38899

Специфика работы с ЛГБТ-проблематикой в рунете

Дипломная

Журналистика, издательское дело, полиграфия и СМИ

Журналистика ДИПЛОМНАЯ РАБОТА на тему Специфика работы с ЛГБТпроблематикой в рунете. ЛГБТпроблематика как одно из тематических направлений современных СМИ. Обоснованность обращения к ЛГБТпроблематике в журналистском и публицистическом научном дискурсе. Правовая и профессиональноэтическая проблемы освещения ЛГБТпроблематики в СМИ.

Русский

2013-09-30

334.5 KB

4 чел.

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Тольяттинский государственный университет»

Гуманитарно-педагогический институт

Кафедра «Журналистика и социология»

Специальность 030601.65 «Журналистика»

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

на тему «Специфика работы с ЛГБТ-проблематикой в рунете».

Студент(ка)

В.С. Сахмеев

(И.О. Фамилия)

(личная подпись)

Руководитель

Л.В. Иванова

(И.О. Фамилия)

(личная подпись)

Консультанты

(И.О. Фамилия)

(личная подпись)

(И.О. Фамилия)

(личная подпись)

(И.О. Фамилия)

(личная подпись)

Допустить к защите

Заведующий кафедрой  к.ф.н., доцент Н.И. Тараканова                   ____________                                                                                                          

«_____»______________________20_____г.

Тольятти 2013


Оглавление

Введение …………………………………………………………..

3

Глава 1. ЛГБТ-проблематика как одно из тематических направлений современных СМИ…………………………………..

1.1. Обоснованность обращения к ЛГБТ-проблематике в  журналистском и публицистическом научном дискурсе………...

1.2. Правовая и профессионально-этическая проблемы освещения ЛГБТ-проблематики в СМИ………….

1.3. Вопросы профессионального освещения темы ЛГБТ в
средствах массовой информации ………………………………….

1.3.1. Российский и зарубежный опыт попыток разрешения вопроса об освещении ЛГБТ-проблематики в СМИ………….

1.3.2. Стереотипизация в СМИ и ее факторы влияния …........

1.3.3. Анализ эмпирической базы на предмет стереотипизации ЛГБТ-группы ………………………………..

1.3.4. Вопрос корректности при освещении ЛГБТ-проблематики в масс-медиа…………………………………….

1.3.5. Принцип объективности и толерантности в журналистике в корреляции с ЛГБТ- вопросом………………................................................................

Глава 2.

2.1. анализ позитивных и негативных методов работы с ЛГБТ-проблематикой в материалах рунета………………………………

2.2. Рекомендации по работе с ЛГБТ-проблематикой в масс-медиа…………………………………………………………………

Заключение ………………………………………………………….

Приложение  ……………………………………………………….


Введение

Актуальность работы обусловлена социальным процессом трансформации понимания ЛГБТ-проблематики, который находит свое место в том числе на поле массовой информации. В связи с принятием ряда законов о «запрете пропаганды гомосексуализма» на территории бывшего СССР, активизацией гомонегативистских настроений, ожесточением преследования гомосексуалов в развивающихся странах, и асимметричной тенденцией уравнивания права на брак в Европе, тема ЛГБТ вышла на широкий уровень освещения в российских СМИ. Но при этом сама система СМИ с ее работниками-журналистами ведет работу интуитивно. Даже теория толерантности в академической литературе по журналистике сегодня рассматривается по большому счету только в этническом и религиозном контекстах. В некоторых случаях некомпетентный подход к освещению проблематики идет вразрез с основными функциями  и принципами журналистики.

Объектом исследования в дипломной работе являются материалы российского рунета, затрагивающие ЛГБТ-вопрос, предметом – исполнение текстов с точки зрения материала с рекомендациями по работе с ЛГБТ-темой в журналистской и публицистической практике.

 Цель работы: разработка концептуальной основы для создания материала рекомендаций по конструктивной работе с ЛГБТ-проблематикой в СМИ.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) обратиться к имеющемуся зарубежному опыту работы с ЛГБТ-проблематикой в журналистике, инициативам организованных сообществ  GLAAD («Альянс геев и лесбиянок против диффамации») и NLGJA («Национальная ассоциация лесбиянок ЛГБТ-журналистов») в США и Европе, изучить российский опыт попыток вывести обсуждение взаимодействия ЛГБТ и СМИ в профессиональной среде;

2) изучить вопрос прав человека в дискурсе равноправия для ЛГБТ в зарубежном и российском законодательстве;

3) изучить академическую базу гуманитарных наук по вопросам гомофобии и трансфобии, как форм ксенофобии, шовинизма, речей ненависти, деструктивных факторов стереотипизации социальных групп и литературу по вопросам толерантности;

6) С помощью анализа определить современные тенденции по освещению ЛГБТ-вопроса в рунете;

7) вывести квинтэссенцию изученного материала в формат рекомендационного материала по работе с ЛГБТ-темой в журналистской практике;

Теоретико-методологическую базу исследования составили труды по социологии (У.Липпман «Общественное мнение», Дж.Оллпорт «Природа предрассудка»), психологии (П.Н.Шихирев «Современная социальная психология») и журналистике (Г.С.Мельник «Стереотип, формирование стереотипов в процессе массовой коммуникации», Е.П.Прохоров), отдельно подробно были изучены материалы специалистов в области темы толерантности (И.М. Дзялошинский, Т.В. Новикова) а также диссертации и научные статьи по темам толератности, языка вражды и квир-исследований. Также были использованы зарубежные ресурсы, касающиеся работы с вопросом ЛГБТ в СМИ (документы и материалы «Национальной ассоциации  ЛГБТ-журналистов» и «Альянса геев и лесбиянок против диффамации»), справочные материалы по ЛГБТ-проблематике, разработанные российскими, украинскими и европейскими правозащитными и общественными организациями (движениями, сообществами, инициативными группами).

Методика исследования базируется на системном подходе, который реализуется как при теоретическом осмыслении проблемы, так и при анализе журналистской практики. Интегративный метод позволил осуществить соединение знаний из различных дисциплин в единую методику практического действия. Сравнительно-описательный метод позволил иллюстрировать специфические черты работы с ЛГБТ-проблематикой в современных российских СМИ.

Эмпирическую базу исследования составили материалы рунета (русскоязычные информационные и информационно-аналитические сайты), касающиеся ЛГБТ-тематики. Отдельная подборка журналистских материалов была выполнена для анализа журналистских текстов на предмет манеры освещения журналистами преступлений совершенных на почве гомонегативизма.

Хронологические рамки исследования включают период с ноября 2012 года по май 2013 г. Выбранный период наиболее точно определяет современное состояние ЛГБТ-вопроса на информационном поле.

Практическая значимость работы заключается в выработке рекомендательной базы для эффективной работы с ЛГБТ-проблематикой в журналистской практике, которая в свою очередь поможет определить прспективные пути развития теории об ЛГБТ-вопросе в СМИ.

Анализ проведенный в работе позволил сделать выводы в заключении работы о предпотительных формах работы с ЛГБТ-проблематикой в СМИ и обозначить перспективы дальнейшего исследования ЛГБТ-проблематкии в контексте журналистской науки.

Цели и задачи работы определили структуру курсовой работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы.

Во введении обосновывается выбор темы и её актуальность, обозначаются объект и предмет исследования, определяются цели и задачи, стоящие перед исследователем, характеризуется научно-методологическая база и методы исследования, описывается структура дипломной работы, обозначается эмпирическая база исследования, а также практическая значимость работы.

В первой главе «ЛГБТ-проблематика как одно из тематических направлений современных СМИ» нами были разобраны юридический, этико-профессиональный и профессиональный вопросы по освещению ЛГБТ-проблематики в масс-медийной сфере. Разобран вопрос стереотипизации СМИ и факторах ее влияния в общественном дискурсе. Изучена проблема толерантности. Отельным пунктом была проанализирована эмпирическая база на предмет работы со стереотипами массового сознания. Были разобраны вопросы корректного освещения ЛГБТ-проблематики в СМИ.

Во второй главе проанализирована эмпирическая база на уровне тем и идей журналистских материалов. В заключении, как квинтэссенция всего изученного эмпирического и теоретического материала, выведены рекомендации по работе с ЛГБТ-проблематикой в масс-медийном пространстве.

Результаты проведенного исследования позволили сформулировать в заключении обобщающие выводы.


Глава 1. ЛГБТ-проблематика как одно из тематических направлений современных СМИ

1.1. Обоснованность обращения к ЛГБТ-проблематике в  журналистском и публицистическом научном дискурсе

В цивилизованном обществе СМИ играют роль посредника различных социальных групп в их диалоге с обществом и властью. Проблемы "меньшинств" (включая ЛГБТ) транслируются в социум с целью выработки консенсуса и проведения общественных дискуссий, что значительно гармонизирует само общество, поддерживая баланс интересов.

"Закупорка" этого канала связи или некачественные СМИ приводят к социальному дисбалансу и маргинализации (или радикализации) различных групп с дискриминационной историей. Это провоцирует нарастание напряжённости между "меньшинствами" и обществом в целом. СМИ, таким образом, в идеале являются не просто дискуссионной площадкой и трибуной социальных групп, но и важным политическим механизмом выработки общественного договора нового уровня.

19-22 апреля 2013 года Аналитический Центр Юрия Левады (Левада-Центр) провел представительный опрос 1601 россиянина на тему «Общественное мнение о гомосексуалистах.

Отсутствие адекватной информации или неадекватная информация об ЛГБТ в СМИ порождает массу проблем как у представителей ЛГБТ-сообщества (социальная изоляция. геттоизация, внутренняя гомофобия, гетерофобия), так и у всего общества в целом, провоцируя гомофобию и трансфобию, в крайних случаях проявляющуюся в актах насилия.

По мнению тульского журналиста и ЛГБТ-активиста Александра Хоц, начиная с 2006 года, когда ЛГБТ-сообщество активно развернуло борьбу за гражданские права, «общая позиция СМИ претерпела заметные изменения, а гей-тематика переместилась с последних страниц "клубнички" и юмора - в формат политических новостей о гражданских и правозащитных акциях. Эволюция темы ЛГБТ последних лет в СМИ отражает качественные перемены в настроениях самого гей-сообщества. После проведения правозащитных "гей-прайдов", множества других протестных акций, внутри-партийных дискуссий в "Солидарности", "Яблоке" и ряде общественных движений, после заявлений "Мемориала", МХГ, правозащитных организаций, - тема гражданских прав гомосексуалов прочно вошла в политический спектр новостей ведущих российских изданий». 

На федеральных теле-каналах тема обсуждалась на площадках НТВ, РЕН-ТВ, ТВЦ и многих других. Ведущие газеты не только освещают историю и хронику ЛГБТ-движения, но журналисты и сами становятся участниками мирных акций, отстаивая право на свободу выражения мнений - журналиста и члена гей-сообщества. В ходе последней майской акции в 2011 году, журналист "Новой газеты" и активист гей-движения Елена Костюченко подверглась нападению православного погромщика. 
Так же журналист отмечает новую проблему в области журналистской безопасности: объектом консервативной агрессии становятся не только гей-активисты, но и представители журналистского цеха, которые "смеют" доносить до общества позицию "меньшинств".
 
Можно назвать основную тенденцию последних лет, развитие которой мы наблюдаем сегодня. Структуризация общества и медийного пространства - в отношении прав гей-сообщества. Нарастает восприятие "сексуальных меньшинств" в качестве легальной части российского гражданского общества. Быть гомофобом, ксенофобом или расистом становится неприличным, а наиболее ярые гомофобы получают отпор в профессиональной журналистской среде, которая во многом формирует общественное мнение населения. Например, за гомофобные оскорбления в публичном блоге, журналист РИА "Новости" Н.Троицкий был уволен с должности политического обозревателя. Редакция издания связала наличие ярого гомофоба в своих рядах - со слишком большим риском репутационных потерь. Предвзятость журналиста к миллионам граждан и призыв к насилию - не отвечали нормам корпоративной этики.
 

Таким образом, медийная среда в целом становится не столько дружелюбнее к геям (это дело личного вкуса), но профессиональнее в освещении ЛГБТ-проблем. Объективность и отсутствие гомофобной предвзятости - являются очевидной для СМИ профессиональной необходимостью. Активисты гей-сообщества не только добились от СМИ внимания к своим непростым проблемам, большей грамотности в освещении сложной темы, но и во многом повлияли на медийный этический климат в рамках освещения ЛГБТ-акций.

