38797

Уголовно - правовая квалификация мошенничества

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Актуальность темы исследования состоит в том что в ней существует ряд дискуссионных проблем в частности относительно объективной и субъективной природы признаков мошенничества. В условиях недостаточно глубокого исследования признаков и специфики мошенничества наличия в теории уголовного права многих спорных вопросов по этой проблеме нередко возникают затруднения и ошибки при квалификации...

Русский

2013-09-30

325 KB

37 чел.

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Южно-Уральский государственный университет»

(национальный исследовательский университет)

Факультет «Права и финансов»

Кафедра «Уголовного права и уголовного процесса»

РАБОТА ПРОВЕРЕНА

Рецензент, адвокат

Курганской областной коллегии адвокатов

_____________ В.В. Постовалов

«_____» ______________ 2013 г.

ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ

Заведующий кафедрой,

канд. юрид. наук, доцент

__________ Ю.А. Мерзлов

«____» ____________ 2013г.

Уголовно - правовая квалификация мошенничества

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

К ВЫПУСКНОЙ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ РАБОТЕ

ЮУрГУ – 030501.2013.449.ПЗ ВКР

Руководитель работы,

канд. юрид. наук, доцент

_________________ С.А. Дробот

«______» _____________ 2013 г.

Автор работы,

студент группы ПФ-378/З

__________ А.Г. Бекмаганбетова

«______»______________ 2013 г.

Нормоконтролер, ст. преподаватель

________________Т.П. Ишмаева

«______» ______________ 2013 г.

Челябинск 2013

ВВЕДЕНИЕ

    Актуальность темы исследования состоит в том, что в ней существует ряд дискуссионных проблем, в частности, относительно объективной и субъективной природы признаков мошенничества. В условиях недостаточно глубокого исследования признаков и специфики мошенничества, наличия в теории уголовного права многих спорных вопросов, по этой проблеме нередко возникают затруднения и ошибки при квалификации действий, в связи, с чем в судебной практике возникают вопросы отграничения мошенничества от других преступлений имущественного характера.

Мошенничество известно с древних времен и входит в круг так называемых традиционных преступлений.  Вместе с тем мошенничество как никакой другой вид преступлений отличается необычным динамизмом форм. В последние десятилетия появились совершенно новые виды мошенничества, связанные с активным внедрением в экономическую практику пластиковых платежных средств и развитием глобальной информационной сети Inernet. Разумно предположить, что выдающиеся открытия конца XX - начала XXI века (прежде всего, в области информационных технологий, технологии клонирования генотипов человека, животных и растений) создают объективные предпосылки для появления ранее неизвестных видов мошенничества. Соответственно этому должны изменяться экономические, политические, правовые, информационные и организационные формы борьбы с этим видом преступлений.

Мошеннические способы обмана становятся все более изощренными, многочисленными и позволяют безбедно существовать как отдельным аферистам, так и целым преступным сообществам.

 В условиях экономической и правовой нестабильности ущерб от экономического мошенничества исчисляется миллиардами рублей.

Однако расследование и рассмотрение в судах дел о мошенничестве в настоящее время затруднено. Изучение практики показывает, что во многом проблема объясняется отсутствием единообразного понимания доказательственного значения собранных материалов, поэтому следственные работники стараются не связываться с такими делами, возбуждая производство только по  наиболее простым для доказывания фактам.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, возникающих в связи с проблемой квалификации мошенничества и отграничения его от других видов преступлений против собственности, в которых также используется обман или злоупотребление доверием.

Предметом исследования является уголовно – правовая квалификация мошенничества.  

 При написании выпускной квалификационной работы поставлена цель: исследовать объективные и субъективные признаки мошенничества, особенности квалификации мошенничества, а также критерии отграничения мошенничества от смежных составов.

 Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

- исследовать объективные признаки мошенничества;

- изучить субъективные признаки мошенничества;

- изучить особенности квалификации мошенничества;

выявление признаков, отграничивающих данное преступление от других смежных преступлений;

- исследовать особенности мошенничества в зарубежном законодательстве.

Методология исследования. Исследование основывается на диалектическом методе познания. Использовались общенаучные методы исследования логический, системно - структурный, сравнительно - правовой, формально-юридический.

 Теоретическая основа. Начиная с прошлого  века и до настоящего времени  проблеме мошенничества посвящено много интересных работ таких ученых, как  Бакрадзе А.А.,  Борзенкова Г.Н., Векленко В.В., Волженкина Б.В., Владимирова В.П., Гаухмана Л.Д., Лимонов, В.Н., Козаченко И.Я., Косых С.В., Кочои С.М., Лопашенко Н.А., Никифорова Б.С., Яни П.С и многих других.

Нормативная база. В ходе исследования использовались положения Конституции Российской Федерации, Уголовного кодекса Российской Федерации, Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, Российской Федерации.

Практическая основа. Исследование основано на разъяснениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по вопросам, относящимся к объекту исследования.

Структура. Работа состоит из введения, двух глав, включающих четырех параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

 

 СРАВНЕНИЕ ПЕРЕДОВЫХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ И ЗАРУБЕЖНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И РЕШЕНИЙ

Ведущие по уровню экономического развития  иностранные державы в каком-то смысле  стали заложниками своего прогресса и способствовали тому, что  все больший удельный вес в числе используемых для мошеннических посягательств начинают занимать средства компьютерной техники и компьютерно-сетевые технологии, в ходе использования которых осуществляются манипуляции с компьютерными программами, компьютерными данными или аппаратной частью  ЭВМ. В основном компьютерные мошенничества совершаются путем введения в ЭВМ неправильных данных, фальсификации программ,  изменения первоначально правильных выходных данных, а также созданием несанкционированных файлов1.

Хрестоматийным примером из зарубежной практики мошеннического завладения  чужими денежными средствами при посредничестве компьютерного моделирования служит дело бухгалтера теплоходной компании  в Калифорнии (США), специализировавшейся  на перевозке овощей и фруктов. Обнаружив  пробелы в деятельности ревизионной службы компании и решив воспользоваться этим обстоятельством, он смоделировал  на компьютере всю бухгалтерскую систему компании, введя в нее реальные исходные данные и учитывая планируемые действия по изъятию денежных средств. «Прокрутив» модель вперед и назад и установив, таким образом, какое искажение данных учета не будет замечено при имеющихся ревизионных недостатках, какие манипуляции с входными-выходными данными нужно совершить, чтобы достичь желаемого корыстного результата, он установил, сколько фальшивых счетов ему необходимо открыть и какие бухгалтерские операции следует осуществить при минимально возможном риске «провала». Такое реверсивное моделирование оказалось настолько успешным, что в первый год им было похищено 250 тысяч долларов США без какого-либо нарушения финансовой деятельности компании, а к тому времени, когда увеличившиеся выплаты вызвали подозрение у руководства банка, обслуживающего компанию, сумма хищения составила 1 миллион долларов1.

Особенно привлекательные перспективы для совершения актов телекоммуникационного мошенничества открыло для преступников появление сети Интернет. Анонимность, которую она предоставляет своим пользователям, возможность охвата большой аудитории, высокая скорость и низкая стоимость распространения информации по сравнению с традиционными средствами делают эту сеть наиболее удобным инструментом для таких, например, мошеннических операций, как оплата товаров и услуг в сети электронных магазинов по фиктивным пластиковым карточкам, когда, заказав продукцию или услугу на сайте компании, мошенник сообщает магазину для оплаты номер чужой карты, взламывание локальной сети и получение доступа к номерам пластиковых карт, используемым в дальнейшем для заказов на покупку товаров от чужого имени и оплаты их денежными средствами, размещенными на чужих пластиковых картах; получение с той же целью доступа к компьютерным программам, контролирующим доставку товаров и услуг и отвечающим за взаиморасчеты, производимые между магазинами электронной торговли и держателями пластиковых карт при заказе и приобретении товаров при помощи сети Интернет и т.д.

Проблемы, связанные с возможностью «обмана» ЭВМ, можно решать по-разному. Как утверждает Эдвард М. Вайз, «несмотря на большие перипетии, с которыми сталкивается общее право при описании преступлений, связанных с хищениями, Соединенные Штаты, очевидно, не встретились с серьезными техническими проблемами, как другие страны, в вопросе введения компьютерного мошенничества в рамки традиционных преступлений против собственности. Типичное компьютерное мошенничество, основанное на внесении ложной информации в компьютерную  систему с целью получения выгоды, может быть квалифицировано как хищение или, если оно связано с сообщениями, передаваемыми между штатами, это преступление может быть отнесено к разряду мошенничества с использованием федеральной почты или кабельной связи»1.   

     По английскому уголовному праву преступления рассматриваемой категории также подпадают под состав мошенничества, виновным в котором признается  лицо, которое «путем незаконного введения в заблуждение бесчестно получает имущество, принадлежащее другому, с намерением навсегда лишить его этого имущества», хотя некоторые  английские криминалисты все же считают, что обманутым может быть только человек, но не компьютер. В Австрии автоматическое снятие средств со счета при помощи краденой или поддельной банковской кредитной карты по-прежнему квалифицируется не как мошенничество при обработке данных, а как кража, несмотря на то, что это противоречит нормам прецедентного права.

УК ФРГ, который выделяет преступное злоупотребление доверием в качестве самостоятельного уголовно наказуемого деяния, предусматривает, что данным составом охватываются действия тех лиц, кто злоупотребляя предоставленными им по закону властному предписанию или по сделке правами по распоряжению  чужим имуществом или нарушает обязанности по соблюдению чужих имущественных интересов, возложенных на него по тем же основаниям либо в силу доверительных отношений, причиняет тем самым ущерб лицу, чьи интересы виновный виновный должен был защищать.

Согласно ст. 140 УК Швейцарии 1937 года, злоупотребление доверием также предполагает, что присвоенные вещи (деньги) были доверены (вверены) виновному, ответственность которого становится квалифицированной, если таковым являются представители власти или должностные лица, опекуны, попечители, профессиональные управляющие имуществом или лица, совершившее злоупотребление доверием при выполнении профессиональной работы, на которую они получили разрешение органов власти.

Французский Уголовный кодекс также выделяет помимо мошенничества составы злоупотребления  доверием, в основном из которых оно характеризуется тем, что лицо, присваивает денежные средства, ценности или любое другое имущество, которые были ему вручены и которые оно приняло при условии, что вернет, предоставит или использует по назначению (ст. 314-1). Таким образом, и французское понятие  злоупотребление доверием сходно с присвоением вверенного имущества в нашем понимании1.

На основании изложенного в настоящей главе, можно сделать вывод о том, что зарубежное уголовное законодательство описывает большое количество приемов, с помощью которых совершается мошенничество. Поскольку большинство цивилизованных иностранных государств  исторически давно защищают право частной собственности, состав мошенничества является  «возрастным».   Поскольку в богатых странах весьма развиты информационные технологии, то и приемы мошенничества являются изощренными,  являются сложными для  раскрытия (расследования) преступления; большинство преступников для достижения корыстной цели используют компьютерные технологии. При сопоставлении с нормами  российского уголовного законодательства, регламентирующего ответственность за мошенничество, следует, что содержание норм, определяющих состав мошенничества идентично определению, изложенному в  зарубежном законодательстве, а в ряде государств теория уголовного права также предусматривает именно два способа совершения этого преступления – обман и злоупотребление доверием.

 

  1.  УГОЛОВНО – ПРАВОВАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА МОШЕННИЧЕСТВА
    1.  Объективные признаки мошенничества

 Родовым объектом мошенничества являются экономические отношения, представляющие собой совокупность производственных отношений. По характеру производственные отношения весьма многообразны. К ним относятся отношения собственности на орудия и средства производства, а также на предметы труда, которые являются стержнем всех производственных отношений. Кроме того, к производственным относятся общественные отношения по управлению экономической деятельностью, а также отношения в сфере производства, обмена, распределения и потребления материальных благ.

 Таким образом, отношения собственности на орудия и средства производства, на предметы труда являются структурным элементом более сложного образования, именуемого производственными, экономическими отношениями. Поэтому отношения собственности выступают в качестве видового объекта мошенничества1.

