40421

Іспанський абсолютизм, його характерні риси

Доклад

История и СИД

Это дало основание Марксу сравнить абсолютную монархию в Испании с Турецкой империей. Испания – писал Маркс – подобно Турции оставалась скоплением дурно управляемых республик с номинальным сувереном во главе В сложившихся условиях в Испании не выработался единый национальный язык сохранились обособленные этнические группы: каталонцы галисийцы и баски говорили на своих языках отличных от кастильского диалекта который составил основу литературного испанского языка. Абсолютная монархия в Испании не смогла стать объединяющим началом...

Украинкский

2013-10-17

62.5 KB

16 чел.

Іспанія

40. Іспанський абсолютизм, його характерні риси

  1.  Почти полностью сложился при филиппе ІІ
  2.  сложился в такой период, когда «аристократия приходила в упадок, сохраняя свои худшие привилегии, а города утрачивали свою средневековую власть, не приобретая значения, присущего современным городам» —
  3.  Централизованный и подчиненный единоличной воле монарха или его всесильных временщиков государственный аппарат обладал значительной долей самостоятельности, но отличался от аппаратов абсолютных монархий Франции и Англии тем, что опирался совсем на другую экономическую социальную и политическую базу.
  4.  По мере" упадка торговой и промышленной деятельности городов внутренний обмен сокращался, ослабевало общение-жителей разных провинций между собой, пустели торговые пути.
  5.  Ослабление экономических связей обнажило старые феодальные особенности каждой области, воскрешался средневековый сепаратизм городов и провинций страны. Это дало основание Марксу сравнить абсолютную монархию в Испании с Турецкой империей. «Испания, – писал Маркс, – подобно Турции, оставалась скоплением дурно управляемых республик с номинальным сувереном во главе» —
  6.  В сложившихся условиях в Испании не выработался единый национальный язык, сохранились обособленные этнические группы: каталонцы, галисийцы и баски говорили на своих языках, отличных от кастильского диалекта, который составил основу литературного испанского языка. Абсолютная монархия в Испании не смогла стать объединяющим началом общества.
  7.  В своей политике испанский абсолютизм ориентировал-ся на интересы феодального класса и церкви
  8.  Над Кортесами - королевский совет юстиции, который назначается королем.
  9.  Вскоре после победы над грандами была уничтожена одна из главных фуэрос (вольностей) - тайна совещания.
  10.  В 1556-1598 гг. Филипп II все дела в королевстве решал сам, усилилась инквизиция. Официальная ее цель - борьба против евреев и арабов (покинуть Испанию или принять христианство). Неофициальная цель - сильный фактор в политике.
  11.  Филипп II учредил особые должности, которые помогают ему управлять гос-вом - королевские летарды - легисты .
  12.  Децентрализация страны. Испания - уния, один монарх на двух тронах. У каждой - свои органы власти, свой вице-король, свои наместники в колониях. Они имели право на свои кортесы. С децентрализацией боролись с помощью инквизиции и государственного аппарата.
  13.  Іспанія у 2й половині 17 -18 століть.

XVII век

После смерти Филиппа II управление государством надолго оказывается в руках различных группировок знати. При короле Филиппе III (1598—1621) страной управлял герцог Лерма, в результате политики которого некогда богатейшее государство Европы в 1607 году стало банкротом. Причиной этого были колоссальные расходы на содержание армии, часть которых присваивалась высшими чиновниками во главе с самим Лермой. Королевство было вынуждено заключить мирные соглашения с Нидерландами, Францией и Англией. В 1609 году начинается выселение из Испании морисков, однако доходы от конфискации их имущества не компенсировали последующий упадок торговли и запустение многих городов во главе с Валенсией.

При Филиппе IV внешней и внутренней политикой государства руководил герцог Оливарес. Испания вмешивается в очередной конфликт Австрии с протестантами Центральной Европы, вылившийся в Тридцатилетнюю войну. Вступление в войну католической Франции лишило конфликт религиозной почвы и привело к катастрофическим последствиям для Испании. Массовое недовольство высокими налогами и произволом центральных властей вызвало восстания в ряде испанских провинций, в 1640 году от короны отложилась Каталония, за которой последовало отделение Португалии. Ценой отказа от централизации и потери Португалии правительству удалось удержать Испанию от распада, однако с прежними внешнеполитическими амбициями было покончено. В 1648 году Испания признала независимость Нидерландов и равноправие протестантов в Германии. По Пиренейскому миру (1659 год) Испания уступила Русильон, Перпиньян и часть Нидерландов Франции, а Дюнкирхен и Ямайку — Англии.

В годы царствования тяжело больного Карлоса II (1665—1700), Испания из субъекта европейской политики превращается в объект территориальных притязаний Франции и теряет ряд владений в Центральной Европе. От присоединения Каталонии к Франции Испанию спас только союз с недавними противниками — Англией и Нидерландами. Экономика страны и государственный аппарат пришли в состояние полного упадка. К концу периода правления Карла II многие города и территории обезлюдели. Вследствие недостатка в деньгах во многих провинциях вернулись к меновой торговле. Несмотря на исключительно высокие налоги, некогда роскошный мадридский двор оказывался не в состоянии оплачивать собственное содержание, зачастую даже королевскую трапезу.

XVIII

Со смертью в ноябре 1700 года Карла II, не оставившего наследников, вопрос о том, кто должен быть новым королем привел к Войне за испанское наследство (1701—1714) между Францией и Австрией с её союзниками, главным из которых была Англия. Франция возвела на испанский престол Филиппа V Бурбона (внука Людовика XIV), который остался королем ценой уступки Австрии владений в Нидерландах и Италии и обещанием , что Франция и Испания никогда не объединяться под правлением одного монарха. На долгие десятилетия политическую жизнь Испании начали определять интересы её северного соседа.

Воцарение Бурбонов означало приход на государственные посты выходцев из Франции и Италии во главе с Альберони, что способствовало некоторому оздоровлению государственного аппарата. По образцу французского абсолютизма была проведена централизация налогообложения, отменены привилегии провинций. Попытки ограничить права католической церкви, единственной структуры, пользовавшейся широким доверием населения, провалились. Во внешней политике Испания Бурбонов следовала в фарватере Франции и приняла вместе с ней участие в затратных для казны польской и австрийской войнах. В результате Испания получила Неаполь и Парму, тут же отошедшие младшим линиям испанских Бурбонов.

В середине века в годы правления Фердинанда VI в стране был проведен ряд важных реформ. Были понижены налоги, обновлен государственный аппарат, конкордатом 1753 года права католического духовенства, прежде всего, финансовые были существенно ограничены. Дальнейшие преобразования Карлоса III (1759-88 годы) в духе эпохи Просвещения и его министров Аранда, Флоридабланка и Кампоманеса привели к позитивным результатам. В Каталонии и некоторых портовых городах началось развитие мануфактурного производства, процветала трансатлантическая торговля с колониями. Однако развитие промышленности и транспорта в стране в силу полного экономического упадка предыдущего времени было возможно только силами государства и требовало крупных займов. Вместе с тем, финансы короны истощались необходимостью поддержки и защиты колоний и участием в войнах, которые вела Франция.

