38771

ЧЕРНАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ В ОБЬ-ТОМСКОМ МЕЖДУРЕЧЬЕ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Автореферат

История и СИД

За последние 10 лет получены новые уникальные археологические материалы по черной металлургии в ходе исследований Шайтанского археологического микрорайона крупнейшего комплекса средневековых памятников ОбьТомского междуречья находящегося на юге Томской области в Кожевниковском районе. По общему объему свидетельств черной металлургии Шайтанский археологический микрорайон значительно превышает все остальные известные источники ОбьТомского междуречья. С появлением массива новых данных возникла настоятельная потребность в обобщении и анализе...

Русский

2013-09-29

190.5 KB

3 чел.

На правах рукописи

Водясов Евгений Вячеславович

ЧЕРНАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ

В ОБЬ-ТОМСКОМ МЕЖДУРЕЧЬЕ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

07.00.06 – археология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Кемерово – 2012


Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Национальный исслед
овательский Томский государственный университет»

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

доктор исторических наук, профессор Кулемзин Владислав Михайлович

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

Зиняков Николай Максимович – доктор исторических наук, профессор, кафедра археологии федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет»

Завьялов Владимир Игоревич – доктор исторических наук, старший научный сотрудник, Лаборатория естественнонаучных методов в археологии федерального государственного учреждения науки Институт археологии Российской академии наук

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ:

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Томский государственный педагогический университет       

Защита состоится «_____» ____________ г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.088.08, созданного на базе федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» (650043, Кемерово, ул. Красная, 6).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета.

Автореферат разослан «____»______________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета     Ермоленко Любовь Николаевна

Актуальность исследования. Процесс освоения человеком железа имеет свои региональные особенности и является важнейшим показателем развития всего хозяйственного комплекса. За последние 10 лет получены новые уникальные археологические материалы по черной металлургии в ходе исследований Шайтанского археологического микрорайона, крупнейшего комплекса средневековых памятников Обь-Томского междуречья, находящегося на юге Томской области в Кожевниковском районе. По общему объему свидетельств черной металлургии Шайтанский археологический микрорайон значительно превышает все остальные известные источники Обь-Томского междуречья.

С появлением массива новых данных возникла настоятельная потребность в обобщении и анализе на новом методическом и методологическом уровне всех археологических источников по черной металлургии в Обь-Томском междуречье.

Также важно отметить неравномерность изучения в отечественной науке составляющих археометаллургию железа производств: железоделательного и железообрабатывающего. Существенный перевес археометаллургических исследований кузнечного ремесла обусловил выбор темы настоящего исследования, посвященного комплексному изучению железоделательного производства.

Степень разработанности проблемы. Интерес к реконструкции средневекового железоделательного цикла Обь-Томского междуречья возник относительно недавно – в 1970-х гг., в ходе исследований Л.М. Плетневой городища Шеломок. Именно на нем в 1976 г. впервые в Западной Сибири была проведена магниторазведка, позволившая дораскопочными методами выявить металлургические объекты. В 1983 г. были сделаны первые химические анализы шлаков и руды с городищ Шеломок и Кижирово. Эти работы положили начало комплексному изучению черной металлургии.

В монографии, посвященной эпохе позднего средневековья, Л.М. Плетневой выдвинуто предположение о распространении в Обь-Томском междуречье небольших горнов высотой около 70 см и диаметром камеры 40 см (Плетнева, 1990). После этого в изучении черной металлургии Обь-Томского междуречья наступил значительный перерыв.

Несмотря на постоянное накопление новых источников по черной металлургии, методический уровень обработки и анализа материала на стыке гуманитарного и естественнонаучного знания, достигнутый к первой половине 1980-х гг., не получил дальнейшего развития.

Отдельную страницу в истории изучения археометаллургии железа Обь-Томского междуречья составляют исследования Н.М. Зинякова (1997; 2002; 2006), активно занимающегося вопросами кузнечного производства Обь-Томского междуречья, которое изучено гораздо полнее железоделательного.

Проблема реконструкции всего железоделательного цикла в эпоху средневековья Обь-Томского междуречья до настоящей работы не поднималась.

Обращение к этой актуальной теме связано с комплексными исследованиями памятников Шайтанского археологического микрорайона, проведенными в 2000–2010 гг. томскими археологами. Многочисленные и яркие свидетельства черной металлургии обусловили постановку новых вопросов, затрагивающих различные стороны производственного цикла.

Объектом исследования является средневековое железоделательное производство.

Предмет исследования – производственный цикл добычи железа у средневекового населения Обь-Томского междуречья.

Цели и задачи исследования. Цель настоящей работы – реконструкция железоделательного цикла в Обь-Томском междуречье в эпоху средневековья. В связи с поставленной целью определены следующие задачи:

1. Проанализировать и систематизировать все известные средневековые материалы по черной металлургии Обь-Томского междуречья и оценить роль изучаемого производства в хозяйстве.

2. Определить минерально-сырьевую базу черной металлургии Обь-Томского междуречья в эпоху средневековья.

3. Проанализировать наиболее значимые этнографические свидетельства для реконструкции железоделательного процесса в Обь-Томском междуречье.

4. Провести экспериментальное физическое моделирование средневекового сыродутного процесса на основе археологических и этнографических данных.

