-40 процентов расходных полномочий. В результате мероприятий по децентрализации государственного управления доля собственных (прямых) налогов в бюджетах органов местного самоуправления возросла к 2000 году до 60-65%. Тем не менее, Франция остается в ряду стран, где пока доминирует централизованная модель межбюджетных отношений 29.

      В США штаты и федеральные власти имеют равные права в налоговой сфере, соответственно идентифицируются налоги – федеральные, штатов, местные. Степень распределения доходов зависит от того, какой объем полномочий предоставляется органам местного самоуправления. Например, федеральное правительство наделяет администрации штатов значительной автономией и полномочиями, включая взимание всех основных налогов. В ведении администрации штатов находится широкий диапазон социальных услуг и ответственность за поддержание инфраструктуры.

      Конституция США предусматривает ряд незначительных ограничений самостоятельности штатов, однако во всем остальном они оказываются свободными в своих действиях. Иными словами, штатам переданы все функции, которые не   противоречат  конституции, и они вправе вводить любые налоги, которые не ограничивают торговлю между штатами. Администрации штатов добровольно принимают на себя ограничения, связанные с недопустимостью бюджетного дефицита и невмешательством в права и полномочия местных образований. Федеральные средства предоставляются штатам в виде целевых перечислений на финансирование программ (социальных мероприятий, строительства, развития инфраструктуры). Трансферты, используемые преимущественно для бюджетного выравнивания и инвестиций в общегосударственные проекты, составляют около 20% в структуре всех расходов штатов и местных органов власти 30.   

      Рядом ученых установлено, что бюджетных федерализм, межбюджетные отношения США также приобрели в последние десятилетия выраженную тенденцию к децентрализации бюджетной налоговой системы. За период с конца 70-х годов по 1990г. доля дотаций в местные бюджеты США «снизилась с 25 до 18,2 процентов от общих доходов штатов и местных бюджетов» 31. В 90-е годы эта тенденция продолжалась и в 1995 году достигла отметки 14 процентов 32.

      В Японии местные налоги играют очень существенную роль. Они обеспечивают почти 35 процентов всех налоговых поступлений в стране и составляют более 70 процентов доходной части местных бюджетов (прямые налоги). Основные виды и предельные ставки местных налогов закреплены законодательно. В число местных налогов входят: префектурный налог, налог на предпринимательскую деятельность, налог на имущество физических лиц, налог с продаж, транспортный налог, акцизы за услуги (проживание в гостиницах, купание в горячих источниках) и т.д. Доля налоговых поступлений в местных бюджетах разного уровня сильно колеблется. Наиболее высокие цифры отмечаются в крупных городах и промышленно развитых муниципалитетах. Так у бюджета Токио удельный вес местных налогов значительно превышает средний по стране, достигая 85 процентов.

      Наряду с налогами источником доходов местных органов власти являются различные сборы с населения, компенсации за услуги. К ним, в частности, относятся платежи за канализацию; парковку; выдачу лицензий, паспортов и водительских документов; благоустройство улиц; пользование строительными и оздоровительными сооружениями, учреждениями культуры, общественным транспортом; плата за нотариальные, ритуальные и иные услуги.

      Одним из источников муниципальных доходов зарубежных стран могут служить и так называемые компенсационные взносы:взносы, которыми облагается стоимость земельного участка вследствие проведения мероприятий по санации; взносы, взимаемые при подготовке земельных участков к застройке, при возведении дорог и т.д.

      Значительную часть неналоговых поступлений обычно составляют штрафы, налагаемые местными властями за нарушение правил торговли, загрязнение  окружающей среды и т.п.

      Доля сборов и платежей в местном бюджете в конце 90-х годов ХХ века выглядела следующим образом (см. табл. 1).   

Таблица 11

Доля сборов и платежей в местном бюджете

европейских стран, в процентах33

Страна

Сборы и платежи, %

Страна

Сборы и платежи, %

Албания

3

Италия

11

Австрия

19

Латвия

1

Бельгия

5

Люксембург

29

Болгария

10

Мальта

0

Кипр

33

Нидерланды

13

Чехия

12

Норвегия

16

Дания

22

Польша

7

Эстония

0,9

Португалия

19

Финляндия

11

Румыния

16

Франция

2

Сан-Марино

0

Германия

16

Словакия

9

Греция

22

Словения

9

Венгрия

8

Испания

16

Исландия

16

Швеция

8

Ирландия

10

Швейцария

24

Великобритания

6

Турция

1

      Как видим, эта доля варьируется в достаточно широком диапазоне: от 0 (Мальта, Сан-Марино) до 33% (Кипр). В среднем по приведенной выборке стран она составляет 11,7%.   

      Доходы местных органов власти зарубежных стран чаще всего недостаточны для покрытия их расходов.  В Италии, например, за счёт государственного бюджета и средств специальных фондов развития покрывается около 85% текущих расходов местных органов власти, в то время как в Израиле за счёт центральных субсидий покрывается 70% расходов муниципалитета, а в Румынии – 84% 34.

      В несколько лучшем положении находятся муниципалитеты США и Канады, которые из своих доходов покрывают соответственно 60 и 50% расходов35. Во многом аналогичная ситуация сложилась в Дании, где 40% местных бюджетов составляют поступления от местных налогов, 10% - из местных неналоговых источников, а 50% приходятся на государственные субсидии 36. Во Франции доля местных налогов в бюджете коммун соответствует 45-50%, а в бюджете департаментов – около 38%, в то время как из внешних источников финансируется 35% бюджета коммун и 41,5% бюджета департаментов 37.

Соотношение между собственными доходами и финансовой помощью по ряду стран отражено на рис.138.

Рисунок 1. Формирование местных бюджетов в зарубежных странах

(в процентах)

      Как видим во всех этих странах муниципалитеты являются реципиентами государственной поддержки. Объем финансовой помощи варьируется в диапазоне от 40% (США) до 70% (Великобритания).

      Обычно различают 2 вида государственных субсидий: общего и специального назначения. Первый из них называется донорами и предназначается преимущественно для покрытия дефицитов местных бюджетов и других расходов общего характера, определяемых самими местными органами власти. Во Франции, например, общая дотация местным органам выплачивается за счёт средств, поступающих в виде налога на добавленную стоимость, и состоит из нескольких частей, исчисляемых по различным методикам. Второй вид субсидий называется субвенциями и направляется на покрытие расходов, одобренных центральным правительством. Субвенции зачастую являются средством, а не целью, поскольку их предоставление обусловливается проводимой министерством политикой, направленной на обеспечение соответствующих служб или деятельности.

      В местных бюджетах, например, Великобритании и Франции преобладают дотации, а в Германии и Канаде – субсидии.

      Следует согласиться с И. Никитиным, который отмечает ограниченность хозяйственной деятельности муниципалитетов за рубежом. Причем, законодательство различных стран обычно включает существенные ограничения такой деятельности: запрещение действий, приводящих к усилению

монополий; установление абсолютного или относительного предела финансового участия муниципалитетов в бизнесе; требование осуществлять только те виды деятельности, которые отвечают местным общественным интересам; запрещение использования хозяйственной деятельности для расширения собственных полномочий. При любых обстоятельствах хозяйственная деятельность должна соответствовать муниципальным задачам и не выходить за рамки полномочий местных властей 39.

