39479

Взаимодействие Европейского суда по правам человека и Российской Федерации: проблемы и перспективы

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Взаимодействие Европейского суда по правам человека и Российской Федерации: проблемы и перспективы.43 Введение Европейским судом по правам человека называют совестью Европы и это не просто красивая фраза. Это стало возможным благодаря тому что Конституция Российской Федерации впервые в юридической практике нашей страны установила международные гарантии соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина: Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы...

Русский

2013-10-04

236 KB

14 чел.

О Г Л А В Л Е Н И Е

Введение………………………………………………………….………3

1. Европейский Суд – ключевой элемент европейской системы защиты прав граждан (становление, развитие, компетенция)……………………… …………..5

2. Взаимодействие Европейского суда по правам человека и Российской Федерации: проблемы и перспективы……………………………………….……15

2. Индивидуальная жалоба в Страсбургский Суд  как основное институциональное средство европейской системы защиты прав граждан…………………………………………………………………………….22

Заключение………………………………………………………………………..36

Список литературы………………………………………………………………39

Приложение…………………………………………………………………….…43

Введение

Европейским судом по правам человека называют «совестью Европы» и это не просто красивая фраза. Ведь это единственная не только в Европе, но и пожалуй в мире, эффективная инстанция, способная защитить права индивидуума от собственного государства. Отметивший 30 января 2009 г. в Страсбурге свой полувековой юбилей,  страсбургский суд, чью юрисдикцию признают 47 стран, за годы своего существования вынес около 10 тысяч решений в пользу граждан, в том числе россиян.

Это стало возможным благодаря тому, что Конституция Российской Федерации впервые в юридической практике нашей страны установила международные гарантии соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина: «Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты» (ч. 3 ст. 46). Возможности для реализации данной конституционной нормы стали реальными только с вступлением Российской Федерации в состав Совета Европы, подписанием Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод1  и ее ратификацией2. С этого времени россияне получили доступ в Европейский суд.

В настоящее время в России весьма актуальным является обращение граждан в международные судебные правозащитные органы, посредством подачи различных жалоб на нарушения их субъективных прав, что является одной из форм защиты прав и свобод человека и гражданина. Чаще всего представителями подают жалобы в такие структуры как Комитет ООН по правам человека и, конечно же, Европейский суд по правам человека. Считается, что международные судебные образования наиболее качественно, профессионально, а, главное, беспристрастно рассмотрят любую жалобу в области нарушения прав и свобод человека и гражданина, что данные структуры (не в пример российским судам) лишены заорганизованности судебной процедуры, и обращение за помощью в данные органы станет своеобразной «панацеей» от любых правонарушений в любой области. Это привело к тому, что за последнее время резко увеличилось количество запросов в Европейский суд по правам человека о нарушениях отдельных положений Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, актуальность темы курсового исследования бесспорна. Наличие у каждого права на защиту его прав и свобод на международном (а не только внутринациональном) уровне — в Европейском Суде по правам человека (на нарушение прав, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод) создает объективную необходимость в теоретико-правовом осмыслении проблематики этой деятельности.

Проведенное исследование базируется на достаточно обширном научном наследии известных отечественных и зарубежных ученых, внесших неоценимый вклад в развитие теоретических основ прав и свобод человека и гражданина, исследовавших практические проблемы, связанные с обеспечением права на обжалование нарушений общепризнанных прав и свобод человека в Европейский суд по правам человека. Это позволяет говорить об относительно высокой степени разработанности данной темы. Так, общими вопросами регулирования права на жалобу в Европейский суд по правам человека послужили работы таких ученых как: Баглай М.В.,         Козлова Е.И., Кутафин О.Е., Лукашева Е.А., Рудинский Ф.М., Саидов А.Х., а также отдельные аспекты темы - Андреева О.И., Сонькин Н.Б., Поленина С.В., Травников М.А., Туманов В.А., Трунова И.Л., Шатаев И.В.,  Шепелева О.С. и др.

Целью исследования является изучение организационных и функциональных аспектов жалобы граждан в Европейский Суд, а также исследование особенностей международного механизма судебной защиты прав человека в Европейском Суде по правам человека.

Достижению поставленной цели способствует решение следующих основных задач:

— выявление и анализ конституционно-правовых основ статуса Европейского суда по правам человека;

— изучение роли Европейского Суда по правам человека в системе защиты прав граждан;

— исследование практических аспектов защиты прав граждан в Европейском Суде по правам человека.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере защиты прав граждан в Европейском Суде по правам человека.

Предмет исследования составляет система конституционно-правовых и международно-правовых норм, обеспечивающих защиту прав граждан в Европейском Суде по правам человека.

Надежда на Европейский суд по правам человека (Страсбургский суд), как на последний форпост справедливости, воодушевляет тех, кто разуверился искать справедливости в отечественных судах всех инстанций. Многие национальные, в том числе российские государственные лидеры, наверное не раз пожалели о своем решении присоединиться к системе европейских ценностей. По своей сути механизмы защиты, гарантированные Конвенцией, стали тем самым наднациональным институтом борьбы с произволом и беззаконием, столь характерным для постсоветских государств.

1. Европейский Суда – ключевой элемент европейской системы защиты прав граждан (становление, развитие, статус)

Региональное сотрудничество государств в области реализации и защиты прав и свобод человека характеризуется разработкой и принятием ряда международных соглашений, деклараций и других документов, а также участием в работе международных органов (конвенционные органы), созданных в соответствии с этими соглашениями. В Европе это, в первую очередь, сотрудничество в рамках Европейского союза, взаимодействие на основе Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, заключенной государствами-членами  Совета Европы в 1950 г. (Европейская Конвенция, ЕКПЧ).  Были также приняты Европейская социальная хартия и ряд других конвенций в области прав человека. Кроме того, европейские государства активно сотрудничают и на основе Заключительного акта государств-участников Совещания  по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Европейская система защиты прав и свобод человека, схожая в некоторых деталях процедуры с “ооновской”, в своем современном виде принципиально отлична от нее. На начальном этапе своего становления европейская система столкнулась с теми же проблемами, что и система ООН. Представители государств не смогли сразу согласиться с обязательной юрисдикции судебного органа, рассматривающего по существу жалобы граждан, выносящего по ним юридически обязательные для государств решения, да еще присуждающего заявителям в случае признания обоснованности их жалобы “справедливую компенсацию”, естественно, из бюджета государства-ответчика. Только Бельгия, Ирландия, Италия и Франция с самого начала занимали “продвинутую” позицию и соглашались с юрисдикцией будущего суда. В результате ряда компромиссных решений 4 ноября 1950 года и была принята Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Выполнение обязательств, вытекающих из положений Конвенции 1950 г., является обязательным условием членства в Совете Европы (основан в 1949 году). Являясь организацией общеевропейского масштаба, нацеленной на полноценную реализацию прав и свобод личности, Совет Европы к 1 мая 2008 г. объединил 47 государств, отвечающих критериям демократического государства. Таким количеством участников не обладает сегодня ни одна европейская региональная организация.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года является основой, на которой строится вся европейская система по защите основных прав и свобод человека. Нормы и принципы, содержащиеся в Конвенции, служат базисом для развития демократических структур гражданского общества и обеспечения основных прав и свобод человека. Необходимо отметить, что в Конвенции содержится лишь часть прав и свобод, закрепленных во Всеобщей декларации и позднее – в Международных пактах о правах человека. Однако достоинство созданной на основе Европейской Конвенции системы состоит в том, что она постоянно развивается и дополняется новыми документами. 13 дополнительных протоколов к Конвенции включили в систему европейской защиты весь перечень гражданских и политических прав, а также некоторые социально-экономические права (полный перечень европейской конвенционной системы прав и свобод см.Приложение 1 – С.104) .  

Анализ содержания Конвенции показывает, что ее ценность состоит не столько в закрепленных правах и свободах, сколько в механизме контроля. Европейская конвенция и  протоколы к ней содержат нормы, позволяющие добиваться эффективного соблюдения ее положений посредством деятельности специальных контрольных органов.

В соответствии с этим актом были образованы два органа – Европейская комиссия по правам человека и Европейский Суд по правам человека, которые наделялись полномочиями по рассмотрению жалоб как государств3, так и отдельных лиц.  Индивидуальные жалобы непосредственно в Суд не поступали, они рассматривались на предмет их приемлемости Комиссией и в случае признания таковой приемлемости передавались в Суд для рассмотрения дела по существу и вынесения по нему решения.

Становление Европейского суда заняло почти два десятилетия. Суд начал свою деятельность в 1959 г., т.е. только через девять лет после подписания Европейской конвенции (1950 г.) и через шесть лет после ее вступления в силу (1953 г.). Такое положение, во-первых, объясняется тем, что ратификация Конвенции государством-участником не означала автоматического признания юрисдикции Европейского суда - требовалось особое заявление государства. Необходимое для создания Суда число таких заявлений (8) было собрано только к 1958 г. Во-вторых, Европейский суд по своему тогдашнему статусу не мог сам получать жалобы от заявителей. Инстанцией, в которую надлежало обращаться, была ныне уже не существующая Европейская комиссия по правам человека, которая решала вопрос о приемлемости жалобы, проводила изучение фактических обстоятельств дела, обязательные примирительные процедуры и лишь затем передавала дело в Суд со своими выводами. До тех пор пока Комиссия, приступившая к работе в 1955 г., не накопила исходных материалов, создание Суда практически не начиналось.

Этим в немалой степени объясняется невысокая производительность Европейского суда в первый период его деятельности - от создания до середины 1970-х гг. Данный период можно назвать затянувшейся стадией становления. Тем не менее, несмотря на невысокую эффективность и "простои" в работе, его результаты никак нельзя сбрасывать со счетов. К ним относятся прежде всего установленные Регламентом и апробированные на практике основные процессуальные правила, порядок рассмотрения дел и соответственно структура, стиль аргументации в решениях Суда, что сохранило свое значение на долгие годы. Уже во втором решении "Беккер против Бельгии" 1962 г. Европейский суд четко определил, что он не осуществляет контроль за внутренним законодательством государства-участника4.

