38860

Особенности и проблемы разделения властей в Российской Федерации

Дипломная

Политология и государственное регулирование

Сегодня исключительно важное значение приобретают новые требования к государственной власти и прежде всего преодоление ее монопольного характера смягчение жесткости. Мировой опыт убедительно подтверждает что важнейшим условием успешного функционирования государственной власти является принцип разделения властей. Каждая из названных ветвей власти самостоятельна и выполняет свои функции посредством особой системы органов и в специфических правовых формах. Основное назначение такого разделения властей заключается вопервых в обеспечении...

Русский

2013-09-30

286 KB

77 чел.

PAGE  - 7 -

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.

Введение………………………………………………………………………......3

Глава 1. Глава 1. Особенности конституционного принципа разделения властей.

§1. Идеи разделения властей в истории мировой политико-правовой мысли……………………………………………………………………………..12

§ 2. Принцип разделения властей в Российской Федерации………………….21

Глава 2. Особенности и проблемы разделения властей в Российской Федерации.

§ 1. Правовой статус Президента Российской Федерации в контексте принципа разделения властей…………………………………………………..30

§2. Система сдержек и противовесов в российской модели разделения властей………………………………………………………………………........40

Заключение……………………………………………………………………...57

Библиографический список……………….………………………………….61

Введение.

Актуальность темы исследования определяется, с одной стороны, изменениями, происходящими ныне в конституционном законодательстве Российской Федерации, с другой - необходимостью поиска сбалансированной модели разделения властей в сложных условиях федеративного государства, которая способна обеспечить высокую эффективность работы государственного механизма.

Сегодня исключительно важное значение приобретают новые требования к государственной власти и, прежде всего, преодоление ее монопольного характера, смягчение жесткости. Необходимо сделать власть способной к самоконтролю, создать внутри нее механизмы преодоления авторитарных тенденций, демократизировать ее формирование и функционирование, приблизить к интересам рядовых граждан. Мировой опыт убедительно подтверждает, что важнейшим условием успешного функционирования государственной власти является принцип разделения властей.

Согласно этому принципу, закрепленному в ст. 10 Конституции Российской Федерации, государственная власть в России осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Каждая из названных ветвей власти самостоятельна и выполняет свои функции посредством особой системы органов и в специфических правовых формах.

Основное назначение такого разделения властей заключается, во-первых, в обеспечении эффективного, профессионального и независимого функционирования каждой ветви власти, во-вторых, в создании «сдержек и противовесов» во взаимоотношениях между разными ветвями власти с тем, чтобы исключить возможность возвышения какой-либо одной из них над другими, не допустить любой узурпации власти, любой диктатуры.

Принцип разделения властей является базовым принципом в государственном механизме правовых государств. В большинстве современных государств данный принцип одновременно служит и функциональной основой, которая обеспечивает эффективную деятельность государственного механизма, и способствует оптимальному развитию отношений в обществе и государстве.

Согласно принципу разделения властей всякому органу, представляющему определенную ветвь власти, запрещается принимать на себя выполнение функций, принадлежащих по закону другому органу, относящемуся к иной ветви власти, а пределы деятельности государственных структур ограничиваются их компетенцией.

В целом принцип разделения властей, несомненно, оправдал себя в государственном строительстве России, однако его конституционное провозглашение оказалось недостаточным, чтобы он «заработал» в полную силу. В процессе реализации данного принципа в конкретных условиях Российской Федерации довольно скоро обнаруживается необходимость в принятии неотложных мер по налаживанию конструктивного взаимодействия между ветвями власти, созданию единой, действенной исполнительной горизонтали, преодолению тенденции децентрализации государства.

В России, обладая самостоятельностью и сдерживая друг друга, три ветви власти не всегда уравновешивают друг друга. Особенно данное утверждение качается взаимодействия законодательной и исполнительной ветвей власти. Потому что в отношениях между ними доминирует исполнительная власть, к которой можно приплюсовать влияние Президента. В отношениях с судебной властью это выражается в том, что Президент оказывает влияние на кадровый состав судебных органов в соответствии со ст. 83 и 128 Конституции РФ. Он представляет кандидатуры Совету Федерации для назначения на должности судей Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда, а также назначает судей других федеральных судов.

В отношениях с законодательной властью воздействие исполнительной власти проявляется в том, что Президент имеет право роспуска Государственной Думы, право назначения выборов в Государственную Думу, право на внесение законопроектов в Государственную думу, подписания и обнародования федеральных законов. При этом у него есть право вето на принимаемые законы.

Можно сказать, что наблюдается тенденция к усилению исполнительной власти в будущем, о чем свидетельствует предпринимаемые Президентом меры по реформированию Совета Федерации, которые приведут к ослаблению власти и влияния верхней палаты парламента на федеральную и исполнительную власть

Реализация принципа разделения властей предполагает обеспечение сбалансированности полномочий, исключение сосредоточения всех полномочий или их большей части в ведении одного органа либо должностного лица. При этом соблюдается правило, согласно которому три ветви власти не должны быть полностью разобщены или, напротив, соединены под единым началом.

Нахождение оптимального баланса между уровнями государственной власти и организации их эффективного взаимодействия обозначалось неоднократно важнейшей задачей государственной политики в Посланиях Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию: «У нас до сих пор не выстроено эффективное взаимодействие между разными уровнями власти, ... любая власть, прежде всего, означает большую ответственность. Недопустимо, когда цивилизованная политическая конкуренция подменяется корыстной борьбой за статусную ренту»1.

Конституционная практика закрепления и реализации принципа разделения властей в России может внести весомый вклад в совершенствование теории разделения властей, так как теория – это концептуально-содержательный компонент разделения властей, в то время как принцип - это система конституционно-правовых норм, регламентирующих разделение властей.

В последние годы появилось множество научных исследований, посвящённых проблеме разделения властей. Однако до сих в научном сообществе не наблюдается единства по многим вопросам, касающимся тех или иных сторон принципа разделения властей. Существует множество противоречивых и даже взаимоисключающих мнений. Это означает, что научные исследования по теме разделения властей по-прежнему востребованы и актуальны.

Степень научной разработанности темы составили труды отечественных и зарубежных мыслителей и учёных, которые занимались разработкой теории разделения властей. Особое внимание уделено работам классиков теории разделения властей.

Идеи о разделении государственной власти нашли свое отражение в трудах древних мыслителей, таких как Платон, Аристотель и др.

Отдельные взгляды на разделение властей, как оптимальном способе организации государственной власти, концептуально оформились в работах Дж. Локка, Ш.Л. Монтескье. Проблема разделения и взаимодействия властей в государственном механизме активно разрабатывалась видными российскими государственными деятелями, такими как М.М. Сперанский.

Сегодня проблема разделения властей в Российском государстве чаще исследуется применительно к федеральному уровню функционирования государственной власти. Различные аспекты этой проблемы нашли отражение и в работах современных исследователей: С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, А.В. Безрукого, М.Н. Марченко, М.Д.Сомова, В.Е. Чиркина, В.С. Швецова и других.

Большое внимание данной проблеме уделяют Н.И. Блажич, Б.П. Елиеев, А.В. Морозов, В.М. Соколов.

Теоретическую основу работы составили диссертации и монографии отечественных и зарубежных ученых, энциклопедические и хрестоматийные издания2. Блажич Н.И. в своей работе анализирует теоретическую конструкцию разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, рассматривает попытки ревизии классической теории разделения властей, ее компоненты. Елисеев Б.П. в своей диссертации раскрывает понятие и принципы государственной власти в Российской Федерации, а так же исследует реализацию принципа разделения властей в системе органов государственной власти. Суворов В. Н. – раскрывает институт Президентства: Президент как гарант Конституции РФ и гарант суверенитета, взаимодействие Президента РФ с Исполнительной властью и Парламентом.

Методологическая основа. В дипломной работе использовались современные методы исследования явлений и процессов правовой действительности. Автором использовались как общенаучные (диалектический, системный), так и частные (исторический, формально- юридический) методы исследования. На основании сравнительно-социологического метода проведен анализ источников.

Характер темы исследования определил необходимость обращения к различным отраслям знаний, в частности к работам в области конституционного права, истории государства и права, истории политических и правовых учений, политологии.

Эмпирическую основу исследования составили Конституция РФ 1993 г., федеральные конституционные законы, федеральные законы, указы Президента РФ и иные нормативно-правовые акты, регламентирующие модель разделения властей и систему сдержек и противовесов в российском государстве.

Объектом исследования является система отношений в области реализации принципа разделения властей в Российской Федерации.

Предметом исследования являются особенности российской государственно-правовой модели в сфере реализации конституционного принципа разделения властей.

Целью исследования является изучение и анализ особенностей и проблем модели разделения властей в Российской Федерации, а также внесение конкретных предложений по её совершенствованию.

Для достижения указанной цели исследования мною были поставлены следующие задачи:

Проанализировать различные теоретические представления о разделении властей.

Исследовать понятие, сущность, принципы, функции законодательной, исполнительной и судебной ветвей государственной власти, раскрыть механизмы их взаимодействия в современной России;

Определить место в системе органов государственной власти Президента Российской Федерации.

Исследовать практику реализации системы сдержек и противовесов в системе государственной власти Российской Федерации;

Определить возможные пути повышения эффективного функционирования рассматриваемой системы в Российской Федерации.

Новизна дипломной работы заключается изучении основных характеристик принципа разделения властей, на основании чего исследованы проблемы и особенности реализации конституционного принципа разделения властей в  Российской Федерации.

Уточнена историческая периодизация теории разделения властей. Определено содержание принципа разделения властей с учетом современных взглядов, сложившихся в теории и практике конституционного строительства Российской Федерации. Уточнены понятие, содержание, место и роль механизма разделения властей в системе государственного устройства применительно к современным задачам демократической модернизации России.

После существенного обновления законодательства Российской Федерации на базе действующей Российской Конституции впервые предпринята попытка комплексного исследования практической целесообразности и значимости системы сдержек и противовесов при реализации принципа разделения властей Российской Федерации. Определены направления, в которых возможно совершенствование функционирования системы сдержек и противовесов в Российской Федерации.

В исследовании содержатся предложения по совершенствованию законодательства, регулирующего правовые формы взаимодействия органов государственной власти. Внесены конкретные предложения об исключения Президента Российской Федерации из процесса формирования Счётной палаты Российской Федерации, а так же о возврате старого порядка замещения должности Председателя Конституционного Суда Российской Федерации и заместителей Председателя.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Определить положение Президента Российской Федерации в системе органов государственной власти. Сложность в том, что в научной среде нет единого мнения на счет этого. Более того, многие ученые не решают сделать однозначный вывод о месте Президента в системе разделения властей.

2. Более оптимальным, для обеспечения принципа и реализации разделения властей и эффективности функционирования системы сдержек и противовесов, представляется целесообразным иной, нежели существующих сегодня порядок формирования Счетной палаты, а именно формирование государственного органа Государственной Думой и Советом Федерации. Во-первых, такой орган, как Счётная палата, должен быть подотчётен только парламенту страны, должен быть «усилителем» его контрольных полномочий. А во-вторых, Президент Российской Федерации может использовать ресурсы исполнительной власти для бюджетного контроля, а значит, необходимость в том, чтобы он участвовал в формировании Счётной палаты, отпадает.

3. Обосновывается необходимость возвращения первоначального порядка замещения должности Председателя Конституционного Суда Российской Федерации и заместителей Председателя.

Теоретическая и практическая значимость состоит в том, что выводы, полученные в результате исследования, а также, сделанные автором по вопросам реализации принципа разделения властей в Российской Федерации углубляют понимание сущности современных процессов конституционно-правового строительства, уточняют и развивают научные взгляды на содержание рассматриваемой теоретико-правовой проблемы.

Одним из важнейших выводов исследования является положение о специфике взаимодействия органов государственной (публичной) власти в Российской Федерации.

Сформулированные в дипломной работе теоретические положения и выводы могут быть использованы для дальнейшего исследования данной тематики в процессе функционирования государственной власти в  Российской Федерации.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, каждая из которой разделена на параграфы, первая глава – два параграфа, вторая глава – два параграфа, заключения, библиографического списка и периодических изданий.


ГЛАВА 1. ОСОБЕННОСТИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ.

§1. Идеи разделения властей в истории мировой политико-правовой мысли.

