39660

Социальная стратификация

Лекция

Социология, социальная работа и статистика

Социальная стратификация Содержание лекции Понятие и содержание социальной структуры общества. Гетерогенность и неравенство как базовые характеристики общества. Ленин о классовой структуре общества. Современные модели классовой структуры общества.

Русский

2013-10-08

230.5 KB

10 чел.

PAGE  22

Филиал Санкт-Петербургского государственного

инженерно-экономического университета в г. Череповце

   

С.В. Бойко

Социология

Тема 2.3. Социальная стратификация

Лекция

Череповец, 2007


Тема 2.3. Социальная стратификация

Содержание лекции

Понятие и содержание социальной структуры общества. Виды социальных общностей и их признаки.

История развития идей социальной стратификации: М. Вебер, К. Маркс, П. Сорокин, Т. Парсонс, Д. Ленски и др. Гетерогенность и неравенство как базовые характеристики общества. Понятия социальной стратификации и социальной страты. Базовые и дополнительные дифференцирующие признаки страты. Особые стратификационные признаки. Система параметров по П. Блау: номинальные и ранговые параметры.

Социальные слои и классы. К. Маркс, М. Вебер, В.И. Ленин о классовой структуре общества. Современные модели классовой структуры общества. Д. Ленски о статусном профиле индивида. Модель классовой структуры США У. Уотсона.

Особенности стратификационных процессов российского общества. Марксистские и немарксистские модели социальной структуры советского общества. Модели социальной структуры современной России Т.И. Заславской и Н.М. Римашевской.

Вопросы лекции

1. Основное содержание теории социальной стратификации

2. Социальная структура российского общества

* * *

Разнообразие отношений, ролей, позиций приводит к различиям между людьми в каждом конкретном обществе. Проблема сводится к тому, чтобы каким-то образом упорядочить эти отношения между категориями людей, различающимися во многих аспектах.

Само слово «стратификация» заимствовано у геологов. Оно латинского происхождения (первоначально stratum означало «покрывало», «постель»). В английском языке его стали понимать как пласт, формацию (в геологии), слой общества (в обществознании); множественное число – strata, stratification (стратификация) – деление на общественные слои («пласты»).

Стратификация подразумевает, что определенные социальные различия между людьми приобретают характер иерархического ранжирования. Что это за различия? Очевидно, что люди различаются во многих отношениях, и далеко не все эти различия приводят к неравенству между членами общества. В самом общем виде неравенство означает, что люди живут в условиях, при которых они имеют неравный доступ к ограниченным ресурсам материального и духовного потребления.

Дальнейшее изложение требует раскрытия нескольких важных понятий, которые органично входят в систему знания о социальной структуре и социальной стратификации общества.

Задачи лекции

- Выяснить содержание социальной структуры общества.

-  Показать роль ведущих социологов в разработке теории социальной стратификации.

- Уяснить основные стратификационные признаки.

- Определить особенности стратификации современного российского общества.

1. Основное содержание теории социальной стратификации

Как уже говорилось ранее, социальная сфера общества представляет собой систему второго порядка (подсистему), входящую в систему социума. Элементами социальной системы являются «атомы» общества – люди и общности. Социальная общность – это реально существующее, эмпирически фиксируемое множество людей с объемом более единицы, отличающееся относительной целостностью и устойчивостью, выступающее субъектом социального действия.

Признаки социальной общности:

- реальное существование;

- системность;

- атрибутивность;

- организованность;

- субъектно-объектное единство в социальных связях.

Отдельные люди и их объединения, включенные в систему социальных отношений и взаимодействий, занимают различное положение относительно друг друга. Их положение и место в определенной социальной нише порождает проблему равенства-неравенства. При этом под равенством понимают: 1) равенство личностное; 2) равенство возможностей достигнуть желаемых целей (равенство шансов); 3) равенство условий жизни (благосостояние, образование и т. д.); 4) равенство результатов. Неравенство, как очевидно, предполагает те же четыре типа взаимоотношений людей, но с противоположным знаком. В реальной практике изучения социальной жизни социологи особое внимание уделяют а) распределению дохода и благосостояния, б) различиям в продолжительности и качестве образования, в) участию в политической жизни во властных структурах, г) владению собственностью, д) уровню престижа. 

Основы современной социальной стратификации (расслоения, дифференциации) и мобильности (подвижности, перемещения) были заложены П.А. Сорокиным еще в 20-е годы («Система социологии», «Социальная мобильность» и др.). В последующие годы она развивалась, уточнялась и обогащалась. Конечно, и до Сорокина в социологии предпринималось немало попыток (например, К. Марксом, Э. Дюркгеймом, М. Вебером и др.), так или иначе, дифференцировать общество.

1.1. П. Сорокин о структуре общества

П.А. Сорокин знал и изучал марксову теорию классов, но считал ее односторонней, упрощенной и явно недостаточной для определения всего социального статуса личности и ее роли. Как отмечал Р. Мертон, П.А. Сорокину удалось создать «первый в нашем столетии серьезный и всеохватывающий обзор социальной стратификации», в котором содержался «изумительный синтез теоретического и практического материала».

Поскольку эта проблема неразрывно связана с вопросом о социальном равенстве, следует рассмотреть его понимании П.А. Сорокиным. В понятие «равенство», писал он, вкладывается обычно двоякий смысл:

а) абсолютное равенство индивидов, их тождество, что «утопично, неосуществимо, ретроградно и социально вредно»;

б) равенство в смысле обеспечения выделения социальных благ пропорционально заслугам того или иного индивида, т.е. по принципу «каждому по заслугам», «каждому по мере выявления сил и способностей», «каждому по мере таланта».

Такой общий подход, считал Сорокин, был всегда и существует сегодня. Специфика современного понимания равенства в другом – в критерии измерения заслуг и определения доли благ.

Во-первых, раньше этот критерий был не индивидуальным и не равным, ибо подлинная ценность индивида определялась высотой социального положения той группы (рода, касты, сословия), из лона которой он вышел (раб, судра, не мог стать господином, брамином). Теперь степень заслуги индивида определяется его личными свойствами, его индивидуальными заслугами, и поэтому их критерий индивидуален и равен. Отсюда падение наследственных привилегий или бесправия, а также религиозно-юридической основы дифференциации общества. Теперь личность – самоцель, выступает таковой и оценивается как таковая. Лозунг «каждому по заслугам» тот же, но содержание его существенно изменилось, так как он призывает к распределению благ совсем иначе.

Во-вторых, раньше основная ценность была религиозной, ибо основа ценности – «Божья благодать». Ныне она – человеческая, светская, ибо «человек самоцель, ни для чего и ни для кого средством быть не может», а «человеческая личность – высшая ценность». Теперь основа ценности – степень общественной полезности индивида или группы. В условиях капитализма лозунг «каждому по его заслугам» приобрел форму «каждому по его капиталу». Но в ближайшее время, отмечал П.А. Сорокин, ему на смену придет лозунг «каждому по степени его личного социально полезного труда», ибо основная глобальная тенденция – «распространение прав и благ на все человечество».

Переходя непосредственно к вопросу о социальной стратификации, следует, прежде всего, отметить, что в ее основании положена категория социального статуса, под которым П.А. Сорокин понимал совокупность прав и привилегий, обязанностей и ответственности, власти и влияния, которой обладает личность. И хотя большинство современных государств конституционно провозглашает равенство всех людей, общество никогда не бывает однородным и всегда статусно дифференцировано.

Основными статусными признаками являются:

Доход количество денежных поступлений индивида или семьи за определенный период времени (месяц, год). Доходом называют сумму денег, полученную в виде зарплаты, пенсий, пособий, алиментов, гонораров, отчислений от прибыли.

Богатство накопленные доходы, т.е. количество наличных или овеществленных денег. Во втором случае они называются движимым (автомобиль, яхта, ценные бумаги и т.п.) и недвижимым (дом, произведения искусства, сокровища) имуществом. Обычно богатство передается по наследству. Наследство могут получать как работающие, так и неработающие, а доход – только работающие. Главное достояние высшего класса – не доход, а накопленное имущество. Доля зарплаты невелика. У среднего и низшего классов главным источником существования выступает доход.

Власть  способность навязывать свою волю вопреки желанию других людей. В сложном обществе власть институционализирована, т.е. охраняется законами и традицией, окружена привилегиями и широким доступом к социальным благам, позволяет принимать жизненно важные для общества решения, в том числе законы, как правило, выгодные высшему классу. Во всех обществах люди, обладающие тем или иным видом власти – политической, экономической или религиозной, – составляют институционализированную элиту. Она определяет внутреннюю и внешнюю политику государства.

Престиж уважение, каким в общественном мнении пользуются та или иная профессия, должность, род занятия.