 В соответствии со ст.209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственность - это юридическая категория, правоотношение, возникающее между собственником имущества и всеми остальными членами общества по поводу владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом6.

 Непосредственным объектом мошенничества являются отношения собственности, в частности конкретная форма собственности: государственная, муниципальная или частная.

    Предметом мошенничества выступает имущество или право на имущество. Имущество - вещи и иные предметы материального мира, в создание которых вложен труд человека и которые обладают объективной материальной или духовной ценностью, а также деньги и ценные бумаги, служащие эквивалентом овеществленного человеческого труда. Имущество является во всех случаях чужим для виновного, которое не имеет на него никаких прав.

 Предметом мошенничества выступает как движимое, так и недвижимое имущество. К недвижимому имуществу относится все, что прочно связано с землей, перемещение чего невозможно без соразмерного ущерба их назначению. Все остальное имущество, которые по прямому указанию закону не отнесены к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом1.

 Право на имущество - это юридическая категория, включающая в себя определенные полномочия собственника, то есть права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом.

Так как мошенничество является одной из форм хищения, соответственно и предмет мошенничества должен обладать  всеми теми признаками, которыми обладает предмет хищения.

 Физический признак предмета хищения - его материальность (телесность, осязаемость). По общему правилу предметом хищения могут быть только телесные вещи. Применительно к  мошенничеству уголовная ответственность наступает при хищении не только телесных вещей, но и безналичных денег, а также бездокументарных ценных бумаг2. При хищении безналичных денег в указанных формах преступление следует считать оконченным с момента поступления денег на счет, контролируемый виновным, его соучастниками или лицами, в пользу которых совершено хищение. Не требуется ждать того момента, когда деньги будут обналичены. У преступника вовсе может не быть намерения обналичивать присвоенные им деньги, он вполне может тратить их в безналичных расчетах, к примеру с помощью банковской карты. При хищении бездокументарных ценных бумаг преступление окончено с момента внесения соответствующей записи в реестр.

 Экономический признак предмета хищения - цена. Применительно к каждому хищению независимо от его формы, если это возможно, должна быть установлена стоимость похищенного в российских рублях. При хищении иностранной валюты при пересчете в рубли принято использовать официальный курс Банка России.

 Применительно к вопросу об определении стоимости похищенного Пленум Верховного Суда РФ указал, что в этом случае следует исходить из фактической стоимости имущества на момент совершения преступления (последующие колебания цен не влияют на квалификацию содеянного, однако они учитываются при возмещении ущерба, причиненного преступлением). При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов1. При оценке похищенного имущества его стоимость должна определяться с учетом износа.

 Не являются предметом хищения вещи, не имеющие экономической ценности: большинство документов, рукописи книг, дипломные и курсовые работы студентов, сувениры, ценность которых имеет исключительно субъективный, личный, а не объективный экономический характер .Из числа документов только деньги и ценные бумаги, безусловно, могут рассматриваться в качестве предмета хищения.

 Законодатель предусмотрел, что крупным размером при мошенничестве в сфере кредитования, мошенничестве с использованием платежных карт, в сфере предпринимательской деятельности, страхования и компьютерной информации будет считаться стоимость имущества, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей, а особо крупным - шесть миллионов рублей10.

 Юридический признак хищения - имущество должно быть чужим. Чужим признается имущество, не принадлежащее лицу на праве собственности. Поэтому невозможно хищение собственного имущества, в том числе если имеет место общая собственность, к примеру совместная собственность супругов, даже если брак расторгнут, но раздел имущества при этом еще не состоялся.

 Следует учитывать, что хищение имущества, находящегося в общей собственности, как совместной, так и долевой, невозможно со стороны любого из участников общей собственности. При этом не имеет значения, кто именно купил вещь, кто оплатил покупку и на чье имя имущество оформлено. Если неправомерное распоряжение имуществом одного из собственников причиняют вред другим участникам общей собственности, ответственность возможна не за хищение, а за самоуправство (ст. 330 УК РФ) 1.

Хищение возможно в отношении любых вещей, независимо от того, находятся ли они в свободном гражданском обороте, ограничен ли их оборот или они изъяты из оборота. Однако следует учитывать, что не могут быть предметом мошенничества, такие предметы, как радиоактивные материалы; оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства; наркотические средства и психотропные вещества; официальные документы, штампы, печати, а также паспорта или другие важные личные документы. Эти предметы являются предметом преступлений, посягающих не на отношения собственности, а на другие объекты2.

В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации3.

 Таким образом, потерпевшим при хищении может быть и физическое лицо, и юридическое лицо, которым причинен материальный ущерб. Причем материальный ущерб должен выражаться в виде прямого реального ущерба, который измеряется стоимостью похищенного имущества.

 Следует учитывать, что при насильственном грабеже и разбое в качестве дополнительного объекта выступает здоровье потерпевшего. В данных составах личность потерпевшего имеет такое же значение, как и предмет преступления. 

 При мошенничестве потерпевшим выступает только лицо, которому причинен материальный ущерб.

В качестве предмета мошенничества выступает только имущество и право на имущество, потерпевший не является обязательным признаком мошенничества. Потерпевший в делах по мошенничеству выступает в качестве участника уголовного судопроизводства на стороне обвинения, наделенный определенным комплексом прав и обязанностей (правовым статусом). 

 В соответствии со статьей  159 Уголовного кодекса Российской Федерации мошенничеством является хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием лица, являющегося собственником или иным лицом, в ведении которого находится имущества14.

Мошенничество – это одна из форм хищения и ей присущи все общие признаки хищения. К признакам хищения, характеризующие его объективную сторону, относятся: изъятие имущества, противоправность изъятия, незаконность изъятия, безвозмездность изъятия.

Изъятие чужого имущества означает перевод этого имущества из владения собственника или иного владельца в фактическое обладание виновного. Существуют два способа изъятия: физический и юридический. При физическом изъятии вещь физически перемещается в пространстве, физически переходит из владения собственника либо законного владельца в чужое противоправное пользование и владение. Предметом физического изъятия выступают главным образом движимые вещи. При юридическом изъятии вещь физически не перемещается в пространстве, а происходит переход собственность на имущество, смена субъекта собственника. В данном случае предметом изъятия чаще всего выступают недвижимые вещи.

Противоправность означает, что лицо изымает чужое имущество, на которое он не имеет ни действительного, ни предполагаемого права. Действительное право означает основанное на законе, иных нормативных актов право на получение данного имущества. Предполагаемое право возникает в случае неправильного толкования, неправильной оценки тех или иных положений закона со стороны лица, совершающего изъятие1.  

Незаконность изъятия происходит одним из способов, прямо указанных в законе. Их можно разделить на ненасильственные: кража, мошенничество, присвоение, растрата и ненасильственный грабеж; и насильственные: насильственный грабеж и разбой.

Безвозмездность изъятия означает, что преступник не компенсирует стоимость изъятого имущества, не оставляет взамен изъятого имущества какого-либо эквивалента. Безвозмездность изъятия неразрывно связана с наступлением в результате этого преступления общественно опасных последствий в виде причинения собственнику или иному владельцу имущественного ущерба, под которым понимаются прямые убытки, измеряемые стоимостью похищенного имущества2.

Объективная сторона мошенничества выражается в противоправном безвозмездном завладении чужим имуществом или правом на имущество путем обмана или злоупотребления доверием с целью обращения имущества в свою пользу или пользу других лиц. Обязательным признаком объективной стороны мошенничества является способ совершения преступления, который отличает мошенничество от иных форм хищения.

 Отличительной особенностью объективной стороны мошенничества является то, что потерпевший добровольно передает имущество или предоставляет мошеннику право на имущество. При этом добровольность не свидетельствует о законности действий мошенника, ибо факт добровольной передачи имущества собственником носит законный характер только внешне, фактически и юридически передача носит незаконный характер. Данная сделка юридически ничтожна, поскольку она совершена с пороком воли субъекта. Для того чтобы передача имущества преступнику носила хотя бы внешне законный характер, необходимо, чтобы имущество передавалось лицами, имеющими юридические полномочия на распоряжение имуществом,  т. е. дееспособными лицами. Передача имущества полностью или частично недееспособными субъектами делает факт передачи незаконным даже внешне, поскольку данная сделка совершается с пороком субъекта1.

Психическое насилие в форме противоправного психического воздействия как способ совершения мошенничества является нетрадиционным для отечественного уголовного права подходом к рассмотрению способа совершения мошенничества, соединенного с применением психического насилия. Это обусловливается особенностями криминологической обстановки в России последних лет. Она характеризуется ростом случаев мошенничества, совершаемого в рамках организаций сетевого маркетинга, получивших наименование финансовых пирамид «второго поколения».

Для установления объективной стороны состава мошенничества (кроме прочих обязательных признаков) достаточно установить наличие в действиях субъекта обмана или злоупотребления доверием как способа совершения преступления. Поэтому факты применения виновным психологического воздействия, основанного на использовании специфических психотерапевтических методов (например, гипноза), игнорируются правоприменителем. Ошибочно считается, что они не имеют уголовно-правового значения.

Характерным признаком организации сетевого маркетинга, финансовых пирамид является привлечение новых членов с оказание на них психологического воздействия. Последнее осуществляется в ходе тщательно организованных презентаций, на которых применяются методы манипуляционного психологического воздействия, погружения сознания человека в трансовое состояние с целью проведения гипнотических внушений.  Это достигается путем использования громкой ритмичной музыки, специально составленных на основе методов нейролингвистического программирования фраз и предложений, оказывающих внушающее воздействие, согласованных действий пособников преступления, демонстрирующих согласие внести денежные средства, и других способов, разработанных с привлечением специалистов в области психологии. В некоторых случаях организаторам может не потребоваться применять обман, виновные могут сообщить потерпевшему об истинной сущности своей деятельности и, как правило, на последующих после заключения договора семинарах и лекциях разъясняют потерпевшим, что получение прибыли возможно лишь путем привлечения в организацию взносов новых участников. Однако потерпевшие, находящиеся под внушающим воздействием виновных, не могут противостоять этому воздействию в силу объективных закономерностей человеческой психики и поведения. Они соглашаются на условия организаторов, в свою очередь вовлекая в организацию новых потерпевших, а в результате общественная опасность преступления значительно возрастает1.

 Однако ни уголовный закон не содержит определения психического принуждения, ни  Пленум Верховного Суда РФ не разъяснил вопрос о содержании, как психического принуждения, так и понятия психического насилия. Под психическим насилием понимается противоправное, общественно опасное, умышленное воздействие на сознание и волю другого человека с помощью различных угроз либо с помощью психологического воздействия, ограничивающего свободу воли потерпевшего, направленное на достижение преступного результата, нужного виновному.

 Противоправное психологическое воздействие можно определить как воздействие на психику другого человека с помощью психологических приемов. Эти приемы основываются на использовании знания психических закономерностей, психологических и социально-психологических данных о поведении личности. Их применение влечет существенное ограничение или лишение потерпевшего возможности осознавать фактический характер и общественное значение своих действий (бездействия) или руководить ими. Эти действия виновного совершаются с целью нарушения прав и законных интересов лица, подвергавшегося воздействию. Они могут сопровождаться использованием неэтичных или безнравственных способов воздействия. Существенное ограничение свободы выбора (свободы воли) лица с помощью психологического воздействия следует признать психическим насилием в форме противоправного психологического воздействия.

Применение виновным противоправного психологического воздействия, которое существенно ограничивает либо лишает потерпевшего свободы воли, в данном случае является элементом объективной стороны преступления1.

Таким образом, очевидным пробелом уголовного законодательства является то, что в нем не предусмотрено применение специальных методов психологического воздействия, не сопряженных с обманом, не соединенных с физическим насилием или угрозой его применения в качестве способа посягательства на имущество граждан. Данные пробел можно устранить путем введения в Уголовный кодекс квалифицированного состава мошенничества - совершение мошенничества с использованием психологического воздействия. В данном случае должно быть именно психическое воздействие, то есть оказание воздействия на психику потерпевшего, и не должно быть физического воздействия на потерпевшего. В данном составе качестве потерпевшего могут выступать только физические лица.