Территориальные рамки исследования. Исследование ограничено рамками Обь-Томского междуречья, находящегося в юго-восточной части Западной Сибири. Географически регион простирается от современных границ Новосибирской и Кемеровской областей на юге и до устья Томи на севере. В меридиональном направлении – это междуречье р. Обь и р. Томь.

Хронологические рамки исследования укладываются в эпоху средневековья (VXVII вв.). Они определяются тем, что металлургические объекты для производства железа известны именно для этого времени, и кроме того во II тыс. н.э. отмечается мощное развитие железоделательного производства. Железоплавильные горны предшествующей средневековью эпохи в рассматриваемом регионе пока не известны.

Методология и методы исследования. Методологическая база построена на взаимосвязанных общенаучных принципах – историзма, системности и междисциплинарности.

Принцип историзма был положен в основу исторической реконструкции железоделательного цикла средневекового населения Обь-Томского междуречья. Данный принцип предполагает изучение железоделательного производства в его развитии с момента возникновения до времени упадка в связи с конкретными природными и культурными условиями.

Принцип системности позволяет рассматривать весь железоделательный цикл как целостную систему взаимосвязанных элементов. В качестве компонента общей структуры выступает конкретный производственный этап и технология средневековых металлургов.

Принцип междисциплинарности дает возможность оперировать научной информацией независимо от ее дисциплинарной принадлежности.

Комплексный подход к изучению черной металлургии обусловил широкое использование методов разных наук: полевые и лабораторные археологические методы, методы в рамках этноархеологического направления, экспериментальные методы при реконструкции и моделировании сыродутного процесса, геофизические методы поиска металлургических объектов, геохимические методы для изучения руд, шлаков, крицы, губчатого железа и железных изделий (рентгеноструктурный, термический, рентгенофлуоресцентный, эмиссионный спектральный анализы).

Геохимические исследования проводились на базе Центра коллективного пользования «Аналитический центр геохимии природных систем» Томского государственного университета, который оснащен самыми современными аналитическими приборами. Для изучения вещественного состава предоставленных материалов (всего 56 образцов) были использованы приборы: энергодисперсионный рентгенофлуоресцентный спектрометр ED 2000; эмиссионный спектрометр в комбинации с источником возбуждения спектров ИВС-29, спектрографа СТЭ-1 и ИСП-28 и микроденситометра MD-100; модернизированный рентгеноструктурный дефрактометр ДРОН-2; прибор совместного (синхронного) термического анализа STA 409 PC Luxx. Проводили анализы и выполняли аналитику в Томском государственном университете заведующий кафедрой минералогии и геохимии С.И. Коноваленко и сотрудники ЦКП АЦГПС – инженер Е.Д. Агапова и младший научный сотрудник Е.М. Асочакова.

Источники. Диссертация написана на основании анализа следующих групп источников:

Археологические источники представлены материалами по черной металлургии из памятников археологии Обь-Томского междуречья эпохи средневековья. Всего в работе использованы материалы 28 средневековых разнотипных памятников Обь-Томского междуречья. Необходимо отдельно выделить впервые вводимые в научный оборот источники, полученные в ходе исследований Шайтанского археологического микрорайона. В 2000–2010 гг. в урочище Шайтан проводили исследования О.В. Зайцева, Е.В. Барсуков, А.В. Гусев, А.А. Пушкарев, Н.Г. Комова, Е.В. Гриняева, а также автор настоящей работы, исследовавший городища Усть-Таган и Шайтан-IV в 2009 и 2010 гг. соответственно.

Опубликованные материалы по черной металлургии с других разнотипных памятников Обь-Томского междуречья получены благодаря исследованиям Л.М. Плетневой, а также А.Д. Гамана и Н.М. Зинякова. В результате обобщения всех имеющихся археологических источников Обь-Томского междуречья в работе изучены остатки 22 сыродутных горнов и сотни скоплений шлаков. В диссертационном исследовании также использованы археологические отчеты, хранящиеся в архиве Института археологии Российской Академии наук (Плетнева, 1975; Яковлев, 1979; Чиндина, 1995; 2000; Марков, 1996; Зайцева, 2000; Барсуков, 2006) и в архиве Музея археологии и этнографии Сибири им. В.М. Флоринского Томского государственного университета (Матющенко, 1954, 1959; Плетнева, 1983; Зайцева, 2002).

К числу исторических источников относятся публикации, содержащие сведения о железоделательном производстве (Спасский, 1819; Месторождение железных руд; Миллер, 1941; Сербина, 1978; Огурцов, 2003).

Активно использовались свидетельства письменных источников и этнографические данные о процессе получения железа у коренных народов Сибири (Рашид-ад-Дин, 1952; Гмелин, 2003; Миллер, 1941; Георги, 1776, 1777; Серошевский, 1993; Стрелов, 1928; Кузин, 1961; Василевич, 1969; Розен, 1983; Элерт, 1988, 1999; Огурцов, 2003; и др.).

Отдельный вид письменных источников (геологические источники) представлен архивными документами Томского геологического фонда, содержащими неопубликованные материалы полевых исследований рудных месторождений и рудопроявлений Обь-Томского междуречья (Сидоров, 1943; Иванов и др., 1959; Артемьева, 1962).