С воцарением слабого и неспособного к государственным делам Карла IV положение дел в стране вновь ухудшилось, а власть перешла в руки фаворита королевы Годоя. Революция во Франции заставила Испанию выступить в защиту свергнутых Бурбонов, однако война с революционной Францией велась Испанией неактивно и привела к французскому нашествию на север страны. Экономическая и политическая слабость привели Испанию к подписанию крайне невыгодного договора в Сан-Ильдефонсо (1796), который требовал от Испании выступить против Англии. Несмотря на явную отсталось испанской армии и флота и серию последовавших поражений, Испания оставалась в союзе уже с наполеоновской Францией, пока остатки испанского флота не были уничтожены при Трафальгаре (20 октября 1805 года). Умело используя честолюбие Годоя, Наполеон, пообещав тому португальскую корону, добился заключения очередного военного союза между Францией и Испанией.

Это решение, втягивающее истощенную и находящуюся на грани голода страну в новую войну за чужие интересы, вызвало народное восстание против Годоя, которое привело к отречению короля от престола в пользу сына Эрнандо 18 марта 1808 года. Однако последний вскоре был вызван Наполеоном на переговоры с отцом, которые, под французским военным и политическим нажимом закончились передачей короны Жозефу Бонапарту.

  1.   Іспанія у XIX ст.

Правление Карла IV (1788—1808)

Начавшаяся в 1789 году Великая французская революция кардинальным образом изменила международное равновесие в Европе, поместив Испанию в границы революционного очага. Меры по предотвращению революционной заразы были эффективны, поскольку, за исключением симпатизирующих (заговор Пикорнеля в 1795 году[14]) изолированных групп, общественный консенсус в Испании был контрреволюционным, в чём активно продвигался и поддерживался духовенством под контролем инквизиции, которая в свою очередь действовала как своеобразный санитарный кордон[15]. Тем не менее, попытка Первой коалиции покончить с революционной Францией вооружённым путем (на испано-французской границе, в частности, война в Пиренеях или Руссильон в 1793—1795 годах) провалилась. После продолжения развития внутренних событий во Франции (Термидорианский переворот 1794 года) и с приходом в 1799 году к власти Наполеона испанские приоритеты изменились, и выбор пал на решение возобновить традиционный франко-испанский альянс (Семейный пакт), несмотря на то, что Наполеон не принадлежал к королевской фамилии Бурбонов, а был всего лишь политическим простолюдином, самокоронованным императором Бонапартом, незаконно захватившим власть и трон в Париже, и даже несмотря на то, что такие «выскочки» поддерживали революционную законность, которая привела на гильотину Людовика XVI, двоюродного брата короля Испании.

Начиная с 1792 года, назначенный премьер-министром Мануэль Годой, честолюбивый военный незнатного происхождения, пользующийся покровительством королевы Марии-Луизы Пармской и после подписания в 1795 году базельского мирного договора пожалованный титулом Князя Мира, устраняет от власти аристократическую просвещенную элиту, которая руководила государством со времени правления Карла III (Хосе Флоридабланка, Педро Абарка Аранда, Гаспар Мельчор де Ховельянос и другие), в некоторых случаях буквально отправляя неугодных в изгнание или тюрьму. В результате незначительного успеха в Апельсиновой войне против Португалии (1801 год) Испания получила небольшой пограничный округ Оливенса, но гораздо важнее были серьёзнейшие последствия Трафальгарского сражения 21 октября 1805 года, в котором была потеряна лучшая часть испанского флота. Несмотря на поражение, закрепившее подчинённое положение Годоя по отношению к императору (который добился решительных побед в военных кампаниях в Центральной Европе), в 1807 году был заключен договор Фонтенбло, предусматривавший совместное вторжение Франции и Испании в Португалию (слабое место в континентальной блокаде Англии), но который фактически служил для того, чтобы несколько корпусов французский армии оккупировали стратегические области Испании.

Мощный экономический кризис на рубеже века отчётливо показал драматическую форму структурной слабости старого режима Испании, прежде всего, кризис фискальной системы монархии (Франсиско Кабаррюс, Банко де Сан-Карлос), а также вызванные чередой войн торговый и финансовый кризисы, бывшие лишь одним из аспектов кризиса циклического. Гораздо более глубокой причиной сложившегося положения было усилившееся в XVIII веке исчерпание демографического цикла, не сопровождающееся аграрными реформами, которые позволили бы значительно увеличить производство — доклад об Аграрном законе Ховельяноса в 1795 году[16], как и все остальные проекты, берущие начало от Кадастра Энсенады (1749 год), не претворялись в жизнь из-за сопротивления мощных привилегированных групп, видевших в этих преобразованиях ущемления их интересов; единственным исключением стали урезание привилегий Месты Кампоманесом между 1779 и 1782 годами[17], робкая политика либерализации рынка зерна после мятежа Эсквилаче (исп. Esquilache) в 1766 годe и торговля с Америкой в 1765 и 1778 годах. Все эти негативные факторы вели к продовольственному кризису, голоду и росту социальных волнений в стране[18].

Многообещающая ситуация в лишь немного отстававших от более развитых европейских стран испанской науке и технике, включая научное и стратегическое значение результатов испанских экспедиций (доставка вакцины в 1803 году), резко ухудшилась вследствие неспособности государства поддерживать усилия, которые отсталые социально-экономической структуры были не в состоянии продолжать оказывать по частной инициативе, несравненно более слабой, чем в Англии того времени, когда она играла ведущую роль в промышленной революции. Пренебрежение или даже преследования, которым подвергались некоторые из ключевых фигур, являющихся движущими силами испанской научно-технической модернизации (Алессандро Маласпина, Августина де Бетанкура), закончились более динамичным прогрессом в других странах (как это случилось с наиболее перспективным предприятием того времени — исследованиями испанских владений в Америке Александром фон Гумбольдтом, начатыми под испанской эгидой).

Растущая непопулярность Годоя привела к формированию внутри двора партии сторонников Фердинанда VII — «фернандинос», подготовившим мятеж в Аранхуэсе — государственный переворот, действительно приведший к свержению и отречению Карла IV в пользу его старшего сына Фердинанда, которому, тем не менее, не удалось остаться на престоле из-за вмешательства Наполеона, сумевшего под разными предлогами заставить всю королевскую семью присоединиться к нему во Франции (фактически — в качестве заключённых).

