39672

Основные этапы развития социологии

Лекция

Социология, социальная работа и статистика

Основные этапы развития социологии Лекция Череповец Содержание лекции Предпосылки возникновения социологии: материальноэкономические социальные духовные теоретические. Институализация социологии: О. Развитие социологии на Западе в 19 нач. Французская школа в социологии: Э.

Русский

2013-10-08

229 KB

198 чел.

PAGE  23

Филиал Санкт-Петербургского государственного

инженерно-экономического университета в г. Череповце

   

С.В. Бойко

Социология

Тема 1.2.  Основные этапы развития социологии

Лекция

Череповец


Содержание лекции

Предпосылки возникновения социологии: материально-экономические, социальные, духовные, теоретические. Развитие представлений об обществе в процессе его развития. Институализация социологии: О. Конт и Г. Спенсер.

Развитие социологии на Западе в 19 - нач. 20 вв. Немецкая социологическая школа: К. Маркс и М. Вебер, Ф. Теннис, Г. Зиммель. Французская школа в социологии: Э. Дюркгейм, Г. Тард. Социология в США: Л. Уорд, А. Смолл, Ф. Гиддингс, У. Самнер, Ч. Кули, Р. Парк и др.

Западная социология на современном этапе: микро- и макросоциология.

Социология в России в 19 – нач. 20 вв. П.Л. Лавров, Е.В. Де Роберти, Н.К. Михайловский, Н.Я. Данилевский, М.М. Ковалевский, Л.И. Петражицкий, К.М. Тахтарев, П.А. Сорокин и др. Институализация социологии в нач. 20 в. Социология и марксизм в СССР. Российская социология в советский и постсоветский периоды.

Вопросы лекции

1.  История становления учений об обществе. Возникновение социологии.

2.  Классический период в развитии социологии.

3.  Социология в России.

4.  Развитие социологии в современных условиях.

* * *

Термин социология введен в научный обиход сравнительно недавно – в середине XIX века. Но общество со всеми его сферами и компонентами изучалось в рамках философии со времени ее появления. Еще в античной философии были высказаны многочисленные идеи о происхождении общества, о его структуре, об организации общественной жизни, о субъектах и группах социума, о причинах общественного развития и т.д.

В последующем развитии философской мысли в разные эпохи социальная проблематика присутствует в сочинениях практически всех мыслителей. Однако ограниченность этих представлений можно объяснить тем, что социальные проблемы исследовались в формате решения общефилософских вопросов.

Во-первых, решающее значение в истории общества придавалось идеям, взглядам, мнениям, религии, морали, политике, духовным факторам. Образ жизни людей объясняли образом их мыслей, материальную сторону жизни – духовными детерминантами.

Во-вторых, социальное развитие общества трактовалось как хаотическая последовательность случайностей, а не как закономерный, детерминированный процесс.

В-третьих, преувеличение роли «выдающихся» личностей приводило к недооценке значения народа, народного творчества, самодеятельности, самоуправления и т.п.

В-четвертых, общество не осознавалось как системный социальный организм в единстве и взаимодействии его элементов, структуры и функций.

Общая логика повышения роли социальных знаний в структуре философии в конечном счете привела к выделению этого блока знаний в отдельный, самостоятельный научный комплекс.

Задачи лекции

- показать предысторию социологии;

- определить основные этапы развития социологического знания;

- выяснить особенности социологии на каждом этапе ее развития.


1.  История становления учений об обществе. Возникновение социологии.

Процесс осмысления общества, общественной жизни начинается у истоков человеческой истории. Общество становится объектом анализа людей даже прежде самой личности – ведь в первобытном состоянии личность почти не выделяет себя из рода, хотя человек и начинает размышлять, оценивать.

В середине первого тысячелетия до н. э. осознание неизбежности социального неравенства вылилось в концептуальное обоснование его необходимости. На Востоке критическое переосмысление социальных установок, заложенных в мифологическом сознании, было осуществлено в учениях Будды, Конфуция, Заратустры, ставших рациональным оправданием, а затем и религиозно-этической опорой, поддерживающей социальную стабильность в преодолевшем первобытную неструктурированность обществе.

На Западе социальная мысль достигла своего апогея в Афинах V–IV вв. до н.э. в творчестве Сократа, Платона и Аристотеля, в учениях которых оформились два важнейших направления, взаимодействовавших на протяжении всей истории социальной мысли. Первое – выдвигает и обосновывает идею приоритета общего (при разном масштабе общности), общественного интереса. Оно представлено прежде всего учением Платона, рассматривающим эту идею в знаменитом труде «Государство». У Платона общество уподобляется «огромному человеку». Трём началам человеческой души (разумному, яростному и вожделеющему) в идеальном государстве аналогичны тоже три начала (совещательное, защитное и деловое), которым в свою очередь соответствуют три сословия – правители, воины и производители (ремесленники, земледельцы). Справедливость, по Платону, состоит в том, чтобы каждое сословие занималось своим делом. Неравенство с помощью «благородного вымысла» обосновывается как естественное, исходно предопределенное: хотя все люди рождены землей, но у одних примешано золото, значит, они должны править; у других – серебро, и посему они становятся воинами; у третьих примешаны железо и медь, они призваны быть производителями. Все сословия служат сохранению единства, стабильности общества. Государство, полагал Платон, должно не потакать амбициям отдельных, пусть сильных, личностей, а подчинять всех членов общества служению делу его сохранения. В идеальном государстве социальное неравенство является средством поддержания социальной стабильности, но отнюдь не получения выгоды высшими слоями. В.Ф. Асмус писал: «Субъектом свободы и высшего совершенства оказывается у Платона не отдельная личность, и даже не класс, а только все общество, все государство в целом. Утопия Платона – не теория индивидуальной свободы граждан, а теория тотальной свободы – свободы государства в его совокупности, целостности, неделимости». Целостность государства у него основана на тотальной ответственности неравных друг другу членов общества за судьбу этого государства.

Второе направление отстаивает идею приоритета интереса личности, индивида. Оно развивалось Эпикуром, киниками, Аристотелем. Последний критикует «Государство» Платона, отстаивая приоритет индивидуальных интересов и защищая право личности на индивидуальность. «Дело в том, - писал Аристотель, - что должно требовать относительного, а не абсолютного единства как семьи, так и государства», ибо «каждый человек сам себе более всего друг и должен любить более всего самого себя». Чрезмерное стремление к обобществлению, например предлагаемая Платоном общность имущества, жен и детей, по мнению Аристотеля, ведет к стиранию индивидуальности, к бесхозяйственности и лени, усугубляет социальную путаницу, подготавливает политический кризис.

В этих направлениях древнегреческая мысль отразила фундаментальное противоречие социальной жизни и внутренней жизни индивида – противоречивое единство общественного и индивидуального. Представители каждого направления вплоть до настоящего времени отстаивают свое право быть «проводником» человечества на пути к лучшему будущему, формируя его специфический образ. Если мыслителям первого направления свойственно представление о лучшем будущем как о стабильном, устойчивом обществе, ориентирующем его членов на ответственность за судьбу целого, то для ученых второго – характерна выработка социального идеала, в котором лучшее будущее обозначается как динамичное, быстро совершенствующееся общество, ориентирующее его членов на открытость, свободу, ответственность за собственную судьбу. Мыслители, отстаивавшие приоритет общественного интереса над личным, в социальной политике делали акцент на идее «равенства равных», сторонникам же приоритета индивидуального интереса над общественным более важным представлялось решение задачи обеспечения «неравенства неравных». Таким образом, оба направления социальной мысли обосновывали оправданность неравенства, но расставляли разные акценты.

Огромную роль в развитии общественной мысли сыграло христианство, возникшее в середине 1 в. н.э. Первоначальная идеологическая ориентация ранних христиан характеризовалась идеями не только нравственного обновления, но и революционного переустройства общества на основе ликвидации частной собственности и введения всеобщей обязанности трудиться. Однако во второй половине II–III вв., когда христианство утверждалось в качестве официальной идеологии Римской империи, толкователи Библии усиливают непротивленческий аспект христианства, а идею божественного происхождения власти, ориентацию прихожан на потустороннее воздаяние за земные страдания. Так постепенно демократизм раннего христианства был отодвинут на периферию религиозного сознания, хотя к социально-политическим идеям раннего христианства обращались впоследствии и еретические движения, и социалисты-утописты.

В период Средневековья развитие социальных отношений осуществляется преимущественно под контролем системы нравственных, религиозных норм, что оказало влияние и на развитие социальной мысли.

Наиболее видной фигурой теологической социально-политической мысли этого периода является Фома Аквинский, осуществивший «модернизацию» раннесредневекового христианства на основе комментариев Аристотеля. Учение Фомы (томизм) стало важным шагом в укреплении духовной власти католицизма над развитием социальной жизни. Для него характерно учение о «естественном законе», вложенном богом в сердце людей и описываемом в духе этики Аристотеля; над ним надстраивается «божественный закон», который превосходит «естественный закон», но не может ему противоречить. В трактате «О правлении государей» Фома соединяет восходящие к Аристотелю представления о человеке как общественном существе, об общем благе как цели государственной власти, о моральном добре как середине между порочными крайностями и т.д. с христианскими догматами и доктриной о верховном авторитете римского папы. Аквинат с оговорками признаёт право народа восстать против тирана, систематически извращающего справедливость. 

