38817

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ СДЕЛОК КАК СРЕДСТВ ИНДИВИДУАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

ЕГОРОВ ПРАВОВОЙ РЕЖИМ СДЕЛОК КАК СРЕДСТВ ИНДИВИДУАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НОВОСИБИРСК НАУКА 2004 Ответственный редактор доктор юридических наук профессор Т. Е30 Правовой режим сделок как средств индивидуального регулирования. Раскрывающий содержание метода гражданского права анализ сделок проводится в рамках современных представлений о правовом регулировании и с учетом практики применения сделок в гражданском обороте. Показано становление сделок как правовой категории исследуется юридический состав и функции сделок.

Русский

2013-09-30

2.12 MB

11 чел.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НОВОСИБИРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

Ю.П. ЕГОРОВ

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ СДЕЛОК КАК СРЕДСТВ ИНДИВИДУАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

НОВОСИБИРСК

«НАУКА»

2004

Ответственный редактор доктор юридических наук, профессор \Т.И. Илларионова


УДК 347.1 ББК 67.404 ЕЗО

Рецензенты

доктор юридических наук, профессор Б.М. Гонгало

председатель Арбитражного суда Новосибирской области,

заслуженный юрист РФ Е.В. Полежаева

кандидат юридических наук, доцент Л.П. Чумакова

Утверждено к печати Ученым советом Новосибирского юридического института Томского государственного университета

Егоров Ю.П.

Е30 Правовой режим сделок как средств индивидуального

регулирования. — Новосибирск: Наука, 2004. — 364 с. 15ВИ 5-02-032331-4.

Настоящая книга представляет собой комплексное исследование о сделках как средствах индивидуального регулирования общественных отношений. Раскрывающий содержание метода гражданского права анализ сделок проводится в рамках современных представлений о правовом регулировании и с учетом практики применения сделок в гражданском обороте. Показано становление сделок как правовой категории, исследуется юридический состав и функции сделок. Действительность и недействительность сделок рассматриваются в качестве составных частей их правового режима.

Сформулированные автором выводы и предложения могут быть использованы для дальнейшего исследования теории сделок, в правотворческой и практической деятельности, в учебных целях.

Монография предназначена для ученых-юристов, преподавателей и аспирантов юридических вузов, а также практикующих юристов, круг интересов которых связан с проблемами гражданского права.

УДК 347.1 ББК 67.404

Без объявления © Ю.П. Егоров, 2004

© Оформление. «Наука». Сибирская издательская
18ВМ 5-02-032331-4 Фирма РАН, 2004


ПРЕДИСЛОВИЕ

Процесс становления рыночной экономики требует демократизации права. Реалии сегодняшней жизни свидетельствуют об интенсивном развитии гражданского оборота. В такой ситуации законодатель в целях обеспечения публичных и частных интересов должен более активно совершенствовать правовое опосредование общественных отношений. Достичь желаемого можно не только реформированием нормативно-правового регулирования, но и расширением сферы поднормативного, в том числе индивидуального, регулирования. Для гражданского права это прежде всего означает дальнейшую разработку механизма индивидуального регулирования, опосредуемого сделками.

Значение сделок переоценить трудно. Будучи разнообразными по содержанию, они применяются в различных областях человеческой жизни. Сделками оформляются отношения, связанные с оборотом государственного и муниципального имущества. Широкое распространение они получили в социально-экономической деятельности юридических и физических лиц. Без преувеличения можно утверждать, что сделки являются основными средствами правового регулирования социально-экономических связей.

Теория сделок относится к числу наиболее изученных в цивилистике. Проблемы сделок широко исследовались в отечественной и зарубежной литературе. В XIX и начале XX в. эти вопросы рассматривались, в частности, Е.В. Васьковским, Ю.С. Гамбаровым, Д.Д. Гриммом, Н.Л. Дювернуа, А.С. Кривцовым, Д.И. Мейе-ром, С.А. Муромцевым, СВ. Пахманом, В.М. Хвостовым, И.А. Покровским, Н. Растеряевым, В.И. Синайским, Г.Ф. Шершеневи-чем. В советский и постсоветский периоды нашей истории к ним обращались М.М. Агарков,  С.С. Алексеев, Д.М. Генкин,


4

 Предисловие

О.А. Красавчиков, И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский, Н.В. Рабинович, В.А. Рясенцев, О.Н. Садиков, В.С. Толстой, Ф.С. Хейфец, Б.Б. Черепахин, В.П. Шахматов и многие другие ученые. Среди зарубежных цивилистов, уделявших внимание проблемам сделок, следует назвать В. Ансона, Б. Виндшейда, Е. Годэмэ, Л. Жюллио де ла Морандьера, Р. Саватье, Ф.К. фон Савиньи, Самонда и Вильямса, Л. Эннекцеруса.

Признавая ценность существующих теоретических концепций, нельзя не отметить, что далеко не все аспекты теории сделок в них достаточно разработаны и нашли окончательное разрешение. В традиционной цивилистике учение о сделках в силу ряда объективных и субъективных причин, по сути, сведено к концепции юридических фактов.

До недавнего времени институт сделок вообще не рассматривался в качестве самостоятельного элемента механизма гражданско-правового регулирования. Акцентировалось внимание на выполнении сделками роли исключительно оснований возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей. Если в цивилистике и обращалось внимание на регулятивную функцию сделок, то дальше констатации этого факта, как правило, с позиции регулирующего воздействия на общественные отношения любого юридического факта анализ не проводился. Специфика регулирования общественных отношений именно сделками не выявлялась.

При таком подходе затушевывается природа сделок как средств активной регламентации общественных отношений. В гражданском праве не исследован механизм выполнения сделками роли индивидуальных регуляторов поведения субъектов права. Не получила должного развития категория правового режима сделок, не раскрыты ее теоретические аспекты, нет системы в ее нормативном закреплении. Учение о понятии сделок, в сущности, находится на уровне 40-60-х годов прошлого века. Среди цивилистов нет единства мнений об определении сделок. Не изучены все аспекты проблемы отнесения к сделкам волевых актов одного субъекта права. Не выявлены критерии определения односторонних сделок и, как следствие, не решен вопрос о возможности отнесения к односторонним сделкам оферты и акцепта. При изучении правового режима сделок наблюдается тенден-


Предисловие

 5

ция к анализу режима двусторонних договоров в ущерб многосторонним договорам и односторонним сделкам. До сих пор вызывают дискуссии отнесение к сделкам так называемых недействительных сделок и рассмотрение несостоявшихся сделок в качестве разновидности недействительности сделок. Спорен вопрос о существенных признаках сделок, о соотношении воли и волеизъявления в сделках. В теории слабо изучена правовая природа не только недействительности сделок, но и основных и дополнительных последствий недействительности.

Недостаточная разработанность отмеченных проблем, отсутствие системности в их изучении, невозможность доказать оригинальный регулятивный потенциал сделок с использованием старых традиционных подходов и предопределили выбор темы исследования.

Цель работы — обоснование и разработка авторской концепции сделок как средств индивидуального регулирования общественных отношений, выработка на этой основе теоретических и практических рекомендаций по совершенствованию гражданского законодательства. Предметом исследования выступают сделки как гражданско-правовое явление. Структура работы подчинена цели исследования.

Любое правовое явление имеет социально-правовые предпосылки своего возникновения. Поэтому в первой главе рассматривается история становления и причины возникновения сделок как гражданско-правового явления. Историческое развитие и детерминация сделок свидетельствуют об опосредовании их системой правил более общего характера по сравнению с нормами права, регулирующими договоры и социально значимые акты поведения одного субъекта права. Потребность в регулировании социально активного поведения в гражданском обороте и невозможность моделирования в правовых нормах всех подлежащих гражданско-правовому регулированию ситуаций привели к созданию новой правовой конструкции, новой системы правил, не сводимой к правилам регулирования известных видов договоров и социально значимых односторонних актов поведения. Это позволяет говорить о сделках как о системном правовом явлении и предопределяет рассмотрение их правового режима.


6

 Предисловие

В работе обосновывается необходимость использования при анализе сделок категории правового режима сделок, который определяется с учетом общетеоретических и цивилистических подходов. Рассматривается соотношение этой категории с методом и механизмом гражданско-правового регулирования общественных отношений. Содержание правового режима сделок раскрывается через взаимодействие дозволений, запретов и позитивных обязы-ваний в сделках. Обеспечением выполнения функций сделок аргументируется назначение правового режима сделок.

Сквозь призму правового режима и с целью показать основное назначение сделок как средств регулирования во второй главе анализируется юридический состав сделок, обосновывается теоретическая и практическая значимость категории состава. Разграничиваются юридический состав сделок и состав сделок как социальное явление, показывается соотношение понятия юридического состава с понятием сделки, соотношение сделки и ее юридического состава. Сделан вывод о том, что юридический состав служит средством программирования сделки и является логической конструкцией, отражающей существенные признаки сделок. С этих позиций формулируются существенные признаки понятия сделок и акцентируется внимание на том, что легальное определение сделки означает первоначальное формирование их общего правового режима.

Системностью сделок предопределен анализ их функциональной направленности, по результатам которого дано определение понятия сделки. В рамках структурно-функционального анализа рассмотрены различные виды сделок.

Третья и четвертые главы монографии посвящены режимным требованиям действительности и недействительности сделок как элементам содержания их правового режима. Подход к этим проблемам — понимание сделок как единого правового явления. Исходя из приоритетности соблюдения интересов участников гражданского оборота в установлении законодательных форм контроля за содержанием и внутренней формой акта поведения в виде адекватной правовой оценки его как сделки, требования действительности дифференцируются на группы требований формализации и содержательности, а затем детально анализируются.


Предисловие

 1

Двойственная природа сделок как признанное юридическим фактическое обстоятельство положена в основу понимания недействительности сделок, разграничения недействительности на ничтожность и оспоримость. Режим недействительности сделок рассматривается во взаимосвязи и в логической последовательности с режимом действительности как составная часть общего правового режима сделок.

Методологическую и теоретическую основу проведенного исследования составляют труды по общей теории права Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, Ю.И. Гревцова, В.Б. Исакова, Д.А. Ке-римова, О.Э. Лейста, А.В. Малько, Н.И. Матузова, В.С. Нерсесян-ца, И.С. Самощенко, Р.О. Халфиной, Э.Ф. Шамсумовой и др.

В работе автор опирается на труды отечественных ученых-цивилистов М.М. Агаркова, Г.Н. Амфитеатрова, В.А. Белова, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, Н.Г. Вавина, Н.В. Васевой, Е.В. Васьковского, В.В. Витрянского, А.Э. Вормса, Ю.С. Гамба-рова, Д.М. Генкина, В.П. Грибанова, Д.Д. Гримма, Н.Л. Дювернуа, Н.Д. Егорова, Т.И. Илларионовой, О.С. Иоффе, СМ. Кор-неева, В.И. Кофмана, О.А. Красавчикова, Е.А. Крашенинникова, А.С. Кривцова, А.М. Мартемьяновой, Б.Н. Мезрина, Д.И. Мейе-ра, С.А. Муромцева, И.Б. Новицкого, В.А. Ойгензихта, СВ. Пах-мана, И.С. Перетерского, И.А. Покровского, Б.И. Путинского, Н.В. Рабинович, Н. Растеряева, В.В. Ровного, Ю.В. Романца, В.А. Рясенцева, О.Н. Садикова, Д.Н. Сафиуллина, Г.А. Свердлыка, А.П. Сергеева, В.И. Синайского, О.Ю. Скворцова, К.И. Склов-ского, Г.Я. Стоякина, Е.А. Суханова, В.А. Тархова, В.С. Толстого, Ю.К. Толстого, Д.О. Тузова, Е.А. Флейшиц, Р.О. Халфиной, Б.Л. Хаксельберга, В.М. Хвостова, Ф.С Хейфеца, Б.Б. Черепахи-на, В.П. Шахматова, Г.Ф. Шершеневича, А.М. Эрделевского, В.Ф. Яковлева, В.С. Якушева и др., а также на работы зарубежных юристов — В. Ансона, Самонда и Вильямса (Англия), Б. Виндшейда, Ф.К. фон Савиньи, Л. Эннекцеруса (Германия), Ч. Санфилиппо (Италия), Е. Годэмэ, Р. Давида, К. Жоффре-Спи-иози, Л. Жюллио де ла Морандьера, Р. Саватье (Франция), М. Бартошека (Чехия), Э. Аннерса (Швеция).

В монографии используются памятники римского, англосаксонского, германского и французского права, древнерусского пра-на, русского права в период образования и укрепления Русского


8

 Предисловие

централизованного государства. Используется гражданское законодательство советского периода, действующее иностранное законодательство и законодательство Российской Федерации, практика арбитражных судов и судов общей юрисдикции, нотариальная практика, практика заключения договоров юридическими и физическими лицами.

В процессе исследования автор руководствовался общими методами научного исследования, включая диалектический, системный и пр., а также рядом частнонаучных методов: формально-юридическим, сравнительно-правовым, конкретно-историческим, методом правового моделирования и др.

Автор отдает себе отчет в том, что любое монографическое исследование не может претендовать на всестороннее и полное освещение рассматриваемой в нем проблемы. Вместе с тем анализ сделок в избранном направлении позволяет говорить о некотором продуктивном результате. Содержащиеся в работе выводы и предложения могут быть использованы в правотворческой деятельности по совершенствованию законодательства о сделках, в практике правоохранительных органов и судов, в учебных целях, а также для дальнейшего исследования общей теории сделок.


Глава 1

ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕЖИМА СДЕЛОК

§ 1. Становление сделок

как юридического факта особого рода

1.1. Исторический экскурс в римское право

Институт сделок в праве, как и любое иное социальное явление, развивался исторически. Человечеству понадобились века, чтобы законодатели пришли к выводу о том, что сделки как правовая форма могут использоваться в качестве универсального средства индивидуального регулирования общественных отношений.

Римское частное право различало договорные и как бы договорные обязательства, но обобщающей категории для оснований возникновения этих обязательств не знало1. «Правда, еще римские юристы пользовались термином "пе§о:шт", который обычно передается словом "сделка", но не является равнозначным современному значению этого слова в юридической терминологии. Римские юристы употребляли термин "пе§01шт" в разных значениях. Во-первых, "пе§о1:шт" означало дело (в частности, судебный процесс), свое либо чужое, которым занято данное лицо. В этом смысле говорили о "negotium gectio", о "suum negotium gerere". Во-вторых, "negotium" означало возмездную сделку, возмездный договор и противопоставлялось дарению. В-третьих, "negotium" означало торговлю, промысел, торговую сделку»2.

При патриархально-натуральном хозяйстве применялось ограниченное количество типов договоров. Так, римлянами использовался совершаемый в форме сложного обряда договор

1 Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. — М.: Зерцало, 2003. — С. 134;
Иоффе О.С, Мусин В.А. Основы римского гражданского права. —Л.: Изд-во Ленингр.
ун-та, 1974. — С. 92;
Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. — М.,
1972. - С. 145.

2 Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Сов. госу
дарство и право. — 1946. — № 3-4. — С. 41. О значении термина
пе^оЧит см. также:
Бартошек М. Римское право: Понятие, термины, определения. — М., 1989. —
С. 222-223.


10

 Гл. /. Предпосылки формирования правового режима сделок

пехит, рассматриваемый римскими юристами, в частности, как договор займа3. «Трудно предположить, чтобы и в этот отдаленный период римской истории можно было обходиться без продажи и покупки вещей, передачи их во временное пользование и т.п., однако мы не располагаем никакими сведениями относительно того, как нужно было в то время оформлять соглашения подобного рода, чтобы они имели обязательную силу»4.

Было бы неверным говорить о сложившейся устойчивой системе сделок в римском праве, однако очевидно, что развитие гражданского оборота стимулировало появление новых видов договоров и их определенную систематизацию. В условиях формального процесса за основу классификации принимается форма волеизъявления5. Стипуляция заключалась в виде торжественного произнесения слов в форме вопроса и ответа. Такой процедурой заключались заем, новация, поручительство. Первоначально при стипуляции требовалось, чтобы ответ буквально совпадал в своей редакции с вопросом. Со временем наступили некоторые послабления, однако, как отмечал профессор И.Б. Новицкий, «в классическом римском праве все-таки прочно сохранялись некоторые черты стипуляции как формального контракта: присутствие договаривающихся сторон в одном месте, устный вопрос кредитора и такой же устный ответ должника, совпадающий по смыслу с вопросом»6.

Помимо стипуляции к числу вербальных контактов относились обещание установить приданое, клятвенное обещание ли-берта, обещание в пользу гражданской общины. Для всех этих обещаний характерна подлежащая неукоснительному исполнению строгая устная форма. Так, при отпущении на волю в обещании либерта указывалось содержание, длительность и качество предоставляемых услуг патрону. Последний в свою очередь был не вправе выйти за рамки оговоренных услуг.

3 Бартошек М. Римское право... — С. 224; Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы... —
С. 116;
Новицкий И.Б. Римское право. — М., 1994. — С. 122.

4 Новицкий И.Б. Римское право... — С. 122.

5 Дождев Д.В. Римское частное право. — М.: НОРМА, 2003. — С. 132. Сведения
о договорах в римском праве для целей настоящего исследования получены из указан
ной работы Д.В. Дождева.

6 Новицкий  И.Б. Римское право... — С. 157.


V /. Становление сделок как юридического факта особого рода

 11

На рубеже Ш-П веков до н. э. в виде основания возникновения обязательства стали рассматриваться случаи письменной фиксации, которые первоначально использовались римлянами как записи в специальных книгах для регистрации долгов. «До-мовладыка вел учет расходов и поступлений в домашний бюджет и специальной книге — сойех ассери е1 ехрепз!, занося туда имена пюих должников — погшпа. Запись сама по себе не устанавлива-)1П долг, но лишь регистрировала его. Однако, если по соглашению с должником долг по какому-либо основанию фиксировался кредитором как уплаченный (ассерШт Гегге), а затем заносился в книгу расходов (сойех ехрепзх) как денежный заем (ехрепзшп Гегге), то саиза оЫща(юш$ менялась на контракт ИКепз»7. Эти литеральные контракты к концу классического периода стали слипаться с развившейся письменной стипуляцией. Постепенно записи в приходно-расходных книгах заменяли более простыми формами записи долгов.

В начале нашей эры у римлян появляются реальные кон-факты, которые для придания им юридической силы помимо соглашения требуют фактической передачи вещи. Таким образом совершались заем, морской заем, ссуда, поклажа, секвестрация, фидуциарный договор и залог. Д.В Дождев полагает, что требование передачи «восходит к древним магическим представлениям, I ю которым сам факт контакта с чужой вещью вел к личному подчинению ее признанному хозяину»8.

В этот же период в оборот входят консенсуальные контракте купля-продажа (етрНо уепсИто), наем рабочей силы (/осаи'о сопдисИо орегаШт), подряд {1осайо сопдиейо ореш), аренда (1осаНо сопАисИо геО, товарищество (зос/е/аз), поручение (тапйаШт). Для римлян было характерно то, что каждая из перечисленных кате-I орий контрактов «охватывала строго ограниченное число точно определенных контрактов»9.

Дальнейшие потребности развития гражданского оборота побудили римлян предоставлять исковую защиту соглашениям, которые не охватывались установленным перечнем используемых форм договоров. «Под напором требований хозяйственной

7Дождев Д.В. Римское частное право... — С. 547-548.

8 Там же. - С. 550.

9 Новицкий И.Б. Римское право... — С. 124.


12

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

жизни сторона, исполнившая обязательство, установленное договором, выходившим за рамки замкнутого перечня контрактов, получила иск для понуждения другой стороны к исполнению ее обязательства»10. Это так называемые безымянные контракты: договор мены (регтШайо), комиссия (аезИтаШт), инспекция (йаНо ай 1п$р1С1епс1ит), прекарий (ргесапит). И если римское частное право так и не признало юридическую силу за любым не противоречащим закону соглашением, все же «римляне со временем предоставили исковую защиту отдельным соглашениям, хотя они не охватывались признанным перечнем консенсуальных контрактов»11. Появились дополнительные соглашения (ракш асИесШ), которые, как правило, вносили в главный договор непосредственно при его заключении какие-либо изменения в последствия главного договора. Помимо этого появились пакты, получившие защиту от претора. Таковым являлось неформальное соглашение, по которому лицо обязывалось уплатить уже существующий долг за себя или за другого (сопзНШШт йеЫй). К ним же относились соглашения с хозяином корабля, гостиницы, харчевни, постоялого двора или конюшни о сохранности вещей проезжих (гесерШт паиШгит, саиропит, $ШЬи1апогит), соглашение, по которому банкир принимал на себя обязательство уплатить долг своего клиента третьему лицу (гесерШт аг%епШпогит), соглашение с третейским судьей (гесерШт агЬНп). Римское право знало и так называемые законные пакты. Они назывались расШ 1е§Шта и включали в себя неформальное соглашение о дарении (расШт йопайот^) и соглашение лиц о передаче имеющегося между ними спора о праве на разрешение третейского судьи (сотргот1$$ит). Помимо договорного права у римлян получило развитие наследование по завещанию. «Институт завещательного права в римской правовой системе представлял собой уникальнейшее явление всего античного мира. Все известные до настоящего времени научные теории о происхождении этого института отличаются одна от другой. Тем не менее наиболее отчетливо выраженная черта римского института завещательного права заключалась в его религиозном характере, проявлявшемся прежде всего в том,

10 Новицкий И.Б. Римское право...  —  С. 200.

11 Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы...  — С. 133.


<5>' /. Становление сделок как юридического факта особого рода

 13

что член семьи, получавший завещание, был обязан сначала выполнить семейный культовый обряд (§асга) и таким образом продолжить уже устоявшийся в ту эпоху семейный обычай. Собственно конституционная часть завещания относилась к тому его разделу, который касался непосредственно самого наследства и который удостоверял имя наследника. В эпоху республики такое завещание отличалось двумя характерными особенностями, которые, кстати, также характерны и для современного завещательного права. Первая особенность заключалась в том, что такое завещание представляло собой частный акт, а вторая — в возможности его (завещания) отзыва. Процедура составления завещания состояла в том, что завещатель с помощью адвоката выражал свою последнюю волю в виде распоряжения, которое он записывал на нескольких покрытых слоем воска дощечках. В целях придания завещанию статуса, имеющего правовую силу документа, по обычаю той эпохи проводилась торжественно обставленная церемония, завершавшаяся тем, что завещатель в присутствии свидетелей торжественно объявлял о том, что содержание нанесенного на восковые дощечки завещательного распоряжения полностью соответствовало его последней воле»12.

Таким образом, вне всякого преувеличения можно констатировать, что римское право заключало в себе истоки формирования института сделок и оказало огромное влияние на развитие права в континентальной Европе.

1.2. Исторический экскурс в германское право

Образовавшиеся на бывших территориях Римской империи германские государства со временем восприняли, а через века и развили римское право. «Германцы довольно легко и быстро приняли и освоили римское право. Это обстоятельство было связано с тем, что как раз в этот период появился популярный и довольно простой, но более легкодоступный народный метод формирования права на базе использования классических римских правовых норм. Такое право мы обыкновенно называем вульгарным римским правом. Методы и результаты классического рим-

12 Аннерс Э. История европейского права / Пер. со швед. Р.Л. Валинского и др. — М.: Наука, 1994. - С. 99-100.


14

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ского законодательства и правоведения были настолько утонченными, что они оказались намного выше того уровня, который мог быть принят германцами. Вульгарное право германцев характеризовалось весьма примитивным уровнем формирования правовых понятий. Из германского вульгарного права исчезла не только техника ведения гражданских процессов, но даже точно отточенная система институтов гражданского права. В этом праве были смешаны, например, различные типы договорных контрактов, в результате чего невозможно было отличить между собой наследственное право, право владения собственностью (имущественное право) и особо выделенное имущественное право. Вульгарное право, таким образом, с чисто технической стороны было сравнительно настолько близко собственным представлениям германцев о методах его формирования, что сам факт его романизации, реализовавшийся принятием отдельных правовых норм римской системы права, вполне можно считать совершенно естественным явлением»13. Так, наиболее известный источник права эпохи великого переселения народов — Салический закон (Ьех ЗаНса) — не упоминает о купле-продаже земли и ряде других известных римскому праву договоров. Ьех 8аИса акцентирует внимание лишь на некоторых из них, например на займе, в большей степени уделяя внимание процедуре урегулирования спора в связи с ненадлежащим исполнением договора займа14. Лишь через сто лет о купле-продаже земли говорит Закон Рипуария (Ьех Шриапа). Титул ЬХХХ1У Бургундской правды постановляет, что «никто не имеет права продавать свою землю, за исключением тех, кто имеет долю или владение в другом месте». Титул ЬХ1У Саксонской правды ведет речь о преимущественном праве при продаже наследственного имущества, а титул ЬХ1 постулирует: «Все законные дарения и продажи пусть остаются действительными»15.

Коронация в 800 г. получившего титул римского императора франкского короля Карла Великого, образование Священной

13 Аннерс Э. История... — С. 127-128.

14 См.: Салическая правда / Рус. пер. Н.П. Грацианского, А.Г. Муравьева. — Ка
зань, 1913. — Цит. по:
Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под
ред. К.И. Батыра, Е.В. Поликарповой. — М.: Юристь, 1996. — Т. 1. — С. 239-258.

15 См.: Социальная история средневековья. — М.; Л., 1927. — Т. I. — С. 130-131. —
Цит. по:
Хрестоматия по всеобщей истории... — Т. 1. — С. 265-266.


$ /. Становление сделок как юридического факта особого рода 15

Римской империи германской нации, раздел империи Карла Великого в результате Верденского договора 843 г. на три части в основном в границах нынешних Франции, Италии и Германии, деятельность глоссаторов, а затем и консилиаторов в конечном итоге способствовали не только возрождению римского права, но и дальнейшему развитию права в феодальных государствах континентальной Европы. Развитие это происходило в связи с укреплением церковной власти под сильным влиянием канонического права. Так, церковь в своих интересах ослабляла традиционные формальные римские требования к завещанию. Если по римскому праву для действительности завещания необходимо было составить его в присутствии приходского священника, нотариуса или двух свидетелей, то в новых условиях для силы завещания завещателю достаточно было его подписать16. В средние века правовые системы римского и канонического права сосуществовали наряду с городским, поместным и феодальным ленным правом. Об этом свидетельствуют, в частности, памятники германского права первой половины XIII в. «Саксонское зерцало» и «Швабское зерцало»17.

Со временем в Европе наметилась тенденция к национализации законодательства. «В то же время этот процесс сдерживался сильным влиянием римского права, представлявшим собой важную общую черту правовой жизни различных европейских стран. Прежде всего это касалось Германии, где в результате слияния права консилиаторов и сложившегося ранее права образовалась правовая традиция, получившая название шиз тодетиз (новый опыт). Глубокое влияние римского права сохранилось во Франции. Скандинавские страны, которых ранее римское правовое влияние в основном не затронуло, теперь усвоили римское право в немецко-римской версии»18. Национализация права происходила через развитие естественного права. «Естественное право и его идеологическая основа стали исходным пунктом в радикальном преобразовании западноевропейского общественного и пра-

16 Аннерс Э. История... — С. 185.

17 См.: Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Евро
пы / Под ред. В.М. Корецкого. — М., 1961. — Цит. по:
Хрестоматия по всеобщей ис
тории... - Т. 1. - С. 284-299.

^ Аннерс Э. История... — С. 213.


16 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

вового порядка при помощи законодательства как основного метода»19. Последующие труды правоведов, как сторонников исторической школы, так и пандектного права, а также практика законодательного регулирования имущественных отношений позволили разработать и принять Германии в 1848 г. «Порядок оформления векселей», в 1861 г. — «Общенемецкий торговый кодекс», а затем Германское торговое уложение и Гражданский кодекс (ВОВ), вступившие в силу с 1 января 1900 г. Эти акты имели исключительное значение для всей Европы, Южной Америки и Восточной Азии. Для ВОВ характерна детализация требований к субъектному составу, волеизъявлению и форме сделок, а также к процедуре заключения договора. Указанные требования перечислены в специальном разделе, именуемом «Юридические сделки», что подтверждает желание законодателя сформулировать общие требования к сделкам, которые должны применяться наряду с содержащимися во второй книге ВОВ требованиями к отдельным их разновидностям. В частности, § 118 кн. 1 Германского Гражданского уложения гласит, что «изъявление воли, совершенное без серьезного намерения, в расчете, что отсутствие такого намерения будет замечено противной стороной, ничтожно». В соответствии с § 138 сделка, нарушающая правила общественной нравственности, ничтожна. В § 154 констатируется: «Пока стороны не согласились относительно всех пунктов договора, относительно которых по заявлению хотя бы одной из них должно состояться соглашение, договор при сомнении не считается заключенным»20. Тенденция формулирования общих требований к сделкам прослеживается в немецком праве и в последующих законодательных конструкциях. В качестве примера можно сослаться на принятый в ФРГ 9 декабря 1976 г. Закон об общих условиях сделок, который регулирует порядок формирования содержания сделок. В частности, § 10 подразд. 2 разд. 1 «Материально-правовые положения» детализирует условно запрещенные оговорки в сделках. Так, п. 2 § 10 постулирует недействительность условия, «по которому в нарушение абз. 1 параграфа 326 Гражданского уложе-

19 Аннерс Э. История... — С. 216.

20 См.: Германское   Гражданское уложение. — Цит. по: Хрестоматия по всеоб
щей истории... — Т. 2. — С. 284.


# /. Становление сделок как юридического факта особого рода

 17

ния пользователь предусмотрел несоразмерно длительный или недостаточно определенный дополнительный срок для исполнения своего обязательства»21.

1.3. Исторический экскурс во французское право

Очевидным, не подлежащим сомнению обстоятельством является то, что влияние римского права во Франции предопределено социально-экономическими факторами, аналогичными германским. Молитвенник Алариха 506 г. представлял собой в содержательной части не что иное, как римское право22. Особо сильное влияние римского права наблюдалось на юге страны, а на севере большее значение имело обычное право. Свидетельством тому служат Великие кутюмы Нормандии 1275 г., Хартия вольностей города Лорриса 1155 г., средневековые ордонансы Кольбера при Людовике XIV, ордонансы о дарениях и наследовании канцлера Дагессо. Так, Хартия вольностей города Лорриса в целях регулирования имущественных отношений в § 17 позволяет каждому желающему свободно продавать свое имущество23. «Но в целом во Франции к римскому праву относились лишь как к "писаному разуму", но не как к общему действующему праву. Таковым во Франции скорее считалась судебная практика парламентов, о значимости которой свидетельствуют ее сборники. В XVI и XVII вв. стали особенно частыми такие решения — прежде всего в области процесса и гражданского права, — по которым можно было предугадать, как в будущем поступит парламент при таких же обстоятельствах. И вообще "прецеденты", на которые часто ссылались, играли в эту эпоху во Франции не меньшую, а даже большую роль, чем в тогдашней Англии. Имея в виду судеб-

21 См.: Закон об общих условиях сделок (по состоянию на 17 декабря 1997 г.). —
Цит. по:
Германское право/ Пер. с нем. Н.Г. Елисеева, Б.С. Хейфеца. — М.: Статут,
1999. — Ч. 3: Закон об общих условиях сделок, Закон об ответственности за недобро
качественную продукцию, Закон о праве собственности на жилье, Закон о чеках, За
кон о векселях, Положение о несостоятельности. — С. 42-43.

22 См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современ
ности / Пер. с фр. В.А. Туманова. — М.: Междунар. отношения, 1998. — С. 31.

23 См.: Социальная история средневековья / Под ред. Е.А. Косминского,
II.А. Удальцова. — М., 1927. — Т. 2. — Цит. по: Хрестоматия по всеобщей исто
рии... — Т. 1. — С. 274-275.


18 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ную практику парламентов, можно даже говорить о Франции XVIII в. как о стране "общего обычного права", во многом отличного от римского права»24.

Французская революция 1789 г. инициировала работу над гражданским законодательством. В 1804 г. принимается Французский гражданский кодекс (Сойе сЫ1), а в 1807 г. — Торговый кодекс. Последний был принят как дополнение к гражданскому кодексу. Все общие правила, содержащиеся в Сойе сш/, применялись и к торговым сделкам. Французский гражданский кодекс, именуемый кодексом Наполеона, был использован не только в ряде европейских стран (Испания, Италия, Греция, Нидерланды, Бельгия), но и в Северной (штат Луизиана США, провинция Квебек Канады) и Латинской Америке. Институционная система кодекса позволила в кн. 3 «О способах приобретения права собственности» в титуле 111 «О договорах или о договорных обязательствах вообще» сформулировать основные положения договорного права, включая понятие договора, принцип свободы договора, существенные условия действительности договоров и пр. Так, в ст. 1101 сказано: «Договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо». В соответствии со ст. 1108 существенными для действительности соглашения являются «согласие стороны, которая обязывается; способность заключить договор; определенный предмет, составляющий содержание обязанности; дозволенное основание обязательства»25. Помимо этого Сойе сЫ1 содержит положения об отдельных видах договоров: о купле-продаже, мене, найме, поручении на организацию строительства, товариществе, соглашениях, связанных с осуществлением неделимых прав, займе, хранении и секвестре, залоге, мировых сделках, преимущественных правах и ипотеках, о брачном и рисковых договорах. Предусмотренные кодексом положения об отдельных видах договоров соотносятся с общими положениями как общее и особенное. В Сойе с/у//, как и в ВОВ, явственно прослеживается стремление законодателей сформулировать общие подходы к договорам, а

24 Давид Р., Жоффре-Стшози К. Основные правовые системы... — С. 45-46.

25 См.: Французский гражданский кодекс. — М., 1941. — Цит. по: Хрестоматия
по всеобщей истории... — Т. 2. — С. 169-246.


$ /. Становление сделок как юридического факта особого рода

 19

требования к отдельным их видам рассматривать как дополнения к общим нормам, обусловленные спецификой подлежащих регулированию общественных отношений.

1.4. Исторический экскурс в английское право

Специфично становление англосаксонского договорного пра-иа. «Имелись твердо установленные составы правонарушений, которые могли служить предметом судебного разбирательства; каждому составу правонарушения соответствовал определенный 1шд иска (аегюп); каждому виду иска — определенная форма судебного предписания. Если действие не подходило ни под один из установленных составов, оно не могло служить предметом судебного разбирательства. Однако усложняющиеся и развивающиеся общественные отношения не могли быть втиснуты в раз и навсегда установленные, жесткие рамки существующих форм исков. Поэтому необходимы были серьезные изменения этих форм. Такие изменения происходили путем постепенного развития существующих форм исков. При этом первоначальные иски подвергались иногда полной трансформации: из них постепенно выделялись как их подвид новые иски; путем толкования этим новым искам придавали характер, совершенно отличный от первоначального. Однако такое развитие шло чрез-нычайно медленно, появление новых исков было связано с длительной и острой борьбой»26.

В Англии XII в. процесс в королевских судах начинался выдачей королем специального предписания шерифу о доставке определенного лица в суд. Первоначально предписание выдава-пось при наличии правонарушения, в качестве которого рассматривалось неправомерное удержание должником суммы долга. Этот иск «о долге» со временем стал применяться для воз-ирата данных взаймы денег, получения расчета за проданное имущество, взыскания арендной платы и платы за услуги. Однако дороговизна королевского предписания, необходимость заранее установить и доказать свое право на точно указанную сумму по иску и невозможность защиты кредитора посредством

26 Халфина Р.О. Договор в английском гражданском праве. — М.: Изд-во АН (ССР, 1959.-С. 30.


20

 Гл. I. Предпосылки формирования правового режима сделок

иска «о долге» от неисполнения договора ограничили масштабы его использования.

Постепенно в практику входит иск «об отчете». По этому иску лицо, получившее деньги, обязывалось предоставить собственнику денег подробный отчет об их использовании. Сфера применения иска охватывала отношения, связанные с заменой отработки на земле денежными платежами, отношения в торговле и отношения между членами товарищества. В иных сферах гражданского оборота сколько-нибудь широкого распространения он не получил.

В противовес иску «об отчете» в средневековой Англии находит широкое применение иск «о соглашении». Суть его заключалась в требовании к должнику исполнить обязательство, установленное соглашением сторон и, как необходимое условие, облеченное в строго определенную форму. «Такой формой являлся документ за печатью (с!еес1 ипйег зеа1). Договор обязательно должен быть заключен в письменной форме, к нему должна быть приложена печать лица, принявшего на себя обязательство, и он должен быть передан другой стороне при свидетелях. Приложение печати и передача документа были необходимыми формальностями, без которых не мог иметь места иск "о соглашении"»27. Культ формы не способствовал должному распространению иска в торговом обороте, но позволил широко использовать его при заключении договоров с недвижимостью. Значение этого иска двойственно. С одной стороны, он установил, что основанием иска является соглашение сторон, а с другой — из-за абсолютизации формы задерживал развитие института договора28.

Вышеперечисленные иски рассматривались в королевских судах «общего права», однако интенсивное развитие гражданского оборота привело к рассмотрению споров в местных, сословных и церковных судах. Эти суды зачастую ориентировались на торговый обычай и благодаря этому изменяли строгие формальные требования существующих исков. «В местных же судах впервые стала предоставляться судебная защита "словес-

27 Халфшш Р.О. Договор... — С. 37.

28 См. подробнее: Там же. — С. 37-38.


§ 1. Становление сделок как юридического факта особого рода

 21

ным соглашениям" (раго1 соуепап!). Этим термином обозначались все виды договоров, кроме договоров, оформленных как документ за печатью»29.

Дальнейшее развитие общественной жизни приводит к тому, что практика местных и сословных купеческих судов становится недостаточной, поэтому суды «общего права», ранее оперировавшие только исками «о долге», «об отчете» и «о соглашении», также вынуждены были склоняться к признанию обязательств из неформальных договоров. Отказавшись от рецепции римского права, суды «общего права» стали использовать иск «о правонарушении» ((гезразз). Первоначально в XIII в. этот иск применялся в случае причинения вреда личности или имуществу насильственными неправомерными действиями.

В последующем был введен новый вид этого иска — «о правонарушении применительно к данному случаю» (асНоп оп (Не (гезразз оп (Не сазе), который позволял обеспечить судебную защиту и при отсутствии насильственных действий. «Этими исками защищались интересы лиц, которым был причинен ущерб любым противоправным действием или бездействием другого лица. При такой широкой трактовке понятия правонарушения последнее место могло быть распространено и на те случаи, когда вред был причинен лицу ненадлежащим исполнением или неисполнением договора. Действительно, начиная со второй половины XIV в. иски "о правонарушении применительно к данному случаю" начинают применяться и тогда, когда вред причинен ненадлежащим исполнением договора»30. Другой разновидностью иска «о правонарушении» был иск «об обмане применительно к данному случаю» {йесеИ оп 1ке сазе). Изначально используемый против процессуальных нарушений этот иск к концу Х1У-ХУ вв. стал широко применяться в случаях ответственности продавца за качество проданного товара. «Предъявление такого иска допускалось только при наличии гарантии продавца за качество товара, но гарантия могла быть дана в любой форме, даже в устной; требовалось лишь, чтобы она была явно выражена. Таким образом, еще в одном случае "общее право" начинает придавать значение неформальному договору, и последний получает неко-

29Халфина Р.О. Договор... - С. 39. 30 Там же. -С. 51.