В своей статье на портале «Частный корреспондент» гендерный исследователь и публицист Ольга Бурмакова определяет гомофобию как иррациональное чувство: «Название отражает суть термина: фобия — это иррациональный неконтролируемый страх и вызванные им неприязнь, неприятие и ненависть к чему-либо. То есть гомофобия — это иррациональный страх гомосексуальности, в широком смысле так называют все формы негативного отношения к гомосексуальности и её проявлениям в обществе, от иррационального страха и ненависти до правовых ограничений гомосексуалистов».1

Резолюция Европарламента "Гомофобия в Европе" (18 января 2006 г) определяет гомофобию как "иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности и к лесбиянкам, геям, бисексуалам и трансгендерным людям, основанные на предубеждении, подобном расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму". Упомянутые явления не только сходны, но и взаимосвязаны, причем ксенофобия (от греч. хenos -чужой, посторонний, и phobos - страх), т.е. негативная установка, иррациональный страх и ненависть к чужакам, является в этой связке родовым понятием. Ее объектами могут быть как конкретные социальные группы, так и "обобщенный Чужой", по выражению социолога Юрия Левады.

Гомофобия является одним из элементов глобальной проблемы ксенофобии и, как следствие, масштабность такого явления в России вряд ли может говорить о перспективах российского общества как общества высокосинергетичного, гражданского общества.

 1.2. Юридическая и профессионально-этическая проблемы освещения ЛГБТ-проблематики в СМИ

 Принципы толерантности как основные права и свободы закреплены в нормативных актах и провозглашены в международных декларациях. Базовый документ здесь – Всеобщая декларация прав человека, а также Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. В рамках Совета Европы (СЕ) действует Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод.

Согласно определению, данному в Декларации принципов толерантности (подписана 16 ноября 1995 года в Париже 185 государствами-членами ЮНЕСКО, включая Россию), толерантность означает «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности». Это определение, наиболее масштабное, подразумевает терпимое отношение к иным национальностям, расам, цвету кожи, полу, сексуальной ориентации, возрасту, инвалидности, языку, религии, политическим или иным мнениям, национальному или социальному происхождению, собственности и пр.2

Декларация Организации Объединённых Наций по вопросам сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Россия не подписала декларацию.

Доклад «Об имплектации Российской Федерацией Рекомендации CM/Rec (2010)5 Комитета Министров Совета европы государствам-участникам О мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности».

«Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания. Он воздерживается от любых пренебрежительных намеков или комментариев в отношении расы, национальности, цвета кожи, религии, социального происхождения или пола, а также в отношении физического недостатка или болезни человека. Он воздерживается от публикации таких сведений, за исключением случаев, когда эти обстоятельства напрямую связаны с содержанием публикующегося сообщения. Журналист обязан безусловно избегать употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному и физическому здоровью людей».3 Как мы видим, этический регулятив в профессиональном контексте российской журналистики вовсе не провозглашает претензии конкретно к гомонегативизму. Разумеется, абстрактные (базовые) дефиниции о недопустимости «оскорбительных выражений» и «уважении чести и достоинства» в принципе могут рассматриваться как направленные и против гомонегативистской риторики. Таким образом, пользоваться этим документом в составлении претензии к гомонегативистским материалам возможно, но не без практики интерпретации.

Отдельные потенциальные проблемы по работе с ЛГБТ-проблематикой создают принятые в российских регионах законы о запрете так называемой «пропаганды гомосексуализма» среди несовершеннолетних. Федеральный законопроект «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», дополняющий кодекс cтатьёй 6.13.1. «Пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних», находится на рассмотрении в Государственной думе, где 25 января 2013 года прошло его первое чтение с результатом 388 депутатов «за» принятие законопроекта.4 Рассматриваемые законопроекты используют различную терминологию и направлены, согласно этой терминологии, на запрет пропаганды гомосексуализма, мужеложства, лесбиянства,бисексуализма или трансгендерности. В некоторых субъектах федерации закон принят единым пакетом вместе с законом против пропаганды педофилии.

 В Архандельске судебной коллегией было выведено следующее заключение: «Пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних предполагает активные публичные действия, связанные с формированием привлекательного образа нетрадиционной сексуальной ориентации, искажённого представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений... Запрет пропаганды гомосексуализма не препятствует реализации права получать и распространять информацию общего, нейтрального содержания о гомосексуальности, проводить публичные мероприятия в предусмотренном законом порядке, в том числе открытые публичные дебаты о социальном статусе сексуальных меньшинств, не навязывая гомосексуальные жизненные установки несовершеннолетним как лицам, не способным в силу возраста самостоятельно критически оценить такую информацию».

 

1.3. Вопросы профессионального освещения темы ЛГБТ в
средствах массовой информации

 1.3.1. Российский и зарубежный опыт попыток разрешения вопроса об освещении ЛГБТ-проблематики в СМИ

 

В России все-таки уже предпринимались попытки вывести проблематику по работе с ЛГБТ-вопросом в журналистской профессональной среде. И все эти попытки были инициированы именно ЛГБТ-активистами. Например, 16 ноября 2011 года в московском Центральном Доме журналиста проводилась конференция «Объективная реальность. Этическое освещение ЛГБТ в СМИ» инициированная Межрегиональным общественным движением «Российская ЛГБТ-сеть».  В конференции приняли участие журналисты федеральных СМИ (РИА Нововсти, радио «Маяк», газета «Московский комсомолец»), ЛГБТ-активисты, гендерные исследователи и медицинские работники. Но разговоры шли по большому счету о проблемах ЛГБТ и гомофобии. Четкой задачи по работе с ЛГБТ-проблематикой непосредственно в журналистике выработано не было.  Однако, членом общественного движения «Российская ЛГБТ-сеть» Валерием Созаевым были озвучены критерии, по которым проводятся мониторинги на предмет гомофобных настроений в СМИ. Далее в нашей работы мы обозначим их.

23 ноября 2012 года в Москве состоялся тренинг «ЛГБТ в медиа» для журналистов и блоггеров, затрагивающих в своих текстах темы, связанные с ЛГБТ-сообществом, либо осознанно пишущих о проблемах и правах ЛГБТ. В рамках тренинга были затронуты вопросы стереотипного освещением ЛГБТ-тематики в СМИ, создание положительного образа ЛГБТ-сообщества, а также работа медиа в условиях нового регионального законодательства.5 К сожалению, во время проведения встречи не велось аудио- и видеозаписи, а материалы лекций до сих пор находятся на обработке и обладатели не смогли нам предоставить их.

Проблема взаимоотношений ЛГБТ и СМИ так же периодически затрагивается на различных ЛГБТ-мероприятиях. Таких, как ЛГБТ-кинофестиваль «Бок-о-бок» и Квир-фестиваль, посвященный квир-искусству.

Что касается политики государства в вопросе ЛГБТ и СМИ, по данным Российской ЛГБТ-сети в Докладе «Об имплементации Российской Федерацией Рекомендации CM/Rec (2010)5 Комитета Министров Совета Европы государствам-участникам О мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности», «крайне тревожна ситуация с гомофобными и трансфобными преступлениями и речами ненависти. Государство ничего не делает для борьбы с ними. Более того, существующая судебная и надзорная практика склонна оправдывать «речи ненависти» в отношении ЛГБТ ссылкой на «религиозные традиции» и «традиционные ценности». Министерство иностранных дел стремится придерживаться подобной же стратегии, ссылаясь на свободу мнения и распространения информации».6

В докладе о правах человека «Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности в Европе», выпущенном Советом Европы, говорится о важности влияния СМИ на существование ЛГБТ в социуме. Большинство государств-членов Совета Европы, включая  Соединённое Королевство, Данию, Люксембург, Португалию и Германию, в докладах ЛГБТ-организаций и общественных опросах указывают на  то, что вопросы ЛГБТ недостаточно освещаются в СМИ, и что СМИ в  разной мере упрощают, стереотипизируют или устраивают сенсации по  поводу ЛГБТ и важных для них вопросов. Приводятся в том числе результаты исследования проведенного в Словении. Оно «включало всесторонний анализ печатных СМИ, выпущенных с 1970 по 2000 годы; в нём были определены пять основных  способов изображения ЛГБ:

–стереотипизирование – следование жёстким гендерным схемам,  показывающим мужчин-геев женственными, а женщин-лесбиянок – маскулинными;

– медикализация – медицинское и/или психиатрическое определение  гомосексуальности и поиск её причин;

– сексуализация – сведение гомосексуальности исключительно к  вопросам секса;

– скрытность – гомосексуальность отображается как нечто потаённое, связанное со стыдом и сожалением;

– нормализация – отображение гомосексуалов подобными гетеросексуалам – чтобы показать гомосексуальность чем-то менее угрожающим и политизированным».7

В США речь порой заходит о неактуальных на сегодняшний день для России вопросах в силу своего социального контекста. Например, в одном из выпусков издания Huffingtonpost член «Альянса геев и лесбиянок против диффамации» Дэрил Хана затрагивает проблему представленности ЛГБТ-сообщества в медиа-пространстве страны. Проблемой в материале ставиться игнорирование «цветных» (не белокожих) представителей социальной группы. «Отсутствие такой видимости способствует культивации стереотипа, что «цветных» ЛГБТ как бы и не существует. И, к сожалению, в этой пустоте, стереотипы и заблуждения продолжают расти. Когда национальные, общественные и этнические СМИ закрывают глаза на проблемы, затрагивающие повседневную жизнь людей «цветных» ЛГБТ, люди не видят, что 32 процента детей, воспитанных на черный или латино гей-пар и 23 процента детей в азиатских или тихоокеанских островах гей-семей живут за чертой бедности. Среди детей, воспитываемых гетеросексуальными, белокожими парами, это число составляет 7 процентов», -- пишет Дэрил Хана.

В США с 1990 года действует так называемая Ассоциация ЛГБТ-журналистов NLGJA (National Lesbian & Gay Journalists Association ). Подобно GLAAD она отслеживает в масс-медийном поле признаки диффамации ЛГБТ.

И в Европе и в США существуют специальные глоссарие по ликбезу в области словоупотребления внутри тематики ЛГБТ. Стоит отметить, что брошюры по стилистической корректности при написании материалов об ЛГБТ заметно отличны. Отличия эти напрямую связаны с социальной обстановкой в странах. Например, в англоязычном документе присутствует пояснительная записка о том, что неправомерно употреблять дефиницию «гей-браки», а предпочтительнее «право на брак для однополых пар». Эта педантичность связана с общим курсом организованного ЛГБТ-движения в США, в котором четко обозначено, что никаких прав геев и лесбиянок не существует. Есть общие права человека, которые должны принадлежать всем.

В своем блоге тульский журналист и ЛГБТ-активист Александр Хоц попытался обозначить три модели диалога ЛГБТ и СМИ.

Этот диалог может развиваться в трёх форматах. Первый: откровенно-гомофобные издания, отрицающие гражданские права гомосексуалов ("у грешников прав не бывает"). Издание Московской Патриархии "Фома" (редактор В.Легойда) целенаправленно отстаивает позицию приоритета церковной морали над законодательством,  догматов Библии над нормами Конституции. Стилистической особенностью церковной журналистики является криминализация и медикализация лексики для описания жизни "меньшинств". Медицинские понятия ("извращение, девиация") смешаны с ветхозаветной лексикой ("содомия"), создавая негативный микст из некорректных и лже-научных определений. Например, в статье "Геи осквернили Иерусалим" на лексическом уровне читателю предлагается мысль, что мирная  манифестация в рамках законодательства - является "скверной", а жизнь по закону - "осквернением".

Сознательное неразличение или смешение светских норм поведения и церковных представлений - выдаёт стремление подменить одно другим. На словарном уровне это легко заметить в употреблении негативной формы на "-ист" (гомосексуалист) - вместо нейтрального (гомосексуал). Желание медикализировать гомосексульность, которая с прошлого века определяется медициной как "вариант сексуальной нормы",- заставляет гомофобных авторов консервативного толка использовать слово со стойким медицинским "шлейфом" устаревшего значения.

Так, по определению БСЭ: "Гомосексуализм - разновидность полового извращения". Однако, с исчезновением диагноза, возникла языковая потребность в новом слове, которое не отсылало бы к медицинскому прошлому. Так возникло слово "гомосексуальность" (как явление), свободное от репрессивных аллюзий. Этим же объясняется и востребованность нейтрального слова "гей".