      В Германии и Испании принято делегировать проведение местной политики в части хозяйственной деятельности на региональный уровень. В Ирландии местным органам предоставлены широкие полномочия по ведению хозяйственной деятельности, но на практике они используются мало. Напротив, в Великобритании полномочия по осуществлению хозяйственной деятельности власти муниципалитетов незначительны, но они стараются использовать их в максимальной степени для стимулирования развития местной экономики.

      В тех случаях, когда допускается и практически осуществляется хозяйственная деятельность местных органов власти, ее основными направлениями являются:

      - проведение протекционистских мер, в частности, препятствование закрытию предприятий и потере работы путем оказания технической и финансовой помощи, совершенствования методов производства и сбыта; коммерческая жизнеспособность может совмещаться с предоставлением рабочим права участия в принятии решений;

      - проведение структурных изменений в экономике, в том числе определение ключевых отраслей промышленности, в которые следует направлять инвестиции;

      - разработка системы ограничений, позволяющих направлять предпринимательскую деятельность в комплексы, функционирующие в неблагоприятных условиях.

      Для осуществления хозяйственной деятельности местные органы власти могут создавать собственные структуры, муниципальные и межмуниципальные предприятия, использовать формы партнерства и долевого участия в предприятиях частного сектора 40.

      Национальное законодательство может регламентировать непосредственно создание муниципальных предприятий. Межмуниципальные предприятия активно создаются местными органами власти Бельгии, Кипра, Дании, Финляндии, Германии, Греции, Нидерландов, Норвегии, Турции 41.

      В Канаде действуют корпорации экономического развития, созданные вне муниципальных властей на принципах частно-общественного партнерства.  Их основное финансирование осуществляется муниципалитетом и оно должно быть достаточным. В то же время, для реализации программ развития местных сообществ они привлекают средства бизнеса42.

      Одним из преимуществ таких корпораций является то, что их горизонтальная организационная структура (в противоположность иерархической) позволяет быстро принимать решения. Это также позволяет организации действовать в привычной для бизнеса деловой атмосфере, в рамках культуры, ориентированной на клиента.

      Другим положительным моментом является предоставленная членам сообщества возможность принимать участие и делиться знаниями и ресурсами с организацией.

      Главное достоинство таких корпораций, как отмечают специалисты, состоит в том, что она позволяет организовать более гибкое комплектование штатов и проводить более эффективную политику стимулирования персонала, чем это возможно в структуре муниципалитета43.  

      Обобщение и систематизация форм и инструментов, с помощью которых органы власти обеспечивают эффективное использование бюджетных средств, развитие экономической основы местного самоуправления позволяет зафиксировать следующий их состав.

       1. Разнообразие вариантов кооперации муниципалитетов. В их числе: покупка мелкими муниципалитетами услуг одного крупного (например, предоставление мест в кризисных центрах); создание организаций, в управляющие органы которых входят представители нескольких муниципалитетов (например, компаний, осуществляющих транспортные услуги); партнерство между несколькими муниципалитетами в реализации крупных проектов (например, строительство предприятий по переработке отходов) 44.

      2. Развитие межмуниципальных связей, которое в ряде случаев приводит к укрупнению муниципалитетов. Такое добровольное объединение происходит гораздо более эффективно, чем принудительное укрупнение, попытки которого были предприняты Францией, Финляндией и рядом других стран.

      3.Процесс децентрализации межбюджетных отношений сопровождается увеличением доли собственных (прямых) источников налогообложения в бюджетах органов местного самоуправления. Роль регулирующих налогов при формировании доходной части бюджетов местного самоуправления имеет тенденцию к снижению.

      4. При формировании межбюджетных отношений в звене «центральные органы власти – органы власти местного самоуправления» все более востребуются общегосударственные социальные стандарты бюджетного обеспечения.

      5. Финансовая помощь органам местного самоуправления из центра осуществляется не на основе среднедушевого бюджетного выравнивания, а на базе территориальных программ экономического и социального развития.

      Разумеется, что эти общие выводы из практики стран с рыночной экономикой не могут служить в качестве аналоговой модели для России. Но, безусловно, этот опыт необходимо учитывать, адаптируя его к институциональным, экономическим и социальным условиям России.

      Тема: Управление развитием инвестиционной деятельности в Воронежской области.

      Раздел: Анализ состояния и динамики развития инвестиционной деятельности в Воронежской области  

      Обоснование направлений совершенствования государственного управления развитием инвестиционной деятельности в Воронежской области предполагает получение адекватной оценки состояния и динамики развития объекта управления.

      Обратимся к статистической информации, отражающей состояние и динамику развития инвестиционной деятельности в субъектах РФ Центрального федерального округа (приведен фрагмент экономико-статистического анализа, выполненного в 2010 г.).   

      Если рассматривать объемы инвестиций в основной капитал, то по абсолютной величине этого показателя в 2003 г. с большим отрывом лидировала г. Москва (47,9% всего объема инвестиций в ЦФО). Вторая группа регионов, имеющих объемы инвестиций, превосходящие среднее значение показателя по Федеральному округу 45, включала: Воронежскую, Липецкую, Московскую, Тверскую, Ярославскую области.  

      В 2008 г. доля г. Москвы в общем объеме инвестиций в ЦФО снизилась по сравнению с 2003 г. и составила 42,4% (минус 5,5 п.п.). Вторая группа регионов, имеющие значения показателя, существенно превосходящие среднее значение 46, включает: Белгородскую, Воронежскую, Липецкую, Московскую области (табл.1).   

      Таблица 1 - Динамика инвестиций в основной капитал по субъектам ЦФО (в млн. руб.) 47  

Субъекты

Годы

2003

2004

2005

2006

2007

2008  

1

2

3

4

5

6

7

Центральный

федеральный округ

563111

770409

964158

1225593

1779599

2152342

Белгородская область

15336

22688

35022

52073

83510

103271

1

2

3

4

5

6

7

Брянская область

6528

6751

8496

12462

21010

24518

Владимирская область

10327

12491

17327

22253

37775

46821

Воронежская область

19756

21845

28652

38867

65319

92146

Ивановская область

5121

8997

12068

14734

17416

24468

Калужская область

9353

10479

13624

18297

35012

54714

Костромская область

5855

12500

14083

11821

13919

15846

Курская область

10112

15198

17864

23241

33523

45095

Липецкая область

17200

26575

30312

44565

64707

81500

Московская область

105176

154969

181260

236931

401143

445006

Орловская область

5950

7812

9610

12715

24119

26844

Рязанская область

9515

18326

23629

25945

33630

54014

Смоленская область

11427

11315

14371

16029

25178

37030

Тамбовская область

8257

11316

14698

19667

30861

41490

Тверская область

22094

29791

23845

24326

36384

49870

Тульская область

13655

14032

20804

24361

36208

47335

Ярославская область

17861

26795

42466

37143

44203

50151

г. Москва

269588

358531

456025

590162

775682

912224

      Наиболее высокая динамика роста объема инвестиций характерна для таких регионов, как Белгородская (рост в 6,7 раза), Калужская (5,8 раза), Рязанская (5,7 раза), Тамбовская (5,0 раза), Воронежская (4,7 раз), Липецкая (4,7 раз). Заметим, что в целом по ЦФО рост значения этого показателя составил 3,8 раза. Самый низкий прирост инвестиций отмечен в Тверской (2,2), Костромской (2,7), Смоленской (3,2) областях.  