22

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

торое, пока еще ограниченное, признание»31. Основная идея в иске «об обмане применительно к данному случаю» состояла в том, что ответчик брал на себя определенную обязанность, но своими действиями лишал себя возможности выполнить ее, а потому при причинении этим ущерба истцу должен был его возместить.

К концу XV в. из этих исков выделяются иски, «в которых основанием ответственности является невыполнение или ненадлежащее выполнение лицом обязанности, которую он взял на себя ("принял на себя" — а$8шпр$й — по выражению, принятому в правовой литературе и судебных решениях того времени) по неформальному договору. Эти иски получают название исков "о принятом на себя". Они и явились основной формой правовой защиты неформального договора»32. Вначале этот иск могла предъявлять только сторона, сама исполнившая обязанность по договору. Если исполнения хотя бы одной из сторон по договору не было, то иск не мог быть предъявлен. В данном случае основание к отказу заключалось в том, что презюмировалось, что сторона основывает свой иск на соглашении, а соглашение может быть только формальным. Постепенно сфера действия иска расширяется, и «общее право» признает именно соглашение сторон основанием иска «о принятом на себя». При этом используется разновидность указанного иска — иск «о принятом на себя платеже долга». В 1602 г. было вынесено решение по делу Слэйда, основные положения которого состояли в том, что иск «о принятом на себя платеже долга» признали альтернативным иску «о долге» и основанием возникновения обязательства был признан договор33. Тем самым в английском праве неформальный договор получил окончательную и безусловную защиту. В 1612 г. в деле Пинчона суд признал ответственность наследодателя из неформальных договоров. Вскоре в круг защищаемых правом неформальных договоров вошли договоры, заключенные путем конклюдентных действий. Это так называемые подразумеваемые договоры (гтрИеЛ соп1гас1з).

31 Халфина Р.О. Договор... — С. 54.

32 Там же. — С. 57.

33 Подробнее см.: Там же. — С. 59-63.


§ 1. Становление сделок как юридического факта особого рода

 23

На фоне развития иска «о принятом на себя» для защиты неформальных договоров в XVII в. из практики уходят иски «о долге» и «об отчете», а для зашиты формальных договоров используется иск «о соглашении». В XVIII в. происходит рецепция отдельных элементов римского права, и в дальнейшем «институт договора в том виде, в каком он окончательно сложился в английском праве в ХУП-ХУШ вв., был целиком перенесен английскими колонизаторами в Америку и лег в основу договорного права США. Таким образом, все сложнейшие перипетии развития договора в английском праве, имевшие значительное влияние на правовую форму, в которой он окончательно выкристаллизовался, в такой же степени отразились и на договоре в гражданском праве США»34.

Определенное развитие в англо-американской правовой системе получили и односторонние сделки. Так, законодательства Англии и США, регламентируя наследование по завещанию, рассматривают завещание как предписанную законом форму волеизъявления по распоряжению имуществом на случай смерти. В Англии в соответствии со ст. 9 Закона о завещаниях 1837 г. завещание должно быть совершено в письменной форме, подписано завещателем или иным лицом по его указанию и удостоверено не менее чем двумя свидетелями в его присутствии. Характерно то, что в Англии и США допускаются совместные завещания, в которых выражена воля двух или нескольких лиц. Кроме того, англо-американскому праву известны завещания, содержащие взаимные обязательства нескольких лиц по отношению друг к другу (взаимные завещания)35. Представляется, что в этих случаях завещания могут быть отнесены к односторонним сделкам, если обязательство другого лица рассматривать как установленное законом необходимое условие совершения завещания.

Помимо завещания английское право в Законе о векселях 1882 г. регламентирует правовой режим векселя. Эти нормы в основе своей нашли отражение и в праве США. Указанный закон регулирует в Англии и чековое обращение. «В Англии и США чек развивался и в настоящее время развивается как разновидность переводного векселя, выставленного на банкира»36.

34 Подробнее см.: Халфина Р.О. Договор... — С. 67.

35 Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред.
Р.Л. Нарышкина. — М.: Междунар. отношения, 1984. — Ч. 2. — С. 283.

36 Там же.  — С. 174.


24

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

1.5. Исторический экскурс в русское право

Памятник древнерусского права Русская Правда XI-XII вв. уже ведет речь о договорах займа, купли-продажи, хранения, личного найма37. Причем более детально эти договоры регулирует основанная на Краткой редакции Пространная редакция Русской Правды.

Так, из 121-й статьи основного текста Пространной редакции отношения по договору займа регулируются уже по меньшей мере восьмью статьями. Ст. 56-61 регламентируют правовое положение закупа, который отрабатывал средства, полученные им для ведения хозяйства от господина, сохраняя при этом элементы прав свободного человека38.

Дополнительные статьи Пространной редакции детализируют разновидности купли-продажи. Статья о коне гласит: «А кто конь купить княж, боярин, или купеч, или сирота, а будеть в коне червь или проесть, а то поидеть к осподарю, у кого будеть купил, а тому свое серебро взяти опять взад»39. Тем самым допускается возможность непризнания юридической силы за договором в случае обнаружения скрытого недостатка или болезни коня как одушевленной вещи.

Регламентируя вопросы поклажи (хранения), Пространная редакция в ст. 49 рассматривает их как безвозмездные договоры, дружескую услугу. Заключение этих договоров возможно и без свидетелей. «При обвинении в утайке части оставленного товара хранителю для оправдания достаточно принести присягу»40. Дальнейшее развитие юридически значимые соглашения лиц получают в Псковской Судной грамоте. Для XIV в. характерно не только появление новых видов договоров, не известных законодательству более древнего периода, но и развитие уже известных. Примером может служить договор хранения. Из товарищеской услуги «в Пскове, крупном торговом центре Руси, договор поклажи в

37 Российское законодательство Х-ХХ веков / Под ред. В.Л. Янина. — М.: Юрид.
лит., 1984. — Т. 1. — С. 47-129;
История государства и права СССР: Учеб. / Под ред.
Ю.П. Титова. - М.: Юрид. лит., 1988. - Ч.
I. — С. 68-70.

38 Российское законодательство Х-ХХ веков... — Т. 1. — С. 68, 100-105.

39 Там же. - С. 73.

40 Там же. - С. 100.


$' /. Становление сделок как юридического факта особого рода

 25

силу его распространенности, а также из-за того, что на хранение стали отдаваться значительные ценности (деньги, одежда, украшения), изменил свою сущность. Для того чтобы получить защиту закона в случае нарушения условий договора, необходимо было его юридически оформить, причем оформить письменно (документом, копия которого хранилась в архиве Троицкого собора)»41.

Помимо хранения в Псковской Судной грамоте говорится о купле-продаже, дарении, залоге, ссуде, займе, найме помещений, личном найме, изорничестве42. По сравнению с закупом Русской Правды изорник более свободен. Он может уйти от государя, взяв отрок; при определенных обстоятельствах может судиться с ним, но в то же время он «живет на земле государя, отдает ему часть урожая, выполняет другие повинности. Средством закабаления изорника является покрута-ссуда, выдаваемая ему государем. Запись изорника в покруте служит для государя важным средством установления зависимости изорника и членов его семьи: по требованию государя покрута должна быть выплачена при любых обстоятельствах, в противном случае с изорником поступают так, как с неисправным должником»43. Регламентируя договор личного найма, ст. 39 дифференцирует его на договор на выполнение определенной работы и договор найма на определенное время. «А который мастер плотник или наймит отстоит свой урок и плотник или наймит свое дело отделает на государевах и взакличь сочит своего найма»44. Ст. 41 Псковской Судной грамоты ведет речь о договоре найма плотника на работу, прописывая процедуру рассмотрения спора по сути договора при условии несоблюдения его письменной формы. Нормы статьи дают возможность каждой из сторон доказывать свою правоту (право требовать оплаты или право не производить ее), не ставя под сомнение факт заключения договора, хотя бы при этом и не было соблюдено рекомендованное оформление договора путем записи.

Наиболее распространенный договор займа по Псковской Судной грамоте мог заключаться различными способами: под

41 Российское законодательство Х-ХХ веков... — Т. 1. — С. 353.

42 Там же. -С. 331-386.

43 Там же. - С. 325.

44 Там же. - С. 335.


26

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

обеспечение заклада с оформлением записи, закладом с оформлением закладной доски (письменного документа без специальной формы) или просто закладом. В зависимости от способа заключения в ст. 28, 29 расписываются правовые последствия возможного спора между сторонами, причем предпочтение отдается залогодержателю. В Псковской Судной грамоте применительно к займу достаточно подробно изложены не только нормативные требования к залогу, но и к поручительству как способу обеспечения исполнения обязательств.

Интересен и тот факт, что ст. 114 Псковской Судной грамоты признает недействительность договоров мены или купли-продажи, заключенных в пьяном виде. Если, протрезвев, одна из сторон пожелает их расторгнуть, то законодатель предписывает произвести обмен без всяких затруднительных условий, без присяги. «А кто с ким на пьяни менится чим, или что купит, а потом про-спатся и одному исцу не любо будет, ино им разменится, а в том целования не, не присужати»45. Представляется, что в данном случае законодатель ориентирован на защиту интересов стороны по договору и ведет речь об обеспечении в сделке соответствия подлинной воли субъекта сделки его волеизъявлению.

Анализ статей Псковской Судной грамоты позволяет заключить, что она в отличие от Пространной редакции Русской Правды в круг субъектов договорных отношений по купле-продаже, мене, залогу и пр. включает не только купцов, но и иные социальные категории, в частности общинников. Сфера юридически обеспеченных договорных отношений значительно расширяется.

Для Псковской Судной грамоты характерна еще одна особенность, касающаяся сферы кредитных операций в торговле. «Если в период Русской Правды это были неформальные сделки, заключаемые без свидетелей, то теперь они оформляются письменно. Доски еще довольно широко распространены. Однако существенным является то, что доски отходят в прошлое и взамен появляются рядницы, копии которых хранятся в архиве Троицкого собора. Рост товарооборота, увеличение численности купцов исключали и "домашние" способы заключения сделки. В связи с расширением круга лиц, ведущих торговые операции, уменьша-

45 Российское законодательство Х-ХХ веков... — Т. 1. — С. 342.


# /. Становление сделок как юридического факта особого рода

 27

ется возможность неофициальных отношений между контрагентами. На первое место выступает рядница, но рядница, надлежащим способом оформленная. В противном случае это будет такой же неофициальный документ, как и доска, а законодатель по традиции отдает предпочтение в этом случае доске»46.

Помимо договоров в Русской Правде и Псковской Судной грамоте идет речь о завещаниях. Ст. 92 Пространной редакции Русской Правды предусматривает возможность наследования и по закону, и по завещанию. Круг наследников-родственников по завещанию более широк. Ст. 106 Пространной редакции дает возможность матери оставить завещание любому из своих детей без ограничения, руководствуясь лишь их отношением к себе: «А матери, которые сын добр, перваго ли, другаго ли, тому же дасть свое; аче и вси сынове ей будуть лиси, а дчери можетьдати, кто ю кормить»47. Псковская Судная грамота, в частности в ст. 14, 55, детализирует положения о наследовании по завещанию: «К завещанию предъявляются определенные формальные требования: оно подлежит хранению в архиве Кремля; в нем должны указываться все долги завещателя, а также, по-видимому, должны оговариваться все сделки, участником которых являлся наследодатель, и, в частности, должен содержаться перечень имущества, взятого или сданного наследодателем на хранение. Наследовать по завещанию, как показывают грамоты, найденные при раскопках Новгорода, могли не только члены семьи завещателя, но и иные лица. Часто в роли наследников по завещанию выступали монастыри. Тот факт, что письменно оформленные завещания были найдены и в Новгороде, говорит об их широком распространении. В завещаниях подробно указывалась судьба имущества завещателя»48.

В период образования и укрепления Русского централизованного государства наряду с возникновением новых видов и разновидностей сделок получает развитие теория договора. Так, в Судебнике 1497 г. в нормах ст. 46 обосновывается действительность купли-продажи на торгу новых вещей, в ст. 54 развивается регулирование договора личного найма, в ст. 55 уточняются пра-

■ Т. I. - С. 362-363.

46 Российское законодательство Х-ХХ веков...

47 Там же. -С. 71.

48 Там же. - С. 353.


28 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ва и обязанности купца, использующего в торговом обороте не только чужие деньги, но и чужой товар49. Судебник 1550 г. в ст. 36 уточняет порядок договора денежного займа, вводит гарантии для добросовестных должников; ст. 82 разграничивает займ и личный найм; в ст. 83 говорится о вознаграждении по личному найму; ст. 85 регулирует порядок родового выкупа вотчины и ее залога; ст. 93 прописывает режим поручительства при покупке старых вещей; ст. 94-96 уточняют порядок оформления договора купли-продажи лошадей50.

Договору купли-продажи лошадей посвящена ст. 10 Белозерской таможенной грамоты. Ст. 15 этой же грамоты регламентирует процедуры купли-продажи судна51. Ст. 8 гл. IX Соборного Уложения 1649 г. освобождает представителей господствующего класса от платы за постой. В ст. 193 гл. X Уложения описываются последствия отрицания подрядчиком наличия заказа, ст. 194-197 регулируют залоговые отношения и отношения между собственником вещи и ее хранителем, а в ст. 254-260 говорится о договорах займа, оформленных заемными кабалами. Проценты по займу категорически не запрещаются, но лишаются судебной защиты. Уложение предусматривает безвозмездность договора займа52.

В Приговоре церковно-земского собора 15 января 1580 г. детализируется наследование по завещанию. В частности, в нем не ограничивается право вотчинников завещать свое имущество монастырям, но устанавливается, что монастыри в случае завещания им вотчины получают за них денежное возмещение из казны, а сама земля поступает в распоряжение государства53. Наследственные правоотношения были развиты в Новоуказных статьях о поместьях (10 марта 1676 г.) и вотчинах (14 марта 1676 г.), в указах о наследовании земель (21 марта 1684 г.) и порядке наследования (23 марта 1714 г.). Если до конца XVII в. признавалось устное завещание, то в дальнейшем акцент делался на письменных заве-

49 Российское законодательство Х-ХХ веков / Под ред. О.И. Чистякова. — М.:
Юрид. лит., 1985. - Т. 2. - С. 60-87.

50 Российское законодательство Х-ХХ веков... — Т. 2. — С. 141, 165, 169, 170.

51 Там же.  - С. 202-206.

52 Подробнее см.: Российское законодательство Х-ХХ веков / Под ред. А.Г. Мань-
кова. - М.: Юрид. лит., 1985. - Т. 3. - С. 100, 133, 134, 146, 147, 284, 312, 313, 321.

53 Российское законодательство Х-ХХ веков... — Т. 3. — С. 26-30.


$' /. Становление сделок как юридического факта особого рода

 29

щаниях, которые хранились в церковных учреждениях. Духовную грамоту помимо завещателя или его духовника должны были подписать свидетели. Имения можно было завещать родственникам до четвертого колена. В петровские времена устанавливался запрет на завещание недвижимости, доставшейся по наследству, посторонним лицам54.

Весьма знаменательным для развития обязательственных отношений является Указ об обряде совершения крепостных актов (30 января 1701 г.). Он законодательно вводит требования письменного оформления договоров. В отличие от других более ранних актов, требующих письменной формы, в данном указе устанавливаются конкретные правила оформления договоров так называемыми «крепостями», удостоверенными и зарегистрированными специальными компетентными органами55. Для XVIII в. характерна не только тенденция к формализации договоров, но и развитие института односторонних сделок. В 1729 г. впервые в России появился Вексельный устав. В этом документе довольно подробно аргументируется правовой режим векселя, по сути своей являющегося односторонней сделкой56. В последующем в России принимались вексельные уставы в 1832 (как составная часть в Своде Учреждений и торговых Уставов) и 1902 гг.

1.6. Возникновение сделок как самостоятельного института

1. Социально-экономическое развитие общества привело к тому, что законодатели оказались не в состоянии учесть и отразить в праве все возрастающее многообразие договоров и социально значимых односторонних актов поведения. В то же время логика гражданского оборота требовала признавать юридическую силу за любым соответствующим его нормальному развитию и не нарушающему законов актом поведения. Разрешению этого противоречия способствовала идея о едином обобщенном закреплении в праве понятия договоров и социально значимых односторонних актов поведения. Появляется новая правовая категория — сделки.

54 Российское законодательство Х-ХХ веков / Под ред. А.Г. Манькова. — М.:
Юрид. лит., ]986. - Т. 4. - С. 230, 295-306.

55 Подробнее см.: Там же. — С. 276-290.

56 См.: Там же. - С. 421-492.


30

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

Как обобщенная правовая категория, которой законодатель придал статус юридического факта, сделки изначально, по сути своей должны были стать своеобразным юридическим фактом. Особенность их определяется хотя бы тем, что допускаемое правом облечение в форму сделок разнообразных по качеству и объему актов поведения уже само по себе свидетельствует о невозможности сведения роли сделок лишь к роли юридических фактов в традиционном их понимании оснований движения правоотношений.

В цивилизованных странах понятие «сделки» в ныне употребляемом смысле в юридический обиход стало входить в XVIII в. В работе «Система современного римского права» Ф.К. фон Са-виньи указывал, что «юридические факты могут заключаться в свободных действиях заинтересованного лица, то есть того лица, о приобретении или потере (прав) которого идет речь... При свободных действиях воля действующего лица... может быть непосредственно направлена на возникновение или прекращение юридического отношения, хотя это и может служить лишь средством для достижения других, и неюридических, целей. Такие факты называются волеизъявлениями или юридическими сделками»57. Аналогичное значение термин «сделки» стал приобретать и в России. Так, А.Н. Радищев указывал, что права и обязанности могут возникать из дозволенных или недозволенных деяний. Применительно к дозволенным он отмечал: «Но дабы деяние могло произвести право, то нужно, чтобы человек объявил на то свое соизволение, объявил, в чем воля его состоять может»58. Предмет этого деяния Радищев определял следующим образом: «Все вещи и деяния, на которые можно получить право или на которые можно правом поступиться другому, могут быть предметом в изъявлении соизволения, исключая то, что запрещено законом или что оскорбляет благонравие»59. Касаясь истории

57 8ат^пу Р.С. 8уз(ет с1е$ НеиСщеп гопшспеп Кесп1$. — 1840. — Т. 3. — С. 3. —
Цит. по:
Гримм Д.Д. Основы учения о юридической сделке в современной немецкой
доктрине пандектного права. — СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1900. — С. 1-2.
Гримм, не без оснований считая фон Савиньи родоначальником теории сделок, пи
сал: «...из немногих положений Савиньи выросла вся современная теория о природе
юридической сделки»
(Гримм Д.Д. Основы... — С. 3).

58 Радищев А.Н. Литературный архив: Материалы и исследования. — М.: Изд-во
АН СССР, 1936. - С. 91.

59 Там же.


',< /  Становление сделок как юридического факта особого рода 31

гшпоиления понятия сделки, М.М. Агарков писал: «Во взглядах па систему юридических действий со взглядами Радищева совпа-■шет докладная записка министра юстиции кн. Лопухина, утвержденная Александром I 28.02. 1804 года. В этой докладной изложен план книги законов. Третья часть книги законов посвящена общим гражданским законам, которые состоят из трех отделений: о лицах, о деяниях, о вещах. Отделение второе (о деяниях) состоит из двух частей. В первой части речь должна идти о деяниях вообще, то есть о понятии деяния, силе и действии их, форме, месте и времени. Во второй части должен быть рассмотрен вопрос об изъявлении воли, о договоре и о недозволенных действиях»60. Далее Агарков заключает: «Таким образом, уже в конце 18 и начале 19 веков русская юридическая мысль, разрешая вопрос о системе юридических фактов, отчетливо противопоставляла правонарушения и волеизъявления (сделки) и различала одностороннюю сделку и договор. Выделение учения о сделке в составе общей части гражданского права стало впоследствии фадиционным в русской цивилистической науке»61. В ст. 91 Общего положения о крестьянах 1861 г. речь идет о книге учета сде-кж и договоров. «В сию книгу вносятся по желанию договаривающихся сторон всякого рода сделки и обязательства (на суммы не свыше трехсот рублей), заключенные крестьянами как между собою, так равно и с помещиком или посторонними лицами, когда такие сделки и обязательства словесно объявлены в присутствии не менее двух свидетелей и подписаны обеими до-I оваривающимися сторонами или, по просьбе их, кем-либо дру-1им, за неумением грамоте»62. В ст. 85 Положения о губернских по крестьянским делам учреждениях говорится: «При засвиде-юльствовании сделок, заключаемых между помещиками и крестьянами, мировой посредник обязан удостовериться, во-пер-иых, что такие сделки состоялись по добровольному соглашению между обеими сторонами и что все условия сих сделок вполне известны крестьянам, и, во-вторых, что означенные сделки согласны как с Положением о крестьянах, так и с общи-

60 Агарков М.М. Понятие сделки... — С. 41-42.

61 Там же. - С. 42.

62 Российское законодательство Х-ХХ веков / Под ред. О.И. Чистякова. — М:
Юрид. лит., 1989. - Т. 7. - С. 56.


32

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ми законами»63. В проекте Гражданского уложения, подготовленного редакционной комиссией в 1882 г., ст. 56 кн. 1 разд. 3 определяет сделки следующим образом: «Действия, совершаемые для приобретения и прекращения гражданских прав (сделки), суть: 1) изъявления воли одного лица, как-то: завещательные распоряжения, и 2) договоры или соглашения двух или нескольких лиц»64.

В 1910-1912 гг. в целях упрощения хождения векселя в международном кредитном обороте принимаются меры, направленные на его унификацию. В результате в 1912 г. на конференции в Голландии 19 государствами подписывается общий Устав о векселях простых и переводных. Усилению Гаагской конвенции помешала Первая мировая война, и только в 1930 г. в Женеве были приняты действующие по сей день три вексельные конвенции.

В ходе дальнейшего развития учение о сделках в национальных правовых системах трансформировалось в самостоятельный правовой институт. В настоящее время это один из основных институтов гражданского и торгового права стран континентальной и англо-американской правовых систем. Не является в данном отношении исключением советское и современное российское гражданское право.

2. Динамика становления договоров и односторонних сделок свидетельствует об изменении подхода законодателей, выразившемся в том, что акцент от жестких формальных требований сместился в сторону содержательной части сделок. В содержании приоритет отдается не требованиям закона, а интересу субъекта сделки, его подлинной воле, не противоречащей нравственным и в широком смысле правовым требованиям конкретных времен и народов.

Что касается формы, то при всех жестких, особенно в древности, требованиях к ее соблюдению из исторического экскурса

63 Российское законодательство Х-ХХ веков... — Т. 7. — С. 196-197.

64 Проект Гражданского уложения Российской Империи. — Цит. по: Кодифика
ция
российского гражданского права: Свод законов гражданских Российской Импе
рии, Проект Гражданского уложения Российской Империи, Гражданский кодекс
РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года / Под ред. С.С. Алексеева
и др. — Екатеринбург: Изд-во Ин-та частного права, 2003. — С. 337.


§ /. Становление сделок как юридического факта особого рода 33

можно заключить, что законодателей интересовала не форма сама по себе, не абсолютизация ее для действительности соглашения или юридически значимого одностороннего акта поведения, а правильность фиксации достигнутых договоренностей участников сделок и их подтверждение, облегчающее доказывание в случае возникновения спора.

Форма — это инструмент, при помощи которого законодатели упорядочивают отношения в данной социальной сфере. Именно через требования к форме они только и влияют на эту сферу. Чем выше степень общественного развития, тем более внимательны и осторожны законодатели в том, чтобы не переступить ту грань, за которой посредством жестких формальных требований можно проигнорировать частные интересы участников сделок. Законодатели разных стран не могут, да и не отказываются от установления требований к форме как к инструменту регулирования рассматриваемой сферы обязательственных отношений, но в то же время, как видно из истории, они и не абсолютизируют эти требования. Требования к форме — это элемент публичности в частной сфере отношений.

Иными словами, история, динамика становления сделок в праве в вопросе соотношения содержания и формы предпочтение отдают содержанию, но это отнюдь не означает, что форма при этом игнорируется.

Другой не менее важный вывод из исторического экскурса состоит в том, что законодатели со сменой эпох и, как следствие, с возрастанием и усложнением социальных связей, не будучи в состоянии предусмотреть в праве жесткое нормативное регулирование всех возможных типов и видов договоров и односторонних сделок, объективно были вынуждены устанавливать общие требования в целом к договорам и односторонним сделкам. В позитивном праве это нашло отражение в структуре кодифицированных нормативных актов, в принятии законов об общих условиях сделок. От детального регулирования поведения субъектов отдельных видов сделок их эволюция пошла по пути формирования общих требований к сделкам с оставлением за их субъектами приоритетного права на определение содержания возникающего при их заключении правоотношения.

2  Заказ № |59


34

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

§ 2. Детерминация сделок

как юридического факта особого рода

2.1. Социально-экономические предпосылки детерминации сделок

1. История становления сделок предопределяет и подходы к выяснению причин их образования. Без выяснения причин появления сделок затруднено понимание их предназначения в праве и уяснение особенностей правового опосредования сделок, предопределенных социально-экономическими условиями жизни общества.

Сделка как общее юридическое понятие, получившее право на существование с развитием видов договоров и односторонних актов поведения, в социальной основе содержит волевые действия лиц, направленные на удовлетворение своих интересов. Эти действия базируются на познанных объективных закономерностях общественной жизни. Состоящее из действий социальное поведение человека образует общественное отношение, но в то же время это поведение детерминировано исторически определенной системой общественных отношений. Каждое новое поколение застает «исторически создавшееся отношение людей к природе и друг другу»65.

Действиями порождаются не только общественные отношения, но и нормы, их опосредующие, — фактические социальные нормы66, которые формируются не только живущим поколением, но и предшествующим. Новое поколение устанавливает социальные нормы, касающиеся объектов, включенных в сферу жизнедеятельности человека, а также определяет обусловленные прогрессом наиболее эффективные способы взаимодействия в отношении традиционных объектов социально-экономического оборота.

Так, экономическое явление купли-продажи как отношение между покупателем и продавцом («взаимозависимость равных уча-

65 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 3. — С. 37.

66 О фактических социальных нормах, их соотношении с деловыми обыкновения
ми см.:
Лапаева В.В. Конкретно-социологические исследования в праве. — М.: Юрид.
лит., 1987. — С. 26-30. Дискуссия о понимании права в широком и узком смысле нахо
дится за рамками данной работы. Достаточно констатировать, что наличие фактиче
ских социальных норм не отрицается сторонниками  разных подходов к праву.


•> 2. Детерминация сделок как юридического факта особого рода

 35

с тиков социальных связей, столкновение равнозначных интересов, возможность их удовлетворения взаимными или односторонними усилиями лиц»67) в силу своей природы предполагает определенное поведение сторон. Оно опосредуется правовыми нормами, и отношения между продавцом и покупателем обретают форму гражданско-правового договора. «...Сперва появляется оборот и лишь потом из него развивается правовой порядок... Уже при неразвитой меновой торговле обменивающиеся лица молчаливо признают друг друга равными личностями и собственниками обмениваемых ими благ; они делают это уже тогда, когда предлагают друг другу свои блага и совершают друг с другом сделку. Это фактическое отношение, возникающее лишь благодаря обмену и в обмене, получает позднее правовую форму в виде договора и т.д...»68. Значит, при выявлении причин сделок следует иметь в ииду, что, устанавливая причины сделок, надлежит учитывать экономическую суть сделок, их социально-природную необходимость. В то же время следует изучать причины придания юридического значения их элементам, признакам, свойствам, т.е. выяснять в этом смысле причины правового опосредования сделок, их социально-правовую необходимость. Выяснение причин появления сделок способствует установлению нормативных требований к сделкам, предопределяющих наиболее эффективный путь достижения преследуемых фактом совершения сделок целей.

Объяснение причин сделок предполагает многоуровневый подход. Механизм их возникновения содержит предпосылки общего, особенного и единичного характера.

2. Помимо истории становления сделок разных стран наиболее рельефно это прослеживается в истории советского гражданского права. Пример истории советского права столь ярок потому, что речь идет не об эволюционном развитии права, а о желании революционным путем в одночасье решить проблему правового опосредования общественных отношений, изменить их вопреки существующему объективному ходу вещей. Следствием такого подхода яв-

67 Илларионова Т.И. Сделки в механизме гражданско-правового регулирования
общественных отношений //
XXVII съезд КПСС и механизм гражданско-правового
регулирования общественных отношений: Межвуз. сб. науч. тр. — Свердловск,
1988. - С. 48.

68 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 19. — С. 393.


36

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ляются неизбежные крайности в правовом регулировании. Со временем законодатель в силу необходимости правового регулирования социальных связей адекватно уровню их фактического развития отказывается от крайних и чрезвычайных способов регулирования, но последние, естественно, оказывают влияние и на дальнейшее развитие правовых идей и нормативное регулирование.

После социалистической революции был резко ограничен гражданский оборот. Этому способствовал переход к системе социалистического учета и распределения. Первым же декретом «О земле» 26 октября 1917 г. были запрещены всякие сделки по распоряжению землей: землю было запрещено продавать, покупать, сдавать в аренду либо отчуждать каким бы то ни было способом. Декретом 14 декабря 1917 г. «О запрещении сделок с недвижимостью» запрещены сделки купли-продажи недвижимости в городах; 6 сентября 1918 г. Народный комиссариат юстиции принял постановление «О противозаконности сделок купли-продажи строений, находящихся в селениях». Это обосновывалось тем, что находящееся на земле строение связано с землей, а поэтому не может быть объектом купли-продажи, право пользования земельным участком не может приобретаться куплей-продажей. Отсюда покупка и продажа строений на земле объявляется незаконной. Подобного рода ограничения вводились и в связи с национализацией промышленности, установлением государственной монополии на нефть, ткани, сельскохозяйственные машины и т.д.69 Военный коммунизм знаменателен полным запрещением купли-продажи между организациями. Так, декретами СНК РСФСР от 23 января 1919 г. и 15 июля 1920 г. «О расчетных операциях» советским и общественным учреждениям, предприятиям и организациям приобретение товаров на рынке запрещалось. Происходило дальнейшее ограничение товаров в обороте — спирта, крепких напитков, мешков, мешковой ткани и пр. Тем самым сужалась сфера применения гражданско-правовых договоров купли-продажи между гражданами70.

69 См.: Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского прави
тельства (СУ). - 1917. - № 10. - Ст. 154; 1918. - № 65. - Ст. 715; № 45. - Ст. 546;
№ 54. - Ст. 599; № 25. - Ст. 346.

70 См.: СУ. - 1920. - № 1-2. - Ст. 2; № 12. - Ст. 76; № 34. - Ст. 161; № 66. -
Ст. 293.


$ 2. Детерминация сделок как юридического факта особого рода

 37

Переход к новой экономической политике значительно расширил область применения договоров купли-продажи. Это нашло свое отражение в «Декларации основных частных имущественных прав, признаваемых РСФСР» от 22 мая 1922 г. и в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. Крестьянам предоставлялось право свободной торговли продуктами сельского хозяйства за вычетом натурального налога. Аналогичное право давалось кустарям и мелким промышленникам. Предприятиям, снятым со всех видов государственного обеспечения, разрешалось реализовывать продукцию по рыночным ценам. Получили право на существование товарные биржи, а затем и фондовые отделы при них, создаваемые для торговли иностранной валютой, банкнотами, государственными ценными бумагами, акциями, паями, благородными металлами в слитках. На определенных условиях разрешалась купля-продажа строений, отменялись запрещения на обращение золота, серебра, платины и металлов платиновой группы в изделиях, слитках и монете, а равно драгоценных камней и иностранной валюты71.

Дальнейшее усиление централизации и плановости в экономике приводит, с одной стороны, к появлению новых разновидностей договоров купли-продажи и регламентации их правового режима, а с другой — созданная командно-административная система управления экономикой и соответствующая ей политика, сложившиеся стереотипы сознания, образ жизни и т.д. влекут за собой ограничение количества видов договоров в гражданском обороте и, в частности, договоров купли-продажи.

Так, в самостоятельный договор выделяется специфическая разновидность купли-продажи — поставка72. Первоначально отношения между поставщиком и покупателем в основном определялись правилами Гражданского кодекса РСФСР за некоторыми изъятиями. В дальнейшем по мере централизации и развития плановых начал в экономике сфера применения этого договора расширяется. Гражданским кодексом, положениями о поставках и рядом других нормативных актов более детально регламентируется правовой режим поставки73. Охват договором поставки зна-

71 См.: СУ. — 1921. - № 40. - Ст. 212; № 60. - Ст. 410; № 72. - Ст. 577; 1922. -
№ 16. - Ст. 155; № 28. - Ст. 318; № 36. - Ст. 423; № 65. - Ст. 858.

72 СУ. - 1921. - № 68. - Ст. 529.

73 См.: СУ. - 1922. - № 71. - Ст. 904; 1921. - № 69. - Ст. 549; 1922. - № 43. -
Ст. 525. — Цит. по:
Кодификация... — С. 641-663, 732-735.


38

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

чительного числа объектов купли-продажи в отношениях между предприятиями и организациями приводит к резкому сокращению договоров купли-продажи с участием указанных юридических лиц. Предприятиям и организациям устанавливаются лимиты на совершение разовых сделок.

С 1937 г. исходя из экономических и политических соображений совершение на территории Союза ССР сделок с золотом, серебром, платиной и металлами платиновой группы в монете, слитках в сыром виде, с иностранной валютой и т.д. признано исключительным правом Госбанка СССР74. Не способствует развитию купли-продажи и ограничение количества строений, скота, иных материальных благ, могущих находиться в собственности граждан. Изложенные и ряд других ограничений имели место, как известно, в течение десятилетий.

Юридическая судьба договора мены аналогична ситуации, сложившейся с договором купли-продажи. Применяемый в первые годы советской власти товарообмен для увеличения объема хлебных заготовок по сути дела носил административный характер. Правительство устанавливало порядок и нормы выдачи товаров в обмен на хлеб. Для производства обмена каждый раз требовалось разрешение продовольственных органов75. Гражданско-правовой характер мена приобрела после перевода народного хозяйства на экономические рычаги управления. Декрет СНК РСФСР от 24 мая 1921 г. «Об обмене» разрешил крестьянам и кустарям товарообмен с государством по взаимному соглашению сторон76. В этот период широкое распространение получил договор мены между организациями. Однако впоследствии в связи с кредитной реформой прямой товарообмен между социалистическими предприятиями был запрещен, поскольку, по мнению руководства страны того периода, прямой товарообмен являл собой грубое извращение установленных государством и партией принципов хозрасчета77. Дальнейшее развитие хозяйственной жизни страны привело к необходимости ислоль-

74 Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства Сою
за ССР (СЗ). - 1937. - № 8. - Ст. 25.

75 СУ. - 1918. - № 30. - Ст. 39В.

76 СУ. - 1921. - № 40. - Ст. 212.

77 СЗ. - 1931. - № 63. - Ст. 414.


V >' Летерминация сделок как юридического факта особого рода

 39

юиания мены, отмене ранее принятых решений и регламентации законодателем правового режима договора мены между гражданами и организациями или с их участием.

Национализация ряда объектов права собственности неизбежно привела к запрету дарения этой категории имущества (земля, ее недра, воды, леса и т.д.). Декретом ВЦИК «О дарениях» от 20 мая 1918 г. договоры дарения ограничивались 10 000 руб., за исключением пожертвований на общеполезную цель, но такое даре-кие допускалось только с разрешения Совнаркома78. Ч. 1 ст. 138 Г К РСФСР 1922 г. также ограничивала договор дарения суммой в 10 000 руб. золотом79. «Основанием для ограничения служит то соображение, что дарение, как правило, не принадлежит к числу сделок, которые могут способствовать развитию производительных сил страны (ст. 41 ГК); с другой стороны, в безвозмездной уступке имущества трудно в большинстве случаев усмотреть пользование имуществом (со стороны дарителя), соответствующее социально-хозяйственному назначению имущества (ст. 1 ГК). Безвозмездный переход имущества не только не нужен для хозяйственной жизни, он может даже сбивать все планы, все перспективы. Дарение может привести к дроблению имущества, что не соответствует интересам государства. Мелкие дарения законом допускаются по соображениям практического характера: безусловный запрет всякого, даже ничтожного по сумме дарения неизбежно привел бы к многочисленным нарушениям закона; борьба с этими нарушениями была связана для государства с такими затруднениями, которых не окупило бы положительное значение запрета»80. Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 15 февраля 1926 г. ч. 1 ст. 138 ГК РСФСР 1922 г., ограничивающая дарение суммой 10 000 руб., была отменена. Дарения стали допускаться на любую сумму81.

После революции была запрещена аренда имущества, подвергшегося национализации. Разрешалась лишь аренда строений государственными предприятиями и учреждениями и арен-

78 СУ. - 1918. - № 43. - Ст. 525.

79 СУ. - 1922. - № 71. - Ст. 904. - Цит. по: Кодификация... - С. 648.

80 Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданско
го права. 1917-1947. - М., 1949. - С. 231-232.

81 См.: СУ. - 1926. - № 10. - Ст. 73. - Цит. по: Кодификация... - С. 648.


40 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

да предприятий82. В последующем ранее установленные запреты отменяются. Аналогичная ситуация складывалась и с договором комиссии, который изначально запрещался для государственных и общественных организаций83.

Из односторонних сделок проследим историю развития в советский период завещания и векселя. В 1918 г. 4 мая был издан декрет «Об отмене наследования», в котором говорилось, что «наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменяется. После смерти владельца имущество, ему принадлежащее (как движимое, так и недвижимое), становится государственным достоянием Российской Социалистической Советской Федеративной Республики»84. Однако уже с принятием Гражданского кодекса РСФСР во времена нэпа правом опосредуется наследование по завещанию85.

В годы нэпа вексель применялся и широких масштабах. Действовали положения о векселях. В России такое положение было принято в 1922 г. Кредитная реформа 1930-1931 гг. запретила коммерческий оборот и использование векселя. «Граждане сохраняли право выдавать векселя, но в связи с прекращением предпринимательской деятельности (как следствие искоренения нэпа) векселя фактически перестали применяться и между гражданами»86. Вексель сохранился только во внешней торговле, где приходилось считаться с международным законодательством. Для этого СССР в 1936 г. присоединился к трем женевским конвенциям 1930 г.: Конвенции, устанавливающей Единообразный закон о переводном и простом векселях; Конвенции о гербовом сборе в отношении переводного и простого векселей; Конвенции, имеющей целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях87. В связи с присоединением СССР к Междуна-

82 СУ. - 1918. - № 62. - Ст. 674; № 69. - Ст. 651; 1921. - № 53. - Ст. 313.