Разделение власти исторически сложилось на самых ранних этапах формирования государства и вылилось в специализацию власти разных лиц и институтов, в которой рано обнаружились две устойчивые тенденции: концентрация власти в одних руках или в одном институте и потребность разделить власть, труд и ответственность. Отсюда и два следствия, вытекающие из этого двойственного отношения к власти: борьба за власть уже разделённых институтов и против её разделения, с одной стороны и стремление упорядочить отношения разделённых властей и избавить общество от столкновений между ними с другой.

Идея разграничения деятельности государственных органов в самом общем виде высказывалась еще античными мыслителями — Платоном, Аристотелем, Полибием и др. Так, Платон писал о законодательстве, управлении и правосудии как о формах государственной деятельности, которые «направлены на один и тот же предмет, но вместе с тем и отличны друг от друга»3.

Аристотель уже выделял «три элемента» всякого политического устройства, считая, что от их организации зависит как благосостояние общества, так и саморазличие отдельных форм государственного строя4. Определяя государство как сложное целое, состоящее из специфически различных неподобных частей, Аристотель выделял, во-первых, «законосовещательный» орган, во-вторых, административный или правительственный орган, в-третьих, судебные органы. По его мнению, основополагающим элементом в государстве должен быть «законосовещательный» орган5.

В юридической литературе отмечается роль Д. Лильберна в становлении теории разделения властей. Деление на законодательную, исполнительную и судебную ветви, по его мнению - гарантия законности и предупреждения возможных злоупотреблений органов государственной власти и должностных лиц.

Необходимо подчеркнуть, что разделение властей у Лильберна направлено на обеспечение народовластия и предотвращение узурпации власти каким-либо одним учреждением или отдельным лицом6.

Большинство исследователей основоположниками «классического» варианта теории разделения властей называют Джона Локка и Шарля Монтескье.

Всего Дж. Локк выделял три ветви власти: законодательную, исполнительную  и федеративную. Стоит отметить, что Локк не выделял отдельно судебную власть, а считал её составным элементом исполнительной власти. Также Локк подчеркивал, что федеративная и исполнительная власть могут находиться в одних и тех же руках, тогда как законодательную власть необходимо отделить от исполнительной и федеративной, и, более того, она должна олицетворять верховную власть в стране.

В своей работе «Два трактата о правлении» он писал: «Основной целью вступления людей в общество является стремление мирно и безопасно пользоваться своей собственностью, а основным орудием и средством для этого служат законы, установленные в этом обществе; первым и основным положительным законом всех государств является установление законодательной власти; точно так же первым и основным естественным законом, которому должна подчиняться сама законодательная власть, является сохранение общества. Эта законодательная власть является не только верховной властью в государстве, но и священной и неизменной в руках тех, кому сообщество однажды ее доверило. И ни один указ кого бы то ни было, в какой бы форме он ни был задуман и какая бы власть его ни поддерживала, не обладает силой и обязательностью закона, если он не получил санкции законодательного органа, который избран и назначен народом»7.

Хотя законодательная власть, независимо от того, сосредоточена ли она в руках одного человека или нескольких, осуществляется ли она непрерывно или только через определенные промежутки, хотя она и является верховной властью в каждом государстве, но все же:

Во-первых, она не является и, вероятно, не может являться абсолютно деспотической в отношении жизни и достояния народа.

Во-вторых, законодательная, или высшая, власть обязана отправлять правосудие и определять права, подданного посредством провозглашенных постоянных законов и известных уполномоченных на то судей.

В-третьих, верховная власть не может лишить какого-либо человека какой-либо части его собственности без его согласия.

В-четвертых, законодательный орган не может передать право издавать законы в чьи-либо другие руки. Ведь это право, доверенное народом, и те, кто им обладает, не могут передавать его другим8.

Законодательная власть – это та власть, которая имеет право указывать, как должна быть употреблена сила государства для сохранения сообщества и его членов.

Но так как законы, которые создаются один раз и в короткий срок, обладают постоянной и устойчивой силой и нуждаются в непрерывном исполнении или наблюдении за этим исполнением, то необходимо, чтобы все время существовала власть, которая следила бы за исполнением тех законов, которые созданы и остаются в силе. И таким образом, законодательную и исполнительную власть часто надо разделять.

«Хотя в конституционном может быть всего одна верховная власть, а именно законодательная, которой все остальные подчиняются, и должны подчиняться, все же законодательная власть представляет собой лишь доверенную власть, которая должна действовать ради определенных целей.

В некоторых государствах, где законодательный орган не всегда действует, а исполнительная власть доверена одному лицу, которое также участвует и в законодательном органе, то это одно лицо с некоторой натяжкой можно также назвать верховным»9.

Исполнительная власть, если она находится где угодно, но только не в руках лица, которое участвует также и в законодательном органе, явно является подчиненной и подотчетной законодательной власти,  может быть по желанию изменена и смещена; это значит, что не высшая исполнительная власть свободна от подчинения, а высшая исполнительная власть, доверенная одному человеку, который, принимая участие в законодательном органе, не имеет отдельного вышестоящего законодательного органа, которому он подчиняется и подотчетен.

Существует еще одна власть в каждом государстве, которую можно назвать природной, так как она соответствует той власти, которой по природе обладал каждый человек до того, как он вступил в общество это федеративная власть.

Ш. Монтескье в своей работе «О духе законов» писал: «В каждом государстве есть три ряда власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского. В силу первой власти государь или учреждение создает законы временные или постоянные и исправляет или отменяет существующие законы. В силу второй он объявляет войну или заключает мир, посылает и принимает послов, обеспечивает безопасность, предотвращает нашествие. В силу третьей власти он карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Последнюю власть можно назвать судебной, а вторую – просто исполнительной властью государства»10.

Среди всех властей, несмотря на самостоятельность и относительное равенство, как господствующую Монтескье выделял законодательную власть, и «…если бы она была совершенно свободна в своих действиях, то могла бы правомерным образом уничтожить другие власти…»11.

С точки зрения Монтескье, организация законодательной власти должна способствовать наиболее эффективному функционированию механизма сдержек и противовесов. «Законодательный корпус, состоящий из знатных, должен быть наследственным. Он является таким уже по самой своей природе. Кроме того, необходимо, чтобы он был очень заинтересован в сохранении своих прерогатив, которые сами по себе ненавистны и в свободном государстве неизбежно будут находиться в постоянной опасности. Но так как власть (наследственная) может быть вовлечена в преследование своих отдельных интересов, забывая об интересах народа, то необходимо, чтобы во всех случаях, когда можно опасаться, что имеются важные причины для того, чтобы ее развратить, как, например, в случае законов о налогах, все ее участие в законодательстве состояло бы в праве отменять, но не постановлять»12.

Исполнительная власть должна быть сосредоточена в руках монарха, и действовать в рамках законов, установленных законодательной властью. «Исполнительная власть должна быть в руках монарха, так как эта сторона правления, почти всегда требующая действия быстрого, лучше выполняется одним, чем многими; напротив, все, что зависит от законодательной власти, часто лучше устраивается многими, чем одним. Если бы не было монарха и если бы законодательная власть была вверена известному количеству лиц из числа членов законодательного собрания, то свободы уже не было бы: обе власти оказались бы объединенными, так как одни и те же лица иногда пользовались бы – и всегда могли бы пользоваться – и той и другой властью»13. Поэтому законодательная власть должна иметь право контролировать действия исполнительной власти и привлекать к ответственности должностных лиц.

Для обеспечения равновесия, гармонии и стабильности функционирования системы государственной власти необходима отдельная сила. Этой силой Монтескье считал судебную власть.

«Судебную власть следует поручать не постоянно действующему сенату, а лицам, которые в известные времена года по указанному законом способу привлекаются из народа для образования суда, продолжительность действия которого определяется требованиями необходимости». В этом случае речь идет о суде присяжных заседателей. Обосновывая такую организацию судов, Монтескье писал: «Таким образом, судебная власть, столь страшная для людей, не будет связана ни с известным положением, ни с известной профессией; она станет, так сказать, невидимой и как бы несуществующей. Люди не имеют постоянно перед глазами судей и страшатся уже не судьи, а суда»14.

Ж.-Ж. Руссо с позиции неотчуждаемого, единого и неделимого народного суверенитета критиковал идею Монтескье о разделении властей, одним из первых признал необходимым разделение только государственных функций. Равновесие всех государственных органов, считал Руссо, может быть достигнуто благодаря преобразованию верховной законодательной власти, воплощающей суверенитет народа15.

В России среди ряда государственных деятелей и ученых теория разделения властей занимала особое внимание М. М. Сперанского.  М.М. Сперанский предлагал «два различных устройства» самодержавной власти на основе закона и принципа разделения властей.

Первый вариант такого устройства состоит в том, чтобы «облечь правление самодержавное» всеми «внешними формами закона, оставив в существе его ту же силу и то же пространство самодержавия».

Суть второго варианта такого устройства сводится к тому, чтобы не только «внешними формами покрыть самодержавие», но и ограничить его «внутреннею и внешнею, существенною силою установлений».

Нужно учредить державную власть на законе не словами, но самим делом». Если, писал автор, предпочтении будет отдано этому варианту, тогда все «установления» должны быть «расположены на иных правилах»: 1) законодательное сословие должно быть так устроено, «чтобы оно не могло совершать своих положений без державной власти, но чтобы мнения его были свободны и выражали бы собою мнение народное»; 2) сословие судебное должно быть так образовано, «чтобы в бытии своем оно зависело от свободного выбора, и один только надзор форм судебных и охранение общей безопасности принадлежали правительству»; 3) власть исполнительная «должна быть вся исключительно вверена правительству»16.

В четкой форме идеи разделения властей были отражены в конституционном проекте Н.М. Муравьева. Согласно проекту Муравьева формой государства признавалась конституционная монархия.  Законодательная власть передавалась Народному Вече, исполнительная  - наследственному монарху, судебная - Верховному судилищу, таким образом, власть монарха предлагалось значительно ограничить.

Однако господство абсолютной монархии в России не способствовало теоретическому восприятию русскими учеными идеи разделения властей, особенно ее, наиболее радикальных положений о равновесии и сдерживании, вынуждали исследователей занимать компромиссную позицию.

Характерным является высказывание Н.М. Коркунова: «Русские дореволюционные юристы обратили внимание на невозможность употребления понятия “делимость” власти... говоря о распределении отдельных функций государственной власти»17. Аналогичную позицию занимал и И.Я. Фойницкий: «Общий закон разделения труда с разделением культуры отражается и на государстве, вызывая разделение этих функций... В этом и состоит принцип разделения государственной власти», поскольку она «не совокупность властей, а единая власть»18.

Среди других дореволюционных ученых следует назвать Н.И. Лазаревского. В частности, Н.И. Лазаревский, анализируя принципы конституционного строя, ставил на первое место разделение властей.

Но, пожалуй, наиболее полно теория разделения властей в отечественной литературе была раскрыта другим выдающимся русским юристом Ф.Ф. Кокошкиным, который определял участие народа в законодательстве и разделение властей как два важнейших принципа правового государства. Ф.Ф. Кокошкин выделил три элемента сдерживания исполнительной власти: контроль представительного органа за бюджетом и численностью армии, ответственность министров и право судебной власти проверять законность правительственных распоряжений. В отношении законодательной власти Ф.Ф. Кокошкин перечислил четыре «гарантии»: 1) участие главы исполнительной власти в законодательном процессе с помощью абсолютного или отлагательного «вето», 2) наличие двух палат, 3) права граждан, 4) изменение конституции особым порядком19.

В аспекте исследуемой проблемы весьма интересны представления другого русского ученого и юриста Н.М. Коркунова о проблеме совместности властвования и принципа разделения властей. В частности, по мнению Н.М. Коркунова, взаимное сдерживание властей и недопущение концентрации власти в одних руках возможно «не только при осуществлении различными органами различных функций власти, но точно так же и при осуществлении различными органами совместно одной и той же функции». Хотелось бы отметить, что данное утверждение автора обогатило и творчески развило идею разделения властей. Н.М. Коркунов отошел от формально догматического понимания данного принципа, от сведения его к простой необходимости абсолютного разграничения функций и строгого определения пределов предметной компетенции, и четко акцентировал на главном сущностном содержании принципа — механизме сдерживания и взаимовлияния всех ветвей власти20.

