43567

Внешнее измерение социальной политики Европейского Союза и проблема расширения

Дипломная

Социология, социальная работа и статистика

Этапы формирования социальной политики Европейского Союза 12 1. Этапы развития социальной политики Европейского Союза 17 1. Политика в области занятости образования и в социальной сфере 22 1. Особенности функционирования механизма социальной политики Европейского Союза на современном этапе.

Русский

2013-10-25

484.28 KB

27 чел.

Содержание

Введение 2

Глава 1. Этапы формирования социальной политики Европейского Союза 12

1.1. Социальная политика ЕС: начало пути 13

1.2. Этапы развития социальной политики Европейского Союза 17

1.3. Политика в области занятости, образования и в социальной сфере 22

1.4. Социальная политика и социальная защита населения: поворот к ”активирующему” социальному государству 26

Глава 2. Особенности функционирования механизма социальной политики Европейского Союза на современном этапе. 29

2.1 Механизм реализации социальной политики Европейского Союза 29

2.2 Европейские структурные фонды и инициативные программы Европейского Союза 38

2.3. Политика социального партнерства и социальный диалог 48

Глава 3. Внешнее измерение социальной политики Европейского Союза и проблема расширения. 56

Заключение 61

Список использованной литературы и источников 66


Введение

Образование Европейского союза – очевидный факт. Национальные государства –члены ЕС передают многие свои полномочия на супранациональный уровень. С выходом евро близок момент достижения главной цели ЕС –формирование европейского внутреннего рынка, на что в первую очередь направлена политика ЕС.

Но социальное направление Европейского союза с самого начала в 1957г. и в особенности с 1972г. (Парижские договоры) не получило какого-либо серьезного развития. Кроется ли причина в институциональном, в культурном или, по-другому, фактическом дефиците социальной интеграции, недостатке мобильности граждан Европейского союза, это еще предстоит выяснить.

А так как Европейский союз создавался осознанно с определенной целью для удовлетворения определенных потребностей, то в рамках этой темы при выяснении положения социальной политики среди других направлений политики Европейского союза и причин этого правомерно применять функциональный подход.

Социальная политика (социальное государство) рассматривается как часть системы Европейского союза. Все направления политики ЕС удовлетворяют определенные потребности государств –членов (граждан европейских стран), например, потребность в едином рынке товаров и услуг. Социальное государство на национальном уровне состоит из следующих полей: социальное страхование, социальная помощь, защита труда, трудовые отношения (между работниками и работодателями, профсоюзами и союзами работодателей) и обеспечение свободного доступа к рынку труда. Некоторые из них нашли применение в Европейском союзе, некоторые остались на национальном уровне [7,c. 246].

Европейский рынок характеризуется следующими свободами: свобода в обращении товаров, свобода услуг, свобода обращения капитала и свобода обращения трудовых ресурсов (людей). Эти свободы –основной принцип объединения ЕС

С точки зрения функционализма объяснимо, почему в политику ЕС были включены следующие отрасли социального государства: защита труда и обеспечение свободного доступа к рынку труда. Они отвечают потребностям Европейского союза, поэтому ЕС проводит политику в этой области. Для того чтобы фирма могла продавать свой продукт во всей Европе, нужен общий стандарт, в том числе и общий стандарт по правилам безопасности на рабочем месте. Это, в свою очередь, делает необходимым общеевропейское регулирование в области защиты труда. Обеспечение свободного доступа соответствует свободе обращения трудовых ресурсов и способствует достижению той же цели.

Но обеспечение мобильности рабочей силы и реализация свободы услуг по всему Европейскому союзу поставили под вопрос как минимум 6 положений классического социального государства.

Государство не может более самостоятельно определять круг получателей социального обслуживания.

Компетенция государства в определении границ территории оказания социальных услуг сильно ограничена.

Государство не может более принимать исключительно самостоятельное решение о том, как будут страховаться его сограждане.

Не только государство, оказывающее услуги, но и органы других национальных государств определяют, кто, когда и на что имеет право.

Ослаблено право государства в определении состава его модели социального государства.

Наконец, государство не может самостоятельно определять, кто может оказывать социальные услуги.

И хотя эти меры не отвечают потребностям государств –членов ЕС в области социального государства, они необходимы для интеграции Европейского Союза и развития внутреннего рынка, нацелены именно на достижение этих результатов. Здесь, с точки зрения функционального подхода (в особенности Р. Мертона), мы можем говорить о том, что эти процессы, функциональные для ЕС, оказались дисфункциональными для отдельных социальных государств.

В области трудовых отношений тоже не наблюдается заметных сдвигов. Здесь важно согласие двух сторон: профсоюзов и союзов работодателей. Последние не имеют потребности в объединении на общеевропейском уровне. Они получают прибыль в различных условиях социального государства в различных странах. Но Европейскому союзу необходим общий рынок. В то время как для товаров и капитала уже создан общий рынок, образование европейского рынка социальных услуг и рынка труда еще только предстоит.

Национальные рынки труда, имеющие крепкую основу, являются главной причиной того, что общеевропейский рынок труда очень слабо развит, что структура реально существующей европейской политики находится больше чем под вопросом, что европейская социальная политика часто совершает лишь символические действия. Внутриполитические силы национальных рынков труда, в противовес силам европеизации, являются социальным фундаментом неразвитости социального измерения европейской интеграции (при 20 миллионах безработных и 50 миллионах бедных по всей Европе). Попытки европейской политики занятости после многих лет западноевропейской безработицы еле-еле заметны. Существует точка зрения, что европеизация долгов безработицы является в любом случае косвенным следствием валютного союза.

Развитию общеевропейского рынка труда мешает еще и то, что перемещение между государствами –членами ЕС без ограничений разрешено каждому гражданину, но только в тех случаях, когда предприниматели государства –члена ЕС испытывают потребность в европейской рабочей силе. Но каждое государство –член ЕС оформило импорт (неквалифицированной) рабочей силы по своему усмотрению, то есть через двусторонние договоры со странами 3го мира, по сравнению с которыми европейские рабочие не имеют каких-либо надежных преимуществ [1,c. 190].

Может и так случится, что с валютным союзом неразвитость европейского рынка труда примет угрожающие размеры, которые приведут к необходимости массивных интеграционных мероприятий и вызовут взрыв в развитии общего рынка труда, причем ЕС будет играть совершенно новую роль в трудовой и социальной политике. Социальные последствия валютного союза уже сейчас являются запретной темой в европейских дискуссиях. «Новая социальная роль» европейского союза важна и для внешней политики: только социально интегрированная Европа способна проводить транснациональную политику по отношению к востоку и югу. Европа же, состоящая из отдельных социальных государств, опасающихся взаимозависимости, не способна к мировой политике и помощи третьим странам.

Как будет развиваться Европейский союз, зависит не в последнюю очередь от интересов тех, кто с 1957г. ведет Европейский союз, то есть государства –члены ЕС. Но уже сейчас можно констатировать факт, что в ЕС выработана успешная социальная политика в тех областях, которые важны для развития общего европейского рынка. Они (области) являются рынкообразующими и соответствуют достижению основной цели ЕС. Социальное страхование и социальная помощь (основные отрасли социальной политики) –это рынкокоррегирующие факторы. Политика в этих отраслях не проводится, так как для этого надо понять, как должен выглядеть рынок общеевропейской социальной политики (какая модель, величина выплат и т.д.) В Европейском союзе 15 государств –членов, в них различные модели, сложно прийти к согласию. Поэтому социальная политика в ее классическом варианте играет в ЕС второстепенную роль. Многие источники говорят о том, что «только в том случае, кода похожие проблемы станут общими, (например иммиграция) появится потребность в единой европейской социальной политике».

По мере углубления экономической интеграции, процесса расширения, воздействия глобализации по-новому стали ставиться социальные проблемы общества, менялась его социальная структура, наглядно обозначилась связь между экономическим и социальным развитием. Роль социального измерения с каждым днем становится все заметнее. Все явственнее проступает необходимость учитывать социальные последствия любых процессов и трансформаций в экономической, политической, финансовой и других областях, а термин «социальная интеграция» получил право на самостоятельное существование. Необходимость просчитывать социальную цену всего, что происходит в обществе, высвечивает потребность в закреплении социальных прав человека в юридическом порядке.

Социальная политика, традиционно занимающаяся самыми насущными для людей вопросами —их жизнеобеспечением, социально-трудовыми отношениями, защитой прав населения в условиях рыночной экономики, всегда была самым чувствительным местом политики любого государства, индикатором его стабильности, как бы показателем его здоровья.

Социальная политика является претворяемой в жизнь программой обеспечения социальной зашиты населения, реализации его социальных прав, сохранения и улучшения его жизненного уровня. Таким образом, закономерно, что социальное право становится частью комплексной правовой системы ЕС и находит отражение в основополагающих документах —от Договоров о ЕС ло Конституции Европейского Союза. Оно координируется и тесно связано с налоговым, бюджетным и другими отраслями европейского права. В частности, при построении бюджетного плана ЕС учитываются потребности социальной сферы.

Цель Конституции —определение политики и права, регламентация проблем жизнеобеспечения граждан ЕС. В ходе конституционного строительства перед социальной сферой стоит сложнейшая задача гармонизации национального социального права с развивающимся коммунитарным законодательством. В процессе углубления европейской интеграции в социальной области, учитывая ее специфику, более чем где бы то ни было, находит применение принцип субсидиарное™, который строго регламентирует распределение полномочий по разным уровням. Не случайно Европейский Союз считается самым многосторонне организованным регионом мира.

Проявившие себя в конце XX в. европейская интеграция, глобализация, использование технологических инноваций, информатизация общества —по-новому поставили вопрос о соотношении экономических, политических процессов и социального развития.

Актуальность дипломной работы заключается в том, что сейчас социальную политику, наряду с экологией, называют приоритетом XXI в. Это почувствовали политические лидеры, ведущие представители финансовых и промышленных кругов, международные организации. Именно они явились инициаторами и реализаторами таких концепций, как Концепция устойчивого развития и Концепция общего развития (КОР), где вопросы экономического роста увязываются с социальным развитием и учетом экологического фактора и, наряду с требованием конкурентного порядка, подчеркивается необходимость социальной ответственности бизнеса и государства. В частности, КОР —дитя работы экспертов Всемирного банка. Впервые все эти вопросы были вынесены на уровень мирового сообщества и комплексно рассмотрены на Всемирном саммите в Копенгагене в 1995 г. К сожалению, до сих пор его многие выводы и рекомендации остались лишь декларациями.

Процесс расширения ЕС, развитие международных связей и глобализация в целом ведут к расширению диапазона действий соци&тъной политики, интенсивному развитию ее внешнего измерения и правовому оформлению ее достижений (acquis communautaire)

Намерение ЕС, наряду с оправдавшим себя единым экономическим, построить единое социальное пространство, функционирующее по фиксированным юридическим нормам, вызвано стремлением соответствовать требованиям времени, вызовам XXI в.

Эти моменты по мере эволюции ЕС находят отражение в пересмотре его учредительных документов: Маастрихт (1992 г.), Амстердам (1997 г.), Ницца (2001 г.). Хартия основных прав ЕС и Социальная повестка дня (Agenda), одобренные Нициским саммитом 2000 г., Конституция ЕС определили направления развития социальной политики на XXI в.

Оставаясь в русле международного гуманитарного права, социальное право ЕС отражает стремление углублять его, насыщать особенностями, сохранять достижения в этой области, выгодно отличающие ЕС от других регионов мира. Оно нацелено на предупреждение негативных социальных последствий для человека процессов интеграции и глобализации, на решение острых социальных проблем повседневной жизни и будущего граждан цивилизованно, на основе закона.

Для глубины осмысления сущности развития социального блока правовой системы Европейского Союза необходимо изучение социальной основы Сообщества, факторов, влияющих на социальное развитие, истории формирования европейской социальной политики. Следует понять факт неизбежного взаимодействия социальной политики с экономическим ростом, политическими трансформациями, с глобальными процессами, свойственными XXI в [7,c. 246].

ЕС прошел несколько волн своего расширения (от 6 государств до 25 в 2004 г.). Параллельно увеличивалось пространство, подпадающее под действие социального права. На нем оказались иногда сильно отличающиеся друг от друга системы социальной защиты государств-членов, поэтому приходилось бороться с национальными и региональными дисбалансами, гармонизировать их социальные законодательства, подтягивать их до социальных стандартов, принятых Сообществом.

Социальное измерение Европейского Союза развивается по иным канонам, чем, например, США или Японии. Не случайно капитализм в США называют «либеральным», в Японии —«патерналистским», а в Европе —«солидарным». Руководители ЕС, опираясь на надежно работающие во многих государствах-членах системы социальной защиты, провозглашают своей целью создание общества, способного по своей социальной структуре и возможностям, которые оно предоставляет гражданам, поддерживать функционирование конкурентоспособного экономического механизма. Причем последний в идеале призван обеспечивать прибыль предпринимателям и гарантировать основные социальные права наемным работникам на основе политики социального партнерства.