83 СУ. - 1919. - № 53. - Ст. 509; 1920. - № 67. - Ст. 305; 1921. - № 3. - Ст. 29;
1926. - № 59. - Ст. 451.

84 СУ. - 1918. - № 34. - Ст. 456.

85 См.: СУ. - 1922. - № 71. - Ст. 904. - Цит. по: Кодификация... - С. 700-707.

86 Рясенцев В.А. Вексель начинает действовать // Сов. юстиция. — 1990. —
№ 15. - С. 10.

87 Белое В.А. Вексельное законодательство России. — М.: ЮрИнфоР, 1999. —
С. 442-466.


$ 2. Детерминация сделок как юридического факта особого рода

 41

родной конвенции о векселях Постановлением ЦИК и СНК СССР № 104/1341 от 07.08.1937 г. было утверждено Положение о простом и переводном векселе88.

Законодательство 50-60-х годов XX в., в частности Гражданский кодекс РСФСР, в значительной мере способствовало регулированию общественных отношений в соответствии с уровнем их фактического развития. Так, сторонам в договорах предоставлялись более широкие возможности в определении содержания договоров. Характерным примером тому является глава ГК РСФСР 1964 г., посвященная договору контрактации. Ст. 268 ГК РСФСР 1964 г. перечисляла лишь те условия договора, которые должны быть согласованы сторонами, но при этом не формулировала конкретных прав и обязанностей. К сожалению, ростки заложенной в ГК РСФСР 1964 г. правовой свободы сводились на нет детальным подзаконным регулированием содержания предусмотренных в кодексе типов и видов договоров. Достаточно вспомнить устанавливаемый подзаконными актами в ряде случаев чрезмерно «зарегулированный» порядок заключения и исполнения договоров поставки продукции производственного назначения, товаров народного потребления, регламентацию договоров подряда на капиталь-нос строительство, регулирование договоров бытового проката, услуг по перевозке и пр. Тенденция к преодолению этих негативных для развития института сделок последствий проявилась с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, а затем и Гражданского кодекса Российской Федерации.

3. Проведенный исторический экскурс наглядно свидетельствует по крайней мере о двух обстоятельствах. Попытки запретить, искоренить те или иные сделки юридическими средствами бесплодны, обречены на провал. Причины сделок глубже надстроечных явлений, они лежат в базисе общества. Это во-первых.

Во-вторых, законодатель через придание юридического значения или отказа в этом тем или иным социально значимым актам поведения реализует свое намерение воздействовать на фактические общественные отношения, тем самым регулируя их определенным образом.

Законодательное запрещение сделок, непридание им статуса юридических фактов, влекущих желаемые правовые последствия,

88 СЗ. - 1937. - № 52. - Ст. 221.


42

 Гл. ]. Предпосылки формирования правового режима сделок

отнюдь не означают исключение их из социально-экономического оборота. Волевые действия законодателя, его правовой произвол в части непризнания за социально значимыми актами поведения качества юридически действительных сделок в конечном счете, как свидетельствует история нашей страны в XX в., не способствуют прогрессу в социально-экономической жизни общества.

Предпосылками общего характера сделок являются социально-экономические условия, порождающие тот круг сделок, которые могут использоваться в гражданском обороте. К ним следует отнести общественное разделение труда, существующую систему хозяйства, правовую политику государства, факторы географического и демографического характера, сложившийся образ жизни, культуру и т.д. Эти обстоятельства создают благоприятные условия для появления одних видов сделок и тормозят развитие других, отвергаемых обществом в данный исторический период. Наиболее употребляемые сделки фиксируются законодателем.

2.2. Причины сделок и виды их детерминации

1. Сам по себе комплекс событий, явлений и процессов, воздействующих на изучаемый предмет, без раскрытия причинных связей — это лишь набор факторов, который недостаточен для познания обусловленных ими явлений89. Сущностные причины сделки лежат не вне ее, а в ней самой. В то же время признание решающей роли за внутренними взаимодействиями не исключает наличия внешних взаимодействий90.

89 В свое время теория факторов была подвергнута обоснованной критике.
См.:
Плеханов Г.В. Избранные философские произведения. — М., 1956. — Т. II. —
С. 242 и след.

90 Говоря о детерминизме в широком смысле, М. Бунге отмечал, что необходи
мыми и достаточными компонентами его являются «генетический принцип, или
принцип производительности, согласно которому ничто не может возникнуть из ни
чего или перейти в ничто, и принцип закономерности, гласящий, что ничто не проис
ходит необусловленным и полностью нерегулярным путем — иначе говоря, незаконо
мерным, произвольным образом»
(Бунге М. Причинность: Место принципа причин
ности в современной науке. — М: Изд-во иностр. лит., 1962. — С. 40). От других
типов связей причинную связь отличает также то, что она характеризуется такими
чертами, как линейность, односторонняя направленность, необратимость, непрерыв
ность, различение главного и второстепенного (причин и условий), объективность,
всеобщность, временная асимметрия, пространственная и временная непрерывность,
изоморфизм и т.д.
(Бунге М. Причинность... — С. 143-200).


$ 2. Детерминация сделок как юридического факта особого рода 43

Как универсальное взаимодействие причинность предполагает наличие комплекса причин, но роль целостной системы неодинакова. Одни представляют собой своеобразный стержень системы, ее основание, другие — производные конкретных взаимодействий в обеспечении существования и функционирования — обслуживают ведущие компоненты, в то же время активно на них воздействуя91.

В философии существуют по крайней мере два различных подхода к анализу понятия причинной связи (см.: Свечников Г.А. Диалектико-материалистическая концепция причинности // Современный детерминизм: Законы природы. — М., 1973. — С. 125-130). При первом подходе под причиной движения объекта понимают одностороннее воздействие на него другого объекта. При втором считают, что «причина возникновения и развития материальных образований содержится в них самих и представляет собой взаимодействие элементов, их образующих» (Диалектический и исторический материализм / Под ред. А.П. Шептулина. — М.: Политиздат, 1985. — С. 151). Свечников указывает, что при втором подходе причина выступает как взаимодействие частей, сторон, тенденций материальной системы, вызывающее изменение этой системы (см.: Свечников Г.А. Диалектико-материалистическая концепция... — С. 125-130).

Представляется, что принципиальной разницы между высказываниями цитируемых авторов о втором подходе к вопросу о причинности нет. И в первом и во втором случае речь идет о взаимодействии частей, сторон материального образования. Что касается употребления Свсчниковым термина «система», то здесь следует иметь в виду, что «ученые убедительно показали, что все реальные объекты независимо от своего природного или социального происхождения, будучи вовлеченными в орбиту человеческой деятельности, обретают системные качества. Иначе говоря, социальные качества -- это системные (интегративные) качества» (см.: Плохое В.Д. Социальные нормы: Философские основания общей теории. — М.: Мысль, 1985. — С. 7).

Первый подход не дает никакой информации о происхождении действующей односторонней силы, «не вскрывает истинную причину движения, не показывает его реального основания, а лить переносит трудности причинного объяснения с одного тела на другое» (Свечников Г.А. Диалектико-материалистическая концепция... — С. 126). '->го означает, что за причиной первого порядка следует причина второго, далее третьего порядка и так до бесконечности. При таком подходе невозможно выяснить, какая из них будет выступать непосредственно в качестве причины, например сделок.

С течением времени все большее число философов рассматривают социальную причинность в качестве взаимодействия, универсального взаимодействия (системная причина) (Категории диалектики как ступени познания / Отв. ред. А.П. Шептулин. — М.: Наука, 1971. — С. 184; Алексеев П.В., Панин А.В. Диалектический материализм. — М, 1987. — С. 277 и след.; Келле В.Ж. Соотношение детерминизма и системности в методологии социального познания // Вопр. философии. — 1983. — № 6. — С. 57; Черненко А.К. Причинность в истории. — М.: Мысль, 1983. — С. 29-33). Понимание причинности как универсального взаимодействия позволяет «в процессе познания переключить внимание субъекта с внешних взаимодействий на внутренние процессы, обусловливающие качественную определенность вещи, на выявление внутренних причин ее возникновения, функционирования и развития» (Шептулин А.П. Диалектический метод познания. — М., 1983. - С. 155).

91 Подробнее см.: Черненко А.К. Причинность... — С. 31.


44

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

Стержневой экономической причиной сделок, их источником стало общественное разделение труда. «...Сделки как естественное следствие вытекают из отношений производства»92. Анализируя процесс обмена товаровладельцами, К. Маркс писал: «Это юридическое отношение, формой которого является договор, — все равно закреплен ли он законом или нет, — есть волевое отношение, в котором отражается экономическое отношение. Содержание этого юридического, или волевого, отношения дано самим экономическим отношением»93.

Причины придания юридического значения социально значимым актам поведения, т.е. причины вычленения юридически значимых элементов этого акта поведения, состоят в следующем: во-первых, эти признаки, элементы, свойства социально значимого акта поведения вычленяются правом потому, что они — носители регулятивного качества данного акта поведения (взятые в своем единстве они регулируют поведение); во-вторых, эти признаки, элементы, свойства выделяются правом потому, что они могут быть им опосредованы. Воля как элемент социально значимого акта поведения как таковая не может быть опосредована, она опосредуется только через внешнее се проявление.

2. Причины правового опосредования сделок в этом смысле, их социально-правовую необходимость надлежит отличать от причин правового опосредования сделок как правового явления. Это уже причины опосредования сделок как факта, точнее причины придания факту юридического значения. Основной причиной правового опосредования сделок в таком понимании явилось то, что опосредующие сделки фактические социальные нормы оцениваются законодателем с точки зрения их регулятивных свойств, общественной полезности, соответствия объективным потребностям развития всего социального организма в целом. Необходимо это потому, что фактические социальные нормы (и действия тоже) могут идти вразрез с нормами действующего законодательства. В то же время эти нормы могут использоваться либо для восполнения пробелов правового регулирования, либо

92 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 25, ч. 1. — С. 373.

93 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - 2-е изд. - Т. 23. - С. 94.


$ 2. Детерминация сделок как юридического факта особого рода

 45

для осуществления в пределах не запрещенных законом регулирования отношений, не требующих в силу своего характера и степени общественной значимости правовой регламентации94. Регулируя ту или иную сферу общественной жизни, они подчинены целям функционирования лишь данной сферы общественных отношений, и это порождает критические ситуации. Например, продавец вещи не предупредил покупателя обо всех правах третьих лиц на продаваемую вещь, что повлекло неблагоприятные правовые последствия. Ст. 460 ГК РФ такую обязанность продавца предусматривает. Ст. 617 ГК РФ предусматривает сохранение в силе договора аренды при переходе права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу, а сама купля-продажа как экономическое явление, как сделка в этом смысле при прочих равных условиях нарушала бы интересы арендатора, вызвала бы конфликтную ситуацию между последним и новым собственником арендованного имущества. Правовое регулирование позволяет сбалансировать интересы арендатора с потребностями и интересами развития иных сторон общественной жизни.

По существу, причины правового опосредования сделок в указанном смысле — это причины возникновения права. «Право потому и возникает, что в соответствии с требованиями экономического базиса на определенной стадии развития общества оказывается необходимо при помощи юридических средств упорядочить общественные отношения, ввести их в определенные рамки. Обеспечить их дальнейшее развитие, словом, известным образом юридически воздействовать на них»95. Изложенное, по сути, является выяснением причин правового режима сделок.

Помимо источников сделок к иным причинам, их порождающим, исходя из исторического экскурса в национальные правовые системы следует отнести такие факторы гражданского оборота, как существующая система хозяйства, правовая политика государства, сложившийся образ жизни, культура и пр.

3. Причины сделок надлежит отличать от условий, но следует иметь в виду зыбкость и условность разграничения этих

94 См.: Лапаева В.В. Конкретно-социологические исследования... — С. 26.

95 Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом госу
дарстве. — М.: Юрид. лит., 1966. — С. 5.


46

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

категорий96. К условиям относятся обстоятельства, которые играют второстепенную, несущественную, пассивную роль в возникновении сделок. Условия способствуют возникновению следствия из причины, но сами по себе его не порождают. Так, если договор найма жилого помещения заключен нанимателем в связи с переездом на жительство в данный населенный пункт родственников нанимателя, то этот факт сам по себе пе исключает возможности заключения этого же договора но иным побудившим нанимателя обстоятельствам: необходимость временного переезда на другую квартиру по причине ремонта основной жилой площади, отказ от проживания в ранее занимаемой квартире в связи с неудовлетворительными санитарпо-бытовыми условиями или по семейным обстоятельствам и т.д. Приобретение вещи, предопределенное желанием произвести дарение, способствует заключению договора купли-продажи, но пе исключает возможность покупки данной вещи этим же лицом в целях использования ее самим же покупателем. Объявление конкурса по требованию вышестоящей организации-устроителя не исключает проведение его по усмотрению самого устроителя. И конечном счете условия сделок преобразуются в их мотивы, которые, как правило, пе влияют на действительность сделок.

4. Перечисленные общие предпосылки обусловливают возникновение любой сделки, но каждая сделка обладает только ей присущими свойствами. «Ни общее, пи единичное не обладают самостоятельным существованием, не существуют как таковые. Самостоятельно существует отдельное (отдельные предметы, процессы, явления). Общее же и единичное существуют лишь в отдельном, в виде сторон, моментов отдельного»97. Причины единичного характера суть потребности, интересы субъектов сделки, выражающиеся через их волю.

Потребность выступает как нужда или недостаток в чем-либо необходимом для поддержания жизнедеятельности человека и сопровождается стремлением их устранить. Для удовлетворения

96 См.: Лебедев С. Причина и следствие. — М., 1960. — С. 39; Налетов И.З. При
чинность и теория познания. — М.: Мысль, 1975. — С. 31;
Макаров М.Г. Сложность и
вариативность категории диалектики. — Л.: Наука, 1988. — С. 138.

97 Диалектический и исторический материализм... — С. 130.


§ 2. Детерминация сделок как юридического факта особого рода

 47

этого необходима соответствующая форма активности98. Потребность генетически связана с волей. Но при рассмотрении ее детерминирующей роли по отношению к воле следует различать саму потребность как объективную реальность и осознание потребности как реальность психическую.

В качестве объективной реальности потребность сама по себе, без человека, «действовать» не может. В то же время зависимость воли от потребности в этом качестве будет состоять в том, что потребность является источником человеческого поведения. «Никто не может сделать что-нибудь, не делая этого вместе с тем ради какой-либо из своих потребностей...»99.

Потребность как реальность психическая выступает как особое психическое состояние человека, создаваемое испытываемой им нуждой и определяющее направленность его воли100. Итак, потребность как целостное явление представляет собой основу воли, выступает в качестве исходного пункта волевого процесса. Ьудучи детерминантой воли, в ряду других факторов, от которых зависит волевой процесс, она должна рассматриваться в единстве своих объективных и психических свойств. В противном случае будет стираться грань между осознанием потребности и мотивом, а также между осознанием потребности и интересами в субъективном смысле.

Интерес представляет собой «ценность и значение, придаваемые нами вещи, которая соответственно этому занимает наши мысли и чувства»101. Интересы объективны, так как в основе их лежат потребности. Субъективную сторону интереса составляют понимание существа потребности и необходимость ее удовлетворения. Но интерес в субъективном смысле и осознание потребности не совпадают. В данном контексте интерес выступает формой проявления познавательной потребности, а осознание потребности — содержанием ее как категории. Интерес обнаруживается в эмоциональном тоне, который приобретает процесс познания102. Из-

98 Макланов А.Г. Общая психология. — СПб.: Питер, 2003. — С. 131, 515.

99 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 3. — С. 245.

100 Психология: Словарь/ Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. —
М: Политиздат, 1990. — С. 287.

101 Философский энциклопедический словарь. — М., 2003. — С. 83.

102 Макланов А.Г. Общая психология... — С. 512.


48

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ложенное свидетельствует о том, что интерес не сводится к психическим процессам и состояниям, а является обобщающей категорией, характеризующей направленность психики на познание того или иного объекта. В таком качестве интерес способствует ориентации, избирательности волевых процессов, стимулирует их.

  1.  Нужно иметь в виду, что разделение причин на причины общего и единичного характера при всей их познавательной ценности относительно. Единичные причины всегда конкретны, но через них проявляются причины общие. Так, отмена ограничений выхода предприятий и организаций на международный рынок позволила реализовывать коккурснтноспособную продукцию путем заключения сделок в интересах получения валюты или товаров народного потребления. Продажа в собственность гражданам занимаемых ими по договорам социального найма квартир обусловила появление новой для нас разновидности договоров купли-продажи. Одной из причин единичного характера здесь является реализация интереса конкретного гражданина по приобретению квартиры в собственность.
  2.  Общими и единичными предпосылками возникновения сделок в гражданском праве предопределено использование не только сделок, но и иных юридических фактов. Например, волей компетентных органов и интересами государства инициируется появление административных актов. Волей и интересами конкретного лица вызвано совершение правомерных юридических действий, специально не направленных на достижение гражданско-правовых последствий либо направленных на достижение этих последствий, но порождающих права и обязанности самим фактом их совершения (создание произведений литературы, науки, искусства, обнаружение клада, находка и т.д.). Поэтому среди общих и единичных предпосылок возникновения сделок необходимо выявить то особенное, что обусловливает именно их появление в гражданском обороте.

Единичное всегда выступает в роли особенного103. Специфика сделок состоит в том, что при их помощи всегда достигается удовлетворение или создается конкретная возможность удовлетворения интересов по крайней мере двух лиц. Интересы удовлетворяются результатами совершения сделки. Это своеобразие

103 Диалектический и исторический материализм... — С. 131.


$ 2. Детерминация сделок как юридического факта особого рода 49

сделок и является тем особенным, что вызывает их к жизни. Причем при помощи сделок удовлетворяются обоюдные, взаимные интересы их участников, что реализуется на основе свободного волеизъявления последних.

Природа сделок, создающая возможность удовлетворения совместных интересов, наиболее ярко проявляется в договоре. Он позволяет удовлетворять противоположные, но общие по направленности на правовые последствия интересы. Так, при купле-продаже одна сторона стремится продать конкретную вещь, т.е. отказывается от права собственности на нее ради приобретения в собственность какой-либо денежной суммы. Другая сторона, наоборот, заинтересована в получении данной вещи в собственность путем передачи контрагенту определенной денежной суммы. По договору мены каждая из сторон заинтересована в приобретении в собственность той вещи, которой она ранее не обладала. По договору имущественного найма наймодатель реализует свой интерес предоставлением принадлежащего ему имущества во временное пользование за плату нанимателю, который получает право пользования на обусловленное договором имущество. «Если же рассматривать названное явление в самом общем его выражении, то оно может быть сведено к одному из трех вариантов: сапна сгсс!спсЛ — принятие на себя обязанности в целях приобретения прав (как, например, при купле-продаже), еаша <1опапсН - принятие на себя обязанности в целях наделения правом другого (как, например, при дарении), сайка 8о1уепаЧ — сложение обязанностей с другой стороны в целях освобождения от обязанностей самого себя (как, например, при прекращении договора с согласия обоих его участников)»104.

Рассмотрение причин особенного характера свидетельствует о том, что в договорах ими является основание сделки, саиза — понятие, используемое еще со времен римского права. Кауза характерна для сделок с имущественным предоставлением, «посредством которых обогащается имущество другого лица»105. «Намерение, направленное на косвенный (посредственный) правовой результат предоставления, мы называем его каузой (в субъектив-

104 Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы... — С. 98-99.

105 Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. — М.: Изд-во иностр.
лит., 1950. — Т. 1, полутом 2: Введение и общая часть. — С. 125.


50

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ном смысле), т.е. правовой целью предоставления, а так как намерение достигнуть цели составляет вместе с тем побудительную причину предоставления, его можно назвать также правовым основанием»106. Косвенный правовой результат предоставления характерен и для односторонних сделок. Так, при публичном конкурсе высказывается одностороннее намерение о выплате вознаграждения за лучший результат. Следовательно, кауза есть и в односторонних сделках. То же характерно и для публичного обещания награды, заявления о прекращении обязательства путем зачета встречных и однородных требований, срок исполнения которых наступил.

Будучи особенной причиной сделок, кауза не может рассматриваться в качестве их существенного элемента, элемента состава сделки, ибо сделка есть следствие этой и ряда иных причин. Тем не менее названное обстоятельство не исключает возможности использования основания сделок как одного из условий их действительности107, ибо эта причина направляет волю на формирование сделки. Сложность лишь в том, что такое основание нельзя установить при совершении абстрактных сделок. Однако последнее не означает его отсутствие, хотя и является косвенным подтверждением тому, что особенной правовой причине сделок не придается статус элемента сделки, а если бы и был бы придан, то противоречил бы логике причинно-следственных связей.

Используемое в англо-американском договорном праве встречное удовлетворение, на наш взгляд, тоже выступает причиной особенного характера и потому, по вышеуказанным причинам, не может считаться существенным элементом договора. Тем не менее это не исключает возможности использования его в качестве условия действительности данного договора.

7. При рассмотрении общих, единичных и особенных причин сделок следует помнить, что в действительности причины и следствия меняются местами, переходят друг в друга. Совершение сделки, приводящее в конечном итоге к изменению в фактических общественных отношениях, окажет влияние на возмож-

106 Эннекцерус Л. Курс... — С. 125.

107 Представляется, что спор французских цивилистов о сама как необходимом
элементе договора (см.:
Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому пра
ву// Учен. тр. ВИЮН. - М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. - Вып. 3. - С. 76-77)
был спором об использовании
саиха как условии действительности договора.


# 2. Детерминация сделок как юридического факта особого рода

 51

ность удовлетворения личных потребностей и станет предпосылкой для заключения других сделок. Этот процесс постоянен. Так, реализация товаров в розничной купле-продаже повлечет необходимость заключения договора поставки для обеспечения работы торгующей организации; заключение договора комиссии обязывает комиссионера совершить сделку или ряд сделок для комитента с третьими лицами; объявление конкурса явится причиной предоставления работ на конкурс и пр.

8. Другая сторона проблемы детерминации — связь сделки с се правовыми последствиями. Природа этой связи не характеризуется причинностью. «Связь причины и следствия — объективно существующая связь явлений. Человек способен познать эту связь, вскрыть ее содержание и использовать се в своей практической деятельности. Однако он не способен сконструировать ее по собственной воле. Связь юридического факта и правовых последствий, возникающая на основе норм права, продукта творческой деятельности человека, не может быть отнесена к причинным»10". Связь сделки с их правовыми последствиями представляет собой разновидность одной из непричинных форм детерминации. Сделки детерминированы с правовыми последствиями нормами права, установленными законодателем.

Сделки и порождаемые ими последствия не находится между собой в причинной связи. Это во-первых. Во-вторых, сделки, как и любое явление действительности, причинно обусловлены. Возникновение сделок вызвано социально-экономической необходимостью взаимодействия людей, осуществляемого согласованием встречных интересов в целях удовлетворения соответствующих потребностей. Действия порождают фактические социальные нормы, которыми в конечном итоге и опосредуются. Эти нормы внутренне присущи сделкам.

«Следует различать два рода детерминации общественных отношений посредством норм. В одном случае она осуществляется подобно всем другим природным процессам — слепо. При этом норма действует как объективные системные законы; они субъективно не выделены (не познаны) из "живой" связи имманентных системных процессов, участвующих в самоорганизации, самоин-

108 Исаков В.В. Проблемы теории юридических фактов: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — Свердловск, 1985. — С. 8.


52

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

теграции, самоуправлении социальной системы. <...> Нормативная детерминация — иного рода»109. Сделки характеризуются единством действий и социальных норм, их опосредующих. В связи с этим представляется неверным при определении и характеристике сделок акцентировать внимание лишь на действиях субъектов сделок. Нужно учитывать детерминированность этих действий фактическими социальными нормами. Опосредование сделок правовыми нормами, поскольку право не в силах изменить природу тех или иных общественных отношений, сути сделок не меняет. Если законодатель установит норму, противоречащую сути сделок, то это приведет к искажению функций сделок в праве как регулятора общественных отношений. Задача законодателя состоит в том, чтобы придавать правовое значение тем фактическим социальным нормам, опосредующим образующие сделки действия, которые трансформируют эти действия в сделки, т.е. в юридический факт, регулирующий общественные отношения.

9. Анализ причин возникновения сделок позволяет утверждать, что они изначально вызывались к жизни как индивидуальные регуляторы межличностных отношений. Это имманентно присущее сделкам состояние. «Право само по себе ничего не создает, а только санкционирует существующие отношения»110, а значит, и сделки право может использовать и использует в основе своей в первую очередь в качестве индивидуальных регуляторов межличностных или, точнее, общественных отношений. При этом сделка, безусловно, способна стать средством индивидуального регулирования только в том случае, если она состоялась как юридический факт, если законодатель придал фактическому обстоятельству юридическое значение.

§ 3. Понятие правового режима сделок

3.1. Концептуальные подходы к понятию правового режима сделок

1. Динамика становления и детерминация сделок, свидетельствующие о тенденции перехода от детального регулирования договоров и односторонних сделок к формированию общих требо-

109 Плохое В.Д. Социальные нормы... — С. 158.

110 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 2. — С. 208.


§ 3. Понятие правового режима сделок

 53

ваний к сделкам, сопряженные с возникновением их как индивидуальных регуляторов межличностных отношений, позволяют утверждать, что возникновение института сделок означало переход к качественно новому порядку регулирования в гражданском обороте, некую систематизацию законодателями правового воздействия на общественные отношения.

Не имея возможности зафиксировать в праве разнообразные модели, типовые правовые конструкции для всех подлежащих гражданско-правовому регулированию ситуаций, законодатели были вынуждены систематизировать эти правила, создать обобщенную правовую конструкцию, которая позволила бы им адекватно реагировать на действия субъектов права по реализации своих интересов. Законодатели в принципе не могли обойтись без системы правил регулирования социально активного поведения в гражданском обороте. Эти правила в качестве обобщенной правовой конструкции в конечном итоге закреплялись в нормах права, но ввиду невозможности моделирования всех подлежащих гражданско-правовому регулированию ситуаций система правил о сделках не могла образовывать собой механическую совокупность норм об известных видах сделок. Жизнь требовала абстрагирования от конкретных видов договоров и односторонних актов поведения, обобщения их с целью создания новой правовой конструкции, нового порядка регулирования в гражданском обороте, новой системы правил. Эта правовая конструкция как система правил должна была выступать цельной, обладающей внутренним единством, взаимосвязанной и логически последовательной совокупностью нормативных требований, сформированной на основе качественно новых подходов не только в одной плоскости норм, но и как правила, предписания, устанавливающие определенный порядок оценки поведения субъекта права.

Система правил, необходимых для достижения определенной цели, может быть охарактеризована как режим111. В юриди-

'" Такой вывод следует из этимологии слова «режим» и раскрытия его смыслового значения в лингвистике. Французский термин «ге§1те» и латинский «ге§1тет» означают 'управление' (см.: Энциклопедический словарь. — М., 1990. — С. П24). Режим представляет собой систему правил, мероприятий, необходимых для той или иной цели (Словарь иностранных слов. — М., 1988. — С. 423). Под режимом понимается: 1. Распорядок дел, действий. 2. Условия деятельности, работы, существования чего-нибудь. 3. Государственный строй (обычно об антинародном, антидемократическом строе) (см.: Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 2003. - С. 673).


54 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ческой литературе категория правового режима используется достаточно давно, однако однозначного ее понимания нет112. Не нашла она должного отражения и в цивилистике, что не исключает возможности ее использования для характеристики особенностей гражданского права, решения проблемы отнесения к сделкам социально значимых соглашений и односторонних актов поведения. Дело в том, что категория метода гражданско-правового регулирования и такие его черты, как правонаделение, дис-позитивность, правовая инициатива и юридическое равенство"3, хотя и являются главными, ключевыми приемами, в том числе и для правовой оценки социально значимого акта поведения, все же не могут рассматриваться в качестве единственных юридических особенностей гражданского права. К таковым относятся принципы, функции, механизм правового регулирования и др."4 Юридической особенностью отрасли является и правовой режим. «Уже давно научные исследования, преследовавшие цель выяснить специфику юридического регулирования определенного участка деятельности, в особенности когда эта деятельность имеет строго определенный объект, проводились под углом зрения правового режима данного объекта, вида деятельности. Когда же при изучении системы права выяснилось, что для каждой отрасли характерен свой специфический режим регулирования и в нем как раз концентрируется юридическое своеобразие отрасли, то стало очевидным, что рассматриваемое понятие выражает определяющие, узловые стороны правовой действительности»115.

112 См.: Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. — М.: Юрид. лит, 1989. — С. 184-205; Матучов И.И., Малько А.В. Правовые режимы: Вопросы теории и практики // Правоведение. — 1996. — № I. — С. 16-22; Рушайло В.Б. Административно-правовые режимы. — М.: Щит-М, 2000. — С. 11-15; Шамсу-мова Э.Ф. Правовые режимы (теоретический аспект): Автореф. лис. ... канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2001. — С. 7-23; Она же. Категория «правовой режим» в юриспруденции. — Екатеринбург, 2003. — С. 51-69.

"3 См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. — Свердловск, 1972. — С. 64-103.

114 См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод... — С. 15; Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования общественных отношений// Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сб. ст. — М.: Статут, 2001. - С. 54-55.

1,5Алексеев С.С. Восхождение к праву: Поиски и решения. — М: НОРМА, 2001. — С. 333-334. Об этом же см.: Алексеев С.С. Общие дозволения... — С. 184.


$ 3. Понятие правового режима сделок

 55

Категория правового режима, не умаляя, а, напротив, подчеркивая значимость категории метода гражданско-правового регулирования, который «концентрирует в себе основные юридические особенности отрасли, ее правовые свойства»"6, позволяет показать специфику отраслевого воздействия права на определенную область социально активного поведения и тем самым через правовой режим соотнести, увязать правовое опосредование сделок как единого, цельного правового явления с выбранным законодателем гражданско-правовым методом регулирования общественных отношений. Правовой режим позволяет преломить метод па конкретный участок правового регулирования, рассмотреть проявление метода гражданско-правового регулирования в сделках и дает возможность конкретизировать приемы, способы правового регулирования применительно не в целом к отрасли, а к отдельным ее институтам как элементам отрасли117.

2. Многозначность понимания категории правового режима в праве и недостаточная разработанность ее в цивилистике требуют более четкого определения понятия правового режима сделок, учитывающего, разумеется, уровень общетеоретической разработки этого вопроса.

Наиболее содержательно в теории права правовой режим определен как «социальный режим некоторою объекта (явления, процесса, социальной подсистемы), закрепленный нормами права и обеспеченный совокупностью юридических средств»118. В свою очередь социальный режим — это «относительно устойчивое взаимоотношение некоторого социального объекта (явления, процесса, социальной подсистемы) с другими

1,6 Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод... — С. 16. Придерживаясь этой же позиции, С.С. Алексеев отмечал: «...главным и определяющим, в концентрированном, сжатом виде выявляющим юридические особенности отрасли остается метод правового регулирования» (С.С. Алексеев. Структура советского права. — М: Юрид. лит., 1975. - С. 176).

117 В.С. Якушев указывал, что правовой институт есть «первичное, самостоятельное структурное подразделение отрасли, первая и наиболее важная ступень в формировании отрасли, где правовые нормы группируются... по их юридическому содержанию» (Якушев В.С. О понятии правового института // Правоведение. — 1970. — № 6. - С. 66).

118 Исаков В.Б. Правовые режимы и их совершенствование // XXVI съезд КПСС и развитие теории права. — Свердловск, 1982. — С. 35.


56

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

социальными объектами, обеспечивающее достижение некоторых целей»119.

При таком подходе в наиболее общем виде гражданско-правовой режим сделок должен рассматриваться как целенаправленная система правил, образующая относительно устойчивое взаимоотношение сделок с другими социально-правовыми объектами, закрепленная в нормах права и обеспеченная совокупностью юридических средств. Правовой режим сделок акцентирует внимание на сделках как на явлении правовой действительности, выступает в качестве требований, обращенных к явлению.

В теории права зачастую категорию «правовой режим» рассматривают как идентичную или с несущественными различиями соответствующую категориям «правовой статус», «правовое положение» и «правовое состояние»120. Данные понятия отождествлять нельзя. Совпадение во многом содержания этих понятий не означает их идентичности. Каждое из них песет самостоятельную правовую нагрузку. Ис углубляясь в суть данной проблемы, в рамках настоящего исследования представляется вполне достаточным согласиться с мнением о том, что «статус — это совокупность прав и обязанностей определенного субъекта права относительно разных объектов, а значит система правовых норм, регулирующих его правовое положение. А правовой режим — это система норм, регулирующих определенную деятельность разных субъектов, их отношение по поводу определенного объекта»121. Режим предполагает акцентирование внимания именно на объекте, хотя режимные требования обращены к субъекту. Правовой режим сделок характеризует не только систему правовых элементов и социальный статус отношений, но и предстает в качестве результата детальной регламентации таких процессов и состояний, как оборотоспособиость вещей, правосубъектность лиц, охраноспособность объектов, эквивалентность отношений товарно-денежного характера и т.д. Правовой режим сделок, позволяет рассмотреть сделки в качестве единого взаимосвязанного и логически последовательного правового явления в аспекте системы

119 Исаков В.Б. Правовые режимы... — С. 36.

120 Подробнее см.: Матузов Н.И., Малько А.В. Правовые режимы... — С. 21; Ру
шайло В.Б.
Административно-правовые режимы... — С. 15-16.

121 Бахрах Д.Н. Административное право. — М., 2000. — С. 14.


$ 3. Понятие правового режима сделок

 57

правил, включающей основной составной частью нормативные требования и опосредующей определенный участок социально активного поведения субъектов права.

3. В цивилистической литературе под гражданско-правовым режимом сделок понимается «совокупность нормативных требований, предъявляемых к составу, форме и содержанию акта поведения субъекта с целью признания за ним силы основания движения правоотношения и функций индивидуального регулирования»122. Представляется, что это определение дано с точки зрения отраслевого режима гражданского права. Правовой режим сделок является составной частью правового режима отрасли. Правовой режим гражданского права — это приемы и средства правового воздействия как составная часть метода гражданско-правового регулирования. Отраслевой правовой режим включает в себя отраслевую регламентацию не только сделок, но и иных юридических фактов в гражданском праве, объектов гражданских прав, субъектов правоотношений, других приемов и средств воздействия и выступает на уровне отрасли права «как своего рода укрупненный блок в общем арсенале правового инструментария, соединяющий в единую конструкцию определенный комплекс правовых средств»123. «Под режимным регулированием понимается нормативное закрепление важнейших требований, предъявляемых с позиций общего интереса к социальным (в том числе экономическим) приемам и средствам воздействия с целью обеспечения их юридической силой, к жизненным фактам для признания их юридически значимыми, к материальным и нематериальным благам при распространении на них режима объектов правоотношений, к участникам общественных отношений для признания их субъектами правоотношений и т.п.»124 Сделки выступают в качестве средств реализации отраслевых приемов правового регулирования и, как следствие, средств метода гражданско-правового регулирования.

122 Илларионова  Т.Н. Сделки... — С. 49-50.

123 Алексеев С.С. Восхождение... — С. 335.

124 Илларионова Т.И. Поднормативное регулирование имущественных отноше
ний в гражданском праве // Проблемы обязательственного права: Межвуз. сб. науч.
тр. — Свердловск, 1989. — С. 5.


58

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

Для того чтобы установить режим сделок, следует определить само понятие сделок как правового явления. Постановка вопроса о режиме того или иного явления возможна только при реальном существовании этого явления. Не вызывает сомнения наличие социальных режимов тех или иных актов поведения, но вопрос о гражданско-правовом режиме сделок может быть поставлен только тогда, когда акты поведения обретут качество сделок, т.е. когда социально значимый акт поведения трансформируется в качественно новое социальное состояние •- правовое явление.

В легальном понятии сделки заложено идеальное отражение ее сущности как социально-экономического явления. Однако сущность не исчерпывает всего явления. Анализ режима сделок предполагает прежде всего рассмотрение режима того социального явления, сущность которого закреплена правом в понятии сделок. Объектом социального регулирования сделка может выступать лишь в случае, если определен круг явлений, именуемых сделками.

Социально значимые акты поведения приобретают юридическую силу путем отраслевой регламентации, нормативного закрепления в праве в качестве юридических фактов. Таким образом, отраслевым правовым режимом формируется понятие сделок как юридического факта125. Следствием формирования понятия сдел-

125 Вопрос о формировании ноши им сделки может быть освещен в аспекте существующей в праве проблемы соотношения системы права и сипемы законодательства. С таких позиций уместно вести речь о том, чт социально значимые акты поведения приобретают юридическую силу в процессе чаконодаюн.ного отбора, подчиненного правовому режиму законодательной деятельности. I) гражданском обороте правовой режим законодательной деятельности будет представлять собой совокупность приемов по выявлению, установлению и отражению п праве сущности социальных явлений, обеспечивающих выполнение функций гражданскою права в жизни общества. Правовой режим законодательной деятельности -» это часть правовой процедуры, по сути это правотворческая процедура (более подробно о правовой, в том числе о правотворческой, процедуре см.: Баришпольская Т.Ю. Гражданский процесс и процедура: Авто-реф. дис. ... канд. юрид. наук. — Томск, 1988. — С. 2-20). Правовой режим законодательной деятельности — это необходимые для законодателя правила поведения, рамки, в которых он действует, отбирая юридические факты, законодательные требования, предъявляемые к тому или иному акту законодательной деятельности. Данные правила и требования предопределены гражданско-правовым методом регулирования общественных отношений. Правовой режим законодательной деятельности формирует понятие сделки. Вместе с тем базой для правового режима сделок выступает отраслевой правовой режим как составная часть отраслевого метода. Отраслевой правовой


$' 3. Понятие правового режима сделок

 59

ки является ее фиксация как оформленной правовой реальности, что создает конкретную возможность существования собственно правового режима сделок. В силу природы права уже определением понятия сделки закладываются режимные требования к ней. Можно сказать, что определение понятия сделок означает первоначальное формирование их общего правового режима. Взаимодействуя как общее и особенное, как целое и часть, отраслевой правовой режим способствует дальнейшему становлению правового режима сделок.

С изложенных позиций примечательно в определении правового режима сделок Т.И. Илларионовой то, что оно отражает факт формирования понятия сделок. Но такое понимание затрудняет разграничение понятий сделок, их правового режима, а также понятий правового режима сделок и отраслевого режима. Причина этого заключена в возможном двояком понимании используемого в определении словосочетания «акт поведения». Если его трактовать как гражданско-правовую сделку, то приведенное определение сомнения не вызывает. Но при этом нельзя не учитывать то, что использование словосочетания «акт поведения» в качестве синонима понятия «сделка» вызывает определенную терминологическую путаницу. Кроме того, акт поведения может трактоваться здесь как социальная активность субъекта, которая включает в себя не только сделки, но и другие фактические обстоятельства. В этом случае налицо уже не просто терминологическая путаница, а подмена понятий.