 С объективной стороны мошенничество характеризуется материальным составом преступления и считается законченным с момента, когда виновный получает возможность распорядиться имуществом, которым он завладел, либо когда получает возможность реализовать права на имущество, которые ему были переданы.

В зависимости от предмета посягательства и способа совершения мошенничества решается вопрос о моменте окончания состава этого преступления. В случае если предметом мошенничества является чужое имущество, преступление считается оконченным с того момента, когда это имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц, и они имели реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению. Следовательно, в таких случаях вопрос об окончании преступления решается так же, как и по отношению к краже и грабежу в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума от 6 февраля 2007 г. № 7 и воспринятыми судебной практикой1.

Иное решение о моменте окончания мошенничества предложено в Постановлении Пленума в отношении случаев, когда предметом преступления является право на чужое имущество. В таких случаях считать мошенничество оконченным рекомендуется с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, например, с момента:

1) регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом;

2) со времени заключения договора;

3) с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе;

4) со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом.

 Мошенничество относится к преступлениям с материальным составом, следовательно, обязательным признаком объективной стороны мошенничества является наступление преступного результата. В соответствии с диспозицией ст.159 УК РФ, данным преступным результатом следует считать либо завладение имуществом, в результате его хищения, либо противоправное приобретение право на имущество. При этом данные деяния влекут причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб заключается в уменьшении наличного имущества потерпевшего, которое в момент хищения находилось в его владении (фондах) 1.

 Для правильной квалификации преступного деяния и привлечения виновного к уголовной ответственности за наступившие в результате этого деяния общественно опасные последствия требуется установить наличие причинной связи между деянием и этими последствиями. Данные последствия должны выражаться в виде причинения собственнику или иному владельцу имущественного ущерба, под которым понимается прямой реальный ущерб2. Сумма ущерба определяется стоимостью похищенного имущества. Для определения стоимости похищенного имущества руководствуются рыночными ценами на данное имущество. Изъятие имущества, не причинившее собственнику или законному владельцу материального ущерба, не должно квалифицироваться как хищение3.

 На основании изложенного, следует, что мошенничество является  одной из форм хищения, для мошенничество присущ свой предмет, которым является не только имущество и право на имущество. Обязательным признаком объективной стороны мошенничества является способ совершения преступления, который отличает мошенничество от иных форм хищения. Мошенничество совершается двумя способами: путем обмана или злоупотребления доверием.

1.2. Субъективные признаки мошенничества

 Понятие субъекта преступления, уяснение его психофизических свойств или признаков играет важную роль при привлечении человека к уголовной ответственности и назначении ему наказания за совершение преступления.

 Субъект преступления – это лицо, совершившее общественно опасное деяние и способное, в соответствии с законом, нести за него уголовную ответственность.

 Мошенничество представляет собой необычный вид посягательств на собственность и с точки зрения социально – психологической характеристики личности виновных лиц, особой типологии преступников, использующих данный способ. Преступники этого типа - своего рода «артисты» преступного мира. Нередко они действуют в составе тесно сплоченных групп, где каждый из участников разыгрывает своего рода тщательно отрепетированную роль в месте совершения преступления. В составе группы совершается примерно четвертая часть всех посягательств1.

 Исходя из понятия субъекта преступления, необходимо, чтобы лицо, совершившее преступление, находилось во вменяемом состоянии. Следовательно, один из признаков субъекта преступления – вменяемость2. Вменяемость – есть способность лица сознавать во время совершения преступления фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, обуславливающая возможность лица признаваться виновным и нести уголовную ответственность за содеянное, т.е. юридическая предпосылка вины и уголовной ответственности.

 В следственной и судебной практике по борьбе с мошенничеством вопросы вменяемости возникают редко в силу самого характера тех действий, путем которых оно совершается.

 Дело в том, что сегодняшняя обстановка в стране, в частности в экономике предъявляют «большие требования» к личности преступника. На данный момент прослеживается высокий уровень образования преступников, совершающих противозаконные деяния в экономической сфере.

 Вторым признаком субъекта преступления является достижение им возраста уголовной ответственности.

 Уголовный кодекс во многих своих нормах предусматривает уголовную ответственность не только для лиц, подпадающих под общие признаки субъекта преступления, т.е. достижение возраста и вменяемость, но и для лиц, обладающих особыми свойствами (признаками) – специальных субъектов.

 Специальный субъект преступления, кроме общих признаков, обладает дополнительными признаками, указанными в диспозиции уголовно – правовой нормы, отражающими специфические свойства преступника. Указание в диспозиции нормы на признаки специального субъекта означает, что не всякое вменяемое физическое лицо, совершившее преступление, может быть привлечено к уголовной ответственности. Уголовное законодательство ограничивает круг лиц, которые могут нести уголовную ответственность путем указания на определенные, специфические черты субъекта.

 Злоупотребление должностными полномочиями для мошенничества возможно лишь по месту службы должностного лица и в пределах тех функциональных обязанностей, которые на него возложены, причем в компетенцию виновного должны входить определенные правомочия в отношении имущества или по месту его работы, или в контролируемых им подразделениях. Если же должностное лицо, используя свой авторитет, положение, оказывает давление на других людей, склоняя их к совершению хищения, то оно подлежит уголовной ответственности за соучастие в преступлении.

 Субъективная сторона – это элемент состава преступления, дающий представление о внутренних психических процессах, происходящих в сознании и воле лица, совершающего преступление, характеризующиеся конкретной формой вины, мотивом, целью и эмоциями2.

К признакам, характеризующим субъективную сторону любого преступления, относятся вина, мотив и цель общественно опасного и противоправного поведения субъекта. Эти признаки дают представление о тех внутренних процессах, которые происходят в психике лица, совершившего преступление, и отражают связь сознания и воли индивида с осуществляемым им поведенческим актом.

Вина – необходимый признак субъективной стороны каждого преступления. Без вины нет состава преступления, не может, следовательно, наступить и уголовная ответственность.

 Субъективная сторона мошенничества выражается в прямом умысле, при котором субъект осознает, что он незаконно, безвозмездно путем обмана или злоупотребления доверием завладевает чужим имуществом или приобретает право на чужое имущество, предвидит, что в результате этого собственнику или законному владельцу имущества будет причинен прямой реальный ущерб, и желает этого. Обязательным элементом субъективной стороны мошенничества является корыстная цель, которая состоит в обращении похищенного имущества в свою пользу или пользу других лиц. При этом как прямой умысел на хищение, так и корыстная цель должны сформироваться у виновного до момента совершения мошеннических действий.

В Постановлении  Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г. № 51 вопрос о виновности лица при совершении мошенничества должен решаться на основе всех обстоятельств дела, подтверждающих наличие у него прямого умысла на безвозмездное обращение чужого имущества в свою собственность или на приобретение права на чужое имущество. К таким обстоятельствам могут относиться, например, использование лицом фальшивых гарантийных писем или фиктивных уставных документов, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке, и т.д. Вместе с тем сами по себе эти обстоятельства не должны предрешать вывода суда о виновности лица в совершении преступления. В каждом конкретном случае необходимо установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства1.

Корыстная цель указывается как обязательный признак мошенничества, и она, во-первых, предполагает стремление извлечь именно материальную, имущественную выгоду; во-вторых, данная цель должна удовлетворяться только за счет изъятого имущества, а не каким-либо иным путем. Наконец, изъятие признается совершенным из корыстных побуждений лишь в том случае, если виновный стремиться извлечь материальную выгоду для себя лично или для других лиц, в незаконном обогащении которых он так или иначе заинтересован2.

 Однако по – другому следует ставить вопрос о мотиве мошенничества. Мотив – это то, что, отражаясь в сознании субъекта, побуждает его совершать преступление. В основе мотива лежат осознанные побуждения (стремления, желания) к совершению поступка. Мотивами деятельности виновного при преступной передаче имущества другим лицам могут быть не только соображением личной корыстной заинтересованности, но и другие личные мотивы (благодарность за ранее оказанную услугу, помощь для выхода из неблагоприятного материального положения и другое). Между тем цель в любом случае – корыстная. Отсутствие корыстной цели свидетельствует об отсутствии состава мошенничества.

 Есть мнение, что корыстной цели хищения неизбежно сопутствует корыстная мотивация. т. е. внутреннего побуждения лица безвозмездно удовлетворить свои материальные потребности за счет другого путем неправомерного посягательства. Однако следует отметить, что цель - это лишь абстрактная модель будущего результата, к достижению которого стремится преступник. При формировании целей в механизме преступного поведения основополагающую роль конечно же играют потребности человека и основанные на них мотивы поведения. Однако законодатель, указав именно на цель, исключает тем самым мотивы как элемент состава преступления, лишает их существенного значения для квалификации содеянного.

 Корыстный мотив заключается в стремлении удовлетворить материальную, жизненную потребность при помощи изъятия, передачи или удержания имущества, соединенного с применением насилия или другим каким-либо способом1.

 На протяжении многих лет остается дискуссионным вопрос о том, могут ли хищения, в том числе и мошенничество совершаться при отсутствии корыстных мотивов, т.е. из каких-либо иных побуждений. Отсутствие единообразия в понимании уголовно-правового значения мотивов при квалификации хищений связана с тем, что законодатель хотя и указал именно на цель, однако не определил в законе содержание этой цели, ограничившись указанием на то, что цель «корыстная». Тем самым определение содержания корыстной цели хищения оставлено на усмотрение правоприменителя.

 Практика показывает, что мотивация содеянного при хищении может быть и некорыстной, что не исключает квалификации содеянного по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за хищения. Например, хищение может быть совершено сугубо по политическим мотивам, когда все похищенные денежные средства направляются на финансирование терроризма, закупку оружия, финансирование политического объединения и т.п. Хищение в пользу третьих лиц может быть совершено и из альтруизма, когда у виновного нет иной заинтересованности в отношении материального благосостояния лиц, в пользу которых совершается хищение. Возможно хищение и из хулиганских побуждений1.

Таким образом, при квалификации мошенничества обязательным условием является наличие именно корыстной цели, наличие или отсутствие корыстного мотива на квалификацию не влияет, поскольку мошенничество может быть совершено из каких-либо иных побуждений.

 В содержание умысла виновного входит осознание всех обстоятельств, образующих объективные признаки преступления. Ответственность наступает, когда лицо сознает: а) что завладевает чужим имуществом; б) что оно не имеет право на это имущество; в) что завладевает им безвозмездно; г) что совершает завладение определенным способом (путем обмана или злоупотребления доверием) и при наличии либо отсутствии тех обстоятельств, с которыми связана повышенная ответственность.

Отсутствие в материалах дела достаточных доказательств наличия у лица прямого умысла на хищение имущества или приобретения права на него является основанием для прекращения уголовного преследования2.

Одним из примеров такого решения может служить определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в отношении К., осужденного за уклонение от налогов и мошенничество, совершенное в крупных размерах, к семи годам лишения свободы. Этим определением коллегия отменила приговор суда первой инстанции и прекратила дело в части осуждения К. за мошенничество в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления.

Коллегия, в частности, указала в определении, что приведенные в приговоре доказательства не опровергают утверждения осужденного о том, что при заключении договоров у него не было умысла на завладение чужим имуществом путем обмана и злоупотребления доверием, а также о том, что он не смог своевременно расплатиться с кредиторами, поскольку к тому времени его предприятия стали убыточными.

Так, в ходе судебного следствия по эпизодам получения кредита на сумму свыше полутора миллиарда рублей управляющая банком, заключавшая договоры кредитования с осужденным, показала, что в обеспечение этого кредита им были заложены объект недвижимости стоимостью более пяти миллиардов рублей, а также 13 единиц автомашин. Стоимость заложенного имущества, таким образом, намного превышала стоимость полученного в банке кредита.

Об отсутствии у К. умысла на хищение чужого имущества при заключении договоров свидетельствовал, по мнению коллегии, и тот факт, что часть кредита и проценты всего на общую сумму около 600 миллионов рублей были погашены.