Более того, анализируя опыт государственного строительства с древнейших времен, Н.М. Коркунов выделил три способа сдерживания воль, участвующих в распоряжении государственной властью:

— «разделение отдельных функций между различными органами;

— совместное осуществление одной и той же функции несколькими органами;

— осуществление различных функций одним органом, но различным порядком»21.

Эволюция принципа разделения властей и отражение ее в практике государственного строительства современных государств, в том числе Российской Федерации, неоднократно продемонстрируют впоследствии актуальность и аргументированность взглядов Н.М. Коркунова на существо и содержание данного принципа.

Хотя идеи конституционных преобразований того времени остались нереализованными, однако следует сказать, что в Основных положениях судопроизводства 1862 г. в России впервые законодательно закреплена идея именно разделения властей: «власть судебная отделяется от исполнительной,

административной и законодательной».

Продолжительное время, подавляющее большинство советских ученых вслед за русскими юристами отрицали необходимость разделения властей, сводили ее лишь к разделению функций государственных органов. В современной специальной литературе выделяют две основные модели разделения властей: «гибкую» и «жесткую».

Первая из них основывается на идеях Локка о тесном сотрудничестве и взаимодействии властей при верховенстве законодательных органов власти. «Гибкая» модель характерна для стран с парламентарной формой правления (яркий пример — Великобритания).

Вторая модель опирается главным образом на теоретические и практические выводы Д. Лильберна, И. Джефферсона и их последователей о равновесии, независимости и взаимном сдерживании (контроле) органов государственной власти.

Практика реализации «гибкой» модели разделения властей во многих государствах и во все времена доказывает: сосредоточение «всей власти» в каком-то одном органе в конечном итоге приводит к установлению тоталитарных режимов. Как представляется, применение категорий системного анализа вызывает необходимость исследования органов государственной власти в их системе, как элементов, ее составляющих, так и их взаимоотношения, взаимосвязи и взаимовлияния. При таком подходе к исследованию разделения государственной власти в Российской Федерации уже нельзя ограничиваться только проблемами собственно разделения функций органов государственной власти и даже разделения самой власти, а с необходимостью, как в теоретическом, так и в практическом плане, следует акцентировать внимание на анализе системы законодательных, исполнительных и судебных органов государственной власти, изучении проблем взаимного сдерживания и контроля.

Таким образом, подводя итог нужно отметить, что разделение власти исторически сложилось на самых ранних этапах формирования государства и вылилось в специализацию власти разных лиц и институтов. 

Процесс эволюции теории разделения властей можно разделить на 4 этапа: IV в. до н.э. - XVII в.в.  - формирование отдельных взглядов на необходимость ограничения государственной власти, которые можно назвать элементами будущего учения о разделении властей; XVII - XVIII вв. - теоретическое оформление классической теории разделения властей и ее развитие в правовой науке; конец XVIII в. - начало XX века - внесение корректировок в классическую концепцию разделения властей в результате её практической реализации в механизме функционирования органов государственной власти и закрепления в первых конституциях; с начала XX в.- по настоящее время - переосмысление теории разделения властей, сформировавшие особенности государственного устройства отдельных стран, где теория разделения властей стала рассматриваться не только как концепция, но и как конституционный принцип, выступающий основой построения и функционирования системы органов государственной власти

С помощью рассмотренных теорий по поводу идеи разделения властей мы имеем представление о том, как зарождалось, развивалось, а в дальнейшем стало использоваться, и применяется в настоящее время принцип разделения властей.  

§ 2. Принцип разделения властей в Российской Федерации.

Следуя в русле демократизационного процесса Россия в ст. 10 конституции закрепила положение о том, что «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

 Принцип разделения властей отнесен к числу основных конституционных принципов всех современных демократических государств. Это вовсе не означает, что он обязательно упоминается в тексте основного закона. Этот принцип находит свое отражение в построении механизма осуществления власти. А реальность существования разделения властей подтверждается или опровергается практикой формирования и функционирования последнего. Поэтому полноту реализации разделения властей можно рассматривать как критерий демократичности политического режима.

Разделение властей имеет несколько целей: 1) каждая ветвь предназначена для осуществления определенных функций государства и не должна заменять, подменять другие сферы; 2) создание и функционирование системы сдержек и противовесов, чтобы власти контролировали друг друга; 3) недопущение сосредоточения всей полноты государственной власти в рамках какой-либо одной ветви, установление единовластия, а говоря иначе, диктатуры одной системы22.

Разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является одним из важнейших принципов организации государственной власти и функционирования правового государства.

Принцип разделения властей означает, что законотворческая деятельность осуществляется законодательным (представительным) органом, исполнительно-распорядительная деятельность — органами исполнительной власти, судебная власть — судами, при этом законодательная, исполнительная и судебная ветви власти самостоятельны и относительно независимы. Разделение властей основывается на естественном разделении таких функций, как законотворчество, государственное управление, правосудие, государственный контроль и т. п. Современное понимание принципа разделения властей дополнено также необходимостью разделения полномочий между высшими и местными органами власти и управления23.

Разделение властей как политический феномен происходит не в силу традиционности данного принципа организации государственной власти, а объективно проистекает из невозможности осуществления власти из единого центра, единым властвующим субъектом.

Для западной политической традиции проблема разделения властей сводилась часто к стремлению различных социальных слоев сохранить свои привилегии в условиях гражданского общества. С этим связаны острые дискуссии о соотношении палат, распределении полномочий и многие другие.

Однако специфика подобных кризисов состояла в том, что они разворачивались в рамках более и менее оформившегося гражданского общества и институтов народного представительства, а способом разрешения конфликтов становились реформы избирательной системы, парламентские реформы, институциализация политических сил в рамках парламентской системы разделения властей и, наконец, появление эффективной системы внутрипарламентского регулирования через изменяющийся баланс сил парламентских фракций, партийных объединений, группирующихся вокруг известных в стране лидеров24.

Совершенно по иному обстояли дела в России. Исторически в российской общественно политической и философской мысли прослеживается закономерность в понимании принципа разделения властей не в его европейском значении, как метода рационального государственного устройства, а всего лишь как способа по ограничению власти государя самодержца. Разный подход в понимании концепции разделения властей объясняется спецификой политического развития страны, определяющийся многочисленными факторами, такими как экономические, природные, религиозные и др25.

Общеизвестно, что большевистское руководство полностью отвергло разделение властей и как концепцию, и как конституционный принцип. Исходя из посылки классового характера власти и необходимости утверждения диктатуры пролетариата, в официальной советской доктрине утвердился особый подход к основам построения механизма власти. Он нашел отражение и закрепление в конституционном законодательстве. Причем, что особенно интересно, последовавший в годы хрущевской оттепели формальный отказ от концепции диктатуры пролетариата, как выполнившей свои функции и изжившей себя, никак не повлиял на принцип, положенный в основание фундамента власти. Этот отказ носил декларативный характер и весьма мало сказался на организации и осуществлении государственной власти26.

На современном этапе попытка внедрения в систему государственной власти отдельных элементов западного принципа государственного строительства связана с курсом М. С. Горбачева на политические реформы.

Реформа политической системы не ставила на повестку дня задачи разделения властей. Политическая система общества пока эволюционировала лишь в направлении разграничения полномочий партийного аппарата и государственных органов власти. Вертикаль органов государственной власти, как законодательных, так и исполнительных формировалась заново. В дальнейшем идеи разделения властей нашли отражение в Конституции РФ и легли в основу государственного устройства27.

В политической истории посткоммунистической России шел процесс эволюции взглядов на принцип разделения властей, изучения мирового опыта, выявления оптимальных моделей и их адаптации к российской действительности вплоть до его признания в качестве принципа государственного строительства и закрепления в Конституции РФ 1993 г.

В России до принятия новой Конституции РФ (декабрь 1993 г.) действовала Конституция РСФСР 1987 г., составленная по образцу Конституции СССР 1977 г., дополненная многочисленными поправками и изменениями перестроечного периода.

Организация и деятельность Советского государства, — гласила ст. 3 Конституции РСФСР, — строятся в соответствии с принципом демократического централизма...». Принцип, заимствованный из арсенала коммунистической партии, все еще сохранял свое действие и в условиях, когда формально был взят курс на демократизацию советского строя. Изменения, происходившие в обществе, далеко не сразу были приняты парламентариями. Единство и централизация власти в глазах многих народных депутатов оставались незыблемой ее основой. Очевидно, трудно было ожидать моментальных и радикальных перемен от Верховного Совета, примерно 80% членов которого представляли КПСС.

Демократический централизм в конечном итоге уступил место принципу разделения властей, который с конца 1991 г. нашло отражение не только в реформированном Основном законе, но и практически в том или ином виде во всех проектах новой Конституции России. Даже в проекте Конституции коммунистического толка, опубликованном 24 июня 1993 г., появляется статья, посвященная разделению властей28. «Государственная власть в Российской Федерации, в республиках и других государственных образованиях, входящих в ее состав, — гласит ст. 5 этого проекта, — осуществляется представительными (законодательными), исполнительными и судебными органами, действующими на основе принципа разделения властей». В этой же статье далее следует положение о единстве власти, осуществляемой повсеместно Советами.

В проекте Конституции, одобренном Конституционным совещанием 12 июля 1993 г., проблемы разделения властей, единства власти и порядка ее осуществления разведены по трем статьям. В них подтверждается обеспечение единства власти в связи с суверенитетом Российской Федерации (ст. 4), разделение законодательной, исполнительной и судебной властей и предметов ведения Федерации и ее субъектов (ст. 10) и осуществление государственной власти Российской Федерации Президентом, Федеральным Собранием, Правительством и судами Российской Федерации (ст. 11).

Окончательный проект Конституции Российской Федерации, представленный на референдум, в части, касающейся разделения властей, кардинальных изменений не содержал. Но некоторая редакционная правка была проведена. Вопрос о единстве системы государственной власти увязан с федеративным устройством, государственной целостностью и разграничением предметов ведения между федерацией и ее субъектами (ч. 3 ст. 5). Особо выделена ст. 10, гласящая: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Принцип изложен достаточно лаконично, четко и ясно. Его продолжением и развитием служит ст. 11, состоящая из трех частей. Часть первая подтверждает, какие именно органы осуществляют государственную власть: Президент, Федеральное Собрание, Правительство и суды. Часть вторая относит к ведению субъектов федерации образование их органов государственной власти. Наконец, третья часть устанавливает, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется на основе Конституции, федеративных и иных договоров о разграничении предметов ведения и полномочий.

Анализ разделения властей предполагает изучение этого феномена в двух направлениях: по горизонтали и вертикали, то есть речь идет о разделении власти между законодательной, исполнительной и судебной ветвями и о разделении власти между федеральным центром и регионами. Оба направления сегодня являются определяющими в сфере строительства российского правового государства.

Разделение властных функций проходит по несущим конструкциям государственного управления: законодательный представительный орган в лице Федерального Собрания обладает правом на законотворчество; исполнительный в лице Президента и Правительства — на практическую реализацию законов; судебный орган — на улаживание споров и конфликтов. Силовое вторжение одной из ветвей власти в область деятельности другой может привести к смешению функций и в результате — к ослаблению авторитета власти в целом.

Российские специалисты также по-разному оценивают значение каждой ветви власти. Одни подчеркивают приоритет законодательной власти, другие отмечают особую роль власти субъектов Российской Федерации, третьи считают «центром притяжения» всей государственной машины исполнительную власть29.

Российская Федерация представляет собой наиболее сложный вариант государства, построенного на принципе разделения властей. Институт президентства вносит дополнительные осложнения в реальную политику разделения властей, поскольку де-факто значительная часть полномочий ветвей власти соединяется в руках Президента как главы государства. В результате создается почва для дисбаланса сил, что ведет не к их взаимодействию на основе взаимодополнения, а к выяснению сфер влияния30.

Таким образом, подводя итог данной главы, необходимо отметить, что

разделение власти исторически сложилось на самых ранних этапах формирования государства и вылилось в специализацию власти разных лиц и институтов. Идея разграничения деятельности государственных органов в самом общем виде высказывалась еще античными мыслителями — Платоном, Аристотелем и др.

Большинство исследователей основоположниками «классического» варианта теории разделения властей называют Джона Локка и Шарля Монтескье.  Всего Дж. Локк выделял три ветви власти: законодательную, исполнительную  и федеративную. Стоит отметить, что Локк не выделял отдельно судебную власть, а считал её составным элементом исполнительной власти. А Ш. Монтескье в своей работе «О духе законов» писал: «В каждом государстве есть три ряда власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского.