Освободительная война (1808—1814)

Скандальное поведение королевского двора, королевской семьи и высших должностных чинов бюрократии и армии перед лицом французской военной оккупации и политических маневров Наполеона привели к общественному взрыву, документальное выражение которого зафиксировано указом мэра городка Мостолес, последовавшим сразу же за началом восстания 2 мая 1808 года в Мадриде. Быстрое распространение документа происходило одновременно с созданием местных (муниципальных) хунт, присвоивших более или менее явно, суверенное представительство от имени пленного короля Фердинанда VII Желанного. Это приводило к появлению всё более революционных политических форм: первой из них 25 сентября 1808 года стала Верховная Центральная хунта, в составе которой доминировали представители испанского Просвещения Флоридабланка и Ховельянос; затем 24 сентября 1810 года Регентский Совет созвал Кадисские кортесы, где политической группе либералов (название, которое приняли составители Международного политического словаря[19][20], — Диего Муньос Торреро, Агустин Аргуэльес и граф Торено) удалось заставить сторонников абсолютизма (Бернардо Мосо де Росалес, Педро де Кеведо-и-Кинтана — епископ Оренсе и генерал-инквизитор, последний Великий инквизитор) при разработке Конституции 1812 года и в последующей законодательной деятельности отменить основные экономические, социальные и юридические принципы старого режима — церковную десятину, майорат, право сеньора, инквизицию и прочие.

Кроме того, большая часть общественной и интеллектуальной элиты по убеждению или из-за личного удобства высказалась за сотрудничество с властью, введённой Наполеоном, получив за это прозвище «офранцуженные» (Мариано Луис де Уркихо, Франциско Кабаррюс, Мелендес Вальдес, Хуан Антонио Льоренте, Леандро Фернандес де Моратин и ещё длинный список, в который вошел сам Франсиско Гойя). Брат Наполеона Хосе I Испанский (Жозеф Бонапарт и Пепе Ботелья) был призван занять вакантный трон Испании. Тот факт, что он был первым королём, который теоретически правил в соответствии с Конституцией или уставом (Конституция Испании, известная также как «Статут Байонны», 8 июля 1808 года), делает его первым конституционным королём Испании, ставшей к тому времени либеральным государством в соответствии с критериями нового режима в данном случае навязанными французскими оккупантами за четыре года до того, как кадисским депутатам удалось создать форму самоуправления и концепцию национального суверенитета.

Военные кампании проходили, сменяя друг друга. На первоначальный успех испанской армии под командованием генерала Франсиско Хавьера Кастаньоса, который сумел одержать победу и взять в плен 19 июля 1808 года в битве при Байлене корпус французской армии, что стало первым крупным поражением сухопутных войск в наполеоновских войнах, ответил сам лично присутствующий на полуострове Император. Ещё одним из успехов военных кампаний стала оккупация обширной территории, оставившая незанятыми только несколько осаждённых анклавов таких, как защищенный английским флотом Кадис.

Города Сарагоса и Херона оказали сопротивление, достойное героического эпоса. Народное сопротивление в форме партизанской войны (Эль Эмпесинадо, Эспос и Мина) и наступление испанских, английских и португальских регулярных войск под командованием герцога Артура Веллингтона, заставили французскую армию сдать позиции и отойти назад (битва у холма Арапилес 22 июля 1812 года и битва при Витории 21 июня 1813 года). Последствия войны по количеству смертей, в том числе от голода, по масштабам разрушений оборудования и научной испанской инфраструктуры (в результате насилия, а в некоторых случаях — преднамеренно и с обеих сторон) были огромны. Уход в изгнание «офранцуженных» открыл цикл испанских политических ссылок, который в дальнейшем будет последовательно обновляться с каждым изменением режима вплоть до 1977 года[21].

Независимость Латинской Америки

В испанских колониях в Америке новости 1808 года вызвали общественную реакцию, только частично аналогичную той, которая наблюдалась на полуострове. Вакуум власти так же был заполнен созданием местных (муниципальных) хунт, которые так же были готовы отклониться в сторону более революционных позиций. Сложившаяся ситуация характеризовалась всё более очевидным стремлением к обретению независимости, выражаемым общественной группой креолов, которое достигло наивысшего подъёма в декларациях о независимости[22]. Для американских депутатов, которые в качестве представителей американских колоний участвовали в Кадисских кортесах, определивших в Конституции понимание единства испанской нации как воссоединение испанцев обоих полушарий, это положение не стало достаточно привлекательным для того, чтобы предотвратить поддерживаемое Англией движение за независимость по примеру ранее освободившихся Соединенных Штатов и Гаити, отказываясь от любого промежуточного решения, если только не подразумевалась полная независимость.

Введение испанских военных сил в центры борьбы за независимость не получило достаточно надёжной поддержки, особенно после военного заговора Рафаэля дель Риего в Кабесас-де-Сан-Хуан в январе 1820 года, который привлёк войска, предназначавшиеся для отправки в Латинскую Америку, к возникшему на полуострове внутреннему конфликту. Войска Симона Боливара из Венесуэлы и Хосе де Сан-Мартина из Аргентины поставили в безвыходное положение в Центральных Андах последнюю испанскую армию, сражавшуюся в Латинской Америке, которая в конечном итоге была разбита и взята в плен в битве при Аякучо 9 декабря 1824 года. Независимость Мексики и Центральной Америки осуществилась в автономной и относительно мирной форме, будучи утверждённой личным распоряжением Агустина де Итурбиде, получившего к тому времени титул императора. Только Куба и Пуэрто-Рико, кроме Филиппин, продолжали оставаться испанскими колониями, и эта ситуация сохранялась вплоть до 1898 года.

Правление Фердинанда VII (1814—1833)

Абсолютистское шестилетие (1814—1820)

Фердинанд VII был отпущен Наполеоном на родину (13 декабря 1813 года Наполеон особым договором в Валансе признал Фердинанда VII королём Испании и разрешил ему вернуться в страну); это означало прекращение военных действий со стороны Испании, что в будущем повлекло за собой потерю британской поддержки. Абсолютисты (или «сервили», как их называли либералы) идеологически организовались вокруг документа, известного под названием «Манифест персов», в котором они заклеймили либералов и Конституцию 1812 года и призывали короля к восстановлению общественно-политического и институционального положения, существовавшего до 1808 года. Они даже инсценировали непосредственную встречу короля с населением, во время которой несколько человек выпрягли лошадей из его кареты, чтобы везти его самим с криками: «Да здравствуют оковы!». Восприимчивый к этим идеям, Фердинанд объявил Конституцию и декреты Кадисских кортесов недействительными, и в течение шести лет правил без каких-либо ограничений. Начались активные политические преследования как либералов (большинство из которых были «фернандинос»), так и «офранцуженных».