Далеко не всегда это проходит безболезненно. Приходится регулировать процессы, происходящие в обществе, добиваться нужного баланса, иногда сдерживать разгон в области экономики или политики, поступаться чем-то, удовлетворять требования одних, неизбежно вызывая негативную реакцию других. Однако ЕС держится за свой «социальный стержень», который некоторые политологи называют «социальной болезнью» Европы. Они считают, что именно приверженность Европы охране социальных прав большинства населения и высокие затраты на решение социальных проблем сдерживают ее экономический рост и наносят ущерб ее конкурентоспособности на мировом рынке. В этом, безусловно, есть рациональное зерно, и мы нередко становимся свидетелями порой весьма жестких столкновений интересов европейского бизнеса и общества. Тем не менее, видимо, существуют веские причины, по которым ЕС продолжает линию на «социальную солидарность» и «социальное сплочение» и включает именно эти формулировки в свои основные документы. Так, в ст. 158 Договора о Сообществе отмечается: «Сообщество в целях обеспечения своего гармоничного развития продолжает и расширяет деятельность, направленную на укрепление своего социального и экономического сплочения».

Целью дипломной работы является рассказать о социальной политике Европейского Союза на современном этапе. Для достижения данной цели автором были поставлены следующие задачи:

  1.  Дать общие положения о социальной политике Европейского Союза
  2.  Обозначить тапы формирования социальной политики Европейского Союза.
  3.  Выделить особенности функционирования механизма социальной политики Европейского Союза на современном этапе.
  4.  Проанализировать механизм реализации социальной политики Европейского Союза
  5.  Рассмотреть существующие структурны фонды и инициативные программы ЕС в области социальной политики
  6.  Рассказать о политике социального партнерства и социальном диалоге
  7.  Показать внешнее измерение социальной политики Европейского Союза и проблему расширения

Для достижения данных целей были использованы следующие источники:

  1.  Европейское право. Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека: Учеб. для вуз Автор: Энтин Л.М. М. 2007; Договоры об учреждении Европейских сообществ. М.: Право, 1994;
    Единый Европейский акт; Договор о Европейском союзе. М.: Право, 1994; Чубарова Т. В., Исаченко Т. М. Европейский союз и проблемы социальной защиты населения стран-участников // Труд за рубежом. 2000. № 3;
    Быховский С. В. Страны Центральной и Восточной Европы в преддверии вступления в ЕС // Европейский союз на пороге XXI века / Под ред. Ю. А. Борко и О. В. Буториной. М.: УРСС, 2001; Комаровский В. В., Садовая Е. С. Объединения работодателей в системе социального партнёрства: опыт развитых стран и России // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 5; Можаев В. Е. Глобализация и социальное партнёрство // Труд и социальные отношения. 2002. № 3 (19); Роль социального партнёрства в формировании европейского социального пространства. М., 2003. - (Доклады Института Европы РАН, № 119); Семигин Г. Ю. Социальное партнёрство в современном мире. М., 1996; Социальная ответственность как фактор эффективного развития современного общества (Европейский опыт и Россия). М., 2002;  Яковлев В. Роль социального партнёрства // Современная Европа. 2003 и др.


Глава 1. Этапы формирования социальной политики Европейского Союза

Социальная политика Европейского союза прошла в своем развитии несколько этапов. По мере расширения сферы ее действий возникала необходимость совершенствования механизма функционирования социальной политики, расширения компетенции наднациональных органов, создания новых структур, способных конструктивно ответить на вызовы времени. Несмотря на то, что к концу 1990-х гг. социальная политика ЕС в целом оформилась, тем не менее, при ее осуществлении в будущем Европейскому союзу придется сталкиваться с рядом проблем, среди которых можно выделить две главные: первая касается расширения компетенции органов ЕС в социальной сфере и увеличения числа социальных институтов коммунитарного уровня, вторая —реализации принципов конвергенции (экономического и социального выравнивания стран —членов ЕС) и гармонизации (сближения национальных систем социальной защиты).

Расширение компетенции органов ЕС в социальной сфере, как и в других областях деятельности организации, происходило очень медленно. Ни теоретики, ни практики, разрабатывающие интеграционные планы Сообществ, а потом Европейского союза, никогда не рассматривали наднациональные инструменты ее осуществления как единственные. Это в равной мере относится и к тем, кто настаивал на ускоренном перераспределении полномочий в пользу институтов Союза, и к тем, кто отстаивал противоположную позицию. Дискуссии по поводу соотношения двух уровней принятия решений затронули все направления регулирования социальной сферы. Но обвинения в адрес противников расширения компетенции наднациональных институтов ни в одной сфере не звучали так остро, как в отношении социальной политики.

1.1. Социальная политика ЕС: начало пути

Целью европейской социальной политики является улучшение условий труда и повышение уровня жизни, стимулирование трудовой занятости и создание равных возможностей, обязательный минимум социальной защищенности.

Инструментом достижения этого является Европейский социальный фонд, программы, законодательные меры по обеспечению равноправия и дополнению внутригосударственных норм и правил. 
Несмотря на то, что уже достигнут очевидный прогресс в деле Европейской социальной политики, а внутригосударственные правовые акты заменяются или постоянно пополняются Европейскими минимальными требованиями, до настоящего социального союза предстоит еще очень долгий путь. Самые важные аспекты трудового и социального законодательства пока все еще находятся в компетенции государств-членов
 [8,c. 190].

Однако наиболее существенным в данном вопросе является не столько исчерпывающая многоплановость спорных вопросов (от первостепенной задачи —борьбы с безработицей до будущего благосостояния), сколько тот факт, что впервые за всю историю предпринято открытое обсуждение на европейском уровне существования и будущего Европейской модели общества. Начало общеевропейской дискуссии о ее существовании и перспективах является важным шагом к возможному соглашению по целям и многоплановости Европейской социальной политики.

Всеобщая декларация прав человека 1948 года охватывает общий спектр индивидуальных прав человека: в одном ряду с гражданскими и политическими правами и основными свободами стоят экономические, социальные и культурные права. Европейская Конвенция о правах человека (ЕКПЧ) черпает из этого источника (за исключением сформированных в дополнительном протоколе № 1 права на защиту собственности и на образование) только гражданские и политические права и основные свободы. В качестве дополнения 18 октября 1961 года в Турине была подписана социальная хартия, которая вступила в силу 26 февраля 1965 года.
Права, изложенные в Европейской Конвенции о правах человека —это, как правило, так называемые негативные, защитные права, которые, в сущности, должны защищать гражданина от вмешательства государства. Государство не должно совершать каких-либо действий, которые могут нарушать его права.

Напротив, социальные и экономические права —это, как правило, права, для реализации которых государство должно предпринять определенные услуги. Они большей частью сформулированы как задачи, нацеленные в отдаленное будущее, и предполагают определенный уровень экономического развития.

Хартия пытается остановиться на этих проблемах: с одной стороны, она формулирует социальные и экономические права как цели государства, с другой стороны, облекает их в конкретные гарантируемые государством и юридически контролируемые меры, формируя их как обязанности. В отличие от Европейской конвенции о правах человека контрольный механизм не предполагает никаких индивидуальных жалоб и органа, подобного суду. Однако не исключено, что в будущем это положение может измениться. В остальном, в противоположность Европейской конвенции о правах человека, права, закрепленные в Социальной хартии, распространяются только на лиц, которые на законных основаниях проживают или постоянно работают на территории соответствующего государства —участника Хартии. Другая слабость Социальной хартии заключается в возможности государства выбрать для себя в качестве обязательных лишь определенное количество норм Хартии.

Таким образом, сформулированные в Хартии социальные права обеспечиваются намного слабее, чем права, изложенные в ЕКПЧ, и в определенной мере по сравнению с ними являются второстепенными.
Несмотря на это, Хартия выполняет роль политико-правового ориентира для выработки экономической и социальной политики государств-участников. После обогащения содержания путем переработки текста в 1996 году она претерпела к тому же существенное развитие.
Пересмотренная Социальная хартия вступила в силу 1 июля 1999 года.

Европейская социальная хартия состоит из двух содержательных частей. В первой части закреплены 19 прав и принципов. Во второй части содержатся соответствующие обязательства государств —участников Договора по осуществлению этих прав и принципов.
Упомянутая первая часть Хартии рассматривается лишь в качестве декларации о намерениях. Во введении первой части зафиксировано: “Договаривающиеся стороны признают в качестве цели своей политики, которую они будут осуществлять при помощи всех надлежащих средств как национального, так и международного характера, создание условий, обеспечивающих эффективное осуществление прав и принципов...”.
В противоположность этому права и принципы в части II действуют как обязательные. Вообще говоря, государства-участники не обязаны рассматривать все представленные в Хартии права и принципы как обязательные. Напротив, в части III Хартия предоставляет государствам-участникам считать имеющими для себя обязательную силу такое число статей, которое она изберет
 [11,c. 341].

Вместе с тем государства должны считать имеющими для себя обязательную силу по меньшей мере пять из семи определенных статей (прав) части II (в пересмотренной Социальной хартии по меньшей мере шесть из девяти). Кроме того, каждое государство может, помимо статей, избранных им в соответствии с предыдущим правилом, считать для себя обязательную такое дополнительное число статей или пунктов части II Хартии, которое оно изберет, при этом общее число обязательных норм должно составлять не менее 10 статей или 45 пунктов, имеющих цифровое обозначение.

Предусмотренная Социальная хартия 1996 года содержит дополнительно более подробное определение недискриминации, которое базируется на статье 14 ЕКПЧ.

Социальная хартия не предусматривает судебных органов и подачи индивидуальных жалоб. С другой стороны, она является единственным соглашением Совета Европы, которое предусматривает систематический контроль совокупности принятых обязательств через промежутки времени (от двух до четырех лет), а также запланированные сроки процедур контроля. Государства-участники, кроме того, регулярно представляют доклады о выполнении ими выбранных из Хартии обязательств. 
Подача жалоб.

В 1995 году был принят Дополнительный протокол к Европейской социальной хартии, предусматривающий систему коллективных жалоб. Он вступил в силу 1 июля 1998 года. По состоянию на 9 ноября 2000 года Протокол ратифицирован восемью государствами и еще шестью подписан. Участвующие в настоящем Протоколе Стороны признают, что право жалобы на неудовлетворительное выполнение Хартии имеют следующие инстанции:
а) международные организации работодателей и трудящихся;
b) другие международные неправительственные организации, наделенные консультативным статусом при Совете Европы;
с) национальные представительные организации работодателей и трудящихся, находящиеся под юрисдикцией государства, в отношении которого подана жалоба.

Кроме того, государство может заявить о признании права подавать на него жалобы и за другими находящимися под его юрисдикцией национальными неправительственными представительными организациями, которые обладают особой квалификацией в регулируемых Хартией областях.
Жалоба направляется Генеральному секретарю Совета Европы, который передает ее в Комитет независимых экспертов.
Комитет независимых экспертов определяет приемлемость жалобы и затем на основе объяснений, сообщений или замечаний сторон составляет доклад, который передается Комитету Министров. В случае нарушения Хартии Комитет Министров принимает соответствующую рекомендацию в адрес государства, на которое подана жалоба, либо закрывает дело. Комитет Министров может запросить мнение Правительственного комитета.

 

1.2. Этапы развития социальной политики Европейского Союза

Уже с первых лет существования Сообществ в договорах, учредивших ЕОУС, ЕЭС и Евратом, было предусмотрено осуществление ряда мероприятий для нейтрализации негативных социальных последствий экономической интеграции.

Для ЕОУС наиболее острой проблемой было резкое сокращение занятости в угольной и металлургической отраслях. Согласно ст. 56 соответствующего Договора, ЕОУС взяло на себя частичное финансирование пособий увольняемым шахтерам и металлургам, их профессиональной переподготовки, трудоустройства. В ст. 48, 68 и 69.4 оговаривались права профессиональных ассоциаций, гарантии против необоснованного снижения зарплаты и социальных выплат, а также права трудящихся-мигрантов,  являющихся  гражданами  государств  —членов ЕОУС.

Договор о Евратоме включал положения о нормах охраны труда работников этой опасной отрасли (ст. 30—) и отменял ограничения по национальному признаку на доступ к квалифицированной работе в ядерной энергетике (ст. 96) [14,c. 148].

Договор о ЕЭС определил общие контуры социальной политики Сообщества исходя из двух целей —связать экономическую интеграцию с социальным развитием и нейтрализовать ее негативные социальные последствия (часть III «Социальная политика»). Согласно ст. 18 Комиссия ЕС была уполномочена содействовать сотрудничеству между государствами-членами в вопросах занятости, трудового законодательства, условий труда, профессиональной подготовки, социального обеспечения и прав профсоюзов. Было введено свободное движение рабочей силы внутри Сообщества, запрещена дискриминация по национальному признаку (ст. 48, 51). Договор учредил Европейский социальный фонд (ЕСФ), ставший основным финансовым инструментом социальной политики Сообщества.

Все эти меры были ответом на проблемы, возникающие в ходе экономической интеграции. Но они были также первыми шагами к строительству европейского социального пространства и выделении социальной политики в самостоятельное направление деятельности ЕС. Это официально произошло в 1972 г. на Парижском саммите, где была разработана первая масштабная Программа социальных действий на 1972—гг. и поставлен вопрос о необходимости социального законодательства. Правда, реализация Программы в значительной степени оказалась сорванной начавшимся экономическим кризисом.

В 80-е гг. правовая база социальной политики ЕС была расширена благодаря принятию двух важных документов: Единого европейского акта в 1986 г. и Хартии основных социальных прав трудящихся Сообщества в 1989 г. Если первый знаменовал собой новый подход к гармонизации национальных законодательств и приведению их в соответствие с правом ЕС, то второй, не имея юридической силы, обозначил главные цели социальной политики Евросоюза.

