39541

Гражданско-правовая характеристика и практическое применение гражданско-правовых норм касающихся недействительных сделок

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В 1 главе рассматриваются понятие и основания недействительности сделок, рассматриваются понятия ничтожности и оспоримости сделки, а также основания недействительности части сделки. Во 2 главе дается характеристика различных пороков сделок. В 3 главе – правовые последствия признания сделок недействительными. В каждой главе приводятся примеры из судебной практики.

Русский

2013-10-07

337 KB

11 чел.

СОДЕРЖАНИЕ

[1] СОДЕРЖАНИЕ

[2] ВВЕДЕНИЕ

[3] Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва

[4] 1. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛКИ

[4.1] 1.1. Понятие и основания недействительности сделки

[4.2] 1.2. Ничтожность (абсолютная недействительность) сделки

[5] Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва

[6] Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва

[7] Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва

[7.1] 1.3. Оспоримость (относительная недействительность) сделок

[7.2] 1.4. Недействительность части сделки

[8] 2. ПОРОКИ СДЕЛОК

[8.1] 2.1. Сделки с пороками субъектного состава

[9] Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва

[9.1] 2.2. Сделки с пороками воли

[9.2] 2.3. Сделки с пороками формы.

[9.3] 2.4 Сделки с пороками содержания.

[9.4] 3.3. Ограничения применения общих правил о последствиях недействительности сделок

[10] ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[11] БИБЛИОГРАФИЯ

[11.1] Нормативные акты

[12]  

[12.1] Научная литература

[12.2] Материалы судебной практики

ВВЕДЕНИЕ

В системе юридических фактов, лежащих в основе возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений, наиболее значительное место занимают сделки, поскольку именно они чаще всего порождают отношения частноправового характера между субъектами.

Гражданско-правовой институт сделки (гл. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации1, далее ГК РФ), являющийся составной частью общих положений гражданского права, представляет собой необходимое звено правового регулирования гражданского оборота, которое связывает между собой вещное и обязательственное право, так как именно благодаря сделкам, порождающим обязательственные правоотношения, в большинстве своем приобретаются вещные права.

Конституция Российской Федерации 1993 года закрепила принцип «свободы экономической деятельности» (ч.2 ст.8). В соответствии с частью 1 статьи 34 Конституции РФ «Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности». Отношения между лицами, осуществляющими такую деятельность, регулируются гражданским законодательством (п. 1 ст. 2 Гражданского Кодекса РФ). Основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей служат юридические факты, с которыми закон и иные правовые акты связывают соответствующие последствия. В статье 8 ГК РФ содержится перечень таких оснований. С точки зрения гражданского законодательства предпринимательская и иная экономическая деятельность может быть представлена как совершение различного рода сделок.

Однако, осуществление принципа «свободы экономической деятельности» не должно нарушать права, свободы и законные интересы других лиц2, а также основы правопорядка и нравственности. С этой целью законом предусматриваются определенные ограничения при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности. Сделки должны совершаться в строгом соответствии с законом, иначе возникают основания для признания их недействительными.

Институт сделки, помимо норм о действительных сделках, содержит положения о недействительных сделках, правовая природа которых вызывает научный и практический интерес в силу того, что согласно п.1 ст. 167 ГК РФ они не влекут юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с их недействительностью. Однако лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.3

Поскольку субъекты недействительных сделок не достигают желаемых ими результатов вследствие применения к возникшему между ними правоотношению государственного принуждения, которое юридически аннулирует это правоотношение, действия, подпадающие под состав недействительной сделки, являются неправомерными.

Подавляющее большинство подобных неправомерных действий обладают признаками правонарушений и наносят вред как стабильности гражданского оборота в целом, так и правам и законным интересам его участников.

Признание сделки недействительной и применение  последствий ее недействительности, являясь одним из способов защиты гражданских прав (ст.12 ГК РФ), служит положительным фактором для защиты, как правило, слабой стороны в сделке. Однако, с  другой  стороны, наличие обстоятельств, которые могут явиться основаниями для признания сделки недействительной, вносит неопределенность в вопросе наличия соответствующего гражданского правоотношения между сторонами, что может быть дестабилизирующим фактором при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

Выбор данной темы дипломной работы обусловлен, прежде всего, необходимостью знания, понимания и применения  указанных  норм  в целях защиты нарушенных или оспоренных гражданских прав и в целях успешного осуществления предпринимательской и иной  экономической деятельности.

Актуальность темы состоит в том, что сделки являются одним из распространенных оснований возникновения, изменения или прекращения гражданских правоотношений. Сделки играют огромную роль в гражданском праве. Об этом говорит хотя бы то, что ежедневно в мире заключаются сотни миллионов сделок. Сделки являются одним из наиболее распространённых юридических фактов. Физические лица ежедневно заключают сделки, на основе которых им продают товары, оказывают услуги, выполняют работы. И продолжается это в течение всей жизни человека – от рождения до самой смерти. Правовое регулирование сделок является одной из важнейших задач частного права.

Основные задачи моей дипломной работы:

рассмотреть понятие недействительных сделок, деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые, определить правовую природу оспоримых и ничтожных сделок, рассмотреть насколько оправдано их выделение в самостоятельные правовые категории, рассмотреть особенности сделок с теми или иными пороками, а также правовые последствия недействительности сделок.

Целью данной работы является наиболее полно и конструктивно исследовать и изучить гражданско-правовую характеристику и практическое применение гражданско-правовых норм касающихся недействительных сделок.

Все нормы о недействительности сделок  можно  объединить  в общую часть: понятие недействительных сделок, общие  основания  и последствия недействительности сделок, пороки сделок, а также сроки исковой давности по недействительным сделкам; и особенную часть: специальные основания и последствия недействительности сделок.

Исходя из этого построена и структура дипломной работы. В 1 главе рассматриваются понятие и основания недействительности сделок, рассматриваются понятия ничтожности и оспоримости сделки, а также основания недействительности части сделки. Во 2 главе дается характеристика различных пороков сделок. В 3 главе – правовые последствия признания сделок недействительными.  В  каждой главе приводятся примеры из судебной практики.

1. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛКИ

1.1. Понятие и основания недействительности сделки

Одним  из оснований возникновения гражданских  правоотношений являются, в соответствии с п.1 ст.8 Гражданского Кодекса  РФ, сделки. По определению (ст.153 ГК РФ) "сделками  признаются  действия граждан и юридических  лиц, направленные  на  установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей". Сделки должны обладать, таким образом, совокупностью признаков, по наличию или  отсутствию  которых  конкретный  юридический  факт признается сделкой.

Сделки выступают в качестве одного из важнейших юридико-фактических оснований возникновения, изменения или прекращения гражданских правоотношений, что, в свою очередь, обусловливает повышенное внимание к анализу их правовой природы, отличительных признаков, условий их действительности, оснований недействительности и др.

Совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих сделки, образует один из важных институтов гражданского права. По своей структуре институт сделки делится на две части - общую и специальную. Нормы специальной части касаются отдельных видов сделок и сосредоточены главным образом в разделе III "Обязательственное право" ГК РФ. Нормы же общей части распространяют свое действие на все виды сделок. Именно эти нормы сосредоточены в главе 9 "Сделки". К ним относятся и нормы общего действия, касающиеся двусторонних и многосторонних сделок, именуемых договорами.

В соответствии со ст. 153 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Из приведенного определения вытекают следующие основные признаки сделки.

Во-первых, сделка есть юридический факт, на основании которого возникают, изменяются или прекращаются права и обязанности.

Однако сделкой является не любой юридический факт, а только юридическое действие. Этим сделки отграничиваются от юридических событий и от действий, не создающих правового результата. Результат, ради которого совершается действие, должен быть правовым. Виды правовых результатов многочисленны и разнообразны: передача имущества в собственность, аренду, на хранение, выполнение работ, оказание (получение) услуг и т. п. Действия, не преследующие правового  результата, не являются сделками и относятся к так называемым морально-бытовым соглашениям (договорились сходить в  кино, в театр, на лыжную прогулку и т. п.).

Правовой результат (эффект, последствия) очень часто именуют целью сделки. Цель сделки - это субъективно желаемый для ее участника (участников) результат, который Должен наступить после совершения сделки и ее исполнения.

Правовой результат иногда может и не совпадать с целью. Например, гражданин купил вещь у незаконного недобросовестного владельца или недееспособного гражданина - не возникло право собственности.

Правовую цель надо отличать от мотива. Мотив - это то, что побуждает лицо совершить сделки, это осознание материальных или духовных потребностей, побуждающих действовать для их реализации. Мотив, как правило, не имеет правового значения и не влияет на действительность сделки. Так, гражданин полагал, что его пригласят на свадьбу, купил подарок, но приглашен не был. Ошибочность мотива в данном случае не может повлиять на действительность сделки купли-продажи.

Надо заметить, что отдельные мотивы могут приобрести и юридическое значение, но только в тех случаях, когда такое значение им придается сторонами в самой сделке, например, в условных сделках, или когда они входят в самое существо сделки и приобретают поэтому юридическую силу независимо от того, будут ли они специально упомянуты.

Во-вторых, сделка - это волевой акт, который предполагает наличие у лица определенного уровня сознания и воли, позволяющих ему отдавать отчет в своих действиях и руководить ими.

Именно поэтому закон предъявляет определенные требования к участникам сделок и наделяет их правосубъектностью.

Сущность сделки как действия составляют воля и волеизъявление.

Воля есть внутренне осознанное намерение лица совершить сделку и сама по себе представляет явление субъективного (психического) порядка. Тем не менее при ее отсутствии не может быть и самой сделки. Нельзя, например, считать сделкой передачу гражданином своих денег, если к нему было применено насилие, угроза или обман (ст. 179 ГК).

Но и воля должна получить внешнее (объективированное) выражение, быть доведена до сведения других лиц.

Волеизъявление - это выраженная вовне воля лица. Если воля дает ответ на вопрос: "Чего я хочу?", то волеизъявление - "Что я для этого делаю?" Например, банк хочет обеспечить себя на случай невозврата кредита и для указанной цели страхует свой риск.

Между волей и волеизъявлением не должно быть противоречий, несоответствий. Единство воли и волеизъявления является одним из общих условий (требований) действительности сделок.

В некоторых случаях для того, чтобы сделка могла считаться совершенной (состоявшейся), кроме волеизъявления требуется еще передача денег или вещей. Поэтому в ГК (ст. 153) при определении сделки использован термин "действия", охватывающий и волеизъявление, и иное юридическое действие, если оно необходимо для признания сделки состоявшейся.

Способы фиксации волеизъявления субъектов называются формами сделок. Согласно ст. 158 ГК воля может быть выражена устно, письменно, посредством реальных (конклюдентных) действий или молчанием.

В-третьих, сделка, будучи волевым юридическим действием, характеризуется особой направленностью. Сделка всегда направлена на достижение определенного правового результата (юридических последствий). Этим она отличается от юридических поступков и других действий, где правовой результат не зависит от направленности воли.

Естественно, говоря о направленности сделки на достижение правового результата, имеется в виду, что лица, совершающие сделку, представляют себе основные, а не абсолютно все правовые последствия. Например, при заключении договора купли-продажи покупатель полагает, что становится собственником имущества, при заключении договора аренды (имущественного найма) - временным пользователем. Типичная для того или иного вида сделок правовая цель, ради которой она совершается, называется основанием сделки, каузой (от лат. "causa" - причина, основание).

В-четвертых, существенным признаком является то, что сделка - правомерное юридическое действие. Несоответствие сделки закону или иному правовому акту влечет ее абсолютную или относительную недействительность (ст. 168 ГК) независимо от того, знал ли участник (участники) гражданского оборота о том, что нарушает законодательство.

Только сделка, совершенная в соответствии с законом или иным правовым актом, считается реально существующим юридико-фактическим основанием, с которым нормы права связывают желаемый участником (участниками) сделки правовой результат. По указанному признаку она отграничивается от всех тех юридических действий, которые противоречат закону, хотя в ряде случаев внешне они и выглядят как сделки, а не как неправомерные действия.