Доход, власть, престиж и образование определяют совокупный социально-экономический статус, т. е. положение и место человека в обществе. В таком случае статус выступает обобщенным показателем стратификации. Приписываемый статус характеризует жестко закрепленную систему стратификации, т.е. закрытое общество, в котором переход из одной страты в другую практически запрещен. Достигаемый статус характеризует подвижную систему стратификации, или открытое общество, где допускаются свободные переходы людей вниз и вверх по социальной лестнице.

Социальные группы П.А. Сорокин подразделял по «критерию важности», т.е. по их способности оказывать влияние на поведение других людей и на общественное развитие. Обычно наиважнейшими, могущественными группами являются группы, наиболее представительные по своей численности, солидарности, организованности, совершенству технического аппарата. В целом же он выделял следующие виды групп:

- элементарные, т.е. объединенные каким-либо одним общим признаком (например, религиозным);

- кумулятивные, т.е. объединенные двумя или более признаками (профессия, занятие, убеждения и др.), к числу которых относятся и класс, и нация, и партия и т.п.;

- сложные конгломераты элементарных и кумулятивных групп (например, население страны, все человечество).

Кумулятивные группы, в свою очередь, могут подразделяться на солидарные и антагонистические. Среди кумулятивных групп П.А. Сорокин особо выделяет (как и марксизм, и М. Вебер) класс –  «совокупность лиц, сходных по профессии, по имущественному положению, по объему прав и, следовательно, имеющих профессиональные, имущественные, социально-групповые интересы». Среди этих классов –  рабочие, буржуа, аристократия и др.

Основания для социальной стратификации могут носить различный характер:

- экономический (богат – беден);

- профессиональный (престижный –  непрестижный труд);

- политический (управляющий, властвующий –  управляемый, подчиненный характер деятельности) и др.

Теория социальной стратификации П. Сорокина позволяет получить более широкую, тонкую и гибкую систему социальной дифференциации как по горизонтали, так и по вертикали, нежели марксистская теория классов, почти все внимание уделяющая дифференциации общества по экономическому признаку, прежде всего по отношению к средствам производства.

1.2. Развитие теория социальной стратификации П. Сорокина

Стратификацию общества Т. Парсонс представлял как дифференциацию социальных ролей и позиций, обусловленную разделением труда и господствующей в обществе системой ценностей и культурных стандартов, от которой зависит значимость определенной деятельности. Т. Парсонс выделял три универсальных критерия социальной стратификации:

1) «качество», т.е. предписывание личности определенной характеристики, которые определяются генетическими чертами и предписанным статусом (происхождение, биопсихологические свойства, родственные связи и другие номинальные свойства);

2) «исполнение», т.е. оценка деятельности данной личности сравнительно с деятельностью других – иначе говоря, ролевые характеристики, определяемые тем набором ролей которые индивид выполняет в обществе (должность, уровень знаний и профессионализма, ответственность, компетентность и др.);

3) «обладание» материальными и духовными ценностями (деньги, средства производства, талант, мастерство, власть, престиж, культурные показатели и другие ранговые характеристики)

Западногерманский социолог Р. Дарендорф предложил в основу социальной стратификации положить политическое понятие «авторитет», которое, по его мнению, наиболее точно характеризует отношения власти и борьбу между социальными группами за власть. На основе этого понятия Р. Дарендорф делит все современное общество на две больших группы - управляющих и управляемых. В свою очередь, управляющих делит на две подгруппы: управляющих-собственников и управляющих-несобственников (бюрократов-менеджеров). Управляемая группа также разнородна. В ней можно выделить, по крайней мере две подгруппы: высшую, «рабочую аристократию» и низшую, низко квалифицированных рабочих. Между двумя группами находится промежуточный «новый средний класс»  -  продукт ассимиляции рабочей аристократии и служащих с господствующим классом - управляющими.

Близкой по критериям к Дарендорфу является теория социальной стратификации, предложенная американским социологом Л. Уорнером. Л. Уорнер провел социологические исследования в американских городах методом включенного наблюдения и на основе субъективных самооценок людей относительно их социальной позиции по 4 параметрам: 1) доход, 2) профессиональный престиж, 3) образование, 4) этническая принадлежность  и  выделил в правящих социальных группах: высшую, высшую промежуточную, средневысшую, средне-промежуточную, промежуточно-высшую. промежуточно-промежуточную.

Американский социолог Б. Барбер провел стратификацию общества по 6 показателям: 1) престиж, профессия, власть и могущество; 2) доход или богатство, 3) образование или знания. 4) религиозная или ритуальная частота: 5) положение родственников; 6) этническая принадлежность. Он в работе «Социальная стратификация» определял ее как «продукт взаимодействия социальной дифференциации и социальной оценки», как «структурно регулируемое неравенство, в котором люди ранжируются «выше» или «ниже» в соответствии с той социальной значимостью, которой обладают социальные роли и различные виды деятельности».

Французский социолог А. Турэн считает, что в современном обществе социальная дифференциация происходит не по отношению к собственности, престижу, власти, этносу, а по доступу к информации. Господствующее положение занимают те люди, которые имеют доступ к наибольшему количеству информации.

К. Девис и У. Мур, также сводя социальную стратификацию к социальному неравенству, видели в ней необходимое функциональное свойство социальной системы, средство, позволяющее обществу сознательно обеспечивать «занятие наиболее важных постов квалифицированными индивидами». Наибольшее внимание функционализм уделил выяснению значения социальной стратификации в социальной интеграции общества.

Согласно их теории1, каждое общество должно решить проблему размещения и мотивации индивидов в социальной структуре. Социальный порядок в обществе основан на распределении индивидов по социальным статусам (в соответствии с их функциональными возможностями, т.е. их максимальным вкладом в достижение целей общества) и побуждать их выполнять социальные роли, соответствующие данным статусам. Общество может избрать два пути мотивации для наилучшего исполнения социальных ролей. Так, конкурентная система направлена прежде на, мобилизацию индивидов в отношении достижения наиболее привлекательного статуса, в то время как нековкурентная система в отношении социальных статусов больше внимания уделяет мотивации к выполнению функциональных обязанностей, т.е. вклада в деятельность обществ как целого. Общество с любой социальной структурой использует обе эти системы, только в разной степени.

Для осуществления распределения индивидов по социальным статусам и их мотивации реализуется практика вознаграждения, которое может использоваться

1) для побуждения успешного выполнения индивидами своих ролей,

2) для поддержания системы неравного распределения этого вознаграждения в соответствии с занимаемыми статусами

3) для поддержания трудно заполняемых статусов, которые индивиды не желают заполнять в силу трудности выполнения роли, ее непривлекательности, опасности для здоровья и т.п.

Таким образом, в любой социальной системе вознаграждение должно распределяться дифференцированно в соответствии с занимаемыми социальными статусами. Для этой цели создаются и узакониваются права каждого социального статуса в отношении вознаграждения со стороны общества.

Следует отметить, что данная теория стратификации в настоящее время является самой разработанной и теоретически обоснованной. Вместе с тем многие современные исследователи находят в этой теории ряд существенных недостатков. Одним из наиболее значительных слабых мест теории по праву считают игнорирование фактора власти, который играет существенную роль в распределении вознаграждения в обществах. Особенно это касается тех социальных структур, которые не исповедуют принципов традиционной демократии. Наиболее характерен в данном отношении пример России, где фактор властного распределения ресурсов и функционирование системы неравенства во многом основаны на использовании принуждения и контроля с помощью власти.

Для определения различий в принадлежности к этой или иной социальной общности необходимо выделить структурные параметры, составляющие основные структурные характеристики современного общества. Американский социолог П. Блау разработал систему параметров, которые определяют положение индивида в обществе2.

Представленные выше параметры могут быть отнесены как к отдельному индивиду, так и к каждой социальной группе. Совокупность этих параметров и будет определять место индивида или группы в социальной структуре. Разделение параметров на номинальные и ранговые соответствует двум важнейшим характеристикам социальной структуры – гетерогенности и социальному неравенству.

Гетерогенность (неоднородность) как характеристика социальной структуры общества описывается системой номинальных параметров. Отличительной особенностью этих параметров является то, что на их основании невозможно распределить индивидов и социальные группы по ранговому принципу, т.е. нельзя определить, какой из социальных объектов занимает более высокое, а какой более низкое место в социальной структуре.

Гетерогенность (ее еще называют горизонтальной дифференциацией) как базовая характеристика социальной структуры подчеркивает пестроту, разнородность, богатство оттенков общества, выраженные в разделении этого общества на категории и социальные группы, не сравнимые по принципу «выше» или «ниже». При употреблении понятия «гетерогенность» обычно указывается тот номинальный параметр, по которому проводится разделение. Например, можно говорить об этнической гетерогенности или религиозной гетерогенности.