      За пять увеличили свои доли в общем объеме в ЦФО ряд регионов: Белгородская (в 1,9 раза), Владимирская (1,2 раза), Воронежская (1,2 раза), Ивановская (1,2 раза), Калужская (1,6 раза), Курская (1,2 раза), Липецкая (1,2 раза), Московская (1,1 раза), Орловская (1,2 раза), Рязанская (1,5 раза), Тамбовская (1,3 раза). Как видим, заметное улучшение позиций характерно только для Белгородской, Калужской, Рязанской областей (см. ЛАВА%)твие приведены в ТОЧНИКОВтабл. 2).

      Таблица 2 – Доли регионов в общем объеме инвестиций в ЦФО (в %)48

Субъекты

Годы

2003

2008

1

2

3

Центральный

Федеральный округ

100

100

Белгородская область

2,7

4,8

1

2

3

Брянская область

1,1

1,1

Владимирская область

1,8

2,2

Воронежская область

3,5

4,3

Ивановская область

0,9

1,1

Калужская область

1,6

2,6

Костромская область

1,0

0,7

Курская область

1,8

2,1

Липецкая область

3,1

3,8

Московская область

18,9

20,7

Орловская область

1,1

1,3

Рязанская область

1,7

2,5

Смоленская область

2,0

1,7

Тамбовская область

1,5

1,9

Тверская область

3,9

2,3

Тульская область

2,4

2,2

Ярославская область

3, 1

2,3

г. Москва

47,9

42,4

      

      

      Важной характеристикой инвестиционной деятельности в регионе является ее динамика (табл. 3).   

      Таблица 3 - Динамика темпа роста физического объема инвестиций в основной капитал (в сопоставимых ценах; в % к предыдущему году)  49 

Субъекты

Годы

Средние темпы роста

2003

2004

2005

2006

2007

2008  

1

2

3

4

5

6

7

8

Российская Федерация

112,5

113,7

110,9

116,7

122,7

109,8

114,4

Центральный

федеральный округ

113,0

118,4

108,4

112,8

124,2

101,4

113,0

Белгородская область

126,8

130,9

134,0

134,7

144,5

105,1

129,3

Брянская область

125,4

92,4

102,6

127,4

148,2

97,7

115,6

Владимирская

область

101,0

105,3

124,4

115,3

145,2

103,9

115,9

Воронежская

область

106,0

98,4

113,1

120,5

141,5

117,7

116,2

Ивановская область

140,6

148,0

112,9

106,8

99,1

121,7

121,5

Калужская область

106,6

94,1

113,3

121,2

163,5

132,0

121,8

Костромская область

81,5

193,5

104,5

77,7

92,5

95,0

107,5

Курская область

86,5

131,5

99,7

116,4

118,2

113,0

110,9

Липецкая область

140,2

137,5

100,6

134,6

129,6

106,9

124,9

1

2

3

4

5

6

7

8

Московская область

126,8

126,8

98,5

112,2

145,8

93,1

117,2

Орловская область

100,7

115,0

110,9

116,9

161,6

89,4

115,8

Рязанская область

116,9

169,7

112,0

100,4

112,8

130,6

123,7

Смоленская область

101,4

87,0

110,7

97,0

134,7

126,8

109,6

Тамбовская область

134,9

120,4

119,9

123,3

141,2

115,4

125,6

Тверская область

133,6

117,3

71,1

92,2

132,8

112,3

109,9

Тульская область

120,5

89,8

131,9

105,6

132,8

111,3

115,3

Ярославская область

114,9

132,1

140,5

78,2

99,6

100,2

110,9

г. Москва

107,6

114,1

110,3

115,2

110,9

98,0

109,4

      Данные табл. 3 позволяют констатировать следующие факты. Во-первых, на всем протяжении анализируемого периода ограниченный состав регионов демонстрирует устойчивые темпы прироста. К ним относятся: Белгородская, Владимирская, Липецкая, Рязанская, Тамбовская области.         

      У других субъектов РФ приращение объема инвестиций чередуется с его спадом, иногда значительным (например, в  Тверской области в 2005 г. по сравнению с 2004 г. – на 28,9%, Ярославской  в 2006 г. по сравнению с предыдущим годом – на 21,8%).

      Во-вторых, большинству регионов присуща неравномерность роста, проявляющаяся в чередовании высоких и низких темпов приращения объемов инвестиций. Так, например, в Воронежской области индекс физического объема инвестиций в 2003 г. составил 106% по сравнению с предыдущим годом, в 2004 г. снизился до 98,4% (минус 7,6 п.п.), в 2005 г. вырос на 113,1% (плюс 14,7 п.п.), 2006 г. рост составил 120,5% (плюс 7,4 п.п.), в 2007 г. – 141,5% (плюс 21,0 п.п.), 2008 г. – 117,7% (минус 23,8 п.п. по сравнению с предыдущим годом. Сходная картина и по другим субъектам РФ, например, в Липецкой области: минус 2,7,  минус 36,9,  плюс 34,0, минус 5,0, минус 22,7, Тамбовской области: минус 14,5, минус 0,5, плюс 3,4, плюс 17,9, минус 25,8.

      В-третьих, выделяются только 3 региона, которые на протяжении 2005-2008 гг. имеют темпы роста, заметно превосходящие средние значения показателя по РФ и ЦФО. В их числе: Воронежская, Калужская, Тамбовская области.      

      Данные табл.6 свидетельствуют о том, что Воронежская область по объему инвестиций в основной капитал устойчиво занимает 4 место среди 18 субъектов ЦФО. Однако, хорошие абсолютные результаты не обеспечивают высокого рейтинга по относительным показателям.  

      В этой связи обратим внимание на такой показатель, как объем инвестиций на душу населения. Данные, приведенные в табл. 4, свидетельствуют о том, что в 2003 г. по значению этого показателя Воронежская область занимала в ЦФО 9 место, в 2008 г. – 7 место, а в общероссийском рейтинге – только 47.  Заметим, что ее отставание от соседей выглядит достаточно внушительным: от Липецкой области – в 1,73, Белгородской – 1,67 раза.  

     Таблица 4 - Динамика инвестиций в основной капитал по субъектам ЦФО на душу населения (в фактически действовавших ценах, рублей)50

Годы

Субъекты

2003

2004

2005

2006

2007

2008  

Место, занимаемое в РФ

в 2008 году

Российская Федерация

15124

19921

25232

33196

47259

61473

Центральный федеральный округ

14881

20468

25744

32869

47859

57958

4

Белгородская область

10140

15000

32170

34428

55072

67848

20

Брянская область

  4771

4987

6345

9409

16001

18801

81

Владимирская область

6830

8353

11798

15179

25971

32411

62

Воронежская область

8357

9321

12330

16868

28555

40500

47

Ивановская область

4503

8016

10897

13469

16070

22733

78

Калужская область

9048

10222

13385

18087

34758

54482

30

Костромская область

8021

17323

19745

16753

19894

22811

77

Курская область

8269

12594

14993

19741

28736

38910

49

Липецкая область

14262

22231

25572

37852

55242

69892

19

Московская область

15889

23389

27344

35699

60239

66491

21

Орловская область

  6966

9232

11467

15315

29261

32760

60

Рязанская область

7825

15253

19883

22040

28782

46518

38

Смоленская область

10997

11032

14195

16034

25474

37836

53

Тамбовская область

7078

9825

12920

17501

27763

37668

54

Тверская область

15189

20766

16839

 17394

26270

36283

56

Тульская область

8239

8591

12915

15320

23012

30348

66

Ярославская область

13156

19924

31851

28054

33549

38204

51

г. Москва

25949

34477

43782

56562

74182

86964

11

    

      В характеристике сложившейся институциональной структуры инвестиций важно учесть также реализуемые возможности абсорбирования иностранных инвестиций.