Таким образом, сделку можно определить как правомерное юридическое действие, специально направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Сделки – один из наиболее распространенных юридических фактов, с которыми закон связывает возникновение гражданских прав и обязанностей4. В ст.153 ГК определяется понятие сделки – это «действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей». Таким образом, сделку характеризуют следующие признаки: сделка – это всегда волевой акт, т.е. действия людей; это правомерные действия;  сделка специально направлена на возникновение, прекращение или изменение гражданских правоотношений; сделка порождает гражданские отношения, поскольку именно гражданским законом определяются те правовые последствия, которые наступают в результате совершения сделок.

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не обладает качествами юридического факта, способного породить те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали субъекты.

О недействительности сделки можно говорить в тех случаях, когда нарушено одно из условий действительности сделки. То есть недействительность сделки может быть обусловлена:

а) незаконностью содержания;

б) неспособностью физических и юридических лиц, совершающих ее, к участию в сделке;

в) несоответствием воли и волеизъявления; г) несоблюдением формы сделки.

Легальное определение недействительности сделки дается в норме п. 1 ст. 166 ГК, согласно которой сделка считается недействительной по основаниям, установленным законом и иными правовыми актами, в силу признания таковой судом (оспоримая сделка), либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Новейшее российское гражданское законодательство в качестве нормативно-правовой дефиниции закрепило господствовавшее в юридической литературе деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые. Вместе с тем классификация недействительных сделок на ничтожные и оспоримые на протяжении веков была предметом жестких теоретических дискуссий. В те времена и поныне противники разделения недействительных сделок на ничтожные и оспоримые считали и считают такую классификацию уязвимой как логически, так и по существу. «Противопоставление ничтожным сделкам оспоримых сделок не покоится на принципиальной основе: если оспаривание осуществляется, оно приводит к «ничтожности» сделки, притом не с момента оспаривания, а, по общему правилу, с момента совершения сделки, т.е. с обратной силой» — писал видный российский цивилист И.Б. Новицкий5. В связи с этим он предложил классифицировать недействительные сделки на абсолютно недействительные, т.е. недействительные непосредственно в силу закона, и относительно недействительные, которые становятся недействительными в силу признания суда по специальному заявлению заинтересованного лица6. Как видно, к абсолютно недействительным сделкам отнесены те, которые именуются действующим законом ничтожными, а к относительно действительным сделкам — именуемые оспоримыми. Иными словами, данная классификация позволяет использовать термин «ничтожность» как тождественный термину «абсолютная недействительность», а термин «оспоримость как тождественный  термину «относительная недействительность». Предложенная классификация является более корректной, так как она опирается на объективный критерий, а именно на различную степень противоправности действий, совершенных в форме недействительных сделок.

Действительность сделки зависит от действительности образующих ее элементов. Поэтому недействительные сделки могут быть сгруппированы в зависимости от того, какой из элементов сделки оказался порочным. Так, можно подразделить недействительные сделки на сделки с пороком субъектного состава, сделки с пороками воли, сделки с пороками формы и сделки с пороками содержания. Наряду с отдельными составами недействительных сделок закон формулирует общую норму, согласно которой недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ). Роль такой общей нормы проявляется в случаях, когда совершается сделка, не имеющая пороков отдельных ее образующих элементов, но противоречащая по содержанию и своей направленности требованиям закона.

Следуя буквальному толкованию ст. 168 ГК, следует признать, что ею охватывается и дефектность элементов, образующих сделку. Таким образом, норма, сформулированная в ст. 168 ГК, фиксирует общее понятие недействительной сделки, однако при наличии специальной нормы, устанавливающей недействительность сделки в зависимости от дефектности отдельных ее элементов, применению подлежит специальная норма.

1.2. Ничтожность (абсолютная недействительность) сделки

Ничтожность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает и не может породить желаемые для ее участников правовые последствия в силу несоответствия его закону.

Скупка краденого, покупка ценной вещи у недееспособного не могут породить права собственности у приобретателя; нотариально не удостоверенный залог недвижимости не может породить прав залогодержателя и т.п.

Ничтожная сделка, являясь неправомерным действием, порождает лишь те последствия, которые предусмотрены законом на этот случай в качестве реакции на правонарушение. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предьявлено стороной сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.7 Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе (п. 1 ст. 166 ГК). Противоправность абсолютного большинства действий, совершенных в виде ничтожных сделок, весьма очевидна, как, например, в случае совершения сделки с гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства. Поэтому функции суда в таких случаях сводятся к применению предусмотренных законом последствий, связанных с недействительностью сделок.

Вместе с тем противоправность действий, совершенных в виде ничтожных сделок, может быть неочевидной в силу различных причин — противоречивость законодательства, сложный, запутанный характер фактических отношений участников сделки, возможность неоднозначного толкования законоположений в силу их неопределенности и т.п. Например, во всех случаях ничтожна сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку (так называемая притворная сделка (ст. 170 ГК)). Но порой доказать притворный характер сделки весьма трудно. Так, близкие родственники по предварительному сговору могут действием, совершенным в форме договора дарения, прикрыть фактическую куплю-продажу части дома, находящегося в общей долевой собственности, с целью обхода права преимущественной покупки, принадлежащего сособственнику, с которым продавец (якобы даритель) находится в неприязненных отношениях.

В подобных случаях неизбежна необходимость установления судом ничтожности сделки по правилам искового производства. Иначе говоря, в суде может быть возбужден спор, предметом которого является самостоятельное требование о признании сделки ничтожной.

Положение закона о том, что ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом, означает лишь одно: недействительность — это объективное свойство ничтожной сделки, поэтому она недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК). Ничтожная сделка и до решения суда не имеет юридической силы. Суд, признавая сделку ничтожной, лишь устраняет неопределенность в правоотношениях, но не превращает ничтожную сделку из действительной в недействительную.

Общее правило о ничтожности сделок формулируется следующим образом. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.8 (ст. 168 ГК).

Наличие в законе данного общего правила объективно необходимо. Несмотря на то что законодатель всегда стремится наиболее полным образом описать конкретные виды (составы) ничтожных сделок, он объективно не может предусмотреть все их виды и возможные случаи совершения ничтожных сделок. Поэтому прямая ссылка на вышеприведенное общее правило, закрепленное в ст. 168 ГК, должна иметь место только в тех случаях, когда для признания недействительной сделки ничтожной не установлены специальные основания.

Правило, по которому сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, означает, что нормы о ничтожности сделок и нормы, устанавливающие основания их оспоримости, соотносятся друг с другом как lex generalis и leges speciales. Однако законодатель непоследователен в применении терминов «недействительность», «ничтожность», «оспоримость». Поэтому зачастую трудно определить, ничтожность или оспоримость сделки порождает то или иное нарушение закона. Например, закон прямо говорит о ничтожности сделки при нарушении требований, установленных для договоров дарения (п. 3 ст. 572 ГК), аренды и субаренды (п. 2 ст. 618 ГК), страхования предпринимательского риска (ст. 933, 951 ГК), имущественного страхования (ст. 951ГК). Вместе с тем во многих нормах, касаясь тех или иных нарушений, закон говорит просто о недействительности сделки (ст. 331, 339, 362, 930 ГК и др.).

При изложенных обстоятельствах для разграничения ничтожных и оспоримых сделок можно руководствоваться следующими правилами. Согласно п. 2 ст. 166 ГК РФ требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки может предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.9

1.3. Оспоримость (относительная недействительность) сделок

Оспоримость сделки означает, что действия, совершенные в виде сделки, признаются судом недействительными при наличии предусмотренных законом оснований только по иску управомоченных лиц, указанных в законе.

Иначе говоря, если ничтожная сделка недействительна из самого факта ее совершения независимо от желания ее участников, то оспоримая сделка, не будучи оспоренной по воле ее участника или иного лица, управомоченного на это законом, действительна и порождает правовые последствия, к которым стремились ее участники. Например, сделка, совершенная под влиянием обмана, действительна и порождает все предусмотренные ею последствия до момента признания ее недействительной судом по иску обманутого.

Характерными признаками оспоримых сделок являются два обстоятельства. Во-первых, законодательно закрепленная возможность признания их недействительными, а не изначальная недействительность. Во-вторых, как было показано выше, возможность их оспаривания только лицами, указанными в законе.

При этом положение п. 2 ст. 166 ГК о том, что требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК, следует толковать расширительно. Дело в том, что основания оспоримости и виды оспоримых сделок могут определяться не только гражданским кодексом, но и другими законодательными актами. Так, согласно ст. 79 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"10 крупные сделки, связанные с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, могут быть признаны недействительными по иску общества или акционера. В соответствии со ст. 84 того же закона сделки, в совершении которых имеется заинтересованность лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества и имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, могут быть признаны недействительными по иску общества или акционера. В соответствии с п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

В-третьих, в отличие от ничтожной сделки, которая во всех случаях недействительна с момента ее совершения, если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК). Здесь речь идет в основном о частично исполненных оспоримых сделках. Допустим, суд признает недействительным договор пожизненного содержания с иждивением, по которому гражданин передал принадлежащий ему жилой дом в собственность плательщика ренты, который обязался осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина (п. 1 ст. 601 ГК). Очевидно, учитывая особенности гражданина, его нетрудоспособность и связанную с этим неспособность  гражданина компенсировать расходы плательщика ренты по предоставлению иждивения, суд прекратит действие договора на будущее время.

1.4. Недействительность части сделки

Ничтожными или оспоримыми могут быть признаны отдельные условия (часть условий) сделки. Основанием недействительности отдельных условий сделки могут быть их противоречие требованиям, установленным законом, а также пороки содержания, вызванные пороками воли (обман, насилие и т.п.).

Недействительность части сделки не влечет недействительность прочих ее частей, если можно предположить, что сделка может быть совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК). Например, признавая действительность завещания в целом, суд может признать недействительным условие, согласно которому среди нескольких наследников названо лицо, не имеющее права быть наследником (например, убийца наследодателя). Учредительный договор о создании общества с ограниченной ответственностью может быть признан недействительным в части, например, при внесении в уставный капитал имущества учредителем, не имеющим права на это имущество. Если такое произойдет после государственной регистрации общества, суд может принять решение о сохранении общества как юридического лица с одновременным исключением из общества нерадивого учредителя.

Норма ст. 180 ГК широко применяется в судебной практике. Приведем характерный пример. Кассационный суд, признав незаконным использование без разрешения Банка России иностранной валюты в качестве платежа при оплате строительных услуг нерезидента, констатировал, что это не влечет недействительности договора подряда в целом и не освобождает его стороны от выполнения иных, соответствующих законодательству условий такого договора11.

2. ПОРОКИ СДЕЛОК

Действительность сделки зависит от действительности образующих ее элементов. Поэтому недействительные сделки могут быть сгруппированы в зависимости от того, какой из  элементов сделки оказался дефектным. Традиционно можно подразделить недействительные сделки на сделки с пороком субъектного состава, сделки с пороками воли, сделки с пороками формы и сделки с пороками содержания. Они образуют специальные основания недействительности сделок. Наряду со специальными основаниями закон формулирует общую норму, согласно которой недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ). Роль такой общей нормы проявляется в случаях, когда совершается сделка, не имеющая пороков отдельных ее образующих элементов, но противоречащая по содержанию и своей направленности требованиям закона, то есть Указу Президента РФ либо Постановлению Правительства РФ.

Следуя буквальному толкованию статьи 168 ГК, следует признать, что ею охватывается и дефектность элементов, образующих сделку. Норма, сформулированная в статье 168 ГК, фиксирует общее понятие недействительной сделки, однако при наличии специальной нормы, устанавливающей недействительность сделки в зависимости от дефектности отдельных ее элементов, применению подлежит специальная норма.

2.1. Сделки с пороками субъектного состава

Сделки с пороками в субъекте подразделяются на сделки, связанные с недееспособностью сторон и сделки, связанные со специальной правоспособностью юридических лиц;

К сделкам, связанным с недееспособностью стороны относятся ряд сделок. Среди которых есть и ничтожные и оспоримые сделки.