Идейное оформление Реформация 16-17 вв. получила в учениях М. Лютера, У. Цвингли, Ж. Кальвина, представлявших бюргерско-буржуазное направление, и Т. Мюнцера, вождя народной Реформации. Важнейшая идея Реформации – необходимость личной ответственности человека, отрицание посредничества церковной иерархии.

Реформация оказала серьезное влияние на развитие социально-критического мышления, теорий самосознания, раннебуржуазного идеала «правового государства». Она способствовала разрушению феодально-религиозных представлений и утверждению новых, предпринимательских ориентаций в хозяйственной практике. М. Вебер раскрыл воздействие на процесс становления европейского капитализма протестантского религиозно-этического комплекса, обеспечившего воспитание таких черт личности, как трудолюбие, бережливость, честность, расчетливость. В социальной мысли на новом уровне возрождается противостояние идей «индивидуализма» и «коллективизма». Идея приоритета индивидуального интереса над общественным утверждается в качестве ядра идеологии формирующегося класса предпринимателей, буржуазии.

Наряду с идеями индивидуалистическими, частнособственническими в XVI в. постепенно оформляется социалистическое социально-политическое течение как идеология нарождающегося пролетариата. Родоначальником утопического социализма принято считать Т. Мора (1478–1535 гг.), изобразившего в «Утопии» общество, в котором нет частной собственности, обобществлены производство и быт, а труд является обязательным для всех.

Критикуя капитализм и вскрывая его антигуманную сущность («овцы съели людей»), социалисты-утописты считали идеальным такое общество, в котором осуществляется государственное или общественное руководство экономикой, не знающей товарно-денежных отношений. Но они не смогли найти стимулы к труду в обществе без конкуренции, частной собственности и самоорганизации экономической жизни. Главное – ставка на прямое государственное регулирование и социальный контроль.

Таким образом, при переходе от Средневековья к Новому времени взаимодействие двух направлений в решении основного вопроса социологии постепенно начинает обретать форму борьбы индивидуалистической (либеральной) и социалистической доктрин в качестве основных элементов идеологий двух нарождающихся классов буржуазного общества.

В XVIII в. в трудах французских просветителей (Ж-Ж. Руссо, Ш. Л. Монтескье, К. А. Гельвеций, Д. Дидро и др.) получили дальнейшее развитие учения об обществе, принципах его совершенствования; оформилась так называемая гражданская концепция, согласно которой преодоление всех форм несвободы осуществляется методом длительного морального совершенствования личности и общества.

Представители утопического социализма Ж. Мелье, Морелли, Г. Мабли, Г. Бабеф доказывали необходимость немедленного преодоления неравенства, установления общественной собственности путем народной революции, упразднения религии и церкви как опоры деспотизма и угнетения.

Начало XIX в. является кануном возникновения социологии как самостоятельной науки. В это время оформились экономические, социально-политические, теоретические предпосылки ее выделения в самостоятельную отрасль знания.

Интенсификация экономической жизни способствовала усилению конфликтности во взаимоотношениях буржуазии и пролетариата, что выражалось в активных выступлениях рабочих (чартистское движение, восстания лионских, силезских ткачей и др.). Массовые действия одного класса и противодействие им со стороны другого класса вели к выработке оформленного классового сознания. Нестабильность производственных отношений порождала потребность в оптимальных, научно обоснованных путях ее преодоления и создания социальной обстановки, в наибольшей степени благоприятствующей развитию экономики.

Социально-политическая жизнь на рубеже XVIII и XIX вв. определялась влиянием Великой Французской революции. Революция, провозгласившая лозунг «Свобода! Равенство! Братство!», обнаружила иллюзорность консолидирующих идей Просвещения и отразилась в социально-политической мысли поляризацией теорий. В начале XIX в. с резкой критикой развивающегося капитализма выступили социалисты-утописты А. Сен-Симон (1760–1825 гг.), Ш. Фурье (1772–1837 гг.), Р. Оуэн (1771-1858 гг.). Конструируя идеал социалистического общества, они продолжили разработку принципов организации справедливого общества.

Параллельно с распространением социалистических идей активно развивалась идеология либерализма, в которой идея свободы личности (нации, класса) рассматривалась как главное условие функционирования и прогресса общества. Государство («ночной сторож») признавалось средством обеспечения безопасности личности, неприкосновенности частной собственности, свободы слова, предпринимательства, совести, мнений, но оно не должно было обременять себя вмешательством в экономическую жизнь. В рамках концепции либерализма оптимальное регулирование социально-экономических отношений рассматривалось как спонтанное, осуществляемое через механизм свободного рынка. Концепции либерализма в этот период разрабатывали И. Бентам (1748–1832 гг.), Дж. Остин (1790–1859 гг.) и другие. Их социально-политические представления опирались на созданную А. Смитом (1723–1790 гг.) теорию экономического либерализма.

К числу непосредственных предшественников зарождающейся социологии следует отнести

Сен-Симона с его концепцией социальной физики, согласно которой социально-исторический процесс представляет собой поступательное движение человечества от низших общественных форм к высшим;

Фюстеля де Куланжа (1830-1889 гг.), сделавшего попытку вывести некоторые социологические закономерности реального социального процесса на основе обобщения исторического материала, уделяя особое внимание точности и надежности первичной информации;

А. Кетле (1796-1874 гг.), развившего статистический метод как инструмент количественного анализа социальных процессов и явлений.

К середине XIX века социология оформляется как самостоятельная наука. Ее родоначальник О. Конт (1789-1857 гг.) свое учение, основными частями которого были социальная статика (изучение структур общества, взятых как бы в застывшем виде) и социальная динамика (анализ последовательности социальных изменений), назвал «социальной физикой». Обнаружив, что А. Кетле уже использует этот термин, О. Конт в 1839 г. назвал свое учение социологией. Он определял социологическое знание как знание, основанное на фактах, на эмпирическом и аналитическом исследовании социальных явлений. Это позволяет, по мнению Конта, социологии уйти от абстрактных построений, стать наукой, близкой естествознанию, использующей методы естественных наук и именно поэтому способной решать проблемы общественной жизни. По его мнению, истинная наука должна отказаться от «неразрешимых» вопросов, т.е. таких, которые невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть, опираясь на факты, доступные эмпирическому наблюдению. Конт настаивал на исследовании взаимосвязей фактов, их функционирования в рамках больших целостностей, больших систем.

Высшим видом систем он полагал общество, человечество. Социологическая теория Конта состоит из двух частей: «социальной статики» и «социальной динамики». Основной интерес французского мыслителя направлен на динамику. Первичный фактор социальной динамики – духовное, умственное развитие. К вторичным Конт относил климат, расу, среднюю продолжительность человеческой жизни, прирост населения, обусловливающий разделение труда и пробуждающий развитие интеллектуальных и моральных черт человека. Анализируя проблему взаимосвязи личности и общества, О. Конт считал, что только общество и его социальные институты являются полноправными субъектами социальных отношений, а личность всегда лишь продукт воздействия общества. Семья, а не индивид, утверждал он, составляет ту простейшую целостность, сумма которых образует общество. О. Конт по праву считается «отцом» социологии, поскольку дал науке название, помог определить ее место среди других наук, наметил контуры предмета социологии.

Учение О. Конта получило дальнейшее развитие в социологических концепциях Г. Спенсера (1820-1903 гг.). Их главная идея – изменчивость общества и плавный эволюционизм в его развитии, обусловленные усложнением общества, внутренней дифференциацией социальных отношений и разделением труда. Развитое общество, по Спенсеру, – сложная организация с относительно автономными системами: регулятивной, производящей средства для жизни и распределительной. В главном труде «Основания социологии» Спенсер проводит аналогию между биологическим и социальным организмами и утверждает, что для того и другого свойственна борьба за существование, являющаяся одним из главных принципов социального бытия. Эволюция для английского социолога – универсальный процесс, одинаково объясняющий все изменения как природной всеобщности, так и самых частных социальных и личностных феноменов. Он сторонник так называемого организмического подхода к социальным фактам и рассматривает общество по аналогии с единым биологическим организмом.

Плодотворной была догадка о том, что процесс развития («разрастания») любой единицы или совокупности единиц сопровождается прогрессирующей дифференциацией их структур и функций: чем более развит организм, тем он более сложен. Далее, как только его части становятся непохожими друг на друга, они начинают взаимозависеть друг от друга. Так, в простых обществах, где составные части однородны, они могут легко взаимозаменяться. В сложных же обществах неудачные действия одной части не могут быть компенсированы действиями другой их части. Поэтому сложные общества более уязвимы и хрупки по своей структуре, чем их более ранние и менее сложные предшественники. Возрастающая взаимозависимость элементов в сложных обществах и, следовательно, уязвимость, привносимая этой взаимозависимостью, делают необходимым создание некой регулирующей системы, которая контролировала бы действия составляющих частей и их координацию. Такая координация аналогична координации в живом организме. 

Весьма значительным в социальном прогрессе он считал переход от общества, в котором личность целиком подчинена социальному целому, к такому состоянию, при котором социальный организм (государство) лишь способствует саморегуляции индивидов.

Степень строгости и масштабы внутреннего управления являлись для Спенсера признаками различия между типами обществ. Например, он выделял общества «воинствующие», регулируемые путем жесткого принуждения, и общества «индустриальные», где контроль и централизация слабее.