В современной журналистской практике содержательное различение понятий "гомосексуалист"/"гомосексуал", "гомосексуализм"/"гомосексуальность" - отражает наличие или отсутствие у автора медицинской маркировки понятий. Этот оттенок позволяет авторам косвенно оценивать гей-ориентацию как норму или "девиацию". В текстах без негативного содержания как правило не встретишь "гомосексуалистов", - тем более, что у этой формы нет словесной пары: "гетеросексуалистов" не бывает...

С изданиями типа "Фомы" (и РПЦ в целом) у гей-сообщества возможны лишь остро-полемические отношения, которые сложно назвать диалогом.

Второй тип отношений строится с качественной российской журналистикой, - на основе общих этических и правовых принципов. Это в полном смысле слова - диалог с обратной связью и развитием понимания. Здесь можно слышать и убеждать оппонента, не опасаясь невменяемых или оскорбительных "аргументов".

В электронных СМИ, в рамках такого диалога (написав в редакцию) можно убедить, например, Newsru.com заменить в материале о Московском гей-прайде "карнавальный" снимок на более точный, отражающий суть правозащитной ЛГБТ-акции: возложение цветов к Вечному огню - в знак протеста против фашизации и гомофобии общества. Карнавальные "фрики" в париках, которыми проиллюстрировали материал, создавали у читателей ложное представление о смысле и целях протестной акции. И хотя они были на месте события, но выдавать их за участников протеста было бы дезинформацией читателя.

Подобрать к материалу о политической ЛГБТ-акции карнавальный снимок с перьями и танцами, - типичный гомофобный приём некачественной и гомофобной журналистики. Подмена понятий и фальсификация видеоряда - распространённая в России форма гомофобной пропаганды, далёкой от принципов профессии.

Третий тип диалога с прессой - наиболее интересен и содержателен, но пока не является привычным. "Новая газета", канал "Дождь", интернет-издания "ЕЖ", "Грани", Нью Таймс", "часть авторских программ на "Эхе Москвы" могут порой, действительно, порадовать качеством дискуссии и глубиной понимания проблем. Именно со страниц "Новой газеты" журналист и участник Московского гей-прайда Елена Костюченко может объясниться с обществом от первого лица, без цензуры и ограничений. Именно этот формат и является наиболее точным для взаимопонимания и поиска компромисса в обществе. Будущее - за такой журналистикой, если страна и общество сделают выбор в пользу европейской модели.

В прочем, все эти теории  не имеют системного характера, а являются лишь наброском примерного видения правил работы с ЛГБТ-проблематикой в СМИ.

Имеется в ресурсе Межрегионального общественного движения «Российская ЛГБТ-сеть» так называемые «Рекомендации по написанию и драфт региональных отчетов по мониторингу СМИ». Само общественное движение уже в 2012 году оставило мониторинг СМИ в связи с расширением спектра проблем ЛГБТ в России – силы активистов были брошены на решение других более ощутимых проблем. Но этот материал может быть крайне полезен в составлении рекомендационной базы для журналистов, которые берутся за освещение темы ЛГБТ и гомофобии.

С точки зрения социальноконструктивисткой антропологии субъект и реальность, в том виде, в каком они существуют, не существуют «сами по себе», а существуют через репрезентации, т.е. «способы, посредством которых общество (или доминирующая идеология) не только структурирует содержание, но обусловливает сам способ видения» (Усманова, 515). Это

означает, что во-первых, именно через репрезентацию конструируется та реальность, в которой мы существуем (т.е. нет изначально онтологически заданной действительности, реальности); во-вторых, сам субъект не существует вне репрезентации, т.е. субъективность есть продукт власти,

которая его производит в дискурсе; в-третьих, наше видение других, так же как и видение всей реальности, сконструировано доминирующей идеологией через репрезентацию.

Таким образом, те практики говорения о гомосексуальности, которые используются в современных СМИ, создают строго определённую реальность, обуславливая способы восприятия и создавая определённые (медиа) образы гомосексуалов. Бодрияр эту, создаваемую масс-медиа реальность охарактеризовал как симулятивную псевдореальность. Симулятивность подобной реальности вскрывается при столкновении доминирующего и маргинализованного дискурсов: например, протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что «все гомосексуалы несчастные люди», что он не знает ни одного счастливого гомосексуала». Этим утверждением, он конструирует соответствующее прочтение гомосексуалов и конституирует соответствующую гендерную идентичность гомосексуалов в рамках доминирующего дискурса. Однако альтернативный дискурс самого гомосексуального сообщества утверждает обратное, репрезентируя образы вполне успешных и счастливых людей.

Согласно приложению к Рекомендации Комитета Министров Совета Европы CM/REC(2010)5, язык вражды (hate speech) – это все формы выражения мнений, в том числе в СМИ и Интернете, которые могут разумно пониматься как направленные на возбуждение, распространение или поддержание ненависти или иных форм дискриминации в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров.

Диффамация – распространение порочащих сведений, которые могут не носить клеветнического характера, или опозорение в СМИ.8

Репрезентация (представленность) ЛГБТ в СМИ – один из индикаторов видимости сообщества, его принятия и интеграции в общество. Не секрет, что в российских СМИ существует негласная гендерная цензура на материалы по ЛГБТ-вопросам. Гендерная цензура – игнорирование в публичном пространстве (особенно в пространстве СМИ) голосов гендерных групп, чей стиль жизни, интимные привязанности или иные формы самоидентификации или самовыражения рассматриваются как отклонение от гетеронормативной модели общественного устройства.

Отсутствие адекватной информации или неадекватная информация об ЛГБТ в СМИ порождает массу проблем как у представителей ЛГБТ-сообщества (социальная изоляция. геттоизация, внутренняя гомофобия, гетерофобия), так и у всего общества в целом, провоцируя гомофобию и трансфобию, в крайних случаях проявляющуюся в актах насилия.

В ситуации тотального нарушения прав человека по признакам СОГИ, СМИ несут существенную долю ответственности за распространение мифов и стереотипов, конструируя демонизированный образ ЛГБТ в общественном сознании способствуя нагнетанию моральных паник и способствуя формированию нетерпимого по отношению к ЛГБТ-сообществу отношения со стороны других представителей общества.

Наряду с количественными методами анализа в руководстве обозначаются и качественные методы анализа. Качественным показателем является тональность материалов: положительные (поддерживающие) материалы, нейтральные, негативные.

Положительная или поддерживающая тональность материалов – глубокое понимание авторами вопросов связанных с ЛГБТ, в публикациях используется корректная терминология.

Нейтральная тональность материалов – безоценочное изложение фактологии, в целом используется корректная терминология, могут использоваться слова «гомосексуализм», «гомосексуалист».

Негативная тональность материалов – материалы содержащие мифы, стереотипы, язык вражды и диффамацию по отношению к ЛГБТ-сообществу или его представителям, гомо, бисексуальность и трансгендерность, а также деятельность ЛГБТ-организаций и борьба за равные гражданские права оценивается негативно, как угроза обществу.

Выявление тональности материалов поможет увидеть доминирующие тенденции в региональных и федеральных СМИ по конструированию образов ЛГБТ.

Мониторинг российских СМИ на предмет гомонегативистских натсроений проводился по следующим двадцати пунктам (точнее по двадцати пунктам единиц языка вражды):

  1.  призывы к насилию;
  2.  призывы к дискриминации;
  3.  завуалированные призывы к насилию и дискриминации;
  4.  создание негативного образа ЛГБТ;
  5.  оправдание исторических случаев насилия и дискриминации;
  6.  публикации и высказывания, подвергающие сомнению общепризнанные исторические факты насилия и дискриминации;
  7.  утверждения о неполноценности ЛГБТ как группы;
  8.  утверждения паталогизирующие ЛГБТ;
  9.  утверждения о криминальности ЛГБТ как группы;
  10.  утверждения о моральных недостатках ЛГБТ как группы;
  11.  рассуждения о непропорциональном превосходстве ЛГБТ как группы;
  12.  обвинения в негативном влиянии ЛГБТ как группы;
  13.  упоминание в унизительном или оскорбительном контексте;
  14.  призывы не допустить создания инфраструктуры для ЛГБТ;
  15.  цитирование явно гомофобных высказываний и текстов без комментария;
  16.  обвинение группы в попытках захвата власти или в территориальной экспансии;
  17.  отрицание гражданства;
  18.  обвинения группы в навязывании своего «стиля жизни»;
  19.  провозглашение превосходства гетеросексуальности над гомосексуальностью;
  20.  упоминание ЛГБТ в одном смысловом ряду с педофилией, зоофилией и пр. сексуальными инверсиями.

В руководстве для региональных координаторов и волонтеров «Российской ЛГБТ-сети»  по исследованию репрезентации ЛГБТ-сообщества и языка вражды по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности в российских СМИ так же уточняются объекты языка вражды. Ими могут быть:

- ЛГБТ-сообщество в целом;

- Отдельные группы ЛГБТ-сообщества (геи, лесбиянки, бисексуалы или трансгендеры);

- ЛГБТ-движение; ЛГБТ-организации;

- Отдельные представители сообщества.

Если есть объект, то должен быть и объект языка вражды. Как отмечается в руководстве, в силу жанровой структуры СМИ самым массовым субъектом языка вражды, конечно, все равно остается журналист (вместе с фотохудожниками и карикатуристами изданий, которые в данном контексте также рассматриваются как «журналисты»). Наряду с журналистом, автором статьи, субъектом языка вражды может быть кто-либо другой, чье высказывание лишь транслируется.

Таким образом «Российская ЛГБТ-сеть» выделяет следующие группы субъектов языка вражды:

- Журналист, автор текста;

- Газетный художник, фотограф, карикатурист;

- Политик;

- Чиновник;

- Представитель правоохранительных органов;

- Военный;

- Медик;

- Психолог;

- Эксперт (не медик, не психолог);

- Религиозный деятель;

- Деятель искусства (музыка, кино, литература и т.п.);

- Предприниматель;

- Общественный деятель;

- Рядовой гражданин;

- Исторический персонаж.

Отдельно мы анализируется в качестве субъектов языка вражды «государство» и «общество».

Государство объединяет в себе высказывания чиновника, сотрудника правоохранительных органов, военного, медика, психолога (в том случае, если он работает в государственном  учреждении). Общество – это высказывания общественных и религиозных деятелей, экспертов, предпринимателей и деятелей культуры, рядовых граждан). Из данного сравнения исключаются политики, журналисты (в т.ч. кариткатуристы, фотографы, художники), исторические персонажи (если их высказывания приводятся журналистами).

1.2.3. Стереотипизация в СМИ и ее факторы влияния

Профессор Прохоров называет принцип объективности/правдивости первым в ряду журналистских принципов. «Благодаря журналистике у читателя создается такая картина мира, которая, будучи структурно развернутым образом действительности, регулирует отношение носителей этой модели с реальной действительностью». Таким образом, принцип объективности/правдивости контролирует отражение, именно, реальной действительности».9 

Если мы исходим из того, что основной принцип работы журналистики заключается в объективности, то соответственно стереотипизация со всеми ее свойствами описанными в первой главе, явно противоречит природе качественной журналистики.

В учебнике «Прикладная конфликтология в журналистике» говорится, что в значительной степени стереотипы создаются и поддерживаются средствами массовой информации. Практика современной российской журналистики свидетельствует, что феномен «авторской позиции» может служить как эскалации (обострению конфликтной ситуации), так и деэскалации (сглаживанию) конфликта. Однако, как правило, все же он служит именно эскалации.10 То же самое можно отнести и к проблемам стереотипизации ЛГБТ. Транслируя посредством своих текстов негативные стереотипы о гендерных и сексуальных меньшинствах, журналист обостряет социальную гомофобию.

Сэра Хан, профессор Университета Сан-Франциско в своей статье в журнале Journal of Cross-Cultural Psychology утверждает, что доверять стереотипам крайне опасно. Стереотип имеет познавательную и мотивационную функции. С познавательной точки зрения он дает информацию в легкой и удобоваримой форме. Однако эта информация весьма далека от реальности и способна дезориентировать человека. С мотивационной точки зрения, стереотипы еще более ненадежны. Человек, основывающий свои решения на массовых представлениях, а не на фактах, серьезно рискует.11

Одной из главных сторон изучения стереотипа является проблема соотношения устойчивости и изменчивости. Ряд исследователей (К. Макколи, К. Стит, М. Сегал), обращая внимание на устойчивость стереотипов, замечают, что опровергающая информация рассматривается как исключение, подтверждающее правило. Однако практика показывает, что стереотипы реагируют на новую информацию, особенно на драматические события. Изменение стереотипа происходит при аккумулировании большого количества опровергающей информации. История развития нашей страны содержит немало примеров изменения и исчезновения социальных стереотипов.12Таким образом, практика замещения стереотипа частными примерами так же может реализовываться в журналистской практике.