Повышение гетерогенности в обществе или большой группе приводит к значительным изменениям в системе связей между индивидами и группами, а также в системе культурных норм, составляющих субкультуры данных групп. Деление большой группы людей по категориям в соответствии с номинальными параметрами образует между ними границы, связанные с различными интересами, установками и культурными образцами, так как каждый параметр означает не только различия по данному признаку, но и неизбежно возникающие различия в интересах, нормах поведения, системе установок и предпочтений.

Знание уровня гетерогенности в пределах большой группы или общества позволяет сосредоточить внимание на усилиях по формированию социальных и культурных связей между представителями отдельных подгрупп для повышения степени интеграции и сплоченности некоторой группы или общества в целом.

В итоге можно сказать, что номинальные параметры не описывают иерархическую структуру, на которой основан социальный порядок в современном обществе. Очевидно, что с их помощью проводится изучение рядоположенных социальных позиций индивидов, но не системы социальных статусов. По этой причине важно рассмотреть статусную структуру, которая может быть изучена только в контексте отношений неравенства.

Социальное неравенство. Оно существовало на протяжении практически всей разумной истории человечества. Несмотря на то, что во все века неравенство осуждалось, люди в ходе исторической практики с поразительным упорством сопротивлялись созданию «совершенных» обществ, основанных на социальном равенстве и отсутствии угнетения и принижения одних социальных групп другими. При этом члены общества постоянно создавали новые виды иерархических социальных структур, основанных на неравенстве.

1. Изначальные различия людей по физическим данным и личностным качествам приводят к тому, что наиболее сильные, энергичные, целеустремленные и высокомотивированные личности получают преимущества в ходе обмена социальными ценностями. Эти преимущества дают возможность таким личностям совершать асимметричные, неравные обмены.

2. Асимметричные обмены ценностями могут осуществляться в силу трех причин:

а) неравного первоначального владения ценностями, что позволяет тем, кто контролирует большее количество ресурсов, настаивать на выгодных для них правилах социального обмена, используя при этом нормативные ограничения, существующие в данной субкультуре;

б) введения в ситуацию обмена наиболее значимых ресурсов (неожиданно подорожавших товаров, появившихся возможностей использовать власть, информацию и т.д.);

в) наличия компенсирующих механизмов, которые могут выглядеть как третье лицо, посредством которого происходит вмешательство в отношения обмена, создание при этом асимметрии или неравного обмена между отдельными индивидами и группами.

3. В ходе постоянно совершающихся взаимопересекающихся асимметричных обменов начинается формирование нормативной основы неравенства. Нормативная основа представляет собой совокупность специфических норм, закрепляющих поведение индивидов в соответствии с их рангом. Начинается закрепление и создание законодательной базы для возвышения отдельных социальных групп в обществе.

4. Следующим этапом формирования отношений неравенства является закрепление существующего положения, которое складывается в некоторый момент в ходе обмена. Это закрепление осуществляется путем создания нормативной базы, которая устанавливает ранговое место (или статус) каждого индивида или социальной группы в социальной структуре при условии наличия в его распоряжении необходимого количества ценностей. Социальный статус, таким образом, представляет собой ранговое место индивида или группы по некоторому одному показателю, представляющему определенную часть социальной структуры. Например, социально-демографическая структура представлена таким статусом, как возраст (так же, как и номинальным показателем по полу), социально-политическая структура характеризуется показателями власти и престижа, социально-экономическая структура — показателями дохода и богатства.

1.3. Классы и страты

При социологическом анализе социальной структуры современных обществ обычно используются такие основные понятия, как «класс», «социальный слой», «социальная общность», «социальная группа» (в узком смысле) и др. Следует остановиться на понимании категорий «класс» («социальный класс») и «социальный слой».

Понятие «класс» использовалось и сегодня используется достаточно широко как в марксистском, так и в ряде немарксистских течений в социологии. Но несомненно и то, что в марксистской парадигме ему придается центральное, определяющее и решающее значение в характеристике социальной структуры общества, в то время как в иных чаще всего на первый план выдвигается другая дифференциация общества многоликое деление на социальные слои (страты). Вполне естественно, что в немарксистской литературе, как отмечали П.А. Сорокин и другие исследователи, довольно трудно обнаружить достаточно четкое, однозначное и признанное определение класса. Тем более что даже тогда, когда это понятие достаточно широко используется, оно нередко употребляется как синоним социального слоя.

В марксизме под классами понимается подразделение общества на большие, основные и наиболее важные социальные группы, различающиеся между собой

- по месту в системе общественного производства и других общественных отношений и находящиеся в отношениях эксплуатации,

- по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства,

- по их роли в общественной организации труда

- по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают.

Классы – такие группы людей, по определению В.И. Ленина, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства. При таком подходе общество на различных этапах его развития представало как противоборство то рабовладельцев и рабов, то помещиков и крепостных, то буржуа и пролетариев. Это, однако, не позволяет получить сколько-нибудь конкретной, многоплановой и тонкой картины социального расслоения общества, особенно его многочисленной, многообразной и неоднородной средней, промежуточной части.

Ныне наиболее распространено подразделение индустриального общества,

с одной стороны, на

► высший класс (более или менее крупные собственники и др.),

► средний или средние классы (представители мелкого и среднего бизнеса, большинство фермеров, инженерно-технические работники, высококвалифицированные рабочие, основная масса административных работников, служащих, работников сферы обслуживания)

► низший класс (большинство наемных промышленных рабочих, крестьян и др.) – по их отношению к средствам производства и характеру присвоения благ;

а с другой – на многочисленные социальные слои (страты), как внутри указанных классов, так и вне и независимо от них – по общности одного или нескольких статусных признаков (по характеру и содержанию труда, доходам, уровню образования, престижа, власти и пр.). Так, в элиту общества, в его высший класс включаются не только более или менее крупные собственники, но и высшие слои управленцев-менеджеров, наиболее влиятельные и видные политические и общественные деятели и др. Точно так же среди наемных работников необходимо различать работников интеллектуального труда («белые воротнички») – инженерно-технические работники, банковско-конторские служащие и др. и рабочих физического труда и труда обслуживания («синие воротнички»). Но если за основу стратификации взять, например, социально-демографические признаки или уровень образования или престижа, то в одном и том же страте могут оказаться представители различных классов.

Стратификационный анализ позволяет более подробно и гибко, нежели классовый анализ, дифференцировать общество, учитывая как важнейшие и наиболее общие признаки и черты, так и сравнительно менее важные и даже неважные характеристики. В целом же оптимальным, по-видимому, может быть сочетание классового и стратификационного анализов социальной структуры общества3.

Страты в отличие от класса формируются не по чисто экономическим или производственно-профессиональным признакам, которые относительно легко идентифицировать и измерять, а по признакам, связанным с культурно-психологической оценкой (нормы, ценности, представления, образцы поведения и навыки), которые реализуются в индивидуальном поведении и сознании и вместе с тем приобретают ярко выраженный интерсубъективный характер.

Следует иметь в виду еще одно различие при определении класса и страты: классы выделяются по их отношению к средствам производства, способам доступа к различным благам; страты же – по формам и объему потребляемых благ, по воспроизводству самого статусного положения. Статус предполагает, что любой, кто претендует быть включенным в ту или иную страту, должны отвечать определенным ожиданиям и ограничениям на соответствующее социальное взаимодействие. Эти ожидания и ограничения, как правило, связаны с поведением человека, его способом воспроизводства брачно-семейных отношений, проведением своего свободного времени, формами дружеского общения и т.п.

1.4. Современная система стратификационных признаков.

А. Основныее дифференцирующие признаки слоя.

1. Признаки, связанные с экономическим положением людей, т.е. наличием частной собственности, видами и величиной доходов, уровнем материального благосостояния; соответственно выделяются слои: богатые, среднеобеспеченные и бедные; высокооплачиваемые и низкооплачиваемые работники; владельцы недвижимости и обитатели муниципальных квартир и др.;

2. Признаки, связанные с разделением труда, т.е. сферой приложения, видами и характером труда, иерархией профессиональных статусов, уровнем квалификации и профессиональными навыками, профессиональным образованием; соответственно выделяются слои: работники тяжелой промышленности; работники сферы обслуживания; лица со средним специальным образованием и др.;

3. Признаки, связанные с объемом властных полномочий: здесь большое значение приобретают производственные отношения и организация труда, в рамках которых формируются разная степень и неодинаковый объем возможностей оказывать влияние на окружающих; соответственно выделяются слои: рядовые работники на государственном предприятии; менеджеры на предприятиях малого бизнеса; руководители высшего государственного звена управления и др.;

4. Признаки, связанные с социальным престижем, авторитетом, влиянием т.е. имеются в виду те позитивные значения, которые придаются людьми конкретным лицам, а также их роли, должности, либо комбинации того и другого. В данном случае выделяются слои: неформальные лидеры; элитные группы; деятели отечественной культуры и др.