Со временем спенсеровская концепция «однолинейной» эволюции, т.е. непрерывного поступательного движения обществ, модифицируется в теорию усложненной «многолинейной» эволюции, предполагающей в отдельных случаях даже возможность социальной деградации.

Социологическая теория Спенсера является предшественницей структурного функционализма. Спенсер первым применил в социологии понятия структуры и функции, системы, института. Изменения в структуре, по его мнению, не могут происходить без изменения функций: увеличение размеров социальных единиц неизбежно пробуждает в них прогрессирующую дифференциацию социальной активности, естественное разделение труда.

Спенсер внес несомненный вклад в социологию знания. В своих трудах он отвел много места проблеме объективности социального исследователя, освобождения его от возможной исторической и классовой предвзятости.

2.  Классический период в развитии социологии.

На вторую половину XIX - начало XX в. приходится расцвет теоретической социологии, развитие социологических теорий, ставших классическими. Данный период – это своего рода социологическое «осевое время». Поэтому внимание к нему особенно пристальное. Анализ классического периода в развитии социологии предполагает решение проблемы систематизации созданных в это время социологических теорий, определения принципа их структурирования, критерия их классификации. Здесь существуют различные подходы.

Чаще всего используется принцип соотнесенности социологической концепции с другими науками (определение неизвестного через известное). Так, выделяют социальный органицизм и социальный дарвинизм (Л. Гумплович, Г. Спенсер и др.), сводящие закономерности эволюции человеческого общества к закономерностям биологической эволюции и выдвигающие принципы естественного отбора, борьбы за существование и выживание наиболее приспособленных в качестве определяющих факторов общественной жизни; социальный механицизм, сторонники которого (А. Кетле, Г. Кэри, В. Парето и др.) пытались объяснить общественную жизнь и поведение человека, распространяя на них закономерности, установленные в физических науках; географическое направление в социологии (Г. Бокль, Л. И. Мечников, Ф. Ратцель и др.), отстаивающее решающую роль географической среды в истории общества; психологическое направление (Л. Уорд, Ф. Гиддингс, Г. Лебон, Г. Тард, Ч. Кули и др.), представители которого стремились сводить общественные явления к психическим, искали ключ к объяснению всех общественных явлений и процессов в психических особенностях поведения индивида или общности. Рассматриваются в истории социологии и другие направления. Однако ни одно из них не может включить наиболее значимые, классические социологические концепции.

Целесообразно применить иной принцип классификации – региональный. На рубеже XIX и XX вв. вполне проявилось своеобразие в анализе общества в рамках таких социологических школ, как немецкая, французская, русская, американская и др. Мы остановимся лишь на ключевых фигурах, не только определивших основные школы, но и ставших классиками мировой социологии в целом.

При рассмотрении немецкой социологической школы выделим две основные фигуры – К Маркса (1818–1883 гг.) и М. Вебера (1864–1920 гг.), социологические теории которых оказали без преувеличения огромное влияние на развитие социологии. Хотя эти теории создавались не одновременно, они находятся как бы в заочном споре. Социологическая теория К. Маркса определяется историками социологии как теория экономического детерминизма, поскольку главную причину, источник развития общественной жизни в целом он видел в экономических отношениях.

Эта позиция является основой методологии марксистской социологии – исторического материализма – использование которой позволяет рассмотреть развитие общества как естественно-исторический, объективный процесс смены общественно-экономических формаций. Не отрицая некоторого влияния на экономику политической и духовной жизни общества, марксистская социология, однако, недвусмысленно определяет иерархию сфер общественной жизни: экономическая – детерминирующая, социально-политическая и духовная – детерминируемые. В работах Маркса вскрыт механизм влияния экономики на общественную жизнь и политику, создана своеобразная системная теоретическая картина жизни общества, описаны ее перспективы, в которых развиты социалистические представления о целях общественного движения. В связи с этим теория Маркса приобрела много активных сторонников, сыграла важную роль в развитии социологии.

Принципиально иной подход при объяснении причин и логики общественною развития использовал М. Вебер, основоположник понимающей социологии и теории социального действия. В работе «Протестантская этика и дух капитализма» выработанная Вебером методология анализа социальных явлений получила наиболее отчетливое выражение. Здесь социолог показывает логику развития процесса рационализации общества – процесса, определяющего сущность перехода от аграрного общества к индустриальному.

Рационализация начиняется с духовной сферы жизни общества, и именно изменения в духовной сфере (возникновение протестантской этики как процесс рационализации христианства) оказываются исходными, определяющими, делают возможным возникновение новых (буржуазных) социально-политических и экономических структур. Вебер, таким образом, намечает альтернативный марксову способ анализа общества, при котором экономическая сфера жизнедеятельности утрачивает свою детерминирующую роль и оказывается в положении детерминируемой духовной сферой. Однако в работах Вебера основные понятия («идеальный тип», «социальное действием) разрабатываются как внутренне противоречивые, что нашло отражение в перипетиях последующей теоретической судьбы его социологической концепции. Социология Вебера оказала решающее воздействие на формирование основных альтернативных школ современной социологии, на рубеже 70-80-х годов вновь возросший интерес к Веберу получил название «веберовского ренессанса», но и до сих пор его теория служит источником полемики и конфронтации по основным теоретико-методологическим проблемам социологического знания.

Взаимодействие социологических теорий Маркса и Вебера определяет своеобразие немецкой социологической школы классического периода. Однако, необходимо не только расширить изложение этих теорий, но и дополнить их рассмотрением социологических взглядов таких крупных немецких социологов, как Ф. Теннис (1855-1936 гг.), один из первых представивший социологию как многоуровневую науку, выделивший чистую, прикладную и эмпирическую социологию; а также Г. Зиммель (1858-1918 гг.), осуществивший анализ форм социального взаимодействия, носящих «сквозной» для человечества характер (конфликт, конкуренция, подчинение, авторитет, договор и др.), что оказало серьезное влияние на становление современной социологии.

Характеризуя французскую социологическую школу классического периода, можно выделить концепции двух исследователей – Э. Дюркгейма (1858-1917 гг.) и Г. Тарда (1843-1904 гг.). Между ними развернулся спор по основному вопросу социологии, специфически модифицированному: что является исходной социальной реальностью – индивид или общество?

Тард решал этот вопрос в пользу индивида. Коллективное сознание он считал функцией, а не фактором индивидуальных сознаний, в психологии видел ключ к социологии, общественную жизнь и ее процессы объяснял действием простых психических механизмов, главным из которых является подражание. Существование общества он объяснял как взаимодействие двух процессов: первый – индивидуальное творчество, изобретение нового (в результате чего создаются язык, хозяйство, правительство, религия и т. д.), а второй – подражание нововведениям, обеспечивающее их распространение. Взаимодействие этих процессов сравнивается с бросанием камней в воду и движением кругов по воде (новые открытия – новые волны подражания и т.д.). Цель социологии, по Тарду, открывать повторяемость социальных фактов. Вспомогательной наукой является статистика, учитывающая количество повторений, вызванных каждым творческим актом. Задачу социологической науки Тард видел в изучении законов подражания, благодаря которым общество поддерживает свое целостное существование и развивается по мере возникновения и распространения изобретений.

Социологическая теория Дюркгейма, центральной фигуры французской социологической школы, наиболее активно содействовавшей институциализации социологии во Франции, основывалась на концепции коллективных представлений и была направлена против психологизма Тарда. В определении предмета социологии Дюркгейм шел по пути поиска особого рода реальности – реальности «социальных фактов», существующих объективно, независимо от индивида и оказывающих принудительное давление на него. Общество, согласно Дюркгейму, – это исходная, первичная реальность, наделенная чертами превосходства над индивидом. Систематизация данных представлений осуществлена социологом в концепции социологизма как противоположной концепциям индивидуалистическим, теории социальной атомизации.

Разрабатывая проблему специфического метода социологии, Дюркгейм обосновывал принципы объективизма и эмпиризма в исследовании социальных фактов, при проведении социологических исследований. В осуществляемых исследованиях центральной являлась проблема соотношения «механической» и «органической» форм социальных связей, форм солидарности, вторая из которых возникает на основе разделения труда. По мере совершенствования системы разделения труда должна развиваться «органичность» солидарности членов общества. Однако Дюркгейм отразил в своей теории несовершенство буржуазного общества, нарушения в нем социальных связей, приводящие к кризису личности – к социальной аномии и самоубийству. Выход Дюркгейм видел в создании новых органов общественной солидарности, которые он называл профессиональными корпорациями и которые должны были выполнять производственные и культурные социальные функции.

Таким образом, в концепциях Тарда и Дюркгейма уже внутри собственно социологического знания глубоко проработаны два способа решения основного вопроса социологии.

Необходимо дать и краткую характеристику процесса становления социологической школы в США, развитие которой явилось в дальнейшем наиболее яркой страницей истории социологии постклассического периода. На рубеже XIX и XX вв. в американской социологии осуществляются ассимиляция европейских социологических теорий и выработка специфического ракурса анализа социальной реальности. Самое пристальное внимание уделяется проблемам структуры общества, анализу его неоднородности. Практически во всех теориях американских социологов, обеспечивших более интенсивную, чем в Европе, институционализацию новой науки, произошел постепенный переход в области проблематики социологической теории – от истолкования социальных процессов в их единстве, от изучения общества как целого (такой подход вслед за В. Дильтеем стал определяться как псевдонаучная алхимия) к исследованию социальных групп, от создания метатеорий к созданию теорий сугубо специализированных. Практичность как одна из доминирующих черт национального характера отразилась на направленности исследований в рамках американской социологической школы.