Обзор стереотипного набора в подобранной нами эмпирической базе показывает, что большой процент журналистского сообщества предпочитает ангажированному освещению ЛГБТ-проблематики непредвзятую подачу информационного материала. В то же время обнаруживается существенный процент единиц журналистской практики, в которых воспроизводятся негативные стереотипы (мифы, предрассудки) о гомо-, бисексуалах и трансгендерах. Отдельные журналисты по сей день маркируют гомосексуальность «болезнью», сексуализируют чтойность ЛГБТ, ограничивая их дискурс исключительно «постельным вопросом», приписывают стремление к развращению малолетних, приписывают всем гомосексуалам нетипичное гендерное поведение, обвиняют геев и лесбиянок в демографической проблеме и угрозе национальной безопасности, а также возводят все ЛГБТ-акции в степень извращенного карнавала.

Таким образом, мы можем дополнить наш рекомендационный материал для журналиста, взявшегося за освещение ЛГБТ-проблематики, что одним из конструктивных подходов к дезактивации негативного стереотипа о социальной группе ЛГБТ является столкновение его с реальным случаем противоречащего образа. Стоит уточнить, что в идеале (стремясь если уж не к объективности, но к адекватности) целью должно быть не создание нового стереотипа, а крушение старого и низведение его до уровня не соответствующего полной действительности.

Принцип стереотипизации социальных групп напрямую противоречит основному принципу журналистики, определяющему ценность текста его объективностью. Однако, стереотипы традиционно представляют собой неотъемлемую часть социума, обозначающего его отношения и нормы. Таким образом, журналист, учитывая медиативный характер своей профессии, как нить между объективностью и стереотипным миросозерцанием, должен справляться с задачей адекватного предоставления информации, в том числе информации, касающейся ЛГБТ-проблематики. Особенно это актуально в условиях существующей стигмы по отношению к представителям сексуальных и гендерных меньшинств.

Работа со стереотипами  в российских СМИ (особенно правого и религиозного характера) не соответствует принципам объективности в журналистике. Сайты российских СМИ часто фиксируют негативные стереотипы об ЛГБТ в сознании реципиента, что напрямую служит эскалации гомофобии.

В текстах трансляция стереотипа осуществляется как непосредственно в повествовании автора-журналиста, так и опосредованно через цитирование отдельных личностей в тексте материала. Иногда автор косвенно солидаризируется с авторами комментариев в материалах, используя в подводках к цитатам определенные оценочные высказывания.

Наиболее либеральные СМИ вовсе отказываются от практики негативной стереотипизации. В некоторых текстах идет обратная, положительная стереотипизация.

1.3.3. Анализ эмпирической базы на предмет стереотипизации ЛГБТ-группы

Для анализа нами были подобраны материалы из современных российских СМИ разной идеологической идентичности, дабы создать относительно полную картину по практике работы со стереотипами в российских СМИ.

Портал gazeta.ru освещает ЛГБТ-проблематику в достаточно толерантном  ключе, а иногда вовсе в гей-френдли контексте. Корреспонденты ограничиваются непредвзятым изложением фактов, подбирая слова с нейтральной коннотацией. Исключение составляют только некоторые тексты, написанные в публицистичских жанрах. Например, в тексте «Кухонный riot» политолог Георгий Бовт, используя художественный метод диалог, перевирает из уст одного из участников диалог слова песни феминистской панк-группы Pussy Riot: «Что у них там в голове? Ты их тексты вообще другие читал? Я вот тебе процитирую: «… К Кремлю идет гендерная колонна/ В кабинетах гомофобов взрываются окна/ Подавленное желание радужной революции/ Взорвалось в требование ЛГБТ-конституции/ Е..ем радугой по лобному месту/ Свобода любви! Свобода протесту!» Стоит заметить, что в исходном тексте песни группа вовсе не затрагивает тему ЛГБТ-протеста. Таким образом автор стереотипизирует ЛГБТ-группу, как сторонников радикального деструктивного протеста, пользуясь при этом ложными аргументами, заключенными в художественную форму.

Особенно толерантны в отношении ЛГБТ либеральные СМИ.Так, например,  портал Colta.ru посвятил один из дней на своем сайте ЛГБТ, опубликовав ряд текстов, касающихся проблематики гомосексуальности. Один из текстов («Как тракторист полюбил тракториста») представлял собой интервью с семьёй двух деревенских геев-трактористов. Автор не создаёт новых стереотипов о мускулинности геев, но, тем не менее, занимается снесением стереотипа о феминном гомосексуале.

Особым негативизмом в отношении ЛГБТ отличается православное информационное агентство «Русская линия». Например, текст от 14 декабря, озаглавленный «В полку традиционалистов прибыло», уже в своем лиде замещает понятие гомосексуальности «половыми извращениями»: «Депутаты Калининграда вслед за Петербургом приняли закон о защите населения от пропаганды половых извращений». Новостной материал сопровождался фотографией с изображением плаката «Россия без педерастов» и подписью «Плакат против содомитов».

В другом тексте транслируется распространенный стереотип, якобы представители сексуальных меньшинств пытаются втягивать несовершеннолетних в свои «извращения». Текст «Виталий Милонов: «Пусть прокуратура разберётся» посвещен инициативе петербургского депутата, сподвижника закона о запрете «пропаганды гомосексуализма», Виталия Милонова по написанию заявление в прокуратуру, в котором потребует провести проверку концерта поп-певицы Леди Гаги в Санкт-Петербурге на нарушение закона о «пропаганде гомосексуализма» среди несовершеннолетних. В последней части текста ЛГБТ-сообщество снова маркируется извращенцами: «Не удивительно, что деятельность депутата сильно раздражает извращенцев».

 Довольно сложный случай собой представляет текст с опосредованным транслирование стереотипов, как это было, например, в интервью газеты «Московские новости» с Аркадием Мамонтовым. Тележурналист, используя обсценную лексику, смешивает понятие гомосексуальности с педофилией: «Грех становится нормой. И подмена нормальной, духовной жизни становится нормой. Что я имею в виду? Например, педофилы, извращенцы - люди, которые имеют склонность к себе подобным. Не к женщинам, а к мужчинам, мальчикам. И эти слова заменяются словом "гей". В английском языке "гай" - веселый парень, у которого нет проблем. "Гей" и "гай" - похожие слова, и постепенно к нам в русский язык входит слово "гей". Мы не говорим, что он - педераст, извращенец. Говорим - "гей". Вроде ничего страшного, ничего плохого. А то, что это - п...ла, который развращает детей наших, это уходит на второй план. А я привык называть вещи своими именами. Если он п...с, значит п...с, извращенец». Этическая проблематика здесь сталкивает бок-о-бок два принципа: право на мнение и недопустимость ксенофобной риторики. В данном случае предпочтительнее было бы не оставлять цитату без авторского комментирования, если даже подобные сентенции допустимы в публикации СМИ.  

В другом тексте, опубликованном в «Московских новостях» автором Игорем Свинаренко понятие однополого брака сводится исключительно до уровня сексуальных взаимоотношений. В тексте под заголовком «Голубая фата с флердоранжем» автор пишет: «Это не к тому, что насмерть стою против однополых браков — какое мне дело кто кого и как?» Также спустя несколько строк транслируются другой стереотип, подразумевающий выборность сексуальности и, к тому же, сам автор занимается виктимизацией (обвинением жертвы) в случае применения насилия над гомосексуалами: «А там, тьфу, и разрешить им бракосочетаться! Но пусть после не жалуются, если гопники где-нибудь в провинции будут оскорблять их действием. Сами выбрали свой путь!»

В следующем абзаце автор снова транслирую сексуализированные стереотипы о ЛГБ и в этом же контексте транслирует стереотип о направленности гомосексуалов на развращение детей: «Мы не лезем в ваши дела, а вы не лезьте в наши. Не смущайте детей, которых наши жены родили, а не ваши мужья. На развращайте малых сих. Пускай про однополые браки пишут в тех журналах, что продаются в секс-шопах. Пустил продавец туда несовершеннолетних — сразу в тюрьму, вот и весь сказ».

Далее автор продолжает трансляцию стереотипов, косвенно ставя однополые браки в один ряд со скотоложеством, предлагая разрешить и браки для зоофилов: «Не обязательно на этом останавливаться! Можно как-то легализовать и зоофилию. Спросить какую-нибудь козу, что она предпочтет, какой выберет путь — на мангал или под венец?» И заканчивает свой пассаж автор «исторической справкой» о Содоме и Гомморе.

В тексте «Радужная вера», посвященного проблеме религии о гомосексуальности автор Елена Чудинова, обсуждая и осуждая практику назначения епископом города Стокгольма лесбиянки Эвы Брунне, заключает, что отныне религия в этом месте будет связана с методами сексуальных практик, тем самым сексуализируя тему ЛГБТ: «Понимаем мы или нет, что под личиною христианского «епископа» мы видим в этом случае адепта решительно новой религии — религии, делящей мир не на праведность и грех, а на способ коитуса и отношение к оному?»

В материале «Откуда берутся геи» автор Виктория Чарочкина, относительно необлыжно излагая результаты социологических исследований, транслирует стереотипы, зафиксированные в них: «Почти две трети (61%) респондентов ВЦИОМ в ходе опроса заявили, что гомосексуализм — свойство, приобретаемое под воздействием окружающей среды. Основным фактором, влияющим на развитие нетрадиционной сексуальной ориентации, россияне считают СМИ. Среди других причин возникновения гомосексуальных наклонностей участники опроса в равной степени называли воспитание, специфическую атмосферу жизни (тюрьму и армию), принадлежность к определенным слоям общества (к примеру, шоу-бизнес). Как ни странно, сам сексуальный опыт, по мнению россиян, не особо влияет на ориентацию: неудачные отношения с противоположным полом немногие считают фактором, подталкивающим к людям своего пола». В данном случае не приходится говорить о стереотипизацией, исходящей непосредственно от автора, поскольку журналист  всего лишь транслирует результаты социологического опроса. Однако может возникнуть претензия к тому, что она публикует исключительно стереотипизированный материал, предполагающий наносность гомосексуальности, не излагая результатов данных остальными 39% населения. В дальнейшем автор обращается за комментариями к экспертам и в подводке к одной из цитат употребляет гетеронормативную лексику, называя гомосексуальность «отклонением»: «Такой далекий от современных представлений о биологии подход социологи объясняют недостатком знаний о сексуальных отклонениях, а также стремлением все сводить к простым объяснениям».

Также нами были найдены материалы, тексты которых не содержали в себе прямой стереотипизации, но, например, текст, опубликованный на сайте «Московские новости» «Единую Россию» взволновала однополая любовь» был проиллюстрирован фотографией мужчины в форме «топлесс» на одном из европейских гей-прайдов, типизируя таким образом представителя ЛГБТ. В то время, как проблема ЛГБТ в современной России далека от карнавальных и парадных празднеств.

Материалы «Московского комсомольца», опубликованные на официальном сайте газеты, посвященные теме ЛГБТ, зачастую нейтральны по своему характеру и чаще всего написаны в информационных жанрах. Но все же встречаются тексты гомофобного характера, в том числе с использованием стереотипизации.

В тексте «Марш Гейдельсона», посвященного съемкам казахстанского уличного мини-спектакля «Гей-свадьба по-казахстански, или Привет, Обама!», высмеивающего гомосексуальные отношения, фиксируется сразу несколько стереотипов. Автор материала Анна Гончарова описывает действие, происходящее на улице города Алматы с разыгранной свадьбой двух условных мужчин-геев, один из которых наделён визуальными качествами феминности (женственности).  Далее цитируются слова актера, исполняющего эту роль, в комментариях журналисту: «Полностью согласен с организаторами шоу: браки, заключенные между представителями одного пола, выглядят очень глупо, и такая практика в Казахстане не должна прижиться. Но нельзя не признать, что гей-движение в стране набирает силу, это с каждым днем становится все более модным, молодежь втягивается. Нужно что-то делать». Таким образом фиксируется стереотип о «модности» гомосексуальности, ее выборности и наносности.

Вслед идёт комментарий актёра, сыгравшего роль Барака Обамы: «Мы хотим показать обществу всю ненормальность растущего в стране гей-движения, – заявил этот свадебный гейнерал перед началом спектакля. – Кстати, некоторые наши чиновники, не буду называть конкретных имен, поддерживают его. Все сейчас стремятся идти в ногу со временем, как, например, это делает Барак Обама». Здесь фиксируется стереотип о ненормативности человеческой сексуальности.