Основные положения, выносимые на защиту, представлены следующими результатами исследования:

- металлургия железа во II тыс. н.э. становится одной из ведущих отраслей в хозяйстве населения Обь-Томского междуречья;

- минерально-сырьевыми источниками черной металлургии Обь-Томского междуречья служили местные залежи сидеритовой руды Обь-Томского междуречья;

- расселения средневековых металлургов Обь-Томского междуречья было приурочено к выходам железной руды;

- для металлургии железа Обь-Томского междуречья в эпоху средневековья характерно 2 вида сыродутных горнов: небольшие конусообразные горны средним объемом 0,01 м3, работающие без шлаковыпуска (известны на протяжении всей рассматриваемой эпохи) и крупные теплотехнические сооружения подпрямоугольной формы объемом от 0,03 м3 до 0,3 м3 с предгорновой ямой для выпуска шлака (бытовали в первой половине II тыс. н.э.);

- характерной особенностью железоделательного производства Обь-Томского междуречья в отличие от Алтая, Хакасии и Северо-Западной Сибири стала организация плавок непосредственно на территории поселений рядом с жилищами или в них;

- у обитателей урочища Шайтан в первой половине II тыс. н.э. существовал сложный погребальный обряд, связанный с сакрализацией производства железа, свидетельством чего являются захоронения людей в горнах и сооружение горнов над погребениями с последующим возведением курганной насыпи.

Научная новизна исследования состоит в том, что:

- в научный оборот вводятся обширные источники по черной металлургии, полученные в ходе исследований Шайтанского археологического микрорайона;

- разработан и успешно апробирован метод синхронизации магнитометрической и тахеометрической съемок, используемый в процессе поиска и картографирования археометаллургических объектов;

- определены и проанализированы минерально-сырьевые источники средневековой черной металлургии Обь-Томского междуречья;

- создана база данных геохимических анализов шлаков, губчатого железа и криц, железных изделий и руд Обь-Томского междуречья;

- впервые в сибирской археологии проведена серия экспериментов по получению железа в максимально приближенных к средневековым технологиям условиях.

Практическая значимость. Представленные в работе новые методические разработки применимы в полевых геофизических поисках и картографировании археометаллургических объектов. Основные выводы диссертации могут быть использованы при разработке спецкурсов, посвященных средневековой металлургии железа и реконструкции древнего производства. Полученные реконструкции можно применять при создании соответствующих музейных экспозиций, а отдельные положения диссертации – при написании учебно-методических пособий по средневековому железоделательного производству.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации изложены автором в 13 научных публикациях, а также в серии выступлений на международных, всероссийских и региональных конференциях в городах Томске (2009, 2010, 2011), Иркутске (2010), Красноярске (2011), Старой Руссе (2011), Новосибирске (2012), Олевске (Украина, 2012).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, графического приложения А (рис. 1–57) и текстового приложения Б (таблицы А–И). Структура исследования подчинена последовательному решению задач, сформулированных во введении.

Основное содержание работы

Во Введении рассматриваются вопросы актуальности, научной новизны и практической значимости исследования, определяются его объект, предмет, цели, задачи, хронологические и территориальные рамки, рассматривается историко-культурная ситуация в Обь-Томском междуречье в эпоху средневековья, излагается история исследования черной металлургии Обь-Томского междуречья, дается общая характеристика источников, методологии и методов исследования, описывается апробация и структура работы.

Глава 1. Археологические источники по черной металлургии Обь-Томского междуречья. Глава посвящена анализу археологического материала из 28 разнотипных памятников Обь-Томского междуречья, образующие базис для реконструкции средневекового железоделательного цикла в рассматриваемом регионе.

1.1. Поселенческие памятники со следами железоделательного производства в бассейне р. Обь.

1.1.1. Шайтанский археологический микрорайон. В данном разделе в научный оборот вводятся материалы Шайтанского археологического микрорайона (городища Шайтан-I, -II, -III, поселения Шайтан I, Таганское, местонахождение Шайтан I, могильник Шайтан-II), в том числе материалы, полученные автором на городищах Усть-Таган и Шайтан-IV. Отдельное внимание уделено применяемой методике полевых и лабораторных исследований, так как в отечественной археологии отсутствует специальная литература, посвященная методике разборки металлургических объектов и камеральных исследований остатков металлургической деятельности.

В 2009 г. автором совместно с А.А. Пушкаревым и О.В. Зайцевой был разработан новый метод поиска не выраженных в рельефе металлургических объектов, заключающийся в синхронизации магнитометрической и тахеометрической съемок. Данный метод применялся при изучении городищ Шайтан-I, -IV.

Всего в урочище Шайтан исследовано 11 сыродутных горнов и сотни скоплений шлаков, железной руды, разрозненных стенок металлургических объектов общим весом более 1,5 т. Большинство свидетельств черной металлургии датируется первой половиной II тыс. н.э.

Своеобразной чертой железоделательного производства в урочище Шайтан являлась организация плавок на самих поселениях: либо рядом с жилищами, либо непосредственно в них. Однако помимо этого существовали и отдельно вынесенные производственные площадки: наиболее ярким примером являются городище Шайтан-IV и местонахождение Шайтан-I.