Такого рода трансформация, «американизация» прослеживается в развитии социологических концепций

 У. Самнера (1840-1910 гг.) – от следования теории Г. Спенсера, социальному дарвинизму, к разработке понятий «мы-группа», «они-группа», анализу влияния этнической группы на оценку человеком окружающего мира;

 А. Смолла (1854-1926 гг.) – от социального дарвинизма к обоснованию необходимости выражения социологических выводов в «социальных технологиях», призванных способствовать улучшению социальных институтов;

 Ч. Кули (1864-1929 гг.), преодолевшего биологический детерминизм и явившегося одним из основополижников теории малых групп;

 Ф. Гиддингса (1855-1931 гг.), зволюционировавшего от следования Г. Спенсеру и Г. Тарду к активной разработке новых концепций позитивизма, рассмотрению объекта социологии как «плюралистического поведения» индивидов, формированию эмпирической социологии США;

 Э. Росса (1866-1951 гг.) – от следования социологии Э. Дюркгейма к созданию своеобразной теории социального контроля, в рамках которой соотносится внутренний этический контроль индивида над своим поведением и внешний индивиду политический контроль.

В американской социологии развитие шло в направлении ослабления интереса к общей социологической теории перехода к частным эмпирическим исследованиям.

3.  Социология в России.

Становление российской традиции анализа общественной жизни прошло те же этапы, что и на Западе, но имело значительное своеобразие по содержанию, так как было сосредоточено вокруг ключевой для существования российского общества проблемы – проблемы целостности огромной страны, создания из разноплеменных, рассредоточенных по необъятной территории людей единого общества, складывания структуры общения как условия самосохранения и развития россиян. Анализ этой проблемы начат в XI в. в «Слове о законе и благодати» Иллариона и продолжается по сей день. Он присущ изучению общественного устройства В.Н. Татищевым, М.В. Ломоносовым, А.Н. Радищевым, декабристами, западниками и славянофилами, революционерами-демократами, А.И. Герценом, блестящей плеядой русских философов рубежа ХIХ-ХХ вв.

Данный анализ явился организующим при формировании во второй половине XIX в. русской социологической школы.

3.1. С основными идеями О. Конта русская публика знакомилась по публикациям сторонников объективного метода М.М. Ковалевского, А.И. Стронина, П.Ф. Лилиенфельда, Е.В. де Роберти (позитивизм в социологии). Необходимость позитивизма в социологии они обосновывали по-разному. Стронин выводил его из общности законов, действующих в естествоведении и обществоведении. Роберти позитивизм в социологии обосновывал необходимостью разработки социологии как индуктивной науки, опирающейся на эмпирически выведенные законы.

Наибольшего расцвета позитивистская социология в России достигла в творчестве М.М. Ковалевского (1851-1916). Общественные явления Ковалевский пытался объяснить путем анализа их происхождения, в силу чего он называл свою концепцию «генетической социологией». С этих позиций он рассматривал, в частности, происхождение семьи, собственности и государства. Для него процессы возникновения классов и государства лежат в разных плоскостях и не связаны между собой. Социальная дифференциация зависит от разделения труда. Следовательно, причина образования классов – экономические и биологические факторы. Главная же причина возникновения государства коренится в психологическом факторе.

Для Ковалевского социальный прогресс является основным законом социальной жизни. Он не раз повторял, что без идеи прогресса не может быть и социологии. Содержание прогресса Ковалевский отождествлял с расширением сфер солидарности не только в психологическом плане, но и в плане объединения людей, их социального единства. Прогресс «раскрывает законы, управляющие ростом человеческой солидарности», – писал Ковалевский. Главным признаком прогресса является расширение сферы «замирения». Ковалевский считал солидарность людей нормой, а классовую борьбу – отклонением от нее. Прогресс общества закономерен, а революция есть не историческая необходимость, а следствие ошибок правительства.

Ковалевский считал, что Конт заложил основы научной социологии, но полная объяснительная социологическая теория еще не сложилась. Получили развитие лишь односторонние подходы – психологический, географический. Исходя из методологического плюрализма, эволюционизма и историко-сравнительного метода, следует интегрировать верные идеи имеющихся однофакторных подходов и выработать многофакторную социологическую теорию. Что же касается религиозной социальной философии и методологических претензий неокантианства, то это тупиковые дороги и социологии их следует остерегаться.

3.2. Сторонниками субъективного метода в социологии оказались П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, С.Н. Южаков, Н.И. Кареев (психологизм в социологии). Под субъективным методом они понимали не исследовательский произвол, а адекватное отражение в познавательном процессе специфики социальной жизни, нуждающейся в нравственной оценке. Поскольку сознание нравственно лучшего и нравственно худшего возможно только отдельной личностью, писал Лавров, то, следовательно, социальный исследователь не может выступать как «познающая машина», а только лишь индивидуально-личностным образом.

П.Л. Лавров (1828-1900) прежде всего стремился выявить связь и различия между социологией и историей. Общество и его законы, считал он, могут быть познаны лишь в той степени, в какой осмыслена сама история. Социологию Лавров рассматривал как «науку, исследующую формы проявления, усиления и ослабления солидарности между сознательными органическими особями».

Лавров считал, что в общественном развитии происходит одновременно усиление сознательности личности и солидарности в обществе. Эти два взаимосвязанных процесса и есть объективные признаки социального прогресса. Ведущей силой социального прогресса является личность («орган прогресса») с ее критическим сознанием. Лишь с возникновением критически мыслящей личности начинается, по утверждению Лаврова, историческая жизнь человечества. Однако капиталистический строй, по мнению Лаврова, разрушает солидарность людей. Только новое общество – социализм – в состоянии установить истинную солидарность всех трудящихся. Достижению этой исторической цели и должна, в конечном счете, служить социология, важнейшей задачей которой является обоснование теории справедливого общежития, по самой сути дела опирающейся в значительной степени на категории этики.

По мнению Лаврова, к установлению научно обоснованной иерархии ценностей способно «критически думающее меньшинство», развившее в себе «сознание нравственного убеждения, обязательность его категорий высшего и низшего». Таким образом, в решении проблемы достоверности социологического знания Лавров, подобно Конту, постулирует возможность полного слияния научно-познавательного интереса и нравственной оценки.

Н.К. Михайловский (1842-1904) признавал, что в истории действуют устойчивые законы, но не считал их фатальными, поскольку в исторический процесс входит сознательная деятельность человека. Исторические законы определяют необходимость и направленность развития, а индивидуальная деятельность – скорость социального прогресса.

Михайловский отводил большое место учению о кооперации, подразделяя ее на простую, основанную на естественном разделении труда, и сложную, основанную на разделении функций. Прогресс, по мнению Михайловского, есть постепенное приближение к целостности общества. Следовательно, все, что ведет к увеличению разнородности общества – «безнравственно, несправедливо, вредно», и наоборот, все, что ведет к однородности – «нравственно, справедливо и разумно». Поэтому Михайловский страстно ратовал за сельскую общину, которая обеспечивает возможность для всестороннего гармонического развития каждой личности.

Михайловский много внимания уделял проблеме «великой личности», «героя» и «толпы». С его точки зрения, герой и великая личность существенно различаются. Герой понимался им как начинатель, который может увлечь своим примером, как на хорошее, так и на дурное. Герой у Михайловского противопоставлен толпе. Толпа как бы растворяет в себе индивидуальные черты и особенности человека, лишает его воли, провоцирует на подражание. Народ до тех пор является толпой, пока каждый его элемент не превратится в развитую индивидуальность.

Михайловский дает отличающееся от лавровского обоснование субъективного метода в социологии. Исходная его посылка заключается в констатации тесной связи в социальном познании оценочных и аналитико-познавательных моментов. Это обстоятельство обрекает социального аналитика на ведение своей работы как бы в двух модальностях этической и аналитической.

Таким образом, Михайловский формулирует требование ценностного самоотчета социолога как инструмента сознательного контроля собственных мировоззренческих установок.

Михайловский нередко проводил различие между «социологией как наукой» и «социологией как учением об обществе». Сегодня, когда под влиянием углубления своего самосознания социология все более определенно отказывается от претензий на «чистую» научность, когда фактически общепризнанно, что «нельзя назвать ни одну научно-оформленную идею, которая была бы свободна от мировоззренческих и моральных установок ее автора», идея Михайловского о различении социологии «как науки» и «как учения» звучит весьма здраво и актуально.

3.3. Интегральная социология Питирима Сорокина

П.А. Сорокин (1889-1968) – общепризнанный классик мировой социологии. Творчество Сорокина в географическом плане подразделяется на два периода – российский до сентября 1922 года и американский, когда после кратковременного пребывания в Чехословакии он окончательно обосновался в США.