Далее автор цитирует заключительный месседж мини-спектакля, прошедшего на улице Алматы, в котором участиники действия говорят: «Мы хотим, чтоб девочки любили мальчиков, в мальчики – девочек! То, что вы сейчас увидели, – некрасиво и глупо. Это болезнь. Конец света! Мы, казахстанцы, за настоящую любовь!» В данной части текста фиксируется медикализация гомосексуальности, называние ее «болезнью». А в заключении разнополая любовь обозначается как единственно настоящая, тем самым фиксируется стереотип о том, что настоящей любви в однополых парах быть не может.

После автор ставит в текст комментарий актёра, сыгравшего роль свидетеля «брачующихся». В данной части фиксируется стереотип о безотрывной связности феминности (женственности, традиционно денских атрибутов одежды) с гомосексуальности, стереотип о том, что именно феминность со всеми ее атрибутами воспитывает в человеке гомосексуальность и стереотип о том, что человек мужского пола, воспитанный в культуре маскулинности (мужественности) не станет гомосексуалом: «Женственные элементы одежды, которые сейчас на мне, вызывают непонятные чувства. Движения против воли становятся более плавными, а голос нежнее (смеется). Я думаю, что от манеры одеваться многое зависит, и если воспитывать мальчиков мальчиками, прививая им мужской стиль, они не будут геями. Гомосексуализм – скорее приобретенное, чем врожденное явление. Мы собираемся и дальше бороться против засилия всего нетрадиционного, будем снимать ролики, обращаться к молодежи. Ох, надо поскорее переодеться!»

В заключительной части текста автор приводит комментарий девушки, сыгравшей роль «бывшей подружки гея», где фиксируется стереотип о потенциальной «угрозе распространения» и о том, что гомосексуальность есть явление тенденциозное (нарастающее), которого раньше не было: «Я чуть не расплакалась, – сказала девушка. – Сложно передать словами собственные чувства. Мне не нравится сегодняшняя тенденция. Среди казахов никогда такого не было, нужно остановить это безобразие».

В материале «Гомофобия в России теперь на высшем уровне» стереотипы об ЛГБТ фиксируются посредством ответов депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталия Милонова. Уже в первом своем ответе депутат отождествляет гомосексуальность с гламуром и противопоставляет гетеросексуальность гомосексуальности, как явление естетсвенное, в отличии  от второго: «Доля гламурной составляющей среди нормальных людей там [в Украине] намного меньше, чем у нас в России. Потому что те, кто является носителями этого дешевого, гнусного гламура, едут в Москву и Петербург. Украинцы — искренние люди, и для них быть гетеросексуалом так же естественно, как, сморкаясь, доставать платок».

В последнем ответе депутат Милонов стеретипизирует ЛГБТ-сообщество посредством феминизации («критики с накрашенными губами») и маркирует его «извращенцами»: «Очень здорово, что Россия на уровне Верховного суда дала ответ всем этим псевдокритикам с накрашенными губами, которые пытаются внедрить в наше общество ценности извращенцев, да еще и апеллируют к законодательству РФ». Иллюстрируется материал фотографией, которая не имеет ничего общего с ЛГБТ, но отождествляет его со стереотипным карнавальным характером. На фото три клоуна в форме «топлес» и девушка в розовом платье.

Краткая заметка «Во Вьетнаме пройдет первый в истории гей-парад» написана журналистом в нейтральной тональности, но посредством цитирования фиксируется стереотип о якобы «нарастании» гомосексуальности: «Министр юстиции страны Ха Хунг Кыонг заявил, что за последнее время количество гомосексуалистов во Вьетнаме достигло десятков тысяч, многие из них владеют совместно нажитым имуществом, и игнорировать эту тему правительство не может».

Уже в лиде текста «Я так рад, я так рад – Отменили гей-парад!» автор Наталья Черных маркирует ЛГБТ-акцию «постыдным шествием», фиксируя тем самым стереотип о постыдности гомосексуальности, бисексуальности и трансгендерности. Во втором абзаце автор использует риторику, которая обозначает ЛГБТ-акцию, как метод для того, чтобы сексуальные и гендерные меньшинства могли «покрасоваться»: «Вполне возможно, со своими протестующими плакатами лидеры ЛГБТ-движения доберутся и до центра города. Ведь ранее им отказали появляться на Дворцовой, Пионерской и Сенатской площадях, а геям очень хотелось покрасоваться во всем блеске перед иностранными туристами». И уже следующий абзац начинается предложением, закрепляющим этот стереотип: «Питерские чиновники не ограничились только отменой «шоу». Заключает автор свой текст тем же стереотипом, с которого начинала, уже рассказывая о религиозной реакции на ЛГБТ-активизм: «Активную позицию заняла в этой борьбе церковь. Причем для того, чтобы противостоять «сраму», объединились представители сразу нескольких конфессий».

В тексте «Ловушка для легковерных» МК приводит мнение президента фонда «Духовная Дипломатия» Михаила Моргулиса по поводу актуальной тогда темы выборов президента США. В своем мнении Моргилиус ставит в один ряд гомосексуальность и употребление наркотиков, фиксируя стереотип о гомосексуальности, как о вредной привычке: «От этого решения нации зависит, в какой стране будем жить мы, наши дети и внуки. Или в стране открытого гомосексуализма, открытого употребления наркотиков, или в стране с христианской моралью».

Нельзя не обратиться к опыту не менее популярной газеты «Комсомольская правда», которая так же обладает большими тиражами и высокой посещаемостью на сайте. Большая часть материалов, посвященных ЛГБТ-проблематике, опубликованных на сайте, так же написана в информационных жанрах и журналисты публикуют информацию без ангажированных оценочных высказываний. Иногда стереотипные заключения публикуются посредством цитирования. Так, например, в заметке «На Украине могут ввести уголовную ответственность за пропаганду гомосексуализма» всего лишь цитируется пояснительная записка к тексту  принимаемого законопроекта, но тем же самым фиксируется стереотип о претензиях гомосексуалов на покушение на основы национальной безопасности страны: «"Принятие проекта закона будет способствовать повышению эффективности противодействия пропаганде сексуальных извращений на Украине и обеспечит правовые основы привлечения к ответственности лиц, виновных в нарушении законодательства в сфере защиты основ национальной безопасности Украины", - говорится в пояснительной записке к законопроекту».

 Примерно такая же ситуация складывается в журналистской практике по освещению ЛГБТ-вопроса на сайте газеты «Аргументы и факты». Например, текст «Фобии Петербурга. Как культурная столица России стала «Содомит-фри-сити» посвящен теме гомофобии и в нем посредством цитирования транслируется стереотип о постыдном «содомском грехе»: «Слова благодарности за отмену парада поспешил выразить губернатору депутат петербургского Законодательного собрания Виталий Милонов, автор закона о запрете пропаганды гомосексуализма. «Большое спасибо Г.С. за отмену гей-шабаша накануне православного праздника семьи», — обратился он к Полтавченко, а также добавил, что Санкт-Петербург теперь «содомит-фри-сити». Кроме того, поддержал решение властей и экс-чемпион мира по боксу, ныне депутат Госдумы Николай Валуев».

Материал «Малазийские исламисты требуют отмены концерта Элтона Джона» посредством цитирования фиксирует стереотип о «пропаганде ложных ценностей»: «Этот концерт должен быть отменён. Геи и лесбиянки не должны выступать в Малайзии, поскольку они пропагандируют ложные ценности», – заявил глава партии Насрудин Хассан Тантави».

Другой материал уже в своем заголовке с обозначением авторского мнения фиксирует два стереотипа. Заголовок «Георгий Введениский: Мода на разврат недопустима» фиксирует стереотип о том, что гомосексуальность априори разврата и что гомосексуальность может являться «модной». Однако, уже в подводке журналиста к мнению комментатора прослеживается солидаризация с мнением: «Европу захватывает новая мода на секс-меньшинства. Грозит ли она и России? Сколько у нас на самом деле любителей нетрадиционной любви? И с какой стати мы должны приветствовать сомнительные ценности секс-меньшинств?». Здесь же фиксируется стереотип о том, что у всех носителей гомо- и бисексуальности имеется какой-то общий набор ценности, не смотря на то, что сексуальность не предопределяет каких-либо ценностных характеристик в человеке.

Далее в мнение комментатора фиксируется стереотип, будто на Западе гомосексуалы идеализируются и становятся образцами для подражания: «Раньше на Западе травили всех, кого заметят в однополых связях, а теперь таких людей почти идеализируют, делают из них образец для подражания».

 В заметке «Родительский контроль» обвиняет «Вконтакте» в пропаганде гомосексуализма», посвященного введнию возможности обозначать в семейном статусе партнера своего пола соцсетью «В контакте», приводится цитата координатора движения «Родительский контроль» Никиты Степанова: «Разрешая гей-статусы, социальная сеть «Вконтакте» осуществляет пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних, которые составляют основную аудиторию этой социальной сети - считают в движении «Родительский контроль».

«Аудитория «Вконтакте» - 14-16 лет, наши дети. Это не профильный сайт знакомств. Отсекается русская традиционная семья, получается такое раздолье. Мы и так вымираем, а тут разрешили путь к деградации. Данные статусы - пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних. Эффективно через суды добиваться запретить это». Таким образом, комментатором фиксируется стереотип, что гомосексуальность может являть причиной специфической российской демографической проблемы и, к тому же, каким-то образом покушается на традиционные семьи.

Обзор стереотипного набора в подобранной нами эмпирической базе показывает, что большой процент журналистского сообщества предпочитает ангажированному освещению ЛГБТ-проблематики непредвзятую подачу информационного материала. В то же время обнаруживается существенный процент единиц журналистской практики, в которых воспроизводятся негативные стереотипы (мифы, предрассудки) о гомо-, бисексуалах и трансгендерах. Отдельные журналисты по сей день маркируют гомосексуальность «болезнью», сексуализируют чтойность ЛГБТ, ограничивая их дискурс исключительно «постельным вопросом», приписывают стремление к развращению малолетних, приписывают всем гомосексуалам нетипичное гендерное поведение, обвиняют геев и лесбиянок в демографической проблеме и угрозе национальной безопасности, а также возводят все ЛГБТ-акции в степень извращенного карнавала. Это, на наш взгляд, наиболее общее представление о стереотипном наборе по ЛГБТ-тематике у российского журналиста.

1.3.4. Вопрос корректности при освещении ЛГБТ-проблематики в масс-медиа

В 2013 году силами волонтеров ЛГБТ-кинофестиваля «Бок-о-бок» в свет вышла брошюра «Как корректно писать о лесбиянках, геях, бисексуалах и трансгендерах. Брошюра для журналистов и всех интересующихся» под авторством гендерного исследователя и правозащитника Валерия Созаева.

Брошюра содержит в себе аналитическую статью «ЛГБТ и СМИ: демонизация или партнерство?», небольшой материал о значении разных слов и краткий ЛГБТ-глоссарий.

Автор пишет: «В России язык о вопросах ЛГБТ-сообщества только начинает формироваться. Долгие годы вопросы жизни лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров в СССР, а затем и в России были табуированы, игнорировались общественным сознанием, а если и освещались, то в заведомо негативном, подчас криминальном свете или в желтой прессе. Однако с появлением регулярных правозащитных акций и организаций в поддержку прав ЛГБТ-сообщества в СМИ стало появляться больше материалов о ЛГБТ, о вопросах, связанных с гомофобией / трансфобией в России. При этом лишь немногие журналисты имеют действительно правильное представление о том, в какую форму, в какие слова корректно облекать явления и отношения общественной жизни, которые стали обсуждаться в России относительно недавно».

В брошюре даются рекомендации, как избежать транслирования негативного дискурса по отношению к ЛГБТ-сообществу и его проблемам.

Гомо- и бисексуальность или трансгендерность – нравственно нейтральные характеристики человека. Человек не становится «плохим» или «хорошим» только потому, что этот человек - гей, лесбиянка, бисексуал или трансгендер. Если журналист считает по-другому, то ему лучше не писать на эту тему.

Гомосексуальность и бисексуальность – не болезнь, а такой же вариант нормы, как и гетеросексуальность. И если журналист считает по-другому, то ему лучше воздержаться от создания материала.