1.1.2. Другие памятники бассейна р. Обь. В разделе представлены материалы прочих памятников в бассейне р. Обь со следами черной металлургии (городища Киреевское-I, Могильницкое, поселения Могильницкое-I, -II, селище Золотая Горка). Все они датируются авторами раскопок эпохой позднего средневековья (XVXVII вв.). На них так же, как и в урочище Шайтан, жилище мастера одновременно служило и мастерской, где находился сыродутный горн.

1.2. Поселенческие памятники со следами железоделательного производства в бассейне р. Томь. В данном разделе представлены материалы 10 средневековых поселенческих комплексов со следами черной металлургии (поселения Тимирязевское-I, -IV, Кисловка-II, Устье Малой Киргизки-I, Усть-Киргизка, Усть-Малая Киргизка-I, городища Кижирово, Шеломок, Коларово, Басандайка). Все сыродутные горны и остатки металлургии были обнаружены на территории поселений.

Анализ археологического материала позволяет выявить некоторые общие традиции и особенности железоделательного производства в Обь-Томском междуречье. Во-первых, металлургия железа стала здесь одной из ведущих сфер в хозяйстве средневекового населения II тыс. н.э. Во-вторых, в Обь-Томском междуречье были широко распространены небольшие глинобитные горны с диаметром основания купола 30–50 см. Практически всегда воздуходувные меха устанавливались у основания теплотехнического сооружения. Примечательно, что традиция возведения подобного вида горнов прослеживается на всем протяжении средневековья. В-третьих, отличительной особенностью черной металлургии Обь-Томского междуречья является организация плавок непосредственно в жилищах. Как видно из материалов, рассмотренных в главе 1, домашнее производство железа стабильно существовало с середины I тыс. н.э. и было особенно характерно для позднесредневекового населения. Помимо домашнего производства железа во II тыс. н.э. существовала традиция организации производства на специально вынесенных производственных площадках.

1.3. Феномен нахождения свидетельств металлургического производства на территории средневековых некрополей. Раздел посвящен феномену нахождения горнов в насыпях курганов на средневековых некрополях Обь-Томского междуречья. Исследования О.В. Зайцевой и А.А. Пушкарева могильника Шайтан-II в 2006, 2008 гг. позволили установить, что у средневекового населения урочища Шайтан сложился весьма сложный обряд погребения, связанный с сакрализацией процесса производства железа. В некоторых случаях погребальное сооружение одновременно являлось объектом, в котором производился (или имитировался?) процесс восстановления железа из руды. Следы этого сложного обряда сохранились в кургане 10. Другой вариант, также связанный с сакрализацией процесса производства железа, представлен в кургане 6, и возможно в кургане 7. После создания грунтовых погребений поверх них возводился металлургический объект, в котором происходил железоплавильный процесс. Подобные сложные для интерпретации комплексы известны также на Астраханцевском и на Усть-Малокиргизском курганных могильниках, которые исследовала Л.М. Плетнева.

Аналоги этому феномену в мировой археологии автору не известны. По всей видимости, производство железа очень прочно вошло не только в хозяйственный уклад средневекового населения Обь-Томского междуречья, но и в мифологические представления, связанные с культом и сакрализацией «магического превращения камня в металл». Предварительно можно говорить о том, что такой экстраординарный погребальный обряд возник в среде местного населения Обь-Томского междуречья в XIIIXV вв. Феномен тесной мифоритуальной связи черной металлургии и погребального обряда предстает как ярчайшая и самобытная черта Обь-Томского междуречья и требует специального исследования.

1.4. Археологический базис для реконструкции средневекового железоделательного цикла. В завершающем разделе главы 1 дана характеристика основных категорий свидетельств металлургического производства: железной руды, глиняных сопел, сыродутных шлаков, орудий металлургов-кузнецов. Впервые для Обь-Томского междуречья создана классификация 22 сыродутных горнов. На основании имеющегося материала сделаны следующие выводы:

1. Для организации домашнего производства железа, которое является характерной чертой средневековой эпохи Обь-Томского междуречья, металлурги сооружали небольшие однокамерные горны, работающие без шлаковыпуска. Диаметр основания горнов варьировался от 20 до 50 см. Наземная часть имела сводчатую форму. Воздуходувные меха устанавливали почти у основания горнов. Диаметр сопел составлял 2–3 см. Подобные сооружения характерны для всей эпохи средневековья Обь-Томского междуречья.

2. Кузнечные горны, по всей видимости, повторяли форму однокамерных горнов со сводчатой наземной конструкцией, с диаметром основания 20–40 см. Для разогрева получаемого конгломерата использовались воздуходувные меха. Можно также предположить, что кузнечные горны по объему и высоте в среднем были меньше железоплавильных, так как слишком большое внутреннее пространство усложнило бы быстрый и качественный нагрев металлургического конгломерата.

3. Для более масштабного производства, обеспечивающего выход железа в несколько килограммов и больше, в Обь-Томском междуречье использовали вынесенные металлургические площадки, где размещались более крупные горны, из которых в ходе сыродутного процесса выпускали шлак либо в естественные понижения рельефа, либо в специальные предгорновые ямы. Самый крупный металлургический объект в Обь-Томском междуречье исследован в межкурганном пространстве могильника Шайтан-II. По объему плавильной камеры (0,3 м3) этот объект в 30 раз превосходит наиболее распространенный сыродутный горн в регионе, имеющий объем в среднем 0,01 м3.