Армия тоже не избежала политической чистки командного состава, король не мог доверять большей части армии, которая уже не была к тому времени сословной организацией, созданной при старом режиме, но, в основном, была сформирована из выдвинувшейся благодаря военным заслугам молодёжи — детей так называемых «сегундонес», которые в других обстоятельствах стали бы священнослужителями, или даже бывших священнослужителей, оставивших свое занятие, или партизан любого социального происхождения. Многие из тех, кто не отправился в изгнание, были заключены в тюрьму, сосланы или потеряли свои должности (как Эль Эмпесинадо). Большие надежды возлагались на восстановление такого института, как инквизиция, для осуществления и последующего усиления общественного контроля.

Единственной возможностью возобновления либерального революционного процесса был военный переворот, который неоднократно и каждый раз безуспешно пытались совершить в период правления Фердинанда VII, что привело к череде новых ссылок (Франциско Эспос-и-Мина). Видные политические деятели Хуан Диас Порлиер, Хоакин Видал и Луис Лейси-и-Готье или погибли в сражениях, или были арестованы и расстреляны.

Восстановление привилегий дворянства и духовенства усугубило банкротство системы налогообложения, которая превратилась в хроническую несостоятельность в отношении выплаты процентов по долгам и привела к невозможности компенсацию потери доходов от американских колоний. Часть финансовых средств король получил от продажи Флориды, осуществлённой под давлением США, средства были использованы для покупки у русского царя Александра I флотилии, которая предназначалась для отправки испанской армии в Америку. Задержка с отправкой экспедиции в результате плохого состояния этих кораблей (некоторые из них не были пригодны для дальнего плавания) явилась одной из причин концентрации дислоцированных вокруг Кадиса войск, которая превращалась во всё более опасный политический фактор.

Либеральное трёхлетие (1820—1823)

Экспедиционная армия не только не направилась для подавления освободительного движения в американские колонии Испании, но 1 января 1820 года именем Конституции и под командованием полковника Рафаэля Риего сама превратилась в революционную армию. После напряжённых событий были получены известия о восстании и присоединении к нему городов, снова организовавших хунты, в то время как король был вынужден оставаться в бездействии за отсутствием готовых его поддержать военных. В конце-концов, он присягнул на верность Конституции Кадиса со знаменитой фразой: «Вступим же все как один, и я буду первым из вас, на конституционный путь». Очевидное лицемерие и неискренность такой клятвы нашли свое отражение в тексте сатирической песни «Трагала» («Жри, собака»), которая превратилась в либеральный гимн.

В течение трёхлетнего периода Патриотические общества и пресса стремились добиться расширения либеральных принципов, в то время как Кортесы, избранные системой всеобщего косвенного избирательного права, вернули кадисское законодательство (упразднение майората и привилегий сеньора (сеньориальных прав), конфискация церковных земель, закрытие монастырей, отмена половины десятины), а также выполнили ключевую роль, которую им предоставила Конституция 1812 года во имя национального суверенитета, не принимая во внимание волю короля, от которого они не могли ожидать какого-либо институционального сотрудничества. Политический раскол в институциональном пространстве установился между деятелями 1812 года (исп. doceanistas) или умеренными либералами, сторонниками преемственности действующей Конституции (даже если это означало поддержание баланса сил с королём), и деятелями 1820 года (исп. veinteanistas) или либеральными «эксальтадос», сторонниками проекта новой Конституции, которая ещё больше усиливала доминирование законодательной власти и доводила реформы до максимальной степени революционного преобразования (некоторые из этой группы, меньшинство, были явно республиканскими). Первые правительства были сформированы умеренными либералами («модерадос») (Эваристо Перес де Кастро, Эусебио Бардахи Асара, Хосе Габриэль де Сильва-и-Базан — маркиз де Санта-Крус и Франсиско Мартинес де ла Роса). После вторых выборов, состоявшихся в марте 1822 года, в новых Кортесах, председателем которых был избран Риего, явно доминировали «эксальтадос». В июле того же года король предпринял попытку исправить политическую ситуацию в свою пользу, используя недовольство военных (восстание Королевской гвардии), которое было подавлено Национальной милицией в столкновении 7 июля на Пласа Майор, главной площади Мадрида.

После этого «эксальтадос» сформировали правительство, во главе 6 августа которого встал Эваристо Фернандес де Сан-Мигель.

Непродолжительность периода Либерального трёхлетия способствовала тому, что большую часть законодательных актов, принятых в течение этих трёх лет, не удалось претворить в жизнь (закон о пустошах и королевских землях, новая система пропорционального налогообложения и другие). Только такие вопросы, как целостность и сбалансированное развитие национального рынка, устранение внутренних таможенных пошлин и создание сильного протекционизма в сельском хозяйстве, имели определённую преемственность. Сюда же относится новый закон о разделении испанской территории на провинции, который, тем не менее, не был реально действующим вплоть до 1833 года.

События в Испании оказали очень большое влияние на страны Европы, особенно на Португалию и Италию (в которых происходили подобные революции, основанные на модели конспиративных тайных обществ, где главными действующими лицами были молодые военные, даже взявшие текст Конституции Кадиса в качестве образца), поэтому историография определяет весь процесс, как революцию 1820 года.

Абсолютистская реакция внутри страны проявилась в решительном сопротивлении значительной части духовенства (особенно классов высшего духовенства и чёрного духовенства), которое использовало недовольство части безземельных крестьян и способствовало заговору с очевидной поддержкой короля (так называемое Регентство Ургеля). Тем не менее, решающая сила пришла из-за рубежа: законопослушная, верноподданная и реакционная Европа времени Реставрации или Венского конгресса, убеждённая сторонница интервенционизма, не могла примириться с революционной заразой. Страны Священного союза, собравшиеся 22 ноября 1822 года на конгрессе в Вероне, приняли решение поручить французскому правительству направить в Испанию войска (которых называли «Сто тысяч сыновей Сан-Луиса») для восстановления абсолютной власти законного короля Испании.

Роковое десятилетие (1823—1833)

Возвращение абсолютизма принесло с собой возвращение к политическим репрессиям против либералов. Была создана политическая полиция, повешен Рафаэль дель Риего, а новая большая волна изгнанников покинула страну. Военные либеральных взглядов вновь обратились к практике тайных обществ, заговоров и государственных военных переворотов, которые снова были оплачены неудачами и казнями (Эль Эмпесинадо, Торрихос, Мариана Пинеда и другие). Доносы, затребованные полицией, дали место таким отвратительным персонажам, как мадридская «Тетушка Сплетница».