ЕЕА поставил задачу формирования единого социального пространства и внес дополнения в Договор о ЕЭС. Кроме того, он закрепил положения об ответственности государств-членов за решение социальных проблем (ст. 138). Это было важно в контексте одобрения других документов, составивших правовую основу строительства единого внутреннего рынка.

Хартия содержала перечень основных социальных прав трудящихся на: свободное движение, обеспечивающее возможность выбора любого вида занятий при любой профессии на территории Сообщества; труд и достойное, справедливое вознаграждение за него; улучшение условий жизни и труда; социальную защиту в соответствии с правилами, применяемыми в каждом государстве-члене; свободу ассоциаций и коллективных переговоров; профессиональную подготовку и переподготовку; тендерное равенство; доступ к информации, консультации и участие в принятии решений на предприятии; охрану здоровья и безопасность на рабочем месте; защиту детей и подростков; достойные жизненные условия для престарелых; интеграцию инвалидов в общество и трудовую жизнь. Хартия основных социальных прав трудящихся Сообщества, обозначив основные задачи в социальной области, являлась источником так называемого «мягкого права», поскольку для реализации обозначенных там положений требовалось принятие стандартных норм правотворчества —директив и регламентов.

Маастрихтский договор 1992 г. стал этапным документом для социального измерения. В его основной текст был включен раздел «Социальная политика, образование, профессиональное обучение и молодежь» (ст. 146—). За Советом ЕС было закреплено право устанавливать минимальные социальные стандарты и технические нормы труда. Были упрощены некоторые процедурные вопросы принятия решений в социальной области. Социальная политика приобрела и свои региональные измерения, получив финансирование не только из ЕСФ, но и других Структурных фондов, в частности Европейского фонда регионального развития (ЕФРР).

Наконец, Амстердамский саммит, закрепив за руководящими институтами ЕС право на установление минимальных социальных стандартов и их изменение, подтвердил право государств-членов принимать более высокие нормативы и свои методы решения социальных проблем (ст. 137, п. 2 и 5).

Амстердамский договор 1997 г. включил в основной текст Социальные соглашения и Социальный протокол, которые выступали ранее как приложения к Маастрихтскому договору.

Таким образом, социальная политика к концу 90-х гг. не только была объявлена одним из приоритетов ЕС, но и могла опираться на адекватную правовую базу. Более того, располагая такой базой и опытом реализации нескольких долгосрочных социальных программ, Евросоюз смог перевести социальную политику на комплексное программирование. Основы его были заложены в Ницце (саммит декабря 2000 г.). В частности, была одобрена Хартия основополагающих прав граждан Европейского Союза, которая значительно расширила положения Хартии 1989 г. и распространила ее действие на всех граждан Сообщества. Хартия основных прав ЕС вошла в текст Конституции.

В Хартии использованы новые способы классификации основных прав и свобод. В отличие от подобного документа 1989 г. основанием классификации выступают ценности: человеческое достоинство, равенство, свобода, солидарность. Обеспечение же конкретных прав человека (экономических, политических, социальных) рассматривается как гарантия зашиты провозглашенных ценностей [14,c. 190].

Глава 1 (ст. 1—) формулирует положения, касающиеся права на жизнь и неприкосновенность личности, на защиту'человеческого достоинства. Праву на безопасность, свободу вероисповедания, слова и информации, ассоциаций, выбор вида труда, ведение бизнеса и т. д. посвящена гл. II. В гл. Ill речь идет о равенстве перед законом, в том числе и тендерном, а также в области культуры и языка. Глава IV касается проблемы солидарности, закрепляет права трудящихся на доступ к информации и консультациям относительно работы их предприятий, на коллективные действия, благоприятные условия труда, социальное страхование и обеспечение, защиту окружающей среды и прав потребителей. Хартия предусматривает участие граждан ЕС в выборах на любом уровне, независимо от места их проживания, их право на участие в управлении на всех уровнях, доступ к официальной документации и прозрачность ее, право на судебную и дипломатическую защиту (гл. V). Статья 51 содержит интерпретацию прав и принципов, на которых построена Хартия, и перечень мер по предотвращению злоупотреблений при их нарушении.

В текст Договора о ЕС внесены дополнения по проблемам обеспечения благоприятной производственной среды, здоровья человека и безопасности на рабочем месте, модернизации систем социальной зашиты трудящихся, согласования вопросов управления с трудовыми коллективами, борьбы с социальным отторжением и реинтеграции лиц, вытесненных с рынка труда и пр. Вместе с тем неукоснительно соблюдается принцип сохранения за государствами-членами права самим определять фундаментальные принципы работы собственных систем социальной зашиты.

В соответствии со ст. 144 Договора учрежден Комитет по социальной защите с консультативным статусом при Европейской комиссии. Перед ним поставлена цель —мониторинг социальной ситуации и поддержка политики социальной защиты в государствах-членах и ЕС в целом. Кроме того, он должен содействовать обмену информацией и опытом в данной сфере. Каждое государство-член и Комиссия направляют в Комитет по два представителя.

Саммит в Ницце 2004 г. принял новую Социальную повестку дня, которая отражает приоритетные цели социальной политики ЕС на предстоящие годы, а именно: решение проблемы занятости и уменьшение безработицы, защита прав трудящихся в условиях меняющейся экономики, тендерное равноправие, ликвидация бедности и борьба с дискриминацией любого рода. В число задач, которые предстоит решать социальной политике, включены стимулирование активности и повышение качества рабочей силы, борьба с социальной маргинализацией и смягчение последствий демографических изменений, связанных с постарением Европы. Особое внимание уделено мерам, направленным на повышение активности женщин на рынке труда, улучшение возможностей для гармонизации профессиональных и семейных обязанностей. Документ ввел понятие «социальные индикаторы». В соответствии с ними должна оцениваться социальная ситуация в ЕС и степень социальной защиты отдельных групп населения. Хотя Социальная повестка дня —это программа действий Евросоюза в социальной сфере и она является документом, не имеющим юридической силы, было высказано общее мнение о необходимости закрепить ее положения соответствующими правовыми актами.

Таким образом, эволюция социальной политики показывает не только этапы ее развития, но и последовательное создание правовой базы, способной обеспечить претворение этой политики в жизнь.

1.3. Политика в области занятости, образования и в социальной сфере

Что касается занятости, образования и социальной сферы, то здесь до конца 1980 г. Евросоюз ограничивался небольшим количеством ”мер содействия” для развития общего внутреннего рынка.

Свобода передвижения наемных работников была темой еще Римских договоров, так же как и равноправие мужчин и женщин, безопасность на рабочем месте. Существенную роль сыграла Директива о социальной защите трудовых мигрантов (1971 г.). В области образования меры ограничивались обменом информацией (Cedefor 1976, Eurydice 1980) и созданием программ по обмену студентами (Erasmus 1986).

В 80-е годы в ЕС усилилась дискуссия о политике в области занятости и в социальной сфере. Экономическая политика с 70-х годов отказалась от амбиций достижения всеобщей занятости; ее обеспечение стало элементом политики занятости и социальной политики. Кроме того, с принятием в ЕС более бедных южноевропейских стран - Греции, Испании и Португалии - возникли опасения социального демпинга [6,c. 256].

В принятой в 1989 г. Социальной хартии зафиксирован политический консенсус по поводу того, что в рамках внутреннего рынка ЕС основные социальные права работников не будут нарушаться. Несколько позже в Маастрихтском договоре образование было признано в качестве самостоятельной, правомерной сферы компетенции ЕС (правда, ограниченной).

Амстердамский договор 1999 г. ознаменовал перелом в понимании роли политики ЕС в области занятости, образования и в социальной сфере. Впервые в рамках политики в области занятости не только затрагивались качественные аспекты (например, безопасность на рабочем месте), но и фиксировалась дополнительная компетенция ЕС. Последняя предполагает содействие подъему количественного уровня занятости через разработку скоординированной стратегии в этой области. В рамках Лиссабонского заседания Евросовета в 2000 г., положившего начало Лиссабонскому процессу, политика в области занятости, образования и в социальной сфере в совокупности постепенно становится предметом политики ЕС (однако возможности Евросоюза по-прежнему остаются ограниченными).

Если политика в области занятости, образования и в социальной сфере долгое время играла сопутствующую роль в реализации цели развития внутреннего рынка ЕС, то сегодня она стала независимой от нее. Однако эта независимость поставлена в тесные программные рамки: ”первостепенное значение внутреннего рынка ЕС” заменено ”первостепенным значением конкурентоспособности”. Если раньше политика в области занятости, образования и в социальной сфере тщательно проверялась на предмет того, не препятствует ли она развитию внутреннего рынка, то сегодня ее оценивают прежде всего с точки зрения того, насколько она способствует конкурентоспособности.

В указанных сферах ЕС не располагает инструментами, для того чтобы самостоятельно осуществлять необходимые с его точки зрения изменения. ОМК представляет собой ”мягкий” инструмент, который не носит обязательного характера.

ЕС воспользовался переданными ему по Амстердамскому договору компетенциями и разработал в ходе последующего Люксембургского процесса направления политики в области занятости, которые в целом выражают осознание необходимости активной политики на рынке труда (например, улучшение условий для развития посреднической деятельности, содействие гибкости работников и предприятий). Кельнский процесс, начавшийся после заседания Евросовета в Кельне в 1999 г., должен был способствовать усилению координации политики в области занятости (как части макроэкономического диалога) и денежно-фискальной политики. Однако в основном все свелось к декларациям о намерениях.

В Лиссабонском процессе также предпринималась попытка еще больше увязать политику в области занятости с другими областями экономической политики, однако общий фон при этом сильно изменился. Если в Кельне на первом плане еще находились соображения ориентации на спрос, то в Лиссабоне утвердилась парадигма конкурентоспособности с первостепенной целью превращения Европы к 2010 г. в самое динамичное в мире, основанное на знаниях экономическое пространство. В связи с этим должны быть устранены препятствия, которые мешают качественному и количественному повышению уровня занятости. Если это удастся, то станет возможным говорить о всеобщей занятости, которая в 2003 г. была впервые включена в переработанные ориентиры политики в области занятости наряду с повышением качества рабочих мест и производительности труда, а также усилением социальной сплоченности и социальной интеграции.

Эффективность европейской стратегии в области занятости небесспорна. Она важна как ”методическая лаборатория” ЕС, так как здесь впервые был применен ”метод открытой координации” (OMK). Суть его состоит в том, что на основании совместных европейских представлений о целях (в данном случае - ориентиров в области политики занятости) разрабатываются национальные планы действий, которые Комиссия и Совет комментируют в ежегодно публикуемом Совместном отчете. При этом Комиссией разрабатываются специфичные для соответствующих стран рекомендации, однако механизмов введения санкций нет.

То, что OMK действительно приведет к изучению политики (policy learning) в отдельных государствах-членах ЕС, вызывает сомнения. С одной стороны, перенесение опыта, учитывая различия в структуре рынков труда стран-членов ЕС и институциональных предпосылках политики на рынке труда, представляется объективно сложным. С другой - ежегодные отчеты мало кем, кроме профессионалов, принимаются к сведению, так что лишь очень редко удается достичь опосредованного эффекта через СМИ.

Без ”жестких” обязательных инструментов и с учетом сомнительной эффективности ”мягких” дополнительная компетенция ЕС в области политики занятости остается в основном недейственной.

Кроме того, неизвестно, годятся ли цели Европейской стратегии в области занятости хотя бы как подход к их достижению. Политика ЕС, правда, освободилась от того, чтобы брать на себя лишь дополнительные задачи в области создания единого рынка труда. Однако она остается верной монетаристским убеждениям 80-х годов в том смысле, что делает ставку только на ту сторону рынка труда, которая касается предложения. В случае, если подъем экономической конъюнктуры или долго поддерживаемый рост откроет новые возможности на рынке труда, то более гибкое, лучше образованное население скорее всего сможет воспользоваться ими. Однако в настоящее время ни стратегия в области занятости сама по себе, ни другие сферы политики ЕС целенаправленно не учитывают сторону спроса на рынке труда [11,c. 123].

С момента заседания Евросовета в Лиссабоне в 2000 г. ЕС уделяет образовательной политике все большее внимание. В соответствии с тем, что образовательная политика непосредственно связана с экономикой, она определяется как часть Европейской стратегии в области занятости, а цели образовательной политики включаются в ориентиры политики занятости.

Заседание Евросовета в Барселоне в 2002 г. приняло Рабочую программу реализации целей систем общего и профессионального образования в Европе, включающую: повышение качества систем общего и профессионального образования (улучшение возможностей доступа в интернет, повышение квалификации преподавателей в области новых технологий, ежегодное увеличение инвестиций в человеческий капитал); u обеспечение доступности общего и профессионального образования: сокращение до 2010 г. вдвое доли 18-24-летних, окончивших обучение только на нижней (второй) ступени среднего образования и не продолжающих обучение на более высоком уровне; u овладение иностранными языками, содействие мобильности, самозанятости.

Так называемые стратегические цели и отдельные элементы Рабочей программы четко указывают на истоки наступательной образовательной стратегии ЕС. В первую очередь речь идет о том, чтобы улучшить качество предложения на рынке рабочей силы в государствах-членах ЕС. В этом находит свое отражение включение образовательной политики в Европейскую стратегию занятости.

