39753

Теории мышления в психологии

Реферат

Психология и эзотерика

Активные психологические исследования мышления ведутся начиная с 17го века однако психология мышления специально стала разрабатываться лишь в 20ом веке. не видели необходимости в социальном исследовании мышления. Считалось что мышление образно процесс мышления – непроизвольная смена образов развитие мышления процесс накопления ассоциаций.

Русский

2013-10-08

67 KB

49 чел.

Теории мышления в психологии. Активные психологические исследования мышления ведутся начиная с 17-го века, однако психология мышления специально стала разрабатываться лишь в 20-ом веке. В 17-18 вв. распространение получила ассоциативная психология, исходившая из того, что все психические процессы протекают по законам ассоциации, ассоциация признавалась в качестве основной структурной единицы психического. Представители ассоциализма, а именно Д.Гартли, Дж.Пристли. Дж.С.Милль, А.Бэн, Т.Циген и др. не видели необходимости в социальном исследовании мышления. Понятие отождествлялось с представлением и трактовались как ассоциативно связанная совокупность признаков, суждение как ассоциация представлений, умозаключение как  ассоциация двух суждений. Считалось, что мышление образно, процесс мышления – непроизвольная смена образов, развитие мышления  - процесс накопления ассоциаций. Т.о., рациональное сводилось к чувствительному.

Представители вюрцбургской школы выдвинули положение, что мышление имеет свое специфическое содержание, несводимое к содержанию ощущений и восприятия. Мышление понималось как внутренний акт усмотрения отношений, отношение – все то, что не имеет характера ощущений. Процесс мышления считался безобразным. Между чувствительностью и мышлением устанавливались только внешняя противоположность, без единства. Вюрцбургская  школа указала на предметную направленность мысли, подчеркнули упорядочный, направленный характер мышления и выявили значение задачи в мыслительном процессе. Ах выделил два компонента задачи: 1) детерминирующая тенденция; 2) представление цели. По его мнению, именно детерминирующая тенденция и придает мышлению целенаправленный характер, упорядочивая способность к самореализации.  

Идеи вюрцбургской  школы были развиты в работах О.Зельца. Он выделил два аспекта интеллектуальной деятельности: продуктивной  и репродуктивной. Он считал, что продуктивное мышление заключается в функционировании специфических интеллектуальных операций. Заслуга Зельца: впервые стал исследовать мышление как процесс, стремился изучить его стадии. Однако, определяя роль задачи в мыслительном процессе, он возвращается на механистические позиции: постановка цели признается раздражителем, который запускает соответствующие операции, как реакции.

Гештальтпсихологи (Вертгеймер, Келлер, Коффка, Дункер) так же как и ассоцианисты пытались свести мышление к наглядному содержанию. Мышление определялось как внезапное понимание существенных отношений в проблемной ситуации. В проблемной ситуации у организма возникает некое напряжение, в результате происходит переструктурирование ситуации, ее части начинают восприниматься в новом гештальте, новых отношениях, что и проводит к решению задачи. Таким образом, задача оказывается решенной попросту в результате того, что мы иначе, чем в начале видим содержание исходной ситуации. Главный недостаток данной теории состоит в том, что игнорировалась специфика мышления, оно оказалось максимально приближенным к восприятию.

Для бихевиористов мышление – это особый вид поведения. Они пытались интерпретировать внутреннюю мыслительную деятельность как совокупность сложных цепей речевых (беззвучных) навыков. Уотсон считал, что основные формы мышления – это либо простое развертывание навыков (воспроизведение стихов), либо решение редко встречающихся задач, требующих пробующего поведения (попытки вспомнить полузабытые стихи). Решение же новых задач составляет небольшую часть поведения человека. Благодаря бихевиоризму в сферу психологических исследований вошло практическое мышление, однако ограниченность этой теории в понимании мышления как адаптационного процесса, за счет которого происходит устранение несоответствий.

В психоанализе познание изучается только в связи с мотивацией. Например, Фрейд считает, что сновидения – это разновидность образного мышления, где проявляется бессознательные мотивы. Заслугой психоанализа  можно признать акцентирование внимания на возможностях мотивов в изучении мышления. Недостатки  данной теории: биологизаторский подход к мотивации, сведение мышления к области ее проявления.

Концепция интеллектуального развития Ж.Пиаже. Пиаже использует понятие «интеллект», а не мышление. Интеллект человека – это одно из средств адаптации на высшем уровне. Интеллект есть система операций. Операция – это внутреннее действие, которое произошло из внешних, предметных действий. Операция есть действие сокращенное, оно совершается с символами, знаками. Развитие детского мышления представляется как смена стадий.