С середины 1970-х до рубежа 1990-х гг. число рассмотренных дел подошло к 200 и соответственно увеличилось количество решений Суда, которые условно можно назвать модельными.

В этот период значительно расширилась амплитуда рассмотренных Европейским судом дел, последовали решения, конкретизирующие такие гарантии ст. 6 на справедливое судебное разбирательство, как "независимый и беспристрастный суд", "разумный срок судебного разбирательства", "презумпция невиновности" и др. В поле зрения Суда оказались нарушения права на свободу информации, свободу совести, уважение личной жизни, защита права собственности и многое другое.

Основное место в практике Европейского суда заняли индивидуальные жалобы. Явное преобладание индивидуальных жалоб повлекло за собой трансформацию процессуальных норм. Заявитель - частное лицо (или организация таких лиц) получил статус стороны в процессе, но не в личном качестве, а в лице своего представителя, которым мог быть адвокат из любой страны, входящей в состав Совета Европы. В дальнейшем созрел вопрос о полноправном участии индивидуального заявителя в судебном процессе, его праве самому обращаться в суд. Но окончательное решение данный вопрос получил несколько позднее.

Если первый период можно считать временем роста Суда, то второй, особенно 1980-е гг., - временем его зрелости, когда в общественном мнении, средствах массовой информации утвердился авторитет Европейского суда.

Одна из характерных особенностей третьего периода (1990 г. - конец 1998 г.) - резкое увеличение числа государств - участников Совета Европы, а также дел, поступивших в Суд и рассмотренных им5. В 1990-е гг. Совет Европы пополнился 17 новыми членами, и соответственно на момент реформы 1998 г. в его составе числилось 40 судей (в последующем состав Суда соответственно увеличился). В этом же году Суд вынес решения по 106 делам, а за предшествующие семь лет (1990 - 1997 гг.) - около 600 решений.

Третий период является знаковым не только в количественном плане. В 1994 г. после получения необходимого числа ратификаций вступил в силу принятый в 1990 г. Протокол № 96 к Конвенции, ставший важным шагом в процессе превращения индивидуального заявителя в полноправного участника судебного разбирательства. Отныне частные лица, их группы и неправительственные организации получили право передавать жалобу непосредственно в Суд и лично предстать перед ним.

Уже в начале третьего периода стало очевидно, что организационная форма юридического механизма Совета Европы нуждается в совершенствовании. Начиная с 1980-х годов, в связи с непрерывным ростом количества дел, переданных в органы Конвенции, рассматривать дела в приемлемые сроки становилось всё труднее. В 1990-х годах проблема усугубилась из-за присоединения к Конвенции новых Государств. Число зарегистрированных Комиссией дел возросло с 404 в 1981 году до 4750 в 1997 году. При этом незарегистрированные или временные досье, открытые Комиссией в этом же 1997 году, превысили 12 тысяч. Статистика работы Суда отражала аналогичную ситуацию: 7 дел, переданных Суду в 1981 году, 119 дел - в 1997 году. Увеличение количества дел вызвало длительные споры о необходимости реформировать контрольный механизм, созданный Конвенцией, в результате которых был принят Протокол № 11.

Он был подписан в мае 1994 г. под наименованием "О реорганизации контрольного механизма, созданного в соответствии с Конвенцией". Необходимость и безотлагательность реформы обосновывались существенным повышением эффективности судебной защиты прав человека и основных свобод, особенно в связи с увеличивающимся числом обращений и расширившимся составом Совета Европы. Протокол № 11 внес значительные изменения в разделы II и IV Конвенции, а раздел III был полностью исключен.

Получение необходимого числа ратификаций заняло около четырех лет. Протокол № 11 и соответственно новая редакция Конвенции вступили в силу 1 ноября 1998 г., и тогда же состоялась инаугурация ("посвящение") нового Суда, избранного Парламентской Ассамблеей в январе и апреле 1998 г.

После институциональной реформы 1998 г. существовавшие процедуры значительно упростили: Европейская комиссия была ликвидирована, за Комитетом министров остался лишь контроль над исполнением постановлений Европейского суда, а все собственно судебные функции сконцентрировались в едином постоянно действующем Суде. С 5 мая 1998 г. Россия в полном объеме присоединилась к защитным механизмам Европейской конвенции. С ноября 1998 г. вступил в силу Протокол № 11 к Конвенции. Согласно Протоколу государства признали как право индивидуальной жалобы, так и обязательную юрисдикцию Суда7. Произошли серьезные изменения в организации и порядке деятельности самого Суда, которые отразились в трех ключевых моментах. Во-первых, Суд начал работать на постоянной основе (а не в порядке ежемесячных непродолжительных сессий, как раньше), во-вторых, на Суд легло формирование "судебного досье" по каждому принятому к рассмотрению делу; в-третьих, Суд сам стал решать вопрос о приемлемости жалобы и содействовать процедуре мирного урегулирования споров. Все, что сказано "во-вторых" и "в-третьих", ранее делала Комиссия.

Необходимо отметить, что Протокол № 11 способствовал более эффективной работе контрольного механизма Европейской конвенции. Так, если дореформенные Европейская комиссия по правам человека и Европейский суд вынесли 38 389 решений по приемлемости и по существу за 44 года своей деятельности, то новый Европейский суд - 61 633 решения по приемлемости и по существу за первые 5 лет своей работы8.

Таким образом, предпринятая в 1998 году реформа была направлена на то, чтобы избежать опасности разрушения системы, захлебнувшейся в большом количестве обращений заявителей, для которых она стала фактически последним рубежом защиты от произвола национальных властей. И это происходило в момент, когда в Европе практически повсеместно люди поверили в действенность и эффективность страсбургского защитного механизма. Система подверглась угрозе из-за практической невозможности ответить на обращения заявителей в разумные или, во всяком случае, приемлемые сроки.

Восторг от учреждения в ноябре 1998 г. постоянно действующего Суда в Страсбурге сменила некоторая разочарованность. Суду досталось от старой системы и особенно от Европейской Комиссии серьезное "наследство" - примерно 6800 жалоб. Но очень быстро стало очевидно, что даже срочная реформа не позволяет надеяться на скорые результаты по их рассмотрению. Учреждение постоянно действующего Суда, в котором заседают "профессиональные" судьи, само по себе не могло явиться адекватным средством решения проблемы. Особенно если принять во внимание сильно недооцененный фактор появления в системе новых стран - членов Совета Европы.

Конечно, причины неудачного развития реформы, целью которой (или, как минимум, одной из основных целей) было значительное сокращение продолжительности судебного разбирательства, кроются не только в технологии рассмотрения дел, предусмотренной Протоколом № 11. Проблема просматривается на уровне выбора единой общеевропейской точки зрения на организацию европейской юстиции наднационального порядка, так как речь идет о фундаментальных правах.

Нельзя игнорировать и тот факт, что в начале 90-х годов Совет Европы со всей очевидностью вышел за пределы тех границ, в которых специалисты полагали возможным обеспечить реалии европейской цивилизации, что в свою очередь привело к необходимости отдавать себе отчет, что право на индивидуальное обращение в Суд должно быть гарантировано для 800 млн. жителей Европейского континента. Более того, необходимо также учесть и такой аспект, как растущие сложности, связанные с различиями правовых систем и языков в государствах - членах Совета Европы. Очевидно, что, например, лингвистические проблемы составляли одну из основных трудностей разработчиков Протокола N 11. Ведь жалобы подаются на более чем 35 различных языках (не считая 2 официальных - английского и французского). Таким образом, "пассивная" судебная процедура может осуществляться на большом числе языков. При этом дело может касаться практически 47 правовых систем.

Анализируя возникшие проблемы и задумываясь о решениях, которые должны способствовать реорганизации процессуальной стороны деятельности Суда, направленной на обеспечение потребностей европейцев в доступе к правосудию, следует учитывать, что речь идет о таких развязках, которые касаются каждого жителя Европы лично и непосредственно.

Так или иначе, но проблему возросшего количества обращений реформа не решила. В течение трёх лет после вступления в силу Протокола № 11 количество дел, поступающих в Суд, беспрецедентно возросло. Число зарегистрированных заявлений увеличилось с 5979 в 1998 году до 13858 в 2001 году, то есть примерно на 130 %. Число нерассмотренных жалоб продолжалорасти, причем в угрожающих размерах. Их количество превысило  30 тысяч.

Стремление поддержать работоспособность Суда потребовало дополнительных ресурсов и натолкнуло на мысль о необходимости новой реформы.

Процесс разработки реформы начался на Конференции по правам человека министров Государств-участников Конвенции. Конференция была посвящена 50-летию открытия для подписания Конвенции и состоялась в Риме с 3 по 4 ноября 2000 года. В ноябре 2002 года Заместители министров, действуя на основании Декларации министров «О Европейском Суде по правам человека», наделили Руководящий комитет по правам человека полномочиями разработать систему конкретных и согласованных предложений, в частности, незамедлительных мер и возможных изменений Конвенции.

13 мая 2004 г. в принятом к Европейской конвенции Протоколе № 14 предусматривались изменения порядка работы Суда, а также новый критерий приемлемости - незначительность ущерба. Документ предусматривает единоличное рассмотрение дел судьями, а также продление срока их судейских полномочий с 6 до 9 лет.

Предполагается, что новый Протокол решит два основных вопроса. Во-первых, упростит процедуру принятия решений по повторным жалобам, когда поднимаются вопросы, которые уже однозначно разрешены в практике Европейского суда по правам человека. Такие жалобы, как правило, хорошо обоснованы и не требуют больших временных затрат на рассмотрение, поэтому предполагается, что их рассмотрение будет отнесено к компетенции Комитетов, состоящих из трех судей. Во-вторых, уменьшит бремя судей по рассмотрению явно необоснованных жалоб. При нынешнем порядке, допускающем только коллегиальное рассмотрение дел, суд физически не справляется со стремительно растущим потоком исков, прежде всего, из посткоммунистических стран9.