Возможность двоякого понимания словосочетания «акт поведения» позволяет утверждать, что как с практической, так и с

режим способствует дальнейшему становлению правового режима сделок. И все же даже при таком понимании формирования правового понятия сделок следует иметь в виду некоторую условность разграничения понятий отраслевого режима и режима законодательной деятельности, ибо «право не может существовать без формы своего выражения (законодательства), а законодательство всегда содержит в себе правила поведения (право)» (Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1986. — С. 26). Применительно к нашему исследованию можно заключить, что понятия режима законодательной деятельности и отраслевого режима отличаются лишь терминологически, а не в сущности их понимания как категорий режимного регулирования. Более детальный анализ вопроса о соотношении режима отрасли и режима законодательной деятельности находится за рамками настоящего исследования, поэтому представляются вполне достаточными высказанные суждения.


60

 Гл. I. Предпосылки формирования правового режима сделок

теоретической точки зрения в определении правового режима сделок целесообразно использовать термин «сделка».

4. Взаимодействие одного явления с другим осуществляется через признаки, свойства их элементов. Сказанное означает, что правовой режим может устанавливаться при помощи указания на данные признаки и свойства. Проявляется он путем правового оформления свойств сделок, отражая тем самым их динамику. При этом правовой режим сделок распространяется на все явление, а не на часть его. Следует иметь в виду, что режим — это правила, требования, предъявляемые к явлению, но не образующие его.

Внутренняя закономерность правил, регламентирующих сделки, их логическая структура обусловлены дозволениями, запретами и позитивными обязываниями. Эти способы правового регулирования в конечном итоге формируют содержание правового режима сделок. «Причем в каждом режиме — и это во многом определяет его специфику — один из таких элементов, дозволения или запреты, как правило, выступает в качестве доминанты, определяющей весь его облик и как раз создающей специфическую направленность, настрой в регулировании»126. Специфика проявления способов правового регулирования в сделках, их взаимодействие, как известно, образуют типы регулирования, являющиеся составными частями правового режима. Благодаря в том числе и этому гражданское право выступает как отрасль права общедозволительного типа регулирования. Общепризнанно и то обстоятельство, что институт сделок — свидетельство дозволительной направленности гражданского права. Правовой режим сделок является общедозволительным. Однако сама по себе констатация данных обстоятельств — лишь теоретическое обобщение, не раскрывающее специфики правового режима сделок как общедозволительного.

3.2. Дозволения, запреты и позитивные обязывания в сделках

1. Общедозволительный правовой режим потому так и называется, что характеризуется преобладанием дозволений. Дозволения «призваны дать простор, возможность для "собственного", преимущественно по усмотрению, по интересу, поведения участ-

126 Алексеев С.С. Восхождение... — С. 335.


§ 3. Понятие правового режима сделок

 61

ников общественных отношений»127. Возможность реализации именно своего интереса и закрепляется в институте сделок.

Дозволения опосредуют различные виды социального регулирования и поэтому для приобретения правового значения должны быть каким-либо образом выражены в праве. Они «приобретают юридический характер и становятся юридическими дозволениями тогда, когда они выражены в действующем праве — в особых управомочивающих нормах или же в комплексе юридических норм»128. Раскрывая основные черты метода гражданско-правового регулирования и указывая, что правонаделение, диспозитив-ность, правовая инициатива являются сторонами дозволительно-сти, В.Ф. Яковлев пишет: «Дозволительная сущность гражданского метода выражается не только в главной, но и в других основных чертах этого метода, а также в содержании и характере норм, в особенностях общего положения и конкретных связей субъектов, во всех элементах механизма гражданско-правового регулирования, в том числе и юридических фактах, правоотношениях, мерах защиты и мерах ответственности»129.

Анализ действующего законодательства свидетельствует о дозволительной сущности института сделок.

Во-первых, она заключена в норме, определяющей понятие сделок. Будучи дефинитивной нормой, ст. 153 ГК РФ своим содержанием управомочивает субъектов права: дает им возможность действовать по своему усмотрению, обеспечивает действие диспозитивиости. Достигается это тем, что определение сделки дано через волевое действие — явление социальной действительности, доступное всем без исключения субъектам права, посредством которого осуществляется и оценивается поведение лиц в обществе и праве. За этими действиями признается качество сделок при их направленности на достижение гражданско-правовых последствий. Каких-либо жестких формальных требований к со-

127 Алексеев С.С. Общие дозволения... — С. 54.

128 Там же. - С. 56-57.

^Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод... — С. 72. Существует точка зрения, в соответствии с которой дозволительности метода не придается решающее значение (см.: Свердлык Г.А. Принципы советского гражданского права. — Красноярск, 1985. — С. 41). Представляется, что дискуссия на сей счет не умаляет значимости указанной черты метода для гражданского права. Более детальное исследование этой проблемы находится за рамками настоящей работы.


62

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

держанию действий само понятие сделок не содержит, что разрешает придавать качество сделок неограниченно широкому кругу действий. Изложенное, конечно, не означает отсутствия вообще ограничений по объему и характеру для действий, наделяемых качеством сделок. Таковые устанавливаются только отраслевым правовым режимом как частью гражданско-правового метода регулирования. Это позволяет лицам через сделки удовлетворять свои интересы не в ущерб в целом интересам общества или отдельным его членам.

Во-вторых, учитывая, что действие с позиции права обретает качество сделки только после опосредования его правовой формой, законодатель своеобразно подходит к требованиям оформления сделок. Обычно закон для выражения действия, направленного на достижение гражданско-правовых последствий, позволяет использовать любую форму, за исключением некоторых прямо указанных в законе случаев. Об этом говорится в ст. 158-165 ГК РФ. Основное требование к форме сделок заключается в том, что несоблюдение требуемой формы влечет за собой недействительность лишь в случае, предусмотренном законом. Такой подход — безусловное свидетельство дозволительного характера рассматриваемого института.

В-третьих, дозволительность сделок вытекает из всей совокупности норм института. Это находит свое выражение в логической схеме изложения последнего. Институт сделок состоит из трех групп норм. Первая — нормы о понятии и видах сделок. Далее следуют нормы, регламентирующие оформление сделок. Основную же массу составляют нормы о недействительности сделок. Содержащиеся в них прямые запреты в случае их несоблюдения лишают образующее сделки поведение лиц юридической силы, которую лица хотели бы придать своему поведению. Всем иным волевым направленным на гражданско-правовые последствия действиям, в том числе и тем, которые не предусмотрены законом, придается юридическое значение в том смысле, что они приобретают статус сделки. В то же время субъекту сделки в предусмотренных законом случаях предоставлено право оспорить ее действительность.

Итак, в нормах института сделок для выражения дозволитель-ности используется прием «разрешено все, кроме». Именно это


$ 3. Понятие правового режима сделок

 63

подтверждает, что в основе данного института как своеобразного регулятора общественных отношений лежат общие дозволения.

Дозволения проявляются в приоритетности волевого характера действий и их содержания над формой, в допущении любой формы, за исключением прямо запрещенной, в логической схеме построения норм института сделок.

Проявление дозволений в сделках как способа воздействия на общественные отношения позволяет говорить о дозволитель-ности как исходном нормативно-руководящем начале сделок. Представляется, что рассмотрение дозволительности в качестве принципа правового опосредования сделок не противоречит пониманию дозволительной сущности метода как основной черты метода гражданского права. Принципы и методы «выражают сущностные и ценностные особенности гражданского права, содержание его. Однако если метод характеризует их в аспекте способов воздействия на регулируемые отношения, или, иначе говоря, является как бы образом действия гражданского права, то принципы — в плане его несущей конструктивной основы»130.

2. Дозволения по своей природе не могут быть безграничными, иначе они превратятся в произвол и исчерпают себя. Определителем их границ выступают запреты131. В институте сделок они предусмотрены в нормах права, указывающих на непризнание за волевыми, направленными на достижение гражданско-правовых последствий действиями субъектов права качества сделок. В гражданском законодательстве можно выделить четыре группы таких норм.

К первой относятся нормы, устанавливающие недействительность сделок, не соответствующих требованиям закона, закрепленным в нормах права, находящихся за рамками общего института сделок. Эти нормы содержатся в общем институте договора и институтах отдельных видов сделок. Вторую группу образуют нормы, характеризующие недействительность сделок по субъектному составу. Третью и четвертую составляют соответст-

130 Свердлык Г.А. Принципы... — С. 45. Подробнее о соотношении принципов и
метода см.: Там же. — С. 40-48.

131 Автор солидарен с С.С.Алексеевым, который придерживается позиции уче
ных, выступающих против широкой трактовки запретов (см.:
Алексеев С. С. Общие до
зволения... — С. 52-53).


64

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

венно нормы о волевой порочности сделки и дефектности ее формы.

Своеобразие запретов в институте сделок отражает форма их выражения. Они суть «запреты в "скрытом" виде» и представляют собой «охранительные предписания, которые, устанавливая ответственность за известное поведение, тем самым (и это находит известное отражение в формулировках закона) запрещают его»132. Когда нормы института, устанавливающие недействительность сделок, указывают на неблагоприятные правовые последствия совершения описываемых действий, признаваемых для права недействительными, то тем самым подобные действия запрещаются.

Институт сделок, за исключением норм о признании ничтожности сделок, не содержит прямо выраженных запрещающих норм. На уровне общих нормативных положений конкретными средствами установления запретов обычно являются охранительные нормы, индивидуализирующие ответственность участников сделок при их совершении. Принцип индивидуализации ответственности позволяет применить неблагоприятные имущественные последствия к субъекту сделки, действия которого нарушают нормативные требования к совершению сделок.

Специфика соотношения дозволений и запретов в институте сделок состоит в следующем. В нормах о сделках, выражающих дозволения и запреты, через требования к ним как к явлению заложены требования к их субъектам при заключении сделок. Вместе с тем в реальной действительности лица, совершая волевые действия с целью породить гражданско-правовые последствия, в силу незнания закона или по каким-либо иным причинам зачастую не в полной мере согласуют их с требованиями права о сделках. Особенности же юридического регулирования сделок таковы, что применительно к этим ситуациям нормы права, не дозволяя совершения указанных действий, в то же время не лишают их статуса сделок, а терпимо признают такие сделки действительными. Таким образом, отсутствие прямо выраженного дозволения само по себе не означает в институте сделок юридического запрета и наоборот. По поводу этого В.П. Шахматов писал, что «между

132 Алексеев С.С. Общие дозволения... — С. 50-51.


§ 3. Понятие правового режима сделок

 65

запретами и дозволениями имеется еще особая самостоятельная "промежуточная" категория. Сущность ее заключается именно в таких установленных правом положениях, соблюдение которых ставится в зависимость от усмотрения'лиц, которых такие положения касаются. Иначе говоря, — это такие положения, отступление от которых не является неправомерным, но в то же время не только не одобряется государством, но, напротив, рассматривается как нежелательное... В подобных случаях следует, таким образом, говорить не о правомерности, дозволенности поведения, а о его незапрещенности»133. Так, несоблюдение простой письменной формы в соответствии со ст. 162 ГК РФ в подавляющем большинстве случаев не влечет за собой недействительность сделки. Круг случаев, когда в связи с несоблюдением простой письменной формы сделка признается недействительной, ограничен законом и в нем отражен.

Категория незапрещенного поведения есть правовой прием, применяемый в целях максимального обеспечения возможности субъектов права по реализации их интересов своими действиями с использованием гражданско-правовой формы. Этот прием является одной из обеспечительных мер диспозитивности субъектов сделки. Сказанное означает, что в сделках дозволения и запреты не находятся между собой в непосредственном контакте. Наличие области незапрещенного поведения в праве С.С. Алексеев объясняет «степенью интенсивности правового регулирования»134. Сделки относятся к той зоне неинтенсивного юридического регулирования, «когда по природе, по характеру существующих отношений вовсе и не требуется регулирование, во всяком случае, всех их сторон и граней»135. Здесь «регулирование запретов и дозволений так и обречено проходить обособленно»136. Сказанное свидетельствует об использовании в сделках принципа неинтенсивного правового регулирования.

В то же время общее правило подразумевает наличие исключений во взаимодействии запретов и дозволений, что объясняет-

133 Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими по
следствия. — Томск, 1967. — С. 128-129.

134 Алексеев С.С. Общие дозволения... — С. 68-72.

135 Там же. — С. 70.

136 Там же.

3 Заказ № 159


66

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ся стремлением законодателя установить более жесткий контроль за совершением ряда сделок, обеспечивая тем самым интересы участников сделок и общества в целом в опосредуемых сделками областях общественных отношений. Не оспаривая необходимости означенных исключений, отметим, что при практической законотворческой деятельности по развитию института сделок, во избежание негативных социальных последствий, приоритет должен быть сохранен за общим правилом соотношения дозволений и запретов. Вместе с тем наличие исключений подтверждает дозволительный характер института сделок. Так, запреты на совершение сделок по их субъектному составу, перечисленные в ст. 171-176 ГК РФ, означают, что всем иным, кроме перечисленных категорий лиц, дозволено совершать любые сделки. В данном случае запреты и дозволения, выраженные в нормах права, находятся в непосредственном контакте.

Необходимость и достаточность запретов в институте сделок обусловлены обстоятельствами, определяющими практическую полезность их установления. В числе таковых надлежит указать следующие:

Во-первых, запрет может быть применен, когда социально значимый акт поведения противоречит закономерностям экономического развития общества. В частности, это означает недопустимость установления полного запрета по предметному признаку при совершении сделок одного вида. Так, нельзя постулировать недействительность всех без исключения сделок купли-продажи земли, оружия, боеприпасов и пр.

Во-вторых, социально значимый акт поведения не должен противоречить основам нравственности, добрым нравам. Поэтому нельзя придавать юридическую силу купле-продаже наркотических средств и психотропных веществ, предназначенных для вне-медицинского потребления, торговле детьми, молодыми женщинами, услугам сутенера и другим безнравственным актам поведения. В-третьих, социально значимый акт поведения должен создавать возможность баланса интересов субъектов сделок. Акт, априори свидетельствующий о несбалансированности интересов субъектов права, не может признаваться сделкой. Например, в тех случаях, когда для реализации интереса субъекта требуется


# Л. Понятие правового режима сделок

 67

достаточная интеллектуальная и волевая зрелость, ее отсутствие порождает необходимость в установлении запрета.

Если социально значимый акт поведения не отвечает хотя бы одному из перечисленных обстоятельств, законодателю надлежит создать юридическую возможность для непризнания этого акта поведения сделкой. Установление запрета без учета предложенных соображений (оптимальных вариантов соотношения запретов в сделках) не будет отвечать дозволительной сущности их института. Вместе с тем использование их в сделках свидетельствует о проявлении принципов дозволительности, индивидуализации ответственности, неинтенсивного правового регулирования.

Итак, запреты проявляются в наличии прямо запрещающих норм в виде норм, устанавливающих ничтожность, и в нормах-рекомендациях.

3. Применение в институте сделок позитивных обязываний также отражает специфику их правового режима. Сфера действия позитивных обязываний в сделках ограничена. Они используются законодателем для реализации своих интересов, которые состоят в обеспечении упорядоченности регулирования рассматриваемого круга общественных отношений и контроле за совершением сделок в целях повышения эффективности гражданского оборота. Причем эти критерии позволяют различать две категории позитивных обязываний.

При правовом опосредовании отдельных видов и разновидностей сделок законодатель в ряде случаев устанавливает нормативные предписания обязывающего характера, которые предлагаются как апробированные практикой оптимальные способы достижения искомого правового результата. Использование этих обязывающих норм правомерно, когда они фактом своего установления не исключают равных возможностей по удовлетворению интересов субъектов сделок. Этому условию отвечают обязанности: продавца — предупредить покупателя о правах третьих лиц на продаваемую вещь (ст. 460 ГК РФ); заказчика — принять выполненную подрядчиком работу (ст. 753 ГК РФ); поверенного — сообщать доверителю по его требованию все сведения о ходе исполнения поручения (ст. 974 ГК РФ); хранителя — обеспечить сохранность вещи (ст. 891 ГК РФ); правообладателя — при коммерческой концессии выдать пользователю предусмотренные до-


68

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

говором лицензии, обеспечив их оформление в установленном порядке (ст. 1031 ГК РФ), и иные императивные требования.

Если вывод о сохранении равновесия интересов при реализации нормативного предписания обязывающего характера не бесспорен, то устанавливаемое законодателем правило поведения должно облекаться в форму диспозитивной нормы. Причем усмотрение субъектов сделок должно состоять не только в возможности выбора конкретного правила поведения или отказа от него, но и в установлении не предусмотренного законодателем правила поведения при условии, что правовая норма не содержит все потенциальные варианты. В целом законодатель учитывает указанные обстоятельства.

Так, при обнаружении недостатков сданного в аренду имущества в соответствии со ст. 612 ГК РФ арендатор вправе по своему выбору потребовать от арендодателя либо безвозмездного устранения недостатков имущества, либо соразмерного уменьшения арендной платы, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков имущества, либо может непосредственно удержать сумму понесенных им расходов на устранение недостатков из арендной платы, либо потребовать досрочного расторжения договора. Тем самым законодатель предусмотрел исчерпывающий перечень фактически возможных действий в сложившейся конкретной ситуации. В соответствии со ст. 468 ГК РФ, если продавец передал покупателю наряду с товарами, ассортимент которых соответствует договору купли-продажи, товары с нарушением условия об ассортименте, покупатель вправе по своему выбору принять товары, отвечающие условию об ассортименте, и отказаться от остальных товаров; отказаться от всех переданных товаров; потребовать заменить товары, не соответствующие условию об ассортименте, товарами в ассортименте, предусмотренном договором; принять все переданные товары. Можно констатировать, что и в этой норме дан исчерпывающий перечень фактически возможных действий.

В то же время стремление законодателя к сохранению равновесия интересов субъектов сделок не всегда соотносится со всеми возможными в рамках права вариантами поведения. Так, в соответствии с п. 1 ст. 605 ГК РФ обязательство пожизненного содержания с иждивением прекращается смертью получателя ренты.


$ (. Понятие правового режима сделок

 69

При этом не учитывается соблюдение интересов участников сделки при покушении на жизнь получателя ренты или умыш-ненном лишении его жизни плательщиком ренты. Чтобы в определенной степени не инициировать эти действия, законодатель мог бы дополнить статью пунктом вторым следующего содержания: «В случае покушения на жизнь или умышленного лишения жизни получателя ренты ее плательщиком право требовать возврата недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания, либо выплаты выкупной цены, на условиях, установленных статьей 594 настоящего Кодекса, принадлежит соответственно получателю ренты или его наследникам. При этом плательщик ренты не вправе требовать компенсацию расходов, понесенных в связи с содержанием получателя ренты». При таких обстоятельствах действующий п. 2 ст. 605 ГК РФ получил бы следующий порядковый номер.

Вторая категория позитивных обязываний по сути является фоном, проводником общих запретов в сделках. Субъекты сделок обязываются к строго определенному поведению при фиксации формы сделок, когда для действительности последних форма имеет конститутивное значение (например, оформление внешнеэкономических сделок, договоры поручительства, договора о залоге, сделок, требующих нотариального удостоверения, и др.). Назначение позитивных обязываний в сделках характеризуется, в частности, нормой ст. 165 ГК РФ. В соответствии с п. 2 ст. 165 ГК РФ, если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариальное удостоверение, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать ее действительной. Эта норма, отражающая стремление законодателя к обеспечению стабильности гражданского оборота, одновременно свидетельствует о том, что в основе своей она введена в интересах обеспечения контроля за совершением сделок. Она обеспечивает общий запрет в сделках, но в то же время указывает и на специфику запрета, подчеркивая приоритетность дозволений.

Таким образом, интересы законодателя (при условии, что их реализация в праве бесспорно свидетельствует о сохранении равновесия интересов субъектов сделок) в обеспечении упорядочения регулирования сделок и контроля за совершением сделок являют-


70 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ся необходимыми и достаточными обстоятельствами для установления обязывающих предписаний. Применение позитивных обя-зываний с учетом иных обстоятельств на деле означает отказ от дозволительности. Характерно, что позитивные обязывания проявляются только через конкретные юридические нормы и выступают в двух категориях: как предписываемые законодателем наиболее эффективные правила поведения и как нормы поведения, через которые обеспечиваются запреты.

Применение в сделках позитивных обязываний и их соотношение с запретами позволяют в качестве принципа правового опосредования сделок считать принцип максимального обеспечения интересов участников сделок.

Итак, дозволения, запреты и позитивные обязывания в сделках проявляются в приоритетности волевого характера действий и их содержания над формой; в допущении любой формы, за исключением прямо запрещенной; в логической схеме построения норм института сделок; в наличии прямо запрещающих норм в виде норм, устанавливающих ничтожность, и в нормах-рекомендациях; в конкретных юридических нормах, выступающих в виде предписываемых законодателем наиболее эффективных правил поведения, и в качестве норм поведения, через которые обеспечиваются запреты, Рассмотрение указанных способов правового регулирования и проявление их в сделках — свидетельство тому, что нормативность права не сводится только к нормам права137.

Анализ института сделок сквозь призму дозволений, запретов и позитивных обязываний характеризует его нормы не только с точки зрения опосредования ими однородных общественных отношений, но и дает возможность акцентировать внимание на институте сделок как взаимосвязанной совокупности норм, обладающих единством целей. Целенаправленность норм института позволяет рассматривать их в качестве режимных характеристик сделок. Правовой режим сделок обеспечивается взаимодействием дозво-

'-37 Несмотря на то, что анализ понимания нормативности права не является предметом настоящего исследования (о взглядах ученых на эту проблему см., в частности: Нерсесянц В.С. Право и закон: Из истории правовых учений. — М.: Наука, 1983. — С. 342; Халфина Р.О. Право как средство социального управления. — М.: Наука, 1988. — С. 43-48), необходимо заметить, что не только при широком подходе к праву, но и при строго нормативном его понимании наука не ограничивалась и не может ограничиваться изучением лишь нормы права.


$ -1. Понятие правового режима сделок

 71

нений, запретов и позитивных обязываний. В отличие от института сделок как статической совокупности норм права, правовой режим сделок характеризует и статику, и динамику правового существования сделок. Используя способы правового регулирования, действующее законодательство показывает механизм формирования общедозволительного типа регулирования, обеспечивающий содержание правового режима сделок.

4. Рассмотренные способы правового регулирования соотносятся с правовым режимом сделок помимо изложенного и в несколько иной плоскости — через правовой режим отношений, созданных сделками. Происходит это следующим образом. Данный правовой режим содержит в себе требования к поведению третьих лиц, с которым при совершении сделок неизбежно сталкиваются участники сделок. Регламентация поведения указанных субъектов применительно к реализации полномочий участниками сделок опосредуется запретами и позитивными обязывания-ми, лежащими в основе разрешительного типа регулирования.

Запрет состоит в пассивной обязанности не совершать действий, препятствующих осуществлению сделок. Возлагается он на субъектов права, не являющихся участниками сделок. Гражданское право запрещает осуществлять гражданские права в противоречии с их назначением, осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц. Благодаря этому обеспечивается пассивная обязанность третьих лиц по отношению к участникам сделок.

Позитивные обязывания в виде строго определенных правил поведения содержатся в нормах как гражданского права, так и других его отраслей. Например, обязательность в соответствии с п. 3 ст. 560 ГК РФ государственной регистрации договора продажи предприятия предполагает выполнение государственным регистратором соответствующих необходимых действий. Но строго определенное поведение регистратора, его обязанность зарегистрировать сделку опосредованы не только и не столько нормами гражданского права, сколько нормами других отраслей, которые выступают в качестве процедурных по отношению к норме п. 3 ст. 560 ГК РФ. Трудовое право определяет режим работы регистратора, конкретизируя временной период возможного к нему обращения, специальный закон прописывает процедуру регистра-


72

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ции, организацию этого процесса. Отметим, что субъектами позитивных обязываний в данном случае являются должностные лица как представители соответствующих структур. Если же указанные лица выступают в качестве равных участников гражданского оборота, они принимают на себя обязанность пассивного характера, т.е. не должны совершать действий, препятствующих осуществлению сделок.

Итак, третьими лицами при осуществлении сделок являются, с одной стороны, равные по правовым возможностям участникам сделок субъекты права, обремененные правовыми запретами на совершение действий, которые могут помешать реализации интересов участников сделки при ее осуществлении, и с другой — должностные лица, посредством позитивных обязываний выполняющие строго определенные требования закона при осуществлении сделок.

Правовое опосредование поведения третьих лиц при совершении сделок их участниками, обусловленное тем обстоятельством, что категория правового режима характеризуется выявлением особенностей юридического регулирования определенного участка деятельности, правового института как элемента отрасли права, свидетельствует о взаимосвязи правового режима сделок с правовыми режимами других отраслей права, в целом с существующими отраслями права как элементами единой системы права и с различными видами способов правового регулирования.

3.3. Определение правового режима сделок, функции и виды правовых режимов сделок

1. Дозволения и запреты — наиболее общие способы и приемы формирования нормативной основы правового режима. Использование в институте сделок дозволений, т.е. возможностей по формированию обязательных для участников правоотношения правил поведения, которыми фактически обладает и юридически наделен участник сделки, обеспечивается комплексом взаимосвязанных норм. Пределы осуществления дозволений ограничены запретами, выраженными нормами о недействительности сделок. Кроме того, правовой режим сделок устанавливает границы позитивных обязываний, которые в ряде случаев закре-


Ф !. Понятие правового режима сделок

 73

плены в нормах права в виде строго определенных правил поведения. Проявление дозволений, запретов и позитивных обязыва-пий свидетельствует о таких нормативно-руководящих началах сделок, как дозволительность, индивидуализация ответственности, неинтенсивность правового регулирования, максимальное обеспечение интересов участников сделок. Эти принципы института сделок конкретизируют характеризующие юридическое своеобразие гражданского права отраслевые принципы.

С учетом изложенного правовой режим сделок может быть определен как обеспеченная взаимодействием дозволений, запретов и позитивных обязываний совокупность правовых принципов и закрепленных в нормах гражданского права требований к сделкам, установленная в целях обеспечения выполнения сделками их функций как средств индивидуального регулирования общественных отношений138.

2. Назначение правовых требований проявляется в функциях правового режима сделок, которые в зависимости от сферы действия могут быть внешними и внутренними. Первые состоят в воздействии правового режима сделок на отраслевой правовой режим, что не исключает выполнения ими роли базового начала для правового режима сделок. В свою очередь правовой режим сделок является основой правовых режимов отдельных видов сделок и их разновидностей, что дает возможность характеризовать правовой режим сделок как общий.

Многогранность и многоаспектность правового режима сделок требуют различать отраслевой правовой режим как базу формирования понятия сделок, общий правовой режим сделок, правовые режимы отдельных видов и разновидностей сделок и правовой режим отношений, созданных сделками, как связи правового режима гражданского права с другими отраслями права.

С.С. Алексеев подразделяет юридические режимы на первичные (общие) и вторичные. «Первые являются такими ком-

138 Следует иметь в виду, что функции сделок как средств индивидуального регулирования общественных отношений ни в коей мере не отрицают, а напротив, предполагают выполнение сделками функции оснований движения правоотношений. Как будет показано выше (см. гл. 2, 3.2), именно наличие этой функции позволяет вести речь о регулирующей функции сделок и, как следствие, дает возможность характеризовать сделки в качестве средств индивидуального регулирования общественных отношений.


74 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

плексами правовых средств, которые выражают общие и исходные соотношения способов правового регулирования на данном участке социальной жизни; вторые представляют собой известные модификации общих режимов, вносящие либо особые льготы и преимущества, состоящие в дополнительных правах, либо особые ограничения, которые заключаются в дополнительных запретах и позитивных обязываниях»139. Вторичными по отношению к общему правовому режиму сделок являются правовые режимы сделок между государственными и муниципальными органами и предпринимателями; между предпринимателями; между предпринимателями и потребителями. Как первичный и вторичные соотносятся общий правовой режим сделок и правовые режимы их отдельных видов. Последние также могут быть дифференцированы. Так, правовые режимы розничной купли-продажи, поставки товаров, поставки товаров для государственных нужд, контрактации, энергоснабжения, продажи недвижимости и продажи предприятия будут выступать по отношению к правовому режиму купли-продажи в качестве вторичных, а режим купли-продажи, будучи вторичным по отношению к общему правовому режиму сделок, обретет черты общего для режимов рассмотренных разновидностей купли-продажи.

Характер развития взаимодействующих явлений действительности таков, что изменения в одном вызывают изменения в другом. Причем процесс этот двусторонний. Общий правовой режим сделок, правовые режимы отдельных видов сделок и их разновидностей обогащают друг друга. Поэтому изменения общего правового режима сделок отчасти предопределены движением правового режима отдельных видов и разновидностей сделок. Данные правовые режимы соотносятся как общее и особенное. Соотношение общего правового режима сделок с отраслевым правовым режимом может быть также охарактеризовано как соотношение вторичного и первичного.

Внутренние режимные функции характеризуют непосредственное воздействие общего правового режима на сделки и через них на регулируемый ими круг общественных отношений. В отличие от функций общего правового режима сделок функции самих сделок заключаются в непосредственном воздействии на общественные

Алексеев С.С. Общие дозволения... — С. 187.


$',?. Понятие правового режима сделок

 75

отношения. При анализе режимных функций и функций сделок нужно также учитывать то обстоятельство, что функции правового режима в отличие от функций сделок производны от права.

3. Направленность общего правового режима сделок позволяет в качестве основной его функции назвать достижение оптимального функционирования сделок в общественных отношениях. Реализуется она путем предоставления лицам возможности определенного поведения. Правовой режим сделок является нормативной основой индивидуального регулирования. Причем нормативность общего правового режима сделок выражается в комплексе взятых в единстве норм и правовых средств, ибо правовому режиму имманентно взаимодействие норм права, способов и типов регулирования. Будучи необходимым условием, предпосылкой осуществления сделок, общий правовой режим позволяет оформлять действие в сделку. Так, экономическое отношение по купле-продаже жилого дома в виде уплаты за дом определенной денежной суммы и фактическая передача дома приобретателю не всегда свидетельствуют о заключении договора купли-продажи жилого дома как правового явления. Купля-продажа как экономическое отношение трансформируется в сделку, когда сторонами будут соблюдены все требуемые существенные условия договора, предусмотренные в нормах права.

Правовой режим выполняет также функцию установления пределов индивидуального регулирования соответствующего круга общественных отношений, фиксируемых посредством запретов и позитивных обязываний, выраженных в нормах права. Эту одну из основных функций общего правового режима сделок следует отличать от функции самих сделок, которая состоит в установлении пределов свободного усмотрения сторон. Функция установления пределов индивидуального регулирования реализуется в очерченной понятием сделки системе социальных связей. Так, в биржевом деле нормативные требования, определяющие режим сделок, способствуют установлению оптимального функционирования биржевых сделок.

Дополнительная функция общего правового режима сделок заключается в выполнении сделками роли юридических гарантий. Она характеризуется тем, что соблюдение правового режима сделок гарантирует реализацию порождаемых сделками субъектив-


76 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

ных прав и обязанностей. «Комплекс требований, предъявляемых к сделкам, является нормативной гарантией для субъектов при осуществлении ими регулятивной деятельности, в том числе в тех случаях, когда избираемый состав сделки в законе не упоминается»140.

Стимулирующая функция означает, что предоставление участникам общественных отношений возможности определенного поведения побуждает их к совершению действий, которые наиболее предпочтительны с точки зрения законодателя. Информационная функция заключена в возможности субъектов права ознакомиться с требованиями закона и избрать предопределенный законодателем путь удовлетворения своих интересов. Охранительная функция состоит в правовом опосредовании действий, не признанных сделками, чем достигается эффективность работы института сделок. Так, законодатель указывает на правовые последствия, которые наступают при совершении действий, не наделенных статусом сделок.

Итак, назначение правового режима сделок состоит в обеспечении выполнения функций сделок. Выполняемая общим правовым режимом сделок роль свидетельствует о том, что не столько индивидуальное регулирование обогащает и конкретизирует программы, содержащиеся в нормах права, сколько общий правовой режим, выражаясь в нормах права, обогащает и конкретизирует индивидуальное регулирование в опосредуемой области общественных отношений. Общий правовой режим сделок как необходимый элемент процесса осуществления индивидуального регулирования устанавливает его пределы, очерчивает рамки, в которых оно может осуществляться, и является его правовым основанием.

4. Характеристика общего правового режима сделок будет неполной без выяснения его связи с механизмом правового регулирования. «Правовой режим реализуется через механизм правового регулирования, который представляет собой общий порядок, процесс действия права. Если механизм правового регулирования — юридическая категория, показывающая, как осуществляется правовое регулирование, то правовой режим — в большей мере содержательная характеристика конкретных нормативных средств, призванных организовать определенный участок жизнедеятельности людей. Правовой режим представляет собой специфический меха-

Илларионова Т.И. Сделки...

 - С. 52.


# .?. Понятие правового режима сделок

 77

иизм правового регулирования, его особый порядок, направленный на конкретные виды субъектов и объектов, "привязанный" не столько к отдельным ситуациям, сколько к более широким обще-шачимым социальным процессам (состояниям), в рамках которых эти субъекты и объекты взаимодействуют»141.

Общему правовому режиму как совокупности требований к сделкам и механизму гражданско-правового регулирования142 присущи правовая основа, субъективные права и обязанности, акты реализации. Через эти понятия право рассматривается в динамике. Наличие правовой основы, субъективных прав и обязанностей и актов реализации в общем правовом режиме сделок есть еще одно доказательство того, что сделкам не может быть отведена лишь роль оснований возникновения правоотношений.

Самостоятельность данных сторон правового регулирования определяется следующим. Механизм правового регулирования отражает процесс воздействия права на общественные отношения и реализуется в форме нормативного и поднормативного регулирования. При нормативном регулировании содержание основанного на юридическом факте правоотношения заранее предопределено нормой права. Ею закладывается модель поведения субъекта права, которая трансформируется в конкретное правоотношение при наступлении соответствующего юридического факта. Объем и содержание данного конкретного правоотношения однозначно и четко сформулировано в норме права.

При поднормативном регулировании нормой права устанавливаются границы, допускаемые законом пределы возможного поведения субъектов в возникающем в будущем правоотношении. Модель поведения субъекта может определяться локальной нормой. Конкретным содержанием смоделированное локальной нормой правоотношение наполняется при наступлении соответствующего юридического факта.

141 Матузов Н.И., Малъко А.В. Правовые режимы... — С. 20.

142 Понятие механизма правового регулирования является не только общетеоре
тическим. Обосновывая необходимость использования термина «механизм граждан
ско-правового регулирования», С.С. Алексеев указывал, что изучение юридических
особенностей отрасли с позиции метода недостаточно. «Юридическое своеобразие дан
ной отрасли права проявляется также в особом сочетании отдельных элементов метода,
их значении и функциях как элементов единого механизма правового регулирования»
(Алексеев С.С. Односторонние сделки... — С. 54-55).


78

 Гл. I. Предпосылки формирования правового режима сделок

В отличие от локального поднормативного регулирования в индивидуальном регулировании содержание возникающего правоотношения не моделируется, во всяком случае главная цель законодателя состоит не в моделировании правоотношения143, а в предоставлении субъекту права возможности выработки содержания будущего правоотношения. Достичь этого можно посредством формирования содержания юридического факта с учетом интересов субъекта права при условии непротиворечия принципам права. Законодатель, дозволяя субъекту права учесть свой интерес через формирование содержания юридического факта, тем самым дает возможность определить модель желаемого поведения субъекта в возникающем из этого факта правоотношении. Итак, содержание юридического факта, конструирующее возникающее в будущем правоотношение, определяется субъектами права, но требования к формированию содержания юридического факта, т.е. к субъектам и их действиям, устанавливаются правом. Это и есть режимные требования к тем юридическим фактам, которые по своей природе могут формироваться волею субъектов права и выступают необходимым звеном для перевода индивидуальной воли в плоскость правового регулирования. В этом и состоит суть индивидуального регулирования, в частности, с использованием сделок.

Правовой режим характеризует опосредование общественных отношений в целях установления оптимального функционирования носителя режима в общественных отношениях. От правового режима зависит, выполняет ли, например, договор роль средства индивидуального регулирования. В этом контексте режимные требования, в том числе права и обязанности, образующие содержание возникающих в процессе совершения сделок организационных правоотношений144, следует отличать от прав и обязанностей, возникающих в механизме правового рсгулирова-

143 Модели прав и обязанностей по ряду договоров, предусмотренных и отдель
ных главах Гражданского кодекса Российской Федерации, — это апробированные
многолетней практикой наиболее эффективные схемы поведения, которые стороны
могут принять или не принять. В любом случае субъекты сделок вольны сформиро
вать для правоотношения права и обязанности, по объему и качеству выходящие за
рамки предусмотренного в законе конкретного вида сделки.

144 Об организационных правоотношениях, возникающих в процессе соверше
ния сделок, см.  гл. 2, 3.1.


7 )  Понятие правового режима сделок

мня в результате совершения сделок. Нормативные требования, определяющие режим сделок, права и обязанности, образующие содержание организационных правоотношений при совершении сделок, в ходе осуществления способствуют становлению прав и обязанностей в механизме правового регулирования.

Самостоятельность сделок в том и состоит, что они через правовой режим оформляются как средства индивидуального поднормативного регулирования. Правовой режим сделок формирует индивидуальное поднормативное регулирование. Именно это позволяет говорить о самостоятельности сделок в механизме гражданско-правового регулирования, предопределенной существованием их правового режима, который позволяет индивидуальную волю и интерес субъекта права перевести в плоскость правовых отношений.

Самостоятельность общего правового режима сделок и механизма гражданско-правового регулирования не исключает их взаимосвязи и взаимодействия. Становление сделок как юридического факта опосредовано как правовым режимом, так и механизмом гражданско-правового регулирования. Причем цель правового режима, состоящая в обеспечении выполнения сделками индивидуального регулирования, в конечном счете реализуется через механизм регулирования. В этом смысле общий правовой режим сделок подчинен механизму гражданско-правового регулирования.