На базе развития кибернетики и информатики появилась новая теория, рассматривающая мышление как систему обработки информации. Представители теории (Найссер, Линдсей, Норман) считают, что операции, выполняемые ЭВМ в некоторых случаях аналогичны когнитивным процессам. Познавательная активность определяется как активность, связанная  с приобретением, организацией и использованием знания (порождение новых знаний не рассматривается). Данная теория открывает новые возможности в изучении мышления, но ее существенное ограничение в не различении информационных и собственно психологических систем. Субъектная обусловленность мышления не изучается.

В отечественной психологии, основанной на учении о деятельностной природе психики человека, мышление получило новую трактовку. Его стали понимать как одну из форм проявления человеческой деятельности, направленной на преобразование действительности. В работах Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, П.Я. Гальперина был сделан существенный вклад в разработку проблемы онтогенетического формирования мыслительных процессов. Одно из основных положений заключается  в том, что развитие мышления рассматривается как процесс овладения ребенком системой общественно-исторически выработанных знаний и умений. А.Н. Леонтьев писал, что мышление представляет собой естественный процесс, т.к. является функцией человеческого мозга, но в то же время имеет общественную природу.

В отечественной психологии существенную разработку получила проблема соотношения внешней и внутренней деятельности. Большое значение имела выдвинутая А.Н. Леонтьевым гипотеза о принципиальной общности их строения. Согласно А.Н. Леонтьеву внутренняя мыслительная деятельность является производной от внешней, практической и имеет то же самое строение. В ней, как и в практической деятельности, могут быть выделены отдельные действия, операции. Кроме того, в состав мыслительной, теоретической деятельности могут входить внешние, практические действия, и наоборот, в структуру практической деятельности могут включаться внутренние мыслительные операции.

На базе деятельностной теории мышления были построены такие теории обучения, как теория П.Я. Гальперина, теория Д.Б. Эльконина – В.В. Давыдова, теория Л.В. Занкова.

П.Я. Гальперин разработал концепцию поэтапного формирования умственных действий. Им были выделены этапы и условия интериоризации внешних действий во внутренние. Процесс переноса внешнего действия вовнутрь проходит строго определенные стадии. На каждом этапе происходит преобразование заданного действия по ряду параметров: уровни выполнения, мера обобщения, полнота операций и мера освоения. Утверждается, что полноценное действие, т.е. действие высшего интеллектуального уровня, не может сложиться без опоры на предшествующие способы выполнения того же самого действия, в конечном счете – на его практическую наглядно-действенную форму.

Этапы формирования умственных действий: 1)Знакомство с ориентировочной основой будущего действия. 2)Материализованное умственное действие на полной ориентировочной основе. 3)Этап громкой речи (Речевое выполнение предметного действия). 4)Этап «внутренней речи» или речи «про себя». 5)Выполнение действия в плане внутренней речи с соответствующими его преобразованиями и сокращениями с уходом действия из сферы сознательного контроля и переходом на уровень интеллектуальных умений и навыков.

Д.Б. Элькониным и В.В. Давыдовым была разработана теория, согласно которой существует 2 типа сознания и мышления: эмпирический и теоретический. Эмпирическое сознание и мышление направлено на классификацию предметов, опираясь на сравнение и формальное обобщение (выделение одинаковых, сходных, формально общих признаков в группе предметов). Формальные (эмпирические) обобщения, и осуществляющееся на их основе мышление позволяют ребенку упорядочивать окружающий предметный мир и хорошо ориентироваться в нем. С помощью эмпирического мышления, ориентирующегося на наглядно-чувственные общие свойства предметов, ребенок решает многочисленные задачи, которые возникают в ситуации тех или иных знакомых ему предметов.

В основе теоретического сознания и мышления лежит содержательное обобщение. Человек, анализируя некоторую развивающуюся систему представлений. Может обнаружить ее генетически исходное, существенное или всеобщее основание. Выделение и фиксация этого основания – это содержательное обобщение данной системы. Опираясь на обобщение, человек может затем мысленно проследить происхождение частных и единичных особенностей системы из генетически исходного, всеобщего основания. Теоретическое мышление как раз и состоит в том, чтобы создавать содержательное обобщение той или иной системы, а затем мысленно строить эту систему, раскрывая возможности ее существенного, всеобщего основания. Такие компоненты мышления как анализ, планирование и рефлексия такие имеют две основные формы эмпирико-формальную и теоретико-содержательную. Для теоретико-содержательной формы этих мыслительных действий характерна связь с отражением существенных отношений и связей окружающего мира.