4. Характерно, что однокамерные горны и горны с предгорновой ямой сосуществовали на всем протяжении II тыс. н.э. Выбор определенной конструкции, скорее всего, был обусловлен желаемым количеством получаемой продукции. Возможно также, что домашнее производство обеспечивало собственные нужды металлургов, а в крупных металлургических объектах производили крицы для торгового обмена.

5. Будучи одной из основных сфер в средневековой экономике, изучаемое производство уникальным образом переплелось с мифологическими представлениями населения урочища Шайтан, что ярко отразилось в погребальных комплексах могильника Шайтан-II и Астраханцевском. Захоронения людей в горнах и под ними, безусловно, свидетельствуют о наличии у средневекового населения сложного культа, связанного с производством железа.

Глава 2. Минерально-сырьевые источники черной металлургии Обь-Томского междуречья. В данной главе рассмотрены все известные месторождения железной руды и рудопроявления Обь-Томского междуречья (Поздняковское месторождение болотных руд, Киреевское проявление сидерита, Казанское проявление сидеритовой руды, Линзы сидерита у Синего Утеса, Линзы сидерита у Лагерного Сада, Выходы лимонита у д. Козюлино). Помимо этого, создана база геохимических данных по рудам и шлакам (56 образцов) – одна из крупнейших в Сибири. На основе проведенных совместно с геологами многочисленных анализов руд, шлаков, губчатого железа и крицы из урочища Шайтан сделан крайне важный вывод о том, что металлурги разрабатывали Киреевское проявление сидерита, находящееся всего в 1,5 км севернее урочища. Таким образом, впервые для всего Обь-Иртышья удалось четко соотнести рудную базу и археологические памятники со следами черной металлургии.

Доказано, что средневековые металлурги Обь-Томского междуречья активно разрабатывали местные залежи руды, достаточно богатые для производства железа (среднее содержание Fe в рудах составляет 40–50 %). Бытовавшая ранее версия о привозном рудном сырье с Алтая современными материалами не подтверждается.

Работа автора в архиве с геологическими материалами, а также собственные полевые обследования месторождений позволили впервые в Обь-Томском междуречье картографировать их для анализа системы расселения. Определенной закономерностью для Обь-Томского междуречья является концентрирование памятников со свидетельствами железоделательного производства вокруг месторождений и проявлений железной руды в радиусе 6–10 км. Ярчайшим примером приуроченности расселения металлургов к местным сырьевым источникам является Шайтанский археологический микрорайон.

Необходимо отметить, что все известные и обследованные нами рудные тела выходят на современную поверхность в обнажениях террас, а значит, были легко доступны для средневековых металлургов.

Глава 3. Реконструкция процесса получения железа у средневекового населения Обь-Томского междуречья в свете этноархеологии. В главе рассматриваются основные этапы и технологии производственного цикла у коренных народов Сибири. В работе использованы методы в рамках этноархеологического направления, подразумевающего исследование живой этнографической действительности для выявления ближайших подобий археологическим материалам. Другими словами, этноархеология призвана моделировать процесс археологизации следов различных действий людей для сравнения с археологическими источниками, а также выявлять причины и закономерности в элементах «живой» культуры. Касательно последнего, понимание общих законов и процессов, протекающих в этнографической реальности, позволяет экстраполировать некоторые выводы и на более раннее время.

3.1. Этнографические данные о производстве железа у коренных народов Сибири. В данном разделе рассмотрены основные акции (этапы) производственного цикла, описанные учеными у аборигенного населения Сибири в XVIII – начале XX в. В итоге удалось выявить, что в многочисленных этнографических данных о железоделательном ремесле сибирских народов, обращают на себя внимание единство и повторяемость, вплоть до мелочей, многих технологий выплавки железа. Еще в XVIII в. И.Г. Георги обратил внимание на одинаковые способы производства железа у абинских татар, якутов и енисейских остяков (Георги, 1776, с. 184; 1777, с. 23). Неоценимую помощь в деле реконструкции всего производственного цикла оказывает факт объективной универсальности железоделательного производства в силу его общих физико-химических основ. Приведем основные выводы, полученные в ходе этноархеологического анализа этнографических данных по производственному циклу.

1. Разработка минерально-сырьевых источников осуществлялась двумя способами: собиранием руды по берегам рек или в обнажениях рудных тел и выкапыванием болотной руды, не глубоко залегающей под землей. Важным этапом производственного цикла являлись сушка, предварительный обжиг (обогащение) руды, а также измельчение рудных фракций в порошок перед их засыпкой в горн.

2. Углежжение происходило двумя способами: кучным и ямным. В первом случае кузнецы-металлурги укладывали дрова на поверхность, поджигали их и затем закладывали дерном и землей для ограничения доступа кислорода. При ямном углежжении поленья укладывали в вырытую яму, затем также перекрывали дерном, и при слабом доступе кислорода выжигали до древесного угля.