Однако, несмотря на название, присвоенное историографической наукой этому времени (в результате опыта пострадавших), интенсивность зловещих репрессий в это время была ниже, чем в течение абсолютистского шестилетия, и ослабление репрессий было очевидным по мере того, как десятилетний период подходил к концу. После исчезновения надежды на рождение наследника престола мужского пола (три брака короля были бездетными, в четвёртом браке появился первый ребёнок, но это была дочь Изабелла, родившаяся в 1830 году, второй была тоже девочка), большая часть двора — окружение королевы Марии-Кристины и наименее реакционные аристократы — оказали давление на всё более стареющего и болезненного короля, с тем чтобы отменить салический закон, препятствующий наследованию по женской линии. Наиболее абсолютистски настроенная часть дворянства и духовенства, собравшаяся вокруг брата короля Карлоса Марии Исидро, признавала салический закон оставшимся в силе, а Карлоса поэтому считала наследником престола. Сторонники королевы Марии-Кристины («кристинос») увидели в сближении с более умеренными представителями либералов наиболее приемлемый и обоснованный ход, и использовали такие меры привлечения либералов на свою сторону, как амнистия 1832—1833 годов, что позволило многим из них вернуться из ссылки. Между тем, карлистское повстанческое выступление (Война «пострадавших» или «недовольных») предварялось активной деятельностью, особенно в сельских районах, таких групп, как «апостолики»[23].

Абсолютистская камарилья (группа придворных, наиболее близкая к королевскому трону, круг которых постоянно менялся) оказалась неспособной разрешить неотложную ситуацию, особенно в то время, когда Испания потеряла доходы от колоний. Не было иного способа, как обратиться к просвещенным политическим деятелям. Именно благодаря их усилиям появились закон о горнодобывающей промышленности, протекционистские тарифы для промышленности, был принят Торговый кодекс (1829 год) и установлено разделение на провинции в рамках реформ Хавьера де Бургоса (1833 год). Несмелые экономические преобразования практически открывали дверь либерализму. Кроме того, сторонники абсолютизма не могли иметь внешнюю поддержку: революция 1830 года установила во Франции буржуазную монархию («король-гражданин» Луи-Филипп).

Правление Изабеллы II (1833—1868)

Регентства (1833—1843)

Регентство Марии-Кристины (1833—1840) и Первая Карлистская война

29 сентября 1833 года дочь Фердинанда VII Изабелла II, не достигнув трёхлетнего возраста, наследовала отцовскую корону при регентстве своей матери Марии-Кристины. Протест против нового закона о престолонаследовании со стороны карлистов означал начало гражданской войны, в которой оба противника представляли картину идеологического и социального разлома: с одной стороны — защитники старого режима, в-основном, духовенство, большая часть дворянства и крестьяне северной половины Испании; с другой — приверженцы нового режима, которые приблизительно состояли из среднего класса и городского населения (возглавляемые наиболее политически сознательными членами общества: около 13 000 изгнанников, получивших по новой амнистии разрешение вернуться, множество освобождённых заключённых, новые местные руководители, избранные в результате ноябрьских муниципальных выборов, и большая часть офицеров армии, которые получили доступ к ключевым постам в командном составе). Представители аристократии разделились в соответствии с критериями целесообразности, территориальной принадлежности и положения при дворе. Многие семьи оказались насильственно разъединены, а в большинстве районов стала очевидной географическая конфронтация городов, где были созданы хунты и проходил набор в либеральную Национальную милицию, окружённых сельской местностью, где вооружались отряды карлистов (настоящие добровольцы были распущены). Мобилизация населения с обеих противоборствующих сторон напоминала 1808 год — как в случае с явно революционным духом, так и в другом, с явно реакционным[24].

При дворе правительство более или менее либерального направления (Франсиско Сеа Бермудес — умеренный абсолютист, Франсиско Мартинес де ла Роса — умеренный либерал, Хуан Альварес Мендисабаль, Франсиско Хавьер де Истурис и Хосе Мария Калатрава — либеральные прогрессисты, которые ввели звание премьер-министра Испании вместо ранее употреблявшегося звания Госсекретаря), не добившись решительной победы в войне, столкнулось с серьёзными финансовыми трудностями, с которыми не могло справиться без конфискации церковных и монастырских земель, проводимой Мендисабалем и являвшейся очень важным решением: в то же время, когда были лишены основных экономических ресурсов социальные и идеологические враги нового режима (духовенство), произошло образование нового общественного класса земельных собственников различного социального происхождения — дворян, буржуазии и разбогатевших крестьян. Этот класс сформировался на юге Испании как настоящая земельная олигархия, чей капитал должен был использоваться в качестве платёжного средства на аукционах ценных бумаг по государственным займам, а девальвация сделала возможным восстановление международного кредита и финансовой устойчивости (гарантированная в будущем оплата налогов за землю, ранее обособленную от рынка и освобождённую от налогов и в настоящее время свободную, не отчуждаемую по «праву мёртвой руки»). Отмена сеньориального режима не означала (как это было во время Французской революции с её историческим указом о ликвидации феодализма от 4 августа 1789 года) социальной революции, которая дала бы крестьянам собственность. В отношении светских сеньоров путаница в различиях между родовыми владениями (исп. senorios solariegos) на основе безусловного права собственности и владениями, установленными в судебном порядке (исп. jurisdiccionales) давнего происхождения и невозможностью их документального подтверждения, привела к массовому юридическому признанию полного права собственности сеньоров, что лишь изменило их правовой статус и оставило незащищёнными перед свободным рынком в связи с упразднением института майората (то есть, они имели возможность продать или завещать свое имущество по собственной воле, но одновременно рисковали потерять его в случае плохого управления).

Антиклерикализм превратился в общественную силу всё возрастающей важности, которая могла проявляться в жестоких и насильственных действиях, начиная с убийства монахов 17 июля 1834 года в Мадриде (во время эпидемии холеры, которая возникла, по слухам, после с отравлением монахами источников)[25]. В следующем 1835 году получили широкое распространение поджоги и ограбления монастырей в нескольких районах Испании. Проводимая карлистской стороной антилиберальная борьба дошла до крайне жестоких насильственных мер (Рамон Кабрера по прозвищу «Тигр Маэстразго»).

В институциональном отношении управление осуществлялось в соответствии с уставом: Королевским статутом 1834 года, который не признавал ни национальный суверенитет, ни права или свободы, исключая только предоставленные королевской волей с введением сильных механизмов контроля народного представительства (двухпалатная система с многостепенной системой выборов, палата депутатов с очень высоким имущественным цензом — избирательное право получили лишь 0,15 % населения, и палата пэров с известным количеством членов, пожизненно назначаемых королём из аристократов и высшего духовенства)[26].