      Таблица 5 - Динамика инвестиций в основной капитал организаций с участием иностранного капитала (в фиксированных ценах, миллионов рублей) 51 

Субъекты

Годы

2008 г. в % к 2003 г.

2003

2004

2005

2006

2008

1

2

3

4

5

6

7

Российская

Федерация

327230

429413

667291

832895

1176239

359,5

1

2

3

4

5

6

7

ЦФО

102448,0

134133,3

250638,1

266388,6

268028,8

261,5

Белгородская

область

1162,5

 3730,9

5802,8

4231,9

7254,2

624,0

Брянская область

197,0

63,5

185,1

  770,3

557,1

282,8

Владимирская

область

1970,3

1835,4

2926,1

6099,5

5655,0

287,0

Воронежская

область

2068,9

770,2

2108,1

2717,8

5493,4

265,5

Ивановская область

324,9

69,3

2239,2

1019,7

1304,3

401,5

Калужская область

889,9

1207,3

1586,8

1979,1

9392,6

105,5

Костромская

область

1509,7

8122,0

7616,7

2134,7

1488,9

98,6

Курская область

761,0

1358,6

1956,2

2483,0

304,1

39,9

Липецкая область

5969,4

10466,0

10715,2

15516,7

31253,5

523,8

Московская область

30918,3

37195,9

48753,4

57140,0

66654,3

215,6

Орловская область

1575,8

856,7

1231,0

1212,6

2771,4

175,9

Рязанская область

309,7

664,6

635,6

861,7

12193,1

393,7

Смоленская область

194,6

294,3

4570,4

2120,1

8881,3

456,4

Тамбовская область

948,3

1000,8

1149,7

3095,3

1843,9

194,4

Тверская область

1021,4

1018,2

884,7

888,1

2329,6

245,7

Тульская область

3925,5

3303,1

8850,6

6363,9

6453,6

164,4

Ярославская

Область

2422,9

8551,8

11304,3

8761,5

12264,4

506,2

г. Москва

46278,6

53624,5

138122,3

148992,8

91934,1

198,7

 

      Графически иностранные инвестиции в экономику Воронежской области (тысяч долларов США) представлены на рис. 1.

 

    

      Рисунок 1.  Иностранные инвестиции в экономику Воронежской области (тысяч долларов США)

      Данные табл. 5 позволяют сделать ряд выводов. Во-первых, Воронежская область в 2008 г. существенно ухудшила свои позиции относительно других регионов, входящих в ЦФО, переместившись по объему инвестиций в основной капитал организаций с участием иностранного капитала  с 6 на 12 место. В основе такого положения - заметно пониженная скорость роста таких инвестиций по сравнению с регионами, в том числе, уступавшими ей в 2003 г. Так, например, у Воронежской области значение этого показателя составило 265,5%, Белгородской области - 624,0%, Липецкой – 523,8%, Ивановской – 401,5%, Смоленской – 456,4%, Ярославской – 506,2%.

      Проведенный анализ был сфокусирован только на характеристиках самой инвестиционной деятельности. Между тем, для обоснования стратегических направлений ее развития, определения состава инструментов ее активизации и повышения эффективности необходим более широкий спектр исследования. Он должен охватывать комплекс факторов и условий, в которых она осуществляется. В разделе 1.1. нами был обоснован их состав. Однако не все из них имеют статистическую оценку, поэтому  итоговый вариант индикаторов оценки состояния факторов и условий инвестиционной деятельности в регионе выглядит следующим образом (табл. 6).

Таблица 6 – Индикаторы состояния факторов и условий инвестиционной деятельности в регионе      

Факторы и условия  

Индикаторы

1

2

Экономико-географи-ческие факторы и природные ресурсы

Площадь территории, тыс. кв. км; численность населения, тыс. чел., добыча полезных ископаемых, млн. руб.; посевные площади сельскохозяйственных культур, тыс. га

Трудовые ресурсы и уровень их использования  

Среднегодовая численность занятых работников, тыс. чел.; доля занятого населения, имеющая высшее и среднее профессиональное образование, %; коэффициент миграционного прироста населения (на 10 000 чел. населения); уровень производительности труда (отношение ВРП к численности занятых в экономике), тыс. руб.

Капитальные

ресурсы и уровень их использования

Стоимость основных фондов, млн. руб.; степень износа основных фондов, %; фондоотдача

Инновационные

ресурсы и уровень их использования

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками, чел.; внутренние затраты на исследования и разработки, млн. руб.; число создаваемых передовых технологий, единиц; число использованных передовых технологий, единиц; доля инновационно-активных организаций, %;  доля отгруженной инновационной продукции, %

Финансовые

ресурсы

Объем частных инвестиций; объем государственных инвестиций; бюджетная обеспеченность (доходы консолидированного бюджета на душу населения), тыс. руб., средний размер банковского вклада физических лиц в Сбербанке РФ, тыс. руб.; кредиторская задолженность коммерческих организаций, млн.руб.; сальдированный финансовый результат деятельности организаций, млрд.руб.; доля убыточных коммерческих организаций, %

Инфраструктурные

условия

Густота железнодорожных путей общего пользования, км пути на 10000 кв.км.; густота автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием, км дорог на 1000 кв.км; отправление грузов ж/д транспортом, млн.тонн; грузооборот автомобильного транспорта, млн.тонн; энергообеспеченность (производство электроэнергии), млрд.квт-ч; число кредитных организаций и их филиалов, единиц

Институциональные условия

Число малых предприятий, тыс.; среднесписочная численность работников на малых предприятиях, тыс. чел., количество предприятий и организаций, единиц

Характеристики

потребительского

потенциала

Потребительские расходы в среднем на душу населения (руб.); доля населения с доходами, ниже прожиточного минимума, %

Социальные

условия

Заболеваемость населения (на 1000 чел.); число зарегистрированных преступлений (на 100 000 нас.); величина просроченной задолженности по выплате заработной плат, млн. руб.

     Статистические показатели состояния факторов и условий инвестиционной деятельности в субъектах ЦФО. представлены в Приложении 1.

      Для получения интегрированной оценки состояния факторов и условий  инвестиционной деятельности в субъектах ЦФО целесообразно воспользоваться инструментарием кластерного анализа, позволяющего получить относительно однородные группы регионов по совокупности классификационных признаков (в данном случае – факторам и условиям инвестиционной деятельности) 52.  

      Проведенный нами кластерный анализ факторов и условий инвестиционной деятельности включал следующие основные этапы.  