3. Наиболее удобным и простым материалом для изготовления воздуходувных мехов служила кожа животных. В отверстие мехов вставлялось глиняное сопло. Важной деталью, характерной для инструментария многих кузнецов-металлургов Сибири, является наличие двух мехов, концы в которых вставлялись в одно сопло для непрерывной подачи воздуха.

4. Все описанные горны у тюркских кузнецов Сибири можно разделить на 2 вида. Первый вид представлен небольшими сооружениями с глиняной куполообразной наземной частью и округлым основанием диаметром 20–50 см. Особенно распространены были такие горны у кузнецких татар в XVIII – начале XX в. Второй вид представлял собой срубные сооружения из бревен, внутреннее пространство которых для теплоемкости и теплоизоляции заполнялось глиной, а в центре находилась плавильная камера. Из передней стенки сруба в процессе плавки периодически выпускался шлак. Такие сооружения широко бытовали как у якутов, так и у шорцев. Помимо внешних параметров подобные горны отличались большим выходом металла по сравнению с куполообразными горнами. Интересно, что оба описанных вида горнов существовали синхронно.

3.2. Физическое моделирование сыродутного процесса. Данный раздел затрагивает актуальную проблему археологического экспериментирования в области археометаллургии железа. К сожалению, в отечественной науке экспериментальные исследования в изучаемой области до сих пор не получили широкого применения, хотя сложно отрицать, что моделирование сыродутного процесса особенно информативно и просто необходимо для реконструкции древних производств.

Именно слабая разработанность экспериментального метода в отечественной археологии, а также полное отсутствие экспериментов (приближенных к средневековым условиям) по моделированию сыродутного процесса в Сибири и побудило автора диссертационной работы организовать серию экспериментальных плавок (всего проведено 4 эксперимента).

Необходимо подчеркнуть, что четвертый эксперимент – первый на территории Сибири, завершившийся получением железа. После 4-часовой плавки из 5 кг руды удалось получить 0,9 кг губчатого железа. Главное, что процесс проходил в точной копии археологически реконструированного средневекового горна, исследованного автором на городище Шайтан-IV, а все производственные этапы железоделательного цикла осуществлялись на основе этнографических свидетельств изучаемого процесса. Проведенные экспериментальные исследования и их сравнения с опытом других ученых в рассматриваемой сфере позволили сделать ряд важных выводов.

Во-первых, экспериментальными и геохимическими методами подтверждена необходимость первичного обогащения железной руды, ее просушка и дробление в порошок.

Во-вторых, апробирована и доказана возможность получения железа из руды Киреевского проявления сидерита, который в течение нескольких веков добывали металлурги Шайтанского археологического микрорайона.

В-третьих, соотношение руды, угля, шлака и впервые полученного губчатого железа практически полностью совпадает с результатами экспериментов, проведенных Б.А. Колчиным и О.Ю. Круг, а также западными археологами. Соотношение получаемого железа к загружаемой руде в среднем составляет 20 %, шлака к загружаемой руде – 30–35 %, весовое соотношение руды и угля – 1 : 1,5.

3.3. Производительность сыродутных горнов Обь-Томского междуречья. Раздел посвящен проблеме определения производительности средневековых горнов как важной составляющей всего железоделательного цикла. На основе корреляции этнографических, исторических и экспериментальных данных о выходе железа и шлака относительно веса загружаемой руды посчитана производительность сыродутных горнов в урочище Шайтан. Автор предполагает, что самый распространенный вид горна, широко бытовавшего в Обь-Томском междуречье, давал за одну плавку в среднем 1 кг железа. В более крупных теплотехнических сооружениях со шлаковыпуском металлурги могли получить за один раз до 16 кг железа. Этнографические данные о количестве железа, необходимого одной семье на год, позволяют предположить, что всего несколько удачных плавок в наиболее распространенном виде горна обеспечивало семью на год всеми необходимыми изделиями. Данное положение помогает понять широкое распространение в Обь-Томском междуречье домашнего производства железа.

В заключении отмечается эффективность комплексного подхода, обеспечивающего достоверность реконструкции средневекового производственного цикла в Обь-Томском междуречье и обобщаются следующие итоги исследования, проведенного автором:

1. Проанализированы все известные и доступные автору материалы 28 археологических средневековых памятников Обь-Томского междуречья со свидетельствами черной металлургии. Впервые для Обь-Томского междуречья составлена классификация сыродутных горнов VXVII вв.

2. Самым распространенным в Обь-Томском междуречье видом железоплавильного горна являлось теплотехническое сооружение с округлым основанием (20–50 см в диаметре), имевшее наземную глиняную конструкцию в форме усеченного конуса высотой не более 0,7 м. Воздуходувные меха, сделанные, вероятнее всего, из кожи животных, вставлялись в глиняную заслонку, которой замуровывали нижнее отверстие горна. Подобные горны чаще всего работали без шлаковыпуска. Наряду с такими горнами существовали более крупные прямоугольной формы глинобитные (а также, возможно, срубные) сооружения с предгорновой ямой, всегда заполненной текучими и вязкими шлаками. Плавильные камеры таких объектов как минимум в 3 раза превосходили по объему небольшие горны с глиняным сводом.

3. Мощный расцвет железоделательного производства в Обь-Томском междуречье приходится на первую половину II тыс. н.э. Металлургия железа наряду со скотоводством являлась важнейшим занятием населения в эпоху развитого и позднего средневековья.

