43703

Употребления артикля в текстах газетно-публицистического стиля

Дипломная

Иностранные языки, филология и лингвистика

В результате образования двух соотносительных форм артикля, противопоставляемых по значению определенности и неопределенности существительного, постепенно происходит отрыв артикля от указательного местоимения и числительного и превращение в особый вид служебных слов с чисто грамматическим значением.

Русский

2013-11-06

72.67 KB

29 чел.

АРТИКЛЬ В ТЕКСТАХ ГАЗЕТНО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО СТИЛЯ

Введение

ГЛАВА 1. Общее представление об артикле в немецком языке

1.1.История развития артикля

1.2.Классификация функций артикля

1.2.1. Грамматические функции артикля

1.2.2.Семантические функции артикля

1.3. Особенности употребления артикля

1.4.Стилистическая значимость артикля

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1.

ГЛАВА 2. Роль артикля в текстах газетно-публицистического стиля

2.1.Характеристика газетно-публицистического стиля

2.1.1. Жанровые особенности газетно-публицистического стиля

2.2. Артикль в текстах газетно-публицистического стиля

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2.

Заключение

Библиография

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Сущность артикля является крайне сложной и многогранной проблемой лингвистики. Вопросам теории артикля уделялось особое внимание еще в античности (Аристотель, Диоген Вавилонский, Дионисий Фракийский, Аполлоний Дискол). Теория артикля получила свое развитие в средневековой грамматике (арабская лингвистическая традиция) и в период Просвещения (Грамматика Пор-Рояля). В Х1Х-ХХ вв. различные вопросы, связанные с общей теорией артикля, освещены во многочисленных лингвистических и логических теориях.

Проблема артикля охватывает широкий спектр исследовательских задач, в которые включают такие вопросы, как происхождение артикля; функции артикля в целом и специфические закономерности его употребления в частных случаях; классификацию артиклей, типологию артиклей. Однако данный перечень далеко не исчерпывает сложности и многоаспектности этого явления. Особую роль играет изучение специфики стилистического употребления немецкого артикля в различных сферах. Сказанное и обуславливает актуальность темы настоящего исследования: «Артикль в текстах газетно-публицистического стиля».

Цель настоящей дипломной работы заключается в исследовании проблемы употребления артикля текстах в газетно-публицистического стиля.

Задачи исследования:

  1. Изучить особенности происхождения артикля в немецком языке;
  2. Выявить и охарактеризовать основные грамматические и семантические функции артикля;
  3. Показать стилистическую значимость немецкого артикля;
  4. Раскрыть специфику газетно-публицистического стиля;
  5. Проанализировать стилистические особенности употребления немецкого артикля в текстах газетно-публицистического стиля на примере текста «…»

        Объект исследования: немецкий артикль

Предмет исследования: особенности употребления немецкого артикля в текстах газетно-публицистического стиля.

Теоретико-методологической основой исследования послужили труды В.Г.Адмони, К.Бругмана, Х.Вайнриха, А.Вежбицка, Х.Глинца, Т.В.Дивьяна, Г.Н,Воронцова, Л.Р.Зиндер, С.Д. Кацнельсона, К.Г.Крушельницкой, О.И.Москальской, Б.А.Серебренникова, Т.В.Строева, Г. Хельбига, Б.Шмидта и др.

Положения, выносимые на защиту:

      1) Основные грамматические функции артикля заключаются в обозначении рода, числа, падежа существительных, а также в оформлении субстантивации других частей речи, основные семантические функции артикля включают функции генерализации и индивидуализации, определенности/неопределенности и данного/нового и коммуникативном членении предложения.

   2) Немецкий артикль обладает стилистическим значением;

   3) Артикль играет важную стилистическую роль в текстах газетно-публицистического стилях.

Теоретическая значимость настоящего исследования заключается в попытке выявления особенностей употребления немецкого артикля в текстах газетно-публицистического стиля.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования полученных результатов в составлении учебных пособий для изучающих немецкий язык, в теории и практике перевода и преподавания немецкого языка.

Научная новизна работы заключается в анализе и обобщении теоретических и практических материалов по проблеме использования немецкого артикля в текстах газетно-публицистического стиля.

Структурно работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

Во введении обосновывается актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая ценность исследования, конкретизируются цели и задачи работы.

В первой главе раскрываются особенности развития артикля в немецком языке, анализируются грамматические и семантические функции артикля, рассматривается стилистическая значимость немецкого артикля.

Во второй главе дается характеристика газетно-публицистического стиля, анализируются стилистические особенности употребления немецкого артикля на примере газеты «».