      1. Корректировка формата показателей. В обосновании необходимости этого этапа обратим внимание на то, что для большинства выбранных показателей верно следующее утверждение – чем выше значение показателя, тем более благоприятным является фактор и условие инвестиционной деятельности. Однако в предложенном перечне индикаторов есть такие, чье влияние носит негативный характер. К ним относятся: степень износа основных фондов, доля убыточных коммерческих предприятий и все показатели из группы условий «социальные условия». Для того чтобы все показатели имели одинаковый характер влияния, необходимо было изменить формат перечисленных показателей. Например, вместо показателя «доля населения с доходами ниже прожиточного минимума» введен показатель «доля населения с доходами выше прожиточного минимума».       

      2. Нормирование. Необходимость в нем обусловлена тем, что состав индикаторов включает показатели, имеющие различные единицы измерения. Например, инвестиции исчисляются миллионами рублей, посевные площади с/х культур – в гектарах, степень износа основных фондов – в процентах. Такая несопоставимость исходных данных перечеркивает идею многомерной классификации. Следовательно, необходимо привести все показатели к сопоставимому виду, то есть осуществить нормирование.  

      Для этого использована следующая формула (1):

      хнорм=(х-b)/(a-b) , где

      хнорм – нормализованное значение показателя,

      х – исходное значение показателя,

      а – максимальное значение показателя среди областей ЦФО,

      b – минимальное значение показателя среди областей ЦФО 53.

      3. Для группирования областей ЦФО  в кластеры каждой группе факторов и условий присвоены переменные z1,z2,,,,,z9, где zn – средневзвешенная величина, показывающая усредненный коэффициент всех показателей внутри группы (см. табл. 7). Для расчета zn использована следующая формула (2):  

zn= (xнорм 1+ xнорм 2+……+ xнорм n) / n

      Таблица 7 – Группы факторов и условий для группирования субъектов ЦФО в кластеры и их обозначения

Группы факторов и условий

Обозначение

переменных

1

2

     Экономико-географические факторы и природные ресурсы

z1

           площадь территории

      численность населения

1

2

      добыча полезных ископаемых

      посевные площади сельскохозяйственных культур

Трудовые ресурсы и уровень их использования

z2

     среднегодовая численность занятых работников

     доля занятого населения,  имеющего высшее и среднее

     профессиональное образование

     производительность труда

     коэффициент миграционного прироста населения

Капитальные ресурсы и уровень их использования

z3

     стоимость основных фондов

     ресурс фондов54 

     фондоотдача

Инновационные ресурсы

z4

      внутренние затраты на исследования и разработки

      число создаваемых передовых технологий

      число использованных передовых технологий

      доля инновационно-активных организаций

      доля отгруженной инновационной продукции

Инфраструктурные условия

z5

      отправление грузов железнодорожным транспортом

      грузооборот автомобильного транспорта

      энергообеспеченность (производство электроэнергии)

      число кредитных организаций и их филиалов

Финансовые условия

z6

      бюджетная  обеспеченность (доходы консолидированного    

      бюджета на душу населения)

      доля рентабельных коммерческих организаций

Институциональные условия

z7

      количество предприятий и организаций

Характеристики потребительского потенциала

z8

      потребительские расходы в среднем на душу населения

      доля населения с доходами выше прожиточного минимума

Социальные условия 55

z9

      заболеваемость населения (на 1000 чел.)

      число зарегистрированных преступлений (на 100 000 нас.)

      4. Сформирована итоговая таблица (см. табл. 8) для дальнейшего анализа кластерных групп и работы в пакете Statistica 6.0.

      Таблица 8 – Переменные и их количественные характеристики, рассчитанные по формуле 2 (по данным за 2008 г.) 56

Субъекты ЦФО

Переменные и их значение

z1

z2

Z3

z4

z5

Z6

z7

z8

z9

Белгор.обл.

0,2813

0,2905

0,5768

0,3838

0,3772

0,4099

0,0128

0,4966

0,4494

Брянск.обл.

0,1859

0,0582

0,4142

0,3078

0,1383

0,2520

0,0045

0,2501

0,1628

Владим. Обл.

0,1446

0,1440

0,3546

0,1707

0,1559

0,2351

0,0165

0,0249

0,3226

Воронеж.обл.

0,4454

0,2035

0,3587

0,3410

0,3023

0,2847

0,0375

0,0740

0,5410

Иван.обл.

0,0967

0,0899

0,1721

0,0831

0,0723

0,0307

0,0119

0,0000

0,1591

Калуж.обл.

0,1320

0,2206

0,2437

0,2047

0,1136

0,5544

0,0094

0,4140

0,2443

Костр.обл.

0,2056

0,0783

0,1322

0,1992

0,1031

0,0203

0,0016

0,0463

0,3277

Курск.обл.

0,2591

0,1483

0,2028

0,1041

0,3387

0,3255

0,0054

0,4313

0,4292

Липецк. Обл.

0,2064

0,1071

0,2570

0,2612

0,3192

0,5190

0,0043

0,5149

0,3220

Моск.обл.

0,3597

0,6525

0,3058

0,5057

0,5872

0,3275

0,1983

0,6963

0,3273

Орл.обл.

0,1841

0,0998

0,3033

0,3567

0,1107

0,2149

0,0000

0,1908

0,1389

Рязан.обл.

0,2149

0,2188

0,1158

0,1553

0,2171

0,4355

0,0173

0,3239

0,5775

Смол.обл.

0,2027

0,1453

0,0378

0,0526

0,2165

0,1522

0,0081

0,3219

0,3166

Тамб.обл.

0,2623

0,1429

0,1341

0,2735

0,1130

0,2229

0,0025

0,4589

0,6315

Тверск.обл.

0,3289

0,1535

0,1535

0,2501

0,2454

0,1763

0,0289

0,3329

0,2354

Тульск.обл.

0,1712

0,2308

0,4320

0,3620

0,2475

0,1467

0,0210

0,3796

0,4939

Яросл.обл.

0,1615

0,2017

0,0721

0,3393

0,1980

0,2035

0,0267

0,3016

0,0609

г.Москва

0,5000

0,8105

0,9722

0,7670

0,6319

0,7048

1,0000

0,8773

0,2247

      5. В пакете Statistica 6.0. применена иерархическая классификация для выявления возможных кластерных групп и их количества среди субъектов  ЦФО по группам факторов и условий z1-z9. Поскольку используемая программа предлагает достаточно большое количество возможностей по формированию дендрограмм, различающихся сочетанием «Правил объединения» и «Мер близости», был применен один из наиболее распространенных и универсальных, где в качестве «Правила объединения» выступает «метод полной связи», а в качестве «Меры близости» – «евклидово  расстояние». В

результате получили  дендрограмму, представленную на рис. 2

.

Рисунок 2.  Дендрограмма по субъектам ЦФО по группам факторов и

             условий z1-z9.

Выделяются 4 кластера:     

      - город Москва;

      - Московская область;

      - Белгородская, Тульская, Калужская, Липецкая, Воронежская, Курская, Рязанская, Тамбовская;

      -  Брянская, Владимирская, Ивановская, Костромская, Орловская, Смоленская, Тверская, Ярославская.

