39539

Разработка мероприятий по повышению финансовых результатов деятельности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

Дипломная

Финансы и кредитные отношения

Об абстрактности и конкретности философии государства и права. Попытки создать философию права как некую универсальную и всеобщую конструкцию исходящую из каких бы то ни было оснований антропологического материализма объективного или субъективного идеализма экзистенциализма или позитивизма на протяжении более чем двух столетий в Европе и России оказались несостоятельными. Оказалась не более чем иллюзией и сознательно разработанным мифом попытка представить право и полный свод правильных законов как способ решить все основные задачи по...

Русский

2013-10-07

641.96 KB

17 чел.

Содержание

Введение 3

1 Теоретические аспекты экономического анализа и аудиторской проверки бухгалтерской отчетности организации 7

1.1 Сущность и значение бухгалтерской отчетности организации 7

1.2 Бухгалтерская финансовая отчетность – база экономического анализа 19

1.3 Основные этапы и методика аудита достоверности бухгалтерской отчетности организации 26

2 Организационно-экономическая характеристика ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» 35

2.1 Краткая характеристика предприятия 35

2.2 Анализ финансового состояния по данным бухгалтерской отчетности предприятия 37

2.3 Организация аудиторской проверки бухгалтерской отчетности 52

3 Разработка мероприятий по повышению финансовых результатов деятельности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» 72

3.1 Разработка рекомендаций по повышению финансовых результатов деятельности предприятия 72

3.2 Расчет экономической эффективности предложенных мероприятий 80

Заключение 86

Списко использованной литературы 92

Приложения 97


Введение

В условиях рыночной экономики возрос интерес к практическому использованию бухгалтерской (финансовой) отчетности в управлении экономическими процессами, особенно в области инвестирования, сохранения, отчуждения, разделения и присвоения собственности, определения финансовых, налоговых отношений и в других ситуациях.

В связи с переходом России к рыночным отношениям возникла необходимость в гармонизации системы отечественного бухгалтерского учета, отчетности  с международными стандартами финансовой отчетности (МСФО).  Современная финансовая отчетность нацелена на горизонтальное использование для привлечения инвесторов и партнеров, для информирования учредителей и акционеров об устойчивости финансового положения и о ближайших перспективах предприятия. Одним из основных требований к бухгалтерской отчетности в рыночной экономике являются ее открытость для всех заинтересованных пользователей.

Бухгалтерская отчетность превратилась в основной источник информации, позволяющий оценить финансовое и имущественное состояние экономических субъектов.

Кроме внешних пользователей, отчетность важна и для внутренних пользователей, поскольку выполняет важную функциональную роль в системе экономической информации для текущего управления, контроля и анализа. Она интегрирует информацию всех видов учета и представляется в виде таблиц, удобных для восприятия информации объектами хозяйствования.

Развитие предпринимательства, возникновение новых организационно-правовых форм предприятий и многообразных форм собственности коренным образом повлияли на механизм системы финансового контроля в стране. Аудит, являясь методом осуществления вневедомственного независимого финансового контроля, не подменяет государственный финансовый контроль. Однако его основными субъектами являются прежде всего предприятия и организации негосударственного сектора экономики. Они не входят в систему имеющихся в стране министерств и ведомств и по этой причине не охватываются ведомственным контролем. И в отличие от государственного контроля аудит выполняет скорее роль советника, консультанта, помощника всем специалистам, занимающимся обработкой и использованием бухгалтерской информации. Аудит не только оценивает достоверность бухгалтерской отчетности предприятия, законность совершенных хозяйственных операций, но и помогает выявить допущенные ошибки, исправить их, а также рекомендует построение такой системы учета, которая позволит в дальнейшем максимально избегать ошибок.

Актуальность и практическая значимость темы настоящей выпускной квалификационной работы обусловлена и другими причинами. Во-первых, для оптимального управления сложными экономическими процессами должны использоваться достоверные информационные ресурсы, а во-вторых, в настоящее время, в российской экономике особое значение приобретают мероприятия, направленные на стабилизацию финансового состояния участников рыночных отношений. В настоящее время значимость достоверности бухгалтерской отчетности предприятия очень высока, оценку  ее правдоподобности дает аудиторская.

Динамично изменяющееся законодательство в области бухгалтерского учета, аудита и налогообложения, внедрение в практику современных информационных технологий, использование опыта ведущих зарубежных стран требуют от аудиторов особой подготовки. Они должны уметь быстро ориентироваться в сложившейся ситуации, хорошо знать действующее законодательство, применять эффективную методику аудиторской проверки. Это возможно при условии подготовки и внедрения в практику работы аудиторских организаций внутренних стандартов аудита и рациональных методов контроля качества аудита. 

Целью данной выпускной квалификационной работы является проведение экономического анализа по данным бухгалтерской отчетности  предприятия за 2010-2012гг. и выявление особенностей проведения аудита бухгалтерской отчетности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за 2012 год, а также разработка рекомендаций и предложений по повышению финансовых результатов деятельности мзучаемого предприятия.

Для достижения вышеуказанной цели, были поставленны следующие задачи:

  1.  рассмотреть теоретические основы состава и содержания бухгалтерской отчетности предприятия;
  2.  изучить методологию проведения экономического анализа по данным бухгалтерской отчетности предприятия;
  3.  рассмотреть основные этапы и методику аудита бухгалтерской отчетности предприятия;
  4.  провести по данным бухгалтерской отчетности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за 2010-2012гг. анализ финансового состояния;
  5.  провести аудит годовой бухгалтерской отечности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»;
  6.  разработать рекомендаций и предложений по повышению финансовых результатов деятельности мзучаемого предприятия.

Объектом исследования является ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС».

Предметом исследования является годовая бухгалтерская отчетность ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за 2010-2012г.

Период исследования – 2010-2012гг.

Методы научного исследования – прикладное исследование и разработка.

Нормативно-правовую базу исследования составили: Федеральный закон «О бухгалтерском учете» от 06.12.2011г. № 402-ФЗ, Федерального закона от 30.12.08 № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» в редакции от 21.11.2011г., Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ № 34-н в редакции от 24.12.2010г., Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств № 49 в редакции от 08.11.2010г. и др.

Теоретической базой исследования явились научные труды ведущих специалистов и ученых в области бухгалтерского и налогового учета деятельности предприятий, анализа хозяйственной деятельности и аудита, таких, как: Астахов В.П., Богатая И.Н., Глушков И.Е, Луганская О.В., О.В, Ефимова, В.М. Мельник, А.Д. Шеремет, Захарова И.В., Кондраков Н.П., Тумасян  Р.З., Шишкоедова Н.Н. и другие.

Выпуская квалификационная работа состоит из: введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, приложений – бухгалтерской отчетности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за 2010-2012г.

Научная значимость выпускной квалификационной работы заключается в том, что при проведении аудиторской проверки были выявлены недостатки в формирование бухгалтерской отчетности организации, а при проведение анализа финансового состояния были сделаны четкие выводы, которые позволили сформировать ряд  мероприятия для улучшения финансового состояния ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС», которые являются экономически выгодными для предприятия.

Практическая значимость выпускной квалификационной работы заключается в том, что разработанные рекомендации могут быть применены в бухгалтерском учете ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» для улучшения финансовых результатов деятельности предприятиях.

В процессе написания данной выпускной квалификационной работы были использованы учебники и учебные пособия по бухгалтерскому учету и бухгалтерской отчетности, статьи в ведущих бухгалтерских и финансовых изданиях, а также открытые публикации.


1 Теоретические аспекты экономического анализа и аудиторской проверки бухгалтерской отчетности организации

1.1 Сущность и значение бухгалтерской отчетности организации

Бухгалтерская отчетность представляет собой систему показателей, отражающих результаты хозяйственной деятельности организации за отчетный период. Бухгалтерская отчетность включает таблицы, которые составляются по данным бухгалтерского, статистического и оперативного учета и являются завершающим этапом учетной работы 2.

Бухгалтерская отчетность это единая система данных об имущественном и финансовом положении организации и о результатах ее хозяйственной деятельности, составляемая на основе данных бухгалтерского учета по установленным формам. Бухгалтерская отчетность состоит из бухгалтерского баланса, отчета о прибылях и убытках, приложений к ним и пояснительной записки (далее — пояснения к бухгалтерскому балансу и отчету о прибылях и убытках), а также аудиторского заключения, подтверждающего достоверность бухгалтерской отчетности организации, если она в соответствии с федеральными законами подлежит обязательному аудиту3.

Годовая бухгалтерская (финансовая) отчетность состоит из бухгалтерского баланса, отчета о финансовых результатах и приложений к ним4.

 Бухгалтерская отчетность должна давать достоверное и полное представление об имущественном и финансовом положении организации, о его изменениях, а также финансовых результатах ее деятельности.

Организации составляют отчеты по формам и инструкциям, утвержденным Минфином РФ5.

Отчетность организаций различают по видам, периодичности составления, степени обобщения отчетных показателей6, данная классификация представлена на рисунке 1.

Классификация бухгалтерской отчетности

По видам

По степени обобщения отчетных данных

По периодичности составления

Первичные отчеты

Внутригодовая

Бухгалтерская

Сводные отчеты

Годовая

Статистическая

Оперативная

Рис.1. Классификация бухгалтерской отчетности

По видам отчетность подразделяется на бухгалтерскую, статистическую и оперативную7.

Бухгалтерская отчетность содержит сведения об имуществе, обязательствах и финансовых результатах по стоимостным показателям и составляются на основании данных бухгалтерского учета. Статистическая отчетность содержит сведения по отдельным показателям хозяйственной деятельности предприятий как в натуральном, так и в стоимостном выражении и составляется по данным статистики, бухгалтерского и оперативного учета. Оперативная отчетность содержит сведения по основным показателям за короткие промежутки времени: сутки, неделю, декаду, половину месяца.

По периодичности составления различают внутригодовую (за месяц, квартал, полугодие) и годовую отчетность (отчетность за год)8.

По степени обобщения данных различают отчеты первичные (составляемые организациями) и сводные (консолидированные), которые составляют вышестоящие или материнские организации на основании первичных отчетов.

Состав годовой бухгалтерской отчетности представлен на рисунке 2.

Годовая бухгалтерская отчетность

Приложения к бухгалтерскому балансу и отчету о финансовых результатах

Отчет о финансовых результатах

Бухгалтерский баланс

Аудиторское заключение

Пояснительная записка

Рис. 2. Состав годовой бухгалтерской отчетности.

Составление бухгалтерской отчетности регламентируется Федеральным законом «О бухгалтерском учете» от 06.12.2011г. № 402-ФЗ и Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ № 34-н в редакции от 24.12.2010г.

При наличии у организаций филиалов, представительств и иных подразделений, в т.ч. выделенных на отдельные балансы составляется консолидированная отчетность. Данная отчетность кроме показателей бухгалтерской отчетности головной организации включает показатели таких подразделений, находящихся как на территории РФ, так и за ее пределами.

Консолидированная (сводная) отчетность представляется в объеме форм, установленных Минфином РФ для юридических лиц9.

В соответствии с Федеральным законом «О бухгалтерском учете»  от 06.12.2011г. № 402-ФЗ организации обязаны представлять квартальную бухгалтерскую отчетность в течение 30 дней по окончании квартала, а годовую — в течение 90 дней по окончании года, если иное не предусмотрено законодательством РФ10.

Представляемая годовая бухгалтерская отчетность должна быть утверждена в порядке, установленном учредительными документами организации11.

В пределах указанных сроков конкретная дата представления бухгалтерской отчетности устанавливается учредителями (участниками) организации или общим собранием.

Бухгалтерская отчетность может быть представлена пользователю организацией непосредственно или передана через ее представителя, направлена в виде почтового отправления с описью вложения или передана по телекоммуникационным каналам связи12.

Пользователь бухгалтерской отчетности не вправе отказать в принятии бухгалтерской отчетности и обязан по просьбе организации проставить отметку на копии бухгалтерской отчетности о принятии и дату ее представления.

При получении бухгалтерской отчетности по телекоммуникационным каналам связи пользователь бухгалтерской отчетности обязан передать организации квитанцию о приемке в электронном виде.

Днем представления организацией бухгалтерской отчетности считается или дата отправки почтового отправления с описью вложения, или дата ее отправки по телекоммуникационным каналам связи, или дата фактической передачи по принадлежности13.

Если дата представления бухгалтерской отчетности приходится на нерабочий (выходной) день, то сроком представления отчетности считается первый следующий за ним рабочий день14.

Организации, имеющие дочерние и зависимые общества, помимо собственного бухгалтерского отчета составляют также сводную бухгалтерскую отчетность, включающую показатели отчетов таких обществ15.

Бухгалтерская отчетность составляется, хранится и представляется пользователям в установленной форме на бумажных носителях.

При наличии технических возможностей и с согласия пользователей бухгалтерской отчетности организация может представлять бухгалтерскую отчетность в электронном виде в соответствии с законодательством РФ

Организации обязаны хранить бухгалтерскую отчетность в течение сроков, устанавливаемых в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее пяти лет16.

Общие требования к бухгалтерской отчетности заключаются в обеспечении полноты, достоверности, существенности, нейтральности, сравнимости, сопоставимости информации (данных).

Бухгалтерская отчетность должна быть сформирована исходя из правил, установленных нормативными актами по бухгалтерскому учету и давать достоверное и полное представление о финансовом положении организации, финансовых результатах ее деятельности и изменениях в ее финансовом положении.

Для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности организации обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка.

Проведение инвентаризации осуществляется в соответствии с Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств17.

Данные годовой бухгалтерской отчетности организации, если она в соответствии с законодательством РФ подлежит обязательному аудиту, подтверждается аудитором (аудиторской фирмой), имеющим лицензию на осуществление аудиторской деятельности18.

При формировании бухгалтерской отчетности организацией должна быть обеспечена нейтральность информации, содержащейся в ней, т.е. исключено одностороннее удовлетворение интересов одних групп пользователей бухгалтерской отчетности перед другими19.

Информация не является нейтральной, если посредством отбора или формы представления она влияет на решения и оценки пользователей с целью достижения предопределенных результатов или последствий.

Данные (информация), включенные в бухгалтерскую отчетность, должны отвечать требованию существенности.

Показатели об отдельных активах, обязательствах, доходах, расходах и хозяйственных операциях должны приводиться в бухгалтерской отчетности обособленно в случае их существенности, если без знания о них заинтересованными пользователями невозможна оценка финансового положения организации или финансовых результатов ее деятельности20.

Показатель считается существенным, если его не раскрытие может повлиять на экономические решения заинтересованных пользователей, принимаемые на основе отчетной информации.

Решение организацией вопроса, является ли данный показатель существенным, зависит от оценки показателя, его характера, конкретных обстоятельств возникновения.

Показатели об отдельных активах, обязательствах, доходах, расходах и хозяйственных операциях могут приводиться в бухгалтерской отчетности общей суммой с раскрытием в пояснениях к бухгалтерскому балансу и отчету о финансовых результатах, если каждый из этих показателей в отдельности несущественен для оценки заинтересованными пользователями финансового положения организации или финансовых результатов ее деятельности21.

В бухгалтерской отчетности организации должна быть обеспечена сопоставимость отчетных данных с показателями за предшествующий отчетный год (годы) или соответствующие периоды предшествующих отчетных периодов.

Для этого по каждому числовому показателю бухгалтерской отчетности должны быть приведены данные минимум за два года — отчетный и предшествующий отчетному, а в бухгалтерском балансе за три года – отчетный, предшествующий, предшествующий предыдущему22.

Если организация принимает решение в представляемой бухгалтерской отчетности раскрывать по каждому числовому показателю данные более чем за два года (три и более лет), то организацией должна быть обеспечена сопоставимость данных за все периоды.

Так же при составлении бухгалтерской отчетности в России должны соблюдаться и другие требования к ее оформлению. (рисунок 3)

Бухгалтерская отчетность должна быть составлена на русском языке и в

валюте РФ. Она должна быть подписана руководителем и главным бухгалтером (бухгалтером) организации.           

В формах бухгалтерской отчетности не должно быть никаких подчисток и помарок.

Требования к оформлению бухгалтерской отчетности

Подпись руководителя и главного бухгалтера

Данные приводятся в тысячах рублях без десятичных знаков

В формах не должно быть помарок и подчисток

Незаполненные строки прочеркиваются

Валюта РФ

Вычитаемое значение показателя ставиться в круглых скобках

На русском языке

Рис. 3. Требования к оформлению бухгалтерской отчетности

          Незаполненные статьи (строки, графы), предусмотренные в образцах форм, прочеркиваются при отсутствии у организации соответствующих активов, обязательств, доходов, расходов, хозяйственных операций.

          Данные представляемой бухгалтерской отчетности должны приводиться в тысячах рублях без десятичных знаков. Организациям, имеющим существенные обороты продаж, обязательств и т. п., разрешается приводить данные в представляемой бухгалтерской отчетности в миллионах рублей без десятичных знаков23.

          Если в соответствии с нормативными документами по бухгалтерскому учету показатель должен вычитаться из соответствующих показателей (данных) при исчислении соответствующих данных (промежуточных, итоговых и пр.) или имеет отрицательное значение, то в бухгалтерской отчетности этот показатель показывается в круглых скобках.

К показателям, значения которых надо указывать в круглых скобках в формах бухгалтерской отчетности, относятся непокрытый убыток прошлых лет, непокрытый убыток отчетного года, себестоимость проданных товаров, продукции, работ, услуг, коммерческие и управленческие расходы, проценты к уплате, прочие расходы, уменьшение капитала, выбытие основных средств и пр24.

При составлении бухгалтерской отчетности должны быть соблюдены требования положений  нормативных документов по бухгалтерскому учету по раскрытию в бухгалтерской отчетности информации:

  1.  об изменениях учетной политики, оказавших или способных оказать существенное влияние на финансовое положение, движение денежных средств или финансовые результаты деятельности организации;
  2.  об операциях в иностранной валюте;
  3.  о материально-производственных запасах;
  4.  об основных средствах и нематериальных активах;
  5.  о доходах и расходах организации;
  6.  о последствиях событий после отчетной даты;
  7.  о последствиях условных фактов хозяйственной деятельности и др25.

Такое раскрытие может быть осуществлено организацией путем включения соответствующих показателей, таблиц, расшифровок непосредственно в приложение к бухгалтерскому балансу и отчету о финансовых результатах или в пояснительную записку к годовой бухгалтерской отчетности.

Общим требованием ко всем формам бухгалтерской отчетности является обязательное указание в верхней части этих форм сведений о наименовании организации, идентификационном номере налогоплательщика (ИНН), виде деятельности организации, ее организационно-правовой форме и форме собственности, единице измерения показателей.

Таким образом, для того чтобы бухгалтерская отчетность соответствовала перечисленным требованиям, при составлении бухгалтерского баланса и отчета о финансовых результатах должно быть обеспечено соблюдение следующих условий: полное отражение за отчетный период всех хозяйственных операций и результатов инвентаризации всех производственных ресурсов, готовой продукции и расчетов; полное совпадение данных синтетического и аналитического учета, а также соответствие показателей отчетов и балансов данным синтетического и аналитического учета; осуществление записей хозяйственных операций в бухгалтерском учете только на основании надлежаще оформленных оправдательных документов или приравненных к ним технических носителей информации; правильная оценка статей баланса.

В современное время ведется непрерывная работа по совершенствованию системы правового и методологического регулирования бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, базирующаяся на четырехуровневой системе нормативно-правовых актов (рисунок 4).

Документами первого, наивысшего, уровня являются: Гражданский кодекс с изменениями от 11.02.2013г., Трудовой кодекс с изменениями от 04.03.2013г. и Налоговый кодекс Российской Федерации с изменениями и дополнениями на 01.01.2013г.. Так же к документу первого уровня относится Федеральный Закон «О бухгалтерском учете» от 06.12.2011г. № 402-ФЗ, в котором определяется роль и место бухгалтерского учета в системе законодательных актов Российской Федерации, его цели и задачи, общие методы ведения и нормативного регулирования, обязанности и ответственность организаций порядок и учреждений за состояние бухгалтерского учета и отчетности.

Нормативное регулирование бухгалтерского учета в России

4 уровень – организационный (рабочие документы, формирующие учетную политику, положения и инструкции для системы внутреннего регулирования)

3 уровень – методический (инструкции, методические указания, разрабатываемые Минфином ЦБ РФ и другими ведомствами)

2 уровень – нормативный (документы, разрабатываемые Минфином РФ)

1 уровень - Законодательный (Конституция, Кодексы, Федеральные законы, Указы Президента, Постановления Правительства)

Рис. 4. Нормативное регулирование бухгалтерского учета в России

Ко второму уровню относятся: Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности № 34-н в редакции от 24.12.2010г., Положения (стандарты) по бухгалтерскому учету отдельных объектов учета. Главное назначение таких положений — раскрыть правовые и методологические нормы, закрепленные в Законе «О бухгалтерском учете» от 06.12.2011г. № 402-ФЗ. Положения представляют собой общие предписания по ведению бухгалтерского учета хозяйственных операций и его организации на предприятиях и в учреждениях, правила составления, представления и публикации финансовой  отчетности26.

Основным нормативным документом второго уровня для составления отчетности является, прежде всего, Положение по бухгалтерскому учету 4/99 «Бухгалтерская отчетность организации», утвержденное Приказом Минфина РФ от 2.07.2010г. № 66н с изменениями от 28.11.2010г., которое устанавливает состав, содержание и методические основы формирования бухгалтерской отчетности организаций по законодательству Российской Федерации27.

К третьему уровню относятся методические указания, инструкции, рекомендации и иные аналогичные документы, которые носят рекомендательный характер. Подготавливаются и утверждаются они федеральными органами, министерствами, другими органами исполнительной власти, профессиональным объединением бухгалтеров на основе и в развитие документов первого и второго уровней.

Документы этого уровня носят рекомендательный характер, в них изложены методические указания, разъяснения по вопросам постановки бухгалтерского учета.

Также к числу документов третьего уровня следует отнести План счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности и Инструкцию по его применению, утвержденные Приказом Минфина РФ от 31.10.2000 № 94н28, являющиеся базовыми документами системы бухгалтерского учета в России.

Четвертый уровень – документы по организации и ведению бухгалтерского учета по отдельным видам имущества, обязательствам и хозяйственным операциям, которые носят обязательный характер для конкретных организаций. Это рабочие документы организаций, предназначенные для внутреннего пользования, утверждаемые руководителем организации в рамках принятой учетной политики. Указанные документы, их содержание и статус, принципы построения и взаимодействия между собой, а также порядок подготовки и утверждения определяются руководителем29.

В последние годы в системе нормативного регулирования и ведения бухгалтерского учета в России произошли значительные изменения, дополнения и уточнения. Поэтому при разработке учетной политики организации должны исходить из Федерального закона о бухгалтерском учете, иных федеральных законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ и положений, приказов, Плана счетов бухгалтерского учета, инструкций и писем Министерства финансов РФ и других нормативных документов.

В системе нормативного регулирования учета бухгалтерская отчетность рассматривается как единая система данных об имущественном и финансовом положения организации и о результатах ее хозяйственной деятельности, составляемая на основе информации бухгалтерского учета, подготовленной по установленным формам за определенный отчетный период. В свою очередь отчетный период — это период, за который организация должна составлять бухгалтерскую отчетность. Такая процедура обобщения учетной информации необходима в первую очередь самому предприятию и связана с необходимостью уточнения, а в ряде случаев и корректировки дальнейшего курса финансово-хозяйственной деятельности предприятия. Поэтому бухгалтерская отчетность должна выявлять любые факты, содержание которых может оказать влияние на оценку пользователями информации о состоянии собственности, финансовой ситуации, прибылей и убытков30.

1.2 Бухгалтерская финансовая отчетность – база экономического анализа

Содержание экономического анализа постоянно изменяется и совершенствуется под воздействием рыночной экономики, либерализации внешнеэкономических связей, усиления влияния факторов риска и неопределенности на результаты хозяйственной деятельности. Как отмечает О.В. Ефимова, меняется целевая направленность экономического анализа: «...контрольная функция отступает на второй план, и основной упор делается на переход к обоснованию управленческих и инвестиционных решений, направлений возможного вложения капитала и оценке их целесообразности. Расширяется инструментарий современного финансового анализа за счет новых способов и приемов, позволяющих учитывать такие факторы, как временная ценность денежных средств, неопределенность и риск, влияние инфляции... для решения проблем текущей и долгосрочной платежеспособности потребовалось развитие такого направления, как краткосрочный и долгосрочный анализ движения денежных средств»31.

Информационная база анализа финансового состояния предприятия представлена на рисунке 5.

Информационная база анализа финансового состояния предприятия

Рис. 5. Информационная база анализа финансового состояния предприятия

Анализ финансового состояния предприятия может проводиться с различными акцентами и степенью глубины в зависимости от основных категорий его пользователей и их экономических интересов. Пользователями результатов анализа финансового состояния предприятия могут выступать следующие32 лица, которые представлены в Приложение 1.

Анализ финансового состояния может быть выполнен с различной степенью детализации в зависимости от целей анализа, имеющейся информации, технического и кадрового обеспечения.

В.В. Ковалёв указывает, что наиболее целесообразным является выделение предварительного анализа (экспресс-анализа) и углубленного (внутреннего) анализа финансового состояния.

В общем виде методика экспресс-анализа отчётности предусматривает оценку состава ресурсов, их структуры, финансовых результатов хозяйствования, эффективности использования собственных и заёмных средств.

Смысл экспресса-анализа – отбор небольшого количества наиболее существенных и сравнительно несложных в исчислении показателей и постоянное отслеживание их динамики. Однако авторам не предлагается прогнозирование финансовых показателей на перспективу, нет рейтинговой оценки.

А.И. Ковалёв предлагает методику углубленного анализа с целью диагностики банкротства, основанную на коэффициентах ликвидности (платежеспособности) и финансовой устойчивости, которые представлены как две взаимодополняющие группы показателей. Предложена методика анализа деловой активности, где рассмотрены показатели эффективности (отдачи) ресурсов, показатели оборачиваемости, рентабельности и оценки рыночной активности33. Завершается анализ прогнозированием вероятности банкротства на основе модели Э. Альтмана.

От методики В.В. Ковалева эта методика отличается меньшей степенью дифференциации групп коэффициентов, отсутствием блока оценки имущественного положения в ходе углубленного анализа, а также суженым кругом методов прогнозирования вероятного банкротства.

В зарубежной методике достаточно распространена система экономических рейтингов промышленных, торговых, финансовых корпораций, содержащая набор ключевых финансовых показателей, характеризующих их устойчивость, платежеспособность, деловую активность, рентабельность.

Методика, предложенная А.Д. Шереметом, рекомендует проводить оценку финансового положения и его изменения за отчётный период комплексно, то есть с помощью анализа абсолютных, а также относительных показателей. Сравнительный аналитический баланс и расчёт абсолютных показателей финансовой устойчивости служат отправным пунктом анализа34.

Исследование абсолютных характеристик ликвидности, а также ряда относительных величин финансовых коэффициентов дополняют оценку, полученную с помощью вышеуказанных величин. Углублению факторного анализа способствует построение и исследование различных моделей взаимосвязи различных финансовых коэффициентов, где изменение результативного показателя происходит при определённом изменении показателей-факторов.

К абсолютным показателям финансовой устойчивости относят обеспеченность запасов и затрат источниками формирования. Для определения этого коэффициента вычисляются следующие показатели35:

  1.  общая величина запасов и затрат, рассчитываемая как сумма запасов предприятия с учетом НДС;
  2.  собственные оборотные средства, которые рассчитываются как разность общей суммы средств предприятия и суммы внеоборотных активов;
  3.  собственные и долгосрочные источники формирования запасов и затрат (рассчитываются как суммы собственных оборотных средств предприятия и его долгосрочных обязательств);
  4.  общая величина основных источников формирования запасов и затрат (рассчитывается как сумма собственных и долгосрочных источников формирования запасов и затрат и краткосрочных займов).

Чтобы определить финансовую устойчивость предприятия на основе данных показателей, рассчитываются36:

  1.  излишек или недостаток собственных оборотных средств как разница величины собственных оборотных средств и запасов;
  2.  излишек или недостаток долгосрочных источников финансирования запасов и затрат как разница величины основных источников формирования запасов и величины запасов;
  3.  излишек или недостаток общей величины основных источников формирования запасов.

С помощью абсолютных показателей определяется тип устойчивости финансового состояния37:

  1.  абсолютная устойчивость (излишек собственных оборотных средств или равенство величин последних запасов);
  2.  нормальная устойчивость (недостаток собственных оборотных средств, излишек долгосрочных источников формирования запасов или равенство величин долгосрочных источников и запасов);
  3.  неустойчивое финансовое состояние (недостаток собственных оборотных средств, недостаток долгосрочных источников формирования запасов, излишек общей величины основных источников формирования запасов или равенство величин основных источников и запасов);
  4.  кризисное финансовое состояние (недостаток собственных оборотных средств, долгосрочных источников формирования запасов, общей величины основных источников формирования запасов).

Анализ финансового состояния организации  начинается с анализа основных коэффициентов финансового состояния. Анализ коэффициентов финансового состояния организации проводится для исследования изменений устойчивости положения организации и проведения сравнительного анализа финансового положения нескольких организаций.

Один из основных составляющих финансовой устойчивости предприятия – ликвидность и платежеспособность. Результаты анализа ликвидности и платежеспособности всегда составляют значительную часть информационного обеспечения финансовых менеджеров. Важность их анализа объясняется тем, что в управлении финансами должна учитываться одна из основных взаимосвязей «ликвидность (платежеспособность) – доходность». Предприятие должно определиться максимизация ликвидности (платежеспособности) в ущерб доходности или наоборот. В финансовом менеджменте различают понятия «ликвидность баланса» и «ликвидность предприятия».

Ликвидность баланса – возможность субъекта хозяйствования обращать свои активы в наличность и погашать свои платежные обязательства. По сути, это степень покрытия долговых обязательств предприятия его активами, срок трансформации которых в денежные средства соответствует сроку погашения платежных обязательств.

Ликвидность предприятия – более общее понятие по сравнению с ликвидностью баланса. Так, ликвидность баланса предполагает изыскание платежных средств только за счет внутренних источников. Однако предприятие может привлечь дополнительные заемные средства и со стороны в случае, если у него имеется соответствующий имидж в деловом мире.

Платежеспособность – финансовое состояние предприятия, при котором у последнего существует возможность наличными денежными ресурсами своевременно погашать свои платежные обязательства.

Методика оценки кредитоспособности на каждом предприятии может быть различной. Состав и содержание показателей оценки вытекают из самого понятия кредитоспособности. В первую очередь они должны отразить финансово-хозяйственное состояние предприятия с точки зрения эффективности размещения и использования заемных средств и всех средств вообще, дать возможность оценить способность и готовность заемщика совершать платежи и погашать кредиты в определенные сроки. Выбор показателей оценки зависит от приоритетов, которые ставит перед собой предприятие.

В связи с тем, что предприятия сильно различаются по характеру их производственной и финансовой деятельности, сформировать единые универсальные методические указания по изучению кредитоспособности и расчету соответствующих показателей не представляется возможным. Во всяком случае такая ситуация складывается в отечественной практике. В современной международной практике также отсутствуют твердые правила изучения кредитоспособности, так как учесть все многочисленные специфические особенности клиентов практически невозможно.

Показатели кредитоспособности:

  1.  коэффициент абсолютной ликвидности;
  2.  коэффициент текущей ликвидности;
  3.  коэффициент покрытия;
  4.  оборачиваемость оборотных активов в днях;
  5.  коэффициент собственности (автономии);
  6.  рентабельность реализации;
  7.  темпы роста оборачиваемости оборотных активов;
  8.  наличие картотеки № 2 и др.

Оценка кредитоспособности предполагает определение класса каждого показателя путем сопоставления его фактического значения с нормативным. С помощью рейтинговой оценки кредитоспособности определяется класс кредитоспособности оцениваемого предприятия. В результате предприятия 1-го класса считаются финансово устойчивыми и кредитуются с некоторыми льготами (снижение процентной ставки, предоставление доверительного кредита); предприятия 2-го класса считаются финансово неустойчивыми и кредитуются на общих основаниях; предприятия 3-го класса являются ненадежными и кредитуются на особых условиях (высокие ставки, штрафы и санкции).

1.3 Основные этапы и методика аудита достоверности бухгалтерской отчетности организации

Целью аудита бухгалтерской отчетности является формирование мнения о достоверности показателей отчетности во всех существенных отношениях38.

К задачам аудита бухгалтерской отчетности относятся: проверка состава и содержания форм бухгалтерской отчетности, увязка ее показателей, проверка правильности оценки статей отчетности, проверка правильности формирования сводной отчетности, установление соответствия применяемой в организации методики бухгалтерского учета и налогообложения действующим в проверяемом периоде нормативным документам, проверка правильности формирования сводной отчетности39.

Согласно ст. 5 Федерального закона от 30.12.08 № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности», обязательный аудит проводится ежегодно в случаях, если40:

  1.  организация имеет организационно-правовую форму открытого акционерного общества;
  2.  организация является кредитной организацией, бюро кредитных историй, страховой организацией, обществом взаимного страхования, товарной или фондовой биржей, инвестиционным фондом, государственным внебюджетным фондом, фондом, источником образования средств которого являются добровольные отчисления физических и юридических лиц;
  3.  объем выручки от продажи (выполнения работ, оказания услуг) организации (за исключением сельскохозяйственных кооперативов и союзов этих кооперативов) за предшествовавший отчетному год превышает 400 млн. руб. или сумма активов бухгалтерского баланса по состоянию на конец года, предшествовавшего отчетному, превышает 60 млн. руб.;
  4.  в иных случаях, установленных федеральными законами.

Предоставляемые аудитору документы: оборотно-сальдовая ведомость, главная книга, бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках, отчет об изменениях капитала, отчет о движении денежных средств, приложение к бухгалтерскому балансу и отчету о прибылях и убытках, отчет о целевом использовании полученных средств, пояснительная записка к годовой бухгалтерской отчетности41.

Основной задачей аудита бухгалтерской отчетности является проверка состава и содержания форм бухгалтерской отчетности. Аудитору необходимо установить, были ли проведены организацией определенные учетные работы, которые предшествуют составлению бухгалтерской отчетности42.

Перед составлением годового отчета в каждой организации должны проводиться:

  1.  инвентаризация основных видов ценностей и обязательств;
  2.  списание выявленных отклонений по назначению и корректировке затрат со списанием калькуляционных разниц и закрытием ряда операционных счетов.

В ходе проверки закрытия счетов необходимо установить43:

- сделаны ли корректировочные записи по суммам цеховых расходов ремонтной мастерской, исчислена ли себестоимость услуг вспомогательного производства, сделаны ли корректировочные записи по каждому производству и закрыты ли аналитические счета по счету 23 «Вспомогательные производства»;

- распределены ли расходы будущих периодов, сделана ли корректировка общепроизводственных и общехозяйственных расходов и закрыты ли счета 97 «Расходы будущих периодов» (по затратам, относимым на издержки текущего года), 25 «Общепроизводственные расходы»;

- исчислена ли себестоимость продукции основных отраслей производства и списаны ли выявленные отклонения;

- сделаны ли корректировка затрат и закрыты ли субсчета к счету 20 «Основное производство»;

- произведена ли корректировка затрат и закрыты ли счета 29 «Обслуживающие производства и хозяйства» (по субсчетам собственно обслуживающих производств);

- списаны ли затраты по завершенным процессам и сделаны ли корректировочные записи на счетах вложений во внеоборотные активы и основные средства;

- определены ли финансовые результаты, сделаны ли корректировочные записи и закрыты ли счета 90 «Продажи», 91 «Прочие доходы и расходы»;

- распределена ли прибыль и списан ли убыток на счет 84 «Нераспределенная прибыль (непокрытый убыток)» и закрыт ли счет 99 «Прибыли и убытки».

Работы при проведении аудита бухгалтерской отчетности можно разделить на три последовательных этапа, представленные на рисунке 6.

Этапы проведения аудита

Заключительный

Основной

Ознакомительный

Рис. 6. Этапы аудиторской проверки44

На основном этапе аудита бухгалтерской отчетности необходимо изучить состав и содержание бухгалтерской отчетности. В настоящее время организации представляют в обязательном порядке квартальную и годовую бухгалтерскую отчетность. Годовой бухгалтерский отчет организации включает типовые формы бухгалтерской отчетности, утвержденные Минфином России45.

При изучении состава и содержания форм бухгалтерской отчетности организации выясняются46:

  1.  их соответствие требованиям нормативных документов:
  2.  наличие всех установленных форм;
  3.  полнота их заполнения;
  4.  присутствие необходимых реквизитов.

Планирование, являясь начальным этапом проведения аудита, включает в себя разработку аудиторской организацией общего плана аудита с указанием ожидаемого объема, графиков и сроков проведения аудита, а также разработку аудиторской программы, определяющей объем, виды и последовательность осуществления аудиторских процедур, необходимых для формирования аудиторской организацией объективного и обоснованного мнения о бухгалтерской отчетности организации47.

Аудиторская организация и индивидуальный аудитор обязаны планировать свою работу так, чтобы проверка была проведена эффективно.

Планирование аудита предполагает разработку общей стратегии и детального подхода к ожидаемому характеру, срокам проведения и объему аудиторских процедур.

Аудиторская организация должна согласовать с руководством экономического объекта основные организационные вопросы, связанные с проведением аудита.

Планирование аудитором своей работы способствует тому, чтобы важным областям аудита было уделено необходимое внимание, чтобы были выявлены потенциальные проблемы и работа была выполнена с оптимальными затратами, качественно и своевременно.

Аудитор должен ознакомиться с финансово-хозяйственной деятельностью экономического субъекта и иметь информацию о48:

  1.  внешних факторах, влияющих на хозяйственную деятельность экономического субъекта, отражающих экономическую ситуацию в стране (регионе) в целом и ее отраслевые особенности;
  2.  внутренних факторах, влияющих на хозяйственную деятельность экономического субъекта, связанных с его индивидуальными особенностями.

