41423

ВОССТАНОВЛЕНИЕ НАРУШЕННЫХ ПРАВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Цель работы состоит в изучении и анализе теоретических положений, норм института восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства, в том числе признанных незаконно или необоснованно подвергнутыми уголовному преследованию или осуждению, а также правоприменительной практики

Русский

2014-11-26

350 KB

0 чел.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА


ВОССТАНОВЛЕНИЕ НАРУШЕННЫХ ПРАВ
УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА


Содержание

[1] Содержание

[2]
Введение

[3]
1. Механизм восстановления нарушенных прав
участников уголовного судопроизводства

[4] 1.1. Право потерпевшего на обжалование действий и решений должностных лиц и государственных органов и его гарантии

[5] 1.2. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) на объективное
и беспристрастное расследование уголовного дела

[6] 1.3. Восстановление прав и охрана интересов иных участников уголовного судопроизводства в РФ

[7]
2. Реабилитация, как способ восстановления нарушенных прав
в уголовном процессе

[8] 2.1. Субъекты права на возмещение вреда, причиненного личности
в уголовном процессе незаконными или необоснованными действиями
и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

[9] 2.2. Порядок возмещения вреда, причиненного личности незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением

[10]
3. Гражданский иск как способ восстановления нарушенных прав

[11] 3.1. Процессуальный статус гражданского истца и гражданского ответчика

[12] 3.2. Основания и порядок заявления исковых требований в уголовном процессе

[13]
Заключение

[14]
Список использованных источников и литературы


Введение

Актуальность темы.

Построение в Российской Федерации правового государства предполагает усиление гарантий прав, свобод и законных интересов граждан. В сфере уголовного судопроизводства данное положение имеет особое значение, поскольку расследование и рассмотрение уголовных дел сопряжено с ограничением свободы и неприкосновенности личности, вторжением в частную жизнь граждан, применением мер процессуального принуждения. К сожалению, следственная и судебная практика, как и всякая другая деятельность человека, не застрахована от ошибок и злоупотреблений. Необоснованное или незаконное уголовное преследование и осуждение, как правило, сопряжены для пострадавших с душевными муками, нравственными переживаниями, материальными лишениями. Задача состоит в том, чтобы свести такие ошибки до минимума, а уж если в конкретном случае ошибка допущена, то необходимо рассматривать ее как чрезвычайное происшествие, публично признать ошибку и незамедлительно предпринять все меры для реабилитации невиновного, и в процессе ее осуществления возместить вред, причиненный незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением. Публичный характер уголовно-процессуальной деятельности и причиняемого в ее сфере вреда предполагает и публичную ответственность государства перед своими гражданами. Российское государство приняло на себя такую ответственность, провозгласив право граждан на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и их должностных лиц (ст. 53 Конституции Российской Федерации).

Несомненным достоинством Уголовно-процессуального кодекса, вступившего в действие с 1 июля 2002 года, является возведение в ранг принципа положения о том, что уголовное судопроизводство в Российской Федерации имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. В УПК РФ впервые развернуто изложен институт реабилитации жертв незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности (гл. 18 УПК РФ). Однако анализ норм УПК Российской Федерации, касающихся института реабилитации, позволяет говорить о наличии определенных вопросов и противоречий, требующих своего разрешения. Практическое применение данных норм также свидетельствует о том, что они не лишены недостатков и зачастую малоэффективны в обеспечении субъективного права реабилитируемого на компенсацию вреда.

Цель работы состоит в изучении и анализе теоретических положений, норм института восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства, в том числе признанных незаконно или необоснованно подвергнутыми уголовному преследованию или осуждению, а также правоприменительной практики, и определении на основе этого путей совершенствования законодательного регулирования и практики применения рассматриваемого института.

Эта цель определила задачи исследования: рассмотреть основные положения уголовно-процессуального института восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства; проанализировать и обобщить действующее законодательство, регулирующее вопросы реабилитации и связанные с ней вопросы возмещения вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением, а также практику его применения; рассмотреть вопросы, касающиеся состава субъектов права на реабилитацию и субъектов права на возмещение вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением; определить специфику осуществления права на гражданский иск, как один из способов восстановления нарушенных прав; сформулировать предложения, направленные на совершенствование законодательного регулирования реабилитации в уголовном процессе и связанного с ней возмещения вреда.

Объектом работы являются правоотношения, возникающие между государством в лице органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу и гражданином, в связи с реализацией им права на восстановление нарушенных прав, в том числе и входящего в его структуру права на возмещение имущественного вреда и устранение последствий морального вреда.

Предметом исследования являются: правовое регулирование механизма реализации реабилитируемыми права на возмещение государством вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением, а также иными процессуальными нарушениями.

Автором применялся общий диалектический метод научного познания, а также частные научные методы: исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, конкретно-социологический, статистический, логический.

В аспекте рассматриваемых вопросов изучены работы по уголовному процессу, гражданскому праву (в части компенсации вреда) и других отраслей права. В работе использованы положения Конституции Российской Федерации, уголовно-процессуального и гражданского законодательства России, постановления Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда России.


1. Механизм восстановления нарушенных прав
участников уголовного судопроизводства

1.1. Право потерпевшего на обжалование действий и решений должностных лиц и государственных органов и его гарантии

Рассматриваемое процессуальное правомочие потерпевшего имеет конституционную основу. Конституция РФ1 установила право каждого гражданина требовать восстановления нарушенных должностными лицами и государственными органами прав и защиты необоснованно ограниченных законных интересов. В уголовном судопроизводстве это право конкретизировано рядом процессуальных норм. Прежде всего, в УПК РФ2 право на обжалование процессуальных действий и решений имеет статус процессуального принципа – ст. 19 УПК РФ. Порядок обжалования любых действий (бездействия) должностных лиц и государственных органов, которые так или иначе нарушают права граждан, регулируется гл. 16 УПК РФ. В содержание этого процессуального института входит право на обжалование действий (бездействия) должностных лиц органов расследования в стадии предварительного расследования, реабилитация лиц, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности и т.д. Отдельное процессуальное регулирование имеет право на обжалование судебных решений, постановленных судом первой и последующих инстанций.

Для каждого вида обжалования существуют свои процессуальные правила. В соответствии с гл. 16 УПК РФ обжалованию в досудебном производстве подлежат любые действия (бездействие) должностных лиц или государственных органов, которые привели к нарушению прав или ограничению законных интересов граждан. Заявитель вправе обращаться за защитой нарушенных прав в рамках досудебного производства либо к прокурору, либо в суд, которому подсудно уголовное дело, в связи с которым находятся обжалуемые действия органов расследования. Обжалование судебных решений, вынесенных в этом порядке, осуществляется в вышестоящую судебную инстанцию. Судебные решения, вынесенные по существу уголовного дела или в связи с его производством, обжалуются путем подачи жалоб в вышестоящую судебную инстанцию. Потерпевший вправе обжаловать любые действия (бездействие) должностных лиц и государственных органов, которые, по его мнению, нарушают его права или ущемляют законные интересы, в том числе:

– отказ в принятии сообщения о преступлении (ч. 5 ст. 144 УПК РФ);

– отказ в возбуждении уголовного дела (ч. 5 ст. 148 УПК РФ) и др3.

Рассмотрим более подробно порядок реализации и средства процессуального обеспечения некоторых из прав потерпевшего в данной области.

Право потерпевшего обжаловать решения о возбуждении уголовного дела. Анализ комплекса правовых предписаний, касающихся обжалования стадии возбуждения уголовного дела дает основание для вывода о том, что решения органов расследования, принятые в этой стадии уголовного процесса, подлежат обжалованию заинтересованными лицами, а также иными субъектами (например, заявителем). В частности, ч. 2 ст. 145 УПК РФ говорит о том, что любое решение, принятое в стадии возбуждения уголовного дела, должно быть доведено до сведения заявителя. При этом заявителю разъясняется его право обжаловать это решение. При этом не конкретизировано, какое именно из перечисленных в ч. 1 ст. 145 УПК РФ решений может быть обжаловано. Общая формулировка, содержащаяся в ст. 125 УПК РФ, определяющая общий предмет обжалования в досудебном производстве, позволяет говорить о том, что решение о возбуждении уголовного дела может быть обжаловано потерпевшим. Этому выводу противоречит то обстоятельство, что право обжалования постановления о возбуждении уголовного дела прямо не предусматривается уголовно-процессуальным законом, в отличие от обжалования решения органов расследования об отказе в возбуждении уголовного дела, порядок которого подробно предусмотрен. Однако следует исходить из того, что совокупности ст. 125 и ст. 145 ч. 2 УПК РФ достаточно признания существующим права потерпевшего обжаловать решение органов расследования о возбуждении уголовного дела. Поэтому данное право должно быть разъяснено потерпевшему, и в необходимых случаях он может его реализовать.

Право обжаловать постановление о прекращении производства по уголовному делу предусмотрено в ст. 213 УПК РФ. Это право потерпевшего обеспечивается обязанностью следователя вручить или направить копию данного постановления потерпевшему, котором должен быть разъяснен порядок обжалования решения о прекращении производства по уголовному делу.

В ст. 239 УПК РФ предусмотрен порядок и основания прекращения уголовного дела в стадии подготовки судебного разбирательства. Здесь необходимо отметить, что «закон недостаточно полно предусмотрел обязанности судьи, которые обеспечивают право потерпевшего обжаловать его решение о прекращении производства по уголовному делу. В частности, не предусмотрено, что в постановлении судьи должен быть указан порядок обжалования данного решения, что представляется пробелом, нуждающимся в устранении»4.

Порядок обжалования решения органов расследования возможен в двух формах. Первая предполагает обращение к прокурору и складывается из следующих этапов:

– обращение с жалобой лично либо направление ее по почте;

– рассмотрение жалобы прокурором в течение трех, а в случаях, указанных в ч. 1 ст.124 УПК РФ, в течение десяти суток; при этом заявитель должен быть поставлен в известность об увеличении срока рассмотрения жалобы и его причинах;

– вынесение прокурором постановления об удовлетворении, отказе в удовлетворении или частичном удовлетворении жалобы;

– уведомление заявителя о принятом прокурором решении5.

В соответствии с ч. 1 ст. 124 УПК РФ прокурор вправе при рассмотрении жалобы истребовать дополнительные материалы либо осуществить иные меры для установления обоснованности жалобы и достоверности сообщаемых сведений: вызвать заявителя для получении от него пояснений, вызвать соответствующее должностное лицо органа расследования для дачи объяснений, истребовать необходимые материалы уголовного дела и т. д.

Судебный порядок обжалования предусмотрен ст. 125 УПК РФ. Жалоба на действия (бездействие) и решение должностных лиц рассматривается судом по месту предварительного расследования в течение 5 суток со дня поступления жалобы. Судебное заседание проводится по общим правилам, т.е. в соответствии с требованиями, предъявляемыми к судебному разбирательству в первой и иных судебных инстанциях. При этом «судья не имеет права принимать какие-либо решения, которые могут предвосхитить итоговое решение по сути предъявленного обвинения»6.

В судебном заседании заявитель обосновывает свои требования. Другие заинтересованные лица, принимающие участие в рассмотрении жалобы, вправе поддержать либо опровергнуть его требования или доводы.

Суд при принятии жалобы к своему производству уведомляет о ее поступлении соответствующих должностных лиц, которые обязаны представить в суд доказательства, подтверждающие законность и обоснованность обжалуемых действий либо решений. Образуется совокупность материалов – отдельное производство по жалобе. С этими документами вправе знакомиться каждый заинтересованный участник. Для предотвращения распространения сведений, составляющих тайну предварительного расследования, судья вправе взять от участников подписку о неразглашении данных, ставших им известными из материалов отдельного производства, и предупредить их о возможности привлечения к уголовной ответственности за нарушение этого правила.

В ходе судебного заседания ведется протокол, с которым можно впоследствии ознакомиться.

В результате рассмотрения жалобы судья вправе:

– удовлетворить жалобу полностью или в определенной части, обязав орган расследования отменить решение, признанное незаконным, либо внести в него необходимые изменения;

– отказать в ее удовлетворении.

При оглашении решения судья обязан разъяснить сторонам право обжалования этого решения в вышестоящую судебную инстанцию.

В последующих стадиях уголовного судопроизводства право обжалования решения о прекращении производства по делу регулируется ст. 254, 355 УПК РФ и др.

Право обжалования приговоров потерпевшим предусмотрено п. 19 ч. 2 ст. 42 УПК РФ. Более конкретные предписания о реализации этого права потерпевшим закреплены в гл. 43-45, 48, 49 УПК РФ. Процессуальным средством обеспечения выступает обязанность суда первой инстанции уведомить потерпевшего: 1) о наличии у него права обжаловать приговор, что предусмотрено в ч. 3 ст. 309 УПК РФ; 2) о порядке его реализации, в том числе о сроках; 3) об особенностях обжалования в необходимых случаях (например, по делам, рассмотренным в особом порядке или с участием присяжных заседателей – ст. 317, п. 4 ст. 351, ч. 2 ст. 379 УПК РФ).

В качестве гарантий этого права можно назвать обязанность вышестоящего суда принять к рассмотрению жалобу потерпевшего, если она соответствует требованиям ст. 363 и 375 УПК РФ.

Потерпевший вправе обжаловать также решения вышестоящего суда. Это право предусмотрено ч. 4 ст. 354, ст. 402 УПК РФ. Следует отметить, что право обжалования приговоров и иных судебных решений потерпевшие используют довольно активно. Так, статистика свидетельствует, что «по 35% уголовных дел, поступающих на рассмотрение вышестоящих судов, имеются жалобы потерпевших. Например, по уголовному делу потерпевшая просила отменить приговор суда, считая, что суд незаконно признал протокол опознания ею подсудимого на предварительном следствии недопустимым доказательством. Она также указала, что в судебном разбирательстве была нарушена состязательность сторон, поскольку суд удовлетворял все ходатайства защиты и отклонял ходатайства государственного обвинителя, по мнению потерпевшей, необоснованно»7. Данное право потерпевший может реализовать для защиты интересов как своих, так и других участников. Например, потерпевший Ш. в кассационной жалобе просил об изменении приговора и применении к осужденному А. условного осуждения, ссылаясь на то, что он, Ш., сам спровоцировал конфликт, осужденный осознал свою вину и возместил потерпевшему моральный вред. Суд изменил приговор, назначив осужденному условную меру наказания8.