      6. Кластеризация методом «К-средних». Заданы количество кластеров (4) и необходимые переменные. Получена классификация групп (кластеров), представленная на рис. 3.    

      Программа сгруппировала регионы ЦФО по кластерам следующим образом:

      Кластер 1: Белгородская, Воронежская, Калужская, Курская, Липецкая,  

                  Рязанская, Тамбовская, Тульская;

      Кластер 2: г. Москва;

      Кластер 3: Брянская, Владимирская, Ивановская, Костромская, Орловская, Смоленская, Тверская, Ярославская области;

      Кластер 4: Московская область 57.

      Заметим, что номер кластера не является его качественной характеристикой. Так, кластер 2 (г. Москва) имеет наилучшие показатели, на втором месте по значимости показателей идет кластер 4 (Московская область), далее кластеры 1 и 3 соответственно.

 

Рисунок 3. График средних для каждого кластера для переменных z1-z9.

      Обратим внимание, что у кластера 2 (г. Москва) наблюдаются сильные провалы по значениям переменных z1,z5,z9, причем, если для z1 и z5 значения для кластера 2 являются максимальными среди других кластеров, по переменной z9 значения для кластера 2 идентичны кластеру 3 и являются наихудшими. Для кластера 4 (Московская область) провалы значений наблюдаются по переменным z1,z3,z7,z9. Для кластеров 1 и 3 заметим, что их показатели равномерно плохие, однако для кластера 1 характерны более высокие значения показателей. Провал имеет место по переменной z7, причем он особенно заметен для кластера 1.

      Дисперсионный анализ показал, что Fz1Fz9 > минимально допустимых значений, что говорит о высокой адекватности кластерной выборки.  

      Кластерный анализ позволил определить место Воронежской области среди регионов ЦФО по уровню развития комплекса факторов и условий инвестиционной деятельности. Как видим, она оказалась в 1 кластере, общими характеристиками которого являются:

      - предпочтительные для развития этой деятельности социальные условия (лучшие из всех кластеров);

      - низкий уровень развития институциональных условий;

      - пониженный уровень развития трудовых ресурсов.

      Вместе с тем отметим, что Воронежская область среди других участников кластера выгодно отличается, во-первых, по уровню развития инновационных ресурсов и социальных условий (3 место в кластере), во-вторых, наиболее развитыми экономико-географическими и природными ресурсами (1 место в кластере), в-третьих, самым высоким уровнем развития институциональных условий. В то же время, она заметно уступает другим участникам кластера по уровню развития финансовых условий (6 место в кластере при 8 участниках), характеристикам потребительского потенциала (8 место).  

      Полагаем, что полученные нами результаты экономико-статистического и кластерного анализа условий и факторов инвестиционной деятельности в Воронежской области, сравнительные оценки по всему кругу субъектов РФ, входящих в ЦФО, являются необходимым и значимым основанием для разработки направлений совершенствования управления развитием этой деятельности.   

      4. Прикладная часть (3 глава).  Как правило, она посвящена конкретному субъекту РФ (муниципальному образованию). Здесь дается анализ управленческой деятельности властей, позиционируются ее сильные и слабые стороны. Затем обосновываются меры и рекомендации по совершенствованию практики управления.

      Главное требование – предлагаемые автором диссертации меры и рекомендации даются не в форме деклараций (лозунгов), а обосновываются и содержательно раскрываются.

      Примеры качественного решения прикладной задачи.

      Тема диссертации: Государственное управление развитием системы регионального здравоохранения и его совершенствование.

      Раздел: Направления совершенствования государственного управления развитием здравоохранения Воронежской области (приведен фрагмент).  

      Стратегическая цель совершенствования управления здравоохранением, на наш взгляд, может быть определена как повышение экономической и социальной эффективности функционирования и развития отрасли, ее роли в обеспечении защиты и укрепления здоровья населения.

      К основным эффектам достижения такой цели могут быть отнесены: увеличение продолжительности здоровой (активной) жизни, снижение уровня заболеваемости, повышение доступности и качества медицинских услуг.  

      Полагаем в качестве основных направлений совершенствования управления здравоохранением Воронежской области выделить следующие:

      1. Совершенствование институционального обеспечения процессов развития отрасли.

      2. Совершенствование процессов управления развитием здравоохранения региона.

      3. Формирование системы мониторинга состояния, динамики развития, экономических и социальных результатов здравоохранения в регионе.  

     В рамках первого из названных направлений в качестве ключевых задач определены:  

      1.1. Формирование института государственно-частного партнерства.

      1.2. Кластеризация  социально-экономического пространства.

      1.3. Использование возможностей института социального партнерства в регулировании процессов развития здравоохранения.

      1.4. Повышение экономической самостоятельности ЛПУ, их ответственности за конечные результаты деятельности.  

      В рамках второго направления выделены задачи:

      2.1. Внедрение системы стратегического планирования развития здравоохранения.

      2.2. Повышение эффективности процессов разработки и реализации областных целевых программ развития здравоохранения;

      2.3. Совершенствование организации стимулирования труда медицинских работников.  

      В рамках третьего направления дана постановка следующих задач:

      3.1. Разработка принципов организации мониторинга;

      3.2. Дополнение состава индикаторов состояния и результатов деятельности системы здравоохранения.         

      В характеристике содержания управленческой деятельности, связанной с решением поставленных задач, обратим внимание на следующие моменты.  

      1.1. Формирование института государственно - частного партнерства ориентировано, прежде всего, на привлечение бизнеса к инвестиционной деятельности (например, строительство и эксплуатация новых ЛПУ, работающих в системе добровольного медицинского страхования, внедрение в практическую деятельность новых медицинских технологий и методов лечения и др.).

      

      Полагаем, что власти региона могут инициировать появление у вертикально-интегрированных холдингов национального уровня «Сибур»,  «Амтел», имеющих в г. Воронеже  мощные динамично развивающиеся производства с большим количеством занятых («Воронежсинтезкаучук», ООО «Шинный завод») интереса к строительству собственных ЛПУ, ориентированных на оказание услуг в системе ОМС и ДМС.  

      Такой вариант способен, во-первых, обеспечить систематическую и полномасштабную профилактику, предупреждающую (ограничивающую) профессиональные заболевания своих работников, во-вторых, обеспечить более разнообразный уровень предоставляемых медицинских услуг за счет сочетания ОМС и ДМС, в-третьих, включить работодателей в систему контроля качества названных услуг. В конечном счете, экономический эффект проявиться в снижении потерь времени, связанных с болезнями и их последствиями, повысить  трудовой потенциал занятых (за счет профилактических мер).

      Конечно, привлечение крупного бизнеса к решению задач повышения уровня доступности и качества медицинских услуг потребует  использования региональными властями разнообразных форм. В их числе: проектное финансирование, основанное на долевом участии государства и инвесторов, предоставление налоговых и иных льгот, применение дебюрократизированных процедур отвода земельных участков под строительство и др.

      Возможен и другой вариант, при котором государство (муниципалитет) передает действующее ЛПУ в концессию частным лицам, под которой понимается система отношений, при которой общественная власть поручает третьей стороне (частной или смешанной компании) управление объектами инфраструктуры или другими общественными службами при условии принятия на себя этой стороной предпринимательского риска и обязанностей по эксплуатации оборудования.