Так же большое внимание идеи разделения властей уделяли такие русские мыслители как: Коркунов Н.М., Муравьев Н.М., Лазаревский Н.И., Кокошкин Ф.Ф. и другие.

Принцип разделения властей является базовым принципом в государственном механизме правовых государств. В большинстве современных государств данный принцип одновременно служит и функциональной основой, которая обеспечивает эффективную деятельность государственного механизма, и способствует оптимальному развитию отношений в обществе и государстве.

Разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является одним из важнейших принципов организации государственной власти и функционирования правового государства.

Статья 10 Конституции  гласит: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

Основное назначение такого разделения властей заключается, во-первых, в обеспечении эффективного, профессионального и независимого функционирования каждой ветви власти, во-вторых, в создании «сдержек и противовесов» во взаимоотношениях между разными ветвями власти с тем, чтобы исключить возможность возвышения какой-либо одной из них над другими, не допустить любой узурпации власти, любой диктатуры.

Законодательная, исполнительная деятельность и отправление правосудия органически взаимосвязаны, они выполняют определенные государственные функции в более общей системе. Одним из требований нашего времени является устранение институционального несоответствия, отражающего смешение и переплетение функций различных ветвей власти.

При этом ни одна из трех ветвей государственной власти не должна вмешиваться в прерогативы другой власти, а тем более, сливаться с другой властью. Это обеспечивается: а) различными источниками формирования ветвей власти; б) различными сроками полномочий; в) степенью защиты одной власти от другой.

Таким образом, принцип разделения властей представляет собой основополагающее начало в механизме государственной власти Российской Федерации и представляет собой систему конституционно-правовых норм, регламентирующих разделение государственной власти в Российской Федерации на законодательную, исполнительную и судебную. Разделение  государственной власти по «ветвям» не лишает ее основного качества - целостности и единства.


ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ И ПРОБЛЕМЫ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

§ 1. Правовой статус Президента Российской Федерации в контексте принципа разделения властей.

Чтобы понять особенности воплощения принципа разделения властей в Российской Федерации и недостатки этого воплощения, необходимо выяснить, какое место в механизме Российской Федерации занимает Президент.

Для нашей страны институт президентства является относительно новым явлением.

Впервые в истории Российского государства должность Президента была введена 14 марта 1990 года, когда был принят Закон СССР «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) СССР». Президентом мог быть избран гражданин СССР не моложе 35 лет и не старше 65 лет. Однако в данном Законе предусматривалось избрание первого Президента СССР не всенародными выборами, а съездом народных депутатов СССР.

В РСФСР должность Президента была введена в апреле 1991 года Законом РСФСР от 24 апреля 1991 года «О Президенте РСФСР». Основанием для принятия данного Закона стал состоявшейся 17 марта 1991 года референдум РСФСР, на который был вынесен вопрос о введении поста Президента РСФСР. Большинство граждан, принявших участие в голосовании, высказались за введение поста Президента.

Нормативное закрепление в Конституции РСФСР положение о том, что Президент является высшим должностным лицом и главой исполнительной, власти, имеет принципиальное значение. Место Президента в механизме Республики четко и однозначно закреплялось на конституционном уровне. Что касается Конституции РФ 1993 года, то она не закрепила аналогичную норму. При анализе ее положений весьма проблематично понять, какое же мест занимает Президент РФ в системе разделения властей.

В статье 10 Конституции сказано, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. А в статье 11 сказано, что государственную власть в Российской Федерации  осуществляют президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации.

Очевидным является факт, что законодательную власть в Российской Федерации осуществляет Государственная Дума и Совет Федерации. В статье 94 Конституции сказано, что Федеральное собрание – парламент Российской Федерации – является представительным  и законодательным органом Российской Федерации.

Статья 110 Конституции Российской Федерации закрепляет место Правительства Российской Федерации в системе разделения властей. «Исполнительную власть в Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации» - сказано в указанной статье. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 года «О Правительстве Российской Федерации»31 развивает и уточняет положения Конституции. В статье 1 данного Закона Правительство Российской Федерации названо высшим исполнительным органом государственной власти в Российской Федерации.

Судебную власть осуществляют суды Российской Федерации.

Возникает закономерный вопрос: а какое место занимает Президент Российской Федерации в системе разделения властей? К какой ветви власти его отнести? Федеральное Собрание – это законодательная власть, Правительство Российской Федерации – исполнительная, суды – судебная. В связи с этим понять, к какой же ветви власти отнести Президента Российской Федерации, весьма сложно. И правильно ли это – включать его в систему разделения властей?

Конституция РФ, к сожалению, не позволяет однозначно сказать, какое место Президент в механизме нашего государства. Часть 1 статьи 80 закрепляет положение о том, что президент является главой государства в части 2 статьи 80 сказано, что Президент является гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. Часть 1 ст. 7 называет Президента Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации.

Сложность данного явления подчеркивается и тем, что в научной среде нет единого мнения на счет этого. Более того, многие ученые не решают сделать однозначный вывод о месте Президента в системе разделения властей. «Роль Президента, - пишет В.О. Лучин32, - в обеспечении реализации Конституции обусловлена его местом в системе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Однако само это разделение пока остаётся не вполне ясным и достижимым». Он пишет: «Статус Президента – главы государства – объясняет, но лишь отчасти, то положение, что он прямо не включен ни в одну из ветвей власти. Однако статьями 11 и 80 Конституции принцип разделения властей фактически сводится на «нет»33.

Особый интерес представляет мнение ученых, выделяющих президентскую власть. Так, Е.И. Козлова и О.Е. Кутафин пишут: «принципиально новая дефиниция статуса Президента, содержащаяся в действующей Конституции, означает, что Президент занимает особое место в системе органов государственной власти, не входит напрямую, непосредственно ни в одну из трех ветвей»34. Там же: «Не включение Конституцией РФ напрямую Президента в исполнительную власть не нарушает закрепленного в ст. 10 Конституции принципа осуществления государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Выделение этих трех ветвей власти не исключает, а предполагает наличие такого органа, который обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, возлагаемое на Президента»35. «Поскольку Президент РФ не входит напрямую ни в законодательную, ни в исполнительную, ни в судебную власть, встает вопрос о том, как именовать государственную власть, осуществляемую Президентом, и не нарушает ли эта власть традиционной системы трех ветвей власти. Представляется, что нельзя абсолютизировать концепцию разделения власти на три ветви и полагать, что кроме этих органов власти, нет и не может быть других носителей власти»36. Наконец, вывод: «Есть и президентская власть. Термин «президентская власть» получил правовое закрепление в Российской Федерации и правовое закрепление в указах Президента о штандарте (флаге) Президента и о знаке президента, в которых они определяются как символ президентской власти»37.

С необходимостью выделения самостоятельной президентской ветви власти согласна и Н.А. Михалева. «На наш взгляд, - пишет она, - Конституция РФ и практика лет позволяют говорить об особом положении Президента РФ в системе разделения властей, т.е. о составлении самостоятельной президентской ветви власти»38.

В.С. Швецов в своей работе выделяет власть Президента РФ в отдельную ветвь. Так он пишет: «…если президентская власть, находясь вне системы разделения властей, образует собственную систему управления властно-правовыми отношениями, то тогда следует говорить уже о реальном существовании двух систем: системы президентской власти с ее конституционными полномочиями обеспечивать согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти и системы разделения на законодательной, исполнительной и судебной властей»39.

Схожей позиции придерживается и В.С. Нерсесянц. Он пишет: «Существующие в настоящее время в нашей стране проблемы с организацией государственной власти в соответствии с принципом разделения властей заключается в том, что существующая в Российской Федерации система разделения и взаимодействия властей носит в целом  ассиметричный и несбалансированный характер – с явным перекосом в пользу полномочий Президента и его доминирующей роли в решении государственных дел, с очевидными слабостями других ветвей власти в их соотношении с президентской власти…»40.

Многие ученые не выделяют самостоятельную ветвь президентской власти, но в то же время отмечают, что Президент РФ стоит вне системы разделения властей. Так, М.Д. Сомов пишет: «…Президент РФ находится вне пределов конституционного разделения власти…»41. Схожей позиции придерживается и М.Н. Марченко. «Однако, как показывает опыт функционирования властей после принятия Конституции России 1993 года, - пишет он, - обладая относительной самостоятельностью и сдерживая в своей повседневной деятельности, друг друга, в особенности это касается законодательной и исполнительно-распорядительной властей, неизменно доминирует президентская, а точнее – исполнительная. Во взаимоотношениях с судебной властью это предопределяется, прежде всего, тем, что Президент обладает огромными конституционными возможностями оказывать влияние на кадровый состав судебных органов.… В отношения с законодательной властью доминирование исполнительной власти во многом предопределится тем, что Президент весьма такими действенными рычагами, как право роспуска Государственной Думы, право назначения выборов в Государственную Думу, право назначения референдумов, право внесения законопроектов в Думу, подписания и обнародования федеральных законов. Президент обладает также правом вето на принимаемые законы…»42. А. Рябов пишет: «В Конституции РФ устанавливается очевидный дисбаланс властей в сторону Президента, который не только наделяется огромными полномочиями, но и был вынесен за пределы политической системы как институт, стоящий над всеми другими, координирующий их деятельность и находящийся вне сферы контроля ни со стороны общества, ни этих институтов. Президент одновременно выступал и в роли главы государства, и фактического главы исполнительной власти, и в роли координирующей власти…»43.

Достаточно распространенной точкой зрения на этот счет является такая точка зрения, согласно которой Президент РФ входит в исполнительную власть. «Органы исполнительной власти наиболее разветвлены и многообразны. Именно они организуют исполнение законов и указов главы государства, издают большое количество оганизационно-распорядительных актов. К числу органов исполнительной власти следует отнести и Президента РФ …» - пишет М.В. Баглай44. И далее он еще раз подтверждает свой вывод: «но все равно вся система органов исполнительной власти, включая Правительство РФ, действует под руководством Президента РФ, вследствие чего его можно рассматривать не только как главу государства, но и как главу исполнительной власти. Такого же мнения придерживается и В.Н. Суворов: «Анализ конституционных норм подтверждает вывод, что президент РФ фактически глава исполнительной власти, верховный руководитель Правительства РФ, осуществляющий общее стратегическое руководство им»45.  «Важно подчеркнуть, - отмечает С.В. Мельников, - что закрепленная в Конституции РФ система разделения властей в целом несбалансированна – президенсткая власть перевешивает власть других органов государства: здесь явно прослеживается слабость остальных ветвей власти. В соответствии с зафиксированными в Конституции принципами разделения властей президентская власть является именно исполнительной. Однако одновременно президентская власть как бы выносится за рамки классической триады властей и в виде отдельной основой власти становится над ней»46.

Можно привести еще множество точек зрения. Однако очевидно, что такое большое количество разнообразных и преимущественно критического характера мнений свидетельствует о том, что конституционно-правовой статус главы нашего государства нуждается в уточнении.

Место Президента РФ в системе разделения властей вообще не невозможно определить, основываясь на действующей нормативно-правовой базе. С одной стороны, действующее конституционное законодательство не позволяет отнести Президента РФ ни к одной из ветвей власти, с другой - не дает достаточных оснований для выделения самостоятельной президентской ветви власти.

Чем же можно объяснить такое положение вещей? На эту проблему нужно посмотреть не с конституционно-правовой точки зрения, а с политической. Необходимо учитывать ту политическую действительность, которая была в Российской Федерации на момент разработки и принятия Конституции 1993 года. Если знать, с какой на самом деле целью писалась действующая Конституция РФ, то нетрудно догадаться, что ее авторы не стремились воплотить принцип разделения властей и обеспечить верховенство права - она, помимо всего прочего, стремились дать как можно больше властных полномочий тогдашнему Президенту Российской Федерации Б.Н.Ельцину. Конституция в значительной степени писалась под него. Именно этими целями и определяется положение Президента в механизме Российской Федерации, которое, с одной стороны, не позволяет его отнести ни к одной из традиционных ветвей власти, с другой - предоставляет ему существенные властные полномочия и рычаги влияния практически на все органы государственной власти47.

