39573

Комплексное изучение проблемы уголовной ответственности за убийство при отягчающих обстоятельствах

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Целью настоящего исследования является комплексное изучение проблемы уголовной ответственности за убийство при отягчающих обстоятельствах п. Для реализации указанной цели решаются задачи: изучения норм предусматривающих ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах в российском уголовном праве в историческом аспекте; юридического анализа соответствующих норм в действующем уголовном законодательстве. Практическая значимость выводов и предложений работы определяется возможностью их использования в правотворческой деятельности по...

Русский

2013-10-07

2.05 MB

33 чел.

Содержание

[1] Содержание

[1.1] Глава 2: Юридический анализ ст. 105 УК РФ

[1.1.1] 2.1.Объективные признаки

[1.1.2] 2.2.Субъективные признаки

[1.2] Глава 3: Квалификация ч. 2 ст. 105

[1.3] Заключение

[1.4] Список литературы

Введение

Актуальность темы дипломного исследования

В условиях экономической реформы происходит изменение образа жизни, изменяются общественные и межличностные отношения. Чуть ли не главным для людей становится корысть, а развивающаяся в последние годы социальная деформация укоренила у многих людей представление о том, что деньги, независимо от путей их приобретения, обеспечивают человеку господство над другими людьми и законом, а условием этого господства является безразличное, равнодушное, не осуждаемое отношение к убийствам. Поэтому убийству ради денег отдается приоритет среди иных способов приобретения капитала. Убийства распространяются, проникают в различные сферы жизнедеятельности людей, становятся привычны. Количество убийств, совершаемых при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных п.п. «а», «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в последние годы стабильно растет, причем доля этих убийств в общей массе убийств с каждым годом становится больше. А значит, требуется особое внимание к указанным видам убийства как со стороны правоохранительных органов, так и со стороны исследователей этой проблемы. Большой удельный вес убийств, совершенных приотягчающих обстоятельствах, предусмотренных п.п. «а», «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ в структуре преступности и их непрерывное увеличение - основание для признания исследования актуальным.

Теоретической основой настоящей работы стали труды специалистов В области уголовного права и криминологии: Антоняна Ю.М., Аниянца М.К., Борзенкова Г.Н., Бородина С.В., Бажанова М.И., Волкова Б.С., Жижи-ленко В.А., Загородникова Н.И., Кузнецову Н.Ф., Наумова А.В., Никифорова А.С., Пионтковского А.А., Побегайло Э.Ф., Семерневу Н.К., Сташиса В.В., Таганцева Н.С., Ткаченко В.И., Шаргородского М.Д., Чечеля Г.И. и др.

Цель и задачи  исследования. Целью настоящего исследования является комплексное изучение проблемы уголовной ответственности за убийство при отягчающих обстоятельствах (п.п. «а», «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ), разработка мер по совершенствованию уголовно-правовых мер борьбы с убийствами при указанных отягчающих обстоятельствах.

Для реализации указанной цели решаются задачи: изучения норм, предусматривающих ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах в российском уголовном праве в историческом аспекте; юридического анализа соответствующих норм в действующем уголовном законодательстве.

Методология и методика исследования

Методологической основой исследования являются общенаучный, исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, социологический и статистический методы исследования. Одним из основных методов, применявшихся в процессе исследования являлся документальный метод.

Нормативную базу дипломной работы составляют нормы действующего уголовного законодательства.

Практическая значимость выводов и предложений работы определяется возможностью их использования в правотворческой деятельности по совершенствованию конструкции уголовно-правовой нормы об ответственности за убийство Объект исследования — ответственность за убийство, совершенное с отягчающими обстоятельствами.

Предмет исследования — уголовно-правовые отношения реализации принципов уголовного права в ответственности за совершение убийства с отягчающими обстоятельствами.

Глава 1: Общая характеристика против преступлений жизни.

1.1 Понятие и признаки убийства по действующему законодательству.

В действующем УК РФ, в отличие от уголовного закона 1960 г. впервые понятие убийства определено законодательно. Согласно ст. 105 ч. 1 УК РФ убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку.

Данное определение является итогом многолетней дискуссии в науке уголовного права, которая развивалась еще с начала 40-х годов. В ней приняли участие многие видные российские ученые в области уголовного права.  

Сам термин “убийство” утвердился в российском уголовном праве во второй половине XIX века. Согласно Русской правде – это “душегубство”, по Своду законов Российской империи 1832 г. – “смертоубийство”. Неоднократно высказывались мнения о том, что, несмотря на простоту термина “убийство”, он по-разному понимается в различных сферах человеческой жизни. Он имеет научное, правовое, медицинское, бытовое толкование. В уголовном же праве понятие убийства более узкое, так как требует указания на определенные признаки, которые бы свидетельствовали о совершении преступления. В связи с этим многие авторы предлагали свои определения данного понятия.

Исходя из законодательного определения, можно выделить следующие признаки убийства:

1. Убийство – всегда умышленное деяние.

Законодательное закрепление данного признака положило конец многолетней дискуссии по поводу формы вины в таком преступлении, как убийство. Еще в 40-х г.г. профессор М.Д. Шаргородский высказал мнение, что убийством следует считать только умышленное причинение смерти . Это мнение было почти единодушно отвергнуто всеми российскими учеными в области уголовного права. Так, например, профессор А.А. Пионтковский писал: “Нельзя согласиться с мнением М.Д. Шаргородского, который предлагает под убийством понимать лишь умышленное причинение смерти и не относить к нему неосторожное лишение жизни человека. Признание неосторожного лишения жизни человека не убийством, а каким-то иным, особым преступлением было бы способно лишь ослабить отрицательную моральную оценку этого преступления…”  На этой же позиции стоял и Н.И. Загородников ,  В.Д. Меньшагин, М.К. Аниянц, А.Н. Трайнин. Однако следует учесть, что данная точка зрения господствовала в годы “коммунистической морали” и “социалистического уголовного права”, тогда как законодательство многих зарубежных стран резко разграничивало умышленное убийство и неосторожное причинение смерти. В последние годы преобладающей стала иная точка зрения, согласно которой убийством можно считать лишь умышленное действие, причинившее смерть другому человеку.

2. Убийство – причинение смерти другому человеку. По данному признаку проводится отличие убийства от самоубийства, которое по уголовному праву России не является преступлением, а также от несчастного случая. Данный признак предлагали ввести в определение убийства многие ученые. Так, по определению С.В. Бородина, “убийство – предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть”  Следует учесть, что данное определение также нуждается в доработке, так как понятие “виновное” предполагает как умысел, так и неосторожность, таким образом, сложно отличить убийство от других составов преступлений, предусматривающих в качестве последствий смерть человека.1

3. Причинение смерти – необходимое последствие преступления, предусмотренного составом ст. 105 УК РФ. Таким образом, деяние может быть квалифицировано как убийство лишь при причинении насильственной смерти потерпевшему. Естественная смерть не может быть квалифицирована как убийство.

4. В теории уголовного права для полного определения понятия убийства указывается еще на его противоправность (неправомерность), чтобы отграничить убийство от правомерного лишения жизни, как это бывает при необходимой обороне, исполнении приказа, приговора и т. п .

5. Убийство человека в отдельных, установленных законом случаях составляет необходимый признак объективной стороны другого преступления. То есть оно рассматривается не только как посягательство на жизнь, а на некую систему ценностей, куда входит и право на жизнь (например, террористический акт). А.Н. Красиков писал, что, определяя убийство, необходимо указать, что право человека на жизнь является непосредственным объектом посягательства . Ранее об этом же говорил Н.И. Загородников, указывая в определении убийства на то, что “причинение смерти является основанием уголовной ответственности” . Мы вполне согласны с данным мнением.

Таким образом, исходя из вышесказанного, убийство можно определить как противоправное умышленное причинение смерти другому человеку, когда право на жизнь является непосредственным объектом преступления.

Объект любого убийства, в том числе и квалифицированного – жизнь другого человека. И именно этот объект посягательства указывает на особую общественную опасность убийства.

   Объективная сторона убийства заключается в насильственном лишении жизни другого человека. Все виды убийств выражаются в лишении потерпевшего жизни (материальный состав).

   Рассмотрение объективной стороны убийства следует начать с определения признаков, ее характеризующих. Поскольку состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК, по своей конструкции является материальным, то объективная сторона будет характеризоваться тремя обязательными признаками:

·        общественно опасное деяние;

·        общественно опасное последствие;2

·       причинная связь между общественно опасным деянием и общественно опасным последствием.

   Первый признак объективной стороны преступления – общественно опасное деяние, которое может быть выражено как в форме действия, так и в форме бездействия.

   Действие – активная форма преступного поведения человека, которая выражается в механических телодвижениях, вызывающих изменение во внешнем мире. Чаще всего убийство совершается именно путем действия, направленного на нарушение функций или анатомической целостности жизненно важных органов другого человека.

   Действие человека может не только прямо и непосредственно причинить смерть другому человеку, но и может привести в движение какие-то иные силы, которые в последующем повлекут смерть другого лица. Все возможные варианты действий человека при убийстве мы можем разделить на несколько видов, отличающихся по форме воздействия на жизнь потерпевшего:

1) убийство  может совершаться такими действиями, когда преступник, не прибегая  к использованию каких-либо средств  или орудий, причиняет смерть  потерпевшему, используя только  мускульную силу своего тела (например, удушение руками за горло);

2) действия  виновного могут осуществляться  путем применения своей мускульной  силы, но с использованием тех  или иных орудий для усиления  этой силы и облегчения убийства (например, удар потерпевшего ножом).

3)действия виновного могут выражаться в направлении на потерпевшего каких-то иных сил (например, убийство с применением огнестрельного оружия). В подобных случаях мускульная сила человека дает толчок другой силе, которая и причиняет смерть потерпевшему.

4) убийство, совершенное в форме психической деятельности.

   Прежде всего, это непосредственно психическое воздействие на потерпевшего, которое может вызвать болезненные расстройства и смерть, главным образом у лиц с заболеванием сердца и сосудистой системы. Кроме того, сильный испуг также может вызвать остановку сердца и смерть. В таких случаях не используется ни мускульная сила виновного, ни мускульная сила другого лица.3

   К психическому воздействию следует отнести и подговор на совершение убийства другого лица малолетнего, либо лица не способного осознать характер своих действий и руководить ими. Подобные случаи носят название посредственного причинения, влекущего ответственность для субъекта, который задумал и осуществил подобным путем преступление.

Умышленное убийство может быть совершено и путем бездействия. Преступное бездействие является формой пассивного поведения и отличается тем, что человек воздерживается от всяких движений, а его сила находится в состоянии физического покоя. Следовательно, под бездействием при убийстве следует понимать волевое, сознательное воздержание виновного от совершения определенных поступков, то есть невмешательство в развитие событий, имеющих место помимо деятельности виновного, результатом чего и явилась желаемая или допускаемая смерть. При бездействии неизбежно требуется установление того, в силу каких обстоятельств определенное лицо обязано было действовать, и могло ли оно совершить эти действия.

Наконец, еще одним признаком объективной стороны убийства является причинная связь между деянием виновного и наступившей смертью потерпевшего.

1.2. Виды убийств по УК РФ.

В российском уголовном праве под убийством понимается умышленное причинение смерти другому человеку, данное определение сформировалось с момента вступления в силу Уголовного кодекса РФ 1996г. До этого в уголовных кодексах РСФСР также существовал термин «причинение смерти по неосторожности», но позже он был изменен на «неосторожное убийство».

В соответствии со статьей 105 Уголовного кодекса РФ, убийство наказывается исключительно лишением свободы на срок от 6 до 15 лет. Убийство:

- двух и более лиц;

- лица, равно как и его близкого, в связи с осуществлением служебной деятельности;

- малолетнего или лица, который находился в заведомо беспомощном состоянии и об этом было известно виновному;

- сопряженное с похищением человека;

- женщины, находившейся в состоянии беременности;

- осуществленное с особой жестокостью;

- по мотиву кровной мести;

- совершенное общеопасным способом;

- совершенное из корыстных побуждений или по найму;

- осуществленное группой лиц, в том числе по предварительному сговору;4

- сопряженное с вымогательством, разбоем или бандитизмом;

- осуществленное с целью скрыть иное преступление, в том числе облегчить его совершение (сопряженное с насильственными действиями сексуального характера или изнасилованием);

- из хулиганских побуждений;

- совершенное в целях использования тканей и органов потерпевшего;

- по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или ненависти – наказывается лишением свободы сроком от 8 до 20 лет либо пожизненным лишением свободы.