В заключении обобщаются полученные данные, представляются общие выводы.


Глава 1. Общее представление об артикле в немецком языке

1.1.Историческое развитие немецкого артикля

Как класс единиц языка артикль известен еще со времени античной грамматики. В разных языках артикли отличаются не только своим внешним проявлением, но и по количественным составом видов.

В немецком языке определенный и неопределенный артикли сформировались из знаменательных слов. Так, определённый артикль развился из указательного местоимения der, неопределённый - из числительного ein. Постепенное формирование указательного местоимения der, die, das в артикль отмечается уже в первых письменных памятниках древневерхненемецкого периода. Например, древневерхненемецкие артикли ther, thiu, thaz систематически играют роль указателей определённости существительного в случаях, когда в тексте говорится о предметах или лицах, ранее упоминавшихся. Подтверждением тому служит следующий пример: «Sum man habêta zuuêne suni. Quad thô der iungôro fon then themo fater» = «Один человек имел двух сынов. Сказал младший из них отцу….» (Нугаев, 2002:109).

Если же речь шла о неизвестном лице, предмете или явлении, то существительное употребляется без артикля, например: Furfarenti gisah man blintan = Проходя мимо, увидел слепого. Но все же в этот период определённый артикль находился ещё в самой начальной стадии развития. Он употреблялся не со всеми именами существительными, а лишь с существительными конкретного значения. В то время артикль не употреблялся, например, существительными абстрактного значения (forhta – страх, maht – власть); с именами вещественными (uuazzar, uuîn), названиями предметов, единственных в своём роде (erda, himil и др.).

В древневерхненемецкий период отсутствует система соотносительных форм для выражения определённости и неопределенности существительного: der manein man.

С конца данного периода происходит постепенное расширение сферы употребления определённого артикля. Он начинает употребляться с названиями веществ, абстрактными существительными, названиями предметов, единственных в своём роде, а также при генерализированном употреблении существительных:  «Uuir  uuizzen, daz tia erda daz uuazzar um begât…» = «Мы знаем, что землю окружает вода…»

Средневерхненемецкий период характеризуется формированием неопределённого артикля. Отметим, что единичные случаи использования его изредка встречаются уже в древневерхненемецком, например: «Einan kuning uueiz ih» = «Знаю я одного короля».

Однако регулярное употребление определённого артикля наблюдается в средневерхненемецкий период, ср.: «Ez wuohs in Burgonden ein vil edel magedin, si wart ein schoene wîp» = «Росла в Бургундии очень благородная девушка, она стала красивой  женщиной».

В результате образования двух соотносительных форм артикля, противопоставляемых по значению определенности и неопределенности существительного, постепенно происходит отрыв артикля от указательного местоимения и числительного и превращение в особый вид служебных слов с чисто грамматическим значением.

Постепенное расширение употребления артикля связанно, во-первых,  с развитием его основного грамматического значения как показателя определенности и неопределенности существительного и, во-вторых, с тем, что артикль как служебное слово все больше входит в структурную ткань языка, приобретая в структуре языка новые функции (Нугаев, 2002: 109).

Анализ современных исследований по проблеме позволяет заключить, что в настоящее время в лингвистике представлена широкая палитра теорий изучения немецкого артикля. Для того, чтобы уяснить сущность данного понятия, обратимся к трудам некоторых выдающихся лингвистов.

Так, С.Д. Кацнельсон. при выделении единиц, которые в разных языках могут быть классифицированы как артикль, указывает, что «существенен не способ выражения как таковой, а соотношение функционального содержания категории с ее внешним видом» (Кацнельсон,1972:35).

Интересно, что X. Глинц «на пути к смыслам» обращает внимание на семантическую близость артиклей (в их разновидности определенного и неопределенного) с некоторыми местоимениями и числительными и объединяет на основе структурных критериев традиционно выделяемые в немецком языке частг речи (местоимение, числительное и артикль) в единую часть речи - Hin-weisworter. В этой части речи предлагается различать две подгруппы -Großenhinweise (местоимения, определенный артикль) и Grossenumrisse (числительные, неопределенный артикль) (Glinz,1961:266).

Структурные критерии при категоризации артикля играют ведущую роль  у многих других исследователей. Например, соглашаясь с X. Глинцем в одну часть речи объединяет артикль, местоимение и числительное П. Гребе, а такие ученые, как В. Шмидт, Г. Хельбиг усматривают структурную общность только между артиклем и местоимением. И. Эрбен обозначает эту единую с его точки зрения часть речи термином «Größenbezügliche Formwörter mit situationsbestimmtem Funktionswert» (Erben, 1965:64).