При этом коллегия обоснованно указала в своем определении, что использование лицом не по назначению денежных средств, полученных в банке на законных основаниях, само по себе не может служить доказательством наличия умысла на их хищение. Осужденный также выполнил 112 договорных обязательств по поставке автомашин из 120, заключенных им с физическими лицами1.

 По своей внутренней структуре прямой умысел может быть весьма сложным. Виновный способен предвидеть возможность наступления различных, не строго определенных в его сознании последствий своего деяния, и желать, т.е. хотеть наступления любого из них. В таких случаях имеется в виду альтернативный умысел. В других случаях возможные последствия охватываются сознанием виновного в самом общем виде, они не конкретизированы, но тем не менее любые из возможных последствий нацелены на конечный преступный результат. Преступления с неопределенным умыслом могут включать наличие многих возможных преступных последствий, главное условие - это осознание и предвидение лицом не абстрактной, а реальной возможности их наступления и желание этого.

 Содержание умысла виновных характеризуется предвидением возможности наступления широкого диапазона последствий.

 В случаях прерывания преступной деятельности по независящим от виновных обстоятельствам содеянное надлежит квалифицировать как приготовление или покушение на преступление с наиболее тяжкими из возможных последствиями.

 Мошенничество со стороны способа достижения результата обладает рядом особенностей. Эти особенности, естественно, должны получить отражение в сознании преступника, чтобы совершаемое им деяние можно было квалифицировать как мошенничество1.

 Наиболее характерны для мошеннического обмана случаи, когда субъект умышленно вызывает заблуждение потерпевшего с целью склонить его к передаче имущества или к совершению имущественного действия.

 По общему правилу, виновный в мошенничестве стремится внушить потерпевшему такое представление о существенном обстоятельстве, которое не соответствует действительности, имея в виду получить чужое имущество против воли и не в интересах собственника, причем в то же время как бы с согласия последнего. Поэтому виновный стремится внушить потерпевшему такое представление об обстоятельствах сделки или другой операции, связанной с переходом имущества, которое предопределило бы согласие потерпевшего совершить то или иное имущественное действие, не отдавая себе отчета в том, что он действует себе во вред. Очевидно, что это представление не должно, по мысли виновного соответствовать действительному характеру того обстоятельства, к которому оно относится. При этом, исходя из предположения, что его заявление о том или ином обстоятельстве не соответствует действительности, виновный может обладать различной степенью уверенности в том, что это несоответствие на самом деле имеет место. Он может быть уверен в этом или же может считать это вероятным или возможным.

 Существенно, однако, что, осознавая несоответствие его заявления действительности, или допуская вероятность либо возможность этого или желая, чтобы дело обстояло, таким образом или равнодушно относясь к этому и т.д., виновный при любой практически возможной комбинации этих условий делает такое заявление.

 Необходимым признаком мошеннического обмана является осознание субъектом того, что обман осуществляется им в отношении обстоятельства, существенного для образования на стороне потерпевшего согласия передать имущество или совершить имущественное действие. В противном случае нельзя было бы считать, что виновный отдавал себе отчет, хотя бы в родовых чертах, в том, как будет развиваться причинная связь между его действием и наступившим результатом, иными словами, нельзя было бы считать, что виновный предвидел наступление этого результата1.

 Что касается тех случаев, когда виновный использует заблуждение потерпевшего, возникшее в результате действий виновного, однако совершенных без цели вызвать заблуждение, то нет никаких оснований не усматривать в них состава мошенничества. Субъект в этих случаях желает обратить имущество в свою пользу, сознавая при этом, что он завладеет им вследствие заблуждения потерпевшего; следовательно, он допускает, что потерпевший, соглашаясь передать имущество, действует не в своей действительной воле и не в своем интересе. Иными словами, виновный отдает себе отчет в том, что потерпевший, если бы он не был введен в заблуждение, воздержался бы от передачи имущества. Таким образом, в рассматриваемых случаях психическое отношение виновного к своему действию и к его результату удовлетворяет (как со стороны сознания, так и со стороны желания) существенным признакам вины при совершении мошеннического обмана1.

 В соответствии со всем вышесказанным, одним из обязательных является установление на основе анализа всей совокупности действий преступников, их содержания и направленности, наличия умысла на завладение чужим имуществом или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием. Точное установление умысла и цели при расследовании преступлений обеспечивает правильную квалификацию деяния и назначение справедливого наказания.

 Проанализировав субъективные признаки мошенничества, можно сделать вывод, что субъектом мошенничества является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет, то есть субъект мошенничества обладает общими признаками. Однако, мошенничество, совершенное лицом с использование может быть совершено только специальным субъектом, обладающим как общими признаками, так и особыми признаками. В качестве субъекта преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ могут выступать как должностные лица либо лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях, так и лица, не обладающие статусом должностного лица, например государственные и муниципальные служащие, работники иных предприятий. Главное, чтобы они при совершении мошенничества использовали свои служебные обязанности, полномочия относительно изымаемого имущества. Субъективная сторона мошенничества выражается в прямом умысле, обязательным элементом субъективной стороны мошенничества является корыстная цель. Есть мнение, что корыстной цели хищения неизбежно сопутствует корыстная мотивация. Однако практика показывает, что мотивация содеянного при хищении может быть и некорыстной, что не исключает квалификации содеянного по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за хищения.

Таким образом, при квалификации мошенничества обязательным условием является наличие именно корыстной цели, наличие или отсутствие корыстного мотива на квалификацию не влияет, поскольку мошенничество может быть совершено из каких-либо иных побуждений.

2 ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ МОШЕННИЧЕСТВА

2.1 Способы совершения мошенничества

 Закрепленный ранее в УК РФ состав мошенничества охватывал все случаи хищения чужого имущества или приобретения права на него путем обмана или злоупотребления доверием. Однако он не в полной мере учитывал особенности тех или иных экономических отношений. Это не позволяло на практике должным образом защищать интересы пострадавших от мошеннических действий.

 В связи с этим в Уголовный кодекс Российской Федерации включены отдельные статьи, предусматривающие уголовную ответственность за мошенничество в сфере кредитования, страхования, предпринимательской деятельности, компьютерной информации, при получении выплат, а также с платежными картами.

 Общий состав мошенничества сохранен, но дополнен новым квалифицирующим признаком - мошеннические действия, повлекшие лишение права гражданина на жилое помещение. Такие деяния достаточно распространены и должны строго караться независимо от стоимости жилья, которого лишился потерпевший. Кроме того, значительно увеличен размер штрафа, применяемого дополнительно к лишению свободы за мошенничество с использованием своего служебного положения или в крупном размере

 Для исключения практики возбуждения «заказных» уголовных дел все виды мошенничества, присвоение или растрата, а также причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием отнесены к делам частно-публичного обвинения. То есть они возбуждаются только по заявлению потерпевшего. Условие - указанные деяния совершены индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации при ведении бизнеса. Исключение составляют случаи причинения вреда государственным (муниципальным) компаниям или совершение этих деяний в отношении государственного (муниципального) имущества. Лиц, подозреваемых или обвиняемых в мошенничестве (независимо от его вида), нельзя заключать под стражу, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности.

 Также вводится уголовная ответственность за фальсификацию сотрудником силовых ведомств результатов оперативно - разыскной деятельности, если это было сделано в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к преступлению, либо чтобы причинить вред чести, достоинству и деловой репутации.

 При проведении гласных оперативно - разыскных мероприятий предусмотрена возможность копирования информации с изъятых электронных носителей. Такое право предоставлено не только владельцу носителя, но и обладателю содержащихся на нем данных. Это касается также случаев проведения обыска и выемки в ходе предварительного расследования. 36.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г. № 51 обман определяется как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

По форме обман может носить устный и письменный характер, совершаться с помощью использования информации на магнитоносителях и иных средств передачи информации. Наконец, обман может носить молчаливый характер, когда не сообщаются сведения, сообщение которых носит обязательный характер.

 Мошеннический обман может касаться разных обстоятельств. Прежде всего, обман может касаться личности самого преступника, когда преступник выдает себя за иное лицо, нежели он есть на самом деле, и на основании этого получает имущество1.

 Обман может быть связан с характеристикой предмета хищения. В этом случае мошенник сообщает ложную информацию относительно количества, качества, потребительских свойств, стоимости, наконец, самого факта наличия данных предметов. Видами мошенничества данного типа могут служить реализация фальсифицированных товаров, продажа несуществующего товара и так далее1.

 Чаще всего мошеннический обман связан с основаниями получения денежных средств или имущества (например, в случае незаконного получения пенсий). При данном хищении лицо может вообще не иметь права на получение пенсии, но оформляет ее с помощью подложных документов, изготовленных им самим или полученных от должностного лица предприятия. В большинстве случаев лицо получает пенсию на законных основаниях, но с помощью подложных документов незаконно получает надбавки к пенсии. В настоящий момент появился относительно новый вид мошенничества - незаконное получение пособия по безработице либо незаконное увеличение пособия по безработице, когда с места прежней работы предоставляются документы о размере заработной платы, не соответствующем действительности. Незаконное получение заработной платы, премий, пособий, чаще всего тоже связано с применением обмана, касающегося оснований получения имущества.

 Наконец, обман может касаться обстоятельств, фактов передачи имущества или права на имущество. Примером может служить так называемое мнимое посредничество, когда мошенник склоняет другое лицо к передаче взятки якобы должностному лицу либо соглашается на высказанную просьбу передать вознаграждение должностному лицу, с самого начала намереваясь завладеть имуществом.

 Иногда выделяют еще и обман в намерениях, когда виновный обманывает потерпевшего относительно своих будущих намерений в отношении переданного имущества. Обман относительно будущих намерений есть не что иное, как завладение имуществом путем злоупотребления доверием. Однако нельзя не согласиться с тем, что обман и злоупотребление доверием настолько тесно связаны между собой, что иногда их трудно различить. Недаром иногда обман характеризуют как сообщение ложной информации о фактах прошлого или настоящего, а злоупотребление доверием - это сообщение ложной информации о будущих фактах1.

Как следует из дефиниций обмана, обязательным признаком последнего является введение другого лица в заблуждение. Путем обмана виновный стремится вызвать у потерпевшего ошибочные представления об окружающей действительности. Поэтому не признается обманом акт поведения, который не связан с воздействием на сознание (психику) другого человека. К примеру, противоправные манипуляции при купле - продаже товаров с использованием автоматов не могут расцениваться как правонарушения, совершаемые путем введения другого лица в заблуждение.

На  это  обстоятельство справедливо обращает внимание и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абзаце 1 пункте 13 Постановления от 27 декабря  2007  г. № 51, где указано:  « Не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной кредитной (расчетной) карты, если выдача наличных денежных средств осуществляется посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации2».

Другое дело, если содеянное состоит в прямом воздействии на сознание потерпевшего и требует участия жертвы (личного или через посредников, представителей) в передаче имущественного блага виновному или другому лицу. В абзаце 2 п. 13 этого Постановления Верховный Суд Российской Федерации разъясняет: «Хищение чужих денежных средств, находящихся на счетах в банках, путем использования похищенной или поддельной кредитной, либо расчетной карты следует квалифицировать как мошенничество только в тех случаях, когда лицо путем обмана или злоупотребления доверием ввело в заблуждение уполномоченного работника кредитной, торговой или сервисной организации (например, в случаях, когда, используя банковскую карту для оплаты товаров или услуг в торговом или сервисном центре, лицо ставит подпись в чеке на покупку вместо законного владельца карты либо предъявляет поддельный паспорт на его имя)» 1.

Исходя из вышеизложенного, под мошенническим обманом следует понимать сообщение виновным (или другими лицами) заведомо ложных сведений или сокрытие фактов, направленное на введение потерпевшего (или иного лица) в заблуждение и склонение последнего к передаче (уступке) имущества либо права на имущество. Понятие мошеннического обмана в смысле ст. 159 УК РФ ограничено по предмету чужим имуществом и правом на чужое имущество. Поэтому не образуют мошенничества такие обманные уловки, которые направлены на извлечение выгод неимущественного характера (например, регистрация брака, трудоустройство, занятие должности, получение информации). 