Венцом российского периода социологического творчества Сорокина является двухтомная «Система социологии» (1920). В этой работе автор излагает свое понимание метода, содержания и структуры социологии. Во-первых, он четко формулирует тезис о том, что социология должна строиться по типу естественных наук. Ни о каком противопоставлении «наук о природе» и «наук о культуре» не может быть и речи. Во-вторых, социология должна изучать мир таким, каков он есть, а всякого рода нормативизм должен быть из нее изгнан. В-третьих, социология должна быть объективной дисциплиной, то есть изучать реальные взаимодействия людей, доступные объективному измерению. В-четвертых, если социология хочет быть опытной дисциплиной, она должна отказаться от философствования в смысле создания умозрительных построений. В-пятых, разрыв с философствованием означает и разрыв с идеей монизма, то есть сведением любого явления к одному какому-либо началу. Вместо монизма Сорокин провозглашает последовательный социологический плюрализм.

Объектом изучения социологии, по Сорокину, является социальное поведение и деятельность людей, социальных групп и структуры общества в целом. Но чтобы это изучение было действительно научным, строго эмпирическим, социолог в первую очередь должен ориентироваться на изучение простейших социальных явлений, каким является взаимодействие двух индивидов. При этом в полной мере должны учитываться как психические переживания, так и внешние поведенческие акты, вызываемые переживаниями и внешними актами другого.

Сорокин подразделяет социологию на теоретическую и практическую. 

Теоретическую социологию, в свою очередь, делят на три отдела: социальную аналитику, социальную механику и социальную генетику. Социальная аналитика изучает строение (структуру) социальных явлений. Предмет социальной механики (или социальной физиологии) – процессы взаимодействия людей, иными словами, поведение людей и тех сил, которыми оно вызывается и определяется. Социальная генетика изучает развитие социальной жизни, ее отдельных сторон и институтов.

Практическая социология характеризуется Сорокиным как прикладная дисциплина. Опираясь на законы, которые формулирует теоретическая социология, она должна помогать обществу и человеку управлять социальными силами в соответствии с поставленными целями. Практическая социология проявляется, в сущности, как социальная политика, направляет и обосновывает последнюю.

Сорокин внес большой вклад в разработку теории социальной стратификации и социальной мобильности («Социальная мобильность», 1927). Он подчеркивает естественный и непреодолимый характер расслоения общества на социально неоднородные страты. На базе богатого эмпирического материала Сорокин делает вывод, что в любом обществе социальная циркуляция индивидов и их распределение осуществляются не по воле случая, а по необходимости. При этом он делает важное добавление: за исключением периодов анархии и социальных потрясений. Следовательно, Сорокин четко различает социальную мобильность в так называемые нормальные периоды относительной общественной стабильности и мобильность в период общественной дезорганизации.

В середине 30-х годов Сорокин анонсирует новое направление своей деятельности, связанное с изучением социокультурной динамики общественного развития. С 1937 по 1941 год выходит его главное детище – 4-томная «Социальная и культурная динамика».

Сверхзадача данного исследования – на основе обобщения динамики исторического развития найти ключ к объяснению современности и сделать прогноз на будущее, используя логико-смысловой анализ истории. Исходя из того, что самым главным регулятором любого общества является исповедуемая им система ценностей, Сорокин выделяет три типа социокультур (цивилизаций), периодически сменяющих друг друга: идеациональную (доминируют духовные ценности), чувственную (доминируют материальные ценности) и идеалистическую, представляющую собой более-менее гармонический синтез двух первых.

Анализируя логику установленной исторической динамики, Сорокин приходит к выводу, что идеациональные культуры основаны на интуитивной истине, чувственные – на власти чувств, а идеалистические – на истинах разума. Ни один из этих принципов, ни одна соответствующая им культура не обеспечивают полноты и завершенности понимания жизни. Системы истины меняются, так как каждый тип знания имеет сильные и слабые стороны. Чем дольше доминирует определенная ментальность (тип восприятия мира), тем больше накапливается аномалий. Выход из этого замкнутого круга чередования «односторонних» цивилизаций Сорокин видит в установлении интегральной истины. Это форма знания, соединяющая правду чувств, рациональную правду разума и надрациональную истину веры. В провозглашенной интегральной философии Сорокин сводит воедино религиозные, научные и рациональные аспекты социально-психологичного опыта. В итоге человеческая цивилизация обретает более совершенные интеллектуально-ментальные инструменты постижения жизни, космоса и роли человечества в них.

Современное состояние западной цивилизации Сорокин определяет как исход блестящего шестисотлетнего чувственного периода. Но свет его гаснет и наступает ночь переходного периода с его кошмарами и ужасами (революции, мировые войны и т.п.). Значит, западная культура нуждается в крупных переменах. В частности, Сорокин обосновывает необходимость освоения нового «более широкого подхода к человеку», переход к «более всеобъемлющей эпистемологии», переориентацию общественных связей и организаций в духе идей интегрализма. Обогащенное мироощущение выведет людей за пределы прагматического функционализма к поиску сущностных и мудрых целей. Фундаментом нового общественного порядка, как считает Сорокин, должно стать сотрудничество, а не конфликты. Путь к новому интегральному миру видится ему в альтруизации человечества.

Питирим Сорокин вошел в историю как один из самых выдающихся мыслителей в области социологии XX века. Совершающееся в наши дни концептуальное обновление социологии идет во многом в русле идей интегральной социологии Сорокина.

С начала XX в. в России интенсивно осуществлялась институционализация социологии. В 1901 г. в Париже М. М. Ковалевским была основана русская Высшая школа социальных наук, в 1908 г. в Психоневрологическом институте была создана первая кафедра по социологии, где работали М. М. Ковалевский, Е. В. Де Роберти, П. А. Сорокин, К. М. Тахтарев, в 1912 г. в Петербургском университете при Историческом обществе секция по социологии. После Февральской революции в России вводятся ученые степени по социологии, в университетах создаются кафедры, секции, ассоциации, появляются первые учебники по социологии.

После Октябрьской революции в развитии отечественной социологической школы еще некоторое время действовала инерция мощного подъема, характерного для предшествующего периода. Однако к концу 20-х годов доминирование в обществознании марксиэма вылилось в его узаконение в качестве единственно верной теории, что наряду с тотальными гонениями социологов сделало окончательно невозможным существование социологии в России как официально изучаемой и разрабатываемой науки. Последнее обстоятельство, разумеется, не могло привести к полному прекращению развития социологической мысли, однако существенно исказило процесс изучения социальных теорий. Официальный статус не утратила лишь статистика, но и она попала под жесточайший административный контроль.

4.  Развитие социологии в современных условиях.

4.1. Современная социология на Западе.

Новый, современный этап в развитии социологии начинается с периода ослабления интереса к выработке общей социологической теории и бурного развития эмпирических исследований – в первую очередь в США, а затем и в других странах. Этот внутринаучный процесс был спровоцирован изменением модели экономического развития западного общества, приведшим к увеличению роли потребительских вкусов в развитии экономики и роли общественного мнения в развитии политической жизни общества. Именно на исследовании этих вопросов (хорошо финансировавшихся предпринимателями и политиками) и сосредоточились социологи. Вместе с тем нельзя сказать, что полностью прекратилась разработка внутринаучных социологических проблем.

Важным событием в развитии социологии явилось создание в 20-е годы XX в. Чикагской школы, развившей «экологическое» направление в трактовке социальных процессов и феноменов. Один из лидеров этого направления Р. Парк (1864–1944 гг.) исследовал поведение людей в тесной взаимосвязи со средой, которую они создают прежде всего городской, анализировал взаимодействие биологических и социальных факторов, детерминирующих структуру общества.

Начиная с 20-х годов параллельно развитию индустриальной социологии, социологии труда шла разработка доктрины «человеческих отношений» – альтернативной тейлоризму теории, разрабатывающей принципы и задачи управления людьми в организациях. В эмпирических исследованиях, проведенных в Хоторнском эксперименте, было установлено, что повышение производительности труда зависит не только от способностей и умений, на которые ориентировался тейлоризм, но и от таких факторов, как удовлетворенность работника своим трудом, влияние коллективных требований, благоприятная атмосфера в трудовой ячейке и т.п. Комплекс мероприятий, направленных на развитие данных факторов, и получил название политики «человеческих отношений».

Происходит становление и развитие отраслевых социологий. 

После Второй мировой войны формируется школа структурно-функционального анализа, представленная прежде всего такими американскими социологами, как Т. Парсонс (1902-1977 гг.) и Р. Мертон (род. в 1910 г.). В ней осуществляется систематизация результатов конкретно-социологических исследований на основе разработки общей теории человеческого поведения как адекватного принципам функционирования каждого элемента общественной структуры.

Социология рассматривается как наука, призванная анализировать те реальные и повторяющиеся последствия, которые вытекают из взаимодействия элементов социальной структуры. В этих последствиях проявляют себя функции. Основные функции, определяющие системность общества с точки зрения структурного функционализма, выделил Парсонс.

Например, функцию адаптации обеспечивает экономическая подсистема, функцию целедостижения политическая, функцию интеграции правовые институты, обычаи и традиции, функцию воспроизводства социальной системы органы социализации (включая семью, институты образования), а также система верований и морали. Взаимодействие между подсистемами происходит на основе общих эквивалентов, таких, как деньги, власть, влияние, ценности, культура.

Большое влияние на развитие науки оказала разработка Мертоном принципа социологических «теорий среднего уровня», находящихся между чисто эмпирическими исследованиями и общей социологической теорией. Концепция «теорий среднего уровня» разработана Мертоном на основе понятия «функциональность». В качестве функций рассматриваются те наблюдаемые следствия, которые служат саморегуляции социальной системы или приспособлению ее к среде. К числу теорий среднего уровня Мертон относит такие известные социологические концепции, как теории «референтных групп», «социальных ролей», «социальных статусов» и т.д.