Л.В. Занков считал, что само расщепление мышления на эмпирическое и теоретическое как самостоятельные формы познания глубоко ошибочно. Эти формы познания не просто противоположны друг другу, но представляют единство и борьбу противоположностей. По мнению Занкова, важно не ограничивать содержание образование только эмпирическими, либо только теоретическими знаниями. В каком соотношении, и в каких взаимосвязях должны быть представлены те и другие, зависит от дидактического подхода, а также от своеобразия каждого данного учебного предмета.

Концепции воображения. Одной из самых ранних концепций фантазии следует считать взгляды Лукреция Кара, который трактовал фантазию как результат случайного совпадения во времени и пространстве образов или их составных частей. По его мнению, фантазия принципиально ничего нового не создает, а лишь соединяет необычайным образом обычные представления. Это точка зрения эмпиризма.

Философия рационализма, признавая реальность фантазии, противопоставляла её понятийно-логическому мышлению. Например, Блез Паскаль усматривал в фантазии силу, враждебную разуму. Он писал: «Воображение – это обманчивая сторона человека, это наставник в заблуждении и фальшивости…».

Декарт почти во всех своих произведениях (философских) противопоставлял рациональному мышлению воображение, в котором он видел источник заблуждений и ошибочных умозаключений.

Согласно Спинозе, «от одного только воображения зависит то, что мы смотрим на вещи, как на случайные», и напротив, «природе разума свойственно рассматривать вещи … как необходимые». Взгляды на фантазию Паскаля, Декарта и Спинозы положили начало убеждению, согласно которому существует антагонизм между разумом (интеллектуальными процессами) и фантазией.

Фантазия, как особая творческая сущность, выступает наиболее отчетливо в трудах философа-идеалиста Анри Бергсона, который выдвинул в своих книгах понятие «жизненный порыв», который состоит в конечном итоге в потребности творчества. Эта потребность реализуется на уровне человека в творческом мышлении, интеллектуальных способностях, созидательной инициативе. Тем самым фантазия выводится из некой универсальной, всеохватывающей силы, управляющей биологическими, психологическими и историческими процессами. Рагг, автор обширной монографии «Воображение», приходит к выводу, о том, что «ключом к энергии творческого воображения является система напряжений в организме», которая «проявляется уже в раздражимости протоплазмы».

Другой крайней теоретической позицией в вопросе о сущности фантазии является полное сведение фантазии к другим психическим процессам. Мэн де Биран, утверждал, что воображение не может рассматриваться как особая функция, так как состоит из двух психических явлений – понимание и воли. Тиссо писал в 1868 году, что «воображение состоит из 4 или 5 способностей: из восприятия (которое снабжает нас материалом), из фантазии (которая этот материал воспроизводит), из ума (который придает пропорцию и единство) и из вкуса (или интеллектуальной чувствительности) (которая позволяет испытывать наслаждение при виде или простом мыслительном постижении прекрасного».

Таким образом, воображение полностью растворяется в других функциях. Гилфорд указывал на многозначность понятия «творческая деятельность», включающая в себя такие понятия как «задача», «установка», «детерминирующая тенденция», «схема», «пробы и ошибки», «инсайт» и т.д. Бергиус утверждает, что фантазия представляет собой абстрактное понятие, описывающее, по существу, множество различных состояний. Сопоставление редукционизмом фактов, относящихся к проблематике фантазии, с закономерностями других процессов позволило четче выявить и очертить некоторые ее проблемы. Одним из таких аспектов является отношение фантазии к реальности. Взгляд, согласно которому фантастические образы зависят от реальности, базируются на материалистическом принципе познания: наши знания почерпнуты из реально существующего объективного внешнего мира. Авторы, изображавшие в своих произведениях совершенно неправдоподобные события, всегда прямо или косвенно исходили из реальных явлений.

Лоуэза писал, что «представление о том, будто творческое воображение … имеет мало общего с фактами или вовсе ничего общего с ними не имеет, является лжеучением. Ибо воображение никогда не работает в вакууме. Продукт воображения – это факт, подвергшийся преобразованию».