Раздельный анализ сделок, совершаемых гражданами и юридическими лицами, обусловлен характером совершаемых действий. Сделка как волевой акт требует наличия дееспособности у лица, ее совершающего. Поскольку дееспособность юридического лица неразрывно связана с его правоспособностью, то составы недействительных сделок, основанных на полном или частичном отсутствии дееспособности, не могут быть применены к юридическим лицам. С другой стороны, при определении круга недействительных сделок с пороками в субъекте надлежит учитывать, что правоспособность юридических лиц, в отличие от правоспособности граждан, может быть не общей, а специальной12.

Недействительность сделок, участниками которых являются граждане, основывается на тех же критериях, что и общие правила о возникновении дееспособности, а именно на возрасте и психическом отношении к совершаемым действиям.

Сделки, совершаемые несовершеннолетними, не достигшими 14 лет. (ст. 172 ГК РФ).

Основанием недействительности сделок, совершаемых несовершеннолетними, не достигшими 14-ти лет является заключение такими несовершеннолетними сделок за пределами, предусмотренными п.2 ст. 28 ГК. Указанная статья позволяет совершать малолетним (от 6 до 14 лет) самостоятельно:

мелкие бытовые сделки;

сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующего нотариального удостоверения либо государственной регистрации;

сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Под бытовыми сделками понимаются сделки направленные на обеспечение содержания и воспитания подопечного - наем жилого помещения, покупка необходимых предметов домашней обстановки и обихода, носильных вещей, предметов питания, приглашение при необходимости платных преподавателей и т.п. Под мелкими бытовыми сделками традиционно признаются сделки на небольшую сумму, направленные на удовлетворение личных потребностей, исполняемые при их заключении и совершаемые за наличный расчет.

В пределах названной возрастной группы выделены несовершеннолетние до 6 лет и от 6 до 14 лет. Такое деление позволяет сделать вывод, что малолетние в возрасте до 6 лет полностью недееспособны, то есть за них любые сделки совершают их законные представители. Малолетние от 6 до 14 лет, сами могут получить в дар имущество, если только исходя из стоимости подарка соответствующий договор не должен быть нотариально удостоверен иди пройти государственную регистрацию.

Поэтому только родители (усыновители, опекуны) вправе принять в дар от имени ребенка земельный участок, дом, квартиру и другое недвижимое имущество. Малолетний вправе совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, лишь тогда, когда они исполняются при совершении или являются реальными. В п.3 ст. 28 ГК РФ говорится о возможности совершения малолетними сделок по распоряжению средствами, предоставленными им для целевого или свободного использования, которая не ограничена, все же и в этих случаях не может идти речь о самостоятельном совершении сделок, требующих нотариального удостоверения или государственной регистрации, поскольку такое оформление может производиться лишь дееспособными гражданами. При этом под средствами, предоставленными малолетнему» следует понимать не только денежные средства, но и иное имущество.

В перечень сделок, которые малолетние могут совершать самостоятельно, в отличие от ранее действовавшего законодательства не включено право самостоятельно вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими.

Сделки, совершенные малолетним с нарушением объема предоставленной ему дееспособности, являются ничтожными. Однако, если такая сделка совершена к выгоде малолетнего, родители (усыновители, опекун) вправе в его интересах обратиться в суд с требованием о признании сделки действительной (ст. 172 ГК РФ).

Сделки, совершаемые гражданином, признанным недееспособным  (ст. 171 ГК РФ).

В соответствии с п.1 ст. 171 ГК недействительной является сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным по суду. Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным (ст. 29 ГК РФ). Признание гражданина недееспособным осуществляется в порядке особого производства - специального процессуального порядка рассмотрения дел в судах первой инстанции, применяемого в отношении определенного четко очерченного законом круга гражданских дел, общей чертой которых является отсутствие в них материально-правового спора между заинтересованными лицами.

Психическое состояние гражданина как единственное основание лишения его дееспособности должно быть подтверждено судебно-психиатрической экспертизой. Гражданину, признанному недееспособным, назначается опекун, который совершает от его имени сделки и несет ответственность как по этим сделкам, так и за вред, причиненный недееспособным.

Сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным, в силу закона являются ничтожными. Но и для этих случаев закон установил исключение из названного общего правила: в интересах гражданина, признанного недееспособным, суд по требованию его опекуна может признать такую сделку действительной, если будет установлено, что такая сделка совершена, к выгоде этого гражданина. Российское право, исходя из необходимости особой охраны интересов недееспособных лиц, должно признавать сделку недействительной независимо от того, знал или должен ли был знать другой контрагент, что он имеет дело с недееспособным. Закон не предусматривает никаких изъятий ни в вопросе о признании сделки недействительной, ни в вопросе о последствиях ее аннулирования, если она заключена с недееспособным случайно по неведению.

Сделки, совершаемые несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст.175 ГК РФ).

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя:

распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами;

осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

в соответствий с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими;

совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные п.2 ст. 28 ГК.

Сделки, совершенные несовершеннолетними без согласия их родителей (попечителей, усыновителей), сохраняют силу до тех пор, пока они не оспорены и судом не признаны недействительными. Согласие законного представителя, как правило, должно быть дано при заключении сделки. Но фактически оно часто прямо не выражается и не находит отражения в самой сделке (даже если последняя облачена в письменную форму), а лишь подразумевается. Во всяком случае согласие родителя или попечителя должно предполагаться, тем более что обычно несовершеннолетние на самом деле действуют с согласия попечителя или, во всяком случае, не против его воли. Только возражения попечителя, заявленные им либо до заключения сделки, либо после ее совершения (путем возбуждения судебного спора), могут приводить к признанию сделки недействительной. Заключенная несовершеннолетним сделка, независимо от того имелось ли на нее согласие попечителя или нет, может быть оспорена также и тогда, когда на нее не получено согласие органа опеки и попечительства в тех случаях, когда необходимость такого согласия установлена законом.

Сделки, совершаемые гражданином, ограниченным судом в дееспособности, (ст. 176 ГК РФ).

Сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности ( ст. 30) (п. 1 ст. 176 ГК РФ).13

Таким образом, основанием для ограничения дееспособности гражданина могут послужить два условия: злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами и как следствие этого тяжелое материальное положение его семьи (ст. 30 ГК). Постановление Пленума ВС РСФСР №4 от 04.05.1990 г. "О практике рассмотрения судами РСФСР дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами" (в редакции Постановления Пленума от 21.12.1993 г.) определяет, что злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими веществами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое чрезмерное или систематическое их употребление, которое находится в противоречии с интересами его семьи и влечет за собой непосильные расходы денежных средств на их приобретение, чем вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение. Наличие у других членов семьи заработка или иных доходов само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении просьбы заявителя, если семья не получает от лица, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими веществами, необходимых средств либо вынуждена содержать его полностью или частично. К членам семьи гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими веществами, относятся: супруг, совершеннолетние дети, родители, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, которые проживают с ним совместно и ведут общее хозяйство. Если гражданин проживает один (не имеет семьи), он не сможет быть ограничен в дееспособности. Ограничение дееспособности производится судам в особом порядке, установленными ГПК (ст.29 ГК РФ). Ограниченному в дееспособности гражданину назначается попечитель. Объем дееспособности таких граждан максимально сужен: они вправе совершать мелкие бытовые сделки за исключением приобретения спиртных напитков. Очевидно было бы нецелесообразным лишать их возможности приобретать необходимые им продукты питания и т.п.. Ограничение дееспособности полностью распространяется на распоряжение всеми теми средствами, которые получает подопечный, независимо от основания, по которым эти средства выплачиваются. Поэтому, если такому лицу присуждены алименты, то получать их он вправе лишь с разрешения своего попечителя, в том числе покупать, продавать, дарить, обменивать и т.п.

В то же время ограничение в дееспособности не влияет на самостоятельность имущественной ответственности таких лиц: они сами несут ответственность по обязательствам, вытекающим из договоров и других совершенных ими сделок, а также отвечают за причиненный ими вред.

При отпадении оснований, в силу которых гражданин был признан ограниченно дееспособным, суд отменяет ограничение дееспособности и на основании решения суда отменяется попечительство.

Сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК).

К сделкам юридического лица, выходящих за пределы его правоспособности. Кодекс относит два вида сделок:

сделки, которые совершены им за пределами его специальной правоспособности;

б) сделки, совершенные юридическим лицом, не имеющем лицензии на занятие соответствующей деятельностью. Правила статьи 173 ГК распространяются на дву- и многосторонние сделки, которые могут заключаться как между юридическими лицами» так и между юридическим лицом и гражданином.

Рассмотрим более подробно вопросы общей (универсальной) и специальной правоспособности юридических лиц. Общая правоспособность - означает возможность для субъекта права иметь любые гражданские права и обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности. Специальная правоспособность - означает наличие у юридического лица лишь таких прав и обязанностей, которые соответствуют целям его деятельности и прямо зафиксированы в его учредительных документах.

В соответствии со ст. 49 ГК принцип специальной правоспособности действует в отношении только указанных в нем видов юридических лиц. Все они могут совершать только такие действия, которые соответствуют целям их деятельности, предусмотренным в уставе или ином учредительной документе, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Данное требование распространяется на учреждения и иные некоммерческие организации (общественные и религиозные организации, фонды), а наряду с ними на отдельные коммерческие юридические лица - унитарные предприятия (ст. ст. 113,114 ГК), казенные предприятия (ст. 115 ГК) и некоторые другие прясло указанные в законе коммерческие организации.

Учредители (участники) юридического лица, на которое не распространяются правила о специальной правоспособности, могут вместе с тем сами, но непременно достаточно определенно, ограничивать его правоспособность путем соответствующего указания в учредительных документах. Для этого необходимо лишь закрепить в уставе организации (хозяйственного общества, товарищества) конкретные (помимо извлечения прибыли) цели и предмет деятельности. Например, в Уставе АО, созданного для осуществления какой-либо производственной деятельности может быть предусмотрен прямой запрет на его участие в различного рода биржевых или иных рисковых сделках.

На основании вышесказанного, можно сделать следующие выводы:

1. ГК предусматривает два обязательных условия признания сделки, совершенной юридическим лицом за пределами его специальной правоспособности, недействительной:

- цели деятельности должны быть «определенно ограниченными»;

- необходимо доказать, что 2-я сторона по сделке «знала или заведомо должна была знать о ее незаконности»,

2. Заключенная государственным или муниципальным унитарным предприятием либо некоммерческой организацией сделка, противоречащая целям, указанным в учредительных документах, является в силу ст. 168 ГК ничтожной, то есть недействительной, независимо от решения суда, поскольку она не соответствует требованиям ст. 49 ГК.

В отличие от этого сделка, совершенная в нарушение самоограниченной правоспособности, оспорима (то есть недействительна только в силу судебного решения), имеется в виду, что в соответствии со ст. 173 ГК РФ может быть признана недействительной сделка, которая не соответствует целям деятельности юридического лица, Однако такое решение допускается лишь при том непременном условии, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

Необходимо подчеркнуть, и об этом необходимо было сказать несколько ранее, что правоспособность юридического лица возникает в момент его создания (п.2 ст.51), то есть с момента его государственной регистрации и прекращается в момент завершения его ликвидации (п.8 от. 63 ГК).

Отдельными видами деятельности, как при общей так и при специальной правоспособности, юридические лица могут заниматься лишь при наличии лицензии. Перечень отдельных видов деятельности подлежащих лицензированиюопределен законом (в настоящее время он установлен Постановлением Правительства России о лицензировании отдельных видов деятельности от 11.02.02 №135)14,

Лицензирование - выдача специального разрешения на ведение соответствующей деятельности уполномоченными на то органами. Ст. 49 ГК предусматривает, что виды деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, определяется только законом.

Лицензия15 - документ, который разрешает осуществление указанного в ней вида деятельности в течение установленного срока и определяет условия осуществления такой деятельности. Отказ в выдаче лицензии по основаниям, не предусмотренным правовыми актами о лицензировании, приостановление действия лицензии или ее аннулирование без достаточных оснований, иные неправомерные решения и действия органов, уполномоченных на ведение лицензионной деятельности, могут быть обжалованы в суд (ст. 13 ГБ).