Думается, что такое положение является неправильным. Президент Российской Федерации, обладающий столь большим объемом полномочий и играющий ключевую роль в государственном механизме, должен иметь четкий статус и ясное положение в системе разделения властей.

Нужно отметить, что в случае возможного пересмотра Конституции РФ, который когда-нибудь обязательно произойдет, и при условии сохранения в пересмотренной Конституции должности Президента и принципа разделения властей, в тексте данного акта необходимо закрепить положение, которое однозначно допускают возможность существования органов или должностных лиц, не относящихся ни к одной из ветвей власти и не входящих в систему разделения властей48.

Нормы ныне действующей Конституции не предоставляют такой возможности - возможности существования органов или должностных лиц, не относящихся ни к одной из ветвей власти. Из буквального толкования статьи 10 вытекает, что не может существовать никаких других органов, кроме органов законодательной, исполнительной и судебной власти. Но на практике такие органы есть49.

Президент РФ является элементом системы сдержек и противовесов. Именно Президенту РФ принадлежит право отклонения федеральных законов, принятых Государственной Думой и одобренных (или не одобренных) Советом Федерации.

Если же анализировать формы деятельности Президента РФ и его участие в системе сдержек и противовесов, то не вызывает никаких сомнений тот факт, что Президент РФ de facto руководит исполнительной властью и является ее неотъемлемой частью.

Конечно, можно в случае пересмотра Конституции нормативно закрепить, что глава государства входит в исполнительную власть государственной власти, такой вариант тоже возможен и, быть может, в некоторой степени даже логичен. Некоторые ученые могут выступить против нормативного отнесения Президента РФ к исполнительной ветви власти, мотивировав это тем, что для успешного взаимодействия разных органов государственной власти нужен арбитр, кем и является Президент РФ. Думается, он сможет выполнять функции арбитра, будучи и главой исполнительной власти. Для обеспечения взаимодействия органов государственной власти различных ветвей вовсе не обязательно наличие выполняющей арбитражные функции президентской ветви власти, не входящей в традиционную триаду. Президент, обладая теми же полномочиями, что и вне разделения властей, сможет эффективно обеспечивать взаимодействие различных органов, являясь главой исполнительной власти50.

Отдельные ученые выступят против включения Президента РФ в исполнительную ветвь государственной власти, ссылаясь на то, что он глава государства. Но разве глава государства обязательно должен стоять вне системы разделения властей? Конечно, в большинстве государств мира глава государства формально выведен за пределы триады ветвей государственной власти. Но более "удобно" он будет себя чувствовать исполнительной ветви государственной власти. К тому же Ш. Монтескье не выводил монарха за пределы системы разделения властей, а вручал ему именно исполнительную власть51.

Можно также выступить против признания Президента РФ главой государства исполнительной власти, мотивировав это тем, что исполнительная власть во главе с президентом характерна для президентских республик, но не для смешанных республик, какой является Россия, и уж тем более не для парламентских. Но, во-первых, в мире есть государства со смешанной формой правления, где президент возглавляет исполнительную власть (Сирия, Египет). Во-вторых, наука конституционного права зарубежных стран, выработавшая классификацию форм правления, основываясь на практике тех или иных государств.

Нужно отметить, что Российская Федерация при государственном строительстве и конституционном развитии не должна ориентироваться на распространенные сейчас "шаблоны" формы правления, а она должна сама создавать их. Ключевым принципом при конституционных реформах должно быть не соответствие тем или иным шаблонным моделям, а эффективность государственного управления52.

Кроме того, в Российской Федерации уже есть опыт существования с президентом во главе исполнительной власти. Этот период 1991-1993 годов, когда в Конституции РСФСР 1978 года была норма, закрепляющая положение о том, что Президент РСФСР является высшим должностным лицом и главой исполнительной власти в РСФСР53.

Но все-таки Президент РФ как глава исполнительной власти не является наилучшим вариантом для нашей страны.

Делая вывод, нужно отметить, что не следует понимать принцип разделения властей слишком буквально и подходить механически к построению системы органов государственной власти. То есть не следует думать, что все органы должны строго относится к одной из трех ветвей власти. Наличие органов законодательной, исполнительной и судебной власти не означает, что не может быть иных государственных органов или должностных лиц, которые не относятся ни к одной из ветвей власти. Главное в принципе разделения властей - это наличие органа законодательной власти, который только и может принимать законы и обладает относительным верховенством; это наличие органов исполнительной власти, которые могут быть подотчетны парламенту, но все же действуют независимо; и наконец, это наличие полностью независимых судебных органов. Органы, не входящие в систему разделения властей, могут существовать, но их компетенция не должна вносить разлад в систему сдержек и противовесов и подметать органы государственной власти, которые входят в систему разделения властей.

Все, сказанное выше, вполне справедливо и для Президента РФ. А посему наиболее предпочтительный вариант - нормативно закрепленная возможность для Президента РФ не входить в систему органов государственной власти. Может быть, это несколько размывает "четкость" разделения властей, но на практике такой вариант более предпочтителен.

В случае закрепления "вневетвенного" статуса главы государства можно будет без каких-либо сомнений утверждать, что принцип разделения властей в Российской Федерации воплощен в полной мере.

§2. Система сдержек и противовесов в российской модели разделения властей.

Теперь необходимо разобраться, как в российской Федерации воплощена система сдержек и противовесов. Нельзя не согласится, с Н.И.Блажич, которая пишет, что «наличие отдельных законодательных, исполнительных и судебных институтов государственной власти еще не свидетельствует о полном и надлежащем разделении властей с точки зрения разумности, справедливости или целесообразности»54. Именно такая система сдержек и противовесов позволяет органам государственной власти уравновешивать и контролировать друг друга, предотвращая сосредочение всей полноты власти в руках какого-то одного органа государственной власти или должностного лица. Невозможно изучать особенности и проблемы разделения властей без изучения системы сдержек и противовесов.

Будучи самостоятельными, все ветви государственной власти в то же время удерживают друг друга в рамках своего функционального предназначения. Конституционная система должна предусматривать правовые способы сдерживания каждой власти двумя другими, то есть содержать взаимные противовесы для всех властей.

Первоначально системой сдержек и противовесов именовался вариант разделения властей в США, который именуется «Жестким». Однако впоследствии под системой сдержек и противовесов стал пониматься составной элемент доктрины разделения властей.

«Сдерживание» проявляется при выполнении органами различных ветвей государственной власти наиболее важных функций по управлению государством. Наиболее чётко система сдержек и противовесов выражена в законодательном процессе, при принятии кадровых решений, а также при принятии наиболее важных государственных решений55.

В Российской Федерации система сдержек и противовесов,  воплощена в полной мере, несмотря на неопределенность положения Президента Российской Федерации в системе разделения властей. Но при этом почти вся система сдержек и противовесов в механизме Российского государства замыкается на главе государства. Воздействие органов государственной власти одной ветви на органы других ветвей почти всегда осуществляется через Президента, который в большинстве случаев и принимает решение «в пользу» одной из ветвей. Сдерживать друг друга «минуя» главу государства органы различных ветвей могут в весьма ограниченном количестве случаев. Е.В. Белкин пишет: «…властных полномочий у гаранта больше, чем даже у российского императора. Подсчитано, что в руках Президента РФ сосредоточено примерно 80 % властных полномочий на федеральном уровне. Остальные 20 % неравномерно делятся между традиционными ветвями власти. При данном соотношении нельзя всерьез говорить об эффективном функционировании системы сдержек и противовесов»56.  С утверждением, что у главы государства очень много полномочий, еще можно согласится, но с утверждением, что «при данном соотношении нельзя всерьез говорить об эффективном функционировании системы сдержек и противовесов», согласится нельзя. В России выработан эффективный механизм сдержек и противовесов, позволяющий не допустить какой-либо узурпации власти в руках одного органа или должностного лица. Все имеющиеся проблемы – это проблемы политической воли, но не неэффективной системы сдержек и противовесов.

Как уже было сказано, система сдержек и противовесов особенно четко проявляется в законодательном процессе.

В Российской Федерации создан полноценный механизм,  выдающий слаженно действовать всех субъектов законодательного процесса и сдерживающий их от принятия непроработанных законов.

Представители теории разделения властей исходят из того, что законодательная власть должна принадлежать всему народу. В Российской Федерации законодательную власть олицетворяет Федеральное Собрание. В статье 94 Конституции РФ сказано, что Федеральное Собрание является представительным и законодательным органов Российской Федерации. Федеральное Собрание состоит из двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы.

Главное назначение законодательной власти, согласие теории разделения властей, состоит в том, чтобы формулировать право в виде положительных законов государства, которые обязательны для всех граждан. Часть 1 статьи 105 Конституции РФ закрепляет, что федеральные законы принимаются Государственной Думой. Часть 2 той же статьи гласит, что федеральные законы принимаются большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы, если иное не предусмотрено Конституцией Российской Федерации.

Второй палатой Федерального Собрания является Совет Федерации. Часть 3 ст. 105 Конституции РФ говорит о том, что принятые Государственной Думой законы в течение пяти дней передаются на рассмотрение Совета Федерации. При этом часть 2 ст. 104 закрепляет, что законопроекты вносятся в Государственную Думу.

В литературе палаты парламента условно делят на сильные и слабые57.

Слабая палата может лишь отсрочить принятие парламентского решения, с которым она не согласна, но не может воспрепятствовать ему. Чаще всего это относится к законодательному процессу. Сильная палата характеризуется тем, что без ее согласия решение парламента не может быть принято.

Возникает вопрос: какой палатой является Совет Федерации – сильной или слабой? Особенно заключается в том, что Совет Федерации в одних случаях является слабой палатой, в других – сильной.

Сильным Совет Федерации становится в трех случаях: 1) при отклонении принятого федерального закона Президентом РФ; 2) при принятии федерального конституционного закона; 3) при принятии Закона Российской Федерации о поправке к Конституции РФ58.

Согласно теории разделения властей, исполнительная власть должна иметь возможность останавливать действия законодательного собрания, чтобы избежать деспотии с его стороны. Данная политико-правовая идея воплотилась в праве Президента РФ отклонить принятый федеральный закон. Так, часть 3 статьи 107 закрепляет, что если Президент РФ в течение четырнадцати дней с момента поступления федерального закона отклонить его, то Государственная Дума и Совет Федерации вновь рассматривают данный закон. Если при повторном рассмотрении федеральный закон будет одобрен в ранее принятой редакции большинством не менее двух третей голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, он подлежит подписанию Президентом РФ в течение семи дней и обнародованию.

Система сдержек и противовесов действует не только в законодательном процесс, но и при принятии важнейших кадровых решений. Некоторые должностные лица назначаются в таком порядке, который требует согласия двух органов или должностных лиц, относящихся к разным ветвям государственной власти.

Бесспорно, наиболее ярко в российском механизме государства система сдержек и противовесов проявляется при формировании Правительства Российской Федерации.

Часть 1 ст. 111 Конституции РФ говорит о том, что Председатель Правительства Российской Федерации назначается Президентом Российской Федерации с согласия Государственной Думы. Таким образом, Президент Российской Федерации не может самостоятельно назначить Председателя Правительства РФ и должен предложить кандидатуру, которая  найдет поддержку у депутатов Государственной Думы.

В то же время Конституцией РФ предусмотрен механизм, не допускающий ситуации,  когда депутаты Государственной Думы не будут одобрять ни одной предложенной Президентом кандидатуры на должность Представителя Правительства РФ только потому, что они находятся в оппозиции по отношению к Президенту РФ либо по иным причинам. Часть 4 ст. 111 закрепляет, что после трехкратного отклонения представленных кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации Государственной Думой Президент Российской Федерации назначает Председателя Правительства Российской Федерации, распускает Государственную Думу и назначает новые выборы.

Статья 111 Конституции РФ вызывает много споров среди ученых. По мнению некоторых, тут Президент имеет слишком обширные полномочия. Думается, что существующий порядок формирования Правительства РФ вполне адекватен, особенно в современных условиях. Поэтому в Конституции есть гарантии от возможного вакуума власти. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 11 декабря 1998 года № 28-П сказал: «Правовая логика статьи 111 Конституции РФ… заключается в том, чтобы в условиях разделения государственной власти в Российской Федерации на законодательную, исполнительную и судебную… не  допускать их противоречий…»59.