Кроме того, в Уголовном кодексе РФ предусмотрены другие составы такого преступления как убийство, это:

Убийство матерью новорожденного ребенка – ст. 106 УК РФ. Данный вид преступления предусматривает убийство новорожденного во время или сразу после родов, в том числе убийство матерью ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или при психическом расстройстве, которое не исключает вменяемость. Наказывается лишением свободы на срок до 5 лет или ограничением свободы на срок от 2 до 4 лет.

Убийство, свершенное в состоянии аффекта – статья 107 УК РФ. Данный вид преступления подразумевает его совершение в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, которое могло быть вызвано издевательством, насилием или тяжелым оскорблением, а также аморальными и противоправными действиями (бездействиями) со стороны потерпевшего, в том числе длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с действиями потерпевшего. Наказывается лишением свободы сроком до трех лет либо ограничением свободы на тот же срок. За совершение убийства в состоянии аффекта двух или более лиц УК РФ предусматривает иное наказание – лишение свободы на срок до 5 лет.5

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, которые необходимы для задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. В первом случае, УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 2х лет либо ограничением свободы на тот же срок. Во втором, совершение преступления наказывается лишением свободы на срок до 3х лет либо ограничением свободы на тот же срок.

Указанные деяния представляют собой меньшую общественную опасность относительно совершения обычного убийства, поэтому наказание за них предусмотрено менее строгое.

Помимо основных, убийство, как умышленное причинение смерти человеку, входит в объективную сторону других составов и позиционируется в качестве квалифицируемого признака. Перечислим преступления, предусмотренные Уголовным кодексом РФ, в состав которых входит такой признак:

Террористический акт – п. «б», ч. 3 ст. 205 УК РФ, подразумевает совершение взрыва или поджога, а также других действий, устрашающих население и создающие опасность гибели людей, причинение имущественного ущерба или наступление других тяжелых последствий, что осуществляется для воздействия на принятие определенного решения органами власти или международными организациями.

При условии, что данное деяние, повлекло умышленное причинение смерти человеку, оно наказывается лишением свободы на срок от 15 до 20 лет или пожизненным лишением свободы. Однако, стоит отметить, что если лицо, которое участвовало в подготовке террористического акта, своевременно предупредило компетентные органы или другим способом участвовало в предотвращении совершения преступления, оно освобождается от уголовной ответственности.6

Захват заложника – ч.4 ст. 206 УК РФ, подразумевает захват либо удержание лица в качестве заложника, целью деяния является понуждение государства, организации или гражданина совершить действие либо воздержаться от такового, как условия для освобождения заложника. Если при этом, указанные деяния повлекли смерть человека, они наказываются лишением свободы на срок от 15 до 20 лет или пожизненным лишением свободы. Однако, если лицо, добровольно, а также по требованию власти освободило заложника, и при этом в его действиях не содержится другого состава преступления, то оно освобождается от уголовной ответственности.

Диверсия – ч.3 ст. 281 УК РФ, подразумевает совершения взрыва или поджога, а также других действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, путей, сооружений, средств связи и сообщения и других объектов жизнедеятельности населения с целью подорвать обороноспособность и экономическую безопасность страны. Если указанные деяния повлекли за собой смерть человека, они наказываются лишением свободы от 15 до 20 лет либо пожизненным лишением свободы.

Кроме того, Уголовным кодексом РФ предусмотрено наказание за преступления против человечества, это:

- геноцид (ст. 357 УК РФ) – действия, которые направлены на полное или частичное уничтожение расовой, национальной, религиозной или этнической группы, осуществляемое путем убийства членов этой группы, а также причинения тяжкого вреда здоровью, принудительной передачи детей, воспрепятствования деторождения насильственным путем, переселение или другое создание жизненных условий, направленных на физическое уничтожение. Данное преступление подлежит наказанию в виде лишения свободы от 12 до 20 лет либо пожизненного лишения свободы;7

- посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 227 УК РФ) – действие, целью которого является прекращения деятельности государственного служащего либо из мести за такую деятельности. Данное преступление подлежит наказанию в виде лишения свободы от 12 до 20 лет либо пожизненного лишения свободы;

- посягательство на жизнь военнослужащего, сотрудника правоохранительных органов, равно как и на их близких (ст. 317 УК РФ), целью которого является воспрепятствования их деятельности либо из мести за такую деятельность. Данное преступление подлежит наказанию в виде лишения свободы от 12 до 20 лет либо пожизненного лишения свободы;

- посягательство на жизнь судьи, присяжного заседателя или другого лица, который принимает участие в отправлении правосудия, в том числе следователя и прокурора, защитника и эксперта, судебного пристава и исполнителя, а равно их близких (ст. 295 УК РФ), совершенное в целях воспрепятствования для осуществления этими лицами законной деятельности либо месть за такую деятельность. Данное преступление подлежит наказанию в виде лишения свободы от 12 до 20 лет либо пожизненного лишения свободы.



Глава 2: Юридический анализ ст. 105 УК РФ

2.1.Объективные признаки

Ранее действовавший УК РСФСР предусматривал ответственность за умышленное убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей (п. «д» ст. 102 УК РСФСР). Пункт «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ изложен в иной редакции: убийство, совершенное общеопасным способом. В результате изменения формулировки квалифицирующего признака возникли расхождения относительно тождества указанных признаков убийства. Так, по мнению А. Н. Красикова, понятие «общеопасный способ» шире, чем «способ, опасный для жизни многих людей». Аналогичной позиции придерживается и ряд других исследователей. Существует и иная точка зрения: изменения формулировки данного признака носят стилистический характер и не влияют на существо вопроса. Большинство авторов пришли к выводу, что разница между данными понятиями несущественна и не меняет содержания изучаемого способа. Так же трактовалось понятие общеопасного способа и дореволюционными учеными, например С. В. Познышевым: «В качестве квалифицированного по способу действия выдвигается, прежде всего, убийство, совершенное способом общеопасным, т. е. опасным для жизни многих лиц».

В действующем уголовном законодательстве определения термина «общеопасный способ» не имеется, как, впрочем, и определения понятия собственно способа совершения преступления, что создает определенные сложности при толковании и применении уголовного закона. Не углубляясь в дискуссии о понятии способа совершения преступления, приведем определение, данное Н. Ф. Михайловым: «Под способом совершения преступления понимается форма, в которой выразились общественно опасные действия, приемы, порядок и последовательность, которые использовались преступником при совершении преступления». Указанное определение в самом общем виде может быть использовано в настоящей статье, хотя, безусловно, понятие способа совершения преступления требует дальнейшего глубокого и тщательного изучения.

Вопросы содержания общеопасного способа недостаточно разработаны и в науке уголовного права. В подавляющем большинстве литературных источников (в том числе в комментариях к Уголовному кодексу Российской Федерации и учебных пособиях по уголовному праву) этой теме уделено незначительное внимание, толкование понятия общеопасного способа сводится к дублированию разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, о которых будет сказано ниже.

В этом смысле интересен опыт Республики Беларусь, в ст. 4 Уголовного кодекса которой имеется разъяснение отдельных терминов, в том числе общеопасного способа (п. 13). Под ним понимается способ совершения преступления, характеризующийся большой разрушительной силой или иным образом создающий опасность гибели людей, причинения телесных повреждений, иных тяжких последствий (взрыв, поджог, затопление и др.)

Верховным Судом Российской Федерации предпринята попытка разъяснения понятия общеопасного способа убийства.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1 под общеопасным способом убийства понимается такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди).

В указанном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации речь идет только о способе причинения смерти. Однако по смыслу уголовно-правовой нормы и с учетом приведенного определения способа совершения преступления фактически при решении вопроса о квалификации убийства общеопасным способом требуется учитывать ряд обстоятельств, таких как средства (орудия, предметы) совершения преступления, приемы, порядок, последовательность и обстановка их применения, а также наличие реальной опасности для жизни какого-либо лица кроме потерпевшего. Исходя из анализа научных работ и судебной практики, представляется, что Верховный Суд Российской Федерации в своем Постановлении, раскрывая понятие «способ», имел в виду именно эти признаки.

Однако в правоприменительной практике по-прежнему нередко возникают проблемы при квалификации деяния по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Не затрагивая субъективную сторону данного преступления, остановимся на объективных признаках, свидетельствующих о совершении убийства общеопасным способом.8

Во-первых, под общеопасным способом убийства подразумевается, помимо физической силы человека, использование каких-либо дополнительных средств, орудий или предметов.

Во-вторых, эти средства (орудия, предметы), выбранные субъектом преступления для совершения преступления, должны соответствовать определенным условиям, а именно создавать опасность для жизни, т. е. реальную возможность причинения смерти хотя бы еще одному лицу кроме потерпевшего.

Отсюда закономерно вытекает третий признак: нахождение на месте происшествия помимо потерпевшего еще не менее одного человека, в зависимость от опасности для жизни которого и ставится наличие общеопасного способа убийства.

Средства совершения убийства должны обладать такими поражающими свойствами, которые в силу своих специфических особенностей способны представлять опасность для жизни еще не менее одного человека помимо потерпевшего, а для квалификации убийства общеопасным способом должны не абстрактно, а реально представлять ее в момент совершения преступления. Чаще всего виновными из-за относительной простоты и доступности используются лишь такие способы, как поджог, взрыв, применение огнестрельного оружия. Но этим не исчерпывается перечень способов, которые могут расцениваться как общеопасные. Исходя из содержания ряда статей УК РФ, можно сделать предположение, какие способы совершения убийства при определенных условиях будут относиться к общеопасным, поскольку используемые в этих случаях средства обладают достаточно высокими поражающими свойствами. К ним относится применение оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, осуществление действий, создающих опасность гибели людей, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения, сопряженных с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ.9

При этом учитываются как поражающие свойства самого используемого средства (орудия, предмета), так и конкретный способ его применения или, в более широком смысле, обстоятельства его применения, когда об опасности для жизни свидетельствуют не только поражающие свойства применяемых средств, но и конкретная обстановка.

А. Н. Поповым была предложена следующая классификация видов средств, используемых виновным при совершении убийства общеопасным способом, в зависимости от их поражающих свойств и обстоятельств применения:

1) ситуативно опасные средства, использование которых опасно для жизни как потерпевшего, так и иных лиц в момент их применения: обладают достаточными поражающими свойствами для того, чтобы в данной ситуации — в обстановке совершения преступления — создавать реальную опасность для жизни иных, кроме потерпевшего, лиц, которые попадают в зону их действия. Например, выстрелы из огнестрельного оружия на оживленной улице или в лесу: поражающие свойства оружия одинаковые, но от обстановки производства выстрелов зависит наличие или отсутствие общеопасного способа;

2) долговременно опасные средства, использование которых опасно для жизни неопределенного круга лиц длительное время с момента их применения: обладают такими поражающими свойствами, которые создают опасность в течение длительного времени, когда под их воздействие может попасть неопределенный круг лиц. Например, отравление воды или пищи, к которым имеет доступ еще хотя бы одно лицо, помимо потерпевшего, и существует возможность их употребления им. Такое убийство, несомненно, квалифицируется как совершенное общепасным способом;

3) ограниченно опасные средства, использование которых создает опасность для жизни только одного потерпевшего из многих людей в момент применения. Вопрос признания в данном случае общеопасного способа является дискуссионным. Более аргументированной представляется следующая позиция: если при совершении убийства опасные свойства средства (предмета, орудия) преступления используются в условиях, при которых невозможно причинить вред другим лицам, то такой способ преступления не будет общеопасным.

С. после ссоры и драки с К. с близкого расстояния (около двух метров) прицельным выстрелом из ружья в живот лишил жизни потерпевшего. Во время выстрела в стороне от потерпевшего К. стоял Ж. Как указал Верховный Суд Российской Федерации по данному делу, действия лица, прицельным выстрелом с близкого расстояния убившего потерпевшего, не могут быть квалифицированы как убийство, совершенное общеопасным способом.