3.4. Содержание правового режима сделок

1. Приведенные выше характеристики правового режима сделок позволяют вычленить элементы и компоненты, составляющие его содержание. Образующая правовой режим сделок система правил, как уже указывалось, предопределена взаимодействием дозволений, запретов и позитивных обязываний. Изначально правовой режим сделок в качестве исходных положений, отражающих закономерности совершения сделок, содержит принципы поведения субъектов сделок при их совершении. Дозволительность, индивидуализация ответственности, неинтенсивность правового регулирования и максимальное обеспечение интересов участников сделок как нормативно-руководящие начала правового режима сделок позволяют сформу-


80 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

лировать иные правила сделок, а именно нормативные требования, в своем единстве обеспечивающие выполнение сделками их функций. Формой выражения содержания правового режима сделок в праве, понимаемом в позитивном смысле, выступает совокупность норм права. Диалектика взаимодействия содержания и формы правового режима сделок позволяет совершенствовать правовой режим сделок145.

Сущность содержания сделок как правового явления — нормативные требования к самому понятию сделок, которые образуют ядро правового режима сделок. Закладываются они, как уже отмечалось, отраслевым правовым режимом. В качестве элементов содержания общего правового режима сделок будут выступать нормативные требования к отдельным существенным признакам понятия сделок, составляющим понятие сделок как единого целого. Тем самым нормативные требования к сделкам как к явлению изначально подразделяются на требования для признания явления сделкой и требования к каждому из существенных признаков понятия сделок.

В этой связи, следуя основному назначению правового режима, в качестве элемента его содержания нужно указать его целевую направленность. Эта цель фиксируется в легальной дефиниции сделок.

Рассматривая правовой режим сделок в качестве совокупности закрепленных в нормах гражданского права требований к сделкам как к факту, следует иметь в виду, что сделки совершаются действиями субъектов права. Это означает, что нормативные требования, определяющие режим сделок, на деле являются требованиями, обращенными к субъектам сделок и их воле и ее изъявлению.

145 Здесь следует иметь в виду, что «у содержания преобладает тенденция к изменениям, у формы (как внутренней структуры системы) — тенденция к устойчивости. До некоторых пор эти тенденции находятся в гармонии: сама форма как внутренняя структура детерминирует развитие содержания и развитие самой себя (ведь форма есть часть содержания). Но существуют рамки для изменения формы, обусловленные ее качеством. Она может не быть своевременно преобразована (в социальных системах в этом могут быть заинтересованы определенные социальные силы). Тогда форма как внутренняя структура системы становится тормозом развития содержания, наступает конфликт формы и содержания, требующий соответствующих средств своего преодоления» (Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. — М.: ПБОЮЛ М.А. Захаров, 2001.-С. 473).


V '. Понятие правового режима сделок

 81

С другой стороны, право оценивает как сделку именно факт социальной действительности и, следовательно, должно включать в себя требования к содержанию и форме этого факта. Требования к факту приобретают самостоятельное правовое значение, поскольку право рассматривает этот факт как самостоятельное социальное явление.

Таким образом, изначально в содержание правового режима сделок должны быть включены нормативные требования к явлению для признания его сделкой, к существенным признакам сделок, к целевой направленности, к содержанию сделок, к воле и волеизъявлению, к форме сделок, к субъектам сделок.

Следует иметь в виду, что при совершении ряда сделок законодатель устанавливает требования к процедуре их совершения, в частности к оферте и акцепту146. Эти требования к процедурным действиям, обеспечивающим процесс совершения сделок и входящим в содержание организационных правоотношений, возникающих при становлении большинства сделок, также включаются в содержание правового режима сделок.

2. Своеобразие режимных требований к субъекту и акту его поведения в сделках состоит в том, что способы правового регулирования сделок обеспечивают законодательную конструкцию института сделок по типу исключения из их числа актов поведения, потенциальные варианты дефектности которых прописаны в нормах о недействительности сделок. Использование этого юридического приема схематического изложения режимных требований к сделкам в праве дает возможность законодателю любой направленный на желаемый правовой результат акт поведения презюмировать действительным, а в случае несоблюдения требований § 1 гл. 9 ГК РФ о понятии, видах и форме сделок предусмотреть в § 2 данной главы недействительность этих актов поведения как сделок. Правильность такого подхода законодателя с точки зрения правового режима сделок объясняется тем, что правовой режим не только осуществляет правовое регулирование явления, но и включает в себя все правовые возможности, которые могут применяться в отношении данного явления в том случае, когда фактическое поведение субъекта

146 Подробнее о процедурных действиях при совершении сделок см. гл. 2, 3.1.


82

 Гл. I. Предпосылки формирования правового режима сделок

сделки не отвечает нормативно установленным требованиям для признания этого поведения действительным с точки зрения придания ему статуса сделки147.

Используемый прием позволяет оптимально реализовать назначение правового режима, состоящее в обеспечении выполнения функций сделок, оценить акт поведения в динамике с точки зрения его регулятивного воздействия на общественные отношения.

Как подлинную сделку законодатель оценивает акт поведения, отвечающий всем режимным требованиям, касающимся и субъектов, и их поведения. В своем единстве эти требования образуют действительность сделок, которая является в своей основе совокупностью режимных требовании к сделкам для признания их совершенными.

3. Недействительность сделок означает такую оценку акта поведения, при которой за актом не признается статуса сделки (нормы, не наделяющие акт поведения статусом сделки) или этот статус аннулируется (нормы, аннулирующие юридическую силу сделки). Не всякое нарушение нормативных требований, определяющих режим сделок, исключает наступление желаемых для субъектов сделок правовых последствий, т.е. является необходимым режимным требованием. Дозволительная направленность института сделок позволяет законодателю формулировать нормы рекомендательного характера, несоблюдение которых не влечет недействительности сделок. Примером тому служат требования п. 1 ст. 162 ГК РФ о несоблюдении простой письменной формы сделки, нормы ст. 159 ГК РФ о совершении в устной форме сделок, для которых законом или соглашением сторон не установлена письменная форма. Этими нормативными требованиями законодатель подчеркивает приоритетность содержания сделок над их формой. Подобного рода режимные рекомендации свидетель-

147 В этой связи представляется неверным рассматривать недействительность сделок как самостоятельное правовое явление и в противоположность ему определять действительную сделку (см., например: Шахматов В.П. Составы... — С. 164). Сделка как правовое явление существует тогда, когда она действительна, если налицо недействительность, то сделки нет, что не исключает распространение на это не признаваемое сделкой явление правового режима сделок в виде правовых возможностей регулирования правом юридически небезразличного поведения.


# .?. Понятие правового режима сделок

 83

ствуют о дифференциации режимных требований действительности сделок на необходимые для их действительности и рекомендательные, связанные с формой.

В соответствии со ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Исключая противоправное условие, законодатель в остальном признает за актом поведения статус сделки. Эта норма подчеркивает обязательность соблюдения необходимых режимных требований и в то же время свидетельствует о дозволительной сущности сделок. Требование исключить недействительную часть сделки как элемент содержания правового режима сделок говорит о стремлении законодателя сохранить приоритет за действительностью акта поведения как сделки.

4. Непризнание за актом поведения статуса сделки или аннулирование этого статуса имеет место в тех случаях, когда несоблюдение нормативных требований, определяющих режим сделок, приводит к дефектности состава сделок. Она может быть вызвана пороками содержания, воли и волеизъявления, формы и субъектного состава. Тем самым констатация недействительности акта поведения как сделки, следовательно, совокупность норм, опосредующих этот процесс, выполняет в институте сделок вспомогательную роль по отношению к нормам, формулирующим требования действительности. При такой ситуации дозволительная направленность института сделок означает, что по способности индивидуального регулирования и степени влияния на эту способность группа норм, образующих требования к действительности, имеет приоритетное значение по отношению к нормативным требованиям, констатирующим недействительность. В свою очередь последние через факт констатации недействительности акта поведения как сделки устанавливают границы режимного регулирования акта поведения, признаваемого сделкой, и содержат ряд охранительных норм, применяемых к акту поведения, не признанному сделкой, с целью упорядочения общественных отношений. В содержание правового режима включены не только регулятивные, но и охранительные нормы.


84

 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

Сама по себе констатация недействительности, определение оснований недействительности сделок недостаточны для того, чтобы в комплексе завершить правовое опосредование социально значимых актов поведения, которым законодатель не придает статуса сделок или лишает их этого статуса. В данном случае требуется нормативное регулирование правовых последствий недействительности сделок. Такие нормативные требования также входят в качестве составного элемента в содержание правового режима сделок как следствие режима их недействительности.

5. Таким образом, при рассмотрении режима сделок следует иметь в виду объединение режимных требований в результате взаимодействия способов правового регулирования в режимы действительности и недействительности сделок. Режим действительности включает нормативные требования к явлению для признания его сделкой; нормативные требования к существенным признакам сделок; нормативные требования целевой направленности; нормативные требования к содержанию сделок; нормативные требования к воле и волеизъявлению; нормативные требования к форме сделок; нормативные требования к субъектам сделок; нормативные правила рекомендательного характера; нормативные требования к процедурным действиям при совершении сделок. Режим недействительности обеспечивается нормами, предусматривающими несоблюдение требований к содержанию, воле и волеизъявлению, форме и субъектному составу сделок; нормативными требованиями недействительности части сделки и нормативными требованиями, опосредующими правовые последствия непризнания за актом поведения статуса сделки. Иными словами, режим недействительности включает в себя правовую оценку и критерии несоблюдения нормативных требований к содержанию, воле и волеизъявлению, форме и субъектному составу сделок, нормативные требования недействительности части сделки и требования, опосредующие правовые последствия непризнания за действием качества сделки как юридического факта.

Эти группы режимных требований и образуют содержание правового режима сделок, оформленное в нормах права о сделках. Режимные требования действительности и недействительности сделок как совокупности нормативных требований к сделкам представляют две стороны одной медали. Каждая из этих сово-


# 3. Понятие правового режима сделок

 85

купностей, групп нормативных требований имеет свойства, не сводимые к свойствам отдельного нормативного требования. Вместе с тем группа режимных требований действительности во взаимодействии с группой режимных требований недействительности характеризуется свойствами, не сводимыми к свойствам каждой из этих групп режимных требований в отдельности148. В своем единстве они позволяют рассматривать сделку как цельное, взаимосвязанное и логически последовательное правовое явление, в котором несоблюдение требований действительности означает необходимость оценки акта поведения с точки зрения недействительности и наоборот. Такой подход, акцентирующий внимание на единых критериях оценки признания или непризнания факта сделкой, более четко отражает тесную взаимосвязь требований действительности с требованиями недействительности. Потому он наиболее приемлем для анализа сделок как системного правового явления. Такой подход позволяет отказаться от традиционного рассмотрения проблемы сделок сквозь призму понятий «условия действительности сделок» и «недействительные сделки», которые не только не согласуются между собой терминологически, но порой ориентируют исследователей на понимание действительности и недействительности сделок как разнопорядковых правовых явлений с акцентом на их недействительности149, а не

148 Подробнее о свойствах общих режимных требований действительности сде
лок см. гл. 3, § 1, а о свойствах общих режимных требованиях недействительности —
гл. 4, §
I.

149 Не случайно в учебной литературе основных школ цивилистики России во
просам недействительности сделок уделено значительно больше внимания, чем во
просам их действительности. Так, в учебнике уральской школы цивилистики параг
раф об условиях действительности сделок занимает две с половиной страницы, а не
действительности сделок посвящено пять параграфов общим объемом в двадцать
девять страниц (см.:
Гражданское право: Учеб. / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой
и др. — М.: НОРМА, 2001. — Ч. 1. — С. 204-240 (автор соответствующих парагра
фов — Г.И. Стрельникова)). Аналогичные тенденции прослеживаются в московской,
санкт-петербургской и саратовской школах (см.:
Гражданское право: Учеб. / Под ред.
Е.А. Суханова. — М.: БЕК, 1993. — Т. 1. — С. 132-146 (авторы соответствующих параг
рафов — В.С. Ем и А.М. Белякова);
Гражданское право: Учеб. / Под ред. А.П. Сергеева,
Ю.К. Толстого. — М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. — Т. 1. — С. 250-273 (автор главы
о сделках — М.В. Кротов); Гражданское право России: Учеб. / Под ред. З.И. Цыбулен-
ко. — М: Юристь, 1998. — Ч. 1. — С. 183-197 (автор главы о сделках — Н.А. Баринов)).
Подобное состояние дел зеркально отражается и в монографической литературе.
Последние годы характеризуются активизацией интереса к недействительности сде
лок. См., в частности:
Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому граж-


86 Гл. 1. Предпосылки формирования правового режима сделок

на оценку двух сторон одного и того же правового явления. Дальнейшее изучение режимов действительности и недействительности сделок позволит детализировать содержание режимных требований, найти оптимальное соотношение параметров действительности и недействительности, исходя из того, что требования действительности характеризуют предпосылки функционирования сделок в гражданском обороте, а режим недействительности обеспечивает сохранение качества акта поведения как сделки и контролирует соблюдение требований действительности.

Анализ действия групп режимных требований и их правовой эффективности следует начинать с правовой оценки акта поведения как сделки. Такой подход логичен и оправдан для изучения любого правового явления. Не являются исключением в этом смысле и сделки.

данскому праву. — М.: Юрайт, 2000; Шестакова Н.Д. Недействительность сделок. — СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001; Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. — М.: Юрлитинформ, 2002; Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве: Теория и практика оспаривания. — М.: Бератор-Пресс, 2003. Активизация интереса к недействительности сделок, наметившаяся в последние годы, не может не радовать. В то же время сама постановка вопроса невольно свидетельствует о перекосах в изучении проблемы сделок как единого правового явления.


Глава 2

СТАТИЧЕСКО-ДИНАМИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И ПОНЯТИЕ СДЕЛОК КАК СРЕДСТВ ИНДИВИДУАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

§ 1. Понятие юридического состава сделок 1.1. Социальная основа сделок

1. Потребность в создании системы правил как универсального правового регулятора общественных отношений в опосредуемой договорами и односторонними актами сфере должна была привести и привела к использованию социального регулятора активного поведения людей. Такой социальной основой для сделки как качественно нового правового явления стало действие. Сделки стали определять через действия.

Ст. 153 ГК РФ определяет сделки как действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. (ст. 26) иод сделками понимал действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений1. Ст. 41 ГК РСФСР 1964 г. к сделкам относила действия граждан и организаций, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей2.

Следует констатировать тот факт, что определение сделок в праве, в том числе и в российском законодательстве, в течение длительного времени не подвергалось сколько-нибудь значительному изменению. Если бы это определение было совершенно, то такой последовательности законодателей можно было бы только радоваться, однако действительность не располагает к столь безапелляционным утверждениям.

1 Цит. по: Кодификация российского гражданского права: Свод законов граждан
ских Российской Империи, Проект Гражданского уложения Российской Империи,
Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года / Под
ред. С.С. Алексеева и др. — Екатеринбург: Изд-во Ин-та частного права, 2003. —
С. 615.

2 Там же. - С. 790.


88

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

Легальная дефиниция сделок в российском праве содержит указание на социальную основу сделок и акцентирует внимание на их цели — достижении гражданско-правовых последствий. Этого явно недостаточно для раскрытия сущности сделок. Казалось бы, направленность действия на правовой результат дает возможность отграничить сделки от других правомерных действий, но, в частности, очевидно, что направленность действия на достижение гражданско-правовых последствий характерна, например, и для административных актов. Само по себе данное обстоятельство уже позволяет констатировать несовершенство законодательной конструкции сделок. Кроме того, при более внимательном рассмотрении и буквальном толковании законодательной конструкции сделок обнаруживается, что законодатель, по сути, понимает под сделками любые направленные на достижение гражданско-правовых последствий действия. На поверку же отмеченный законодателем в качестве существенного признак направленности сделок на достижение гражданско-правовых последствий характерен не только для сделок, но и для многих других юридических актов, используемых в гражданском обороте. Такой подход способен породить и фактически породил отнесение к сделкам используемых в гражданском праве всех юридических фактов, за исключением тех, которые по механизму образования явно не могут быть сделками.

Очевидность факта неполноты легальной дефиниции сделки послужила и служит для цивилистов стимулом для теоретических изысканий. Общим для всех имеющихся в литературе определений сделки является то, что понятие сделки дается по модели юридического факта. При этом учение о сделках, по сути, сведено к концепции юридических фактов3.

3 См.: Агарков ММ. Понятно сделки по советскому гражданскому прапу // Сон. государство и право. — 1946. — № 3-4; Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования общественных отношений // Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сб. ст. — М.: Статут, 2001. — С. 54-68; Васьков-ский Е.В. Учебник гражданского права. — М.: Статут, 2003. — С. 151-177; Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону // Учен. зап. ВИЮН. — 1947. — Вып. 5; Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. — М., 1984; Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. — М., 1958; МейерД.И. Русское гражданское право: В 2 ч. — М.: Статут, 1997. — Ч. 1. — С. 177-213; Муромцев С.А. К теории юридических сделок: Реферат // Юридический ве-


$' /. Понятие юридического состава сделок

 89

Безусловно, на первоначальном этапе исследования сделок данный подход необходим и оправдан. Он обогатил понятие сделок. Анализ сделок сквозь призму юридических фактов позволил обосновать их сущностное предназначение как оснований движения гражданских правоотношений. Это и понятно, ибо само понятие «юридический факт» введено в юридический обиход именно как основание движения правоотношений4.

Вместе с тем изучение сделок в аспекте выполнения ими функций оснований возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей хотя и является существенной стороной их правовой природы, но тем не менее не может рассматриваться как единственный сущностный аспект сделок.

Признавая ценность выработанных в цивилистике определений, отмстим, что чрезмерный акцент на их понимании как обычной разновидности юридических фактов затрудняет выяснение природы сделки как средства активной регламентации общественных отношений. Во избежание этого сделку необходимо рассматривать с позиций не только традиционного подхода, но и способа обеспечения достижения ею гражданско-правовых последствий. Следует вычленить те режимные требования, которые предъявляются к сделке как к явлению, точнее, как к «материально-юридическому явлению»5, т.е. юридическому факту. Достичь

стиик. 1882. Кн. 12; Новицкий И.Б. Сделки: Исковая давность. • М., 1954; Перетерский И.С. Гражданский кодекс РСФСР: Научный комментарий. — М, 1929. — Вып. 5: Сделки. Договоры; Рабинович II.В. Недействительность сделок и ее последствия. - - Л., 1960; Синайский В.И. Русское гражданское право. — М.: Статут, 2002. — С. 144-168; Толстой В.С. Понятие и значение односторонних сделок в советском гражданском праве //Тр. В103И. — 1966. — Т. 5. — С. 135-157; Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. — М.: Статуг, 2001; Шахматов В.П. Сделки, совершенные с целью, противной интересам государства и общества. — Томск, 1966; и др.

4 См.: Общая теория государства и права: Академический курс в 3 т. / Отв. ред.
проф. М.Н. Марченко. - М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. - Т. 2. — С. 421.

5 Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. —
Саратов, 1980. — С. 7. «Понятие юридического факта объединяет два противоречивых,
но неразрывно связанных момента: явление действительности — событие или дейст
вие (материальный момент), порождающее в силу указания норм права определенные
правовые последствия (юридический момент)» (см.:
Общая теория государства и пра
ва... — С. 420 (автор соответствующей главы. — В.Б. Исаков)). Об обосновании мате
риально-идеального характера юридических фактов см.:
Исаков В.Б. Проблемы тео
рии юридических фактов: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — Свердловск, 1985.


90

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

этого можно через анализ составляющих сделки и ее функциональной направленности.

Здесь следует, во-первых, исходить из того, что в основе сделок лежат действия лиц, и, во-вторых, учитывать свойства этих действий с точки зрения их значения для движения общественных отношений и тем самым для гражданского права. Вместе с тем к правовой характеристике действия как социального носителя сделок можно приступить только после анализа самого действия как социального явления, который позволит ответить на вопросы о том, почему законодатели прежних времен облекали в правовую форму разного рода договоров именно действие и почему это социальное явление стало оптимальной социальной основой для формирования на ее базе нового правового явления.

2. Категория «действие» — предмет исследования многих наук, но в большей степени ома изучена психологией. У истоков ее разработки в советской психологии стояли С.Л. Рубинштейн и А.Й. Леонтьев. Они и их последователи рассматривали действие как единицу деятельности6. «Действие — это такой процесс, мотив которого не совпадает с его предметом (т.е. с тем, на что оно направлено), а лежит в той деятельности, в которую данное действие включено»7. Будучи единицей деятельности действие выступает как «произвольная преднамеренная опосредствованная активность, направленная на достижение осознаваемой цели»8.

Результаты предметного исследования в психологии категории «действие» позволяют, исходя из того, что побудительной причиной активности лица служит потребность, рассмотреть непосредственно структуру действия.

Потребность отражается в сознании в виде смутного влечения, которое есть преходящее явление, поскольку «представленная в нем потребность, как правило, либо угасает, либо осознается и превращается в конкретное желание»9. В качестве разновидности

6 См.: Рубинштейн С.Л. Основы обшей психологии: В 2 т. — М.: Педагогика,
1989. — Т. 2. — С. 14-49, 182-200;
Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. — М:
Изд-во МГУ, 1981. — С. 306-312, 518-523;
Абульханова-Славская К.А., Брушлинский А.В.
Философско-психологическая концепция С.Л. Рубинштейна. — М., 1989; и др.

7 Леонтьев А.Н. Проблемы... — С. 520.

8 Психология: Словарь. — М, 1990. — С. 94.

9 Макланов Г.А. Общая психология. — СПб.: Питер, 2003. — С. 383.


$ /. Понятие юридического состава сделок

 91

субъективных переживаний желание может быть разной степени интенсивности. Желание как осознанная потребность выступает основой для мотивации действия. В реальной действительности для лица характерно наличие нескольких влечений и желаний. Различные влечения приводят к возникновению взаимоисключающих желаний. Это вызывает борьбу мотивов. С необходимостью происходит выбор, в ходе которого формируется окончательная цель, которая, однако, никогда не является изначально целиком и полиостью данной. Формирование цели ведет к принятию решения. Самого по себе принятия решения еще недостаточно для выполнения поставленной задачи. Необходимо выбрать способы и средства достижения цели с учетом окружающей лицо реальной действительности. Лишь после этого начинается практическое осуществление принятого решения.

3. Процесс совершения действия на каждом своем этапе опосредуется волей. Чтобы выяснить роль воли по отношению к действию и, как следствие, определиться с пониманием воли в рамках целей настоящего исследования, нужно обратиться к самой проблеме воли. Отсутствие единого понимания воли помимо собственно сложности этого явления объясняется как имевшим место в психологии падением интереса к проблеме в связи с дискуссиями о предмете психологии, так и тем, что «традиционные для воли проблемы стали успешно разрабатываться в контексте других исследований»10. Детерминизм воли с позиции материального субстрата надлежит рассматривать в аспекте ее физиологических механизмов. Человек — система саморегулирующаяся, самосовершенствующаяся и саморазвивающаяся11. Этот вывод стал для И.П. Павлова базой для понимания физиологических основ воли и создания учения о двух сигнальных системах12. Вторая сигнальная система (система речевых сигналов) присуща только человеку. Она действует на первую, дающую информацию от окружающей среды. Непосредственные раздражители воспри-

10 Ивашшков В.А. К сущности волевого поведения // Психол. журн. — 1985. —
Т. 6, № 3. - С. 48.

11 Павлов И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной
деятельности (поведения) животных. — М., 1973. — С. 45-56, 87-102, 165-174,
214-218, 251-259, 337-351.

12 Там же. - С. 79-87, 111-119, 135-145, 177-192, 324-333, 424-425.


92 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

нимаются человеком не как биологические сигналы к действию, а как социальные раздражители, имеющие словесное обозначение. Они побуждают к действию не непосредственно, а через осознание общественных отношений, в которых человек участвует.

Дальнейшие исследования А.В. Запорожца и других ученых привели к выявлению ряда закономерностей в развитии первой и второй сигнальных систем. Было установлено, что «слово связывается с ответными исполнительными реакциями не непосредственно, а через определенные психические процессы и состояния, и лишь через их посредство, внося в них специфические изменения, оказывает влияние на двигательное поведение человека»13. Исследования функций второй сигнальной системы дают основание для вывода о существовании у человека особого физиологического механизма, обеспечивающего регулирование поведения с помощью сознательно-волевых импульсов. Через речевые сигналы человек может подавлять ненужные в данный момент психические состояния и вызывать нужные.

Воля — результат работы мозга. Но было бы неверным считать ее результатом непосредственно физиологических процессов. А.Н. Леонтьев указывал, что «специфически человеческие способности и функции складываются в процессе овладения индивидом миром человеческих предметов и что их материальный субстрат составляют прижизненно формирующиеся устойчивые системы рефлексов»14. Между физиологическими и психическими процессами имеют место «функциональные объединения», «своеобразные органы, специфические отправления которых и выступают в виде проявляющихся психических способностей или функций»15.

Классификация определений воли в психологической литературе была предпринята М.М. Филипповым. К первой группе он относит определения, в которых исходным признаком воли считается осознанный характер действий. Вторую составляют определения, подчеркивающие способность человека регулировать свои действия. В третью входят определения, в которых базовым

13 Запорожец А.В. Развитие произвольных действий. — М.: АПН РСФСР, 1960. —
С. 272.

14 Леонтьев А.Н. Проблемы... — С. 215.

15 Там же. — С. 400.


$ /. Понятие юридического состава сделок

 93

признаком воли полагается активность, действенное начало, проявление усилий, преодоление трудностей16.

Примерами первой группы определений служат дефиниции, где воля рассматривается как «та сторона психической деятельности, которая получает выражение в ее сознательных действиях и поступках, направленных на достижение поставленных целей»17, как «сознательная целеустремленность человека на выполнение тех или иных действий»18. В этих определениях воля характеризуется в качестве одной из форм активного отражения реальной действительности.

Воля как «способность избирательно реагировать на внешние воздействия» определена А.И. Щербаковым19. В качестве способности к выбору цели деятельности и внутренним усилиям, необходимым для се осуществления, характеризуют волю Н.Г. Алексеев и Ш.Н. Чхартишвили20. Воля — «способность человека, проявляющаяся в самодетерминации и саморегулировании им своей деятельности и различных психических процессов»21. П.И. Иванов понимает волю как способность сознательно регулировать свое поведение и деятельность22.

Воля, — писал В.И. Селиванов, — сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении установленных действий и поступков»23. О воле как о преодолении трудностей говорит СМ. Ковалев24.

Приведенные дефиниции свидетельствуют о многогранности характеристики воли. В них отражены разные стороны рассматриваемого явления. Вместе с тем изложенное позволяет прийти к

16 См.: Филиппов М.М. Понятие поли в советской психологии: Опыт определе
ния воли // Проблемы методологии и логики. — Томск, 1967. — С. 213 и след.

17 Большая советская энциклопедия. — 2-е изд. — М., 1951. — Т. 9. — С. 71.

18 Философский словарь / Под ред. М.М. Розенталя. — М., 1975. — С. 67.

19 Щербаков А.И. Волевые процессы и свойства личности. — Л., 1963. — С. 6.

20 Большая советская энциклопедия. — 3-е изд. — М., 1971. — Т. 5. — С. 349.

21 Психология... — С. 62.

22 Иванов П. И. Общая психология. — Ташкент, 1967. — С. 369.

23 Селиванов В.И. Избранные психологические произведения (воля, ее развитие
и воспитание). — Рязань, 1992. — С. 8.

24 Ковалев СМ. Воспитание и самовоспитание. — М.: Мысль, 1986. — С. 139.


94 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

выводу о том, что роль воли по отношению к действию заключается в осознанной способности регулировать действие, проявляя при этом определенное усилие. Являясь регулирующей стороной сознания, воля способствует осуществлению уже начатого действия, позволяет человеку управлять своим поведением в ходе его реализации. Это постоянный и единый психический процесс, обеспечивающий все стадии осуществления действия и образующие их элементы. «Многообразие всех ситуаций, требующих срочной волевой регуляции... можно свести к трем реальностям, в основе которых лежит необходимость: восполнения дефицита побуждения к действиям при отсутствии их достаточной мотивации; выбора мотивов, целей, видов действия при их конфликте; произвольной регуляции внешних и внутренних действий и психических процессов»25. Воля проявляется в действии, и следовательно, суть воли заключена в ее регулирующей функции26. Указанная характеристика воли применима не только к физическим лицам, но и к другим субъектам права, ибо воля последних выражается в действиях их органов и представителей. В свою очередь органы и представители юридических лиц, Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований, по сути, представляют собой не что иное, как людской субстрат.

4. Волевые действия могут быть умственные, физические, речевые27. При выявлении круга действий, образующих сделки, нужно учитывать специфику права. Это и бесспорно, ибо сделки суть правовое явление. Право же по своей природе может опосредовать только те феномены, которые выражены вовне и воздействуют на социальные отношения. Умственными следует считать

25 Психология... — С. 62.

26 Более подробно о регулирующей функции воли см.: Ойгензихт В.А. Воля и во
леизъявление: (Очерки теории, философии и психологии права). —Душанбе, 1983. —
С. 6 и след.

27 Здесь следует иметь в виду, что произвольные и непроизвольные движения в
строгом смысле слова действиями не являются. Они представляют собой «телесные
двигательные акты (процессы)» (подробнее об этом см.:
Психология... — С. 93). Про
извольные и постпроизвольные движения, как и операции, могут выступать в качест
ве единиц действия. «Когда цель действия входит в другое действие как условие его
выполнения, то первое действие превращается в способ осуществления второго, в со
знательную операцию»
(Леонтьев А.Н. Проблемы...— С. 309). Будучи единицами дей
ствия, произвольные и постпроизвольные движения, операции не могут рассматри
ваться в качестве непосредственной социальной основы сделок.


$' /. Понятие юридического состава сделок

 95

действия, «выполняемые во внутреннем плане сознания без опоры на внешние средства, в том числе слышимую речь»28. Оказывать непосредственное воздействие на общественные отношения умственные действия не могут. Это воздействие может быть лишь объективированным результатом умственных действий29, поэтому умственные действия как таковые не могут лежать в основе совершения сделок.

Физические действия состоят из целенаправленной совокупности воздействующих на общественные отношения движений. Для речевых действий характерно использование языка, позволяющего выражать вовне волевые намерения субъектов права. Причем действия физические и речевые могут быть как индивидуальными, так и взаимными. Последние представляют собой совокупность индивидуальных действий, образующих в отличие от отдельно взятого действия качественно новое состояние. Взаимные и индивидуальные физические и (или) речевые действия — это социальная основа формирования сделок, которая может выражаться в различных формах. Например, п. 2 ст. 434 ГК РФ устанавливает, что договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

1.2. Определение юридического состава сделок

1. Действие как социальное явление, как факт приобретает юридический статус и становится сделкой в том случае, если этот факт предусмотрен нормами права или не противоречит им. Формируя правовой режим сделок, законодатель в целях регулирования общественных отношений может придавать юридическое значение не всем, а некоторым сторонам, элементам тех жизненных обстоятельств, которые опосредуются правом.

28 Психология... — С. 288, 415; Леонтьев А.Н. Проблемы... - С. 390-396, 552-557.

29 Во всяком случае такой вывод должен быть сделан на сегодняшний день,
с учетом достигнутого уровня развития науки и техники.


96

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

Указанная двойственность характера сделок как юридического факта с необходимостью требует фиксации в праве группы признаков, по которым из обшей массы действий как социальных явлений можно вычленить действия, наделенные статусом сделок. Эта учитываемая правом группа признаков в своем единстве образует юридический состав факта и сделку (сделки). Им называется совокупность предусмотренных правом признаков, необходимых для признания за совершенным действием качества сделки, влекущей за собой наступление желаемых для ее субъекта гражданско-правовых последствий.

Юридический состав сделки, т.е. режимные требования к ее понятию, нужно отличать от состава сделки как социального явления. Любому социальному явлению, активному поведению присущи субъективные и объективные характеристики. Совокупность этих признаков образует элементы, стороны состава сделки как социального явления. В социально активном поведении этими элементами являются субъект (действующее лицо), объект (ценность, на которую направлено действие), объективная (поведенческий акт) и субъективная (психическое отношение к поведенческому акту) стороны. Взаимодействие образующих действие как социальное явление элементов порождает присущие сделке как социальному феномену свойства. При этом состав сделки как социального явления обладает рядом свойств, не сводимых к свойствам какого-либо одного элемента социально значимого акта поведения. Преследуемая законодателем цель придания этому акту статуса правового приводит к тому, что законодатель придает правовое значение тем реально существующим признакам подобного действия, которые в своем взаимодействии образуют отвечающие потребностям правового регулирования свойства действия уже как правового явления, т.е. как сделки. В этом смысле не будет ошибкой констатировать, что свойства юридического состава сделок — это статическое выражение свойств состава сделок как социального явления, находящих свое правовое оформление в виде нормы права о понятии сделки.

В.П. Шахматов считал, что «под юридическим составом сделки следует понимать совокупность субъективных и объективных признаков, которые выражают соответствие сделки требованиям норм права и обусловливают наступление желаемых юридических


0 /. Понятие юридического состава сделок

 97

последствий, свойственных сделкам данного вида»30. В этом определении юридический состав сделки сводится к рассмотрению его как социального явления. Однако значимость категории юридического состава как юридической модели закрепления наиболее характерных черт этого феномена и тем самым правовое выделение его из иных фактов затушевывается. В отличие от этого определения предложенная нами дефиниция юридического состава дает возможность рассматривать сделку в единстве ее материального и идеального содержания как признанное юридическим фактическое обстоятельство.

Право ничего нового не изобретает, а это значит, что для оптимального использования сделок в гражданском обороте юридический состав сделки обязательно должен выражать ее сущность в законе. С понятием сделки ее юридический состав будет соотноситься как определение сущности и структуры сделки в праве, т.е. ее внутренней формы.

Структура сделки — это закономерные связи образующих сделку элементов. Учет этих взаимодействий позволяет оценить социально значимый акт поведения как необходимый и достаточный с точки зрения его сущностных признаков для наделения его статусом сделки. При этом сами по себе признаки, отраженные в понятии сделки, идентичны признакам юридического состава. По сути, это одни и те же признаки, но их анализ с точки зрения юридического состава в отличие от простого их перечисления в понятии сделки позволяет не только статически их зафиксировать в понятии сделки, но и уяснить динамику связей между ними для формирования режимных требований не только к сущности явления, т.е. к понятию сделки, но и ко всему явлению.

Рассмотрение сделки сквозь призму структурно упорядоченного образования позволяет говорить о сделке как о системе, в которой элемент выступает в качестве необходимого компонента системы31.

Определение юридического состава сделки дает возможность выявить его структурные части, проанализировать их, изучить

30 Шахматов В.П. Сделки... — С. 12.

31 «Система есть отграниченное множество взаимодействующих элементов»
(Аверьянов А.Н. Системное познание мира. — М., 1985. — С. 43).

4 Заказ № 159


т

98 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

приемы его конструирования. В то же время понятие юридического состава сделки имеет и непосредственное правовое значение.

Во-первых, юридический состав сделки программирует ее, содержит образец для будущих действий, предшествует во времени совершению конкретной сделки. Здесь следует иметь в виду, что юридический состав сделки — это обобщение типичных признаков, конкретизирующихся в составах отдельных видов и разновидностей сделок. Такие составы, отражая специфические для данной сделки признаки юридического состава, не противопоставляются общему юридическому составу, а лишь характеризуют отличие одного вида сделок от другого.

Во-вторых, общий юридический состав сделки является логической конструкцией, отражающей существенные признаки сделок. Он позволяет отграничить сделки от иных социально значимых актов поведения и, в частности, подчеркивает то обстоятельство, что в праве сделка используется в целях наступления именно желаемых для ее субъекта гражданско-правовых последствий.

2. При конструировании юридического состава сделок следует учитывать двойственность их содержания. Сделка базируется на действии, а это значит, что в признаках, свойствах юридического состава сделок с необходимостью должны найти отражение существенные признаки самого действия как социально значимого акта поведения. Их наличие суть неотъемлемое свойство, атрибут состава сделки. Право через признаки юридического состава обязано придать этим признакам существенное значение, ибо в противном случае будет утрачена социальная основа сделок и, как следствие, понятие сделок превратится в правовую иллюзию.

Другая группа признаков, свойств юридического состава сделки образуется взаимодействием элементов сделки, порожденных теми свойствами действия, которые намеренно опосредуются правом путем придания им правового значения. При установлении второй группы признаков законодатель пользуется определенной свободой выбора. Эта свобода, с одной стороны, ограничена количественными характеристиками элементов действия и его свойствами, а с другой — сущностью права как социального феномена, обеспечивающего формальное равенство и справедливость в общественных отношениях.


# /. Понятие юридического состава сделок

 99

Вычленение свойств действия как социальной основы юридического состава сделки путем утверждения необходимых и достаточных его признаков отграничивает сделку от иных социально значимых актов поведения. Это обеспечивает существование сделки как самостоятельного юридико-социального явления в ряду других явлений реальной действительности.

Правовая оценка свойств действия, ориентированная на формирование в конечном итоге признаков юридического состава сделки, и есть воздействие права на акт социально значимого поведения с целью придания ему качества сделки.

Изложенное означает, что признаки юридического состава сделки как результат взаимодействия элементов состава не случайный набор факторов. Будучи качественно своеобразными явлениями, образованными взаимодействием объекта, субъекта, объективной и субъективной сторон состава, они внутренне взаимосвязаны и дополняют друг друга.

3. Первая группа свойств состава сделки должна отражать наличие воли, цели и их изъявление вовне, ибо при отсутствии этих элементов беспредметен разговор о физических и речевых действиях. Воля опосредует все элементы социально значимого акта поведения, в том числе цель действия и процесс его исполнения. Вместе с тем воля как качественно своеобразное явление не сводится к образующим ее компонентам. Воля и данные компоненты при рассмотрении их в виде самостоятельных элементов акта поведения соотносятся как целое и часть. Самостоятельное психическое значение воли отнюдь не исключает того, что единственной возможностью дать знать о ее содержании является выражение ее вовне. «Но воля есть внутренний психический процесс, который сам по себе для посторонних лиц неуловим; для того, чтобы воля одного лица могла послужить основанием для соглашения с другим, необходимо, чтобы она была проявлена в каких-нибудь внешних знаках (словах, письме, действии), которые давали бы возможность судить о ее наличности»32. Поэтому при исследовании состава сделки требуется иметь в виду, что волевой момент находит свое конкретное выражение через те компоненты воли, которые каким-либо образом объективируются в социальной дей-

32 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. — М.: Статут, 1998. - С. 245.


100 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

ствительности. Таковы цель и изъявление воли. Наличие их как атрибутов социального состава сделки характеризует ее субъективную и объективную стороны и позволяет законодателю сформировать признаки состава сделок. Таким правовым статусом наделяется не всякая цель и изъявление воли в социально значимом действии, а именно та цель и изъявление воли, которые ориентированы на правовой результат, на использование правовых средств для его достижения. Лишь такой цели и изъявлению воли законодатель придает статус правовых. Субъективное намерение лица и действия по их реализации обретают правовую форму путем придания им статуса юридически значимых обстоятельств, наделения их юридической силой. Это означает, что существенными признаками, элементами юридического состава сделки будут правовая цель и направленное на желаемый правовой результат изъявление воли.