Кроме того, аудитор должен ознакомиться с49:

  1.  организационно-управленческой структурой экономического субъекта;
  2.  видами производственной деятельности и номенклатурой выпускаемой продукции;
  3.  структурой капитала и курсом акций (в случае, если акции экономического субъекта подлежат котировке);
  4.  технологическими особенностями производства продукции; уровнем рентабельности;
  5.  основными покупателями и поставщиками экономического субъекта;
  6.  порядком распределения прибыли, остающейся в распоряжении организации;
  7.  существованием дочерних и зависимых организаций;
  8.  организованной экономическим субъектом системой внутреннего контроля;
  9.  принципами формирования оплаты труда персонала.

Источниками информации об организации деятельности субъекта для аудитора могут быть устав экономического субъекта; документы о регистрации экономического субъекта; протоколы заседаний совета директоров, собраний акционеров либо других аналогичных органов управления экономического субъекта; документы, регламентирующие учетную политику экономического субъекта и внесение изменений в нее; бухгалтерская отчетность; статистическая отчетность; документы планирования деятельности экономического субъекта (планы, сметы, проекты); контракты, договоры, соглашения экономического субъекта; внутренние отчеты аудиторов-консультантов; внутрифирменные инструкции; материалы налоговых проверок; материалы судебных и арбитражных исков; документы, регламентирующие производственную и организационную структуру экономического субъекта, список его филиалов и дочерних компаний; сведения, полученные из бесед с руководством и исполнительным персоналом экономического субъекта; информация, полученная при осмотре экономического субъекта, его основных участков, складов50.

Обзор деятельности предприятия должен включать в себя51:

  1.  глубокое понимание предпринимательской деятельности клиента, мотивы поведения старшего управленческого персонала для оценки риска представления ложной информации;
  2.  предварительные аналитические обзоры для оценки текущего финансового состояния предприятия, чтобы выделить необычные и неожиданные сальдо;
  3.  понимание особенностей учетной политики;
  4.  оценку уровня и существенности.

Аудитор должен выявить внешние и внутренние факторы, влияющие на предпринимательскую деятельность клиента. К внешним факторам относятся макроэкономические и отраслевые факторы.

Аудитору необходимо составить и документально оформить общий план аудита, описав в нем предполагаемые объем и порядок проведения аудиторской проверки. Общий план аудита должен быть достаточно подробным, для того чтобы служить руководством при разработке программы аудита. Вместе с тем форма и содержание общего плана аудита могут меняться в зависимости от масштабов и специфики деятельности аудируемого лица, сложности проверки и конкретных методик, применяемых аудитором52.

Аудитору необходимо составить и документально оформить программу аудита, определяющую характер, временные рамки и объем запланированных аудиторских процедур, необходимых для осуществления общего плана аудита. Программа аудита является набором инструкций для аудитора, выполняющего проверку, а также средством контроля и проверки надлежащего выполнения работы. В программу аудита также могут быть включены проверяемые предпосылки подготовки финансовой (бухгалтерской) отчетности по каждой из областей аудита и время, запланированное на различные области или процедуры аудита53.

В процессе подготовки программы аудита аудитор обязан принимать во внимание полученные им оценки неотъемлемого риска и риска средств контроля, а также требуемый уровень уверенности, который должен быть обеспечен при процедурах проверки по существу, временные рамки тестов средств контроля и процедур проверки по существу, координацию любой помощи, которую предполагается получить от аудируемого лица, а также привлечение других аудиторов или экспертов54.

Общий план аудита и программа аудита должны по мере необходимости уточняться и пересматриваться в ходе аудита. Планирование аудитором своей работы осуществляется непрерывно на протяжении всего времени выполнения аудиторского задания в связи с меняющимися обстоятельствами или неожиданными результатами, полученными в ходе выполнения аудиторских процедур.

Проверяя правильность оценки статей отчетности, аудитор должен удостовериться в соблюдении следующих принципиальных положений при ее составлении55:

  1.  стоимость имущества и обязательств должна отражаться в отчетности в рублях;
  2.  имущество и обязательства должны оцениваться путем суммирования произведенных расходов;
  3.  зачет между статьями активов и пассивов, прибылей и убытков не допускается (кроме случаев, специально оговоренных в нормативных документах);
  4.  числовые показатели в бухгалтерском балансе должны отражаться в нетто-оценке, т. е. за вычетом регулирующих величин;
  5.  методики формирования показателей отчетности должны соответствовать требованиям нормативных документов; при наличии отклонений их следует раскрыть в пояснительной записке, указав причины и определив влияние, которое эти отклонения оказали на формируемые показатели отчетности.

По окончании работ аудитор формирует мнение по результатам проверки данного участка учета, составляет пакет рабочих документов, формулирует часть аудиторского отчета, относящуюся к области проверки, и представляет его совместно с рабочей документацией руководителю проверки.

Таким образом, резюмирую первую главу, сделаем основные выводы.

Бухгалтерская отчетность представляет собой систему показателей, отражающих результаты хозяйственной деятельности организации за отчетный период. Бухгалтерская отчетность включает таблицы, которые составляются по данным бухгалтерского, статистического и оперативного учета и являются завершающим этапом учетной работы

Для того чтобы бухгалтерская отчетность соответствовала перечисленным требованиям, при составлении бухгалтерского баланса и отчета о финансовых результатах должно быть обеспечено соблюдение следующих условий: полное отражение за отчетный период всех хозяйственных операций и результатов инвентаризации всех производственных ресурсов, готовой продукции и расчетов; полное совпадение данных синтетического и аналитического учета, а также соответствие показателей отчетов и балансов данным синтетического и аналитического учета; осуществление записей хозяйственных операций в бухгалтерском учете только на основании надлежаще оформленных оправдательных документов или приравненных к ним технических носителей информации; правильная оценка статей баланса.

Нормативная база регламентирующая составление бухгалтерской отчетности организации, базирующаяся на четырехуровневой системе нормативно-правовых актов. Бухгалтерская отчетность состоит из бухгалтерского баланса, отчета о финансовых результатах и приложений к ним.

Целью аудита бухгалтерской отчетности является формирование мнения о достоверности показателей отчетности во всех существенных отношениях

К задачам аудита бухгалтерской отчетности относятся: проверка состава и содержания форм бухгалтерской отчетности, увязка ее показателей, проверка правильности оценки статей отчетности, проверка правильности формирования сводной отчетности, установление соответствия применяемой в организации методики бухгалтерского учета и налогообложения действующим в проверяемом периоде нормативным документам, проверка правильности формирования сводной отчетности


2 Организационно-экономическая характеристика ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

2.1 Краткая характеристика предприятия

Компания зарегистрирована 24 июля 2007 года.

Полное название: "ПАРИТЕТ ПЛЮС", ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ, ОГРН: 1072320012687, ИНН: 2320153391.

Руководитель – Кочешкова Елена Викторовна.

Регион: Краснодарский край, г. Сочи. Компания ООО "ПАРИТЕТ ПЛЮС" расположена по адресу: 354000, КРАСНОДАРСКИЙ край, г. СОЧИ, ул. ПЛАСТУНСКАЯ, д. 47.

Основной вид деятельности: операции с недвижимым имуществом - сдача внаем собственного недвижимого имущества - сдача внаем собственного нежилого недвижимого имущества.

ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» присуща линейно-функциональная структура управления (рисунок 7) (о чем свидетельствуют взаимосвязи между отдельными подразделениями), в которой организация разделяется по специальным видам работы, далее по каждому из них формируется иерархия служб, которая пронизывает организацию сверху вниз. Всю полноту власти берет на себя генеральный директор ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС». Ему при разработке конкретных вопросов и подготовке соответствующих решений, планов помогает специальный аппарат, состоящий из функциональных подразделений.

За конечный результат работы в целом отвечает генеральный директор, задача которого состоит в том, чтобы все функциональные службы вносили свой вклад в его достижения.

Преимуществами данной структуры являются:

  1.  гибкость (обеспечивает достаточные возможности реструктуризации линейных подразделений по мере роста организации, изменения технологии, отделения родственных производств);
  2.  оперативность управления;
  3.  стимулирование деловой и профессиональной специализации, задания перерабатываются более детально;
  4.  каждый отдел имеет свои определенные задачи и обязанности;
  5.  уменьшает дублирование усилий и потребление материальных ресурсов в функциональных областях.

Генеральный директор

Главный управляющий

Главный бухгалтер

Штат обслуживающего персонала

Бухгалтерия

Рис.7. Организационная структура ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

Недостатками являются:

  1.  руководитель не может быть универсальным специалистом и учитывать все стороны деятельности сложного объекта;
  2.  отделы могут быть более заинтересованы в реализации целей и задач своих подразделений, чем в общих целях всей организации;
  3.  увеличивается число конфликтов между функциональными областями;
  4.  возникают сложности по контролю, если цепь команд от руководителя до исполнителя слишком длинная.

Сложившаяся организационная структура управления в ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» является наиболее приемлемой для данного предприятия. Каждый участок и работник имеет свои задачи, цели, которые ему необходимо реализовать. Главной задачей является контроль их исполнения с максимальным эффектом и с наименьшими затратами. В целом, можно сказать, что организационная структура ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» функционирует как некая система, направленная на достижение поставленных целей и задач.

В целом внутренняя среда ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» стабильна и не создает никаких барьеров в достижении целей организации:

  1.  организационная структура включает в себя все необходимые отделы для успешной деятельности;
  2.  в ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» освоены передовые технологии;
  3.  высокая инженерно-техническая и организационная культура;
  4.  квалифицированный управленческий персонал.

Сложившаяся организационная структура управления в ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» является наиболее приемлемой для данного предприятия. Каждый участок и работник имеет свои задачи, цели, которые ему необходимо реализовать. Главной задачей является контроль их исполнения с максимальным эффектом и с наименьшими затратами. В целом, можно сказать, что организационная структура ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» функционирует как некая система, направленная на достижение поставленных целей и задач.

В целом внутренняя среда ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» стабильна и не создает никаких барьеров в достижении целей организации: организационная структура включает в себя все необходимые отделы для успешной деятельности; на фирме освоены передовые технологии; высокая инженерно-техническая и организационная культура; квалифицированный управленческий персонал.

2.2 Анализ финансового состояния по данным бухгалтерской отчетности предприятия

Абсолютными показателями финансовой устойчивости являются показатели, характеризующие состояние запасов и обеспеченность их источниками формирования.

Представленный в таблице 1  анализ имущества ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» и источников его формирования проведен на основании данных бухгалтерского баланса (Приложение 2-4) за 2010-2012гг.

Таблица 1 - Структура имущества и источников его формирования

Показатель

Значение показателя

Изменение за отчетный период

в тыс. руб.

удельный вес, %

тыс. руб.
(+,-)

прирост, %

2010г.

2011г.

2012г.

2010г.

2012г.

Актив

1. Внеоборотные активы

2. Оборотные, всего

42 564

1 299

25 467

100

100

-17 097

-40,2

дебиторская задолженность

587

1 069

1 365

1,4

5,4

+778

+132,5

денежные средства и краткосрочные финансовые вложения

41 966

230

24 102

98,6

94,6

-17 864

-42,6

Пассив

1. Собственный капитал

38 653

-299

5 010

90,8

19,7

-33 643

-87

2. Долгосрочные обязательства, всего

3. Краткосрочные обязательства, всего

3 911

1 598

20 457

9,2

80,3

+16 546

+5,2 раза

в том числе:
заемные средства

119

Валюта баланса

42 564

1 299

25 467

100

100

-17 097

-40,2

Активы в 2012г. характеризуются отсутствием внеоборотных средств при 100% текущих активов. Активы ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за отчетный период (2010-2012гг.) уменьшились на 17 097 тыс. руб. (на 40,2%). Отмечая уменьшение активов, необходимо учесть, что собственный капитал уменьшился еще в большей степени – на 87%. Опережающее снижение собственного капитала относительно общего изменения активов необходимо рассматривать как негативный фактор.

Наглядно соотношение основных групп активов ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» представлено на рисунке 8.

Рис. 8. Структура активов ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» на конец 2012г.

Снижение активов ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» связано, в первую очередь, со снижением показателя по строке "краткосрочные финансовые вложения (за исключением денежных эквивалентов)" на 17 600 тыс. руб. (или 98,5% вклада в снижение активов).

Одновременно, в пассиве баланса снижение произошло по строке "нераспределенная прибыль (непокрытый убыток)" (-33 643 тыс. руб., или 100% вклада в снижение пассивов ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за отчетный период).

Среди положительно изменившихся статей баланса можно выделить "дебиторская задолженность" в активе и "кредиторская задолженность" в пассиве (+778 тыс. руб. и +16 546 тыс. руб. соответственно).

На последний день отчетного периода собственный капитал ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» составил 5 010 тыс. руб.; это на 33 643 тыс. руб., или на 87% меньше, чем в 2010г.

Одна из важных характеристик финансового состояния компании – устойчивость его деятельности в свете долгосрочной перспективы. Она связана с единой финансовой структурой компании, степенью его зависимости от кредиторов и инвесторов.

В таблице 2 приведены результаты расчетов показателей финансовой устойчивости.


Таблица 2 - Показатели финансовой устойчивости ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

Показатель

Значение показателя

Изменение показателя
(+,-)

Описание показателя и его рекомендованное значение

2010г.

2011г.

2012г.

1. Коэффициент автономии

0,91

-0,23

0,2

-0,71

Соотношение собственного капитала к общей сумме капитала. Рекомендованное значение для данной отрасли: 0,5 и больше (оптимальное 0,6-0,7).

2. Коэффициент финансового левериджа

0,1

-5,34

4,08

+3,98

Соотношение заемного капитала к собственному.
Рекомендованное значение для данной отрасли: 1 и меньше (оптимальное 0,33-0,67).

3. Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами

0,91

-0,23

0,2

-0,71

Соотношение собственных оборотных средств к оборотным активам.  Рекомендованное значение: 0,1 и больше.

4. Индекс постоянного актива

-

-

-

-

Соотношение стоимости внеоборотных активов к величине собственного капитала ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

5. Коэффициент покрытия инвестиций

0,91

-0,23

0,2

-0,71

Соотношение собственного капитала и долгосрочных обязательств к общей сумме капитала. Рекомендованное значение для данной отрасли: 0,8 и больше.

6. Коэффициент маневренности собственного капитала

1

1

1

-

Соотношение собственных оборотных средств к источникам собственных средств. Рекомендованное значение для данной отрасли: 0,05 и больше.

7. Коэффициент мобильности имущества

1

1

1

-

Соотношение оборотных средств к стоимости всего имущества. Охарактеризовывает отраслевую специфику организации.

8. Коэффициент мобильности оборотных средств

0,99

0,18

0,95

-0,04

Соотношение наиболее мобильной части оборотных средств (денежных средств и финансовых вложений) к общей стоимости оборотных активов.

9. Коэффициент обеспеченности запасов

-

-

-

-

Соотношение собственных оборотных средств к стоимости запасов. Рекомендованное значение: 0,5 и больше.

10. Коэффициент краткосрочной задолженности

1

1

1

-

Соотношение краткосрочной задолженности к общей сумме задолженности.


Коэффициент автономии ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» в 2012 г. составил 0,2. Полученное значение говорит о недостаточной доле собственного капитала (20%) в общем капитале ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС». За два года коэффициент автономии стремительно снизился (-0,71).

На рисунке 9 наглядно представлена структура капитала ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС». При этом необходимо отметить, что долгосрочные обязательства не нашли отражение на диаграмме ввиду их отсутствия.

Рис. 9. Структура капитала ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» на конец 2012г.

Значение коэффициента обеспеченности собственными оборотными средствами в 2012г. составило 0,2. За два года отмечено очень сильное уменьшение коэффициента обеспеченности собственными оборотными средствами – на 0,71. В течение отчетного периода коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами принимал как позитивные значения, так и значения, не соответствующие установленному нормативу.

В течение отчетного периода (2010-2012гг.) имело место очень сильное снижение коэффициента покрытия инвестиций – на 0,71 (до 0,2). Значение коэффициента в 2012 г. значительно ниже допустимой величины.

Коэффициент краткосрочной задолженности организации показывает на отсутствие долгосрочной задолженности при 100% краткосрочной.

На рисунке 10 представлено изменение основных показателей финансовой устойчивости ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за 2010-2012гг.

Рис. 10. Динамика показателей финансовой устойчивости ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

Сделаем анализ устойчивости по величине излишка (недостатка) собственных оборотных средств в таблице 3.

Таблица 3 - Анализ устойчивости по величине излишка (недостатка) собственных оборотных средств ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

Показатель собственных оборотных средств (СОС)

Значение показателя

Излишек (недостаток)

2010г.

2012г.

2010г.

2011г.

2012г.

  СОС1 (рассчитан без учета долгосрочных и краткосрочных пассивов)

38 653

5 010

+38 653

-299

+5 010

  СОС2 (рассчитан с учетом долгосрочных пассивов; фактически равен чистому оборотному капиталу, Net Working Capital)

38 653

5 010

+38 653

-299

+5 010

  СОС3 (рассчитанные с учетом как долгосрочных пассивов, так и краткосрочной задолженности по кредитам и займам)

38 653

5 010

+38 653

-180

+5 010

По всем трем вариантам расчета в 2012г. наблюдается покрытие собственными оборотными средствами имеющихся у ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» запасов (т.к. их величина равна нулю), поэтому финансовое положение по данному признаку можно характеризовать как абсолютно устойчивое. Следует обратить внимание, что несмотря на хорошую финансовую устойчивость все три показателя покрытия собственными оборотными средствами запасов за отчетный период (2010-2012 гг.) ухудшили свои значения.

Рис. 11. Собственные оборотные средства ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

Более того все три показателя покрытия собственными оборотными средствами запасов и затрат в течение отчетного периода (2010-2012гг.) улучшили свои значения.

Приведем результаты расчета соотношения активов по степени ликвидности и обязательств по сроку погашения в таблице 4.

Как видно из таблицы 4, в  2012 г. соблюдаются все четыре неравенства, что говорит об идеальном соотношении активов по степени ликвидности и обязательств по сроку погашения.

Еще одной важнейшей характеристикой финансового состояния организации считаются показатели платежеспособности. Платежеспособностью является способность организации рассчитываться по собственным обязательствам.


Таблица 4 - Анализ соотношения активов по степени ликвидности и обязательств по сроку погашения

Активы по степени ликвидности

На конец отчетного периода, тыс. руб.

Прирост за отчетный
период, %

Норма-

льное соотно-шение

Пассивы по сроку погашения

На конец отчетного периода, тыс. руб.

Прирост за отчетный
период, %

Излишек/
недостаток
платежных 

средств
тыс. руб., (+,-)

А1. Высоколиквидные активы (денежные средства + краткосрочные финансовые вложения)

24 102

-42,6

24 102

П1. Наиболее срочные обязательства (привлеченные средства) (текущая кредиторская задолженность)

20 457

+5,2 раза

+3 645

А2. Быстрореализуемые активы (краткосрочная дебиторская задолженность)

1 365

+132,5

1 365

П2. Среднесрочные обязательства (краткосрочные обязательства кроме текущей кредиторской задолженности)

0

+1 365

А3. Медленно реализуемые активы (прочие оборотные активы)

0

-100

0

П3. Долгосрочные обязательства

0

А4. Труднореализуемые активы (внеоборотные активы)

0

0

П4. Постоянные пассивы (собственный капитал)

5 010

-87

-5 010


Приведем результаты расчета коэффициентов ликвидности в таблице 5.

Таблица 5 -  Показатели ликвидности

Показатель ликвидности

Значение показателя

Изменение показателя
(+,-)

Расчет, рекомендованное значение

2010г.

2011г.

2012г.

1. Коэффициент текущей (общей) ликвидности

10,88

0,81

1,24

-9,64

Соотношение текущих активов к краткосрочным обязательствам. Рекомендованное значение: не меньше 2.

2. Коэффициент быстрой (промежуточной) ликвидности

10,88

0,81

1,24

-9,64

Соотношение ликвидных активов к краткосрочным обязательствам. Рекомендованное значение: 1 и больше.

3. Коэффициент абсолютной ликвидности

10,73

0,14

1,18

-9,55

Соотношение высоколиквидных активов к краткосрочным обязательствам.
Рекомендованное значение: не меньше 0,2.

В 2012г. при норме 2 коэффициент текущей (общей) ликвидности имеет значение 1,24. При этом нужно обратить внимание на имевшее место за два года негативное изменение – коэффициент снизился на -9,64.

Для коэффициента быстрой ликвидности нормативным значением является 1. В данном случае его значение составило 1,24. Это означает, что у ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» достаточно активов, которые можно в сжатые сроки перевести в денежные средства и погасить краткосрочную кредиторскую задолженность. В течение рассматриваемого периода можно наблюдать как позитивные значения коэффициента быстрой ликвидности, так и значения, не соответствующие норме.

Третий из коэффициентов, характеризующий способность ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» погасить всю или часть краткосрочной задолженности за счет денежных средств и краткосрочных финансовых вложений, имеет значение, соответствующее допустимому (1,18). В тоже время за отчетный период коэффициент абсолютной ликвидности снизился на -9,55.

Рис. 12. Динамика коэффициентов ликвидности

Для анализа динамики показателей прибыли составим таблицу 6. Исходными данными для составления является «Отчет о финансовых результатах» (Приложение 5-7).

Таблица 6 - Анализ основных финансовых результатов деятельности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

Показатель

Значение показателя, тыс. руб.

Изменение показателя

Средне-
годовая
величина, тыс. руб.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

тыс. руб.
(+,-)

прирост, %

1

2

3

4

5

6

7

1. Выручка

58 468

51 763

51 725

-6 743

-11,5

53 985

2. Расходы по обычным видам деятельности

17 873

17 899

18 646

+773

+4,3

18 139

3. Прибыль (убыток) от продаж  (1-2)

40 595

33 864

33 079

-7 516

-18,5

35 846

4. Прочие доходы и расходы, кроме процентов к уплате

-68

-70 227

-25 323

-25 255

-31 873

5. EBIT (прибыль до уплаты процентов и налогов) (3+4)

40 527

-36 363

7 756

-32 771

-80,9

3 973

Продолжение таблицы 6

1

2

3

4

5

6

7

6. Изменение налоговых активов и обязательств, налог на прибыль и прочее

-1 884

-2 589

-2 447

-563

-2 307

7. Чистая прибыль (убыток)  (5-6+7)

38 643

-38 952

5 309

-33 334

-86,3

1 667

Совокупный финансовый результат периода

38 643

-38 952

5 309

-33 334

-86,3

1 667

Изменение за период нераспределенной прибыли (непокрытого убытка) по данным бухгалтерского баланса   (изменение строки 1370)

38 643

-38 952

5 309

-

-

-

За 3 года годовая выручка заметно снизилась, уменьшившись до 51 725 тыс. руб. (-6 743 тыс. руб.).

За 2012 год прибыль от продаж составила 33 079 тыс. руб. За отчетный период произошло заметное падение финансового результата от продаж на 7 516 тыс. руб., или на 18,5%.

На рисунке 13 наглядно представлено изменение выручки и прибыли ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» в течение отчетного периода.

Рис. 13. Динамика выручки и чистой прибыли

Обратив внимание на строку 2220 отчета о финансовых результатах можно отметить, что ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» учитывала общехозяйственные (управленческие) расходы в качестве условно-постоянных, относя их по итогам отчетного периода на счет реализации.

ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» не применяет ПБУ 18/02 "Учет расчетов по налогу на прибыль", что нормально для субъектов малого предпринимательства (кроме того, ПБУ 18/02 не применяют кредитные, бюджетные организации).

Одной из главных характеристик отдачи управления собственными  капиталами компании считается рентабельность, которая имеет возможность определять эффективность разных направлений функционирования компании. Рентабельность продукции описывает приобретение прибыли после учета себестоимости продукции, рентабельность продаж рассчитывается как соотношение прибыли от продаж к выручке, без учета налогов и других сборов, а рентабельность активов рассчитывается как отношение между балансовой и чистой прибылью к средней величине активов компании.

По данным бухгалтерского баланса (Приложение 2-4) и Отчета о финансовых результатах (Приложение 5-7) рассчитаем коэффициенты рентабельности и деловой активности на 2010-2012 годы представленные в таблицах 7-9.

Таблица 7 - Показатели рентабельности продаж

Показатели рентабельности

Значения показателя (в %, или в копейках с рубля)

Изменение показателя

2010 г.

2011 г.

2012 г.

коп.,
(+,-)

прирост, %

1

2

3

4

5

6

1. Рентабельность продаж по валовой прибыли (величина прибыли от продаж в каждом рубле выручки). Рекомендованное значение для данной отрасли: 7% и больше.

69,4

65,4

64

-5,4

-7,9

2. Рентабельность продаж по EBIT (величина прибыли от продаж до уплаты процентов и налогов в каждом рубле выручки).

69,3

-70,2

15

-54,3

-78,4

Продолжение таблицы 2.8

1

2

3

4

5

6

3. Рентабельность продаж по чистой прибыли (величина чистой прибыли в каждом рубле выручки).

66,1

-75,3

10,3

-55,8

-84,5

Прибыль от продаж на рубль, вложенный в производство и реализацию продукции (работ, услуг)

227,1

189,2

177,4

-49,7

-21,9

В 2012г. ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» получила прибыль как от продаж, так и в целом от финансово-хозяйственной деятельности, что и обусловило положительные значения всех трех представленных в таблице 7 показателей рентабельности.

Рентабельность продаж за 2012 год составила 64%. Однако имеет место отрицательная динамика рентабельности продаж по сравнению с данным показателем 2010г. (-5,4%).

Показатель рентабельности, рассчитанный как отношение прибыли до процентов к уплате и налогообложения (EBIT) к выручке ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС», за последний год составил 15%. Это значит, что в каждом рубле выручки ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» содержалось 15 коп. прибыли до налогообложения и процентов к уплате.

Рис.14. Динамика показателей рентабельности продаж

В следующей таблице 8 представлена рентабельность использования вложенного в предпринимательскую деятельность капитала.

Таблица 8 - Показатели рентабельности вложенного капитала

Показатель рентабельности

Значение показателя, %

Изменение показателя
(+,-)

Расчет показателя

2010 г.

2011 г.

2012 г.

Рентабельность собственного капитала (ROE)

99,97

-130,3

105,97

+6

Соотношение чистой прибыли к средней величине собственного капитала. Рекомендованное значение для данной отрасли: 15% и больше.

Рентабельность активов (ROA)

90,79

-299,86

20,85

-69,94

Соотношение чистой прибыли к средней стоимости активов. Рекомендованное значение для данной отрасли: 9% и больше.

Прибыль на инвестированный капитал (ROCE)

104,85

-121,62

154,81

-49,96

Соотношение прибыли до уплаты процентов и налогов (EBIT) к собственному капиталу и долгосрочным обязательствам.

В 2012г. каждый рубль собственного капитала ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» принес 1,0597 руб. чистой прибыли. За отчетный период (2010-2012гг.) наблюдался заметный рост рентабельности собственного капитала на 6%. За 2012 год значение рентабельности собственного капитала можно охарактеризовать как вполне соответствующее нормальному.

За 2012 год значение рентабельности активов составило 20,85%; это намного (на 69,94%) меньше значения рентабельности активов за 2010 год. В течение отчетного периода можно наблюдать как позитивные значения рентабельности активов, так и значения, не соответствующие норме.

На рисунке 15 наглядно представлена динамика основных показателей рентабельности активов и капитала ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС».

Рис. 15. Динамика показателей рентабельности активов и капитала

Далее в таблице 9 рассчитаны показатели оборачиваемости ряда активов, характеризующие скорость возврата вложенных в предпринимательскую деятельность средств, а также показатель оборачиваемости кредиторской задолженности при расчетах с поставщиками и подрядчиками.

Таблица 9 – Показатели деловой активности

Показатель оборачиваемости

Значение в днях

Коэффи-циент
2010 г. 

 Коэффи-

циент
2012 г.

Изменение, дни
(+,-)

2010 г.

2011 г.

2012 г.

1

2

3

4

5

4

6

Оборачиваемость оборотных средств (соотношение средней величины оборотных активов к среднедневной выручке; рекомендованное значение для данной отрасли: 246 и меньше дней)

262

9

177

1,37

2,03

-85

Оборачиваемость дебиторской задолженности (соотношение средней величины дебиторской задолженности к среднедневной выручке; рекомендованное значение для данной отрасли: не больше 110 дней)

4

7

10

99,6

37,89

+6

Продолжение таблицы 9

1

2

3

4

5

6

7

Оборачиваемость кредиторской задолженности (соотношение средней величины кредиторской задолженности к среднедневной выручке)

24

10

142

14,95

2,53

+118

Оборачиваемость активов (соотношение средней стоимости активов к среднедневной выручке)

262

9

177

1,37

2,03

-85

Оборачиваемость собственного капитала (соотношение средней величины собственного капитала к среднедневной выручке)

238

208

35

1,51

10,32

-203

Оборачиваемость активов в среднем за 3 года показывает, что ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» получает выручку, равную сумме всех имеющихся активов за 149 календарных дней.

Таким образом, результаты проведенного анализа свидетельствуют о положительном финансовом состоянии ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС», ее способности отвечать по своим обязательствам в краткосрочной (исходя из принципа осмотрительности) перспективе. ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» можно  отнести к категории заемщиков, для которых вероятность получения кредитных ресурсов высока (хорошая кредитоспособность).

2.3 Организация аудиторской проверки бухгалтерской отчетности

Планирование аудиторской проверки - это подготовительный этап, в ходе которого создаются необходимые предпосылки планирования процесса проверки. Предварительное планирование базируется, прежде всего, на принятии решения о начале или продолжении сотрудничества с клиентом и, системе подбора квалифицированных кадров, имеющих необходимые знания и опыт проведения аудиторских проверок. Упомянутые аспекты - важная составляющая качественной оценки деятельности аудиторской фирмы.

Большое значение имеет правильный подбор персонала, проводящего проверку. Назначая аудитора па конкретную операцию, целесообразно учитывать сложность работы, наличие специальных навыков, необходимость привлечения дополнительной экспертизы и т.д. Персонал должен быть ознакомлен с общим планом проверки, целями и сроками работы, кругом своих обязанностей.

1. Сбор общих сведений о клиенте. Этот этап планирования необходим для адекватного проведения проверки. Лишь обладая достаточными знаниями о бизнесе клиента, отрасли в целом и его положении в отрасли, можно эффективно спланировать и провести аудиторскую проверку. Аудиторам важно иметь представление об экономических условиях функционирования компании. Знание основных экономических факторов, под воздействием которых находится бизнес клиента, позволяет делать различного рода прогнозы, объяснять те или иные поступки клиента.

Детальное ознакомление с бизнесом клиента и положением в отрасли помогает выделить наиболее важные области аудиторской проверки - опенку степени риска и выявление природы ошибок, определение возможных проблем и нетипичных операций и т.д.

2. Оценка системы внутреннего контроля

Основной целью оценки системы внутреннего контроля - создание основы для планирования аудиторской проверки, а также для определения вида, времени проведения, объема аудиторских процедур, которые находят свое отражение в аудиторской программе. Следовательно, характер и качество проверки во многом будут зависеть от того, насколько грамотно и достоверно аудитор изучит систему внутреннего контроля.

Система внутреннего контроля может считаться эффективной, если она своевременно предупреждает о возникновении недостоверной информации, и выявляет ее. Оценивая эффективность системы внутреннего контроля, аудиторская организация должна собрать достаточное количество аудиторских доказательств. Если аудиторская организация решает положиться на систему внутреннего контроля и систему бухгалтерского учета для получения достаточной степени уверенности в достоверности бухгалтерской отчетности, она должна соответствующим образом скорректировать объем предстоящей аудиторской проверки.

Планирование проверки годовой бухгалтерской отчетности включает:

  1.  планирование проверки по существу – составление комплекса вопросов, включая перечень статей баланса, по которым проводится проверка;
  2.  планирование персонального состава, т.е. кто именно проверяет отдельные участки;
  3.  составление календарного графика проверки, т.е. когда и с какими затратами времени будут проводиться отдельные аудиторские процедуры.

Содержание плана аудиторской проверки годовой бухгалтерской отчетности приведено в таблице 10.

Таблица 10 - Общий план аудита годовой бухгалтерской отчетности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

№ п/п

Планируемые виды работ (комплексы задач)

Период проведения

Исполнители

Примечания

1

2

3

4

5

1

Дать краткую характеристику организационной структуры бухгалтерской службы

07.04.13 -12.04.13

Кузьмина К.Е.

При возникновении необходимости - привлечение специалистов

2

Определить порядок документооборота

10.04.13 –11.04.13

Белозерова О.А.

 

3

Проанализировать учетную политику организации

04.04.13 –12.04.13

Белозерова О.А.

 

4

Изучить организационно-распорядительные документы, касающиеся порядка ведения бухгалтерского и налогового учета, документооборота и отчетности

07.05.13 –25.05.13

Белозерова О.А.

Кузьмина К.Е.

 

Продолжение таблицы 10

1

2

3

4

6

5.

Дать краткую характеристику и оценку организации системы бухгалтерского учета в целом

09.05.13-23.05.13

Белозерова О.А..

 

6

Дать краткую характеристику и оценку организации порядка подготовки бухгалтерской и налоговой отчетности в целом

19.05.13 -28.05.13

Кузьмина К.Е.

7

Проверка соответствия бухгалтерской отчетности требованиям действующего законодательства

13.05.13-16.05.13

Белозерова О.А.

В соответствии с Правилом аудиторской деятельности «Существенность и аудиторский риск» на этапе планирования аудиторской проверки должен быть определен уровень существенности.

Значение уровня существенности для аудиторской проверки должно быть определено по завершении этапа планирования.

Под уровнем существенности понимается то предельное значение ошибки бухгалтерской отчетности, начиная с которой квалифицированный пользователь этой отчетности с большей степенью вероятности перестанет быть в состоянии делать на ее основе правильные выводы и принимать правильные экономические решения.

Трудоемкость аудиторской проверки может рассчитываться на основании следующих показателей:

  1.  суммарного выражения показателей отчетности;
  2.  количества операций;
  3.  наличия особых видов операций (импорт, экспорт, вексельные схемы и т.п.);
  4.  системы учета;
  5.  программного обеспечения учета;
  6.  первый аудит или нет;
  7.  аудиторских рисков;
  8.  наличия в отчетном периоде реорганизации (слияния, поглощения, выделения и т.п.).

Могут учитываться и иные факторы на усмотрение аудиторской организации. Расчет общей трудоемкости приведен в таблице 11.

Таблица 11 - Расчет трудоемкости аудиторской проверки годовой бухгалтерской отчетности

Этапы проверки

Труем.

чел/часов

Оценка эффективности системы бухгалтерского учета и внутреннего контроля, определение возможности проведения выборочных исследований

6

Внутренний аудит операций с наличными денежными средствами

16

Внутренний аудит операций на счетах в банке

8

Внутренний аудит внешних расчетов

16

Внутренний аудит расчетов по заработной плате

20

Внутренний аудит операций с основными средствами

0

Внутренний аудит операций с нематериальными активами

0

Внутренний аудит сохранности и учета производственных запасов

0

Внутренний аудит финансовых и капитальных вложений

16

Внутренний аудит затрат, включаемых в себестоимость услуг и выручки от реализации услуг

32

Внутренний аудит финансовых результатов, фондов, резервов, кредитов и займов

12

Внутренний аудит правильности начисления налогов

26

Общий обзор финансово-бухгалтерской отчетности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» при наличии отдельного баланса

26

Оценка влияния выявленных нарушений на показатели бухгалтерской отчетности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС», согласование выводов, сделанных в ходе внутреннего аудита, с руководством проверяемого ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

28

Анализ финансового состояния проверяемого ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» и разработка предложений по его улучшению

20

Составление отчета по результатам внутреннего аудита

18

Итого

256

Трудоемкость аудиторской проверки годовой бухгалтерской отчетности  равна 256 чел/часов.

В случае количественной оценки аудитору необходимо определить, превосходят ли по отдельности и в сумме обнаруженные искажения прогнозируемую величину отклонений, т.е. уровень существенности.

Под уровнем существенности понимается предельное значение ошибки финансовой (бухгалтерской) отчетности, начиная с которой квалифицированный пользователь этой отчетности с большей степенью вероятности не в состоянии делать на ее основе правильные выводы и принимать правильные экономические решения.

В зависимости от аспекта финансовой отчетности аудитор рассматривает существенность как на уровне финансовой (бухгалтерской) отчетности в целом, так в отношении сальдо счетов, групп однотипных операций и раскрытия информации. Аудитор должен принимать во внимание существенность при определении характера, сроков проведения и объема аудиторских процедур, а также при оценке последствий искажений. Однако методика расчета уровня существенности в Федеральном правиле (стандарте) № 4 отсутствует. Аудиторским организациям необходимо разработать свой подход по расчету уровня существенности и использовать его при планировании аудиторских процедур, оценке последствий искажений. За основу можно взять методику расчета уровня существенности, предлагаемую в ПСАД «Существенность и аудиторский риск», одобренном Комиссией по аудиторской деятельности при Президенте РФ.

Расчет уровня существенности для аудиторской проверки бухгалтерской отчетности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за 2012 год выгладит следующим образом, представленным в таблице 12.

Таблица 12 - Базовые показатели для расчета уровня существенности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за 2012 год

Наименование базового показателя бухгалтерской отчетности

Значение,

тыс. руб.

Доля %

Значение, применяемое для нахождения уровня существенности, тыс.руб.

Балансовая прибыль

5309

5

265,45

Валовой объем реализации без НДС

51725

2

10345

Валюта баланса

25467

2

5093,4

Собственный капитал

5010

10

501

Общие затраты

4562

2

91,24

Формула уровня существенности:

УС =∑ЗП/5                                                  (3.1)

ЗП — значение показателя, используемого при расчете уровня существенности.