Процедура вступления Протокола № 14 в силу предусматривает его подписание и ратификацию всеми государствами - участниками Европейской конвенции без каких-либо оговорок (ст. 18, 19 Протокола № 14). По состоянию на 1 мая 2008 г. Протокол N 14 ратифицирован всеми государствами - участниками Европейской конвенции, кроме Российской Федерации. Протокол N 14 обсуждался в Государственной Думе РФ и был ею отвергнут (хотя он был подписан Россией 4 мая 2004 г.). За ратификацию проголосовали лишь 27 депутатов, 138 были против, а остальные 286 депутатов не голосовали10. С тех пор этот вопрос больше не рассматривался, и Россия остается единственной страной, где документ до сих пор не принят. Под давлением этих обстоятельств 30 апреля 2009 года по инициативе 16 стран Европы Страсбургский суд приступил к осуществлению реформ в сокращенном виде, так называемого "протокола № 14 бис", который позволит повысить потенциал Европейского суда по правам человека - до вступления в силу более значимых меры по упорядочению его работы, сообщила дирекция коммуникации Совета Европы.

Протокол № 14-бис к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод может дать возможность одному судье рассматривать поступающие в суд явно неприемлемые заявления (сейчас ими занимаются комитеты в составе трех судей) и расширить компетенцию комитетов из трех судей до рассмотрения очевидно обоснованных и повторяющихся дел, вызванных структурными проблемами (в настоящее время ими занимаются палаты в составе семи судей).

По мнению аналитиков, две эти меры в состоянии на 20 - 25 процентов увеличить потенциал Суда по обработке заявлений. Обе меры могли бы применяться только к заявлениям из тех государств-участников Конвенции, которые с ними согласятся, и станут излишними после вступления в силу протокола № 14, содержащего гораздо более широкий пакет срочных мер по упорядочению работы Суда11.

Страны подписанты этого усеченного варианта выразили глубокое сожаление в связи с тем, что Государственная Дума России до сих пор отказывается согласовать Протокол № 14, блокируя его вступление в силу. Указав, что это «значительно усугубляет положение, в котором находится Суд» парламентарии призвали Думу пересмотреть свою позицию. Представляется, что объяснение причин отсутствия ратификации Россией Протокола № 14 заслуживает отдельного внимания, о чём пойдёт речь в следующем параграфе.

2. Взаимодействие Европейского суда по правам человека и Российской Федерации: проблемы и перспективы

Российская Федерация подписала Европейскую Конвенцию и действующие к тому моменту протоколы к ней 28 февраля 1996 г. (за исключением Протокола № 6, предусматривающего отмену смертной казни), а в 1998 г. ратифицировала ее. Таким образом, Россия взяла на себя обязательство гарантировать и защищать права и свободы, предусмотренные этим важнейшим международным актом. Теперь все российские граждане также как и большинство европейцев получили право на обращение в Европейский суд по правам человека12 с жалобой на неправомерные действия государственных органов России, нарушающие их гражданские права. Это право было закреплено в ст. 46 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, в которой говорится, что «каждый вправе, в соответствии с международными договорами Российской Федерации, обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

Европейская Конвенция не требует принятия специальных законов в развитие своих положений, поэтому в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» действует в России непосредственно. Согласно ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Однако в условиях, когда прямое применение норм Европейской Конвенции в России осуществляется достаточно редко (в основном только в решениях высших судебных органов), без включения положений Европейской Конвенции в российское законодательство защита прав и свобод человека, ей гарантированных, видится затруднительной. Поэтому, имплементация норм Европейской Конвенции — необходимый элемент повышения эффективности ее действия.

В связи с этим у российских граждан и представляющих их лиц (в том числе адвокатов) появилось еще одно поле деятельности и новый инструмент по защите прав граждан и их объединений, особенно, когда это касается прав российских граждан, ущемленных в других государствах.

Решения Европейского суда имеют абсолютную юридическую силу на территории Российской Федерации и обязательны для исполнения всеми органами государственной власти. При этом суд не является вышестоящей инстанцией по отношению к национальным судам и не может изменять или отменять их решений.

Этот Суд быстро завоевал популярность среди россиян. Как заявил судья Европейского суда А.И. Ковлер, в производстве Европейского суда находится 20 300 жалоб в отношении России, что составляет 26% от общего числа жалоб из всех государств - членов Совета Европы13.

Так почему же Россия, граждане которой уже более 10 лет успешно пользуются эффективным европейским правозащитным инструментарием оказывается от ратификации вышеупомянутого протокола № 14?

Наличие некоторых возражений против отдельных положений Протокола № 14 (которые носят организационно-технический характер) не столь существенно, и трудно поверить, что подлинные мотивы отклонения Протокола заключаются именно в этом. На самом деле отклонение Протокола и дискуссии вокруг этого производятся по другим, более существенным, но не столь прозрачным мотивам. Каковы они?

Во-первых, в данном случае мы имеем дело с одним из проявлений концепции отказа от общей идеи глобализации государства и прав человека, общеевропейской культуры. Многие российские политики требуют выхода России из общеевропейских институтов, в частности таких, как Совет Европы, Европейский суд и Парламентская ассамблея Совета Европы, так как это несет угрозу национальному суверенитету. Признавая обоснованность некоторых из этих опасений, вместе с тем, необходимо признать, что в этих случаях Россия оказалась бы изолированной от Европейского сообщества.

Во-вторых, боязнь предстоящего рассмотрения ЕСПЧ «неприятных» "чеченских" дел, «грузинских» дел, «юкосовских» жалоб Ходорковского и Лебедева, дела Литвиненко, жалоб потерпевших относительно применения оружия в Беслане (погибло 373 заложника) и др. В ходе рассмотрения этих дел могут быть выявлены факты, в той или иной мере компрометирующие российскую власть на разных уровнях. Помимо этого с позиций политических, западные страны могут проявить при рассмотрении этих дел излишнее давление на Суд, дабы он с особым усердием отнесся к квалификации этих громких и двусмысленных для России  политических эпизодов. Поэтому считают, что лучше вообще отказаться от участия в ЕСПЧ, чем допустить всю эту пропагандистско-либеральную шумиху в прозападных СМИ, подрывающую авторитет российского государства.

В-третьих, отказ России от ЕСПЧ произошел не без влияния Верховного Суда РФ, который выступил против "обезглавленной пирамиды", т.е. такой организации судебной системы, при которой высшие эшелоны судебной власти будут фактически отстранены от окончательного решения, и граждане смогут обращаться в ЕСПЧ после вступления в силу судебных актов областного звена в обход Верховного Суда РФ. В Верховном Суде РФ считают, что можно обойтись без европейского правосудия, усовершенствовав судебную систему России, в частности реформировать судебно-надзорные инстанции. Существует и другой вариант решения проблемы, а именно: создать административную юстицию, т.е. систему судов, рассматривающих жалобы граждан на нарушение их прав органами государства (проект такого закона давно разработан в Верховном Суде РФ).

В-четвертых, некоторые исследователи рассматривают отказ России от ЕСПЧ как акт мщения за критику несоблюдения прав человека.

В-пятых, имеют значение и финансовые соображения (в 2008 г., например, российское государство уплатило жалобщикам - гражданам своей страны более одного миллиона евро14).

В-шестых, после реформы ЕСПЧ граждане в России и во всем мире увидят неприглядную картину нашего правосудия, но можно избежать этого, отказавшись от услуг западноевропейских учреждений.

Голосуя против ратификации 14 протокола в 2006 году, депутаты усмотрели в отдельных положениях протокола "ущемление национальных интересов" России. Так, они отвергли ст. 8 протокола — о том, что постановления принимает комитет из трех судей ЕСЧП, среди которых может и не быть судьи от страны-ответчика. Не согласились они и со ст. 14, согласно которой ЕСЧП получает право проводить предварительные расследования по жалобам граждан до того, как они официально принимаются к рассмотрению. 23 сентября 2009 года, свои претензии Госдума подтвердила в специальном заявлении, в котором депутаты перечислили причины, препятствующие ратификации: право ЕСПЧ вести расследование по жалобе до официального принятия ее к рассмотрению и настаивать — при поддержке комитета министров Совета Европы — на исполнении страной его решений. Комментируя ситуацию, Председатель Государственной Думы РФ Борис Грызлов отметил, что протокол в том виде предполагал "серьезный субъективизм в принятии решений Страсбургским судом"15.

Но в декабре 2009 года на взаимных консультациях Совета Европы и российского правительства, ситуация начала меняться. 14 декабря 2009 г. Комитет министров Совета Европы принял ряд разъяснений протокола № 14, которые во многом снимают озабоченности России. Конкретно, Секретариат ЕСПЧ дал официальные разъяснения по интересующим Думу вопросам. По рассмотрению дел без участия национального судьи: делопроизводство организовано так, что национальный судья будет участвовать в рассмотрении дела, если сочтет это необходимым. По другому вопросу: расследование на стадии, предшествующей решению о приемлемости жалобы, проводится в исключительных случаях, когда речь идет о жизни и смерти. По положениям же, которые позволят ЕСПЧ по запросу комитета министров Совета Европы решать, как государству надлежит выполнять постановление суда, Россия сама сделала интерпретирующее заявление: это предмет консультаций Совета Европы со страной до обращения в суд, а ЕСПЧ не приобретает новых полномочий давать предписания16.

В виду изменившихся обстоятельств, Президент Дмитрий Медведев 17 декабря 2009 года обратился к Госдуме с просьбой вернуться к рассмотрению 14-го протокола к Европейской конвенции по правам человека. «Этот документ достаточно важен,— заявил Д.А. Медведев.— Россия «как ответственный участник всех европейских процессов и конвенции», по его словам, считает необходимым дальнейшее совершенствование работы этого «важного» института. «Если мы придем к выводу, что принятые решения нас удовлетворяют, тогда я обратился бы к Госдуме с предложением вернуться к рассмотрению этого документа еще раз, имея в виду те изменения, которые были сделаны в его интерпретации», — сказал Президент РФ17.