Транссексуальные люди не «меняют пол», а обращаются к коррекции пола, для того, чтобы привести своё физическое состояние в соответствие с тем, кем они являются по самоощущению. И если журналист считает по-другому, то он не только демонстрирует собственное незнание и трансфобию, но и рискует оскорбить транссексуальных людей.

Начиная работать с данной темой, журналисты должны помнить, что подготовленные ими материалы могут не только оскорбить или ранить представителей ЛГБТ-сообщества неосторожным словом, но также их материалы могут способствовать формированию нетерпимости или даже совершению преступлений на почве ненависти по отношению к представителям ЛГБТ-сообщества. Реальность не существует сама по себе, а создаётся через журналистские материалы, через те репрезентации, которые формируют отношение, восприятие и способ видения тех или иных феноменов.

Далее в брошюре автор разбирает некоторые примеры некорректной работы с ЛГБТ-проблематикой в российских средствах массовой информации. Один из примеров: 12 мая 2012 ИА REGNUM опубликовало материал, посвящённый Евровидению  в Баку под заголовком «”Силы шайтана” прибыли на Евровидение в Баку, но гей-парада не будет». Валерий Созаев комментирует журналистский текст следующим образом: «В целом, материал выдержан в нейтральной тональности. Однако размещение в заголовке оборота «силы шайтана», хоть и в кавычках, как речь религиозных экстремистов, всё равно придаёт тексту некоторую скандальность и демонизирующий по отношению к ЛГБТ характер. Вероятно, у редакции стояла задача написать заголовок, привлекающий внимание, что они и сделали. Но произведено это было в лучших традициях жёлтых изданий, а никак не уважаемого информационного агентства».

Далее гендерный исследователь поясняет читателям различие между некоторыми словами из дискурса ЛГБТ, точнее, какие из этих слов было бы употреблять корректнее.

Например, корректно писать «гомосексуальность», но не «гомосексуализм»; «гомосексуал/ка», а не «гомосексуалист/ка». Дело в том, что в СССР и в постсоветской России распространено слово «гомосексуализм». Это некорректное название гомосексуальности, так как в суффиксе «зм» заложена патология и отклонение от нормы. Поэтому использования термина «гомосексуальность» освобождает на языковом уровне явление от негатива и патологии.

В соответствии с этим используются гомосексуал (или гей), гомосексуалка (или лесбиянка). Эти слова совершенно нейтральны и не несут никакой негативной нагрузки.

Обозначения цветом устарели и выделяет гомосексуалов – как мужчин, так и женщин - как некий экзотический цветовой вид, что является абсурдом. Поэтому слова «голубой / розовая» в нейтральном контексте не употребляются, вместо них используется или гомосексуал/ка или гей / лесбиянка. «Голубой / розовая» - это слова с сильным субкультурным звучанием, имеют ярко выраженный разговорно-фамильярный оттенок. Поэтому «голубой / розовая» используются или в ироническом контексте или с отсылками к реалиям Советского Союза, где эти слова употреблялись для замаскированного самообозначения советскими геями и лесбиянками.

Другой момент корректного словоупотребления: Гомосексуальная ориентация, а не «нетрадиционная сексуальная ориентация». Как известно, ЛГБТ-люди существуют и существовали во всех культурах, традициях, странах и во все времена, поэтому все три сексуальные ориентации одинаково традиционны для всех обществ.

И в конце автор советует журналистам по возможности избегать дефиниции «сексуальные меньшинства». Геи и лесбиянки, или гомосексуалы, а не «секс-меньшинства». Выражение «секс-меньшинства» сексуализирует сообщество, ставя во главу угла секс и формируя неверное представление о том, что якобы для геев и лесбиянок секс стоит на первом месте, в отличие от гетеросексуалов, что, разумеется, не так. Поэтому выражение «секс-меньшинства» также нелепо, как и «секс-большинство». Словосочетание «сексуальные меньшинства» допустимо, однако менее предпочтительнее, чем «геи и лесбиянки» или «гомосексуалы».

1.3.5. Принцип объективности и толерантности в журналистике в корреляции с ЛГБТ-вопросом

 Толерантность есть не только нравственная характеристика отдельного человека, но и специфическая технология взаимодействия людей, такая технология, которая обеспечивает достижение целей через уравновешивание интересов, убеждение сотрудничающих сторон в необходимости поиска взаимоприемлемого компромисса.

Так понимаемая толерантность представляет собой интересную исследовательскую проблему. Например, можно предложить следующие параметры этой категории:

А) Уровень толерантности. Если исходить из предложенной выше оппозиции "экстремизм-толерантность", то можно предположить, что высшая точка толерантности связана с идеей непротивления злу насилием и следованием принципу: если тебя ударили по правой щеке, подставь левую. Нормальная, средняя степень толерантности обозначена максимой "Око за око, зуб за зуб" и минимальная толерантность описывается тезисом "Если враг не сдается, его уничтожают".

В качестве гипотезы можно предположить, что есть социальные структуры, изначально ориентированные на агрессию, на силовое решение проблем, и есть структуры, в большей степени ориентированные на переговоры, на поиск согласия, на компромисс.

Б) Субъекты толерантности. Под субъектами толерантности понимаются различные индивиды, социальные группы, общественные институты, на которые распространяется принцип толерантности, с которыми возможен поиск компромисса. Понятно, что перечень таких субъектов у каждой социальной системы разный. Так, Аслан Масхадов для российского правительства не является субъектом переговорного процесса, а для руководителей некоторых оппозиционных движений является. Для одних журналистов такие структуры, как МВД, Армия, ФСБ, парламент, выступают субъектами толерантности, то есть могут требовать уважительного отношения, понимания, снисходительности, а для других они достойны только осмеяния, остракизма и ненависти.

Специфическим субъектом толерантности является власть в целом. Для одних журналистов представляется совершенно естественной мысль о том, что средства массовой информации обязаны почти постоянно находиться в конфликте с властями и большим бизнесом. СМИ, по их мнению, играют роль сторожевого пса демократии и бдительно следят за тем, чтобы властные структуры соблюдали демократические "правила игры". Некоторые российские журналисты усвоили эту нехитрую логику противостояния и считают делом доблести, чести и геройства постоянно выставлять власть в комическом, пародийном свете, считая, видимо, что тем самым они помогают становлению демократии в России. Думаю, что на самом деле, они безответственно затаптывают неокрепшие ростки демократии, создают ту атмосферу, когда власть критикуют не за ошибки, а просто потому что она власть. Очень неприятно читать публикации, в которых бездоказательно и грубо называют взяточниками, разрушителями России, обмазывают грязью не конкретных людей, опасаясь, видимо судебного преследования, а просто категории "государственный чиновник", "государственный служащий".

Другой специфический субъект толерантности - коллеги. Все мы являемся свидетелями той "войны титанов", которая иногда вспыхивает в московских и региональных СМИ.

В) Предмет толерантности. Под предметом толерантности понимается та характеристика личности, социальной группы или иного объединения людей, которая может быть полем согласования интересов, взаимопонимания, поиска компромиссов. Понятно, что у разных субъектов предмет толерантности может быть разным. Один готов примириться с тем, что кто-то верит в другого бога, но ни за что не признает его право иметь иные политические взгляды. Другой, наоборот, готов не обращать внимания на политические взгляды, если есть совпадение в религиозной принадлежности. Третий не может поступиться некоторыми нравственными императивами, которые не могут быть для него предметом торга.

Другими словами, у каждого человека, каждой социальной группы, каждого общества есть некие пределы, некие зоны, где толерантность не допускается и есть предметы, по отношению к которым звучит знаменитое "Не могу поступиться принципами".

Предметное поле толерантности можно изобразить в виде некоей розы ветров, где векторами являются религиозные, политические, экономические, нравственные и иные взгляды.

Разработка индикаторов и социологического инструментария, позволяющего более или менее точно определить степень толерантности с помощью определенных шкал, на мой взгляд, особых трудностей не вызывает, а результаты такого исследования могут быть весьма любопытными. Однако в этой статье я хотел бы поразмышлять о глубинных процессах, предопределяющих тот или иной уровень индивидуальной и общественной толерантности.

В теоретической базе «толернатность» принципиально обозначить как термин отличительный от понятия «терпимости», как он ошибочно обозначается в некоторых источниках, поскольку «терпимость» изначально носит в себе негативный оттенок. Феномен толерантности заключается в принципе гармонии в многообразии. В изучаемом нами случаи подразумевается, что всё множество сексуальных ориентаций и гендерных идентичностей может существовать в мире и согласии.

В своей статье «Диалог vs «Язык вражды» эксперты в области толерантности СМИ по вопросам межконфессиональных и межнациональных конфликтов И.М. Дзялошинский и М.И. Дзялошинский отмечают, что многие в «эпидемии национальной и религиозной нетерпимости» винят именно журналистов: «Многие специалисты  утверждают, что средства массовой информации России, освещая проблему насилия, в основном, живописуют жестокость, с которой участники насильственных акций расправляются друг с другом. Разумеется, все это приводит к тому, что массовое сознание отнюдь не настраивается на борьбу с насилием, а наоборот, начинает либо воспринимать его как естественный элемент жизни, либо восхищаться насилием и насильниками». Далее в своей статье исследователи пытаются рассмотреть полярные взгляды на стратегию СМИ как инструмента создания общественного мнения с той точки зрения, с которой ее видят дилетанты (в прочем, это не значит, что такой (такие) подход не активен в практической журналистике). Все подходы здесь приводить не имеет смысла, приведем один, наиболее обоснованный: «СМИ являются активным субъектом информационной, воспитательной, пропагандистской деятельности. Этот подход реализуется в двух взаимосвязанных версиях. Сторонники одной из них искреннее убеждены в том, что СМИ являются институтом управления обществом. Обвинение, которое сторонники этой версии управленческого подхода бросают СМИ, заключается в том, что они плохо выполняют эту свою управленческую роль, отвлекаясь на всякие глупости. Сторонники другой версии управленческого подхода обвиняют СМИ в том, что, выполняя злую волю неких внутренних или внешних врагов России, они сознательно разрушают национальную культуру и специфическую русскую духовность, а несчастный народ (население, общество) выступает в качестве объекта зомбирования, оболванивания». Уже в этом случае мы можем установить корреляцию данной теории (хоть и дилетантской) в контексте ЛГБТ-вопроса. Исходя из материалов подпункта нашей работы, посвященного стереотипизации ЛГБТ в СМИ, мы можем наблюдать, что тексты некоторых работников СМИ так же транслируют мнения о ЛГБТ-эмансипации, как о попытке внутренних или внешних врагов разрушить национальную культуру, специфическую русскую духовность (или «культурный код», как выразился на одной из своих передач на тему ЛГБТ и гомофобии журналист Владимир Соловьёв). Народ же в этом контексте воспринимается как объект оболванивания со стороны «толерантной и либеральной Европы».

Далее исследователи говорят о существующем академическом подходе по вопросу стратегии СМИ в ксенофобных конфликтах. «Этот подход разрабатывается в Независимом Институте Коммуникативистики, а также некоторыми учеными на факультете журналистики МГУ и в Институте социологии РАН. Его сторонники опираются на идею о том, что главной задачей СМИ является организация диалога между различными социальными силами. Однако это не просто площадка, поле, где встречаются желающие выяснить отношения представители социальных групп, элит и прочего народа. СМИ - это профессиональный модератор, который умеет организовать обсуждение, помогает точно выразить свое мнение тому, кто в силу каких-либо причин (врожденного косноязычия, например) не может адекватно выразить свои мысли. СМИ должны стремиться помочь высоким договаривающимся сторонам достичь согласия.

Сторонники этого подхода полагают, что время, когда СМИ были, прежде всего, агентом пропаганды, агентом воспитания, агентом формирования ценностей и т.д., - проходит. Кончилось время единых стандартов вкуса и ума. Другая эпоха - другие песни. Разные песни. И все имеют право на собственную точку зрения, право на ее отстаивание и право на участие в диалоге. Поэтому чисто просветительские, пропагандистские мероприятия принесут мало пользы. Нужен активный диалог с разными группами населения по самым разным поводам. Диалог, стимулирующий размышления и поступки, направленные на формирование атмосферы толерантности в российском обществе.