Потерпевший имеет право подавать возражения на апелляционные и кассационные жалобы и представления, что предусмотрено ст. 358 УПК РФ. Данное право гарантируется обязанностью суда известить потерпевшего о поданных жалобах и представлениях и о наличии права подавать возражения на эти жалобы или представления. Это право реализуется потерпевшими довольно редко. «По данным, полученным в ходе обобщения судебной практики, выявлены возражения потерпевших (или их представителей) в 18% случаев обжалования приговоров либо иных судебных решений. Например, адвокат в интересах потерпевшего подал возражения на кассационные жалобы осужденных об отмене приговора и обосновывал необходимость оставления приговора в силе как законного, обоснованного и справедливого судебного решения»9.

1.2. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) на объективное
и беспристрастное расследование уголовного дела

Отвод представляет собой своего рода жалобу, предмет которой – неправомерное участие в деле того или иного лица.

Право подозреваемого, обвиняемого на заявление отводов (п. 5 ч. 4, ст. 46; п. 5 ч. 4 ст. 47 УПК РФ) является элементом права на защиту и дает ему возможность требовать от лиц, производящих расследование по делу, беспристрастного и объективного отношения к себе и к материалам уголовного дела.

Более подробно об основаниях для заявления отводов говорится в ст. 61-73 УПК РФ, в соответствии с которыми подозреваемый и обвиняемый могут заявить отвод следователю, лицу, производящему дознание, эксперту, специалисту, переводчику, адвокату, представителю потерпевшего, представителю гражданского истца и гражданского ответчика.

УПК РСФСР10 (ст. 59, 67) запрещал участвовать в деле в качестве эксперта лицу, которое участвовало в данном деле в качестве специалиста.

Согласно действующему сейчас УПК РФ предыдущее участие лица в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не служит основанием для его отвода (п. 1 ч. 2 ст. 70). Тем самым законодатель изменил уголовно-процессуальную политику при разрешении отводов, что является правильным.

Представляется, что закон должен предоставить возможность заявления отвода начальнику органа дознания, так как дознаватель является процессуально-зависимой фигурой от своего начальника, и предусмотреть право на отвод начальника следственного отдела.

Для усиления гарантии права на заявление отводов участниками уголовного процесса и с целью избежания в будущем неверного толкования закона целесообразно в законе закрепить положение о том, что в тех случаях, когда процессуальные действия проводятся лицом, имеющим право на производство таких действий, но подлежащим отводу, то доказательства, полученные в результате производства этих следственных действий, признаются недопустимыми.

Процессуальной гарантией в данном случае выступает требование уголовно-процессуального закона об обязательности рассмотрения ходатайств, заявленных участниками уголовного процесса, своевременном их разрешении и уведомлении заявителя о принятом по ходатайству решении. Последствием несоблюдения этого требования уголовно-процессуального закона выступает право участника уголовного судопроизводства обжаловать действия и решения должностных лиц и государственных органов11.

Обжалование в ходе досудебного производства в теории уголовного процесса принято рассматривать как «процессуальный институт, устанавливающий в соответствии с законом порядок подачи, приема и разрешения жалоб на решения, действия (бездействие) органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания, которыми допущены нарушения гарантированных субъективных прав и законных интересов граждан»12.

Право приносить жалобы на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора является одним из способов защиты подозреваемым своих прав и законных интересов. В свою очередь это право обеспечивает реализацию иных процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, поскольку основанием его реализации являются случаи нарушения либо неправомерного (представляющегося неправомерным) ограничения прав и свобод граждан.

Жалоба подозреваемого (обвиняемого) представляет собой «официальное заявление соответствующему прокурору или суду с просьбой об устранении конкретной несправедливости, допущенной в отношении него органом расследования или прокурором»13.

УПК не ограничивает круга действий или решений, которые могут быть обжалованы прокурору либо в суд. Обжаловать можно любые действия, производимые в процессе расследования, и принимаемые в связи с этим решения. При этом жалоба может быть подана в любой момент расследования.

По данным исследования А.В. Тямкина, из 709 жалоб участников уголовного процесса только 1 % составляют жалобы подозреваемых. Такое положение А.В. Тямкин объясняет, прежде всего, кратковременностью пребывания лица в статусе подозреваемого, а также тем, что должностные лица вопреки требованиям закона не разъясняют подозреваемым их права на обжалование действий и решений должностных лиц и государственных органов либо не обеспечивают реальной возможности его реализации14.

По действующему законодательству жалобы граждан на действия и решения следователя рассматриваются прокурором и судом (ст. 124, 125 УПК РФ).

Гарантией быстрого разрешения жалобы по существу является установленный законом срок и обязанности должностных лиц рассмотреть жалобу в этот срок.

В УПК РФ предусматривается обязанность администрации мест предварительного заключения немедленно направлять в суд или прокурору адресованные им жалобы лиц, подозреваемых, обвиняемых, содержащихся под стражей (ст. 126).

В УПК РФ значительно усиливаются гарантии прав жалобщика.

Рассматривая жалобу, прокурор или судья обязаны всесторонне проверить изложенные в ней доводы, истребовать дополнительные материалы, а при необходимости получить от заявителя пояснения относительно обжалуемых действий и решений.

По УПК РФ прокурор в течение 3 суток обязан рассмотреть жалобу. В исключительных случаях допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток. О принятом решении прокурор обязан уведомить заявителя (ст. 124 УПК РФ).

Увеличение срока рассмотрения жалоб очень актуально в настоящее время, поскольку количество жалоб по уголовным делам, поступающих в органы прокуратуры, резко возросло.

В последние годы (2004-2005 гг.) в органах прокуратуры г. Москвы ежегодно разрешалось от 400 до 550 жалоб, а в 1989-1990 гг. – 220-260 жалоб, а. При этом удовлетворяются примерно 2 % жалоб. В ряде случаев в результате рассмотрения жалобы на действия органов расследования возбуждаются уголовные дела в отношении дознавателей или следователей15.

В большинстве случаев срок 3 суток недостаточен для проведения полной проверки, что нередко приводит к поверхностному рассмотрению жалоб и поспешному отказу в их удовлетворении. Поэтому срок рассмотрения жалоб, указанный в УПК РФ, способствует более полной и всесторонней их проверке. В ч. 3 ст. 124 УПК РФ указывается, что лицо, подавшее жалобу, в установленном законом порядке должно быть уведомлено о принятом решении.

Материалы проверки и разрешения жалоб находятся в надзорном производстве прокурора, а в материалах уголовного дела часто нет упоминаний о том, что в ходе предварительного расследования были поданы жалобы на действия и решения органа дознания, следователя и прокурора. Поскольку жалоба служит индикатором нарушения законности и способом защиты прав подозреваемого, то отсутствие жалобы и материалов проверок в уголовном деле создает иллюзию, что в ходе досудебного производства нарушений прав подозреваемого, обвиняемого, а равно других нарушений законности допущено не было.

Поэтому было бы логично, чтобы жалобы участников процесса вместе с материалами их проверок приобщались к уголовному делу. Это будет способствовать соблюдению прав и законных интересов заявителей, предотвращению появления аналогичных жалоб и будет реально отражать действительность. Предложения об этом выдвигались В.Л. Будниковым16.

Конституция РФ каждому гарантирует судебную защиту его прав и свобод (ч. 1 ст. 46). Ч. 2 ст. 46 конкретизирует это положение и устанавливает, что решения и действия (бездействие) органов власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

В этой связи заслуживает внимания УПК РФ (ст. 125), в котором предусматривается возможность обжалования в суд постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного процесса либо затруднить доступ граждан к правосудию.

По смыслу данной нормы получается, что практически каждое действие и решение дознавателя, органа дознания, следователя или прокурора, нарушающее права и свободы человека и гражданина, может быть обжаловано в суд17. Тем самым в УПК РФ полностью нашло отражение конституционное положение о судебной защите прав и свобод граждан ( ст. 46 Конституции РФ).

1.3. Восстановление прав и охрана интересов иных участников уголовного судопроизводства в РФ

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УПК РФ свидетель – это физическое лицо, которое предположительно имеет какие-либо сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, либо иных существенных для уголовного дела обстоятельств.

Фактическим основанием наделения гражданина статусом свидетеля является предположение органов расследования о наличии у этого гражданина сведений об обстоятельствах совершения преступления. Процессуальным основанием того, что гражданин ставится в положение свидетеля, служит его вызов для дачи показаний. Документально этот факт оформляется повесткой, направляемой гражданину, в которой указывается, что он должен явиться для дачи показаний в качестве свидетеля.

Уголовно-процессуальный закон не связывает наделение гражданина статусом свидетеля с его незаинтересованностью в исходе дела, за исключением одного случая. При производстве некоторых следственных действий, перечисленных в ст. 170 УПК РФ, необходимо участие понятых, которые в дальнейшем производстве по уголовному делу могут привлекаться как свидетели. Но незаинтересованность в данном случае является качеством не свидетеля, а первоначального статуса понятого.

Общий процессуальный статус свидетеля включает все те же права и их гарантии, которыми располагают любые участвующие в производстве по уголовным делам субъекты. К ним относятся: право на неприкосновенность жилища, личности, тайну личной жизни, переписки, право пользоваться любым языком для дачи показаний, обжаловать действия (бездействие) органов расследования и суда и др.

Отраслевой процессуальный статус свидетеля определяется такой процессуальной функцией, как оказание помощи органам расследования и суду в установлении обстоятельств совершения преступления либо связанных с ним событий. Поэтому его отраслевой процессуальный статус складывается из таких прав, которые необходимы для ее выполнения. Эти права во многом повторяют права иных участников уголовного судопроизводства. Например, право пользоваться услугами переводчика бесплатно. Однако в некоторых случаях имеется несоответствие в регулировании отраслевых процессуальных статусов субъектов. Так, в п. 4 ч. 4 ст. 56 УПК РФ закреплено право свидетеля заявлять отвод переводчику. В ст. 42 УПК РФ, определяющей статус потерпевшего, такое право отсутствует. Можно ли говорить, что у потерпевшего этого права нет и оно составляет особенность статуса свидетеля? Как представляется, потерпевший вправе заявить отвод переводчику, если переводчик, по мнению потерпевшего, не справляется со своими обязанностями либо по иным причинам не может участвовать в уголовном судопроизводстве по данному уголовному делу. Отсутствие же в законе специальной нормы об этом праве потерпевшего можно расценить как пробел.

К числу особенностей процессуального статуса свидетеля следует отнести предусмотренное действующим уголовно-процессуальным законом право пользоваться квалифицированной юридической помощью при даче показаний. Это право свидетеля закреплено в ч. 5 ст. 189 УПК РФ. Его реализация возможна при соблюдении нескольких условий. Если свидетель считает, что ему может понадобиться квалифицированная юридическая помощь при даче показаний, то он должен самостоятельно принять меры к обеспечению участия адвоката в соответствующем следственном действии. В уголовно-процессуальном законе прямо закреплено лишь то обстоятельство, что если свидетель явился со своим адвокатом, то следователь обязан допустить адвоката к участию в допросе. В тех случаях, когда необходимость в юридической помощи возникла у свидетеля по ходу допроса, он не сможет ею воспользоваться, поскольку уголовно-процессуальный закон не предусматривает его права требовать от следователя вызова адвоката для участия в допросе. Соответственно не предусматривается и обязанность следователя удовлетворять такую просьбу свидетеля.

Для оказания помощи свидетелю адвокат может быть привлечен только при наличии соответствующего подтверждения его полномочий18.

Действующий уголовно-процессуальный закон предусматривает, что свидетель вправе воспользоваться помощью адвоката только при участии в допросе (ч. 5 ст. 189 УПК РФ). Однако свидетель может быть привлечен к участию в иных следственных действиях, например, очной ставке, проверке показаний на месте, подвергнут экспертизе (для этого требуется согласие свидетеля – ст. 195 УПК РФ, но это обстоятельство не делает менее актуальной потребность в квалифицированной юридической помощи). Для более полного обеспечения прав и охраны интересов в уголовном судопроизводстве лиц, привлекаемых в качестве свидетелей по уголовным делам, необходимо предусмотреть в уголовно-процессуальном законе правила реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи при их участии в любых процессуальных действиях в рамках уголовного судопроизводства. Для этого необходимо в ст. 56 УПК РФ указать на наличие права свидетеля пользоваться квалифицированной юридической помощью в каждом случае, когда возникает соответствующая необходимость.

Одним из важнейших средств обеспечения защиты прав свидетеля (а также потерпевшего и иных лиц) является возможность применения мер безопасности. Эти меры могут быть реализованы в следующем порядке:

– свидетель (потерпевший) сообщает о возникшей угрозе для его жизни, здоровья, сохранности имущества либо угрозе для его близких и заявляет ходатайство о применении мер охраны;

– следователь либо иные органы расследования, суд обязаны принять меры к выяснению достоверности полученного сообщения, в частности, провести некоторые процессуальные действия: допрос свидетеля (потерпевшего) относительно обстоятельств появления угрозы, контроль и запись переговоров свидетеля (потерпевшего) или иных лиц в порядке, установленном ст. 186 УПК РФ;

– органы расследования осуществляют выбор и принятие конкретных мер защиты свидетеля (потерпевшего).

В законе предусмотрены меры защиты как локального, так и общего характера. Например, в соответствии с ч. 8 ст. 193 УПК РФ опознание может быть проведено при отсутствии визуального контакта между опознаваемым и опознающим. В дальнейшем производстве по уголовному делу меры безопасности могут более не потребоваться.

Меры безопасности могут применяться на всем протяжении производства уголовного дела. Например, согласно ч. 9 ст. 166 УПК РФ допускается засекречивание данных лиц, в отношении которых имеются основания для применения глобальных средств защиты. Например, в протоколах следственных действий могут использоваться псевдонимы свидетеля (потерпевшего) при соблюдении условий и порядка, указанного в ч. 9 ст. 166 УПК РФ.

Засекречивание данных о личности свидетеля (потерпевшего) имеет важное значение по нескольким аспектам. Во-первых, субъекты уголовного судопроизводства получают возможность непосредственного и безопасного участия в производстве по уголовным делам. Следовательно, они могут лично защищать и отстаивать свои интересы. Во-вторых, повышается их активность в уголовном судопроизводстве. В-третьих, органы расследования и суд обеспечивают установление существенных для расследования и разрешения уголовных дел обстоятельств, поскольку снижается число неявок для участия в следственных действиях, изменений показаний и т.п.

Вместе с тем институт применения мер безопасности к свидетелям и потерпевшим нуждается в существенных уточнениях. Приведенный порядок применения мер безопасности может быть представлен схемой: получение сведений о наличии угрозы жизни, здоровью, имуществу участников процесса либо третьим лицам, их проверка, применение мер безопасности (отказ в этом). В этой цепи необходимо предусмотреть разъяснение особенностей применения мер безопасности, которые определены действующим уголовно-процессуальным законом. Во-первых, следует разъяснять лицу, ходатайствующему о применении мер безопасности, какие именно меры могут быть приняты; во-вторых, как долго они будут действовать; в-третьих, какие последствия имеют.