Некоторые авторы полагают, что об общеопасном способе может идти речь и в ситуации, когда опасности подвергалось одно любое из находившихся на месте происшествия лиц(3). Представляется, что такая точка зрения не соответствует смыслу «общеопасности» и расходится с позицией Верховного Суда Российской Федерации о необходимости опасности для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица. В случае же убийства не потерпевшего, а иного лица целесообразно говорить об отклонении действия и квалифицировать деяние как простое убийство, не признавая его совершенным общеопасным способом.

Хотя при изучении судебной практики можно заметить, что Верховный Суд Российской Федерации не всегда занимает последовательную позицию по данному вопросу.10

Так, суд первой инстанции квалифицировал действия П. как покушение на убийство из хулиганских побуждений и убийство, совершенное из хулиганских побуждений и способом, опасным для жизни многих людей. П., действуя из хулиганских побуждений, с целью убийства приставил к шее военнослужащего З., рядом с которым находились другие военнослужащие, заряженную винтовку и нажал на спусковой крючок. Потерпевший успел уклониться, но стоявший сзади него А. был убит.

В своем протесте прокурор ставил вопрос о квалификации действий осужденного в части убийства А. как убийство без отягчающих обстоятельств. Верховный Суд Российской Федерации не нашел оснований для изменения приговора и указал, что, производя выстрел из винтовки в З., стоявшего в группе других военнослужащих,

П. сознавал, что избранный им способ убийства опасен для жизни многих людей.

Как уже было сказано, опасность способа должна оцениваться не абстрактно, а в конкретной обстановке совершения преступления.

Так, Верховный суд Республики Северная Осетия-Алания 9 августа 2010 г. вынес приговор в отношении О., в котором указал, что О. и другие соучастники, производя выстрелы в А. из огнестрельного оружия в дневное время суток, в общественном месте, при большом скоплении людей, осознавали и учитывали баллистические характеристики патронов, начальную (дульную) скорость пули, ее кинетическую энергию, проникающую способность, расстояние до цели и тактико-технические характеристики применяемого оружия, что на линии траектории полета пуль помимо потерпевшего находятся другие лица, которые могут пострадать в результате их преступных действий, а также чужое имущество, которое может быть повреждено либо уничтожено, но относились ко всему этому безразлично, что свидетельствует о совершении преступления общеопасным способом.11

Данный пример, согласно приведенной выше классификации, относится к убийству ситуативно опасными средствами. Из приговора видно, что судом всесторонне оценены не только поражающие свойства огнестрельного оружия, но и совокупность обстоятельств совершения преступления, в силу которых в конкретном случае примененный способ оказался общеопасным, поскольку на траектории полета пуль, кроме потерпевшего, находились другие лица.

Таким образом, для правильной квалификации убийства как совершенного общеопасным способом необходимо установить, что возникла опасность для жизни не только потерпевшего, но и какого-либо лица, при условии, что примененные виновным для убийства средства (орудия) в силу своих поражающих свойств и соответствующей обстановки могут причинить смерть этому лицу.

Заслуживает внимания также проблема квалификации действий виновного в зависимости от наступивших последствий.

Так, С. произвел выстрел из двуствольного охотничьего гладкоствольного ружья 16 калибра, заряженного картечью, в П. в присутствии гражданской жены последнего — К. и ее матери — К-ой, в результате чего П. было причинено огнестрельное дробовое ранение, от чего наступила его смерть. Затем С. произвел второй выстрел из этого же ружья в К. и К-ву, после чего стал перезаряжать ружье, однако это ему не удалось, поскольку К. и К-ва оказали ему активное сопротивление.12

Квалифицируя действия С. по факту покушения на убийство потерпевших по ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд исходил из того, что осужденный, производя выстрел из ружья, заряженного картечью, с близкого расстояния, действовал с прямым умыслом, пытаясь убить стоявших рядом К. и К-ву с особой жестокостью, общеопасным способом. Однако преступление не смог довести до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

С. по эпизоду покушения на убийство К. и К-ой оспаривал наличие общеопасного способа их убийства.

Квалификация этих действий помимо п. «а» еще и по пп. «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ признана Президиумом Верховного Суда Российской Федерации неправильной.

Квалифицируя действия С. по эпизоду покушения на убийство К. и К-вой по ч. 3 ст. 30 и п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд указал в приговоре, что, произведя выстрел в К. и К-ву, которые стояли рядом друг с другом, с расстояния метра, С. действовал общеопасным способом и осознавал это.

По смыслу уголовного закона под общеопасным способом убийства понимается такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица. Если же умыслом виновного охватывалось убийство лишь двух лиц и при этом реальной опасности подвергались только эти двое потерпевших, действия виновного квалифицируются по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации изменил приговор суда и определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации в отношении С.: исключил осуждение его по ч. 3 ст. 30 и пп. «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Для квалификации содеянного как убийства общеопасным способом не имеет значения, был ли фактически причинен какой-либо вред иному лицу кроме потерпевшего.

Однако нередко в результате совершения убийства потерпевшего общеопасным способом причиняется какой-либо реальный вред охраняемым законом интересам другого лица. В таком случае Пленум Верховного Суда Российской Федерации в указанном Постановлении рекомендует квалифицировать содеянное по совокупности:

1) п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п.  «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (при причинении смерти);

2) п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью (при причинении вреда здоровью);

3) п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 2 ст. 167 УК РФ (при уничтожении, повреждении чужого имущества);

4) п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 2 ст. 261 УК РФ (при уничтожении, повреждении лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд).13

Такие рекомендации Верховного Суда Российской Федерации по квалификации содеянного при причинении смерти или вреда здоровью иного лица, помимо потерпевшего, также породили полемику в научных кругах.

Так, по мнению Л. В. Иногамовой-Хегай, рекомендация по поводу квалификации при причинении вреда здоровью других лиц является спорной. Общеопасный способ предполагает возможность причинения вреда здоровью других лиц и реального его наступления. В соответствии с критикуемой рекомендацией виновный дважды будет привлекаться к уголовной ответственности за одно и то же преступление. Если же виновный, применяя заведомо общеопасный способ, предвидел неизбежность или вероятность гибели хотя бы еще одного человека, кроме намечаемой жертвы, и желал либо сознательно допускал такой исход, посягательство следует квалифицировать не только как убийство, совершенное общеопасным способом, но и как убийство двух или более лиц, т. е. по пп. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Иную позицию высказал А. Н. Попов: пункт «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ должен подлежать вменению только в тех случаях, когда кроме погибших или тех, на чью жизнь виновный покушался, кто-то еще мог погибнуть, т. е. реально подвергался опасности, но остался жив. В тех случаях, когда погибли все лица, подвергавшиеся опасности, или когда виновный стремился причинить смерть нескольким людям, не подвергая опасности жизнь иных лиц, содеянное не может быть квалифицировано как совершенное общеопасным способом.

Таким образом, несмотря на расхождения в трактовании разъяснений Верховного Суда Российской Федерации по вопросам квалификации, установление общеопасного способа в каждом конкретном случае является вопросом факта: правоприменителем должны быть внимательно изучены обстоятельства совершенного преступления, в частности средства (орудия) преступления, их поражающая сила и обстановка, с целью установления реальной опасности для жизни хотя бы одного лица, помимо потерпевшего.  

2.2.Субъективные признаки

«Субъект преступления – это лицо, совершившее общественно опасное деяние и могущее нести за него уголовную ответственность».
Субъектом убийства является физическое лицо, вменяемое, в соответствии с ч.2 ст.20 УК РФ, достигшее возраста 14 лет. Физическое лицо, совершившее преступление, способно нести за содеянное уголовную ответственность, если оно обладает следующими признаками:

1.вменяемость;
2.достижение установленного уголовным законом возраста.

Субъектом данного преступления должно быть только вменяемое лицо, т.е. способное осознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) либо руководить ими. Лица невменяемые, лишенные такой способности вследствие расстройства психики, не могут быть субъектами преступления.14 К таким лицам применяются меры медицинского характера, в том числе и принудительные.
Понятие «вменяемость» не раскрывается в самом уголовном законе, поэтому приведем определение этого понятия из научной литературы: «Вменяемость – это способность лица осознавать общественно опасный характер своих действий».
39 Понятие невменяемости раскрывается в ч.1 ст.21 УК РФ: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики». Понятие невменяемости складывается из двух критериев, совокупность которых и характеризует это состояние: юридического и медицинского.
Юридический критерий подразделяется на два признака: интеллектуальный и волевой. Интеллектуальный признак предполагает невозможность (неспособность) лица осознавать опасность своего действия (бездействия). «Это качество психики означает отсутствие у лица способности понимать как фактическую сторону совершаемого деяния, так и его социальный смысл».
15 Непонимание лицом содержания фактической стороны своего действия или бездействия обычно означает непонимание им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями (не осознает, что лишает потерпевшего жизни). Однако главное в содержании интеллектуального признака заключается в непонимании лицом социального смысла своего деяния, т.е. отсутствие понимания его общественно опасного характера. В связи с этим вполне возможны случаи, когда одно и то же лицо, сознавая фактическую сторону своего поведения, не осознает его общественной опасности. «Так, страдающий определенным психическим заболеванием (например, шизофренией) может осознавать, что лишает жизни человека, например путевого рабочего, производившего осмотр или ремонт железнодорожного полотна, но воспаленное (вследствие психической болезни) воображение субъекта связывает это не с совершением
преступления (убийства), а с предупреждением, например, мнимого акта терроризма (крушение поезда). В связи с этим лицо считает свои действия актом выполнения общественного долга, а не совершением преступления».
41 Другим признаком юридического критерия является волевой признак, т.е. неспособность лица руководить своими действиями (бездействием). Подобное может иметь место при некоторых видах болезненного расстройства психической деятельности. Например, расстройство волевой сферы при относительной способности осознавать общественную опасность своего действия (бездействия) наблюдается у наркоманов в состоянии абстиненции, т.е. наркотического голодания. Уголовный закон для признания наличия юридического критерия требует установления не обязательно обоих признаков, а хотя бы одного из них – либо интеллектуального, либо волевого. Наличие одного лишь юридического критерия не является основанием для признания лица невменяемым. Необходимо установить, что лицо не осознавало фактического характера и общественной своих действий (бездействия) или не могло ими руководить именно по причинам, относящимся к медицинскому критерию.16 Последний представляет собой обобщенный перечень психических расстройств и заболеваний, способных привести к наличию у лица юридического критерия. Это – хронические психические расстройства, т.е. длительно протекающее расстройство психики. К таким психическим заболеваниям относятся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, паранойя, маниакально-депрессивный психоз и другие болезни психики. Временное психическое расстройство – это также психические заболевания, но продолжающиеся тот или иной срок (относительно быстро) и заканчивающимися выздоровлением. Сюда относятся: патологическое опьянение (белая горячка), реактивные симптоматические состояния, т.е. расстройства психики, вызванные тяжкими душевными потрясениями и переживаниями. Слабоумие – это различного рода снижения или полный упадок психической деятельности, связанные с поражением интеллектуальный способностей человека. Слабоумие связано с понижением или потерей умственных способностей лица и является врожденным или приобретенным в результате того или иного прогрессирующего психического заболевания. Различаются три степени слабоумия: легкая (дебильность), средняя (имбецильность) и глубокая, тяжелая степень поражения умственной деятельности (идиотия). Иное болезненное состояние психики – это те болезненные явления, которые не являются психическими заболеваниями в тесном смысле данного понятия, но тем не менее также сопровождаются нарушениями психики. Например, брюшной тиф, не являясь психическим заболеванием, может сопровождаться помрачнением сознания, галлюцинациями, во время которых у больного может быть снижена или даже нарушена способность к умственной или волевой деятельности.