Внешне противостоят структурному функционализму конфликтологические теории, делающие акцент не на стабильности, «гармоничном функционировании» социальной системы, а на проблеме конфронтации, борьбы различных социальных групп за различные цели (власть, изменение статуса, перераспределение доходов и т. п.). Однако при анализе социально-философских истоков, метасоциологических оснований теорий конфликтов обнаруживается их глубокое родство со школой структурного функционализма, практическая включенность в нее в качестве одной из ее влиятельных в современной социологии разновидностей. Если «ортодоксальные» функционалисты главный вектор взаимодействия элементов социальной структуры видят в их сближении, то конфликтологи – в отталкивании, которое главным результатом имеет изменение, разрушение или, что бывает чаще, укрепление социальных связей, поддержание социального равновесия. Наибольшую известность получили концепции «позитивно-функционального конфликта» Л. Козера (США), «конфликтной модели общества» Р. Дарендорфа (Германия) и «общей теории конфликта» К. Боулдинга (США).

Реальная оппозиция двух методологических установок в науке XX в. – позитивистской и экзистенциалистской – глубоко отражена в современной социологии. Здесь развивающейся на основе неопозитивизма школе структурного функционализма противостоит направление символического интеракционизма.

Возникшее еще в 20-е годы, это направление постепенно преодолевает свою элитарную замкнутость, сосредоточивает анализ на выявлении смысла взаимодействий (интеракций) социальных субъектов, на расшифровке внутреннего содержания социальных действий, того, что они символизируют. При этом большое внимание уделяется главному символическому средству взаимодействия – языку. В основу символического интеракционизма легла теория выдающегося американского социолога Дж. Мида (1863-1913 гг.), исходившего в своих теоретических построениях из того, что общество можно объяснить только путем рассмотрения принципов поведения людей. В США возникли два направления разработки символического интеракционизма – чикагское (Г. Блумер, А. Стросс, Т. Шибутани) и айовское (М. Кун, Т. Партленд). В рамках первого – особое внимание уделяется анализу самого процесса интеракций, во втором – акцент делается на изучение стабильных, «ставших» символических структур. Социальный процесс социологами-интеракционистами рассматривается как постоянное определение и переопределение ситуаций взаимодействия их участниками, социальными субъектами.

Наряду с символическим интеракционизмом оказали влияние на развитие современной социологии феноменологическая школа (А. Фиркандт А. Шюц), «аналитическая» школа (Ф. Знанецкий), этнометодологическая (Г. Гарфинкель) и др.

Все современные социологические концепции можно условно разделить на 1) макросоциологию и 2) микросоциологию.

Макросоциология – область социологического знания, ориентированная соответственно на изучение крупномасштабных социальных явлений (наций, государств, социальных институтов и организаций, классов, социальных групп и др.). В современной западной социологии к макросоциологии принято относить преимущественно теоретические концепции, такие, как структурный функционализм, неоэволюционизм в социологии, неомарксизм, структурализм, конфликтология.

Микросоциология исследует сферы непосредственного социального взаимодействия (межличностные отношения и процессы социальной коммуникации в группах, сферы повседневной реальности, отдельные узкие проблем и т.д.).

Микросоциология представлена концепциями, в большей мере связанными с проведением эмпирических исследований, имеющих различные идейные и методологические основания. К ним относятся как позитивистски ориентированные концепции (концепция социального обмена, анализ социальных сетей и др.), так и антипозитивистские по своему духу исследовательские ориентации (символический интеракционизм, этнометодология, феноменологическая социология   и   др.).  

С момента становления социологии на всем протяжении 19 в. и вплоть до 20-х гг. 20 в. в ней господствовала макросоциологическая ориентация. Формирование микросоциологии как самостоятельной области начинается примерно с 30-х гг. Этот процесс в значит, степени был стимулирован  широким развертыванием эмпирических исследований. Резкое размежевание   на микро- и  макросоциологию произошло в конце 60-х гг. Оно было вызвано в первую очередь неспособностью господствовавшего прежде структурного функционализма интегрировать теории различного уровня общности. Реакцией на кризис структурного функционализма явилось возникновение альтернативных концепций, многие из которых стремились переместить фокус исследования на непосредственно наблюдаемые явления обществ, жизни.

Основные разногласия между сторонниками микро- и макросоциологии касаются следующих проблем.

Первая связана с пониманием предмета исследования и уровня обобщения. Представители макросоциологии рассматривают в качестве предмета социологического познания общество и его структурные образования, подчеркивают  качественное  своеобразие социальных явлений, их несводимость к социально-психологическому уровню. Различные микроявления и процессы (поведение личности, межличностные отношения и т. п.) рассматриваются под углом зрения проявления закономерностей макроуровня; всякая попытка сведения социального к психологическому уровню расценивается как отступление от ведущей социологической традиции, как свидетельство психологического редукционизма и субъективизма. В свою очередь микросоциологи настаивают на приоритетном изучении области непосредственно наблюдаемого социального взаимодействия, механизмов коммуникации,   интерпретации   сферы   повседневной реальности и т.п. Этот уровень признается сторонниками  микросоциологии  единственным  реально существующим   и   фундаментальным,   а макросоциальные явления рассматриваются как неправомерные абстракции, реальность к-рых нельзя эмпирически доказать.

Вторая область конфликта между представителями микро- и макросоциологии относится к характеру используемых понятий и принципов формирования социологического знания. Сторонникам первой ориентации присуще стремление использовать эмпирически обоснованные понятия и принципы, особенно категорично на этом настаивают представители позитивистской ветви. С этой точки зрения, понятия и положения широкомасштабных теорий расцениваются как пустые абстракции, их авторы обвиняются в неправомерной реификации (опредмечивании, овеществлении) социальных структур, а единственной реальностью признаются или непосредственно наблюдаемое поведение индивидов (теория социального обмена, анализ социальных сетей, или сфера сознания индивида (этнометодология и феноменология). Защитники микросоциологии делают упор на использовании различ. рода экспериментальных процедур и ограничиваются изучением явлений небольшого масштаба. С середины 70-х гг. предпринимаются попытки интеграции этих двух направлений.

Для развития социологии в 90e годы характерно стремление преодолеть противостояние структурного функционализма (и всякого другого социологического объективизма) и символического интеракционизма (вместе с другими разновидностями социологического субъективизма). Социология конца века, как и философия, литература, культура в целом, демонстрирует усталость от оппозиции позитивного и экзистенциального, быта и бытия. Выход из этой ситуации представители постмодернистской концепции развития видят в отказе от выбора, в признании равного права на существование всех имеющихся социологических парадигм. Однако нельзя не считаться с необходимостью научного синтеза основных социологических теорий XX в., избегающего их банализации, но преодолевающего их мозаичность. Как тенденция, ведущая к подобному синтезу, нередко рассматривается глобализация. Однако в отечественной литературе глобализация социологии небезосновательно рассматривается как ложный ответ на сформировавшийся вызов. Моноцентризм в науке, ставка на единственно правильную, универсальную социологическую парадигму доказали в XX в, свою бесперспективность, опасность для развития социокультурного процесса.

Конструктивным ответом на ситуацию исчерпанности (в основном) противостояния современных социологических теорий является процесс формирования полноценных национальных социологических школ.

4.2. Исторические судьбы отечественной социологии после 1917 года1

После Октябрьской революции судьба отечественной социологии складывалась крайне противоречиво. В первые годы Советской власти наблюдался значительный «взлет» социологии. Начался процесс ее институциализации. Были созданы кафедры социологии в Петроградском и Ярославском университетах. В 1919 г. учрежден Социобиблиографический институт. В 1919 г. директор института К.М. Тахтарев поставил вопрос о переименовании его в Российский социологический институт.

Возобновило свою деятельность Российское социологическое общество им. М.М. Ковалевского, председателем которого стал Н.И. Кареев. В 1920 г. в Петроградском университете был образован первый в стране факультет общественных наук с социологическим отделением, во главе которого стоял П.А. Сорокин. В эти же годы издается обширная социологическая литература, главным образом теоретического профиля. В этой литературе представлены различные точки зрения на предмет, теорию и структуру социологического знания, на соотношение социологии и марксистской теории общества.

В развитии социологии наблюдались различные тенденции.

Во-первых, большое влияние на социальное мышление продолжала оказывать немарксистская социологическая мысль (Н.К. Михайловский, М.М. Ковалевский, П.А. Сорокин и др.).

Во-вторых, важную роль в становлении нового социального мышления сыграли работы П.Л. Лаврова, а также Г.В. Плеханова, которые с различных теоретических позиций сделали попытку связать социологию с социализмом, с революционным изменением российского общества.

В-третьих, под сильным влиянием Н.И. Бухарина наметилась четкая тенденция отождествления социологии и исторического материализма – теории общества, философским основанием которой служит материалистическое понимание истории. Рассматривая исторический материализм как теоретическую социологию, последователи Н.И. Бухарина не ограничивали сферу социологического знания только историческим материализмом, предполагая возможность особого конкретного социологического изучения социальных процессов.