Одним из средств обеспечения безопасности свидетеля (потерпевшего) в уголовном судопроизводстве РФ является засекречивание данных о личности свидетеля (потерпевшего), его месте жительства и иных сведений. Если органы расследования предлагают свидетелю (потерпевшему) применить это средство для его защиты или защиты его близких родственников, то они в обязательном порядке должны поставить это лицо в известность о следующих обстоятельствах:

– все подлинные сведения о личности свидетеля (потерпевшего) будут храниться в запечатанном конверте, приобщенном к материалам уголовного дела (ч. 9 ст. 166 УПК РФ);

– этот конверт не будет предъявлен для ознакомления обвиняемому и его защитнику по окончании расследования (ч. 1 ст. 217 УПК РФ);

– к обвинительному заключению будет приложен список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание с указанием их фамилии, имени, отчества, места жительства (ч. 4 ст. 220 УПК РФ);

– если в судебном разбирательстве будет заявлено обоснованное ходатайство о раскрытии подлинных данных о лице, дающем показания, в связи с необходимостью осуществления защиты подсудимого, установления существенных для разрешения дела обстоятельств, то суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомиться с соответствующими сведениями (ч. 6 ст. 278 УПК РФ).

Как представляется, возможность рассекречивания данных свидетеля (потерпевшего) – это то обстоятельство, которое не способствует его эффективной защите. В данном случае речь идет о конкуренции приоритетов в уголовном судопроизводстве. Что должно быть более важным – защита жизни, здоровья, имущества потерпевшего, свидетеля или их близких, установление существенных для дела обстоятельств, определение тактики, стратегии защиты подсудимого? По нашему мнению, в этом ряду превалирует охрана жизни, здоровья имущества потерпевшего, свидетеля и их близких. Если существует реальная угроза, то раскрытие данных об их личности и местонахождении должно быть полностью исключено. Такое раскрытие могло бы иметь место при наличии письменного согласия самого субъекта уголовного судопроизводства, к которому применялись меры безопасности. На наш взгляд, такое условие должно быть внесено в нормы уголовно-процессуального права как средство для обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Помимо свидетеля в уголовном судопроизводстве принимают участие и другие лица, которые оказывают помощь органам расследования и суду в установлении обстоятельств совершения преступления, а также способствуют удостоверению отдельных фактов (например, законность производства следственных действий).

К их числу относятся понятые. Понятым в уголовном судопроизводстве может быть только незаинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо. Его задача – удостоверить факт производства следственного действия. Перечень следственных действий, которые должны проводиться в присутствии понятых, указан в ст. 170 УПК РФ. Это – обыск, выемка, осмотр и др. В исключительных случаях, перечисленных в ч. 3 ст. 170 УПК РФ, следственные действия, указанные в ч. 1 ст. 170 УПК РФ, могут быть проведены без участия понятых.

Участие в следственном действии в качестве понятого является добровольным. Вместе с тем, согласившись участвовать в следственном действии, гражданин принимает на себя обязанность присутствовать на протяжении всего следственного действия, наблюдать за его ходом. Несет ли понятой ответственность за недобросовестное исполнение этих обязанностей? Такая ответственность законодательно не предусмотрена. Однако, если гражданин, бывший понятым при каком-либо следственном действии, привлекается в качестве свидетеля, то на него распространяется уголовная ответственность за отказ от дачи показаний либо дачу заведомо ложных показаний. Если гражданин добросовестно заблуждается относительно результатов следственного действия, в котором он принимал участие, то ответственности за недостоверные показания он не несет.

Следует отметить, что понятой пользуется общим процессуальным статусом, т.е. наделен общими процессуальными правами: правом на уважение чести и достоинства, неприкосновенность личности, тайну личной жизни и т.д.

В ст. 60 УПК РФ определяются полномочия понятых. К их числу относятся права:

– делать замечания и заявления по поводу законности осуществления этого следственного действия;

– знакомиться с протоколом следственного действия, в производстве которого понятой принимал участие;

– приносить жалобы на действия и решения должностных лиц органов расследования, если эти решения ограничили его права.

Следует отметить, что следователь, дознаватель перед началом следственного действия, в котором принимают участие понятые, обязаны уведомить их о наличии этих прав и в случае необходимости разъяснить их суть и порядок осуществления.

Основная процессуальная деятельность понятого в уголовном судопроизводстве исчерпывается участием в следственном действии. Если в ходе следственного действия право понятого видеть ход и результат следственного действия будет ограничено, то он в праве отказаться от подписания протокола следственного действия. Такое решение понятого может поставить под сомнение допустимость соответствующего протокола и достоверность полученных результатов. Если отказ понятого от подписания протокола имел обоснованный характер и был вызван уважительными причинами, то такой протокол должен быть признан недопустимым доказательством19.

Понятой в дальнейшем производстве по уголовному делу может быть привлечен в качестве свидетеля. Соответственно ему должны быть разъяснены права свидетеля и предоставлена возможность их осуществления.

Помимо свидетеля, понятого в рамках уголовного судопроизводства могут принимать участие и иные лица, которые на сегодняшний день официально не признаются участниками уголовного судопроизводства. На существующую проблему наделения процессуальными правами лиц, которые лишь мельком могут участвовать в уголовном судопроизводстве либо совершенно не иметь к нему отношения, но производство по уголовному делу существенно затрагивает их права, обращено внимание в науке уголовного судопроизводства. Так, например, Е.А. Попов выделяет лиц, которые формально не включены в категорию участников уголовного судопроизводства. Тем не менее они в нем участвуют и наделяются некоторыми процессуальными правомочиями20. К их числу отнесены: заявитель о преступлении, залогодатель, родители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, осуществляющие надзор за ним, поручитель и др. Правильно отмечается, что эти лица должны иметь надлежащие гарантии защиты своих интересов. Но для этого необходимо законодательно более подробно урегулировать их права и создать эффективные средства их обеспечения.


2. Реабилитация, как способ восстановления нарушенных прав
в уголовном процессе

2.1. Субъекты права на возмещение вреда, причиненного личности
в уголовном процессе незаконными или необоснованными действиями
и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

Рассмотрение вопроса о субъектах права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц и органов в сфере уголовного судопроизводства, обусловлено спецификой оснований и порядка возмещения такого вреда названным лицам.

Необходимо отметить, что по сравнению с утратившим силу УПК РСФСР, в УПК РФ основания возникновения права на возмещение вреда, причиненного гражданину незаконными действиями, значительно расширены. Это свидетельствует о гуманизации уголовного судопроизводства: во-первых, потому, что законодатель стремится конкретизировать и охватить все виды незаконных действий, которые причиняют гражданину вред. Во-вторых, потому, что расширение оснований возмещения вреда способствует созданию реальных условий для осуществления права граждан на возмещение вреда, причиненного им незаконными действиями государственных органов и должностных лиц, и восстановлению нарушенных прав участников уголовного судопроизводства.

В настоящее время нормативная правовая база, регламентирующая порядок возмещения вреда, находится в стадии приведения ее в соответствие с УПК РФ. Поэтому до издания соответствующих подзаконных актов порядок возмещения вреда определяется напрямую нормами УПК РФ и межведомственной Инструкцией по применению Положения “О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда” от 2 марта 1982 года21.

Необходимо отметить, что круг субъектов, имеющих право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, шире чем круг субъектов, обладающих правом на реабилитацию в целом.

Исходя из содержания ч. 2 ст. 133 УПК РФ субъектом права на возмещения вреда, связанного с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, является прежде всего само лицо, подлежащее реабилитации (реабилитируемый), т.е.:

– лицо, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

– лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

– лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по реабилитирующим основаниям на стадии предварительного расследования;

– лицо в отношении которого надзорной инстанцией было вынесено решение о полной или частичной отмене вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении него ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) или по основаниям, предусмотренным п. 1–6 ч. 1 ст. 24 (п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ);

– лицо, в отношении которого вынесено решение суда об отмене применения к нему незаконных или необоснованных принудительных мер медицинского характера.

Право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, является неотъемлемой частью правового статуса реабилитируемого лица.

Одновременно с вынесением акта о реабилитации лицу, подлежащему реабилитации, направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, причиненного в связи с уголовным преследованием.

В извещении, в частности, указывается, в какие органы и в какие сроки лицо вправе обратиться по поводу осуществления расчета вреда, связанного с уголовным преследованием, какими органами и в какой последовательности будут осуществляться выплаты, приниматься меры по восстановлению нарушенных прав, чести, деловой репутации, прежнего воинского, специального звания, возвращаться награды и т.д.

«По вопросу о возмещении всех видов вреда (кроме возмещения морального вреда в денежной форме) реабилитируемый должен обратиться в соответствующие орган предварительного следствия, прокуратуру либо суд, а в случае неудовлетворительного ответа или отсутствия ответа предъявить иск в суд по месту причинения вреда, или вышестоящий суд, если ответчиком является суд, вынесший первоначальное решение»22.

Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что право на возмещение вреда, связанного с незаконным или необоснованным уголовным преследованием у лица, подлежащего реабилитации, возникает одновременно, и в связи с правом на реабилитацию.

Право на реабилитацию принадлежит непосредственно лишь лицам, перечисленным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ. Этот перечень исчерпывающий, и переход данного права к другим лицам невозможен. В свою очередь, возможен переход права на возмещение вреда, связанного с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Рассмотрим, при каких условиях, в каком объеме и к каким именно лицам возможен по закону переход права на возмещение вышеназванного вреда.

По действующему законодательству переход права на возмещение вреда, причиненного личности в результате незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности, применения принудительных мер медицинского характера, либо применения мер процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, допускается лишь в случае смерти лица, которому был причинен вред названными действиями (ч. 2 ст.134 УПК РФ).

В случае смерти реабилитированного извещение с разъяснением порядка возмещения вреда направляется его наследникам, близким родственникам, родственникам или иждивенцам, поскольку они приобретают право на причитающееся реабилитированному возмещение вреда. Перечень лиц, которые могут иметь отношение к наследованию, содержится в ст. 1116 ГК РФ23. Лица, находившиеся на иждивении и имеющие в случае смерти реабилитированного право на возмещение вреда, перечислены в ст. 1088 ГК РФ и федеральных законах “О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации” от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ24 и “О трудовых пенсиях в Российской Федерации” от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ25. При отсутствии сведений о месте жительства наследников, близких родственников, родственников или иждивенцев умершего реабилитированного извещение направляется им не позднее 5 суток со дня их обращения в органы дознания, предварительного следствия или в суд (ст. 134 УПК РФ).

В состав субъектов права на возмещение вреда уголовно-процессуальный закон включает и лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения (ч. 3 ст. 133 УПК РФ). Содержание данной нормы требует детального рассмотрения.

В условиях, когда в России взят курс на гуманизацию уголовного судопроизводства и на укрепление гарантий прав и законных интересов участников процесса, вопросы, связанные с применением мер процессуального принуждения, становятся особенно острыми и актуальными. Проблема гуманизации использования мер принуждения в уголовном процессе обусловлена тем, что они ограничивают права и свободы граждан, закрепленные в Конституции РФ. Так, производство обыска и выемки ограничивает право на неприкосновенность жилища и тайну личной жизни; производство задержания подозреваемого или избрание меры пресечения в виде заключения под стражу – право граждан на свободу и личную неприкосновенность26.

Вопрос о понятии мер уголовно-процессуального принуждения является дискуссионным. С.М. Прокофьева предлагает сформулировать определение мер уголовно-процессуального принуждения следующим образом: «Принудительные меры – применяемые следователем, органом дознания, прокурором или судьей на основании и в порядке, установленных законом, процессуальные действия, содержащие элементы принудительного характера в отношении участников уголовного процесса в случае невыполнения ими своих процессуальных обязанностей с целью предупреждения и пресечения их неправомерных действий, а также для решения задач уголовного судопроизводства»27. Полагаем, что с такой формулировкой можно согласиться.

Меры уголовно-процессуального принуждения могут быть незаконно применены в отношении лица, в последствии признанного невиновным в совершении преступного деяния. Однако сам факт оправдания лица, либо прекращения уголовного преследования по реабилитирующим основанием с последующей реабилитацией, не свидетельствует о том, что применение в отношении него мер процессуального принуждения было незаконным. Применение меры процессуального принуждения должно признаваться незаконным, если следователем, лицом, производящим дознание, прокурором или судом были допущены нарушения конкретного предписания закона, либо принятые ими процессуальные решения или произведенные действия выходят за пределы их компетенции.

В случае обнаружения судебной или следственной ошибки (при исключении незаконных действий должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда), т.е. в случае необоснованного привлечения к уголовной ответственности, лицо также наделяется правом на возмещение вреда, в том числе и такого, который был нанесен в процессе необоснованного применения меры процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, явившегося следствием необоснованного уголовного преследования в целом. Возмещение вреда, причиненного необоснованным применением меры принуждения, в процессе необоснованного уголовного преследования, входит в структуру реабилитации и осуществляется в процессе ее производства.

Однако в процессе необоснованного привлечения к уголовной ответственности может присутствовать обстоятельство применения мер процессуального принуждения с нарушением конкретных предписаний закона, т.е. незаконное их применение. Представляется, что вопросы, связанные с размером и способом компенсации вреда, связанного с незаконным применением мер уголовно-процессуального принуждения в процессе необоснованного привлечения к уголовной ответственности лица, должны рассматриваться не выходя за рамки процесса реабилитации, и рассматриваться в качестве ее составляющего элемента.

Если применение меры принуждения признается незаконным, то об этом прямо должно быть указано в окончательном решении по делу, которым она отменяется. В этом случае лицо, подлежащее реабилитации, наделяется правом на возмещение вреда, причиненного незаконным применением меры принуждения, наряду с правом на возмещение вреда, связанного с необоснованным привлечением к уголовной ответственности в целом.

Правом на реабилитацию, в том числе и на возмещение вреда, наделены лица, которые претерпели как необоснованное, так и незаконное привлечение к уголовной ответственности. При незаконном привлечении лица к уголовной ответственности и меры уголовно-процессуального принуждения, применяемые в отношении него, должны признаваться изначально незаконными, и причиненный в связи с этим вред возмещается в процессе реабилитации, в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.

Так как в части 3 ст. 133 УПК РФ сказано, что право на возмещение вреда имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, то соответственно данным правом наделяются и те, кто все же был признан виновным в совершении преступного деяния (т.е. если привлечение к уголовной ответственности было обоснованным), но в процессе производства по уголовному делу подвергся незаконному применению мер процессуального принуждения, т.е. с нарушением конкретных предписаний закона. Необходимо заметить, что законодатель, наделяя данных лиц правом на возмещение вреда, указывает, что он возмещается в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, что послужило поводом для неправильных толкований и утверждений, что этим законодатель наделил рассматриваемых лиц правом на реабилитацию.