Рассчитаем уровень существенности для ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» по формуле уровня существенности, тыс.руб.:

УС = (265,45+10345+5093,4+501+91,24)/5 = 3259,22

В соответствии с положениями приложения ПСАД «Существенность и аудиторский риск» показатели, применяемые при расчете уровня существенности, не должны отличаться от их среднего значения более чем на 20%. Для проверки данного условия можно использовать следующую формулу:

Откл.(%) = (УС — ЗП)/УС * 100%                        (3.2)

Процентные отклонения показателей, используемых при определении уровня существенности для ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС», составляют, %:

  1.  (3259,22 — 265,42)/3259,22 * 100% = 91,86
  2.  (3259,22 — 10345)/3259,22 * 100% = -217,41
  3.  (3259,22 — 5093,4)/3259,22 * 100% = -56,28
  4.  (3259,22 — 501)/3259,22 * 100% = 84,63
  5.  (3259,22 — 91,24)/3259,22 * 100% = 97,2

С учетом того, что максимальное и минимальное значения показателей отличаются от среднего (3259,22 тыс. руб.) более чем на 20% в большую и меньшую стороны соответственно, необходимо определить новое значение уровня существенности, тыс.руб.:

УС = (5093,4+501)/2 = 2797,2

Общий уровень существенности составляет 2797,2 тыс. руб. Данное значение можно округлить согласно ПСАД «Существенность и риск в аудите» в пределах 20%. При решении вопроса, в какую сторону (увеличения или уменьшения) будет осуществлено округление, необходимо принимать во внимание, что существует обратная взаимосвязь между аудиторским риском и существенностью. Округление полученного значения уровня существенности в сторону увеличения снижает аудиторский риск, и наоборот. Произведем округление в большую сторону, что составляет 2800 тыс. руб. и не превышает 20% от 3797,2 тыс. руб. Следовательно, для ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» уровень существенности составит 2800 тыс. руб. и будет использоваться аудитором для оценки выявленных искажений по отдельности и в сумме, а также для выражения профессионального мнения о степени достоверности финансовой отчетности.

В соответствии с Правилом аудиторской деятельности «Существенность и риск» аудитор должен дать оценку внутрихозяйственному риску проверяемого экономического субъекта на этапе планирования. Под внутрихозяйственным риском понимают субъективно определяемую аудитором вероятность появления существенных искажений в данном бухгалтерском счете, статье баланса, однотипной группе хозяйственной операций, отчетности экономического субъекта в целом до того, как такие искажения будут выявлены средствами внутреннего контроля или при условии допущения отсутствия таких средств.

На основании этой методики произведен расчет оценки внутрихозяйственного риска. Для оценки внутрихозяйственного риска в отношении баланса и отчетности были приняты во внимание следующие факторы, представленные в таблице 13.

Таблице 13 - Факторы для оценки внутреннего риска

Фактор оценки внутрихозяйственного риска

Оценка

Качественная оценка

Оценка рисках в долях

1

2

3

4

Особенности функционирования и текущего экономического положения отрасли, в котором действует п/п

Отрасль предоставления услуг населению

Низкий

0,01

Специфические особенности деятельности, осуществляемой п/п

Отсутствуют

Низкий

0,01

Честность персонала, осуществляющего руководство и ответственного за ведение учета и подготовку отчетности

В процессе ознакомления сомнений не вызывает

Низкий

0,02

Опыт и квалификация работников, ответственных за ведение учета

Опыт большой

Средний

0,1

Продолжение таблицы 13

1

2

3

4

Возможность наличия внешнего давления на руководителей и

персонал экономического субъекта с целью любой ценой достичь определенных показателей бухгалтерской отчетности

Ежемесячная премия работникам оплачивается при условии достижения определенной нормы рентабельности

Высокий

0,2

Возможность контроля за деятельностью предприятия со стороны его собственников

Отсутствует

Высокий

0,2

ИТОГО

0,54

После составления общего плана аудита стандартом предписывается составление программы аудита. Аудиторская программа представляет собой перечень процедур, направленных на получение подтверждения достоверности информации, содержащейся в финансовых отчетах.

Для каждой процедуры определены вид, время и масштаб проведения, она непосредственно связана с одним или несколькими показателями финансовой отчетности.

Система внутреннего контроля ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» организована на достаточном высоком уровне и позволяет провести аудиторскую проверку выборочным методом (Приложение 8).

Таблица 14 – Оценка внутреннего риска в ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

Фактор оценки внутрихозяйственного риска

Оценка внутрихозяйственного риска в целом

Высокий

Средний

Низкий

1

2

3

4

Особенности функционирования и текущего экономического положения отрасли, в котором действует п/п

0,1

0,05

0,01

Специфические особенности деятельности, осуществляемой п/п

0,1

0,05

0,01

Честность персонала, осуществляющего руководство и ответственного за ведение учета и подготовку отчетности

0,2

0,1

0,02

Продолжение таблицы 14

1

2

3

4

Опыт и квалификация работников, ответственных за ведение учета

0,2

0,1

0,02

Возможность наличия внешнего давления на руководителей и персонал экономического субъекта с целью любой ценой достичь определенных показателей бухгалтерской отчетности

0,2

0,1

0,02

Возможность контроля за деятельностью предприятия со стороны его собственников

0,2

0,1

0,02

ИТОГО

1

0,5

0,1

Аудиторский риск означает вероятность того, что бухгалтерская отчетность организации может содержать не выявленные существенные ошибки и искажения после подтверждения ее достоверности или что она содержит существенные искажения, когда на самом деле таких искажений в бухгалтерской отчетности нет.

Аудиторский риск состоит из трех компонентов:

  1.  риск средств контроля;
  2.  неотъемлемый риск;
  3.  риск не обнаружения.

Теперь, используя формулу факторной модели аудиторского риска, определим, чему равен аудиторский риск (АР).

АР = НР * РСК * РН                                          (3.2)

где АР - аудиторский риск – субъективно определяемая аудитором вероятность признать по итогам проверки, что бухгалтерская финансовая отчетность может содержать выявленные существенные искажения после подтверждения ее достоверности;

НРнеотъемлемый риск – вероятность появления существенных искажений в данном бухгалтерском счете, статье баланса, отчетности клиента, в целом до того, как такие искажения будут выявлены средствами системы внутреннего контроля или при условии допущения отсутствия таких ошибок;

РСК – риск средств контроля – вероятность того, что существующие на предприятии и регулярно применяемые средства бухгалтерского учета и внутреннего контроля не будут своевременно обнаруживать и исправлять нарушения, являются существенными;

РН - риск не обнаружения - выражает вероятность того, что применяемые аудиторские процедуры и подлежащие сбору доказательства не позволят обнаружить ошибки, превышающие допустимую величину.

Процентная величина каждой составляющей определяется в ходе оценки системы внутреннего контроля и системы бухгалтерского учета.

Величина внутрихозяйственного риска составляет 54% (средняя норма рентабельности; стабильная отрасль). Риск системы контроля 70,4% (четкая система внутреннего контроля и отсутствие замечаний со стороны аудиторов по результатам предыдущих проверок).

Находим предельную величину риска необнаружения (при условии допустимого уровня совокупного аудиторского риска 5%).

По результатам оценки получены следующие процентные величины:

НР = 54 %; РСК = 70,4 %; РН = 5% следовательно,

АР = 0,54 * 0,704 * 0,05 = 2%

Это означает, что в 2-х случаях из 100 аудитору допустимо не выявить искажения отчетности, когда такое искажение в действительности существует, при этом он не выйдет за рамки минимального доверительного интервала совокупного аудиторского риска.

На основании вышеизложенного следует сделать вывод, что приемлемый уровень аудиторского риска на предприятии ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» в данном случае должен быть не выше 2%. Подобный план может помочь получить приемлемый уровень аудиторского риска, но он малоэффективен.

На основе модели аудиторского риска можно сделать вывод о том, что существует прямая зависимость между приемлемым аудиторским риском и риском не обнаружения, а также обратная зависимость между приемлемым аудиторским риском и планируемым количеством подлежащих сбору свидетельств. Например, если аудитор решает сократить уровень приемлемого аудиторского риска, то тем самым он сокращает риск не обнаружения и увеличивает количество подлежащих сбору свидетельств.

Составим программу аудита годовой бухгалтерской отчетности для ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» представленную в Приложение 9.

Таким образом, из всего выше сказанного можно сделать вывод о том, что планирование аудиторских процедур для ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» идет своим чередом, был рассчитан уровень существенности, который равняется 2800 тыс.руб., был рассчитан аудиторский риск равный 2%, а также была составлена программа аудита и план аудита.

В соответствии с программой и планом аудита первый этап проверки заключался в ознакомлении со структурой бухгалтерии. По результатам данного этапа было выявлено, что ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» является предприятием малого бизнеса и учет ведется главным бухгалтером Белозеровой О.А.

Второй этап проверки годовой бухгалтерской отчетности показал, что расхождений между датами совершения хозяйственных операций и сроками их регистрации в учёте нет, каждая операция отражается в учёте на дату её совершения. Аналогично, проверка показала, что первичные документы унифицированной формы, оформляются в надлежащем порядке, с заполнением всех реквизитов, подписываются руководителем предприятия и главным бухгалтером. На этом этапе было выявлено, что в ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» не составлен график документооборота. Однако сам документооборот осуществляется слажено, это говорит то, что каждую операцию и сумму по ней можно проследить в документах, начиная договором с заказчиком, и заканчивая главной книгой.

Все документы по операциям с покупателями и заказчиками зарегистрированы в соответствующих учётных регистрах полностью и своевременно (сумма выставленного счёта заказчику отражается в книге продаж, потом данные переносятся в ведомость № 16, далее в главную книгу, а из неё переносятся в отчётность), все документы отражены в соответствии с экономической сущностью операций, и каждый документ принят к учёту единожды.

Проверка организации хранения документов и организации доступа к первичной учетной документации показала, что документация до передачи в архив, хранится в закрывающихся шкафах под ответственность лиц, уполномоченных главным бухгалтером. Бланки строгой отчетности должны храниться в сейфах, металлических шкафах или специальных помещениях, позволяющих обеспечить их сохранность.

Архив находится в отдельном помещении. Доступ к нему имеет руководитель предприятия, главный бухгалтер.

На третьем этапе был проведен анализ учетной политики организации.

В ходе третьего этапа было выяснено, что приказ об утверждении учетной политики утверждается своевременно в установленные законодательством сроки и имеет в качестве приложения типовой рабочий план счетов, а также составлен в соответствии с требованиями ПБУ 1/2008 «Учетная политика организации». В учетной политике ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» установлено, что учет ведется автоматизировано с применением компьютерной техники и соответствующего программного обеспечения. Также на данном этапе выявлено, что в организации внутренний контроль не ведется и внутренняя отчетность не составляется.

Третий этап также показал, что инвентаризация активов и обязательств производится в соответствии с законом № 402-ФЗ. Также было вывялено, что порядок документооборота установлен только для годовой отчетности организации. На данном этапе проверки расхождений между используемыми методами бухгалтерского учета и методами, прописанными в учетной политике, не выявлено.

В соответствии с НК РФ и ПБУ 1/2008, в ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» разработана налоговая учетная политика. Согласно этому документу, исчисление налогов и сборов осуществляется бухгалтерской службой, возглавляемой главным бухгалтером; для целей налогообложения применяются те же первичные документы, что и в бухгалтерском учете, налоговыми регистрами являются регистры бухгалтерского учета. В целом, в налоговой политике ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» нарушений законодательства выявлено не было.

В ходе четвертого этапа проверки было выяснено, что основным организационно-распорядительным документом в области бухгалтерского и налогового учета является бухгалтерская и налоговая политика ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС», сформированная в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Пятый этап показал, что учет в ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» ведется автоматизировано.

Бухгалтерия ведется с применением программы 1С Предприятие версии 7.7, заработная плата ведется с применением программы 1С Предприятие версии 7.7. При всех изменениях в бухгалтерском учете поставщики программ 1С Предприятие ООО "Юманс" обновляет конфигурацию программного обеспечения. Также на предприятии применяется консультационная, законодательная, нормативная программа "Консультант Плюс", которая обновляется ежеквартально поставщиком данной программы.

Учет ведется по журнально-ордерной системе.

Проверка организации хранения документов и организации доступа к первичной учетной документации показала, что документация до передачи в архив, хранится в закрывающихся шкафах под ответственность лиц, уполномоченных главным бухгалтером. Бланки строгой отчетности должны храниться в сейфах, металлических шкафах или специальных помещениях, позволяющих обеспечить их сохранность.

Архив находится в отдельном помещении. Доступ к нему имеет руководитель предприятия, главный бухгалтер.

На шестом этапе было выяснено, что бухгалтерская отчетность ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» за отчетный период (2012 год) составляется штатным главным бухгалтером. Отчетным годом считать период с 01 января по 31 декабря 2012 года включительно. Квартальную и годовую бухгалтерскую отчетность представлять органу государственной налоговой инспекции, соответственно, в течение 30 дней и 90 дней по окончании отчетного периода.

Формами бухгалтерской отчетности организации, в соответствии с учетной политикой, я являются:

 - бухгалтерский баланс;

- отчет о финансовых результатах;

- приложение к бухгалтерскому балансу и отчету о финансовых результатах.

Аудиторскую проверку показателей бухгалтерского баланса целесообразно начинать с арифметического подсчета итогов по группам статей, разделов, а также валюты баланса по активу и пассиву и сверки полученных результатов с данными, указанными в балансе организации.

В ходе аудита проверяется сопоставимость данных бухгалтерского баланса на начало и конец отчетного года как по номенклатуре статей, так и по содержанию показателей, включенных в статьи баланса, а также сопоставимость с номенклатурой и группировкой разделов и статей в них за предыдущий отчетный год (Приложение 10).

Перед составлением годового отчета необходимо проводить инвентаризацию основных видов ценностей и обязательств, списание выявленных отклонений по назначению и корректировке затрат со списанием калькуляционных разниц и закрытием ряда операционных счетов.

Ход проверки закрытия счетов также оформим в виде таблицы-опросника представлено в Приложение 11.

При аудит проведения подготовительных работ перед составлением бухгалтерской отчетности нарушений не выявлено, данный раздел можно оценить условно положительно.

Проверка правильности составления бухгалтерского баланса оформлена в виде таблицы в Приложении 12. Бухгалтерский баланс представлен в Приложении 2.

В порядке подготовки и заполнении форм отчетности нарушений выявлено не было.

Седьмой этап показал, что годовой бухгалтерской отчетности сформирована в соответствии с действующими нормативными актами, увязка форм отчетности не нарушена, отчетность является достоверной и полной, оценка статей отчетности проведена в соответствии с учетной политикой организации.

Аудит бухгалтерской отчетности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» показал, что существенных нарушений не выявлено, бухгалтерская отчетность заполняется в соответствии с законодательством РФ.

Рассмотрим более распространенные нарушения выявляемые при аудите бухгалтерской отчетности за 2012 год.

Большая часть ошибок и нарушений, выявленных по результатам проведенных аудиторских проверок текущего сезона, связана именно с некорректным и неполным заполнением форм годовой бухгалтерской отчетности и неисполнением требований новых ПБУ. К  их числу можно отнести следующие:

- в бухгалтерском учете не проведена инвентаризации расходов будущих периодов с последующим ретроспективным списанием на финансовые результаты или капитализацией таких расходов при формировании годовой бухгалтерской отчетности (после 01.01.12   - расходы, ранее учитываемые как РБП отражаются по принадлежности в составе дебиторской задолженности, нематериальных активов и пр. либо списываются на  финансовый результат в текущем отчетном периоде);

- в бухгалтерском учете не произведено определение учетных признаков денежных эквивалентов и не осуществлена необходимая реклассификация при формировании годовой бухгалтерской отчетности (до 01.01.12 данная учетная категория, к которой относятся ценные бумаги и депозитные вклады в банке, выдаваемые по требованию, со сроком погашения три месяца или менее и др. при формировании годовой бухгалтерской отчетности отражалась в составе краткосрочных финансовых вложений, после 01.01.12  - такие денежные эквиваленты отражаются в составе денежных средств);

- в бухгалтерском учете и отчетности не сформированы оценочные обязательства   - резервы предстоящих расходов (как минимум - резервы на оплату отпусков (включая платежи на социальное страхование и обеспечение) работникам организации; резервы на выплату вознаграждений персоналу;

- при формировании показателей Отчета о финансовых результатах  не исключены суммы налога на добавленную стоимость и внутренние обороты;

- в пояснительной записке  в годовой бухгалтерской отчетности не полностью раскрыта информация  по операциям по связанными сторонами,  выплатам основному управленческому персоналу, не приведены раскрытия по операционным и географическим учетным сегментам.

Кроме того, к  ежегодно встречающимся, типовым нарушениям можно отнести следующие:  

- некорректное формирование отложенных налогов, квалификация и списание временных и постоянных налоговых разниц. Несмотря на то, что ПБУ 18 «Учет расчетов по налогу на прибыль» введено в действие около 10 лет назад, вплоть до настоящего момента  у российских бухгалтером вызывают затруднения  разделы учета, связанные с определением временных и постоянных налоговых разниц, особенно при исправлении различного рода ошибок либо изменениях в квалификации ранее отраженных хозяйственных операций;

непроведение (или неполное  проведение) инвентаризации активов и обязательств. До настоящего момента почти в каждом своем отчете аудиторы указывают аудируемым обществам, что ко времени проведения аудиторской проверки годовая инвентаризация  активов и обязательств не завершена и/или не оформлена в установленном законодательством порядке -  не получены акты сверки взаиморасчетов по основным контрагентам, не урегулированы расхождения по актам сверки, не произведена и не оформлена сверка с бюджетом, обслуживающими банками, арендодателями и др. по состоянию на отчетную дату. Как следствие, аудиторы зачастую указывают на отсутствие сформированного бухгалтерском учете и отчетности резерва по сомнительным долгам, на несвоевременное закрытие авансов по оказанным услугам и выполненным работам,  на несвоевременное списание просроченной  дебиторской задолженности и  на отсутствие 5-ти летнего забалансового учета по списанной дебиторской задолженности. 

Выявляемые нарушения  в бухгалтерском учете  и отчетности очень часто зависят и  от специфики деятельности проверяемой организации. Например, при аудите компаний розничной торговли наиболее часто встречаются нарушения, связанные с некорректным учетом полученных и предоставленных  поставщикам ретроспективных скидок, неправомерностью отнесения капитализируемых затрат на ремонт помещений при открытии торговых точек в состав коммерческих расходов, несоблюдением кассовой дисциплины при проведении различных акций в торговых сетях с использованием различных купонов,  предоставлением скидок и многие другие.

Проанализируем ошибки совершенные бухгалтерией ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»  в отчетном периоде и способы их исправления.

В феврале 2013 года до даты подписания бухгалтерской отчетности за 2012 год бухгалтерией ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» выявлена ошибка, совершенная в октябре 2012 года. Исправительные записи производятся в бухгалтерском учете декабря 2012 года.

Несущественная ошибка предшествующего отчетного года, выявленная после даты подписания бухгалтерской отчетности за этот год, исправляется записями по соответствующим счетам бухгалтерского учета в том месяце отчетного года, в котором выявлена ошибка. Прибыль или убыток, возникшие в результате исправления указанной ошибки, отражаются в составе прочих доходов или расходов текущего отчетного периода.

29 января 2013 года до даты подписания бухгалтерской отчетности за 2012 год бухгалтерией ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» выявлена ошибка, совершенная в сентябре 2012 года. Суть ее заключается в том, что ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» была не правильно отражена курсовая разница при выполнение заказа для иностранной фирмы, ошибка была исправлена к том месяце в котором она и произошла, т.к. отчетность еще не была подписана. Были сделаны следующие записи.

Стоимость заказа по условиям контракта составляет 1000 долларов.

ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» получена предоплата от иностранного покупателя 20 сентября 2012 г. в размере 600 долларов (курс ЦБ РФ - 33,00 руб./долл.).

Заказ отправлен заказчику 5 октября 2012 г. (курс ЦБ РФ - 31,00 руб./долл.). Право собственности на проект переходит в момент передачи.

Оставшаяся стоимость проекта получена от покупателя 10 октября 2012 года (курс ЦБ РФ - 32,00 руб./долл.).

Дебет 52 "Валютный счет" Кредит 62 "Расчеты по авансам полученным" 
- 600 долл. х 33,00 руб./долл. = 19 800,0 руб. - получена предоплата от покупателя.

Дебет 62, субсчет "Расчеты по авансам полученным" Кредит 62, субсчет "Расчеты с покупателями и заказчиками"  - 19 800 руб. - зачтен ранее полученный аванс;

Дебет 62 "Расчеты с покупателями и заказчиками" Кредит 90, субсчет "Выручка"  - 32 200 руб. (600 долл. х 33,00 руб./долл. + 400 долл. х 31,00 руб./долл.) - отражена выручка от реализации продукции на экспорт.

Дебет 52 "Валютный счет" Кредит 62 "Расчеты по авансам полученным" 
- 12 800 руб. (400 долл. х 32,00 руб./долл.) - получена от покупателя задолженность за продукцию.

Дебет 62 "Расчеты с покупателями и заказчиками" Кредит 91, субсчет "Прочие доходы" - 400 руб. (400 долл. х (32,00 - 31,00) руб./долл.) - отражена курсовая разница по расчетам с покупателем.

Таким образом, все необходимые поправки были произведены в том периоде, в котором они были совершены.

Исправление ошибок может затронуть один или несколько первичных документов. Чтобы легче было найти эти документы, например, при проведении проверки, логично приложить к бухгалтерской справке копии первичных документов, в которых обнаружена ошибка, либо указать в справке, где именно они находятся. 

Ошибка совершена в ноябре 2012 г, обнаружена 15 мая 2013 г после сдачи и утверждения годовой бухгалтерской отчетности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» на собрании учредителей. 

Ошибка признана существенной. Исправительные записи вносятся в момент обнаружения. Ретроспективный пересчет показателей бухгалтерской отчетности не проводится. 

15 мая 2013 г: 

Дт 91 Кт 02 – (-20000 руб.) – сторнирована ошибочная запись ноября 2011г.;

Дт 91 Кт 02 – 10000 руб. – начислена амортизация за ноябрь 2012 г.;

Дт 99 Кт 68НП – 2000 руб. – начислено постоянное налоговое обязательство ПНО (10000 руб. х 20%). 

Данный порядок исправления существенной ошибки закреплен п.14 ПБУ/2011 и разрешен п.9 ПБУ 22/2010 только для субъектов малого предпринимательства (за исключением эмитентов публично размещаемых ценных бумаг). Право применять п.14 ПБУ 22/2010 подлежит отражению в учетной политике ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС».

Предложения:

  1.  Повышать профессиональный уровень работников;
  2.  С целью обеспечения эффективности ситемы внутреннего контроля целесообразно введение внутреннего аудита как штатной единицы. Если это невозможно, то хотя бы ввести должностные инструкции и график документооборота.

3 Разработка мероприятий по повышению финансовых результатов деятельности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»

3.1 Разработка рекомендаций по повышению финансовых результатов деятельности предприятия

Современные инструменты для управления развитием организации в постепенно изменяющейся внешней среде и в обстоятельствах неопределенности предоставляет методология стратегического управления. Практика показывает, что те организации, которые реализуют стратегическое планирование и управление, работают более эффективно и получают прибыль значительно выше средней по отрасли. Многие из менеджеров с опытом работы, багажом знаний и даром предпринимательства не могут достичь желаемого успеха. Так получается потому, что в процессе работы происходит распыление сил, поскольку стремление получить распространение на многих рынках, чтобы с помощью максимально широкого разнообразия предлагаемых продуктов и способности удовлетворить потребности различных групп клиентов приводит не к расширению, а к дроблению и ослаблению конкурентной позиции. Для успеха существует необходимость в сосредоточении, концентрации сил и правильно выбранной генеральной стратегии. Другими словами: кто лучше планирует свою стратегию, тот более успешен.

Исследуемое предприятие, - ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС», - занимается операциями с недвижимым имуществом - сдача внаем собственного недвижимого имущества - сдача внаем собственного нежилого недвижимого имущества. Ассортимент предоставляемых услуг постепенно расширяется, так как компания стремится сохранить и улучшить свое конкурентное положение на рынке, но за отчетный период (2010-2012гг.) выручка от предоставляемых услуг значительно снижается, а как следствие снижается и чистая прибыль ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС», что является негативным фактором и говорит о том, что экономисты предприятия не достаточное внимание уделяют управлению денежными потоками.

В целях повышения эффективности управления денежными потоками ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» будут предложены следующие мероприятия:

- проведение мероприятий по снижению суммы дебиторской задолженности;

- погашение кредиторской задолженности освободившимися денежными средствами, а также ее реструктуризация.

Дебиторская задолженность представляет собой сумму долгов, причитающихся предприятию от физических и юридических лиц в результате хозяйственных отношений между ними.

Целью управления дебиторской задолженностью является обеспечение наиболее эффективной реализации экономических решений в процессе деятельности предприятия.

В целях моделирования процесса управления дебиторской задолженностью ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»  разработана модель управления дебиторской задолженностью для решения практических задач управления задолженностью ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС». Цели построения предлагаемой модели заключаются в обработке существующих методов управления задолженностью, проверке предположений о реальном изменении дебиторской задолженности предприятия, выработке управленческих решений.

Процесс управления дебиторской задолженностью можно разбить на пять этапов:

  1.  предварительные расчеты и анализ дебиторской задолженности;
  2.  выявление целей и задач управления дебиторской задолженностью;
  3.  определение метода управления дебиторской задолженностью;
  4.  корректировка проведенных мероприятий;
  5.  контроль и оценка достижения цели [24].

В процессе анализа дебиторской задолженности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» в период с 2010 по 2012гг. было выявлено:

1. Об абстрактности и конкретности философии государства и права.

Попытки создать "философию права" как некую универсальную и всеобщую конструкцию, исходящую из каких бы то ни было оснований - антропологического материализма, объективного или субъективного идеализма, экзистенциализма или позитивизма, - на протяжении более чем двух столетий в Европе и России оказались несостоятельными. Оказалась не более чем иллюзией и сознательно разработанным мифом попытка представить право и полный свод "правильных законов" как способ решить все основные задачи по регулированию общественной жизни, как планетарную панацею, увидеть в нем "единственную силу", "которая может остановить и повергнуть насилие и бесовское исчадие - терроризм", доходящую до фетишизации права и поиска "мирозданческой тайны права".

Не спасает положение даже более глубокая и верная по сути поправка в определении объекта и предмета исследования, существенно приближающая к истине уже в самой постановке, - понимание данного направления исследования, совокупной проблематики и искомой концепции как "философии государства и права", которая в каком-либо универсальном виде также не осуществилась. Попытки выдать за них учение (или интерпретацию учения) какого-либо мыслителя на поверку оказываются не более чем попыткой, вновь и вновь превозносящей одну из теоретических моделей, вырастающей на основе метафизических оснований мировоззрения того или иного культурного слоя или социальной группы в их историческом контексте - вне зависимости от декларируемых самим автором либо его последователями претензий на универсальность и всеобщность, на особые философско-методологические платформы и приемы.

Ввиду того что словосочетания "философия права", "философия государства и права" в настоящее время устоялись и закреплены, в том числе официально, в названии учебных дисциплин, автор сознательно использует эти понятийные конструкции для обозначения соотнесенности собственных исследований с данным проблемным полем, при этом отчетливо осознавая дискуссионность даже самих этих наименований научного направления. Если уточнить смысл и предназначение философского дискурса в предложенном отношении, то точнее было бы говорить о "философии Российского государства" в сочетании всех компонентов его бытия - природного бытия, экономики, политики, права, науки, морали и остальных аспектов духовной культуры.

Причин такого положения дел множество. Но ключевая, на наш взгляд, одна. Эта причина заключается в многомерности природы человека, которая в современной философии и науке понимается как трехкомпонентная биопсихосоциальная целостность. Данное утверждение сегодня предстает как научный факт, который обоснован всем спектром естественных и социально-гуманитарных наук и не может быть ни опровергнут, ни проигнорирован ни одной наукой о природе и человеке. Причем данное утверждение верно на всех трех уровнях понимания человека: человека - личности, человека - общества - культуры, человека - человечества. Данная истина в принципе понятна науке уже как минимум столетие, а многие философы осмысляли и использовали это как философский факт с самых древних времен.

Уточним, что в данном понимании биологического "снимаются" (в гегелевском, диалектическом смысле) физический и химический уровни организации материи; понимание психического интегрирует в себе все уровни организации психики - от нейробиологии, психофизиологии, психологии высшей нервной деятельности до собственно интеллекта (разума), в том числе в его коллективных формах; понимание социального объемлет собой одновременно все его аспекты, сущностью которых в данном отношении являются диалектические принципы, в первую очередь принцип целостности социально-культурного бытия и принцип единства общего и особенного (индивидуального) в человеке, раскрываемый: а) на уровне антропности (сходство-различие человека как вида и одновременно как многоразличия рас, этносов, индивидов); б) на уровне цивилизационно-культурной идентичности, включая метафизический уровень и в) в историческом аспекте осуществления социального бытия (сходство-различие исторических путей и этапов становления различных человеческих культур и общностей).

Ввиду необходимости в данной статье акцентов на различиях и во избежание обвинений в радикальном онтологическом и гносеологическом релятивизме, подчеркнем понимание дихотомии "сходства-различия" с той стороны, что, несмотря на различия, люди по природе, естественно, имеют единство и сходства и поэтому, в частности, мы согласны с одним из принципиальных оснований идеологии Просвещения, что все люди равны и все они люди, которые должны считаться таковыми и имеют право рассчитывать на такое отношение со стороны других людей.

Вернемся к различиям. Есть все основания считать приведенный обобщенный крупнейший научный факт первичным методологическим основанием для всего комплекса социально-гуманитарного знания и для каждого его отдельного направления (аспекта философии либо конкретной науки). Причем безотносительно к принципиальным метафизическим, мировоззренческим и иным системообразующим основаниям философских направлений и школ, а также к научным теориям и моделям, коль скоро последние претендуют на научную истину. Отсюда с непреложностью вытекает вывод: как не существует абстрактного "человека вообще", так не существует абстрактного и единственного "абсолютно истинного" и "универсального" решения каких бы то ни было социально-культурных проблем.

Из данного факта (одновременно базового методологического основания) вытекает несколько общих и частных следствий, основные из которых таковы:

Следствие 1. Всякая и каждая личность социокультурна и тем самым включена в тот или иной метафизический и мировоззренческий контекст. Не бывает над- или внекультурных личностей, как не бывает "общечеловеческих" или "космополитических" личностей. Как правило, такие личности (идеологии) либо сознательно скрывают собственную метафизическую и мировоззренческую принадлежность, либо не способны ее осмыслить как целостность (принять, следовать ей и т.д.), либо вырывают собственные взгляды из мировоззренческих контекстов (групповые версии идеологии). Одновременно признание данного общего факта не означает автоматического отнесения конкретного индивида, группы, общества, культуры к тем или иным основаниям, то есть наличия либо отсутствия их сходств либо различий с другими индивидами, группами, обществами, культурами соответственно.

Следствие 2. Социально-культурные образования также несут в себе дихотомию "сходства-различия" и потому требуют как в понимании, так и в практике регулирования общественной жизни, социального управления самостоятельного (конкретного) подхода. Цивилизационная идентичность и целостность не позволяют переносить (привносить) абстрактные (вырванные из культурного контекста) отдельные стороны жизни общества, механизмов их регулирования без ущерба для целого. Понятно, что и Россия столь же специфична и внутренне органически целостна, как и другие культуры.

Об этом за два столетия написано очень много работ, проблема обсуждена практически со всех сторон и с разных мировоззренческих позиций, хотя дискуссии постоянно продолжаются.

Следствие 3. В случае если приведенный научный факт игнорируется, то мы имеем дело с ненаучной или несовременной системой мировоззрения (философией, мифологией, религией) либо с идеологией, базирующейся на одном из данных мировоззрений либо возникающей как совокупность мировоззренчески не обоснованных претензий и интересов индивидов либо социальных групп.

В отношении проблем права для доказательства этого достаточно беглого непредвзятого взгляда на проблему сквозь призму компаративизма.

Закономерно в этой связи изучение "правовых семей". Этот аспект присутствует в том числе в учебниках по теории государства и права, правда лишь в качестве иллюстрационных заключительных разделов, тогда как это должно быть первым ключевым основанием осмысления всякой конкретной социально-культурной (цивилизационной) данности. Для нас в особенности важен следующий вывод: центральным, фундаментальным принципом социальной организации западной цивилизации является право, "но этого нельзя сказать о других цивилизациях", более того, "неуниверсальность права должна поставить под вопрос обязательность существования права везде и всегда".

Начнем с многократно доказанного в теории и практике государственного строительства России на протяжении двух столетий и понятого подавляющим большинством русских мыслителей утверждения о том, что буржуазный либерально-правовой путь опасен, чужд для России, разрушителен для ее цивилизации (и материальной, и духовной культуры), для сущности ее государственности и механизмов социального регулирования. Эта констатация стала уже почти банальной и не обсуждается в серьезных философских и научных кругах, хотя научные аргументы продолжают замалчиваться и тонуть в мифах, идеологемах, потоках клеветы и лжи. Небанальным с научной точки зрения остается лишь вопрос о причинах продолжения этой политики на практике и идеологии в теории.

Ключевым триединым тезисом, который обосновывается в данном подразделе статьи, является утверждение о том, что: 1) интересы субъектов реальной власти ("элит") и части интеллектуалов в современной России не совпадают с интересами страны и народа, они имеют жизненные ценности, цели, стратегии, отличные от нашей цивилизации и чуждые ей, они - иные (чужие); 2) именно эти субъекты продуцируют идеологию прозападного государственно-правового развития, которая в качестве теоретической базы включает в себя философию права и либерально-рыночную экономику; 3) но эти концепции являются не наукой, а в лучшем случае - историей западной культуры, в худшем - камуфлирующей идеологией, способствующей реализации интересов указанных элит.

Именно в этом заключается истинный причинный комплекс существующей социально-культурной и интеллектуальной динамики.

Настаиваем на термине "интеллектуалы", поскольку внекультурность, исключенность именно из российской национально-государственной культуры, определяет отличие этого слоя интеллектуальных работников от российской интеллигенции, всегда выступавшей с позиций национальной традиции, на стороне собственного народа, интересов своей страны.

Предельно кратко разберем теоретические основания прозападной философии права. В его основе лежит свободная воля индивида, урожденная свобода, права человека, данные по рождению, формальное равенство, декларируемая справедливость (которую упаси бог рассматривать как фактическое равенство, поскольку такой подход - это наследие "проклятого тоталитарного социализма"). Вслед за ними строятся общечеловеческие ценности, трактуемые как общепринятые, элементарные этические требования. Причем обычно общечеловеческие ценности трактуются как соответствующие основным началам христианской культуры (заповедям Христа) и, что еще чудеснее, трактуются как однопорядковые по моральным ценностям с культурами конфуцианства, буддизма, ислама, как представляет, например, С.С. Алексеев. Хотя при этом, по мысли сторонников позитивного права, одновременно должно быть обеспечено абсолютное верховенство права в регулировании общественной жизни, а "...идея приоритета морали над правом может вести и на практике ведет к ряду негативных последствий - к утверждению идей патернализма, вмешательства всесильного государства во имя идей добра и справедливости в частную жизнь, милости вместо строгого права и правосудия". Относительно государства позиция однозначна - для России нужно ослабление государственного начала, преодолевающее тоталитаризм, а государственность фактически рассматривается как зло и противопоставляется правам личности.

Откуда берутся эти теоретические положения, рассматриваемые фактически как постулаты? Наиболее теоретически сложные - из концепций И. Канта, Г. Гегеля, некоторых идей русских либеральных правоведов. Они представляются как некие универсальные философские конструкции, вскрывающие некие абсолютные истины.

Соглашаясь с гениальностью многих мыслителей прошлого, зададимся вопросом: а что же представляют собой эти концепции? Действительно ли все их компоненты содержат в себе абсолютную и универсальную истину? Со всей очевидностью - нет. Да, они несут в себе множество достаточно универсальных идей, но в первую очередь - методологических (как исследовать?), а отнюдь не содержательно-концептуальных, что отмечалось уже ближайшими современниками, и не одним лишь К. Марксом. В содержательном же плане это в первую очередь гениальное отражение своей эпохи и своей культуры.

Так, если внимательно изучать Гегеля, становится понятным, что он - наиболее глубокий теоретик мировоззрения (и метафизики) протестантизма, задолго до М. Вебера понявший сущность этого духовного явления и его потенциал для культурного прорыва Европы и Германии той эпохи. Протестантизм и его философию лучше всего выразил и обосновал культурный запрос индивидуализма, буржуазии, который ранее обосновывался Д. Юмом, Д. Локком, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и другими мыслителями, стержнем культурного выбора которого стали "жизнь, свобода, собственность" (воспетые еще Локком константы буржуазного государства).

Обобщим: базовыми (и доминантными) основаниями либеральной конструкции являются индивидуализм, личность, ее свобода и свободная воля, права человека, формальное равенство, система права, гражданское общество, правовое государство. Вопрос: а что, к этому сводится набор базовых потребностей всякого человека? Нет. Это набор потребностей определенной "породы" человека, которую А.А. Зиновьев назвал "западоидами", причем, уточним, для той их категории, которая достаточно социально обеспечена. То есть для человека, который решил проблемы с обеспечением себя, семьи (порой на поколения вперед), теперь как воздух нужна "свобода от" общества, от государства и государственного контроля в особенности. Ему даже не нужно будущее, не нужно время. Такой человек хочет и готов "остановить время" (в точности фаустовское "остановись мгновенье, ты прекрасно"). Ему нужно законсервировать бытие, сжать его в тисках постоянства. Единственное, что в этом постоянстве должно прирастать, - это прибыль и власть богатства и богатых. Одновременно (и закономерно) этот человек перестает нести в себе "свободу для", не только примитивизируя собственное бытие, но и создавая ситуацию расчеловечивания человека в обществе, транслируя такие ценности и ценностные ориентации, которые губительны, разрушительны для личности и цивилизации, как собственным примером, так и направлениями собственной деятельности (в том числе информационно-идеологической) ведя к деградации западного человека.