4. Указанные правовые признаки состава сделок сами по себе недостаточны для реализации интереса, побудившего субъекта использовать правовую форму в виде сделок. Отсутствие других правовых характеристик не обеспечит выполнение сделками роли нормативного регулятора отношений между субъектами права и может породить противоречия между интересами отдельного лица и других субъектов права. В таком случае функциональное назначение права как регулятора общественных отношений не будет выполняться. Следовательно, законодателю необходимо придать правовой статус иным характеристикам социальной основы сделок и таким образом сформировать иные существенные признаки юридического состава сделок. Эти характеристики действия должны по меньшей мере потенциально обеспечивать равновесие в удовлетворении интересов субъекта права.

Итак, вторая группа свойств состава сделки характеризуется прежде всего наличием свойства действия, состоящего в непротиворечии действия лица интересам других лиц и, следовательно, публичным интересам. Это свойство можно именовать свойством равновесия интересов в действии. В связи с необходимостью обеспечения равновесия интересов в праве33 через взаимодействие

33 «Главные же направления правового воздействия с точки зрения его исконной природы и, так сказать, идеала вытекают из того решающего, что характеризует исконное предназначение права — быть общеобязательным критерием правомерного поведения и в этом отношении оптимальной формой для гарантированного выражения и одновременно определения и сохранения границ свободы людей, причем в таком


# /. Понятие юридического состава сделок

 101

сторон, элементов состава сделки данное свойство трансформируется в ранг признака юридического состава сделки. Право беспристрастно в том смысле, что оно служит равной мерой для всех лиц. Это означает, что справедливость, учет интересов других лиц достигаются посредством права через непротиворечие действий лица нормам действующего права. Поэтому вполне уместно признак действия, состоящий в непротиворечии его интересам других лиц, фиксировать в праве термином правомерность.

«Правомерность — соответствие явлений социальной жизни (деятельности или результатов деятельности субъектов права) требованиям и дозволениям содержащейся в нормах права государственной воли»34. «Критерием определения степени правомерности служит степень соответствия реальных действий, поступков людей заложенным в нормах права поведенческим моделям»35. Правомерный — суть «внутренне оправдываемый, закономерный, основанный на праве»36. Следовательно, учитывая, что правомерность есть свойство правомерного37, мы можем утверждать, что при отсутствии требований и дозволений установленного образца правомерность будет состоять в соответствии явлений социальной жизни общим принципам права.

Право представляет собой одно из средств обеспечения справедливости в общественных отношениях. Значит и правомерность выступает в качестве средства достижения справедливости. Поэтому категории «правомерность» и «справедливость» нельзя рассматривать как идентичные. Кроме того, правомерность и справедливость характеризуют опосредуемые правом социальные

порядке, когда происходит согласование свободы данных лиц со свободой всех "других"» (Алексеев С.С. Восхождение к праву: Поиски и решения. — М.: НОРМА, 2001. — С. 61). Указанная характеристика права предопределена его сущностными качествами, к числу которых относят нормативность, официальное установление правовых норм государством и охрану их государственным принуждением, системность, формальную определенность, обеспеченность системой правосудия и правоохраны, авторитетность (см.: Лейст О.Э. Сущность права: Проблемы теории и философии права. - М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. - С. 51-101).

34 Большой юридический словарь. — М., 2001. — С. 466.

35 Марченко Н.М. Правомерное поведение // Российская юридическая энцикло
педия / Гл. ред. А.Я. Сухарев. - М., 1999. — С. 758.

36 Ожегов СИ. Словарь русского языка. — М., 2003. — С. 744.

37 Словарь современного русского литературного языка. — М., 1961. — Т. 11. —
С. 32.


102

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

феномены с различных точек зрения. Право — идеальное отражение реальной действительности, а потому в любом случае абсолютно точного отражения в праве явлений социальной жизни быть не может. Следовательно, будучи правовым средством обеспечения справедливости, категория правомерности не может всегда адекватно отражать свойство действия, состоящее в непротиворечии действия лица интересам других лиц. Такая возможная неадекватность обусловлена объективными причинами, самой природой права, поэтому отказываться от использования признака правомерности, социальной базой которого служит равновесие интересов в действиях, а правовой — обеспечивающие равновесие интересов в праве принципы гражданского права38, нет никаких оснований. Важно сохранение смысловой однозначности между социальной и правовой характеристиками явления. На наш взгляд, термин «правомерность» сохраняет смысловую однозначность со своей социальной основой'9.

Действие есть неизолированное явление действительности, взаимосвязанное с другими социальными феноменами. Взаимосвязанность как свойство действия выступает социальной основой еще одного признака юридического состава сделки. Сделка как правовое явление непосредственно порождает установленную законодательством связанность ее субъекта действовать определенным образом в будущем, в чем и проявляется ее правовая значимость. Это — признак юридической связанности (значимости).

5. Итак, признаками юридического состава, т.е. существенными признаками сделки, являются правовая цель, направленное на желаемый правовой результат изъявление воли, правомер-

38 Исследуя принципы советского гражданского права, Г.А. Свердлык о качест
ве самостоятельного принципа выделял принцип справедливости, проявление кото
рого он усматривал, в частности, п нормах, «регламентирующих нормальные взаимо
отношения их субъектов (нормы справедливы, поскольку они позволяют субъектам
гражданско-правовых отношений выступать в качестве таковых на эквивалентно-воз
мездных началах)» (см.:
Свердлык Г.А. Принципы советского гражданского права: Ав-
тореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 1985. — С. 17). См. об этом же:
Свердлык Г.А.
Принципы гражданского права. — Красноярск, 1985. — С. 77.

39 Представляется, что невыяснение социального носителя признака правомер
ности есть одна из причин дискуссии о существенности данногз признака для сделок.
Поэтому оправдан и предпринятый выше этимологический анализ термина «право
мерность».


,<У /. Понятие юридического состава сделок

 103

ность и юридическая связанность. Это сплав социальной основы, точнее, существенных признаков действия с его правовой характеристикой.

Перечисленные признаки юридического состава сделки не претендуют на всеобъемлющую ее характеристику. Сделка и ее состав соотносятся как явление и правовое понятие о нем. Сделка, как и любое иное правовое явление, по сравнению с ее юридическим составом обладает большим числом элементов, свойств и признаков.

1.3. Мотивы в составе сделок

1. По вопросу о включении мотивов в состав сделок и квалификации их в качестве существенного признака сделок в науке высказаны различные мнения. Большинство ученых не признают за мотивом юридического значения40. Так, В.П. Шахматов полагал, что мотив не входит в состав сделки, поскольку «является определенным психологическим обоснованием и оправданием ее совершения»41. О.А. Красавчиков указывал: «Будучи внутренними импульсами, внутренними причинами, побуждающими лицо к совершению определенных поступков, мотивы поведения, как самые благородные, так и аморальные, поскольку они остались лишь в сознании того или другого лица и не получили своего объективного выражения в действиях последнего, безразличны для норм права»42. Ф.С. Хейфец пишет: «Безразличное отношение к мотивам сделки связано с тем, что они не входят в содержание сделки (за исключением условных), а распознание и оценка их очень трудна. Гражданский оборот стал бы слишком затруднителен и неустойчив, если бы можно было оспаривать сделку ввиду того, что мотивы ее не оправдались»43. А.М. Белякова отмечает, что «учет мотивов подрывал бы устойчивость гражданского

40 См.: Красавчиков О.А. Юридические факты... — С. 15; Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. — Томск, ]967. — С. 80.

41 Шахматов В.П. Сделки... — С. 16.

42 Красавчиков О.А. Юридические факты... — С. 15.

43 Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому пра
ву. — М.: Юрайт, 2000. — С. 17.


104

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

оборота»44. Представляется, что позиция названных ученых в принципе верна, однако аргументация ее недостаточна.

2. Сам по себе тот факт, что мотив есть психологическое
обоснование сделки, не может быть доводом в пользу непризна
ния за ним юридического значения. Цель как явление психики
человека тоже представляет собой определенное психологиче
ское обоснование сделки. Мотив не только остается в сознании
лица, но и может находить свое выражение в целях действия
45.
Это обстоятельство свидетельствует о том, что мотив может
объективироваться в сделках. Однако учет мотивов в сделках не
столько влек бы за собой дестабилизацию гражданского оборота,
сколько вообще бы исключил возможность использования сде
лок как правовых средств в гражданском обороте. Думается,
основная причина невключения мотивов в состав сделок состоит
в следующем: если возникший в результате борьбы мотивов до
минирующий мотив признать необходимым элементом состава
сделки, то право неизбежно должно будет учитывать в качестве
обязательного элемента ее состава и тот сугубо личностный
смысл, который субъект вкладывает в сделку при ее совершении,
ибо «сознательный смысл выражает отношение мотива к цели»
46.
Однако право в качестве необходимого элемента личностный
смысл учитывать не может, ибо по своей природе является при
менением равной меры к различным лицам.

Таким образом, мотив не учитывается в составе сделок не потому, что он служит психологическим обоснованием сделки, а потому, что учет его при условии, что в сделках существенное значение придано цели, приведет к искажению сути сделок как правового явления. Вместе с тем мотив выступает социальной составляющей наличия правовой цели как существенного признака сделки.

3. В литературе высказана точка зрения, согласно которой
мотивы входят в состав условных сделок
47. Данное утверждение

44 Советское гражданское право / Под ред. В.П. Грибанова, СМ. Корнеева. — М.:
Юрид. лит., 1979. — Т.
I. — С. 220 (автор соответствующей главы — А.М. Белякова).

45 Леонтьев А.Н. Проблемы... — С. 301.

46 Там же. - С. 300.

47 См.: Советское гражданское право / Под ред. В.А. Рясенцева. — М., 1986. —
Ч. 1. — С. 202;
Советское гражданское право. — М., 1979. — С. 220; Хейфец Ф.С. Не
действительность... — С. 17.


§ 2. Содержание юридического состава сделок

 105

представляется ошибочным, поскольку не принимает во внимание различие условия и мотива. Условие — это конкретное обстоятельство, с наступлением или ненаступлением которого связаны определенные правовые последствия. Условная сделка приобретает юридическую силу уже в момент ее совершения, но возникновение прав и обязанностей либо прекращение их откладывается на неопределенный период, т.е. условие относится к стадии реализации или прекращения сделки, а не к стадии ее совершения. Условие есть тот факт, который вместе со сделкой образует юридический состав, достаточный для возникновения, изменения или прекращения гражданских правоотношений.

§ 2. Содержание юридического состава сделок

Образованные взаимодействием элементов, сторон состава сделки правовая цель, направленное на желаемый правовой результат изъявление воли, правомерность и юридическая связанность (значимость) как существенные признаки сделки результатом своей взаимосвязи и взаимодействия формируют сделку как правовое явление и позволяют устанавливать другие нормативные режимные требования к ней. Для понимания этого требуется более детальный анализ образующих юридический состав признаков.

2.1. Правовая цель как признак юридического состава сделок

1. Цель социально значимого акта поведения как следствие борьбы мотивов опосредуется правом и приобретает определенную специфику. Цель — это «осознанный образ предвосхищенного результата, на достижение которого направлено действие, человека48, философская и психологическая категория, «на основе которой должна исследоваться сущность цели сделки, ибо наука права не создает самостоятельной одноименной категории»49.

Конечная цель деятельности субъекта права состоит в достижении конкретного социально-экономического результата, удовлетворяющего возникшую потребность. Сделка как средство удов-

48 См.: Макланов А.Г. Общая психология... — С. 123. 49Хейфец Ф.С. Недействительность... — С. 17.


щррввнаннннинн

106 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

летворения потребности свидетельствует о том, что ее правовой целью будет тот предвосхищаемый сознанием субъекта результат, который в наибольшей степени приближает его к искомому конечному социально-экономическому результату. Удовлетворяют возникшую потребность желаемые для лица изменения в фактических общественных отношениях. Эти изменения через правовые формы могут наступить лишь в процессе правового регулирования. В этом смысле правовой целью сделки являются возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.

При этом цель прекращения гражданских прав не следует путать с целью уничтожения права. Последнее означает прекращение социально полезной связи между людьми по поводу той или иной ценности (например, физическое уничтожение вещи). Цель же прекращения субъективного гражданского права свидетельствует о намерении лица прекратить свое право или право другого лица на определенную ценность (продажа вещи, передача вещи в дар другому лицу и пр.), но не о намерении прекратить вообще социальные связи по поводу этой ценности.

Констатацией в праве движения гражданских прав и обязанностей преследуемая субъектом цель облекается в абстрактную форму правовой цели. Закрепленная в нормах прав правовая цель сделки выступает в качестве объективированной категории, тем самым проявляясь в нормах права как правовой результат, к достижению которого стремится субъект. Цель субъекта при совершении сделки конкретизирует закрепленную в праве форму правовой цели сделки.

2. Будучи правовой формой по сути фактической цели действия для субъекта, правовая цель сделки на конкретном ее уровне изначально полностью не задана, она проходит определенный период становления. «...Содержание, — писал Гегель, — есть не что иное, как переход формы в содержание, а форма — переход содержания в форму. Этот переход есть одно из важнейших определений»50. Особенность субъективного становления правовой цели сделки состоит в том, что, с одной стороны, она формируется через мотивы, основанные на желании как осознанной потреб-

50 Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. — М.: Мысль, 1975. — Т. 1: Наука логики. — С. 298.


$ 2. Содержание юридического состава сделок

 107

и ости, а с другой — в индивидуальную цель превращаются правовые требования, выполнение которых необходимо для достижения желаемого для лица правового эффекта. Выделение отличительного свойства процесса становления цели в данном случае весьма условно, так как психические процессы взаимозависимы и динамичны. Тем не менее акцентирование внимания на этом позволяет понять диалектику связи фактической и правовой цели сделки.

Сама по себе цель как явление психики для опосредования ее правом при совершении сделки должна каким-либо образом объективироваться. Внешне специальное намерение субъективно выражается в целевой направленности лежащего в основе сделки действия, в направленности поведения субъекта права.

Субъективно понимаемая правовая цель сделки есть субъективный образ предвосхищаемого результата, внешне проявляющийся в направленности находящегося в основе сделки действия на достижение этого результата. Это не означает, конечно же, что субъект сделки должен предусмотреть абсолютно все последствия, которые возникнут в результате совершения сделки51.

Резюмируя, отметим, что при совершении конкретной сделки правовая цель выступает как субъективно-объективная категория. Пели субъективно понимаемую правовую цель сделки ограничить субъективным образом предвосхищаемого результата, то становится неясным, каким образом она может быть опосредована правом. Пели же акцентировать внимание лишь на целевой направленности, на результат лежащего в основе сделки действия, то затруднено понимание источников этой тенденции.

3. Для проявления цели в направленности должны существовать формы ее практической реализации. «Цель связывает себя через средство с объективностью, а в объективности — с самой собой... Для своего осуществления цель нуждается в средстве, так как она конечна»52. «Диалектика взаимоотношения цели и средства выражается в том, что цель не только определяет тот или иной предмет как соответствующее ей средство, но и сама выступает как нечто содержательное, конкретное лишь в связи с отно-

51 Более подробно об этом см.: Агарков М.М. Понятие... — С. 49; Новицкий И.Б.
Сделки... — С. 15.

52 Гегель Г.В.Ф. Наука логики. — М.: Мысль, 1972. — Т. 3. - С. 196.


шшшш

108 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

шением к средству»53. Цель ограничивает выбор средств для ее достижения. Сознательная цель субъекта «как закон определяет способ и характер его действий»54. Средства должны избираться такие, чтобы при их помощи могла быть реализована цель. «Идеальное полагание будущей деятельности вне выбора определенного средства означает, что мы имеем дело не с конкретной целью, а лишь с абстрактным, туманным стремлением»55.

Поскольку закрепленная в нормах права правовая цель сделки состоит в возникновении желаемых для ее субъекта гражданско-правовых последствий, средства достижения этой цели не должны противоречить требованиям норм права, в частности должны соответствовать им. Следовательно, в качестве средств достижения правовой цели сделки как объективированной категории будет выступать способ действия, предопределенный либо не запрещенный нормами права. Иными словами, средствами будут режимные требования к сделкам56.

Средства не «растворяются» в целях. Выбор средств не входит в содержание правовой цели в качестве элемента действия, лежащего в основе сделки. Вместе с тем средства как совокупность сознательных операций выражают содержание сделки и оформляют ее. Пределы усмотрения при выборе средств для достижения правовой цели как объективированной категории заданы нормативно. Так, правовая цель не будет достигнута при заблуждении, имеющем существенное значение, обмане и пр.

Итак, форма практической реализации правовой цели сделки, т.е. ее объективный момент в субъективном понимании, состоит в том, что в качестве средств используются выработанные социально-экономической практикой фактические приемы и способы удовлетворения интереса. Целенаправленность лежащего в основе сделки действия не следует путать с самим процессом его совершения. В этом процессе целенаправленность проявляется, но к нему не сводится.

53 Материалистическая диалектика: Краткий очерк теории / П.Н. Федосеев,
И.Т. Фролов, В.А. Лекторский и др. — М.: Политиздат, 1980. — С. 169.

54 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. - Т. 23. - С. 189.

55 Материалистическая диалектика... — С. 169.

56 О режимных требованиях см. гл. 1, 3.4.


§ 2. Содержание юридического состава сделок

 109

4. Анализ правовой цели сделки позволяет осветить вопрос о ее соотношении с достигнутым при совершении сделки правовым результатом. «Цель как идеальное предвосхищение будущего предполагает отражение определенных объективных зависимостей, которые воплощены в средствах. В то же время любое отражение является адекватным лишь в некоторых пределах. Поэтому действительные связи, в которые включен реальный объект, используемый как средство, всегда богаче, многостороннее и сложнее его идеального образа, существующего в сознании субъекта в момент постановки цели. Вследствие этого результат практической деятельности никогда не может абсолютно совпадать с полагаемой целью»57. Следовательно, правовая цель и правовой результат сделки — несовпадающие категории. Правовая цель есть субъективно-объективная категория, используемая при осуществлении сделки, а правовой результат всегда выступает в реальной действительности как объективная категория. Свидетельством различия правовой цели сделки и ее правового результата как правовых явлений служит и то обстоятельство, что правовая цель сделки — это признак юридического состава сделки, тогда как правовой результат находится за ее рамками.

2.2. Правомерность как признак юридического состава сделок

1. Будучи желаемой для субъекта сделки, правовая цель сделки соответствует интересам субъекта. Его действия так или иначе затрагивают интересы других лиц, хотя сама по себе правовая цель может их и не учитывать. Например, имея правовой целью совершение договора купли-продажи, покупатель может быть заинтересован в приобретении вещи по цене ниже ее стоимости, что, в свою очередь, может не согласовываться с интересами продавца. Намерение субъекта заплатить за достижение обусловленного результата при публичном обещании награды ничтожно малое вознаграждение не приводит к дефектности правовой цели этой сделки, но не согласуется с интересами лица, представившего искомый результат.

Поскольку непосредственно правовая цель сделки не во всех случаях может обеспечить равновесие интересов, непротиворе-

Материалистическая диалектика... — С. 169-170.


110

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

чие действия интересам других лиц при ее совершении обретает самостоятельное значение, что с необходимостью вызывает к жизни признак правомерности сделки. Социальная основа этого признака — непротиворечие действия лица интересам других лиц. Иными словами, речь идет о равновесии интересов в действии. В таком понимании правомерность рассматривается не как характеристика фактического явления, а как правовая оценка вышеуказанного признака действия как социального явления.

2. Реализация социальной основы данного признака, т.е. равновесия интересов в действии, достигается выбором соответствующих средств. Следовательно, правомерность находит свое выражение в средствах осуществления сделки. Через выбор средств как элемент действия, лежащего в основе сделки, осуществляется взаимодействие между ее правовой целью и признаком правомерности.

Правомерность как признак юридического состава сделки состоит в непротиворечии совершенного действия нормам и принципам права (если они непосредственно не закреплены нормативно). Субъективно (в сознании субъекта) правомерность сделки проявляется в согласовании им своих действий с требованиями норм и принципов права.

Признак правомерности охватывает требования к содержанию и форме сделки, ибо лежащее в ее основе действие есть не что иное, как определенным образом оформленное содержание. Причем признак правомерности распространяется только на те элементы содержания и формы, невыполнение которых в принципе влечет за собой непризнание за актом поведения качества сделки.

Нормы права содержат модель поведения лица при совершении сделки данного вида. Фактическое совершение действий в противоречии с требованиями установленного образца не вызовет тех правовых последствий, которые порождает совершение сделки данного вида, если при этом допущены нарушения требований норм права для этих сделок, имеющие для них конститутивное значение. Иными словами, выбор при направленности сделки на правовой результат неправомерных для данного вида сделки средств однозначно приводит к тому, что акт поведения не обретет качества сделки и, в частности, требуемой гражданско-правовой цели достигнуто не будет.


# 2. Содержание юридического состава сделок

 111

Например, кредитор и должник в обеспечение исполнения обязательства ограничились передачей от должника кредитору известного имущества, т.е. совершили эти действия с той целью, чтобы при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанности должником кредитор обладал бы правом обратить взыскание на это имущество. Правовая цель этого действия — получение кредитором преимущественного права на удовлетворение корреспондирующей ему обязанности должника предоставить при определенных условиях это удовлетворение. Однако способы ее достижения нарушают требования законодателя, который для реализации искомой правовой цели помимо фактической передачи имущества обязывает стороны совершить действия, заключающиеся в составлении документов. Невыполнение их в соответствии с и. 4 ст. 339 ГК РФ влечет за собой недействительность договора о залоге, а значит совершенные кредитором и должником фактические действия по передаче имущества предвосхищаемых целью правовых последствий не порождают, хотя были на это рассчитаны.

В случае, когда нет требований установленного образца, т.е. совершается сделка, законом не предусмотренная, но ему не противоречащая, избранные средства совершения сделки не должны противоречить требованиям, предъявляемым к элементам состава сделки.

Следует также иметь в виду, что правовой цели сделки достигнуто не будет и при нарушении объективных закономерных связей между фактической целью действия, лежащего в основе сделки, и фактическими средствами ее достижения. Так, цель совершить договор дарения не может быть достигнута при невозможности реализации фактической цели дарения в связи с отсутствием подарка.

3. Обобщение высказанных в литературе точек зрения по вопросу о правомерности сделок было предпринято В.П. Шахматовым и Ф.С. Хейфецем58.

Большинство ученых, рассматривающих правомерность в качестве необходимого признака сделки, исходят из того, что сдел-

58 Шахматов В.П. Сделки... — С. 8-11; Он же. Составы... — С. 94-98; Хей-фец Ф.С. Недействительность... — С. 12-15.


112

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

кой является дозволенное законом действие59. М.М. Агарков, отмечая расхождение понимания сделки как правомерного юридического факта с терминологией закона, указывал, что «термин "сделка" должен быть сохранен лишь для обозначения действий, создающих тот правовой эффект, на который они направлены»60. Исходя из этого, он признает необходимым отражение в сделках правомерности в качестве существенного признака. Не оспаривая правильности вывода, отметим, что, на наш взгляд, он недостаточно обоснован.

Предложенный Агарковым подход затрудняет отнесение к сделкам юридических действий, непосредственно не порождающих движение правоотношений. Чтобы избежать этого, Агарков сводит направленность к определению тех условий, от которых зависит правовой эффект. «Направленность действия на установление, изменение или прекращение гражданского правоотношения имеется не только тогда, когда стороны выразили волю непосредственно произвести этот эффект, но и тогда, когда они выразили волю, направленную на определение тех условий, от которых будет зависеть наступление эффекта»61. Но ведь само по себе условие или направленность на него отнюдь не свидетельствуют об однозначно предопределен пом результате. При такой трактовке направленности возникает сложность в отграничении от сделок юридических поступков, действий, создающих указанный в законе объективированный результат.

Правомерность в качестве существенного признака сделки путем ссылки на дозволенность действия законом не определить. Бесспорно, что признаки сделки как правового явления выводятся из права, но право не создает, а лишь облекает в правовую форму явления реальной действительности. Признаки состава юридического факта не могут быть установлены нормами права. Они могут быть только предусмотрены последними62.

59Агарков М.М. Понятие... — С. 47, 48; Перетерский И.С. Гражданский кодекс... — С. 6; Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1955. - С. 141.

60 Агарков М.М. Понятие... — С. 48.

61 Там же. - С. 50.

62 См.: Красавчиков О.А. Юридические факты... — С. 18. Нормативные требова
ния, определяющие правовой режим сделок, предусматривают, а не устанавливают
признаки последних. О правовом режиме сделок см. гл. 1, § 3.


§ 2. Содержание юридического состава сделок

 113

Правомерность суть необходимый признак сделки не потому, что сделка — дозволенное законом действие, а наоборот, сделка есть потому дозволенное законом действие, что оно является правомерным. Дозволенность сделки законом — следствие, а не причина правомерности. Незапрещенность действия базируется на презумпции его правомерности, т.е. соответствии общим принципам права. Свойство действия, состоящее в его непротиворечии интересам других лиц, описывается законодателем и обретает качество правомерности.

Специфична по данному вопросу позиция Д.М. Генкина. «Правомерность или неправомерность не являются необходимым элементом сделки как юридического факта, а определяют лишь те или другие последствия сделки»63. То обстоятельство, что признак правомерности обусловливает последствия сделки, само по себе не исключает присутствия его в составе сделки. Осуществление сделки, опосредуемое правовой целью, предполагает определенные средства для ее достижения, которые должны использоваться в процессе реализации и поэтому должны быть правомерными. В противном случае, как уже отмечалось, правовая цель не достигается. Следовательно, каждое действие, направленное на движение желаемых для его субъекта гражданско-правовых последствий, будет правомерным. По этой же причине признак правомерности должен быть отнесен не только к типу данной сделки, но и к содержанию конкретной сделки.

Противоположная точка зрения высказывалась И.Б. Новицким. К такому выводу он пришел исходя из того, что в результате совершения противоправной сделки тоже наступают правовые последствия64. Данный вывод спорен в первую очередь потому, что для его аргументации используются обстоятельства, выходящие за рамки того явления, которое исследуется. Правовые последствия по результатам совершения действий с целью придания им статуса сделок могут быть различны. Это могут быть или последствия совершения сделки, или последствия, проистекающие из факта непризнания за социально значимым актом поведения качества сделки. Р.О. Халфина писала: «Последствия недействительности сделок наступают не как результат самой сделки, а

63 Генкин Д.М. Недействительность... — С. 50.

64 Новицкий И.Б. Сделки... - С. 11-13, 66, 67.


114

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

как результат нарушения закона, которое выразилось в совершении неправомерного действия, т.е. это вовсе не те последствия, которые намеревались создать стороны»65.

2.3. Направленное на желаемый правовой результат волеизъявление как признак юридического состава сделок

1. Сделка, как и лежащее в ее основе действие, состоит из ориентировочной, исполнительной и контрольной частей66. Ориентировочную часть сделки образуют взятые в совокупности и взаимодействии мотив, субъективное представление о правовой цели сделки и соответствии совершаемого субъектом действия требованиям норм и принципов права. Эта часть есть не что иное, как намерение совершить сделку, именуемое в литературе внутренней (подлинной) волей67. Само по себе намерение юридического значения не имеет. Оно должно быть доступно восприятию иных лиц, что достигается путем его выражения вовне. Выраженное вовне намерение в праве именуется волеизъявлением. Его становление обеспечивается исполнительной частью сделки, которая представляет собой реализацию выбранных средств. В направленном на желаемый правовой результат волеизъявлении выражаются не только правовая цель и правомерность, сохраняющие при этом свое самостоятельное правовое значение, но и другие несущественные признаки сделки.

Взаимодействие между ориентировочной и исполнительной частями позволяет сделать вывод о том, что волеизъявление с необходимостью должно соответствовать намерению совершить сделку. В противном случае единый процесс формирования сделки будет нарушен и не приведет к наступлению желаемых для субъекта сделки правовых последствий. Такой взгляд на существующую в цивилистике проблему соотношения воли и волеизъявления представляется удачным в том смысле, что, во-первых, позволяет использовать для правовой характеристики воли одно-

65 Гражданское право: Учеб. / Под ред. П.Е. Орловского, СМ. Корнеева. — М.:
Юрид. лит., 1969. — Т.
I. — С. 194 (автор соответствующей главы — Р.О. Халфина).

66 О различии частей действия см.: Психология... — С. 94.

67 Об этом см., в частности: Ойгензихт В.А. Воля... — С. 207; Иоффе О.С. Совет
ское гражданское право: Курс лекций. — Л., 1958. — Ч. 1. — С. 209.


$ 2. Содержание юридического состава сделок

 115

именный понятийный аппарат философии и психологии, не конструируя при этом понятие воли как искусственную и, следовательно, надуманную правовую конструкцию, а во-вторых, обосновывает единство воли и ее изъявления с точки зрения внутренней, подлинной структуры волевого процесса, не вычленяя из него отдельные составляющие для обоснования правовых оценок. Поэтому нельзя согласиться с И.А. Покровским, который, по собственному его признанию, не задаваясь целью детального изучения дилеммы соотношения воли и се изъявления, тем не менее (акцентировав внимание на формализме древнего права и рассмотрев проблему соотношения воли и волеизъявления сквозь призму «волевой теории», «теории изъявления» или «теории оборота») признал правильной позицию законодателя своего времени о приоритете принципа воли над волеизъявлением68.

2. Анализируя научные взгляды о соотношении воли как субъективного момента с волеизъявлением как объективным моментом и отмечая позицию одних (Н.В. Рабинович, В.П. Шахматова) о приоритете воли, других (И.Б. Новицкого, СВ. Банковской) - о первенстве волеизъявления и мнение третьих (ММ. Агаркова, О.А. Красавчикова) о единстве воли и волеизъявления, Ф.С. Хсйфец пишет, что в сделке должно обеспечиваться единство, полное соответствие внутренней воли и волеизъявления, их равнозначность. Только в этом случае сделка будет действительной.

Тот же факт, что на поверхности находится волеизъявление, не означает, что закон ему придает решающее значение I! противовес внутренней воле. Волеизъявление — это единственный способ сообщения о действительной внутренней воле субъекта другим участникам гражданского оборота. Поэтому волеизъявление — следствие свободной воли субъекта сделки и обычно выражает се действительное содержание.

Совершенно очевидно, что нельзя противопоставлять внутреннюю волю и способ ее проявления вовне. Ибо какое же объективное мерило можем мы приложить к намерению помимо содержания действия и его формы? Именно в этом значении закон говорит о волеизъявлении, но исходит он из безусловного

68 См.: Покровский И.А. Основные проблемы... — С. 246-249.


116

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

единства воли и волеизъявления, не отдавая предпочтения ни одному, ни другому. И никакие соображения устойчивости гражданско-правовых связей не могут обусловить необходимости считаться с тем, что было выражено вовне. В тех случаях, когда содержание волеизъявления не соответствует внутренней воле субъекта, закон (ст. 178, 179 ГК РФ) предоставляет возможность признавать такие сделки недействительными.

Всегда предполагается (действует презумпция), что содержание волеизъявления полностью соответствует действительному намерению, действительной воле лица до тех пор, пока не будет доказано обратное.

При доказанности несоответствия волеизъявления внутренней воле неизбежно возникает вопрос о недействительности сделки. Следовательно, для того, чтобы сделка была действительной, требуется полное совпадение внутренней воли и волеизъявления, и ни тому, ни другому не отдастся предпочтение»69. Эта четко сформулированная Ф.С. Хсйфсцом мысль не требует дополнительных комментариев, и с ней остается только согласиться.

3. Волеизъявление, обеспеченное исполнительной частью сделки, не может рассматриваться в качестве формы другой се части — намерения совершить сделку. Исполнительная часть — это тоже процесс осуществления воли. «Волеизъявление, — как правильно указывает В.А. Ойгензихт, •— выражение воли, по не ее форма. Оно результат действия воли»70.

Субъективно направленное на желаемый правовой результат волеизъявление проявляется в осознании процесса осуществления действия и его цели. Содержание и форма волеизъявления служат свидетельством его объективности. В нормах права волеизъявление как элемент сделки объективируется при помощи термина «действие»71, раскрытия элементов его содержания и формы. Такой подход законодателя к использованию терминологии вполне оправдан с той оговоркой, что направленность волеизъявления как признак юридического состава сделки есть след-

69 Хейфец Ф.С. Недействительность... — С. 8-9.

70 Ойгензихт В.А. Воля... - С. 210.

71 Поэтому противопоставление в праве действия и волеизъявления представля
ется необоснованным (см.:
Советское гражданское право. — М., 1960. — Ч. I.
С. 167). Критику этой позиции см. также:
Шахматов В.П. Сделки... — С. 9.


# 2. Содержание юридического состава сделок

 117

ствие взаимодействия элементов, сторон сделки. Ведь в волеизъявлении как элементе социального действия доминирующей для сделок чертой является его направленность на желаемый правовой результат, механизм действия которой проявляется в динамике, выполнении сделками их функций.

Форма волеизъявления в виде формы способа изъявления воли есть форма сделки. В этом смысле внешняя форма содержания сделки заключена в форме волеизъявления, а внутренняя представляет собой взаимосвязь признаков ее состава. На настоящем этапе развития общественных отношений закон юридическую силу придает действию, формой выражения волеизъявления которого выступают слова, конклюдентные действия, иногда молчание. Юридическая значимость суждений о форме не ограничивается чисто теоретическим аспектом. Изложенные соображения имеют практическое значение при решении вопросов, связанных с правовым режимом сделок, в частности с их недействительностью.

Действуя, лицо контролирует и корректирует свои действия. Психическое реализуется как процесс72. В каждый момент полученный результат сравнивается с идеальным образом сформированной ранее цели. Причем контроль осуществляется не только по ходу мыслительного процесса при исполнении действия. «Структура предметного действия позволяет многократно проигрывать варианты действия до его осуществления, т.е. не вовлекая до поры до времени исполнительные механизмы»73. Контрольная часть сделки универсальна в том смысле, что охватывает собой все стадии се формирования. Так, требование о полной дееспособности субъекта сделки, в частности, связывается с его способностью понимать значение своих действий и руководить ими.

2.4. Юридическая связанность

как признак юридического состава сделок

1. В законодательном определении сделок через родовидовые отличия в качестве существенного их признака выделяется то, что они порождают гражданско-правовые последствия трех видов:

72 Более подробно об этом см.: Маклапов А.Г. Общая психология... — С. 416-423.

73 Гордеева Н.Д., Зинченко В.П. Функциональная структура действия. — М.,
1982. - С. 187.


118

 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

возникновение, либо изменение, либо прекращение гражданских правоотношений. Само по себе это свойство сделок суть признак их родового понятия. Это и очевидно, ибо юридический факт влечет за собой те или иные правовые последствия. Однако взаимосвязь сделки с другими правовыми феноменами проявляется прежде всего через порождаемые ею последствия, а это значит, что при определении сделки необходимо принимать во внимание характер порождаемых ею последствий. Отсутствие «указания на характер юридических последствий, вызываемых сделкой, приводит к противоречивому пониманию самого понятия сделки»74. В основе особенностей последствий сделок лежат добровольность совершения действий участвующими в сделке лицами и равенство их между собой. Состоят эти особенности в том, что исполнение порождаемых сделкой правоотношений отвечает интересам каждого из участвующих в ней лиц, а также характеризуется совпадением интересов последних с интересами законодателя.

Этим особенности порождаемых сделками правовых последствий не исчерпываются. Анализируя составляющие сделки, М.М. Лгарков приходит к выводу о том, что «сделками называются правомерные юридические действия, совершаемые одним или несколькими лицами, выступающими в качестве субъектов имущественных (гражданских) прав, и устанавливающие, изменяющие или прекращающие гражданские правоотношения, на установление, изменение или прекращение которых они направлены»75. Выделение в качестве существенного признака сделок того, что последние суть основания движения правоотношений, весьма спорно. Строго говоря, данное обстоятельство не может быть рассмотрено как существенный признак сделок. Признак — это внешнее статическое выражение свойств, представляющих различные стороны качества предмета. Возможность быть основанием движения правоотношений может считаться свойством сделки, но выполнение сделками роли основания движения правоотношений — это уже действенное проявление указанного свойства, т.е. характеристика функции сделок, находящейся за рамками их состава.

74 Кофман В.И. К вопросу о понятии сделки // Материалы теоретической конфе
ренции. — Свердловск, 1966. — С. 247.

75 Агарков М.М. Понятие... — С. 55.


$ 2. Содержание юридического состава сделок

 119

2. Безусловно, сделки устанавливают, изменяют и прекращают правоотношения, на движение которых они направлены, но это не выражает общего в сделках. Сделки могут вообще не порождать движения правоотношений. Так, завещатель вправе в любой момент отменить или изменить завещание, тогда первоначальное завещание не повлечет за собой движения правоотношений, хотя до момента его отмены качества сделки не утрачивает. Публичное обещание награды, объявление конкурса — тоже сделки, но сами по себе они имущественного правоотношения не порождают. При их совершении образовывается лишь юридическая связанность субъекта своим обязательством. В сделках, заключенных под отлагательным условием, права и обязанности до наступления соответствующего условия не возникают. Однако это обстоятельство не лишает подобные сделки юридической силы. Вместе с тем если оговоренное условие не наступит, то сделка вообще не приведет к движению правоотношений.

То, что сделки не всегда непосредственно фактом своего совершения порождают движение правоотношений, нельзя рассматривать как исключение из общего правила о последствиях сделок. Существуют сделки, влекущие за собой движение правоотношений только в случаях, когда они являются одним из элементов юридического состава. Так, для возникновения имущественного наследственного правоотношения по завещанию помимо последнего необходимы смерть наследодателя и принятие наследства. Правоотношения из публичного обещания награды или объявления публичного конкурса соответственно возникнут лишь после представления результата, за достижение которого обещана награда, или после представления работы на конкурс. Для возникновения правоотношений из сделок, заключенных под отлагательным условием, необходимо наступление соответствующего условия — факта, имеющего юридическое значение. Сторонами договора возникновение правовых последствий из совершенной сделки может приурочиваться к определенному времени, т.е. сроку как юридическому факту особого рода. Например, договор найма имущества заключен в декабре с тем условием, что обязанность по передаче имущества в пользование и корреспондирующая ей основная обязанность нанимателя по внесению оговоренной платы за пользование им, как и все иные


120

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

составляющие договор права и обязанности сторон, возникнут с первого января следующего года. Неизбежность наступления срока подчеркивает юридическую значимость сделок, ибо он однозначно истечет и правовые последствия, предусмотренные данными обстоятельствами, наступят неотвратимо.