Документ оставался в силе до тех пор, пока бунт солдат Гранхи (12 августа 1836) вынудил королеву-регентшу Марию-Кристину восстановить действие Конституции 1812 года. В следующем году повторилась ситуация с возвращением к более консервативному тексту в Конституции Испании 1837 года, хотя и на основе революционных принципов национального суверенитета; было закреплено разделение полномочий между Кортесами и Короной, как институтами государственной власти, в пользу Короны, и поддерживалась двухпалатная система (с новыми названиями — «Конгресс» и «Сенат»). Несмотря на то, что впервые были введены прямые выборы, избирательная система продолжала быть благоприятной для самых богатых слоёв общества и избирательный ценз снизился лишь незначительно — 257 908 избирателей (2,2 % населения страны). Конфессионализм был заменён признанием обязательств по обеспечению потребностей католической церкви и священнослужителей исповедуемой испанцами католической религии[27]. В то время существовал раскол между умеренными либералами (многие из них, бывшие «эксальтадос» либерального трехлётия, эволюционировали в сторону консерватизма), как граф Торено, Алькала Гальяно и генерал Рамон Мария Нарваэс, которые пользовались доверием Марии-Кристины и в 1840 году сформировали правительство (Эваристо Перес де Кастро), и прогрессистами, как Хуан Альварес Мендисабаль, Салустиано Олосага и генерал Бальдомеро Эспартеро (лишёнными этого доверия, но чья политическая и военная поддержка была по-прежнему решающей)[28].

Карлисты остались без международной поддержки и без ресурсов, и генерал Рафаэль Марото согласился на прошедшие 31 августа 1839 года мирные переговоры с Эспартеро (известные сейчас, как «Объятия Вергары»), давая возможность карлистским военным деятелям интегрироваться в национальную армию. Подавляющая часть карлистского дворянства в большей или меньшей степени положительно восприняла новую ситуацию. Другое условие, определяющее новый режим (политический централизм) — противостоящий карлистскому признанию фуэрос, было смягчено для Страны Басков и Наварры (закон от 25 октября 1839 года вместо того, чтобы отменить фуэрос, конфирмовал их, несмотря на конституционное единство монархии)[29]. Приверженец карлизма Рамон Кабрера сопротивлялся ещё несколько месяцев.

Положение Марии-Кристины во время регентства было скомпрометировано с момента её вступления в 1833 году в тайный брак, заключённый с гвардейцем Агустином Фернандо Муньос-и-Санчесом, впоследствии получившим титул герцога Риансареса, с которым у неё было восемь детей. Личный авторитет и контроль над армией, которого добился генерал Эспартеро, позволили ему занять одну из ключевых позиций и фактически стать альтернативой монаршей власти. Попытки королевы-регентши привлечь его на свою сторону посредством пожалования титулов[30], и даже назначение премьер-министром, не помешали углублению глубоких расхождений между ней и генералом, в частности, по вопросу о роли Национальной милиции и автономии муниципалитетов; вопрос, который в конце-концов 15 июня спровоцировал отставку Эспартеро. Последующие восстания против Марии-Кристины, вспыхивавшие в самых крупных городах, привели её 12 октября 1840 года к отречению от престола и отказу от осуществления регентства и опеки над своими дочерьми (в том числе королевой Изабеллой) в пользу генерала Эспартеро.

Испанский романтизм

Интеллектуалы (на многих из них политические волнения и возвращения из ссылокк оказали плодотворное влияние) привили новый романтический стиль, который распространился на поэзию (Хосе де Эспронседа), театр (герцог Анхель Сааведра) и разнообразную, остроумную и талантливую прессу, разжигающую политические и литературные дискуссии, но чьё выживание всегда оказывалось под угрозой цензуры и экономической незащищённости. Среди многих известных представителей журналистики выделяются такие фигуры, как Альберто Листа, Мануэль Бретон де лос Эррерос, Серафин Эстебанес Кальдерон, Хуан Никасио Гальего, Антонио Рос де Олано, Рамон Месонеро Романос и, прежде всего, удивительный поэт и яркий публицист Мариано Хосе де Ларра, который смог воплотить события повседневной жизни и самые серьёзные проблемы в кратких и гениальных строках, получивших очень широкую известность («Возвращайтесь завтра, Писать в Мадриде — значит оплакивать, Здесь покоится половина Испании, она умерла от другой половины»). Похороны Ларры, покончившего жизнь самоубийством 13 января 1837 года, стали одним из самых особенных моментов испанской художественной жизни и ознаменовали появление нового имени в испанском романтизме в лице молодого Хосе Соррильи.

Регентство Эспартеро (1840—1843)

Регентство Эспартеро было утверждено Кортесами 8 марта 1841 года, где также высказывались мнения не только за единоличное регентство, но и за регентство трёх и пяти лиц.

Правительства прогрессистов приступили к применению закона о конфискации имущества (земель) белого духовенства, с гарантией со стороны государства поддержания приходов и семинарий. Они пытались создать национальную систему образования, в которой Церкви не отводилась бы господствующая роль, но, учитывая недостаток средств, реализация системы образования, соответствующей этому намерению, не была достигнута вплоть до второй половины века, что было уже при «модерадос» и неокатоликах. Образование граждан и создание национальной истории (в частности, посредством покровительства, оказываемого таким жанрам, как историческая живопись) может рассматриваться как одно из принципиальных требований построения либерального государства.

Компромисс, достигнутый в Вергаре в отношении фуэрос басков, был нарушен законом от 29 октября 1841 года, который отменил их в полном объёме[31].

Предпринимавшиеся попытки стимулировать экономическую деятельность, придерживаясь принципов свободной торговли, привлекли иностранные инвестиции (в основном английский, французский и бельгийский капитал) в такие отрасли, как горнодобывающая промышленность и финансы. Новые виды неравенства с неизбежностью породили так называемые социальные вопросы. Зарождающимся центром текстильной промышленности была Каталония, где уже возникло рабочее движение (принадлежащий братьям Бонаплата завод «Вапор» (El Vapor), открытый в 1832 году и пострадавший от нападения луддитского характера в 1835 году, которое по времени совпало с поджогами монастырей), ко времени продолжения процесса технологической модернизации (внедрение в производство хлопкопрядильных станков, приведшее в дальнейшем к конфликтам) получило значительную поддержку наиболее радикальной части либеральных прогрессистов — будущих демократов и республиканцев, ещё не использующих такие названия. Протекционистские интересы как работодателей, так и рабочих, превратили Барселону в центр постоянных протестов против Эспартеро, которые в конечном итоге переросли в массовое восстание. Регент выбрал самые жестокие репрессии, прибегнув 3 декабря 1842 года к безжалостному артиллерийскому обстрелу города и последующей казни руководителей восстания.

Враждебность политиков и военных (Мануэль Кортина, Хоакин Мария Лопес, генерал Хуан Прим), которой Эспартеро противостоял в своей безапелляционной манере разрешения не только этого, но и всех других конфликтов в его политической жизни (распустил Кортесы и правил практически диктаторским образом), делала его всё более изолированным. Выборы принесли победу фракции прогрессиста Салустиана Олосаги, в значительной мере критиковавшего Эспартеро. 11 июня военный переворот, совершённый коалицией высших чинов «модерадос» и прогрессистов (некоторые из них были главными действующими лицами в предшествующих государственных военных переворотах: Нарваэс, О’Доннелл, Серрано и Прим), получил поддержку большей части армии, включая даже войска, присланные самим Эспартеро для участия в сражении (Торрехон-де-Ардос, 22 июля), так что 30 июля 1843 года регент был вынужден эмигрировать в Англию, являвшуюся основным бенефициаром его экономической политики.