Правда, уже у Гегеля (и не только у него, если вспомнить идеи И.Г. Фихте о патриотизме) встречаются положения о том, что "личностью" (персоной) может быть не только человеческий индивид, но и народ, государство, что, естественно, не принимается во внимание современными либеральными теоретиками.

Есть и другая сторона медали - отношение такого человека-индивида к остальному миру, к обществу, к государству. Реальным социальным устремлением либерализма, лживо прикрываемого "демократией" и "правами человека", является элитаризм, его природа и истинная цель - буржуазная элитократия и сопутствующее ему буржуазное право, преследующее две цели: сохранить власть элит и их собственность и защитить их от народа.

Поэтому ничего удивительного в том, что в России, где носителей такого мировоззрения меньшинство, процедуры принятия законов, проведения референдумов, выборов сегодня исключают возможности свободного волеизъявления подавляющего большинства народа. Происходит делегитимизация права, создана система "правонарушающего законодательства".

Аналогичное понятие встречается и у сторонника либеральной теории права В.С. Нерсесянца в его "Философии права", который, однако, несправедливо связывал правонарушающее законодательство исключительно с "советским тоталитаризмом". В Российском "правовом государстве" наблюдается даже тоталитаризм в еще более жесткой и циничной форме, антинациональной, антигосударственной, отрицающей сам смысл государства. Для иллюстрации: можно прочесть советско-критические разделы работ С.С. Алексеева, В.С. Нерсесянца, просто поменяв "советский" на "либеральный" - и мы с удивлением заметим, что в выводах и пафосе ничего не изменится.

Над и вне права в мире стоят ТНК и мировые финансовые институты, которые реально управляют подконтрольными государствами, их ресурсами и их экономиками, но лишь для собственных интересов.

Продолжим. Откуда исходит прямо-таки негодующая злость со стороны некоторых интеллектуалов и представителей элиты по отношению к государству, особенно к советскому, стремление разгосударствить все, что можно, вывести все из-под контроля государства и поставить под контроль некоего внегосударственного права? Причем эти требования идут в том числе со стороны носителей государственной власти.

Эта злость исходит не от нелюбви к государству как таковому, ибо сильное и эффективное государство есть благо, с чем соглашаются даже западные либералы. Эта злость исходит от нелюбви всего народно-демократического и советского, стремления заменить их элитарным буржуазно-либеральным мироустройством, а вовсе не от нелюбви к государству вообще. Эта критика абсолютно идеологична, а с "теоретико-научной" позиции - абстрактна и ненаучна. Сами же подобные умонастроения коренятся в различии и даже противоположности целей, ценностей и интересов некоторых групп "элит" (клановых, властных, олигархических, этнических, родовых, в том числе дореволюционных, дворянских, барских, вспомнивших сейчас о себе) национально-государственным и общественным (народным) целям, ценностям и интересам, из стремления "элит" к элитарным привилегиям, из их антинародности (которая уже породила в свое время гражданскую войну).

Основной источник этого противостояния в том, что негосударственные финансовые, экономические, политические и общественные системы в XX в. стали соизмеримы и порой превосходят по мощи и эффективности государственные системы управления. Они имеют собственные интересы и диктуют их даже государствам, навязывая свою волю. Таких субъектов частной и корпоративной деятельности достаточно много. Поскольку в России они постоянно остаются в тени, выделим этих носителей негосударственных, иногосударственных и антигосударственных интересов, противодействующих национально-государственным интересам и государственной самостоятельности (в том числе России), обеспечению национальной безопасности как внутри самой страны, так и за ее пределами, всячески блокирующих повышение эффективности системы национальной безопасности и ее развитие, защищенность как от внешних угроз (армия и внешняя разведка), так и от внутренних (правоохранительная и контрразведывательная деятельность). Эти субъекты уже давно не некая тайная и безымянная идеологическая "пятая колонна", а вполне определенные социальные субъекты и типы субъектов, а именно:

- конкретные представительства тайных и явных зарубежных деловых и политических структур, реализующих интересы и установки западного (особенно англо-американского) и восточного (особенно китайского) миров на территории России;

- крупнейшие отечественные хозяйствующие и финансовые субъекты регионального, национального и мирового масштаба (ТНК, финансовые центры), интересы которых не совпадают или противоположны национально-государственным;

- представители многих некоренных этнических групп, поделившие экономические сферы в разных регионах страны и, мягко говоря, не исповедующие российского государственного патриотизма по разным причинам (нахождение национальных территорий за пределами России, доминирование родоплеменных и этнических ценностей над ценностями государства, включенность в мировые надгосударственные этнические и религиозные структуры, демонстративный космополитизм, "обида и месть" Российскому государству за те или иные исторические ситуации и т.д.);

- криминальные и теневые структуры, поглотившие до половины экономики страны;

- большинство средств массовой информации, включенных в "деловой оборот" и имеющих как собственные корпоративные деловые интересы, так и "деловые обязательства" перед "партнерами" либо "хозяевами";

- достаточно узкий слой российских носителей откровенно антироссийских убеждений, ориентирующихся на ценности других культурных миров (в первую очередь на либеральные ценности Запада), в своей деятельности опирающихся на интеллектуальные разработки западных научных центров и используемых западными политическими и экономическими кругами для организации и лоббирования антироссийской деятельности.

Представители всех этих групп и слоев ведут себя, естественно, не как дети и хозяева своей страны, но при этом - даже не как гости, а как завоеватели и разбойники, т.е. бесцеремонно, варварски, скрытно, не думая о будущем страны. Численность этих сообществ составляет от силы 1 - 3% от общей численности населения страны.

Фактически в современной России образовалось несколько квазигосударств, которые подчинили себе Российское государство. Это "государства" власти, "государства" бизнеса, "государства" нетрадиционных для России этносов, "государства" криминала. Этим квазигосударствам противостоит российский народ, оставшийся в слабом и постоянно еще более ослабляемом государстве. Причем в указанных квазигосударствах, которые весьма тесно переплетены между собой, исчезающе мала доля русского населения и представителей других коренных этносов (в первую очередь тюркских и финно-угорских). Но при этом квазигосударства на территории России имеют все атрибуты государства: собственные территории (для жизни - "Рублевка" у власти и богатых, ограничена заборами и охраной, включая "народную милицию"; для работы - офисы; для добычи, переработки и транспортировки ресурсов - некоторые другие территории), свое население (господа и слуги), субкультуру, органы власти и управления (интегрированные в международные политические и деловые круги), систему регулирования (собственное право). Аналогично в криминальных квазигосударствах, этнических квазигосударствах, представленных различными по активности диаспорами.

У представителей квазигосударств появилось право нарушать права других, право как систему законов, получить свободу от традиционных способов социального регулирования, даже от исполнения норм права и соблюдения прав других граждан, создаваемых ими самими. Кстати, именно этим объясняются причины снятия с повестки "философии государства" в пользу негосударственной "философии права" в современной России - страх перед регулирующими функциями государства по отношению к квазигосударствам.

Именно эти группы заинтересованы в распространении корпоративных норм: ценностей богатых на все общество, чтобы сделать все общество заложником реализации норм и ценностей и целей богатых; собственных этнических ценностей, чтобы общество не отторгало их; идеологии индивидуализма, элитаризма и либерализма - чтобы российское общество как можно дольше не могло собраться, организоваться в эффективное государство, способное противостоять квазигосударствам и отстаивать собственные национальные интересы, воспроизводить традиционные ценности, выстраивать собственные стратегические цели и создавать механизмы для их достижения, осуществлять координацию и контроль за деятельностью всех негосударственных структур.

Поэтому не только такие агрессивные формы проявления частной и групповой активности, "вырвавшиеся наружу права", как терроризм и экстремизм, представляют мировую опасность, но и капитал, также ставший мировой и национальной опасностью.

Это, в частности, объясняет и то, что органы государственного контроля, надзора, правоохранительные органы находятся в двусмысленном положении: предназначены для защиты права, а какого государства - непонятно.

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных квазигосударств для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились в иванов, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными?

Но ответ иной: нужно вернуть России собственный цивилизационный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и ее динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры.

Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований.

Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, аксиологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере потому, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права... по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, "нормальный" строй общества". Именно то, каким должно быть нормальное общество, есть главный вопрос философии государства и права, и лишь затем - какими должны быть механизмы регулирования, роль и функции права. Поскольку право - это совокупность норм по обеспечению жизнедеятельности и развития, по достижению целей, оптимизации и совершенствования жизни, специфическое в каждой цивилизации, а не самостоятельная ценность, оторванная от жизни общества и государства в его конкретно-исторической и социально-культурной привязке. Если право помогает оптимизировать жизнь общества - оно выполняет свои функции, нет - не выполняет. Это должен быть основной критерий оценки эффективности права. Поэтому эволюция идет не в сторону некоего "правового государства", а в сторону повышения социально-культурной эффективности государства.

Для дополнительного примера сошлемся на сборник работ английского исследователя Дж. Грея. На протяжении всей книги он возражает тезису о том, что "...люди утратят свои традиционные привязанности и свою самобытность и "сольются" в единую цивилизацию, основанную на общечеловеческих ценностях и рациональной морали" на основе "бессодержательного кантианского либерализма", "абстрактной концепции человека, лишенного какой-либо культурной идентичности или наследия собственной истории", выведенной И. Кантом из природы индивида. В реальности человек не воспринимает и не позиционирует себя как абстрактного индивида, он включен в конкретные культурно-исторические общности, конкретный метафизический и культурный контекст.

Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И. Шлекина: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в послереформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как к само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских более предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - от культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, до чисто личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России.

Причем интрига в том, что начало такому ответу положено уже в неолиберальных философско-правовых концепциях 90-х годов XIX - начала XX в., столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении XIX в., краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях своих оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое".

В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия".

Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны.

Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит, есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и свобод (свободного воления личности), с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы, в том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы неолиберализма начала XX в.

Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Какие же ценности важны для обычного российского человека, человека-труженика, созидателя? Никто не возражает против личных прав и свобод, "свободы воли", "формального равенства прав". Но среди необходимых (витальных, жизненных) прав доминируют иные - право на жизнь, на безопасность, на эффективное саморазвитие, а значит, должны быть обеспечены реальные и полноценные еда, вода, жилье, одежда, безопасность, экология, профессия и знания, социальная защита и т.д. Важно отметить, что эти права личности не могут быть реализованы вне общества, вне контроля над распределением и потреблением материальных и идеальных благ. Поэтому коллективизм, созидательный труд, земля и материальные ресурсы, право человека на доступ к благам коллективной жизни, труду, ресурсам становятся витальными, первичными правами человека. Даже свобода хороша, когда есть разумная жизнь, когда она обеспечена в минимальных, необходимых для жизни и разумности размерах. Потому для большинства (народа) важнейшими являются коллективные ценности, в том числе безопасность, безопасное будущее. Поскольку в России нарушаются в первую очередь витальные, социальные (коллективные) права граждан, на протяжении вот уже нескольких столетий традиционно обеспечиваемые государством.

Причем на сегодня это особенно актуально, поскольку безопасность обычного человека не может быть обеспечена армией охранников, самолетами и другими средствами для эвакуации в безопасные места в случае внешних либо внутренних катаклизмов, размещением в подземных бункерах. Ничто не спасает от взрывов в метро или в самолетах. Уже не может быть гарантированным будущее детей и внуков. Защита от внешних и внутренних угроз для простого человека может быть обеспечена лишь посредством общих (государственных) усилий, т.е. безопасности общества, обеспечения национальных интересов страны.

Поэтому базовый пакет ценностей ("ценностная корзина") обычного человека включает в себя в первую очередь совокупность средств для осуществления и продолжения жизни, развития, семьи, ее будущего. Они никак не обеспечиваются "формальным равенством прав" - тем единственным, что гарантирует позитивное право. В такой ситуации особенно важным является тезис о ценности государства; тем более известно, что для русских в итоге государство всегда выступало как благо (А.П. Андреев).

Далее. Выше отмечалось, что в нашу эпоху влияние частного интереса в лице капитала (особенно финансового и ТНК), а также различных деловых и негосударственных структур обрело такое могущество, которое стало сопоставимо с государством, а порой оказывается сильнее него, что в этой связи давно пришла пора не "бежать от государства", как это происходило во времена крушения феодальных монархий и становления капитализма, а искать путей его сохранения, разработки системы "прав государства". На первых порах неизбежны (и даже необходимы) "перегибы" в восстановлении статуса государства как системы общественного управления в России. В перспективе же путь лежит к построению общества, в котором будут гармонично сочетаться личные и общественно-государственные интересы, необходимость чего поняли русские философы уже в XIX в. (особо отметим, что именно эту позицию проводили и Вл. Соловьев, и неолиберальные философы). Сегодня стремление к гармонии интересов общества и личности настойчиво требует защитить права общества и государства от агрессивных действий со стороны частных лиц, создавших собственные империи. Впору говорить об уравновешивании буржуазной "Декларации прав человека и гражданина" 1789 г. Декларацией прав наций, обществ и государств.

В западном мире государство и власть всегда были "зверем" по отношению к народу, неизмеримо более жестким, чем в России, в которой государство было и остается "отечеством" и "родиной-матерью".

Некоторые основные штрихи дальнейших разработок российской философии государства и права:

- она должна основываться на антропологическом материализме и просвещении как мировоззрении, в наибольшей степени отвечающем большей части населения страны, на русской метафизике и метафизике примыкающих к ней культур;

- основой должен быть коллективизм (этика служения обществу и государству, этика долженствования против этики личной свободы), вытекающая отсюда специфика понимания роли и функций права, его зависимости от государства, доминанта прав коллективов (общин, трудовых коллективов, советов, территорий, государства как их представителей) и тех, что реально созидательным трудом над правами "абстрактного" индивида. Если для западного либерала "мои обязанности уничтожают меня как личность" (обязанности - это зло), то для нас, наоборот - "мои обязанности, труд во благо иного - создают меня как личность" (обязанности - это добро). Я - свободная волящая личность настолько, насколько я востребован, чем больше у меня обязанностей, тем более я личность, человек. И главная обязанность - обязанность служить обществу и государству, право - служить добровольно и самоотверженно. Право общества - принуждать служить. Не индивидуальная, а коллективная воля в России как доминанта;

- национально-государственная безопасность и национальная стратегия развития должны стать основными приоритетами, в том числе правовой стержень организации системы права, стратегические цели и традиционные цели должны быть организующим началом жизни, смыслом и задачей правотворчества. Право как механизм реализации целей управления - политики, планов, программ;

- базовые ценности - безопасность, порядок, справедливость, принуждение, долг и обязанность, свобода в реализации обязанностей служения, закон как защита и наказание, договорные отношения в международном праве.

Для разработки такой системы философии государства и права, системы государства и права на практике необходимы большие государственные научные центры, хотя бы соизмеримые по количеству и качеству с зарубежными.

- Краткосрочная дебиторская задолженность на конец 2012 год составила 1365 тыс.руб., что превышает аналогичный показатель 2010 года на 778 тыс.руб.

На данном этапе возможно спрогнозировать изменение прибыли в результате изменения суммы дебиторской задолженности. Зависимость между прибылью и дебиторской задолженностью представлена на рисунке 16.

Рис. 16. Зависимость прибыли от величины дебиторской задолженности (Х – чистая прибыль, Y – дебиторская задолженность)

При низком значении дебиторской задолженности деятельность предприятия не поддерживается должным образом, соответственно  прибыль низкая. При некотором оптимальном уровне дебиторской задолженности прибыль становится максимальной. Значительное увеличение дебиторской задолженности влечет за собой отвлечение средств из оборота и, как следствие, уровень прибыли снижается. Можно сделать вывод, что политика управления дебиторской задолженностью должна обеспечить поиск компромисса между эффективностью работы и риском неоправданного увеличения дебиторской задолженности.

1. Об абстрактности и конкретности философии государства и права.

Попытки создать "философию права" как некую универсальную и всеобщую конструкцию, исходящую из каких бы то ни было оснований - антропологического материализма, объективного или субъективного идеализма, экзистенциализма или позитивизма, - на протяжении более чем двух столетий в Европе и России оказались несостоятельными. Оказалась не более чем иллюзией и сознательно разработанным мифом попытка представить право и полный свод "правильных законов" как способ решить все основные задачи по регулированию общественной жизни, как планетарную панацею, увидеть в нем "единственную силу", "которая может остановить и повергнуть насилие и бесовское исчадие - терроризм", доходящую до фетишизации права и поиска "мирозданческой тайны права".

Не спасает положение даже более глубокая и верная по сути поправка в определении объекта и предмета исследования, существенно приближающая к истине уже в самой постановке, - понимание данного направления исследования, совокупной проблематики и искомой концепции как "философии государства и права", которая в каком-либо универсальном виде также не осуществилась. Попытки выдать за них учение (или интерпретацию учения) какого-либо мыслителя на поверку оказываются не более чем попыткой, вновь и вновь превозносящей одну из теоретических моделей, вырастающей на основе метафизических оснований мировоззрения того или иного культурного слоя или социальной группы в их историческом контексте - вне зависимости от декларируемых самим автором либо его последователями претензий на универсальность и всеобщность, на особые философско-методологические платформы и приемы.

Ввиду того что словосочетания "философия права", "философия государства и права" в настоящее время устоялись и закреплены, в том числе официально, в названии учебных дисциплин, автор сознательно использует эти понятийные конструкции для обозначения соотнесенности собственных исследований с данным проблемным полем, при этом отчетливо осознавая дискуссионность даже самих этих наименований научного направления. Если уточнить смысл и предназначение философского дискурса в предложенном отношении, то точнее было бы говорить о "философии Российского государства" в сочетании всех компонентов его бытия - природного бытия, экономики, политики, права, науки, морали и остальных аспектов духовной культуры.

Причин такого положения дел множество. Но ключевая, на наш взгляд, одна. Эта причина заключается в многомерности природы человека, которая в современной философии и науке понимается как трехкомпонентная биопсихосоциальная целостность. Данное утверждение сегодня предстает как научный факт, который обоснован всем спектром естественных и социально-гуманитарных наук и не может быть ни опровергнут, ни проигнорирован ни одной наукой о природе и человеке. Причем данное утверждение верно на всех трех уровнях понимания человека: человека - личности, человека - общества - культуры, человека - человечества. Данная истина в принципе понятна науке уже как минимум столетие, а многие философы осмысляли и использовали это как философский факт с самых древних времен.

Уточним, что в данном понимании биологического "снимаются" (в гегелевском, диалектическом смысле) физический и химический уровни организации материи; понимание психического интегрирует в себе все уровни организации психики - от нейробиологии, психофизиологии, психологии высшей нервной деятельности до собственно интеллекта (разума), в том числе в его коллективных формах; понимание социального объемлет собой одновременно все его аспекты, сущностью которых в данном отношении являются диалектические принципы, в первую очередь принцип целостности социально-культурного бытия и принцип единства общего и особенного (индивидуального) в человеке, раскрываемый: а) на уровне антропности (сходство-различие человека как вида и одновременно как многоразличия рас, этносов, индивидов); б) на уровне цивилизационно-культурной идентичности, включая метафизический уровень и в) в историческом аспекте осуществления социального бытия (сходство-различие исторических путей и этапов становления различных человеческих культур и общностей).

Ввиду необходимости в данной статье акцентов на различиях и во избежание обвинений в радикальном онтологическом и гносеологическом релятивизме, подчеркнем понимание дихотомии "сходства-различия" с той стороны, что, несмотря на различия, люди по природе, естественно, имеют единство и сходства и поэтому, в частности, мы согласны с одним из принципиальных оснований идеологии Просвещения, что все люди равны и все они люди, которые должны считаться таковыми и имеют право рассчитывать на такое отношение со стороны других людей.

Вернемся к различиям. Есть все основания считать приведенный обобщенный крупнейший научный факт первичным методологическим основанием для всего комплекса социально-гуманитарного знания и для каждого его отдельного направления (аспекта философии либо конкретной науки). Причем безотносительно к принципиальным метафизическим, мировоззренческим и иным системообразующим основаниям философских направлений и школ, а также к научным теориям и моделям, коль скоро последние претендуют на научную истину. Отсюда с непреложностью вытекает вывод: как не существует абстрактного "человека вообще", так не существует абстрактного и единственного "абсолютно истинного" и "универсального" решения каких бы то ни было социально-культурных проблем.

Из данного факта (одновременно базового методологического основания) вытекает несколько общих и частных следствий, основные из которых таковы:

Следствие 1. Всякая и каждая личность социокультурна и тем самым включена в тот или иной метафизический и мировоззренческий контекст. Не бывает над- или внекультурных личностей, как не бывает "общечеловеческих" или "космополитических" личностей. Как правило, такие личности (идеологии) либо сознательно скрывают собственную метафизическую и мировоззренческую принадлежность, либо не способны ее осмыслить как целостность (принять, следовать ей и т.д.), либо вырывают собственные взгляды из мировоззренческих контекстов (групповые версии идеологии). Одновременно признание данного общего факта не означает автоматического отнесения конкретного индивида, группы, общества, культуры к тем или иным основаниям, то есть наличия либо отсутствия их сходств либо различий с другими индивидами, группами, обществами, культурами соответственно.

Следствие 2. Социально-культурные образования также несут в себе дихотомию "сходства-различия" и потому требуют как в понимании, так и в практике регулирования общественной жизни, социального управления самостоятельного (конкретного) подхода. Цивилизационная идентичность и целостность не позволяют переносить (привносить) абстрактные (вырванные из культурного контекста) отдельные стороны жизни общества, механизмов их регулирования без ущерба для целого. Понятно, что и Россия столь же специфична и внутренне органически целостна, как и другие культуры.

Об этом за два столетия написано очень много работ, проблема обсуждена практически со всех сторон и с разных мировоззренческих позиций, хотя дискуссии постоянно продолжаются.

Следствие 3. В случае если приведенный научный факт игнорируется, то мы имеем дело с ненаучной или несовременной системой мировоззрения (философией, мифологией, религией) либо с идеологией, базирующейся на одном из данных мировоззрений либо возникающей как совокупность мировоззренчески не обоснованных претензий и интересов индивидов либо социальных групп.

В отношении проблем права для доказательства этого достаточно беглого непредвзятого взгляда на проблему сквозь призму компаративизма.

Закономерно в этой связи изучение "правовых семей". Этот аспект присутствует в том числе в учебниках по теории государства и права, правда лишь в качестве иллюстрационных заключительных разделов, тогда как это должно быть первым ключевым основанием осмысления всякой конкретной социально-культурной (цивилизационной) данности. Для нас в особенности важен следующий вывод: центральным, фундаментальным принципом социальной организации западной цивилизации является право, "но этого нельзя сказать о других цивилизациях", более того, "неуниверсальность права должна поставить под вопрос обязательность существования права везде и всегда".

Начнем с многократно доказанного в теории и практике государственного строительства России на протяжении двух столетий и понятого подавляющим большинством русских мыслителей утверждения о том, что буржуазный либерально-правовой путь опасен, чужд для России, разрушителен для ее цивилизации (и материальной, и духовной культуры), для сущности ее государственности и механизмов социального регулирования. Эта констатация стала уже почти банальной и не обсуждается в серьезных философских и научных кругах, хотя научные аргументы продолжают замалчиваться и тонуть в мифах, идеологемах, потоках клеветы и лжи. Небанальным с научной точки зрения остается лишь вопрос о причинах продолжения этой политики на практике и идеологии в теории.

Ключевым триединым тезисом, который обосновывается в данном подразделе статьи, является утверждение о том, что: 1) интересы субъектов реальной власти ("элит") и части интеллектуалов в современной России не совпадают с интересами страны и народа, они имеют жизненные ценности, цели, стратегии, отличные от нашей цивилизации и чуждые ей, они - иные (чужие); 2) именно эти субъекты продуцируют идеологию прозападного государственно-правового развития, которая в качестве теоретической базы включает в себя философию права и либерально-рыночную экономику; 3) но эти концепции являются не наукой, а в лучшем случае - историей западной культуры, в худшем - камуфлирующей идеологией, способствующей реализации интересов указанных элит.

Именно в этом заключается истинный причинный комплекс существующей социально-культурной и интеллектуальной динамики.

Настаиваем на термине "интеллектуалы", поскольку внекультурность, исключенность именно из российской национально-государственной культуры, определяет отличие этого слоя интеллектуальных работников от российской интеллигенции, всегда выступавшей с позиций национальной традиции, на стороне собственного народа, интересов своей страны.

Предельно кратко разберем теоретические основания прозападной философии права. В его основе лежит свободная воля индивида, урожденная свобода, права человека, данные по рождению, формальное равенство, декларируемая справедливость (которую упаси бог рассматривать как фактическое равенство, поскольку такой подход - это наследие "проклятого тоталитарного социализма"). Вслед за ними строятся общечеловеческие ценности, трактуемые как общепринятые, элементарные этические требования. Причем обычно общечеловеческие ценности трактуются как соответствующие основным началам христианской культуры (заповедям Христа) и, что еще чудеснее, трактуются как однопорядковые по моральным ценностям с культурами конфуцианства, буддизма, ислама, как представляет, например, С.С. Алексеев. Хотя при этом, по мысли сторонников позитивного права, одновременно должно быть обеспечено абсолютное верховенство права в регулировании общественной жизни, а "...идея приоритета морали над правом может вести и на практике ведет к ряду негативных последствий - к утверждению идей патернализма, вмешательства всесильного государства во имя идей добра и справедливости в частную жизнь, милости вместо строгого права и правосудия". Относительно государства позиция однозначна - для России нужно ослабление государственного начала, преодолевающее тоталитаризм, а государственность фактически рассматривается как зло и противопоставляется правам личности.

Откуда берутся эти теоретические положения, рассматриваемые фактически как постулаты? Наиболее теоретически сложные - из концепций И. Канта, Г. Гегеля, некоторых идей русских либеральных правоведов. Они представляются как некие универсальные философские конструкции, вскрывающие некие абсолютные истины.

Соглашаясь с гениальностью многих мыслителей прошлого, зададимся вопросом: а что же представляют собой эти концепции? Действительно ли все их компоненты содержат в себе абсолютную и универсальную истину? Со всей очевидностью - нет. Да, они несут в себе множество достаточно универсальных идей, но в первую очередь - методологических (как исследовать?), а отнюдь не содержательно-концептуальных, что отмечалось уже ближайшими современниками, и не одним лишь К. Марксом. В содержательном же плане это в первую очередь гениальное отражение своей эпохи и своей культуры.

Так, если внимательно изучать Гегеля, становится понятным, что он - наиболее глубокий теоретик мировоззрения (и метафизики) протестантизма, задолго до М. Вебера понявший сущность этого духовного явления и его потенциал для культурного прорыва Европы и Германии той эпохи. Протестантизм и его философию лучше всего выразил и обосновал культурный запрос индивидуализма, буржуазии, который ранее обосновывался Д. Юмом, Д. Локком, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и другими мыслителями, стержнем культурного выбора которого стали "жизнь, свобода, собственность" (воспетые еще Локком константы буржуазного государства).

Обобщим: базовыми (и доминантными) основаниями либеральной конструкции являются индивидуализм, личность, ее свобода и свободная воля, права человека, формальное равенство, система права, гражданское общество, правовое государство. Вопрос: а что, к этому сводится набор базовых потребностей всякого человека? Нет. Это набор потребностей определенной "породы" человека, которую А.А. Зиновьев назвал "западоидами", причем, уточним, для той их категории, которая достаточно социально обеспечена. То есть для человека, который решил проблемы с обеспечением себя, семьи (порой на поколения вперед), теперь как воздух нужна "свобода от" общества, от государства и государственного контроля в особенности. Ему даже не нужно будущее, не нужно время. Такой человек хочет и готов "остановить время" (в точности фаустовское "остановись мгновенье, ты прекрасно"). Ему нужно законсервировать бытие, сжать его в тисках постоянства. Единственное, что в этом постоянстве должно прирастать, - это прибыль и власть богатства и богатых. Одновременно (и закономерно) этот человек перестает нести в себе "свободу для", не только примитивизируя собственное бытие, но и создавая ситуацию расчеловечивания человека в обществе, транслируя такие ценности и ценностные ориентации, которые губительны, разрушительны для личности и цивилизации, как собственным примером, так и направлениями собственной деятельности (в том числе информационно-идеологической) ведя к деградации западного человека.

Правда, уже у Гегеля (и не только у него, если вспомнить идеи И.Г. Фихте о патриотизме) встречаются положения о том, что "личностью" (персоной) может быть не только человеческий индивид, но и народ, государство, что, естественно, не принимается во внимание современными либеральными теоретиками.

Есть и другая сторона медали - отношение такого человека-индивида к остальному миру, к обществу, к государству. Реальным социальным устремлением либерализма, лживо прикрываемого "демократией" и "правами человека", является элитаризм, его природа и истинная цель - буржуазная элитократия и сопутствующее ему буржуазное право, преследующее две цели: сохранить власть элит и их собственность и защитить их от народа.

Поэтому ничего удивительного в том, что в России, где носителей такого мировоззрения меньшинство, процедуры принятия законов, проведения референдумов, выборов сегодня исключают возможности свободного волеизъявления подавляющего большинства народа. Происходит делегитимизация права, создана система "правонарушающего законодательства".

Аналогичное понятие встречается и у сторонника либеральной теории права В.С. Нерсесянца в его "Философии права", который, однако, несправедливо связывал правонарушающее законодательство исключительно с "советским тоталитаризмом". В Российском "правовом государстве" наблюдается даже тоталитаризм в еще более жесткой и циничной форме, антинациональной, антигосударственной, отрицающей сам смысл государства. Для иллюстрации: можно прочесть советско-критические разделы работ С.С. Алексеева, В.С. Нерсесянца, просто поменяв "советский" на "либеральный" - и мы с удивлением заметим, что в выводах и пафосе ничего не изменится.

Над и вне права в мире стоят ТНК и мировые финансовые институты, которые реально управляют подконтрольными государствами, их ресурсами и их экономиками, но лишь для собственных интересов.

Продолжим. Откуда исходит прямо-таки негодующая злость со стороны некоторых интеллектуалов и представителей элиты по отношению к государству, особенно к советскому, стремление разгосударствить все, что можно, вывести все из-под контроля государства и поставить под контроль некоего внегосударственного права? Причем эти требования идут в том числе со стороны носителей государственной власти.

Эта злость исходит не от нелюбви к государству как таковому, ибо сильное и эффективное государство есть благо, с чем соглашаются даже западные либералы. Эта злость исходит от нелюбви всего народно-демократического и советского, стремления заменить их элитарным буржуазно-либеральным мироустройством, а вовсе не от нелюбви к государству вообще. Эта критика абсолютно идеологична, а с "теоретико-научной" позиции - абстрактна и ненаучна. Сами же подобные умонастроения коренятся в различии и даже противоположности целей, ценностей и интересов некоторых групп "элит" (клановых, властных, олигархических, этнических, родовых, в том числе дореволюционных, дворянских, барских, вспомнивших сейчас о себе) национально-государственным и общественным (народным) целям, ценностям и интересам, из стремления "элит" к элитарным привилегиям, из их антинародности (которая уже породила в свое время гражданскую войну).

Основной источник этого противостояния в том, что негосударственные финансовые, экономические, политические и общественные системы в XX в. стали соизмеримы и порой превосходят по мощи и эффективности государственные системы управления. Они имеют собственные интересы и диктуют их даже государствам, навязывая свою волю. Таких субъектов частной и корпоративной деятельности достаточно много. Поскольку в России они постоянно остаются в тени, выделим этих носителей негосударственных, иногосударственных и антигосударственных интересов, противодействующих национально-государственным интересам и государственной самостоятельности (в том числе России), обеспечению национальной безопасности как внутри самой страны, так и за ее пределами, всячески блокирующих повышение эффективности системы национальной безопасности и ее развитие, защищенность как от внешних угроз (армия и внешняя разведка), так и от внутренних (правоохранительная и контрразведывательная деятельность). Эти субъекты уже давно не некая тайная и безымянная идеологическая "пятая колонна", а вполне определенные социальные субъекты и типы субъектов, а именно:

- конкретные представительства тайных и явных зарубежных деловых и политических структур, реализующих интересы и установки западного (особенно англо-американского) и восточного (особенно китайского) миров на территории России;

- крупнейшие отечественные хозяйствующие и финансовые субъекты регионального, национального и мирового масштаба (ТНК, финансовые центры), интересы которых не совпадают или противоположны национально-государственным;

- представители многих некоренных этнических групп, поделившие экономические сферы в разных регионах страны и, мягко говоря, не исповедующие российского государственного патриотизма по разным причинам (нахождение национальных территорий за пределами России, доминирование родоплеменных и этнических ценностей над ценностями государства, включенность в мировые надгосударственные этнические и религиозные структуры, демонстративный космополитизм, "обида и месть" Российскому государству за те или иные исторические ситуации и т.д.);

- криминальные и теневые структуры, поглотившие до половины экономики страны;

- большинство средств массовой информации, включенных в "деловой оборот" и имеющих как собственные корпоративные деловые интересы, так и "деловые обязательства" перед "партнерами" либо "хозяевами";

- достаточно узкий слой российских носителей откровенно антироссийских убеждений, ориентирующихся на ценности других культурных миров (в первую очередь на либеральные ценности Запада), в своей деятельности опирающихся на интеллектуальные разработки западных научных центров и используемых западными политическими и экономическими кругами для организации и лоббирования антироссийской деятельности.

Представители всех этих групп и слоев ведут себя, естественно, не как дети и хозяева своей страны, но при этом - даже не как гости, а как завоеватели и разбойники, т.е. бесцеремонно, варварски, скрытно, не думая о будущем страны. Численность этих сообществ составляет от силы 1 - 3% от общей численности населения страны.

Фактически в современной России образовалось несколько квазигосударств, которые подчинили себе Российское государство. Это "государства" власти, "государства" бизнеса, "государства" нетрадиционных для России этносов, "государства" криминала. Этим квазигосударствам противостоит российский народ, оставшийся в слабом и постоянно еще более ослабляемом государстве. Причем в указанных квазигосударствах, которые весьма тесно переплетены между собой, исчезающе мала доля русского населения и представителей других коренных этносов (в первую очередь тюркских и финно-угорских). Но при этом квазигосударства на территории России имеют все атрибуты государства: собственные территории (для жизни - "Рублевка" у власти и богатых, ограничена заборами и охраной, включая "народную милицию"; для работы - офисы; для добычи, переработки и транспортировки ресурсов - некоторые другие территории), свое население (господа и слуги), субкультуру, органы власти и управления (интегрированные в международные политические и деловые круги), систему регулирования (собственное право). Аналогично в криминальных квазигосударствах, этнических квазигосударствах, представленных различными по активности диаспорами.

У представителей квазигосударств появилось право нарушать права других, право как систему законов, получить свободу от традиционных способов социального регулирования, даже от исполнения норм права и соблюдения прав других граждан, создаваемых ими самими. Кстати, именно этим объясняются причины снятия с повестки "философии государства" в пользу негосударственной "философии права" в современной России - страх перед регулирующими функциями государства по отношению к квазигосударствам.

Именно эти группы заинтересованы в распространении корпоративных норм: ценностей богатых на все общество, чтобы сделать все общество заложником реализации норм и ценностей и целей богатых; собственных этнических ценностей, чтобы общество не отторгало их; идеологии индивидуализма, элитаризма и либерализма - чтобы российское общество как можно дольше не могло собраться, организоваться в эффективное государство, способное противостоять квазигосударствам и отстаивать собственные национальные интересы, воспроизводить традиционные ценности, выстраивать собственные стратегические цели и создавать механизмы для их достижения, осуществлять координацию и контроль за деятельностью всех негосударственных структур.

Поэтому не только такие агрессивные формы проявления частной и групповой активности, "вырвавшиеся наружу права", как терроризм и экстремизм, представляют мировую опасность, но и капитал, также ставший мировой и национальной опасностью.

Это, в частности, объясняет и то, что органы государственного контроля, надзора, правоохранительные органы находятся в двусмысленном положении: предназначены для защиты права, а какого государства - непонятно.

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных квазигосударств для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились в иванов, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными?

Но ответ иной: нужно вернуть России собственный цивилизационный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и ее динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры.

Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований.

Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, аксиологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере потому, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права... по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, "нормальный" строй общества". Именно то, каким должно быть нормальное общество, есть главный вопрос философии государства и права, и лишь затем - какими должны быть механизмы регулирования, роль и функции права. Поскольку право - это совокупность норм по обеспечению жизнедеятельности и развития, по достижению целей, оптимизации и совершенствования жизни, специфическое в каждой цивилизации, а не самостоятельная ценность, оторванная от жизни общества и государства в его конкретно-исторической и социально-культурной привязке. Если право помогает оптимизировать жизнь общества - оно выполняет свои функции, нет - не выполняет. Это должен быть основной критерий оценки эффективности права. Поэтому эволюция идет не в сторону некоего "правового государства", а в сторону повышения социально-культурной эффективности государства.

Для дополнительного примера сошлемся на сборник работ английского исследователя Дж. Грея. На протяжении всей книги он возражает тезису о том, что "...люди утратят свои традиционные привязанности и свою самобытность и "сольются" в единую цивилизацию, основанную на общечеловеческих ценностях и рациональной морали" на основе "бессодержательного кантианского либерализма", "абстрактной концепции человека, лишенного какой-либо культурной идентичности или наследия собственной истории", выведенной И. Кантом из природы индивида. В реальности человек не воспринимает и не позиционирует себя как абстрактного индивида, он включен в конкретные культурно-исторические общности, конкретный метафизический и культурный контекст.

Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И. Шлекина: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в послереформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как к само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских более предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - от культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, до чисто личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России.

Причем интрига в том, что начало такому ответу положено уже в неолиберальных философско-правовых концепциях 90-х годов XIX - начала XX в., столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении XIX в., краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях своих оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое".

В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия".

Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны.

Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит, есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и свобод (свободного воления личности), с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы, в том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы неолиберализма начала XX в.

Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Какие же ценности важны для обычного российского человека, человека-труженика, созидателя? Никто не возражает против личных прав и свобод, "свободы воли", "формального равенства прав". Но среди необходимых (витальных, жизненных) прав доминируют иные - право на жизнь, на безопасность, на эффективное саморазвитие, а значит, должны быть обеспечены реальные и полноценные еда, вода, жилье, одежда, безопасность, экология, профессия и знания, социальная защита и т.д. Важно отметить, что эти права личности не могут быть реализованы вне общества, вне контроля над распределением и потреблением материальных и идеальных благ. Поэтому коллективизм, созидательный труд, земля и материальные ресурсы, право человека на доступ к благам коллективной жизни, труду, ресурсам становятся витальными, первичными правами человека. Даже свобода хороша, когда есть разумная жизнь, когда она обеспечена в минимальных, необходимых для жизни и разумности размерах. Потому для большинства (народа) важнейшими являются коллективные ценности, в том числе безопасность, безопасное будущее. Поскольку в России нарушаются в первую очередь витальные, социальные (коллективные) права граждан, на протяжении вот уже нескольких столетий традиционно обеспечиваемые государством.

Причем на сегодня это особенно актуально, поскольку безопасность обычного человека не может быть обеспечена армией охранников, самолетами и другими средствами для эвакуации в безопасные места в случае внешних либо внутренних катаклизмов, размещением в подземных бункерах. Ничто не спасает от взрывов в метро или в самолетах. Уже не может быть гарантированным будущее детей и внуков. Защита от внешних и внутренних угроз для простого человека может быть обеспечена лишь посредством общих (государственных) усилий, т.е. безопасности общества, обеспечения национальных интересов страны.

Поэтому базовый пакет ценностей ("ценностная корзина") обычного человека включает в себя в первую очередь совокупность средств для осуществления и продолжения жизни, развития, семьи, ее будущего. Они никак не обеспечиваются "формальным равенством прав" - тем единственным, что гарантирует позитивное право. В такой ситуации особенно важным является тезис о ценности государства; тем более известно, что для русских в итоге государство всегда выступало как благо (А.П. Андреев).

Далее. Выше отмечалось, что в нашу эпоху влияние частного интереса в лице капитала (особенно финансового и ТНК), а также различных деловых и негосударственных структур обрело такое могущество, которое стало сопоставимо с государством, а порой оказывается сильнее него, что в этой связи давно пришла пора не "бежать от государства", как это происходило во времена крушения феодальных монархий и становления капитализма, а искать путей его сохранения, разработки системы "прав государства". На первых порах неизбежны (и даже необходимы) "перегибы" в восстановлении статуса государства как системы общественного управления в России. В перспективе же путь лежит к построению общества, в котором будут гармонично сочетаться личные и общественно-государственные интересы, необходимость чего поняли русские философы уже в XIX в. (особо отметим, что именно эту позицию проводили и Вл. Соловьев, и неолиберальные философы). Сегодня стремление к гармонии интересов общества и личности настойчиво требует защитить права общества и государства от агрессивных действий со стороны частных лиц, создавших собственные империи. Впору говорить об уравновешивании буржуазной "Декларации прав человека и гражданина" 1789 г. Декларацией прав наций, обществ и государств.

В западном мире государство и власть всегда были "зверем" по отношению к народу, неизмеримо более жестким, чем в России, в которой государство было и остается "отечеством" и "родиной-матерью".

Некоторые основные штрихи дальнейших разработок российской философии государства и права:

- она должна основываться на антропологическом материализме и просвещении как мировоззрении, в наибольшей степени отвечающем большей части населения страны, на русской метафизике и метафизике примыкающих к ней культур;

- основой должен быть коллективизм (этика служения обществу и государству, этика долженствования против этики личной свободы), вытекающая отсюда специфика понимания роли и функций права, его зависимости от государства, доминанта прав коллективов (общин, трудовых коллективов, советов, территорий, государства как их представителей) и тех, что реально созидательным трудом над правами "абстрактного" индивида. Если для западного либерала "мои обязанности уничтожают меня как личность" (обязанности - это зло), то для нас, наоборот - "мои обязанности, труд во благо иного - создают меня как личность" (обязанности - это добро). Я - свободная волящая личность настолько, насколько я востребован, чем больше у меня обязанностей, тем более я личность, человек. И главная обязанность - обязанность служить обществу и государству, право - служить добровольно и самоотверженно. Право общества - принуждать служить. Не индивидуальная, а коллективная воля в России как доминанта;

- национально-государственная безопасность и национальная стратегия развития должны стать основными приоритетами, в том числе правовой стержень организации системы права, стратегические цели и традиционные цели должны быть организующим началом жизни, смыслом и задачей правотворчества. Право как механизм реализации целей управления - политики, планов, программ;

- базовые ценности - безопасность, порядок, справедливость, принуждение, долг и обязанность, свобода в реализации обязанностей служения, закон как защита и наказание, договорные отношения в международном праве.

Для разработки такой системы философии государства и права, системы государства и права на практике необходимы большие государственные научные центры, хотя бы соизмеримые по количеству и качеству с зарубежными.

Наметить очередность проводимой работы с конкретными дебиторами позволит их ранжирование по сумме задолженности и срокам ее  возникновения. Данный способ группировки дебиторской задолженности позволяет отразить ее динамику за исследуемый период, а также выявить задолженность по которой происходит неоправданный рост. Данный способ удобен для применения в крупных организациях, так как позволяет выявить крупнейших дебиторов и провести комплекс мероприятий по погашению их задолженности.

Основную часть прочей дебиторской задолженности составляют переплаты по налогам и сборам в бюджет. Конечно, вернуть деньги из бюджета страны весьма проблематично.

В целях недопущения роста просроченной дебиторской задолженности в договоры с контрагентами целесообразно включать пункты, предусматривающие возложение на должника дополнительных обязательств в виде штрафных санкций в случае нарушения условий договоров (просрочка платежа, невыполнение работ в срок по перечисленному авансу).

Существуют следующие виды неустоек: договорная, штрафная и альтернативная.  Договорная неустойка устанавливается в тексте договора соглашением сторон. При штрафной неустойке предприятие вправе требовать возмещение причиненных убытков в полном объеме. Альтернативная неустойка предусматривает право  потерпевшей стороны взыскать либо неустойку, либо убытки.

На этапе применения штрафов и неустоек для ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» имеет большое значение разработка шкалы штрафных санкций. Предлагается установить определенный размер штрафов для предприятий, сгруппированных в соответствии с объемом задолженности.

Кроме вышеуказанных штрафных санкций целесообразно закрепить ответственность сотрудников предприятия в регламенте управления дебиторской задолженностью (таблица 15).

Подобное регламентирование функций отделов и служб ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» позволит конкретизировать действия, осуществляемые ими в целях снижения дебиторской задолженности, а также установить персональную ответственность за необоснованный рост задолженности.

Таблица 15 - Регламент управления дебиторской задолженностью

Этап управления дебиторской задолженностью

Процедура

Ответственное лицо (подразделение)

Критический срок оплаты не наступил

  1.  Заключение договора;
  2.  Контроль отгрузки;
  3.  Выставление счета;
  4.  Уведомление об отгрузке;
  5.  Уведомление о сумме и расчетных сроках погашения задолженности;
  6.  За несколько дней до наступления критического срока оплаты – звонок с напоминанием.

Менеджер по продажам, коммерческий директор, финансовая служба.

Просрочка платежа до 7 дней

  1.  Звонок с выяснением причин, формирование графика платежей;
  2.  Прекращение поставок (до оплаты);
  3.  Направление предупредительного письма о начислении штрафа.

Менеджер по продажам, коммерческий директор, финансовая служба.

Просрочка от 7 до 30 дней

  1.  Начисление штрафа;
  2.  Пред арбитражное предупреждение;
  3.  Ежедневные звонки с напоминанием;
  4.  Переговоры с ответственными лицами.

Финансовая служба, юридический отдел, менеджер по продажам.

Просрочка от 30 до 90 дней

  1.  Командировка ответственного менеджера, принятие всех возможных мер по досудебному взысканию;
  2.  Официальная претензия.

Менеджер по продажам, юридический отдел.

Просрочка более 90 дней

  1.  Подача иска в арбитражный суд

Юридический отдел

Вторым этапом управления дебиторской задолженности является выявление целей и задач управления дебиторской задолженностью.

На основании анализа дебиторской задолженности, проведенного на первом этапе, задолженность  конкретных дебиторов можно разделить на просроченную, отсроченную и непросроченную.

Для просроченной дебиторской задолженности, в соответствии со шкалой штрафных санкций рассчитывается размер штрафа и определяется окончательная сумма задолженности.

Далее, в зависимости от категории, в которую попала задолженность конкретного дебитора, к разработке принимается одна из трех стратегий – стратегия учета, стратегия взыскания или стратегия наблюдения за возможностью взыскания.

1. Об абстрактности и конкретности философии государства и права.

Попытки создать "философию права" как некую универсальную и всеобщую конструкцию, исходящую из каких бы то ни было оснований - антропологического материализма, объективного или субъективного идеализма, экзистенциализма или позитивизма, - на протяжении более чем двух столетий в Европе и России оказались несостоятельными. Оказалась не более чем иллюзией и сознательно разработанным мифом попытка представить право и полный свод "правильных законов" как способ решить все основные задачи по регулированию общественной жизни, как планетарную панацею, увидеть в нем "единственную силу", "которая может остановить и повергнуть насилие и бесовское исчадие - терроризм", доходящую до фетишизации права и поиска "мирозданческой тайны права".

Не спасает положение даже более глубокая и верная по сути поправка в определении объекта и предмета исследования, существенно приближающая к истине уже в самой постановке, - понимание данного направления исследования, совокупной проблематики и искомой концепции как "философии государства и права", которая в каком-либо универсальном виде также не осуществилась. Попытки выдать за них учение (или интерпретацию учения) какого-либо мыслителя на поверку оказываются не более чем попыткой, вновь и вновь превозносящей одну из теоретических моделей, вырастающей на основе метафизических оснований мировоззрения того или иного культурного слоя или социальной группы в их историческом контексте - вне зависимости от декларируемых самим автором либо его последователями претензий на универсальность и всеобщность, на особые философско-методологические платформы и приемы.

Ввиду того что словосочетания "философия права", "философия государства и права" в настоящее время устоялись и закреплены, в том числе официально, в названии учебных дисциплин, автор сознательно использует эти понятийные конструкции для обозначения соотнесенности собственных исследований с данным проблемным полем, при этом отчетливо осознавая дискуссионность даже самих этих наименований научного направления. Если уточнить смысл и предназначение философского дискурса в предложенном отношении, то точнее было бы говорить о "философии Российского государства" в сочетании всех компонентов его бытия - природного бытия, экономики, политики, права, науки, морали и остальных аспектов духовной культуры.

Причин такого положения дел множество. Но ключевая, на наш взгляд, одна. Эта причина заключается в многомерности природы человека, которая в современной философии и науке понимается как трехкомпонентная биопсихосоциальная целостность. Данное утверждение сегодня предстает как научный факт, который обоснован всем спектром естественных и социально-гуманитарных наук и не может быть ни опровергнут, ни проигнорирован ни одной наукой о природе и человеке. Причем данное утверждение верно на всех трех уровнях понимания человека: человека - личности, человека - общества - культуры, человека - человечества. Данная истина в принципе понятна науке уже как минимум столетие, а многие философы осмысляли и использовали это как философский факт с самых древних времен.

Уточним, что в данном понимании биологического "снимаются" (в гегелевском, диалектическом смысле) физический и химический уровни организации материи; понимание психического интегрирует в себе все уровни организации психики - от нейробиологии, психофизиологии, психологии высшей нервной деятельности до собственно интеллекта (разума), в том числе в его коллективных формах; понимание социального объемлет собой одновременно все его аспекты, сущностью которых в данном отношении являются диалектические принципы, в первую очередь принцип целостности социально-культурного бытия и принцип единства общего и особенного (индивидуального) в человеке, раскрываемый: а) на уровне антропности (сходство-различие человека как вида и одновременно как многоразличия рас, этносов, индивидов); б) на уровне цивилизационно-культурной идентичности, включая метафизический уровень и в) в историческом аспекте осуществления социального бытия (сходство-различие исторических путей и этапов становления различных человеческих культур и общностей).

Ввиду необходимости в данной статье акцентов на различиях и во избежание обвинений в радикальном онтологическом и гносеологическом релятивизме, подчеркнем понимание дихотомии "сходства-различия" с той стороны, что, несмотря на различия, люди по природе, естественно, имеют единство и сходства и поэтому, в частности, мы согласны с одним из принципиальных оснований идеологии Просвещения, что все люди равны и все они люди, которые должны считаться таковыми и имеют право рассчитывать на такое отношение со стороны других людей.

Вернемся к различиям. Есть все основания считать приведенный обобщенный крупнейший научный факт первичным методологическим основанием для всего комплекса социально-гуманитарного знания и для каждого его отдельного направления (аспекта философии либо конкретной науки). Причем безотносительно к принципиальным метафизическим, мировоззренческим и иным системообразующим основаниям философских направлений и школ, а также к научным теориям и моделям, коль скоро последние претендуют на научную истину. Отсюда с непреложностью вытекает вывод: как не существует абстрактного "человека вообще", так не существует абстрактного и единственного "абсолютно истинного" и "универсального" решения каких бы то ни было социально-культурных проблем.

Из данного факта (одновременно базового методологического основания) вытекает несколько общих и частных следствий, основные из которых таковы:

Следствие 1. Всякая и каждая личность социокультурна и тем самым включена в тот или иной метафизический и мировоззренческий контекст. Не бывает над- или внекультурных личностей, как не бывает "общечеловеческих" или "космополитических" личностей. Как правило, такие личности (идеологии) либо сознательно скрывают собственную метафизическую и мировоззренческую принадлежность, либо не способны ее осмыслить как целостность (принять, следовать ей и т.д.), либо вырывают собственные взгляды из мировоззренческих контекстов (групповые версии идеологии). Одновременно признание данного общего факта не означает автоматического отнесения конкретного индивида, группы, общества, культуры к тем или иным основаниям, то есть наличия либо отсутствия их сходств либо различий с другими индивидами, группами, обществами, культурами соответственно.

Следствие 2. Социально-культурные образования также несут в себе дихотомию "сходства-различия" и потому требуют как в понимании, так и в практике регулирования общественной жизни, социального управления самостоятельного (конкретного) подхода. Цивилизационная идентичность и целостность не позволяют переносить (привносить) абстрактные (вырванные из культурного контекста) отдельные стороны жизни общества, механизмов их регулирования без ущерба для целого. Понятно, что и Россия столь же специфична и внутренне органически целостна, как и другие культуры.

Об этом за два столетия написано очень много работ, проблема обсуждена практически со всех сторон и с разных мировоззренческих позиций, хотя дискуссии постоянно продолжаются.

Следствие 3. В случае если приведенный научный факт игнорируется, то мы имеем дело с ненаучной или несовременной системой мировоззрения (философией, мифологией, религией) либо с идеологией, базирующейся на одном из данных мировоззрений либо возникающей как совокупность мировоззренчески не обоснованных претензий и интересов индивидов либо социальных групп.

В отношении проблем права для доказательства этого достаточно беглого непредвзятого взгляда на проблему сквозь призму компаративизма.

Закономерно в этой связи изучение "правовых семей". Этот аспект присутствует в том числе в учебниках по теории государства и права, правда лишь в качестве иллюстрационных заключительных разделов, тогда как это должно быть первым ключевым основанием осмысления всякой конкретной социально-культурной (цивилизационной) данности. Для нас в особенности важен следующий вывод: центральным, фундаментальным принципом социальной организации западной цивилизации является право, "но этого нельзя сказать о других цивилизациях", более того, "неуниверсальность права должна поставить под вопрос обязательность существования права везде и всегда".

Начнем с многократно доказанного в теории и практике государственного строительства России на протяжении двух столетий и понятого подавляющим большинством русских мыслителей утверждения о том, что буржуазный либерально-правовой путь опасен, чужд для России, разрушителен для ее цивилизации (и материальной, и духовной культуры), для сущности ее государственности и механизмов социального регулирования. Эта констатация стала уже почти банальной и не обсуждается в серьезных философских и научных кругах, хотя научные аргументы продолжают замалчиваться и тонуть в мифах, идеологемах, потоках клеветы и лжи. Небанальным с научной точки зрения остается лишь вопрос о причинах продолжения этой политики на практике и идеологии в теории.

Ключевым триединым тезисом, который обосновывается в данном подразделе статьи, является утверждение о том, что: 1) интересы субъектов реальной власти ("элит") и части интеллектуалов в современной России не совпадают с интересами страны и народа, они имеют жизненные ценности, цели, стратегии, отличные от нашей цивилизации и чуждые ей, они - иные (чужие); 2) именно эти субъекты продуцируют идеологию прозападного государственно-правового развития, которая в качестве теоретической базы включает в себя философию права и либерально-рыночную экономику; 3) но эти концепции являются не наукой, а в лучшем случае - историей западной культуры, в худшем - камуфлирующей идеологией, способствующей реализации интересов указанных элит.

Именно в этом заключается истинный причинный комплекс существующей социально-культурной и интеллектуальной динамики.

Настаиваем на термине "интеллектуалы", поскольку внекультурность, исключенность именно из российской национально-государственной культуры, определяет отличие этого слоя интеллектуальных работников от российской интеллигенции, всегда выступавшей с позиций национальной традиции, на стороне собственного народа, интересов своей страны.

Предельно кратко разберем теоретические основания прозападной философии права. В его основе лежит свободная воля индивида, урожденная свобода, права человека, данные по рождению, формальное равенство, декларируемая справедливость (которую упаси бог рассматривать как фактическое равенство, поскольку такой подход - это наследие "проклятого тоталитарного социализма"). Вслед за ними строятся общечеловеческие ценности, трактуемые как общепринятые, элементарные этические требования. Причем обычно общечеловеческие ценности трактуются как соответствующие основным началам христианской культуры (заповедям Христа) и, что еще чудеснее, трактуются как однопорядковые по моральным ценностям с культурами конфуцианства, буддизма, ислама, как представляет, например, С.С. Алексеев. Хотя при этом, по мысли сторонников позитивного права, одновременно должно быть обеспечено абсолютное верховенство права в регулировании общественной жизни, а "...идея приоритета морали над правом может вести и на практике ведет к ряду негативных последствий - к утверждению идей патернализма, вмешательства всесильного государства во имя идей добра и справедливости в частную жизнь, милости вместо строгого права и правосудия". Относительно государства позиция однозначна - для России нужно ослабление государственного начала, преодолевающее тоталитаризм, а государственность фактически рассматривается как зло и противопоставляется правам личности.

Откуда берутся эти теоретические положения, рассматриваемые фактически как постулаты? Наиболее теоретически сложные - из концепций И. Канта, Г. Гегеля, некоторых идей русских либеральных правоведов. Они представляются как некие универсальные философские конструкции, вскрывающие некие абсолютные истины.

Соглашаясь с гениальностью многих мыслителей прошлого, зададимся вопросом: а что же представляют собой эти концепции? Действительно ли все их компоненты содержат в себе абсолютную и универсальную истину? Со всей очевидностью - нет. Да, они несут в себе множество достаточно универсальных идей, но в первую очередь - методологических (как исследовать?), а отнюдь не содержательно-концептуальных, что отмечалось уже ближайшими современниками, и не одним лишь К. Марксом. В содержательном же плане это в первую очередь гениальное отражение своей эпохи и своей культуры.

Так, если внимательно изучать Гегеля, становится понятным, что он - наиболее глубокий теоретик мировоззрения (и метафизики) протестантизма, задолго до М. Вебера понявший сущность этого духовного явления и его потенциал для культурного прорыва Европы и Германии той эпохи. Протестантизм и его философию лучше всего выразил и обосновал культурный запрос индивидуализма, буржуазии, который ранее обосновывался Д. Юмом, Д. Локком, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и другими мыслителями, стержнем культурного выбора которого стали "жизнь, свобода, собственность" (воспетые еще Локком константы буржуазного государства).

Обобщим: базовыми (и доминантными) основаниями либеральной конструкции являются индивидуализм, личность, ее свобода и свободная воля, права человека, формальное равенство, система права, гражданское общество, правовое государство. Вопрос: а что, к этому сводится набор базовых потребностей всякого человека? Нет. Это набор потребностей определенной "породы" человека, которую А.А. Зиновьев назвал "западоидами", причем, уточним, для той их категории, которая достаточно социально обеспечена. То есть для человека, который решил проблемы с обеспечением себя, семьи (порой на поколения вперед), теперь как воздух нужна "свобода от" общества, от государства и государственного контроля в особенности. Ему даже не нужно будущее, не нужно время. Такой человек хочет и готов "остановить время" (в точности фаустовское "остановись мгновенье, ты прекрасно"). Ему нужно законсервировать бытие, сжать его в тисках постоянства. Единственное, что в этом постоянстве должно прирастать, - это прибыль и власть богатства и богатых. Одновременно (и закономерно) этот человек перестает нести в себе "свободу для", не только примитивизируя собственное бытие, но и создавая ситуацию расчеловечивания человека в обществе, транслируя такие ценности и ценностные ориентации, которые губительны, разрушительны для личности и цивилизации, как собственным примером, так и направлениями собственной деятельности (в том числе информационно-идеологической) ведя к деградации западного человека.

Правда, уже у Гегеля (и не только у него, если вспомнить идеи И.Г. Фихте о патриотизме) встречаются положения о том, что "личностью" (персоной) может быть не только человеческий индивид, но и народ, государство, что, естественно, не принимается во внимание современными либеральными теоретиками.

Есть и другая сторона медали - отношение такого человека-индивида к остальному миру, к обществу, к государству. Реальным социальным устремлением либерализма, лживо прикрываемого "демократией" и "правами человека", является элитаризм, его природа и истинная цель - буржуазная элитократия и сопутствующее ему буржуазное право, преследующее две цели: сохранить власть элит и их собственность и защитить их от народа.

Поэтому ничего удивительного в том, что в России, где носителей такого мировоззрения меньшинство, процедуры принятия законов, проведения референдумов, выборов сегодня исключают возможности свободного волеизъявления подавляющего большинства народа. Происходит делегитимизация права, создана система "правонарушающего законодательства".

Аналогичное понятие встречается и у сторонника либеральной теории права В.С. Нерсесянца в его "Философии права", который, однако, несправедливо связывал правонарушающее законодательство исключительно с "советским тоталитаризмом". В Российском "правовом государстве" наблюдается даже тоталитаризм в еще более жесткой и циничной форме, антинациональной, антигосударственной, отрицающей сам смысл государства. Для иллюстрации: можно прочесть советско-критические разделы работ С.С. Алексеева, В.С. Нерсесянца, просто поменяв "советский" на "либеральный" - и мы с удивлением заметим, что в выводах и пафосе ничего не изменится.

Над и вне права в мире стоят ТНК и мировые финансовые институты, которые реально управляют подконтрольными государствами, их ресурсами и их экономиками, но лишь для собственных интересов.

Продолжим. Откуда исходит прямо-таки негодующая злость со стороны некоторых интеллектуалов и представителей элиты по отношению к государству, особенно к советскому, стремление разгосударствить все, что можно, вывести все из-под контроля государства и поставить под контроль некоего внегосударственного права? Причем эти требования идут в том числе со стороны носителей государственной власти.

Эта злость исходит не от нелюбви к государству как таковому, ибо сильное и эффективное государство есть благо, с чем соглашаются даже западные либералы. Эта злость исходит от нелюбви всего народно-демократического и советского, стремления заменить их элитарным буржуазно-либеральным мироустройством, а вовсе не от нелюбви к государству вообще. Эта критика абсолютно идеологична, а с "теоретико-научной" позиции - абстрактна и ненаучна. Сами же подобные умонастроения коренятся в различии и даже противоположности целей, ценностей и интересов некоторых групп "элит" (клановых, властных, олигархических, этнических, родовых, в том числе дореволюционных, дворянских, барских, вспомнивших сейчас о себе) национально-государственным и общественным (народным) целям, ценностям и интересам, из стремления "элит" к элитарным привилегиям, из их антинародности (которая уже породила в свое время гражданскую войну).

Основной источник этого противостояния в том, что негосударственные финансовые, экономические, политические и общественные системы в XX в. стали соизмеримы и порой превосходят по мощи и эффективности государственные системы управления. Они имеют собственные интересы и диктуют их даже государствам, навязывая свою волю. Таких субъектов частной и корпоративной деятельности достаточно много. Поскольку в России они постоянно остаются в тени, выделим этих носителей негосударственных, иногосударственных и антигосударственных интересов, противодействующих национально-государственным интересам и государственной самостоятельности (в том числе России), обеспечению национальной безопасности как внутри самой страны, так и за ее пределами, всячески блокирующих повышение эффективности системы национальной безопасности и ее развитие, защищенность как от внешних угроз (армия и внешняя разведка), так и от внутренних (правоохранительная и контрразведывательная деятельность). Эти субъекты уже давно не некая тайная и безымянная идеологическая "пятая колонна", а вполне определенные социальные субъекты и типы субъектов, а именно:

- конкретные представительства тайных и явных зарубежных деловых и политических структур, реализующих интересы и установки западного (особенно англо-американского) и восточного (особенно китайского) миров на территории России;

- крупнейшие отечественные хозяйствующие и финансовые субъекты регионального, национального и мирового масштаба (ТНК, финансовые центры), интересы которых не совпадают или противоположны национально-государственным;

- представители многих некоренных этнических групп, поделившие экономические сферы в разных регионах страны и, мягко говоря, не исповедующие российского государственного патриотизма по разным причинам (нахождение национальных территорий за пределами России, доминирование родоплеменных и этнических ценностей над ценностями государства, включенность в мировые надгосударственные этнические и религиозные структуры, демонстративный космополитизм, "обида и месть" Российскому государству за те или иные исторические ситуации и т.д.);

- криминальные и теневые структуры, поглотившие до половины экономики страны;

- большинство средств массовой информации, включенных в "деловой оборот" и имеющих как собственные корпоративные деловые интересы, так и "деловые обязательства" перед "партнерами" либо "хозяевами";

- достаточно узкий слой российских носителей откровенно антироссийских убеждений, ориентирующихся на ценности других культурных миров (в первую очередь на либеральные ценности Запада), в своей деятельности опирающихся на интеллектуальные разработки западных научных центров и используемых западными политическими и экономическими кругами для организации и лоббирования антироссийской деятельности.

Представители всех этих групп и слоев ведут себя, естественно, не как дети и хозяева своей страны, но при этом - даже не как гости, а как завоеватели и разбойники, т.е. бесцеремонно, варварски, скрытно, не думая о будущем страны. Численность этих сообществ составляет от силы 1 - 3% от общей численности населения страны.

Фактически в современной России образовалось несколько квазигосударств, которые подчинили себе Российское государство. Это "государства" власти, "государства" бизнеса, "государства" нетрадиционных для России этносов, "государства" криминала. Этим квазигосударствам противостоит российский народ, оставшийся в слабом и постоянно еще более ослабляемом государстве. Причем в указанных квазигосударствах, которые весьма тесно переплетены между собой, исчезающе мала доля русского населения и представителей других коренных этносов (в первую очередь тюркских и финно-угорских). Но при этом квазигосударства на территории России имеют все атрибуты государства: собственные территории (для жизни - "Рублевка" у власти и богатых, ограничена заборами и охраной, включая "народную милицию"; для работы - офисы; для добычи, переработки и транспортировки ресурсов - некоторые другие территории), свое население (господа и слуги), субкультуру, органы власти и управления (интегрированные в международные политические и деловые круги), систему регулирования (собственное право). Аналогично в криминальных квазигосударствах, этнических квазигосударствах, представленных различными по активности диаспорами.

У представителей квазигосударств появилось право нарушать права других, право как систему законов, получить свободу от традиционных способов социального регулирования, даже от исполнения норм права и соблюдения прав других граждан, создаваемых ими самими. Кстати, именно этим объясняются причины снятия с повестки "философии государства" в пользу негосударственной "философии права" в современной России - страх перед регулирующими функциями государства по отношению к квазигосударствам.

Именно эти группы заинтересованы в распространении корпоративных норм: ценностей богатых на все общество, чтобы сделать все общество заложником реализации норм и ценностей и целей богатых; собственных этнических ценностей, чтобы общество не отторгало их; идеологии индивидуализма, элитаризма и либерализма - чтобы российское общество как можно дольше не могло собраться, организоваться в эффективное государство, способное противостоять квазигосударствам и отстаивать собственные национальные интересы, воспроизводить традиционные ценности, выстраивать собственные стратегические цели и создавать механизмы для их достижения, осуществлять координацию и контроль за деятельностью всех негосударственных структур.

Поэтому не только такие агрессивные формы проявления частной и групповой активности, "вырвавшиеся наружу права", как терроризм и экстремизм, представляют мировую опасность, но и капитал, также ставший мировой и национальной опасностью.

Это, в частности, объясняет и то, что органы государственного контроля, надзора, правоохранительные органы находятся в двусмысленном положении: предназначены для защиты права, а какого государства - непонятно.

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных квазигосударств для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились в иванов, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными?

Но ответ иной: нужно вернуть России собственный цивилизационный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и ее динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры.

Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований.

Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, аксиологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере потому, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права... по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, "нормальный" строй общества". Именно то, каким должно быть нормальное общество, есть главный вопрос философии государства и права, и лишь затем - какими должны быть механизмы регулирования, роль и функции права. Поскольку право - это совокупность норм по обеспечению жизнедеятельности и развития, по достижению целей, оптимизации и совершенствования жизни, специфическое в каждой цивилизации, а не самостоятельная ценность, оторванная от жизни общества и государства в его конкретно-исторической и социально-культурной привязке. Если право помогает оптимизировать жизнь общества - оно выполняет свои функции, нет - не выполняет. Это должен быть основной критерий оценки эффективности права. Поэтому эволюция идет не в сторону некоего "правового государства", а в сторону повышения социально-культурной эффективности государства.

Для дополнительного примера сошлемся на сборник работ английского исследователя Дж. Грея. На протяжении всей книги он возражает тезису о том, что "...люди утратят свои традиционные привязанности и свою самобытность и "сольются" в единую цивилизацию, основанную на общечеловеческих ценностях и рациональной морали" на основе "бессодержательного кантианского либерализма", "абстрактной концепции человека, лишенного какой-либо культурной идентичности или наследия собственной истории", выведенной И. Кантом из природы индивида. В реальности человек не воспринимает и не позиционирует себя как абстрактного индивида, он включен в конкретные культурно-исторические общности, конкретный метафизический и культурный контекст.

Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И. Шлекина: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в послереформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как к само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских более предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - от культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, до чисто личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России.

Причем интрига в том, что начало такому ответу положено уже в неолиберальных философско-правовых концепциях 90-х годов XIX - начала XX в., столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении XIX в., краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях своих оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое".

В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия".

Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны.

Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит, есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и свобод (свободного воления личности), с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы, в том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы неолиберализма начала XX в.

Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Какие же ценности важны для обычного российского человека, человека-труженика, созидателя? Никто не возражает против личных прав и свобод, "свободы воли", "формального равенства прав". Но среди необходимых (витальных, жизненных) прав доминируют иные - право на жизнь, на безопасность, на эффективное саморазвитие, а значит, должны быть обеспечены реальные и полноценные еда, вода, жилье, одежда, безопасность, экология, профессия и знания, социальная защита и т.д. Важно отметить, что эти права личности не могут быть реализованы вне общества, вне контроля над распределением и потреблением материальных и идеальных благ. Поэтому коллективизм, созидательный труд, земля и материальные ресурсы, право человека на доступ к благам коллективной жизни, труду, ресурсам становятся витальными, первичными правами человека. Даже свобода хороша, когда есть разумная жизнь, когда она обеспечена в минимальных, необходимых для жизни и разумности размерах. Потому для большинства (народа) важнейшими являются коллективные ценности, в том числе безопасность, безопасное будущее. Поскольку в России нарушаются в первую очередь витальные, социальные (коллективные) права граждан, на протяжении вот уже нескольких столетий традиционно обеспечиваемые государством.

Причем на сегодня это особенно актуально, поскольку безопасность обычного человека не может быть обеспечена армией охранников, самолетами и другими средствами для эвакуации в безопасные места в случае внешних либо внутренних катаклизмов, размещением в подземных бункерах. Ничто не спасает от взрывов в метро или в самолетах. Уже не может быть гарантированным будущее детей и внуков. Защита от внешних и внутренних угроз для простого человека может быть обеспечена лишь посредством общих (государственных) усилий, т.е. безопасности общества, обеспечения национальных интересов страны.

Поэтому базовый пакет ценностей ("ценностная корзина") обычного человека включает в себя в первую очередь совокупность средств для осуществления и продолжения жизни, развития, семьи, ее будущего. Они никак не обеспечиваются "формальным равенством прав" - тем единственным, что гарантирует позитивное право. В такой ситуации особенно важным является тезис о ценности государства; тем более известно, что для русских в итоге государство всегда выступало как благо (А.П. Андреев).

Далее. Выше отмечалось, что в нашу эпоху влияние частного интереса в лице капитала (особенно финансового и ТНК), а также различных деловых и негосударственных структур обрело такое могущество, которое стало сопоставимо с государством, а порой оказывается сильнее него, что в этой связи давно пришла пора не "бежать от государства", как это происходило во времена крушения феодальных монархий и становления капитализма, а искать путей его сохранения, разработки системы "прав государства". На первых порах неизбежны (и даже необходимы) "перегибы" в восстановлении статуса государства как системы общественного управления в России. В перспективе же путь лежит к построению общества, в котором будут гармонично сочетаться личные и общественно-государственные интересы, необходимость чего поняли русские философы уже в XIX в. (особо отметим, что именно эту позицию проводили и Вл. Соловьев, и неолиберальные философы). Сегодня стремление к гармонии интересов общества и личности настойчиво требует защитить права общества и государства от агрессивных действий со стороны частных лиц, создавших собственные империи. Впору говорить об уравновешивании буржуазной "Декларации прав человека и гражданина" 1789 г. Декларацией прав наций, обществ и государств.

В западном мире государство и власть всегда были "зверем" по отношению к народу, неизмеримо более жестким, чем в России, в которой государство было и остается "отечеством" и "родиной-матерью".

Некоторые основные штрихи дальнейших разработок российской философии государства и права:

- она должна основываться на антропологическом материализме и просвещении как мировоззрении, в наибольшей степени отвечающем большей части населения страны, на русской метафизике и метафизике примыкающих к ней культур;

- основой должен быть коллективизм (этика служения обществу и государству, этика долженствования против этики личной свободы), вытекающая отсюда специфика понимания роли и функций права, его зависимости от государства, доминанта прав коллективов (общин, трудовых коллективов, советов, территорий, государства как их представителей) и тех, что реально созидательным трудом над правами "абстрактного" индивида. Если для западного либерала "мои обязанности уничтожают меня как личность" (обязанности - это зло), то для нас, наоборот - "мои обязанности, труд во благо иного - создают меня как личность" (обязанности - это добро). Я - свободная волящая личность настолько, насколько я востребован, чем больше у меня обязанностей, тем более я личность, человек. И главная обязанность - обязанность служить обществу и государству, право - служить добровольно и самоотверженно. Право общества - принуждать служить. Не индивидуальная, а коллективная воля в России как доминанта;

- национально-государственная безопасность и национальная стратегия развития должны стать основными приоритетами, в том числе правовой стержень организации системы права, стратегические цели и традиционные цели должны быть организующим началом жизни, смыслом и задачей правотворчества. Право как механизм реализации целей управления - политики, планов, программ;

- базовые ценности - безопасность, порядок, справедливость, принуждение, долг и обязанность, свобода в реализации обязанностей служения, закон как защита и наказание, договорные отношения в международном праве.

Для разработки такой системы философии государства и права, системы государства и права на практике необходимы большие государственные научные центры, хотя бы соизмеримые по количеству и качеству с зарубежными.

Стратегия учета проводится по отношению к непросроченной задолженности и не требует активных действий по взысканию. На данной стадии задолженность  является нормальным следствием рыночных отношений.

Стратегия взыскания требует активных действий по взысканию дебиторской задолженности. На данной стадии первоочередная задача заключается в сокращении срока просрочки платежа.

Стратегия наблюдения за возможностью взыскания, помимо наблюдения за финансовым состоянием партнера, не требует иных действий.

Третий этап управления дебиторской задолженностью составляет определение метода управления дебиторской задолженностью на основании выбранной стратегии управления.

Если к разработке принята стратегия учета, целесообразно использовать самые удобные для предприятия способы расчетов, а именно взыскание задолженности денежными средствами, проведение зачетных схем или уступка долга третьим лицам.

В случае разработки стратегии взыскания, помимо предложенных способов расчета, целесообразно использовать менее предпочтительные, такие как обмен долга на акции должника, оформление задолженности векселем, а в случае неудачного исхода перечисленных методов – обращение в Арбитражный суд.

1. Об абстрактности и конкретности философии государства и права.

Попытки создать "философию права" как некую универсальную и всеобщую конструкцию, исходящую из каких бы то ни было оснований - антропологического материализма, объективного или субъективного идеализма, экзистенциализма или позитивизма, - на протяжении более чем двух столетий в Европе и России оказались несостоятельными. Оказалась не более чем иллюзией и сознательно разработанным мифом попытка представить право и полный свод "правильных законов" как способ решить все основные задачи по регулированию общественной жизни, как планетарную панацею, увидеть в нем "единственную силу", "которая может остановить и повергнуть насилие и бесовское исчадие - терроризм", доходящую до фетишизации права и поиска "мирозданческой тайны права".

Не спасает положение даже более глубокая и верная по сути поправка в определении объекта и предмета исследования, существенно приближающая к истине уже в самой постановке, - понимание данного направления исследования, совокупной проблематики и искомой концепции как "философии государства и права", которая в каком-либо универсальном виде также не осуществилась. Попытки выдать за них учение (или интерпретацию учения) какого-либо мыслителя на поверку оказываются не более чем попыткой, вновь и вновь превозносящей одну из теоретических моделей, вырастающей на основе метафизических оснований мировоззрения того или иного культурного слоя или социальной группы в их историческом контексте - вне зависимости от декларируемых самим автором либо его последователями претензий на универсальность и всеобщность, на особые философско-методологические платформы и приемы.