Необходимо сказать, что включение лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения, но не подлежащих реабилитации, в состав субъектов права на возмещение вреда, в таком виде, как это сделано в ч. 3 статьи 133 УПК РФ, вызывает некоторые вопросы. В ней, в частности, сказано: «Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу».

Нам представляется некорректной такая редакция данной нормы потому, как она позволяет сделать вывод о том, что к субъектам права на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, в некоторых случаях можно отнести и потерпевшего, и свидетеля, и любого другого участника уголовного судопроизводства. Данный вывод формируется на основе того, что согласно части второй статьи 111 УПК РФ дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе, в случаях предусмотренных УПК РФ, подвергнуть потерпевшего, свидетеля, гражданского истца, гражданского ответчика, эксперта, специалиста, переводчика и (или) понятого приводу (статья 113 УПК РФ), истребовать от этих лиц обязательство о явке (статья 112 УПК РФ), наложить денежное взыскание (статья 117 УПК РФ), которые также являются мерами процессуального принуждения. Применение этих мер в ходе производства по уголовному делу в отношении лиц, указанных в части второй статьи 111 УПК РФ, тоже может явиться незаконным или необоснованным. Например, если обязательство о явке взято без наличия на то необходимости, допустим, у тяжело больного, прикованного к постели лица, или в случае, когда приводу подвергается свидетель, потерпевший, или другой участник уголовного процесса при наличии уважительных причин, которые не позволили явиться по требованию лица, осуществляющего производство по уголовному делу, о чем данные лица уведомили орган, которым они вызывались, или в случае, если привод был произведен с нарушением требований части пятой статьи 113 УПК РФ, и был осуществлен в ночное время, или ему подвергся несовершеннолетний в возрасте до четырнадцати лет, или беременная женщина, или больной, который по состоянию здоровья не может оставлять место своего пребывания, и данное обстоятельство было удостоверено врачом, что противоречит положению части шестой статьи 112 УПК РФ, следовательно является незаконным.

Анализ положения части третьей статьи 133 УПК РФ формирует вывод, что данные участники уголовного процесса должны быть признаны субъектами права на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18, так как указывается, что право на такое возмещение имеет «любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения». А глава 18 УПК РФ устанавливает порядок возмещения материального и морального вреда в первую очередь тем, кто подлежит реабилитации (процедура возмещения такого вреда осуществляется в процессе реабилитации и является ее составным элементом), а также, как представляется, тем, кто был незаконно подвергнут мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу независимо от его исхода, но обязательно являлся участником уголовного процесса, в отношении которого осуществлялось данное производство.

Довольно очевидно, что включение в состав субъектов права на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18, а тем более в состав субъектов права на уголовно-процессуальную реабилитацию потерпевшего, свидетеля или какого-либо иного участника уголовного судопроизводства, не подвергавшегося уголовному преследованию, является недопустимым. Это противоречит самой идеи рассматриваемого института. Однако из этого не следует, что данные лица вообще не имеют права на возмещение вреда, явившегося следствием незаконных действий должностных лиц органов предварительного расследования, прокуратуры и суда. Данное право закреплено в статье 53 Конституции РФ, которая гласит: «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц». Следовательно данное конституционное право принадлежит и потерпевшему, и свидетелю, и любому другому участнику уголовного судопроизводства, но отношения, вытекающие из реализации ими данного права, не являются уголовно-процессуальными, а относятся к сфере гражданского законодательства. Так, в части 2 ст. 1070 ГК РФ, устанавливающей ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, указывается, что причинение такого вреда гражданину или юридическому лицу, но не повлекшее незаконного осуждения или привлечения к уголовной ответственности, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 ГК РФ, где указывается на его возмещение за счет казны Российской Федерации.

Вышеизложенные обстоятельства указывают на необходимость внесения изменения в части 3 ст. 133 УПК РФ.

Предлагаем следующую редакцию: “Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе привлечения к уголовной ответственности”.

В данной редакции также не предусматривается в каком качестве лицо привлекалось к уголовной ответственности и каким статусом обладало на момент незаконного применения мер процессуального принуждения, и также не указывается, каким образом было завершено производство по уголовному делу. В любом случае лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения, будет наделено правом на возмещение вреда в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, однако при условии, что оно являлось привлеченным к уголовной ответственности, а не вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства в качестве потерпевшего, свидетеля, либо иного участника.

Уголовно-процессуальное законодательство России впервые отражает возможность и процедуру возмещения юридическим лицам вреда от действий органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства (ст. 139 УПК РФ). Ранее действовавшая ст. 58-1 УПК РСФСР, не предусматривала оснований и процедуры возмещения вреда юридическим лицам. Основаниями для возмещения вреда юридическим лицам являются совершение незаконных действий и вынесение незаконных решений судом, прокурором, следователем, дознавателем, органом дознания. Тем самым закон включает юридических лиц в состав субъектов права на возмещение вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Итак, в перечень субъектов права на возмещение вреда, причиненного незаконным или необоснованным привлечением к уголовной ответственности, входят:

– реабилитируемый (реабилитированный);

– наследники, близкие родственники, родственники или иждивенцы умершего реабилитированного;

– любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе привлечения к уголовной ответственности.

Исходя из положения ч. 4 ст. 133 УПК РФ, правом на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, не наделяются лица, в отношении которых меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния. Также не возникает право на возмещение вреда и реабилитации в целом, если уголовное дело прекращено в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но в следствии отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом. Перечисленные основания прекращения уголовного дела не влекут возмещения вреда в силу того, что они не опровергают факта совершения преступления, но в силу предусмотренных законом обстоятельств исключают возможность его уголовного преследования и наказания.

Не являются субъектами права на возмещение вреда и реабилитации в целом также лица, в отношении которых уголовное дело прекращено в связи с изменением обстановки, когда лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными. Это обусловлено тем, что прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки хотя и предполагает освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержавшее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица и возникновения права на возмещение вреда28.

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает самооговор в качестве основания для отказа в реабилитации. Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК РФ). Поэтому привлечение к уголовной ответственности лишь на основании “признательных” показаний означает принятие следователем незаконного и необоснованного решения.

Можно ли говорить о том, что лицо, оговорившее себя в совершении преступления, имеет и право на возмещение вреда, причиненного в результате уголовного преследования? Отсутствие в УПК РФ ответа на этот вопрос может привести к выводу: самооговор не является основанием для отказа не только в реабилитации, но и в возмещении вреда. Данный вывод будет являться не совсем верным. В этом плане необходимо согласиться с высказыванием О. Химичевой о том, что «…в подобных ситуациях необходимо учитывать и предписания международных документов, где этот вопрос решен иначе. Так, в возмещении вреда, как составной части реабилитации, может быть отказано в силу п. 6 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, если будет доказано, что обстоятельство, указывающее на наличие судебной ошибки, не было в свое время обнаружено исключительно или отчасти по вине осужденного»29. На наш взгляд, необходимо согласиться с тем, что такое положение более справедливо, чем предусмотренное в отечественном законе. Самооговор не должен исключать возмещения вреда только тогда, когда он явился следствием применения насилия, угроз или иных незаконных мер. В рассматриваемом случае право на возмещение вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, должно возникать в случае привлечения должностного лица, осуществлявшего такое преследование к уголовной ответственности по статье 302 Уголовного кодекса30 (принуждение к даче показаний).

Уже долгое время вызывает дискуссии среди ученых-процессуалистов вопрос о возмещении вреда несовершеннолетнему, не достигшему возраста уголовной ответственности, но привлекавшемуся в качестве подозреваемого или обвиняемого.

 Некоторые ученые считают, что в связи с тем, что лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности, не является субъектом преступления, ему необходимо возмещать вред, явившийся следствием необоснованного привлечения к уголовной ответственности31. Наряду с этим, по мнению Л.А. Прокудиной, возмещение вреда несовершеннолетнему возможно только в том случае, если у лица, производящего предварительное расследование, имелись официальные данные о возрасте подростка, но он привлек его в качестве обвиняемого, потому что в остальных случаях необходимо провести экспертизу по установлению возраста несовершеннолетнего, а она проводится только в отношении подозреваемого или обвиняемого, что делает предъявление обвинения или избрание меры пресечения законными32. Представляется, что такую точку зрения необходимо поддержать.

Действительно, при возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего возможна ситуация когда данные о возрасте несовершеннолетнего отсутствуют или их подлинность вызывает сомнение. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 421 УПК РФ при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, наряду с доказыванием обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ, обязательно подлежит установлению и возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения. Также закон указывает на обязательность производства судебной экспертизы, если необходимо установить возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение (п. 5 ст. 196 УПК РФ). Для того чтобы установить в данном случае возраст несовершеннолетнего, мы в любом случае должны привлечь его к участию в деле в качестве подозреваемого, и затем в обязательном порядке осуществить производство судебной экспертизы в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 196 УПК РФ. Если по результатам судебной экспертизы будет установлено, что несовершеннолетний не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, необходимо вынести постановление о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основанию, как указано в ч. 3 ст. 27 УПК РФ, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Не смотря на то, что данное основание прекращения уголовного дела входит в число реабилитирующих, право на возмещение вреда, а тем более право на реабилитацию, у несовершеннолетнего в рассматриваемом случае не возникает, т.к. не было факта незаконного уголовного преследования (т.к. возраст не был известен, а установление достоверных сведений о нем послужило прекращению уголовного преследования).

По смыслу закона экспертиза по установлению возраста для того и проводится, чтобы не привлекать несовершеннолетнего к уголовной ответственности незаконно, чтобы прежде всего избежать незаконного привлечения его в качестве обвиняемого, а тем более – в качестве подсудимого.

В другой ситуации, когда достоверные данные о возрасте несовершеннолетнего имелись у лица, производящего предварительное расследование, но он все же подверг его уголовному преследованию вопреки закону, должно возникать право на возмещение вреда причиненного незаконным уголовным преследованием. В данном случае уголовное дело прекращается в связи с отсутствием в деянии состава преступления, а так как присутствовало незаконное уголовное преследование, то несовершеннолетний, не достигший возраста уголовной ответственности, должен быть наделен правом на возмещение вреда в той части, в какой он был причинен незаконными действиями или решениями лица, осуществляющего производство по уголовному делу.

В связи с вышеизложенным нам представляется ошибочным положение ч. 4 ст. 133 УПК РФ, согласно которому не подлежит возмещению вред, причиненный несовершеннолетнему, не достигшему возраста уголовной ответственности, в связи с применением к нему мер процессуального принуждения. Мы считаем, что данное положение следует отменить, потому что оно дает широкий простор для безнаказанного применения мер принуждения в отношении несовершеннолетних, и закрепить в УПК РФ положение, признающее право несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности, на возмещение вреда, причиненного ему незаконными действиями.

2.2. Порядок возмещения вреда, причиненного личности незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением

Вопрос, связанный с видами и процессуальным порядком возмещения вреда, причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, решен в главе 18 УПК РФ, содержащей положения, согласно которым реабилитируемый, а в случае смерти реабилитированного, его наследники, близкие родственники, родственники или иждивенцы, а также лица, незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения, имеют право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Однако несовершенство норм, регламентирующих порядок возмещения вреда пострадавшим от незаконных или необоснованных действий и решений органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, пробелы в законодательстве, отсутствие уверенности у лиц, наделенных правом на возмещение рассматриваемого вреда в действенности соответствующих норм института реабилитации, а иногда и неисполнение должностными лицами компетентных органов требований норм УПК, касающихся разъяснения порядка возмещения данного вреда, способствуют снижению уровня реализации на практике положений о возмещении вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Наряду с правом на возмещение морального вреда лица, незаконно или необоснованно привлеченные к уголовной ответственности, претерпевшие незаконное применение мер процессуального принуждения, имеют право на возмещение имущественного вреда. Под имущественным вредом, связанным с уголовным преследованием, следует понимать причиненный вред, убытки, упущенную выгоду в полном объеме, то есть разность между материальным положением лица до его уголовного преследования и после, а также неполученные доходы, которые это лицо могло получить.

Определение того, что именно подлежит компенсации или возврату в порядке возмещения имущественного вреда имеет практическое и научное значение. В ч. 1 ст. 135 УПК РФ дается исчерпывающий перечень того, что включается в возмещение имущественного вреда:

1) заработная плата, пенсия, пособия, другие средства, которых лишился гражданин в результате уголовного преследования;

2) конфискованное или обращенное в доход государства на основании приговора или решения суда имущество;

3) штрафы и процессуальные издержки, взысканные с гражданина во исполнение приговора суда;

4) суммы, выплаченные им за оказание юридической помощи;

5) иные расходы.

В правовом акте довольно трудно предусмотреть все возможные случаи вреда. Поэтому наличие пункта 5 в части первой статьи 135 УПК РФ, включающего такое понятие, как “иные расходы”, представляется очень важным. Это даст возможность суду в каждом случае вникать в причинную связь между незаконными или необоснованными действиями органов расследования, суда и вредом, который обусловлен этими действиями.

В УПК РФ для обозначения материальных (имущественных) убытков, наступивших для гражданина в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, употребляется понятие “имущественный вред”. Данное обстоятельство представляется правильным и также очень важным.

Материальным ущербом принято называть такие отрицательные последствия в имущественной сфере гражданина или юридического лица, которые сопряжены с уменьшением его наличного имущества33.

Имущественный вред может выражаться не только в фактических расходах гражданина, в утрате или повреждении его имущества, но и в неполученных доходах. Последние означают те материальные блага, которые гражданин получил бы, не будь он задержан, арестован, отстранен от должности, осужден (например, заключил бы выгодный контракт). Надо ли учитывать данные потери, когда встает вопрос о подсчете убытков, которые причинены гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда? Если гражданин докажет суду, что доходы были реально возможны, то их надо учитывать34.

Поэтому термин “вред” в правоотношениях связанных с реабилитацией, в наибольшей степени выражает интересы реабилитируемых, и более целесообразен для использования в законодательстве. В этой связи представляется не совсем правильным употребление некоторыми учеными-процессуалистами, рассматривавшими проблемы реабилитации в уголовном процессе термина “ущерб”35.