Совершеннолетие Изабеллы II (1843—1868)

Когда проблема обновления регентства стала очевидной, было принято решение, что королева Изабелла может быть объявлена совершеннолетней в возрасте 13 лет (10 ноября 1843 года) для самостоятельного осуществления своих обязанностей; это решение автоматически оказалось в полном соответствии со стремлениями умеренных консерваторов после периода политических интриг прогрессиста Салустиано Олосаги и вступившему в ряды «модерадос» Луиса Гонсалеса Браво, закончившегося торжеством Браво и изгнанием Олосаги. Произошёл даже неудавшийся военный переворот прогрессивного характера — восстание Боне в Аликанте, продлившееся с января по март 1844 года.

Умеренное десятилетие (1844—1854)

Пребывание генерала Рамона Нарваэса в качестве лидера умеренной партии и принятие им председательства в Совете министров 3 мая 1844 года положило начало эпохе политической стабильности, в которой оставшиеся в оппозиции прогрессисты не были допущены к государственному управлению, к властным постам, о которых договаривались в дворцовых камарильях.

13 мая 1844 года была создана Гражданская гвардия, военные силы размещены на территории в казармах для обеспечения законности и правопорядка, особенно в сельских районах. Гражданская гвардия создавалась в качестве однозначной противоположности Национальной милиции.

4 июля 1844 года была пересмотрена осуществленная Эспартеро отмена привилегий Страны Басков и Наварры, которые частично были восстановлены, хотя это и не коснулось таких вопросов, как закон о фуэрос, кодекс баскских законов, внутренние таможенные пошлины или избирательные процедуры[32].

Закон о муниципальных советах 1845 года строго ограничивал муниципальную автономию в пользу централизма, предоставив правительству право назначать мэров. В том же году была принята Конституция 1845 года, очень похожая на Конституцию 1837 года (60 из 77 статей были идентичными), но реформированная таким образом, что более соответствовала идеологии либерализма. Вместо национального суверенитета был установлен суверенитет, разделявшийся между Кортесами и королём, но с преимуществом короля, которому предоставлялись прерогативы в созыве и роспуске Палат без каких-либо ограничений. Был подтверждён католический конфессионализм Испании. Регулировались права граждан, которые были строго ограничены, в частности, свобода выражения ограничивалась цензурой на печатные издания (важнейший вопрос жизненной необходимости, с которым постоянно сталкивалась пресса в Испании). Была ликвидирована Национальная милиция. Созданная Законом о выборах 1846 года избирательная система на основе ограниченного избирательного права, осталась в большой степени олигархической, при наличии цензового барьера до 97 тысяч избирателей (мужчины старше 25 лет, с определённым уровнем дохода, что было выше, чем предполагалось до тех пор), 0,8 % от общей численности населения[33]. Правительство Хуана Браво Мурильо попыталось сделать так, чтобы была принята ещё более рестриктивная Конституция (текст был опубликован в «Гасета де Мадрид» (исп. Gaceta de Madrid) от 2 декабря 1852 года), но выраженная всем составом парламентариев сильная оппозиция привела к тому, что королева вынуждена была отказаться от проекта и повелела Браво Мурильо подать в отставку[34].

Конкордат 1851 года восстановил хорошие отношения со Святым Престолом. Папа признал Изабеллу II как королеву (она была награждена высшей папской наградой — Золотой розой), смирился с потерей церковного имущества и подтвердил такие права государства по отношению к церкви, как назначение епископов. В обмен на это испанское государство брало на себя обязательство содержать духовенство и культовые здания, обязавшись обеспечивать потребности белого духовенства, а также гарантировать католическое образование, в котором обучение на всех уровнях привязывалось к католическому вероучению, а церковь играла в нём решающую роль, как впрочем и в цензуре на печатные издания. Двор Изабеллы II превратился в истинный двор чудес из-за влияния, которое на королеву оказывали некоторые религиозные фигуры, такие как духовник королевы отец Антонио Кларет (Сан-Антонио Мария Кларет и пользовавшаяся славой «монахини со стигмами» сестра Патросинио). Слияние католической и традиционалистской идеологии с модерантизмом вызвало к жизни движение неокатоликов (маркиз де Вилума, Доносо Кортес Хуан, Хайме Балмес).

Политическая коррупция, включающая выдающихся финансистов (маркиз де Саламанка) и растущую королевскую семью (которую представляли королева и её супруг, её двоюродный брат Франсиско де Асис де Бурбон, её мать и отчим — Мария-Кристина со своим морганатическим супругом, которым было разрешено вернуться в 1844 году, а также чета Монпансье — сестра королевы со своим мужем, вступившие в брак в тот же самый день, что и сама королева, и обосновавшиеся в Испании с момента их изгнания из Франции после революции 1848 года), сопровождала зарождающийся подъём испанского капитализма, в то время как государственные финансы были упорядочены проведением налоговой реформы 1845 года, известной по имени её инициатора как «налоговая реформа Мон-Сантильяна». Более продуктивно, чем в потерпевшей неудачу испанской промышленной революции, экономическое развитие при отсутствии национального капитала сосредоточилось в банковской деятельности и финансовой поддержке компаний, базирующихся на источниках природных богатств (рост посевных площадей и введение в эксплуатацию многочисленных шахт), а также в начавшейся прокладке железнодорожных линий. Всё это происходило с большим участием иностранного капитала, с чередой громких скандалов, и в результате способствовало возвращению к власти прогрессистов[35].

Все возрастающую роль в управлении страной играла армия. В 1854 году после очередного мятежа Эспартеро вновь был назначен первым министром, однако недолго удержался на этом посту. Его преемник О’Доннел подавил несколько военных восстаний, отбил попытку карлистского претендента графа Монтемолина высадиться в Испании (1860), но также не мог удержаться у власти. Сменивший его генерал Нарваес, стоя во главе правительства, опирался на духовенство и преследовал либералов. Вскоре после его смерти в 1868 году в стране начался всеобщий мятеж, и Изабелла бежала во Францию.

Во главе временного правительства унионистов и прогрессистов встал Франсиско Серрано, первым делом упразднивший иезуитский орден и объявивший свободу печати и образования. Поскольку созванные кортесы не договорились о кандидатуре нового монарха, регентом стал Серрано. Авторитет Мадрида в северных провинциях был невысок — там активизировались карлисты и республиканцы.