Само по себе наличие медицинского критерия также не является достаточным для признания лица невменяемым. Например, не всегда та или иная степень слабоумия влечет невозможность лица осознавать опасность своего поведения и невозможность руководить своими поступками. Если, допустим, слабоумие у лица выражено незначительно, оно может быть вменяемым в связи с отсутствием именно юридического критерия. Точно так же возможны случаи, когда лицо не осознает опасности своих действий (бездействия) и не может руководить ими вследствие, например, опьянения. Очевидно, что такое лицо не может быть признано невменяемым и освобождено от уголовной ответственности. Таким образом, только совокупность юридического и медицинского критериев дает основание для признания лица невменяемым и освобождения его от уголовной ответственности.17
Как уже отмечалось, субъектом преступления может быть не любое физическое и вменяемое лицо, а только достигшее определенного возраста. Лица малолетние, которые в силу своего возраста не способны в полной мере осознавать опасность совершаемых ими действий (бездействия) или руководить ими, не могут быть признаны субъектами преступлений и не несут уголовной ответственности за совершенные ими общественно опасные деяния.
Согласно ч.2 ст.20 УК РФ лица, которым до совершения преступления исполнилось 14 лет, несут ответственность за преступления предусмотренные ст.105 УК РФ. Устанавливая общий возраст уголовной ответственности с 16 лет, а за отдельные преступления - с 14 лет, уголовный закон учитывает, что с достижением такого возраста несовершеннолетний в полной мере способен оценивать свое поведение, в том числе и преступное. Вместе с тем УК РФ 1996 г. вводит правило (отсутствовавшее в УК РСФСР 1960 г.), позволяющее освободить несовершеннолетнего от уголовной ответственности даже по достижении им возраста уголовной ответственности. В соответствии с ч.3 ст.20 УК РФ, если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, был неспособен в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности. В этих случаях речь идет о своеобразной возрастной невменяемости. «О настоящей невменяемости в этих случаях говорить не приходится, так как налицо отсутствие ее медицинского критерия. Задержка в психофизиологическом развитии несовершеннолетнего вызывается не его психическим расстройством, а индивидуальными возрастными особенностями психофизиологического развития несовершеннолетнего, проявляющимся в его социальном инфантилизме».
18

«Однако возраст и вменяемость не относятся к числу признаков состава преступления, а являются лишь условиями наступления уголовной ответственности». 

С этим можно согласиться потому, что любое деяние, в том числе и лишение жизни другого человека, совершенное малолетним или невменяемым, нельзя признавать не представляющим опасность, оно лишь устраняет уголовную ответственность этих лиц.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:
1. субъектом убийства является физическое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста;

2. лицо должно быть вменяемым, то есть способным осознавать общественно опасный характер своих действий;

3. при признании лица невменяемым нужно исходить из совокупности двух критериев: юридического и медицинского;

4. к невменяемым лицам применяются принудительные меры медицинского характера;

5. если несовершеннолетний отстает в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством, то он освобождается от уголовной ответственности.19
Субъективная сторона убийства включает в себя: вину (в соответствии со ст. 105 УК РФ только в форме умысла), мотив и цель.

«Вина – это отношение психики лица к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и к его последствиям в форме умысла (прямого или косвенного)».
Согласно ст.5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Российское уголовное право стоит на позиции субъективного вменения, это означает, что уголовно наказуемым закон признает только такое общественно опасное деяние, которое совершено виновно.
20 Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается. Ни одно деяние, совершенное невиновно, какие бы тяжкие последствия оно ни причинило, не может рассматриваться как преступление. «Вменение в вину деяния, общественную опасность которого лицо не предвидело и не могло предвидеть, было бы решено справедливости и какого-либо предупредительного значения и поэтому отвергается правосудием».
Принцип вины предполагает только личную ответственность. К уголовной ответственности может быть привлечено только то лицо, которое само совершило преступление, и ответственность не может перелагаться на других лиц (родителей, опекунов). Полный анализ субъективной стороны убийства очень важен. Во-первых, душевное состояние лиц, совершающих это преступление, бывает крайне сложным и требует внимательного изучения. Во-вторых, именно по субъективной стороне в ряде случаев убийство отличается от других преступлений, связанных с причинением смерти. По субъективной стороне различают отдельные виды убийств. При квалификации убийства следует не только выявить, что оно совершено умышленно, но и определить форму умысла.
Субъективная сторона убийства предполагает наличие у виновного прямого или косвенного умысла, который некоторые авторы называют еще эвентуальным.
При прямом умысле убийца сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит его общественно опасные последствия (возможность наступления смерти потерпевшего) и желает наступления таких последствий.

Интеллектуальный момент при прямом умысле образует сознание субъектом общественно опасного характера своего действия или бездействия и предвидение его общественно опасного последствия. Сознание общественно опасного характера действия или бездействия предполагает в первую очередь сознание всех тех фактических обстоятельств совершаемого деяния (действия или бездействия), которые соответствуют признакам состава убийства. Речь идет о сознании тех фактических обстоятельств, которые относятся к объекту и объективной стороне убийства. Лицо должно сознавать, что оно лишает жизни другого человека.21

Поскольку в объективную сторону убийства входит и причинная связь между действиями (бездействием) лица и наступившими вредными последствиями (смертью потерпевшего), сознание виновного должно охватывать и эту связь. «Причинная связь только тогда может явиться обстоятельством, обусловливающим ответственность за умышленное убийство, когда оно сочетается с субъективным отношением к ее развитию в форме умысла. Если смерть потерпевшего была причинена действиями (бездействием) лица, выпадающими из причинной связи, объемлемой его умыслом, ответственность за умышленное убийство исключается». Для наличия умысла вовсе не требуется, что бы лицо во всех деталях предвидело развитие причинной связи, достаточно предвидения ее в общих чертах.
При прямом умысле убийца предвидит, что в результате его действий может наступить смерть потерпевшего. При этом прямой умысел может быть как в том случае, когда наступление смерти мыслится как неизбежное последствие его действий (бездействия), так и в том случае, когда оно представляется как вероятное или возможное последствие.

Волевой момент прямого умысла при убийстве состоит в том, что виновный желает наступления смерти потерпевшего.

Косвенный умысел при убийстве заключается в том, что лицо сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит его общественно опасные последствия (возможность наступления смерти потерпевшего), не желает наступления этих последствий, но тем не менее сознательно допускает их наступление.22

Интеллектуальный момент косвенного умысла по существу ничем не отличается от интеллектуального момента умысла прямого. «Различие состоит только в том, что при прямом умысле субъект предвидит как неизбежность наступления смерти потерпевшего, так и вероятность или возможность ее наступления; при косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность или вероятность наступления смерти потерпевшего». В тех же случаях, когда лицо предвидит неизбежность наступления смерти потерпевшего, оно действует с прямым умыслом. Приведем пример, который приводит Э.Ф. Побегайло: «Потерпевшего сбрасывают из хулиганских побуждений в глубокую пропасть, то говорить о косвенном умысле на убийство нельзя; в таких случаях умысел может быть только прямым». С таким утверждением согласен С.В. Бородин: «Предвидение неизбежности смерти является содержанием прямого умысла».
Волевой момент косвенного умысла заключается в нежелании наступления смерти потерпевшего, но при этом тем не менее предполагается ее сознательное допущение. При косвенном умысле лицо не желает наступления преступных последствий, ибо преследует совершенно иную цель. Ради достижения этой цели лицо сознательно допускает наступления смерти потерпевшего. Отсутствие у лица желания, чтобы предвиденные последствия его действий наступили, связано, как правило, с безразличным отношением лица к наступлению этих последствий. Сознательное допущение преступных последствий при косвенном умысле обусловлено не только безразличным отношением лица к наступлению этих последствий, но и сочетается с явным нежеланием их наступления. «Субъект при совершении своих действий может питать надежду на то, что смерть потерпевшего и не наступит, однако эта надежда не представляет из себя расчет на конкретные и реальные обстоятельства и силы, которые могли бы предотвратить наступление последствий. Не желая наступления смерти потерпевшего, лицо рассчитывает лишь на «авось», на какую-либо случайность, благодаря которой смерть может и не наступить».
51 Поэтому в таких случаях лицо сознательно допускает возможность наступления смерти потерпевшего.23

Большое значение имеет разграничение прямого и косвенного умысла при решении вопроса об ответственности за покушение на убийство.

При косвенном умысле волевая деятельность лица не направляется непосредственно на лишение потерпевшего жизни. Лицо, действующее с косвенным умыслом, лишь сознает наряду со многими последствиями возможность наступления данного преступного последствия – смерти потерпевшего. Уголовный закон проводит разграничение между прямым и косвенным умыслами по интеллектуальному моменту (характеру
предвидения общественно опасных последствий) и по волевому моменту
(отношению к предвидимым общественно опасным последствиям).
«Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность и неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)».Данное разъяснение Пленума Верховного Суда полностью согласуется с ч.2 ст.25 УК РФ и соответствует букве закона. И теперь споры о том, что покушение на убийство возможно и с косвенным умыслом лишены всякого смысла.
При умышленном нанесении тяжких телесных повреждений у виновного был прямой или косвенный умысел на причинение смерти и в результате эта смерть наступила, то это деяние образует состав убийства. Если же у виновного был умысел только на причинение тяжких телесных повреждений, а по отношению к причиненной смерти вина лица выражается в форме неосторожности, то содеянное образует состав ч.4 ст.111 УК РФ. На такой позиции стоит Пленум Верховного Суда РФ.
24

«При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, а также предшествующее преступление и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения».
Правильное изучение субъективной стороны преступления не возможно без исследования мотива и цели преступного деяния.

Э.Ф. Побегайло определяет мотив преступления следующим образом: «Мотив преступления – это то внутреннее побуждение, которое вызывает у человека решимость совершить преступление и которым он, затем руководствуется при его осуществлении».55 А.В. Наумов дает следующее определение: «Мотив преступления – это побуждение лица, совершившего преступление».
Сознательное действие лица всегда связано с определенной мотивацией поведения. Безмотивных действий не существует, если только эти действия не совершаются психически больным, что исключает сознательную мотивацию поступков. Мотив как побуждение человека совершить определенный поступок, и в частности мотив преступления, представляет собой сложный эмоциональный и волевой процесс, происходящий в психике человека.
25

Уголовный закон не во всех случаях прямо упоминает мотив как квалифицирующий признак убийства. В ч.2 ст.105 УК РФ прямо называются мотивы: корысть п.«з»; хулиганские побуждения п.«и»; кровная месть, национальная, расовая, религиозная ненависть или вражда п.«л». Согласно п.4 постановления Пленума ВС РФ, по ч.1 ст.105 УК РФ квалифицируется убийство по мотивам: ревности, мести, зависти, неприязни. Однако С.В. Бородин считает, что: «Для квалификации убийства по ч.1 ст.105 УК РФ мотив его совершения, по существу, безразличен».57 Это не верно, при расследовании любого уголовного дела органы предварительного следствия и суда обязаны устанавливать мотив преступления.58 К тому же в самом постановлении указывается, по каким мотивам возможна квалификация по ч.1 ст.105 УК РФ. В данном случае с С.В. Бородином нельзя согласиться.

«Цель преступления – это те фактические результаты, которых виновный желает достичь посредством совершения преступления».59 Цель преступления в отличие от мотива – это тот результат, которого стремиться достигнуть лицо, совершающее преступление. «Именно цель превращает таящиеся внутри психики влечения, чувства в движущие мотивы».60
Особо важное значение анализ мотивов и целей преступления имеет по делам об убийстве.