При определении размера возмещения имущественного вреда применяется общее правило о том, что размер вреда определяется по ценам, существующим на момент его возмещения (ст. 393 ГК РФ). Возмещению подлежит вред, причиненный потерей заработка и других трудовых доходов в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, в том числе за время со дня провозглашения оправдательного приговора и до вступления его в законную силу. При этом вред возмещается и за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению его нарушенных трудовых прав36. Размер подлежащего возмещению имущественного вреда, выразившегося в утраченном трудовом доходе рабочего или служащего, исчисляется исходя из среднемесячной зарплаты, предшествующей аресту невиновного, в результате которого он лишился возможности продолжать прежнюю работу или службу, с учетом роста потребительских цен, если таковой имел место, и соответственно падения покупательской способности рубля, а также роста минимальной заработной платы за период нахождения данного лица под стражей37. Среднемесячный заработок лиц, которые не относятся к категории рабочих и служащих, исчисляется путем деления на 12 суммы годового дохода, предшествующего увольнению38.

Необходимо иметь ввиду, что возмещению подлежит только реальный вред, а не предполагаемый.

Под другими средствами, о которых говорится в п.1 ч.1 ст.135 УПК РФ, следует понимать все легальные доходы, которые получал реабилитируемый, либо лицо, претерпевшее незаконное применение мер процессуального принуждения, в результате предпринимательской деятельности. Статья 1070 ГК РФ обязывает возмещать в полном объеме не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду.

Имущество (в том числе деньги, ценные бумаги либо их сертификаты, и т.п.), конфискованное или обращенное в доход государства судом или изъятое органами дознания или предварительного следствия, а также имущество, на которое был наложен арест, возвращается в натуре, а при невозможности возврата в натуре – возмещается его стоимость.

Под “иными расходами” понимаются расходы реабилитируемого или его родственника, добивавшегося реабилитации умершего, которые связаны с вынужденными переездами, проживанием в гостинице или наймом иного жилья в связи с обжалованием судебных решений и следственных действий, с лечением, с профессиональной переподготовкой и т.п.39 

Полагаем, что нормы, регламентирующие порядок возмещения вреда в государственно-властной сфере, какой является уголовное судопроизводство, должны охватывать защиту всех благ гражданина, жизнь, здоровье и свобода среди которых являются наиболее ценными.

До введения в действие УПК РФ, в имущественной сфере потерпевшего за пределами возмещения оставался вред, причиненный повреждением здоровья в период незаконного осуждения и нахождения под стражей. Пребывание в местах лишения свободы и в СИЗО в период незаконного осуждения и незаконного применения меры пресечения в виде заключения под стражу нередко приводит к расстройству здоровья, получению травмы, появлению или обострению хронических заболеваний. У потерпевшего понижается общая и профессиональная трудоспособность.

В юридической литературе неоднократно высказывались предложения о возмещении материального вреда при повреждении здоровья в период незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Однако нормативного закрепления в Положении “О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда” от 18 мая 1981 года они не получили. Следственно-судебная практика показала, что потерпевшие выдвигали требования о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, в основном за период пребывания в местах лишения свободы, а в некоторых случаях – за период нахождения под стражей. Граждане требовали возмещения затрат, связанных с расстройством здоровья: на стационарное лечение, на оплату путевки в санаторий для курортного лечения, на протезирование. В подтверждение своих требований они предъявляли медицинское заключение и другие документы, свидетельствующие об ухудшении здоровья, появлении или обострении хронических заболеваний в период совершения незаконных действий. Суд, орган дознания, следователь, прокурор отказывали в возмещении этого вреда, так как они руководствовались нормами Положения, где этот вид вреда возмещению не подлежал40.

Поэтому наличие в действующем Уголовно-процессуальном кодексе такого понятия, как “иные расходы”, при определении размеров возмещаемого имущественного вреда, является очень важным. Понятием “иные расходы”, содержащегося в ч.1 ст.135 УПК РФ, должны охватываться расходы, связанные с восстановлением здоровья поврежденного в период незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности, либо незаконного применения мер процессуального принуждения. Случаи отказа в удовлетворении требований на такое возмещение, заявленных лицами, обладающими правом на возмещение вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, либо незаконным применением мер процессуального принуждения, должны признаваться незаконными.

На практике возникали проблемы при разрешении нестандартных ситуаций возмещения издержек, понесенных гражданином, непосредственно пострадавшим от уголовного преследования, а также его родственниками в связи с необоснованным привлечением этого гражданина к уголовной ответственности. Речь шла о компенсации расходов родственникам на поездки, телеграфные переговоры с органами расследования и правосудия, денежные и вещевые передачи в период содержания лица под стражей. Отказ следователя возместить расходы жене, произведенные для поездки в колонию на свидание с мужем, был мотивирован тем, что их возмещение не предусмотрено законодательством, отказ компенсировать в другом случае затраты на телеграфные переговоры во время предварительного следствия обосновывался тем, что эти издержки компенсируются лишь лицам, непосредственно привлекавшимся к ответственности41.

На наш взгляд, несмотря на то, что и на сегодняшний день закон не предусматривает прямого ответа на данный вопрос, он должен решаться в пользу реабилитируемых граждан и их родственников. Нормы закона о реабилитации призваны гарантировать восстановление прежнего положения, в котором пострадавший и его близкие находились до совершения неправомерных действий, ущемивших их права и законные интересы. Поэтому указанные выше расходы должны входить в понятие “иные расходы” и возмещаться в полном объеме.

В целях обеспечения интересов лица, пострадавшего от незаконных или необоснованных действий органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, суммы возмещения имущественного вреда, причиненного ему этими действиями названных органов, определяются и индексируются с учетом инфляции. Данные выплаты не подлежат налогообложению.

Порядок возмещения имущественного вреда, причиненного незаконным или необоснованным привлечением к уголовной ответственности, либо незаконным применением меры уголовно-процессуального принуждения, заключается в следующем. Необходимым условием возмещения имущественного вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц и органов в сфере уголовного судопроизводства, является обращение реабилитируемого, либо лица, в отношении которого были незаконно применены меры уголовно-процессуального принуждения, в уполномоченные органы для определения размера причиненного вреда. Такое обращение должно быть направлено в орган, вынесший постановление о прекращении уголовного дела, а также в суд, постановивший оправдательный приговор, а в случае, если уголовное дело прекращено по реабилитирующему основанию или приговор изменен вышестоящим судом, – в суд, рассмотревший дело по первой инстанции.

Сроки принятия решения о таком обращении ограничены сроком исковой давности. Срок исковой давности на возмещение реабилитируемому, либо лицу, в отношении которого были незаконно применены меры уголовно-процессуального принуждения, вреда в соответствии со ст. 196 ГК РФ установлен в 3 года со дня получения копии оправдательного приговора, определения, постановления суда, либо постановления прокурора, следователя, дознавателя, а также извещения о разъяснении порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием (ч. 2 ст. 135 УПК РФ). Приостановление срока давности, согласно ст. 202 ГК РФ, может иметь место при наличии следующих оснований:

1) если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);

2) если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;

3) в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);

4) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные в ч. 1 ст. 202 ГК РФ обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев – в течение срока давности (ч. 2 ст. 202 ГК РФ).

Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев – до срока давности (ч. 3 ст. 202 ГК РФ).

Требование о возмещении имущественного вреда, согласно ч. 3 ст. 135 УПК РФ, может быть заявлено законным представителем реабилитируемого. Законными представителями, наделенными правом обращения с требованиями о возмещении имущественного вреда, признаются, согласно п. 12 ст. 5 УПК РФ родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного.

По получению требования о возмещении имущественного вреда соответствующими органами в течение месяца решается вопрос о возмещении убытков и определяется размер суммы, подлежащей выплате. Если дело завершилось принятием оправдывающего решения, то процедура рассмотрения и разрешения вопроса о возмещении убытков и определения их размера составляет несколько этапов:

истребование материалов прекращенного уголовного дела из места его нахождения или хранения;

изучение материалов дела;

истребование документов, отражающих размер вреда, подлежащего возмещению;

вынесение постановления о возмещении вреда.

На практике должностные лица часто возлагают на самих граждан обязанность представлять документы, имеющие значение для определения размера ущерба, причиненного реабилитируемому лицу. Так, прокурор следственного управления прокуратуры г. Москвы, разрешая по существу заявление г-на В.Е. Соломатина, направил ему письмо с предложением обратиться в бухгалтерию по месту работы, для получения справки о среднемесячном заработке и представить ее в прокуратуру42. Представляется, что такие действия возможны, так как они не противоречат закону.

Требования о возмещении имущественного вреда в случае принятия реабилитирующего решения в суде, рассматривается по правилам, установленным для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговоров, в порядке ст. 399 УПК РФ (ч. 5 ст. 135 УПК РФ).

На сегодня уголовно-процессуальный закон не содержит исчерпывающей регламентации порядка определения имущественного вреда, подлежащего возмещению. Поэтому при определении имущественного вреда, подлежащего возмещению, следует руководствоваться Положением “О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда”, утвержденным Указом Верховного совета СССР от 18 мая 1981 года в той части, которая не противоречит действующему законодательству.

Копия постановления о производстве выплат или о возмещении вреда в течение 3 суток со дня его вынесения заверяется гербовой печатью учреждения и направляется реабилитируемому, а в случае его смерти – наследникам, родственникам или иждивенцам умершего. Данный документ служит бесспорным основанием для получения указанной в нем суммы с соответствующего счета в банке по чеку, выписанному финансовым отделом местной администрации по месту жительства реабилитируемого. Чек выдается финансовым отделом не позднее 5 суток со дня предъявления копии указанного постановления.

В целях совершенствования законодательства о возмещении вреда, причиненного личности в уголовном процессе в результате незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности, некоторые ученые предлагают ввести ответственность должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда перед государством в порядке регресса43.

Нам представляется, что взыскание государством в порядке регресса сумм, выплаченных в счет возмещения вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц и органов в уголовном процессе, возможно лишь в случае, если этот вред причинен преступными действиями, за которые должностное лицо осуждено по ст. 299 УК РФ (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности) или ст. 301 УК РФ (незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей), либо по ст. 305 УК РФ (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта).


3. Гражданский иск как способ восстановления нарушенных прав

3.1. Процессуальный статус гражданского истца и гражданского ответчика

Согласно ст. 44 УПК РФ гражданский истец является участником уголовного судопроизводства. При этом его представительство в уголовном процессе полностью основывается на гражданском иске. В свою очередь вопрос о роли гражданского иска в отечественном уголовном судопроизводстве является дискуссионным.

О признании гражданским истцом прокурор, следователь, дознаватель, а также судья выносит постановление, суд – определение. С момента принятия данного решения лицо приобретает статус гражданского истца.

Для вынесения постановления о признании гражданским истцом требуются уголовно-правовые (причинение вреда непосредственно преступлением, составляющим предмет предварительного расследования и судебного расследования) и уголовно-процессуальные (наличие доказательств, указывающих на причинение лицу вреда уголовно наказуемым деянием) основания.

При наличии собственника и титульного владельца имущества, которым причинен вред, право на признание гражданским истцом в первую очередь имеет собственник имущества, поскольку гражданский иск в первую очередь защищает право собственности.

Постановление о признании гражданским истцом сообщается гражданскому истцу, а при его явке ему разъясняются права, предусмотренные УПК РФ.

Гражданскому истцу должно быть не только разъяснено конституционное право на компенсацию причиненного вреда, но и гарантирована возможность получить эту компенсацию путем наложения ареста на имущество обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за его действия44. Следует иметь в виду, что гражданский истец вправе требовать возмещения вреда, причиненного совместными действиями нескольких лиц как от всех виновных вместе, так и от каждого из них в отдельности, причем как полностью, так и в части причиненного вреда.

Доказывание обоснованности требований гражданского истца предполагает доказывание события преступления, причастности обвиняемого к его совершению, его вины, причинной связи между деянием обвиняемого и причинением вреда. Чтобы доказать обоснованность требований гражданского истца, необходимо доказать большинство обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

При недоказанности обвинения и вынесении оправдательного приговора гражданский истец не может рассчитывать на удовлетворение своих требований либо вообще, либо в рамках уголовного судопроизводства.

При вынесении обвинительного приговора суд не вправе оставить гражданский иск без рассмотрения. При необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного расследования, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 309) при условии, если только это не влияет на решение суда о квалификации преступления, мере наказания и на решение других вопросов.

Особенность процессуальных прав гражданского истца в том, что их реализация связана с обоснованием исковых требований (характера и размера причиненного имущественного вреда, содержания физического и морального вреда и суммы его компенсации).

Процессуальные права гражданского истца по защите его законных интересов расширены по сравнению с УПК РСФСР.

Гражданский истец вправе реализовать свои права лично, через представителя либо совместно с ним.

В отличие от УПК РСФСР гражданскому истцу не только предоставлено право по окончании расследования знакомиться с материалами уголовного дела, но и выписывать из него любые сведения и в любом объеме (п. 12 ч. 2 ст. 44 УПК РФ).

В отличие от УПК РСФСР гражданский истец получил право на участие в следственных действиях и на ознакомление с протоколами следственных действий, проведенных по его ходатайству или с его участием.

В соответствии с ч. 4 ст. 44 УПК РФ гражданский истец вправе:

Гражданский истец вправе:

1) поддерживать гражданский иск;

2) представлять доказательства;

3) давать объяснения по предъявленному иску;

4) заявлять ходатайства и отводы;

5) давать показания и объяснения на родном языке или языке, котором он владеет;

6) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

7) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников;

8) иметь представителя;

9) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием;

10) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя;

11) отказаться от предъявленного им гражданского иска;

12) знакомиться по окончании расследования с материалами уголовного дела, относящимися к предъявленному им гражданскому иску, и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме;

13) знать о принятых решениях, затрагивающих его интересы, и получать копии процессуальных решений, относящихся к предъявленному им гражданскому иску;

14) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой и апелляционной инстанций;

15) выступать в судебных прениях для обоснования гражданского иска;

16) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;

17) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

18) обжаловать приговор, определение и постановление суда в части, касающейся гражданского иска;

19) знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения;

20) участвовать в судебном рассмотрении принесенных жалоб и представлений.

В качестве гражданских ответчиков привлекаются к участию в уголовном деле не только физические, но и юридические лица, несущие ответственность за действия (бездействие) обвиняемого. Приведем пример.

«Как усматривается из материалов дела, по результатам проведенной проверки за период работы И. и К. в АОЗТ "Тарос Корпорейшен" выявлены факты нарушения налогового законодательства, повлекшие неполную уплату в бюджет налогов на прибыль, на добавленную стоимость, на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, на пользователей автомобильных дорог и специального налога.

В соответствии с федеральными законами Российской Федерации плательщики этих налогов – предприятия и организации, являющиеся юридическими лицами по законодательству Российской Федерации, включая кредитные, страховые организации, а также созданные на территории Российской Федерации предприятия с иностранными инвестициями, международные объединения и организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность, компании, фирмы, любые другие организации, образованные в соответствии с законодательством иностранных государств, которые осуществляют предпринимательскую деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства.