1.4. Социальная политика и социальная защита населения: поворот к ”активирующему” социальному государству

В соответствии с Лиссабонским планом действий в компетенцию ЕС включаются основные сферы социальной защиты населения и социальной политики. В связи с многообразием национальных систем ОМК, по мнению его сторонников, призван доказать свою пригодность в качестве нового метода управления.

В пенсионной сфере первые предложения были выдвинуты в конце 2001 г. (в совместном докладе комитетов по социальной политике и по экономической политике). В качестве важнейших целей выделены: надлежащий размер пенсий, финансовая прочность пенсионных систем, их модернизация с учетом экономических и общественных изменений. В процедурах, относящихся к реализации Европейской стратегии занятости, усматривается ”смягчение”: авторы отказываются от количественных индикаторов, рекомендаций также немного, а национальные планы действий превращаются в национальные стратегические доклады.

Это связано с тем, что в области пенсионного обеспечения вряд ли можно договориться о совместных конкретных целях, так как философия и финансирование соответствующих систем сильно различаются по странам.

Что касается работы в области социального разграничения или, выражаясь более позитивно, социального вовлечения, в отношении которого с 2001 г. также применяется ОМК, то до сих пор самым зримым результатом является каталог индикаторов, охватывающий (исходя из концепции относительного уровня бедности) главные аспекты монетарной бедности, включая в известной степени такие элементы, как занятость, образование и здравоохранение. Далее, на основе этих индикаторов планируется разработать количественные цели для сокращения социального разграничения до 2010 г., что до сих пор делают лишь некоторые страны-члены ЕС. Удалось договориться о ряде общих приоритетов при выработке национальной политики социального вовлечения. Отчасти они затрагивают политику в области занятости, образования и формируют тенденцию ”активирующего” социального государства, в котором приоритет отдается достижению равенства возможностей и использованию потенциалов.

Учитывая многообразие программных подходов и задействованных организаций, вряд ли будет возможно оценить степень их осуществления. Возможно, дело здесь не пойдет дальше ссылок на ”успешную в соответствующем контексте практику”. Остается лишь ждать, будет ли, как требовали отдельные представители, использована предоставляемая Амстердамским договором возможность, например, издавать директивы о минимальных требованиях.

Однако недостаток компетенций ЕС в пенсионной сфере не должен приводить к заниженным оценкам его влияния. Сформированная как цель финансовая прочность пенсионных систем связана, с одной стороны, с фискальной политикой (Маастрихтсткие критерии, Пакт стабильности и роста), с другой - с поставленной в Лиссабоне конкретной целью повышения уровня занятости работников старших возрастов, что означает увеличение пенсионного возраста для соответствующей группы населения [15,c. 235].


Глава 2. Особенности функционирования механизма социальной политики Европейского Союза на современном этапе.

2.1 Механизм реализации социальной политики Европейского Союза

Для реализации социальной политики в Европейском Союзе существует сложный механизм, который складывался постепенно и оттачивался на протяжении полувека. За это время в

структуре институтов ЕС происходили изменения разного рода, но наиболее заметными оказались трансформации структур, связанных с социальным измерением. Это вполне объяснимо, если учесть, что происходило оформление социальной политики в самостоятельное направление, а сфера ее компетенций постоянно расширялась.

Новые задачи, вставшие перед социальной политикой в связи с развитием интеграции в социатьной области и глобализацией, потребовали совершенствования механизма исполнительной власти, увеличения компетенций и создания новых структур, способных конструктивно ответить на вызовы времени.

Социатьной политике посвящен раздел 2 части III Конституции. В ст. 103 сформулированы задачи в этой области: «Союз и государства-члены в соответствии с основными социальными правами, провозглашенными в Европейской социатьной хартии Совета Европы, подписанной в Турине 18 октября 1961 г. и в Хартии основных социальных прав трудящихся Сообщества 1989 г., считают своей задачей увеличение занятости, улучшение условий жизни и труда, что даст им равенство шансов в профессиональном росте, адекватной социальной защите, социальном диалоге, развитии людских ресурсов, что ведет, в свою очередь, к повышению уровня стабильности и занятости и успеху в борьбе с социальным отторжением».

Социальная политика ЕС реализуется при помощи разветвленной системы институтов. Причем каждый из них действует в пределах полномочий, которыми наделен в соответствии с основополагающими договорами (Римские договоры, Маастрихтский, Амстердамский, Ниццский с его специальными институциональными дополнениями).

Тенденция к увеличению полномочий институтов ЕС вносит позитивный вклад в развитие социального права. Важную роль играет упрощение процедур при принятии решений, в частности, расширение возможности принимать их квалифицированным большинством вместо единогласного голосования. Это было зафиксировано в Едином европейском акте и подтверждено протоколом к Договору о Европейском Союзе. Так, например, решение об учреждении Комитета по социальной защите в Ницце было принято Советом простым большинством и вошло в текст Конституции (часть III, ст. III). Определенную роль сыграло признание значимости европейских коллективных договоров.

Система коммунитарных институтов, работающих в социальной области, а также установленные процедуры принятия социальных документов стали действенными инструментами строительства Европейского социального пространства.

Институты, реализующие социальную политику ЕС, делятся на созданные согласно договорам (поле их деятельности значительно шире, чем просто социальная область) и дополнительные, созданные производным правом pi привязанные к социальной сфере самим фактом создания и своими целями. С ними связан вопрос о представительстве социальных сил Сообщества на коммунитарном уровне.

Важнейшими структурами Европейского Союза, обладающими полномочиями в социальной сфере, являются Европейский совет, Европарламснт, Комиссия ЕС, Суд Европейских сообществ и Экономический и социальный комитет [9,c. 190].

Европейский совет выполняет функцию стратегического планирования всех сфер деятельности ЕС, в том числе и социальной. Главная его задача —разработка и проведение в жизнь основных направлений коммунитарной политики. К проблемам социальной политики Европейский совет впервые обратился в 1988 г. на сессии в Ганновере (ФРГ). С тех пор эта тематика постоянно присутствует в его работе. При рассмотрении ряда социальных проблем (социальное обеспечение и социальные гарантии трудящимся, условия найма граждан третьих стран, проживающих на законных основаниях на территории Сообщества, финансовая помощь для содействия занятости, обеспечение права на ассоциации, забастовки и локауты и пр.) в Евро-совете была предусмотрена процедура единогласного принятия решений. Предварительно с предложением выходила Комиссия, велись длительные консультации с Парламентом и Экономическим и социальным комитетом. По мнению многих специалистов, это являлось тормозом для разработки общей социальной политики. Не случайно вопрос об упрощении процедур принятия решений поднимался много раз и частично был ре-шен на Ниццском саммите в декабре 2000 г.

Наметившаяся в последнее время тенденция расширения полномочий европейских институтов и применение разнообразных процедур принятия решений, упрощения их нашла отражение в документах последних форумов и, безусловно, сыграет положительную роль в развитии социального измерения ЕС.

Наряду с Европейским советом значительная роль в проведении и разработке социальной политики Сообщества принадлежит Совету министров. Он является законодательным органом и собирается в составе министров государств —членов ЕС, отвечающих за ту область, которая рассматривается на сессиях. В данном случае речь идет о министрах, ответственных за социальные проблемы. Решения там принимаются также в зависимости от правил, оговоренных статьями Договоров (единогласно, квалифицированным или простым большинством). При этом ему принадлежит право принимать решения далеко не по всем социальным вопросам. Так, проблемы здравоохранения находятся в компетенции Совета по здравоохранению и Совета по делам внутреннего рынка. Именно по их инициативе могут быть приостановлены или видоизменены действия соответствующих директив и решений.

Комиссия является гарантом проведения в жизнь интересов Сообщества. Она пользуется правом законодательной инициативы в пределах компетенций, оговоренных Договорами. Деятельность Комиссии в социальной сфере состоит из трех основных элементов: внедрения в жизнь документов социальной политики, управления Структурными фондами (в первую очередь, Европейским социальным фондом) и управления социальным диалогом. Специально назначенные члены Комиссии отвечают за социальные вопросы и занятость, проблемы образования и профессиональной подготовки.

Целенаправленно занимается вопросами социальной политики Генеральный директорат V «Занятость, промышленные отношения и социальные вопросы». К его компетенции относятся: промышленные отношения и социальный диалог (директорат А), занятость и рынок труда (директорат В), социальное обеспечение, социальная защита и условия жизни (директорат С), Европейский социальный фонд (директорат Д), здравоохранение и безопасность (директорат Е).

В ежегодном докладе Парламенту Комиссия специальную главу посвящает социальной ситуации в Евросоюзе. Кроме того, по запросам Парламента она представляет доклады по отдельным проблемам, связанным с социальной сферой.

Социальная политика ЕС не сконцентрирована в одном институте и даже не координируется никем единолично, что позволяет, с одной стороны, учитывать различные аспекты и последствия социальных проблем, с другой же, ведет к распылению усилий по решению социальных вопросов. Именно за такое положение вешей Комиссия, как главный орган исполнительной власти Сообщества, неоднократно подвергалась критике. Это делает особенно актуальной необходимость выработки глобальной социальной политики. В результате был принят ряд шагов по упорядочению процессов и процедур управления социальной политикой.

Европейский парламент, занимаясь всем обширным спектром коммунитарной политики, имеет в своем распоряжении 18 комиссий, в том числе и ту, что напрямую занимается социальными вопросами и проблемой занятости, а также координирует деятельность в социальной сфере других комиссий, которые сталкиваются в своей работе с социальными вопросами.

Суд Европейских сообществ следит за правильным толкованием юридических актов и применением коммунитарных документов всеми государствами-членами. Способствует действию права ЕС на территории Сообщества, широко толкуя тексты договоров и правовых норм ЕС. По своим компетенциям и правам Европейский Суд выше любого международного суда (например, Европейского Суда по правам человека и Международного суда в Гааге).

Социальная область —поле наиболее широких действий Суда. Из подсудных вопросов до четверти касаются социальной политики. Деятельность Европейского Суда в правовом пространстве —важный элемент механизма реализации европейской социальной политики.

Экономический и социальный комитет (ЭСК) был создан по решению Договора о ЕЭС. Его теперешний статус определен ст. 257—Договора о ЕС. Цель —в своих рамках обеспечивать представительство интересов различных категорий общества, адекватное их месту в экономической и социальной жизни. Состоит из представителей предпринимателей, потребителей, малых и средних предприятий, промышленных и сельскохозяйственных рабочих, научных работников, транспортников, ассоциаций по охране окружающей среды, лиц свободных профессий. Другими словами, при формировании ЭСК принимается во внимание необходимость «адекватного представительства различных групп экономической и социальной деятельности» (ст. 259 Конституции). В соответствии со ст. 258 члены ЭСК назначаются Советом единогласно, сроком на пять лет. Число их не должно превышать 350 человек Их полномочия могут быть возобновлены. Они не связаны никакими обязывающими инструкциями. Действуя в интересах Сообщества, они полностью независимы при выполнении своих обязанностей [17,c. 216].

Комитет избирает из состава своих членов председателя и бюро сроком на два с половиной года. ЭСК —орган консультативный и наделен полномочиями давать рекомендации и заключения. В среднем он представляет 120 заключений ежегодно. Комитет разделен на секции, ответственные за те или иные области, обозначенные в договорах (например, социальные вопросы, вопросы семьи, образования, культуры). ЭСК информирует другие институты ЕС до принятия ими решений о позициях и точках зрения различных экономических и социальных категорий общества, имеющих своих представителей в рамках Комитета. Исходя из этого он имеет возможность оказывать заметное влияние на европейское законодательство и действия исполнительных институтов, несмотря на свой чисто консультативный статус. Представляемые им заключения не носят обязательного характера. Но консультации с ЭСК практически являются неотъемлемой предварительной ступенью перед принятием кардинальных решений всеми институтами Сообщества (например, инициативное мнение ЭСК послужило основой для Хартий 1989 и 2000 гг.).

В рамках Сообщества существуют и вспомогательные институты в области социальной политики. Они заняты узкоспециальными аспектами этой политики и созданы, в отличие от вышеупомянутых, на основе производного, а не первоначального права. Среди них: Европейский центр развития профессиональной подготовки (CODEFOR), Фонд улучшения условий жизни и труда и целая сеть комитетов.

CODEFOR был создан по решению Совета в 1975 г. и имел конкретную цель: наладить на европейском уровне обмен информацией и опытом в области профессиональной подготовки. Это четырехсторонний орган. Его Административный совет состоит из представителей правительств, профессиональных организаций предпринимателей, профсоюзов и Комиссии. Предусматривается ежегодная ротация председателей Совета. Функцией Директора является исполнение решений Административного совета и повседневное руководство CODEFOR. Он является юридически ответственным лицом, работает с экспертами в области профессиональной подготовки, координирует трансграничное сотрудничество, предоставляет информацию относительно деятельности государств-членов в области образования и профессионального обучения. Центр одновременно является научным институтом и органом практических действий. В компетенцию Центра также входят вопросы, связанные с осуществлением права свободного движения трудящихся и вопросы планирования в общеевропейских масштабах, а также сокращения безработицы среди молодежи.

CODEFOR работает в тесном взаимодействии с соответствующими службами Сообщества и с Комиссией. Не имея формального права принимать решения, он играет весьма важную роль, поскольку поле его деятельности определено достаточно четко и конкретно. При непосредственном участии Генерального директората Еврокомиссии осуществляются программы действий Центра, нацеленные на совершенствование внутреннего рынка и создание европейского социального пространства.