От мошеннического обмана следует отличать также такие обманы, которые совершаются с целью сокрытия имущественного правонарушения или облегчения его совершения. Последние не являются способом совершения преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, а выступают в виде приемов, используемых преступником для обеспечения доступа к чужому имуществу с целью его обращения в свою пользу либо удержания уже изъятого имущества (например, кража, присвоение, растрата или грабеж, сопряженные с обманными действиями). В ст. 159 УК РФ говорится о совершении мошенничества «путем обмана или злоупотребления доверием». Разделительный союз «или» свидетельствует о  том, что злоупотребление доверием выделяется законодателем в качестве самостоятельного способа совершения мошенничества, отличающегося от обмана.

 При злоупотреблении доверием виновный завладевает чужим имуществом или приобретает право на имущество, используя доверительные отношения, которые возникли между ним и собственником или законным владельцем имущества. Причем в основе этих доверительных отношений чаще всего должны лежать какие-то правовые основания, к примеру, в основе доверительных отношений лежат гражданско-правовые отношения, вытекающие из договоров купли-продажи, обмена, поручения, подряда и т. д. Иногда эти доверительные отношения могут основываться на трудовых отношениях, вытекающих из трудового договора или соглашения. Наконец, основания доверительных отношений могут носить неправовой характер: родственные или дружеские отношения, авторитет должностного или служебного положения лица1. 

 При всех обстоятельствах при злоупотреблении доверием, так же как и при обмане, для признания действия мошенническими необходимо доказать, что умысел виновного на завладение имуществом или на получение права на имущество возник до момента заключения того или иного договора, что договор сразу заключался без намерения его исполнения. В том случае, если лицо в момент заключения договора имело намерения выполнить свои обязательства по договору, но сложившиеся обстоятельства помешали этому, либо намерение присвоить полученное по договору возникло уже в процессе его исполнения, либо,наконец, не удалось доказать, что умысел на изъятие имущества возник до момента заключения договора, действия виновного не образуют мошенничество, а должны расцениваться как иные формы хищения либо гражданско-правовые деликты. 

Необходимым признаком рассматриваемого способа (злоупотребления доверием) мошенничества являются особые отношения доверия между потерпевшим и виновным. Эти отношения могут иметь под собой какое-либо юридическое основание, но могут быть обусловлены только фактическими обстоятельствами.

Юридическое основание отношений доверия составляют правомочия по имуществу, вытекающие из закона, договора или служебного положения. В основании отношений доверия могут лежать любые фактические обстоятельства: знакомство потерпевшего с виновным, конкретная внешняя обстановка, особая доверчивость потерпевшего и т.д43.

От злоупотребления доверием следует отличать злоупотребление доверчивостью. Так  Якубович М.И. считал, что злоупотребление доверием - это использование доверчивости людей, благодаря чему виновному удается завладеть государственным или общественным имуществом2.

Против отождествления доверия и доверчивости решительно выступал Б.С. Никифоров, подчеркнувший разницу обоими понятиями: Он считал, что доверие и доверчивость - совсем не одно и то же. Доверие по общему правилу предполагает существование отношений между людьми, доверие - это всегда доверие к кому - либо или к чему-либо. Доверчивость - одно из свойств человеческого характера3.

Немаловажное значение получает вопрос о различии обмана и злоупотребления доверием. Вместе с тем следует подчеркнуть, что разграничение обмана и злоупотребления доверием - требование уголовного закона, в тексте которого между указанными способами мошенничества стоит разделительный союз «или». Позиция Верховного Суда Российской Федерации состоит в строгом различении указанных признаков мошенничества. Согласно общим судебным разъяснениям, злоупотребление доверием - это такой альтернативный способ совершения мошенничества, который выражается в использовании с корыстной целью доверия, сложившегося между виновной и пострадавшей сторонами на основании юридических (гражданско-правовых, трудовых или служебных) и (или) фактических отношений (родственных, дружеских, иных близких связей). Напротив, при мошенничестве, совершенном путем обмана, виновный создает или укрепляет в сознании потерпевшего ошибочное представление о том, что передача имущественных ценностей является выгодной для жертвы или на ней лежит обязанность такого рода. Для формирования в сознании потерпевшего ошибочного представления об основаниях возникновения, изменения или прекращения отношений мошенники манипулируют фактами. Обман есть ложь, которая основывается на несуществующих фактах. Содержание обмана состоит в искажении фактов (например, в утверждении о фактах, отсутствующих в действительности, или отрицании фактов, имеющих место в действительности) или умолчании о каких-либо жизненных обстоятельствах, знание о которых удержало бы потерпевшего от совершения имущественного действия1. 

Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации  касаются соотношения обмана, злоупотребления доверием и заведомо ложных обещаний. С одной стороны, лживые намерения признаются Пленумом видом обмана. Согласно абзацу 2 п. 2 Постановления № 51, сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям2. С другой стороны, они являются разновидностью злоупотреблений доверием. Так, в абзаце 2 п. 3 этого Постановления разъяснено: «Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства)»1.

Хотя в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 года № 51 дано определение обману и злоупотребления доверием, и проводится разграничение данных способов совершения мошенничества, но злоупотребление доверием сравнительно редко играет роль самостоятельного способа мошенничества не только потому, что оно обычно сочетается с обманом. Обычно преступник стремится, прежде всего, завоевать доверие жертвы, чтобы легче было совершить обман. Обман во многих случаях не мог бы быть совершен, если бы потерпевший не испытывал определенного доверия к обманщику. Поскольку обман используется преступником не только для того, чтобы побудить потерпевшего передать имущество, но и с целью расположить к себе потерпевшего, заручиться его доверием, такой обман выглядит одновременно как злоупотребление доверием. Поэтому злоупотребление доверием и обман в мошенничестве очень часто взаимно переплетаются. Как самостоятельный способ совершения мошенничества вне связи с обманом злоупотребление доверием играет роль значительно реже2.

В юридической литературе часто оба способа мошенничества смешиваются. Особенно часто смешивают со злоупотреблением доверием обман в намерениях (ложные обещания выполнить какие-либо действия в интересах потерпевшего). Разумеется, обращая в свою пользу имущество потерпевшего, переданное на основании ложного обещания, преступник также злоупотребляет оказанным ему доверием. Однако сама передача имущества происходит лишь потому, что потерпевший обманут мошенником. Обманы в намерениях (ложные обещания) обычно сопровождаются злоупотреблением доверием.

В ходе работы над проектом УК РФ отмечалось, что в качестве самостоятельного способа мошенничества злоупотребление доверием не встречается, что оно всегда сочетается с обманом и именно обман в таких случаях следует считать способом мошенничества.

Тем не менее, несмотря на обоснованность этой аргументации, злоупотребление доверием по - прежнему признается способом мошенничества, хотя в действительности этот способ является специфическим элементом хищения чужого имущества, вверенного виновному, поскольку в обоих случаях хищение совершается в отношении имущества, доверенного (вверенного) виновному, а сами понятия хищение и злоупотребление доверием соотносятся друг с другом как общее и особенное. Иными словами, хищение вверенного имущества более точно характеризует принадлежность злоупотребления доверием к роду хищений, а то обстоятельство, что законодатель в ч. 1 ст. 159 УК РФ рассматривает злоупотребление доверием именно в качестве хищения, сомнений не вызывает, поскольку существует ст. 165 УК РФ, предусматривающая, в частности, ответственность за причинение имущественного ущерба путем злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищении.

2.2 Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений

Часто в практической деятельности возникают случаи, когда совершение иных преступлений имеет в определенных чертах некоторое сходство с мошенничеством. Поэтому возникает необходимость проведения разграничения между составом мошенничества и смежными составами.

Мошенничество следует отграничивать от кражи. Разграничение может проводиться по нескольким критериям.

    Во-первых, при краже имущество изымается у потерпевшего помимо его воли, тайно от него. При мошенничестве собственник или законный владелец сам передает имущество преступнику, будучи введенным им в заблуждение в результате обмана или злоупотребления доверием.

Во-вторых, элементы обмана могут присутствовать не только в мошенничестве, но и в краже. Но при мошенничестве обман является способом завладения имуществом, а при краже обман направлен только на получение доступа к имуществу, в котором в дальнейшем изымается тайно от собственника.

В-третьих, при мошенничестве имущество должно передаваться преступнику дееспособное лицо, чьи действия по распоряжению имущества являются юридически значимыми. Если имущество «добровольно» передают преступнику недееспособные либо ограниченно дееспособные лица (малолетние, душевнобольные), то поведение преступника образует кражу, а не мошенничество.

В-четвертых, при мошенничестве лицо передает преступнику имущество для осуществления относительно переданного имущества каких-либо юридических полномочий: владения, пользования, иногда распоряжения1.

 Очень сложно отграничивать мошенничество от присвоения и растраты, поскольку способ завладения имуществом может совпадать. Как при мошенничестве, так и при присвоении и растрате собственник сам добровольно передает преступнику свое имущество. И в том, и в другом случае виновный совершает хищение, злоупотребляя доверием собственника либо законного владельца. Особенно сложно разграничивать данные преступления в настоящее время, когда в мошенничестве появился новый квалифицирующий признак - совершение мошенничества с использованием служебного положения лица.

 При мошенничестве потерпевший передает имущество под влиянием обмана или злоупотребления доверием, тогда как при присвоении оно передается виновному на законных основаниях, вытекающих из его служебного положения, договора и пр. Это означает, что при мошенничестве передача только внешне кажется законной, оставаясь противоправной по существу, поскольку сделка, оформляющая указанную передачу, является ничтожной по причине того, что она страдает пороком воли, тогда как при присвоении передача имущества (а стало быть, и само владение им) носит законный характер не только по форме, но и по содержанию. При мошенничестве умысел на завладение чужим имуществом возникает до его передачи, а при присвоении умысел у виновного возникает уже в тот момент, когда имущество находится у него на законных основаниях, когда он получил его в силу трудовых отношений. Поэтому при мошенничестве с использованием своего служебного положения виновный завладевает чужим имуществом, заранее зная, что он не выполнит своих обязательств перед собственником51.  

 В литературе приводится следующий пример, помогающий увидеть различия между присвоением и мошенничеством.

Некая фирма, возглавляемая Б., заключила с гражданами договоры о продаже им автомашин на условиях предоплаты. Однако, получив деньги, Б. решил купить на них себе домик в Лондоне.

Поскольку было доказано, что уже в момент получения денег Б. не собирался исполнять договорные обязательства, его действия правильно расценены в качестве мошеннического изъятия средств граждан, переданных ему в качестве предоплаты за машины.

 Если же по делу не собрано доказательств того, что деньги граждан Б. изначально собирался тратить на себя, но установлено, что лишь после их получения он решил распорядиться предоплатой таким образом, его действия образуют присвоение или растрату имущества своей фирмы, которая будет нести гражданско-правовую ответственность перед потерпевшими гражданами. Таким образом, мошенник - это лицо, которое заранее знало, что обратит полученное имущество в свою пользу, не выполнив принятых обязательств, подтверждением чему служит их заведомая необоснованность. Присвоение же предполагает, что умысел на хищение возникает у виновного на стадии фактического распоряжения полученным имуществом, т.е. после того, как ему были вверены материальные ценности и он хотя бы некоторое время владел ими на законном основании, не имея намерения распорядиться ими противозаконным образом52.

Также могут различаться полномочия, которые передаются виновному лицу. При мошенничестве имущество может передаваться преступнику в собственность, при присвоении и растрате передача собственности или права собственности на имущество материально ответственному лицу в принципе невозможна. Имущество ему передается для распоряжения, управления, доставки или хранения.

Мошенничество следует отличать от насильственного грабежа и разбоя. Необходимость в разграничении возникает в том случае, если потерпевший сам, своими руками передает при грабеже и разбое принадлежащее ему имущество. Но при мошенничестве виновный убеждает потерпевшего в правомерности своих имущественных притязаний и поэтому потерпевший добровольно с осознанием законности, правомерности своих и чужих действий передает имущество виновному.