Таким образом, плательщиками данных налогов являются только юридические лица, и обязанность по уплате налогов лежит на АОЗТ "Тарос Корпорейшен".

Удовлетворяя гражданский иск, заявленный налоговой инспекцией к И. и К., суд фактически переложил обязанность по уплате недоимки по налогам на ненадлежащих налогоплательщиков.

Удовлетворение же гражданского иска налоговых органов о взыскании не уплаченных акционерным обществом закрытого типа "Тарос Корпорейшен" налогов в уголовном деле, возбужденном по признакам ст.199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов с организаций), за счет личных средств физических лиц, осужденных по данной статье, не основано на законе.

Кроме того, установлено, что деньги, подлежащие уплате в качестве налогов, осужденными не присваивались, из собственности АОЗТ "Тарос Корпорейшен" не изымались и не использовались ими для личных нужд»45.

Несовершеннолетние в возрасте 14-18 лет несут материальную ответственность за свое противоправное поведение (ст. 1074 ГК). Однако, если у них нет средств, то такая ответственность возлагается на их родителей, законных представителей или специализированное учреждение для несовершеннолетних, где воспитывается подросток, если они не докажут, что вред возник не по их вине46.

Статья 1064 ГК вводит имущественную ответственность причинителя вреда, которую, в частности, несут юридические лица – владельцы источников повышенной опасности – за вред, причиненный их работниками. Гражданскими ответчиками в этих случаях являются не сами работники, а юридические лица, которым принадлежат источники повышенной опасности.

Лицо может быть признано гражданским ответчиком только при наличии в уголовном деле заявленного гражданского иска.

Необходимо также отметить, что требование о возмещении материального вреда, причиненного действиями лица, совершившего в состоянии невменяемости общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. Так, «постановлением суда М. был освобожден от уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний с применением принудительных мер медицинского характера.

Отдельным постановлением заявление потерпевшей с требованием о возмещении М. материального вреда оставлено без рассмотрения с указанием на то, что это решение не препятствует впоследствии его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

В кассационной жалобе потерпевшая просила постановление отменить и уголовное дело возвратить для рассмотрения в части гражданского иска. В обоснование жалобы она указала, что в главе 51 УПК РФ нет запрета на разрешение иска по уголовному делу и иск должен быть разрешен при постановлении итогового решения суда.

Судебная коллегия кассационную жалобу потерпевшей оставила без удовлетворения, а постановление суда – без изменения по следующим основаниям.

На предварительном следствии право на предъявление гражданского иска потерпевшей разъяснялось, и потерпевшая заявила, что в случае необходимости исковые требования будут предъявлены в суде.

При принятии решения по уголовному делу в отношении М. все вопросы, указанные в ст. 442 УПК РФ, судом исследованы и разрешены.

Разрешение гражданского иска при вынесении в соответствии со ст. 443 УПК РФ постановления суда об освобождении лица от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера не предусмотрено.

Кроме того, вопрос о привлечении к участию в деле гражданского ответчика при производстве по уголовному делу, связанному с применением принудительных мер медицинского характера, не может быть поставлен, так как в деле отсутствует обвиняемый, то есть лицо, которое может несли материальную ответственность»47.

В соответствии с ч. 2 ст. 54 УПК РФ гражданский ответчик вправе:

1) знать сущность исковых требований и обстоятельства, на которых они основаны;

2) возражать против предъявленного гражданского иска;

3) давать объяснения и показания по существу предъявленного иска;

4) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 УПК РФ. При согласии гражданского ответчика дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

5) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно;

6) иметь представителя;

7) собирать и представлять доказательства;

8) заявлять ходатайства и отводы;

9) знакомиться по окончании предварительного расследования с материалами уголовного дела, относящимися к предъявленному гражданскому иску, и делать из уголовного дела соответствующие выписки, снимать за свой счет копии с тех материалов уголовного дела, которые касаются гражданского иска, в том числе с использованием технических средств;

10) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций;

11) выступать в судебных прениях;

12) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда в части, касающейся гражданского иска, и принимать участие в их рассмотрении судом;

13) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;

14) обжаловать приговор, определение или постановление суда в части, касающейся гражданского иска, и участвовать в рассмотрении жалобы вышестоящим судом;

15) знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения, если они затрагивают его интересы.

Части 2 и 3 статьи 54 УПК РФ определяют пределы прав гражданского ответчика, которые в основном совпадают с аналогичными пределами прав гражданского истца. В то же время гражданский ответчик не является очевидцем преступления, поэтому его показания (п. 3 ч. 2 ст. 54 УПК РФ) могут касаться лишь фактических обстоятельств, исключающих его вину в причинении вреда, в частности непреодолимой силы. По окончании предварительного расследования гражданский ответчик знакомится лишь с теми материалами уголовного дела (п. 9 ч. 2 ст. 54 УПК РФ), которые относятся к гражданскому иску, и имеет право снимать копии только с этих материалов.

При неявке без уважительных причин гражданского ответчика по вызову следователя (дознавателя), прокурора, суда уголовное дело рассматривается в его отсутствие.

Признание иска гражданским ответчиком на предварительном следствии, а также примирение сторон влечет прекращение производства по иску. Признание иска в суде влечет его удовлетворение, о чем указывается в приговоре суда, а в случае примирения сторон суд прекращает производство по иску. Суд вправе не принять признание иска ответчиком и не утвердить мировое соглашение, если эти действия противоречат закону и нарушают права других лиц. В этом случае производство по иску продолжается до вынесения приговора или иного судебного решения (ч. 2 ст. 39, ч. 4 ст. 173 ГПК).

3.2. Основания и порядок заявления исковых требований в уголовном процессе

По сравнению с УПК РСФСР, новый УПК сначала чуть изменил, а позже вернул на исходную позицию привычную процедуру подачи иска. И в первую очередь это связано с временными рамками предъявления иска. Так, в ч. 2 ст. 44 УПК РФ было указано, что «гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования». Позже законодатель вновь разрешил потерпевшим и их представителям предъявлять иски непосредственно в судебном заседании, до окончания судебного следствия (ч. 2 ст. 44 УПК РФ в редакции Федерального Закона от 4 июля 2003 года № 92-ФЗ48).

Нормы нового УПК практически никак не изменяют процедурные вопросы подачи иска – также у потерпевших сохраняется право предъявить иск и после рассмотрения уголовного дела судом, после вынесения приговора, в порядке гражданского судопроизводства, также подача гражданского иска в уголовном процессе освобождается от уплаты госпошлины.

Итак, можно представить процедуру подачи гражданского иска в рамках уголовного процесса следующим образом:

1. С момента возбуждения уголовного дела лицо, чьи законные интересы нарушены в результате преступления, вправе подать исковое заявление (дознавателю, следователю, судье) в форме гражданского иска.

В наиболее обобщенном и упрощенном виде указанное исковое заявление должно содержать49:

– наименование суда, в который он предъявлен. Такое положение о том, что гражданский иск адресуется суду (хотя и подается следствию или дознанию), объясняется тем, что в конечном итоге только суд разрешает иск по существу;

– наименование истца, а также место его нахождения;

– наименование ответчика;

– обстоятельства, подтверждающие исковые требования истца, а также доказательства, обосновывающие истцом указанные обстоятельства (факт признания лица потерпевшим и причинение вреда);

– сумму иска и требования истца;

– перечень документов, прилагаемых к иску. При этом следует подчеркнуть, что согласно ст. 42, 44, 45, 47, 54 и 55 УПК для гражданского истца (потерпевшего и его представителя, обвиняемого, гражданского ответчика и их представителей) установление основания, характера и размера вреда – это право, а для суда – обязанность;

– подпись лица, подавшего заявление, или его представителя.

Считается, что иногда негативную роль играет норма законодательства о возможности подачи гражданского иска после приговора по уголовному делу. Это очень «расслабляет» потерпевших, и в итоге ведет к определенному затягиванию принятия решения и лишней трате времени50.

В описанной ситуации можно надеяться на предъявление потерпевшим иска на стадии предварительного расследования. И здесь есть свои плюсы.

Во-первых, это сохраняет время и силы самим потерпевшим, так как уголовное дело и гражданский иск будут рассматриваться одновременно в одном судебном заседании. Конечно, при условии, что исковые требования будут законны и обоснованны, только в этом случае суд не может уклониться от разрешения гражданского иска при рассмотрении уголовного дела. Потерпевший, не успевший предъявить иск по уголовному делу, будет вынужден сначала участвовать в судебном заседании по уголовному делу, а далее, после обвинительного приговора – в судебном заседании по гражданскому делу, что, естественно, отнимет у него гораздо больше времени.

Во-вторых, на предварительном следствии гораздо больше шансов сохранить имущество подозреваемого или обвиняемого для обеспечения в будущем исполнения приговора в части гражданского иска. При предъявлении гражданского иска, в соответствии со ст. 115 УПК РФ, прокурор, следователь и дознаватель с согласия прокурора обязаны возбудить перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого.

И последнее, но не менее важное. После вынесения обвинительного приговора судом в отношении нескольких подсудимых (причинителей вреда) с реальным отбыванием наказания в виде лишения свободы, последние как правило направляются для отбывания наказания в различные исправительные учреждения. И предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства для потерпевшего будет представлять определенную сложность даже в плане установления места нахождения ответчиков51.

2. На следующей стадии происходит рассмотрение искового заявления и вынесения по нему процессуального решения.

В данном случае возможны два варианта процессуального решения: признать заявителя гражданским истцом или отказать в принятии заявления. В описательной части постановления о признании гражданским истцом излагаются данные, свидетельствующие о фактах причинения преступлением лицу имущественного вреда, признании его потерпевшим по данному делу, невозмещении вреда на момент вынесения постановления и представлении этим лицом искового заявления. В резолютивной части постановления излагается решение о признании лица, представившего исковое заявление, гражданским истцом по делу, объявлении ему данного постановления и разъяснения соответствующих прав.

3. Соответственно следующая стадия – это объявление постановления о признании гражданским истцом и разъяснение прав гражданского истца.

С точки зрения качества достижения результата, лучше всего, если на предварительном следствии на стороне потерпевшего (в качестве представителя в соответствии с п.8 ч. 2 ст.42 УПК РФ) участвует профессиональный юрист – адвокат, который знает нормы законодательства и уже на предварительном следствии составит и предъявит исковое заявление. В противном случае следователь, в производстве которого находится уголовное дело, просто формально разъяснит потерпевшему его права, дав прочитать несколько статей закона (из которых потерпевший ничего не поймет).

Многие юристы в силу своих профессиональных обязанностей разговаривают с обычными гражданами, используя юридические термины, и забывают о том, что ничего не сведущий в юриспруденции человек просто не понимает его. Поэтому на следователе лежит моральная обязанность разъяснить потерпевшему (при отсутствии у него представителя) его права действительно подробно, так, чтобы он их понял и знал, что ему делать.

4. Следующая стадия – принятие обеспечительных мер.

Гражданский истец или его представитель имеют право просить о принятии мер обеспечения не только заявленного иска, но и возможного гражданского иска.

Предъявление гражданского иска в соответствии со ст. 115 УПК РФ обязывает прокурора, а также следователя и дознавателя с согласия прокурора возбуждать перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия (о такой категории лиц еще будет сказано ниже). И чем быстрее потерпевший заявит свои исковые требования, тем быстрее возможно наложение ареста на имущество для обеспечения в будущем исполнения приговора в части гражданского иска.

В подобных исках необходимо указывать все имущественные расходы, которые понес потерпевший в результате совершенного в отношении него преступления. Причем в судебном заседании возможно уточнение исковых требований в связи с изменением цен, так как предварительное следствие и суд по некоторым делам может длиться годами. Так, в разъяснении Пленума Верховного Суда РФ, данное в п. 6 постановления от 25 апреля 1995 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности»52, говорится о том, что «при определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходить, в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов. При определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, необходимо учитывать стоимость имущества на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией на момент исполнения приговора». И некоторые судебные решения были отменены в части гражданского иска по причине того, что суд определил взыскиваемую с виновного сумму, исходя из цен на момент совершения преступления (причинения вреда), а не из цен, действующих на день принятия решения о его возмещении.

По общему правилу, имущественный вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п. 1 статьи 1064 ГК РФ). Вроде бы все понятно – лицо, совершившее преступление и тем самым причинившее вред законным правам и интересам других лиц, обязано возместить этот вред. Такое лицо признается по уголовному делу гражданским ответчиком, наряду с предъявленным ему обвинением. Потом в судебном заседании оно признается виновным в совершении преступления, и этим же приговором на него возлагается еще и гражданская ответственность по возмещению вреда, причиненного преступлением. Однако на практике не всегда получается все так просто. Преступления совершают различные люди – несовершеннолетние, должностные лица, военнослужащие, и не всегда к лицу, совершившему преступление, правомерно предъявление гражданского иска.

Законодатель предусматривает определенные случаи, когда обязанность возмещения имущественного вреда возлагается на третьих лиц53 (согласно ГК РФ):

вред, причиненный работниками, участниками или членами хозяйственных обществ, товариществ и производственных кооперативов, при исполнении ими трудовых (служебных, должностных) обязанностей, а также при осуществлении ими предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива – обязанность возмещения такого вреда возлагается на соответствующее юридическое лицо (статья 1068);

вред, причиненный в результате незаконных действий
(бездействия) государственных органов, органов местного
самоуправления либо должностных лиц этих органов – обязанность
его возмещения возлагается на казну Российской Федерации, казну
субъекта Российской Федерации или казну муниципального
образования (ст. 1069);

вред, причиненный гражданину сотрудниками органов
предварительного следствия или дознания в результате незаконного
осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности,
незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под
стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения
административного взыскания в виде ареста или исправительных
работ – обязанность возмещения данного вреда возлагается на казну
Российской Федерации, казну субъекта Российской Федерации или
казну муниципального образования (ст. 1070);

вред, причиненный малолетними, подлежит возмещению их
родителями, усыновителями или опекунами (в том числе
учреждениями, осуществляющими функции опекунов, либо
учреждениями, обязанными осуществлять надзор за малолетними),
если они не докажут, что вред возник не по их вине (п. 1-3 ст. 1073);

вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от
четырнадцати до восемнадцати лет, в случаях, когда у них нет
доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда –
подлежит возмещению их родителями, усыновителями или
попечителями (в том числе учреждениями, осуществляющими
функции попечителей), если они не докажут, что вред возник не по их
вине (п. 1-2 ст. 1074);

вред, причиненный недееспособными, подлежит возмещению их
опекунами либо организациями, обязанными осуществлять надзор за
недееспособными, если они не докажут, что вред возник не по их
вине (п. 1 ст. 1076);

вред, причиненный лицом, которое не могло понимать значения
своих действий или руководить ими вследствие психического
расстройства, возмещается по решению суда проживающими
совместно с этим лицом его трудоспособными супругом, родителями,
совершеннолетними детьми, которые знали о психическом
расстройстве причинителя вреда, но не ставили вопрос о признании
его недееспособным (п. 3 статьи 1078);

вред, причиненный совместно несколькими лицами, может быть
возмещен одним или несколькими причинителями солидарно (статья
1080);

вред, причиненный малолетним (в возрасте до 14 лет), когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять над ним надзор, возмещается таким учреждением, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора (п. 3 ст. 1073).