В-четвертых, стали получать развитие отдельные отрасли социологического знания: социология труда (А.К. Гастев и др.), социология искусства (Е.Н. Анциферов и др.) и т.д.

В-пятых, значительная часть философов, позаимствовав идею Н.И. Бухарина о тождестве исторического материализма и социологии, объявила социологию составной частью философии – диалектического материализма.

В-шестых, получила распространение концепция, согласно которой в историческом материализме выделялись философский (материалистическое понимание истории) и социологический (общая теория общества) аспекты (В.В. Адоратский и др.).

В-седьмых, сформировалась точка зрения, представители которой полностью отрицали социологическое значение исторического материализма и рассматривали его только как философскую теорию общества (В.Н. Сарабьянов и др.).

В-восьмых, сложилось и так называемое антисоциологическое направление среди философов, отрицавших не только право социологии на самостоятельное существование, но и сам термин «социология» (И.К. Луппол и др.).

Наряду с теоретическим социологическим мышлением серьезные шаги были сделаны в проведении конкретных социологических исследований. Это в первую очередь исследования С.Г. Струмилина, связанные с изучением внерабочего времени, влияния культуры и образования на производительность общественного труда, В.И. Тодорского по проблемам социальных изменений, Е.О. Кабо по изучению домашнего быта рабочего класса, А.И. Колодной по проблемам молодежи и др.

В 1920 и 1926 гг. в СССР были проведены переписи населения, которые дали интересную социальную статистику по проблемам классовой структуры страны, образования, культуры, науки и т.д.

В 20-30-х гг. проводились также научные социально-экономические и социально-этнографические исследования. Исследования социологов и социальных психологов выявили важную роль социального фактора в производственной деятельности человека. Эти исследования внесли существенный вклад в развитие социологического знания и получили международное признание.

Однако формирование авторитарного режима, административной системы управления всеми сферами жизни общества самым губительным образом сказалось на общественных науках в целом, на социологии в том числе. Так, уже в 1922 г. из страны были изгнаны выдающиеся мыслители, профессионалы – философы, социологи, экономисты. Среди них П.А. Сорокин, П.Б. Струве, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков и многие другие. С середины 20-х гг. все больше ужесточался идеологический и политический контроль, что вело к подавлению и фактическому запрету любой свежей социальной мысли, к упразднению социологического мышления.

В то же время на теории и практике социологии не могла не отразиться канонизация теоретических положений, выдвинутых И.В. Сталиным. Будучи дилетантом, Сталин не только «упразднил» ее в административно-приказном порядке практически, но и теоретически обосновал свое действие. В разделе «О диалектическом и историческом материализме», написанном им для краткого курса «История всесоюзной коммунистической партии (большевиков)» (1938), целая область социального знания – исторический материализм – была «возвращена» в лоно философского знания. С тех пор важнейшие составные части социологии – ее теории и понятийный аппарат – стали рассматриваться только на философском уровне. Социологические методы конкретного исследования общества были изъяты из обращения. На конкретное изучение процессов, явлений социальной жизни был наложен строжайший запрет.

Упразднение социологии как науки было предопределено тем, что ее принципы, теория и методы познания и освоения социальной действительности оказались несовместимыми с личной диктатурой, волюнтаризмом и субъективизмом в управлении обществом, социальными процессами. Научная социология прямо противоположна социальной апологетике. Официальные экономические показатели вала из года в год свидетельствовали о «росте» благосостояния общества, в то время как социальные показатели, т.е. показатели, отражающие реальное удовлетворение потребностей людей, качества продукции и сложившихся форм ее реализации, говорили об обратном – о снижении социального благосостояния народа, росте социальной напряженности.

Перерыв в развитии социологической мысли в СССР продолжался до начала 60-х гг.

Возрождение социологических исследований началось с наступлением «хрущевской оттепели». В то время ситуация в области социологии сложилась парадоксальная. Социологические исследования получили права гражданства, а социология как наука – нет. Поэтому во избежание бесконечных споров и конфликтов, которые отвлекали специалистов от реального дела, было введено в научный обиход определение социологии как науки, занимающейся конкретными социологическими исследованиями.

Становление и развитие социологических исследований встречало ожесточенное сопротивление со стороны части философов. Понимая всю абсурдность отрицания существования науки об обществе, они взяли на вооружение сложившуюся в 30-х гг. концепцию, согласно которой исторический материализм отождествлялся с социологией и рассматривался как органическая часть философского знания. Социология была, таким образом, «объявлена» философской наукой, а конкретные социологические исследования как несовместимые со спецификой философского знания выводились за пределы социологического знания. Эти исследования трактовались как попытка привнести в философию элементы позитивизма.

Ученые, главным образом философы, ставшие инициаторами конкретных социологических исследований, постоянно подвергались критике, им отводилась роль «собирателей фактов». Всеми способами насаждалась идея о разделении труда между философами и социологами. Вторые должны были «собирать» факты, а первые «обобщать» их, сводить в теоретические системы. Причем социологическим исследованиям нередко отводилась только апологетическая роль. Социологи должны были, чтобы сохранить за собой право проводить конкретные исследования, главный акцент делать на позитивных аспектах социального развития страны и игнорировать аспекты негативные. Именно поэтому многие труды ученых, опубликованные в те годы и вплоть до последних лет «застоя», имели односторонний характер.

Значительная часть первичной социальной информации, представляющая огромную научную ценность для решения многих социальных проблем, осталась в архивах. Многие тревожные сигналы социологов, которые они представляли в директивные органы – по проблемам разрушения природы (экологии), нарастания отчуждения труда, отчуждения власти от народа, развития националистических тенденций и другие, – не только не принимались во внимание, но и осуждались, а в отдельных случаях их инициаторы подвергались взысканиям как в партийном, так и в административном порядке. Более того, многие научные понятия, например, такие, как «социальная экология», «социальная статистика», «социология труда», «социология семьи», «социология религии», «социология культуры» и многие др., даже в период «оттепели» оказались под запретом.

Исследование теоретических проблем социологии в период «оттепели» сопровождается возобновлением и развертыванием конкретных социологических исследований. В середине 60-х гг. начинают появляться первые крупные труды, обобщающие итоги этих исследований. Издается пятитомник избранных произведений одного из пионеров социальной инженерии и конкретного социологического анализа С.Г. Струмилина. Выходят коллективные книги: «Копанка 25 лет спустя» (1965); «Рабочий класс и технический прогресс» (1967); «Человек и его работа» (1967). Существенный вклад в изучение социальных аспектов взаимоотношений свободного и рабочего времени внесли труды Г.А. Пруденского, подытоженные в книге «Время и труд» (1964). Широкий круг исследований социальных проблем брака и семьи был обобщен в книге А.Г. Харчева «Брак и семья в СССР» (1965).

Важным шагом на пути институциализации социологии в СССР явилось издание в 1966 г. двухтомника «Социология в СССР» (ред.-сост. Г.В. Осипов) в котором обобщался опыт ряда эмпирических исследований, проведенных в различных сферах советского общества. В него вошли исследования по социологической теории, по различным проблемам функционирования и развития социальной сферы (труда, быта и т.д.)- В расширенном варианте двухтомник был издан в Англии.

Эти публикации заложили основы традиции – издания примерно раз в три-четыре года обобщающих трудов по итогам развития отечественной социологии. Среди них: «Социология и идеология», «Марксистская социология сегодня», «Социология и современность» (в 2 т.), «Социология и социальное развитие», «Теория социального развития», «Советская социология» (в 2 т.) и др.

В эти же годы были созданы первые социологические учреждения:

- сектор новых форм труда и быта, преобразованной в дальнейшем в Отдел социологических исследований в Институте философии АН СССР (зав. Г.В. Осипов),

- Лаборатория социологических исследований при Ленинградском государственном университете (рук. В.А. Ядов).

- Советская социологическая ассоциация (председатель Ю.П. Францев, зам. председателя Г.В. Осипов) в 1962 г.

В 1969 г. на базе Отдела социологических исследований Института философии АН СССР был открыт Институт конкретных социальных исследований (с 1972 г. Институт социологических исследований) АН СССР. Его возглавили A.M. Румянцев, Г.В. Осипов и Ф.М. Бурлацкий. Были организованы отделы социологических и социальных исследований во многих научно-исследовательских институтах. Кроме того, в системе научных учреждений Академии наук СССР и Академий наук союзных республик появилось большое число научных подразделений, ведущих социальные исследования. Значительно расширилась сеть социологических лабораторий в вузах страны.

В университетах (МГУ, ЛГУ и др.), а также в некоторых экономических вузах были введены спецкурсы по прикладной социологии. Для аспирантов и студентов были изданы первые учебные пособия по социологии и ее истории. Среди них: «Рабочая книга социолога» (1977); книга Г.В. Осипова «Теория и практика социологических исследований в СССР» (1979), «Статистические методы анализа информации в социологических исследованиях» (1979); «История буржуазной социологии XIX – начала XX века» (1979), «История буржуазной социологии первой половины XX века» (1979), «Критика современной буржуазной теоретической социологии» (1977) и др. Значительно выросло число публикаций по различным разделам социологического знания. Важным органом объединения усилий социологов и распространения научного и методического опыта стал издающийся с 1974 г. журнал «Социологические исследования».