Фонд улучшения условий жизни и труда был создан по решению Совета в 1975 г. Его учреждение имело целью улучшение условий жизни и труда и связано с необходимостью курировать выполнение программ социальных действий ЕС. Структурно этот орган состоит из Административного совета (представители Комиссии, правительств государств-членов, объединений предпринимателей и профсоюзов) и Комитета экспертов, включающего в себя специалистов по различным областям научных исследований. Каждое государство имеет в Комитете экспертов своего представителя. Их функция —представлять Административному совету заключения по интересующим его вопросам и разрабатывать исследовательские программы. Как и CODEFOR, он является в определенной степени научным центром, сотрудничающим и с институтами Сообщества, и с государствами-членами. Можно назвать несколько тем, разработкой которых занимается Фонд: условия труда для человека, организация труда и, в частности, концепция создания новых рабочих мест, специфические проблемы некоторых категорий трудящихся, долгосрочные аспекты улучшения окружающей среды. Фонд действует в соответствии с положениями Единого европейского акта 1986 г.

Комитеты можно разделить на три группы: 1) комитеты по управлению, создание которых началось в 1962 г. С их подачи Совет может заблокировать решения Комиссии; 2) комитеты по регламентации, благодаря которым осуществляется как бы перенос деятельности комитетов по управлению в другие направления коммунитарной политики (общие таможенные пошлины, окружающая среда и т. д.); 3) консультативные комитеты, результатом их работы являются заключения, которые они представляют коммунитарным институтам. Заключения не обязательны для исполнения, однако к помощи комитетов прибегают европейские институты для обоснования своей деятельности, поддержки, подготовки досье и для достижения консенсуса [18,c. 190].

Следует заметить, что комитеты по управлению и по регламентации могут оказывать непосредственное воздействие на процесс принятия решений, в то время как влияние консультативных комитетов остается косвенным. В области социальной политики наиболее используются именно консультативные комитеты. Влияние же комитетов зависит от степени интеграции политики, с которой они связаны. Поэтому, например, консультативные комитеты, работающие в области общей аграрной политики, играют большую роль, чем те, что действуют в социальной сфере.

Все они работают при Европейской комиссии, за исключением Постоянного комитета по занятости, который был создан в соответствии с решением Совета министров по социальным вопросам в 1970 г. Он является трехсторонним органом, включающим представителей Совета, Комиссии и профсоюзов, и регулярно организует обсуждение ситуации с занятостью «для улучшения координации политики занятости государств-членов и ее гармонизации с целями Сообщества».

Хотя этот Комитет, как и остальные, не имеет права принимать решения и обладает лишь консультативной функцией, официальные органы ЕС оценивают его роль при рассмотрении проблемы занятости как первостепенную.

При Комиссии функционирует Комитет по свободному движению и занятости трудящихся, созданный в 1968 г. Он помогает в рассмотрении вопросов, которые возникают при проведении в жизнь мер, принимаемых согласно договорам в области свободного движения и занятости трудящихся. Для оказания Комиссии помощи в решении задач, связанных с профессиональной подготовкой, в 1963 г. учрежден Комитет по профессиональной подготовке. Он тесно сотрудничает с CODEFOR и через сеть отраслевых подкомитетов содействует решению проблем представителей различных профессий.

Подкомитеты занимаются анализом проблем, касающихся профессиональной подготовки, взаимного признания дипломов, соблюдения стандартов в профессиональной подготовке и другими вопросами, связанными с определенными категориями специалистов. Их наработками пользуются как Комитет по профессиональной подготовке, так и Комитет по свободному движению трудящихся.

Среди других комитетов, вносящих свой вклад в решение социальных проблем и участвующих в реализации социальной политики ЕС, следует назвать Комитет по социальному обеспечению трудящихся-мигрантов (1971 г.), Комитет по вопросам безопасности, гигиены и охраны здоровья трудящихся на рабочем месте (1974 г.), Комитет по проблеме равенства прав и возможностей для мужчин и женщин (1981 г.).

Ниццский договор 2001 г. установил законодательную основу для учреждения Комитета по социальной защите. В задачи Комитета входит проведение мониторинга социальной ситуации и развития политики социальной защиты в государствах-членах и в Сообществе; содействие обмену информацией, опытом и успешной практикой между государствами-членами и Европейской комиссией.

Эволюция инструментов коммунитарной социальной политики, расширение их полномочий и изменения, вносимые в процедуры принятия решений, позволяют сделать вывод о том, что к настоящему времени сложилась развитая и эффективная социальная инфраструктура ЕС. Функциональная роль такого механизма в целом состоит в обеспечении перехода к общей социальной политике Сообщества, проводимой в соответствии с общеевропейским законодательством в социальной области и зафиксированной в тексте соответствующих разделов основополагающих договоров [13,c. 190].

2.2 Европейские структурные фонды и инициативные программы Европейского Союза

Для решения конкретных задач в социальной области, связанных с изменениями, происходящими в обществе, и проведения в жизнь социальной политики ЕС пользуется такими мощными инструментами, как структурные фонды и инициативные программы. Они имеют четко разработанную структуру и солидные финансовые возможности.

Структурные фонды создавались в рамках Сообщества в разные периоды времени и перед каждым из них ставились конкретные задачи. Обшей для всех была задача, зафиксированная еще в Маастрихтском договоре 1992 г., —способствовать гармоничному развитию Союза, тесно увязывая экономические и социальные ориентиры развития. Имея в виду такую цель, Сообщество создало пять фондов: Европейский социальный фонд (ЕСФ), Европейский фонд регионального развития (ЕФРР), секция ориентации ФЕОГА (Фонд ориентации и гарантий сельского хозяйства), целью которого является финансирование модернизации сельскохозяйственных структур и развитие сельских регионов (1964 г.), Финансовый фонд ориентации рыболовства (занимается тем же в рыбном хозяйстве) и Фонд сплочения.

Институты ЕС осознают богатый потенциал и широкие практические возможности структурных фондов и всегда стремились координировать их деятельность, увязывая планы и структуры отдельных фондов друг с другом. В Договоре о ЕС специально подчеркнута роль Европейского совета в координации и руководстве деятельностью фондов.

Структурные фонды претерпели целый ряд реформ, связанных с серьезными изменениями внутри Сообщества: дальнейшее развитие и углубление интеграционного процесса и расширение ЕС. Принятие в ЕС новых членов, уровень экономического и социального развития которых заметно отличался от средних показателей по Сообществу, вызвало необходимость уделять особое внимание регионам, отстающим в развитии. Были предприняты шаги по усилению сотрудничества между коммунитарными институтами, государствами-членами, местными администрациями и социальными партнерами, представляющими интересы предпринимателей и трудящихся. Такие шаги оказались весьма эффективными и помогли совершенствованию деятельности Структурных фондов. Важнейшую часть реформ составляли проблемы упорядочения финансовых вопросов и увеличение объемов финансирования фондов. В результате, если в 1958—гг. финансовые ресурсы структурных фондов составили 58,4 млрд экю, то на 2000—гг. было выделено 195 млрд евро. К этому следует добавить еще субсидии по линии нового Фонда сплочения, бюджет которого составляет 15,2 млрд евро. В настоящее время расходы на структурные фонды составляют 36,8% всех расходов ЕС. Всего 213 млрд евро.

Среди структурных фондов в области социальной политики наиболее заметную роль играет Европейский социальный фонд, который иногда даже упрекают в том, что он является монополистом в проведении в жизнь социального аспекта структурной политики Сообщества. Он был учрежден еще в 1961 г. в соответствии со ст. 123 Договора о ЕЭС. На том этапе его задачей было способствовать трудоустройству рабочих и увеличить их географическую и профессиональную мобильность в Сообществе. В последние годы явственно заметна переориентация ЕСФ на общеевропейские цели, приоритетная поддержка ком-мунитарных задач. Например, создание сети активных национальных рынков труда для борьбы с безработицей, содействие социальной реадаптации и обеспечение равенства возможностей на территории ЕС для всех его граждан, содействие инновациям, предпринимательству и созданию новых рабочих мест. Руководит Фондом комитет под председательством одного из членов Комиссии. В составе Комитета представители государств-членов и профсоюзных организаций предпринимателей и трудящихся (ст. 113—Конституции).

Фонд сплочения был создан в 1993 г. специальной статьей Маастрихтского договора, учитывая необходимость введения новых организационных форм в связи с появлением в рамках ЕС разноуровневых партнеров. Фонд обеспечивал финансовую поддержку проектов, связанных с защитой окружающей среды, развитием трансъевропейских сетей, социальными проблемами в государствах-членах, где душевой валовой внутренний продукт отставал (менее 90% от среднего по Сообществу) и которые имели программы, направленные на выполнение условий экономического сбалансирования. Фондом сплочения в основном пользовались четыре страны: Греция, Испания, Португалия и Ирландия для ликвидации отставания в тех или иных областях экономики и социальной сферы. Помощь от структурных фондов получают любые регионы, отстающие в развитии, где душевой доход составляет менее 75% среднего по Сообществу (например, Корсика, пять немецких земель и территория Восточного Берлина, западные и южные районы Испании и Италии, некоторые зоны Бельгии, Франции, а также малонаселенные регионы Швеции и Финляндии). Диапазон оказываемой помощи чрезвычайно широк: от мер по развитию экономической инфраструктуры и прямых инвестиций в сферу создания рабочих мест, развития системы образования до помощи, направленной на реконверсию регионов, реконструкцию неблагоприятных городских зон, развитие туризма и пр. В связи с кризисным положением в области занятости особые усилия направляются на борьбу с безработицей, помощь людям, которым угрожает перспектива быть исключенными из рынка труда. Важнейшим направлением деятельности структурных фондов признается региональное. На эти нужды направляется 85% финансовых ресурсов фондов. Более четверти населения ЕС подпадает под действие этих программ.

Инициативные программы Сообщества разрабатываются Комиссией в партнерстве с государствами-членами и ею же управляются. Право это Комиссия получила в результате реформ 90-х гг. и использует для решения проблем, имеющих особое значение на общеевропейском уровне. В настоящее время насчитывается 13 инициативных программ ЕС. Они предусматривают деятельность по конкретным направлениям, располагая суммой примерно 10 млрд евро.

Не все инициативные программы Сообщества можно отнести к числу чисто социальных, но каждая в той или иной степени затрагивает социальные аспекты. Наиболее тесно связанными с социальной политикой ЕС являются программы «Занятость» (Employment) (с четырьмя подпрограммами, адресованными разным соиио-профессиональным группам) и «Адепт» (Adapt) [21,c. 290].

Действия всех составных частей крупнейшей Инициативной программы ЕС —«Занятость» (Employment) были направлены прежде всего на улучшение положения с занятостью, совершенствование систем профессиональной подготовки и внедрение новаторских методов в этих областях.

Цель инициативной программы Сообщества «Адепт» (Adapt) заключалась в том, чтобы способствовать адаптации трудящихся к изменениям и вызовам в экономике, оказывать помощь предприятиям в сохранении конкурентоспособности в новых условиях, организовывать современную профессиональную подготовку рабочей силы.

Инициативные программы ЕС постоянно корректируются в Духе вызовов времени и, учитывая новшества, реструктурируются, укрупняются. Например, в программу Adapt были включены дополнительные подпрограммы: SME, нацеленная на малый и средний бизнес, и ранее реализуемые Strade (укрепление технической базы малых и средних предприятий) и Telematic (обеспечение их услугами связи и телекоммуникаций).

На инициативные программы выделяется 9% бюджета ЕС и сверх того 1% —на специальные «инновационные меры», которые носят характер экспериментальных проектов.

Некоторые программы ЕС имеют трансграничную направленность, и в сферу их действия вписаны третьи страны. Так, возможности программы межрегионального сотрудничества Interreg-2 используются Польшей, Чехией, Марокко, Болгарией, Швейцарией, странами Балтии. Не исключается участие в программе сопредельных с ЕС регионов России (в данном случае —Северо-западный регион).

Следует также упомянуть о специальных программах ЕС —«Фаре» (Phare) и «Тасис» (Tacis). «Фаре» —программа технической помощи для стран Центральной и Восточной Европы и стран Балтии. «Тасис» —аналогичная программа для стран СНГ и Монголии. 40% средств «Тасис» зарезервированы за Россией.

Среди инструментов, с помощью которых ЕС проводит свою социальную политику, следует упомянуть и так называемые программы коммунитарного действия, которые финансируются по специальным бюджетным статьям и нацелены на конкретные проблемы или отдельные категории населения. Многие из этих программ относятся непосредственно к сфере социальной политики Сообщества.

Крупнейшей из коммунитарных программ является программа «Леонардо да Винчи». Ее главной целью было: собрать воедино и упорядочить все программы, так или иначе связанные с профессиональной подготовкой. При этом внимание концентрировалось на тех аспектах, которые выглядят наиболее перспективными и требуют координации на общеевропейском уровне. В рамках программы «Леонардо да Винчи» реализуются пилотные проекты транснационального уровня, связанные с созданием транснациональных программ перемещения и обмена молодежью через системы профессионального обучения. Особое внимание обращалось на внедрение инноваций в системы профподготовки.

Программа «Леонардо да Винчи» в перспективе нацелена на расширение международного сотрудничества. Именно поэтому с момента создания она была открыта для стран Центральной, Южной и Восточной Европы, а также Мальты и Кипра. Болонскую декларацию 1999 г., предполагающую создание общеевропейского образовательного пространства, подписала и Россия.