Кроме того, о юридической силе сделки до момента движения правоотношений свидетельствует сам факт установления срока при заключении сделки, с наступлением которого связываются правовые последствия. Срок, с которого возникают порождаемые сделкой правовые последствия, оговаривается именно при ее совершении, и эта договоренность приобретает юридическую силу. Сделки как разновидность юридических фактов в незавершенном юридическом составе, требующем наступления определенного срока для возниктговеиия правовых последствий, не теряют своей юридической значимости, а создают такую правовую ситуацию, когда возникновение порождаемых сделкой прав и обязанностей сторон приурочивается к наступлению определенного срока. Здесь сделка выступает в виде взаимообязательного правила, установленного субъектами сделки для регулирования своего поведения в данной ситуации. Юридическая сила этого правила обеспечивается законом, так как законом охраняется любая сделка, совершенная в соответствии с его требованиями.

Наконец, в силу прямого указания закона качество сделок признается за сделками, факт совершения которых сам по себе не влечет за собой движения правоотношений (например, объявление публичного конкурса, завещание и т.д.).

Приведенные примеры говорят о том, что ситуации, при которых сделки непосредственно не порождают движение правоотношений, являются не исключением из общего правила, а разновидностью правовых последствий сделок, обусловленной природой права, особенностями правового опосредования сделок. При этом происходит накопление последствий для движения правоотношений.

Изложенное позволяет дифференцировать правовые последствия сделок. Это либо возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, либо состояние возможности таких последствий, не влекущее за собой движение прав и обязанно-


$ 2. Содержание юридического состава сделок

 121

с гей или влекущее движение последних при условии, что сделка выступает элементом юридического состава76.

То обстоятельство, что сделки приводят к неотменимым в одностороннем порядке последствиям, характерно для большинства из них, но все же не может быть рассмотрено в качестве универсального признака сделок. Возможны ситуации, когда возникающие из сделок правовые последствия могут быть отменены волей одного субъекта. Так, составление завещателем нового завещания или изменение текста ранее составленного завещания обусловливают отмену или изменение первоначального завещания. Лицо, публично обещавшее награду при соблюдении определенных условий, вправе это обещание отозвать.

3. Анализ характера порождаемых сделкой последствий как проявления взаимосвязи элементов сделки и лежащего в ее основе действия с другими социально-правовыми феноменами дает возможность выделить в качестве существенного признака сделки наличие правовой ситуации, состоящей в юридической связанности субъекта сделки действовать определенным образом в будущем, констатирующей наличие связи, зависимости между сделкой и правовыми последствиями, в чем собственно и проявляется правовая важность, значимость совершения сделки. Выдвигаемые субъектом сделки условия потенциально содержат в себе обязанности и права в возникающем, изменяющемся или прекращающемся правоотношении. Движение правоотношений не обязательно возникает как непосредственное следствие сделок, но возможность их появления — неотъемлемое свойство последних.

Описанный признак юридической связанности (значимости) находит свое выражение в достигнутом правовом результате. Субъективно он проявляется в намерении субъекта посредством совершения сделки констатировать наличие юридической зависимости, т.е. в намерении ограничить свое поведение чужой волей.

Если направленный на движение правоотношений правомерный акт поведения не характеризуется юридической связанностью, то он не является сделкой. Желаемых для его субъекта прав

76 Наличие указанных последствий сделки — еще одно свидетельство отсутствия абсолютного совпадения правовой цели сделки с ее правовым результатом.


122

 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

и обязанностей не образуется. По времени юридическая связанность субъекта сделки действовать определенным образом в будущем всегда предшествует возникновению, изменению или прекращению возникающих из сделок правоотношений.

Право в силу своей специфики наделяет юридической связанностью далеко не каждый акт поведения, учитывая его полезность, выгодность для участников общественных отношений. Критерием такой полезности служит признаваемый законом интерес субъекта права77. В этом смысле пределы удовлетворения интереса, установленные законом, есть водораздел между актами поведения, не противоречащими нормам гражданского нрава, но не являющимися сделками, и актами, обретающими качество сделок. Бели закон не признает интереса лица или полагает, что актом его поведения ущемляется интерес другого субъекта права78, то правовой результат в виде отмеченных правовых последствий отсутствует. 'Ого свидетельствует о том, что нет юридической связанности субъекта действовать определенным образом в будущем и, как следствие этого, социально значимый акт поведения не обретает качества сделки. Так, обещанию прийти в гости не придается юридическая связанность, и потому это соглашение не является сделкой.

Наиболее рельефно рассматриваемый признак проявляется, когда сделка непосредственно фактом своего совершения не влечет за собой возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей (сделка в качестве элемента юридического состава, сделка под отлагательным сроком или условием).

4. Проведенный анализ правовой оценки субъективной и объективной сторон лежащего в основе сделки действия, анализ элементов его состава и вычленение в качестве существенных

77 Использование интереса в качестве критерия полешосш акта повеления для
общественных отношений предопределено тем, что это субъективно-объективная
категория. Более подробно о проблеме интереса см.:
Братусь СИ. Юридические липа
в советском гражданском праве. — М., 1947. — С. 15-17;
Керимов Д.А. Потребность,
интерес и право // Правоведение. — 1971. — № 4. — С. 95-103;
Он же. Философские
проблемы права. — М, 1972. — С. 116-134;
Свердлык Г.А. Гражданско-правовые спо
собы сочетания общественных, коллективных и личных интересов. — Свердловск,
1980;
Ойгензихт В.А. Воля... — С. 30-35; Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интере
сов личности. — Свердловск, 1990. — С. 8-155, 175-185;
Михайлов СВ. Категория ин
тереса в российском гражданском праве. — М.: Статут, 2002. — С. 12-103.

78 Подробнее об этом см. гл. 3 и 4.


§ 2. Содержание юридического состава сделок

 123

признаков правовой цели, правомерности, направленного на желаемый правовой результат волеизъявления и юридической связанности позволяет сделать следующие выводы:

Во-первых, сделки в силу своей природы в принципе могут опосредовать любые общественные отношения, носящие волевой характер. Конечно же, эти отношения должны быть включены в круг регулируемых гражданским правом общественных отношений. В этом смысле не исключено, что сделки могут совершаться не только в сфере имущественных, но и в сфере личных неимущественных отношений, связанных с имущественными. Не противоречит этому выводу и позиция В.Ф. Яковлева, которому причина использования гражданским правом для регулирования личных неимущественных отношений, связанных с имущественными отношениями, видится в том, «что гражданское право, будучи предназначенным для закрепления за лицами определенных имущественных благ, оказывается пригодным для закрепления за собственниками также и таких благ неимущественного характера, как авторство. Не случайно поэтому отношения по результатам интеллектуальной деятельности условно называют интеллектуальной собственностью. Очевидно, в этом термине выражено главное — закрепление нормами гражданского права принадлежности определенным лицам таких важных неимущественных благ, как авторство на созданные ими произведения. Приемы и методы, отработанные гражданским правом для регулирования отношений собственности, оказываются в значительной степени пригодными и для регулирования отношений по поводу результатов интеллектуальной деятельности»79. В области неимущественных отношений, связанных с имущественными, могут совершаться сделки в отношении субъективных прав, возникающих по поводу результатов интеллектуальной деятельности. Например, передача исключительных прав автора третьему лицу, прав из патентов, прав на товарный знак. К сделкам, опосредующим неимущественные отношения, относятся сделки, связанные с правами на наименование, коммерческую тайну, деловую репутацию. В их числе передача прав на фирменное наименование, товарный

79 Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). - М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2001. - С. 35-36.


124

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

знак, знак обслуживания при продаже предприятия (п. 2 ст. 559 ГК РФ); передача прав на обозначения, индивидуализирующие деятельность предприятия (п. 1 ст. 656 ГК РФ); передача прав пользования на фирменное наименование, охраняемую коммерческую информацию, деловую репутацию, товарный знак, знак обслуживания и пр. (п. 1, 2 ст. 1027 ГК РФ); внесение деловой репутации в качестве вклада товарищей (ст. 1042 ГК РФ). В этих случаях характерна тесная связь неимущественных прав по поводу нематериальных благ с имущественными.

Применительно к опосредованию сделками личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными80, заметим, что волевой характер сделок не исключает рассмотрения в качестве их предмета в духовной сфере отделимые от личности нематериальные блага81. Этому не препятствует и такой признак гражданских неимущественных прав, как «нематериальный характер личных прав», ибо «указание па нематериальный характер неимущественных прав не следует понимать в том смысле, что они вообще не имеют ценности; невозможна лишь их точная оценка»82. Отделимые от личности нематериальные блага, если это прямо не запрещено законом, могут выступать предметом сделок. Закон же должен исключать такие блага из числа предметов сделок только при наличии оснований полагать, что их использование будет противоречить охраняемым гражданским правом интересам участников гражданского оборота. С позиции сегодняшнего дня сложно говорить об окончательно устоявшемся перечне нематериальных благ, по поводу которых возникает со-

80 Обоснование регулирования гражданским правом личных неимущественных
отношений независимо от их связи с имущественными отношениями см., в частно
сти, у Л.О. Красавчиковой
(Красавчикова И.О. Понятие и система личных, не связан
ных с имущественными прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Россий
ской Федерации: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 1994. — С. 11-13),
М.Н. Малеиной
(Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие,
осуществление, защита. — М.: МЗ-ПРЕСС, 2001. — С. 23-29), Н.Д. Егорова
(Граж
данское
право: Учеб. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М: ПБОЮЛ
Л.В. Рожников, 2001. — Т. 1. — С. 7 (автор соответствующей главы — Н.Д. Егоров)).

81 В литературе, хотя и в связи с установленной законом возможностью осущест
вления и защитой неимущественных прав после смерти, уже признано, что «признак
"неотделимости" не является характерным и решающим для личных благ» (см.:
Мале
ина М.Н.
Личные неимущественные права граждан... — С. 14-15).

82 Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан... — С. 11, 13.


§ 3. Поднормативная природа сделок

 125

ответствующее неимущественное право83. Лишь дальнейшее развитие общества позволит ответить на вопрос о том, какие порожденные социальной практикой духовные блага, рассматриваемые как отделимые от личности, могут быть включены в сферу гражданского оборота. Но, видимо, уже в наши дни в связи с отсутствием прямых запретов нельзя, например, лишать юридической силы вошедшие в практику соглашения физических лиц с рекламными агентствами о формировании определенного политического, сценического, профессионального имиджа, которые в существе своем означают формирование соответствующей общественной оценки качеств личности или се изменение. Налицо соглашения по поводу чести как нематериальном благе.

Во-вторых, воля субъекта сделки регулирует его поведение при се совершении. Эта волевая коррекция поведения позволяет субъекту права быть активным участником гражданского оборота, а не только пассивным исполнителем нормативных предписаний.

В-третьих, сделка должна рассматриваться в единстве субъективной и объективной сторон. В реальной действительности субъективное и объективное существуют одновременно, взаимодополняют и взаимообогащают друг друга.

В-четвертых, волевой процесс при совершении сделки проявляется вовне через волеизъявление, которое оказывает воздействие па фактические общественные отношения. Поэтому воля субъекта сделки распространяется не только на ее носителя, но и на других субъектов права. Выяснение специфики этого воздействия позволит выяснить механизм проявления направленного на желаемый правовой результат волеизъявления и определить место сделок в механизме гражданско-правового регулирования.

§ 3. Поднормативная природа сделок

3.1. Генезис сделок как юридического факта особого рода

1. Сделка как правовое явление — это взятая в единстве совокупность элементов, свойств, признаков и их взаимодействий. Как целостное множество взаимосвязанных и логически после-

83 Автор солидарен с традиционным подходом к различию субъективного права и его объекта. «Субъективное право есть средство для обеспечения пользования благами, но последнее также мало принадлежит к понятию прав, как сад к садовой ограде» (Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. — М., 1912. — С. 613).


126

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

довательных элементов сделка представляет собой системное явление. При системном подходе к сделкам необходим анализ их функциональной направленности. Этот более сложный, чем чисто описательный, подход к сделкам позволяет показать их динамическую организацию. Динамика сделок не менее, а может быть, и более важна, чем статика. Во всяком случае сделки должны рассматриваться во взаимосвязи их статической и динамической характеристик.

Истоки функциональной сущности сделок, уяснение которой в совокупности с выделенными нами элементами состава сделок позволит определить понятие сделок, закладываются в процессе их совершения.

2. Конкретная сделка формируется в определенном временном периоде и в определенной социально-экономической обстановке. При формировании сделки, свидетельствующей о взаимодействии образующих ее элементов, с необходимостью изменяются и упорядочиваются фактические общественные отношения (между субъектом сделки и -третьими лицами, между субъектами сделки, а также между ними и третьими лицами) вне зависимости оттого, придается этому или нет правовое значение. Так, поставщик в процессе заключения договора поставки регулирует свои отношения не только с покупателем, но и с грузоперевозчиком и рядом других лиц. В односторонних сделках также происходит упорядочение социальных связей с третьими лицами (например, при выдаче доверенности, объявлении публичного конкурса).

Иными словами, момент заключения сделки предваряет или процедура согласования воль (при заключении договора), или процедура выражения воли (в односторонней сделке). Данные действия имеют особый, организующий характер и внутреннюю цель, отличную от общей цели сделки. Они свидетельствуют о том, что процесс совершения большинства сделок, но не сделка как таковая, с точки зрения общественных связей выступает в виде организационного отношения. «Каждое общественное отношение, регулируемое нравом, может под определенным углом зрения рассматриваться как "организованное" и, следовательно, как включающее организационные элементы. В то же время в процессе правового регулирования обособляются организационные отношения в строгом смысле ("организующие" связи), кото-


§ 3. Поднормативная природа сделок

 127

рые опосредствуют активное воздействие права на общественную жизнь»84. При опосредовании правом процедурные действия образуют содержание отношений, которые О.А. Красавчиков назвал организационными85.

Сами по себе организационные отношения для права не самоцель. Опосредуются они правом в целях установления желаемых имущественных и неимущественных отношений. А достижение такого состояния общественных отношений с использованием сделок возможно только после совершения последних. Поэтому для права особенно важны те процедурные действия, которые способствуют формированию существенных признаков сделки. Фактические экономические и социальные возможности лиц по совершению этих процедурных действий облекаются в правовую форму. Тем самым достигается интерес законодателя в урегулировании организационных отношений определенным образом. Реализация субъективных прав и обязанностей в организационном правоотношении направлена на формирование элементов состава сделки, точнее, на создание условий для их формирования.

Через права и обязанности, составляющие содержание организационных правоотношений, данные правоотношения воздействуют па иные порождаемые сделкой гражданско-правовые

м Л1ексеев С.С. Социальная ценность права и советском обществе. — М., 1971. — С. 59.

кч Полое подробно об организационных отношениях см.: Красавчиков О.А. Гражданские оркншзацнонно-нравовые <ыношении // Литология уральской ципилистики. 1925-1989: Сб. статей. ■-- М.: Статут, 2001. — С. 156-165; Он же. Структура предмета гражданско-правового регулирования социалистических общественных отношений // Теоретические проблемы гражданского права. — Свердловск, 1970. — С. 20 и след.; Хозяйственное право. — М.: Юрид. лиг., 1977. — С. 26-28; Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. — М., 1968. — Т. I. — С. 12-13, 90-94; Мартемьяно-ва А.М. Об организационных отношениях в предмете гражданского права // Актуальные проблемы гражданского права. — Свердловск, 1986. — С. 135-143; Васева И.В. Имущественные и организационные гражданско-правовые договоры // Гражданско-правовой договор и его функции. — Свердловск, 1980. — С. 53-69; и др.

Организационные отношения в литературе дифференцируются на виды. В настоящей работе речь идет об организационно-предпосылочных и организационно-делеги-руюших отношениях. О видах гражданских организационно-правовых отношений см.: Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения... — С. 163-164.


128

 Гл. 2.  Статтеско-динамическая структура и понятие сделок

последствия86. Организационное правоотношение в процессе своего осуществления упорядочивает исходное общественное отношение таким образом, что создается реальная возможность установления именно тех прав и обязанностей, к которым участвующие в сделке лица стремятся, и именно в том объеме, который они пожелали иметь.

Личное усмотрение в определении прав и обязанностей и их объем подтверждается тем, что законодатель не устанавливает конечную меру количества и качества возникающих в связи с совершением сделки прав и обязанностей. Минимум перечисленных в законе прав, обязанностей (и их объем) определяется для разграничения сделок разных видов в качестве выработанного опытом наиболее оптимального варианта достижения искомого результата. Такой минимум носит рекомендательный, но не обязывающий характер. Если участвующее в сделке лицо пе пожелает принять рекомендованные нрава и обязанности, а сочтет для себя достаточным наличие прав и обязанностей в меньшем объеме, то именно возможность установления правоотношения с соответствующими правами, обязанностями, об'ьсмом и будет выработана, а затем признана законом. Так, если участвующие в сделке лица ограничат свои действия согласованием условий по передаче имущества во временное безвозмездное пользование, то в результате возникнет правоотношение из договора безвозмездного пользования имуществом. Если же они, кроме того, согласуют условия оплаты за временное пользование имуществом, то налицо будет иное правоотношение — договор аренды.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что в процессе совершения сделки формируются права и обязанности сторон порождаемого ею правоотношения.

3. Определенное значение при формировании сделки имеют и не опосредуемые правом процедурные действия. Так, действия, создающие фактическую возможность передачи имущества

86 В литературе уже отмечалось, что через правовое опосредование организационных отношений «оказывается активное воздействие на регулируемые гражданским правом отношения» (Мартемъянова А.М. Об организационных отношениях... — С. 136). Данное суждение обосновано автором и в другой статье (см.: Мартемъянова А.М. Договор в механизме гражданско-правового регулирования // ХХУП съезд КПСС и механизм гражданско-правового регулирования общественных отношений. — Свердловск, 1988. — С. 56-63).


$ 3. Поднормативная природа сделок

 129

во временное пользование, платы за пользование имуществом, действия посредников и пр. при исполнении возникающего в процессе совершения сделки организационного правоотношения формируют материальное содержание порождаемого сделкой правоотношения. Происходит это следующим образом. Материальное содержание правоотношения составляют действия по реализации прав и обязанностей87. Упорядочение исходного общественного отношения, формирование прав и обязанностей в порождаемом сделкой правоотношении представляет собой планомерное, продуманное устройство, некоторую процедуру, иными словами, организацию данного процесса. Действия по реализации прав и обязанностей в правоотношении до начала их реализации уже определенным образом организованы, подготовлены. В качестве подготовительной стадии выступает не только механизм реализации прав и обязанностей в организационном правоотношении, но и указанные действия фактического порядка. Происходит как бы «обкатка» самого процесса исполнения. Так, при совершении сделки обнаруживаются, становятся известными участвующим в ней лицам и фиксируются ими их поведенческие особенности, которые будут иметь место при исполнении сделки свойства объекта устанавливаемого правоотношения и т.д.

4. Предварительным отношениям по заключению сделки могут быть присущи и абсолютные организационные правоотношения, выполняющие обеспечительную роль в становлении и движении имущественных и неимущественных отношений. Предоставляя субъекту сделки право на ее совершение, закон тем самым запрещает третьим лицам нарушать это право в процессе его реализации в соответствии с нормативными требованиями.

При заключении договоров абсолютные организационные правоотношения возникают у каждого субъекта договора с третьими лицами. Например, при заключении договора поставки на третьих лиц возлагается пассивная обязанность не препятствовать субъектам договора в совершении ими соответствующих законодательству процедурных действий. Если заключается дого-

87 См.: Проблемы теории государства и права: Учеб. / Под ред. С.С. Алексеева. — М.: Юрид. лит., 1987. — С. 273; Алексеев С.С. Проблемы теории права. — Свердловск, 1972. - Т. 1. - С. 301-304.

5  Заказ № 159


130 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

вор, не предусмотренный законом, но ему не противоречащий, или в отношении порядка совершения которого законодательство не содержит специальных норм, то правовым основанием организационных правоотношений будут выступать общие нормативные требования к заключению договоров, содержащиеся в подразд. 2 «Общие положения о договоре» разд. 3 «Общая часть обязательственного права» Гражданского кодекса Российской Федерации.

Рассмотренные особенности воздействия на общественные отношения наблюдаются и в некоторых односторонних сделках. При совершении субъектом односторонней сделки действий, которые одновременно влияют на общественные отношения и образуют их содержание, социальные связи будут определенным образом упорядочиваться. При этом в ряде случаев возникают организационные взаимосвязи между субъектом сделки и всеми третьими лицами, а норма права о сделке придает этим отношениям правовую форму. В данном организационном правоотношении в качестве обязанной стороны выступают все третьи лица.

Проиллюстрируем изложенное на примере конкурса. Обязанность его устроителя — принять представляемые участниками конкурса работы, рассмотреть их и выплатить победителю обещанное вознаграждение — формируется путем упорядочения имеющихся социальных связей между устроителем конкурса и третьими лицами: объявления о конкурсе публикуются в газетах, вывешиваются соответствующие афиши, осуществляется извещение по радио, телевидению и т.д. Если действия устроителя совершаются в соответствии с требованиями правовых норм о порядке объявления конкурса, все третьи лица обязаны не препятствовать ему совершать их. Социальные связи между устроителем и редакцией газеты, радиостанции или телеканала либо при фактическом выполнении устроителем конкурса действий по оформлению афиш приобретают форму организационных правоотношений. Аналогичным образом возникают такие правоотношения и при прекращении обязательства зачетом встречного однородного требования через банк, совершении завещания и т.д.

5. Следовательно, можно констатировать, что при совершении ряда односторонних сделок возникают абсолютные организационные правоотношения, а при заключении договоров —


$ 3. Поднормативная природа сделок

 131

относительные организационные правоотношения между сторонами будущего договора и абсолютные организационные правоотношения между субъектами договора и третьими лицами.

6. Вместе с тем процесс совершения некоторых односторон
них сделок не порождает организационных правоотношений.
Иллюстрацией может служить заявление о прекращении обяза
тельства путем зачета посредством прямого обращения к контр
агенту. Добровольное возложение субъектом сделки на себя соот
ветствующего обязательства дает возможность для формирования
права требовать его исполнения и при его реализации образует
фактическое поведение лиц в возникающем обязательстве. Имея
право выбора на совершение положительного действия, субъект
сделки способствует становлению конкретного обязательства,
тем самым предопределяя фактическое поведение его участни
ков. Так, право выбора должника в альтернативном обязательстве
при его реализации персонифицирует объем прав и обязанностей
и обусловливает фактическое поведение сторон.

Не порождающие организационных правоотношений действия, лежащие в основе совершения односторонних сделок, тем не менее выступают предпосылкой организационных элементов в вызванных этими сделками правоотношениях. Здесь обязательство возникает лишь при осуществлении по крайней мере еще одной встречной односторонней сделки (например, встречного заявления о прекращении обязательства путем зачета). В этом и подобных ему случаях налицо совокупность действий, которая уже сама по себе представляет организацию этого процесса и, как следствие, организационный элемент в порождаемом данным юридическим составом правоотношении.

7. Итак, действия в процессе совершения сделок приводят к
возникновению организационных правоотношений, правовым
основаниям которых служат нормативные требования к сделкам.
Указанная функция названных действий проявляется при совер
шении большинства, но не всех сделок. Поэтому организацион
ные правоотношения нельзя рассматривать в качестве универ
сальной характеристики процесса совершения сделки. Но неза
висимо от того, порождает или нет процесс совершения сделки
организационные правоотношения, в нем закладывается функ
циональная сущность сделок.


132

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

3.2. Функциональная суть сделок

1. В переводе с латинского /ипсНо означает «совершение, исполнение»88. Термин «функция» многоаспектен и используется в различных отраслях права. Многозначность этого термина требует уяснения его значения применительно к интересующему нас вопросу.

С позиции социологии функция — это «роль, которую определенный социальный институт (или частный социальный процесс) выполняет относительно потребностей общественной системы более высокого уровня организации или интересов составляющих ее... социальных групп и индивидов; зависимость, которая наблюдается между различными социальными процессами в рамках данной общественной системы»89. Функция — роль, значение чего-нибудь90, внешнее проявление свойств какого-либо объекта в некоторой системе отношений91, отношение двух (группы) объектов, в котором изменению одного из них сопутствует изменение другого92. Функцию определяют как «такую интегральную характеристику целого объекта, которая зависит от тех или иных внутренних качеств объекта (от состава, свойств, состояний, строения и структур взаимодействия частей в составе целого)»93. «Понятие "функция" отражает воздействие друг на друга элементов целостной системы и ее взаимодействие с другими системами (вещами), обеспечивающее ее устойчивое существование»94. Причем воздействие это реализуется в определенных направлениях, обусловленных сутью изучаемых явлений95.

88 См.: Философский энциклопедический словарь / Редкол. С.С. Аверинцев
и др. — М: Сов. энциклопедия, 1989. — С. 719.

89 Там же.

90 См.: Ожегов СИ. Словарь... - С. 11-25.

91 См.: Философский словарь. — М., 1991. — С. 504, 505.

92 См.: Философский энциклопедический словарь... — С. 719.

93 Диалектика познания сложных систем / Под ред. В.С. Тюхтина. — М.: Мысль,
1988. - С. 32.

94 Диалектический и исторический материализм / Под ред. А.П. Шептулина. —
М.: Политиздат., 1985. — С. 166.

95 Рыженков А.Я. Компенсационная функция советского гражданского права. —
Саратов, 1983. - С. 8-9.


$ 3. Поднормативная природа сделок

 133

С учетом приведенных дефиниций понятие «функция» применительно к теме нашего исследования может быть определено как направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей воздействие, отражающее взаимосвязь элементов и существенных признаков сделки и тем самым выражающее специфику ее содержания.

В функции сделки проявляется ее назначение, которое потенциально предполагает возможность целенаправленного воздействия в будущем и выступает одним из аспектов выражения свойств рассматриваемого феномена. Поэтому функции и назначение сделок нельзя рассматривать как тождественные понятия. Теоретическое различие этих категорий находит свое практическое выражение при формировании законодателем правового режима сделок.

2. Социальный факт — это уже нечто свершившееся. Социальным, как и любым иным фактом, является лишь то, что уже действительно произошло, а не то, что еще наступит96. Поэтому процесс совершения сделки не должен отождествляться со сделкой как фактом социальной действительности.

Субъективным критерием для определения факта совершения сделки служит субъективный образ предвосхищаемого результата, ее правовая цель. Объективным критерием будет достижение этой цели, т.е. доведение общественного отношения до такого состояния, при котором фактически возможно исполнение прав и обязанностей. Иными словами, должна возникнуть соответствующая объективная реальность. Объективно выраженное явление, образованное действием со специальной целью его достижения, и есть факт, реальность, действительность.

Условно сделка в динамике может быть разделена на две стадии. Первую образует процесс ее совершения, а вторую — ее результат. Различие между процессом совершения сделки и сделкой как объективной реальностью относительно, потому что сделка вне развития невозможна, а процесс ее совершения всегда характеризуется относительно устойчивой итоговой структурой. Сделка содержит в себе результат собственного развития.

96 Ожегов СИ. Словарь... — С. 1110; О понятии юридического факта см.: Красавчиков О.А. Юридические факты... — С. 11-15.


134

 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

Сделка, как и любое иное правовое явление, представляет собой единство объективного и субъективного моментов. Субъективность состоит в том, что сделка совершается при помощи волевого процесса, который всегда персонифицирован. В этом смысле получение какого-либо результата зависит от личного усмотрения субъекта (субъектов) сделки. Особенности же воздействия сделки на общественные отношения позволяют рассматривать ее как явление объективного порядка.

Психологический момент, безусловно, должен учитываться правом, ибо в противном случае «оно будет оторвано от действительности», но, по сути, «право интересуется не психологическим процессом образования воли, а его объективным выражением»97, которое проявляется в воздействии на фактические общественные отношения.

В ст. 8 ГК РФ указано, что гражданские права и обязанности наряду с другими фактическими обстоятельствами возникают из сделок. Это своего рода дань традиционному отношению к сделке как к основанию возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. Сделка, как и любой иной юридический факт, реализует предусмотренную в нормах права и правосубъектности возможность возникновения прав и обязанностей98. Тем не менее сама по себе бесспорно правильная констатация того, что сделка есть достаточное для возникновения прав и обязанностей обстоятельство, не в полной мере выражает ее функциональную сущность. При таком подходе затруднены ответы на вопросы о том, почему законодатель в качестве социальной основы сделки избрал именно действие, почему правовое значение придается тем или иным признакам действия и каковы эти признаки и в чем состоят движущие причины столь сложной правовой регламентации сделок именно как юридического факта. Решению этих проблем способствует анализ сделок в аспекте их воздействия на общественные отношения не только с точки зрения того, что данный юридический факт влечет за собой движение правоотношений, но и с позиции того, каким образом это воздействие осуществляется, каков механизм воздействия юридического факта на общественные отношения.

97 Ойгензихт В.А. Воля... — С. 7.

98 Подробнее об этом см.: Красавчиков О.А. Юридические факты... — С. 50.


§ 3. Поднормативная природа сделок

 135

Трактовка сделки исключительно как юридического факта в традиционном его понимании не позволяет, в частности, понять становление содержания правоотношения, возникающего из допускаемой законом, но им не предусмотренной сделки. Права и обязанности, здесь возникающие, непосредственно в нормах права заложить невозможно, а это свидетельствует о том, что они с необходимостью закладываются самой сделкой. Кроме того, для сделок характерно, что перечень действий, ведущих при соблюдении соответствующих условий к юридически значимому результату, законодателем не ограничен. Поэтому только после совершения сделки можно говорить о том, движение какого конкретного правоотношения она вызовет. Последнее в равной мере относится как к предусмотренным, так и не предусмотренным законом сделкам. Следовательно, направленность сделки на движение правоотношений отнюдь не означает того, что ее предназначение исчерпывается ролью основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей.

3. Воздействие сделки на различные этапы регулирования имеет свои особенности. В большинстве случаев на уровне оснований возникновения правоотношений единые правила поведения для сторон (и в пользу третьих лиц) устанавливаются результатом согласованности воль субъектов сделки. Это в одинаковой мере характерно как для сделок, непосредственно фактом своего совершения порождающих правоотношение, так и для сделок, в которых для реализации определенных согласованием воль прав и обязанностей требуется не один юридический факт, а юридический состав.

На анализируемом уровне волевой акт субъекта для порождения прав и обязанностей, как правило, недостаточен. Он может лишь закладывать объем возможного поведения. В частности, субъект в границах своего субъективного права с целью наделения правом другого субъекта принимает на себя обязанность действовать определенным образом в будущем. Для возникновения же прав и обязанностей по результатам совершения данной сделки обычно необходимо встречное действие этого другого лица. Такой ответный социально значимый акт также является односторонней сделкой, которую надлежит рассматривать в виде фактического условия, необходимого для возникновения прав и обязанностей у


136

 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

субъектов обеих сделок. Вторая сделка — условие особого рода. Хотя она и предусматривается волей субъекта первой сделки, совершение ее от его воли не зависит. Встречная сделка может быть совершена лишь по воле ее субъекта. Формируется она так же, как и рассчитывающая на ее совершение первая сделка.

Вторая сделка — в данном случае юридический факт, предусматривающий в совокупности с первой сделкой возникновение правоотношения. В свою очередь первая сделка выступает юридической основой, причиной совершения второй. Например, представление работы на конкурс как обладающее юридическим значением явление может иметь место только при наличии факта публичного обещания награды. Принятие после смерти наследодателя наследства по завещанию или отказ от наследства по завещанию возможны лишь при наличии завещания. В юридическом составе, включающем в себя два односторонних действия, сделка, выступающая в качестве юридической причины совершения второй сделки, создает возможность формирования содержания возникающего по результатам совершения утих сделок правоотношения. Вторая же сделка не только создает ')ту возможность, но и фактом своего совершения реализует се. Юридическая значимость второй сделки состоит в том, что непосредственно после ее совершения и возникает правоотношение. Она есть копкрети-затор, факт, момент действительности, вызывающий непосредственно после своего совершения возникновение правоотношения. Так, представление работы на конкурс порождает у соискателя право требовать от устроителя конкурса принятия работы и дать ей оценку.

Вместе с тем волевой акт субъекта может быть и основанием возникновения правоотношения. Свидетельством тому служит выдача векселя, порождающая вексельное правоотношение. Из ст. 815 ГК РФ следует, что вексель удостоверяет ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы. В литературе существует точка зрения, что только простой вексель непосредственно содержит обязательство векселедателя, переводной же вексель до его акцепта плательщиком такого обязательства не содержит. Такого мнения


^ 3. Поднормативная природа сделок

 137

придерживается В.Б. Чуваков", а также Е.А. Крашенинников, который отмечает, что «до момента возвращения акцептованной тратты лицу, предъявившему ее к акцепту, плательщик находится вне вексельных отношений и не является обязанным по векселю лицом»100. На наш взгляд, следует согласиться с А.А. Вишневским, полагающим, что независимо оттого, будет ли переводной вексель акцептован трассатом, вексель все равно остается векселем101.

Обеспечив возникновение правоотношения, сделка себя не исчерпывает в том смысле, что правоотношение осуществляется в соответствии с правами и обязанностями, выработанными волей субъектов сделки. Как модель реального поведения сделка влияет на поведение сторон в рамках, установленных нормами права. Реализуемое правоотношение под воздействием объективных условий может изменяться. Это означает, что трансформируются отдельные элементы содержания, но не его сущность как правоотношения, возникшего из определенного вида сделки или с се участием, ибо изменение сущности правоотношения означает его прекращение.

4. Специфика установления сделкой прав и обязанностей, изменяющих содержание правоотношения, состоит в том, что результатом согласования воль при заключении сделки могут закладываться права и обязанности на будущее. Например, стороны предусматривают возможность уменьшения до фиксированного размера покупной цены при снижении качества продукции за время се перевозки продавцом. Факт снижения качества позволяет изменить условие о цене без дополнительного соглашения. Помимо этого, результатом согласования воль может при необходимости устанавливаться лишь возможность изменения прав и обязанностей. Так, заключая договор о совместной деятельности, стороны могут предусмотреть возможность его изменения дополнительным соглашением. Соглашение об изменении условий договора может состояться без предварительной договоренности о нем в момент заключения договора.

99 См.: Чуваков В.Б. Юридическая природа тратты // Очерки по торговому пра
ву: Сб. науч. тр. / Под ред. Е.А. Крашенинникова. — Ярославль, 1997. — Вып. 4. —
С. 23-24.

100 Крашенинников Е.А. Составление векселя. — Ярославль, 1992. — С. 7.

101 См.: Вишневский А.А. Вексельное право. — М.: Юристь, 1996. — С. 8.


138

 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

Волевой акт одного субъекта права, порождающий правоотношение с участием второй сделки, не может устанавливать права и обязанности либо возможность модели реального поведения по изменению этого правоотношения, поскольку сам по себе факт совершения одной сделки недостаточен для возникновения правоотношения.

Теоретически можно предположить, что волевой акт одного субъекта права устанавливает возможность прав и обязанностей по изменению потенциального правоотношения. До момента принятия указанного обстоятельства волей другого субъекта права и обязанности по изменению предполагаемого правоотношения не возникнут. Так, пересмотр условий публичного конкурса вызовет изменение прав и обязанностей, потенциально возможных при принятии другим участником конкурса прежних условий только тогда, когда эти изменения принимаются соискателем. Гипотетическая возможность возникновения потенциального правоотношения хотя и основывается на не проверяемых опытом рассуждениях, тем не менее подтверждает то обстоятельство, что односторонний волевой акт, выступающий одновременно с волевым актом другого субъекта права в качестве элемента юридического состава, необходимого для возникновения правоотношения, не может изменять содержание этого правоотношения.

Одиночный волевой акт как основание возникновения правоотношения может устанавливать права и обязанности по его изменению. Например, выдачей векселя могут закладываться права и обязанности по изменению вексельного правоотношения. В случаях, предусмотренных законом, подобный волевой акт может устанавливать права и обязанности по изменению уже существующего правоотношения. Так, п. 1 ст. 475 ГК. РФ предоставляет возможность покупателю, которому передан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, в частности, по своему выбору потребовать соразмерного уменьшения покупной цены либо безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.

5. Мера поведения, связанная с прекращением основанного на сделке правоотношения, может быть определена при ее заклю-


§ 3. Поднормативная природа сделок

 139

чении. Результат согласования воль в настоящем устанавливает права и обязанности на будущее. Так, заключение договора займа предполагает, что право требования кредитора прекращается возвратом долга. Обязательство может быть прекращено полностью по основаниям, предусмотренным договором. Например, договор может быть расторгнут путем одностороннего отказа от его исполнения. По взаимному соглашению стороны могут предусмотреть возможность прекращения в будущем обязательства отступным, новацией, зачетом, прощением долга. Соглашение о расторжении договора может состояться и без предварительной договоренности об этом в момент заключения договора.

Порождает права и обязанности по прекращению правоотношения и волевой акт одного субъекта права, достаточный для возникновения правоотношения. Так, оплата векселя предполагает прекращение вексельного правоотношения.

В рамках существующего правоотношения односторонний волевой акт субъекта порождает права и обязанности по его прекращению, если это предусмотрено законом. Например, согласно п. 1 ст. 977 ГК. РФ договор поручения прекращается, в частности, вследствие отмены поручения доверителем или отказа поверенного. В соответствии с п. 1 ст. 687 ГК РФ наниматель жилого помещения вправе с согласия других граждан, постоянно проживающих с ним, в любое время расторгнуть договор найма с письменным предупреждением наймодателя за три месяца. Из этого следует, что заявление нанимателя о расторжении договора найма жилого помещения прекращает права и обязанности в рамках данного правоотношения вне зависимости от предусмотренности этого в договоре.

6. Итак, права и обязанности возникающего по результатам совершения сделки правоотношения закладываются в процессе ее совершения. Сами права и обязанности (их характер и объем) программируются сделкой, т.е. содержатся в результате ее развития. Содержанием их являются фактические экономические и социальные возможности лиц. В процессе исполнения происходит реализация этих социальных и экономических возможностей в оговоренных рамках. В этом смысле нормами права как специфическим видом программы в каждом конкретном случае могут устанавливаться только такие права и обязанности и в таком количестве, которые


140

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

допускают объем и содержание результата развития сделки. Законодатель не может декларировать права и обязанности, которые не охватываются объемом и содержанием полученного наличного состояния сделки. Провозглашение прав и обязанностей, не входящих в результат развития сделки, есть фикция, построение, не соответствующее действительности.

Установление количественных и качественных характеристик возникающего, изменяющегося либо прекращающегося по результатам совершения сделки правоотношения свидетельствует о выполнении сделкой регулирующей функции, состоящей в формировании прав и обязанностей правоотношения и определении границ фактических действий субъектов при его реализации. Сделка, фактом своего совершения непосредственно не влекущая за собой движения правоотношения, тем не менее формирует возможное его содержание. Иными словами, односторонний нолевой акт или результат согласования воль при заключении сделки создают объемы и пределы, границы возможного поведения, т.е. права и обязанности возникающего из сделки или с ее участием правоотношения, а тем самым условия и гарантии его осуществления. Эти права и обязанности — носители регулирующей функции сделки.