Но подобный подход предъявляет довольно высокие требования и к журналистам, работникам СМИ, и к системе взаимоотношений между СМИ, властью, обществом». На этом моменте стоит остановиться и зафиксировать, что все то же самое вполне можно рассматривать в корелляции с вопросом ЛГБТ и СМИ. Но далее авторы поясняют эти требования к работникам СМИ и взаимоотношениям с властью и обществом: «по мнению экспертов, необходимо, во-первых, необходимо соблюдать профессиональные этические кодексы журналистов, во-вторых, внедрять идеи и дух толерантности и гражданской ответственности в деятельность журналистов и, в-третьих, укреплять федеральную и местную законодательную базу и добиваться ее строгого выполнения». Однако, в первом случае корреляция с ЛГБТ-вопросом представляется достаточно сложной. Как мы уже обозначали в пункте 1.3 нашей работы, Кодекс профессиональной этики российского журналиста не рекомендует конкретно «воздерживается от любых пренебрежительных намеков» в отношении сексуальной ориентации и гендерной идентичности человека, при этом упоминая ряд других индентичностей.

Далее авторы поясняют свою журналистскую стратегию: «Сами СМИ, для того чтобы способствовать формированию толерантного сознания и препятствовать распространению экстремизма и насилия в России, должны прежде всего формировать у людей уважение к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов, готовность к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям; отражать разнообразие культурных ценностей, идей и мнений в обществе», -- если мы добавляем в этот список разнообразие сексуальных и гендерных идентичностей, то теория вполне кореллируется со всем сказанным.

«По мнению самих журналистов, -- продолжают авторы, -- для повышения толерантного потенциала СМИ, предотвращения появления в печатной и электронной прессе заведомо экстремистских материалов необходимо предпринять следующие меры (в порядке убывания важности):

1) соблюдение всеми журналистами профессиональных этических кодексов;

2) внедрение идей и духа толерантности в деятельность журналистов посредством специальных семинаров, конференций, обсуждений, тренингов и др.;

3) укрепление законодательной базы, регулирующей действия журналистов;

4) создание разнообразных структур, которые будут осуществлять профессионально-экспертную оценку спорных публикаций.

Формулируя некую позитивную программу действий, осуществляя которые региональные журналисты могли бы более энергично способствовать становлению толерантного сознания, журналисты выделяют следующие направления своей деятельности:

1) пресса могла бы более эффективно формировать уважение у своих читателей, зрителей, слушателей к существующему разнообразию культур;

2) доброжелательный показ разнообразия ценностей и идей, которых придерживаются разные люди;

3) демонстрация антиобщественной природы экстремизма во всех его проявлениях;

4) помогать взаимодействию различных социальных групп, выступать модератором общественного диалога и социального партнерства;

5) стимулирование выработки норм толерантного поведения.

Что касается роли государства, то необходимо четкое понимание положения о том, что там, где речь идет даже о потенциальном нарушении естественных прав и свобод человека, дискриминации людей, — всегда есть дело государству и его правоохранительным органам.

С другой стороны, государство должно твердо гарантировать, что оно уважает самостоятельность журналистского сообщества и обязуется признавать выработанный независимо от него Кодекс профессиональной этики для журналистов».

 Разнообразие социального состава общества порождает разнообразие общественно-политических структур с разнообразными идеологическими ориентирами. Следовательно, плюрализм органичен для демократического общества в том смысле, что ни одна социальная группа, ни одна общественная сила, ни одна идеологическая концепция не являются изначально преобладающими. И ни одна не может и не должна претендовать на окончательность представляемого ею идеала «истины, добра и справедливости». Плюрализм предполагает поэтому не только допустимость «инакомыслия», но и необходимость понимания его истоков и сущности, а также, конечно, и уважения к «другому», «чужому». Ведь все эти «другие» и «чужие» – необходимые составные части общества.

Отсюда и вытекают принципы и нормы толерантности. Это не только терпимость и терпеливость. И тем более не притерпелость ко всему и всякому. Толерантность – высокое проявление гуманизма (того или иного «толка»), «человеческого» отношения к «инаковости», действенного признания тезиса «все люди – братья». Естественно поэтому, что толерантность исключает, например, терпимость к экстремизму или демагогии. Но и нетерпимое отношение и действие нацелено на гуманистическое ненасильственное преобразование интолерантных, хотя при крайних случаях античеловеческого поведения вряд ли стоит подставлять другую щеку вместо решительного отпора. Но и в этих случаях решения надо принимать на гуманистической базе служения человечеству, при этом постоянно имея в виду завет «не навреди».

Толерантность – хотя она и представляет собой сложно структурно организованную совокупность принципов и норм – всего лишь элемент системы журналистской деонтологии. И она может быть хорошо понята и точно применяема именно лишь как элемент этой системы. Не значит ли это, что журналистская корпорация при всей своей сложности и даже противоречиях между отдельными составляющими нуждается в деонтологической хартии, систематизирующей всю совокупность принципов и норм деятельности СМИ? Эта своеобразная конституция журналистского сообщества должна бы включать и положения, сформулированные и в законодательстве, и этические требования, и другие требования к СМИ и журналисту, вплоть до профессионального этикета.

Кажется, на крутом историческом вираже, когда неизбежно возникновение «нового журнализма», журналистскому сообществу и его научной инфраструктуре пора подумать о формировании «нового журналистского менталитета» и закрепить его содержательные основы в соответствующем документе как пропуске в профессию и системе критериев оценки деятельности журналистов в новую эпоху.

Поэтому, стремясь к независимости, журналистское сообщество должно отчетливо понять меру своей ответственности за состояние общества. Пора перестать рассматривать аудиторию как объект манипуляций или совокупность потребителей информационного продукта и увидеть в читателях, зрителях, слушателях суверенных личностей, обращающихся к медиа-тексту с целью найти в нем образцы человеческих способностей и качеств, усвоение которых позволит этим личностям расширить свои собственные человеческие возможности. СМИ должны стать источником необходимых для аудитории способов и методов разрешения стоящих перед людьми проблем, включая показ путей личностного самосовершенствования.

Накопленный в современной науке и публицистике материал позволяет вычленить следующие наиболее общие характеристики сложного явления, обозначенного понятием “современная бытовая культура межличностных отношений”.

Отказ от личностности, индивидуальности, самостоятельности в сфере производственной и общественно значимой деятельности и сознательное “растворение” себя в каком-нибудь “Мы” - реальном или вымышленном.

В условиях, когда объективный ход исторического процесса все настойчивее подталкивает людей к переходу от социоцентрической к эгоцентрической культуре, страх перед последствиями такого перехода, страх перед тотальным одиночеством приводит к тому, что миллионы людей стремятся обрести новое, хотя бы иллюзорное “Мы”. Речь идет о стремлении “обрести предков”, создать свою генеалогию. Скептическое отношение к любым генеалогиям, господствовавшее ранее в официальной идеологии, сменилось в нынешней публицистике восторженным воспеванием людей, имеющих генеалогию, или стремящихся ее обрести.

Но там, где есть “Мы”, там обязательно есть “Они”. Многие до сих пор искренне верят в то, что для российской культуры нехарактерен расизм и ксенофобия. Однако это не так. Большинство россиян четко делит представителей различных народов, социальных и конфессиональных групп на наших и не наших.

Подозрительность и агрессия по отношению ко всем, кто не “Мы”.

Выше уже говорилось о том, что характерная особенность социоцентрической культуры - постоянное ощущение вражеского окружения. Это в полной мере присуще бывшей советской и современной российской культуре, носитель которой все время помнит, что “враг не дремлет!”. Отсюда стремление быть начеку, не давать врагу возможности узнать что-нибудь о нас и стараться тайно узнавать все о врагах. Отсюда шпиономания, сверхсекретность.

Вынесение врага за рамки социума, его демонизация в контексте мирового заговора - очень характерные приемы и, более того, основы мышления значительной части наших современников, которые в принципе не способны к признанию собственных ошибок. Ведь раскаяться - значит перестать требовать что-либо от кого-то, перестать завидовать и искать виновных. А в нашей природе - постоянное перекладывание вины на кого-то, на те или иные внешние причины и силы. Вся наша история - поиск и озлобленная война с виноватыми, если их удавалось найти.

 Другой фактор необходимости толерантности заключается в сохранении психического здоровья и сохранение жизни подростков-геев и трансгендеров. Исходя из того, что СМИ создают картину социальной действительности, стигматизация ЛГБТ в СМИ является благоприятной почвой для гомофобных настроений, усилением этой стигмы. Все этого особенно пагубно влияет на психику гомосексуальных подростков, учитывая еще тот фактор, что подростковые группы - самая расположенная к предрассудочным суждениям и практике стигматизации группа общества.13 В дискурсе гомофобной теории о «моральном здоровье общества» замалчивается проблема суицида среди лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров. В России эта социальная проблема не исследуется и мы имеем возможность говорить только об исследованиях зарубежья. Так по данным Ресурсного центра по предотвращению самоубийств в США в докладе от 2008 года «Риск самоубийства и профилактика для лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов» около 30-40% молодых ЛГБТ совершали попытки суицида.  Таким образом, квир-подростки совершают попытки суицида в 2-3 раза чаще, чем их гетеросексуальные сверстники без проблем с гендерной идентичностью.14Осенью 2010 года в США стартовал долгосрочный проект инициированный журналистом Дэном Саваджем, который поддержало множество медиа-персон США и сам президент Барак Обама. Причиной создания подобного проекта стала череда суицидов гомосексуальных подростков, которые подвергались физическому и вербальному насилию в учебных учреждениях.15 В России подобные кампании проводятся при помощи волонтерских сил ЛГБТ-сообщества и зачастую встречают препятствия в своей деятельности со стороны общества и со стороны официальной власти.

Фон гомонегативизма в обществе создает определенные трудности для ЛГБТ в плане социализации. Человек, который живет в условиях социальной неприязни к себе вряд ли может реализовать себя всецело. Этому как раз-таки способствуют все формы дискриминации, вербального уничижения и других видов гомофобии.

Другой проблемный нюанс заключается в следующем: даже при отсутствии формального института семьи в однополом варианте нельзя скрывать тот факт, что гомосексуальные семьи в России есть. Они не имеют юридического статуса, но сегодня существуют даже неформальные объединения в социальных сетях, сообщества по типу «Две мамы». И в связи с гомофобной ситуацией проблемы социальной адаптации могут быть и у детей в ЛГБТ-семьях. По словам Василоса Фтенакиса, дети в таких семьях реже разговаривают с друзьями о внутрисемейных отношениях. В Германии существует проблема того, как детей однополых родителей воспринимает общество, а оно их встречает со своими условностями и оговорками. Сами дети воспринимают этот факт с неминуемой стыдливостью. Они реже говорят о внутренних семейных отношениях в обществе и реже приглашают к себе домой друзей. Опять-таки проблема и в данном случае завязана на внешней интолерантности.

 В период с 1 января по 30 апреля текущего года в разных странах мира было убито 78 трансгендерных людей. С 1 января 2008 года по 30 апреля 2013-го зарегистрировано 1 233 убийства трансгендеров в 59 странах мира.
Таковы данные, собранные в рамках проекта "Мониторинг убийств трансгендеров" организации Transgender Europe (TGEU). Самые высокие цифры были получены из тех стран, где активно работаю ЛГБТ-организации и существует сильная трансгендерная община: это означает, что подобные случаи фиксируются, в то время как в тех государствах, где таких организаций нет, или они запрещены, мониторить ситуацию просто некому, в связи с чем и данные о них собрать сложно. В TGEU утверждают, что очень часто обстоятельства преступления остаются невыясненными из-за отсутствия надлежащего расследования и документов. Речь в том числе идет и об убийствах, совершенных с особой жестокостью. "Эти тревожные цифры в очередной раз демонстрируют настоятельную необходимость реагировать на насилие в отношении трансгендеров и вырабатывать механизм защиты таких людей", - заключается в докладе «Мониторинга убийств трансгендеров».
16

Таким образом, современная наука даёт ряд фактов, которые приводят к выводу о недопустимости интолерантной риторики в СМИ.


Глава 2. Современные тенденции работы с ЛГБТ-проблематикой в рунете и рекомендации по конструктивному продолжению работы

 2.1. Анализ эмпирической базы

Эмпирическая база: общетематические информационные и информацинно-аналитические русскоязычные сайты, материаы, затрагивающие ЛГБТ проблематику.

Материал «Русский гей – находка для шпиона» на сайте «Аргументы недели». Уникально сконцентрированный материал на предмет стереотипизации.

Тема: «Визит Путина в Нидерланды и Германию, как попытка Европы покуситься на гетеронормативную суверенность Российской Федерации».

Рабочая идея:

Опорная идея:

Огромный резонанс вызвала череда материалов с заголовками «Впервые опубликованы шокирующие научные факты о семьях гомосексуалистов»(портал «Все новости»)гнеруса.