      1.2. Кластеризация социально-экономического пространства региона призвана обеспечить развитие процессов интеграции между субъектами, реализующими (в той или иной степени) функции научного, материально-технического и финансового обеспечения  развития здравоохранения.   

      При наличии в регионе предприятий и вузов, занимающихся производством современной медицинской техники, новых лекарственных препаратов, разработкой новых методов лечения58, мощных кардиологического и диагностического центров перспективным является вариант создания кластера по разработке и апробации новых медицинской аппаратуры (стоматологического оборудования и материалов, инструментов для биполярной электрохирургии, эндоскопического оборудования, серии приборов на базе ультразвукового скальпеля, оборудования для инвалидов и др.), методов лечения 59.

      Такой кластер может быть ориентирован не только на удовлетворение потребностей ЛПУ Воронежской области, но и соседних (в частности, Липецкой области с ее мощным индустриальным блоком, более высоким уровнем доходов населения, но не имеющей собственного медицинского вуза, традиций производства медицинской техники, лекарственных препаратов, разработки новых методов лечения).

      В качестве одного из этапов формирования такого кластера могло бы стать вхождение предприятий, занимающихся производством медицинской техники, а также вузов (ВГМА, ВГУ, ВГТУ) в действующие в городе Воронеже технопарки для отработки форм экономического и организационного взаимодействия в решении задач совершенствования материально-технического обеспечения здравоохранения региона.  е в городе технопарки для отработки форм огло бы стать вхождение названных предприятий  

      Со стороны бизнеса участниками такой кооперации могу стать: ООО НПФ «Крыло», ООО «Стомэл-К», ООО «Медторг +», ООО «Призма», ООО «Целит», ООО ПКФ «Домар» и др.  

      Региональные власти могут стимулировать процессы развития кооперационных связей между медицинскими организациями и бизнесом, используя разнообразные формы. В их числе: проектное финансирование, система областных грантов на научно-технические разработки, налоговые льготы, предоставляемые участникам внедрения новшеств, пониженные ставки арендной платы участникам технопарка.    

      1.3. Использование возможностей института социального партнерства связывается нами, прежде всего, с расширением состава регулируемых им процессов и параметров, имеющих отношение к факторам здоровья.  

      По нашему мнению, в региональных и территориальных соглашениях, заключаемых на среднесрочный период действия, должны найти отражение следующие моменты:

      - оплата труда работников (динамика снижения задолженности по выплате заработной платы; темпы роста средней заработной платы по отраслям региональной экономики и социальной сферы; динамика снижения разрыва между минимальной заработной платой и величиной прожиточного минимума в регионе);

      - охрана труда и экологическая безопасность (динамика показателей, характеризующих удельный вес работников, занятых в условиях труда,  не

отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям; удельный вес рабочих  мест, аттестованных по условиям труда в организациях; уровень производственного травматизма и его снижение).

      1.4. Повышение уровня экономической самостоятельности и ответственности ЛПУ связано, на наш взгляд, с реализацией двух основных вариантов.

      Один из них предполагает сохранение нынешнего организационно-правового статуса медицинских учреждений при совершенствовании экономических и управленческих отношений между ними и собственником.  

      Как известно, на сегодняшний день превалирующей организационно-правовой формой организаций здравоохранения остается учреждение (государственное и муниципальное). Гражданский кодекс РФ признает учреждением организацию, созданную собственником для осуществления управленческих, социально-культурных и иных функций некоммерческого характера60. Бюджетный кодекс раскрывает понятие бюджетного учреждения, которое создается органами государственной власти или органами местного самоуправления для осуществления управленческих, социально-культурных, научно-технических и иных функций некоммерческого характера, деятельность которого финансируется из соответствующего бюджета или бюджета государственного внебюджетного фонда на основе сметы доходов и расходов61.

      Необходимо указать на наличие субсидиарной ответственности собственника по обязательствам учреждения, что изначально снижает ответственность последнего за рациональное использование выделяемых средств.    

      Заметим, что средства, полученные таким учреждением от оказания платных услуг автоматически засчитываются в объем государственного финансирования, а соответственно само ЛПУ не имеет возможностей определять направления их расходования.

      Очевидно, что медицинское учреждение вряд ли можно рассматривать в качестве экономического субъекта, имеющего уровень самостоятельности, достаточный для работы в рыночных условиях, продуктивной конкурентной борьбы с ЛПУ частного сектора.  

      В этой ситуации возникает ряд противоречий:

      -  между имеющимися возможностями получения дополнительного дохода от выполнения рыночного заказа и действующим механизмом финансирования ЛПУ;


5.    4. ние страховщиком своих систем кой помощи: международный опыт и его значеиощи ситуации оказания медицинской помощи свои
      - между потребностью повысить экономическую ответственность производителей медицинских услуг за их качество и объем и системой управления, предполагающей минимум экономической свободы для ЛПУ.

      

      В этих условиях заметно снижение стимулов у медицинского персонала к эффективному труду, и как следствие, переток части работников из бюджетного сектора здравоохранения в частный, или в иные сферы экономической деятельности.

      Полагаем, что при сохранении статуса учреждения необходимо совершенствование экономических и управленческих отношений между ними и собственником.  В числе наиболее значимых перемен выделим следующие:

      - закрепление в региональном законодательстве нормы, дающей право бюджетным учреждениям здравоохранения, находящимся в государственной областной и муниципальной собственности, распоряжаться всем доходом, полученным от сдачи имущества в аренду (естественно, что собственник, разрешая передачу имущества в аренду должен обеспечить строгий контроль за тем, чтобы уменьшение площадей не нанесло ущерба интересам государства и граждан в обеспечении медицинскими услугами);

      - закрепление в федеральном и региональном законодательстве нормы, дающей право бюджетным учреждениям здравоохранения, находящимся в государственной и муниципальной собственности, получать кредиты, обеспечением которых выступает имущество, приобретенное за счет оказания платных услуг, или спонсорской  помощи;

      - дополнение действующего федерального законодательства нормой, повышающей уровень разнообразия методов оплаты амбулаторно-поликлинической и стационарной помощи. Необходимость в этом обусловлена тем, что в действующем Бюджетном кодексе РФ бюджетное учреждение однозначно связывается с финансированием только на основе сметы доходов и расходов (ст. 161). На самом деле – это только один из возможных способов оплаты. Если учитывать современный зарубежный опыт, то окажется, что сметное финансирование не является основным (по сфере действия). Более востребованы иные способы: по подушевому нормативу, числу пролеченных больных, законченным случаям госпитализации, согласованным объемам медицинской помощи (глобальный бюджет);

      - обеспечение однозначного толкования нормы регионального законодательства, дающей право ЛПУ самостоятельно организовывать оплату труда работников за оказание платных услуг (выбирать формы и системы оплаты, определять условия и размеры поощрения).