Сам Европейский суд как орган в настоящий момент, в результате растянутой на десятилетия эволюции своих институциональных механизмов, действует для обеспечения исполнения обязательств государствами, принятыми в члены Совета Европы. Это его главная задача. В функции Суда входит рассмотрение жалоб о нарушении прав, гарантированных Конвенцией, поданных одним государством против другого, физическим лицом, группой лиц или неправительственной организацией.

По существу решения Европейского суда сводятся к ответу только на один вопрос: было в конкретном случае нарушение положений Конвенции. Кроме того, судом в пользу заявителя с государства, нарушившего Конвенцию, может быть взыскана соответствующая компенсация и возмещение расходов по предъявлению иска.

Отметим несколько важных аспектов, касающихся статуса как ЕСПЧ, так и его судей.

Конституционно-правовой статус Европейского Суда по правам человека состоит из совокупности элементов, к которым относится: 1) правовая основа деятельности — нормативно-правовая база ЕСПЧ; 2) структура, руководство ЕСПЧ; 3) принципы и цели деятельности ЕСПЧ; 4) задачи и функции ЕСПЧ; 5) компетенция ЕСПЧ; 6) подотчетность и подконтрольность — виды контроля и надзора, ответственность сотрудников; 7) взаимодействие ЕСПЧ с другими органами.

В состав ЕСПЧ входит такое же число судей, как и число государств-членов в составе Совета Европы, ратифицировавших Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Каждое государство, таким образом, представлено одним судьей. Однако слово «представлено» не означает, что судья является «представителем» данного государства. Судья участвует в работе ЕСПЧ в «личном качестве» (Конвенция, Статья 21, п.2), и его деятельность не может иметь целью защиту интересов своего государства. В.А. Туманов отмечал, что на ныне действующем составе ЕСПЧ существенно сказались две установки, которым следовали руководящие органы Совета Европы при реорганизации ЕСПЧ в 1998 году:

Первая — сохранение преемственности судебной практики и использование накопленного опыта судебной деятельности.

Вторая — омоложение состава ЕСПЧ. Большинство судей предшествовавшего состава, имеющих большой опыт длительной работы в ЕСПЧ, должны были покинуть его потому, что перешагнули 70 летний возрастной рубеж или находились в опасной близости к нему. В новом составе ЕСПЧ больше всего судей в возрасте от 50 до 60 лет, далее следуют судьи, перешагнувшие рубеж в 60 лет, меньше всего судей в возрасте от 40 до 50 лет. Отметим, что Конвенция не устанавливает низшего возрастного предела для занятия должности члена Европейского Суда18.

Статус судьи Европейского Суда включает и правило несовместимости, т.е. запрет судье на время пребывания в должности осуществлять какую-либо деятельность, несовместимую с его независимостью, беспристрастностью или с требованиями, вытекающими из постоянного характера его полномочий. Для статуса судьи значимо правило старшинства. Существуют два основных способа его определения: по возрасту или по длительности пребывания в должности (по стажу).

Конвенцией установлено правило, согласно которому в рассмотрении дела всегда должен участвовать судья от государства — участника, являющегося Стороной в данном деле. Установленное правило связано с тем, что в ходе разбирательства ЕСПЧ вплотную сталкивается с правом данного государства, судебной практикой и другими аспектами национального права, и никто лучше судьи от данного государства не может прояснить возникающие в этой связи вопросы. Пленарное заседание ЕСПЧ является его высшим распорядительным органом. В его состав входят все судьи. Пленарное заседание не осуществляет собственно судебных функций, но в его компетенции — важные организационные вопросы.

Европейская Конвенция по правам человека, и решения ЕСПЧ являются частью российской правовой системы и правоприменительной практики. Например, в соответствии с нормами ст. 413 УПК РФ, решения российского суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, к которым относится установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанного с применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции.

Важно отметить, что в отличие от российской правовой системы, где нет прецедентного права, Европейский суд работает в области прецедентного права. Как известно, правовая система Европейского Суда является “живой” — living system, так как она основана на прецедентах, и изменяется с принятием каждого нового решения. Это означает, что каждый обращающийся с жалобой в Европейский суд, и, восстанавливая свои нарушенные права, потенциально может повлиять на правовую действительность своей страны. То есть для правильного понимания значения статей Конвенции необходимо четко представлять перечень основополагающих решений Европейского суда, которые публикуются в нашей стране начиная с 2000 года.

Процесс развития европейской судебной защиты прав человека был перенасыщен трудностями, большинство из которых ныне утратило свою значимость. Достаточно напомнить, что с самого начала значительное число государств испытывало серьезное неприятие самой идеи наднациональной юстиции применительно к защите фундаментальных прав и свобод. Во многом это было связано с традициями национальных правовых систем. Этим, в частности, объясняются длительные сомнения ряда стран, прежде чем они признали право на подачу индивидуальных жалоб.

Так или иначе, но на наш взгляд неоспоримо, что за почти 60 лет действия Европейской Конвенции в международном праве создана уникальная система контроля соблюдения провозглашенных прав человека. Эта система уполномочивает жертву неправомерного деяния взять правосудие в свои собственные руки. На государство возлагается бремя доказывания отсутствия такого деяния со стороны своих контрагентов, а в случае доказанности его вины оно несет определенную ответственность. Важнейшим легальным средством поиска компромисса между интересами личности и государства в рамках ЕСПЧ является институт индивидуальной жалобы, которому будет посвящен следующий параграф.

3. Индивидуальная жалоба в Страсбургский Суд  как основное институциональное средство  европейской системы защиты прав граждан.

Право на обращение в Европейский Суд по правам человека с индивидуальной жалобой, закрепленное статьями 34, 35 Конвенции, позволяют гражданам и общественным организациям, утверждающими, что они являются жертвами того или иного нарушения их прав и свобод, защищаемых Конвенцией, обращаться в Европейский суд с жалобой на Договаривающееся Государство.

Под индивидуальной жалобой, направляемой в Европейский суд, следует понимать письменное обращение в Европейский суд, подписанное заявителем и содержащее, описание нарушения его прав и свобод, защищаемых Европейской Конвенцией, и, просьбу, обращенную к Европейскому суду — восстановить нарушенное право заявителя.

С момента вступления в силу Протокола № 11 к Конвенции право на обращение в Европейский Суд по правам человека с индивидуальной жалобой не зависит ни от признания  этого права, ни от признания юрисдикции Суда - данное право является императивным.

Возможность обращения граждан с жалобой напрямую в Европейский Суд, является устоявшейся частью европейской системы защиты прав человека.

Для подачи жалобы в Европейский Суд по правам человека необходимо строгое соблюдение следующих условий:

 1. Предметом жалобы может быть только права, гарантируемые Конвенцией или ее Протоколами (обстоятельства по существу). Это условие в практике Суда именуется ratione materiae (обстоятельства по существу);

Таким образом, Европейский суд принимает жалобы на нарушение тех прав и свобод, которые гарантируются Конвенцией или в ее протоколах. То есть речь идет о перечне традиционных гражданских и политических прав, к которым относятся права на: жизнь, свободу от пыток, личную свободу, законное судопроизводство, частную жизнь, свободу мысли, свободу слова и др. Перечень этих прав достаточно широк, и он охватывает права, известные новейшему конституционному праву19 Представление о предметной компетенции Суда может дать лишь достаточно полный каталог прав и свобод, гарантированных Конвенцией (См.Приложение № 1 – с. 104).

Но для признания этого требования соблюденным недостаточно простого указания на нарушение той или иной статьи Конвенции. Практика Европейского Суда выработала определенные концепции в отношении каждого из прав, предусмотренных Европейской Конвенцией, поэтому нарушение права должно соотноситься с этой концепцией. Так, например, в отношении защищенных ст. 10 Европейской Конвенцией прав и свобод заявителю следует помнить, что в тексте статьи предусмотрены только права на свободу мнений, на свободный доступ к информации и ее свободное распространение. При этом необходимо учитывать, что право на свободу самовыражения не является абсолютным, т.е. государство может при определенных условиях ограничить это право. Иными словами, заявитель, подающий индивидуальную жалобу на нарушение его прав, гарантированных ст. 10 Европейской Конвенции, должен привести аргументы в пользу того, что обжалуемое нарушение не стало следствием правомерных действий государства.

Здесь вполне уместно напомнить, что в соответствии со ст. 6 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»20 гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность того или иного нарушения его прав и свобод (он только обязан доказать факт нарушения), в то время как бремя доказывания законности обжалуемого нарушения либо ограничения права заявителя законом возлагается на нарушителя, в частности на государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, предприятия и их объединения, общественные объединения, на должностных лиц, государственных служащих, чьи действия (решения) обжалуются.

Таким образом, предъявляемое к содержанию индивидуальной жалобы условие, в соответствии с которым заявитель должен обозначить и обосновать свои претензии к государству ссылкой на соответствующую норму Европейской Конвенции и привести доказательства незаконности нарушения либо ограничения его субъективного права, – серьезная особенность рассматриваемой жалобой. Причем это условие является своего рода ограничением на пути защиты своего нарушенного права путем подачи индивидуальной жалобы в Европейский Суд по правам человека.

2. Нарушение права должно произойти на территории, которая находится под юрисдикцией Европейского Суда, – ratione loci (обстоятельства места).

Этот критерий, означает, что факт нарушения права должен был произойти на той территории, которая находится под юрисдикцией одного из государств, являющихся членами Совета Европы и подписавших и ратифицировавших Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Иными словами, нарушение прав человека, в частности нарушение свободы слова, должно произойти на территории Российской Федерации или любого другого государства – участника Совета Европы.

Соблюдение в тексте жалобы требований к обстоятельству места при предъявлении претензий к тому или иному государству – участнику Европейской Конвенции, в отличие от двух предыдущих особенностей индивидуальной жалобы в Европейский Суд по правам человека, имеет два аспекта, один из которых носит положительный, а другой – отрицательный характер. Так, возможность предъявлять претензии по поводу нарушения субъективного права, произошедшего только на территории государств – участников Европейской Конвенции, с одной стороны, по сравнению с национальной системой защиты прав и свобод в России, значительно расширяет область обжалуемых нарушений, с другой стороны, по сравнению с общемировыми системами защиты, напротив, сужает.