4. Отличительной чертой Обь-Томского междуречья в сравнении с Горным Алтаем и Хакасией, а также Северо-Западной Сибирью, стала организация плавок непосредственно в жилищах-мастерских или рядом с ними. Надо еще раз подчеркнуть, что домашнее производство железа характерно для всего периода средневековья Обь-Томского междуречья.

5. Наряду с организацией плавок в жилищах сыродутные горны сооружали также на специально отведенных местах. Наиболее ярким примером этого служит городище Шайтан-IV, являющееся крупной производственной площадкой для производства железа в эпоху развитого средневековья.

6. На основе многочисленных геохимических анализов доказано, что сырьевыми источниками для производства железа у средневекового населения Обь-Томского междуречья служили местные залежи руды. Поселения Обь-Томского междуречья практически всегда располагались рядом с выходами железных руд. На основе сравнительных геохимических анализов руд и шлаков с памятников урочища Шайтан доказано, что металлурги разрабатывали Киреевское проявление сидерита, расположенное на северной периферии микрорайона.

7. В результате анализа этнографических материалов автор пришел к выводу, что в силу универсальности производства железа, подробно описанного у различных тюркских народов Сибири, представляется уместным проецирование их общих технологий на средневековую культуру населения Обь-Томского междуречья.

8. Впервые в Сибири проведено четыре эксперимента, максимально приближенных к технологиям средневекового времени, при этом в ходе четвертого эксперимента удалось получить монолитные куски губчатого железа.

9. Производство железа заняло особое место в мифологических представлениях населения Обь-Томского междуречья, свидетельством чего являются захоронения людей в горнах или под ними вкупе с проведением ритуальных плавок железной руды.

Основные положения диссертационного исследования изложены в 13 научных публикациях: отдельных и коллективных общим объемом 3 п.л. (в том числе автора 2,5 п.л.).

Публикации в периодических изданиях из Перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук:

  1.  Водясов Е.В. Средневековые сыродутные горны Шайтанского археологического микрорайона // Вестник Томского государственного университета. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2012. – № 359. – С. 79–83, всего 0,6 п.л.
  2.  Водясов Е.В. Возможности реконструкции средневекового

железоделательного производства Томского Приобья в свете этнографических и археологических данных // Вестник Томского государственного университета (История). – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2012. – № 3 (19). – С. 156–161, всего 0,64 п.л.

Научные статьи, опубликованные в других изданиях:

3. Водясов Е.В. Новый памятник археологии в Томском Приобье: городище Усть-Таган // Тр. Томского государственного университета. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2010. – Т. 273. Серия общенаучная: Молодежная научная конференция Томского государственного университета 2009 г. Вып. 1: Проблемы гуманитарных наук. – С. 35–37, всего 0,1 п.л.

4. Водясов Е.В. Средневековые погребения с кузнечными инструментами на юге Западно-Сибирской равнины // Материалы L региональной (VI Всероссийской с международным участием) археолого-этнографической студенческой конференции (Иркутск, 4 – 8 апреля, 2010 г.). – Иркутск, 2010б. – С. 307–309, всего 0,2 п.л.

5. Водясов Е.В. Хронологическая и культурная принадлежность городища Усть-Таган // Сб. трудов студентов и аспирантов исторического факультета. Вып. 6. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2010в. – С. 25–26, всего 0,14 п.л.

6. Водясов Е.В. Применение этноархеологического метода в зарубежной и отечественной археологии // Вопросы истории, международных отношений и документоведения. Сборник трудов студентов и аспирантов исторического факультета. Вып. 5. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2010г. – С. 142–143, всего 0,3 п.л.

7. Водясов Е.В. Металлургические объекты на городище Шайтан IV // Археология, этнография, палеоэкология Северной Евразии: проблемы, поиск, открытия: материалы LI Региональной (VII Всероссийской) археолого-этнографической конференции студентов и молодых ученых. – Красноярск, 2011. – С. 211–213, всего 0,25 п.л.

8. Водясов Е.В. Проблема реконструкции кузнечных мехов в эпоху средневековья Томского Приобья // Вопросы истории, международных отношений и документоведения. Вып. 7: сборник материалов Российской молодежной научной конференции. – Томск, 2011б. – С. 170–171, всего 0,2 п.л.

9. Водясов Е.В. Археологические эксперименты по получению железа: опыт отечественных и зарубежных исследователей // Археология, этнология и антропология Евразии. Исследования и гипотезы: Материалы докладов LII Региональной (VIII Всероссийской с международным участием) археолого-этнографической конференции студентов и молодых ученых. – Новосибирск, 2012а. – С. 10–12, всего 0,14 п.л.

10. Водясов Е.В., Зайцева О.В. Металлургический шлак как археологический источник : проблемы и перспективы изучения // Культура как система в историческом контексте: Опыт Западно-Сибирских археолого-этнографических совещаний. – Материалы XV Международной Западно-Сибирской археолого-этнографической конференции. – Томск: Аграф-Пресс, 2010. – С. 400–403, всего 0,5 п.л., в том числе автора 0,25 п.л.