Б. Дополнительные дифференцирующие признаки слоя.

1. Половозрастные характеристики людей, связанные с психофизиологическими особенностями человека;

2. Этно-национальные качества действуют в той мере, в какой они определяют поведение человека, а также в какой они приобретают в обществе общезначимую важность.

3. Религиозная принадлежность также срабатывает в современных условиях в той степени, в какой религиозные воззрения связаны в конкретном обществе с ролевыми и статусными позициями людей.

4. Культурно-мировоззренческие позиции приобретают стратификационную значимость в тех случаях, когда, разделяя людей на разные группы, они стимулируют неодинаковые социальные действия представителей этих групп, которые приобретают в обществе разный статусно-ранговый характер.

5. Признаки, определяемые характером семейных отношений, родственными связями.

6. Признаки, связанные с местом проживания; большое значение данного фактора в стратификации российского общества объясняется огромной пространственной протяженностью страны, неравномерностью ее хозяйственно-промышленного освоения, разнообразием культурных форм этого освоения и др.

Наряду с перечисленными признаками существует ряд особых качеств, которые позволяют формировать группы со специфическим статусным значением. 

1. Маргинальное положение в обществе; соответственно выделяются группы: безработные, инвалиды, пенсионеры, лица без места жительства и определенного рода занятий и др.;

2. Противоправное поведение; оно дает основание выделить следующие группы: контингент исправительно-трудовых учреждений; представители уголовного мира; лица, для которых характерно противоправное поведение в рамках должностных обязанностей, и др.

Специфика статусного положения этих слоев связана с тем, что их представители либо не в состоянии своими усилиями добиться высокого ранга в обществе, и тогда общество

- либо частично компенсирует их бессилие (денежные пособия инвалидам, пенсионерам, безработным);

- либо вырабатывает систему ограничений и наказаний, позволяющую сохранять нормальное функционирование стратификационных механизмов.

В. Признаки, определяющие потребление благ и образ жизни.

1. Признаки, свидетельствующие о потреблении жизненных благ; их показателями могут выступать: район проживания, размеры и тип жилища, места отдыха, качество медицинского обслуживания, формы рекреации и др.

2. Признаки, свидетельствующие о потреблении культурных благ; их показатели: объем и характер полученного образования, объем и характер разных видов получаемой социальной информации и потребляемой культурной продукции и др.

3. Признаки, характеризующие воспроизводство семейных отношений; их показатели: тип домашнего хозяйства, формы домашнего воспитания детей, их школьное и вузовское образование, мужские и женские семейные роли и др.

4. Признаки, характеризующие неформальные связи; их показатели: круг общения, характер дружеских связей, нормы неформального общения и др.

Сказанное вовсе не означает, что сегодня надо отказаться от использования понятия «социальный класс». Необходимо другое:

во-первых, отказаться от привычки рассматривать социальную структуру общества исключительно или почти исключительно как только его классовую структуру;

во-вторых, видеть, что социально-классовая структура общества представляет собой частный, хотя и немаловажный случай его стратификации;

в-третьих, оперировать не старым, архаичным и во многом устаревшим пониманием социального класса, а его современным пониманием, работающим в условиях индустриального общества и его перехода в постиндустриальное.

Сегодняшнее понимание класса не может базироваться лишь на экономическом детерминизме и должно учитывать более широкую совокупность различных показателей и их индекс (социально-экономический индекс), особенно характер профессиональной деятельности, уровни влияния на власть, дохода и образования.

Таким образом, под социальным классом как одним из видов социального слоя (страты) людей сегодня следует понимать более или менее крупные и однородные социальные группы, объединяющие внутри себя людей с принципиально общим социально-экономическим и политическим статусом и качественно отличающиеся друг от друга по такому статусу, измеряемому, прежде всего, типом профессии, степенью и формами участия во власти, уровнями дохода и образования.

2. Социальная структура российского общества

2.1. Особенности стратификационных процессов российского общества4

Процессы расслоения в современном российском обществе вряд ли можно понять и объяснить во всем объеме, если не учитывать исторически действующих в нем механизмов слоеобразования. Эти механизмы в немалой степени определялись характером русской культуры, а на этапе ее становления – самим местом расселения восточно-славянских племен между западноевропейской цивилизацией и цивилизациями Востока. Стратификационное деление российского общества, обнаруживая сходные признаки с тенденциями расслоения в Западной Европе и на Востоке, до сих пор остается уникальным процессом.

С эпохи Московского царства в русском обществе начали выделяться важнейшие единицы социального расслоения:

- двор князя (монарха) и круг приближенных ко двору людей;

- служилые люди;

- профессиональные военные и бюрократический аппарат;

- крестьяне.

Другие слои общества (купечество, промышленники, ремесленники, священнослужители) не выполняли активной социальной роли.

В хозяйственной жизни России сложился своеобразный тип экономики, или тип хозяйства, который специалисты называют распределительным. В отличие от механизмов «купли-продажи», определяющих уровень имущественного благосостояния граждан в условиях рыночной экономики, в хозяйстве распределительного типа доминируют правила и нормы, закрепляющие механизмы распределения: они, с одной стороны, способствуют передаче в центр всеми субъектами хозяйственной активности права распоряжения выработанными продуктами (в разные периоды времени это осуществлялось в виде распределения дани, податей, оброков, повинностей, плановой продукции советской экономики), а с другой – фиксируют социально-имущественные статусы граждан, основанные на перераспределении жизненно важных ресурсов в виде жалования, дарения, общественных фондов потребления, зарплаты т.д. Лишь Екатерина II предоставила дворянскому сословию (среди прочих вольностей) право частной собственности, т.е. право свободно покупать, продавать, завещать землю, крепостных, поместья и т.д. Буржуазия как самостоятельная единица социальной стратификации начала оформляться в России после упразднения крепостного права, т.е. только в последней трети XIX -начале XX вв.

По сравнению с Западной Европой процессы урбанизации в России проходили в специфической форме.

В течение довольно долгого периода русские города, особенно в провинции, в Сибири и на Востоке страны имели преимущественно аграрный характер, сохраняли общинный уклад, не перерастая в индустриальные центры. Иначе говоря, в стране не было почвы для укрепления в городах третьего сословия, которое выступало бы серьезным оппонентом монархической власти.

Основным ресурсом государства по мере его укрепления и расширения границ оставались обширные земельные пространства и труд крестьян-общинников. Мощь государственной системы долгое время держалась как раз за счет сохранения и приумножения этого ресурса, что в значительной степени определяло стратификационные процессы в обществе.

При анализе процессов расслоения необходимо учитывать и такие факторы, как постоянное включение в границы российской государственности народов разных культур, а также расширение территориального пространства страны, что постоянно требовало отвлечения из Центра немалых материальных и человеческих ресурсов.

Все это предопределяло укорененность в российском обществе XVI-XIX вв. архаической, слабодинамичной социальной структуры: основная часть общества – крестьяне, элитные группы – дворянство и частично совпадающие с ним бюрократия, армейское офицерство.

Реформы Петра I, по существу, не нарушали расстановку сил в социальной структуре. Выбранные средства для общегосударственной перестройки и развития мануфактурного производства не выходили за пределы имперских феодальных отношений. Введенная Петром I система сословного деления, которая закрепляла место разных категорий населения в социальной иерархии, надолго затормозила естественные процессы расслоения.

Вместе с тем, в результате выборочных заимствований из западноевропейской культуры произошло размежевание основной части населения страны на низшие (народные) слои и на представителей высших сословий, среди которых в середине XIX в. появился оригинальный социокультурный слой – русская интеллигенция.

Поначалу этот слой не выступил как профессиональная единица в разделении труда. Скорее он представлял собой круг образованных людей, в той или иной форме приобщенных к обсуждению и анализу путей развития России. Позже этот круг лиц стал все заметнее пополняться интеллектуалами, т.е. людьми, профессионально занимавшимися высококвалифицированным трудом (инженерами, врачами, учителями, художниками, учеными и др.). Несмотря на то, что в большинстве своем представители интеллигенции были серьезно озабочены поисками путей улучшения жизненных условий простого народа, все же объективно, по своим важнейшим культурным ориентациям и социальным функциям интеллигенция тех лет была ближе к высшим слоям русского общества.