Ввиду того что словосочетания "философия права", "философия государства и права" в настоящее время устоялись и закреплены, в том числе официально, в названии учебных дисциплин, автор сознательно использует эти понятийные конструкции для обозначения соотнесенности собственных исследований с данным проблемным полем, при этом отчетливо осознавая дискуссионность даже самих этих наименований научного направления. Если уточнить смысл и предназначение философского дискурса в предложенном отношении, то точнее было бы говорить о "философии Российского государства" в сочетании всех компонентов его бытия - природного бытия, экономики, политики, права, науки, морали и остальных аспектов духовной культуры.

Причин такого положения дел множество. Но ключевая, на наш взгляд, одна. Эта причина заключается в многомерности природы человека, которая в современной философии и науке понимается как трехкомпонентная биопсихосоциальная целостность. Данное утверждение сегодня предстает как научный факт, который обоснован всем спектром естественных и социально-гуманитарных наук и не может быть ни опровергнут, ни проигнорирован ни одной наукой о природе и человеке. Причем данное утверждение верно на всех трех уровнях понимания человека: человека - личности, человека - общества - культуры, человека - человечества. Данная истина в принципе понятна науке уже как минимум столетие, а многие философы осмысляли и использовали это как философский факт с самых древних времен.

Уточним, что в данном понимании биологического "снимаются" (в гегелевском, диалектическом смысле) физический и химический уровни организации материи; понимание психического интегрирует в себе все уровни организации психики - от нейробиологии, психофизиологии, психологии высшей нервной деятельности до собственно интеллекта (разума), в том числе в его коллективных формах; понимание социального объемлет собой одновременно все его аспекты, сущностью которых в данном отношении являются диалектические принципы, в первую очередь принцип целостности социально-культурного бытия и принцип единства общего и особенного (индивидуального) в человеке, раскрываемый: а) на уровне антропности (сходство-различие человека как вида и одновременно как многоразличия рас, этносов, индивидов); б) на уровне цивилизационно-культурной идентичности, включая метафизический уровень и в) в историческом аспекте осуществления социального бытия (сходство-различие исторических путей и этапов становления различных человеческих культур и общностей).

Ввиду необходимости в данной статье акцентов на различиях и во избежание обвинений в радикальном онтологическом и гносеологическом релятивизме, подчеркнем понимание дихотомии "сходства-различия" с той стороны, что, несмотря на различия, люди по природе, естественно, имеют единство и сходства и поэтому, в частности, мы согласны с одним из принципиальных оснований идеологии Просвещения, что все люди равны и все они люди, которые должны считаться таковыми и имеют право рассчитывать на такое отношение со стороны других людей.

Вернемся к различиям. Есть все основания считать приведенный обобщенный крупнейший научный факт первичным методологическим основанием для всего комплекса социально-гуманитарного знания и для каждого его отдельного направления (аспекта философии либо конкретной науки). Причем безотносительно к принципиальным метафизическим, мировоззренческим и иным системообразующим основаниям философских направлений и школ, а также к научным теориям и моделям, коль скоро последние претендуют на научную истину. Отсюда с непреложностью вытекает вывод: как не существует абстрактного "человека вообще", так не существует абстрактного и единственного "абсолютно истинного" и "универсального" решения каких бы то ни было социально-культурных проблем.

Из данного факта (одновременно базового методологического основания) вытекает несколько общих и частных следствий, основные из которых таковы:

Следствие 1. Всякая и каждая личность социокультурна и тем самым включена в тот или иной метафизический и мировоззренческий контекст. Не бывает над- или внекультурных личностей, как не бывает "общечеловеческих" или "космополитических" личностей. Как правило, такие личности (идеологии) либо сознательно скрывают собственную метафизическую и мировоззренческую принадлежность, либо не способны ее осмыслить как целостность (принять, следовать ей и т.д.), либо вырывают собственные взгляды из мировоззренческих контекстов (групповые версии идеологии). Одновременно признание данного общего факта не означает автоматического отнесения конкретного индивида, группы, общества, культуры к тем или иным основаниям, то есть наличия либо отсутствия их сходств либо различий с другими индивидами, группами, обществами, культурами соответственно.

Следствие 2. Социально-культурные образования также несут в себе дихотомию "сходства-различия" и потому требуют как в понимании, так и в практике регулирования общественной жизни, социального управления самостоятельного (конкретного) подхода. Цивилизационная идентичность и целостность не позволяют переносить (привносить) абстрактные (вырванные из культурного контекста) отдельные стороны жизни общества, механизмов их регулирования без ущерба для целого. Понятно, что и Россия столь же специфична и внутренне органически целостна, как и другие культуры.

Об этом за два столетия написано очень много работ, проблема обсуждена практически со всех сторон и с разных мировоззренческих позиций, хотя дискуссии постоянно продолжаются.

Следствие 3. В случае если приведенный научный факт игнорируется, то мы имеем дело с ненаучной или несовременной системой мировоззрения (философией, мифологией, религией) либо с идеологией, базирующейся на одном из данных мировоззрений либо возникающей как совокупность мировоззренчески не обоснованных претензий и интересов индивидов либо социальных групп.

В отношении проблем права для доказательства этого достаточно беглого непредвзятого взгляда на проблему сквозь призму компаративизма.

Закономерно в этой связи изучение "правовых семей". Этот аспект присутствует в том числе в учебниках по теории государства и права, правда лишь в качестве иллюстрационных заключительных разделов, тогда как это должно быть первым ключевым основанием осмысления всякой конкретной социально-культурной (цивилизационной) данности. Для нас в особенности важен следующий вывод: центральным, фундаментальным принципом социальной организации западной цивилизации является право, "но этого нельзя сказать о других цивилизациях", более того, "неуниверсальность права должна поставить под вопрос обязательность существования права везде и всегда".

Начнем с многократно доказанного в теории и практике государственного строительства России на протяжении двух столетий и понятого подавляющим большинством русских мыслителей утверждения о том, что буржуазный либерально-правовой путь опасен, чужд для России, разрушителен для ее цивилизации (и материальной, и духовной культуры), для сущности ее государственности и механизмов социального регулирования. Эта констатация стала уже почти банальной и не обсуждается в серьезных философских и научных кругах, хотя научные аргументы продолжают замалчиваться и тонуть в мифах, идеологемах, потоках клеветы и лжи. Небанальным с научной точки зрения остается лишь вопрос о причинах продолжения этой политики на практике и идеологии в теории.

Ключевым триединым тезисом, который обосновывается в данном подразделе статьи, является утверждение о том, что: 1) интересы субъектов реальной власти ("элит") и части интеллектуалов в современной России не совпадают с интересами страны и народа, они имеют жизненные ценности, цели, стратегии, отличные от нашей цивилизации и чуждые ей, они - иные (чужие); 2) именно эти субъекты продуцируют идеологию прозападного государственно-правового развития, которая в качестве теоретической базы включает в себя философию права и либерально-рыночную экономику; 3) но эти концепции являются не наукой, а в лучшем случае - историей западной культуры, в худшем - камуфлирующей идеологией, способствующей реализации интересов указанных элит.

Именно в этом заключается истинный причинный комплекс существующей социально-культурной и интеллектуальной динамики.

Настаиваем на термине "интеллектуалы", поскольку внекультурность, исключенность именно из российской национально-государственной культуры, определяет отличие этого слоя интеллектуальных работников от российской интеллигенции, всегда выступавшей с позиций национальной традиции, на стороне собственного народа, интересов своей страны.

Предельно кратко разберем теоретические основания прозападной философии права. В его основе лежит свободная воля индивида, урожденная свобода, права человека, данные по рождению, формальное равенство, декларируемая справедливость (которую упаси бог рассматривать как фактическое равенство, поскольку такой подход - это наследие "проклятого тоталитарного социализма"). Вслед за ними строятся общечеловеческие ценности, трактуемые как общепринятые, элементарные этические требования. Причем обычно общечеловеческие ценности трактуются как соответствующие основным началам христианской культуры (заповедям Христа) и, что еще чудеснее, трактуются как однопорядковые по моральным ценностям с культурами конфуцианства, буддизма, ислама, как представляет, например, С.С. Алексеев. Хотя при этом, по мысли сторонников позитивного права, одновременно должно быть обеспечено абсолютное верховенство права в регулировании общественной жизни, а "...идея приоритета морали над правом может вести и на практике ведет к ряду негативных последствий - к утверждению идей патернализма, вмешательства всесильного государства во имя идей добра и справедливости в частную жизнь, милости вместо строгого права и правосудия". Относительно государства позиция однозначна - для России нужно ослабление государственного начала, преодолевающее тоталитаризм, а государственность фактически рассматривается как зло и противопоставляется правам личности.

Откуда берутся эти теоретические положения, рассматриваемые фактически как постулаты? Наиболее теоретически сложные - из концепций И. Канта, Г. Гегеля, некоторых идей русских либеральных правоведов. Они представляются как некие универсальные философские конструкции, вскрывающие некие абсолютные истины.

Соглашаясь с гениальностью многих мыслителей прошлого, зададимся вопросом: а что же представляют собой эти концепции? Действительно ли все их компоненты содержат в себе абсолютную и универсальную истину? Со всей очевидностью - нет. Да, они несут в себе множество достаточно универсальных идей, но в первую очередь - методологических (как исследовать?), а отнюдь не содержательно-концептуальных, что отмечалось уже ближайшими современниками, и не одним лишь К. Марксом. В содержательном же плане это в первую очередь гениальное отражение своей эпохи и своей культуры.

Так, если внимательно изучать Гегеля, становится понятным, что он - наиболее глубокий теоретик мировоззрения (и метафизики) протестантизма, задолго до М. Вебера понявший сущность этого духовного явления и его потенциал для культурного прорыва Европы и Германии той эпохи. Протестантизм и его философию лучше всего выразил и обосновал культурный запрос индивидуализма, буржуазии, который ранее обосновывался Д. Юмом, Д. Локком, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и другими мыслителями, стержнем культурного выбора которого стали "жизнь, свобода, собственность" (воспетые еще Локком константы буржуазного государства).

Обобщим: базовыми (и доминантными) основаниями либеральной конструкции являются индивидуализм, личность, ее свобода и свободная воля, права человека, формальное равенство, система права, гражданское общество, правовое государство. Вопрос: а что, к этому сводится набор базовых потребностей всякого человека? Нет. Это набор потребностей определенной "породы" человека, которую А.А. Зиновьев назвал "западоидами", причем, уточним, для той их категории, которая достаточно социально обеспечена. То есть для человека, который решил проблемы с обеспечением себя, семьи (порой на поколения вперед), теперь как воздух нужна "свобода от" общества, от государства и государственного контроля в особенности. Ему даже не нужно будущее, не нужно время. Такой человек хочет и готов "остановить время" (в точности фаустовское "остановись мгновенье, ты прекрасно"). Ему нужно законсервировать бытие, сжать его в тисках постоянства. Единственное, что в этом постоянстве должно прирастать, - это прибыль и власть богатства и богатых. Одновременно (и закономерно) этот человек перестает нести в себе "свободу для", не только примитивизируя собственное бытие, но и создавая ситуацию расчеловечивания человека в обществе, транслируя такие ценности и ценностные ориентации, которые губительны, разрушительны для личности и цивилизации, как собственным примером, так и направлениями собственной деятельности (в том числе информационно-идеологической) ведя к деградации западного человека.

Правда, уже у Гегеля (и не только у него, если вспомнить идеи И.Г. Фихте о патриотизме) встречаются положения о том, что "личностью" (персоной) может быть не только человеческий индивид, но и народ, государство, что, естественно, не принимается во внимание современными либеральными теоретиками.

Есть и другая сторона медали - отношение такого человека-индивида к остальному миру, к обществу, к государству. Реальным социальным устремлением либерализма, лживо прикрываемого "демократией" и "правами человека", является элитаризм, его природа и истинная цель - буржуазная элитократия и сопутствующее ему буржуазное право, преследующее две цели: сохранить власть элит и их собственность и защитить их от народа.

Поэтому ничего удивительного в том, что в России, где носителей такого мировоззрения меньшинство, процедуры принятия законов, проведения референдумов, выборов сегодня исключают возможности свободного волеизъявления подавляющего большинства народа. Происходит делегитимизация права, создана система "правонарушающего законодательства".

Аналогичное понятие встречается и у сторонника либеральной теории права В.С. Нерсесянца в его "Философии права", который, однако, несправедливо связывал правонарушающее законодательство исключительно с "советским тоталитаризмом". В Российском "правовом государстве" наблюдается даже тоталитаризм в еще более жесткой и циничной форме, антинациональной, антигосударственной, отрицающей сам смысл государства. Для иллюстрации: можно прочесть советско-критические разделы работ С.С. Алексеева, В.С. Нерсесянца, просто поменяв "советский" на "либеральный" - и мы с удивлением заметим, что в выводах и пафосе ничего не изменится.

Над и вне права в мире стоят ТНК и мировые финансовые институты, которые реально управляют подконтрольными государствами, их ресурсами и их экономиками, но лишь для собственных интересов.

Продолжим. Откуда исходит прямо-таки негодующая злость со стороны некоторых интеллектуалов и представителей элиты по отношению к государству, особенно к советскому, стремление разгосударствить все, что можно, вывести все из-под контроля государства и поставить под контроль некоего внегосударственного права? Причем эти требования идут в том числе со стороны носителей государственной власти.

Эта злость исходит не от нелюбви к государству как таковому, ибо сильное и эффективное государство есть благо, с чем соглашаются даже западные либералы. Эта злость исходит от нелюбви всего народно-демократического и советского, стремления заменить их элитарным буржуазно-либеральным мироустройством, а вовсе не от нелюбви к государству вообще. Эта критика абсолютно идеологична, а с "теоретико-научной" позиции - абстрактна и ненаучна. Сами же подобные умонастроения коренятся в различии и даже противоположности целей, ценностей и интересов некоторых групп "элит" (клановых, властных, олигархических, этнических, родовых, в том числе дореволюционных, дворянских, барских, вспомнивших сейчас о себе) национально-государственным и общественным (народным) целям, ценностям и интересам, из стремления "элит" к элитарным привилегиям, из их антинародности (которая уже породила в свое время гражданскую войну).

Основной источник этого противостояния в том, что негосударственные финансовые, экономические, политические и общественные системы в XX в. стали соизмеримы и порой превосходят по мощи и эффективности государственные системы управления. Они имеют собственные интересы и диктуют их даже государствам, навязывая свою волю. Таких субъектов частной и корпоративной деятельности достаточно много. Поскольку в России они постоянно остаются в тени, выделим этих носителей негосударственных, иногосударственных и антигосударственных интересов, противодействующих национально-государственным интересам и государственной самостоятельности (в том числе России), обеспечению национальной безопасности как внутри самой страны, так и за ее пределами, всячески блокирующих повышение эффективности системы национальной безопасности и ее развитие, защищенность как от внешних угроз (армия и внешняя разведка), так и от внутренних (правоохранительная и контрразведывательная деятельность). Эти субъекты уже давно не некая тайная и безымянная идеологическая "пятая колонна", а вполне определенные социальные субъекты и типы субъектов, а именно:

- конкретные представительства тайных и явных зарубежных деловых и политических структур, реализующих интересы и установки западного (особенно англо-американского) и восточного (особенно китайского) миров на территории России;

- крупнейшие отечественные хозяйствующие и финансовые субъекты регионального, национального и мирового масштаба (ТНК, финансовые центры), интересы которых не совпадают или противоположны национально-государственным;

- представители многих некоренных этнических групп, поделившие экономические сферы в разных регионах страны и, мягко говоря, не исповедующие российского государственного патриотизма по разным причинам (нахождение национальных территорий за пределами России, доминирование родоплеменных и этнических ценностей над ценностями государства, включенность в мировые надгосударственные этнические и религиозные структуры, демонстративный космополитизм, "обида и месть" Российскому государству за те или иные исторические ситуации и т.д.);

- криминальные и теневые структуры, поглотившие до половины экономики страны;

- большинство средств массовой информации, включенных в "деловой оборот" и имеющих как собственные корпоративные деловые интересы, так и "деловые обязательства" перед "партнерами" либо "хозяевами";

- достаточно узкий слой российских носителей откровенно антироссийских убеждений, ориентирующихся на ценности других культурных миров (в первую очередь на либеральные ценности Запада), в своей деятельности опирающихся на интеллектуальные разработки западных научных центров и используемых западными политическими и экономическими кругами для организации и лоббирования антироссийской деятельности.

Представители всех этих групп и слоев ведут себя, естественно, не как дети и хозяева своей страны, но при этом - даже не как гости, а как завоеватели и разбойники, т.е. бесцеремонно, варварски, скрытно, не думая о будущем страны. Численность этих сообществ составляет от силы 1 - 3% от общей численности населения страны.

Фактически в современной России образовалось несколько квазигосударств, которые подчинили себе Российское государство. Это "государства" власти, "государства" бизнеса, "государства" нетрадиционных для России этносов, "государства" криминала. Этим квазигосударствам противостоит российский народ, оставшийся в слабом и постоянно еще более ослабляемом государстве. Причем в указанных квазигосударствах, которые весьма тесно переплетены между собой, исчезающе мала доля русского населения и представителей других коренных этносов (в первую очередь тюркских и финно-угорских). Но при этом квазигосударства на территории России имеют все атрибуты государства: собственные территории (для жизни - "Рублевка" у власти и богатых, ограничена заборами и охраной, включая "народную милицию"; для работы - офисы; для добычи, переработки и транспортировки ресурсов - некоторые другие территории), свое население (господа и слуги), субкультуру, органы власти и управления (интегрированные в международные политические и деловые круги), систему регулирования (собственное право). Аналогично в криминальных квазигосударствах, этнических квазигосударствах, представленных различными по активности диаспорами.

У представителей квазигосударств появилось право нарушать права других, право как систему законов, получить свободу от традиционных способов социального регулирования, даже от исполнения норм права и соблюдения прав других граждан, создаваемых ими самими. Кстати, именно этим объясняются причины снятия с повестки "философии государства" в пользу негосударственной "философии права" в современной России - страх перед регулирующими функциями государства по отношению к квазигосударствам.

Именно эти группы заинтересованы в распространении корпоративных норм: ценностей богатых на все общество, чтобы сделать все общество заложником реализации норм и ценностей и целей богатых; собственных этнических ценностей, чтобы общество не отторгало их; идеологии индивидуализма, элитаризма и либерализма - чтобы российское общество как можно дольше не могло собраться, организоваться в эффективное государство, способное противостоять квазигосударствам и отстаивать собственные национальные интересы, воспроизводить традиционные ценности, выстраивать собственные стратегические цели и создавать механизмы для их достижения, осуществлять координацию и контроль за деятельностью всех негосударственных структур.

Поэтому не только такие агрессивные формы проявления частной и групповой активности, "вырвавшиеся наружу права", как терроризм и экстремизм, представляют мировую опасность, но и капитал, также ставший мировой и национальной опасностью.

Это, в частности, объясняет и то, что органы государственного контроля, надзора, правоохранительные органы находятся в двусмысленном положении: предназначены для защиты права, а какого государства - непонятно.

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных квазигосударств для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились в иванов, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными?

Но ответ иной: нужно вернуть России собственный цивилизационный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и ее динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры.

Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований.

Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, аксиологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере потому, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права... по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, "нормальный" строй общества". Именно то, каким должно быть нормальное общество, есть главный вопрос философии государства и права, и лишь затем - какими должны быть механизмы регулирования, роль и функции права. Поскольку право - это совокупность норм по обеспечению жизнедеятельности и развития, по достижению целей, оптимизации и совершенствования жизни, специфическое в каждой цивилизации, а не самостоятельная ценность, оторванная от жизни общества и государства в его конкретно-исторической и социально-культурной привязке. Если право помогает оптимизировать жизнь общества - оно выполняет свои функции, нет - не выполняет. Это должен быть основной критерий оценки эффективности права. Поэтому эволюция идет не в сторону некоего "правового государства", а в сторону повышения социально-культурной эффективности государства.

Для дополнительного примера сошлемся на сборник работ английского исследователя Дж. Грея. На протяжении всей книги он возражает тезису о том, что "...люди утратят свои традиционные привязанности и свою самобытность и "сольются" в единую цивилизацию, основанную на общечеловеческих ценностях и рациональной морали" на основе "бессодержательного кантианского либерализма", "абстрактной концепции человека, лишенного какой-либо культурной идентичности или наследия собственной истории", выведенной И. Кантом из природы индивида. В реальности человек не воспринимает и не позиционирует себя как абстрактного индивида, он включен в конкретные культурно-исторические общности, конкретный метафизический и культурный контекст.

Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И. Шлекина: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в послереформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как к само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских более предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - от культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, до чисто личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России.

Причем интрига в том, что начало такому ответу положено уже в неолиберальных философско-правовых концепциях 90-х годов XIX - начала XX в., столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении XIX в., краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях своих оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое".

В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия".

Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны.

Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит, есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и свобод (свободного воления личности), с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы, в том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы неолиберализма начала XX в.

Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Какие же ценности важны для обычного российского человека, человека-труженика, созидателя? Никто не возражает против личных прав и свобод, "свободы воли", "формального равенства прав". Но среди необходимых (витальных, жизненных) прав доминируют иные - право на жизнь, на безопасность, на эффективное саморазвитие, а значит, должны быть обеспечены реальные и полноценные еда, вода, жилье, одежда, безопасность, экология, профессия и знания, социальная защита и т.д. Важно отметить, что эти права личности не могут быть реализованы вне общества, вне контроля над распределением и потреблением материальных и идеальных благ. Поэтому коллективизм, созидательный труд, земля и материальные ресурсы, право человека на доступ к благам коллективной жизни, труду, ресурсам становятся витальными, первичными правами человека. Даже свобода хороша, когда есть разумная жизнь, когда она обеспечена в минимальных, необходимых для жизни и разумности размерах. Потому для большинства (народа) важнейшими являются коллективные ценности, в том числе безопасность, безопасное будущее. Поскольку в России нарушаются в первую очередь витальные, социальные (коллективные) права граждан, на протяжении вот уже нескольких столетий традиционно обеспечиваемые государством.

Причем на сегодня это особенно актуально, поскольку безопасность обычного человека не может быть обеспечена армией охранников, самолетами и другими средствами для эвакуации в безопасные места в случае внешних либо внутренних катаклизмов, размещением в подземных бункерах. Ничто не спасает от взрывов в метро или в самолетах. Уже не может быть гарантированным будущее детей и внуков. Защита от внешних и внутренних угроз для простого человека может быть обеспечена лишь посредством общих (государственных) усилий, т.е. безопасности общества, обеспечения национальных интересов страны.

Поэтому базовый пакет ценностей ("ценностная корзина") обычного человека включает в себя в первую очередь совокупность средств для осуществления и продолжения жизни, развития, семьи, ее будущего. Они никак не обеспечиваются "формальным равенством прав" - тем единственным, что гарантирует позитивное право. В такой ситуации особенно важным является тезис о ценности государства; тем более известно, что для русских в итоге государство всегда выступало как благо (А.П. Андреев).

Далее. Выше отмечалось, что в нашу эпоху влияние частного интереса в лице капитала (особенно финансового и ТНК), а также различных деловых и негосударственных структур обрело такое могущество, которое стало сопоставимо с государством, а порой оказывается сильнее него, что в этой связи давно пришла пора не "бежать от государства", как это происходило во времена крушения феодальных монархий и становления капитализма, а искать путей его сохранения, разработки системы "прав государства". На первых порах неизбежны (и даже необходимы) "перегибы" в восстановлении статуса государства как системы общественного управления в России. В перспективе же путь лежит к построению общества, в котором будут гармонично сочетаться личные и общественно-государственные интересы, необходимость чего поняли русские философы уже в XIX в. (особо отметим, что именно эту позицию проводили и Вл. Соловьев, и неолиберальные философы). Сегодня стремление к гармонии интересов общества и личности настойчиво требует защитить права общества и государства от агрессивных действий со стороны частных лиц, создавших собственные империи. Впору говорить об уравновешивании буржуазной "Декларации прав человека и гражданина" 1789 г. Декларацией прав наций, обществ и государств.

В западном мире государство и власть всегда были "зверем" по отношению к народу, неизмеримо более жестким, чем в России, в которой государство было и остается "отечеством" и "родиной-матерью".

Некоторые основные штрихи дальнейших разработок российской философии государства и права:

- она должна основываться на антропологическом материализме и просвещении как мировоззрении, в наибольшей степени отвечающем большей части населения страны, на русской метафизике и метафизике примыкающих к ней культур;

- основой должен быть коллективизм (этика служения обществу и государству, этика долженствования против этики личной свободы), вытекающая отсюда специфика понимания роли и функций права, его зависимости от государства, доминанта прав коллективов (общин, трудовых коллективов, советов, территорий, государства как их представителей) и тех, что реально созидательным трудом над правами "абстрактного" индивида. Если для западного либерала "мои обязанности уничтожают меня как личность" (обязанности - это зло), то для нас, наоборот - "мои обязанности, труд во благо иного - создают меня как личность" (обязанности - это добро). Я - свободная волящая личность настолько, насколько я востребован, чем больше у меня обязанностей, тем более я личность, человек. И главная обязанность - обязанность служить обществу и государству, право - служить добровольно и самоотверженно. Право общества - принуждать служить. Не индивидуальная, а коллективная воля в России как доминанта;

- национально-государственная безопасность и национальная стратегия развития должны стать основными приоритетами, в том числе правовой стержень организации системы права, стратегические цели и традиционные цели должны быть организующим началом жизни, смыслом и задачей правотворчества. Право как механизм реализации целей управления - политики, планов, программ;

- базовые ценности - безопасность, порядок, справедливость, принуждение, долг и обязанность, свобода в реализации обязанностей служения, закон как защита и наказание, договорные отношения в международном праве.

Для разработки такой системы философии государства и права, системы государства и права на практике необходимы большие государственные научные центры, хотя бы соизмеримые по количеству и качеству с зарубежными.

В том случае, если дебиторская задолженность является реструктуризированной необходимо проводить наблюдение за возможностью ее взыскания.

На состояние дебиторской задолженности могут оказать влияние такие факторы, как политика правительства в отношении финансово-хозяйственных отношений между предприятиями, поведение конкурентов, устойчивость финансового состояния партнеров-должников, добросовестность партнеров и др. В случае, если указанные факторы оказывают какое-либо воздействие на деятельность предприятия, сумма дебиторской задолженности может сокращаться и увеличиваться. На четвертом этапе корректировки происходит поправка предложенных мероприятий с учетом условий рыночных отношений.

На пятом этапе проводится анализ дебиторской задолженности после осуществления мероприятий по ее взыскания.

Учитывая то, что  некоторые должники могут находится на стадии  банкротства или не иметь средств на расчетных счетах для погашения долга, предположим, что с помощью предложенных мероприятий будет погашено 60% задолженности. Следовательно, сумма задолженности после проведения мероприятий составит:

1365 – 1365 * 0,6 = 546 тыс. руб.

1. Об абстрактности и конкретности философии государства и права.

Попытки создать "философию права" как некую универсальную и всеобщую конструкцию, исходящую из каких бы то ни было оснований - антропологического материализма, объективного или субъективного идеализма, экзистенциализма или позитивизма, - на протяжении более чем двух столетий в Европе и России оказались несостоятельными. Оказалась не более чем иллюзией и сознательно разработанным мифом попытка представить право и полный свод "правильных законов" как способ решить все основные задачи по регулированию общественной жизни, как планетарную панацею, увидеть в нем "единственную силу", "которая может остановить и повергнуть насилие и бесовское исчадие - терроризм", доходящую до фетишизации права и поиска "мирозданческой тайны права".

Не спасает положение даже более глубокая и верная по сути поправка в определении объекта и предмета исследования, существенно приближающая к истине уже в самой постановке, - понимание данного направления исследования, совокупной проблематики и искомой концепции как "философии государства и права", которая в каком-либо универсальном виде также не осуществилась. Попытки выдать за них учение (или интерпретацию учения) какого-либо мыслителя на поверку оказываются не более чем попыткой, вновь и вновь превозносящей одну из теоретических моделей, вырастающей на основе метафизических оснований мировоззрения того или иного культурного слоя или социальной группы в их историческом контексте - вне зависимости от декларируемых самим автором либо его последователями претензий на универсальность и всеобщность, на особые философско-методологические платформы и приемы.

Ввиду того что словосочетания "философия права", "философия государства и права" в настоящее время устоялись и закреплены, в том числе официально, в названии учебных дисциплин, автор сознательно использует эти понятийные конструкции для обозначения соотнесенности собственных исследований с данным проблемным полем, при этом отчетливо осознавая дискуссионность даже самих этих наименований научного направления. Если уточнить смысл и предназначение философского дискурса в предложенном отношении, то точнее было бы говорить о "философии Российского государства" в сочетании всех компонентов его бытия - природного бытия, экономики, политики, права, науки, морали и остальных аспектов духовной культуры.

Причин такого положения дел множество. Но ключевая, на наш взгляд, одна. Эта причина заключается в многомерности природы человека, которая в современной философии и науке понимается как трехкомпонентная биопсихосоциальная целостность. Данное утверждение сегодня предстает как научный факт, который обоснован всем спектром естественных и социально-гуманитарных наук и не может быть ни опровергнут, ни проигнорирован ни одной наукой о природе и человеке. Причем данное утверждение верно на всех трех уровнях понимания человека: человека - личности, человека - общества - культуры, человека - человечества. Данная истина в принципе понятна науке уже как минимум столетие, а многие философы осмысляли и использовали это как философский факт с самых древних времен.

Уточним, что в данном понимании биологического "снимаются" (в гегелевском, диалектическом смысле) физический и химический уровни организации материи; понимание психического интегрирует в себе все уровни организации психики - от нейробиологии, психофизиологии, психологии высшей нервной деятельности до собственно интеллекта (разума), в том числе в его коллективных формах; понимание социального объемлет собой одновременно все его аспекты, сущностью которых в данном отношении являются диалектические принципы, в первую очередь принцип целостности социально-культурного бытия и принцип единства общего и особенного (индивидуального) в человеке, раскрываемый: а) на уровне антропности (сходство-различие человека как вида и одновременно как многоразличия рас, этносов, индивидов); б) на уровне цивилизационно-культурной идентичности, включая метафизический уровень и в) в историческом аспекте осуществления социального бытия (сходство-различие исторических путей и этапов становления различных человеческих культур и общностей).

Ввиду необходимости в данной статье акцентов на различиях и во избежание обвинений в радикальном онтологическом и гносеологическом релятивизме, подчеркнем понимание дихотомии "сходства-различия" с той стороны, что, несмотря на различия, люди по природе, естественно, имеют единство и сходства и поэтому, в частности, мы согласны с одним из принципиальных оснований идеологии Просвещения, что все люди равны и все они люди, которые должны считаться таковыми и имеют право рассчитывать на такое отношение со стороны других людей.

Вернемся к различиям. Есть все основания считать приведенный обобщенный крупнейший научный факт первичным методологическим основанием для всего комплекса социально-гуманитарного знания и для каждого его отдельного направления (аспекта философии либо конкретной науки). Причем безотносительно к принципиальным метафизическим, мировоззренческим и иным системообразующим основаниям философских направлений и школ, а также к научным теориям и моделям, коль скоро последние претендуют на научную истину. Отсюда с непреложностью вытекает вывод: как не существует абстрактного "человека вообще", так не существует абстрактного и единственного "абсолютно истинного" и "универсального" решения каких бы то ни было социально-культурных проблем.

Из данного факта (одновременно базового методологического основания) вытекает несколько общих и частных следствий, основные из которых таковы:

Следствие 1. Всякая и каждая личность социокультурна и тем самым включена в тот или иной метафизический и мировоззренческий контекст. Не бывает над- или внекультурных личностей, как не бывает "общечеловеческих" или "космополитических" личностей. Как правило, такие личности (идеологии) либо сознательно скрывают собственную метафизическую и мировоззренческую принадлежность, либо не способны ее осмыслить как целостность (принять, следовать ей и т.д.), либо вырывают собственные взгляды из мировоззренческих контекстов (групповые версии идеологии). Одновременно признание данного общего факта не означает автоматического отнесения конкретного индивида, группы, общества, культуры к тем или иным основаниям, то есть наличия либо отсутствия их сходств либо различий с другими индивидами, группами, обществами, культурами соответственно.

Следствие 2. Социально-культурные образования также несут в себе дихотомию "сходства-различия" и потому требуют как в понимании, так и в практике регулирования общественной жизни, социального управления самостоятельного (конкретного) подхода. Цивилизационная идентичность и целостность не позволяют переносить (привносить) абстрактные (вырванные из культурного контекста) отдельные стороны жизни общества, механизмов их регулирования без ущерба для целого. Понятно, что и Россия столь же специфична и внутренне органически целостна, как и другие культуры.

Об этом за два столетия написано очень много работ, проблема обсуждена практически со всех сторон и с разных мировоззренческих позиций, хотя дискуссии постоянно продолжаются.

Следствие 3. В случае если приведенный научный факт игнорируется, то мы имеем дело с ненаучной или несовременной системой мировоззрения (философией, мифологией, религией) либо с идеологией, базирующейся на одном из данных мировоззрений либо возникающей как совокупность мировоззренчески не обоснованных претензий и интересов индивидов либо социальных групп.

В отношении проблем права для доказательства этого достаточно беглого непредвзятого взгляда на проблему сквозь призму компаративизма.

Закономерно в этой связи изучение "правовых семей". Этот аспект присутствует в том числе в учебниках по теории государства и права, правда лишь в качестве иллюстрационных заключительных разделов, тогда как это должно быть первым ключевым основанием осмысления всякой конкретной социально-культурной (цивилизационной) данности. Для нас в особенности важен следующий вывод: центральным, фундаментальным принципом социальной организации западной цивилизации является право, "но этого нельзя сказать о других цивилизациях", более того, "неуниверсальность права должна поставить под вопрос обязательность существования права везде и всегда".

Начнем с многократно доказанного в теории и практике государственного строительства России на протяжении двух столетий и понятого подавляющим большинством русских мыслителей утверждения о том, что буржуазный либерально-правовой путь опасен, чужд для России, разрушителен для ее цивилизации (и материальной, и духовной культуры), для сущности ее государственности и механизмов социального регулирования. Эта констатация стала уже почти банальной и не обсуждается в серьезных философских и научных кругах, хотя научные аргументы продолжают замалчиваться и тонуть в мифах, идеологемах, потоках клеветы и лжи. Небанальным с научной точки зрения остается лишь вопрос о причинах продолжения этой политики на практике и идеологии в теории.

Ключевым триединым тезисом, который обосновывается в данном подразделе статьи, является утверждение о том, что: 1) интересы субъектов реальной власти ("элит") и части интеллектуалов в современной России не совпадают с интересами страны и народа, они имеют жизненные ценности, цели, стратегии, отличные от нашей цивилизации и чуждые ей, они - иные (чужие); 2) именно эти субъекты продуцируют идеологию прозападного государственно-правового развития, которая в качестве теоретической базы включает в себя философию права и либерально-рыночную экономику; 3) но эти концепции являются не наукой, а в лучшем случае - историей западной культуры, в худшем - камуфлирующей идеологией, способствующей реализации интересов указанных элит.

Именно в этом заключается истинный причинный комплекс существующей социально-культурной и интеллектуальной динамики.

Настаиваем на термине "интеллектуалы", поскольку внекультурность, исключенность именно из российской национально-государственной культуры, определяет отличие этого слоя интеллектуальных работников от российской интеллигенции, всегда выступавшей с позиций национальной традиции, на стороне собственного народа, интересов своей страны.

Предельно кратко разберем теоретические основания прозападной философии права. В его основе лежит свободная воля индивида, урожденная свобода, права человека, данные по рождению, формальное равенство, декларируемая справедливость (которую упаси бог рассматривать как фактическое равенство, поскольку такой подход - это наследие "проклятого тоталитарного социализма"). Вслед за ними строятся общечеловеческие ценности, трактуемые как общепринятые, элементарные этические требования. Причем обычно общечеловеческие ценности трактуются как соответствующие основным началам христианской культуры (заповедям Христа) и, что еще чудеснее, трактуются как однопорядковые по моральным ценностям с культурами конфуцианства, буддизма, ислама, как представляет, например, С.С. Алексеев. Хотя при этом, по мысли сторонников позитивного права, одновременно должно быть обеспечено абсолютное верховенство права в регулировании общественной жизни, а "...идея приоритета морали над правом может вести и на практике ведет к ряду негативных последствий - к утверждению идей патернализма, вмешательства всесильного государства во имя идей добра и справедливости в частную жизнь, милости вместо строгого права и правосудия". Относительно государства позиция однозначна - для России нужно ослабление государственного начала, преодолевающее тоталитаризм, а государственность фактически рассматривается как зло и противопоставляется правам личности.

Откуда берутся эти теоретические положения, рассматриваемые фактически как постулаты? Наиболее теоретически сложные - из концепций И. Канта, Г. Гегеля, некоторых идей русских либеральных правоведов. Они представляются как некие универсальные философские конструкции, вскрывающие некие абсолютные истины.

Соглашаясь с гениальностью многих мыслителей прошлого, зададимся вопросом: а что же представляют собой эти концепции? Действительно ли все их компоненты содержат в себе абсолютную и универсальную истину? Со всей очевидностью - нет. Да, они несут в себе множество достаточно универсальных идей, но в первую очередь - методологических (как исследовать?), а отнюдь не содержательно-концептуальных, что отмечалось уже ближайшими современниками, и не одним лишь К. Марксом. В содержательном же плане это в первую очередь гениальное отражение своей эпохи и своей культуры.