В. Шмидт дает этой части речи название «Stellvertreter und Begleiter des Substantivs» (Schmidt, 1966:72-76)

Развивая концепцию Х. Глинца, X. Фатер исследует «артиклевые формы» (Artikelformen). Эту линию продолжает X.-Ю. Гримм, вводя, однако, свое обозначение для артиклей и местоимений - "артиклевые слова" (Artlkelwörter) (Grimm,1987: 36)

Ряд исследователей, в числе которых К.А.Левковская, В.М.Пророкова, Л.В.Сергеенко, ведут речь о «присубстантивных словах», которые объединяют местоимение и артикль (Левковская,1973:28).

Независимо от терминологических обозначений артикля в структурно ориентированных исследованиях, представляется несомненным, что и артикль, и местоимение рассматриваются как однопорядковые. одноуровневые единицы и, в конечном счете, как единицы одного уровня с именем существительным. Вследствие подобного подхода сочетание «артикль + существительное», такие как das Haus, ein Haus и сочетания «местоимение + существительное», такие как dieses Buch. sein Buch должны рассматриваться как синтаксические сочетания равноправных, в одинаковой степени самостоятельных единиц. Между тем даже те исследователи, которые отмечают структурную и семантическую близость артикля и местоимений, объединяя их в одной части речи, не могут обойти того факта, что «роль артикля отличается от той роли, которую выполняют местоимения в сочетаниях с именем существительным» (Schmidt, 1966:72).

Аналогия процессов исторического развития в системе имени существительного с процессами, имевшими место в системе глагола, которые привели к становлению глагольных аналитических форм, подвела исследователей к осознанию сочетаний артикля и существительного как аналитических конструкций - аналитических форм существительного. Артикль в составе словоформы имени существительного не является больше самостоятельным словом, но это и не морфема в традиционном ее виде. В. Г. Адмони, О.И. Москальская подчеркивают служебный характер артикля, хотя и не отрицают у него статуса части речи особого, служебного вида. При этом В.Г. Адмони говорит в этой связи о части речи «артикль» в классе служебных. или формальных, слов (Hllfs- oder Formwörter) (Admoni,1986:72).

О.И. Москальская, оперируя термином «функциональные слова» (Funktionswörter), также выделяет артикль в служебную часть речи (Moskalskaja, 2004:47). Рассматривая служебные слова, В.М. Жирмунский писал, что они «в функциональном отношении приближаются к морфемам и теряют некоторые признаки, присущие словам знаменательным: они имеют по преимуществу грамматические функции, отличаются отсутствием прямой предметной соотнесенности, ослабленным вещественным значением, употребляются самостоятельно (несмотря на лексико-морфологическую «выделяемость»). ослаблены в фонетическом отношении, прислоняясь к соседнему знаменательному слову в акцентном и других отношениях» (Жирмунский, 1976:63).

Артикль отвечает всем этим характеристикам служебного слова. В связи с этим О.И. Москальская считает конструкцию «артикль + существительное»  морфологической аналитической конструкцией, подобной аналитической глагольной конструкции (Moskalskaja, 2004:196).

В.Г. Адмони склонен разграничивать аналитические формы глагола как морфолого-аналитические и аналитические формы существительного как синтактико-аналитические конструкции (Admoni ,1986:59).

Мы полагаем, что эти характеристики аналитических форм существительного не исключают друг друга, а отражают большую или меньшую степень морфологизированности артикля и всей конструкции в целом. Характеристика В.Г. Адмони отвечает модели переходного периода, выводы О.И. Москальской более относятся к конечной модели процесса грамматизации полнозначных слов. В сущности, в том и другом случаях учитывается, что в основе аналитической формы существительного лежат синтаксические отношения, и «как явление синтаксического формообразования» она сохраняет противоречивые признаки того и другого состояния (Жирмунский, 1976:87-88).

В целом, можно сделать вывод, что в современной лингвистике принято понимать под артиклем особую разновидность служебного слова, которое постоянно сопровождает существительное и образует с ним аналитическую форму.

1.2 Классификации функций артиклей

Проведенный нами анализ источников позволил заключить, что проблема классификации функций немецкого артикля входит в широкий круг исследований ученых прошлого и настоящего.