Установление сделкой объемов и границ содержания возникающего из нее правоотношения означает, что она является средством индивидуального поднормативного регулирования общественных отношений102. При этом под средствами поднормативного регулирования понимаются правовые формы, используемые участниками гражданского оборота для упорядочения своего поведения путем формирования его правил в установленных законом пределах. К числу средств поднормативного регулирования относятся административные акты, уставы, судебные решения и сделки. Осо-

102 В литературе уже отмечалось, что сделка служит средством индивидуального регулирования. Различные аспекты этого освещались С.С. Алексеевым (см: Алексеев С.С. Односторонние сделки... — С. 54-68), Т.И. Илларионовой (см.: Илларионова Т.Н. Сделки в механизме гражданско-правового регулирования общественных отношений // XXVII съезд КПСС... - С. 47-56), Р.О. Халсриной (см.: Халфина Р.О. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве. — М.: Изд-во АН СССР, 1954. - С. 105-114), В.Ф. Яковлевым (см.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. — Свердловск, 1972. — С. 95-100; Он же. Россия... — С. 81); и др. Авторское понимание индивидуального регулирования изложено в гл. 1, § 3.


$ 3. Поднормативная природа сделок

 141

бенность сделок в том, что в отличие от других средств поднорма-тивного регулирования права и обязанности при совершении сделок их участники устанавливают только в отношении самих себя. Сделки как правовая форма позволяют субъектам права своими действиями в установленных законом пределах регулировать собственное поведение. Поэтому сделки — важнейшие средства индивидуального регулирования.

Сделкой создается наиболее приемлемая для субъектов модель правоотношения, которая формируется не только и не столько путем предложения участникам сделок готового набора прав и корреспондирующих обязанностей, сколько путем предъявления нормативных требований к участникам сделок и совершаемым ими действиям для придания им статуса сделок. Законодатель, как правило, стремится не моделировать возникающие из сделок правоотношения, а даст возможность субъектам сделок сформировать своею волей содержание этих правоотношений. При этом законодатель не самоустраняется от процесса совершения сделок, а активно влияет на их становление через нормативные требования к субъектам и их действиям. Наиболее отчетливо это проявляется при совершении сделок, прямо не предусмотренных действующим законодательством. Изложенное свидетельствует о том, что для сделок характерно не модельное, а режимное регулирование, позволяющее субъектам сделок сформировать желаемую модель правоотношения посредством исполнения и соблюдения участниками сделок режимных требований содержательности и формализации сделок103. Именно режимное регулирование даст возможность моделирования в индивидуальном поднормативном регулировании.

Учитывая изложенное, можно констатировать, что функциональная сторона сущности сделки, ее функциональная суть состоит в осуществлении ею регулирующего воздействия на общественные отношения, реализующегося при выполнении сделкой функции основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей и регулирующей функции. Процесс реализации данных функций по своей природе един и неразрывен, что позволяет говорить о выполнении сделкой двуединой функции. Если бы сделка не выполняла функцию основания движения правоотношений, то она не могла бы выполнять и регулирующую функцию. Именно поэтому функция

Подробнее об этом см. гл. 3.


142

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей относится к числу основных функций сделки.

В то же время если бы сделка не выполняла роль регулятора общественных отношений, то это делало бы бессмысленным использование ее как правовой категории в ряду других юридических фактов и, следовательно, не возникал бы и вопрос о ее функциях. Изложенное, не умаляя значительности функции основания движения правоотношений, дает право среди основных функций сделки в качестве преобладающей рассматривать регулирующую.

7. Уяснение функциональной сути сделки позволяет сделать значимые для формирования правового режима сделок выводы.

Во-первых, свобода воли при принятии решения о совершении сделки должна быть ограничена лишь принципами гражданского права. В противном случае возникает возможность ущемления охраняемых законом прав и интересов субъектов права.

Во-вторых, при опосредовании сделки нормы права должны обусловливать наиболее эффективный путь удовлетворения интересов участников гражданского оборота. Так, законодатель, используя наиболее действенный способ удовлетворения интересов субъектов права, требует совершения определенных действий при заключении договора поставки, подряда и пр. Как правило, обращенные к сделке нормативные предписания должны носить рекомендательный характер. Вместе с тем нужно иметь в виду, что абсолютной свободы воли быть не может. Несомненно, воля в сделке испытывает на себе определенное воздействие права. Поэтому допустимо установление законодателем норм, содержащих нормативные требования, следствием невыполнения которых явится лишение акта поведения качества сделки. Однако установление этих норм не может быть самоцелью. В конечном счете и они должны быть ориентированы на обеспечение интересов участников гражданского оборота. В противном случае использование императивных норм, следствием невыполнения которых станет лишение акта поведения качества сделки, нельзя признать обоснованным.

В-третьих, рациональное сочетание свободы и границ индивидуального регулирования с учетом того, что сделка устанавливает границы возможного и должного поведения в порождаемом ею или с ее участием правоотношении, будет достигаться не


§ 3. Поднормативная природа сделок

 143

столько путем фиксации в нормах права моделей поведения, сколько посредством отражения в них порядка формирования содержания правоотношения субъектом или субъектами сделки.

3.3. Дефиниция сделок

1. Анализ состава сделки и ее функциональной сути позволяет вплотную подойти к определению ее понятия.

Правовая цель, правомерность, направленное на желаемый правовой результат волеизъявление и юридическая связанность как признаки юридического состава сделок, дающие возможность рассмотреть сделку в качестве структурно упорядоченного образования104 и механизм ее регулирующего воздействия на общественные отношения, позволяют при определении ее сущности акцентировать внимание на сделке как на юридическом факте особого рода. Под таким углом зрения сделка как одно из предусмотренных в гражданском праве оснований движения правоотношений открывается другой своей сущностной гранью, а именно — выступает средством индивидуального поднормативного регулирования общественных отношений.

Итак, сделкой является правомерное действие субъекта (или со-направленные действия нескольких субъектов), совершенное (совершенные) с целью порождения обязательных для участников правоотношения правил поведения путем установления содержания возникающего правоотношения, объемов возможного поведения по изменению или прекращению правоотношений.

В свете сказанного можно предложить следующую законодательную конструкцию определения сделок: «Сделками признаются правомерные действия лиц, устанавливающие обязательные для участников правила поведения, в соответствии с которыми волей участников формируется и изменяется содер-

104 Раскрывая соотношение понятия и его структуры, Г.В.Ф. Гегель писал: «Структура, которую понятие сообщает себе в процессе своего осуществления, есть другой существенный для познания самого понятия момент идеи, отличный от формы, которая есть только понятие» (см.: Гегель Г.В.Ф. Философия права / Пер. с нем. Б.Г. Столпнера, М.И. Левиной. — М.: Мысль, 1990. — С. 59). При этом идея по Гегелю — это «осуществление, реализация понятия в действительности» (Нерсесянц В.С. «Философия права»: История и современность: Вступительная статья // Гегель Г.В.Ф.  Философия... — С. 7).


144

 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

жание возникающих правоотношений либо прекращаются существующие правоотношения».

Определение понятия сделок, акцентирующее внимание не только на существенных признаках, но и на функциях сделок, и в первую очередь на функции формирования содержания возникающих из сделок правоотношений, отнюдь не умаляет значения ранее сформулированных в цивилистике дефиниций сделок. Напротив, именно предшествующие разработки предопределили структурно-функциональный анализ сделок. Так, И.Б. Новицкий, называя сделкой «правомерное юридическое действие, совершаемое одним или несколькими дееспособными лицами, выступающими в качестве субъектов имущественных (гражданских) прав, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений»105, опроверг утверждение, что правомерность определяет лишь последствия сделки и не является необходимым ее признаком106.

Проанализировав признаки сделок, Ф.С. Хейфец пришел к выводу, что «сделкой признается правомерное юридическое действие одного или нескольких дееспособных субъектов гражданских (имущественных) прав, совершенное в установленной законом или их соглашением форме, соответствующее подлинной воле субъектов и приводящее к правовым последствиям (установлению, изменению или прекращению гражданских прав или обязанностей), на достижение которых оно направлено»107. Хейфец в первую очередь преследовал цель исключить отнесение к сделкам ничтожных и оспоримых сделок. Ценность его определения бесспорна хотя бы потому, что оно фокусирует внимание на действительности сделок.

М.М. Агарков, выделяя в качестве существенного признака сделок то обстоятельство, что сделки выступают основанием движения правоотношений108, по существу, обозначил первоначальные подходы к учету в их понятии функциональной направленно-

105 Новицкий И.Б. Сделки... - С. 17.

106 Там же. - С. 11-13.

107 Хейфец Ф.С. Недействительность... — С. 36.

108 См.: Агарков М.М. Понятие... — С. 55. То обстоятельство, что основание дви
жения правоотношений не может рассматриваться в качестве существенного призна
ка сделок, поскольку является их функцией, аргументировано нами в гл. 2, 2.3.


$ 3. Поднормативная природа сделок

 145

сти. Об этом же, по сути, говорил и В.П. Шахматов, подчеркивая направленность волеизъявления на фактические общественные отношения: «Действительную сделку можно определить как такое волеизъявление сделкоспособного субъекта (субъектов), направленное на законное и осуществимое воздействие на общественные отношения путем установления, изменения или прекращения соответствующих гражданских прав либо обязанностей, содержание которого соответствует подлинной воле субъекта (субъектов), выражено предусмотренным законом способом и включает в себя условия, признаваемые правом существенными»109.

Изложенные определения сделок, как, впрочем, и любые иные, не могут претендовать на абсолютно полную характеристику всех их существенных сторон, признаков и свойств. Развитие гражданского оборота требует дальнейшего исследования понятийных характеристик сделки. Тем не менее в подходе к этому вопросу представляется принципиально важным учитывать то, что нитью Ариадны в объемном и сложном правовом режиме сделок является их роль как регуляторов общественных отношений, обеспечивающая соблюдение интересов участников сделок в гражданском обороте. В противном случае утрачивается смысл в их правовом использовании как обобщенной правовой категории.

3.4. Видовая дифференциация сделок

1. Специфика взаимодействия существенных признаков юридического состава сделок проявляется не только в их функциональной направленности, но и детализируется в видовой дифференциации. Уяснению роли сделок способствует их традиционная классификация, которая отражает природу сделок, их регулятивную суть.

В социальной реальности существует только конкретная сделка. Первоначальной ступенью преломления теоретической конструкции сделок на социальную почву является их видовое различие. Использование сущностных критериев дифференциации позволяет уточнить действие сделок в гражданском обороте, выявить специфику проявления функциональной сути в различных сделках. Вместе с тем видовая дифференциация сделок, т.е. различия

109 Шахматов В.П. Составы... - С. 87-88.


146

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

в нормативном опосредовании видов и разновидностей сделок, свидетельствует об их системности и структурированности в отрасли как целостного правового института.

2. Большинство известных гражданскому праву различающихся по предмету регулирования видов и разновидностей сделок сконструированы как каузальные. Это отражает сущность гражданского оборота и потому является вполне естественным подходом законодателя к юридической оценке социальных явлений. Использование каузы, основания сделок рельефно обнаруживает направленность сделок на удовлетворение в конечном счете интересов их субъектов. В то же время с учетом полезности акта поведения в гражданском обороте законодатель наделяет его качеством сделки и при неясности каузы. Так, вексель, сконструированный как абстрактная сделка, именно потому и получил широкое распространение в обороте, что закон не придаст существенного значения для его действительности основаниям его выдачи. К абстрактным сделкам помимо векселя относятся, в частности, выдача ценных бумаг на предъявителя, цессия. К такой же разновидности сделок можно отнести и предусмотренную ст. 368 ГК РФ банковскую гарантию, не зависящую от основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана.

То обстоятельство, что законодатель не придает каузс обязательного юридического значения для признания за актом поведения статуса сделки, свидетельствует о невозможности отнесения каузы к существенным признакам сделки как таковой, но вместе тем не исключает возможности учета каузы как одного из оснований действительности ряда разновидностей сделок. Кауза — особенная причина сделок, а сделка — следствие в том числе и этой причины110. Кауза выступает необходимым условием действительности купли-продажи, мены, подряда, перевозки и других разновидностей сделок, для осуществления которых основание их совершения имеет юридическое значение. Требования действительности этих сделок характеризуются наличием большего количества нормативных условий и позволяют заключить, что требования действительности конкретной сделки содержат более широкий спектр обязательных к соблюдению условий, нежели взятая сама по себе теоретическая конструкция

См. об этом гл. I, 2.2, п. 6.


$ 3. Поднормативная природа сделок

 147

сделки. Сама категория действительности сделок с необходимостью вызвана к жизни тем, что сделка реализуется в социальной жизни не вообще как таковой, а в определенной сфере гражданского оборота.

3. Сделка как правовое явление способствует обеспечению равновесия интересов участников гражданского оборота. Наглядно об этом свидетельствует дифференциация сделок на возмездные и безвозмездные. В ряде конкретных видов сделок законодатель придает имущественному удовлетворению сторон сделки существенное значение. Существенные признаки юридического состава сделок, включая правовую цель и направленность волеизъявления, учитывают имущественное предоставление в качестве желаемого правового результата. Презюмируя возмездиость сделок, законодатель позволяет сторонам самим регулировать их поведение в праве.

Понятие возмездности не тождественно применяемому в англо-американском договорном праве понятию встречного удовлетворения. По мнению ряда западных цивилистов, встречное удовлетворение составляют «обещание оферента и обещание лица, которому сделана оферта, данное в порядке акцепта оферты»111. В отличие от этого возмездный характер сделки определяется взаимной связью порождаемых ею прав и обязанностей, т.е. возмездиость — отличительная черта не процесса совершения сделки, а результата ее развития. Хотя указанное различие в известной мере относительно, ибо стадии совершения сделки суть части целого и сделка содержит в себе результат собственного развития, возмездиость и встречное удовлетворение должны рассматриваться как возможное единство различий, но не различие единства.

Сказанное характерно и для распространенного понимания встречного удовлетворения как полученной должником выгоды или возникшей невыгоды для кредитора. В таком контексте в качестве встречного удовлетворения в договоре займа без уплаты процентов за пользование кредитом рассматривается «то обстоятельство, что кредитор, предоставив в распоряжение должника на какое-то время определенную сумму денег, лишил тем самым

'" Самонд и Вильяме. Основы договорного права. — М.: Изд-во иностр. лит., 1955. - С. 130.


148

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

себя возможности в течение этого периода пользоваться и распоряжаться этими деньгами»112. Однако очевидно, что в этом юридически значимом соглашении, признаваемом договором, заемщик не наделен правом требования к заимодавцу и потому не приходится говорить о его возмездном характере.

Конструкция безвозмездных сделок помимо беспроцентного займа характерна для договоров дарения и ссуды, выдачи векселя, доверенности, завещания и иных сделок, совершаемых одиночным волевым актом.

Законодатель, обеспечивая равновесие интересов участников гражданского оборота, может в рамках одного вида сделок конструировать их как возмездные или безвозмездные. В качестве таковых при определенных условиях могут выступать договоры займа, поручения, хранения, банковского счета, доверительного управления имуществом. Двойственный подход к вопросу о действительности конкретного договора одного вида свидетельствует не о теоретически сконструированной законодателем презумпции возмездное™ или безвозмездности, а о регулирующей сути сделок, режимные требования к которым сформулированы таким образом, чтобы позволять участникам сделки самим выбирать и формировать наиболее отвечающую их интересам модель поведения. Так, если при заключении договора займа доминирующим является мотив оказать дружескую услугу другой стороне договора, то законодатель не возбраняет заключение договора как безвозмездного, и напротив, стремление к получению экономического эффекта от займа предполагает уплату процентов на сумму займа.

4. Сделка своим совершением должна обеспечить в действительности фактическую возможность реализации порождаемых ею прав и обязанностей. Непосредственно фактом своего совершения сделка не порождает права и обязанности не потому, что для этого отсутствует фактическая возможность, а лишь в случае, если является одним из элементов юридического состава. Юридическая связанность сделки в аспекте фактических социальных связей означает создание фактической возможности становления и осуществления прав и обязанностей. Поэтому законодатель часто вынужден связывать совершение сделки с различными

Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв.  ред. Р.Л. Нарышкина. — М: Междунар. отношения, 1984. — Ч. 2. — С. 14.


$ 3. Поднормативная природа сделок

 149

факторами. В этом смысле и различают консенсуальные и реальные сделки.

Если характер общественных отношений позволяет признать достаточным обстоятельством для совершения сделки соглашение сторон или одностороннее заявление субъекта права, то мы имеем дело с консенсуальной сделкой (купля-продажа, мена, дарение, наем, подряд, аренда, поручение, комиссия, агентирование, коммерческая концессия, публичный конкурс, публичное обещание награды, отказ от акцепта и перевод плательщика на аккредитивную форму расчетов, отмена доверенности, отказ поверенного, заявление нанимателя о расторжении договора найма жилого помещения, заявление о зачете встречного однородного требования, уступка требования (цессия), завещание, принятие наследства и отказ от него, согласие наймодателя на сдачу нанятого имущества в поднаем, принятие на себя лицом обязанности уплатить к определенному сроку сумму денег без каких-либо дальнейших пояснений и пр.).

Если одного соглашения или одностороннего заявления недостаточно для фактической возможности возникновения прав и обязанностей, не создано для этого фактического состояния общественных отношений, дающих возможность оценить их правом, то сделка конструируется как реальная (заем, договор доверительного управления имуществом, договор банковского вклада, предоставление работы на конкурс и обусловленного публичным обещанием награды результата, выдача чека, векселя, доверенности). Не случайно римляне полагали, что обязательство создается вещью (ге соШгаИНиг оЬН$аИо).

Отмеченные черты, определяющие специфику предъявляемых к сделкам правовых требований, могут проявляться в рамках одного вида сделок. Один и тот же вид сделок может носить либо кон-сенсуальный, либо реальный характер. Примером служит договор безвозмездного пользования имуществом. В большинстве случаев реальный договор хранения в соответствии с п. 2 ст. 886 ГК РФ может быть консенсуальным, если хранителем является коммерческая или некоммерческая организация, для которой хранение — одна из сторон профессиональной деятельности. По общему правилу реальным считается договор страхования, однако он может быть сконструирован и как консенсуальный. Реальным является


150

 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

договор на буксировку судов и плотов, но договор на выполнение других буксировочных операций относится к консенсуальным. В соответствии с п. 1 ст. 824 ГК РФ договор финансирования под уступку денежного требования может быть как реальным, так и консенсуальным. Такой же правовой режим п. 1 ст. 572 ГК РФ установлен в настоящее время и для договора дарения. Данный подход законодателя может быть объяснен следующими обстоятельствами: во-первых, закон предоставляет участникам сделок самим решать, достаточно ли достигнутого соглашения для совершения сделки или они полагают необходимым связать факт заключения сделки с передачей имущества (например, при заключении договора безвозмездного пользования имуществом, договора дарения и пр.); во-вторых, законодатель конструирует сделку как реальную или консенсуальную исходя из того, что участник сделки — предприниматель — является профессионалом в определенной сфере деятельности и должен быть фактически готов к совершению сделки в этой сфере в любое время. Например, если участником договора хранения выступает профессиональный хранитель, то сделка по хранению может конструироваться как коисенсуальная.

Возможность классификации одного вида сделок в качестве реальных или консенсуальных не противоречит предложенному нами основанию их дифференциации, а свидетельствует о предоставленной законом возможности самим участникам определять в установленных законом пределах момент, к которому приурочивается факт совершения конкретной сделки одного вида. Изложенный критерий согласуется с выводом о том, что «модель конссн-суального договора... является общим правилом» и непоименованный договор, «а также поименованный договор при отсутствии достаточных оснований считать его реальным» должны признаваться консенсуальными||2А.

5. Волеизъявление — основной показатель сделки. По этой причине законодатель проводит легальную дифференциацию сделок в зависимости от числа сторон, действия которых необходимы для совершения сделок. В п. 1 ст. 154 ГК РФ сделки подразделяются на двух- или многосторонние (договоры) и односторонние.

|12А См.: Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. — Томск, 2003. — С. 21-22.


$ 3. Поднормативная природа сделок

 151

В литературе существует несколько классификаций односторонних сделок. Б.Б. Черепахин, в частности, различал од-носторонне-управомочивающие и односторонне-обязывающие сделки113. Он же разделял односторонние сделки на распорядительные и обязательственные. «Распорядительные сделки приводят к абсолютно-правовым последствиям, в частности к переносу или установлению права собственности, права залога, права на патент. Обязательственные сделки производят обязательственные последствия, порождая, изменяя или прекращая обязательственное правоотношение»114. В.С. Толстой ведет речь о правоустанавливающих, правоизменяющих, правопрекращающих, порождающих правовые последствия нескольких видов односторонних сделках115.

Предлагаемая учеными дифференциация односторонних сделок свидетельствует об их роли в праве и выбранными критериями классификации ориентирует на изучение их функциональной сути. Однако внимание при этом, к сожалению, акцентируется лишь па одностороннем характере действия и признании его законодателем в качестве основания возникновения правовых последствий116. Плодотворным для своего времени, но недостаточным на сегодняшний день представляется акцент на праве распоряжения как отправной точке отнесения односторонних актов поведения к сделкам117. Если исходить из утверждения, что к односторонним сделкам относятся «все те акты, которые выражают распоряжение субъектом своими субъективными правами»118, то довольно проблематично показать сущность регулирующей функции односторонних сделок и то, как отграничиваются юридически значимые односторонние акты поведения субъекта права, не

из Черепахин Б.Б. Первоначальные способы приобретения собственности по действующему праву//Труды по гражданскому праву. — М.: Статут, 2001. — С. 55-57; Он же. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Там же. — С. 330-333.

114 Черепахин Б.Б. Правопреемство... — С. 332.

115 Толстой В.С. Понятие и значение односторонних сделок в советском граждан
ском праве: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. — М., 1966. — С. 7-8;
Он же. Понятие и
значение односторонних сделок в советском гражданском праве// Тр. ВЮЗИ. —
1966. - Т. 5. - С. 135-157.

116 Там же.

117 См.: Алексеев С.С. Односторонние сделки... — С. 62.

118 Там же.


в9вяввшннвннмнннвнвнн

152 Гл. 2.   Статтеско-динамическая структура и понятие сделок

обретающие качества сделок, от юридически значимых односторонних актов поведения, обретающих это качество.

Дело в том, что правовая оценка одностороннего изъявления воли субъекта права, влияющая на движение правоотношений, в зависимости от причин ее проявления может быть различной. При заключении сделки самостоятельность, свобода воли субъекта состоит в том, что он совершает сделку на тех условиях, которые сочтет нужными принять для себя, т.е. действует своею волей, по своему усмотрению. Возможность распоряжения правом у данного субъекта «обособилась в виде самостоятельного правомочия (право собствен»гости, право оперативного управления)»119 либо не обособилась, «но и здесь право кредитора в обязательстве не сводится к одной лишь возможности требования от должника определенного поведения; оно включает также возможность распоряжения этим правом»120. Если возможность распоряжении правом основана на законе, то субъект сделки по своему усмотрению решает вопрос о распоряжении этим правом, а если речь идет о реализации уже возникшего правоотношения, то в данном случае воля субъекта сделки направлена лишь на исполнение уже существующих в правоотношении прав и обязанностей. Это исполнение, безусловно, осуществляется волею субъекта, но она ведет не к формированию прав и обязанностей, а направлена на их осуществление. Субъект права в данном случае действует инициативно, своей волей, но уже не по своему усмотрению, а в силу предписаний закона по реализации правоотношения, возникшего хотя и по воле субъекта права, но реализуемого через правовые нормы, т.е. правила поведения, опосредованные волей законодателя. Сделка всегда формирует содержание правоотношения, которое возникнет после ее совершения, которое изменится или прекратится после ее совершения. Формирует не в том смысле, что «юридический факт наполняет конкретным содержанием установленные нормой общие и абстрактные права и обязанности»121, а в том, что собственно создает эти права и обязанности.

119 Алексеев С.С. Односторонние сделки... — С. 61.

120 Там же. - С. 62.

121 Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. — М.: Юрид. лит., 1974. —
С. 287.


$ 3. Поднормативная природа сделок

 153

Для совершения односторонне-управомочивающей сделки субъект в рамках своего субъективного права путем возложения на себя обязанности предоставляет субъективное право другому лицу. Условиями для возложения на другое лицо положительной обязанности или лишения его определенного права Б.Б. Черепа-хин полагал следующие обстоятельства: во-первых, эта ситуация возможна, если она может быть выгодна для другого лица; во-вторых, она может иметь место, если интерес субъекта одностороннего волеизъявления признается достойным предпочтения по соображениям общественным; в-третьих, на такое воздействие в правовую сферу другого лица должно иметься общее его дозволение; в-четвертых, на подобное воздействие может управо-мочивать или обязывать административный акт компетентного органа государства122. Представляется, что с позиций регулирующей функции сделки социально значимый акт поведения одного субъекта права, основанный на административном акте, не может рассматриваться в качестве односторонней сделки. Здесь он выступает актом исполнения определенных административным актом объемов возможного поведения.

По мнению Черспахина, односторонняя сделка может породить обязанности другого лица исходя из правомочия, основанного на правоотношении, «в котором субъект одностороннего волеизъявления уже состоит с лицом, по отношению к которому он вправе осуществить свою одностороннюю волю»123. На наш взгляд, одностороннее действие из правомочия, основанного на правоотношении, сделкой не является. В договоре и при осуществлении порожденного односторонней сделкой правоотношения основанный на правоотношении акт социально значимого поведения одного субъекта права реализует соответственно лишь имеющуюся между сторонами договоренность или установленные односторонней сделкой объемы возможного поведения, т.е. это акт правоосуществления или исполнения обязанности. Его можно именовать актом исполнения прав и обязанностей. В этом смысле безосновательно выделение Е.А. Флейшиц вспомогательных сделок, которые, по ее мнению, «всегда совершаются для реализации другого, уже ранее существующего между сторонами

122 Черепахин Б.Б. Правопреемство... — С. 331-332.

123 Там же. - С. 331.


154 Гл.2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

правоотношения, для исполнения обязательств, возникающих из заказа, из административного акта, из ранее совершенной сделки»124. Возврат долга есть исполнение обязанности, предопределенной договором займа. Актом исполнения обязанности выступает и обусловленная выдачей простого векселя его оплата. Одиночный волевой акт субъекта права в рамках существующего правоотношения может рассматриваться в качестве сделки лишь в случае, когда он совершен по усмотрению данного субъекта в рамках правомочия, основанного не на правоотношении, а на норме права. Однако это не означает, что односторонняя сделка совершается за пределами субъективного права.

Любой учитываемый правом социально значимый акт поведения в известном смысле упорядочивает общественные отношения. В то же время для сделок характерно упорядочивание в виде установления границ возможного повеления. В односторонней сделке границы возможного поведения участников возникающего с ее участием правоотношения закладывает воля одного субъекта права. При этом односторонняя сделка имеет место в случаях, когда законодатель предоставляет субъекту права свободу в реализации его правосубъектности. Иными словами, об односторонней сделке может идти речь лишь при дозволенности законом субъекту права действовать по своему усмотрению в соответствии со своими интересами, если их удовлетворение не нарушает интересов других лиц.

Подтверждением сказанному является легальное определение односторонней сделки, изложенное в п. 2 ст. 154 ГК РФ. Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражение воли одной стороны.

Характерно, что ныне действующее законодательство нормативно закрепляет возможность совершения односторонней сделки, основанной не только на законе, правовом акте, но и на соглашении сторон. Последнее имеет место тогда, когда основанный на соглашении сторон волевой акт субъекта права не реализует согласованные условия, а фактом своего совершения формирует иные, ранее не обусловленные сторонами обязанности и права. Тем са-

124 фдейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. — М.: Госюриздат, 1961. — С. 217.


§ 3. Поднормативная природа сделок

 155

мым реализуются секундарные правомочия. Это те сделки, которые в литературе отнесены к односторонне-обязывающим сделкам125. В их числе право на зачет, цессия, односторонний отказ от исполнения договора и пр. В контексте сказанного нельзя согласиться с утверждением С.С. Алексеева о том, что указанные одно-сторонне-обязывающие сделки «не регламентируют содержание прав и обязанностей, а только в соответствии с нормами объективного права являются основаниями, влияющими на изменение или прекращение правоотношений»126.

Итак, односторонние сделки — это такие распространенные социально значимые акты поведения одного субъекта права, как односторонний отказ от исполнения договора, заявление нанимателя о расторжении договора найма жилого помещения, заявление о зачете встречного однородного требования, уступка требования (цессия), согласие наймодателя на сдачу нанятого имущества в поднаем, отказ наймодателя разрешить поднаем, принятие на себя лицом обязанности уплатить к определенному сроку сумму денег без каких-либо дальнейших пояснений, объявление публичного конкурса и предоставление работы на конкурс, публичное обещание награды и предоставление обусловленного им результата, отказ от акцепта и перевод плательщика на аккредитивную форму расчетов, выдача чека, векселя, доверенности, отмена доверенности и отказ поверенного, индоссамент, извещение о проведении торгов и предложение лица, изъявившего желание принять участие в торгах, завещание, принятие наследства, отказ от наследства и др.

Социально значимый акт поведения, реализующий уже установленные права и обязанности, не является сделкой. Можно выделить две группы таких актов исполнения прав и обязанностей. Первую образуют социально значимые акты поведения одного субъекта права из правомочия, основанного на правоотношении, не формирующие ранее не обусловленные сторонами обязанности и права. Это принятие приобретателем вещи, определенной при заключении договора родовыми признаками; возврат долга способом, обусловленным в договоре займа; принятие заказчиком способом, обусловленным в договоре подряда, ре-

125 См.: Алексеев С.С. Односторонние сделки... — С. 66.

126 Там же.


156

 Гл. 2.  Статическо-динамическая структура и понятие сделок

зультата работы подрядчика и пр. Вторую группу составляют социально значимые акты поведения одного субъекта права, хотя и совершаемые по его усмотрению, но не могущие в силу своей природы воздействовать на правоотношения путем установления границ возможного поведения. Сюда относятся, например, отказ доверителя одобрить заключенный без полномочий договор; согласие родителей, усыновителей или попечителя на совершение сделок несовершеннолетними; согласие попечителя на сделку по распоряжению имуществом гражданином, ограниченным судом в дееспособности; согласие родителей, усыновителей или попечителя на занятие несовершеннолетним предпринимательской деятельностью127.

6. Спорен вопрос о правовой природе оферты и акцепта. Существует точка зрения, в соответствии с которой оферта и акцепт рассматриваются как односторонние сделки128. Так, С.С. Алексеев относит их к односторонне-обязывающим сделкам, основанным на наличии правообразовательных правомочий129.

Оферта и акцепт имеют самостоятельное правовое значение. Примеры тому в изобилии содержатся в законодательстве не только нашей страны, но и в правовых системах других стран. Так, связанность оферента офертой по нормам гражданских кодексов РСФСР и РФ есть подтверждение ее юридической значимости. Акцепт является обстоятельством, приводящим к возникновению правоотношения. Системы права Германии и Швейцарии исходят из презумпции связанности оферента офертой. Оферент может лишь специально оговорить, что он не считает себя свя-

127 По вышеизложенным соображениям автор против предложенного в цивилистике отнесения указанного согласия к числу односторонних сделок (см.: Букши-на СВ. Эмансипация несовершеннолетних граждан по законодательству Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Томск, 2003. — С. 19). Здесь же Бук-шина указывает, что согласие является «условием законности действия несовершеннолетнего». С этим следует согласиться, так как согласие — именно то условие, которое позволяет в конечном счете констатировать действительность сделки, но не сам факт совершения ее как юридически значимого действия. Причем отсутствие такого согласия может и не влечь за собой недействительность сделки.

12$ Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. — М.: Госюриздат, 1961. — С. 157-158; Алексеев С.С. Структура советского права. — М.: Юрид. лит., 1975. — С. 59-60; Мартемьянова А.М. Договор... — С. 61.

129 Алексеев С.С. Односторонние сделки... — С. 65.


# 3. Поднормативная природа сделок

 157

занным офертой130, но есть и здесь оферта — юридически не безразличное явление, порождающее правовые последствия в виде определенного правового состояния. Французская доктрина и практика в принципе исходят из того, что оферент не связан офертой, однако он может обязаться не отзывать оферту131, что свидетельствует о ее юридической значимости. Тем не менее в настоящее время исходное правило французской доктрины и практики изменяется в сторону безотзывности оферты. Используя доктрину встречного удовлетворения, англо-американское право из-за развития гражданского оборота вынуждено отступать от своих исходных принципов и признавать безотзывность оферты и при отсутствии встречного удовлетворения132.

Само по себе юридическое значение оферты и акцепта еще не доказательство того, что они — односторонние сделки. «Юридическая значимость оферты самой по себе лежит в плоскости отношений по заключению договора, но не в плоскости правоотношения, на возникновение которого она направлена»133.

Сторонники противоположной точки зрения ссылаются, в частности, на то, что договор представляет собой взаимное соглашение сторон134, «единое изъявление воли двух или более лиц»135. Действительно, единство воль при заключении договора имеется, но это единство есть не что иное, как тесная связь, высокая степень взаимодействия волевых процессов по крайней мере двух лиц. Автономностью обладает любое материальное образование, в том числе волевые процессы субъекта права и их изъявление. Общей воли быть не может, воля и волеизъявление всегда персонифицированы, неразрывно связаны с физическим существова-

130 Гражданское и торговое право капиталистических государств... — С. 27;
Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. норм, актов. —
М, 1986. — С. 134 (§ 145 Германского Гражданского уложения цит. по:
Германское
право // Пер. с нем. А.А. Лизунова и др. — М.: Междунар. центр финансово-экономи
ческого развития, 1996. — 4.
I: Гражданское уложение. — С. 39).

131 Гражданское и торговое право капиталистических государств... — Ч. 2. — С. 27.

132 Там же. - С. 27-28.

133 Красавчиков О.А. Юридические факты... — С. 60.

,34 Он же. Гражданско-правовой договор: Понятие, содержание и функции // Антология уральской цивилистики... — С. 169.

135 Он же. Юридические факты... — С. 121. Черепахин также не относил оферту и акцепт к односторонним сделкам (см.: Черепахин Б.Б. Правопреемство... — С. 332).


158

 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок

нием лица. Воля юридического лица также персонифицирована, ее носителем выступает тот субъект, который от имени юридического лица совершает сделку. Волевые акты государства как участника гражданского оборота тоже предполагают для возникновения, изменения или прекращения правоотношения с его участием наличие соответствующего волевого акта контрагента. Даже если совершаемые каждым из участвующих в договоре лиц действия совпадают во времени и пространстве, то и это не означает, что они превратились в нечто нераздельное и самостоятельно не оцениваются правом. Подтверждением тому служит юридическая значимость оферты и акцепта как самостоятельных правовых феноменов.

Оферту и акцепт нельзя рассматривать в качестве односторонних сделок по следующим причинам:

Во-первых, в связи с прямым указанием закона при отсутствии безусловного согласия на принятие предложения оферент и акцептант меняются местами. Происходит это в рамках одной и той же социальной связи по поводу одного и того же предмета. То обстоятельство, что акцепт может иметь место при наличии оферты, не исключает смены ролей субъектов. При совершении двух односторонних сделок, служащих элементами юридического состава, необходимого для возникновения правоотношения, такая смена в рамках одной социальной связи в отношении одного и того же объекта невозможна, а если она происходит, то налицо совершение субъектом иной сделки, не сводимой к двум имеющимся. Так, очевидно, что представивший на публичный конкурс работу соискатель не может выступать в рамках возникшего обязательства в качестве устроителя данного конкурса, хотя это, разумеется, не исключает объявление им иного конкурса. Организатор торгов не может быть их участником.

Во-вторых, сделка устанавливает границы возможного поведения в виде возможной модели реального поведения. При оферте и акцепте предоставляется на обдумывание известная возможность высказывания своих соображений по определению прав и обязанностей, но не оговариваются их границы. Оферта и акцепт выступают в качестве процедуры заключения договора. Границы устанавливаются итогом этого обсуждения, т.е. результатом согласования воль. Свободу в реализации правосубъектно-


$ 3. Поднормативная природа сделок

 159

сти закон определяет через результат согласования воль. Не случайно в англо-американском праве «договор трактуется как обещание (ргопше), или гарантия (аззигапсе), которую одна сторона (ргоггпзог) принимает в отношении другого лица (рготюее). Для того, чтобы такое обещание породило правовые последствия, оно должно быть принято другой стороной»136. Этот результат согласованности воль субъектов договора отличает договор как юридический факт от юридического состава, т.е. совокупности юридически значимых обстоятельств, порождающих правоотношения не только на основе взаимного согласия, но и в силу причин иного порядка.

В-третьих, в пользу того, что оферта и акцепт не представляют собой односторонние сделки, свидетельствует и то обстоятельство, что новый Гражданский кодекс Российской Федерации впервые определил оферту, акцентируя внимание на цели, которую преследует оферент. В соответствии с п. 1 ст. 435 ГК РФ офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта и акцепт — это процедурные действия, порождающие организационно-предпосылочные организационные правоотношения. Наряду с односторонними сделками и актами исполнения прав и обязанностей они являются разновидностью юридически значимых односторонних действий в гражданском праве, опосредующих процесс совершения сделок-договоров. Дифференциация имеющих юридическое значение в гражданском праве односторонних действий позволяет рассматривать односторонние действия, не относящиеся к сделкам, в качестве самостоятельного вида юридических актов как разновидности юридических фактов.

Аргументация непризнания за основанными на правообразо-вательных правомочиях офертой и акцептом качества сделок еще раз подтверждает невозможность отнесения названных Е.А. Флей-шиц вспомогательными сделками актов к категории сделок и не позволяет согласиться с позицией С.С. Алексеева о том, что

1:36 Гражданское и торговое право капиталистических государств... — С. 6.


160 Гл. 2.   Статическо-динамическая структура и понятие сделок.

«вспомогательными являются также сделки, основывающиеся на правообразовательных правомочиях»137.

Изложенные подходы к односторонним сделкам дают возможность выделить односторонне-управомочивающие и одно-сторонне-обязывающие сделки при условии, что последние основаны на секундарных правомочиях. Односторонних сделок, юридически обязывающих другое лицо к формированию правоотношения, т.е. сделок, основанных на правообразующих правомочиях, нет. Есть юридически значимые односторонние акты поведения, основанные на этих правомочиях.

Среди односторонних сделок следует различать управомочи-вающие и приводящие к изменению и прекращению правоотношений обязывающие сделки, которые по основаниям их возникновения можно именовать секундарными сделками.

7. Разграничение сделок па двусторонние и многосторонние законодатель проводит в зависимости от особенностей установления границ возможного поведения.