Сделки, совершенные представителем или органами юридического лица с превышением их полномочий  (ст.174 ГК).

Правила статьи 174 ГК распространяются на дву- и много- сторонние сделки (договоры), стороной которых может быть как гражданин, так и юридическое лицо. Если полномочия гражданина ограничены договором, а органа юридического лица его учредительными документами (ст. 49 ГК), то своими действиями они могут осуществлять лишь те права и обязанности, которые входят в полномочия, определенные указанными способами. Поэтому одним из оснований признания сделки недействительной является превышение гражданином полномочий, предусмотренных договором, а органом юридического лица - полномочий, определенных его учредительными документами.

Органом юридического лица является часть юридического лица, которая формирует и выражает вовне его волю. Через свои органы юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности (п.1 ст. 53). Состав органов и их компетенция определяются законом, иными правовыми актами и учредительными документами, а порядок назначения (избрания) - законом и учредительными документами.

Действия органа должны быть осуществляться, во-первых, в интересах юридического лица, во-вторых, добросовестно и, в третьих - разумно (п.3, ст. 53). Вторым основанием признания сделки совершенной с превышением полномочий недействительной является неочевидность для другой стороны факта превышения полномочий, так как из доверенности, закона или обстановки, в которой совершается сделка, с ясностью следует, что она совершается управомоченным лицом. Так, по общему правилу ст. 72 ГК каждый участник ПТ (полное товарищество) вправе действовать от имени товарищества. Поэтому из закона и обстановки, в которой совершается сделка с участником полного товарищества, для другой стороны сделки очевидно, что она совершает сделку с управомоченным лицом, несмотря на то, что правомочия участника товарищества могут быть ограничены учредительным договором ПТ. Третьим основаниям признания сделки совершенной с превышением полномочий недействительной является доказанность факта, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий, предусмотренных договором или учредительными документами юридического лица. Поскольку каждая из сторон доказывает те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, этот факт должен доказывать истец. С иском о признании сделки совершенной лицом, полномочия которого ограничены, вправе обратиться лицо, в интересах которого установлены ограничения. Иск предъявляется в соответствии о установленной АПК и ГПК подведомственностью в суд или арбитражный суд, если соглашенная сторон не предусмотрена передача спора на рассмотрение третейского суда.

Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом и иными правовыми актами и учредительными документами. Для акционерного общества таковым органом является генеральный директор (единоличный исполнительный орган), который, как гласит п.2 ст. 69 Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"16, действует от имени общества без доверенности, в том числе, совершая гражданско-правовые сделки. Часть из них может быть совершена на основании самостоятельного решения директора, а часть - исключительно после решения общего собрания акционеров или Совета директоров. Последствием сделки, совершенной с превышением генеральным директорий полномочий (то есть сделки, не основанной на необходимом для конкретного случая решении совета директоров или общего собрания акционеров) может являться признание ее недействительной в судебном порядке.

Возможность и основания для признания сделки недействительной зависит от того, превышены ли директором при ее совершении полномочия, определенные законом и иными правовыми актами (например, сделка по отчуждению имущества общества стоимостью более 25% его активов, не основанная на решении или в последующем не одобренная решением одного из органов управления общества, в соответствии со ст.79, Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах")17, то данная сделка может быть признана ничтожной по ст. 168 ГК РФ. Для удовлетворения исковых требований в задачу истца входят только доказывания того, что он является заинтересованным лицом по данному спору, а также то, что директором при совершении сделки были превышены законные полномочия.

Если же генеральным директором совершена сделка в пределах полномочий, установленных законом, однако при этом превышены полномочия, определенные уставом общества (например, произошло отчуждение имущества стоимостью 20% активов без соответствующего решения совета директоров, тогда как устав общества требует такого решения), данная сделка, являясь оспоримой может быть признана судом недействительной на основании ст. 174 ГК РФ по иску лица, в интересах которого установлены ограничения устава, и лишь только в том случае, когда будет доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. К надлежащим истцам по данному спору может быть отнесен меньший круг лиц по отношению к первому случаю. Это, как правило, за исключением прокурора, само общество, а также акционеры, в чьих интересах обычно устанавливаются указанные ограничения. Кроме того, на истце лежит обязанность доказывания того, что ответчику были (должны были быть) известны установленные ограничения полномочий директора. В связи с этим следует учитывать, что судебно-арбитражной практикой сформированы подходы в части доказывания известности ответчику норм устава, отраженные в постановлении Президиума ВАС РФ от 26.03.96 г. 435/9518.

Рассмотрев материалы дела по спору между АОЗТ "X" и КБ "У", Президиумом установлено следующее: между КБ "7" и АОЗТ "X" 26.08.1994 г. заключен договор залога имущества в обеспечении возврата кредита, выданного банком ИЧП " ". Предметом залога являлось здание. Договор залога со стороны залогодателя подписан председателем правления АО, действующим, как указано в договоре, на основании Устава. Таким образом, по мнению Президиума ВАС, и с этим необходимо согласиться, из этой записи следует, что другая сторона, участвующая в сделке, должна была ознакомиться с текстом устава общества, чтобы выяснить, имеются ли у председателя правления полномочия на заключение договора залога недвижимого имущества. Между тем, как видно из устава АОЗТ "X", председатель правления не наделен полномочиями совершать такие сделки. Поэтому Президиум ВАС РФ сделал вывод, что на основании ст. 174 данный договор является недействительной сделкой. Таким образом, ВАС РФ определил, что запись в договоре о том, что директор действует на оснований Устава, достаточна для того, чтобы считать, что сторона по сделке должна бы знать о пределах полномочий органов юридического лица, установленных его уставом. При этом истец фактически освобождается от необходимости доказывания известности норм устава ответчику, основанных на каких-либо иных фактах.

Следует признать, что данный подход в значительной степени ужесточает требования к участникам гражданского оборота при совершении ими сделок. Действительно, осмотрительная сторона по договору должна знать не только об установленных законом полномочиях лица, представляющего другую сторону, но и ознакомиться с уставом контрагента. Несоблюдение этого требования вполне может привести к признанию договора недействительным и соответствующим убыткам.

2.2. Сделки с пороками воли

К сделкам с пороками воли гражданское право относит сделки, совершенные без внутренней воли на совершение сделки и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно. Данный порок характерен для 3-х видов сделок, являющихся оспоримыми.

Сделки, совершенные под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, стечения тяжких обстоятельств (кабальные сделки) (ст. 179 ГК РФ).

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, оспорима потому, что в результате действий, совершенных в виде сделки, имело место волеизъявление, несоответствующее воле одной из ее сторон, возникают иные последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. В результате такого заблуждения могут быть признаны недействительными сделки граждан и юридических лиц.

Заблуждение, принимаемое во внимание для признания сделки недействительной, всегда носит фактический характер. Заблуждение в законе, в его правовых последствиях не может быть причиной для оспаривания сделки, ибо такое заблуждение не извинительно.

Заблуждение влечет за собой признание сделки недействительной, если оно имело существенное значение. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению (п. 1 ст. 178 ГК). Мелкие ошибки и незначительные расхождения между желаемыми и действительными последствиями, возникшими в результате сделки, не могут служить основанием для признания недействительности сделки. Существенное заблуждение должно касаться главных элементов сделки: характера возникающих прав и обязанностей, количества и качества предмета сделки, вида и способа оказания услуги и т.д. Последствия подобного заблуждения неустранимы вообще или их устранение связано для заблуждающейся стороны со значительными затратами.

Вопрос о том, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела, исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника. Так, гражданин, которому по состоянию здоровья противопоказано нахождение вблизи источников шума, обменивает свою квартиру на квартиру, находящуюся в доме, расположенном вблизи фабрики, в то время, когда фабрика находилась на ремонте и не создавала шума в квартире. Естественно, что постоянный шум, достигающий квартиры в результате работы фабрики после ремонта, является объективным обстоятельством для признания заблуждения данного гражданина существенным.

Не принимается во внимание заблуждение относительно мотивов сделки (за исключением случаев, когда мотив включен в сделку в качестве условия).

Причины заблуждения значения не имеют. Оно может возникнуть по причинам, зависящим от самого заблуждающегося, контрагента по сделке, поведения третьих лиц, а также от разного рода обстоятельств случайного характера, сопровождающих совершение сделки. Преднамеренность действий контрагента по сделке по введению лица в заблуждение служит основанием признания сделки недействительной по иному основанию, а именно как совершенной под влиянием обмана.

На основании ст.179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую гражданин был вынужден совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, признается судом недействительной. Из приведенных положений закона видно, что круг оснований для признания сделки недействительной в порядке ст. 179 ГК довольно широк и разнообразен. Существенным обстоятельством для признания сделки недействительной во всяком случае является факт непосредственной связи обмана, насилия и т.п. с совершенной сделкой. Если такой связи нет, то и соответствующие неправомерные действия контрагента сами по себе не могут служить основанием для признания сделки недействительной в порядке ст. 179 ГК.

Под обманом понимается преднамеренное (умышленное) введение лица в заблуждение относительно фактов и обстоятельств, имеющих существенное значение для заключаемой сделки. Конкретная форма обмана может быть самой различной. Здесь - заведомо неправомерное отрицание тех или иных недостатков в отчуждаемом имуществе либо, наоборот, наделение его "достоинствами", ему не присущими и т.д. При этом не исключена возможность обмана путем различных подделок и иных аналогичных действий. Необходимо подчеркнуть, что обманные действия (обман) с субъективной стороны характеризуется умыслом. При заключении сделки под влиянием обмана на решение потерпевшего воздействует неправильное представление, которое исключает возможность надлежащего формирования воли субъекта. Но в отличие от заблуждения, при обмане присоединяется еще одно обстоятельство, а именно умышленное, намеренное создание ложного представления у контрагента или умышленное намеренное использование уже имеющегося у него ложного представления в целях побуждения его к совершению сделки, которую он без обмана не совершил бы. При обмане привлекает к себе особое внимание деятельность обманувшего. Несмотря на это, обман как основание для оспаривания сделки всегда должен оказывать определенное воздействие на психику потерпевшего, на его намерение заключить договор. Поэтому будет правильным и впредь относить сделки, совершенные под влиянием обмана, так же как и под влиянием угроз, насилия, существенного заблуждения, к сделкам оспоримым, а не к сделкам ничтожным.

Сделка, совершенная под влиянием насилия, оспорима потому, что воля участника сделки — гражданина (или органа юридического лица) формировалась несвободно.

Насилие — причинение лицу физических или душевных страданий, — деформирует волю субъекта. Насилие может исходить как от другой стороны сделки, так и от третьего лица.

Как насилие необходимо расценивать причинение физических и душевных страданий лицам, близким участнику сделки. Так, с появлением рынка недвижимости, в частности, рынка квартир, стали иметь место случаи, когда так называемые «покупатели», стремясь склонить собственников к продаже квартир по бросовым ценам, совершают различные формы насилия как по отношению к самим собственникам, так и к членам их семей, родственникам и друзьям. В процессе рассмотрения исков потерпевших от совершения подобных сделок они должны признаваться недействительными как совершенные под влиянием насилия.

Насилие, имеющее значение для признания сделки недействительной, всегда представляет собой гражданское правонарушение, но не обязательно уголовно наказуемое деяние. Разновидностью насилия является воздействие на волю контрагента посредством использования служебной зависимости или служебного положения.

Совершенными под влиянием насилия могут признаваться как сделки с участием граждан, так и сделки с участием юридических лиц.

Сделка, совершенная под влиянием угрозы - оспорима потому, что воля субъекта сделки формируется несвободно. Угроза представляет собой воздействие на психику гражданина (органа юридического лица) с целью деформирования его воли посредством заявления о причинении ему или его близким имущественного, физического или морального вреда в будущем, если он не совершит сделку.