Таким образом, депутаты Государственной Думы вынуждены идти на определённый компромисс с Президентом РФ по кандидатуре Председателя Правительства РФ, чтобы избежать возможного роспуска Государственной Думы.

Однако на этом взаимное сдерживание и уравновешивание не заканчивается. При назначении заместителей Председателя и федеральных министров Президент РФ тоже должен искать компромиссные фигуры – теперь с Представителем. Так, часть 2 ст. 112 гласит, что Председатель Правительства Российской Федерации предлагает Президенту Российской Федерации кандидатуры на должности заместителей Председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров. То есть для назначения члена Правительства РФ необходимы два юридических факта: представление Председателя Правительства РФ и основанный на этом представлении указ о назначении Президентом РФ члена Правительства РФ. Правда, ни в родной нормативно-правовом акте не указано, как именно должно быть выражено это представление.

На основании пункта «г» ст. 83 Президент РФ представляет Государственной Думе кандидатуру для назначения на должность Председателя Центрального банка Российской Федерации; ставит перед Государственной Думой вопрос об освобождении от должности Председателя Центрального банка Российской Федерации.

Таким образом, и в этом случае  необходима согласованная позиция парламента России и Президента. Это обеспечивает возможность назначения на должность Представителя Центрального банка Российской Федерации лицо, не зависящее сильно от тех или иных политических сил. Правда, Государственная Дума при назначении главы Банка России имеет преимущество: Президент РФ не может ее распустить при определенном количестве отклонений представленной им кандидатуры. Хотя такое преимущество является обоснованным: статья 5 ФЗ «О центральном банке РФ» закрепляет, что Банк России подотчетен Государственной Думе60.

Усилена роль Президента РФ при назначении на должность Председателя Счетной палаты РФ, заместителя Председателя и аудиторов Счетной палаты.

Пункт «г» статьи 103 Конституции РФ закрепляет, что в ведение Государственной Думы относятся назначение на должность и освобождение от должности Председателя Счетной палаты и половины состава аудиторов. А пункт «и» статьи 102 Конституции закрепляет положение о том, что заместителя Председателя Счетной палаты и половину состава аудиторов назначает на должность и освобождает от должности Совет Федерации.

Первоначально Председатель, заместитель Представителя и все аудиторы  Счетной палаты назначались без участия Президента РФ. Однако изменения, внесенные 1 декабря 2004 года в ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации», закрепили, что Председатель Счетной палаты назначается на должность Государственной Думой по представлению Президента РФ. Схожий порядок действовал и при назначении заместителя председателя Счетной палаты61.

Однако впоследствии роль Президента Российской Федерации была усилена еще больше: теперь все аудиторы Счетной палаты назначаются по представлению Президента Российской Федерации. Думается, что такой  порядок назначения на должности Председателя, заместителя Председателя и аудиторов Счетной палаты РФ нежелателен. Такой орган, как Счетная палата РФ должен быть подотчетным только обеим палатам парламента. Именно так задумывалось в Конституции РФ. Ныне действующий порядок, конечно, не противоречит букве Конституции, но противоречит ее духу. А посему формировать Счетную палату должны только  Государственная Дума и Совет Федерации, без участия Президента РФ62.

Система сдержек и противовесов действует и при назначении судей федеральных судов. Статья 6 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» закрепляет, что судьи Верховного Суда Российской федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации назначаются Советом Федерации по представлению Президента РФ, которое вносится с учетом мнения соответственно Председателя Верховного суда и Представителя Высшего Арбитражного суда. Таким образом, кандидатуры на должность судей данных судов должны быть не только представлены Президентом и одобрены Советом Федерации, но и, желательно, должны получить положительный отзыв у представителей этих судов. Такой сложный порядок назначения судей необходим для того, чтобы исключить возможность замещения судейских должностей недостаточно квалифицировать и непрофессиональными лицами.

Одним из самых важных элементов системы сдержек и противовесов является возможность высших органов государственной власти досрочно прекращать полномочия друг друга.

В Российской Федерации предусмотрена возможность для досрочного прекращения полномочий высших органов государственной власти. При этом в конституционном законодательстве предусмотрены конкретные основания для такого прекращения полномочий, что позволяет избежать случаев произвольного, необоснованного досрочного прекращения полномочий.

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации может быть распущена в следующих случаях:

1) В случае трехкратного отклонения представленных Президентом РФ кандидатур на должность Председателя Правительства РФ;

2) В случае если Государственная Дума в течении трех месяцев повторно выразит недоверие Правительству РФ;

3) В случае если Государственная Дума отказывает в доверии Правительству РФ, вопрос о котором перед Государственной Думой был поставлен Председателем Правительства РФ.

Закрепленные Конституцией РФ основание для роспуска Государственной Думы предусмотрены для того, чтобы, с одной стороны, преодолеть противоречия между законодательной и исполнительной ветвями власти, с другой – не допустить чрезмерного давления законодательной власти на власть исполнительную без достаточных на то оснований63.

В Конституции Российской Федерации названы  случаи, когда Государственная Дума не может быть распущена:

1) В течение года после ее избрания в случае выражения ею недоверия Правительству РФ либо в случае отказа в доверии, вопрос о котором поставлен перед Государственной Думой Председателем Правительства РФ;

2) С момента выдвижения ею обвинения против Президента РФ до дня принятия соответствующего решения;

3) В период действия на всей территории Российской Федерации военного или чрезвычайного положения, а также в течение шести месяцев до окончания срока полномочий Президента РФ.

Первый случай является гарантией от возможного злоупотребления Президентом РФ возможностью роспуска Государственной Думы в случае выражения последней недоверия Правительству РФ либо отказа в доверии Правительства. Кроме того, это предотвращает ситуации, когда Государственная Дума распускается, фактически не сумев исполнять свои полномочия в течение хотя бы минимально разумного срока.

Во втором случае Государственная Дума не может быть распущена с момента выдвижения ею обвинения против Президента РФ, что лишает Президента возможности избежать возможной высшей меры конституционно-правовой ответственности64.

Наконец, Государственная Дума не может быть распущена в период действия на всей территории Российской Федерации военного или чрезвычайного положения. Напомним, что часть 2 ст. 109 Конституции РФ обязывает президента РФ назначить дату выборов с тем, чтобы вновь избрания Государственная Дума собралась не позднее чем через четыре месяца с момента роспуска. Но дело в том, что права и свободы, подлежащие ограничению в условиях военного положения, а также дополнительные обязанности,  возлагаемые на граждан Российской Федерации, как правило,  не предоставляют возможности организовывать и провести выборы. Следовательно, недопущение роспуска Государственной Думы в условиях военного или чрезвычайного положения является обоснованным65.

Конституция предусматривает случаи досрочной отставки высшего исполнительного органа государственной власти  Российской Федерации – Правительства Российской Федерации.

Предусмотрены следующие основания для досрочного прекращения полномочий Правительства Российской Федерации:

1) Добровольная отставка Правительства Российской Федерации, которая принимается или отклоняется Президентом Российской Федерации (ч.1 ст. 117 Конституции);

2) Принятие Президентом Российской Федерации решения об отставке Правительства РФ (ч.2 ст. 117 Конституции);

3) Отставка Правительства РФ Президентом РФ в случае согласия последнего с выражением Государственной Думой недоверия Правительству РФ (ч. 3 ст. 117 Конституции);

4) Принятие Президентом РФ решения об отставке Правительства РФ в случае отказа Государственной Думой в доверии Правительству РФ, вопрос о котором был поставлен перед Государственной Думой Председателем Правительства РФ (ч. 4 ст. 117 Конституции);

5) Сложение полномочий перед вновь избранным Президентом Российской Федерации (ст. 116 Конституции);

6) Заявление Председателя Правительства РФ об освобождении его от должности или невозможность для него исполнять свои обязанности, что ведет к отставке Правительства РФ (ч.3 ст. 7 ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации»).

Как видно из перечисленных оснований, решение об отставке Правительства принимает Президент РФ. С одной стороны, это лишает нижнюю палату российского парламента серьезного рычага влияния на Правительство, с другой – не позволяет Государственной Думе излишне сильно влиять на нее исполнительную власть, обеспечивая ее независимость при осуществлении своих полномочий66.

Наконец, досрочно могут быть прекращены полномочия Президента РФ.

Часть 2 с. 92 Конституции РФ закрепляет три случая прекращения полномочий Президента РФ:

1) Отставка;

2) Стойкая неспособность по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия;

3) Отрешение от должности.

Отрешение главы государства от должности является важнейшим элементом системы сдержек и противовесов. Статья 93 Конституции РФ закрепляет, что Президент РФ может быть отрешен от должности Советом Федерации только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Конституция, таким образом, закрепила четкие основания отрешении Президента от должности и исключает необоснованное применение этой меры конституционной ответственности.

Несмотря на то, что почти все сдержки и противовесы замыкаются на Президенте РФ, законодательная и исполнительная власть могут влиять друг на друга непосредственно.

Например, к рычагам воздействия законодательной власти на власть исполнительную можно отнести «думские слушания по актуальным вопросам текущего момента и вызовы для дачи объяснений представителей различных ведомств»67. «Правительственный час», депутатский и парламентский запросы – вот основные способы воздействия обеих палат Федерального Собрания на федеральные органы исполнительной власти. Конечно, это не такие «сильные» меры воздействия, как возможность досрочного прекращения полномочий, но все-таки названные выше институты оказывают определенное влияние на деятельность исполнительной власти.

Нельзя не отметить и обязанность Правительства РФ представлять Государственной Думе ежегодный отчет о своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой.

Наконец, нельзя не сказать о способах воздействия на законодательную и исполнительную власти со стороны судебной ветви государственной власти.

Безусловно, самое активное участие в системе сдержек и противовесов со стороны судебных органов принимает Конституционный суд РФ. Компетенция  в первую очередь Конституционного Суда позволяет удерживать органы других ветвей власти в рамках правового поля. Хотя надо признать, что Конституционный суд имеет относительно слабые рычаги воздействия на исполнительную власть,  в том числе на Правительство РФ. Напомним, что постановления и распоряжения Правительства РФ не могут быть предметом рассмотрения Конституционным судом на соответствие Конституции РФ. Удержать Правительство в конституционных рамках – обязанность Президента РФ.

Однако федеральные законы и указы и распоряжения Президента могут быть признаны Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ. Такое полномочие – гарантия верховенства Конституции закрепленного в ней принципа разделения властей.

Однако в системе сдержек и противовесов участвует не только Конституционный Суд РФ, но и Верховный Суд РФ, а также Высший Арбитражный Суд РФ.

Так, согласно части 1 чт. 27 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Верховный Суд РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела:

1) об оспаривании ненормативных правовых актов Президента Российской Федерации, ненормативных правовых актов палат Федерального Собрания, ненормативных правовых актов Правительства Российской Федерации;

2)  об оспаривании нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов иных федеральных органов государственной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций.

Согласно части 2 ст. 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Высший Арбитражный Суд РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела:

1) дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

2) дела об оспаривании ненормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации, не соответствующих закону и затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Из приведенной выше характеристики системы сдержек и противовесов, действующей в Российской Федерации, можно сделать вывод, что она воплощена в полной мере и успешно действует. Однако не все с этим согласны.

Так, В.О. Лучин пишет: «Несбалансированность системы государственной власти очевидна, ее органы не столько взаимодействуют, сколько  сосуществуют под властью Президента. Все реальные «сдержки и противовесы» этой системы – у гаранта Конституции (главы государства)»68. В.С. Шевцов тоже указывает на власть Президента РФ, которая сводит на нет принцип разделения властей: «Вместе с тем очевидно, что наличие в системе организации и функционирования российской государственной власти такого мощнейшего фактора, как самостоятельная и во многом доминирующая президентская власть не только выводит практическую проблему разделения властей за рамки традиционной триады, но и придает самому этому разделению во многом специфический характер»69.

«В России не создан эффективный механизм сдержек и противовесов, - пишет О. Зазнаев, - взаимный контроль и сбалансированность ветвей власти»70. М.А. Краснов пишет: «Сопоставление Конституции РФ с конституциями других восточноевропейских стран, воспринявших полупрезидентскую форму, показывает, что прерогативы основных институтов федеральной власти в России не сбалансированы»71.