Мотив и цель являются самостоятельными понятиями, их надо отличать друг от друга, мотив – это побуждение, а цель желаемый конечный результат преступной деятельности. Установление мотивов и целей убийства необходимо для оценки степени общественной опасности совершенного преступления и личности преступника, для квалификации содеянного, для индивидуализации наказания, для установления причин и условий, способствующих совершению убийств.26



Глава 3: Квалификация ч. 2 ст. 105

Совершение преступления с особой жестокостью, садизмом или издевательством, а также мучениями для потерпевшего признается обстоятельством, отягчающим любое преступление (п. «и» ч. ст. 63 УК). Пункт «д» ч. 2 ст. 105 УК является конкретным проявлением этого общего положения применительно к убийству. Об особой опасности для общества такого убийства свидетельствуют обстоятельства его совершения, которые могут проявиться в способе действий виновного, в безразличном отношении к страданиям потерпевшего и других лиц. Субъект данного вида убийства также характеризуется крайне отрицательно.27

Правильное применение п. «д» ч. 2 ст. 105 УК зависит от того, что понимается под «особой жестокостью» при совершении убийства. Относя особую жестокость к обстоятельствам, отягчающим убийство, закон вместе с тем не называет критерии, по которым убийство должно быть признано совершенным с особой жестокостью. Некоторые следователи и судьи пытаются найти ответ на этот вопрос в заключении судебно-медицинского эксперта. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда России отменила приговор нижестоящего суда по делу Б., осужденного по п. «г» ст. 102 УК РСФСР (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК) за убийство своей сожительницы В. Судебная коллегия сослалась на то, что в суде не был допрошен судебно-медицинский эксперт, и в связи с этим осталось не установленным, было ли совершено убийство с особой жестокостью. Президиум Верховного Суда России отменил определение коллегии как противоречащее закону. Установление особой жестокости ст. 57 УПК РФ не относит к компетенции судебно- медицинского эксперта.

Разумеется, нельзя впадать в другую крайность и вообще игнорировать заключение эксперта при определении особой жестокости убийства. В ряде случаев выводы эксперта о характере телесных повреждений и причине смерти потерпевшего в совокупности с другими доказательствами позволяют сделать обоснованный вывод о квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК. При этом во вся- ком случае необходимо иметь в виду, что особая жестокость — не медицинское, а юридическое понятие.

Отдельные авторы рекомендуют применять п. «г» ст. 102 УК РСФСР (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК), исходя из разъяснения в толковом словаре русского языка термина «жестокость», не отграничивая это понятие от «особой жестокости».28 На практике подобные рекомендации могут привести к необоснованному расширению пределов применения п. «д» ч. 2 ст. 105 УК. Именно это обстоятельство в свое время подчеркнул Президиум Верховного Суда России по делу А. Признав необоснованной квалификацию действий А. по п. «г» К 102 УК РСФСР (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК), Президиум указал, что всякое умышленное убийство является тяжким и в той или иной мере жестоким преступлением26, а при квалификации убийства по г» данной статьи УК необходима особая жестокость. 2. В п. 8 постановления от 27 января 1999 г. Пленум Верховного а РФ разъяснил, что установление особой жестокости связывается со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью. Это новое, весьма существенное разъяснение, поскольку установить признаки особой жестокости нельзя без анализа субъективной стороны преступления. В каждом случае должно быть выяснено отношение виновного не только к последствию, но и к особой жестокости как к обстоятельству, отягчающему убийство.

Изучение убийств, совершенных с особой жестокостью, показывает, что основная причина ошибок при их квалификации состоит в том, что суды часто оценивают признаки, свидетельствующие об особой жестокости, сами по себе, а не через призму субъективной стороны состава преступления. При такой оценке, с одной стороны, не всегда учитывается, что речь идет об убийстве как умышленном преступлении, и, следовательно, неосторожность по отношению к отягчающему обстоятельству исключается, а с другой — не всегда учитывается, что виды умысла виновного на лишение жизни и его отношение к особо жестокости могут не совпадать. Вполне возможны случаи совершения убийства с прямым умыслом при безразличном отношении к особой жестокости, свидетельствующем о косвенном умысле.29

Без выяснения данных о виде умысла по отношению к особой жестокости нельзя считать обстоятельства убийства установленными с достаточной полнотой. По нашему убеждению, обязательное выяснение вида умысла виновного по отношению к особой жестокости является единственно возможным и верным критерием для решения вопроса о том, проявлялась ли при убийстве особая жестокость. Доктрина уголовного права исходит из того, что как прямой, так и косвенный умысел включают предвидение, которое является не чем иным, как сознанием наступления тех или иных результатов.

Если какое-то явление представляет собой результат другого явления, то предвидеть этот результат — значит осознавать свойство породившего его явления, осознавать связь между этим и другим явлением и результатом, осознавать характер результата. Применительно к рассматриваемому виду убийства это означает, что виновный тогда действует с особой жестокостью, когда осознает характер действия, желает или сознательно допускает наступления результата, которым является особая жестокость.

Квалификация убийства как совершенного с особой жестокостью может оказаться неправильной, если не выяснены и соответствующим образом не оценены эти обстоятельства. Так, С. была осуждена Кемеровским областным судом по п. «г» ст. 102 УК РСФСР (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК). Президиум Верховного Суда России переквалифицировал действия осужденной на ст. 103 УК РСФСР (ч. 1 ст. 105 УК), сославшись на то, что нанесение потерпевшему нескольких ударов топором было вызвано не осознанием с ее стороны особой жестокости, а опасением, что В. расправится с ней, если останется в живых, так как он ранее угрожал убить С. и ее мать.

Очевидно, что в данном случае виновная действовала без цели совершить убийство с особой жестокостью и не сознавала, что ее действия могут объективно свидетельствовать об особой жестокости. При таких обстоятельствах признание убийства совершенным с особой жестокостью было бы объективным вменением.

Субъективное отношение виновного может быть установлено из его показаний, показаний свидетелей и других доказательств, позволяющих сделать вывод об особой жестокости. Но чаще всего вывод приходится делать, исходя из действий виновного во время убийства, обстановки его совершения, личности потерпевшего и некоторых других обстоятельств, в которых может проявиться особая жестокость.30

В целом ряде случаев об особой жестокости свидетельствует множественность ранений или иных телесных повреждений, причиненных потерпевшему. Правильное разрешение вопроса о наличии к n отсутствии особой жестокости при убийстве таким способом имеет важное значение для практики, так как применение п «д» ч. 2 ст. 105 УК нередко обосновывается ссылкой на способ убийства. В таких случаях множественность ранений или иных телесных повреждений признается бесспорным доказательством особой жестокости.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда России, а затем и Президиум этого суда оставили без изменения приговор в отношении Ф., который был осужден за убийство с особой жестокостью только на том основании, что он нанес потерпевшей множество ранений, при этом субъективная сторона преступления не была проанализирована. Пленум Верховного Суда СССР при рассмотрении этого дела подчеркнул, что один лишь факт множественности ранений (как и иных телесных повреждений) не может служить единственным основанием для признания убийства совершенным с особой жестокостью:0 Вместе с тем, в этом постановлении допускается неточность, когда утверждается, что для квалификации убийства по п. «г» ст. 102 УК РСФСР (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК) должно быть установлено, что виновный действовал с умыслом, направленным на убийство с особой жестокостью. При такой формулировке органы следствия и суды в каждом случае для признания наличия особой жестокости обязаны установить, что виновный действовал специально с особой жестокостью, т. е. с прямым умыслом.

Вряд ли с этим можно согласиться. Во всяком случае такое указание не вытекает из закона, который не ограничивает применение п. «д» ч. 2 ст. 105 УК требованием наличия прямого умысла. Убийства же, совершенного с косвенным умыслом в отношении причинения смерти потерпевшему и с прямым умыслом в отношении проявленной особой жестокости, вообще быть не может. Во всех таких случаях виновный относится к особой жестокости только с косвенным умыслом.31

Формулировка данной нормы имеет своей основой из ст. 16 УК, которая под неоднократностью преступлений понимает совершение двух и более преступлений, предусмотренных одной и той же статьей УК. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями, может признаваться неоднократным только в случаях, специально указанных в Особенной части УК.

При характеристике неоднократности по п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК, по нашему мнению, следует исходить из того, что это понятие: 1) охватывает ранее применявшееся в УК РСФСР (п. «и» ст. 102 УК РСФСР) понятие совершения убийства «лицом, ранее совершившим умышленное убийство»; 2) не является синонимом судимости; 3)32 позволяет учитывать при совершении убийства однородные преступления, причем не только убийства, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 105 УК, но и преступления, так или иначе связанные с умышленным посягательством на жизнь человека, за исключением посягательств, совершенных при смягчающих обстоятельствах, влияющих на их квалификацию. Следовательно, неоднократность имеет место в тех случаях, когда ранее были совершены преступления, соединенные с посягательством на жизнь человека. Пленум Верховного суда РФ и в п. 14 постановления от 27 января 1999 г. признал, что убийство считается совершенным неоднократно, если ему предшествовало совершение преступлений, предусмотренных ст. 105 УК РФ и (или) ст. 102, 103 УК РСФСР. По смыслу закона основанием для квалификации действий виновного по п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК РФ является также совершение им ранее преступлений, предусмотренных ст. 277, 295, 317, 357 УК РФ и (или) ст. 66, 67, 1912, п. «в» ст. 240 УК РСФСР.

За рамками этого разъяснения остались по меньшей мере два вопроса: 1) подлежит ли применению п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК РФ в случае, если установлено, что виновный ранее совершил убийство и был осужден по статье Уголовного кодекса одной из союзных республик, входивших в Союз ССР, предусматривавшей ответственность за умышленное лишение жизни другого человека без смягчающих обстоятельств, и 2) подлежит ли применению п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК в том случае, если лицо, совершившее убийство без смягчающих обстоятельств на территории РФ, ранее совершило такое же убийство на территории иностранного государства и было осуждено за данное преступление по закону и судом этого государства.

По нашему мнению, имеются достаточные основания на каждый из этих вопросов ответить утвердительно: п. «н» ч. 2 ст. 105 УК подлежит применению, поскольку виновный совершил убийство неоднократно, разумеется, если прежнее преступление подпадает под признаки неоднократности, указанные в ст. 16 УК РФ. В первом случае это должно быть преступление, которое аналогично лишению жизни человека, предусмотренному ст. 66, 67, 19Г, п. «в» ст. 240 УК РСФСР. Известно, что уголовные кодексы союзных республик предусматривали такие же преступления.33 Во втором случае по смыслу ст. 12 УК осуждение лица судом иностранного государства должно быть принято во внимание. При этом необходимо сопоставление уголовного законодательства иностранного государства, суд которого вынес приговор о предшествующем убийстве, и УК РФ. Из уголовных кодексов, например, Германии, Вьетнама, Испании, Канады, Польши, Франции, уголовного законодательства Англии и США следует, что при всем разнообразии квалификаций и наименований убийств они могут быть разделены на убийства, совершенные при отягчающих обстоятельствах, при смягчающих обстоятельствах и без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Наличие установленного факта осуждения лица судом иностранного государства за совершение упомянутого вида убийства (без смягчающих обстоятельств), на наш взгляд, следует считать достаточным основанием для применения п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В этом случае убийство нельзя не признать совершенным неоднократно, а сам признак, предусмотренный п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, характеризует не только прежнее убийство и вновь совершенное убийство, но и особую опасность личности, о чем далее будет сказано особо.

Характеризуя неоднократность при убийстве по УК РФ, отметим, что она не должна признаваться, если ранее были совершены преступления, предусмотренные ст. 107, 108, 109 УК; равным образом не может быть квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК убийство в состоянии сильного душевного волнения, при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, даже если виновный в прошлом совершил умышленное убийство без смягчающих обстоятельств. В п. «и» ст. 102 УК РСФСР было прямо указано, что убийства, квалифицируемые по ст. 104 и 105, не образуют повторности при применении этого пункта. По действующему УК данное положение вытекает из ст. 16. Представляется, что из этой статьи также следует, что детоубийство, если оно квалифицируется по ст. 106 УК, т. е. при смягчающих обстоятельствах, не может расцениваться как совершенное неоднократно.34

Решив обоснованно вопрос о квалификации неоднократно совершенного убийства, когда лицо было ранее уже осуждено за прежнее убийство по законодательству РФ или РСФСР, Пленум Верховного Суда РФ в упомянутом постановлении высказал рекомендации о применении п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, и когда лицо не было осуждено за первое преступление. Правильность этой рекомендации вызывает сомнение. Пленум исходил из того, что если виновный в разное время совершил два убийства, за первое из которых не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Никакого обоснования этой рекомендации в постановлении нет. Можно предположить, что Пленум исходил из ст. 16 УК и из самой формулировки п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В ч. 3 ст. 16 УК РФ речь идет о том, что применяется квалификация по статье, предусматривающей неоднократность, в тех случаях, когда она устанавливает в санкции более строгое наказание, чем за ранее совершенное преступление. Считать же, что п. «н» ч. 2 ст. 105 УК всегда предусматривает более строгое наказание за убийство, достаточных оснований нет. Ведь первое убийство, за которое виновный осужден не был, вполне может подпадать под какой-то пункт той же ст. 105 УК. Следовательно, давать общее указание о применении п. «н» ч. 2 ст. 105 УК без самостоятельной квалификации первого убийства достаточных оснований не имеется. На практике это приведет к тому, что первое убийство не только останется без самостоятельной юридической оценки, но и без оценки его общественной опасности, а в силу этого и без наказания, так как п. «н» ч. 2 ст. 105 УК влечет наказание только за преступление, совершенное неоднократно, т. е. за последнее преступление. О том, что это следует понимать именно так, свидетельствует применение этого пункта ч. 2 ст. 105 УК и в тех случаях, когда за первое убийство виновный уже был осужден по ранее рассмотренному судом делу. Поэтому сама формулировка п. «н» ч. 2 ст. 105 УК не дает оснований считать, что под неоднократностью следует понимать и совершение всех убийств (одного, двух, трех и т.д.), за которые виновный не был осужден.