Программа «Сократ», имеющая своей юридической базой ст. 126—Договора о ЕС, занимается контролем над качеством образования в Сообществе, координирует деятельность государств-членов в этой области, а также охватывает культурную и лингвистическую сферы. Через программу «Сократ» Сообщество реализует сотрудничество с третьими странами и международными организациями (Совет Европы и ЮНЕСКО) в области образования.

Следует сказать, что действия Сообщества в сфере образования получают закрепление и законную силу через принятие официальных документов. Так, например, была принята Директива о взаимном признании дипломов на территории ЕС.

Реализация инициативных и коммунитарных программ осуществляется под непосредственным руководством институтов Сообщества. В ходе выполнения программ институты Сообщества нередко сталкиваются с трудностями, обусловленными несовершенством рабочего механизма. Практическое выделение средств из-за бюрократических процедур регулярно отстает от плана ассигнований. Нецелевые затраты и нарушения наблюдались в практике почти каждого из Структурных фондов, что показали проверки ЕК и Палаты аудиторов.

Широкое распространение получило использование европейских информационных сетей и систем обмена информацией.

Для решения проблемы безработицы и регулирования потоков рабочей силы (в свете реализации принципа свободного движения) еще в 1994 г. была создана Европейская служба занятости (EURES). Тем самым в масштабах Европейского Союза был оформлен эффективный механизм обмена информацией о спросе и предложениях на рынке труда, об условиях жизни и труда. С помощью EURES проводится систематизация данных о предлагаемых и заполняемых вакансиях, осуществляется развитие транснационального сотрудничества между национальными системами занятости. EURES, в соответствии с Регламентом № 434-92, действует как агентство по занятости на европейском уровне, занимается сбором и предоставлением информации, консультациями лиц, нуждающихся в работе или, наоборот, занимающихся поисками нужной рабочей силы. Одновременно она выступает как форум, оперативно рассматривающий любой вопрос, связанный с занятостью в Европы. Сейчас это —кооперированная сеть, организующая сотрудничество госслужб занятости всех регионов Европейского экономического пространства и других региональных национальных и международных органов, работающих в области занятости [12,c. 160].

Оперативная ветвь EURES представлена 400 евросоветника-ми, прошедшими специальную подготовку. Для трудящихся это —инструмент, позволяющий использовать право на перемещение при трудоустройстве, а для предприятий —источник информации и средство отбирать подходящую рабочую силу. В EURES есть специфические структуры, имеющие, например, дело с трудящимися, работа которых требует постоянного пересечения границ (ACROSS-EURES).

Такая система позволяет использовать огромный потенциал европейского рынка труда и получить качественную информацию о вакантных местах и возможность найма на международном уровне. Упрощается процесс транснационального найма, ликвидируются существующие на рынке труда структурные барьеры.

Хотя по Амстердамскому договору 1997 г. каждое государство —член ЕС сохранило за собой право осуществлять собственную политику занятости, Евросоюзу удалось добиться принятия общей стратегии занятости на Люксембургском саммите 1998 г. Сейчас в рамках так называемого Люксембургского процесса все национальные планы борьбы за занятость в обязательном порядке ежегодно представляются в руководящие органы Сообщества и согласовываются с общей стратегией. Теперь они органично вписываются в русло скоординированной общеевропейской стратегии, которая была разработана Европейской комиссией с помощью ЭСК, Комитета по занятости, Комитета регионов, социальных партнеров, в том числе профсоюзов. За соответствием национальных планов общей стратегии следят европейские институты, наделенные полномочиями и имеющие право налагать на нарушителей санкции. Было принято специальное решение, предусматривающее многосторонний контроль над выполнением всего этого.

Важность проблемы занятости нашла отражение в Конституции, где раздел 1 гл. 7 ч. III так и называется «Занятость». В ней говорится, что Европейский Союз и государства-члены стремятся «выработать скоординированную стратегию в области занятости и особенно в том, что касается развития квалифицированной, подготовленной и способной легко адаптироваться рабочей силы, а также рынков труда, способных быстро реагировать на эволюцию экономики». В ст. 98 отмечается, что государства-члены с учетом практики, связанной с ответственностью социальных партнеров, считают развитие занятости вопросом общего интереса и координируют свои действия через Совет министров.

Согласно ст. 100 Европейский совет ежегодно рассматривает ситуацию с занятостью и принимает Заключения на базе ежегодного доклада Совета министров и Комиссии. По предложению Комиссии утверждаются директивные линии, и государства-члены обязаны учитывать их при проведении своей политики занятости. Совет получает ежегодные отчеты и направляет им рекомендации.

В тексте Ниццского договора, как и в Конституции, нашли отражение вопросы о социальной защите трудящихся в связи с реализацией принципа свободы движения и о координации политики в сфере социального обеспечения. На территории ЕС установлены единые технические нормы и правила действия систем социального обеспечения трудящихся и членов их семей, переезжающих в другие государства в связи со сменой работы. Это касается пособий по болезни, старости, инвалидности, беременности, семейных пособий и пр.

В ЕС создана транснациональная телематическая система, предназначенная для связи между органами социального обеспечения всех государств-членов (TESS). При миграции граждан в базу данных заносится информация, касающаяся их статуса и социальных льгот в обеих странах. Данные идут в компетентные органы, упрощая оформление. Задача TESS —сгруппировать все социальные данные на общеевропейском уровне, чтобы работающий житель ЕС имел в своем распоряжении досье, где собрана вся информация, касающаяся его места в системе социальной защиты, прав и полагающихся ему льгот. Досье должно постоянно пополняться путем получения сведений от предприятия, использующего рабочую силу, и быть доступным всем структурам социальной защиты. К концу трудовой деятельности право каждого гражданина на пенсионное обеспечение будет осуществляться с учетом всех видов Деятельности во всех странах, где он работал. Реализация проекта TESS и его развитие —большой вклад в дело координации социальной политики и превращения ее в общую политику Сообщества.

Взаимодействие различных инструментов социальной политики ЕС, организация сотрудничества по вертикали, на всех уровнях позволяют говорить о попытке создания новой модели единого механизма в области реализации социальной политики. Однако далеко не всегда отдельные детали этого механизма срабатывают так, как хотелось бы руководящим органам Сообщества. Зачастую приходится преодолевать бюрократические барьеры, национальную ограниченность и попытки не открывать достижения своих систем образования и социальной защиты для партнеров из других государств-членов, не говоря уже о представителях третьих стран или мигрантах.

Тем не менее основа для структурного оформления социального пространства на территории Сообщества существует, и действие отдельных частей механизма набирает темп. Комму-нитарные институты социальной политики работают достаточно эффективно и позволяют усовершенствовать единый механизм, обеспечивающий процесс построения общего социального пространства ЕС.


2.3. Политика социального партнерства и социальный диалог

В рамках претворения в жизнь социальной политики и решения ее задач в ЕС широко используется такой инструмент, как социальное партнерство.

Социальное партнерство предполагает взаимодействие различных составляющих сил общества, прежде всего труда и капитала, достижение ими взаимоприемлемых компромиссов при решении проблем, затрагивающих общие интересы. При этом во главу угла ставится поддержка конкурентоспособности экономики ЕС. При взаимодействии позиции партнеров могут не совпадать или даже быть диаметрально противоположными, что способно привести к конфликтам и социальной дестабилизации. Цель политики социального партнерства —избежать подобных ситуаций, используя арсенал различных материальных, моральных, политических, юридических средств урегулирования возникающих проблем. Именно таким образом вот уже несколько десятилетий пытаются строить свои отношения с организациями, защищающими интересы трудящихся, представители капитала и менеджмента Западной Европы, решая проблемы экономического развития и структурной перестройки промышленности.

Следует отметить, что они быстрее сориентировались и оценили возможности социального партнерства, чем, например, профсоюзы. Стали предлагать приемлемые формы улаживания конфликтов и снятия напряженности, привлекая трудящихся к процессу развития экономической демократии, к участию в жизни предприятий, тем самым как бы перекладывая на них часть ответственности за здоровье и конкурентоспособность экономики.

Процессы интеграции и создание единого внутреннего рынка дали дополнительный импульс развитию и совершенствованию политики социального партнерства. Флагманы европейской экономики взяли на вооружение упреждающую стратегию, которая позволяла предварить возможные социальные столкновения, не нарушая при этом производственный процесс. Они научились делиться, отделяя часть «пирога» наемным работникам. Это обеспечивало прибыль и условия для дальнейшего развития производства, сохраняя социальный мир.

Наработки в области социальной защиты населения, оформление коммунитарной социальной политики как самостоятельного направления деятельности Сообщества, а также солидная экономическая база ЕС открыли новый потенциал социального партнерства. В принципе принятая всеми сторонами ставка на эволюционное развитие и достижение компромиссов получила опору в виде коммунитарного социального законодательства. Евросоюз демонстрирует намерение содействовать плодотворному взаимодействию социальных партнеров и заявил о намерении применять «любые меры, способные облегчить их диалог при сбалансированной поддержке сторон» (ст. 105 Конституции).

Основной задачей социальных партнеров стал поиск своего места в системе партнерства и способов обеспечить защиту интересов представляемых ими сил.

Существующая в ЕС практика социального партнерства поддерживается руководящими институтами, которые рассматривают его как перспективное направление коммунитарной политики. Это находит подтверждение в документах Союза. Так, ст. 118 Амстердамского договора гласит: «Комиссия ставит своей задачей развивать консультации с менеджментом и трудом на коммунитарном уровне и предпримет все уместные меры для того, чтобы облегчить их диалог, обеспечивая сбалансированную поддержку сторон». Статья 118в Договора предусматривает процедуры заключения соглашений между представителями менеджмента и труда или других контрактных документов в результате диалога на коммунитарном уровне [19,c. 127].

Соглашения, заключенные на коммунитарном уровне, применяются в соответствии с процедурами и практикой, специфической для труда и менеджмента в государствах-членах, по решению Совета и по предложению Комиссии.

Умелое применение практики социального партнерства помогает достичь определенной степени взаимопонимания между представителями капитала, менеджмента и труда и придти к компромиссам при принятии жизненно важных для экономического и политического развития Сообщества решений.

Именно с помощью социального партнерства, привлечения к сотрудничеству организаций трудящихся, вовлечения представителей трудящихся в управление производством, предпринимателям удавалось найти выход из положения в сложных условиях экономических потрясений и социальной напряженности, даже регулировать кризисы.

Чтобы отвечать на вызовы времени и масштабные структурные перемены, с которыми сталкивался неоднократно Европейский Союз, ему были необходимы реформы в социальной сфере. От них во многом зависит стабильность общества. Проведение же подобных реформ требует создания нового баланса между законодательством, коллективными договорами и возросшим участием социальных партнеров в подготовке и реализации социальной политики Сообщества. Не случайно Комиссия перед представлением предложений в области социальной политики консультируется с социальными партнерами «по поводу возможной ориентации действий Союза» (см. ст. 105 Конституции). В работе Конвента, подготовившего проект Конституции Европейского Союза, принимали участие и социальные партнеры.

Подробно проблемы, связанные с политикой социального партнерства, были рассмотрены в Белой книге о будущем социальной политики 1994 г. Глава VIII Белой книги «Профсоюзы, объединения предпринимателей и общественные организации как партнеры в процессе перемен» посвящена анализу механизма социального партнерства, роли общественных организаций, развитию и углублению социального диалога.

Одной из главных составляющих современной социальной политики является социальный диалог, который на практике реализует идею социального партнерства. Вплоть до середины 80-х гг. XX в. правила социального диалога в рамках ЕС не были четко определены. Впервые социальные партнеры на коммунитарном уровне получили официальное признание и определенный статус во Второй программе социальных действий. Инициатива принадлежала тогдашнему председателю Евроко-миссии Жаку Делору. Он привлек к обсуждению, а затем реализации программы социальных партнеров: Союз предпринимателей ЕС, Европейскую конфедерацию профсоюзов и Европейский центр работников госпредприятий. В соглашении, заключенном в 1991 г. социальными партнерами, были определены функции социального диалога, касающиеся консультаций, согласования спорных вопросов и ведения переговоров. Единый европейский акт и Договор о ЕС институировали социальный диалог и поручили Комиссии развивать его на коммунитарном уровне.

Проблема социального диалога и пути его развития были подробно разработаны в двух документах, появившихся в 90-е гг. —«Зеленой книге о европейской социальной политике: размышления для Союза» и «Белой книге о европейской социальной политике: путь для Союза». Они излагали стратегию ЕС в социальной области.

Комиссия взяла на себя функцию организатора социального диалога на транснациональном уровне, оставляя за самими социальными партнерами право на выбор приоритетов. В Зеленой книге обозначены также общеевропейские приоритеты социального диалога, отмечено, что хотя занятость, образование и профессиональная подготовка остаются важными задачами, социальные партнеры должны расширить сферу своих интересов и включать в дискуссии такие темы, как социальная маргинализация, тендерное равенство, инновации в организации трудового процесса.

Продолжая эстафету Зеленой книги, Белая книга сконцентрировала внимание на действиях на уровне Союза, поставив целью развивать широкое партнерство, включив в него государства-члены, официальных социальных партнеров, общественные организации, международные структуры. Главной задачей признавалась необходимость сохранять и развивать Европейскую социальную модель. В связи с этим большое внимание было уделено созданию новых механизмов социального законодательства.