М.Д.Сомов пишет, что «Президент при осуществлении своих полномочий почти не испытывает сдерживающего воздействия со стороны законодательной да и судебной власти…». И там же: «…в конституционном механизме разделение власти имеется ограничивающая полномочия федеральных органов система. Ее своеобразным аспектом является, то, что ограничения не совсем взаимны, а иногда односторонни.  Они в большей мере касаются Парламента, особенно Государственной Думы, в меньшей -  Правительства и почти не затрагивают Президента»72. «Отсутствие реальных  контрольных полномочий одной ветви власти в отношении двух других не позволяет говорить о какой бы то ни было системе сдержек и противовесов»73. И там же: «Можно констатировать, что в настоящее время принцип разделения властей, провозглашенный в Конституции РФ, не содержит систему взаимосдерживащих полномочий высших органов государственной власти, что в конечном итоге приводит к дисбалансу…».

«Парадоксально, но российская форма правления, вопреки печальным прогнозам, - пишет О.Зазнаев, - демонстрирует высокий уровень живучести. Несмотря на очевидные дефекты, она сохраняет свою работоспособность, остается определенным стабилизатором государства и политической системы в целом»74.

Проанализировав существующую в Российской Федерации систему сдержек и противовесов, можно сделать вывод.

Несмотря на неопределенное место Президента РФ в системе разделения властей и на наличие у него порой чрезмерных полномочий, система сдержек и противовесов в России воплощена в полной мере и успешно функционирует.

Создание эффективной системы сдержек и противовесов между органами государственной власти связано с обеспечением стабильности государственного развития субъекта, и данная система включает в себя рациональное разделение полномочий на функциональные и полномочия противовесов, имеющие сдерживающий характер.

В целях совершенствования механизма сдержек и противовесов, необходимо все-таки определиться с конституционно-правовым статусом Президента РФ, исключить Президента Российской Федерации из процесса формирования Счётной палаты Российской Федерации и вернуть старый порядок замещения должности Председателя Конституционного Суда Российской Федерации и заместителей Председателя, потому что, четкое определение правового поля функционирования элементов в системе сдержек и противовесов и надежно отлаженный механизм разделения ветвей власти обеспечит стабильность развития и функционирования государственной власти в субъектах Российской Федерации.

Заключение.

Подводя итоги настоящего научного исследования, можно сделать вывод, что, с одной стороны, принцип осуществления государственной власти на основе её разделения на законодательную, исполнительную и судебную воплощён и успешно работает, с другой — не лишён определённых недостатков, часть из которых носит теоретический характер, а часть — практический.

Принцип разделения властей является базовым принципом в государственном механизме правовых государств. В большинстве современных государств данный принцип одновременно служит и функциональной основой, которая обеспечивает эффективную деятельность государственного механизма, и способствует оптимальному развитию отношений в обществе и государстве.

Разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является одним из важнейших принципов организации государственной власти и функционирования правового государства.

Статья 10 Конституции  гласит: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

При этом ни одна из трех ветвей государственной власти не должна вмешиваться в прерогативы другой власти, а тем более, сливаться с другой властью. Это обеспечивается: а) различными источниками формирования ветвей власти; б) различными сроками полномочий; в) степенью защиты одной власти от другой.

Рассуждая об особенностях и проблемах модели разделения властей в Российской Федерации, необходимо исходить из того, что принцип разделения властей необходим и именно в соответствии с ним должна строиться работа всего государственного механизма России.

Однако вполне допустимо ставить вопрос о целесообразности существования данного принципа как такового. Нужен России принцип разделения властей или же целесообразно от него отказаться? Такой вопрос тоже нужно поднимать, потому что, как показывает практика многих государств, построивших свою систему органов государственной власти в соответствии с принципом разделения властей, этот принцип далеко не всегда позволяет исключить возможность массового нарушения прав и свобод человека и гражданина, узурпацию власти - словом, того, чего он призван не допускать. А значит, вполне допустимо поднимать вопрос об эффективности принципа разделения властей и о целесообразности его существования.

В процессе исследования не раз делались выводы, что все существующие на сегодняшний'' день проблемы, связанные с принципом разделения властей в России, носят во многом теоретический характер. Несомненно, в работах учёных, посвящённых принципу разделения властей, пока слабо разработаны понятия ветви государственной власти, системы сдержек и противовесов; основополагающие требования, предъявляемые к разделению властей, упоминаются лишь вскользь; мало внимания уделяется объективным и субъективным факторам, влияющим на действие принципа разделение властей. Все эти пробелы ещё предстоит восполнить.

На практике принцип разделения властей действует успешно и эффективно, но не без целого ряда проблем.

Безусловно, определённые проблемы и недостатки существуют, но они не дают оснований утверждать, что принцип разделения властей в России отсутствует, что абсолютно всё зависит от Президента Российской Федерации, который подчинил себе и палаты Федерального Собрания, и Правительство, и суды, и органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Разделение государственной власти на три ветви существует, система сдержек и противовесов успешно функционирует — для этого есть все правовые, политические и организационные основания, и поэтому утверждения, что принцип разделения властей в России является фикцией, несостоятельны.

В процессе исследования были сделаны предложения, направленные на устранение существующих недостатков, связанных с чрезмерными кадровыми полномочиями Президента Российской Федерации в некоторых сферах. Закрепление этих предложений в законодательстве доведёт воплощение принципа разделения властей почти до идеала.

Пожалуй, наиболее существенным было бы чётко определить место главы государства в системе разделения властей путём закрепления положения о том, что Президент занимает, особое место в механизме государства и не входит напрямую ни в одну из трёх ветвей государственной власти. Подобный шаг, вероятнее всего, потребует пересмотра Конституции Российской Федерации. А пересматривать Конституцию в нынешних условиях, даже ради такой существенной реформы, нецелесообразно и даже: неразумно. Вот почему предлагаемые изменения должны быть осуществлены, когда пересмотр Конституции Российской Федерации действительно назреет (и при условии, что пересмотренной Конституции будет сохранена должность Президента Российской Федерации и принцип разделения властей).

Во-вторых, было предложено полностью исключить Президента Российской Федерации из процесса формирования Счётной палаты Российской Федерации (её конституционно-правовой статус тоже следует уточнить). Такой орган, как Счётная палата, должен формироваться исключительно палатами Федерального Собрания. Утверждения, что такой порядок формирования этого органа связан с рядом трудностей, не представляются убедительными. У исполнительной власти есть свои возможности для контроля за ходом исполнения федерального бюджета, а у законодательной власти должны быть свои.

В-третьих, в исследовании предложено вернуть старый порядок замещения должности Председателя Конституционного Суда Российской Федерации и заместителей Председателя (которых теперь, напомним, два). Повторимся, ныне действующий порядок не снизил независимость Конституционного Суда как органа судебной власти, но с психологической точки зрения он не слишком удачен. Будет лучше, если сами судьи решат, кто из них наиболее авторитетен и достоин того, чтобы заместить должность Председателя.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК.

 Нормативно-правовые акты.

  1.   Конституция (1993). Конституция Российской Федерации: офиц. текст. – М.: Омега-Л, 2013. – 63 с.
  2.   Гражданский процессуальный кодекс (2002). Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: офиц. текст. – М.: Проспект, 2013. – 160 с.
  3.   Арбитражный процессуальный кодекс (2002). Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: офиц. текст. – М.: Проспект, 2013. – 174 с.
  4.  Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 года № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» // Собрании законодательства Российской Федерации. – 2011 г. – №7. – С. 898.
  5.  Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Собрании законодательства Российской Федерации. – 1994. – № 13. – С. 1447.
  6.  Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 года «О Правительстве Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. - № 51. – Ст. 5712
  7.  Федеральный закон от 10 января 2003 № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» // Собрание Законодательства Российской Федерации. – 2003. – № 2. – Ст. 171.
  8.  Федеральный закон от 8 мая 1994  № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. – № 2. – Ст. 74.
  9.  Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» // Собрании законодательства Российской Федерации. – 2013. –  № 14. – Ст. 1649.
  10.  Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» // Собрании законодательства Российской Федерации. – 2002 г. - № 28. – Ст. 2790.
  11.  Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» // Российская газета. – 1992. – № 3.

Правоприменительные, интерпретационные и иные акты.

  1.   Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г.       № 28-П «По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации» // Собрании законодательства Российской Федерации. – 1998. – № 52. – Ст. 6447.
  2.   Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июля 1999 г. № 10-П «По делу о толковании положений статьи 92 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999.  – № 29. – Ст. 3773.


Книги и монографии.

  1.   Авакъян С. А. Конституционное право России: Учебный курс / С.А. Авакъян. – М., 2013. – 719 с.
  2.   Аристотель. Политика. Соч. в 4 томах. Т. 4 / Аристотель. – М., 1983. – 628 с.
  3.   Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для юридических факультетов / М.В. Баглай. – М., 2012. – 776 с.
  4.   История политических и правовых учений. Древний мир / отв. ред. В.С. Нерсесянц. – М., 1985. – 578 с.
  5.   Керимов А.А. Российская практика разделения властей / А.А. Керимов. – М., 2012. – 364 с.
  6.   Козлова Е. К, Кутафин О. Е. Конституционное право России: учебник / Е.К. Козлова, О.Е. Кутафин. – М., 2012. – 608 с.
  7.   Кокошкин Ф.Ф. Русское государственное право в связи с основными началами общего государственного начала / Ф.Ф. Кокошкин. – М., 1908. – 497 с.
  8.   Конституционное право России: учебник / под ред. Н. А. Михалёвой. –  М., 2011. – 864 с.
  9.   Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учебник / отв. ред. и рук. авт. кол. Б.А. Страшун. – М., 2010. – 647 с.
  10.   Кутафин О. Е. Российский конституционализм / О.Е. Кутафин. – М.: Норма, 2012. – 544 с.
  11.   Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т. 2 / Н.М. Коркунов. – Спб., 1982. – 721 с.
  12.   Локк Дж. Избранные философские произведения. Т.2 / Дж. Локк. – М., 1960.  – 532 с.
  13.   Локк Дж. Два трактата о правлении / Дж. Локк. – М., 1995. – 601 с.
  14.   Лучин В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации / В.О. Лучин. – М., 2010. – 687 с.
  15.   Марченко М.Н. Современные интерпретации теории разделения властей // Разделение властей: Учеб. пособие. / Отв. ред. М.Н. Марченко.  – М., 2010. – С. 60-69.
  16.   Марченко М. Н. Теория государства и права: учебник / М.Н. Марченко. – М.: Проспект, 2013. – 640 с.
  17.   Монтескье Ш. Избранные произведения / Ш. А. Монтескье. – М., 1999. – 800 с.
  18.   План государственного преобразования графа М.М. Сперанского. – М., 1905. – 864 с.
  19.   Платон. Горгий. Сочинение в 3 томах. Т.1 / Платон. – М., 1968. – 999 с.
  20.  Разделение властей / отв. ред. М. Н. Марченко. – М., 2012. – 428 с.
  21.   Руссо Ж.-Ж. Трактаты / Ж.-Ж. Руссо. – М., 1969. – 621 с.
  22.   Скуратов Д. Ю. Отдельные проблемы участия Президента Российской Федерации в правотворческом процессе / Под ред. С. А. Авакаьяна. – М, 2011. – 141 с.
  23.   Сомов М.Д. Разделение власти: российский федеральный аспект / М.Д. Сомов. – М., 2006. – 147 с.
  24.   Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства / И.Я. Фойницкий. – Спб., 1987. – 387 с.
  25.   Шевцов В. С. Разделение властей в Российской Федерации. Часть первая. Разделение властей «по горизонтали» / В.С. Швецов. – М., 2005. – 856 с.

Статьи в периодических изданиях.