11. Зайцева О.В., Водясов Е.В., Пушкарев А.А. Поиск и картографирование археометаллургических объектов с помощью магнитной разведки // Труды III (XIX) Всероссийского археологического съезда. – Великий Новгород - Старая Русса. Т. II. – СПб., М., Великий Новгород, 2011. – С. 382–383, всего 0,12 п.л., в том числе автора 0,04 п.л.

12. Зайцева О.В., Барсуков Е.В., Водясов Е.В. Металлургические объекты на территории средневековых некрополей Томского Приобья // III Северный археологический конгресс. Тезисы докладов. 8 – 13 ноября 2010. – Ханты-Мансийск. Екатеринбург: Издательский Дом «ИздатНаукаСервис» 2010. – С. 176–177, всего 0,12 п.л., в том числе автора 0,04 п.л.

13. Золотухин В.В., Водясов Е.В. Система жизнеобеспечения средневекового населения Шайтанского археологического микрорайона // Экология древних и традиционных обществ. Вып. 4. Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 2011. – С. 237–239, всего 0,2 п.л., в том числе автора 0,1 п.л.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

28842. Педология в Советской России: основные направления работы достижения 44.5 KB
  Генетический принцип означал принятие во внимание динамики и тенденции развития. Ребенка можно изучать лишь с учетом его социальной среды которая оказывает влияние не только на психику но часто и на антропоморфические параметры развития. Наука о ребенке должна быть не только теоретической но и практической Общие моменты развития педологии В россии начала распространяться в нач 20 в. Разница между этими подходами была не только во взглядах на роль наследственности и среды но и насколько биологические механизмы лежащие в основе психического...
28843. Культурно-историческая теория Л.С. Выготского 48 KB
  Филосовская основа – Марксизм: Считалось что Человек – природное существо но его природа социальна и поэтому человека его психику новообразования нужно рассматривались как продукт общественноисторического развития. Только в процессе общественной жизни человека возникли сложились и развились его новые потребности а самые природные потребности человека в процессе его исторической развития изменились. С точки зрения динамики развития он разделил детство на критические и литические периоды дав качественную характеристику кризисов....
28844. Психологическая теория деятельности. Виды деятельности 44 KB
  Психологическая теория деятельности. Виды деятельности. Именно он первым из психологов поставил вопрос о необходимости психологического изучения деятельности и человека как деятеля как субъекта деятельности ввёл в психологических обиход сам термин деятельность. Анализируя психологическое содержание поведенческого акта деятельности; действия он предпочитает рассматривать его с позиций известной бихевиористической схемы S – R.
28845. Развитие детской и дифференциальной психологии в советской России 66 KB
  привели к необходимости развития отечественной науки. Басов заложил основы нового понимания механизмов психического развития которые были развиты в концепции Выготского. Выготский впервые перешел от утверждения о важности среды для развития к выявлению конкретного механизма этого влияния среды который собственно и изменяет психику ребенка приводя к появлению специфических для человека высших психических функций ВПФ. При этом знаки будучи продуктом общественного развития несут на себе отпечаток культуры того социума в котором растет...
28846. История психологии как наука 52 KB
  История психологии как наука Предмет История психологии – это особая отрасль знания имеющая собственный предмет. Его нельзя смешивать с предметом самой психологии как науки. В истории психологии изучается не сама психическая реальность а представления о ней какими они были на разных этапах развития науки. История психологии описывает и объясняет как эти факты и законы открывались.
28847. Психологические учения античности 66 KB
  Психологические учения античности Понимание души в донаучных представлениях о переселении душ орфической и тотемной религии их влияние на античную психологию: понятия анимизма гилозоизма. Деятельность животного или человека объясняется присутствием этой души а его успокоение во сне или в смерть ее отсутствием; сон или транс временное а смерть постоянное отсутствие души. анима душа дух одухотворение окружающего мира утверждение что за всеми явлениями реальности живыми и неживыми стоят духи души. Начало понимания связи...
28848. Характеристика психологических учений средневековья 67 KB
  Главное качество души – единство ввёл принцип холизма душа и разум едины. Бог – поставляет в мировой разум идеи – душа получает идеи и передает человеку в материю – материя чувственный мир. Душа – производит все живые существа вдохнув в них жизнь. Душа человека находится в связи с Душой божественной и чувственным миром.
28849. Особенности психологических воззрений в новое время 55 KB
  встаёт проблема соотношения физического и психического опыт – становится основным методом изучения природы в том числе и человека. Задача науки – это покорение природы и усовершенствование человека. Он отверг душу как силу организующую поведение и управляющую им открыв путь к объективному изучению явлений органической природы. интуитивное знание – истинное объективное содержаться в разуме и открываются интуитивно Спиноза утверждал существование единой неделимой и вечной субстанции преодоление дуализма Декарт – Бога или Природы.
28850. Развитие эмпирической психологии в новое время 64.5 KB
  Особенности развития психологии: предмет и метод исследования Основными чертами психологии в 17 19 веке становятся: представление о живом теле в том числе о человеке как о механистической системе которая не нуждается в душе Вспомним принцип бритвы оккама который стал ведущим в психологии нового времени – ничего лишнего уточнение предмета психологии которая становилась наукой о сознании основные проблемы которые изучала психология: проблема познания содержание и функции сознания а также страстях и аффектах – как одних из...