Отметим, что вопрос, связанный с нарушениями на территории государств, которые не являются сторонами, ратифицировавшими Европейскую Конвенцию, поднимался в некоторых делах, рассмотренных Европейским Судом по правам человека. Например, в деле «Илия Илиеску, Александру Ляшко, Андрей Иванточ и Тудор Петров-Попа против Молдавии и Российской Федерации» обсуждалось, можно ли привлечь к ответственности Российскую Федерацию за те события, которые происходили на территории Приднестровья21. Таким образом, соблюдение такого критерия, как обстоятельство места, является еще одной и довольно существенной особенностью содержательного состава индивидуальной жалобы в Европейский Суд и ее формы.

3. Жалоба может исходить только от самого потерпевшего– ratione persona (обстоятельства лица). Он может, также, обратиться в Суд через адвоката или представителя.

В отличие от предыдущей особенности, обстоятельства лица (ratione persona) устанавливают правила в отношении того, кто именно и против кого может жаловаться в Европейский Суд по правам человека. В соответствии с указанной особенностью, предъявляемой к содержанию индивидуальной жалобы в Европейский Суд, заявителями могут быть любые частные лица: граждане одного из государств, ратифицировавших Европейскую Конвенцию по правам человека, иностранцы, лица с двойным гражданством и лица без гражданства. Кроме того, крайне важно, что Европейский Суд не ограничивает право на обращения критерием гражданской дееспособности, т.е. человек, обратившийся в Европейский Суд по правам человека, может быть душевнобольным, несовершеннолетним и, конечно, нормальным и совершеннолетним. В Европейский Суд по правам человека могут обращаться физические лица, группы граждан и юридические лица – коммерческие и некоммерческие, включая религиозные объединения.

В настоящее время Европейская Конвенция использует для обозначения заявителя термин «жертва нарушения прав человека» или «жертва». В соответствии с установившейся практикой Европейского Суда слово «жертва» в контексте ст. 34 Европейской Конвенции означает лицо, которое непосредственно затронуто рассматриваемым в деле действием или бездействием органов или должностных лиц государства, выступающего в качестве ответчика по конкретному делу. Это подразумевает, что заявитель сам должен являться жертвой предполагаемого нарушения Европейской Конвенции, а следовательно, жалобы, подаваемые третьими лицами или организациями, на которых не влияет нарушение, исключаются.

Важно отметить, что для решения о приемлемости индивидуальной жалобы заявитель не должен доказывать, что он стал жертвой предполагаемого нарушения. Статья 34 Европейской Конвенции предусматривает, что заявителями могут быть лица, «которые утверждают, что явились жертвами»22. Вместе с тем это не означает, что простое утверждение заявителя в тексте жалобы того, что он является жертвой, признается достаточным. Так, Европейский Суд, решая вопрос о том, имело ли место предполагаемое нарушение и можно ли считать заявителя жертвой, основывается на фактах, предоставленных данным лицом, и фактах, выдвинутых государством-ответчиком, если таковые имеются. Таким образом, еще одной особенностью содержания индивидуальной жалобы следует признать включение заявителем в ее текст доказательств своего статуса «жертвы». Анализируя данную особенность в контексте процессуальной заорганизованности подготовки индивидуальной жалобы в Европейский Суд, отметим, что в данном случае представить факты, подтверждающие статус «жертвы», не представляет особого труда, поскольку, как правило, эти факты явствуют из приводимого заявителем перечня событий, который, как уже было сказано выше, служит поводом для обращения в Европейский Суд за помощью, фактическим материалом для последующего судебного исследования, а также одним из оснований для вмешательства Европейского Суда. Более того, как отмечает Д.Г. Курдюков, в настоящее время конвенционные органы признают жертвами и категорию лиц, в отношении которых нельзя было с достоверностью установить, имело ли место нарушение их прав по Европейской Конвенции. Так, была разработана концепция «потенциальной жертвы». Заявители могут быть признаны потенциальными жертвами, либо если:

может быть установлено, что они подвергаются реальной опасности, которая соотносится с потенциальным (возможным) нарушением норм Европейской Конвенции в части гарантированных прав и свобод человека;

невозможно с достоверностью установить, произошло нарушение прав заявителей по Европейской Конвенции, поскольку неизвестно, применялось ли к ним оспариваемое в Европейском Суде законодательство или акт23.

4. Могут быть рассмотрены только те обращения, которые касаются обстоятельств, произошедших после того, как страна вошла в юрисдикцию Европейского Суда, – ratione temporis (обстоятельства времени).

Обстоятельства времени, или ratione temporis, означают, что государство принимает на себя обязательство исполнять тот или иной международный договор только с момента его подписания и ратификации. А поэтому заявитель, подготавливая свою индивидуальную жалобу в Европейский Суд, должен помнить, что Российская Федерация приняла на себя обязательства по Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и подчинилась юрисдикции Европейского Суда по правам человека только с 5 мая 1998 г.24 Это означает, что Российская Федерация не несет ответственности за нарушения прав человека, допущенные до 5 мая 1998 г. Таким образом, индивидуальная жалоба, где в качестве фактического материала для обжалования представлены события, которые произошли, например, в 1997 г. (даже если они являются самым наглядным примером нарушения прав человека), не будет отвечать данному критерию, предъявляемому к ее содержанию25. Это условие, предъявляемое к содержанию индивидуальной жалобы в Европейский Суд, как и предыдущее, является очередной особенностью индивидуальной жалобы и также ограничивает возможность заявителя защитить свое нарушенное субъективное право.

Что касается рациональности обстоятельства времени и его роли в международном механизме защиты нарушенного субъективного права человека, с одной стороны, это ограничение, безусловно, умаляет практическую ценность обращения в Европейский Суд за защитой, с другой же стороны, является обязательным правилом действия любого нормативного правового акта, идентичным российскому правилу, в соответствии с которым закон обратной силы не имеет, т.е. распространяет свое действие лишь на правоотношения, возникшие после его вступления в законную силу.

5. Жалоба должна быть подана не позднее 6 месяцев с момента вынесения окончательного судебного решения, вынесенного в процессе обычного обжалования.

Момент, с которого отсчитывается этот срок, может наступать со времени:

последнего внутреннего решения по делу по существу;

нарушения права (если отсутствует внутригосударственный правовой порядок защиты этого права);

когда лицо узнает о нарушении своего права (хотя обязанность исчерпать внутренние средства при этом с заявителя не снимается).

Условие о шестимесячном сроке – наиболее жесткое из всех условий приемлемости, а следовательно, служит самостоятельным основанием для признания жалобы неприемлемой.

Отметим, что наличие упоминания в тексте жалобы соблюдения временного условия и документальное подтверждение этого соблюдения – весьма существенные особенности содержания индивидуальной жалобы в Европейский Суд. Существенным отличием института исковой давности в российском гражданском праве от временного условия, представленного в ст. 35 Европейской Конвенции, является то, что в ряде случаев (например, при предъявлении требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ; требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина26) сроки исковой давности российскими судами не применяются.

Представляется, что данное исключение вполне обоснованно может быть добавлено и в текст Европейской Конвенции по правам человека. Так, ч. 1 ст. 35 Европейской Конвенции следует изложить в следующей редакции: «Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. Правило шести месяцев не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, а также на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права».

6. Жаловаться можно на те события, за которые несет ответственность публичная власть (органы законодательной, исполнительной, судебной власти и прочие) государства-ответчика. Суд не принимает к рассмотрению жалобы, направленные против частных лиц или организаций.

То есть жалоба подается только на неправомерные действия официальных властей, т.е. против соответствующего государства. Споры между частными лицами Суд не рассматривает. Следовательно, ответчиком в Суде должно выступать только соответствующее государство, а не должностное лицо или юридическое лицо.

Вместе с тем из этого не следует, что первоначально жалоба не подается именно на неправомерные решения, действия (бездействие) должностных лиц (например, следователей, дознавателей, прокуроров). Если судебные органы вынесут по данному спору решение, которое нарушает ту или иную норму Конвенции, такой спор может быть передан в Суд. Только в данном случае ответчиком будет являться не дознаватель, следователь, прокурор или суд, а государство (правительство), так как суд, вынесший несправедливое решение, представляет официальную власть государства.

7. Заявителем должны быть исчерпаны все внутригосударственные средства защиты своего права, прежде всего, судебные средства.

Первоочередным условием, как было отмечено выше, является исчерпание заявителем всех внутренних средств защиты: т.е. Европейский суд осуществляет свои полномочия лишь тогда, когда компетентным органам государства не удается восстановить нарушенное право. Проблема исчерпания национальных средств защиты представляется очень важной. Вместе с тем у ученых существуют различные точки зрения по поводу понятия последней внутренней инстанции в смысле Конвенции. По мнению Н. Топорина, российские граждане получили еще один высокоэффективный международный механизм защиты своих прав в том случае, если они не удовлетворены решениями российских судебных инстанций, включая Верховный Суд Российской Федерации27. Другие ученые считают, что должны быть исчерпаны не только судебные механизмы. Гражданин, прежде чем обратиться в Европейский суд, по их мнению, должен исчерпать все имеющиеся в национальной правовой системе средства защиты своего права. Это и система судов общей юрисдикции, и обращения в случаях, предусмотренных законом, в органы прокурорского надзора. В национальном механизме защиты прав человека в Российской Федерации появился институт Уполномоченного по правам человека. Перед подачей жалобы в Европейский суд российский гражданин, по их мнению, должен обратиться и к Уполномоченному. И лишь отказ в положительном решении жалобы, по мнению А. Ваксяна и А. Зубова, откроет ему путь в Европейский суд28.

С позицией указанных авторов вряд ли можно согласиться, поскольку Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации не является средством защиты, которое отвечает целям Конвенции. Наше мнение можно подтвердить решением Суда от 14 октября 1999 г. по делу "Лехтинен против Финляндии" (жалоба N 39076/97). Г-н Лехтинен обратился к Уполномоченному по правам человека с жалобой на действия полиции, которая произвела обыск в принадлежащей ему компании по подозрению в совершении налоговых преступлений. Не получив сатисфакции, истец обратился в Суд по правам человека, который признал жалобу недопустимой (inadmissible), указав, что Уполномоченный по правам человека не может рассматриваться в качестве эффективного средства защиты в смысле п. 1 ст. 35 Конвенции.