Реформы второй половины XIX и первого десятилетия XX в. выражали попытку правящих кругов включить русское общество в динамичное движение развитых стран мира при сохранении прежних социально-политических, правовых и сословных рамок. Частично эти усилия можно признать успешными, судя хотя бы по такому показателю, как рост городского населения (и всего связанного с этим). Как известно, несмотря на то, что накануне революции 1917 г. Россия продолжала оставаться крестьянской страной (из 165 млн. человек населения 75% работоспособной части занималось сельским хозяйством), тем не менее всего за пять предреволюционных десятилетий (по историческим масштабам срок невелик) городское население страны выросло более чем втрое – на 16 млн. человек5.

Помимо крестьян работоспособная часть населения в то время распределялась по разным сферам хозяйства следующим образом: около 10% трудилось в обрабатывающей промышленности и в сфере ремесел; около 5% – в сфере торговли; 4,5% работников было занято в личном услужении и на частной службе; работа у 1,6% была связана с транспортом, почтой, телеграфом; 0,75% работников состояли на государственной и общественной службе6.

В зависимости от организации труда и наличия частной собственности наиболее распространенной фигурой работника был мелкий товаропроизводитель – крестьянин-общинник, ремесленник, кустарь. Представители мелкотоварного производства и сферы услуг в городах (извозчики, сапожники и др.) кооперировались в артели, товарищества и т.п. Значение этих форм организации совместного труда в отечественном мелкотоварном производстве до середины 20-х гг. неуклонно повышалось. Наемный рабочий, свободно предлагающий свою силу к продаже, – это явление накануне революции в России недостаточно распространенное (удельный вес рабочих в структуре занятых – 9,3%). Рабочие кон-центрировались в ряде регионов (Московском, Санкт-Петербургском, Уральском). Наиболее многочисленные категории рабочих – металлурги, железнодорожники.

В конце XIX - начале XX вв. в России происходило становление буржуазно-предпринимательских слоев. Слой крупной, средней буржуазии и землевладельцев в городе и на селе составлял 16,3% от населения страны, а только крупная буржуазия и землевладельцы – всего 2,5%. Наиболее крупными собственниками оставались царь и правительство7. Все это объясняет, почему идеи П.А. Столыпина о формировании в ктране многочисленного слоя крепких хозяев встречали далеко не благоприятный прием, как в правительственных кругах, так и среди образованных слоев общества. Даже среди интеллигенции существовало убеждение, кто развитой промышленности и высокой культуры труда Россия достигнет, минуя капиталистические формы организации труда и собственности. Анализ доходов разных групп населения Российской империи свидетельствует о том, что по уровню благосостояния общество было крайне поляризовано. Из 165 млн. человек лишь 696 700 человек имели ежегодный доход свыше 1000 руб. (например, доход крупного заводчика составлял 210 тыс. руб. в год). Остальная часть населения имела доход от 0 до 1000 руб. Среднегодовая зарплата чернорабочего составляла 238 руб., поденного рабочего у помещика и того меньше – 56-63 руб.8 

Вместе с тем в рамках старого режима мощно заявили о себе тенденции формирования новых массово-демократических форм жизни. По свидетельству отечественного исследователя того периода, Г.П. Федотова, представители «новой демократии» не были ни дворянами, ни крестьянами, ни интеллигентами, их называли «разночинцами». Иногда это был чеховский телеграфист или писарь, иногда парикмахер, приказчик, реже рабочий или студент, «спускающийся» в народ. Постепенно с разночинством начал сливаться и выделявшийся из пролетариата его верхний слой, представители которого хотя и «отрывались от станка», но в ряды интеллигенции не переходили. Затем уже и деревня стала поставлять свою честолюбивую молодежь9.

Октябрьская революция 1917 г. унаследовала эту, по существу объективную, тенденцию формирования «новой демократии», однако, в стране была создана принципиально иная ситуация в процессах социальной дифференциации, в частности была предпринята попытка административными мерами регулировать разделение людей на классы и слои. В результате фактически сводилась к нулю роль имущественных критериев дифференциации, поскольку частная собственность на средства производства упразднялась. Фактор доходов также переставал играть заметную роль, ибо вместо разнообразных форм индивидуальных источников дохода вводилась фиксированная заработная плата разным категориям работников на государственных предприятиях. Это говорило о том, что демократические тенденции воплощались в иной форме, иными способами, нежели это имело место в обществе западноевропейского типа. Сложившаяся затем советская модель стратификации также не создала условий для формирования средних слоев, аналогичных тем, какие развивались в западных странах.

Новым, что появилось в советском обществе, можно считать:

- резкое возрастание значения фактора властных полномочий в системе организации труда. В немалой степени посредством рычагов административного регулирования и при минимальном действии спонтанных механизмов стратификации происходило перемещение рабочей силы из деревни в город, из одних отраслей в другие;

- в ходе процессов коллективизации и индустриализации в обществе постепенно сокращались в численности, а затем и вовсе перестали существовать слои, которые развивались до того в течение несколько столетий, – дворяне, купцы, мелкие и крупные собственники;

- функциональная значимость и социальная сущность других слоев (крестьян, ремесленников) претерпели значительное изменение. Ряд социальных классов и слоев (рабочие, военные, чиновничий аппарат) получил мощный стимул к численному росту и повышению своего статуса;

- начиная с 30-х гг., сравнительно быстро увеличивались численно и отдельные группы интеллигенции (ИТР, врачи, учителя, работники культуры и науки); правда, при этом существенно снижалась роль юристов, банковских работников.

В целом можно утверждать, что советская модель организации труда и социальных связей позволила решить многие задачи модернизационного плана, которые не удавалось решить в условиях самодержавно-имперской модели:

- были интенсифицированы процессы урбанизации;

- осуществлен и фактически в короткие (по историческим масштабам) сроки завершен первый этап индустриализации;

- начали интенсивно осваиваться северные и восточные территории страны;

- активизировалась та часть русского крестьянства, которая переселилась в город и включилась в промышленное производство.

Однако, социальная структура советского общества 30-50-х гг. характеризовалась рядом признаков, которые не позволили ей динамично развиваться в меняющихся условиях:

- подчиненность социальной структуры административно-политическому регулированию при усилении репрессивной доминанты в отдельные периоды и в конкретных условиях;

- слабое разделение труда и недостаточная дифференциация социальных ролей;

- уравнительная оплата труда, основанная всецело на государственном регулировании хозяйственных отношений;

- недостаточная социальная мобильность, которая выражалась в том, что был затруднен доступ к некоторым слоям и группам (например, к элитным группам), а также нединамичная профессиональная и культурная мобильности и т.п.;

- неадекватная шкала ценностей и поощрений, на которой были более всего значимыми признаки лояльности (происхождение, партийность), но недооценивались инициатива, добросовестный труд, предприимчивость;

- слабая правовая защищенность работников; почти полное отсутствие прав защиты собственника, потребителя, пользователя;

- человеческие отношения в значительной степени выступали как предписывающие, но не были четко ориентированы на личное сотрудничество, индивидуальный успех;

- социальные связи и отношения в целом сохраняли множество признаков патриархально-традиционных характеристик; урбанизация продолжала сохранять незавершенный характер, что отражалось на образе жизни многих слоев горожан.

Советские авторы рассматривали структуру советского общества в рамках классовой теории (два класса и одна прослойка)10. Зарубежные же авторы неоднократно предпринимали попытки разработать стратификационные модели советского общества 30-50-х гг. в частности американский социолог А. Инкельс дает модель социальной структуры, содержащую девять слоев11:

1-й слой – правящая элита: руководители партии, правительства, высшее военное руководство, высшие чиновники. Представители этого слоя обладают фактически бесконтрольной властью, огромными возможностями умножать свои материальные доходы, социальные привилегии, недоступностью для судебно-правовых санкций;

2-й слой – высший слой интеллигенции: различные лауреаты, видные ученые, известные художники, обладатели престижных наград, у которых власти намного меньше, чем у представителей первого слоя, но материальные вознаграждения значительны, условия труда и быта благоприятны, имеется целый ряд привилегий по сравнению с рядовыми гражданами, определенное послабление применяемых к гражданам правовых санкций;

3-й слой – аристократия рабочего класса: ударники пятилеток, стахановцы, зачинатели пропагандистских движений, которые имеют высокую зарплату, особые условия труда, быта, высокий престиж в обществе. Однако представители этого слоя, как и всех остальных слоев, не могут рассчитывать на послабление правовых санкций или правовую защиту;

4-й слой – интеллигенция, управленцы среднего звена, руководители средних предприятий, зарплата и доходы которых позволяют поддерживать средний уровень жизни;

5-й слой – мелкие управленцы, бухгалтеры, служащие, обладающие средним уровнем образования, зарплатой, которая позволяет придерживаться достаточно низких нормативов среднего уровня жизни;

6-й слой – преуспевающие работники передовых колхозов и совхозов, отличающиеся тем, что они имеют льготные условия труда (сельскохозяйственная техника, удобрения, помощь городских рабочих и т.п.), достаточную заработную плату, которая вместе с доходом с приусадебного участка позволяла сохранять приличный уровень жизни;

7-й слой – средне- и малоквалифицированные работники в городах, у которых условия жизни и уровень материального благосостояния весьма скромны;

8-й слой – средние слои крестьянства, для которых характерны тяжелый физический труд, низкая зарплата, отсутствие комфортного отдыха;

9-й слой – армия заключенных трудовых лагерей.