Если в период 70-х – первой половины 80-х гг. социология и развивалась, то вопреки командным методам, а не благодаря им. Более того, усилилось административно-бюрократическое вмешательство в эту науку. Правда, в какой-то мере ситуация изменилась с созданием Института конкретных социальных исследований АН СССР, в который удалось привлечь лучшие кадры социологов-профессионалов страны. Но новая «оттепель» продолжалась недолго.

Началось еще одно наступление на социологию. Для ограничения сферы социологического знания и «обуздания» социологов нужен был повод. И этот повод был найден. Вышли в свет «Лекции по социологии» (1968) Ю.А. Левады. Конечно, не со всеми положениями автора можно согласиться, однако это вопрос научной этики, профессионального обсуждения, но он был перенесен в область политическую и административную. Коллектив института был обвинен в насаждении буржуазных теоретических концепций и взглядов.

Второй шаг – критика труда «Моделирование социальных процессов» под редакцией Г.В. Осипова и Н.Н. Моисеева (1970). Цель была одна – представить содержание монографии в качестве идеологически вредной платформы института. Поступательное развитие социологии вновь было искусственно прервано.

Новое административно-приказное «вторжение» в социологию имело бы самые трагические последствия. Но оно было пресечено в середине 80-х гг.

Важным этапом в институционализации социологии был XXVII съезд КПСС, который обратил внимание на исследование различных проблем развития и функционирования социальной сферы как пространства жизнедеятельности человека, поставил вопрос об органической связи экономического и социального развития, о социальной эффективности экономического развития.

Вопрос о дальнейшем развитии социологии как самостоятельной науки и использовании социологических исследований в решении задач социально-экономического развития страны был поднят до общегосударственного уровня. Была поставлена задача развития как теоретических, так и прикладных социологических исследований. Встал вопрос о развитии социологической теории, отражающей социальные реалии сегодняшнего дня. Важной основой развития теоретической социологии стали социологические исследования реальных социальных явлений и процессов.

Трансформация общества, начавшаяся в середине 80-х гг., способствовала процессу институциализации социологии. Но и социология не стояла в стороне от социально-экономических проблем общества. Социологи были первыми в исследовании большого круга проблем, связанных с деятельностью человека («человеческого фактора»), социальной ориентированностью экономического развития и становления социального мышления, отчуждением власти и труда, научными основами социального управления. Но главное заключалось в том, что социологи поставили вопрос о восстановлении в правах исследований жизнедеятельности гражданского общества и социального мышления.

Конечно, вмешательство КПСС, равно как и других партий, в дела науки недопустимо. Однако, в силу специфических советских условий, дело в социологии сложилось таким образом, что она была институциализирована в результате решения Коммунистической партии (после принятия на Политбюро ЦК КПСС (1988 г.) Постановления «О повышении роли марксистско-ленинской социологии в решении узловых проблем советского общества»), которая в свое время отрицала ее как науку. Парадокс состоит в том, что это признание явилось последним этапом руководства КПСС социологией.

Институт социологических исследований АН СССР был преобразован в Институт социологии АН СССР, а в 1991 г. создан и Институт социально-политических исследований АН СССР.

С социологии, образно говоря, сняли оковы, открылись широкие, возможности для творчества. Это немало. Разумеется, еще рано бить в литавры. Для того чтобы социология заняла свое место в системе научного управления обществом, требуется время, и немалое.

* * *

В XIX-первой половине XX вв. были заложены основы социологии как особой науки об обществе, определились ее главные направления, оригинальные теоретические концепции и методологические принципы, составившие специфику социологического подхода к изучению общества. Так или иначе дальнейшее развитие социологии, независимо от того, принимались или отвергались разработанные в ее рамках основные идеи, опиралось на достижения указанного периода.

К концу 20-х годов XX в. заканчивается классический этап в развитии социологии. Социальная жизнь обретает новые черты, определяемые в западном мире развитием «общества массового потребления» как способа не допускать разрушительных экономических кризисов. Пережив последний, самый ошеломляющий кризис 1929 г. – великую экономическую депрессию, Запад принял новую модель. На Востоке же, прежде всего в СССР, 1929-1930 годы также стали переломными – годами утверждения культа личности, что исключало возможность ведения официальных научных разработок в области социологии.

Зарубежная социология второй половины XX в. характеризуется появлением крупных новых направлений, их борьбой со старыми, созданием новых теорий, усложнением концептуального аппарата, совершенствованием исходных принципов и дальнейшим поиском специфики социологического подхода к изучению общества. Предпринимаются попытки отрефлектировать макро- и микротеории и вместе с тем совместить при анализе общества соответствующие уровни знания.

В нашей стране закончился 70-летний период борьбы за становление социологии как самостоятельной науки, за использование результатов ее исследований в научном формировании задач социальной политики общества. На повестку дня поставлен вопрос о развитии социологического знания, о становлении нового социального мышления.

70 лет подавления социологии в нашей стране не прошли даром. Ее научный уровень еще невысок, она существенно отстает от уровня современной американской и западноевропейской социологической мысли. Отлучение науки от ее научного статуса не проходит для общества безнаказанно. И общество должно самокритично оценить плоды своей собственной деятельности. Так, бороться с невежеством можно только путем искоренения своего собственного невежества, путем саморефлексии, т.е. познания и исправления самого себя.

Социология – не застывшая наука. На каждом новом этапе социальных преобразований она черпает из реальности новые социальные факты, научно обобщает их и дает возможность представить перспективу общественного развития.

Вопросы для самоконтроля

1. Раскройте материально-экономические предпосылки возникновения социологии.

2. Покажите социально-политические причины появления социологии.

3. Назовите теоретические основания возникновения социологии.

4. Покажите роль О. Конта в появлении социологии.

5. Раскройте вклад Г. Спенсера в развитие социологии.

6. Определите основные положения социологических концепций

- К. Маркса

- М. Вебера,

- Ф. Тенниса,

- Г. Зиммеля,

- Э. Дюркгейма,

- Г. Тарда,

- Л. Уорда,

- А. Смолла,

- Ф. Гиддингса,

- У. Самнера,

- Ч. Кули,

- Р. Парка.

7. Покажите основные различия макро- и микросоциологии.

8. Назовите основные концепции макросоциологии.

9. Определите основные концепции микросоциологии.

10. Раскройте основные положения социологической концепции М.М. Ковалевского.

11. Раскройте основные положения социологической концепции Н.К. Михайловского.

12. Раскройте основные положения социологической концепции П.Л. Лаврова.

13. Как развивалась русская социология в 20-х гг. XX в.?

14. Какова судьба социологии в СССР?

15. Когда началось возрождение социологии в СССР?

16. Как развивается социология в постсоветский период?

1 Подробно см.: Социология. Основы общей теории: Учеб. пособие / Под ред. Г.В. Осипова, Л.Н. Москвичева. – М.: Аспект Пресс, 1996. – С.45-67.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

79674. My university 18.07 KB
  I`d like to tell you about my university. The Krasnodar Polytechnic Institute was founded in 1930. It is one of the oldest higher educational institutions in Krasnodar.
79675. Great Britain 18.08 KB
  Winters in Gret Britin re not cold nd summers re not hot. Gret Britin is highly developed industril country. Gret Britin is country with old culturl trditions nd customs.
79676. Alfred Nobel 19.57 KB
  Most of the fmily returned to Sweden in 1859 where lfred rejoined them in 1863 beginning his own study of explosions in his fther’s lbortory.
79677. Формирование организационной культуры в Челябинской епархии 1.89 MB
  Организационная культура представляет собой опыт коллективной деятельности. А именно: опыт организации коллективной деятельности, опыт управления ею. Этот опыт может быть зафиксирован как в писаных документах, правилах, регламентах, уставах, так и в неписаных обычаях, нормах, привычках, устных преданиях и других формах регулирования поведения людей.
79678. Система нематериального стимулирования персонала для повышения эффективности работы организации 203 KB
  Сравнительный анализ российского и зарубежных опытов к мотивации персонала. Корпоративные мотиваторы. Потребности сотрудников и персональная мотивация. Внедрение поддержка и коррекция системы мотивации в компании...
79679. Технологии поиска и подбора кадров с учетом изменений по ТК РФ 1.53 MB
  Работа любой организации неизбежно связана с необходимостью комплектования штата. Отбор новых работников не только обеспечивает режим нормального функционирования организации, но и закладывает фундамент будущего успеха. От того, насколько эффективно поставлена работа по отбору персонала
79680. Технологии работы и управление персоналом 127.5 KB
  Предмет цели и задачи управления персоналом. Эволюция подходов к управлению персоналом.Особенности современного этапа эволюции управления персоналом.
79681. Технологии управления персоналом 207 KB
  Способы организации досуга персонала с. Возможные методы поощрения сотрудников со стороны организации. В этом качестве – персонала организации – они нуждаются в управлении. В современных условиях научно-технического прогресса когда технологии а вместе с ними и профессиональные навыки устаревают в течение нескольких лет способность сотрудников к постоянному совершенствованию и развитию представляет собой наиболее важный и долговременный источник повышения эффективности деятельности любой организации.
79682. Проблемы и препятствия на пути воздействия на трудовую мотивацию персонала. Пути совершенствования мотивации труда 324.5 KB
  Государственное управление заключает в себе огромный материальный и человеческий риск. Это прежде всего высокие затраты, опасность ущемления общественного благосостояния, и, вызванная последним, низкая репутация чиновничества и государства в целом в глазах общественности.