      Другой вариант предполагает перевод части ЛПУ в статус автономного учреждения. Правовая основа такого процесса создана введением в действие Федерального закона от 3 ноября 2006 г. №174-ФЗ «Об автономных учреждениях». Обратим внимание на нормы, существенно расширяющие экономическую самостоятельность и ответственность медицинских учреждений, приобретающих такой статус:

      - доходы автономного учреждения поступают в его самостоятельное распоряжение и используются им для достижения целей, ради которых оно создано (п.8 ,ст. 2);

      - собственник имущества автономного учреждения не имеет права на получение доходов от осуществления автономным учреждением деятельности и использования закрепленного за автономным учреждением имущества (п. 9 ст. 2);

      - автономное учреждение вправе вносить денежные средства и иное имущество в уставный (складочный) капитал других юридических лиц или иным образом передавать это имущество другим юридическим лицам в качестве их учредителя или участника только с согласия своего учредителя (п.6. ст. 3);

      - автономное учреждение вправе привлекать заемные средства (правда, при крупных сделках требуется согласие наблюдательного совета).    

      Безусловно, предоставление автономным учреждениям более широких возможностей участия в имущественных отношениях, призвано сделать их более адаптивными к изменениям конъюнктуры рынка, усилить материальную заинтересованность в результатах деятельности.

      Тем не менее, реализация такого варианта сопряжена с реальными угрозами развитию здравоохранения, легко прогнозируемыми, если учесть современное состояние значительного числа ЛПУ и возможности их финансирования за счет бюджетных средств.

      Речь идет о том, что в большинстве субъектов РФ существует бюджетное недофинансирование, а действие тенденции к централизации финансовых ресурсов, приводит к существенному сокращению доли собственных средств консолидированных бюджетов. В этой ситуации может оказаться, что учредитель будет вынужден ограничивать объемные параметры своего задания автономным учреждениям, участие в их развитии, ориентируясь на имеющиеся в его распоряжении средства.   

      Обратим также внимание и на то, что автономное учреждение отвечает перед кредиторами всем своим имуществом, за исключением закрепленного за ним недвижимого и особо ценного движимого имущества, а также имущества, приобретенного учреждением за счет выделенных ему собственником средств. РФ, субъект РФ, муниципальное образование как собственники имущества автономного учреждения ответственности по его обязательствам не несут. В этой ситуации возникает вопрос о возможности банкротства автономного учреждения. Но банкротство связано с ликвидацией учреждения как юридического лица, увольнениями работников.

      Поэтому при массовом и не селективном применении этого варианта не исключается ряд негативных эффектов: сокращение объемов оказываемой бесплатной медицинской  помощи,  снижение численности медицинского персонала, рост стоимости платных медицинских услуг (в основе такого процесса, в том числе, потребности в ресурсах, необходимых для финансирования затрат, связанных с простым и расширенным воспроизводством имущества, переданного учредителем).  

      В этой связи, считаем, что использование такого варианта должно основываться на  реализации следующих принципов:      

      - точечной (учитывающей возможности и перспективы конкретного ЛПУ) трансформации в автономное учреждение. Очевидно, что такое ЛПУ должно иметь устойчивое финансовое положение, продуктивный опыт работы на рынке медицинских услуг, значительную долю рыночных доходов в общем объеме финансовых ресурсов, подготовленный менеджмент, способный работать в новых условиях хозяйствования;

      - паритетного участия ЛПУ и РОУЗ в принятии решения о выборе новой формы, использовании при этом системы оценок (планируемых объемов, структуры и качества медицинских услуг, повышения отдачи от используемых ресурсов);

      - согласования интересов медицинских работников и потребителей их услуг;  

      - повышения эффективности регулирования тарифов на медицинские услуги, оказываемые населению на платной основе (установление предельного уровня тарифов; ограничение темпов их роста);

      - учета структуры населения, пользующегося услугами конкретного ЛПУ (при наличии у ЛПУ в основном неработающего населения, безальтернативности  выбора им другого учреждения обоснован запрет на изменение нынешнего статуса ЛПУ).

     

      5. Заключение. В нем приводятся основные результаты, полученные лично автором при решении задач, поставленных во Введении. Объем этого раздела – в пределах 3- 5 страниц.

      6. Список источников. Он должен быть оформлен по ГОСТу (требования – изложены в разделе «Оформление магистерских диссертаций»).

      7. Приложения. В них обычно дают таблицы, имеющие более 2 страниц текста, а также систематизированную информацию, отражающую выявленные автором характеристики общего и особенного в современной российской, зарубежной практике и др.

      Сроки написания и представления диссертации.

      1. Защита концепции исследования проводится в начале второго семестра обучения.  

      2. 1 глава должна быть написана не позднее, чем за месяц до завершения второго учебного семестра. 2 глава – не позднее, чем за месяц до конца третьего учебного семестра. 3 глава и диссертация в целом – за 2 месяца до ее защиты.  

      3. Предзащита диссертации по автореферату проводится за месяц до защиты диссертации перед ГАК.  Справки о внедрении,

опубликованные статьи должны быть в наличии на предзащите диссертации. Диссертация должна пройти нормо-контроль у научного руководителя не позднее, чем за 10 дней до ее защиты.

      

             Оформление магистерских диссертаций.

1. Общие требования

      Страницы текста диссертации и включенные в нее иллюстрации и таблицы должны соответствовать формату А4. Работа должна быть выполнена с применением печатающих и графических устройств вывода ЭВМ на одной стороне листа белой бумаги черным шрифтом через полтора интервала, шрифт Times New Roman, цвет шрифта должен быть черным, высота букв, цифр и других знаков – не менее 1,8 мм (кегль не менее 12, рекомендуемая кафедрой высота шрифта – 14 кегль). Текст работы следует печатать, соблюдая следующие размеры полей: правое – 10 мм, верхнее и нижнее – 20 мм, левое – 30 мм. 

      Разрешается использовать компьютерные возможности акцентирования внимания на определенных терминах, применяя шрифты разной гарнитуры. Рекомендуемый кафедрой шрифт выделения – курсив.

      При выполнении работы необходимо соблюдать равномерную плотность, контрастность и четкость изображения по всему тексту. В нем должны быть четкие, нерасплывающиеся линии, буквы, цифры и знаки. Опечатки и графические неточности допускается исправлять подчисткой или закрашиванием белым красителем и нанесением на том же месте исправленного текста (графики) машинописным способом или черными чернилами, пастой или тушью – рукописным способом. Вписывать в отпечатанный текст работы отдельные слова, формулы, знаки допускается только черными чернилами или черной тушью, при этом плотность вписанного текста должна быть максимально приближена к плотности основного изображения. Повреждения листов, помарки и следы не полностью удаленного прежнего текста не допускаются.

      Наименования структурных элементов работы «СОДЕРЖАНИЕ», «ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ, УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ, СИМВОЛОВ. ЕДИНИЦ И ТЕРМИНОВ», «ВВЕДЕНИЕ», «ЗАКЛЮЧЕНИЕ», «СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ» служат заголовками структурных элементов диссертации.  Заголовки структурных элементов работы, разделов и подразделов основной части следует располагать в середине строки без точки в конце и писать прописными буквами не подчеркивая. Если заголовок состоит из двух предложений, их разделяют точкой. Переносы слов в заголовках не допускаются.

      Основную часть диссертации следует делить на разделы (главы) и подразделы (параграфы), которые следует начинать печатать с абзацного отступа. Абзацы в тексте начинают отступом, равным 15–17 мм. Заголовки глав и параграфов должны четко и кратко отражать содержание данных разделов. Заголовки глав и параграфов располагаются с абзацного отступа и печатаются прописными буквами. Если заголовок состоит из двух предложений, их разд