Угроза — явление, отличное от насилия. Во-первых, она состоит только в психическом воздействии, т.е. угроза — нереализованное в действительности намерение причинить какое-либо зло. Во-вторых, угроза может состоять как в возможности совершения правомерных действий (наложение ареста на имущество, сообщение в правоохранительные органы или в печать сведений о преступной деятельности и т.п.), так и в возможности совершения неправомерных действий (истязание, уничтожение личного имущества и т.п.).

При насилии давление на волю осуществляется путем непосредственного физического воздействия, в отличие от угроз будущим страданиям. Само слово "насилие" показывает, что предписывается физическое насилие, применение силы. Значение насилия как формы угрозы особенно наглядно тогда, когда сила применяется не к участнику сделки, а к 3-му близкому ему лицу, ибо, как бы близко ни было это третье лицо, участник сделки болевых ощущений не испытывает, а лишь желает избавить близкого человека от дальнейших, по существу страданий, угроза которыми с очевидностью явствует из факта уже совершенного воздействия. Насилие должно выражаться в незаконных, хотя и необязательно уголовно-наказуемых действиях. Оно не должно исходить непременно от стороны в сделке, однако участник сделки должен знать о примененном насилии и должен сознательно это использовать для понуждения к совершению сделки.

Такое воздействие может быть более эффективным, чем физическое принуждение. Однако, действуя даже под влиянием страха, субъект выражает волю заключить сделку, совершает ее в результате выбора меньшего из 2-ух зол. Для недействительности сделки безразлично, исходит ли угроза от стороны в сделке или от 3-их лиц, используемых участником сделки в своих целях. Достаточно даже, чтобы угрожавший применял угрозы, действуя не в интересах участника сделки, но последний сознательно использовал это обстоятельство для вовлечения потерпевшего в соглашение. Для рассматриваемых сделок безразлично, относится ли угроза к благам потерпевшего или же к благам другого лица, интересы которого настолько близки потерпевшему, что он готов пойти на жертву - заключить нежелательную для него сделку. По своей целевой направленности угроза тождественна насилию; посредством угрозы лицо желает понудить своего контрагента к заключению сделки, которую при прочих равных условиях он бы, конечно, не совершил.

Не всякая угроза может служить основанием для признания сделки недействительной. Для этого необходимо наличие следующих признаков:

связь между угрозой и заключаемой сделкой. Если такой связи нет, то угроза не может служить сама по себе основанием недействительности сделки. В таких случаях поведение лица, угрожающего другому, может быть квалифицировано по нормам других отраслей или институтов права (например, со ст. 207 УК РФ);

реальность угрозы.

Если угроза нереальна, то есть либо практически неосуществима, либо приведение ее в исполнение не повлечет и не может повлечь за собой причинение личного или имущественного вреда тому, в чей адрес направлена угроза, или его близким, то естественно, что она сама по себе не может быть основанием признанья сделки недействительной.

Умысел, направленный на неправомерное приобретение прав или сложение обязанностей, равно как и иное неправомерное удовлетворение интересов угрожающего.

Данный момент имеет свою внутреннюю (субъективную) и внешнюю (объективную) сторону. Первая характеризуется тем, что угрожающий действует умышленно, отдавая себе полный отчет в неправомерности своего поведения. Если же умысла нет, то, естественно, нет угрозы.

Внешняя сторона данного момента характеризуется тем, что угрожая, лицо стремится без достаточных по закону оснований (неправомерно) приобрести в результате сделки (заключенной под влиянием угрозы) определенные имущественные выгоды права, сложить с себя обязанности, уйти от имущественной ответственности и т.п.. Посредством угрозы могут домогаться выгод не только имущественного, но и неимущественного порядка, Например, одно лицо, угрожая другому, стремится стать соавтором изобретения, литературного или научного произведения, в создании которого оно не принимало творческого участия. Формы угрозы и содержание сведений, которые могут быть разглашены в случае реализации угрозы, сами по себе не имеют существенного значения для признания сделки недействительной, поскольку они не затрагивают вопроса о реальности угрозы. Например, лицу, совершившему правонарушение или аморальный поступок, угрожают тем, что сообщают о его поведении в соответствующую организацию. В силу вышеизложенного, недействительной должна быть признана по суду каждая сделка» совершенная под влиянием угрозы, поскольку последняя содержит в себе отмеченные три признака,

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой. В данном случае предполагается наличие 3-х лиц, которые в силу имеющихся соглашений различным образом юридически связаны между собой.

Представляемый - это то лицо, которое поручает своему представителю совершить сделку от его имени и в его интересах;

Представитель - это то лицо, которое совершает сделки от имени представляемого.

Другая сторона - лицо, с которым представитель заключает сделку от имени представляемого.

При злонамеренном соглашении порок сделки определяется не только расхождением между волей представленного и волеизъявлением представителя. (Например, представитель совершает сделку в соответствии с указаниями представленного, но по сговору с контрагентом не использует возможности добиться более выгодных условий), но и злонамеренным оговором представителя с контрагентом по сделке и, на основе этого сговора, нарушением интересов представляемого.

По точному тексту ст. 179 ГК сговор контрагента с представителем стороны приводит к оспоримости, а не к ничтожности сделки, ибо и в данном случае решающее значение придается согласию представляемого со сделкой, совершенной его представителем.

Стечение тяжелых обстоятельств (кабальные сделки) является одним из специфических оснований для признания сделки недействительной. Указанная специфичность заключается в том, что закон требует для признания сделки недействительной установления двоякого рода фактов, с наличием которых он связывает соответствующие правовые последствия. Квалифицирующими для ст. 179 ГК являются следующие факты:

факты, относящиеся к причинам, вынудившими сторону к вступлению в сделку;

Под указанными обстоятельствами следует понимать исключительно тяжелое имущественное положение гражданина, которое выражается прежде всего в отсутствии денежных средств. Данное состояние может вызвано не только положением лично самого гражданина, но и его близких;

факты, относящиеся к содержанию сделки, характеризуют ее как совершенную на крайне невыгодных условиях.

Понятие краткие невыгодных условий заключает в себе два момента; объективный и субъективный.

Первый - отражает то, что по сделке произведена совершенно неэквивалентная передача, имущества, второй - очевидность этого обстоятельства для сторон. Отсутствие одного из них исключает применение ст. 179 ГК РФ.

Сделки гражданина, неспособного понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ).

Необходимо обратить внимание на указание закона о том, что признания соответствующей сделки недействительной может требовать только гражданин (а не юридическое лицо), который находился в момент совершения сделки в предусмотренном законом состоянии. Часть 1 ст. 177 ГК специально оговаривает, что такая сделка может быть признана недействительной, если она совершена гражданином хотя и дееспособным, но находившимся в таком состоянии, когда он не мог понимать значение своих действий или руководить ими. Из этого следует, что для применения ст. 177 ГК не требуется того, чтобы до совершения сделки лицо в установленном законом порядке было по суду признано ограниченно дееспособным или полностью недееспособным.

Основание признания сделки недействительной представляет собой юридический состав, складывающийся из 3-х следующих фактов:

нахождение гражданина в состоянии, когда он не мог понимать значение своих действий или руководить ими;

совершение гражданином в указанном состоянии сделки;

обращение этого лица в суд с иском о признании рассматриваемой сделки недействительной.

Действие статьи, как уже было сказано выше, распространяется на сделки, совершенные дееспособным гражданином. Поскольку ГК исходит из того, что недееспособные граждане (несовершеннолетние от 14 до 18 лет, малолетние до 14 лет) способны понимать значение своих действий при совершении сделок, которые они вправе совершать самостоятельно (ст. 26, 28 ГК), то, по-моему мнению, положения данной статьи должны распространяться и на указанные сделки недееспособного, когда он при их совершении не способен был понимать значение своих действий или руководить ими. В порядке аналогии закона возможно применение правил ст. 177 ГК в отношении сделок юридического лица, если гражданин, уполномоченный совершать сделки в качестве органа юридического лица, или представитель юридического лица. не мог понимать значения своих действий или руководить ими. Понятие указанного выше состояния гражданина не совпадает о такими правовыми категориями, как невменяемость (в уголовном праве) и полная недееспособность (в гражданском праве). Причины состояния лица, при котором оно утрачивает волевую или интеллектуальную способность, могут быть самыми различными. Так, лицо может утратить способность к руководству своими действиями в результате длительного и глубокого истощения нервней системы в связи с перенесенной или еще переносимой тяжелой болезнью, вследствие внешних физических воздействий (удар, ранение, контузия и т.д.).

Так как указанное состояние лица может наступать при самых различных обстоятельствах, поэтому суд при разрешении дела должен учитывать не только особенности состояния лица, но и все иные обстоятельства, характеризующие ситуацию, в которой была совершена оспаривающая сделка.. При затруднительности решения вопроса о степени и существенности временного отклонения психического состояния лица от нормального суд должен назначить экспертизу.

Пункт 2 ст. 177 ГК предусматривает, что сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Сделки, совершенные под влиянием заблуждения, (ст.178 ГК).

В соответствии со ст. 178 ГК сделка, совершенная под влиянием заблуждения, признается судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

В этом смысле заблуждение отмечается, во-первых, от так называемого недоразумения и, во-вторых, от ошибочного решения воли лица, Так, если каждый из участников двух сторон сделки различно понимает одно и тоже выражение, например, "уступить вещь" - один из контрагентов понимает в смысле продать вещь, а другой - в смысле принять ее в дар, то это не заблуждение, а так называемое "недоразумение", или отсутствие соглашения.

Если сделка совершена под влиянием заблуждения, то в этом случае нет несоответствия выражения воли (волеизъявления) самой воле; при заблуждении выражение воли вовне вполне совпадает с внутренним решением воли. Но само внутреннее решение сложилось под влиянием ошибочных представлений об обстоятельствах, относящихся к данной сделке и в этом смысле оно порочно. Ясли бы не было заблуждения, лицо не сделало бы того волеизъявления, какое им в действительности совершено. При этом заблуждение предполагает, что неправильные представления сложились у лица помимо чьего-либо намеренного воздействия.

В этом - отличие сделки, совершенной вследствие заблуждения, от сделки, совершенной под влиянием обмана. Статья 178 ГК не всякое заблуждение считает достаточным для признания сделки недействительной, а только заблуждение, имеющее существенное значение. Пункт 1 ст. 178 определяет, что существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению, Суду приходится устанавливать, какие качества вещи имеют существенное значение, какие - второстепенное. Задача суда в данном случае состоит в том, чтобы помочь лицу, находившемуся в заблуждении, но так, чтобы не нарушались сколько-нибудь значительно и интересы другой стороны.

Решая вопрос о существенности заблуждения, в частности о существенности качеств вещи, которые лицо представляло себе неправильно, суд исходит не из своеобразных вкусов данного лица, быть может, неизвестных другому участнику сделки, а из обычного, общепринятого понимания, с учетом одновременно и конкретных особенностей случая, и характере деятельности лица, уровня его развития, значения оспариваемой сделки и т.д..

Заблуждение относительно лица контрагента может быть признало существенным лишь в тех случаях, когда по характеру сделки личность стороны имеет важное значение. При купле-продаже, совершаемой за наличный расчет, лицо покупателя безразлично. Напротив, при купле-продаже с отсрочкой или рассрочкой платежа заблуждение в лице покупателя надо признать существенным.

Заблуждение в мотивах, по которому лицо совершает сделку, признается несущественным. Это объясняется следующими соображениями.

Мотивы, по которым сторона, вступающая в сделку, приняла решение, не принадлежат к содержанию выраженной воли и остаются за пределами совершенной сделки. Поэтому заблуждение в мотивах не влияет на действительность волеизъявления - волеизъявление не становится недействительным от того, что оно сделано под влиянием ошибочных соображений ожиданий. Отдельные авторы допускают исключения из общего положения о несущественности заблуждения в мотивах.

Так, не следует допускать изъятий для так называемых безвозмездных сделок (дарения, завещания), так как в этих случаях действуют общие соображения, обусловливающие отрицание правового значения за мотивами вообще.

В частности в отношении завещаний судебная практика особенно склонна не считаться с мотивами и, наоборот, требует выполнения воли завещателя так, как она выражена, ибо завещание вступает в силу после смерти завещателя, когда уже никаких пояснений от него получить нельзя.