В 2002 г. увидела свет Зеленая книга о корпоративной социальной ответственности, в которой была продолжена разработка различных аспектов социального партнерства и особое внимание уделено содействию развития конкурентоспособной экономики.

Законодательной базой социального диалога являются ст. 118 и 118в Договора о ЕС и ст. 2—Протокола № 14 о социальной политике. Целью Сообщества признана необходимость «развивать диалог между трудом и менеджментом, которым следует руководствоваться при установлении отношений и заключении соглашений на коммунитарном уровне». Ст. 118 признает важнейшей задачей развитие тесного сотрудничества между государствами-членами, руководствуясь уважением права на ассоциации и коллективные переговоры между предпринимателями и наемными работниками [19,c. 195].

Единый европейский акт определил социальный диалог как важнейший инструмент, дающий возможность заключения соглашений на уровне Сообщества. Это подтверждено и в Соглашении о социальной политике и дальнейших документах ЕС.

Социальный диалог ведется через официальные органы и комитеты, трехсторонние конференции. Используется также форма Постоянного социального диалога с одними и теми же участниками. В этом процессе принимают участие Экономический и социальный комитет, консультативные, включая Постоянный комитет по занятости и экспертные комитеты по отраслям промышленности (сталелитейная и угольная промышленность, сельское хозяйство, рыболовство, транспорт, сфера обслуживания и т. д.).

Осенью 1995 г. для поддержки деятельности Комитета по занятости был создан Европейский центр промышленных отношений. Его главная задача —помощь в достижении взаимопонимания в рамках Сообщества в области производственных отношений путем подготовки руководителей и обучения представителей трудящихся и предпринимателей.

Начиная с 1985 г. по инициативе Комиссии регулярно созываются встречи участников социального диалога, что позволяет регулировать его на европейском уровне. Сотрудничество между социальными партнерами развивается в рамках, определенных Соглашением о социальной политике, которое составляет неотъемлемую часть Амстердамского договора 1997 г. Признана и официально закреплена двойная функция социального диалога: консультации социальных партнеров на уровне Союза и право социальных партнеров на переговоры по поводу соглашений, которые либо приобретают силу закона, либо являются обязательными только для подписавших их сторон.

Европейское социальное регулирование имеет в своей основе как законодательные инициативы, исходящие от институтов Союза, так и коллективные переговоры между социальными партнерами. Этот процесс, развиваясь и приобретая больший размах, обеспечивает качественно новое партнерство между субъектами экономической и социальной жизни и открывает реальные возможности адаптации к структурным изменениям, происходящим в обществе. Существует специальное Сообщение Комиссии, касающееся процедур этого процесса. Социальное партнерство и социальный диалог превратились в организованную систему трудовых отношений в рамках Союза. Но ее структура еще нуждается в дальнейшей разработке, поскольку она должна отражать появление целого ряда новых факторов, играющих немаловажную роль в политике социального партнерства и реализации социального диалога. Речь идет, например, о расширении ЕС, появлении в его составе новых государств-членов со своими проблемами и спецификой, уточнении состава делегаций социальных партнеров, участвующих в переговорах, и вопроса об их представительности. В последние годы многие хотят получить статус официального партнера. Например, по этому поводу высказывали претензии объединение малых и средних предприятий, ассоциация менеджеров и др. Не определены вопросы о соотношении между реально существующим законодательством и новыми требованиями, появляющимися в результате коллективных переговоров, о соотношении между консультациями и переговорами [5,c. 210].

Комиссия в целом проработала и определила процедуры консультаций, подчеркнув, что они рассчитаны «на все европейские (а иногда и национальные) организации, которые могут проявить интерес к социальной политике Сообщества». В соответствии со ст. 3 Соглашения о социальной политике Комиссия проводит официальные консультации с европейскими организациями социальных партнеров, которые отвечают следующим критериям:

1)  они должны быть межотраслевыми или связанными с конкретными секторами или категориями и быть организованными на европейском уровне;

2)  они должны включать организации, которые сами по себе являются интегрированной и признанной частью структуры социального партнерства в государствах-членах, правомочны вести переговоры с целью заключения коллективных соглашений и являются представительными во всех государствах-членах;

3)  они должны располагать соответствующими структурами в целях обеспечения своего эффективного участия в процессе консультаций.

Решающая роль в развитии социального диалога на комму-нитарном уровне принадлежит организациям социальных партнеров, имеющим статус официальных. Комиссия же вносит свой вклад в этот процесс через оказание сбалансированной поддержки сотрудничающим сторонам в распространении опыта и результатов европейского социального диалога, налаживании взаимодействия между разными уровнями диалога.

Именно этим объясняются ее предложения об учреждении Европейского учебного центра по трудовым отношениям, рационализации финансовой помощи, создании программ распространения информации и обеспечении условий для ведения диалога на общеевропейском уровне. Особого внимания требует вопрос об адаптации социальных партнеров к быстроменяющейся производственной среде, о формах их взаимодействия. Например, появление в 2002 г. Зеленой книги о корпоративной социальной ответственности было вызвано необходимостью упорядочить политику крупных предпринимателей по отношению к наемным работникам и их организациям.

Европейская конфедерация профсоюзов (ЕКП), куда входят самые влиятельные национальные профцентры, выступает как «социально действующее юридическое лицо и проводник активной политики занятости». Деятельность ЕКП позволяет учитывать разнообразие профессиональных отношений в Европе и способствует созданию переговорного пространства на европейском уровне.

Однако ее собеседники со стороны предпринимателей, объединенные в Союз предпринимателей ЕС, не всегда пользуются адекватными средствами, чтобы выполнять свою партнерскую роль в коллективных переговорах, блокируют многие справедливые требования профсоюзов. Это касается, в первую очередь, доступа к информации о деятельности предприятия и участия в принятии решений. Именно этим было вызвано появление специального Сообщения Комиссии (сентябрь 1996 г.), где была изложена ее позиция на различные аспекты социального диалога на общеевропейском уровне и содержался призыв «сконцентрировать усилия на стратегических приоритетах Союза, снабдив социальных партнеров средствами для организации и успешного ведения диалога».

На повестке дня стоит подготовка ряда новых директив, которым надлежит определить компетенции и состав Постоянного комитета по занятости и социальной политике, сферу действия и состав отраслевых комитетов по социальному диалогу и формы их взаимодействия с межпрофессиональными консультативными комитетами.


Глава 3. Внешнее измерение социальной политики Европейского Союза и проблема расширения.

В последние годы все большее значение приобретает так называемое «внешнее измерение» соииапьной политики. Впервые этот термин был озвучен и обоснован в Программе социальных действий 1998—гг. Предпосылки к выделению внешнего измерения как особого аспекта социальной деятельности были связаны в основном с двумя моментами: деятельностью ТНК, имевших отделения не только в государствах —членах ЕС, но и вне рамок Европейского Союза, а также процессом расширения. И если регулирование социальных проблем в ТНК и так называемых европейских компаниях осуществлялось в соответствии с нормами и правилами ЕС, в рамках политики социального партнерства и с использованием регламентированных форм социального диалога, то пополнение Союза новыми членами за счет восточно-европейских стран-кандидатов осложнило ситуацию. Встал вопрос о степени применимости европейских социальных критериев и инструментария социальной политики на новых территориях, о помоши этим странам в реформировании их социальных инфраструктур. Ведь в плане сбалансирования макроэкономической стратегии возникает проблема пересмотра политики вновь присоединившихся стран в области занятости, гармонизации законодательства, развития адекватных систем социальной защиты. Наконец, нельзя не задуматься о социальной цене, которую должны заплатить обе стороны за налаживание продуктивного сотрудничества и создание расширенной зоны социальной стабильности. Подтягивание восточно-европейских стран до стандартов ЕС чревато перераспределением его бюджета в пользу новичков. А против этого решительно выступают дотационные страны и регионы ЕС, которые получали регулярную финансовую подпитку от Сообщества. Пока вопрос о финансировании социальной политики в расширенном Союзе остается открытым [10,c. 190].

Появление в рамках Союза разноуровневых партнеров порождает серьезные проблемы. Ведь стабильность, свойственная Сообществу в целом, рискует оказаться под угрозой в связи с глубиной пропасти, разделяющей государства-члены и присоединившиеся к ним страны Центральной и Восточной Европы. Разница в уровнях жизни неминуемо вызовет волну миграции в процветающие государства Евросоюза, потребует дополнительных затрат на социальное обеспечение, увеличение налогов на социальные нлокды. Возможна реанимация рефлексов агрессивности и враждебности, национализма, ксенофобии, которые до сих пор окончательно не преодолены в ЕС.

Однако, судя по опросам, большинство граждан ЕС выражают поддержку курсу руководства на расширение Союза. Почти четверть рассматривает это как моральный долг в лухс «международной солидарности и социального сплочения». Здесь, видимо, играет роль позиция официальных кругов ЕС, заявивших, что углубление интеграции, решение социальных проблем государств-членов имеют приоритет перед расширением Сообщества и что интересы его граждан не должны быть ущемлены ради скорейшего выравнивания показателей стран-кандидатов. Удастся ли руководству Европейского Союза преодолеть «евроскеп-тицизм» и сохранить поддержку населения, без опоры на которую сложно рассчитывать на успех своей политики, покажет время.

Непременным условием вступления в ЕС является соответствие Маастрихтским и Копенгагенским критериям, и в первую очередь принятие и адаптация acquis communautaire. Это —изложенные на более чем 100 страницах правила и стандарты, покрывающие самые разные сферы: от ядерной безопасности до статистики.

Дело усложняется тем, что душевой валовой национальный продукт вновь присоединившихся стран едва достигает трети европейского уровня. Поэтому ЕС выработал специальную предприсоединительную стратегию, которая нацелена на стимулирование и поддержку экономических, социальных и институциональных реформ. Те изменения и дополнения, которые были внесены в Договор о ЕС в Ницце, говорят о том, что Евросоюз твердо намерен действовать в этом направлении. Выработка в 2002 г. Конвенции о будущем ЕС, решение о принятии в Сообщество 10 новых членов (договоры с ними подписаны в Афинах в апреле 2003 г.), одобрение саммитом в Казерте (Италия, декабрь 2003 г.) мер, содействующих процессу расширения и методов по их претворению в жизнь, свидетельствуют о курсе руководящих институтов ЕС на расширение зоны действия разных направлений своей политики, в том числе и социальной.

Руководство ЕС считает, и вполне справедливо, что расширение касается не только Сообщества (это вызов для всего континента), и надеется на позитивный эффект этого процесса для третьих стран, особенно для непосредственных соседей и, конечно, для России.

Среди выгодных для России моментов называются: расширение торговли, единый тариф, единые правила, стандарты и административные процедуры. Безусловно, наряду с этим возникает целый ряд моментов, которые выгодными для нас назвать нельзя и которые порождают целый ряд проблем, требующих обсуждения и решения. Это касается, в частности, вступления России в ВТО, проблемы Калининградской области, свободного движения рабочей силы и ряда других.

Взаимоотношения ЕС и России регулируются Соглашением о партнерстве и сотрудничестве 1994 г. Согласно ст. 1 СПС одной из целей партнерства является развитие разнообразных форм сотрудничества, в том числе в социальной сфере, на принципах взаимной выгоды, взаимной ответственности и взаимной поддержки. Статья 23 СПС устанавливает, что российские граждане, работающие на законных основаниях в странах ЕС, и граждане этих стран, работающие на законных основаниях в России, не должны подвергаться дискриминации в том, что касается условий труда, вознаграждения или увольнения по сравнению с собственными гражданами. Статья 24 предусматривает заключение специальных соглашений с целью координации систем социального страхования для категории граждан России и стран ЕС, упомянутой в ст. 23. Общие рамки сотрудничества России и ЕС в социальной области определены в ст. 74. В ней выделены три направления взаимодействия: совершенствование уровней охраны здоровья и безопасности работников; вопросы трудоустройства; социальная зашита населения, включая вопросы планирования реформ социальной зашиты населения. Предусмотрено, что ЕС окажет техническое содействие России в следующих областях: оптимизация рынка труда; модернизация систем трудоустройства, в том числе на местах; осуществление программ структурной перестройки и «гибкого» трудоустройства, включая вопросы стимулирования индивидуальной трудовой деятельности и предпринимательства; развитие и реформа институтов социального страхования; взаимодействие с неправительственными организациями, предоставляющими социальные услуги. Кроме того, специфические вопросы сотрудничества в социальной области нашли отражение в ст. 60 (защита прав потребителей), ст. 63 (образование и профессиональная подготовка), ст. 69 (окружающая среда) и ряде других. Подписание СПС создало правовую базу для развития сотрудничества в социальной сфере. Фактически такое сотрудничество началось еще до пления сю в силу с 1991 г., когда начала работать программа технического содействия «Тасис». Одним из приоритетов деятельности «Тасис» в настоящее время признана поддержка мер по решению социальных вопросов переходного периода, содействие более эффективному использованию людских ресурсов и совершенствованию системы социальной защиты населения. За 1991 —гг. на эти цели выделены 297 млн. евро, или 19% средств, израсходованных по программам «Тасис» для России. С 2002 г. расширены полномочия Представительства Комиссии ЕС в России по управлению проектами «Тасис». Соответственно увеличен штат сотрудников (до 60 чел.)- На период 2000—гг. предполагается истратить на Россию 1,5 млрд евро [18,c. 246].