Подводя итог анализа социального расслоения российского общества 30-50-х гг., можно констатировать, что использованная модель расслоения и перехода России к индустриальному обществу явилась радикальным средством трансформации прежней социальной структуры и целостных процессов социальной дифференциации. В рамках этой модели формировался определенный тип работника, всецело зависящий от государства. Общая обеспеченность населения работой, стабильность цен на продукты и товары первой необходимости, почти гарантированное предоставление человеку усредненного, достаточно скромного по стандартам развитых стран минимума жизненных благ делали как бы излишним развитое экономическое стимулирование труда, дифференцированную шкалу оценок и предпочтений, эффективную систему социальной мобильности и поощрений. Социальная структура, хотя и претерпевала радикальные изменения, тем не менее сохраняла важнейшие характеристики, присущие традиционной структуре. Отказ от сословных перегородок, наследственных привилегий не сопровождался упразднением административных барьеров при переходе из одного слоя в другой (особенно в стоящий выше по вертикали). Огромная власть и основные привилегии сосредоточивались исключительно в руках узкого круга лиц и определялись местом в бюрократической иерархии. Профессиональные роли множились и дифференцировались, но этот процесс не влиял на уравнительно-распределительную систему благ.

К 60-м гг. модель социально-экономического и культурного развития, основанная на автократическом централизме и государственной собственности, в основном исчерпала свои потенциальные возможности для эффективного действия. Ценой потери огромных людских, материальных, природных ресурсов она была способна разрешить ряд приоритетных задач раннеиндустриального типа, но оказалась принципиально неспособной к саморазвитию, к вхождению в развитое индустриальное и постиндустриальное общество. Начиная с того периода, идет по нарастающей необратимый процесс перераспределения власти с верхних этажей центра на средние вертикальные и горизонтальные этажи.

Невозможность централизованно контролировать усложнившиеся хозяйственные связи привела к тому, что наряду с институциональными отношениями в сфере производства и услуг начал складываться теневой рынок связей, на котором можно было обменять или получить все – материальные ресурсы, должности, услуги, авторитет, право не соблюдать закон и т.п. Такой рынок стимулировал процессы расслоения, однако осуществлял это в скрытой и нередко извращенной форме. Взять на себя удовлетворение всех или даже основных потребностей и запросов он был не в состоянии. Наличие подобного рынка способствовало формированию немалых по численности слоев, источники доходов которых складывались разнообразными, помимо зарплаты, способами, в том числе через криминальную деятельность.

Наряду с этим в сфере производства резко снижалась эффективность существовавшей системы стимулирования труда. В частности, уменьшался разрыв между вознаграждением высококвалифицированного и низкоквалифицированного труда.

По мере усложнения социальных ролей, повышения образовательного уровня, дифференциации запросов населения официальные структуры были не в состоянии решать возникавшие проблемы. Значительная часть людей стала обращаться к несанкционированным способам их преодоления – покупать с переплатой товары и услуги, подрабатывать в свободное время ради увеличения дохода и т.п.

Все эти процессы вели к тому, что социокультурное расслоение российского общества в 70-80-х гг. приобретало еще большую определенность:

- факторы происхождения, прошлых заслуг, влиявшие на социальную дифференциацию, постепенно утратили свое значение,

- дифференцирующая роль должности в центральном аппарате власти могла быть усилена не столько административно, сколько за счет поддержки отраслевых или региональных органов;

- разделительные функции все больше переходили к тем признакам, значение которых еще недавно нейтрализовывалось: в область доходов, объема собственности;

- возрастала значимость и такого признака, как авторитет в определенных кругах, престиж в общественном мнении, что свидетельствовало о динамике шкалы прав, массовых предпочтений, особенно значимой для профессиональных политиков, работников средств массовой информации, науки, искусства;

- появляются среднеобеспеченные слои. Это еще не «средний класс», поскольку социальная структура советского общества заметно отличалась от структуры западноевропейского общества, но среднеобеспеченные слои уже сближались со средним классом по некоторым достаточно важным признакам, прежде всего таким, как повышение жизненного уровня и выравнивание стандарта потребления.

В этот период практически сформировался определенный стандарт образа жизни среднего члена российского общества. 

1) Его субъект – горожанин либо в первом, либо во втором поколении; он имеет среднее общее, среднее специальное или высшее образование; работает на государственном предприятии или в учреждении.

2) Он – семейный человек с одним или двумя детьми.

3) Основу благосостояния семьи составляет заработная плата ее взрослых членов, заметно пополняемая социальными льготами и выплатами из общественных фондов потребления.

4) Членам семьи доступен целый ряд жизненных и культурных благ: обучение детей (от школы до вузов и аспирантур), медицинское обслуживание, организованный отдых, освоение культурных ценностей.

5) Семья имеет двух- или трехкомнатную квартиру со стандартным набором мебели и электробытовых приборов.

Если в середине 50-х гг. советское общество еще сохраняло серьезные свидетельства низкого жизненного уровня основной массы населения и поляризации на основную часть низкообеспеченных слоев и малочисленных слоев с более высоким жизненным уровнем, то в 70-х гг. статистические данные свидетельствовали о повышении уровня жизни больших групп населения. Происходило более равномерное распределение важнейших материальных благ: заработной платы, доходов из других источников, жилища и других потребительских услуг, в том числе культурных (образования, квалификации, массовой информации)12.

Вместе с тем жизненный стандарт среднеобеспеченных слоев советского общества едва ли можно было считать устойчивым; их статус постоянно имел тенденцию к обесценению. Так, запросы среднеобеспеченной семьи росли быстрее, чем возможности удовлетворить их в рамках господствовавшей системы отношений. Поэтому семья использовала все возможности для увеличения материальной обеспеченности как посредством труда (через личное подсобное хозяйство, дополнительный заработок), так и за счет помощи родственников, использования служебного положения, переплаты за нужные услуги, перепродажи дефицитных товаров. Все это резко отличало среднеобеспеченные слои советского общества от среднего класса общества западноевропейского типа.

2.2. Характерные черты стратификации современной России.

Новый этап стратификационных процессов начинался в 90-х гг., когда российское общество после распада СССР вступило в стадию поиска новых форм социальной организации и ценностных ориентации жизнедеятельности. Эти процессы характеризуются следующим.

1. В стране формируется мощный негосударственный сектор с различными типами собственности и субъектами экономической деятельности, в который стала переходить заметная часть работников государственных предприятий.

2. Постепенно расширяется численность занятых в сфере посреднической деятельности, обслуживания, финансово-банковских операций. В стране начинают складываться группы, занятые новыми видами деятельности, связанными с рыночными отношениями, – работники маркетинговой службы, рекламы, менеджеры акционированных и частных предприятий, специалисты в области оценки недвижимости и ценных бумаг и др.

3. Немалую специфику приобретает процесс формирования в отечественной хозяйственной практике нового слоя предпринимателей, или бизнес-слоя, характеризуемого двумя основными признаками, на основе которых можно было бы отнести того или работника к этому слою: а) деятельность в хозяйственной сфере с целью получения прибыли; б) экономическая свобода, или наличие прав и обязанностей, связанных с самостоятельным принятием решений и личной ответственностью за результаты хозяйствования.

Но и на основе указанных признаков сложно даже примерно определить состав и границы предпринимательского слоя. Одну из наиболее убедительных попыток сделать это предприняла Т.Н. Заславская13. Она включает в этот бизнес-слой современного российского общества такие подгруппы:

- менеджеры-совладельцы, работающие по найму при владении значительными пакетами акций управляемых ими предприятий;

- наемные менеджеры, управляющие государственными или частными предприятиями или фирмами «за зарплату»;

- предприниматели, т.е. собственники обычно мелких предприятий и фирм, лично управляющие ими и не работающие по найму;

- самостоятельные работники, т.е. лица, занятые очень малым предпринимательством на базе индивидуальной трудовой деятельности с помощью собственных средств производства (обычно специалисты и квалифицированные рабочие);

- бизнесмены-менеджеры, совмещающие наемное директорство на мелких и средних предприятиях обычно негосударственного сектора с ведением собственного бизнеса;

- полупредприниматели, т.е. рядовые работники чаще всего акционированного и частного секторов экономики, совмещающие работу по найму с разными видами предпринимательства.