  1.   Безруков А. В. Единство и разделение государственной власти: проблемы сочетания и реализации // Конституционное и муниципальное право. – 2009. – № 21. – С. 24-38.
  2.   Белкин Е.В. Откровения Кремлевского Штирлица // Независимая газета от 21 октября 2000 г. // цит. по: Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. – М., 2004. – 501 с.
  3.   Васильев А. В. Разделение властей: теоретические аспекты и современная практика // Право и государство: теория и практика. – 2009. – № 7. – С. 5-19.
  4.   Гаганова Н.А. Концепция разделения властей и идея субсидиарности // Государство и право. – 2003. – № 3. – С. 83-94.
  5.   Зазнаев О. Десять лет спустя: размышления о российской форме правления // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. –  2009.  – № 45. – С. 24-34.
  6.  Зорькин В.Д. Политические взгляды Дж. Лильберна // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. – 1996. – № 3. – С. 58-75.
  7.   Краснов М.А. Россия как полупрезидентская республика: проблемы баланса полномочий // Государство и право. – 2007. – № 10 – С. 19-23.
  8.   Мамут Л.С. Публичная власть, государство и разделение властей // Конституционный Суд как гарант разделения властей. Сборник докладов.  – М., 2009. – 345 с.
  9.  Мельников С. В. Прокурорская власть // Государство и право. – 2007. – № 2. – С. 13-24.
  10.   Мещеряков А. Н. Конституционные способы воздействия Президента РФ на исполнительную власть и связанные с ними особенности российской формы правления // Конституционное и муниципальное право. – 2010. – № 5. – С. 56-63.
  11.   Пферсманн О. Понятие разделение властей и проблема «власти во власти» // Конституционное право: восточноевропейское обозрение.  – 2008.  – № 2 (47). – С. 44-49.
  12.   Рябов А. Конституция 1993 года и некоторые особенности российской модели разделения властей // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. – 2003. – № 45. – С. 101-120.
  13.  Станских С.Н. Особенности конституционного принципа разделения властей // Конституционный вестник. – 2008. – № 1. – С. 161-170.

Диссертации и авторефераты.

  1.   Блажич Н.И. Модели разделения властей в правовом государстве: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2009. – 348 с.
  2.   Елисеев Б. П. Система органов государственной власти в Российской Федерации: дисс. …  докт. юрид. наук. – М., 2007. – 325 с.
  3.   Морозов А.В. Контроль и надзор в системе исполнительной власти (общеправовой анализ): автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Владимир., 2004. – 160 с.
  4.   Соколов В.М. Принцип разделения властей: особенности и проблемы российской государственно-правовой модели: дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2011. – 240 с.
  5.   Суворов В. Н. Конституционный статус Президента Российской Федерации: дисс. ... докт. юрид. наук. – М., 2008. – 500 с.

 

1Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 2012 года (о положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства) // Российская Газета. – 2012. – № 10. – С. 2.

2 Блажич Н.И. Модели разделения властей в правовом государстве: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2009; Елисеев Б. П. Система органов государственной власти в Российской Федерации: дисс. …  докт. юрид. наук. – М., 2007; Морозов А.В. Контроль и надзор в системе исполнительной власти (общеправовой анализ): автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Владимир., 2004; Суворов В. Н. Конституционный статус Президента Российской Федерации: дисс. ... докт. юрид. наук. – М., 2008.

3 Платон. Горгий. Соч. в 3 томах. T. 1. – M., 1968. – С. 280.

4 История политических и правовых учений. Древний мир / Отв. ред. В.С. Нерсесянц. – М., 1985. – С. 253-255.

5 Аристотель. Политика. Соч. в 4 томах. Т. 4. – М., 1983. – С. 481, 514.

6 Зорькин В.Д. Политические взгляды Джона Лильберна // Вестник Московского ун-та. Серия 11. Право.  – 1996. –  № 3. – С. 28.

7 Локк Дж. Два трактата о правлении. – М., 1995. – С. 138.

8 Там же. С. 140.

9 Локк Дж. Указ. соч. С. 143.

10 Монтескье Ш.Л. Избранные произведения. – М., 1999. – С. 258.

11 Там же. С. 258-259.

12 Там же. С. 261.

13 Монтескье Ш.Л. О духе законов. – СПб., 1900. – С. 160.

14 Так же. С. 162-163.

15 Руссо Ж.—Ж. Трактаты. – М., 1969. – С. 378-379.

16 План государственного преобразования графа М.М. Сперанского. – М., 1905. – С. 13.

17 Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т.2. – СПб., 1982. – С. 159.

18 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. – СПб., 1987. – С. 159.

19 Кокошкин Ф.Ф. Русское государственное право в связи с основными началами общего государственного права. – М., 1908. – С. 56.

20 Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т.2. – СПб., 1982. – С. 165.

21 Там же. С. 167.

22 Керимов А.А. Российская практика разделения властей. – М., 2012. – С. 57.

23 Там же. С. 59.

24 Сомов М. Д. Разделение власти: российской федеральный аспект. – М., 2006. – С. 36.

25 Керимов А.А. Российская практика разделения властей. – М.,2012. – С. 57.

26 Там же. С. 64.

27 Там же. С. 67.

28 Станских С.Н. Особенности конституционного принципа разделения властей // Конституционный вестник. – 2008. – № 1. – С. 166-167.

29 Станских С.Н.  Особенности конституционного принципа разделения властей // Конституционный вестник. – 2008. – № 1. – С. 168.

30 Там же. С. 169.

31 ФКЗ от 17 декабря 1997 года «О Правительстве Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. - № 51. – Ст. 5712.

32Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. – М., 2010. – С. 447.

33 Там же. С. 449.

34 Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М., 2012. – С. 378.

35 Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 378-379.

36 Там же С. 379.

37 Там же. С. 379-380.

38 Конституционное право России: учебник / под ред. Н.А. Михалевой. – М., 2011. – С. 665.

39 Швецов В.С. Разделение властей в Российской Федерации. Часть 1. Разделение Властей «по горизонтали». – М, 2012. – С. 105

40 Нерсесянц В. С. Проблемы общей теории права и государства. – М., 2008. – С. 688.

41 Сомов М.Д. Разделение властей: российский федеральный аспект. – М., 2006. – С. 152.

42 Разделение властей / Отв. ред. М.Н. Марченко. – М., 2012. – С. 392.

43 Рябов А. Конституция 1993 года и некоторые особенности российской модели разделения властей // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. – 2003. - № 45. – С. 107

44 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. – М., 2012. – С. 341.

45 Суворов В.Н. Конституционный статус Президента Российской Федерации: дисс. … докт. юрид. наук. – М., 2008. – С. 244.  

46 Мельников С.В. Прокурорская власть // Государство и право. – 2007. – № 2. – С. 17.

47 Суворов В.Н. Конституционный статус Президента Российской Федерации: дисс. … докт. юрид. наук. – М., 2008. – С. 349.  

48 Там же. С. 352.

49 Там же. С. 353.

50 Суворов В.Н. Указ.соч. С. 357.

51 Там же. С. 357-358.

52 Соколов В.М. Принцип разделения властей: особенности и проблемы российской государственно-правовой модели: дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 86.

53 См. Там же. С. 86.

54 Блажич Н.И. Модели разделения властей в правовом государстве: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2009. – С. 6.

55 Соколов В.М. Принцип разделения властей: особенности и проблемы российской государственно-правовой модели: дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 90.

56 Белкин Е.В. Откровения Кремлевского Штирлица // Независимая газета от 21 октября 2000 г. // цит. по: Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. – М., 2004. – С. 451.

57 Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учебник / отв. ред. и рук. авт. кол. Б.А. Страшун. – М., 2010. – С. 561.

58 Соколов В.М. Принцип разделения властей: особенности и проблемы российской государственно-правовой модели: дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 93.

59 Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. № 28-П «По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации» // Собрании законодательства Российской Федерации. – 1998. - № 52. – Ст. 6447.

60 Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» // Собрании законодательства Российской Федерации. – 2002 г. - № 28. – Ст. 2790.

61 Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» // Собрании законодательства Российской Федерации. – 2013. –  № 14. – Ст. 1649.

62 Соколов В.М. Принцип разделения властей: особенности и проблемы российской государственно-правовой модели: дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 99-100.

63 Соколов В.М. Указ. соч. С. 104.

64 Соколов В.М. Принцип разделения властей: особенности и проблемы российской государственно-правовой модели: дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 105.

65 Соколов В.М. Указ. соч. С. 105.

66 Соколов В.М. Принцип разделения властей: особенности и проблемы российской государственно-правовой модели: дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 107.

67 Елисеев Б.П. Система органов государственной власти в Российской Федерации: дисс. … докт. юрид. наук. – М., 2007. – С. 126.

68 Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. – М., 2010. – С. 450.

69 Швецов В.С. Разделение властей в Российской Федерации. Часть 1. Разделение Властей «по горизонтали». – М, 2012. – С. 162.

70 Зазнаев О. Десять лет спустя размышления о российской форме правления // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. – 2009. - № 45. – С. 104.

71 Краснов М.А. Россия как полупрезидентская республика: проблемы баланса полномочий // Государство и право. – 2007. – № 10 – С. 22.

72 Сомов М.Д. Разделение властей: российский федеральный аспект. – М., 2006. – С. 6.

73 Там же. С. 53

74 Зазнаев О. Указ. соч. С. 104.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

25867. Экономическая сущность ликвидности баланса коммерческого банка 26.5 KB
  Различают следующие понятия ликвидности: рынка достаточное количество денежных средств у участников рынка для обеспечения его нормального функционирования; банка способность своевременно погашать свои обязательства; баланса соответствие соотношения отдельных статей баланса установленным нормативам; активов скорость и наличие возможностей трансформации их отдельных видов в денежные средства.Ликвидность банкапредполагает уде ежеднев.устойчивость банка.
25868. Анализ выполнения экономических нормативов деятельности КБ 22.5 KB
  Для обеспечения устойчивости банковской системы Центральный банк РФ устанавливает ряд экономических нормативов т. Посредством экономических нормативов регулируется вопервых абсолютный и относительный уровень собственного капитала кредитной организации вовторых ликвидность баланса; втретьих диверсификация активных и пассивных операций кредитной организации; вчетвертых создание каждой кредитной организацией централизованных резервов для обеспечения финансовой устойчивости банковской системы в целом. Для соблюдения указанных...
25869. Анализ движения и структуры кредитов, выданных банком 21 KB
  Содержание анализа кредх операций: крты группся по срокам объемам по видам клиентов – анализся состав клиентов сроки сопостовлся с предыдущим годом. Далее опредся объем ссудных операций в общей сумме операций норматив 08 если меньше то ситуация отрицная.
25870. Анализ динамики дебиторской и кредиторской задолженности банка по видам и срокам возникновения 23 KB
  Дебиторской задолженности традиционно рассматривается в двух аспектах: в соответствии со сроками ее погашения: 1.краткосрочная платежи по которой ожидаются в течение 12 месяцев после отчетной даты; в соответствии с причинами возникновения задолженности : 1. Анализ кредиторской задолженности начинается с оценки структуры и динамики источников заемных средств: 1.
25871. Анализ динамики объема и структуры доходов банка 21.5 KB
  Общий доход делится на процентные и непроцентные доходы. Процентные доходы: доходы по ссудным операциям в рублях и валюте. Непроцентные доходы: дивиденды по бумагам и инвестициям доходы от участия в совместной деятельности комиссионные штрафы присужденные судом плата за оказание услуг. Факторы доходов: процентные доходы повышение непроцентных доходов увеличение активов приносящих доход.
25872. Анализ динамики объема и структуры расходов банка 23 KB
  Основными направлениями анализа расходов являются: оценка уровня всех и отдельных видов расходов и их динамики; структурный анализ расходов; оценка общего уровня расходов. Для оценки закономерности изменения отдельных видов расходов используется относительный показатель: все или отдельные виды расходов за период активы На основе его динамики можно судить о росте или снижении определенных расходов правомерности этих изменений. Структурный анализ расходов производится с целью выявления основных видов расходов динамика которых и причины...
25873. Анализ динамики процентных ставок по пассивным и активным операциям банка 43.5 KB
  Пассивные операции банка связаны с привлечением ресурсов. Ресурсная база формируется за счет таких привлеченных ресурсов как вклады депозиты до востребования и срочные депозиты юридических и физических лиц межбанковские кредиты депозитные сертификаты векселя. Поэтому при оценке процентной политики коммерческого банка анализируется стоимость всех ресурсов и депозитных операций.изучение динамики в том числе номинальной средней цены ресурсов коммерческого банка; 2.
25874. Анализ длительной задолженности на счете «Прочие дебиторы и кредиторы» 24 KB
  По пассиву отражаются и учитываются: начисление з п до ее выдачи а также суммы з п не полученной служащими банка; суммы удержанных из з п налогов страховых взносов по договорам добровольного страхования перечисление сумм из з п во вклады до перевода этих сумм до востребования; невостребованные остатки по закрытым расчетным и текущим счетам по акцептованным поручениям и чекам; оплаченный при приобретении основных средств налог на добавленную стоимость и спецналог; операции по формированию акционерного капитала банка в период проведения...