На некоторых из этих пунктов хочется остановиться отдельно, так как они вызывают больше всего вопросов у правоприменителей. Например, об ответственности несовершеннолетних, тем более что ими совершается значительное число преступлений. Так, например, по данным Управления Судебного Департамента при Верховном Суде РФ в Республике Татарстан, несовершеннолетние составляют 11,4 % от общего количества осужденных. Из 3030 осужденных в 2001 году федеральными судами Республики Татарстан несовершеннолетних наказание в виде лишения свободы назначено 682 лицам (22,5 %)54.

В соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Обязанность родителей по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточное для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность55.

Таким образом, суд при подготовке дела к судебному разбирательству должен разрешить вопрос о составе лиц, участвующих в деле, а именно, обсудить вопрос о привлечении в качестве ответчика самого несовершеннолетнего, так как ответственность по возмещению вреда, причиненного им, может быть возложена на его родителей только при отсутствии у него доходов или имущества либо их недостаточности. Если же судом вопрос наличия имущества у несовершеннолетнего не обсуждался и не затрагивался, а ответчиками по делу сразу же были признаны родители, то подобное судебное решение скорее всего вышестоящей инстанцией будет отменено.

Если же выяснится, что у несовершеннолетнего причинителя вреда не достаточно для возмещения имущества, и возникает необходимость в дополнительной ответственности родителей, то соответчиками в суде выступают причинитель вреда и его законный представитель. Судебное решение при наличии необходимых оснований выносится в отношении того и другого.

Все вышеуказанные вопросы возмещения вреда, причиненного несовершеннолетними, очень подробно разъяснены в Определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 31 марта 2000 г.56: «В случае причинения вреда несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет надлежащими ответчиками, по общему правилу, являются непосредственно они. Если же возникнет необходимость по основаниям, предусмотренным ст. 1074 ГК РФ, в дополнительной ответственности родителей, то соответчиками в суде выступают причинитель вреда и его законный представитель».

Этим же определением даны разъяснения по поводу компенсации морального вреда родителями (усыновителями или попечителями) за несовершеннолетних причинителей вреда. Так, Президиум Самарского областного суда по иску Д. к матери виновного – К. в постановлении указал, что законом не предусмотрена обязанность родителей по компенсации морального вреда, причиненного действиями их несовершеннолетних детей. Однако, Верховный суд РФ пояснил, что такое толкование ст. 1074 ГК РФ ошибочно, так как эта норма расположена в гл. 59 ГК РФ, регулирующем общие положения о возмещении вреда, и, следовательно, регулирует правоотношения, возникающие при причинении всякого вреда, как имущественного, так и морального.

Не надо забывать и о том, что законный представитель по уголовному делу не всегда может являться гражданским ответчиком, на котором будет лежать обязанность по возмещению вреда. Так, по делу несовершеннолетнего Федоренко его законным представителем был признан дед Гавриленко, с которого впоследствии было постановлено взыскать компенсацию морального вреда. Однако судом не было учтено то, что Гавриленко не является родителем (усыновителем) или попечителем осужденного Федоренко. У Федоренко есть мать, Николаенко. Это и послужило основанием для отмены приговора в части разрешения иска о компенсации морального вреда (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1997 г57. «В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине (ч.2 ст. 1074 ГК РФ)»). Кстати, этим же Постановлением Верховный суд расшифровал, в чем же выразилась вина законных представителей:  «Вина законных представителей несовершеннолетних подсудимых выразилась в том, что они недостаточно занимались воспитанием, их дети бесконтрольно проводили время вне дома и употребляли спиртные напитки, это и привело к совершению тяжкого преступления».

Очень интересным представляется также позиция Верховного суда РФ по компенсации материального и морального вреда, причиненного преступлениями, совершенными военнослужащими. По общему правилу (ст. 1068 ГК РФ), компенсация вреда, причиненного военнослужащими, взыскивается с воинской части, где служил причинитель вреда (т.е. с юридического лица). Однако в подобных случаях есть и исключения. Так, по делу прапорщика Николаева военный суд округа в приговоре удовлетворил гражданские иски потерпевшей Буняевой Т.К. (матери убитого младшего сержанта Буняева) и взыскал с воинской части 10 млн. рублей, затраченные ею на погребение сына, и 60 млн.рублей в порядке компенсации морального вреда. Однако Военная коллегия в кассационном порядке приговор изменила, отменив решение в части гражданских исков, и приняла новое решение – о взыскании присужденных сумм с причинителя вреда осужденного Николаева. В обоснование своего решения коллегия указала, что суд первой инстанции, правильно установив размер причиненного материального ущерба и морального вреда потерпевшей Буняевой Т.К., необоснованно возложил обязанности по его возмещению на воинскую часть. В соответствии с ч.1 ст. 1064 ГК РФ причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Судом бесспорно установлено, что Николаев вопреки требованиям Устава внутренней службы ВС РФ и Инструкции дежурному по парку части самовольно покинул место службы – автопарк части, т.е. фактически прекратил исполнение возложенных на него обязанностей. В данном случае, согласно требованиям ч.1 ст. 1068 ГК РФ, воинская часть (как юридическое лицо) не должна возмещать вред, причиненный Николаевым. В соответствии со ст.151 ГК РФ Николаев обязан компенсировать матери погибшего и моральный вред58.

И в заключении хотелось бы для сравнения описать, как подобная проблема (а именно: кому предъявлять гражданский иск) решается в других странах, в частности в США. Там иски предъявляются тому субъекту (пусть имеющему только косвенное отношение к преступлению), кто реально может выплатить сумму возмещения. В Штатах никого не удивить иском, который потерпевший, получивший огнестрельное ранение, предъявляет не к человеку, выстрелившему в него, а к магазину, продавшему виновному пистолет. И мотив такого действия только в том, что у магазина большой оборот денежных средств и у потерпевшего больше шансов получить компенсацию от магазина, чем от физического лица59. Добавлю, что в нашей стране первая попытка подачи подобных исков пока закончилась неудачей. Пострадавшие от теракта в Доме культуры на Дубровке подали в суд иски к московскому правительству с требованием выплатить им компенсацию морального и физического вреда. В удовлетворении исков судом было отказано60.


Заключение

Восстановление нарушенных прав участников уголовного судопроизводства осуществляется при помощи реализации права обжалования, реабилитации и гражданского иска. Судебному обжалованию в досудебных стадиях уголовного процесса должны подлежать решения и действия (бездействие) органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, способные причинить ущерб не только непосредственно закрепленным в конституционных нормах, но и другим общепризнанным правам и свободам личности.

Круг субъектов права на обжалование в суд в досудебном производстве действий (бездействия) и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, не должен ограничиваться лишь участниками уголовного судопроизводства, в связи с чем ч. 1 ст. 125 УПК РФ требует пересмотра.

Отсутствие каких-либо ограничений на обжалование в суд в ходе досудебного производства действий и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, способно привести к таким негативным последствиям, как смешение процессуальных функций, нарушение стадийности уголовного процесса, дезорганизация работы органов расследования.

В УПК РФ необходимо закрепить правила, в соответствии с которым в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования в суд могут быть обжалованы только действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, начальника следственного отдела и прокурора, которые ограничивают конституционные или иные общепризнанные права и свободы, и отложение судебной проверки законности и обоснованности которых до стадии судебного разбирательства невозможно либо может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым.

Судебный порядок рассмотрения жалоб в досудебном производстве не подменяет собой обжалования действий (бездействия) и решений должностных лиц прокурору, а является дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов личности.

При разработке принципов компенсации вреда необходимо учитывать следующее:

– в основе принципов и норм международного права, определяющих права на получение компенсации, лежит обязанность государства не возместить гражданину в полной мере материальный ущерб, а обеспечить ему достойный уровень существования;

– понятие компенсации "морального вреда" поглощается сутью понятия "обеспечение достойного уровня существования", для достижения которого применяется компенсация, что делает юридически не обоснованными иски к государству о компенсации морального вреда;

– социальный характер государственных гарантий компенсации предполагает применение их исключительно в отношении собственных граждан (т.е. государство обеспечивает компенсацию своему гражданину, даже если ущерб был нанесен вне территории данного государства);

– предоставление потерпевшему компенсации не исключает необходимости установления органами власти реального размера материального ущерба как для взыскания с виновных в возникновении ущерба в случае их установления, так и для более полного анализа социально-экономических процессов в обществе;

– обеспечение достойного уровня жизни с помощью государственной гарантии компенсации не предполагает исключительно денежные выплаты и может заключаться в предоставлении безвозмездного доступа к материальным ресурсам и инфраструктуре;

– наличие у жертвы средств для достойного существования предполагает неприменение к ней обязательств государства компенсировать ущерб;

– отсутствие у жертвы средств к существованию предполагает получение ею компенсации, которая может оказаться более существенной, чем понесенный ущерб.

Таким образом, государственная гарантия компенсации ущерба жертвам преступлений – это составная часть и, более того, следствие социальной политики государства. И хотя международное право ограничивает обязательства государства при компенсации материального ущерба его материальными возможностями, снижение уровня социальной защиты населения неизбежно ведет к экономическому упадку государства, поэтому не может быть признано приемлемой практикой государственного управления.

Существенным является вопрос о том, из каких источников будут формироваться соответствующие фонды. Их должно быть несколько:

– государственная помощь;

– средства, конфискованные у преступников, в том числе у тех, в результате действия которых жертве требуется оказание материальной поддержки;

– средства общественных организаций, в частности правозащитных и таких, которые специализируются на оказании помощи потерпевшим от преступлений;

– пожертвования частных лиц;

– пожертвования церковных учреждений.

Требуется ряд дополнений и изменений в УПК РФ, которые бы помогли наиболее полно учесть интересы потерпевших в уголовном преследовании. Необходимо развивать широко распространенные в зарубежных государствах так называемые примирительные процедуры, когда учет мнения потерпевшего является в некоторых случаях определяющим при уголовном преследовании. Необходимо учитывать мнение потерпевшего и при условно-досрочном освобождении осужденного, особенно по преступлениям против личности. До настоящего времени политика государства ориентирована преимущественно на учет интересов лиц, совершивших преступление и отбывающих наказание.

Необходимо внести изменения в части 3 ст. 133 УПК РФ. Предлагается следующая редакция: “Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе привлечения к уголовной ответственности”.


Список использованных источников и литературы

Нормативные акты

  1.  Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета.– 1993.– № 237.
  2.  Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с изменениями от 29 мая, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 30 июня, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 22 апреля, 29 июня, 2, 28 декабря 2004 г., 1 июня 2005 г., 9 января, 3 марта 2006 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 2001.– № 52 (часть I).– Ст. 4921.
  3.  Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изменениями от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января 2006 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 1996.– № 25.– Ст. 2954.
  4.  Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, часть вторая от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ и часть третья от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ (с изменениями от 26 января, 20 февраля, 12 августа 1996 г., 24 октября 1997 г., 8 июля, 17 декабря 1999 г., 16 апреля, 15 мая, 26 ноября 2001 г., 21 марта, 14, 26 ноября 2002 г., 10 января, 26 марта, 11 ноября, 23 декабря 2003 г., 29 июня, 29 июля, 2, 29, 30 декабря 2004 г., 21 марта, 9 мая, 2, 18, 21 июля 2005 г., 3, 10 января, 2 февраля 2006 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 1994.– № 32.– Ст. 3301; 1996.– № 5.– Ст. 410; 2001.– № 49.– Ст. 4552.
  5.  Федеральный закон РФ от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (с изменениями от 25 июля 2002 г., 30 июня, 11 ноября 2003 г., 8 мая, 22 августа 2004 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 2001.– № 51.– Ст. 4831.
  6.  Федеральный закон РФ от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (с изменениями от 25 июля, 31 декабря 2002 г., 29 ноября 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г., 14 февраля 2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 2001.– № 52 (Часть I).– Ст. 4920.
  7.  Федеральный закон РФ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Собрании законодательства Российской Федерации.– 2003.– № 27 (часть I).– Ст. 2706.
  8.  Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (утв. Минюстом СССР, Прокуратурой СССР и Минфином СССР по согласованию с Верховным Судом СССР, МВД СССР и КГБ СССР 2 марта 1982 г.) // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР.– 1984.– № 3.
  9.  Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (с изменениями от 9, 20 марта, 19 июня, 17 ноября, 29 декабря 2001 г.) (утратил силу) // Ведомости Верховного Совета РСФСР.– 1960.– № 40.– Ст. 592.

Материалы судебно-следственной практики

  1.  Постановление Конституционного Суда Российской Федерации
    № 18-П от 28.10.96 г // Вестник Конституционного Суда РФ.– 1996.– № 5.
  2.  Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 1997.– № 10.– Ст. 8.
  3.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" (с изменениями от 27 декабря 2002 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 1995.– № 7.– Ст. 2.
  4.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 2000.– № 4.
  5.  Определение ВК Верховного Суда РФ от 14 мая 1998 г. № 6-040/98 // Текст определения официально опубликован не был. источник: СПС "Гарант", 2006.
  6.  Определение СК Верховного Суда РФ от 31 марта 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 2001.– № 4.
  7.  Постановление СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 2001.– № 8.
  8.  Определение № 49-О05-86 по делу М. //Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2005 г. (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 2006.– № 5.
  9.  Сборник материалов по вопросам возмещения ущерба реабилитированным гражданам.– М., 1990.
  10.  Мониторинг уголовного судопроизводства. Милиция. Суды. Следственные изоляторы. Данные о Республике Татарстан.– Казань, 2002.