Отношение фантазии к реальности может быть весьма сложным и тонким. Так, Буарель связывает творческую деятельность с выявлением виртуально (неявно) заложенного в самой природе и вещах «инвентаря» изображений. То есть сам материал как бы предрасполагает к выбору решения (например: в глыбе мрамора уже заключена была фигура Венеры). Но в любом продукте фантазии всегда имеются определенные стороны, которые не могут быть объяснены лишь подражанием или имитацией, так как создание фантастических образов не является механизмом копирования реальности или простой имитацией, подражанием. Также была распространена гипотеза случайных находок. Именно чистой случайностью объясняют некоторые исследователи фантазии все творческие удачи и открытия. В соответствии с гипотезой «серендипити» (случайных находок) возникновение новых идей вызвано или случайным совпадением нескольких образов восприятия, иди случайным столкновением человека с некоторыми внешними обстоятельствами.

Известный физиолог У.Кеннон в своей статье «Роль случая в открытии» приводит длинный список открытий, сделанных, по его мнению, благодаря счастливой случайности: открытие Колумбом Нового Света, открытие Гальвани электрических явлений в живой ткани, открытие Клодом Бернаром нервной регуляции кровообращения и так далее. Сторонники этого взгляда прямо заявляют, что подобные случаи – результат того, что человек, сделавший открытие, «просто оказался в нужном месте в нужное время». Но сторонники данной гипотезы осознают, что их теория в практическом плане не означает пассивное ожидание благоприятного случая. Поэтому они подчеркивают необходимость идти навстречу случайности и принимать соответствующие меры для увеличения вероятности благоприятного случая. Данная концепция не отличалась внутренней стройностью и последовательностью, а представляла собой электрическое соединение разнородных подходов. Она дополнялась другими идеями, которые объясняли ее: рекомбинации, проб и ошибок. Идея рекомбинации (перестановки) переносит акцент с внешних стимулов на явления, происходящие внутри психики.

Рибо высказал предположение, что механизм фантазии действует в несколько этапов: вначале происходит диссоциация состояний сознания, благодаря чему отдельные образы освобождаются от перцептивных связей и тем самым получают возможность вступить в новые сочетания; затем наступает перегруппировка этих состояний, завершающаяся ассоциацией, новым сочетанием. Следовательно, толкование фантазий как чисто механического процесса получило широкое распространение. Так, в 1960 году Уэлч писал: «Рекомбинирование предполагает деление, вычитание, (отделение), сложение и умножение. Это относится к любой области мышления. Я видел и запомнил образы золотых часов и горы, покрытой снегом. Я отделяю цвет от образа часов и прибавляю его к форме горы, в результате чего возникает мысль о золотой горе, то есть о предмете, которого я никогда не видел». Следовательно, Уэлч определил фантазию как возникновение новых причудливых образов. Но основной недостаток  ассоцианизма заключается в том, что он объясняет все явления психики обстоятельствами, имевшими место в прошлом, то есть мысли, образы, поступки человека предопределены происходящими ранее событиями, возникшими и запечатлевшимися ранее ассоциациями. Тем самым, исключая принципиально возможность творчества. Поэтому представители Вюрубургской школы (Де Дюльпе, Ах, Бюлер, Мессер, Ватт) первыми выступили с критикой и сделали акцент на факторах, которые действуют в тот момент, когда совершается умственная деятельность, выдвинув такие объяснительные понятия, как «установка», «задача», «детерминирующая тенденция». Они вовсе не отвергали систему ассоциационизма, а дополнили ее новыми объяснительными понятиями. Одним из таких понятий является понятие задачи, которая мыслится как направляющая, организующая тенденция, подчиняющая себе движение ассоциативных полей. Она «обеспечивает определенный осмысленный ряд репродукций». Задача пробуждает установку, под которой подразумевается внутренняя готовность, управляющая процессом выбора. Понятие установки было введено в начале нашего века Марбе, который объяснял ею перцептивные иллюзии, которые возникли под влиянием многократных предварительных восприятий. Тем самым вюрубурцы предприняли попытку выйти за пределы ассоциационисткой идеи и на место связей между содержанием сознания поставили связи и отношение между актуальным состоянием сознания и предшествующими, а также будущими состояниями. Понятие установки подвергалось еще большему обращению в трудах Д.Н.Узнадзе  и его школы, усматривающих в ней основополагающий принцип всей психологии личности. Таким образом, при помощи понятия «установка», впервые сделана попытка теоретически увязать умственную деятельность с особенностями личности.