2.3. Сделки с пороками формы.

Сделки, заключенные без соблюдения требуемой законом нотариальной формы или государственной регистрации. (ст. 165 ГК РФ).

При нарушении требования о нотариальной форме, в отличие от простой письменной, сделка всегда признается ничтожной, такой же ничтожной будет считаться и сделка, нарушающая правила об обязательной государственной регистрации (п.1, ст.165 ГК).

Последствия несоблюдения нотариальной формы сделки, предусмотренные п. 1, ст. 165 ГК распространяются на сделки, нотариальная форма совершения которых установлена как законом, так и соглашением сторон.

В определенных случаях допускается замена нотариального оформления сделки судебным признанием ее действительности, что чаще именуется судебным восполнением отсутствия нотариальной формы. Признание действительной нотариально неудостоверенной сделки возможно при наличии двух условий:

а) одна из сторон полностью или частично исполнила сделку;

б) другая сторона уклоняется от совершения сделки.

В этих случаях суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать ее действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется (п.2,ст. 167 ГК РФ)

Несоблюдение требования о государственной регистрации, влечет недействительность сделки лишь в случаях, предусмотренных законом. Например, договор об ипотеке должен быть зарегистрировал в порядке установленном для регистрации сделок с соответствующим имуществом. (п. 3, ст. 339 ГК РФ). Несоблюдение этого правила влечет недействительность договора о залоге (п.4, ст.339 ГК РФ).

Пункт 3 ст. 165 ГК предусматривает возможность вынесения судом решения о регистрации сделки при наличии двух условий:

а) Сделка совершена в надлежащей форме, то есть соблюдены требования, установленные к простой письменной форме сделки, а в случаях, установленных законом или соглашением сторон, и к ее нотариальному удостоверению;

б) дна из сторон уклоняется от регистрации сделки. Решение о регистрации сделки выносятся по требованию заинтересованной стороны и является основанием для регистрации сделки.

Уклонение стороны от нотариального удостоверения сделки или ее регистрации является неисполнением требований закона, предъявленных к форме сделки, или соглашения сторон о придании сделки нотариальной формы. Поэтому на сторону, которая необоснованно уклоняется от нотариального удостоверения сделки или ее регистрации, возлагается обязанность возместить другой стороне убытки, причиненные задержкой в совершении сделки или ее регистрации.

2.4 Сделки с пороками содержания.

Сделки с пороками содержания признаются недействительными, вследствие расхождения условий сделки с требованиями закона и иных правовых актов.

Различают следующие составы недействительных сделок.

Сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности, (ст. 169 ГК РФ).

Основанием признания ее недействительной служит то, что лицо действовало умышленно, при этом имеется в виду не только прямой, но и косвенный умысел (то есть тогда, когда лицо желало соответствующих последствий, и тогда когда сознательно допускало такие последствия). Для гражданского права характерен, как правило, второй вариант.

Речь в данном случае идет о сделках, подпадающих под категорию совершенных в противоречии с публичным порядком в стране.

Под основами порядка понимаются установленные законом гарантии осуществления субъективных прав и обеспечения строгого исполнения юридических обязанностей в гражданских правоотношениях. Нравственность - это представление о справедливости, добре и зле, плохом и хорошем, сложившееся на основе оценки поведения людей в данных условиях жизни общества. В ст. 169 ГК идет речь об общественной нравственности, а не о нравственности отдельного человека или группы лиц.

Статья 169 имеет в виду наряду с "основами правопорядка" и нарушение "основ нравственности". Однако лишь нарушения нравственности для признания сделки недействительной недостаточно.

Имеются в виду сделки, нарушающие не просто нравственность, а именно ее основы. Если сделка не соответствует основам нравственности, то одного этого обстоятельство недостаточно для признания ее недействительной. В противном случае было бы нарушено общее представление о праве, которое является только минимумом нравственности. Следовательно, многое, что не совсем соответствует нравственности, тем не менее является правомерным действием.

Нарушения законов, которые по своему характеру не относятся к основам правопорядка, влекут за собой недействительность сделок по признакам ст. 168 ГК и последствия, указанные в ст. 166 ГК.

Последствия, предусмотренные ст. 169 ГК, применяются лишь тогда, когда хотя бы одной из сторон сделка исполнена. Если сделка не исполнена ни одной из сторон, то единственным последствием ее совершения является ничтожность сделки.

ПРИМЕР19. Государственная налоговая инспекция по г.Ессентуки обратилась в Московский городской арбитражный суд с иском о признании недействительными сделок о представлении в кредит приватизационных чеков, совершенных АООТ "Чековый инвестиционный фонд инициатива" (ныне АООТ "Чековый инвестиционный фонд социальной защиты "Союз" - ЧИФ СЗ "Союз") и малым предприятием "Кварц", и взыскании в доход Российской Федерации всего полученного по сделкам.

В соответствий с договорами от 06.03.1993 г. №1 от 01.10. 1993 г. №2 ЧИФ "Инициатива" предоставил МП "Кварц" в пользование под проценты приватизационные чеки. В качестве дохода от этих сделок фонд получил 32833 тыс. рублей.

Согласно Положению о специализированных инвестиционных фондах приватизации, аннулирующих приватизационные чеки граждан, утвержденному Указом Президента РФ от 07.10.1992 г. №1186, фонды обязаны использовать чеки в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий.

В судебном заседании указанные договоры были признаны не соответствующими названному Положению, вследствие чего правомерно объявлены недействительными. Одновременно эти договоры заведомо нарушали права граждан на получение доходов от приватизации, поэтому Федеральный арбитражный суд Московского округа обоснованно констатировал их антисоциальный характер и в соответствии со статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскан в доход Российской Федерации полученное по сделкам.

Недействительность мнимой и притворной сделок. (ст.170 ГК РФ).

Статья 170 ГК признает недействительными 2 частные разновидности ничтожных сделок - мнимых и притворных.

Мнимая сделка - это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. (п.1 ст. 170 ГК РФ).

При этом стороны (и притом обязательно обе стороны) умышленно, по взаимному соглашению выразили не то, что они на самом деле имели в виду, для того чтобы замаскировать своя подлинные замыслы.

Мнимая сделка всегда ничтожна, стороны не имеют намерения совершить сделку, а стремятся лишь создать у окружающих видимость ее заключения. Поэтому мнимые сделки называют фиктивными. Форма удостоверения мнимых сделок не имеет значения. Должна быть признана ничтожной и сделка, совершенная в натуральной форме. При этом фиктивный характер сделки может подтверждаться всеми средствами доказывания, которые допускаются гражданским процессуальным законом.

В настоящее время особую актуальность приобретают факты совершения мнимых сделок.

Именно с помощью мнимых сделок скрывают свое имущество от возможного взыскания проблемные коммерческие структуры.

Приведу типичный пример:

Некая торговая фирма задолжала своему контрагенту за поставку товаров, и согласно решению суда на ее имущество было наложено взыскание в пользу истца. Однако реализовать свои права на имущество должника истцу не удалось, так как к моменту появления на складе должника судебного исполнителя имущество оказалось собственностью другого юридического лица. Характерно, что имущество при этом не сменило своего местонахождения и никаких внешних признаков подготовки его к транспортировке представителями истца замечено не было20.

Необходимо отметить, что в практика российских арбитражных судов абсолютное большинство сделок, мнимость которых была заказана, представляет сделки, связанные с недвижимостью. Это объясняется как высокой стоимостью такого имущества (истец не жалеет времени и средств для доказательства, мнимости сделки), так и тем, что сделки с недвижимостью требуют государственной регистрации.

Следовательно, документы, относящиеся к таким сделкам, остаются не только в распоряжении продавца и покупателя. Круг источников, из которых можно получить доказательства мнимости сделок, расширяется. Однако при доказательстве мнимости сделки, основанной на таких ключевых моментах, как цена и расчеты, у истца могут возникнуть серьезные трудности, связанные прежде всего с тем, что российский рынок недвижимости находится в достаточно хаотичном состоянии, В частности, отсутствуют официальные источники, в которых можно получить информацию о пене на тот или иной объект недвижимости и ее изменениях за определенный период.

Использование же услуг независимых оценщиков эффективно далеко не всегда, тем более что ответчик может в свою очередь, использовать независящую оценку доя доказательства обратного, В данном случае оптимальным представляется доказательство факта занижения цены объекта недвижимости исходя из его истории, отраженной в бухгалтерских документах. Например, в качестве одного из доказательств мнимости сделки могут послужить тот факт, что должник освобождается от своей собственности по пене значительно меньшей, чем та цена, по которой он ее приобрел. Еще более подозрительным выглядит продажа недвижимости по ценам ниже ее балансовой стоимости. Как в первом, так и во втором случаях истцу необходимо акцентировать внимание суда на том обстоятельстве, что сделка была заключена в ущерб интересам продавца.

Другим важным доказательством мнимости сделки, связанной с объектами недвижимости, является задержка как документарной, так и реальной смены собственника объекта недвижимости. Несмотря на наличие ряда сходных признаков, отмечающих мнимость той или иной сделки в каждом конкретном случае зачастую бывает крайне сложно.

Поэтому еще до первого заседания суда истец должен, приложить максимум усилий для сбора, всех документально заверенных фактов, доказывающих недобросовестность своего должника, и зачастую уже на этом этапе необходима работа целой группы юристов, аудиторов, а иногда и детективов. Что же касается превентивных мер, помогающих предотвратить сам факт совершения мнимой сделки, совершаемой недобросовестным должником, то наиболее действенная из них - применение способов обеспечения исполнения обязательств согласно действующему законодательству.

Притворной считается всякая сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Как и мнимая, притворная сделка, совершается для вида, без намерения создать правомерный юридический результат. Однако волеизъявление в притворной сделке направлено на достижение определенного правового эффекта, но в тоже время стороны договариваются об иных правовых последствиях, нежели те, которые согласно закону являются результатом данного волеизъявления.

За мнимой сделкой нет ничего, в притворной же сделке за заключенным сторонами для виду соглашением скрывается другая сделка. В этих случаях суды обязаны точно выявлять, какую именно сделку стороны имели в виду совершить.

Юридические последствия сделки, на совершение которой направлена подлинная воля сторон, не однозначны: она может быть признана и действительной и недействительной. Результат зависит от того, отвечает ли данная сделка требованиям закона, которые установлены для данного вида сделок, или нет.

Если сделка совершена с целью прикрыть другую сделку, то применяются правила, относящиеся к той сделке, которую стороны действительно имели в виду (п.2 ст.170 ГК РФ).

Как уже говорилось выше, судебной практике известны случаи, когда притворная сделка прикрывает собой сделку действительную. Например, договором дарения прикрывается сделка купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания продавца. Поскольку здесь прикрываемая сделка, не содержит ничего противозаконного, она сохраняет юридическую силу. При рассмотрении подобных дел может возникнуть вопрос о судьбе прикрываемой сделки вследствие несоблюдения требуемой законом формы. В этом случае в соответствии с п.2 ст. 170 ГК, предусматривающей применение к прикрываемой сделке правил, относящихся к сделке, которую стороны в действительности имели в виду, возникает необходимое оформление самостоятельно.

Если же одна из сторон полностью или частично исполнила прикрываемую сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая уклоняется от этой обязанности, суд вправе по настоянию стороны, исполнившей сделку, признать ее действительной. Последующего оформления такой сделки не требуется. (п.2 ст. 165 ГК РФ).

3.  ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИЗНАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК

Если сделка, совершенная с нарушением требования закона, не исполнялась, она просто аннулируется. Если же признанная недействительной сделка полностью или частично исполнена, возникает вопрос об имущественных последствиях ее недействительности.