В целом взаимодействие ЕС и России в социальной области значительно отстает от других направлений сотрудничества в рамках СПС. Поэтому в перспективе предстоит серьезная работа по реализации возможностей, заложенных в СПС, а также во встречных стратегиях партнерства, принятых сторонами с 1999 г. Значение сотрудничества в социальной области возрастает в связи с тем, что Россия и ЕС приступили к разработке концепции создания общеевропейского экономического пространства, реализовать которую можно только при условии существенного сокращения разрыва между показателями их социального развития.

В соответствии со ст. 199 Конституции: «Деятельность Союза на международной арене опирается на принципы, которые провозглашены при его создании, развитии и расширении и которые он стремится продвигать в остальном мире: демократия, правовое государство, универсальность и неделимость прав человека и демократических свобод, уважение человеческого достоинства, принципы равенства и солидарности и уважение международного права в соответствии с принципами Хартии ООН».


Заключение

Как в договорах ЕС, так и в заявлениях Евросовета европейская социальная модель признается важным элементом европейского интеграционного процесса. Главное ее отличие от социальных режимов других промышленно развитых стран в том, что социальная сплоченность рассматривается в качестве приоритетной цели. Соответственно, мерилом политики ЕС должно быть то, насколько она укрепляет или ослабляет эту сплоченность.

Начнем с экономической политики, на которую ЕС оказывает относительно сильное влияние.

  •  Развитие внутреннего рынка ЕС приводит к усилению международного разделения труда внутри Евросоюза, что в долгосрочной перспективе должно способствовать повышению доходов менее квалифицированных работников в более бедных странах ЕС в ущерб менее квалифицированным работникам в благополучных. Однако по сравнению с изменениями, которые происходят под влиянием глобализации не только в ЕС, но и за его пределами, этот эффект в количественном отношении, вероятно, будет небольшим.
  •  Прием в ЕС существенно более бедных государств ведет к тому, что общества с материальными, ориентированными на производительность труда приоритетами вступают в конкуренцию с обществами, которые тяготеют к постматериальным ценностям. Можно предвидеть, что европейская интеграция в условиях гетерогенности стран-членов ЕС приведет к тому, что ”благосостояние” будет в большей мере определяться материальными факторами с соответствующими последствиями, например, для еженедельного рабочего времени или общего трудового стажа.
  •  Денежная политика и правила Пакта стабильности и роста ограничивают возможности стран-членов ЕС в краткосрочной перспективе посредством механизма государственной задолженности при финансировании монетарных трансфертных льгот бедным слоям населения и предоставления государственных услуг (товаров). Однако в долгосрочной перспективе, если национальные налоговые поступления возрастут, страны-члены ЕС смогут предложить более высокие трансферты, а также государственные товары в большем количестве и лучшего качества, чем в других странах мира.
  •  Политика конкуренции сказывается и на предоставлении социальных услуг. Она ограничивает возможности национального государства по их субсидированию. Но для услуг, связанных с жизнеобеспечением, это по-прежнему актуально. На другие социальные услуги распространяются правила конкуренции, что может привести к улучшению их качества и снижению цен.

Итак, европейская интеграция, реализуя свои экономико-политические цели, конечно, является вызовом времени для европейской социальной модели, так как она, с одной стороны, естественным образом способствует эффективному перераспределению, с другой - изменяет рамочные условия для осознанных, принимаемых в результате политической воли мер по перераспределению (Пакт стабильности и роста, политика конкуренции и т.д.). Эффекты перераспределения (с наднациональной точки зрения) отчасти следует оценивать положительно, если они, например, идут на пользу бедным слоям населения в менее благополучных странах ЕС. А в целом эти последствия должны находиться в рамках, которые не будут давать повода для опасений, что европейская интеграция ставит под угрозу европейскую социальную модель.

В политике в области занятости, образования и в социальной сфере (включая социальную защиту населения) компетенций ЕС гораздо меньше, чем в экономической политике. Как правило, его возможности ограничиваются обменом информацией и мерами по содействию, а также программами со специфически европейскими (дополняющими сферу действия стран ЕС) компонентами. При этом долгое время ЕС ограничивался отдельными, конкретными мерами, которые способствовали развитию внутреннего рынка ЕС (например, это касается Директивы по социальной защите трудовых мигрантов). Однако с конца 90-х годов, и особенно в контексте нацеленного на укрепление конкурентоспособности Лиссабонского процесса, ЕС, используя инструмент ОМК, нашел рычаг, при помощи которого он может сильнее влиять на политику и в тех сферах, в которых у него почти нет компетенций.

  •  В политике занятости Европейская стратегия занятости с 1997 г. является методологической лабораторией ЕС, в которой разрабатываются новые подходы к ее изучению (policy learning). Для всех государств-членов ЕС согласовываются количественные цели, дополняемые (во многих случаях обязательными для исполнения) специфическими для каждой страны рекомендациями.
  •  Образовательная политика проводится ЕС в тесной взаимосвязи с политикой занятости, что отражается и на ее целях. На первый план выходит необходимость того, что образование должно служить улучшению предложения на рынке рабочей силы. Так же как и в политике занятости, формулируются количественные цели, а поскольку эта политика проводится в русле Европейской стратегии занятости, могут высказываться и рекомендации.
  •  В сферах социальной политики и социальной защиты населения использование ОМК до сих пор ограничивалось пенсионной сферой и социальным разграничением, а в области здравоохранения и ухода за престарелыми гражданами этот метод только начинает применяться. По сравнению с политикой в области занятости и образования процедуры еще более ”смягчены”, количественных целей не ставится, рекомендации не даются. Но поскольку цели в отдельных областях деятельности частично соотносятся с ”жесткими” сферами политики, где действуют компетенции ЕС (например, финансовая прочность пенсионных систем, имеющая явное отношение к государственному бюджету), в будущем нельзя исключить, что может произойти ”ужесточение” и в этих сферах.

Применительно к занятости, образованию и социальной сфере обобщающее мнение о значении европейской интеграции высказать труднее, нежели в отношении экономической сферы. С учетом ограниченных компетенций ЕС очевидно, что влияние политики ЕС здесь пока невелико. Но европейская интеграция, изначально сосредоточенная на экономической сфере, постоянно дает повод для того, чтобы проверить соответствующую ”пригодность” тех областей политики, которые тесно связаны с экономическим развитием. Теперь это в определенной степени происходит под эгидой ЕС с использованием современных методов, которые изначально были разработаны в бизнесе. Цель всех усилий - повышение конкурентоспособности, что позволит Европе стать к 2010 г. более динамичным, основанным на знаниях экономическим пространством.

Представляет ли такой подход угрозу для европейской социальной модели? Необязательно, поскольку она отличается от других именно тем, что социальная сплоченность является не только самоцелью, но и средством экономического развития, которое, со своей стороны, должно обеспечить материальную базу европейской социальной модели. Правда, подобная ”инструментализация” - это не только ”смысл существования”, но в определенной мере и гарантия жизнеспособности европейской социальной модели. Коль скоро социальная сплоченность интерпретируется как обременительное препятствие для экономической динамики, как фактор затрат в чистом виде, то и сама европейская социальная модель становится предметом дискуссии. В этом смысле для выживания европейской социальной модели необходимо поставить ее на службу конкурентоспособности.

Разумеется, не следует ожидать, что ЕС будет интенсивно поддерживать существующую модель. Развивающаяся парадигма описывает теперь не благополучное государство, которое обеспечивает в основном пассивного клиента, а благополучное общество, основывающееся на гражданах, которых государство при необходимости активизирует (а в случае крайней необходимости материально и морально поддерживает). Это будет стимулировать граждан к участию в жизни общества и опять же способствовать укреплению европейской социальной модели.


Список использованной литературы и источников

  1.  Социальная политика. Учебник (под ред. Н.А. Волгина), М., 2003;
  2.  Каргалова М.В. От социальной идеи к социальной интеграции, М., 1999;
  3.  Крылов К.Д. Правовые приоритеты политики в сфере труда (на основе международных правовых норм), М., Профиздат, 2002;
  4.  Конституции государств Европейского Союза (под. ред. Л.А. Окунькова),М., ИНФРА, М., Норма, 1997;
  5.  Малая библиотека ЕС на русском языке. Т. 4. «Социальная политика», М., 1996, Т. 6;
  6.   «Амстердамский договор о ЕС», М., 1999;
  7.  Иванов И.Д. Европа регионов, М., 1998;
  8.  Европа. Вчера, сегодня, завтра, М., 2002;
  9.  Европейское право. Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека: Учеб. для вуз Автор: Энтин Л.М. М. 2007;
  10.  Договоры об учреждении Европейских сообществ. М.: Право, 1994;
  11.  Единый Европейский акт; Договор о Европейском союзе. М.: Право, 1994;
  12.  Чубарова Т. В., Исаченко Т. М. Европейский союз и проблемы социальной защиты населения стран-участников // Труд за рубежом. 2000. № 3.;
  13.  Быховский С. В. Страны Центральной и Восточной Европы в преддверии вступления в ЕС // Европейский союз на пороге XXI века / Под ред. Ю. А. Борко и О. В. Буториной. М.: УРСС, 2001;
  14.  Комаровский В. В., Садовая Е. С. Объединения работодателей в системе социального партнёрства: опыт развитых стран и России // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 5;
  15.  Можаев В. Е. Глобализация и социальное партнёрство // Труд и социальные отношения. 2002. № 3 (19);
  16.  Можаев В. Е. Социальное партнёрство —суть и противоречия // Профсоюзы. 1999. № 4; Политика социального партнёрства (российский и зарубежный опыт) / Отв. ред. М. В. Каргалова, К. Д. Крылов. М., 2003;
  17.  Предприятие как фактор экономического и социального развития. Опыт Западной Европы и России. М., 2001;
  18.  Роль социального партнёрства в формировании европейского социального пространства. М., 2003. - (Доклады Института Европы РАН, № 119);
  19.  Семигин Г. Ю. Социальное партнёрство в современном мире. М., 1996;
  20.  Социальная ответственность как фактор эффективного развития современного общества (Европейский опыт и Россия). М., 2002;
  21.  Яковлев В. Роль социального партнёрства // Современная Европа. 2003. № 2.
  22.  Сиджански Д. Федералистское будущее Европы. От Европейского Сообщества до Европейского Союза. М., 1998,
  23.  Вильданов Р. X. Рабочее движение в условиях капиталистической интеграции. М., 1974, с. 282-297; Борко Ю. А. Западная Европа: социальные последствия капиталистической интеграции. М., 1975;
  24.  Можаев В. Е. Как работают профсоюзы за рубежом. М., 1993;
  25.  Байкова А. Н. Профсоюзное движение Великобритании 70-80-х годов: К изучению научных концепций. М., 1990; Каргалова М. В. Франция: профсоюзы и научно-техническая революция. М., 1975;
  26.  Коломийцев В. Ф. Рабочий класс и профсоюзы Франции в борьбе против монополий, 1968-1981 гг. М., 1981;


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

369. Решение вопросов теории вероятности на уроках математики 583 KB
  Выделить основные цели и задачи изучения теории вероятностей в курсе школьной математики. Изучение и анализ научной учебно-методической литературы, программ по математике для общеобразовательных учреждений. Наблюдение за деятельностью учащихся, ее анализ.
370. Проектирование усилителя низкой частоты 354.5 KB
  Расчет режима работы транзистора по постоянному и переменному току. Расчет КПД каскада для максимального входного сигнала. Расчет коэффициента гармонических искажений. Расчет элементов цепи смещения.
371. Управление производственной деятельностью станций технического обслуживания 380.5 KB
  Расчет производственной программы по количеству ТО и ТР автомобилей. Выбор метода технологического процесса на объекте проецирования. Выбор режима работы объекта и график работы автомобиля на линии. Выбор метода организации производства ТО и ТР на предприятии.
372. Раздел совместно нажитого имущества супругов 81 KB
  Раздел общего имущества по соглашению сторон. Определение долей при разделе общего имущества супругов. Имущество не подлежащее разделу. Общая собственность на имущество. Судебные дела по принудительному обмену.
373. Мировые религии и их связь с общественными институтами 242.5 KB
  Целью данной работы является раскрытие понятий религии и нравственного воспитания. На основе сформулированных понятий найти и проследить их взаимосвязь на протяжении её исторического развития.
374. Техногенные чрезвычайные ситуации 40.39 KB
  Радиационно-опасные объекты. Опасные химические вещества. Аварии на гидротехнических сооружениях. Аварии на морском и речном транспорте. Чрезвычайные ситуации на железной дороге. Опасность, возникающая во время аварий на РОО.
375. Рухова активність і здоров’я 49.5 KB
  Переконати учнів, що рух – це життя, а гіподинамія – основний чинник виникнення хронічних хвороб і скорочення життя. Сприяти формуванню вміння самостійно працювати, аналізувати, роботи висновки. Впливати на виховання потреби у здоровому способі життя.
376. Еволюція поглядів на феномен ризику 71.5 KB
  Поняття ризику та його основні причини. Феномен ризику у вітчизняній економіці. Новий етап активізації розвитку ризикології. Несвоєчасна сплата відсотків, податків та інших платежів. Можливість збитку або втрат.
377. Полиграфические издания. Рекламная полиграфическая продукция 57 KB
  В работе мы детально рассмотрели все типы рекламной полиграфической продукции которая активно используется современными предприятиями для продвижения своих товаров и услуг.