В связи с этим возникает и такой вопрос: почему виновному, ловко скрывающемуся от органов следствия и правосудия, надо фактически прощать прежнее убийство (убийства) и наказывать только за последнее' Очевидно, что с рассматриваемой юридической позиции, да и с позиции здравого смысла удовлетворительный ответ на это вопрос поить невозможно. И далее, продолжая юридический аспект, заметим, что Пленум по существу поставил в привилегированное положение лицо, которое скрывалось от следствия и суда, по сравнению с лицом, которое уже понесло наказание за первое убийство. Сказанное нами подтверждается и тем, что Пленум фактически заблокировал применение ст. 69 УК о назначении наказания по совокупности преступлений. Вряд ли у кого возникнет сомнение в том, что если совершено два убийства в разное время, то налицо совокупность преступлений, независимо от того, был ли виновный осужден за первое из них. Более того, лицо, которое было осуждено за прежнее убийство, и лицо, которое не о за него осуждено, ставятся в неравное положение перед законом, усматривающим назначение наказания по совокупности приговоров(ст. 70 УК): в первом случае суд вправе назначить более строгое наказание по совокупности приговоров, а во втором фактически наказывается только второе преступление.

Свои рекомендации Пленум распространил и на те случаи, когда совершено два покушения на убийство в разное время, когда виновными не был осужден за первое покушение. С этим, как и при двух оконченных убийствах, нельзя согласиться. Пленуму следовало бы высказаться и о том, как квалифицировать действия виновного, если он ранее совершил убийство, за которое не был осужден, а потом совершил еще покушение на убийство или, наоборот, первоначально — покушение, в потом оконченное убийство. Этот вопрос в постановлении Пленума обходится молчанием, а он на практике возникает не реже, чем сочетание «убийство — убийство» или «покушение — покушение». И сделано это не случайно. Иначе пришлось бы признать, что каждое из этих преступлений подлежит самостоятельной квалификации, что с очевидностью противоречило бы зафиксированным в п. 14 постановления рекомендациям.

Устанавливая повышенную ответственность за убийство, совершенное неоднократно, закон исходит из того, что совершение убийства лицом, ранее уже совершившим убийство, представляет особую опасность для общества как по тяжести наступивших последствий, так и по опасности личности виновного.35

Особенность данного вида убийства состоит в том, что квалифицирующим обстоятельством оказываются не признаки, характеризующие деяние, а, как уже отмечалось, признак, характеризующий субъекта, факт совершения им такого преступления в прошлом. Иными словами, данное отягчающее обстоятельство не является конститутивным признаком состава конкретного преступления, оно находится за его пределами и влияет на квалификацию в силу предшествующей деятельности субъекта. Необходимо подчеркнуть, что неоднократность совершения убийства является обстоятельством личным, квалифицирующим действия только виновного. Это означает, что данное отягчающее обстоятельство не может вменяться в вину соучастникам. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда России при рассмотрении дела Н. указала, что квалифицирующие обстоятельства, относящиеся к личности исполнителя, например совершение преступления повторно (неоднократно), не вменяются в вину соучастникам, даже если эти обстоятельства и охватывались их сознанием, так как указанные обстоятельства характеризуют общественную опасность только личности преступника и могут отягчить лишь деяние самого исполнителя, т. е. лица, к которому они непосредственно относятся.

Убийство, подлежащее квалификации по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, может быть совершено при любых обстоятельствах и по любым мотивам.

Изучение практики показало, что последующее убийство в некоторых случаях совершается по тому же мотиву, что и первое. Характерно в этом отношении дело по обвинению А., осужденного по п. «б» и «и» ст. 102 УК РСФСР (п. «и» и «н» ч. 2 ст. 105 УК). А. был ранее осужден за умышленное убийство из хулиганских побуждений. Освободившись досрочно из мест лишения свободы, А. совершил злостное хулиганство, а затем из хулиганских побуждений убил X .

Встречаются и такие случаи, когда ревность, месть, стремление скрыть или облегчить другое преступление оказываются мотивами совершения и первого, и второго убийства.

В судебной практике возник вопрос, является ли неоднократным убийство, совершенное лицом, ранее покушавшимся на убийство или бывшим соучастником (например, пособником) предшествующего убийства. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. разъяснил, что для квалификации содеянного как убийства, совершенного неоднократно, не имеет значения, был ли виновный осужден за первое преступление, совершил ли он ранее оконченное преступление либо покушение на убийство, являлся ли он исполнителем или иным соучастником данного преступления (п. 14). Эти положения относятся не только к ранее совершенному покушению на убийство и к участию в его совершении, но и ко всем другим уже упомянутым посягательствам на жизнь человека, образующим неоднократность при квалификации последнего убийства.

В доктрине уголовного права и на практике остается спорным вопрос о том, подлежат ли квалификации по совокупности действия, которое одновременное привлекается к уголовной ответственности за убийство без отягчающих и без смягчающих обстоятельств, также за покушение на такое же убийство. Об отсутствии единства взглядов на квалификацию таких случаев свидетельствует дело по обвинению Б., который был осужден по ст. 15 и 103, п. «б» и «и» ст. 102 УК РСФСР (ст. 30 и ч. 1 ст. 105 и п. «и» и «н» ч. 2 ст. 105 УК) за покушение на убийство из ревности и за убийство из хулиганских побуждений. Прокурор внес протест, в котором поставил вопрос об исключении из обвинения ст. 15 и 103 УК РСФСР (ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК). Президиум Верховного Суда России отклонил протест, указав в постановлении, что если согласиться с протестом, то это приведет к тому, что первому преступлению, совершенному осужденным, не будет дана соответствующая квалификация и не будет определена мера наказания за это преступление. По нашему мнению, протест отклонен обоснованно, так как п. «и» ст. 102 УК РСФСР (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК) предусматривает квалификацию только второго (повторного) убийства или покушения на него.

Нашу позицию по данному вопросу не разделяет М. И. Блум, полагая, что два или более преступных деяния, одно из которых признается оконченным преступлением, а второе покушением, приготовлением или соучастием, не могут рассматриваться как преступления, предусмотренные различными статьями УК, и потому не могут квалифицироваться как реальная совокупность преступлений. Для таких случаев предлагается квалификация по статье, предусматривающей повышенную ответственность.

Несостоятельность этой позиции становится очевидной, если последовательность совершенных преступлений изложить в таком порядке: сначала совершено убийство одного человека, а потом — покушение на убийство другого. Представляется, что здесь не должно возникать вопроса о том, подлежат ли они квалификации по совокупности. Нельзя же квалификацией первого преступления исключить квалификацию второго преступления либо квалификацией только второго преступления первое превратить в покушение. Как в первом (дело Б.), так и во втором (измененном) примере налицо совокупность одних и тех же преступлений, последовательность совершения которых не должна менять принципиального подхода к юридической оценке.36

Для квалификации оконченных преступлений (двух убийств без отягчающих обстоятельств) также применима совокупность преступлений. В связи с этим представляются необоснованными возражения Г. Л. Кригер, которая оспаривает нашу позицию по данному вопросу, исключая квалификацию первого убийства по ст. 103 УК РСФСР (ч. 1 ст. 105 УК) при квалификации второго по п. «и» ст. 102 УК РСФСР (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК) на том основании, что «в таких случаях общественная опасность содеянного, выразившегося в неоднократном совершении одного и того же преступления, может быть в полной мере учтена при квалификации совершенных преступлений по одной статье, предусматривающей более строгое наказание за их повторное совершение».84 К сожалению, автор не раскрывает, как можно учесть при квалификации нескольких преступлений по одной статье, предусматривающей ответственность только за последнее преступление, их неоднократность. Другой аргументации не приводится. Авторы цитируемой работы допускают и непоследовательность, признавая в то же время необходимость квалификации покушения на убийство и убийства по совокупности ст. 15, 103 и п. «и» и 102 УК РСФСР2 (ст. 30, ч. 1 ст. 105 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК). Сторонники применения в подобных случаях только п. «и» 102 УК РСФСР (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК) ссылаются на ст. 40 УК РФ CP (ст. 69 УК), где говорится о назначении наказания по совокупности преступлений, предусмотренных различными статьями Уголовного кодекса. По нашему мнению, эта ссылка не убедительна. Здесь речь идет о назначении наказания, а не о квалификации преступления.37

В качестве аргумента при обсуждении данного вопроса иногда (ывается и на то, что лицо совершает одноименное преступление. Нетрудно убедиться, что убийство, совершенное неоднократно, не может быть одноименным, так как впервые совершенное убийство никогда не будет квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК как неоднократное. Оно не может быть одноименным и потому, что имеет особенности, которые при квалификации обоих убийств только . «н» ч. 2 ст. 105 УК не нашли бы отражения. Например, первое убийство совершено из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 На повторное— без отягчающих обстоятельств. Для последнего единственным квалифицирующим признаком будет п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. А как быть с п. «и» ч. 2 ст. 105 УК. Получается, что он исчезнет. связи с этим возникает вопрос: почему мы должны облегчать участь убийцы, скрывшегося после совершения первого преступления. Ведь если бы его судили за первое убийство по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК, то в случае совершения нового убийства его действия квалифицировались бы также по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. Совершенно непонятно, почему отсутствие судимости за прежнее убийство в подобных случаях должно исключать его самостоятельную квалификацию в соответствии с теми признаками, которые оно содержит.

Наконец, нельзя не учитывать формулировку закона. В п. «н» ч. 2 ст. 105 УК говорится об убийстве, совершенном неоднократно, т.е. речь идет о новом убийстве, а предыдущее имеется в виду лишь как отягчающее обстоятельство, влияющее на квалификацию. Правильное решение о неоднократности и совокупности в подобных случаях выходит за рамки разрешении вопроса о квалификации убийств.

Для правильной квалификации убийства по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК имеет значение решение вопроса о влиянии снятия или погашения судимости на признание или непризнание убийства неоднократным. Пленум Верховного Суда РФ в п. 14 постановления от 27 января 1999 г. признал, что содеянное не может квалифицироваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, если судимость за ранее совершенное умышленное причинение смерти другому человеку была погашена или снята, а также в случае освобождения судом лица от уголовной ответственности за ранее совершенное убийство в связи с истечением срока давности.38

Рассмотрение вопросов квалификации убийства, совершенного неоднократно, приводит к следующим выводам:

1) Убийство квалифицируется по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, если лицо ранее совершило: а) преступление, предусмотренное ст. 105 (ч.1 и 2), ст. 277, 295, 317, 357 УК или предусмотренное ст. 66, 67, 102, 103, 1912, п. «в» ст. 240 УК РСФСР; б) приготовление или покушение на одно из названных преступлений (ст. 30 УК) либо соучастие в их совершении (ст. 33 УК).

2) Представляется, что если лицо, ранее совершившее убийство без смягчающих обстоятельств за пределами Российской Федерации и осужденное судом иностранного государства, совершит убийство в Российской Федерации, то оно должно нести ответственность за последнее убийство как за совершенное неоднократно по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК; данное положение необходимо относить и к лицам, совершившим убийство на территории Российской Федерации, если они ранее были осуждены за убийство без смягчающих обстоятельств по соответствующим статьям УК бывших союзных республик, входивших в состав СССР.