При грабеже и разбое  передача имущества происходит вынужденно, с осознанием потерпевшим неправомерности как своих, так и чужих действий. Различаются данные преступления и по характеру насилия. Обман - это так называемое информационное насилие. При грабеже и разбое насилие носит неинформационный характер.

Разграничение вымогательства и мошенничества проводится главным образом по признакам объективной стороны. Вымогательство законодателем не отнесено к хищениям, в его объективную сторону входит требование о передаче имущества, права на имущество, совершении действий имущественного характера, подкрепленное одной из четырех возможных видов угроз. Состав вымогательства - усеченный. Обман в вымогательстве, как правило, не используется, а если и используется, то, например, для облегчения получения контакта с потерпевшим (для того, чтобы проникнуть в его квартиру) и т.д. В мошенничестве, напротив, невозможны угрозы для того, чтобы воздействовать на лицо в плане передачи виновному имущества, и обязателен обман или злоупотребление доверием1.

Наиболее тесно мошенничество соприкасается с составом преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ, - причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. По способам совершения (обман или злоупотребление доверием) оно имеет большое сходство с мошенничеством, но отличается от него другим механизмом извлечения незаконной имущественной выгоды. Мошенничество, как и другие формы хищения, характеризуется тем, что в результате противоправных действий виновного (незаконное изъятие и обращение в свою пользу) чужое имущество переходит в его владение, т.е. за счет незаконного изъятия из наличного фонда того или иного собственника происходит уменьшение наличной массы этого имущества. Способы совершения рассматриваемого преступления - обман или злоупотребление доверием - имеют то же фактическое содержание, что и при мошенничестве. Поэтому все, что касается понятий «обман» и «злоупотребление доверием» при анализе мошенничества, справедливо и для данного состава.

    Однако незаконную наживу виновный извлекает не за счет имущества, находящегося в наличных фондах собственника, а путем противоправного изъятия имущества, которое еще не поступило, но в соответствии с законом, иным нормативным актом или договором должно поступить в эти фонды. Таким образом, при мошенничестве ущерб заключается в прямых убытках, в уменьшении наличной массы имеющегося имущества, а при причинении ущерба путем обмана или злоупотребления доверием он означает неполучение должного - упущенную выгоду. Состав преступления, предусмотренного ст. 165 УК, также является материальным, а предметом преступления по сравнению с мошенничеством же является только имущество, а не право на него. Важной чертой, отличающей его от предмета преступлений при хищениях, является то, что на момент совершения деяния оно еще не поступило во владение собственника, но должно было поступить, если бы виновный не совершил причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения54.

Различна в сопоставляемых преступлениях и субъективная направленность обмана и злоупотребления доверием: при мошенничестве они служат средством незаконного и безвозмездного завладения чужим имуществом, а при совершении преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ, - средством незаконного удержания у себя имущества, подлежащего передаче лицу, имеющему право на это имущество, благодаря чему виновный не только причиняет имущественный ущерб собственнику или владельцу, но и извлекает определенную имущественную выгоду для себя или для других лиц.

Следовательно, основное отличие между рассматриваемыми составами преступления заключается в механизме извлечения виновным незаконной имущественной выгоды.

Аналогичные разъяснения содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ. Высший судебный орган страны указывает, что от мошенничества следует отличать причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (статья 165 УК РФ). В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или пользу других лиц.

При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 УК РФ, суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.

 При отграничении мошенничества и незаконного получения кредита следует учитывать, что предметом мошенничества является чужое имущество или право на имущество, а предметом кредитного преступления, предусмотренного ст. 176 УК, - кредит либо льготные условия кредитования1.

 При мошенничестве обман или злоупотребление доверием служат средством изъятия имущества в свою собственность или собственность других лиц. При незаконном получении кредита (на момент заключения сделки) цель обращения денежных средств в свою пользу не преследуется, так как виновный рассчитывает на временное пользование полученными обманным путем деньгами или другим имуществом. В намерение заемщика входит возврат незаконно полученных кредитных средств.

 Основное разграничение мошенничества и незаконного получения кредита следует проводить по субъективной стороне. Если лицо еще до получения кредита, представляя фальсифицированные документы в банк или иному кредитору, собиралось присвоить выделенные средства, что в результате и сделало, имеет место хищение в форме мошенничества. Если лицо не преследовало такой цели первоначально, но не смогло в силу объективных и субъективных причин вернуть кредитные средства, мошенничество отсутствует, т.е. содеянное должно квалифицироваться по ст. 176 УК РФ, при наличии других необходимых признаков.

 При мошенничестве обман или злоупотребление доверием служат средством изъятия имущества в свою собственность или собственность других лиц. При незаконном получении кредита (на момент заключения сделки) цель обращения денежных средств в свою пользу не преследуется, так как виновный рассчитывает на временное пользование полученными обманным путем деньгами или другим имуществом. В намерение заемщика входит возврат незаконно полученных кредитных средств56.

 В случаях, квалифицируемых по ст. 176 УК РФ, для получения кредитных средств используется, например, поддельная банковская гарантия, в соответствии с которой банк выдает необеспеченный кредит. Руководитель организации, получившей такой кредит, нередко допускает с большой долей вероятности, что взятый кредит не будет возвращен. В таком случае при невозвращении заемных средств налицо причинение ущерба, которое является безвозмездным корыстным завладением, совершенным путем обмана. В подобной ситуации препятствием для квалификации указанных действий как хищения является невозможность определения прямого умысла на совершение мошенничества у совершившего деяние лица.

     Мошенничество нередко имеет точки соприкосновения с преступлениями, предусмотренными ст. 186  УК РФ, которые устанавливают ответственность за так называемое фальшивомонетничество. Преступные посягательства, направленные на подделку денег, в результате которых эти денежные знаки какое-то время могут находиться в обращении, следует квалифицировать как фальшивомонетничество. В этой связи нельзя не учитывать в рамках рассматриваемого объективного критерия значимость поддельных денег для денежного обращения в государстве (в частности, это касается случаев, когда осуществляется изготовление поддельных денег, изъятых из оборота). По данному поводу Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007) разъясняет, что изготовление с целью сбыта и сбыт денежных знаков, изъятых из обращения (монеты старой чеканки, советские деньги, отмененные денежными реформами, и тому подобное) и имеющих лишь коллекционную ценность, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, и должны, при наличии к тому оснований, квалифицироваться как мошенничество1.

    Сказанное означает, что изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег (например, царских золотых червонцев), не имеющих хождения на момент совершения данного деяния, не охватывается составом фальшивомонетничества, поскольку указанными действиями не причиняется вред денежному обращению и соответственно не нарушаются общественные отношения, поставленные законом под защиту. Вместе с тем, если предметом подделки являются денежные знаки, вышедшие из обращения, например золотые монеты дореволюционной чеканки, то в данном случае объектом преступления будут отношения собственности, и указанные действия неспособны подорвать экономику страны, так как поддельные золотые не участвуют в денежном обращении современного российского государства.

Так, предметом состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, являются поддельные денежные знаки: низкого качества, рассчитанные на грубый обман ограниченного числа лиц, причем качество таких подделок можно выявить визуально без особых трудностей. В свою очередь, поддельные деньги, которые имеют существенное сходство с находящимися в обращении подлинными денежными знаками, и определение их подлинности представляет значительные трудности, следует рассматривать как фальшивомонетничество. Фальшивомонетничество является разновидностью уголовно наказуемого обмана. Поскольку действия при изготовлении, хранении, перевозке с целью сбыта или сбыте поддельных денег выражаются именно в обмане действиями, направленными на воспроизводство денежных знаков, которые имеют существенное сходство с подлинными деньгами, тем самым эти незаконные действия разграничивают фальшивомонетничество от состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ. Следует отметить, что на практике довольно часто возникают трудности в квалификации действий, связанных с частичной подделкой денежных знаков. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг» состав преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, образует как изготовление полностью поддельных денег, так и их частичная подделка.

С учетом результатов проведенных исследований судебной практики необходимо квалифицировать как мошенничество:

- действия, направленные на увеличение номинала денежной купюры методом аппликации - наклеивания цифр на подлинную денежную купюру меньшего номинала;

- действия, состоящие в изменении номинала денежных купюр путем смывания краски с подлинной купюры меньшего номинала и последующего нанесения с помощью копировального аппарата обозначения номинала большего достоинства;

- действия, направленные на придание частям подлинной купюры вида целого и выражающиеся в монтаже из двух или нескольких денежных купюр.

Основания разграничения преступлений, связанных с изготовлением, хранением, перевозкой в целях сбыта или сбытом поддельных денег, и мошенничества раскрываются через субъективный критерий - направленность преступного умысла. При совершении деяния, предусмотренного ст. 159 УК РФ, умысел преступника направлен на обман потерпевшего с целью облегчить совершение хищения имущества58.

Таким образом, если сбыт под видом подлинных денежных знаков, которые ввиду их грубой и примитивной подделки не могли попасть в обращение, и были рассчитан на обман отдельных граждан, то это действие должно квалифицироваться как  оконченное мошенничество. Напротив, если установлено, что лицом были изготовлены или сбывались поддельные денежные знаки, обнаружение подделки которых в обычных условиях было затруднительным или вовсе исключалось, то налицо фальшивомонетничество.

Качество изготовления поддельных денег является объективным критерием при разграничении общественно опасного деяния, связанного с изготовлением в целях сбыта или сбытом поддельных денег, и мошенничества. Как разъясняет Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг», для решения вопроса о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, необходимо установить, имеют ли денежные купюры или металлические монеты существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками.

 Главное разграничение заключается в элементах объективной и субъективной стороны. Ни по одному из составов, связанных с банкротством, виновный не может преследовать в качестве цели своих действий безвозмездное присвоение имущества. Признаки хищения в названных составах отсутствуют. При их наличии содеянное должно квалифицироваться дополнительно как хищение.

 Существенное отличие преступлений, связанных с банкротством, от мошенничества состоит в том, что они причиняют ущерб не отношениям собственности, а общественным отношениям, возникающим в связи с осуществлением основанной на законе предпринимательской деятельности и обеспечивающим охрану законных интересов кредиторов1.

 Поэтому если в мошенничестве ущерб, как правило, наносится имуществу потерпевшего, то в рассматриваемых преступлениях, связанных с банкротством, он причиняется не столько самому имуществу, сколько различным правам и интересам, связанным с имуществом.

Следовательно, ущерб в этом случае складывается не только из стоимости имущества, но и других потерь, причиненных в результате неправомерных действий банкрота (упущенных процентов от использования денежных средств, потерянных долей кредиторов из конкурсной массы, уменьшения налоговой базы, снижения валового национального продукта и т.д.).

 Основное разграничение мошенничества и незаконного получения кредита следует проводить по направленности умысла и время его возникновения. субъективной стороне. При этом мошенничество налицо тогда, когда при представлении заведомо ложных сведений указанного содержания, т. е. до получения кредита, умысел виновного направлен на хищение имущества, составляющего кредит.

 Уголовная ответственность за изготовление, хранение, перевохку в целях сбыта или сбыт поддельных денег или ценных бумаг наступает только в случае подделки де нежных знаков, находящихся в данный момент в обращении и являющихся законным платежным денежным средством в том или ином государстве или группе государств. В том случае, если подделываются денежные знаки, изъятые из оборота, не являющиеся платежными средствами, действия квалифицируются как мошенничество.

Существенное отличие преступлений, связанных с банкротством, от мошенничества состоит в том, что они причиняют ущерб не отношениям собственности, а общественным отношениям, возникающим в связи с осуществлением основанной на законе предпринимательской деятельности и обеспечивающим охрану законных интересов кредиторов.