Так, лингвист К.Г.Крушельницкая утверждает, что вопрос о функции немецкого артикля является весьма дискуссионным. В частности, лингвист подчеркивает, что один из наиболее спорных вопросов заключается в том, «выражает ли определенный и неопределенный артикль грамматическую категорию или же только какие-то лексические значения имени существительного» (Крушельницкая ,2008: 47).

Ученый Е.Зайдель отмечает, функцией артикля является «ограничение объема понятия и в противоположность безартиклевому употребление соотвествующих слов» (Seidel,1987:8).

При этом, ученый справедливо утверждает, что функцию артикля «можно определить с помощью установления тех изменений в выражении содержания, которые вызываются различным употреблением артикля в предложениях одного языка, по возможности очень похожих: Die Kinder trinken Milch. “Habt ihr die Milch shon getrunken?” fragt die Mutter.

Таким образом, если значение артикля мы выводим из отдельных слов, то функции артикля выводимы лишь из связных друг с другом предложений.

И.Крамский делит артикли на две группы: первичные и вторичные (или основные и дополнительные). К первой группе ученый относит функции выражения категории определенности-неопределенности и коммуникативной нагрузки имени существительного. Второй группе принадлежат морфологические функции (Крамский, 1963: 14).

Е.В.Гулыга, характеризуя артикль как один из конституентов указательного поля, называет ряд выразительных возможностей артикля. В их числе названы:

1) анафорическая функция, т.е.. употребление артикля для связи предмета высказывания, а иногда и самого высказывания с предыдущими, выходя за пределы микроконтекста;

2) коррелятивная;

3) указательная.

Таким образом, при анализе функционально-семантического аспекта немецкого артикля в лингвистических исследованиях, как правило, ведется речь о его полифункциональности. На наш взгляд, функции немецкого артикля целесообразно дифференцировать по грамматическим и семантическим (т.е. смысловым) свойствам. Остановимся на этом более подробно.

1.2.1. Основные грамматические функции артикля

Обзор исследований по проблеме показал, что основные грамматические функции артикля заключаются в обозначении рода, числа, падежа существительных, а также в оформлении субстантивации других частей речи.

В немецком языке артикль предстает как основной показатель рода имени существительного. В этой связи, родовая категория, традиционно закрепившаяся за каждым существительным, является важнейшей характеристикой предмета, обозначенного данным существительным. Например: Der Hund schlief noch immer, auch die Katze schlief… Das Madchen Petra Ledig stand in dem Torweg.

При помощи артикля оформляется колебание грамматического рода. При этом, так называемое «перемещение» рода в одних и тех же случаях не меняет значения существительного. Подтверждением тому служит следующий пример: Der Kathederdas Katheder. Существуют случаи, когда перемещение рода сопровождается изменением формы существительного, но при этом одинаковое значение сохраняется. Например, Der Sockendie Socke.

Важную роль артикль играет и в различении омонимов. Так, слово  “Band’, употребляясь с артиклем “der” имеет значение «том», при употреблении же с артиклем “das” слово означает ленту, тесьму.

Зачастую немецкий артикль выступает в качестве основного грамматического средства обозначения единственного числа: So segelte er dahin uber das Parkett der Gänge und Säleund gelangte in den Flügel der Königin - Так он пробирался по паркету коридоров и залов…и достиг покоев королевы(Feuchtwanger,1955,181).

Нередки и случаи, когда артикль выступает единственным грамматическим оформителем множественного числа. Рассмотрим в качестве примера предложение, в котором повествуется о семье Хардекопфов и Брентенов, а не Хардекопфа и Брентена, как можно было бы предположить при отсутствии артикля: Thomas MannsBuddenbrookshandeln vom Verfall einer bürgerlichen Familie in drei Generationen in Lübeck, Willi Bredels Romane von den drei Generationen in der Arbeiterfamilie der Hardekopfs und Bretens… (Цит.по: Abusch, 1953: 274).

Таким образом, мы переведем данное предложение так: «Будденброки» Томаса Манна изображают распад трех поколений буржуазной семьи в Любеке; в романе Вилли Бределя описывается жизнь трех поколений рабочей семьи Хардекопфов и Брентенов.

Артикль играет ведущую роль и при оформлении падежа существительного. В первую очередь это связано с тем, что в современном языке существительные при склонении в большинстве случаев не получают падежных окончаний. Падежные отношения существительных внутри предложения проявляются в склоняемых формах артикля. Offene Angst befiel sie.. Es konnte gefährlich warden, wie sie sehr wohl wußte, und er selbst lieferte sie der Gefahr aus– Её охватил настоящий страх…Но ведь могла наступить опасность, как она это знала, а он подвергал ее опасности (H.Mann, 1954: 64).