При этом нет необходимости обращаться в надзорную инстанцию, поскольку кассационная инстанция считается последним внутренним средством защиты. На наш взгляд, такой подход представляется единственно правильным, что подтверждается и решением по делу Клочкова против России от 1 июня 1999 г. (жалоба N 46739/99). Суд по правам человека отклонил эту жалобу, поскольку кассационная инстанция (Красноярский краевой суд) вынесла свое решение до 5 мая 1998 г., т.е. до вступления в силу Конвенции на территории России, несмотря на то, что Верховный Суд Российской Федерации отклонил надзорную жалобу уже после указанной даты. В деле "Кучеренко против Украины" (жалоба N 41974/98) истец был признан виновным в совершении квалифицированного убийства и приговорен к высшей мере наказания - смертной казни. Кассационная жалоба была отклонена до вступления Конвенции в силу для Украины. Надзорную жалобу Верховный Суд Украины отклонил уже после вступления Конвенции в силу. Суд по правам человека также отклонил жалобу и указал, что пересмотр дела в надзорном порядке не является последним средством защиты в смысле п. 1 ст. 35 Конвенции. Таковым нужно считать определение кассационной инстанции.

Рассматривая вопросы исчерпания всех средств, следует иметь в виду, что подача жалобы в Европейский суд является приемлемой и в случае, когда эти внутригосударственные средства защиты не исчерпаны, если будет доказано, что обращение к соответствующему средству защиты является неэффективным. То есть Суд учитывает все обстоятельства, включая такие, как его сомнения относительно эффективности того или иного средства защиты, незнание заявителем о наличии того или иного средства защиты, отсутствие безвозмездной правовой помощи, допущенные ошибки или неквалифицированная помощь защитника. При этом Суд устанавливает, являются указанные обстоятельства основанием для освобождения лица, подавшего жалобу, от обязанности использовать все внутренние средства. Так, при рассмотрении дела "Михеев против России" (жалоба N 77617/01), обжалующего в том числе неэффективность расследования, Суд напомнил, что лицо, обратившееся с жалобой, не обязано исчерпывать средства правовой защиты, которые хотя теоретически и являются средствами правовой защиты, но на практике не представляют возможности восстановить нарушенные права. Если избранное средство правовой защиты было адекватным в теории, но с течением времени оказалось неэффективным, лицо, обратившееся с жалобой, не обязано исчерпывать его29. Аналогичные решения были вынесены по ряду дел, например при рассмотрении жалобы господина Де Вильде и господина Оомса против Бельгии Комиссия отметила, что "в соответствии с общепризнанными нормами международного права, на которые ссылается статья 26 Конвенции, не требуется, чтобы заявитель использовал внутреннее средство защиты, если ввиду сложившейся судебной практики национальных судов это средство не имеет разумных шансов на успех"30.

Вместе с тем надо отметить, что признание жалобы неприемлемой на основании того, что не исчерпаны все внутренние средства защиты, можно считать временным препятствием к рассмотрению жалобы Судом, поскольку эта жалоба может быть рассмотрена Судом вновь (после повторной подачи), если лицо использует все имеющиеся средства защиты.

8. Жалоба должна быть обоснованной, т.е. именно на заявителя возлагается обязанность доказать нарушение его права со стороны государства.

При этом обоснованность обращения складывается из двух аспектов: обращение должно быть доказано и мотивировано прецедентами Европейского Суда по правам человека. В частности, что касается доказанности, то заявитель должен представить доказательства, подтверждающие, что государство действительно нарушило его права, так как, согласно Европейской Конвенции, бремя доказывания нарушения лежит на заявителе. Это правило можно расценить как жесткое, поскольку заявитель – более слабая сторона, чем государство, против которого он выступает. В то же время заявитель имеет возможность и обязан попытаться восстановить свои права, используя внутригосударственные правовые процедуры и пройдя все инстанции, он с большей очевидностью может доказать то, что государство не предприняло никаких шагов для восстановления его прав31.

Что касается мотивированности обращения, то, как уже было сказано, следует использовать предыдущие решения Европейского Суда по правам человека. Каждая статья Европейской Конвенции построена с определенной внутренней логикой. Например, ст. 3, предусматривающая запрет пыток, является абсолютной, т.е. считается, что государство ни при каких условиях не может отойти от соблюдения этого права. Статьи 8–11 Европейской Конвенции предусматривают права, которые могут быть ограничены государством, но практика Европейского Суда выработала условия этого ограничения. Право может быть признано нарушенным, если будет признано, что условия ограничения права не были соблюдены. В связи с этим обращение по каждой статье необходимо выстраивать в соответствии с логикой данной статьи.

9. Нельзя подавать жалобы по одному и тому же поводу одновременно в два (и более) международных органа, например, в Европейский Суд по правам человека и в Комитет по правам человека ООН.

Данное условие основано на положениях:

п. «b» ч. 2 ст. 35 Европейской Конвенции, в соответствии с которой суд не принимает к рассмотрению никакую индивидуальную жалобу, если она аналогична той, которая уже была рассмотрена Европейским Судом, или уже стала предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования, или если она не содержит новых относящихся к делу фактов;

п. «b» ч. 2 правила 47 Регламента Европейского Суда, в соответствии с которым заявители должны указать, подавали ли они эти жалобы в какой-либо иной орган международного разбирательства и урегулирования.

Представляется, что в данном случае необходимо различать одновременное рассмотрение аналогичных жалоб в различных международных органах и рассмотрение индивидуальной жалобы в Европейском Суде, но лишь после рассмотрения аналогичной жалобы в иной международной правозащитной структуре. В первом случае, безусловно, жалоба должна быть отклонена, во втором принята к рассмотрению, но при одном условии – наличии предыдущего отказа в удовлетворении аналогичной жалобы.

Прошедшее время глагола «подавали» в п. «b» ч. 2 правила № 47 Регламента Европейского Суда не исключает возможности отказа в приеме жалобы только в силу того, что она была предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования (вне зависимости от результатов данного рассмотрения). Дабы исключить подобные предположения, необходимо:

изложить п. «b» ч. 2 правила 47 Регламента Европейского Суда в следующей редакции: «…указать, подавали ли они эти жалобы в какой-либо иной орган международного разбирательства и урегулирования, а если подавали – предоставить резолютивное решение данного международного органа по данным жалобам»;

изложить п. «b» ч. 2 ст. 35 Европейской Конвенции в следующей редакции: «…является по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена Европейским Судом и не содержит новых относящихся к делу фактов, той, по которой иной международный орган уже вынес положительной решение либо той, которая является предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования».

10. Предмет жалобы, рассматриваемой Судом, должен совпадать с предметом жалобы, рассматриваемой в процессе обжалования на внутригосударственном уровне. Так, по делу "Рыцарев против РФ" (жалоба N 63332/00) он утверждал, что его жалобы об освобождении из-под стражи не были рассмотрены незамедлительно, как того требует п. 4 ст. 5 Конвенции. И хотя Европейский суд отметил, что Рыцарев незаконно находился под стражей на протяжении 56 дней, но из судебного решения не вытекает, что он отдельно поднимал вопрос о "незамедлительности" судебного разбирательства по рассмотрению вопроса о законности содержания его под стражей. Европейский суд согласился с позицией РФ, что допущенное нарушение было исправлено на национальном уровне, поэтому данная жалоба не может быть рассмотрена по существу 32.

Иногда предметом жалобы является ряд действий или бездействие, которые описаны в жалобе, но не по всем из них исчерпаны все внутренние средства защиты. В таком случае жалоба признается неприемлемой в части.

10. Жалоба не может содержать оскорбительных высказываний;

11. Жалоба не должна быть анонимной.

Эти два последних условия приемлемости являются очевидными и не требуют дополнительных комментариев.

Первые четыре33 из вышеперечисленных критериев приемлемости индивидуальной жалобы в Европейский Суд являются особенностями содержательной характеристики индивидуальной жалобы, которые в значительной степени сужают возможность защиты нарушенного права посредством обращения в Европейский Суд по правам человека, поскольку ограничивают заявителя по ряду параметров.

Проанализированные критерии приемлемости взаимосвязаны и взаимообусловлены, поэтому при подготовке и подаче в Европейский Суд индивидуальной жалобы необходимо учитывать их в комплексе, поскольку каждый из них является самостоятельным поводом для отклонения поданной жалобы. Так как большинство из них являются особенностями содержательной и формальной характеристики индивидуальной жалобы в Европейский Суд, заявитель впервые столкнется с ними при подготовке своего обращения в данный орган.

Заключение

На основе проведенного анализа теоретических, нормативных и правоприменительных аспектов темы исследования мы можем прийти к определенным обобщениям.

1. Под индивидуальной жалобой, направляемой в Европейский Суд, следует понимать письменное обращение, подписанное заявителем и содержащее описание нарушения его прав и свобод, защищаемых Европейской Конвенцией (далее - Конвенцией), и просьбу, обращенную к Европейскому Суду, – восстановить нарушенное право заявителя.

2. Под содержанием индивидуальной жалобы в Европейский Суд необходимо понимать набор элементов, как-то:

реквизиты жалобы;

данные о заявителе и его представителе;

сведения о субъекте, ответственном за нарушение прав заявителя (имеется в виду государство, на территории которого произошло нарушение);

обстоятельства, вследствие которых у заявителя возникла необходимость обращения в Суд;

просьба к Суду;

обоснования данной просьбы.

3. Под формой индивидуальной жалобы в Европейский Суд по правам человека необходимо понимать способ внешнего оформления всех необходимых элементов жалобы, служащий выражением ее содержания.