Указанный бизнес-слой остается достаточно разнородным. Кроме того, его формирование сопровождается целым рядом явлений, которые можно оценить с точки зрения традиционных социальных связей и базовых культурных ценностей не только как неблагоприятные, но и как криминальные. Вместе с тем бизнес-слой в современном российском обществе уже становится массовым – в настоящее время в него можно включить 10-12% работников. И хотя его представители пока слабо идентифицируют себя со своим социально-профессиональным статусом, этот слой объективно уже выделился на фоне других слоев и групп нашего общества.

В значительной степени через деятельность представителей данного слоя осуществляется отработка новых организационных форм труда и перераспределение материально-финансовых ресурсов общества в изменившихся условиях. Они играют немалую роль и в процессе структурных изменений занятости.

4. Сами по себе сложные процессы структурных перемещений работников сопровождаются отсутствием правовых демократических процедур, слабостью социальной инфраструктуры, что служит причиной огромных издержек, сопровождающих процессы перераспределения собственности и изменения структуры занятости. Некоторые слои и группы работников оказались в более привилегированном положении в приобретении государственной собственности, чем другие.

5. Перераспределение работников между отраслями и сферами занятости также сопровождается негативными тенденциями. Так, наряду с оттоком работников из социально неэффективных производств идет не менее интенсивный отток из тех сфер деятельности, которые обществу необходимы, но не способны дать быстрый эффект после реструктуризации. Например, значительно снизилась численность в сфере научного труда. Аналогичные процессы наблюдаются в некоторых высокотехнологичных и наукоемких производствах; большие кадровые потери несут конверсионные предприятия военно-промышленного комплекса.

6. Переход наиболее квалифицированных специалистов в коммерческие структуры зачастую идет рука об руку с другим, крайне настораживающим процессом – снижением квалификационного статуса и потерей профессионального мастерства за счет повышения уровня доходов и социального статуса.

7. Серьезным перекосом реформирования российской экономики стал диспаритет цен на продукцию и оплату труда, с одной стороны, работников сельскохозяйственного производства, обрабатывающих отраслей (прежде всего ВПК), сферы культуры, науки, образования, а с другой, – работников топливно-энергетического комплекса, сырьевых отраслей и финансового капитала.

В условиях проводимых преобразований именно представители последних отраслей и секторов труда получили наибольшую свободу действий, деньги и власть, выход на международный рынок: но они поддерживают преимущественно те усилия правительства в развитии рыночных отношений, которые выгодны им. В результате отечественная экономика явно переориентируется с индустриальной на сырьевую основу, что, в свою очередь, ведет к регионализации рынка труда.

8. Размежеванию социальных сил общества способствует и расслоение групп по доходам и образу жизни. За исторически короткий отрезок времени в обществе резко поляризовались богатые и бедные слои. Расслоение по доходам приводит к тому, что динамика доходов 10% наиболее состоятельных групп резко возрастает по сравнению с доходами 10% наименее состоятельных групп, а разрыв между этими доходами стремительно увеличивается. В то время как основная часть населения в немалой степени утрачивает возможности поддерживать прежний уровень жизненного комфорта, появилась сравнительно небольшая состоятельная часть населения, образ жизни которой резко контрастирует с историческими традициями: отдых за границей, покупка дорогого автотранспорта, постройка роскошных личных коттеджей в пригородах и т.п. Даже если взять соотношение доходов 10% самого богатого и самого бедного населения, то оно уже сегодня составляет у нас десять и более раз, т.е. в два раза больше, чем до реформ.

9. Для процессов перераспределения объема властных полномочий между центром и регионами также характерны серьезные сдвиги. Существенные изменения претерпевает вертикаль государственного управления «центр–республика–область–город–район» Множество управленческих функций передается местным органам власти, хотя остаются слабо отработанными правовые и организационные механизмы такой передачи. На этой основе к руководству страной, городом, районом приходят те социальные силы и лидеры, которые в состоянии успешно решать жизненно важные для населения проблемы. Если раньше излишняя централизация власти была способна затормозить развитие политического момента в процессах стратификации и снизить активность местных сообществ в самоуправлении, то избыточная регионализация, а также суверенизация республик способны ведет нередко к сепаратизму и национальным столкновениям.

10. Перераспределение власти между центром и регионами тесно соотносится с оживлением этнонациональных традиций жизнедеятельности на местах. Таким образом, поиск новых форм государственного построения осуществляется в России при усложняющих этот процесс факторах – на масштабном пространстве, в регионах, отдаленных друг от друга на огромные расстояния, при наличии множества региональных и этнонациональных сообществ, жизнедеятельность и политическая практика которых строится на слабо отработанной единой культурно-цивилизованной основе.

11. Перечисленные выше сдвиги в характере организации труда, собственности, в структуре властных полномочий сопровождаются трансформацией ценностных шкал и предпочтений. Перед каждым человеком открываются возможности не только более свободно выбирать сферу своей профессиональной деятельности, формы социальной активности, но и реализовывать право на потребление предпочтительной информации, культурных благ. В обществе получает распространение культурная продукция самого разнообразного ценностного содержания, особенно – массовая, создавая тем самым новую информационную обстановку.

12. В условиях становления рыночной экономики все больше усиливается тенденция сокращения возможностей получения высшего образования (особенно по ряду престижных специальностей), прежде всего представителями нижних и отчасти средних слоев общества, не способных оплачивать обучение. Это связано с резким расширением частных школ и колледжей, платных частных вузов и факультетов, серьезным расширением набора студентов на коммерческой основе в государственных вузах и т.д. А, как известно, без высшего образования сегодня и, тем более, завтра трудно рассчитывать на достижение высокого социального статуса. Поэтому и здесь возрастает значение государственного регулирования сферы образования, направленного на предотвращение элитарности в этой области и обеспечение равных стартовых возможностей и подлинно социальной справедливости в этом вопросе.

13. Наиболее дестабилизирующим фактором для стратификационных процессов является разрастание численности маргинальных слоев: безработных, лиц без определенных занятий и места жительства, беженцев из бывших республик СССР, а также участников преступных группировок. Разрушение привычных форм организации труда, быта, а также культурных норм и ценностей обусловливает появление большого числа людей, утративших прежний социальный статус, а потому отчаявшихся, отказавшихся от нравственных принципов поведения.

Академик Т.И. Заславская предлагает следующую структуру современного российского общества. Согласно принятой ею гипотезе, российское общество состоит из четырех социальных слоев: верхнего, среднего, базового и нижнего, а также десоциализированного «социального дна».

1. Под верхним слоем понимается прежде всего реально правящий слой, выступающий в роли основного субъекта реформ. К нему относятся элитные и субэлитные группы, занимающие наиболее важные позиции в системе государственного управления, в экономических и силовых структурах. Их объединяют факт нахождения у власти и возможность оказывать прямое влияние на процессы реформ.

2. Второй слой назван средним, во-первых, с учетом его положения на социальной шкале и, во-вторых, потому что он является зародышем «среднего слоя» в западном понимании этого термина. Правда, большинство его представителей не обладают ни обеспечивающим личную независимость капиталом, ни уровнем профессионализма, отвечающим требованиям постиндустриального общества, ни высоким социальным престижем. К тому же пока этот слой слишком малочислен, чтобы служить гарантом социальной стабильности. Однако полноценный средний слой в России может сформироваться лишь на основе социальных групп, образующих сегодня соответствующий протослой. Это мелкие предприниматели, полупредприниматели, менеджмент средних и небольших предприятий, среднее звено бюрократии, старшие офицеры, наиболее квалифицированные специалисты и рабочие.

3. Базовый социальный слой очень массивен. Он охватывает более двух третей российского общества. Его представители обладают средним профессионально-квалификационным потенциалом и относительно ограниченным трудовым потенциалом.

К базовому слою относится основная часть интеллигенции (специалистов), полуинтеллигенция (помощники специалистов), служащие из технического персонала, работники массовых профессий торговли и сервиса, а также большая часть крестьянства. Хотя социальный статус, менталитет, интересы и поведение этих групп различны, их роль в переходном процессе достаточно сходна. Это, в первую очередь, приспособление к изменяющимся условиям с целью выжить и по возможности сохранить достигнутый статус.

4. Структура и функции нижнего слоя, замыкающего основную, социализированную часть общества, представляются наименее ясными. Отличительными чертами его представителей являются низкий деятельностный потенциал и неспособность адаптироваться к жестким социально-экономическим условиям переходного периода. В основном этот слой состоит либо из пожилых, малообразованных, не слишком здоровых и сильных людей, не заработавших достаточных пенсий, либо из тех, кто не имеет профессий, а нередко и постоянного занятия, безработных, беженцев и вынужденных мигрантов из районов межнациональных конфликтов. Определить данный слой можно на основе таких признаков, как очень низкий личный и семейный доход, низкий уровень образования, занятие неквалифицированным трудом или отсутствие постоянной работы.