Особое место артикль занимает при оформлении субстантивации. Как известно, переход различных частей речи в разряд имен существительных чрезвычайно распространен в немецком языке. В результате данного процесса происходит изменение как лексического значения слова, так и его морфологической характеристики. В связи с тем, что артикль выступает одним из показателей существительного, он является неотъемлемым признаком любой подвергнувшейся субстантивации части речи. В данном ключе артикль выполняет функцию выражения рода, числа, падежа, которыми эти части речи в своем обычном употреблении не обладают. Благодаря артиклю они вступают внутри предложения в такие же отношения, которые свойственны обычным существительным.

В целом, субстантивации подвергаются различные части речи. Так, в нижеследующем предложении мы наблюдаем пример субстантивации союзов: Als ihm Monseiur de Girarden vertraulich von diesem Versprechen erzählt hatte, war es ein  Versprechen mit einem großen Wenn gewesen, ein blasses, nichtssagendes Versprechen, eben weil es ein so ein so großes Wenn in sich schloss(Feuchtwanger,1955: 447).

Артикль в данном случае способствует нашему пониманию смысла предложения, которое мы переведем следующим образом: Когда господин Жерарден доверительно рассказал ему об этом обещании, это обещание было с большим «если», ничего не говорящее обещание именно потому, что оно заключало в себе такое большое «если».

Другой пример – субстантивация предлогов: Das Für und Wider schlug Wellen. – Was nutze das Für und Wider? – «За» и «против» вызывали волнения.  Но чем могли помочь «за» и «против»?

В немецком языке имеет место субстантивация наречий, причем некоторые из них могут выступать в роли приставок. Например: Sie waren schwer in Bedrängnis, meine Altersgenossen, den Schrecken noch entsetzlicher zu machen, als er schon war. Allerdings fehlten die Details - das Wie und Wann und Wer wurde zu leeren Schalen, die sie mit ihren Mutmaßungen füllen mussten. - Мои ровесники были достаточно сильно притеснены, их страхи стали еще серьезнее, чем были. Конечно, отсутствовали детали – как, когда и кто - пустые ячейки, которые они должны были заполнить своими догадками (Sebold, 2005: 75).

Рассмотрим пример субстантивации местоимений: Alles habe man aus dem Nichts herausschaffen müssen: Gesetze, Regierungen…, eine Armee, eine Flotte, Arsenale (Feuchtwanger,1955. S.445).  Данное предложение можно перевести следующим образом: «Нужно было из ничего сделать всё: законы, правительство…, армию, флот, арсенал».

Наиболее распространенными являются случаи субстантивации прилагательных: Obgleich Älteste von drei Geschwistern und oft die Beste in einer Klassenarbeit in Naturkundefühlte ich mich in Gegenwart von Erwachsenen nie ganz wohl. – Несмотря на то, что я была старшей из трех сестер и зачастую лучшей в своем классе в естественных науках, в присутствии взрослых я никогда не чувствовала себя уверенно. (Sebold, 2005, 10).

В немецком языке встречаются субстантивированные числительные: Sieben Jungfrauen saßen im Kreis um den Brunnen; in das Haar der Siebenten aber, der Ersten, der Einen, schien die sinkende Sonne heimlich ein Abzeichen der Oberhoheit zu weben (Th. Mann, 1955:164). – Семь дев сидели вокруг фонтана, в волосы седьмой, первой, Единственной, заходящее солнце, казалось, тайком вплело сверкающий знак королевского достоинства).

Интересен следующий пример, в котором показана субстантивация инфинитива: Es ging für uns beide darum, sich zu verlieren. Sie verlor sich in ihrer Geschichte. Ich verlor mich in ihrem Sprechen.- Мы обе слишком увлеклись. Она увлеклась своей историей. Я увлеклась ее рассказом (Sebold, 2005: 260-261).

Артикль употребляется и при субстантивации причастий: Dann wird ihn das Heimweh gepackt haben, jedenfalls setze er wieder nach deralten Welt“ über, ein im Lebenkampf shon früк Mann Gewordener (Bredel, 1953. S.34). – Его охватила тоска по родине, во всяком случае он вновь вернулся к «старому миру», рано возмужавший в жизненной борьбе.

1.2.2.Семантические функции артикля

К данной группе можно отнести функции генерализации и индивидуализации, определенности/неопределенности и данного/нового и коммуникативном членении предложения. В специальных исследованиях артиклевой проблематики последних десятилетий акцент сместился на так называемые «семантические» функции артикля. Внимание исследователей в первую очередь концентрируется на противопоставлениях генерализации/индивидуализации и определенности/неопределенности, а также «текстообразующих» функциях артикля.