3.1. Реституция в российском гражданском праве

Реституция (от лат. restituere — восстанавливать, возмещать, возвращать, приводить в порядок) — это главное имущественное последствие недействительности сделок. Реституция (restitutio in integrum) — институт, известный со времен римского права. «Какое-нибудь событие (например, истечение срока давности, сделка) могло обладать юридической силой по действующим нормам, но претор находил, что несправедливо в данном случае оставить за ним эту силу, тогда он по ходатайству потерпевшего восстанавливал его в первоначальное состояние, т.е. отменял полностью или отчасти юридические последствия этого события, возвращая просителю утраченный иск или утраченное право»21. В этом заключалась суть реституции— особого преторского способа защиты права. «Может быть первыми, кто воспользовались этим институтом, были лица, не достигшие 25 лет. Опираясь на Плеториев закон (глава XVII), претор отменял все те сделки этих лиц, которые были для них невыгодны»22.

Римская реституция (restitutio in integrum) обладала преобразовательным характером, так как являлась средством аннулирования правового эффекта различных юридических фактов, в том числе и сделок23.

В современных правопорядках, в том числе и российском, понятие реституции изменилось. Ее нормативное определение дано в п. 2 ст. 167 ГК. Согласно данной норме, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Реституция по российскому гражданскому праву не имеет преобразовательного эффекта, которым обладала римская реституция. В отличие от последней, она направлена не на аннулирование сделки (такую функцию в российском праве выполняет решение суда), а на возврат имущества, переданного по недействительной сделке24.

В нормативной конструкции реституции, закрепленной в п. 2 ст. 167 ГК, предусмотрено два механизма реализации прав и обязанностей сторон недействительной сделки по возврату имущества, служившего предметом исполнения по такой сделке. Во-первых, это механизм возврата индивидуально-определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки, условно именуемый реституцией владения. Во-вторых, это механизм возврата вещей, определенных родовыми признаками, денег, ценных бумаг на предъявителя, переданных во исполнение недействительной сделки и осуществления денежной компенсации при невозможности возврата полученного в натуре, в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге. Данный механизм условно именуется компенсационной реституцией.

При осуществлении права требования возврата индивидуально- определенной вещи и исполнении одноименной обязанности субъекты недействительной сделки должны руководствоваться непосредственно нормой п. 2 ст. 167 ГК. При истребовании индивидуально-определенной вещи сторона недействительной сделки не только не должна доказывать своего права на переданную вещь, но может и не иметь такого права25. При отчуждении вещей недееспособным или малолетним лицом, при совершении сделки под влиянием обмана, существенного заблуждения, вследствие стечения тяжелых обстоятельств и в других случаях совершения недействительных сделок (включая незаконные по ст. 168 ГК), вещи должны быть возвращены сторонам, произведшим отчуждение по таким сделкам независимо от права на них.

Это наглядно видно из следующих примеров. Малолетний ребенок, не достигший четырнадцатилетнего возраста, продает дорогой мотоцикл отца. Мотоцикл должен быть возвращен ребенку независимо от того, что у него нет прав на него. После смерти гражданина открылось наследство, в состав которого должна была входить и квартира, в которой временно проживал племянник наследодателя. Однако в ходе уголовного расследования выяснилось, что племянник, узнав о неизбежной и скорой смерти дяди, за несколько дней до его кончины вошел в сговор с нотариусом и, используя подложную доверенность, незаконно продал и передал квартиру третьему лицу, в связи с чем была произведена запись в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Наследник, в пользу которого была завещана квартира, лишенный возможности вступить в наследство и приобрести тем самым титул собственника, в целях защиты своих прав предъявил иск о применении последствий ничтожной сделки и признании незаконным акта государственной регистрации права собственности за покупателем. Суд, учитывая ничтожность сделки по продаже квартиры, удовлетворил иск и восстановил в силе запись о праве собственности наследодателя на квартиру и обязал покупателя вернуть ее во владение незаконному отчуждателю. Вследствие исполнения судебного решения квартира была возвращена в состав наследственной массы и наследник смог принять ее в надлежащем порядке и стать собственником квартиры.

Индивидуально-определенная вещь, переданная по недействительной сделке, возвращается лицу, ее передавшему, только потому, что сделка оказалась недействительной. При этом не берется во внимание добросовестность лица, получившего вещь по недействительной сделке. Допустим, картина оставлена гражданину на хранение сыном, уезжающим в длительную командировку. Ошибочно считая, что картина подарена ему, и не осознавая ее истинной стоимости, гражданин продает ее за бесценок. Покупатель не знал и не мог знать о том, что продавец не имеет права на продажу картины, и том какова истинная стоимость картины. Сделка признается недействительной на основании п. 1 ст. 178 ГК. Несмотря на добросовестность покупателя, она должна быть возвращена продавцу покупателем непосредственно в силу предписаний нормы п. 2 ст. 167 ГК.

Возлагая на сторону сделки обязанность возвратить индивидуально-определенную вещь, переданную во исполнение недействительной сделки, непосредственно по причине ее недействительности и не связывая эту обязанность с правом лица, передавшего вещь, закон учитывает, что у лица, получившего индивидуально-определенную вещь по недействительной сделке, не возникает никакого права на нее. Поэтому в интересах стабильности оборота индивидуально-определенная вещь во всех случаях возвращается лицу, передавшему ее по недействительной сделке.

Правила п. 2 ст. 167 ГК не могут использоваться для возврата индивидуально-определенной вещи, переданной во исполнение недействительной сделки, но отчужденной третьему лицу до момента предъявления требования о применении последствий недействительности сделки26.

Следовательно, требование о возврате индивидуально-определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки, по правилам о реституции, закрепленным в п. 2 ст. 167 ГК, может быть заявлено только стороне по недействительной сделке. Поэтому собственник не может в целях реституции своей вещи по правилам п. 2 ст. 167 потребовать признания недействительности всех вместе или по отдельности второй, третьей, четвертой и т.д. сделок по отчуждению его вещи, имевших место после первой недействительной сделки, во исполнение которой была передана вещь. Именно такой вывод следует из системного толкования положений п. 3. 1 постановления Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. №6-П «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 статьи 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, 3.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева»27.

Выше было показано, что особенности реституции индивидуально-определенных вещей продиктованы двумя факторами. Фактор первый — сторона недействительной сделки не только не должна доказывать своего права на переданную вещь, но может и не иметь такого права. Фактор второй — у лица, получившего индивидуально- определенную вещь по недействительной сделке, не возникает никакого права на нее. Иная картина при компенсационной реституции.

Когда во исполнение недействительной сделки передаются вещи, определяемые родовыми признаками, деньги или ценные бумаги на предъявителя, происходит обезличивание указанных видов имущества, потеря приданной им индивидуализации (переданная партия зерна смешивается с зерном приобретателя, хранящимся в зерно-хранилище, полученные деньги смешиваются с деньгами приобретателя и т.п.). В таком обезличенном или по-новому индивидуализированном состоянии они становятся объектами права собственности или иного вещного права приобретателя.

Когда кто-либо получает во исполнение недействительной сделки предоставление в форме использования имущества, выполненной работы или предоставленной услуги, и не оплачивает этого, он сберегает свое имущество.

В обоих случаях имеет место неосновательное обогащение одного лица за счет другого, ибо при ничтожности сделки правовое основание обогащения отсутствует вовсе, а при признании недействительной оспоримой сделки правовое основание обогащения отпадает с момента такого признания. В обоих случаях необходимо либо возвращать собственное имущество, обладающее родовыми признаками, или собственные деньги, либо рассчитываться ими28. В обоих случаях требование о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного — есть форма (способ) реализации права на реституцию, являющегося последствием недействительности сделки29. Именно поэтому, поскольку иное не установлено ГК, другими законами и (или) иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, нормы об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения, применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке (ст. 1103 ГК).

Обязанность возместить стоимость имущества, переданного во исполнение недействительной сделки, при невозможности вернуть его в натуре может быть реализована в двух правовых формах. Если невозможность возврата имущества в натуре возникла вследствие отчуждения имущества третьим лицам, то обязанность по возмещению должна быть реализована в рамках обязательства из неосновательного обогащения. Если невозможность возврата имущества в натуре возникла из-за гибели имущества или его утраты, то обязанность по возмещению должна быть реализована в рамках обязательства по возмещению убытков.

При двусторонней реституции каждая из сторон недействительной сделки обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах. Например, при совершении договора купли-продажи часов недееспособным лицом часы должны быть возвращены продавцу, а деньги— покупателю, т.е. стороны возвращаются в положение, в котором находились до совершения сделки (первоначальное правовое положение).

Согласно п. 2 ст. 167 ГК двусторонняя реституция наступает во всех случаях недействительности сделки, если в законе не указаны иные имущественные последствия. Двусторонняя реституция, в частности, предусмотрена для случаев недействительности сделок, совершенных:

а) с нарушением формы;

б) с нарушением правил о государственной регистрации сделки; в) с выходом за пределы правоспособности юридического лица;

г) с выходом за пределы ограничений полномочия на совершение сделки;

д) сделок, совершенных недееспособными гражданами; малолетними, не достигшими четырнадцатилетнего возраста; несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет; гражданами, ограниченными в дееспособности; гражданином, не способным понимать значения своих действий и руководить ими; под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение.

Наконец, указанные последствия наступают при признании сделки недействительной, как совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если ни одна из сторон не допустила умысла.

Другим правовым последствием недействительности сделки является односторонняя реституция, заключающаяся в том, что исполненное обратно получает только одна сторона сделки (добросовестная). При признании недействительными сделок, заключенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или при стечении тяжелых обстоятельств, потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб (п.2 ст. 179 ГК).

Как видно, недобросовестная сторона исполненного назад не получает. Оно передается в доход государства. Если же недобросовестная сторона не успела исполнить сделку, в доход государства передается то, что подлежит исполнению. Таким образом, в отношении недобросовестной стороны применяется санкция конфискационного характера.

Односторонняя реституция для невиновного и обращение в доход Российской Федерации имущества, полученного им по сделке, а также причитавшегося ему в возмещение переданного виновной стороне, также предусмотрены для сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если виновно действовала только одна сторона.

Недопущение реституции и обращение всего, что было передано в исполнение или должно быть передано по сделке, в доход государства (действующее законодательство имеет в виду Российскую Федерацию), является особым видом последствий признания сделки недействительной. Такое последствие применяется при признании сделки недействительной как совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК).

Допустимы различные варианты этих последствий в зависимости от того, обе или одна сторона действовали умышленно, а также в зависимости от того, обе из них или одна исполнили сделку. Так, если обе стороны действовали умышленно и обе исполнили сделку, все исполненное ими взыскивается в доход государства. Если обе стороны действовали умышлено, но сделку исполнила только одна из них, в доход государства взыскивается все, что было получено по сделке, и то, что получившая исполнение сторона должна была передать другой стороне с целью исполнения. Наконец, если умышленно действовала только одна сторона, все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне (односторонняя реституция), полученное же другой стороной или причитающееся ей по сделке от виновной стороны взыскивается в доход государства.

Таким образом, только сторона, действовавшая без умысла, может требовать исполненного обратно. Если при наличии умысла у одной стороны сделка исполнена другой, последняя имеет право получить исполненное обратно. Виновная сторона должна передать в доход государства все, что с нее причиталось. Если же сделка исполнена только умышленно действовавшей стороной, невиновная сторона должна передать в доход государства все, что получила по сделке, а сама не должна ее исполнять. Если полученное израсходовано, в доход государства передается возмещение в деньгах.

3.2. Иные имущественные последствия недействительности сделки

Как при двусторонней, так и при односторонней реституции закон предусматривает в ряде случаев и дополнительные имущественные последствия в виде возмещения расходов, стоимости утраченного или поврежденного имущества.

Так, при признании недействительной сделки, заключенной с гражданином, признанным недееспособным, дееспособная сторона кроме возврата полученного по сделке должна возместить своему контрагенту также понесенный им реальный ущерб, если она знала или должна была знать о его недееспособности (п. 1 ст. 171 ГК). Аналогичные дополнительные имущественные последствия предусмотрены и в случаях признания недействительными сделок, совершенных малолетними в возрасте до четырнадцати лет; несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет; гражданином, ограниченным в дееспособности; гражданином, не способным понимать значения своих действий.