3) Пункт «н» ч. 2 ст. 105 УК применяется в случае совершения виновным нескольких убийств в разное время, если даже ни за одно из них виновный ранее осужден не был.

4) Пункт «н» ч. 2 ст. 105 УК не может быть применен, если виновный в совершении убийства, предусмотренного ст. 105 (ч.1 или 2), в прошлом совершил (совершила): детоубийство, убийство в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания преступника; в этом случае применяется принцип совокупности преступлений — лицо несет ответственность за каждое убийство по соответствующей статье УК.

5) Убийство не может быть квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, если погашена или снята судимость за ранее совершенное преступление, образующее неоднократность, или истекли сроки давности уголовной ответственности либо за ранее совершенное убийство лицо в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности.39

6) Если лицо, совершившее два убийства, ни за одно из них не было осуждено, последнее убийство квалифицируется как совершенное неоднократно по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК; ранее совершенное убийство, по нашему мнению, квалифицируется самостоятельно по соответствующей статье УК.

7) В связи с возникшими трудностями применения п. «н» ч. 2 ст. 105 УК следовало бы использовать подход, который был применен в п. «и» ст. 102 УК РСФСР, а именно указать: «убийство, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, предусмотренного статьями 106-108 УК РФ».

 Анализу проблем квалификации убийств автором уделялось внимание в процессе проводимого исследования, однако есть необходимость некоторые вопросы рассмотреть более подробно. На практике, по мнению ученых, возникают затруднения в применении статей УК РФ об убийстве.

Особо дискутируемым в науке уголовного права является вопрос о квалификации действий виновного лица по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ — убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Необходимо отметить, что до принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года затруднений в применении указанной нормы, не было. Пленум внес ряд разъяснений, которые противоречат некоторым нормам УК РФ и вызывают споры  в науке и практике.

Так, в п. 7 Постановления Пленум Верховного Суда РФ указал, что по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ «надлежит квалифицировать причинение смерти потерпевшему неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство».

Указанное постановление выделяет два основных момента:

1.    потерпевший реально не может защитить себя в силу своего физического или психического состояния;

2.    осознание виновным этого обстоятельства.

При таком понимании беспомощности состояния человека убийство спящего или лица, находящегося в глубокой степени опьянения, вполне охватывается этим понятием. С принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ стало очевидным противоречие практики применения п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ  положениям Постановления, что естественно породило несколько различных точек зрения.

Господствующим считается определение беспомощного состояния, как состояния при котором «лицо, вследствие своего физического или психического состояния, вызванного малолетним либо престарелым возрастом, физическими недостатками, болезнью (в том числе душевной), временной потерей или ослаблением сознания, не могло оказать сопротивления виновному или  не понимало характера  совершаемых им действий по лишению жизни».

Однако некоторые авторы не согласны с подобным определением беспомощного состояния. Так, С. В. Дементьев утверждает, что нельзя квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ убийство, при совершении которого потерпевший при этом не испытывал дополнительных страданий. Имея в виду спящего или находящегося в обмороке человека, он пишет: «подобные случаи умышленного лишения жизни человека не повышают общественной опасности действий виновного».

Такое убийство С. В. Дементьев определяет простым и предлагает подобные ситуации квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ, так как полагал, что по указанному пункту следует квалифицировать только убийство человека, когда тот заведомо для виновного находился в беспомощном состоянии, то есть сознавал характер происходящего, однако в силу своего физического или психического состояния не мог оказать сопротивления: позвать на помощь, уклониться от действия убийцы.40

И. Я. Козаченко, определяя понятие беспомощного состояния человека, относила все случаи, когда потерпевший не может сознавать происходящего с ним вследствие малолетства, глубокого сна, сильного опьянения, обморока либо не может оказать сопротивление убийце  из-за отсутствия физической возможности (престарелый возраст, тяжелое заболевание).

Автор считает точку зрения С. В. Дементьева убедительной.

Действительно, убийство лица, которое хотя фактически находится в беспомощном состоянии, но не осознает характер угрожающей ему опасности, нельзя относить к квалифицированному убийству; его следует квалифицировать как простое убийство.

Изучая проблемы квалификации убийств с отягчающими обстоятельствами Т. Н. Нуркаева предлагает внести изменения в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда от 27 января 1999 года, изложив его в следующей редакции: «по пункту «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, осознавающему характер угрожающей ему опасности, но не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, который не только понимает это обстоятельство, но и рассчитывает на него». Такое толкование данного квалифицирующего признака, по мнению автора, больше соответствует сложившейся практике применения  указанной нормы УК РФ.

Сложности в теории уголовного права и судебной практике вызывает и неоднозначное понимание такого квалифицирующего признака убийства, как убийство женщины заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Чаще всего споры возникают в случае ошибки виновного в квалифицирующем обстоятельстве, когда он полагает, что лишает жизни беременную женщину, а она таковой не является. По этому моменту существуют четыре точки зрения: квалифицировать как покушение на убийство беременной женщины; покушение на убийство беременной женщины и просто убийство женщины; убийство беременной женщины; простое убийство.41

Правильным будет считать, что содеянное следует квалифицировать по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство беременной женщины. Ведь если виновный убежден, что убивает беременную женщину и желает этого, то это значительно повышает степень общественной опасности содеянного и должно быть отражено в квалификации.  В п. 10 Постановления Пленума сказано, что при признании убийства организованной группой действия всех ее участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ. Данное разъяснение не соответствует  названной статье УК РФ, так как исполнителем и соисполнителем преступления признаются лица, непосредственно совершившие преступление (убийство). Разработка для группы плана убийства, приобретение или передача ей оружия, сокрытие следов преступления, это никак нельзя признать убийством, так как это подготовка к совершению убийства. Такими же будут считаться и действия посредника между заказчиком убийства и группой наемников. При подготовке и в самой группе наемных убийц, обязательно будет иметь место распределение ролей. Такие действия описаны не в ч. 2 ст. 33, а в ч. ч. 3, 4, 5 ст. 33 УК РФ, и ответственность за них определена в ч. 3 ст. 34 УК РФ. Именно поэтому в ч. 5 ст. 35 УК РФ указано, что другие участники  организованной группы несут ответственность за участие в ней в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ (ч. 2 ст.209, ч.2 ст. 210 УК РФ). В ст. 105 УК РФ в состав убийства не входит участие в организованной группе.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что указанные в п. 10 разъяснения Пленума Верховного Суда РФ  не только не вытекают из норм УК РФ, посвященных соучастию, но и противоречат им.

Проблемной остается квалификация привилегированных составов, за которые уголовная ответственность наступает с 16 лет (ч. 1 ст. 20 УК РФ). Этот возраст предусмотрен и специальным составом. Поэтому, в соответствии ч. 3 ст. 17 УК РФ, лица, достигшие 16 лет и совершившие преступления, предусмотренные ст. ст. 106—108 УК РФ несут ответственность за привилегированные преступления. Если несовершеннолетнему не исполнилось 16 лет, но он совершил преступление со смягчающими обстоятельствами, то, возникает вопрос о том, как применять норму закона. Исследуя ч. 3 ст. 17 и ст. 20 УК РФ также можно сделать вывод о том, что такие лица могут нести ответственность по «специальной»  норме, которой для них будет ст. 105 УК РФ (ответственность  наступает с 14 лет). На таком применении закона настаивают некоторые авторы. С таким мнением согласиться нельзя. Выходит, что взрослые, привлекаемые с 16 лет по ст. 106—108 УК РФ, понесут меньшее наказание, лица же, не достигшие 16 лет и совершившие те же деяния, будут наказаны гораздо строже. В. Ф. Щепельков предлагает «дополнить ст. 20 УК РФ соответствующей оговоркой, согласно которой ограничить действие общей нормы в отношении деяний, содержащих признаки привилегированных составов».42

По мнению автора, лица, не достигшие 16-летнего возраста, не подлежат уголовной ответственности за преступления с указанными составами

Анализ некоторых проблем применения норм уголовного закона, в частности рассматривающих убийство, позволяет сделать вывод о том, что имеющиеся проблемы достаточно серьезны и, так как они связаны с охраной прав личности по защите ее жизни, законодателю необходимо в ближайшее время, совместно со специалистами, как теоретиками, так и практиками проводить согласованную работу по совершенствованию уголовного законодательства.

Заключение

В последние годы закономерным явлением в России стал резкий рост преступности, негативные изменения ее количественных и качественных параметров. Определились тенденции нарастания уровней организованности, профессионализма, коррумпированности, увеличения численности преступных объединений, сращивания общеуголовной и экономической сфер криминальной деятельности. В этой связи отмечается значительный рост убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных п.п. «а», «Д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, которые, в свою очередь, являясь стержнем криминального насилия, вызывают социальную напряженность в обществе, приводят, в конечном счете, к ослаблению контрольных функций социальных институтов. Убийства стали массовыми, приобрели опасный характер. Совершение указанных убийств зачастую становится «обслуживающим фактором» в сфере экономической преступности - устранение конкурентов, их запугивание, решение таким образом различных проблем в сфере бизнеса и так далее. В этих условиях в начале 90-х годов в России появляется новый вид убийств - убийства, совершаемые организованными группами с целью устранения конкурентов в сфере бизнеса, а также убийства, совершаемые при «разборках» между собой преступных группировок. Значительная часть таких преступлений совершается способом, опасным для жизни многих людей, - стрельбой из автоматического оружия, применением взрывных устройств и взрывчатых веществ в жилом секторе, общественных местах, автотранспорте, особо жестоким способом, - с использованием пыток, истязаний, издевательств над людьми), что является серьезным фактором осложнения криминогенной обстановки. Нарастание степени общественной опасности убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных п.п. «а», «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ в структуре преступлений против личности вновь привлекает к себе пристальное внимание, при этом необходим уголовно-правовой и криминологический анализ этих убийств, позволяющий выявить качественные и количественные характеристики указанных преступлений, что в свою очередь обусловливает актуальность дипломной работы.

Убийство относится к числу древнейших преступлений, ответственность за которое была предусмотрена еще Древнерусским государством. Русская Правда первоначально отдавала убийцу в полное распоряжение родственникам убитого по праву кровной мести, причем не имело значение умышленным или неумышленным было убийство, так как законодательству не было известно такое деление. Князь же, являясь мстителем безродных, предпочитал деньги - плату за убийство, которая именовалась вирой с заранее установленной шкалой ценностей (например, за убийство раба необходимо было уплатить 12 гривен, а за убийство боярина или другого знатного господина -80 гривен).

Разграничение умышленного и неумышленного убийства впервые вводится в законодательство Соборным Уложением 1649 года, согласно которому наказание зависело не только от тяжести убийства, но и от объекта (например, убийство ближайших родственников, убийство женой мужа являлись квалифицированными убийствами) и места совершения преступления (например, в качестве отягчающего обстоятельства выделялось убийство, совершенное на территории государева двора). По Уложению 1649 г. к смертной казни добавляется взыскание в государеву казну половины имущества убийцы; вторая половина имущества отдавалась по их просьбе жене, детям и роду убитого.

Существенным обстоятельством в области российского уголовного законодательства является выделение Уложением 1845 г. не только квалифицированных убийств, но и обстоятельств, отягчающих вину. Впервые в уголовном законодательстве Уложение 1845 г. по способу деятельности выделяет умышленное и предумышленное убийство посредством истязаний и жестоких мучений, а также убийство, общеопасными средствами. Что касается убийства двух или более лиц, то законодательство не сочло необходимым включить этот ныне квалифицированный вид убийства в качестве отягчающего обстоятельства в тот период. На лиц, виновных в убийстве при отягчающих обстоятельствах, обязанность возмещать ущерб не возлагалась Уложением 1845 г., но решение вопроса о возмещении ущерба родственникам убитого было перенесено в Свод Законов гражданских, ст. 657 которого Предоставляла право родителям, жене и детям потерпевшего предъявлять иск убийце, если они не имели средств к существованию или если эти средства были недостаточны.