Как правило, артикль рассматривается в первую очередь в связи с категориальной семантикой определенности/неопределенности. По замечанию И. Крамского, «самый факт наличия в языке артикля есть проявление категории определенности» и саму «проблему артикля можно представить как часть более широкой проблемы категории определенности/неопределенности» (Крамский, 1963: 15).

Под функцией генерализации/индивидуализации артикля подразумевается, что в рамках высказывания существительное может выражать генерализованное (обобщенное) или индивидуально отнесенное (частное) значение. Поведение артикля в случаях передачи генерализирующего значения существительного неоднократно подвергалось специальному рассмотрению, но лингвисты, как правило, ограничиваются констатацией факта, что генерализирующее значение может выражаться существительным как с определенным, так и с неопределенным артиклем, что каких-то регулярностей в данном случае не прослеживается, что опредедленный и неопределенный артикли не всегда взаимозаменяемы при выражении существительным обобщенного значения.

Генерализация артикля охватывает собой весь класс или всю группу сходных предметов и явлений действительности. Каждое общее понятие отражает в себе только самые общие признаки явления и благодаря этому может быть отнесено к любому предмету данной группы. Например, слово das Haus включает в себя и жилые дома, и школы, и театры, то есть все то, что обозначено данным существительным  в общем, генерализированном значении, не обладает конкретной характеристикой. Другой пример: при описании понятия, указанного существительным der Hund, в предложении «Der Hund dist ein Haustier» не может быть дано подробное перечисление признаков (например, порода собаки, ее рост, цвет ее покрова и т.п.), в связи с тем, что в данном предложении речь идет не об отдельной собаке, а о собаке как представителе данного вида животных, которые обладают общими признаками. В общем значении существительного der Hund всегда сохраняется то основное, что свойственно и общему, и частному и обеспечивает их единство.

Важно отметить, что при употреблении существительных в общих значениях не происходит обособления единичного предмета, не выделяется часть вещественного, не конкретизируется отвлеченное понятие, иными словами, не реализуется выделение и обозначение единичного. Именно поэтому и нормы употребления определенного и неопределенного артикля при таких существительных существенно отличаются от норм употребления его при существительных в частных значениях. Это проявляется, главным образом, в сравнительно частом отсутствии артикля при существительных всех лексических разрядов в общих значениях и в чрезвычайно ограниченном употреблении неопределенного артикля при существительных вещественных и абстрактных.

Существительные в частных значениях являют собой название единичных понятий с наиболее детальной характеристикой. Частный, единичный предмет, помимо своих индивидуальных признаков, всегда сохраняет те общие признаки (свойства и отношения), которые объединяют его со всеми другими однотипными предметами. Артикль, как определенный, так и неопределенный, как правило, употребляется при существительных в их единичном частном значении, так как посредством этих существительных реализуется выделение и обозначение единичного, ограниченного или конкретизированного понятия. Выбор артикля зависит соответственно от неопределенности или определенности обозначенного понятия.

Как правило, артикль рассматривается в первую очередь в связи с категориальной семантикой определенности/неопределенности. Общепринятым на сегодняшний день может считаться положение об определенности/неопределенности как основной семантической функции артикля (Heidolph, 1981: 592)

В отечественной германистике О.И. Москальской было выдвинуто обоснованное положение об определенности/неопределенности как морфологической категории имени существительного. Среди признаков морфологического характера категории определенности/неопределенности существительного в немецком языке называются: 1) делексикализация артикля и переход его в разряд служебных слов, 2) переход имени существительного от чисто флективной системы словоизменения к флективно-аналитической как следствие регулярного употребления при нем артикля, 3) связь значений артикля с семантикой предметности имени существительного, 4) противопоставленность значений, выражаемых артиклями в словоформе существительного (Москальская, 1983:181).

Некоторые внешние противоречия в соотношении артиклевой формы существительного и значения, которое данная форма обнаруживает, дают В.Г. Адмони основание для вывода о том, что. хотя противопоставление значений определенности/неопределенности в существительном посредством артиклей находит более последовательное выражение, чем противопоставление генерализации и индивидуализации, но и в этом случае не создаётся стройной системы соответствия формы и ее содержания, необходимой для установления в системе форм существительного оппозитивных отношений категориального характера (Admoni, 1986: 134-135).