Компромиссной концепцией следует считать различные учения о стадийном протекании творческой деятельности. Существовало множество схем ранних исследователей фантазии (Д.Дьюи), но большое влияние на концепции стадийности творческой деятельности оказала схема Р.Уоллс, который выделяет следующие стадии:

  1.  Приготовление – человек собирает нужную информацию и разносторонне рассматривает проблему;
  2.  Инкубация – человек сознательно не занимается решаемой творческой проблемой;
  3.  Просветление – по существу инсайт. Появляется «счастливая идея», которая сопровождается соответствующими психическими состояниями (удовлетворением, радостью и т.д.);
  4.  Проверка – взвешивание и рассмотрение достоверности и ценности новой идеи.

Данная схема отличается от других тем, что он рассматривает стадию инкубации, мимо которой прошли остальные авторы. Подобные явления описаны многими учеными, например: Пуанкаре рассказывает, как его «осенило» во время одной геологической экскурсии, когда он совершенно не думал об интересовавших его до этого математических проблемах.

Утонченной и замаскированной формой является объяснение фантазии аналогией, когда продукты фантазии не прямо выводятся из перцептивных образов, а увязываются с ними опосредственно, косвенно, путем введения понятия сходства. Влияние аналогии прослеживается психологами в аллегориях, сравнения и особенно в метафорах, которые очень характерны для художественного творчества. Наиболее категорическое признание аналогии в качестве объяснительного принципа фантазии видно у Спирмена в его книге «Творческий ум». Согласно Спирмену, выявления сходства лежит в основе всех факторов творчества. Утверждает, что человеческий ум – это перенесение какого-либо отношения с одного предмета на другой. (Например: Уатт построил паровой двигатель, опираясь на наблюдение за крышкой чайника; Архимед заметил сначала уменьшение веса собственного тела в воде, а потом перенес это наблюдение на все тела, погруженные в жидкость и т.д.).

Аналогия играет определенную роль в художественном творчестве (например: вид сохранившегося на перепаханном поле куста  натолкнул Льва Толстого на мысль написать повесть о Хаджи-Мурате). Но аналогии нельзя рассматривать как простой и изначальный психологический механизм, так как она предполагает соотнесение не менее двух явлений. Объяснение при помощи аналогии далеко не раскрывает закономерностей творчества.

Ряд психологов обратили внимание на особую реальность в глубинах психики, которая, по их мнению, также служит материалом фантазий. Психоанализ первоначально обратил внимание на одну из наиболее игнорировавшихся форм фантазии - к сновидениям. Фрейд выявил, что сновидения, какими бы бессмысленными не были бессвязными и нелепыми, они находятся в тесной связи со всей нашей внутренней жизнью, следовательно, имеют психологический смысл. Образы сновидений имеют вполне реальные источники – не только источники внешней реальности, но и внутренней психической жизни. Переход из бессознательной сферы в сферу сознания осуществляется с помощью проекции. Эрнст Нейман следующим образом иллюстрирует явление проекции: «Подобно тому, как кинематографический аппарат, находящийся позади зрителей, создает картину впереди, так и содержание бессознательного проецируется вовне и воспринимается как данные внешнего мира, а не содержание бессознательного. Адекватное познание процесса фантазии требует серьезного исследования глубинных пластов психики.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

76158. Проблема організації доступу учнів до Інтернету за умов обмеженої кількості компютерів в класі. Різні форми організації роботи в Інтернеті 42.88 KB
  Подумати тільки якщо Інтернет за такий короткий час розвитку робить такі неуявні речі то що буде в майбутньому Інтернет увійде в кожен будинок. Використання Інтернету буде настільки ж багатогранно як багатогранна й саме життя...
76159. Утренняя гигиеническая Гимнастика 90 KB
  Формирование человека на всех этапах его эволюционного развития проходило в неразрывной связи с активной мышечной деятельностью. Организм человека развивается в постоянном движении. Сама природа распорядилась так что человеку необходимо развивать свои физические способности.
76161. ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ БЮРОКРАТИИ 106.5 KB
  В течение многих десятилетий в России да и во всем мире господствовали исключительно бюрократические системы управления. Вначале их применение было организационным новшеством поскольку внедрялась рациональная организация труда управление и процесс принятия решений стали профессией.
76162. Специальные налоговые режимы в РФ 39.45 KB
  Под специальным налоговым режимом понимается особый порядок исчисления и уплаты налогов и сборов в течение определенного периода времени применяемый в случаях и в порядке установленном законодательством о налогах и сборах.
76164. Инстурмены та реализации денежно-кредитной политики государства 165.63 KB
  Валютные операции: операции связанные с переходом права собственности и иных прав на валютные ценности а также использование валютных ценностей в качестве средства платежа; ввоз пересылка и перевод в Республику Казахстан а также вывоз пересылка и перевод из Республики Казахстан валютных...