4. Единственным нормативно-правовым источником, содержащим требования, предъявляемые к содержанию и форме индивидуальной жалобы в Европейский Суд, в настоящее время является правило № 47 Регламента Европейского Суда. Однако данная норма применяется в совокупности с нормой ст. 35 Конвенции по правам человека, которая, несмотря на свое название «Условия приемлемости», так же как и правило № 47 Регламента Европейского Суда, имеет особенности содержания индивидуальной жалобы.

Таким образом, нормативно-правовое обеспечение требований, предъявляемым к содержанию и форме индивидуальной жалобы в Европейский Суд, носит дискретный и разрозненный характер.

5. Индивидуальная жалоба в Европейский Суд обладает рядом признаков, общих для такого рода юридических документов: обязательное содержание в жалобе просьбы, направленной к Суду; описание событий, в ходе которых произошло нарушение того или иного права; нормативно-правовое обоснование обращения в Суд.

6. Индивидуальная жалоба в Европейский Суд обладает особенностями, которые позволяют ее отличать от других подобных жалоб. Причины этих особенностей весьма разнообразны: одни можно отнести к специфике судебного органа, разбирающего жалобу, другие – к процедуре рассмотрения жалобы, третьи – к специфике защиты нарушаемых прав.

7. К особенностям формы индивидуальной жалобы, направляемой в Европейский Суд, следует отнести:

необходимость подачи индивидуальной жалобы на бланках, предоставляемых Секретариатом Европейского Суда, кроме случаев, когда Председатель Европейского Суда соответствующей Секции примет иное решение;

четкое следование требованиям заполнения формуляра, высланного Европейским Судом, включая разделы о персональных данных заявителя, государстве, против которого выступает заявитель, описание фактических обстоятельств дела, перечисление нарушений Конвенции с их обоснованием, требования заявителя и ряд других.

8. К особенностям содержания индивидуальной жалобы, направляемой в Европейский Суд, следует отнести:

необходимость указания в тексте жалобы государства или государств – участников  Конвенции, на действия которых подана жалоба;

необходимость указания в тексте жалобы сведений о том, что данная жалоба уже подавалась в какой-либо иной орган международного разбирательства и урегулирования;

необходимость предоставления информации (прежде всего документов), подтверждающей, что условия приемлемости жалобы (исчерпание внутренних средств правовой защиты и «правило шести месяцев»), установленные в п. 1 ст. 35 Конвенции, соблюдены;

необходимость обозначить и обосновать в тексте жалобы свои претензии к государству ссылкой на соответствующую норму Конвенции;

необходимость привести доказательства незаконности нарушения либо ограничения его субъективного права;

соблюдение в тексте жалобы требований к обстоятельству места при предъявлении претензий к тому или иному государству – участнику Конвенции;

необходимость включения заявителем в ее текст доказательств своего статуса «жертвы».

Эти условия составляют, по существу, критерии приемлемости, перечисленные в Европейской Конвенции по правам человека. Их соблюдение абсолютно необходимо, так как по статистике Европейского Суда около 90% жалоб отклоняются Судом именно по причине их неприемлемости.

Необходимо, отметить, что ужесточение требований к приемлемости жалобы у немалой степени продиктовано тем фактом, что  работе ЕСПЧ назрел кризис – он завален потоком жалоб. Надо сказать, что обычный срок с момента подачи жалобы в ЕСПЧ до ее рассмотрения составляет 4 года34. Как метод его преодоления – все ужесточающиеся критерии приемлемости жалоб.

Возможность гражданина привлечь к суду собственное, а также иное европейское государство, в случае нарушения им субъективных прав и свобод личности – сильнейшее правозащитное средство, олицетворяемое   Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ) и служащее гарантом справедливости и свободы всех европейцев, в том числе и россиян.   


Список литературы

I. Нормативные правовые акты

Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (в ред. законов РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 г. №6-ФКЗ, от 30.12.2008 г. № 7-ФКЗ) // Российская газета, № 7, 21.01.2009.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) вместе с Протоколом № 1 (подписан в г. Париже 20.03.1952), Протоколом № 6 «Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый протокол к ней» (подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), Протоколом № 7 (подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)), ст. 34 // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514; Официальный перевод Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163. См. также: Российская юстиция. 2002. № 5. С. 55 - 69.

Документ Московского совещания-конференции по человеческому измерению СБСЕ от 3 октября 1991 г. // Международные акты о правах человека: Сборник документов. - М., 1998. - С. 667-676.

Процессуальный регламент Европейского Суда по правам человека от 1 ноября 1998 г. ( в ред. от  19 июня 1991г.) // «Journalofficial», C – 65/01 du 6 mars 1999.

Федеральный закон от 2 мая 2006 г. №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. №19. Ст. 2060.

Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.

Закон РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 (ред. от 14.12.1995) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», ст. 6 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 19. Ст. 685.

Указ Президента РФ от 29 марта 1998 г. № 310 «Об уполномоченном Российской Федерации при Европейском суде по правам человека - заместителе Министра юстиции Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1540.

Указ Президента РФ от 20 марта 2007 г. № 370 «Вопросы обеспечения деятельности уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека» // СЗ РФ. 2007. № 13. Ст. 1530

Указ Президента РФ от 24 сентября 2007 года № 1219 «Вопросы обеспечения деятельности уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека - заместителя Министра юстиции Российской Федерации» // СЗ РФ.2007. № 40, ст. 4716

II. Судебная и адвокатская практика

Постановлние Европейского Суда от 28 октября 2003 г. по делу "Ракевич против России", обязывающее Российскую Федерацию не только выплатить компенсацию в пользу заявителя, но и исправить законодательство в пользу российских граждан // Правозащитник. 2004. N 1. С. 12 - 21.

Постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России" // Российская газета. 2002. 4 июля.

Решение по вопросу приемлемости жалобы № 47033/99 «Людмила Францевна Тумилович (Lyudmila Frantsevtva Tumilovich) против Российской Федерации» // Журнал российского права. 2000. № 9. С. 58-65.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Российская газета. 2003. 2 дек.; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12. С. 3 - 8.

III. Научная и периодическая литература

Арутюнян А., Шиняева Н.    Наш человек в Европе (интервью с членом Европейский Суд по правам человека Ковлер А.И) // ЭЖ-Юрист. 2008. 12 октября.

Буторина Е. Радуйтесь, господин Плаксин! Европейский суд принудил Россию заплатить 2400 евро за волокиту // Время новостей. 2004. 7 мая.

В Госдуму заносят 14-й протокол // Газета «Коммерсантъ»   № 237 (4292) от 18.12.2009.

Витрук Н. В.Общая теория правового положения личности. - М.: Норма, 2008. – 448 с.

Воскобитова М. Механизм рассмотрения жалобы в Европейском Суде по правам человека. Институт проблем информационного права. Серия «Журналистика и право». Выпуск 45 //www.medialaw.ru/publications/books/book45/13.html.

Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация: Постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 года / Отв. ред. Ю.Ю. Берестнев. - М.: Норма, 2005. – 206 с.

Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учебник. 4-е изд. - М.: Проспект, 2009. - 608 с.  

Костенко Н., Корня А. В Страсбург, и побыстрее // Ведомости.18.12.2009, 240 (2510).  

Лукайдес Г. Лукис. Справедливое судебное разбирательство (Комментарий к п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) // Российская юстиция. 2004. N 2. - С. 8 -19.

Лыскова Е.И. Становление и развитие института обращений граждан // Право и политика. 2007. №3. - С. 121-125.

Обращение в Европейский суд по правам человека /Под общей редакцией Филипа Лича. – М.: Проспект, 2006. – 291 с.

Права человека (энциклопедический словарь). Под ред. С.С.Алексеева. - М.: Норма, 2009. – 810 с.

Рожкова М.А., Афанасьев Д.В. Новые правила обращения в Европейский Суд по правам человека. - М.: Статут, 2004. – 265 с.

Россияне лидируют по жалобам // Коммерсант. 2008. 16 мая.

Синявский Д. Реализация конституционного права на квалифицированную юридическую помощь в содержании и форме жалобы в Европейский Суд // Право и жизнь. 2009. №135 (9). – С.4.

Синявский Д. Исполнение решений Европейского Суда по правам человека в реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь // Право и жизнь. 2009. №136 (10). – С. 2.

Туманов В. У Европейского суда свои правила // Известия. 2000. 2 марта.

Туманова Л. В., Владимирова И. А.Защита семейных прав в Европейском суде по правам человека. - М.: Издательский Дом «Городец», 2007.- 514 с.

Федосенко В. Милиционеры бьют и платят. В Казани судят, как в Страсбурге: потерпевшей дали компенсацию по европейским стандартам // Российская газета. 2006. 3 февр.

Чернышева О. Жалобы против России в Европейском суде // Российская юстиция. 2002. N 4. - С. 14 - 19.

Эрделевский А.М. Обращение в Европейский суд по правам человека. - М.:Норма, 1997. – 274 с.

IV. Электронные ресурсы

http:// www.echr.ru/

http:/ www.echr.coe.int/

http:// www.sutyajnik.ru/

http:// www.ehracmos.memo.ru/

http://www.law-n-life.ru/

http://kollegia.net/

Приложение 1

Перечень

прав предусмотренных

Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 35

1) право на жизнь и отмена смертной казни (ст. 2 Конвенции, ст. 1 Протокола № 6);

2) право на физическую неприкосновенность - запрещение пыток (ст. 3 Конвенции);

3) запрет рабства и принудительного труда (ст. 4 Конвенции);

4) право на свободу и личную неприкосновенность, в частности, запрещение лишения свободы за долги (ст. 5 Конвенции, ст. 1 Протокола № 4);

5) право на справедливое разбирательство, в том числе право на апелляцию по уголовным делам, право на компенсацию в случае судебной ошибки, право не привлекаться к суду или повторному наказанию (ст. 6 Конвенции, ст. ст. 2 - 4 Протокола № 7);

6) право на наказание исключительно на основании закона - запрет ретроактивного (неправомерного во времени) применения уголовного права (ст. 7 Конвенции);

7) право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции (ст. 8 Конвенции);

8) право вступать в брак, создавать семью и равноправие супругов (ст. ст. 8, 12 Конвенции, ст. 5 Протокола № 7);

9) право на свободу мысли, совести и вероисповедания (ст. 9 Конвенции);

10) право на свободу выражения своего мнения (ст. 10 Конвенции);

11) право на свободу мирных собраний и ассоциаций (ст. 11 Конвенции);

12) право беспрепятственно пользоваться своим имуществом (ст. 1 Протокола № 1);

13) право на образование (ст. 2 Протокола № 1);

14) право на свободные выборы (ст. 3 Протокола № 1);

15) право на эффективные средства правовой защиты перед национальными властями (ст. 13 Конвенции);

16) запрет дискриминации (ст. 14 Конвенции);

17) право иностранцев на политическую и иную деятельность (ст. 16 Конвенции);

18) право на свободу передвижения, в том числе запрещение высылки граждан (ст. ст. 2 - 4 Протокола N 4, ст. 1 Протокола № 7);

19) гарантии на период войны или чрезвычайного положения (ст. 15 Конвенции).