В целом точка зрения, согласно которой артикль при имени существительном является показателем морфологической категории, представляйся продуктивной в поисках адекватного описания данного грамматического феномена.

Внешняя непоследовательность морфологического маркирования артиклем семантики определенности/неопределенности в словоформе существительного при дифференцирующем подходе может быть объяснена тем, что категория определенности/неопределенности в силу внутриязыковых причин имеет различную степень морфологизованности у отдельных лексико-грамматических классов имени существительного в немецком языке.

Уточняющей и дополняющей теорию о грамматической категории определённости/неопределённости немецкого имени существительного выступает теория о грамматической категории соотнесенности/несоотнесенности имени существительного в немецком языке, выдвинутая в свое время Т.В. Строевой и Л.Р. Зиндером. Она представляется особенно продуктивной для адекватного описания немецкого существительного в свете теории референции, разрабатываемой на материале различных языков (Зиндер, 1957: 85).

Согласно концепции Т.В. Строевой и Л.Р. Зиндера категория соотнесенности/несоотнесенности служит для выяснения того, выступает ли имя  существительное как обозначение понятия в самом общем смысле, или оно служит для обозначения самого предмета или явления, представленного в соответствующем понятии. В первом случае имеет место несоотнесенность, во втором - соотнесенность.

Согласно представляемой данными лингвистами концепции в системе категориальных значений существительного, которые передаются в составе артиклевой словоформы существительного, имеет место трехчастное противопоставление: определенная соотнесенность/неопределенная соотнесенность / несоотнесенность. На уровне словоформы существительного это соотношение поддерживается противопоставлением: определенный артикль/неопределенный артикль / нулевой артикль.

В теории соотнесенности/несоотнесенности существительного в немецком языке более последовательно, как представляется, применен принцип связи формы и содержания, чем это имеет место в теории определенности / неопределенности. Последняя, в частности, рассматривает неопределенный и нулевой артикли при существительном как формальные варианты, т. е. две формы с одинаковым значением, а именно - неопределенности.

Теория морфологической категории определенности / неопределенности, немецкого имени существительного была в свое время построена на том, что последняя развилась в связи с коммуникативной нагрузкой существительного в предложении. Отнесение к функциям артикля при существительном выражения данного/нового - распространенная точка зрения в теоретических описаниях феномена немецкого артикля.

При этом в исследовательской практике происходит интересное отнесение и корреляция морфологической категории определенности / неопределенности и синтаксической категории данного / нового. Примером тому может служить теоретическое построение  О. И. Москальской о соотношении функций выражения определенности/неопределенности и данного/нового в определенном и неопределенном артиклях. Она выделяет три потенциальных случая: 1) совпадение определенности/неопределенности и данного/нового в артикле. 2) выражение артиклем только данного/нового, 3) возникновение так называемой  «конфликтной ситуации», которая разрешается либо в пользу выражения артиклем данного/нового, либо в пользу выражения и, определенности/неопределенности (Moskalskaja,1983: 182).

В аспекте автономности уровней языковой системы представляется однако значимой теоретическая позиция, согласно которой категория определенности/неопределенности, выражаемая соотносительными формами артикля, и категория данного/нового, передаваемая порядком слов, интонацией, являются категориями двух различных языковых уровней. Артикль как выразитель морфологической категории определенности/неопределенности существительного лишь участвует в выражении коммуникативной нагрузки предложения, взаимодействуя с другими средствами ее выражения.

Отметим, что исследователи немецкого артикля предполагают у него также наличие других семантических функций, например, квантитативной и т.п.

Таким образом, принцип теории семантических функций строится на том, что грамматика представляет раздел языка со своей семантикой и автономным положением в структуре языковой системы, которая в каждый момент своего развития динамична и подвержена изменениям.

1.3. Особенности употребления артикля

В современном немецком языке употребление артикля не представляет собой четкой системы, что обусловлено рядом факторов. Можно лишь наметить основные закономерности употребления определенного, неопределенного и «нулевого» артикля. Как правило, употребление артикля диктуется теми функциями, которые он выполняет. Рассмотрим далее некоторые особенности употребления артикля.

В частности, особый интерес представляет проблема употребления артикля с именами существительными – нарицательными и собственными. Особенностью нарицательных существительных является постоянное употребление определенного и неопределенного артикля при таких существительных в случае их обычных прямых значений.