При признании недействительности сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, стечения тяжелых обстоятельств, реальный ущерб возмещает виновная сторона. При совершении сделки под влиянием существенного заблуждения сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны (п. 2 ст 178 ГК).

Помимо обязанности по возмещению ущерба потерпевшей стороне сделки могут иметь место иные последствия признания сделки недействительной. Так, признание недействительными учредительного договора и устава общества с ограниченной ответственностью и постановления о его государственной регистрации может повлечь восстановление правового статуса юридического лица, в результате преобразования которого было создано указанное общество с ограниченной ответственностью30.

3.3. Ограничения применения общих правил о последствиях недействительности сделок

Они вводятся законом в целях защиты публичных интересов и существенных интересов участников гражданского оборота. Так, при признании недействительности договора продажи предприятия общие нормы о последствиях недействительности сделок, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законом интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат общественным интересам (ст. 566 ГК).

В отдельных случаях признание недействительности сделки вообще исключает возможность применения общих правил о последствиях недействительности сделки. Так, при признании недействительным учредительного договора о создании общества с ограниченной ответственностью, незаконные положения которого вызвали неустранимые нарушения при его регистрации, общество подлежит ликвидации по правилам ст. 61 ГК РФ. Поэтому последствием этого будет ликвидационная процедура, в силу чего участники учредительного договора могут претендовать только на ликвидационную квоту (п. 7 ст. 63 ГК). Причем признание судом недействительной регистрации общества вследствие недействительности его учреди- тельного договора само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого общества, совершенные до признания его регистрации недействительной31.

Требования о признании сделок недействительными и (или) о применении последствий недействительности сделки подвержены действию сроков исковой давности. Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки (п. 1 ст. 181 ГК).

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Суммируя изложенное, цель института недействительности сделок состоит в применении последствий недействительности. При этом по общему правилу любая недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью.

Недействительные сделки подразделяются на два общих вида – ничтожные сделки и оспоримые сделки.

Законодатель серьезно различает эти два вида недействительных сделок по:

а) последствиям; б) основаниям недействительности; в) кругу лиц, которые могут оспорить эти сделки; г) срокам исковой давности.

Помимо уже рассмотренной градации недействительных сделок на ничтожные и оспоримые, их можно классифицировать по признаку того порока, которым страдает сделка.

Все недействительные сделки могут быть разделены на четыре вида: сделки с пороками субъектного состава, сделки с пороками формы, сделки с пороками воли, сделки с пороками содержания.

Последствия недействительности сделки направлены на восстановление первоначального положения, как будто сделки не существовало; такие последствия называются двусторонней реституцией.

Односторонняя реституция, заключающаяся в том, что исполненное обратно получает только одна сторона сделки (добросовестная). Недопущение реституции и обращение всего, что было передано в исполнение или должно быть передано по сделке, в доход государства, является особым видом последствий признания сделки недействительной. Такое последствие применяется при признании сделки недействительной как совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

Как при двусторонней, так и при односторонней реституции закон предусматривает в ряде случаев и дополнительные имущественные последствия в виде возмещения расходов, стоимости утраченного или поврежденного имущества.

По инициативе Президента РФ был сокращен срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки и составляет теперь три года.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Практическое применение института недействительности сделок в настоящее время очень распространено. При этом анализ судебной практики показывает возможность недобросовестного использования данного института. Например, уход от ответственности, связанной с неисполнением или ненадлежащим исполнением своих обязательств по договору.

Недостатки юридической теории по данным вопросам самым непосредственным образом отражаются на состоянии действующего гражданского законодательства о недействительных сделках, а также на правоприменительной практике. В отсутствие четких теоретических установок суды разных инстанций по-разному квалифицируют одни и те же сделки: как ничтожные или как оспоримые, применяя при этом совершенно различные материально-правовые и процессуальные последствия.

Большое количество таких случаев делает данную проблему весьма острой.

БИБЛИОГРАФИЯ

Нормативные акты

Конституция Российской Федерации принята на всенародном голосовании 12.12.1993 // РГ. – 1993. - №237.

Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 03.06.2006 N 73-ФЗ) // СЗ РФ. 1994. №32, Ст. 3301.

Гражданский кодекс Российской Федерации часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ (в ред. от 02.02.2006 N 19-ФЗ) // СЗ РФ. 1995. №5, Ст.410.

Гражданский кодекс Российской Федерации часть третья от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ (в ред. от 03.06.2006 N 73-ФЗ) // СЗ РФ. №49, Ст.4552.

Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // СЗ РФ. – 1996.- №25. – Ст.2954

Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // СЗ РФ. – 2002. - №46. – Ст. 4532

Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // СЗ РФ. – 2002. - №30.- Ст.3012

Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ  // СЗ РФ. – 1996. - №1. – Ст. 16

Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" // Российская газета от 29 декабря 1995 г. N 248, в Собрании законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. N 1 ст. 1

Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ. // Российская газета. - 10 августа 2001 г. - №154.

Постановление Правительства России «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 11.02.02 N 135//Собрание Законодательства РФ. N 9. ст. 928.

 

 Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» 13 мая 2013 г. в "РГ" - Федеральный выпуск №6075

Научная литература

Гражданское право. Учебник. Т. 1. 3-е изд./ под ред. Суханова Е.А. – М.: ИНФРА-М, 2012.

Гражданское право. Учебник. Т. 1 / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: Проспект, 2010.

Комментарий к гражданскому кодексу РФ. Отв. редактор Садиков О.Н. -М.: 2012 г., с.81.

Рагулина С. Мнимые сделки как способ сокрытия имущества от взыскания. //ЭиЖ №49 2010 г., с.29.

Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М., 2009. С. 354.

Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М., 2011. С. 219 — 221.

Тузов Д.О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Цивилистические исследования. Вып. 3. М., 2010. С. 214 — 223, 244.

Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. - М. :Госюриздат, 1954.

Шиловский К..К Некоторые проблемы реституции // Вестник ВАС РФ. 2002. №8. С. 109 — 110.

Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 2009. С. 11 — 13, 18

Материалы судебной практики

Постановление Президиума ВАС РФ от 26.03.96 г. №435/95 // Вестник ВАС №2/1997 г., с.26.

Постановление Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». п. 25.

Постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.96 г. №2808/96 //Вестник ВАС РФ №2/ 1997 г., с. 46.

Постановление Президиума ВАС от 26 ноября 1996 г. №3070/96 //Вестник ВАС РФ. 1997. № 3.

Постановление Пленума ВС РСФСР №4 от 04.05.1990 г. "О практике рассмотрения судами РСФСР дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами" (в редакции Постановления Пленума от 21.12.1993 г.)

Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. №6-П «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 статьи 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, 3.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // Собрание Законодательства РФ. 2003. №17. Ст. 1657

Информационное письмо ВАС РФ от 9 июня 2000 г. № 54 «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной» // Вестник ВАС РФ. 2000. № 7.

Приложение к Информационному письму ВАС РФ от 31 мая 2000 г. №52 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле» п. 16 // Вестник ВАС РФ. 2000. №7.

1 Гражданский кодекс Российской Федерации.//Собрание законодательства РФ. 2012. № 32. ст. 3301;

2 ч.3 ст.17 Конституции РФ

3 Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва


"О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" 13 мая 2013 г. в 
"РГ" - Федеральный выпуск №6075 

4 Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ

5 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 70.

6 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 70.

7 Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва


"О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" 13 мая 2013 г. в 
"РГ" - Федеральный выпуск №6075 

8 Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва


"О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" 13 мая 2013 г. в 
"РГ" - Федеральный выпуск №6075 

9 Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва


"О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" 13 мая 2013 г. в 
"РГ" - Федеральный выпуск №6075

10 Российская газета от 29 декабря 1995 г. N 248, в Собрании законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. N 1 ст. 1


11 Приложение к Информационному письму ВАС РФ от 31 мая 2000 г. №52 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле» п. 16 // Вестник ВАС РФ. 2000. №7.

12 Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ,

13 Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ г. Москва


"О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" 13 мая 2013 г. в 
"РГ" - Федеральный выпуск №6075

14 Собрание Законодательства РФ. N 9. ст. 928.

15 Комментарий к гражданскому кодексу РФ. Отв. редактор Садиков О.Н. -М.: 2012 г., с.81.

16 Российская газета от 29 декабря 1995 г. N 248, в Собрании законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. N 1 ст. 1

17 Российская газета от 29 декабря 1995 г. N 248, в Собрании законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. N 1 ст. 1


18 Вестник ВАС №2/1997 г., с.26.

19 Постановление №2808/96 от 12.11.96 г. //Вестник ВАС РФ №2/ 1997 г., с. 46.

20 Рагулина С. Мнимые сделки как способ сокрытия имущества от взыскания. //ЭиЖ №49 2010 г., с.29.

21 Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М., 2003. С. 354; Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М., 2009. С. 219 — 221.

22 Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. С. 355.

23 Тузов Д.О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Цивилистические исследования. Вып. 1. М., 2010. С. 214 — 223, 244.

24 Тузов Д.О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России. С. 222

25 Шкловский К..К Некоторые проблемы реституции // Вестник ВАС РФ. 2002. №8. С. 109 — 110.

26 Постановление Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». п. 25

27 Собрание Законодательства РФ. 2003. №17. Ст. 1657

28 Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 2010. С. 11 — 13

29 См.: Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения. С. 18.

30 Постановление Президиума ВАС от 26 ноября 1996 г. №3070/96 //Вестник ВАС РФ. 1997. № 3.

31 Информационное письмо ВАС РФ от 9 июня 2000 г. № 54 «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной» // Вестник ВАС РФ. 2000. № 7.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

61137. ВИДИ ОБСТАВИН. ПОРІВНЯЛЬНИЙ ЗВОРОТ 493.85 KB
  Мета: поглибити знання учнів про обставину як другорядний член речення, порівняльний зворот, його роль у текстах різної стильової належності; сформувати вміння визначати види обставин; розвити пунктуаційні вміння виділяти порівняльні звороти комами на письмі...
61138. Релігія та культура Давнього Китаю 53 KB
  Мета: ознайомити учнів із релігійними віруваннями та культурною спадщиною Давнього Китаю; удосконалити навички інтерактивного вивчення нового матеріалу; показати неповторність і унікальність китайської культури.
61139. УЗАГАЛЬНЕННЯ Й СИСТЕМАТИЗАЦІЯ З ТЕМИ «ДРУГОРЯДНІ ЧЛЕНИ РЕЧЕННЯ» 82.5 KB
  Текст риторичний аспект: удосконалення будови і зв’язності розповідного й описового тексту використовуючи другорядні члени речення. Яким членом речення виступає порівняльний зворот.
61140. КОНТРОЛЬНЕ ЧИТАННЯ МОВЧКИ ТЕКСТУ ПУБЛІЦИСТИЧНОГО СТИЛЮ 82 KB
  Мета: оцінити рівень навчальних досягнень восьмикласників з розділу «Другорядні члени речення»; з’ясувати можливі недоліки в ході опанування мовною теорією...
61141. Цивільне право 2.48 MB
  Мета: ознайомити учнів зі структурою й джерелами цивільного права, розкрити роль цієї галузі у системі права України; розвивати навички учнів аналізувати поняття, працювати з нормативно-правовими актами...
61142. ОЗНАЧЕНО-ОСОБОВІ РЕЧЕННЯ 292.66 KB
  Формувати в учнів поняття про односкладні речення, їх види; ознайомити з означено-особовим реченням, способами вираження в ньому головного члена; розвивати вміння аналізувати ці речення у висловлюваннях
61143. Природа й населення Давньої Греції 48 KB
  Мета. дати уявлення про природно-кліматичні умови Греції та їхній вплив на розвиток господарської діяльності населення Еллади. показати роль міфів як історичного джерела.
61144. НЕОЗНАЧЕНО-ОСОБОВІ РЕЧЕННЯ 159.56 KB
  Поглибити знання учнів про односкладні дієслівні речення; сформувати поняття про неозначено-особове речення, способи вираження в ньому головного члена; розвивати творчі вміння аналізувати, трансформувати й конструювати неозначено-особові речення, у яких головний член має різні способи морфологічного вираження