Так, если внимательно изучать Гегеля, становится понятным, что он - наиболее глубокий теоретик мировоззрения (и метафизики) протестантизма, задолго до М. Вебера понявший сущность этого духовного явления и его потенциал для культурного прорыва Европы и Германии той эпохи. Протестантизм и его философию лучше всего выразил и обосновал культурный запрос индивидуализма, буржуазии, который ранее обосновывался Д. Юмом, Д. Локком, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и другими мыслителями, стержнем культурного выбора которого стали "жизнь, свобода, собственность" (воспетые еще Локком константы буржуазного государства).

Обобщим: базовыми (и доминантными) основаниями либеральной конструкции являются индивидуализм, личность, ее свобода и свободная воля, права человека, формальное равенство, система права, гражданское общество, правовое государство. Вопрос: а что, к этому сводится набор базовых потребностей всякого человека? Нет. Это набор потребностей определенной "породы" человека, которую А.А. Зиновьев назвал "западоидами", причем, уточним, для той их категории, которая достаточно социально обеспечена. То есть для человека, который решил проблемы с обеспечением себя, семьи (порой на поколения вперед), теперь как воздух нужна "свобода от" общества, от государства и государственного контроля в особенности. Ему даже не нужно будущее, не нужно время. Такой человек хочет и готов "остановить время" (в точности фаустовское "остановись мгновенье, ты прекрасно"). Ему нужно законсервировать бытие, сжать его в тисках постоянства. Единственное, что в этом постоянстве должно прирастать, - это прибыль и власть богатства и богатых. Одновременно (и закономерно) этот человек перестает нести в себе "свободу для", не только примитивизируя собственное бытие, но и создавая ситуацию расчеловечивания человека в обществе, транслируя такие ценности и ценностные ориентации, которые губительны, разрушительны для личности и цивилизации, как собственным примером, так и направлениями собственной деятельности (в том числе информационно-идеологической) ведя к деградации западного человека.

Правда, уже у Гегеля (и не только у него, если вспомнить идеи И.Г. Фихте о патриотизме) встречаются положения о том, что "личностью" (персоной) может быть не только человеческий индивид, но и народ, государство, что, естественно, не принимается во внимание современными либеральными теоретиками.

Есть и другая сторона медали - отношение такого человека-индивида к остальному миру, к обществу, к государству. Реальным социальным устремлением либерализма, лживо прикрываемого "демократией" и "правами человека", является элитаризм, его природа и истинная цель - буржуазная элитократия и сопутствующее ему буржуазное право, преследующее две цели: сохранить власть элит и их собственность и защитить их от народа.

Поэтому ничего удивительного в том, что в России, где носителей такого мировоззрения меньшинство, процедуры принятия законов, проведения референдумов, выборов сегодня исключают возможности свободного волеизъявления подавляющего большинства народа. Происходит делегитимизация права, создана система "правонарушающего законодательства".

Аналогичное понятие встречается и у сторонника либеральной теории права В.С. Нерсесянца в его "Философии права", который, однако, несправедливо связывал правонарушающее законодательство исключительно с "советским тоталитаризмом". В Российском "правовом государстве" наблюдается даже тоталитаризм в еще более жесткой и циничной форме, антинациональной, антигосударственной, отрицающей сам смысл государства. Для иллюстрации: можно прочесть советско-критические разделы работ С.С. Алексеева, В.С. Нерсесянца, просто поменяв "советский" на "либеральный" - и мы с удивлением заметим, что в выводах и пафосе ничего не изменится.

Над и вне права в мире стоят ТНК и мировые финансовые институты, которые реально управляют подконтрольными государствами, их ресурсами и их экономиками, но лишь для собственных интересов.

Продолжим. Откуда исходит прямо-таки негодующая злость со стороны некоторых интеллектуалов и представителей элиты по отношению к государству, особенно к советскому, стремление разгосударствить все, что можно, вывести все из-под контроля государства и поставить под контроль некоего внегосударственного права? Причем эти требования идут в том числе со стороны носителей государственной власти.

Эта злость исходит не от нелюбви к государству как таковому, ибо сильное и эффективное государство есть благо, с чем соглашаются даже западные либералы. Эта злость исходит от нелюбви всего народно-демократического и советского, стремления заменить их элитарным буржуазно-либеральным мироустройством, а вовсе не от нелюбви к государству вообще. Эта критика абсолютно идеологична, а с "теоретико-научной" позиции - абстрактна и ненаучна. Сами же подобные умонастроения коренятся в различии и даже противоположности целей, ценностей и интересов некоторых групп "элит" (клановых, властных, олигархических, этнических, родовых, в том числе дореволюционных, дворянских, барских, вспомнивших сейчас о себе) национально-государственным и общественным (народным) целям, ценностям и интересам, из стремления "элит" к элитарным привилегиям, из их антинародности (которая уже породила в свое время гражданскую войну).

Основной источник этого противостояния в том, что негосударственные финансовые, экономические, политические и общественные системы в XX в. стали соизмеримы и порой превосходят по мощи и эффективности государственные системы управления. Они имеют собственные интересы и диктуют их даже государствам, навязывая свою волю. Таких субъектов частной и корпоративной деятельности достаточно много. Поскольку в России они постоянно остаются в тени, выделим этих носителей негосударственных, иногосударственных и антигосударственных интересов, противодействующих национально-государственным интересам и государственной самостоятельности (в том числе России), обеспечению национальной безопасности как внутри самой страны, так и за ее пределами, всячески блокирующих повышение эффективности системы национальной безопасности и ее развитие, защищенность как от внешних угроз (армия и внешняя разведка), так и от внутренних (правоохранительная и контрразведывательная деятельность). Эти субъекты уже давно не некая тайная и безымянная идеологическая "пятая колонна", а вполне определенные социальные субъекты и типы субъектов, а именно:

- конкретные представительства тайных и явных зарубежных деловых и политических структур, реализующих интересы и установки западного (особенно англо-американского) и восточного (особенно китайского) миров на территории России;

- крупнейшие отечественные хозяйствующие и финансовые субъекты регионального, национального и мирового масштаба (ТНК, финансовые центры), интересы которых не совпадают или противоположны национально-государственным;

- представители многих некоренных этнических групп, поделившие экономические сферы в разных регионах страны и, мягко говоря, не исповедующие российского государственного патриотизма по разным причинам (нахождение национальных территорий за пределами России, доминирование родоплеменных и этнических ценностей над ценностями государства, включенность в мировые надгосударственные этнические и религиозные структуры, демонстративный космополитизм, "обида и месть" Российскому государству за те или иные исторические ситуации и т.д.);

- криминальные и теневые структуры, поглотившие до половины экономики страны;

- большинство средств массовой информации, включенных в "деловой оборот" и имеющих как собственные корпоративные деловые интересы, так и "деловые обязательства" перед "партнерами" либо "хозяевами";

- достаточно узкий слой российских носителей откровенно антироссийских убеждений, ориентирующихся на ценности других культурных миров (в первую очередь на либеральные ценности Запада), в своей деятельности опирающихся на интеллектуальные разработки западных научных центров и используемых западными политическими и экономическими кругами для организации и лоббирования антироссийской деятельности.

Представители всех этих групп и слоев ведут себя, естественно, не как дети и хозяева своей страны, но при этом - даже не как гости, а как завоеватели и разбойники, т.е. бесцеремонно, варварски, скрытно, не думая о будущем страны. Численность этих сообществ составляет от силы 1 - 3% от общей численности населения страны.

Фактически в современной России образовалось несколько квазигосударств, которые подчинили себе Российское государство. Это "государства" власти, "государства" бизнеса, "государства" нетрадиционных для России этносов, "государства" криминала. Этим квазигосударствам противостоит российский народ, оставшийся в слабом и постоянно еще более ослабляемом государстве. Причем в указанных квазигосударствах, которые весьма тесно переплетены между собой, исчезающе мала доля русского населения и представителей других коренных этносов (в первую очередь тюркских и финно-угорских). Но при этом квазигосударства на территории России имеют все атрибуты государства: собственные территории (для жизни - "Рублевка" у власти и богатых, ограничена заборами и охраной, включая "народную милицию"; для работы - офисы; для добычи, переработки и транспортировки ресурсов - некоторые другие территории), свое население (господа и слуги), субкультуру, органы власти и управления (интегрированные в международные политические и деловые круги), систему регулирования (собственное право). Аналогично в криминальных квазигосударствах, этнических квазигосударствах, представленных различными по активности диаспорами.

У представителей квазигосударств появилось право нарушать права других, право как систему законов, получить свободу от традиционных способов социального регулирования, даже от исполнения норм права и соблюдения прав других граждан, создаваемых ими самими. Кстати, именно этим объясняются причины снятия с повестки "философии государства" в пользу негосударственной "философии права" в современной России - страх перед регулирующими функциями государства по отношению к квазигосударствам.

Именно эти группы заинтересованы в распространении корпоративных норм: ценностей богатых на все общество, чтобы сделать все общество заложником реализации норм и ценностей и целей богатых; собственных этнических ценностей, чтобы общество не отторгало их; идеологии индивидуализма, элитаризма и либерализма - чтобы российское общество как можно дольше не могло собраться, организоваться в эффективное государство, способное противостоять квазигосударствам и отстаивать собственные национальные интересы, воспроизводить традиционные ценности, выстраивать собственные стратегические цели и создавать механизмы для их достижения, осуществлять координацию и контроль за деятельностью всех негосударственных структур.

Поэтому не только такие агрессивные формы проявления частной и групповой активности, "вырвавшиеся наружу права", как терроризм и экстремизм, представляют мировую опасность, но и капитал, также ставший мировой и национальной опасностью.

Это, в частности, объясняет и то, что органы государственного контроля, надзора, правоохранительные органы находятся в двусмысленном положении: предназначены для защиты права, а какого государства - непонятно.

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных квазигосударств для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились в иванов, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными?

Но ответ иной: нужно вернуть России собственный цивилизационный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и ее динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры.

Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований.

Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, аксиологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере потому, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права... по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, "нормальный" строй общества". Именно то, каким должно быть нормальное общество, есть главный вопрос философии государства и права, и лишь затем - какими должны быть механизмы регулирования, роль и функции права. Поскольку право - это совокупность норм по обеспечению жизнедеятельности и развития, по достижению целей, оптимизации и совершенствования жизни, специфическое в каждой цивилизации, а не самостоятельная ценность, оторванная от жизни общества и государства в его конкретно-исторической и социально-культурной привязке. Если право помогает оптимизировать жизнь общества - оно выполняет свои функции, нет - не выполняет. Это должен быть основной критерий оценки эффективности права. Поэтому эволюция идет не в сторону некоего "правового государства", а в сторону повышения социально-культурной эффективности государства.

Для дополнительного примера сошлемся на сборник работ английского исследователя Дж. Грея. На протяжении всей книги он возражает тезису о том, что "...люди утратят свои традиционные привязанности и свою самобытность и "сольются" в единую цивилизацию, основанную на общечеловеческих ценностях и рациональной морали" на основе "бессодержательного кантианского либерализма", "абстрактной концепции человека, лишенного какой-либо культурной идентичности или наследия собственной истории", выведенной И. Кантом из природы индивида. В реальности человек не воспринимает и не позиционирует себя как абстрактного индивида, он включен в конкретные культурно-исторические общности, конкретный метафизический и культурный контекст.

Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И. Шлекина: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в послереформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как к само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских более предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - от культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, до чисто личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России.

Причем интрига в том, что начало такому ответу положено уже в неолиберальных философско-правовых концепциях 90-х годов XIX - начала XX в., столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении XIX в., краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях своих оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое".

В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия".

Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны.

Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит, есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и свобод (свободного воления личности), с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы, в том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы неолиберализма начала XX в.

Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Какие же ценности важны для обычного российского человека, человека-труженика, созидателя? Никто не возражает против личных прав и свобод, "свободы воли", "формального равенства прав". Но среди необходимых (витальных, жизненных) прав доминируют иные - право на жизнь, на безопасность, на эффективное саморазвитие, а значит, должны быть обеспечены реальные и полноценные еда, вода, жилье, одежда, безопасность, экология, профессия и знания, социальная защита и т.д. Важно отметить, что эти права личности не могут быть реализованы вне общества, вне контроля над распределением и потреблением материальных и идеальных благ. Поэтому коллективизм, созидательный труд, земля и материальные ресурсы, право человека на доступ к благам коллективной жизни, труду, ресурсам становятся витальными, первичными правами человека. Даже свобода хороша, когда есть разумная жизнь, когда она обеспечена в минимальных, необходимых для жизни и разумности размерах. Потому для большинства (народа) важнейшими являются коллективные ценности, в том числе безопасность, безопасное будущее. Поскольку в России нарушаются в первую очередь витальные, социальные (коллективные) права граждан, на протяжении вот уже нескольких столетий традиционно обеспечиваемые государством.

Причем на сегодня это особенно актуально, поскольку безопасность обычного человека не может быть обеспечена армией охранников, самолетами и другими средствами для эвакуации в безопасные места в случае внешних либо внутренних катаклизмов, размещением в подземных бункерах. Ничто не спасает от взрывов в метро или в самолетах. Уже не может быть гарантированным будущее детей и внуков. Защита от внешних и внутренних угроз для простого человека может быть обеспечена лишь посредством общих (государственных) усилий, т.е. безопасности общества, обеспечения национальных интересов страны.

Поэтому базовый пакет ценностей ("ценностная корзина") обычного человека включает в себя в первую очередь совокупность средств для осуществления и продолжения жизни, развития, семьи, ее будущего. Они никак не обеспечиваются "формальным равенством прав" - тем единственным, что гарантирует позитивное право. В такой ситуации особенно важным является тезис о ценности государства; тем более известно, что для русских в итоге государство всегда выступало как благо (А.П. Андреев).

Далее. Выше отмечалось, что в нашу эпоху влияние частного интереса в лице капитала (особенно финансового и ТНК), а также различных деловых и негосударственных структур обрело такое могущество, которое стало сопоставимо с государством, а порой оказывается сильнее него, что в этой связи давно пришла пора не "бежать от государства", как это происходило во времена крушения феодальных монархий и становления капитализма, а искать путей его сохранения, разработки системы "прав государства". На первых порах неизбежны (и даже необходимы) "перегибы" в восстановлении статуса государства как системы общественного управления в России. В перспективе же путь лежит к построению общества, в котором будут гармонично сочетаться личные и общественно-государственные интересы, необходимость чего поняли русские философы уже в XIX в. (особо отметим, что именно эту позицию проводили и Вл. Соловьев, и неолиберальные философы). Сегодня стремление к гармонии интересов общества и личности настойчиво требует защитить права общества и государства от агрессивных действий со стороны частных лиц, создавших собственные империи. Впору говорить об уравновешивании буржуазной "Декларации прав человека и гражданина" 1789 г. Декларацией прав наций, обществ и государств.

В западном мире государство и власть всегда были "зверем" по отношению к народу, неизмеримо более жестким, чем в России, в которой государство было и остается "отечеством" и "родиной-матерью".

Некоторые основные штрихи дальнейших разработок российской философии государства и права:

- она должна основываться на антропологическом материализме и просвещении как мировоззрении, в наибольшей степени отвечающем большей части населения страны, на русской метафизике и метафизике примыкающих к ней культур;

- основой должен быть коллективизм (этика служения обществу и государству, этика долженствования против этики личной свободы), вытекающая отсюда специфика понимания роли и функций права, его зависимости от государства, доминанта прав коллективов (общин, трудовых коллективов, советов, территорий, государства как их представителей) и тех, что реально созидательным трудом над правами "абстрактного" индивида. Если для западного либерала "мои обязанности уничтожают меня как личность" (обязанности - это зло), то для нас, наоборот - "мои обязанности, труд во благо иного - создают меня как личность" (обязанности - это добро). Я - свободная волящая личность настолько, насколько я востребован, чем больше у меня обязанностей, тем более я личность, человек. И главная обязанность - обязанность служить обществу и государству, право - служить добровольно и самоотверженно. Право общества - принуждать служить. Не индивидуальная, а коллективная воля в России как доминанта;

- национально-государственная безопасность и национальная стратегия развития должны стать основными приоритетами, в том числе правовой стержень организации системы права, стратегические цели и традиционные цели должны быть организующим началом жизни, смыслом и задачей правотворчества. Право как механизм реализации целей управления - политики, планов, программ;

- базовые ценности - безопасность, порядок, справедливость, принуждение, долг и обязанность, свобода в реализации обязанностей служения, закон как защита и наказание, договорные отношения в международном праве.

Для разработки такой системы философии государства и права, системы государства и права на практике необходимы большие государственные научные центры, хотя бы соизмеримые по количеству и качеству с зарубежными.

Даже при сохранении прежних объемов реализации, сокращение размера дебиторской задолженности до 546 тыс. руб., позволит увеличить коэффициент оборачиваемости почти в 2,5 раза с 37,89 до 94,73. Соответственно период оборота сократится с 10 до 3,8 дней. Экономический эффект в результате ускорения оборачиваемости капитала выражается в относительном высвобождении средств из оборота и проявляется в увеличении суммы выручки и суммы прибыли. Эффект рассчитывается как произведение однодневного оборота по реализации и изменения периода оборачиваемости.

Э=(Выр/Д)*ΔП                                         (1)

где: Выр – выручка от реализации;

Д –дни периода;

П- период оборачиваемости.

Э=(51725/360)*(3,8-10)=890,82 тыс. руб.

При невозможности взыскания дебиторской задолженности и истечении срока исковой давности, задолженность должна быть  передана на рассмотрение комиссии по списанию дебиторской и кредиторской задолженности для проведения анализа на предмет списания в соответствии с действующим законодательством.

По результатам исследований можно сделать следующий вывод: представленная модель управления дебиторской задолженностью ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» охватывает все этапы процесса управления и отвечает условиям, предъявляемым к данному процессу. В данной модели выделяется этап выбора экономического решения и подходы к анализу дебиторской задолженности.

В процессе анализа кредиторской задолженности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» в период с 2012 по 2010гг. было выявлено:

- Кредиторская задолженность на конец 2012 год а составила 20453 тыс.руб., что больше аналогичного показателя 2010 года на 16546 тыс.руб.

1. Об абстрактности и конкретности философии государства и права.

Попытки создать "философию права" как некую универсальную и всеобщую конструкцию, исходящую из каких бы то ни было оснований - антропологического материализма, объективного или субъективного идеализма, экзистенциализма или позитивизма, - на протяжении более чем двух столетий в Европе и России оказались несостоятельными. Оказалась не более чем иллюзией и сознательно разработанным мифом попытка представить право и полный свод "правильных законов" как способ решить все основные задачи по регулированию общественной жизни, как планетарную панацею, увидеть в нем "единственную силу", "которая может остановить и повергнуть насилие и бесовское исчадие - терроризм", доходящую до фетишизации права и поиска "мирозданческой тайны права".

Не спасает положение даже более глубокая и верная по сути поправка в определении объекта и предмета исследования, существенно приближающая к истине уже в самой постановке, - понимание данного направления исследования, совокупной проблематики и искомой концепции как "философии государства и права", которая в каком-либо универсальном виде также не осуществилась. Попытки выдать за них учение (или интерпретацию учения) какого-либо мыслителя на поверку оказываются не более чем попыткой, вновь и вновь превозносящей одну из теоретических моделей, вырастающей на основе метафизических оснований мировоззрения того или иного культурного слоя или социальной группы в их историческом контексте - вне зависимости от декларируемых самим автором либо его последователями претензий на универсальность и всеобщность, на особые философско-методологические платформы и приемы.

Ввиду того что словосочетания "философия права", "философия государства и права" в настоящее время устоялись и закреплены, в том числе официально, в названии учебных дисциплин, автор сознательно использует эти понятийные конструкции для обозначения соотнесенности собственных исследований с данным проблемным полем, при этом отчетливо осознавая дискуссионность даже самих этих наименований научного направления. Если уточнить смысл и предназначение философского дискурса в предложенном отношении, то точнее было бы говорить о "философии Российского государства" в сочетании всех компонентов его бытия - природного бытия, экономики, политики, права, науки, морали и остальных аспектов духовной культуры.

Причин такого положения дел множество. Но ключевая, на наш взгляд, одна. Эта причина заключается в многомерности природы человека, которая в современной философии и науке понимается как трехкомпонентная биопсихосоциальная целостность. Данное утверждение сегодня предстает как научный факт, который обоснован всем спектром естественных и социально-гуманитарных наук и не может быть ни опровергнут, ни проигнорирован ни одной наукой о природе и человеке. Причем данное утверждение верно на всех трех уровнях понимания человека: человека - личности, человека - общества - культуры, человека - человечества. Данная истина в принципе понятна науке уже как минимум столетие, а многие философы осмысляли и использовали это как философский факт с самых древних времен.

Уточним, что в данном понимании биологического "снимаются" (в гегелевском, диалектическом смысле) физический и химический уровни организации материи; понимание психического интегрирует в себе все уровни организации психики - от нейробиологии, психофизиологии, психологии высшей нервной деятельности до собственно интеллекта (разума), в том числе в его коллективных формах; понимание социального объемлет собой одновременно все его аспекты, сущностью которых в данном отношении являются диалектические принципы, в первую очередь принцип целостности социально-культурного бытия и принцип единства общего и особенного (индивидуального) в человеке, раскрываемый: а) на уровне антропности (сходство-различие человека как вида и одновременно как многоразличия рас, этносов, индивидов); б) на уровне цивилизационно-культурной идентичности, включая метафизический уровень и в) в историческом аспекте осуществления социального бытия (сходство-различие исторических путей и этапов становления различных человеческих культур и общностей).

Ввиду необходимости в данной статье акцентов на различиях и во избежание обвинений в радикальном онтологическом и гносеологическом релятивизме, подчеркнем понимание дихотомии "сходства-различия" с той стороны, что, несмотря на различия, люди по природе, естественно, имеют единство и сходства и поэтому, в частности, мы согласны с одним из принципиальных оснований идеологии Просвещения, что все люди равны и все они люди, которые должны считаться таковыми и имеют право рассчитывать на такое отношение со стороны других людей.

Вернемся к различиям. Есть все основания считать приведенный обобщенный крупнейший научный факт первичным методологическим основанием для всего комплекса социально-гуманитарного знания и для каждого его отдельного направления (аспекта философии либо конкретной науки). Причем безотносительно к принципиальным метафизическим, мировоззренческим и иным системообразующим основаниям философских направлений и школ, а также к научным теориям и моделям, коль скоро последние претендуют на научную истину. Отсюда с непреложностью вытекает вывод: как не существует абстрактного "человека вообще", так не существует абстрактного и единственного "абсолютно истинного" и "универсального" решения каких бы то ни было социально-культурных проблем.

Из данного факта (одновременно базового методологического основания) вытекает несколько общих и частных следствий, основные из которых таковы:

Следствие 1. Всякая и каждая личность социокультурна и тем самым включена в тот или иной метафизический и мировоззренческий контекст. Не бывает над- или внекультурных личностей, как не бывает "общечеловеческих" или "космополитических" личностей. Как правило, такие личности (идеологии) либо сознательно скрывают собственную метафизическую и мировоззренческую принадлежность, либо не способны ее осмыслить как целостность (принять, следовать ей и т.д.), либо вырывают собственные взгляды из мировоззренческих контекстов (групповые версии идеологии). Одновременно признание данного общего факта не означает автоматического отнесения конкретного индивида, группы, общества, культуры к тем или иным основаниям, то есть наличия либо отсутствия их сходств либо различий с другими индивидами, группами, обществами, культурами соответственно.

Следствие 2. Социально-культурные образования также несут в себе дихотомию "сходства-различия" и потому требуют как в понимании, так и в практике регулирования общественной жизни, социального управления самостоятельного (конкретного) подхода. Цивилизационная идентичность и целостность не позволяют переносить (привносить) абстрактные (вырванные из культурного контекста) отдельные стороны жизни общества, механизмов их регулирования без ущерба для целого. Понятно, что и Россия столь же специфична и внутренне органически целостна, как и другие культуры.

Об этом за два столетия написано очень много работ, проблема обсуждена практически со всех сторон и с разных мировоззренческих позиций, хотя дискуссии постоянно продолжаются.

Следствие 3. В случае если приведенный научный факт игнорируется, то мы имеем дело с ненаучной или несовременной системой мировоззрения (философией, мифологией, религией) либо с идеологией, базирующейся на одном из данных мировоззрений либо возникающей как совокупность мировоззренчески не обоснованных претензий и интересов индивидов либо социальных групп.

В отношении проблем права для доказательства этого достаточно беглого непредвзятого взгляда на проблему сквозь призму компаративизма.

Закономерно в этой связи изучение "правовых семей". Этот аспект присутствует в том числе в учебниках по теории государства и права, правда лишь в качестве иллюстрационных заключительных разделов, тогда как это должно быть первым ключевым основанием осмысления всякой конкретной социально-культурной (цивилизационной) данности. Для нас в особенности важен следующий вывод: центральным, фундаментальным принципом социальной организации западной цивилизации является право, "но этого нельзя сказать о других цивилизациях", более того, "неуниверсальность права должна поставить под вопрос обязательность существования права везде и всегда".

Начнем с многократно доказанного в теории и практике государственного строительства России на протяжении двух столетий и понятого подавляющим большинством русских мыслителей утверждения о том, что буржуазный либерально-правовой путь опасен, чужд для России, разрушителен для ее цивилизации (и материальной, и духовной культуры), для сущности ее государственности и механизмов социального регулирования. Эта констатация стала уже почти банальной и не обсуждается в серьезных философских и научных кругах, хотя научные аргументы продолжают замалчиваться и тонуть в мифах, идеологемах, потоках клеветы и лжи. Небанальным с научной точки зрения остается лишь вопрос о причинах продолжения этой политики на практике и идеологии в теории.

Ключевым триединым тезисом, который обосновывается в данном подразделе статьи, является утверждение о том, что: 1) интересы субъектов реальной власти ("элит") и части интеллектуалов в современной России не совпадают с интересами страны и народа, они имеют жизненные ценности, цели, стратегии, отличные от нашей цивилизации и чуждые ей, они - иные (чужие); 2) именно эти субъекты продуцируют идеологию прозападного государственно-правового развития, которая в качестве теоретической базы включает в себя философию права и либерально-рыночную экономику; 3) но эти концепции являются не наукой, а в лучшем случае - историей западной культуры, в худшем - камуфлирующей идеологией, способствующей реализации интересов указанных элит.

Именно в этом заключается истинный причинный комплекс существующей социально-культурной и интеллектуальной динамики.

Настаиваем на термине "интеллектуалы", поскольку внекультурность, исключенность именно из российской национально-государственной культуры, определяет отличие этого слоя интеллектуальных работников от российской интеллигенции, всегда выступавшей с позиций национальной традиции, на стороне собственного народа, интересов своей страны.

Предельно кратко разберем теоретические основания прозападной философии права. В его основе лежит свободная воля индивида, урожденная свобода, права человека, данные по рождению, формальное равенство, декларируемая справедливость (которую упаси бог рассматривать как фактическое равенство, поскольку такой подход - это наследие "проклятого тоталитарного социализма"). Вслед за ними строятся общечеловеческие ценности, трактуемые как общепринятые, элементарные этические требования. Причем обычно общечеловеческие ценности трактуются как соответствующие основным началам христианской культуры (заповедям Христа) и, что еще чудеснее, трактуются как однопорядковые по моральным ценностям с культурами конфуцианства, буддизма, ислама, как представляет, например, С.С. Алексеев. Хотя при этом, по мысли сторонников позитивного права, одновременно должно быть обеспечено абсолютное верховенство права в регулировании общественной жизни, а "...идея приоритета морали над правом может вести и на практике ведет к ряду негативных последствий - к утверждению идей патернализма, вмешательства всесильного государства во имя идей добра и справедливости в частную жизнь, милости вместо строгого права и правосудия". Относительно государства позиция однозначна - для России нужно ослабление государственного начала, преодолевающее тоталитаризм, а государственность фактически рассматривается как зло и противопоставляется правам личности.

Откуда берутся эти теоретические положения, рассматриваемые фактически как постулаты? Наиболее теоретически сложные - из концепций И. Канта, Г. Гегеля, некоторых идей русских либеральных правоведов. Они представляются как некие универсальные философские конструкции, вскрывающие некие абсолютные истины.

Соглашаясь с гениальностью многих мыслителей прошлого, зададимся вопросом: а что же представляют собой эти концепции? Действительно ли все их компоненты содержат в себе абсолютную и универсальную истину? Со всей очевидностью - нет. Да, они несут в себе множество достаточно универсальных идей, но в первую очередь - методологических (как исследовать?), а отнюдь не содержательно-концептуальных, что отмечалось уже ближайшими современниками, и не одним лишь К. Марксом. В содержательном же плане это в первую очередь гениальное отражение своей эпохи и своей культуры.

Так, если внимательно изучать Гегеля, становится понятным, что он - наиболее глубокий теоретик мировоззрения (и метафизики) протестантизма, задолго до М. Вебера понявший сущность этого духовного явления и его потенциал для культурного прорыва Европы и Германии той эпохи. Протестантизм и его философию лучше всего выразил и обосновал культурный запрос индивидуализма, буржуазии, который ранее обосновывался Д. Юмом, Д. Локком, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и другими мыслителями, стержнем культурного выбора которого стали "жизнь, свобода, собственность" (воспетые еще Локком константы буржуазного государства).

Обобщим: базовыми (и доминантными) основаниями либеральной конструкции являются индивидуализм, личность, ее свобода и свободная воля, права человека, формальное равенство, система права, гражданское общество, правовое государство. Вопрос: а что, к этому сводится набор базовых потребностей всякого человека? Нет. Это набор потребностей определенной "породы" человека, которую А.А. Зиновьев назвал "западоидами", причем, уточним, для той их категории, которая достаточно социально обеспечена. То есть для человека, который решил проблемы с обеспечением себя, семьи (порой на поколения вперед), теперь как воздух нужна "свобода от" общества, от государства и государственного контроля в особенности. Ему даже не нужно будущее, не нужно время. Такой человек хочет и готов "остановить время" (в точности фаустовское "остановись мгновенье, ты прекрасно"). Ему нужно законсервировать бытие, сжать его в тисках постоянства. Единственное, что в этом постоянстве должно прирастать, - это прибыль и власть богатства и богатых. Одновременно (и закономерно) этот человек перестает нести в себе "свободу для", не только примитивизируя собственное бытие, но и создавая ситуацию расчеловечивания человека в обществе, транслируя такие ценности и ценностные ориентации, которые губительны, разрушительны для личности и цивилизации, как собственным примером, так и направлениями собственной деятельности (в том числе информационно-идеологической) ведя к деградации западного человека.

Правда, уже у Гегеля (и не только у него, если вспомнить идеи И.Г. Фихте о патриотизме) встречаются положения о том, что "личностью" (персоной) может быть не только человеческий индивид, но и народ, государство, что, естественно, не принимается во внимание современными либеральными теоретиками.

Есть и другая сторона медали - отношение такого человека-индивида к остальному миру, к обществу, к государству. Реальным социальным устремлением либерализма, лживо прикрываемого "демократией" и "правами человека", является элитаризм, его природа и истинная цель - буржуазная элитократия и сопутствующее ему буржуазное право, преследующее две цели: сохранить власть элит и их собственность и защитить их от народа.

Поэтому ничего удивительного в том, что в России, где носителей такого мировоззрения меньшинство, процедуры принятия законов, проведения референдумов, выборов сегодня исключают возможности свободного волеизъявления подавляющего большинства народа. Происходит делегитимизация права, создана система "правонарушающего законодательства".

Аналогичное понятие встречается и у сторонника либеральной теории права В.С. Нерсесянца в его "Философии права", который, однако, несправедливо связывал правонарушающее законодательство исключительно с "советским тоталитаризмом". В Российском "правовом государстве" наблюдается даже тоталитаризм в еще более жесткой и циничной форме, антинациональной, антигосударственной, отрицающей сам смысл государства. Для иллюстрации: можно прочесть советско-критические разделы работ С.С. Алексеева, В.С. Нерсесянца, просто поменяв "советский" на "либеральный" - и мы с удивлением заметим, что в выводах и пафосе ничего не изменится.

Над и вне права в мире стоят ТНК и мировые финансовые институты, которые реально управляют подконтрольными государствами, их ресурсами и их экономиками, но лишь для собственных интересов.

Продолжим. Откуда исходит прямо-таки негодующая злость со стороны некоторых интеллектуалов и представителей элиты по отношению к государству, особенно к советскому, стремление разгосударствить все, что можно, вывести все из-под контроля государства и поставить под контроль некоего внегосударственного права? Причем эти требования идут в том числе со стороны носителей государственной власти.

Эта злость исходит не от нелюбви к государству как таковому, ибо сильное и эффективное государство есть благо, с чем соглашаются даже западные либералы. Эта злость исходит от нелюбви всего народно-демократического и советского, стремления заменить их элитарным буржуазно-либеральным мироустройством, а вовсе не от нелюбви к государству вообще. Эта критика абсолютно идеологична, а с "теоретико-научной" позиции - абстрактна и ненаучна. Сами же подобные умонастроения коренятся в различии и даже противоположности целей, ценностей и интересов некоторых групп "элит" (клановых, властных, олигархических, этнических, родовых, в том числе дореволюционных, дворянских, барских, вспомнивших сейчас о себе) национально-государственным и общественным (народным) целям, ценностям и интересам, из стремления "элит" к элитарным привилегиям, из их антинародности (которая уже породила в свое время гражданскую войну).

Основной источник этого противостояния в том, что негосударственные финансовые, экономические, политические и общественные системы в XX в. стали соизмеримы и порой превосходят по мощи и эффективности государственные системы управления. Они имеют собственные интересы и диктуют их даже государствам, навязывая свою волю. Таких субъектов частной и корпоративной деятельности достаточно много. Поскольку в России они постоянно остаются в тени, выделим этих носителей негосударственных, иногосударственных и антигосударственных интересов, противодействующих национально-государственным интересам и государственной самостоятельности (в том числе России), обеспечению национальной безопасности как внутри самой страны, так и за ее пределами, всячески блокирующих повышение эффективности системы национальной безопасности и ее развитие, защищенность как от внешних угроз (армия и внешняя разведка), так и от внутренних (правоохранительная и контрразведывательная деятельность). Эти субъекты уже давно не некая тайная и безымянная идеологическая "пятая колонна", а вполне определенные социальные субъекты и типы субъектов, а именно:

- конкретные представительства тайных и явных зарубежных деловых и политических структур, реализующих интересы и установки западного (особенно англо-американского) и восточного (особенно китайского) миров на территории России;

- крупнейшие отечественные хозяйствующие и финансовые субъекты регионального, национального и мирового масштаба (ТНК, финансовые центры), интересы которых не совпадают или противоположны национально-государственным;

- представители многих некоренных этнических групп, поделившие экономические сферы в разных регионах страны и, мягко говоря, не исповедующие российского государственного патриотизма по разным причинам (нахождение национальных территорий за пределами России, доминирование родоплеменных и этнических ценностей над ценностями государства, включенность в мировые надгосударственные этнические и религиозные структуры, демонстративный космополитизм, "обида и месть" Российскому государству за те или иные исторические ситуации и т.д.);

- криминальные и теневые структуры, поглотившие до половины экономики страны;

- большинство средств массовой информации, включенных в "деловой оборот" и имеющих как собственные корпоративные деловые интересы, так и "деловые обязательства" перед "партнерами" либо "хозяевами";

- достаточно узкий слой российских носителей откровенно антироссийских убеждений, ориентирующихся на ценности других культурных миров (в первую очередь на либеральные ценности Запада), в своей деятельности опирающихся на интеллектуальные разработки западных научных центров и используемых западными политическими и экономическими кругами для организации и лоббирования антироссийской деятельности.

Представители всех этих групп и слоев ведут себя, естественно, не как дети и хозяева своей страны, но при этом - даже не как гости, а как завоеватели и разбойники, т.е. бесцеремонно, варварски, скрытно, не думая о будущем страны. Численность этих сообществ составляет от силы 1 - 3% от общей численности населения страны.

Фактически в современной России образовалось несколько квазигосударств, которые подчинили себе Российское государство. Это "государства" власти, "государства" бизнеса, "государства" нетрадиционных для России этносов, "государства" криминала. Этим квазигосударствам противостоит российский народ, оставшийся в слабом и постоянно еще более ослабляемом государстве. Причем в указанных квазигосударствах, которые весьма тесно переплетены между собой, исчезающе мала доля русского населения и представителей других коренных этносов (в первую очередь тюркских и финно-угорских). Но при этом квазигосударства на территории России имеют все атрибуты государства: собственные территории (для жизни - "Рублевка" у власти и богатых, ограничена заборами и охраной, включая "народную милицию"; для работы - офисы; для добычи, переработки и транспортировки ресурсов - некоторые другие территории), свое население (господа и слуги), субкультуру, органы власти и управления (интегрированные в международные политические и деловые круги), систему регулирования (собственное право). Аналогично в криминальных квазигосударствах, этнических квазигосударствах, представленных различными по активности диаспорами.

У представителей квазигосударств появилось право нарушать права других, право как систему законов, получить свободу от традиционных способов социального регулирования, даже от исполнения норм права и соблюдения прав других граждан, создаваемых ими самими. Кстати, именно этим объясняются причины снятия с повестки "философии государства" в пользу негосударственной "философии права" в современной России - страх перед регулирующими функциями государства по отношению к квазигосударствам.

Именно эти группы заинтересованы в распространении корпоративных норм: ценностей богатых на все общество, чтобы сделать все общество заложником реализации норм и ценностей и целей богатых; собственных этнических ценностей, чтобы общество не отторгало их; идеологии индивидуализма, элитаризма и либерализма - чтобы российское общество как можно дольше не могло собраться, организоваться в эффективное государство, способное противостоять квазигосударствам и отстаивать собственные национальные интересы, воспроизводить традиционные ценности, выстраивать собственные стратегические цели и создавать механизмы для их достижения, осуществлять координацию и контроль за деятельностью всех негосударственных структур.

Поэтому не только такие агрессивные формы проявления частной и групповой активности, "вырвавшиеся наружу права", как терроризм и экстремизм, представляют мировую опасность, но и капитал, также ставший мировой и национальной опасностью.