Специальная литература

  1.  Антонов И., Васильева Г. Обжалование в суд процессуальных действий и решений как гарантия защиты личности в сфере уголовного судопроизводства // Юридический мир.– 2005.– № 10.
  2.  Бадалян Г.Л. Преимущества рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе // Уголовное судопроизводство.– 2006.– № 1.
  3.  Белобородов С.В. Принцип обжалования в уголовном судопроизводстве России: Понятие, сущность и содержание // Российский судья.– 2006.– № 7.
  4.  Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Реабилитация необоснованно осужденных граждан в современных правовых системах: Учебное пособие.– Тверь, 1993.
  5.  Бойцова Л.В. Возмещение ущерба “жертвам правосудия” в России // Российская юстиция.– 1994.– № 6.
  6.  Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя. – М., 2004.
  7.  Васильева Г.М. Институт обжалования в системе гарантий соблюдения прав личности в ходе досудебного производства по уголовным делам: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.– СПб., 2004.
  8.  Гражданское право. Учебник. Часть 2. Обязательственное право / Под ред. В.В. Залесского.– М., 1998.
  9.  Гринев А., Тарасова Г. Обжалование отдельных судебных решений в ходе уголовного судопроизводства // Законность.– 2004.– № 12.
  10.  Денисова Т.Ю. Целесообразность рассмотрения гражданского иска в уголовном судопроизводстве // Вестник Оренбургского государственного университета. Часть 1, Уголовный процесс.– Оренбург: Оренбургский государственный университет, 2005.– № 3.
  11.  Ильютченко Н.В. Возмещение ущерба причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда: Дис. … канд. юрид. наук.– М., 1995.
  12.  Иоффе О.С. Обязательственное право.– М., 1975.
  13.  Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. 2-е изд., перераб. и доп.– М., 2002.
  14.  Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) /Под общей ред. В.И.Радченко.– М.: Юстицинформ, 2004.
  15.  Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание) /Под общ. ред. В.В. Мозякова, С.И. Гирько, Г.В. Мальцева, И.Н. Барцица. – М.: Книга-Сервис, 2003.
  16.  Мирза Л.С. Доступ к правосудию в процессе обжалования в суд действий и решений органов, ведущих расследование // Российский судья.– 2004.– № 2.
  17.  Морозов П.С. Реализация конституционного права судебного обжалования в досудебном производстве: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.– СПб., 2004.
  18.  Пастухов М.И. Реабилитация невиновных. Основы правового института.– Минск, 1993.
  19.  Подопригора А.А. Реабилитация в уголовном процессе России: Автореф… дис. канд. юр. наук.– Ростов-на-Дону, 2004.
  20.  Поздняков М.Л. Обжалование определений суда и постановлений судьи // Уголовный процесс.– 2005.– № 12.
  21.  Полякова М.Ф. Возмещение имущественного ущерба в случаях реабилитации – одна из гарантий прав личности в советском уголовном процессе: Учебное пособие.– М., 1986.
  22.  Попов Е.А. Адвокат как участник уголовного процесса в досудебных стадиях: Дис. …канд. юр. наук.– Краснодар, 2004.
  23.  Прокофьева С.М. Концепция гуманизации уголовного судопроизводства.– СПб., 2002.
  24.  Прокудина Л.А. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов: Научно-практический комментарий.– М., 1997.
  25.  Ровный В.В. Гражданско-правовая ответственность: Учеб. пособие.– Иркутск, 2002.
  26.  Сарсенбаев А. Порядок и практика обращения к исполнению приговоров в части гражданского иска // Юрист.– 2005.– № 2.
  27.  Синельщиков Ю. Насилие к задержанным: реальность и перспективы борьбы // Законность.– 2000.– № 1.
  28.  Славгородских Т.А. Предмет доказывания обстоятельств гражданского иска в Российском уголовном судопроизводстве: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.– Челябинск, 2004.
  29.  Тетерина Т.В. Обеспечение права потерпевшего на обжалование приговора, определения, постановления суда // Актуальные проблемы законодательной и правоприменительной деятельности в сфере борьбы с преступностью.– Сыктывкар, 2004.
  30.  Трунов И.Л. Обжалование действий и решений должностных лиц в уголовном процессе // Право и политика.– 2003.– № 11 (47).
  31.  Трунова Л.К. Институт обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство // Современное право.– 2004.– № 4.
  32.  Тямкин А.В. К вопросу о порядке, способах обжалования решений и действий должностных лиц оперативно-розыскных органов, нарушающих права личности // Воронежские криминалистические чтения. Выпуск 6.– Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2005.
  33.  Химичева О.В. Актуальные проблемы обжалования в досудебном производстве // Материалы международной научно-практической конференции "Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Год правоприменения и преподавания".– М.: МГЮА, 2004.
  34.  Химичива О. Реабилитация в уголовном судопроизводстве // Законность.– 2003.– № 9.

1 Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета.– 1993.– № 237.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с изменениями от 9 января, 3 марта 2006 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 2001.– № 52 (часть I).– Ст. 4921.

3 См.: Тетерина Т.В. Обеспечение права потерпевшего на обжалование приговора, определения, постановления суда // Актуальные проблемы законодательной и правоприменительной деятельности в сфере борьбы с преступностью.– Сыктывкар, 2004.– С. 74.

4 Антонов И., Васильева Г. Обжалование в суд процессуальных действий и решений как гарантия защиты личности в сфере уголовного судопроизводства // Юридический мир.– 2005.– № 10.– С. 49.

5 См.: Химичева О.В. Актуальные проблемы обжалования в досудебном производстве // Материалы международной научно-практической конференции "Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Год правоприменения и преподавания".– М.: МГЮА, 2004.– С. 244.

6 Трунова Л.К. Институт обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство // Современное право.– 2004.– № 4.– С. 32.

7 Поздняков М.Л. Обжалование определений суда и постановлений судьи // Уголовный процесс.– 2005.–
№ 12.– С. 31-32.

8 Там же.– С. 34.

9 Гринев А., Тарасова Г. Обжалование отдельных судебных решений в ходе уголовного судопроизводства // Законность.– 2004.– № 12.– С. 33.

10 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (с изменениями от 29 декабря 2001 г.) (утратил силу) // Ведомости Верховного Совета РСФСР.– 1960.– № 40.– Ст. 592.

11 См.: Трунов И.Л. Обжалование действий и решений должностных лиц в уголовном процессе // Право и политика.– 2003.– № 11 (47).– С. 95.

12 Мирза Л.С. Доступ к правосудию в процессе обжалования в суд действий и решений органов, ведущих расследование // Российский судья.– 2004.– № 2.– С. 22.

13 Васильева Г.М. Институт обжалования в системе гарантий соблюдения прав личности в ходе досудебного производства по уголовным делам: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.– СПб., 2004.– С. 4.

14 Тямкин А.В. К вопросу о порядке, способах обжалования решений и действий должностных лиц оперативно-розыскных органов, нарушающих права личности // Воронежские криминалистические чтения. Выпуск 6.– Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2005.– С. 246.

15 См.: Синельщиков Ю. Насилие к задержанным: реальность и перспективы борьбы // Законность.– 2000.– № 1.– С. 11.

16 См.: Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя.– М., 2004.– С. 25-26.

17 Белобородов С.В. Принцип обжалования в уголовном судопроизводстве России: Понятие, сущность и содержание // Российский судья.– 2006.– № 7.– С. 30.

18 См.: Попов Е.А. Адвокат как участник уголовного процесса в досудебных стадиях: Дис. …канд. юр. наук.– Краснодар, 2004.– С. 44.

19 См.: Морозов П.С. Реализация конституционного права судебного обжалования в досудебном производстве: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.– СПб., 2004.– С. 16.

20 См.: Попов Е.А. Адвокат как участник уголовного процесса в досудебных стадиях: Дис. …канд. юр. наук.– Краснодар, 2004.– С. 51.

21 Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (утв. Минюстом СССР, Прокуратурой СССР и Минфином СССР по согласованию с Верховным Судом СССР, МВД СССР и КГБ СССР 2 марта 1982 г.) // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР.– 1984.– № 3.

22 См.: Подопригора А.А. Реабилитация в уголовном процессе России: Автореф… дис. канд. юр. наук.– Ростов-на-Дону, 2004.– С. 15.

23 Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, часть вторая от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ и часть третья от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ (с изменениями от 3, 10 января, 2 февраля 2006 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 1994.– № 32.– Ст. 3301; 1996.– № 5.– Ст. 410; 2001.– № 49.– Ст. 4552.

24 Федеральный закон РФ от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (с изменениями от 8 мая, 22 августа 2004 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 2001.– № 51.– Ст. 4831.

25 Федеральный закон РФ от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (с изменениями от 14 февраля 2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 2001.– № 52 (Часть I).– Ст. 4920.

26 См.: Прокофьева С.М. Концепция гуманизации уголовного судопроизводства.– СПб., 2002.– С. 256–257.

27 Там же.– С. 258–259.

28 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 18-П от 28.10.96 г // Вестник Конституционного Суда РФ.– 1996.– № 5.

29 Химичива О. Реабилитация в уголовном судопроизводстве // Законность.– 2003.– № 9.– С. 16.

30 Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изменениями от 5 января 2006 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации.– 1996.– № 25.– Ст. 2954.

31 См.: Полякова М.Ф. Возмещение имущественного ущерба в случаях реабилитации – одна из гарантий прав личности в советском уголовном процессе: Учебное пособие.– М., 1986.– С. 8.

32 См.: Прокудина Л.А. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов: Научно-практический комментарий.– М., 1997.– С. 23.

33 См.: Иоффе О.С. Обязательственное право.– М., 1975.– С. 102.

34 См.: Пастухов М.И. Реабилитация невиновных. Основы правового института.– Минск, 1993.– С. 28.

35 См., напр.: Ильютченко Н.В. Возмещение ущерба причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда: Дис. … канд. юрид. наук.– М., 1995; Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Реабилитация необоснованно осужденных граждан в современных правовых системах: Учебное пособие.– Тверь, 1993.

36 Ильютченко Н.В. Возмещение ущерба причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда: Дис. … канд. юрид. наук.– М., 1995.– С. 131.

37 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. 2-е изд., перераб. и доп.– М., 2002.– С. 300–301.

38 Там же.– С. 301.

39 Там же.

40 Бойцова Л.В. Возмещение ущерба “жертвам правосудия” в России // Российская юстиция.– 1994.– № 6.–
С. 46.

41 См.: Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Указ. соч.– С. 61.

42 Сборник материалов по вопросам возмещения ущерба реабилитированным гражданам.– М., 1990.– С. 27-28.

43 См.: Бойцова Л.В. Возмещение ущерба “жертвам правосудия” в России // Российская юстиция.– 1994.–
№ 6.– С. 47.

44 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общей ред. В.И.Радченко.– М.: Юстицинформ, 2004.– С. 189.

45 Постановление СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 2001.– № 8.

46 См.: п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 2000.– № 4.

47 Определение № 49-О05-86 по делу М. // Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2005 г. (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 2006.– № 5.

48 Федеральный закон РФ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Собрании законодательства Российской Федерации.– 2003.– № 27 (часть I).– Ст. 2706.

49 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание) / Под общ. ред. В.В. Мозякова, С.И. Гирько, Г.В. Мальцева, И.Н. Барцица.– М.: Книга-Сервис, 2003.– С. 195-196.

50 Денисова Т.Ю. Целесообразность рассмотрения гражданского иска в уголовном судопроизводстве // Вестник Оренбургского государственного университета. Часть 1, Уголовный процесс.– Оренбург: Оренбургский государственный университет, 2005.– № 3.– С. 45.

51 Сарсенбаев А. Порядок и практика обращения к исполнению приговоров в части гражданского иска // Юрист.– 2005.– № 2.– С. 38.

52 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" (с изменениями от 27 декабря 2002 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 1995.– № 7.– Ст. 2.

53 См.: Гражданское право. Учебник. Часть 2. Обязательственное право / Под ред. В.В. Залесского.– М., 1998.– С. 512-520.

54 Мониторинг уголовного судопроизводства. Милиция. Суды. Следственные изоляторы. Данные о Республике Татарстан.– Казань, 2002.– С. 73.

55 Ровный В.В. Гражданско-правовая ответственность: Учеб. пособие.– Иркутск, 2002.– С. 136.

56 Определение СК Верховного Суда РФ от 31 марта 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 2001.– № 4.

57 Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.– 1997.– № 10.– Ст. 8.

58 Определение ВК Верховного Суда РФ от 14 мая 1998 г. № 6-040/98 // Текст определения официально опубликован не был. источник: СПС "Гарант", 2006.

59 Бадалян Г.Л. Преимущества рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе // Уголовное судопроизводство.– 2006.– № 1.– С. 12.

60 См.: Славгородских Т.А. Предмет доказывания обстоятельств гражданского иска в Российском уголовном судопроизводстве: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.– Челябинск, 2004.– С. 11.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

62543. О МАМЕ И О ПАПЕ 24.55 KB
  Цель урока: Дать первоначальные представления о православных основах семьи. Задачи урока: Познакомить с проявлением православных традиций в семье. Познакомить с Владимировской иконой Божией Матери.
62544. Основные понятия алгебры логики 23.1 KB
  Высказывание это фомулировка своего понимания окружающего мира. Высказывание является повествовательным преждложением в котором что-либо отрицается или утверждается. По поводу высказывание можно сказать истинно оно или ложно.
62545. Диффузия 24.1 KB
  Цели урока: познакомить учащихся с диффузией в жидкостях, газах и твердых телах; научить объяснять явление диффузии и скорость ее протекания в зависимости от температуры тела; развитие самостоятельности учащихся в процессе работы...
62546. Действия с информацией. Хранение информации 24.73 KB
  Цель урока: акцентировать внимание учащихся на действиях с информацией информационных процессах; познакомить со способами хранения информации. Изучением всевозможных способов передачи хранения и обработки информации.
62547. Открытие протона и нейтрона 960.86 KB
  Учитель записывает под диктовку на доску. Учитель вносит дополнения в список на доске. Учитель дополняет список на доске.
62549. Основные соединения серы 42.31 KB
  Многие характеристики серы помогут нам более детально разобраться в теме сегодняшнего урока. Этап целеполагания и планирования Учитель: Сегодня на уроке мы продолжим изучение серы и тема нашего урока Основные соединения серы...
62550. МОДЕЛИРОВАНИЕ ЮБКИ. РАЗРАБОТКА ИДЕЙ И ВЫБОР ЛУЧШЕЙ 1.88 MB
  Главное для нас не ошибиться в подборе фасона конической юбки ткани для ее изготовления и цветовой гамме. Такие юбки могут носить девушки и женщины разных возрастов так как они смотрятся очень модно и стильно кроме того для их пошива можно использовать...
62551. Подготовка к сочинению в жанре спортивного репортажа по картине С.А. Григорьева Вратарь 42.07 KB
  Цели урока: дать понятие о жанровых особенностях репортажа подготовив материал для написания сочинения по картине с описанием действий людей которых изобразил художник...