1 Европейская конвенция о правах человека и основных свободах была принята Советом Европы 4 ноября 1950 г. и вступила в силу 3 сентября 1953 г. Россия принята в Совет Европы 28 февраля 1996 г. Европейская конвенция ратифицирована Российской Федерацией 30 марта 1998 г. и вступила в силу с 5 мая 1998 г.

2 Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней".

3 Кроме индивидуальных жалоб, в Европейском суде по правам человека могут быть рассмотрены и межгосударственные споры по жалобам государств-участников на нарушение Конвенции другим государством.

4 См.: Туманов В.А. Европейский суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. М., 2001. С. 4 - 6.

5 Туманов В.А. Европейский суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. М., 2001. С. 7 - 11.

6 . С момента вступления Конвенции в силу, она была дополнена тринадцатью протоколами. Протоколы № № 1, 4, 6, 7, 12 и 13 расширили перечень прав человека и основных свобод, провозглашенных Конвенцией.


Протокол № 2 наделил Суд компетенцией выносить консультативные заключения. Протокол № 9 предоставил индивидуальным заявителям право самим передавать дела в Суд при условии ратификации Протокола Государством-ответчиком и одобрении Отборочным комитетом. Протокол № 11 преобразовал контрольный механизм (см. ниже).


Остальные протоколы касались организации органов, учрежденных Конвенцией, и их процедуры.

7 См.: Вильдхабер Л. Мы широко открываем двери // Российская юстиция. 1999. N 1. С. 7; Топорнин Н. Европейский суд на пороге XXI века // Российская юстиция. 1999. N 8. С. 5 - 7; Чернышева О. Жалобы против России в Европейском суде // Российская юстиция. 2002. N 4. С. 14 - 19.

8 Пояснительный доклад к Протоколу N 14 к Европейской конвенции // www.conventions.coe.int.

9 Россия на первом месте по числу жалоб в Страсбург  // Коммерсантъ. 31.01.2009

10 См.: Поупражнялись в плюрализме // Независимая газета. 2006. 21 декабря

11 См.: Костенко Н., Корня А. В Страсбург, и побыстрее // Ведомости.18.12.2009, 240 (2510).

12 Европейском суде по правам человека расположен во Франции, а точнее - в городе Страсбурге, столице французской провинции Эльзас. Если представить это место точнее, то французский город Страсбург стоит на берегу реки Рейн, разделяющей Францию и Германию. От здания Европейского суда до границы всего несколько километров. До границы со Швейцарией - примерно 70 км.  Адрес: Au Secretaire de la CourEuropeenne des Droits de l’HommeConseil de l’EuropeF-67075 Strasbourg CedexFrance

13 Россияне лидируют по жалобам // Коммерсант. 2008. 16 мая.

14 Российские дела в Европейском суде по правам человека: опыт первого десятилетия: аналитический обзор. / Адвокатская палата Московской области, Экспертно-консультативный совет / М. Р. Воскобитова, С. И. Добровольская, О. С. Шепелева. М.: Новая юстиция, 2008. - С.67.

15 Костенко Н., Корня А. В Страсбург, и побыстрее // Ведомости.18.12.2009, 240 (2510).

16 Там же.

17 В Госдуму заносят 14-й протокол // Газета «Коммерсантъ»   № 237 (4292) от 18.12.2009.

18 Туманов В. У Европейского суда свои правила // Известия. 2000. 2 марта.

19 См.: глава 2 Конституции РФ "Права и свободы человека и гражданина".

20 См.: Закон РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 (ред. от 14.12.1995) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», ст. 6 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 19. Ст. 685.

21 См.: Решение по вопросу приемлемости жалобы № 48787/99 Илия Илиеску, Александру Ляшко, Андрей Иванточ и Тудор Петров-Попа против Молдавии и Российской Федерации» (Ilie Ilascu, Alexandru Lesco, Andrei Ivantoc and Tudor Petrov-Popa against Moldova and the Russian Federation) // Журнал российского права. 2002. № 4. С. 111–132.

22 Цит. по: Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950, ст. 34 // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

23 См.: Курдюков Д.Г. Указ. соч.

24 См.: Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.

25 Следует отметить, что в 1999–2000 гг. огромное количество жалоб было признано неприемлемыми именно потому, что нарушение прав произошло до 5 мая 1998 г. Но сейчас это условие становится все более формальным. См.: Воскобитова М. Указ. соч.

26 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 30.12.2004), ст. 208 // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

27 См.: Топорин Н. Европейский суд начинает работать по новым правилам // Российская юстиция. 1999. N 1. С. 6.

28 См.: Вы решили обратиться в суд. М.: Олимп; ООО "Фирма "Издательство АСТ", 1999; Советы юриста на все случаи жизни. Вып. 6 / Авт.-сост. А. Ваксян, А. Зубов; под общ. ред. действительного члена Академии юридических наук Л. Ольшанского. М.: АСТ, 1999. С. 181.

29 См.: Европейский суд по правам человека и Российская Федерация. Постановления и решения, 2006. Т. 1. Администрация Президента Российской Федерации. М.: Новая юстиция, 2006. С. 18.

30 Туманов В.А. Европейский суд по правам человека. Избранные решения. В двух томах. Т. 1. М.: Норма; Институт европейского права МГИМО(У) МИД России Совет Европы COLPIINTERIGHTS, 2000. С. 6.

31 См.: Воскобитова М. Указ. соч.

32 Европейский суд по правам человека и Российская Федерация. Постановления и решения. 2005. Т. 1. Администрация Президента Российской Федерации. М.: Новая юстиция, 2006. С. 58.

33 Имеются в виду обстоятельства по существу, места, времени и лица.

34 Россия на первом месте по числу жалоб в Страсбург  // Коммерсантъ. 31.01.2009

35 Конвенция о защите прав человека и основных свобод (принята Советом Европы в г. Риме 04.11.1950) вместе с Протоколом № 1 (подписан в г. Париже 20.03.1952), Протоколом № 6 «Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый протокол к ней» (подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), Протоколом № 7 (подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)), ст. 34 // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514; Официальный перевод Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163. См. также: Российская юстиция. 2002. N 5. С. 55 - 69.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

32050. Коран и коранистика 49 KB
  Он приказал разрушить капища места жертвоприношений языческих богов бросить в Днепр их статуи и построить христианские церкви. Строились церкви: Десятинная церковь в Киеве Пресвятой Богородицы в Полоцке в 1037 г. церковные иерархии и князья начали борьбу за независимость русской церкви от Византии. Фактически через Синод император контролировал и жизнь Церкви.
32051. Старообрядчество (Раскольничество, Староверие) 29 KB
  Понятие старообрядчество появляется после раскола Русской православной церкви в середине XVII века. Официально термин старообрядчество стал использоваться с 1906 г.
32052. Расчеты с покупателями и заказчиками 146 KB
  В книге продаж регистрируются счетафактуры с указанием суммы НДС. В этом случае при отгрузке продавцом товара покупателю и при предъявлении ему расчетных документов продавцом признается доход от продажи и делается запись на суммы указанные в этих документах: Дт 62 Расчеты с покупателями и заказчиками Кт 90 Продажи Одновременно начисляется НДС в бюджет Дт 903 НДС Кт 68 Расчеты по НДС При поступлении оплаты делается запись ДТ 51 50 52 Кт 62 Расчеты с покупателями...
32053. Разработка макета промышленного манипулятора 1.57 MB
  Основным заданием является проектирование и создание макета промышленного манипулятора, который способен перемещать металлический объект с конвейера весом не меньше 100 грамм.
32054. Особенности понимания и переживания террористической угрозы молодежью города Саранска 676.5 KB
  Психология терроризма – одна из наиболее значимых отраслей современной психологической науки. Она включает в себя несколько направлений: психологию терроризма, психологию посттравматических стрессовых расстройств у людей, ставших прямыми и косвенными жертвами терактов, роль средств массовой информации в проблеме терроризма. По мнению В. В. Знакова, одним из важнейших направлений психологии терроризма является изучение переживания и понимания людьми террористической угрозы
32055. ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УПРАВЛЕНИЯ ДЕНЕЖНЫМИ СРЕДСТВАМИ АО «Amanat Insurance» 1.57 MB
  Сущность и виды денежных потоков.2 Характеристика и управление расчётами денежных потоков. Методы оптимизации денежных потоков предприятия. Отчет о движении денежных средств АО mnt Insurnce.
32056. Влияние таких компонентов самосознания как дружелюбие и альтруистичность студентов педагогического факультета очной формы обучения и способов разрешения конфликтных ситуаций 838 KB
  Подходы к проблеме самосознания и история ее становления в работах отечественных и зарубежных психологов. Проблема становления подходов отечественных и зарубежных психологов к проблеме самосознания. Психологические особенности развития самосознания.
32057. Разработка и сборка солнечной батареи. Применение преобразователя для аккумулирования энергии 1.12 MB
  Снятие вольтамперных характеристик солнечной батареи. Применение DC DC преобразователя для аккумулирования солнечной энергии. Исследование характеристик солнечной батареи. Общая информация о солнечном излучении Количество солнечной энергии падающей на поверхность Земли связано с движением Солнца и зависит от времени суток и времени года.