Это, в частности, объясняет и то, что органы государственного контроля, надзора, правоохранительные органы находятся в двусмысленном положении: предназначены для защиты права, а какого государства - непонятно.

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных квазигосударств для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились в иванов, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными?

Но ответ иной: нужно вернуть России собственный цивилизационный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и ее динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры.

Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований.

Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, аксиологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере потому, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права... по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, "нормальный" строй общества". Именно то, каким должно быть нормальное общество, есть главный вопрос философии государства и права, и лишь затем - какими должны быть механизмы регулирования, роль и функции права. Поскольку право - это совокупность норм по обеспечению жизнедеятельности и развития, по достижению целей, оптимизации и совершенствования жизни, специфическое в каждой цивилизации, а не самостоятельная ценность, оторванная от жизни общества и государства в его конкретно-исторической и социально-культурной привязке. Если право помогает оптимизировать жизнь общества - оно выполняет свои функции, нет - не выполняет. Это должен быть основной критерий оценки эффективности права. Поэтому эволюция идет не в сторону некоего "правового государства", а в сторону повышения социально-культурной эффективности государства.

Для дополнительного примера сошлемся на сборник работ английского исследователя Дж. Грея. На протяжении всей книги он возражает тезису о том, что "...люди утратят свои традиционные привязанности и свою самобытность и "сольются" в единую цивилизацию, основанную на общечеловеческих ценностях и рациональной морали" на основе "бессодержательного кантианского либерализма", "абстрактной концепции человека, лишенного какой-либо культурной идентичности или наследия собственной истории", выведенной И. Кантом из природы индивида. В реальности человек не воспринимает и не позиционирует себя как абстрактного индивида, он включен в конкретные культурно-исторические общности, конкретный метафизический и культурный контекст.

Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И. Шлекина: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в послереформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как к само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских более предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - от культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, до чисто личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России.

Причем интрига в том, что начало такому ответу положено уже в неолиберальных философско-правовых концепциях 90-х годов XIX - начала XX в., столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении XIX в., краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях своих оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое".

В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия".

Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны.

Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит, есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и свобод (свободного воления личности), с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы, в том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы неолиберализма начала XX в.

Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Какие же ценности важны для обычного российского человека, человека-труженика, созидателя? Никто не возражает против личных прав и свобод, "свободы воли", "формального равенства прав". Но среди необходимых (витальных, жизненных) прав доминируют иные - право на жизнь, на безопасность, на эффективное саморазвитие, а значит, должны быть обеспечены реальные и полноценные еда, вода, жилье, одежда, безопасность, экология, профессия и знания, социальная защита и т.д. Важно отметить, что эти права личности не могут быть реализованы вне общества, вне контроля над распределением и потреблением материальных и идеальных благ. Поэтому коллективизм, созидательный труд, земля и материальные ресурсы, право человека на доступ к благам коллективной жизни, труду, ресурсам становятся витальными, первичными правами человека. Даже свобода хороша, когда есть разумная жизнь, когда она обеспечена в минимальных, необходимых для жизни и разумности размерах. Потому для большинства (народа) важнейшими являются коллективные ценности, в том числе безопасность, безопасное будущее. Поскольку в России нарушаются в первую очередь витальные, социальные (коллективные) права граждан, на протяжении вот уже нескольких столетий традиционно обеспечиваемые государством.

Причем на сегодня это особенно актуально, поскольку безопасность обычного человека не может быть обеспечена армией охранников, самолетами и другими средствами для эвакуации в безопасные места в случае внешних либо внутренних катаклизмов, размещением в подземных бункерах. Ничто не спасает от взрывов в метро или в самолетах. Уже не может быть гарантированным будущее детей и внуков. Защита от внешних и внутренних угроз для простого человека может быть обеспечена лишь посредством общих (государственных) усилий, т.е. безопасности общества, обеспечения национальных интересов страны.

Поэтому базовый пакет ценностей ("ценностная корзина") обычного человека включает в себя в первую очередь совокупность средств для осуществления и продолжения жизни, развития, семьи, ее будущего. Они никак не обеспечиваются "формальным равенством прав" - тем единственным, что гарантирует позитивное право. В такой ситуации особенно важным является тезис о ценности государства; тем более известно, что для русских в итоге государство всегда выступало как благо (А.П. Андреев).

Далее. Выше отмечалось, что в нашу эпоху влияние частного интереса в лице капитала (особенно финансового и ТНК), а также различных деловых и негосударственных структур обрело такое могущество, которое стало сопоставимо с государством, а порой оказывается сильнее него, что в этой связи давно пришла пора не "бежать от государства", как это происходило во времена крушения феодальных монархий и становления капитализма, а искать путей его сохранения, разработки системы "прав государства". На первых порах неизбежны (и даже необходимы) "перегибы" в восстановлении статуса государства как системы общественного управления в России. В перспективе же путь лежит к построению общества, в котором будут гармонично сочетаться личные и общественно-государственные интересы, необходимость чего поняли русские философы уже в XIX в. (особо отметим, что именно эту позицию проводили и Вл. Соловьев, и неолиберальные философы). Сегодня стремление к гармонии интересов общества и личности настойчиво требует защитить права общества и государства от агрессивных действий со стороны частных лиц, создавших собственные империи. Впору говорить об уравновешивании буржуазной "Декларации прав человека и гражданина" 1789 г. Декларацией прав наций, обществ и государств.

В западном мире государство и власть всегда были "зверем" по отношению к народу, неизмеримо более жестким, чем в России, в которой государство было и остается "отечеством" и "родиной-матерью".

Некоторые основные штрихи дальнейших разработок российской философии государства и права:

- она должна основываться на антропологическом материализме и просвещении как мировоззрении, в наибольшей степени отвечающем большей части населения страны, на русской метафизике и метафизике примыкающих к ней культур;

- основой должен быть коллективизм (этика служения обществу и государству, этика долженствования против этики личной свободы), вытекающая отсюда специфика понимания роли и функций права, его зависимости от государства, доминанта прав коллективов (общин, трудовых коллективов, советов, территорий, государства как их представителей) и тех, что реально созидательным трудом над правами "абстрактного" индивида. Если для западного либерала "мои обязанности уничтожают меня как личность" (обязанности - это зло), то для нас, наоборот - "мои обязанности, труд во благо иного - создают меня как личность" (обязанности - это добро). Я - свободная волящая личность настолько, насколько я востребован, чем больше у меня обязанностей, тем более я личность, человек. И главная обязанность - обязанность служить обществу и государству, право - служить добровольно и самоотверженно. Право общества - принуждать служить. Не индивидуальная, а коллективная воля в России как доминанта;

- национально-государственная безопасность и национальная стратегия развития должны стать основными приоритетами, в том числе правовой стержень организации системы права, стратегические цели и традиционные цели должны быть организующим началом жизни, смыслом и задачей правотворчества. Право как механизм реализации целей управления - политики, планов, программ;

- базовые ценности - безопасность, порядок, справедливость, принуждение, долг и обязанность, свобода в реализации обязанностей служения, закон как защита и наказание, договорные отношения в международном праве.

Для разработки такой системы философии государства и права, системы государства и права на практике необходимы большие государственные научные центры, хотя бы соизмеримые по количеству и качеству с зарубежными.

Т.к. ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» является предприятием с нормальной платежеспособностью и на конец 2012г. на своем счету имеет 24102 тыс.руб. быстрореализуемых активов в лице денежных средств и краткосрочных финансовых вложений, которые составляют 117,82% всей кредиторской задолженности, а также с учетом успешного внедрения предложенных ранее мероприятий, которые позволят высвободить из оборота сводные денежные средства в размере 819 тыс.руб., что составляет 4% все кредиторской задолженности на конец 2012г.

Предлагаем погасить срочные обязательства ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС», такие как:

  1.  задолженность перед персоналом;
  2.  кредиторскую задолженность по которой начисляются проценты и т.д.

Возьмем условную величину данной кредиторской задолженности равную 50%.

В итоге внедрения данного мероприятия, кредиторская задолженность составит:

20453 – 20453*0,5 = 10228,5 тыс.руб.

Если ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» это будет экономически выгодно, то оно может погасить освободившимися денежными средствами вплоть до 100% кредиторской задолженности.

На заключительном этапе проведем подсчет эффективности предложенных мероприятий.

3.2 Расчет экономической эффективности предложенных мероприятий

Для проведения анализа экономической эффективности проведенных мероприятий по снижению стоимости запасов товарно-материальных ценностей, а так же по снижению объема дебиторской задолженности и кредиторской задолженности для улучшения управления денежными потоками ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» воспользуемся построением сравнительной таблицы показателей финансового состояния 16.

1. Об абстрактности и конкретности философии государства и права.

Попытки создать "философию права" как некую универсальную и всеобщую конструкцию, исходящую из каких бы то ни было оснований - антропологического материализма, объективного или субъективного идеализма, экзистенциализма или позитивизма, - на протяжении более чем двух столетий в Европе и России оказались несостоятельными. Оказалась не более чем иллюзией и сознательно разработанным мифом попытка представить право и полный свод "правильных законов" как способ решить все основные задачи по регулированию общественной жизни, как планетарную панацею, увидеть в нем "единственную силу", "которая может остановить и повергнуть насилие и бесовское исчадие - терроризм", доходящую до фетишизации права и поиска "мирозданческой тайны права".

Не спасает положение даже более глубокая и верная по сути поправка в определении объекта и предмета исследования, существенно приближающая к истине уже в самой постановке, - понимание данного направления исследования, совокупной проблематики и искомой концепции как "философии государства и права", которая в каком-либо универсальном виде также не осуществилась. Попытки выдать за них учение (или интерпретацию учения) какого-либо мыслителя на поверку оказываются не более чем попыткой, вновь и вновь превозносящей одну из теоретических моделей, вырастающей на основе метафизических оснований мировоззрения того или иного культурного слоя или социальной группы в их историческом контексте - вне зависимости от декларируемых самим автором либо его последователями претензий на универсальность и всеобщность, на особые философско-методологические платформы и приемы.

Ввиду того что словосочетания "философия права", "философия государства и права" в настоящее время устоялись и закреплены, в том числе официально, в названии учебных дисциплин, автор сознательно использует эти понятийные конструкции для обозначения соотнесенности собственных исследований с данным проблемным полем, при этом отчетливо осознавая дискуссионность даже самих этих наименований научного направления. Если уточнить смысл и предназначение философского дискурса в предложенном отношении, то точнее было бы говорить о "философии Российского государства" в сочетании всех компонентов его бытия - природного бытия, экономики, политики, права, науки, морали и остальных аспектов духовной культуры.

Причин такого положения дел множество. Но ключевая, на наш взгляд, одна. Эта причина заключается в многомерности природы человека, которая в современной философии и науке понимается как трехкомпонентная биопсихосоциальная целостность. Данное утверждение сегодня предстает как научный факт, который обоснован всем спектром естественных и социально-гуманитарных наук и не может быть ни опровергнут, ни проигнорирован ни одной наукой о природе и человеке. Причем данное утверждение верно на всех трех уровнях понимания человека: человека - личности, человека - общества - культуры, человека - человечества. Данная истина в принципе понятна науке уже как минимум столетие, а многие философы осмысляли и использовали это как философский факт с самых древних времен.

Уточним, что в данном понимании биологического "снимаются" (в гегелевском, диалектическом смысле) физический и химический уровни организации материи; понимание психического интегрирует в себе все уровни организации психики - от нейробиологии, психофизиологии, психологии высшей нервной деятельности до собственно интеллекта (разума), в том числе в его коллективных формах; понимание социального объемлет собой одновременно все его аспекты, сущностью которых в данном отношении являются диалектические принципы, в первую очередь принцип целостности социально-культурного бытия и принцип единства общего и особенного (индивидуального) в человеке, раскрываемый: а) на уровне антропности (сходство-различие человека как вида и одновременно как многоразличия рас, этносов, индивидов); б) на уровне цивилизационно-культурной идентичности, включая метафизический уровень и в) в историческом аспекте осуществления социального бытия (сходство-различие исторических путей и этапов становления различных человеческих культур и общностей).

Ввиду необходимости в данной статье акцентов на различиях и во избежание обвинений в радикальном онтологическом и гносеологическом релятивизме, подчеркнем понимание дихотомии "сходства-различия" с той стороны, что, несмотря на различия, люди по природе, естественно, имеют единство и сходства и поэтому, в частности, мы согласны с одним из принципиальных оснований идеологии Просвещения, что все люди равны и все они люди, которые должны считаться таковыми и имеют право рассчитывать на такое отношение со стороны других людей.

Вернемся к различиям. Есть все основания считать приведенный обобщенный крупнейший научный факт первичным методологическим основанием для всего комплекса социально-гуманитарного знания и для каждого его отдельного направления (аспекта философии либо конкретной науки). Причем безотносительно к принципиальным метафизическим, мировоззренческим и иным системообразующим основаниям философских направлений и школ, а также к научным теориям и моделям, коль скоро последние претендуют на научную истину. Отсюда с непреложностью вытекает вывод: как не существует абстрактного "человека вообще", так не существует абстрактного и единственного "абсолютно истинного" и "универсального" решения каких бы то ни было социально-культурных проблем.

Из данного факта (одновременно базового методологического основания) вытекает несколько общих и частных следствий, основные из которых таковы:

Следствие 1. Всякая и каждая личность социокультурна и тем самым включена в тот или иной метафизический и мировоззренческий контекст. Не бывает над- или внекультурных личностей, как не бывает "общечеловеческих" или "космополитических" личностей. Как правило, такие личности (идеологии) либо сознательно скрывают собственную метафизическую и мировоззренческую принадлежность, либо не способны ее осмыслить как целостность (принять, следовать ей и т.д.), либо вырывают собственные взгляды из мировоззренческих контекстов (групповые версии идеологии). Одновременно признание данного общего факта не означает автоматического отнесения конкретного индивида, группы, общества, культуры к тем или иным основаниям, то есть наличия либо отсутствия их сходств либо различий с другими индивидами, группами, обществами, культурами соответственно.

Следствие 2. Социально-культурные образования также несут в себе дихотомию "сходства-различия" и потому требуют как в понимании, так и в практике регулирования общественной жизни, социального управления самостоятельного (конкретного) подхода. Цивилизационная идентичность и целостность не позволяют переносить (привносить) абстрактные (вырванные из культурного контекста) отдельные стороны жизни общества, механизмов их регулирования без ущерба для целого. Понятно, что и Россия столь же специфична и внутренне органически целостна, как и другие культуры.

Об этом за два столетия написано очень много работ, проблема обсуждена практически со всех сторон и с разных мировоззренческих позиций, хотя дискуссии постоянно продолжаются.

Следствие 3. В случае если приведенный научный факт игнорируется, то мы имеем дело с ненаучной или несовременной системой мировоззрения (философией, мифологией, религией) либо с идеологией, базирующейся на одном из данных мировоззрений либо возникающей как совокупность мировоззренчески не обоснованных претензий и интересов индивидов либо социальных групп.

В отношении проблем права для доказательства этого достаточно беглого непредвзятого взгляда на проблему сквозь призму компаративизма.

Закономерно в этой связи изучение "правовых семей". Этот аспект присутствует в том числе в учебниках по теории государства и права, правда лишь в качестве иллюстрационных заключительных разделов, тогда как это должно быть первым ключевым основанием осмысления всякой конкретной социально-культурной (цивилизационной) данности. Для нас в особенности важен следующий вывод: центральным, фундаментальным принципом социальной организации западной цивилизации является право, "но этого нельзя сказать о других цивилизациях", более того, "неуниверсальность права должна поставить под вопрос обязательность существования права везде и всегда".

Начнем с многократно доказанного в теории и практике государственного строительства России на протяжении двух столетий и понятого подавляющим большинством русских мыслителей утверждения о том, что буржуазный либерально-правовой путь опасен, чужд для России, разрушителен для ее цивилизации (и материальной, и духовной культуры), для сущности ее государственности и механизмов социального регулирования. Эта констатация стала уже почти банальной и не обсуждается в серьезных философских и научных кругах, хотя научные аргументы продолжают замалчиваться и тонуть в мифах, идеологемах, потоках клеветы и лжи. Небанальным с научной точки зрения остается лишь вопрос о причинах продолжения этой политики на практике и идеологии в теории.

Ключевым триединым тезисом, который обосновывается в данном подразделе статьи, является утверждение о том, что: 1) интересы субъектов реальной власти ("элит") и части интеллектуалов в современной России не совпадают с интересами страны и народа, они имеют жизненные ценности, цели, стратегии, отличные от нашей цивилизации и чуждые ей, они - иные (чужие); 2) именно эти субъекты продуцируют идеологию прозападного государственно-правового развития, которая в качестве теоретической базы включает в себя философию права и либерально-рыночную экономику; 3) но эти концепции являются не наукой, а в лучшем случае - историей западной культуры, в худшем - камуфлирующей идеологией, способствующей реализации интересов указанных элит.

Именно в этом заключается истинный причинный комплекс существующей социально-культурной и интеллектуальной динамики.

Настаиваем на термине "интеллектуалы", поскольку внекультурность, исключенность именно из российской национально-государственной культуры, определяет отличие этого слоя интеллектуальных работников от российской интеллигенции, всегда выступавшей с позиций национальной традиции, на стороне собственного народа, интересов своей страны.

Предельно кратко разберем теоретические основания прозападной философии права. В его основе лежит свободная воля индивида, урожденная свобода, права человека, данные по рождению, формальное равенство, декларируемая справедливость (которую упаси бог рассматривать как фактическое равенство, поскольку такой подход - это наследие "проклятого тоталитарного социализма"). Вслед за ними строятся общечеловеческие ценности, трактуемые как общепринятые, элементарные этические требования. Причем обычно общечеловеческие ценности трактуются как соответствующие основным началам христианской культуры (заповедям Христа) и, что еще чудеснее, трактуются как однопорядковые по моральным ценностям с культурами конфуцианства, буддизма, ислама, как представляет, например, С.С. Алексеев. Хотя при этом, по мысли сторонников позитивного права, одновременно должно быть обеспечено абсолютное верховенство права в регулировании общественной жизни, а "...идея приоритета морали над правом может вести и на практике ведет к ряду негативных последствий - к утверждению идей патернализма, вмешательства всесильного государства во имя идей добра и справедливости в частную жизнь, милости вместо строгого права и правосудия". Относительно государства позиция однозначна - для России нужно ослабление государственного начала, преодолевающее тоталитаризм, а государственность фактически рассматривается как зло и противопоставляется правам личности.

Откуда берутся эти теоретические положения, рассматриваемые фактически как постулаты? Наиболее теоретически сложные - из концепций И. Канта, Г. Гегеля, некоторых идей русских либеральных правоведов. Они представляются как некие универсальные философские конструкции, вскрывающие некие абсолютные истины.

Соглашаясь с гениальностью многих мыслителей прошлого, зададимся вопросом: а что же представляют собой эти концепции? Действительно ли все их компоненты содержат в себе абсолютную и универсальную истину? Со всей очевидностью - нет. Да, они несут в себе множество достаточно универсальных идей, но в первую очередь - методологических (как исследовать?), а отнюдь не содержательно-концептуальных, что отмечалось уже ближайшими современниками, и не одним лишь К. Марксом. В содержательном же плане это в первую очередь гениальное отражение своей эпохи и своей культуры.

Так, если внимательно изучать Гегеля, становится понятным, что он - наиболее глубокий теоретик мировоззрения (и метафизики) протестантизма, задолго до М. Вебера понявший сущность этого духовного явления и его потенциал для культурного прорыва Европы и Германии той эпохи. Протестантизм и его философию лучше всего выразил и обосновал культурный запрос индивидуализма, буржуазии, который ранее обосновывался Д. Юмом, Д. Локком, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и другими мыслителями, стержнем культурного выбора которого стали "жизнь, свобода, собственность" (воспетые еще Локком константы буржуазного государства).

Обобщим: базовыми (и доминантными) основаниями либеральной конструкции являются индивидуализм, личность, ее свобода и свободная воля, права человека, формальное равенство, система права, гражданское общество, правовое государство. Вопрос: а что, к этому сводится набор базовых потребностей всякого человека? Нет. Это набор потребностей определенной "породы" человека, которую А.А. Зиновьев назвал "западоидами", причем, уточним, для той их категории, которая достаточно социально обеспечена. То есть для человека, который решил проблемы с обеспечением себя, семьи (порой на поколения вперед), теперь как воздух нужна "свобода от" общества, от государства и государственного контроля в особенности. Ему даже не нужно будущее, не нужно время. Такой человек хочет и готов "остановить время" (в точности фаустовское "остановись мгновенье, ты прекрасно"). Ему нужно законсервировать бытие, сжать его в тисках постоянства. Единственное, что в этом постоянстве должно прирастать, - это прибыль и власть богатства и богатых. Одновременно (и закономерно) этот человек перестает нести в себе "свободу для", не только примитивизируя собственное бытие, но и создавая ситуацию расчеловечивания человека в обществе, транслируя такие ценности и ценностные ориентации, которые губительны, разрушительны для личности и цивилизации, как собственным примером, так и направлениями собственной деятельности (в том числе информационно-идеологической) ведя к деградации западного человека.

Правда, уже у Гегеля (и не только у него, если вспомнить идеи И.Г. Фихте о патриотизме) встречаются положения о том, что "личностью" (персоной) может быть не только человеческий индивид, но и народ, государство, что, естественно, не принимается во внимание современными либеральными теоретиками.

Есть и другая сторона медали - отношение такого человека-индивида к остальному миру, к обществу, к государству. Реальным социальным устремлением либерализма, лживо прикрываемого "демократией" и "правами человека", является элитаризм, его природа и истинная цель - буржуазная элитократия и сопутствующее ему буржуазное право, преследующее две цели: сохранить власть элит и их собственность и защитить их от народа.

Поэтому ничего удивительного в том, что в России, где носителей такого мировоззрения меньшинство, процедуры принятия законов, проведения референдумов, выборов сегодня исключают возможности свободного волеизъявления подавляющего большинства народа. Происходит делегитимизация права, создана система "правонарушающего законодательства".

Аналогичное понятие встречается и у сторонника либеральной теории права В.С. Нерсесянца в его "Философии права", который, однако, несправедливо связывал правонарушающее законодательство исключительно с "советским тоталитаризмом". В Российском "правовом государстве" наблюдается даже тоталитаризм в еще более жесткой и циничной форме, антинациональной, антигосударственной, отрицающей сам смысл государства. Для иллюстрации: можно прочесть советско-критические разделы работ С.С. Алексеева, В.С. Нерсесянца, просто поменяв "советский" на "либеральный" - и мы с удивлением заметим, что в выводах и пафосе ничего не изменится.

Над и вне права в мире стоят ТНК и мировые финансовые институты, которые реально управляют подконтрольными государствами, их ресурсами и их экономиками, но лишь для собственных интересов.

Продолжим. Откуда исходит прямо-таки негодующая злость со стороны некоторых интеллектуалов и представителей элиты по отношению к государству, особенно к советскому, стремление разгосударствить все, что можно, вывести все из-под контроля государства и поставить под контроль некоего внегосударственного права? Причем эти требования идут в том числе со стороны носителей государственной власти.

Эта злость исходит не от нелюбви к государству как таковому, ибо сильное и эффективное государство есть благо, с чем соглашаются даже западные либералы. Эта злость исходит от нелюбви всего народно-демократического и советского, стремления заменить их элитарным буржуазно-либеральным мироустройством, а вовсе не от нелюбви к государству вообще. Эта критика абсолютно идеологична, а с "теоретико-научной" позиции - абстрактна и ненаучна. Сами же подобные умонастроения коренятся в различии и даже противоположности целей, ценностей и интересов некоторых групп "элит" (клановых, властных, олигархических, этнических, родовых, в том числе дореволюционных, дворянских, барских, вспомнивших сейчас о себе) национально-государственным и общественным (народным) целям, ценностям и интересам, из стремления "элит" к элитарным привилегиям, из их антинародности (которая уже породила в свое время гражданскую войну).

Основной источник этого противостояния в том, что негосударственные финансовые, экономические, политические и общественные системы в XX в. стали соизмеримы и порой превосходят по мощи и эффективности государственные системы управления. Они имеют собственные интересы и диктуют их даже государствам, навязывая свою волю. Таких субъектов частной и корпоративной деятельности достаточно много. Поскольку в России они постоянно остаются в тени, выделим этих носителей негосударственных, иногосударственных и антигосударственных интересов, противодействующих национально-государственным интересам и государственной самостоятельности (в том числе России), обеспечению национальной безопасности как внутри самой страны, так и за ее пределами, всячески блокирующих повышение эффективности системы национальной безопасности и ее развитие, защищенность как от внешних угроз (армия и внешняя разведка), так и от внутренних (правоохранительная и контрразведывательная деятельность). Эти субъекты уже давно не некая тайная и безымянная идеологическая "пятая колонна", а вполне определенные социальные субъекты и типы субъектов, а именно:

- конкретные представительства тайных и явных зарубежных деловых и политических структур, реализующих интересы и установки западного (особенно англо-американского) и восточного (особенно китайского) миров на территории России;

- крупнейшие отечественные хозяйствующие и финансовые субъекты регионального, национального и мирового масштаба (ТНК, финансовые центры), интересы которых не совпадают или противоположны национально-государственным;

- представители многих некоренных этнических групп, поделившие экономические сферы в разных регионах страны и, мягко говоря, не исповедующие российского государственного патриотизма по разным причинам (нахождение национальных территорий за пределами России, доминирование родоплеменных и этнических ценностей над ценностями государства, включенность в мировые надгосударственные этнические и религиозные структуры, демонстративный космополитизм, "обида и месть" Российскому государству за те или иные исторические ситуации и т.д.);

- криминальные и теневые структуры, поглотившие до половины экономики страны;

- большинство средств массовой информации, включенных в "деловой оборот" и имеющих как собственные корпоративные деловые интересы, так и "деловые обязательства" перед "партнерами" либо "хозяевами";

- достаточно узкий слой российских носителей откровенно антироссийских убеждений, ориентирующихся на ценности других культурных миров (в первую очередь на либеральные ценности Запада), в своей деятельности опирающихся на интеллектуальные разработки западных научных центров и используемых западными политическими и экономическими кругами для организации и лоббирования антироссийской деятельности.

Представители всех этих групп и слоев ведут себя, естественно, не как дети и хозяева своей страны, но при этом - даже не как гости, а как завоеватели и разбойники, т.е. бесцеремонно, варварски, скрытно, не думая о будущем страны. Численность этих сообществ составляет от силы 1 - 3% от общей численности населения страны.

Фактически в современной России образовалось несколько квазигосударств, которые подчинили себе Российское государство. Это "государства" власти, "государства" бизнеса, "государства" нетрадиционных для России этносов, "государства" криминала. Этим квазигосударствам противостоит российский народ, оставшийся в слабом и постоянно еще более ослабляемом государстве. Причем в указанных квазигосударствах, которые весьма тесно переплетены между собой, исчезающе мала доля русского населения и представителей других коренных этносов (в первую очередь тюркских и финно-угорских). Но при этом квазигосударства на территории России имеют все атрибуты государства: собственные территории (для жизни - "Рублевка" у власти и богатых, ограничена заборами и охраной, включая "народную милицию"; для работы - офисы; для добычи, переработки и транспортировки ресурсов - некоторые другие территории), свое население (господа и слуги), субкультуру, органы власти и управления (интегрированные в международные политические и деловые круги), систему регулирования (собственное право). Аналогично в криминальных квазигосударствах, этнических квазигосударствах, представленных различными по активности диаспорами.

У представителей квазигосударств появилось право нарушать права других, право как систему законов, получить свободу от традиционных способов социального регулирования, даже от исполнения норм права и соблюдения прав других граждан, создаваемых ими самими. Кстати, именно этим объясняются причины снятия с повестки "философии государства" в пользу негосударственной "философии права" в современной России - страх перед регулирующими функциями государства по отношению к квазигосударствам.

Именно эти группы заинтересованы в распространении корпоративных норм: ценностей богатых на все общество, чтобы сделать все общество заложником реализации норм и ценностей и целей богатых; собственных этнических ценностей, чтобы общество не отторгало их; идеологии индивидуализма, элитаризма и либерализма - чтобы российское общество как можно дольше не могло собраться, организоваться в эффективное государство, способное противостоять квазигосударствам и отстаивать собственные национальные интересы, воспроизводить традиционные ценности, выстраивать собственные стратегические цели и создавать механизмы для их достижения, осуществлять координацию и контроль за деятельностью всех негосударственных структур.

Поэтому не только такие агрессивные формы проявления частной и групповой активности, "вырвавшиеся наружу права", как терроризм и экстремизм, представляют мировую опасность, но и капитал, также ставший мировой и национальной опасностью.

Это, в частности, объясняет и то, что органы государственного контроля, надзора, правоохранительные органы находятся в двусмысленном положении: предназначены для защиты права, а какого государства - непонятно.

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных квазигосударств для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились в иванов, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными?

Но ответ иной: нужно вернуть России собственный цивилизационный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и ее динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры.

Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований.

Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, аксиологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере потому, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права... по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, "нормальный" строй общества". Именно то, каким должно быть нормальное общество, есть главный вопрос философии государства и права, и лишь затем - какими должны быть механизмы регулирования, роль и функции права. Поскольку право - это совокупность норм по обеспечению жизнедеятельности и развития, по достижению целей, оптимизации и совершенствования жизни, специфическое в каждой цивилизации, а не самостоятельная ценность, оторванная от жизни общества и государства в его конкретно-исторической и социально-культурной привязке. Если право помогает оптимизировать жизнь общества - оно выполняет свои функции, нет - не выполняет. Это должен быть основной критерий оценки эффективности права. Поэтому эволюция идет не в сторону некоего "правового государства", а в сторону повышения социально-культурной эффективности государства.

Для дополнительного примера сошлемся на сборник работ английского исследователя Дж. Грея. На протяжении всей книги он возражает тезису о том, что "...люди утратят свои традиционные привязанности и свою самобытность и "сольются" в единую цивилизацию, основанную на общечеловеческих ценностях и рациональной морали" на основе "бессодержательного кантианского либерализма", "абстрактной концепции человека, лишенного какой-либо культурной идентичности или наследия собственной истории", выведенной И. Кантом из природы индивида. В реальности человек не воспринимает и не позиционирует себя как абстрактного индивида, он включен в конкретные культурно-исторические общности, конкретный метафизический и культурный контекст.

Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И. Шлекина: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в послереформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как к само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских более предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - от культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, до чисто личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России.

Причем интрига в том, что начало такому ответу положено уже в неолиберальных философско-правовых концепциях 90-х годов XIX - начала XX в., столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении XIX в., краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях своих оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое".

В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия".

Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны.

Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит, есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и свобод (свободного воления личности), с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы, в том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы неолиберализма начала XX в.

Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Какие же ценности важны для обычного российского человека, человека-труженика, созидателя? Никто не возражает против личных прав и свобод, "свободы воли", "формального равенства прав". Но среди необходимых (витальных, жизненных) прав доминируют иные - право на жизнь, на безопасность, на эффективное саморазвитие, а значит, должны быть обеспечены реальные и полноценные еда, вода, жилье, одежда, безопасность, экология, профессия и знания, социальная защита и т.д. Важно отметить, что эти права личности не могут быть реализованы вне общества, вне контроля над распределением и потреблением материальных и идеальных благ. Поэтому коллективизм, созидательный труд, земля и материальные ресурсы, право человека на доступ к благам коллективной жизни, труду, ресурсам становятся витальными, первичными правами человека. Даже свобода хороша, когда есть разумная жизнь, когда она обеспечена в минимальных, необходимых для жизни и разумности размерах. Потому для большинства (народа) важнейшими являются коллективные ценности, в том числе безопасность, безопасное будущее. Поскольку в России нарушаются в первую очередь витальные, социальные (коллективные) права граждан, на протяжении вот уже нескольких столетий традиционно обеспечиваемые государством.

Причем на сегодня это особенно актуально, поскольку безопасность обычного человека не может быть обеспечена армией охранников, самолетами и другими средствами для эвакуации в безопасные места в случае внешних либо внутренних катаклизмов, размещением в подземных бункерах. Ничто не спасает от взрывов в метро или в самолетах. Уже не может быть гарантированным будущее детей и внуков. Защита от внешних и внутренних угроз для простого человека может быть обеспечена лишь посредством общих (государственных) усилий, т.е. безопасности общества, обеспечения национальных интересов страны.

Поэтому базовый пакет ценностей ("ценностная корзина") обычного человека включает в себя в первую очередь совокупность средств для осуществления и продолжения жизни, развития, семьи, ее будущего. Они никак не обеспечиваются "формальным равенством прав" - тем единственным, что гарантирует позитивное право. В такой ситуации особенно важным является тезис о ценности государства; тем более известно, что для русских в итоге государство всегда выступало как благо (А.П. Андреев).

Далее. Выше отмечалось, что в нашу эпоху влияние частного интереса в лице капитала (особенно финансового и ТНК), а также различных деловых и негосударственных структур обрело такое могущество, которое стало сопоставимо с государством, а порой оказывается сильнее него, что в этой связи давно пришла пора не "бежать от государства", как это происходило во времена крушения феодальных монархий и становления капитализма, а искать путей его сохранения, разработки системы "прав государства". На первых порах неизбежны (и даже необходимы) "перегибы" в восстановлении статуса государства как системы общественного управления в России. В перспективе же путь лежит к построению общества, в котором будут гармонично сочетаться личные и общественно-государственные интересы, необходимость чего поняли русские философы уже в XIX в. (особо отметим, что именно эту позицию проводили и Вл. Соловьев, и неолиберальные философы). Сегодня стремление к гармонии интересов общества и личности настойчиво требует защитить права общества и государства от агрессивных действий со стороны частных лиц, создавших собственные империи. Впору говорить об уравновешивании буржуазной "Декларации прав человека и гражданина" 1789 г. Декларацией прав наций, обществ и государств.

В западном мире государство и власть всегда были "зверем" по отношению к народу, неизмеримо более жестким, чем в России, в которой государство было и остается "отечеством" и "родиной-матерью".

Некоторые основные штрихи дальнейших разработок российской философии государства и права:

- она должна основываться на антропологическом материализме и просвещении как мировоззрении, в наибольшей степени отвечающем большей части населения страны, на русской метафизике и метафизике примыкающих к ней культур;

- основой должен быть коллективизм (этика служения обществу и государству, этика долженствования против этики личной свободы), вытекающая отсюда специфика понимания роли и функций права, его зависимости от государства, доминанта прав коллективов (общин, трудовых коллективов, советов, территорий, государства как их представителей) и тех, что реально созидательным трудом над правами "абстрактного" индивида. Если для западного либерала "мои обязанности уничтожают меня как личность" (обязанности - это зло), то для нас, наоборот - "мои обязанности, труд во благо иного - создают меня как личность" (обязанности - это добро). Я - свободная волящая личность настолько, насколько я востребован, чем больше у меня обязанностей, тем более я личность, человек. И главная обязанность - обязанность служить обществу и государству, право - служить добровольно и самоотверженно. Право общества - принуждать служить. Не индивидуальная, а коллективная воля в России как доминанта;

- национально-государственная безопасность и национальная стратегия развития должны стать основными приоритетами, в том числе правовой стержень организации системы права, стратегические цели и традиционные цели должны быть организующим началом жизни, смыслом и задачей правотворчества. Право как механизм реализации целей управления - политики, планов, программ;

- базовые ценности - безопасность, порядок, справедливость, принуждение, долг и обязанность, свобода в реализации обязанностей служения, закон как защита и наказание, договорные отношения в международном праве.

Для разработки такой системы философии государства и права, системы государства и права на практике необходимы большие государственные научные центры, хотя бы соизмеримые по количеству и качеству с зарубежными.

Таблица 16 - Показатели финансового состояния ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» после внедрения предложенных мероприятий

Показатели

2012г.

Прогноз

Отклонение

Внеоборотные активы

0

0

0

Оборотные активы

25467

16129,5

-9337,5

дебиторская задолженность

1365

546

-819

финансовые вложения

24100

14690,5

-9409,5

денежные средства

2

893

+891

Собственный капитал

5010

5901

+891

Долгосрочные обязательства

0

0

0

Краткосрочные обязательства

20457

10228,5

-10228,5

Как видно из представленных данных, в итоге внедрения предложенных мероприятий все главные показатели ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» значительно увеличились. Это приводит к тому, что существенно оптимизируются показатели ликвидности.

На рисунке 17, представлены показатели финансового состояния ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» после внедрения предложенных мероприятий.

Рис. 17. Показатели бухгалтерского баланса ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» после внедрения предложенных мероприятий

В таблице 17 проведем расчет показателей ликвидности, с учетов предложенных мероприятий.

Таблица 17 - Сравнительные показатели ликвидности

Показатели

Факт 2012г.

Прогноз

Отклонение

Текущая ликвидность

1,24

1,58

0,34

Быстрая ликвидность

1,24

1,58

0,34

Абсолютная ликвидность

1,18

1,5

0,34

Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами

0,20

0,37

0,17

Для улучшения управления финансами ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС»  необходимо применять предложенные мероприятия, так как они обеспечивают оптимальную ликвидность и платежеспособность баланса и позволяет ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» улучшить финансовое состояние.

Показатели ликвидности существенно увеличились, что говорит о улучшении платежеспособности ООО «ПАРИТЕТ ПЛЮС» в будущих периодах, на рисунке 18 показано наглядно изменение данных показателей.

Рис.18. Показатели ликвидности после внедрения предлагаемых мероприятий

В таблице 18 представлен расчет влияния предложенных мероприятий на показатели деловой активности.

Таблица 18 - Сравнительная таблица деловой активности

Название показателя

Сумма, тыс.руб.

Изменения, (+,-)

2011 год

После внедрения мероприятий

Коэффициент оборачиваемости оборотного капитала

2,03

3,21

1,18

Коэффициент оборачиваемости дебиторской задолженности

37,89

94,73

56,84

Коэффициент оборачиваемости кредиторской задолженности

2,53

5,06

2,53

Продолжительность одного оборота оборотного капитала