В материалах СМИ приводится вольный пересказ результатов, опубликованных в научной статье об особенностях взрослых респондентов, чьи родители вступали в однополые отношения. Таким образом журналисты раздули результаты научного исследования до сенсационной желтой новости, которая моментально разлетелась по всему Интернету.

Автор самого исследования Марк Регнерус собрал выборку американцев в возрасте 18-39 лет (респондентов), которые воспитывались в разных условиях. А именно, относящихся к одной из восьми взаимоисключающих (по методологии исследования) групп. Ни о каких однополых семьях речи в исследовании не шло.

http://ural.kp.ru/daily/26075.2/2981096/

http://rusrep.ru/article/2013/05/13/nightmare 


http://www.newtimes.ru/articles/detail/66578/
Заключение.

Нами был изучен опыт зарубежных стран в теме работы с ЛГБТ-вопросом в СМИ, правовые основы, затрагиваемые область масс-медиа в рамках освещения темы сексуальных и гендерных меньшинств.

На основе изученного материала мы попытались сделать список рекомендаций по вопросам освещения ЛГБТ-проблематики в СМИ.

Наиболее монументальной проработки требует методика подхода к освещению темы ЛГБТ в рубриках, посвященных науке. Анализ эмпирической базы дал понять, что в материалах общетематических СМИ тема гомосексуальности, бисексуальности и трансгендерности рассматривается с недопустимыми ремарками, а отдельные исследования откровенно сводятся порой до инсинуаций на претексте научных исследований.

На анализе отдельных материалов («Десантура с маникюром», передача «Не он и не она» на канале «Россия1») мы убедились, что перспективной для изучения проблемой тему журналистской этики в непосредственной работе с ЛГБТ-организациями и самими геями, лесбиянками, бисексуалами и особенно транс- и интерсексуалами.

Если за последние годы тема гомосексуальности выбилась на серьезный формат обсуждения и СМИ постепенно перестали использовать ее для выполнения рекреативной функции, то тема трансгендерности до сих пор не вышла на уровень социальной проблемы.

Анализ на предмет стереотипизации в текстах касающихся борьбы ЛГБТ за равноправие дал понять, что журналистское сообщество склонно маркировать идею ЛГБТ-движения приверженной либеральной идеологии, что не соответствует колориту подходов к разрешению вопроса гомофобии и равноправия для ЛГБТ. Таким образом отдельные практикумы и доклады в рамках социологии журналистики могут быть разработаны по вопросу взаимодействия журналистов с разными ЛГБТ-активистскими течениями. Будь то троцкистское, либреальное, квир-духовное течение и многие другие.

Политика. Антидискриминационное законодательство не обозначает конкретно сексуальную ориентацию и гендерную идентичность как субъект защищенный от дискриминационной риторики. укрепление законодательной базы, регулирующей действия журналистов


Приложение 1.

Эмпирическая база (для анализа на предмет стереотипизации)

СМИ, заголовок текста, ссылка

Пометки о работе со стереотипами

Газета.ру: Закон без юридических оснований

б/с – без стереотипов

«Нашу репутацию в Европе ничем не испортить»

б/с

Гомофобы сражаются за бейсбол  

б/с, негативизм

ПИА «Русская линия»: В полку традиционалистов прибыло

С. «пропаганда половых извращений».

Виталий Милонов: «Пусть прокуратура разберется».

«исполнительница призвала "12-летних граждан вступить в организацию секс-меньшинств"»; «Не удивительно, что деятельность депутата сильно раздражает извращенцев.».

Верховный суд России оставил за содомитами право распространять «нейтральную информацию»

С.

Colta.ru Как тракторист полюбил тракториста

Столкновение стереотипа

Семь историй

Московские новости: «Аркадий Мамонтов: ««Мат — это невидимая нашему взору антидуховная субстанция»

http://mn.ru/society_edu/20121012/328568536.html

С.т. гей = педофил

«Голубая фата с флердоранжем»

Ст.: сексуализация и миф о выборности, развращенность, Содом, зоофилия. +виктимизация

«В нашей гомофобной стране родители геев и лесбиянок – несчастные люди»

Б.с.

«Единую Россию» взволоовала однополая любовь

Б.с.// фото

Радужная вера

С. сексуализация

Гей-парад прошел по шаблону

б/с

Откуда берутся геи

С. медикализация

Газета. Ру: Кухонный riot

Радикализация ЛГБТ

Московский комсомолец. Депутат Милонов пожаловался в полицию, что Леди Гага пропагандировала гомосексуализм

Б.с.

Открыта истинная причина гомосексуализма

Б.с.

Власти Иркутска предложили разработать проекты законов против пропаганды гомосексуализма

Б.с.

Милан из-за геев отрекся от дружбы с Петербургом

С. Приписывание либерализма.

Марш Гейдельсона

С.

Гей, воли не видать!

Б.с.

Гомофобия в России теперь на высшем уровне

С.

Как Верховный суд геям не дал

б/с

Гражданин Эмбрион

б/с

Полиция Петербурга начала проверку в отношении Мадонны

б/с

Противники Мадонны проводят пикеты в центре Петербурга

б/с

Во Вьетнаме пройдет первый в истории гей-парад

С.

«Я так рад, я так рад – Отменили гей-парад!»

С.

Ловушка для легковерных

С.

Первая законная жертва

б/с

Комсомольская правда: Во Франции хотят узаконить однополые браки

б/с

На Украине могут ввести уголовную ответственность за пропаганду гомосексуализма

С.

АиФ: Фобии Петербурга. Как культурная столица России стала «Содомит-фри-сити»

С.

Милонов намерен жаловаться на Леди Гагу

б/с

Георгий Введенский: Мода на разврат недопустима!

С.

Малазийские исламисты требуют отмены концерта Элтона Джона

б/с, цитирование

«Родительский контроль» обвиняет «Вконтакте» в пропаганде гомосексуализма

С.

Гей-активисты пожаловались на закон о пропаганде гомосексуализма

б/с

1 Ольга Бурмакова: Гомофобия: боязнь буки под кроватью http://www.chaskor.ru/article/gomofobiya_boyazn_buki_pod_krovatyu_17750

2 И.М. Дзялошинский, М.И. Дзялошинская Российские СМИ: как создается образ врага. Статьи разных лет. М.: Московское бюро по правам человека “Academia”, 2007.  69-74 с.

3 Кодекс профессиональной этики российского журналиста URL: http://www.ruj.ru/about/codex.htm

4 URL:  http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2013/01/130125_duma_gay_propaganda_law.shtml

5 Российская ЛГБТ-сеть. ЛГБТ в медиа URL:http://www.lgbtnet.ru/ru/content/trening-lgbt-v-media

6 Кириченко К., Созаев В. Доклад Об имплементации Российской ФедерациейРекомендации CM/Rec


(2010)5 Комитета Министров Совета Европы государствам-участникам О мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности Российская ЛГБТ-сеть. СПБ: Российская ЛГБТ-сеть, 2012. 19-23 с.

7 Доклад правам человека «Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности» // URL: https://www.coe.int/t/commissioner/Source/LGBT/LGBTStudy2011_Russian.pdf

8 Николаев А. Диффамация // Литературная энциклопедия: В 11 т. — [М.], 1929—1939.


Т. 3. — [М.]: Изд-во Ком. Акад., 1930. — Стб. 316—317.

9 Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики: Учебник для студентов вузов − М.: Аспект Пресс, 2009. – 46-48 с.

10 Мельников, М. Прикладная конфликтология для журналистов. – М.: Права человека, 2006. – 7-8 с.

11 Заботин Р.К. Власть стереотипов // URL: http://psyfactor.org/lib/stereotype.htm

12Мельник Г.С., Стереотип, формирование стереотипов в процессе массовой коммуникации // URL: http://psyfactor.org/lib/stereotype1.htm


13 Соколова Лариса Владимировна. Деперсонализация и стигматизация личности в подростковой среде : Дис. ... канд. психол. наук : 19.00.07 : Москва, 2000 171 c. РГБ ОД, 61:01-19/185-9

14 Preventing Suicide among Gay, Lesbian, Bisexual, Transgendered, and Questioning Youth and Young Adults" (PDF) . http://www.sprc.org/library/SPRC_LGBT_Youth.pdf .

15 http://www.itgetsbetter.org/

16 TGEU


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

36088. Господарське право: Курс лекцій 3.56 MB
  У пропонованому курсі лекцій на підставі аналізу нормативно-правових актів. Висвітлюються основні теми та інститути господарського права - як загальної частини (поняття господарського права, господарські правовідносини, господарське законодавство, субєкти господарських правовідносин, майнова основа господарювання
36089. ИСТОРИЯ ПЕДАГОГИКИ 2.42 MB
  Плохова История педагогики: Учебник для системы послевузовского профессионального образования по специальности История и философии науки Под редакцией члена – корреспондента РАО М. Предлагаемое издание составлено в соответствии с программой История и философия науки раздел История педагогики одобренной экспертными советами ВАК Министерства образования и науки РФ по педагогике и психологии и по истории и предназначено для подготовки к сдаче кандидатского экзамена по педагогике. Она занята критической интерпретацией истории...
36090. Організація навчального процесу у вищих закладах освіти 258.5 KB
  Б79 Організація навчального процесу у вищих закладах освіти: Навч. посібник для слухачів закладів підвищення кваліфікації системи вищої освіти. ISBN 9667170063 У посібнику розглядаються питання організації навчального процесу у вищих закладах освіти України відповідно до Положення про організацію навчального процесу у вищих навчальних закладах затвердженого наказом Міністерства освіти України від 2 червня 1993 року № 161 та інших нормативних актів з питань вищої освіти. Розрахований на слухачів закладів підвищення кваліфікації...
36091. ПОРІВНЯЛЬНА ПЕДАГОГІКА 397.5 KB
  Розвиток освіти на сучасному етапі Б. Обєктом дослідження порівняльної педагогіки є розвиток освіти на глобальному світовому регіональному окремих материків частин світу та локальному окремих держав національному частин держав етнічному рівнях в її минулому сучасному та майбутньому аспектах.; стан основні тенденції та закономірності розвитку освіти в різних країнах геополітичних регіонах і в глобальному масштабі; співвідношення загальних тенденцій і національної або регіональної специфіки позитивні й негативні аспекти...
36092. Історія держави та права 909.5 KB
  Предмет і завдання курсу історії держави і права зарубіжних країн. Значення історії держави і права як науки та її місце її в системі юридичних дисциплін. Періодизація історії держави і права зарубіжних країн. Виникнення держави і права.
36093. Опорний конспект лекцій з «Основ економічних теорій» 528.5 KB
  Представники цієї теорії вважали що країна зміцнює своє економічне становище якщо вона активно продає за кордон товари власного виробництва експортує але при цьому обмежує або забороняє ввіз товарів закордонного виробництва імпорт. Монкретьєн запровадив термін політекономія поліс – держава що означає державне управління господарством таким словом він відобразив активне втручання держави в економіку в період формування капіталістичного способу виробництва. Класики встановили що багатство створюється саме в сфері виробництва....
36094. ФІНАНСОВИЙ МЕНЕДЖМЕНТ. КОНСПЕКТ ЛЕКЦІЙ 2.58 MB
  03050401 – Економіка підприємства і 7.03050401 – Економіка підприємства ОКР Магістр Мелітополь 2011 УДК Фінансовий менеджмент.03050401 – Економіка підприємства і 7.03050401 – Економіка підприємства ОКР Магістр.
36095. Історія України. Опорний конспект лекцій, І.М. Гавриленко 1.7 MB
  Первісна історія України. Населення України І тис. Директорія у боротьбі за незалежність україни. Попри різні політичні впливи наука займається відшукуванням об’єктивної істини в її багатогранності. Важливе значення має методологія досліджень, тобто сукупність методів, які застосовуються дослідниками. Для досягнення творчих завдань історики використовують загальнонаукові (наприклад, метод класифікації), специфічно-історичні (хронологічний, описовий, порівняльний тощо) та міждисциплінарні (статистичний, математичний і т. д.) методи.
36096. Інвестиційне проектування. Курс лекцій 1.62 MB
  Оцінка економічної привабливості та ефективності проекту [0. Методичні підходи до визначення економічної вартості проекту [0. Оцінка впливу проекту на економіку країни ТЕМА 1. Досвід проектування на всіх його стадіях накопичений за умов адміністративної економіки базувався на принципах і методах адміністративнокомандної системи і був відірваний від сучасної методології й багатющого інструментарію що застосовується у світовій економічній науці.