Сын итальянского короля Амадей согласился принять испанскую корону, однако после двух лет продолжающейся анархии и открытой борьбы политических партий, поддерживаемых различными армейскими офицерами, он вернулся на родину в Италию. Кортесы провозгласили республику и избрали президентом Фигвераса, республиканца-федералиста, который стремился к расширению прав провинций и городов, дабы обеспечить их лояльность Мадриду. Вскоре Фигверас был смещен, от Мадрида отпал север страны, где власть захватили карлисты, и Андалузия, где группа радикальных федералистов сформировала собственное правительство. Войска Кастелара вернули контроль над Андалузией, однако вскоре он был низложен, к управлению страной вернулся Серрано, также низложенный спустя год. На этом история первой испанской республики закончилась.

Поскольку карлисты не пользовались популярностью, занять вакантный престол был приглашен старший сын Изабеллы Альфонсо.

Избрание Альфонса XII многим, особенно офицерам, казалось единственным спасением из хаоса. Согласившись с наиболее влиятельными лицами, генерал Мартинес Кампос 29 декабря 1874 года в Сегунто провозгласил Альфонса XII королем испанским.

Правление нового монарха было успешным — были разбиты карлисты, баскские земли лишены фуэросов, восстановлено централизованное управление страной. Началось приведения в порядок финансовой системы, были подавлены мятежи на Кубе и в северных провинциях Испании. Политически Испания в эти годы сблизилась с Германией и Австро-Венгрией в противовес Франции, вмешательство которой в испанские дела прекратилось. В эти годы в Испании начала развиваться промышленность и торговля, изменился облик крупнейших городов страны. Были проведены либеральные преобразования: введено всеобщее избирательное право и суд присяжных.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

21290. Діаграма станів 479.5 KB
  Діаграма станів Вступ Розглянута в попередній лекції діаграма класів є логічний модель статичного подання модельованої системи. Справа в тому що характеристика станів системи не залежить або слабко залежить від логічної структури зафіксованої в діаграмі класів. Тому при розгляді станів системи припадає на час відволіктися від особливостей її об'єктної структури і мислити зовсім іншими категоріями які утворюють динамічний контекст поведінки модельованої системи. Тому при побудові діаграм станів необхідно використовувати спеціальні...
21291. Діаграма діяльності 625.5 KB
  Діаграма діяльності Вступ При моделюванні поведінки проектованої або аналізованої системи виникає необхідність не тільки уявити процес зміни її станів але і деталізувати особливості алгоритмічної та логічної реалізації виконуваних системою операцій. Для моделювання процесу виконання операцій в мові UML використовуються так звані діаграми діяльності. Застосовувана в них графічного багато в чому схожа на нотацію діаграми станів оскільки на діаграмах діяльності також присутні позначення станів і переходів. Кожен стан на діаграмі діяльності...
21292. Діаграма послідовності 571.5 KB
  Іншими словами хоча повідомлення і має інформаційний зміст воно набуває додаткове властивість надавати направлений вплив на свого одержувача. Повідомлення зображуються у вигляді горизонтальних стрілок з ім'ям повідомлення і також утворюють порядок за часом свого виникнення. Іншими словами повідомлення розташовані на діаграмі послідовності вище ініціюються раніше тих що розташовані нижче. Графічне зображення актора рекурсії та рефлексивного повідомлення на діаграмі послідовності 2.
21293. Методологія обєктно-орієнтованого аналізу і проектування ПЗ. Мова UML 72.5 KB
  Мова UML Зіставлення і взаємозв'язок структурного та об'єктноорієнтованого підходів Граді Буч сформулював головне достоїнство об'єктноорієнтованого підходу ООП наступним чином: об'єктноорієнтовані системи більш відкриті і легше піддаються внесенню змін оскільки їх конструкція базується на стійких формах. Буч відзначив також ряд наступних переваг ООП: об'єктна декомпозиція дає можливість створювати програмні системи меншого розміру шляхом використання загальних механізмів що забезпечують необхідну економію виразних засобів. Системи...
21294. Структурний підхід до проектування інформаційних систем 477 KB
  Основними з цих принципів є наступні: принцип абстрагування полягає у виділенні істотних аспектів системи і відволікання від несуттєвих; принцип формалізації полягає в необхідності суворого методичного підходу до вирішення проблеми; принцип несуперечності полягає в обгрунтованості та узгодженості елементів; принцип структурування даних полягає в тому що дані повинні бути структуровані і ієрархічно організовані. Кожній групі засобів відповідають певні види моделей діаграм найбільш поширеними серед яких є наступні: SADT...
21295. Мета та завдання дисципліни 88.5 KB
  CASEтехнологія являє собою методологію проектування ІС а також набір інструментальних засобів що дозволяють в наочній формі моделювати предметну область аналізувати цю модель на всіх етапах розробки і супроводу ІС і розробляти програми відповідно до інформаційними потребами користувачів. Поняття моделі та моделювання Модель це об'єкт або опис об'єкта системи для заміщення однієї системи оригіналу іншою системою для кращого вивчення оригіналу або відтворення будьяких його властивостей. Слово модель лат. При моделюванні...
21296. Діаграма варіантів використання (use case diagram) 504 KB
  Діаграма варіантів використання use case diagram Вступ Візуальне моделювання в UML можна уявити як певний процес поуровневого спуску від найбільш обший і абстрактної концептуальної моделі вихідної системи до логічної а потім і до фізичної моделі відповідної програмної системи. Для досягнення цих цілей спочатку будується модель у формі так званої діаграми варіантів використання use case diagram яка описує функціональне призначення системи або іншими словами те що система буде робити в процесі свого функціонування. Діаграма...
21297. Життєвий цикл програмного забезпечення 1.58 MB
  Життєвий цикл програмного забезпечення Одним з базових понять методології проектування ІВ є поняття життєвого циклу її програмного забезпечення ЖЦ ПЗ. Структура ЖЦ ПЗ за стандартом ISO IEC базується на трьох групах процесів: основні процеси ЖЦ ПЗ придбання поставка розробка експлуатація супровід; допоміжні процеси які забезпечують виконання основних процесів документування управління конфігурацією атестація оцінка аудит рішення проблем; організаційні процеси управління проектами створення інфраструктури проекту...
21298. Моделювання за допомогою методу Баркера 243 KB
  З їх допомогою визначаються важливі для предметної області об'єкти сутності їх властивості атрибути і відношення один з одним зв'язки. Графічне зображення сутності Кожна сутність повинна мати унікальний ідентифікатор. Кожен екземпляр сутності повинен однозначно ідентифікуватися і відрізнятися від всіх інших примірників даного типу сутності. Одна і та ж інтерпретація не може застосовуватися до різних імен якщо тільки вони не є псевдонімами; володіє одним або декількома атрибутами які або належать сутності або успадковуються через...