Таким образом, можно сделать вывод, что при отграничении мошенничества от преступлений против собственности трудности могут возникнуть при отграничении мошенничества от присвоения и растраты, особенно если мошенничество совершено лицом с использованием своего служебного положения. При мошенничестве потерпевший передает имущество под влиянием обмана или злоупотребления доверием, тогда как при присвоении оно передается виновному на законных основаниях, вытекающих из его служебного положения, договора и пр. При мошенничестве умысел на завладение чужим имуществом возникает до его передачи, а при присвоении - после того, как имущество передано на законных основаниях. Трудности могут возникнуть при ограничении мошенничества от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, но при мошенничестве ущерб заключается в прямых убытках, уменьшении имеющегося имущества, а при ст.165 УК РФ ущерб заключается в неполучении должного, упущенную выгоду. Обман при мошенничестве служит средством завладения имущества, а при ст.165 УК РФ – средством удержания имущества у виновного

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 Мошенничество – это форма хищения, получившая весьма широкое  распространение в условиях рыночной экономики и свободы предпринимательской деятельности. И, прежде всего, это связано с появлением новых его видов, ранее не известных российскому уголовному праву. В связи с принятием нового Уголовного кодекса, нововведения коснулись и состава мошенничества. Все эти вопросы  еще требуют тщательного изучения и дальнейшего осмысления. 

По итогам выпускной квалификационной работы можно сделать следующие выводы:

Анализ  объективной стороны мошенничества показал, что  этот элемент характеризуется  указанием на два конкретных способа завладения чужим имуществом – обман или злоупотребление доверием. В этом заключается особенность мошенничества. Мошенник делает ставку на то, что под влиянием обмана или злоупотребления доверием  потерпевший сам передаст ему свое имущество. Вместе с тем обман и злоупотребление доверием как способы совершения мошенничества, настолько тесно между собой связаны, что в большинстве случаев провести между ними более или менее четкую грань достаточно  сложно.

Этот вид хищения  сопровождается сложными психическими  элементами,  в частности с такими категориями, как наличие воли потерпевшего на отчуждение принадлежащего ему имущества, изощренный ум и хитрость преступника. В работе мною отмечено, что по этой же  причине вызывает большие проблемы у правоприменителей установление умысла мошенника, вследствие чего весьма часто мошенники остаются безнаказанными и на сегодняшний день это является весьма серьезной проблемой для российского уголовного права,  для устранения которой необходимо приложить максимум усилий,  как законодателей, так и правоприменителей.           

На основании анализа оснований и условий отграничения состава мошенничества от иных смежных составов, можно сделать  вывод о том, что отграничение мошенничества от иных составов преступлений имеет огромное практическое значение для  деятельности правоприменителя и позволяет избежать ошибок в квалификации  действий преступников. Основания и условия отграничения также различны, но однозначно оно (отграничение) проводится по элементам состава преступления. Вместе с тем, сложность состава мошенничества, а именно его субъективной стороны,  влечет большие затруднение для  правоприменения.

Существует достаточно большое количество составов преступлений, смежных с составом мошенничества.  Одним из важнейших отличий, позволяющих правоприменителям отграничивать состав мошенничества от смежных составов является направленность умысла и время его возникновения. Кроме того, по ряду составов главным отличительным признаком является объект преступления.  Во избежание ошибок квалификации при рассмотрении дел о мошенничестве, Верховный Суд Российской Федерации проводит анализ подобной практики и дает необходимые разъяснения нижестоящим судам по применению уголовного закона, регламентирующего ответственность за мошенничество.

В заключение необходимо отметить, что в силу опасности мошенничества, борьба с ним  - является одной из важнейших задач  законодательных и правоохранительных органов, для выполнения которой должны быть мобилизованы все правовые ресурсы нашего государства. Только по выполнении этой задачи можно будет говорить о действительной реализации положений Конституции Российской Федерации о защите всех форм собственности и охране права частной собственности.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Законодательно-нормативные документы

1 Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (ред. от 30декабря 2008 г.) // Российская газета от 25 декабря 1993 г. — № 237.

  1.  Всеобщая декларация прав человека: Принята 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН // Российская газета - 10 декабря 1998.
  2.  Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 29.11.2012. - № 207-ФЗ.
  3.  Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 5 апреля 2012 г.) // Собрание законодательства РФ от 17 июня 1996 г. — № 25. — Ст. 2954.
  4.  Уголовно-исполнительный Кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1 (ред. от 5 апреля 2012 г.)  // Собрание законодательства РФ от 13 января 1997 г. — № 2. — 198.
  5.  Уголовно-процессуальный Кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 5 апреля 2013 г.) // Российская газета от 22 декабря 2001 г. — № 249.  

  1.  О судебной практике по делам, о преступлениях против личной собственности. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 05 сентября 1986г.// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М.: СПАРК, 1997. –525с.
  2.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 N 2. «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг» в ред. от 06.02.2007 г.// Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №6.
  3.  Постановление Пленума Верховного суда РФ от 10 февраля 2000г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» // Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2000. -№ 4. - С.8
  4.  Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» в ред. от 06.02.2007 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2003. №2.
  5.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Бюллетень Верховного суда РФ.-2007.- № 12. – С.6-7

  1.  Безверхов, А.В. Некоторые вопросы квалификации  мошенничества./ А.В. Безверхов// Уголовное право. - 2008. - № 2.- С. 21.
  2.  Бакрадзе, А.А. Злоупотребление доверием как способ совершения мошенничества./ А.А. Бакладзе// Российский следователь. - 2008. - № 24. – С. 35.
  3.  Бакрадзе, А.А. Проблемы отграничения присвоения и растраты от смежных преступлений/ А.А. Бакладзе//Российский следователь. - 2009. - №11.- С.36ю
  4.  Бакрадзе, А.А. Отличие мошенничества от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием/ А.А. Бакладзе// Российский следователь. 2009. № 1. – С.27.
  5.  Батурин, Ю.М. Проблемы компьютерного права/ Ю.М. Батурин. - М.: «Юрист», 2001. - 346с.
  6.  Белокуров, А.Г. Уголовно-правовая оценка обманной деятельности./ А.Г. Белокуров//Уголовное право, 2005. № 5.
  7.  Брилиантов, Г.Д. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) -  М.: Проспект, 2010.- 960 с.
  8.  Борзенков, Г.Н. Советское уголовное право. Общая и Особенная части/Г.Н. Борзенков. -  М.: Изд-во «НОРМА», 1962. - 550 с.
  9.  Борзенков, Г.Н. Разграничение обмана и злоупотребления доверием/ Г.Н. Борзенков// Уголовное право. - 2008. - № 5.
  10.  Вайз Э. М. Преступления, связанные  с использованием компьютера, и другие преступления в области информационной технологии в Соединенных Штатах/ Э.М. Вайз. -М.: Норма, 1998. –549с.
  11.  Владимиров, В.П. Квалификация похищений чужого имущества/ В.П. Владимиров. - М.: Наука, 1994. –412 с.
  12.  Вехов, В.Б. Компьютерные преступления: Способы совершения и раскрытия/ В.Б. Вехов. -М.: Статут, 2006. – 347 с.
  13.  Владимиров, В.А. Ответственность за корыстные посягательства на государственную собственность/ В.А. Владимиров. - М.: Юридическая литература, 2006. - 378 с.
  14.  Волженкин, Б.В. Уголовное право России. Часть особенная/ Б.В. Волжекин. - М.: Изд-во Волтерс Клувер, 2004. - 540 с.
  15.  Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила)  – М.: Изд – во академии МВД СССР, 1991. - 351 с.
  16.  Голубов, И.И. Мошенничество и правонарушения гражданско-правового характера/ И.И. Голубов // Законность. - 1995. - №7.
  17.  Гребенкин, Ф.Б. Уголовно-правовое значение психического насилия в преступлениях против собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004.
  18.  Егоров, Н.Д. Гражданское право/ Н.Д. Егоров. - М.: Проспект, 2004. - 740 с.
  19.  Журавлев, М.В. Актуальные вопросы судебной практики по уголовным делам о мошенничестве/М.В. Журавлев// Уголовное право. - 2008. - № 3.
  20.  Иногамова-Хегай, Л.В. Уголовное право РФ. Особенная часть/ Л.В. Иногамова-Хегай – М.: ИНФРА-М, 2009. - 800 с.
  21.  Кадников, Н.Г. Уголовное право. Общая и Особенная части: учебник для вузов/ Н.Г. Кадников.- М.: Гордец, 2006. - 596 с.
  22.  Козаченко, И.Я. Уголовное право. Особенная часть/ И.Я. Козаченко. -М.: Изд-во «Норма», 2008. - 1008 с.
  23.  Колоколов, Н.С. Ростовщичество «под крышей» государства/Н.С. Колоколов// Юрист. - 2001. - № 5.
  24.  Колосова, В.Н. Психическое насилие в форме противоправного воздействия как способ совершения мошенничества/В.Н. Колосова// Российская юстиция. - 2008. - №5.
  25.  Кузнецова, Н.Ф. Преступление и наказание. Комментарий к проекту УК России. М., 1993. - 241 с.
  26.  Куринов, Б.И. О некоторых научно–правовых аспектах криминологической характеристики мошенничества/Б.И. Куринов// Государство и право. -2005. - № 12.  
  27.  Лебедев, В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) – М.: «Юрайт-Издат», 2007. - 480 с.
  28.  Литвинов, В.И. Корыстные посягательства на личную собственность и их предупреждение/ В.И. Литвинов. - Минск: изд-во Минского ун-та, 2000. - 310 с.
  29.  Лимонов, В.Н. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений/В.Н. Лимонов// Законность. - 2008. - №3. - С.35-42.
  30.  Лопашенко, Н.А. Преступления против собственности/ Н.А. Лопашенко. - М.; Изд-во «Норма», 2005. – 538 с.
  31.  Лунин Н.Н., Петухов Б.В. Проблемы квалификации преступных деяний: отграничение мошенничества от смежных составов преступлений и иных правонарушений/ Н.Н. Лунин // Адвокатская практика. 2004. - № 2. - С.22-24
  32.  Лунин Н.Н., Петухов Б.В. К вопросу о понятии мошенничества / Н.Н. Лунин// Юрист. 2004. - № 3. - С.62-64
  33.  Михаль, О.А. Сложности квалификации мошенничества/О.А. Михаль   //Уголовное право. - 2007. - № 6.
  34.  Наумов, А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование/А.В. Наумов. – М.: Волтерс Клувер, 2005.- 470 с.
  35.  Наумов, А.В. Современное уголовное право. Общая и особенная части: Учебник/А.В. Наумов. - М.: Илекса, 2007.- 354 с.
  36.  Никифоров, Б.С. Борьба с мошенническими посягательствами на социалистическую и личную собственность по советскому уголовному праву/Б.С. Никифоров. - М.: Изд-во «Норма», 2002. – 478 с.
  37.  Пономарева, Н.С. Проблемные вопросы уголовно-правовой квалификации фальшивомонетничества/Н.С. Пономарев// Российский следователь. - 2007. - № 2.
  38.  Суслина, Е.В. Ответственность за мошенничество по Уголовному кодексу Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007.
  39.  Сухарёв, А.Я. Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации: криминологический и уголовно-правовой справочник/ А.Я. Сухарёв. – М.: Экзамен, 2007. - 380 с.
  40.  Скляров, С.К. Уголовная ответственность за хищение недвижимого имущества/С.К. Скляров// Российская юстиция. - 2001. - №6. - С.45-56.
  41.  Третьяк, М.В. Субъективная сторона преступлений против собственности, предусмотренных статьями 158-165 УК РФ/М.В. Третьяк //Уголовное право. - 2005. - № 5.
  42.  Уголовное право. Особенная часть. Учебник. / Под ред. И.Я.Казаченко, З.А. Незнамовой. – М.: БЕК, 1997. - 650с.
  43.  Успенский, А.Е. О недостатках определений некоторых форм хищения в новом УК/А.Е. Успенский// Законность. - 2000. - № 2.
  44.  Чащина, Л.П. Ошибки квалификации при рассмотрении дел о мошенничестве/Л.П. Чащина // Российская юстиция.- 2006.- №10. -С.50-54.
  45.  Шейнов, В.П. Психология обмана и мошенничества/ В.П. Шейнов. - М.: ACT, 2002. - 374 с.
  46.  Щепалов С.П. Мошенничество – это умышленное причинение имущественного ущерба // Российская юстиция.2003.№ 1.
  47.  Чучаев, А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ИНФРА-М, 2009. - 542 с.
  48.  Юрин, В.А. Как установить умысел мошенника/В.А. Юрин//Российская юстиция. - 2002. - №9.- С.58-64.
  49.  Яни, П.И. Постановление Пленума Верховного Суда о квалификации мошенничества, присвоения и растраты: объективная сторона преступления/П.И. Яни//Законность. - 2008. - № 4.