5. Что касается социального дна, то главной его характеристикой служит изолированность от институтов большого общества, компенсируемая включенностью в специфические криминальные и полукриминальные институты. Отсюда замкнутость социальных связей преимущественно рамками самого слоя, десоциализация, утрата навыков легитимной общественной жизни. Представителями «социального дна» являются преступники и полупреступные элементы – воры, бандиты, торговцы наркотиками, содержатели притонов, мелкие и крупные жулики, наемные убийцы, а также опустившиеся люди – алкоголики, наркоманы, проститутки, бродяги, бомжи и т. д.

* * *

Завершая анализ особенностей стратификационных процессов в российском обществе, можно утверждать следующее. Историческое развитие российского государства консервировало в обществе военно-имперский, временами репрессивный, характер социальных связей с чрезвычайно слабо выраженными институтами частной собственности, выборных представительных органов, правовой защиты социальных групп и личности.

Вместе с тем это не означает, что выделенные стратификационные особенности способны воспроизводиться в жесткой форме на каждом новом витке развития российского общества. Определенная часть их, безусловно, продолжает оставаться жизнеспособной и в ближайшем будущем будет воспроизводиться. Однако динамика стратификации последних десятилетий свидетельствует о том, что в нынешних условиях имеются основания как для сохранения государственной собственности, так и для восстановления мелкой частной собственности, а также ассоциированной (акционированной, муниципальной, групповой и др.) собственности, для возрождения рыночных отношений.

Указанные выше негативные тенденции в сферах занятости, разделения труда и оплаты труда работников разных областей народного хозяйства заставляют признать, что в условиях стихийного развития рыночных отношений невозможно за короткие сроки безболезненно перевести отечественную экономическую практику и процессы стратификации из кризисного состояния в благополучное.

В ходе демократического и рыночного реформирования современного российского общества в нем происходят серьезные социально-структурные изменения.

Несмотря на указанные серьезные изменения в социальной структуре нашего общества за годы реформ (особенно в его высших слоях), в целом это –  социальная структура переходного общества. Основные параметры новой социальной структуры лишь наметились и находятся в процессе становления, а в целом данная социальная структура сочетает в себе многие черты старой и уже нарождающиеся черты новой.

Вопросы для самоконтроля

1. Дайте определение социальной общности.

2. Раскройте основные признаки социальной общности.

3. Почему положение и место людей в определенной социальной нише порождает проблему равенства-неравенства?

4. Кто явился основателем теории социальной стратификации?

5. Каковы существенные статусные признаки при определении иерархии страты?

6. Определите номинальные параметры социальной стратификации по П. Блау.

7. Определите ранговые параметры социальной стратификации по П. Блау.

8. Что такое гетерогенность в социальной стратификации по П. Блау, и какими признаками она определяется?

9. Что такое социальное неравенство  в социальной стратификации и по П. Блау, и какими признаками оно определяется?

10. Каковы важнейшие дифференцирующие признаки страты?

11. Каковы дополнительные дифференцирующие признаки страты?

12. Назовите дифференцирующие признаки, определяющие потребление благ и образ жизни.

13. Что такое распределительный тип экономических отношений?

14. Что характерно для социальных процессов в СССР 30-х годов?

15. Какие задачи модернизации общества были решены в СССР в 30-50-е годы?

16. Что характерно для социокультурного расслоения российского общества в 70-80-х годах?

17. Что характерно для социокультурных процессов в современном российском обществе?

18. Какую структуру современного российского общества предлагает Т.И. Заславская?

1 Подробно см.: Социология. Основы общей теории: Учеб. пособие / Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев, А.В. Кабыща и др. / Под ред. Г.В. Осипова, Л.Н. Москвичева. – М.: Аспект-Пресс, 1996. – С.252-254.

2 Подробно см.: Социология. Основы общей теории: Учеб. пособие / Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев, А.В. Кабыща и др. / Под ред. Г.В. Осипова, Л.Н. Москвичева. – М.: Аспект-Пресс, 1996. – С.240-247.

3 См.: Социология. Основы общей теории: Учеб. пособие / Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев, А.В. Кабыща и др. / Под ред. Г.В. Осипова, Л.Н. Москвичева. – М.: Аспект-Пресс, 1996. – С.201-208.

4 Подробно см.: Социология. Основы общей теории: Учеб. пособие/ Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев, А.В. Кабыща и др. / Под ред. Г.В. Осипова, Л.Н. Москвичева. – М.: Аспект Пресс, 1996. – С.220-233.

5 См.: Рашин А.Г. Население России за сто лет: Статистические очерки. М., 1956. С. 25.

6 См.: Рубакин Н.А. Россия в цифрах: Страна. Народ. Сословия. Классы. СПб., 1912. С. 96.

7 См.: Измерение социальной структуры советского общества – октябрь 1917-1920 годы. М., 1976. С. 258; Селунская В.М. Социальная структура советского общества. История и современность. М., 1987. С. 11-12.

8 См.: Рубакин Н.А. Указ. соч. С. 208-209.

9 См.: Федотов Г.П. Революция идет//Судьбы и грехи России. СПб., 1991. Т. 1. С. 159-160.

10 См., например: Синявский С.Л. Изменения в социальной структуре советского общества. М., 1973).

11 Jnkels A. A Social Structure and Mobility in the Soviet Union 1940-1950 // Social Stratification/ Ed. J. Lopreato. N.Y.: 1974.

12 См.: Римашевская Н.М., Римашевский А.А. Равенство или справедливость. М., 1991.

13 См.: Заславская Т. Бизнес-слой российского общества: сущность, структура, статус // Общественные науки и современность. 1995. № 1.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

58030. Индия. Культурно — исторические особенности. Экономико-географическая характеристика 118 KB
  Цель: сформировать у учащихся общие представления о культуре и экономических особенностях Индии; совершенствовать навыки учащихся самостоятельно отбирать и анализировать материал; продолжить формирование умений обобщать и делать выводы; воспитывать ответственность...
58031. Давня Індія 78.5 KB
  Слово вчителя: Шановні учні сьогодні ми з вами помандруємо на Схід до цікавої і загадкової Індії. Вивчення нового матеріалу Географічне положення Індії Робота з картою.
58032. Застосування дієприкметника як особливої форми дієслова у захисті проектів «Особливості догляду за шкірою підлітків» 1.94 MB
  МЕТА: виховувати в учнів любов до вивчення української мови; творчу ініціативу та свідоме ставлення до зміцнення й збереження власного здоров’я; розвивати мовленнєву компетенцію учнів та навички комунікативно користуватися засобами мови в різних життєвих ситуаціях...
58033. Прості і складені задачі, які включають дії над величинами, вираженими одиницями площі 58.5 KB
  Цілі: освітні: формувати обчислювальні уміння і навички, уміння розв’язувати задачі, аналізувати математичні завдання; розвивальні: розвивати логічне і алгоритмічне мислення, пізнавальні та інтелектуальні можливості, стимулювати розвиток умінь учнів аргументувати свою відповідь...
58034. Застосування інтеграла до моделювання процесів 2.54 MB
  Навчальна: узагальнити і систематизувати знання студентів з теми «Інтеграл та його застосування»; сприяти закріпленню знань про геометричний, фізичний та економічний зміст інтеграла; формувати вміння й навички студентів самостійно систематизувати та поглиблювати знання...
58035. Применение интеграла 107 KB
  Цель: Обобщить и систематизировать знания по теме Применение интеграла. Актуализация опорных знаний Определение первообразной; Определение неопределенного интеграла; Определение интеграла...
58036. ЗАСТОСУВАННЯ ВИЗНАЧЕНОГО ІНТЕГРАЛА 558.5 KB
  Сприяти закріпленню знань про геометричний та фізичний зміст інтеграла. Учитель пропонує закінчити речення щоб сформульовані твердження були вірними: Криволінійною трапецією називається Дія обернена до диференціювання Первісні для однієї і тієї ж функції відрізняються тільки...
58037. Завоевание арабов. Создание Арабского халифата 248.5 KB
  Рассмотреть историю создания Арабского халифата и возникновение ислама, ознакомиться с ярчайшими достижениями исламской культуры; усовершенствовать навыки работы с исторической картой
58038. Утворення національної держави в Італії 123 KB
  Мета: навчити учнів встановлювати хронологічну послідовність подій; визначати причини хід та наслідки об’єднання Італії; пояснювати терміни: поміркованоліберальний напрям об’єднання революційний напрям об’єднання; давати характеристику політичним лідерам даного періоду...