Таким образом, лицо, совершившее убийство в течение многих веков на Руси и в России обязано было нести не только наказание, но и (в разных вариантах) возмещать ущерб, причиненный родственникам потерпевшего или обществу.

В современных условиях наказание продолжает оставаться важным средством борьбы с убийствами. Следует отметить, что нет необходимости вводить в законодательство нормы о возмещении ущерба, причиненного убийством, так как это можно получить в порядке гражданского иска в уголовном процессе. Отмена смертной казни считается преждевременной.

Список литературы

  1.  Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. - М., 2009. 216 с.

2.Гасанова Я.О.Убийство в состоянии аффекта: актуальные проблемы и особенности нормы. // Адвокатская практика. 2010. N 3. С.21-27.

3.Дубинина М.И. Уголовная ответственность за преступления, совершенные в состоянии сильного душевного волнения: Автореф. дис. ... канд. – М., 2010. 24 с.

4.Загородников Н.И. Курс криминалистики. - М., 2009. 518 с.

5.Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. - М., 2010. 278 с.

6.Злобин Г.А., Никифоров Б.С. Умысел и его формы. – М., 2009. 264 с.

7.Игнатов А.Н.Дискуссионные вопросы квалификации убийств. // Общество и право. 2009. N 2. С. 17-24.

8.Комментарий к УК РФ / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. - М., 2012. 480 с.

9.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.В. Бриллиантова. - М., 2012. 1392 с.

10.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. -. М., 2010. 1032 с.

11.Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы: Дис. на соискание ученой степени док-ра психол. наук. - М., 2011. 45 с.

12.Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь. - Саратов, 2009. 219 с

13.Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. - М., 2010. 224 с.

14.Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (научно-практическое руководство). - М., 2009. 496 с.

15.Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Кузнецовой Н.Ф. - М., 2010. 624 с.

16.Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. 17.Кудрявцева, А.В. Наумова. - М., 2012. 1040 с.

18.Лани К. Эмоции. Психофизиологический этюд.- М., 2009. 448 с.

19.Лысак Н., Лопаткин Д. Ответственность за доведение до самоубийства // Законность. 2010. № 3. С. 12 -15.

20.Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлениях. - Омск, 2011. 136 с.

21.Мельник В. Преступление совершено в условиях неочевидности (вопросы судебно-психологической экспертизы) // Российская юстиция. 2012. N 19 - 20. С. 8-9.

22.Минакова С.В. Практика применения ответственности за аффектированные преступления // Российский следователь. 2010. N 23. С. 16-18

23.Михеев Р.И. Новый Уголовный кодекс России // Материалы Дальневосточной межвузовской научно-практической конференции. 16 - 17 октября. - Хабаровск, 2009. 391 с.

24.Назаренко Г.В. Уголовно-релевантные психические состояния лиц, совершивших преступления и общественно опасные деяния. - М., 2011. 240 с.

25.Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование (постатейный) / под ред. Г.М. Резника. - М., 2010. 1024 с.

26.Немов Р.С. Психология: Учебник. Кн. 1. Общие основы психологии. - М., 2010. 496 с.

27.Носков Д.Понятие «аффект» в уголовном праве. // Законность. N 6. 2010. С. 19.

28.Общая психология / Под ред. А.В. Петровского. - М., 2010. 464 с.

29.Побегайло Э.Ф. Борьба с тяжкими насильственными преступлениями и роль органов внутренних дел в ее осуществлении. - М., 2011. 239 с.

30.Попов А.Н. Преступление, совершенное в состоянии аффекта (ст. ст. 107, 113 УК РФ). - СПб., 2010. 132 с.

31.Портнов И.П. Особенности аффектированного умысла // Российская законность. 2011. N 6. С. 23-27.

32.Портнов И.П. Совершение преступлений в состоянии сильного душевного волнения (ст. 104, 110 УК РСФСР): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2009. 22 с.

33.Рогачевский Л.А. Особенности субъективной стороны преступлений, совершаемых в состоянии аффекта // Правоведение. 2011. N 6. С. 82-86.

34. Иванов В. Д. Уголовное право/В.Д. Иванов.- М.: Изд-во Приор, 2011.- 420 с.

35. Иванов Н.Г. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов. / Н.Г. Иванов. – М.: Экзамен, 2009. – 436 с.

36. Игнатов А.Н. Уголовное право России/А.Н Игнатов. – СПб: Питер, 2009. – 612 с.

37. Курс Российского уголовного права. Общая часть. /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М.: Спарк, 2011. – 456 с.

38. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть/ А.В. Наумов. М.: Проспект, 2010. – 514 с.

39. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 2011. – 678 с.

40. Уголовное право РФ. Общая часть/ Под общ. ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина.- М.: Норма, 2011. – 570 с.

1  Уголовное право. Общая часть: Учебник под ред. А.И. Рарога. – М.: Проспект, 2011. – 516 с.

2 Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2012. – 720 с

3 Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2012. – 720 с

4 Уголовное право РФ. Общая часть/ Под общ. ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина.- М.: Норма, 2011. – 570 с.

5 Уголовное право РФ. Общая часть/ Под общ. ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина.- М.: Норма, 2011. – 570 с.

6 Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 2011. – 678 с.

7 Иванов Н.Г. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов. / Н.Г. Иванов. – М.: Экзамен, 2009. – 436 с.

8 Побегайло Э.Ф. Борьба с тяжкими насильственными преступлениями и роль органов внутренних дел в ее осуществлении. - М., 2011. 239 с.

9 Попов А.Н. Преступление, совершенное в состоянии аффекта (ст. ст. 107, 113 УК РФ). - СПб., 2010. 132 с.

10 Портнов И.П. Совершение преступлений в состоянии сильного душевного волнения (ст. 104, 110 УК РСФСР): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2009. 22 с.

11 Рогачевский Л.А. Особенности субъективной стороны преступлений, совершаемых в состоянии аффекта // Правоведение. 2011. N 6. С. 82-86.

12 Общая психология / Под ред. А.В. Петровского. - М., 2010. 464 с.

13 Носков Д.Понятие «аффект» в уголовном праве. // Законность. N 6. 2010. С. 19.

14 Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлениях. - Омск, 2011. 136 с.

15 Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлениях. - Омск, 2011. 136 с.

16 Минакова С.В. Практика применения ответственности за аффектированные преступления // Российский следователь. 2010. N 23. С. 16-18

17 Михеев Р.И. Новый Уголовный кодекс России // Материалы Дальневосточной межвузовской научно-практической конференции. 16 - 17 октября. - Хабаровск, 2009. 391 с.

18 Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. - М., 2010. 224 с.

19 Лысак Н., Лопаткин Д. Ответственность за доведение до самоубийства // Законность. 2010. № 3. С. 12 -15.

20 Лысак Н., Лопаткин Д. Ответственность за доведение до самоубийства // Законность. 2010. № 3. С. 12 -15.

21  Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. - М., 2009. 216 с.

22 Гасанова Я.О.Убийство в состоянии аффекта: актуальные проблемы и особенности нормы. // Адвокатская практика. 2010. N 3. С.21-27.

23 Дубинина М.И. Уголовная ответственность за преступления, совершенные в состоянии сильного душевного волнения: Автореф. дис. ... канд. – М., 2010. 24 с.

24 Дубинина М.И. Уголовная ответственность за преступления, совершенные в состоянии сильного душевного волнения: Автореф. дис. ... канд. – М., 2010. 24 с.

25 Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. - М., 2010. 278 с.

26 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Кузнецовой Н.Ф. - М., 2010. 624 с.

27 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. -. М., 2010. 1032 с.

28 Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы: Дис. на соискание ученой степени док-ра психол. наук. - М., 2011. 45 с.

29 Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. - М., 2010. 224 с.

30 Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. - М., 2010. 224 с.

31 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. -. М., 2010. 1032 с.

32 Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (научно-практическое руководство). - М., 2009. 496 с.

33 Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь. - Саратов, 2009. 219 с

34 Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (научно-практическое руководство). - М., 2009. 496 с.

35 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. -. М., 2010. 1032 с.

36 Злобин Г.А., Никифоров Б.С. Умысел и его формы. – М., 2009. 264 с.

37 Загородников Н.И. Курс криминалистики. - М., 2009. 518 с.

38 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.В. Бриллиантова. - М., 2012. 1392 с.

39 Гасанова Я.О.Убийство в состоянии аффекта: актуальные проблемы и особенности нормы. // Адвокатская практика. 2010. N 3. С.21-27.

40 Игнатов А.Н.Дискуссионные вопросы квалификации убийств. // Общество и право. 2009. N 2. С. 17-24.

41 Игнатов А.Н.Дискуссионные вопросы квалификации убийств. // Общество и право. 2009. N 2. С. 17-24.

42 Побегайло Э.Ф. Борьба с тяжкими насильственными преступлениями и роль органов внутренних дел в ее осуществлении. - М., 2011. 239 с.

PAGE   \* MERGEFORMAT1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

73017. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТКЛОНЕНИЯ ФОРМЫ И РАСПОЛОЖЕНИЯ ПОВЕРХНОСТЕЙ 1.89 MB
  Радиальным биением согласно СТ СЭВ 30176 называется разность наибольшего и наименьшего расстояний от точек реальной поверхности до базовой оси вращений в сечении перпендикулярном этой оси.
73018. ИЗМЕРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ РАЗМЕРОВ ИНДИКАТОРНЫМ НУТРОМЕРОМ 505 KB
  Цель работы: изучить устройство и принцип работы индикаторного нутромера; приобрести практические навыки измерения внутренних размеров с помощью индикаторного нутромера. Приборы и инструменты: индикаторный нутромер с принадлежностями; плоскопараллельные концевые меры; штангенциркуль.
73019. ИЗМЕРЕНИЕ НАРУЖНЫХ РАЗМЕРОВ ДЕТАЛИ НА МИКРОКАТОРЕ И ОПТИКАТОРЕ 1.2 MB
  Цель работы: изучить устройство и принцип работы микрокатора и оптикатора; приобрести практические навыки измерения наружных размеров с помощью микрокатора и оптикатора. Приборы и инструменты: микрокатор; оптикатор; плоскопараллельные концевые меры.
73020. ИЗМЕРЕНИЕ ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ ДЕТАЛЕЙ ШТАНГЕНИНСТРУМЕНТАМИ 1.44 MB
  Цель работы: изучить назначение, особенность конструкции и область применения штангенинструмента; научиться правильно производить измерения геометрических параметров деталей. Приборы и инструменты: штангенциркуль; штангенглубиномер; щтангенрейсмас.
73021. ИЗМЕРЕНИЕ ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ ДЕТАЛЕЙ МИКРОМЕТРИЧЕСКИМИ ИНСТРУМЕНТАМИ 1.23 MB
  Особенности конструкции и принцип работы микрометрического инструмента. Навертывая гайку 6 на коническую часть хвостика можно уменьшить осевой люфт микрометрического винта 7 который перемещается внутри стебля по резьбовой поверхности с шагом резьбы.
73022. ПЛОСКОПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ КОНЦЕВЫЕ МЕРЫ 479.5 KB
  Инструменты: набор плоскопараллельных концевых мер длины; принадлежности к наборам плоскопараллельных концевых мер. Задание: составить блоки плиток по заданным размерам. Плоскопараллельные концевые меры длины составляют основу современных линейных измерений в машиностроении.
73023. СОЗДАНИЕ ЛОГИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ ДАННЫХ В IDEF1X 306 KB
  Она включает сущности и взаимосвязи отражающие основные бизнес-правила предметной области. Такая диаграмма не слишком детализирована в нее включаются основные сущности и связи между ними которые удовлетворяют основным требованиям предъявляемым к ИС.
73024. Ввод, редактирование и форматирование текста в Word 61 KB
  Изучить основные приемы ввода редактирования и форматирования текста; Контрольные вопросы Каково назначение программы Word Как изменить формат слова формат абзаца Как удалить ненужную часть текста Как изменить параметры страницы Как переместить и скопировать текст...
73025. Работа с таблицами в Word 130 KB
  Таблица представляет собой сетку из столбцов и строк, образующих ячейки, в которые можно поместить тексты и рисунки. Небольшие таблицы создают с помощью кнопки Добавить таблицу на панели инструментов