1 Вехов, В.Б. Компьютерные преступления: Способы совершения и раскрытия / В.Б. Верхов.- М.: Изд-во «Норма», 2000. – С.52.

1 Батурин, Ю.М. Проблемы компьютерного права / Ю.М. Батурин.  – М.: Изд-во «Норма», 2001. – С. 154.

1 Вайз, Э.М. Преступления, связанные с использованием компьютера, и другие преступления в области информационной технологии в Соединенных Штатах / Э.М. Вайз.  – М.: Изд-во «Юрайт-Издат», 2008. – С.8.

1 Решетников, Ф.М. Буржуазное уголовное право – орудие защиты частной собственности / Ф.М. Решетов. – М.: Изд-во «Норма», 2002. – С.34.

1 Козаченко, И.Я. Уголовное право. Особенная часть / И.Я. Козаченко. -  М.: Изд-во «Норма», 2008. - С.209.

6 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 27.12.2009, с изм. от 08.06.2010) [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.

1 Егоров, Н.Д. Гражданское право / Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев. - М.: «Проспект», 2004. - С.255.

2 Иногамова-Хегай, Л.В. Уголовное право РФ. Особенная часть / Л.В. Иногамова-Хегай, А.И. Рарог. – М.: «ИНФРА-М», 2009. -  С.188.

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» в ред. от 06.02.2007 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2003. - №2.

10 Федеральный закон от 29.11.2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ» от 29 ноября 2012 г. - № 207.

  1 Брилиантов, Г.Д. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Г.Д. Брилиантов, Г.Д. Долженкова.  -  М.: Изд-во «Проспект», 2010. -  С. 258.

          2  Гаухман, Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила)  / Гаухман Л.Д. – М.: Изд-во «Академии МВД СССР», 1991. -  С. 30.

          3   Кадников, Н.Г. Уголовное право. Общая и Особенная части / Н.Г. Кадников. - М.: Изд-во «Гордец», 2006. -  С.56.

14     Уголовный кодекс Российской Федерации. – М.: Издательство «Омега-Л», 2012. - 192с.

1 Козаченко, И.Я., Новоселов, Г.П. Уголовное право. Особенная часть / И.Я Козаченко, Г.П. Новоселов. – М.: Изд-во «Норма», 2008. -  С.224.

2 Иногамова-Хегай, Л.В., Рарог, А.И. Указ. соч. -  С.188.

1 Козаченко, И.Я. Указ. соч. -  С.246.

       1 Шейнов, В.П. Психология обмана и мошенничества / В.П. Шейнов. - М.: ACT, 2002. - С. 62.

        1 Гребенкин, Ф.Б. Уголовно-правовое значение психического насилия в преступлениях против собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. Наук /  Ф.Б, Гребенкин. - М., 2004. - С. 8.

      1 БВС РФ. 2007. - № 5.-  С. 24 - 25.

      1  Лопашенко, Н.А. Преступления против собственности / Н.А. Лопашенко. - М.- Изд-во «Норма», 2005. - С. 252 - 259.


   2   Козаченко, И.Я. Уголовное право. Особенная часть: учебник / И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов. – М.: Изд-во «Норма», 2007. - С.224.

      3 Наумов, А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / А.В. Наумов. – М.: Волтерс Клувер, 2005.-  С. 407.

     1  Владимиров, В.А. Ответственность за корыстные посягательства на государственную собственность / В.А. Влвдимиров. - М.: Юридическая литература, 2006. - С. 201.


     2   Гуев, А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу для предпринимателей / А.Н. Гуев. - М.: Экзамен, 2006. - С. 235.

    1 Владимиров, В.А. Ответственность за корыстные посягательства на государственную собственность / В.А. Владимиров. - М.: Юридическая литература, 2006. - С. 201.


    2  Щепалов, С. А. Мошенничество – это умышленное причинение имущественного ущерба / С.А. Щепалов // Российская юстиция. - 2003.- № 1. - С.45.

     1  Литвинов, В.И. Корыстные посягательства на личную собственность и их предупреждение /  В.И. Литвинов. – Минск: Изд-во Минского ун-та, 2000. – С. 109.

     2 Колоколов, Н.С. Ростовщичество «под крышей» государства / Н.С. Колоков // Юрист. - 2001. - № 5. - С.22.

      1  Лопашенко, Н.А. Преступления против собственности / Н.А. Лопашенко. - М.: Изд-во «Норма», 2005. - С.252

      1  Журавлев, М.В., Актуальные вопросы судебной практики по уголовным делам о мошенничестве / М.В. Журавлев // Уголовное право. - 2008. - № 3. - С.14.

      2 Третьяк, М.В. Субъективная сторона преступлений против собственности, предусмотренных статьями 158-165 УК РФ / М.В. Третьяк // Уголовное право. - 2005. - № 5. - С.54.

      1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2006. - № 5. - С.25.

     1 Наумов, А.В. Современное уголовное право. Общая и особенная части: Учебник / А.В. Наумов. - М.: Изд-во «Илекса», 2007. - С. 194.

      1 Белокуров, А.Г. Уголовно-правовая оценка обманной деятельности / А.Г. Белокуров, В.П. Андреев // Уголовное право. - 2005. - № 5. - С.61.

      1 Куринов, Б.И. О некоторых научно–правовых аспектах криминологической характеристики мошенничества / Б.И. Куринов // Государство и право. - 2005. - № 12. - С.17.

36 Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». - 29.11.2012. -  № 207.

     1 Бакрадзе, А.А.  Злоупотребление доверием как способ совершения мошенничества / А.А. Бакрадзе // Российский следователь. - 2008. - № 24. - С.36

1 Лебедев, В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / В.М. Лебедев. – М.: «Юрайт-Издат», 2007. - С.154.

     1 Борзенков, Г.Н. Разграничение обмана и злоупотребления доверием / Г.Н. Борзенков // Уголовное право. -  2008. -  № 5. -  С.47.

     2 Безверхов, А.В. Некоторые вопросы квалификации мошенничества / А.В. Безверхов // Уголовное право. - 2008. -  № 2. - С.21.

1  Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. - № 2.

     1 Голубов, И.И. Мошенничество и правонарушения гражданско-правового характера / И.И. Голубов // Законность. - 2005. -  № 7. - С. 42.

43     Яни, П.С. Постановление Пленума Верховного Суда о квалификации мошенничества, присвоения и растраты: объективная сторона преступления / П.С. Яни // Законность. - 2008. - № 4. – С. 25.

      2 Цит. по : Советское уголовное право. Общая и Особенная части /  Г.Н. Борзенков. - М.: Изд-во «Юристъ», 1992. - С. 259.

      3 Цит. по: Борьба с мошенническими посягательствами на социалистическую и личную собственность по советскому уголовному праву / Б.С. Никифоров. - М., 1992. - С. 156.

      1 Борзенков, Г.Н. Разграничение обмана и злоупотребления доверием / Г.Н. Борзенков // Уголовное право. – 2008. - № 5. - С.48.

2  Кузнецова, Н.Ф. Преступление и наказание. Комментарий к проекту УК России / Н.Ф. кузнецова. - М., 1993. - С. 145.

     1 Михаль, О.А. Сложности квалификации мошенничества / О.А. Михаль // Уголовное право. – 2007. -  № 6. - С.24.

     2 Суслина, Е.В. Ответственность за мошенничество по Уголовному кодексу Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007. - С. 83.

      1 Козаченко, И.Я. Уголовное право. Особенная часть: учебник  / И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов. – М.: Норма, 2009. - С.247.

51 Лунин,  Н.Н. Квалификации преступных деяний: отграничение мошенничества от смежных составов преступлений и иных правонарушений / Н.Н. Лунин // Адвокатская практика. - 2004. - № 2. - С. 22-24

52     Бакрадзе, А.А. Проблемы отграничения присвоения и растраты от смежных преступлений / А.А. Бакрадзе // Российский следователь. - 2009. - № 11. - С.36.

     1 Козаченко И.Я. Указ. соч. - С.248.

54     Волженкин, Б.В. Кругликова Л.Л. Уголовное право России. Часть особенная: учебник для вузов / Б.В. Волженкин, Л.Л. Кругликова. -  2-е изд., перераб. и доп.- М.: Волтерс Клувер, 2004. -  С.154.

     1 Бакрадзе, А.А. Отличие мошенничества от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием / А.А. Бакрадзе // Российский следователь. - 2009. - № 1. - С.25.

56 Лунин, Н.Н. К вопросу о понятии мошенничества / Н.Н. Лузин // Юрист. - 2004. - № 3. - С.62-64.

      1 Векленко, С.А., Гудков, С.С.  Отграничение незаконного получения кредита (ст. 176 УК РФ) от смежных преступлений /С.А. Векленко, С.С. Гудков // Уголовное право. - 2007. -№3. - С.14.

58 Ветров, Н.И. Уголовное  право. Общая  и  особенная часть / Н.И. Ветров. – М.: Изд-во «Норма», 2009. – С. 156.

      1 Пономарева, Н.С. Проблемные вопросы уголовно-правовой квалификации фальшивомонетничества / Н.С Пономарева // Российский следователь. - 2007. - № 2. - С.27.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

14724. Схемы алгоритмов 76 KB
  Контрольная работа. Схемы алгоритмов Цель работы Целью работы является практическое изучение процесса спецификации алгоритмов с помощью схем. Содержание отчета Итоговым документом выполнения контрольной работы является отчет состоящий из следующих пунктов. ...
14725. Определение ускорения свободного падения с помощью оборотного маятника 48 KB
  отчёт по лабораторной работе № 20 Определение ускорения свободного падения с помощью оборотного маятника Расчетная формула. 4πL₀ T где L₀ – приведенная длина оборотного маятника; T период колебаний маятника. Эскиз установки. ...
14726. Анализ дискретной математической модели непрерывного динамического объекта 463.34 KB
  Лабораторная работа №4 Анализ дискретной математической модели непрерывного динамического объекта Цели работы: выполнить анализ заданного непрерывного объекта; выбрать несколько периодов квантования объекта; получить дискретные ММ непрерывного объект
14727. Синтез и исследование динамических наблюдателей состояния линейных объектов управления 224.99 KB
  4 Лабораторная работа №3 Синтез и исследование динамических наблюдателей состояния линейных объектов управления Цель работы: ознакомление с современными методами наблюдения состояния технических объектов в системах управления синтеза соответству...
14728. Исследование эквивалентных преобразований математических моделей динамических систем в пространстве состояний 36.36 KB
  4 Лабораторная работа №2 Исследование эквивалентных преобразований математических моделей динамических систем в пространстве состояний Цели работы: исследовать управляемость и наблюдаемость системы; привести ММ управляемой ДС к основной норм
14729. Анализ и планирование показателей рецептуры в Сети аптек «Винницкая городская аптека» 527.5 KB
  Руководство отделами осуществляют заведующие отделами и их заместители. В штате РПО предусмотрены должности провизоров и фармацевтов. Провизоры выделяются для приема рецептов на лекарства индивидуального изготовления и ГЛС, осуществления контроля качества приготовляемых лекарств
14730. Ознакомительная работа в среде MuLisp. Базовые функции Лиспа. Символы, свойства символов. Средства языка для работы с числами 76 KB
  Лабораторная работа № 1. Тема: Ознакомительная работа в среде MuLisp. Базовые функции Лиспа. Символы свойства символов. Средства языка для работы с числами. Цель: Ознакомиться со средой MuLisp. Изучить базовые функции Лиспа символы и их свойства а также средства для работы с...
14731. Определение функций. Функции ввода-вывода. Вычисления, изменяющие структуру 53 KB
  Лабораторная работа №2. Тема: Определение функций. Функции вводавывода. Вычисления изменяющие структуру. Цель: Получить навыки в написании функций. Изучить функции вводавывода. Функции определяемые пользователем. Функция ввода. Функции вывода. Вы...