Как справедливо утверждал Л.И.Божно, «причина такого постоянства кроется в самой семантике существительных этого лексического разряда: они являются названиями отдельных, единичных живых существ и отдельных единичных предметов. В понятиях, обозначенных этими существительными, чаще всего и ярче всего проявляются такие семантические оттенки как: единичность, предметность, конкретность, нарицательность. Широкое применение артикля при этом вполне естественно, так как артикль в силу своей служебной роли призван оформлять указанные значения существительных» (Божно, 1956: 47).

Употребление артикля с именами собственными также связано с некоторыми особенностями. Дело в том, что имена собственные не имеют артикля в качестве постоянного сопроводителя. Они лишены обобщающего характера, что связано с тем, что они соотносятся с лицами, не объединяемыми общими для них свойствами. Артикль в таких случаях может употребляться лишь факультативно, подчеркивая при этом определенную стилистическую, а также структурную значимость.

Л.И.Божно выделяет следующие группы имен собственных: 1) применяемые в прямом значении; 2) в непрямых / переносных нарицательных значениях. Ученый предлагает схему употребления артикля с этими двумя группами имен собственных, раскрывая и дополняя случаи употребления артикля с именами собственными, приводимые ранее И.Гейзе (Божно, 1956:47).

Применение артикля при именах собственных придает высказыванию экспрессивность и конкретность, так как сохраняется исходное значение артиклей.

Рассмотрим основные случаи употребления артикля с именами собственными:

1. Артикль служит для указания на пол лица (чаще всего женского);

2. Для оформления множественного числа личного имени;

3. Оформление падежа личного имени;

4. При наличии имени прилагательного в роли определения перед собственным именем или определительной группы.

5. При повторном упоминании лица, только что названного;

6. При именах собственных, не характерных для данной страны;

7. Для обозначения одного из многих с одинаковым именем;

8. При выражении субъективно-эмоционального отношения к называемому лицу:

а) дружески доверительное, приятельское, фамильярное (« Der Frank!»)

б) презрительное, пренебрежительное (Ein abscheulicher Kerl);

9. При названиях географических, астрономических и др., в некоторых случаях с целью обозначить род, отличный от обычного для таких названий среднего рода. В таких случаях артикль традиционен и выполняет лишь формальную функцию;

10. При именах собственных – географических названиях среднего рода артикль возможен лишь при наличии определения: определенный артикль – если признак, выражаемый определением известен, сам собой разумеется; неопределенный артикль – если признак, придаваемый предмету потенциально возможен, или он противопоставляется другому признаку.

Отдельно следует сказать о случаях употребления артикля с собственными именами существительными, имеющими непрямые значения.

а) переносные

1. Имя автора служит для обозначения его произведения;

2. Имя героя произведения обозначает всё произведение (Diesen Gedanken kann man im Wallenstein finden);

3. Личное имя служит для обозначения роли из какой-либо пьесы ( Er spieltden Hamlet gut);

4. Личные имена используются для названия созвездия, небесных тел, кораблей;

5. Имя лица употребляется в качестве клички для животного.

б) нарицательные

В данном случае речь идет о качествах и свойствах, которые характерны данному лицу, при этом употребление неопределенного артикля придает имени собственному легкий оттенок пренебрежения.

1.4.Стилистическая значимость артиклей

Артикль имеет стилистическую значимость. Особенной стилистической ценностью обладают намеренные отклонения от общих правил употребления артикля.

Так, Б.Келлерман обращается к неупотреблению или употреблению определенного и неопределенного артикля в стилистических целях: Am Nachmittag, im Zuge, hatte Allan vergebens gegen eine leichte Erregung gekämpft

В предложении акцентируется внимание на признаке существительного – leicht.

…hatte ihn die gleiche sonderbare Unruhe angefallen. При этом мысль как бы подхватывается, мы наблюдаем усиление признака, но постепенно напряжение спадает, в следующем предложении выделяется уже само существительное – «спокойствие»: «Nun aber sah er den Dingen wieder mit vollkommener Ruhe entgegen (Kellerman, 1972: 17).

Намеренное опущение артикля там, где он обычно употребляется, создает впечатление выделения существительного, наиболее важного, главного. Выдающийся лингвист В.Шмидт называет данное явление «Verdichtung der Aussage» т.е. сжатие высказывания.

Особый интерес представляет употребление определенного артикля вместо неопределенного, что в известной мере придает повествованию динамику. Подтверждением сказанному служит стихотворение И.В. Гете «Erlkönig»: «Wer reited so spät durch Nacht und Wind? Es ist der Vater mit seinem Kind».

Экспрессивности речи, несомненно, способствует эмфатическое употребление артикля, то есть употребление определенного артикля вместо притяжательного местоимения в условиях однозначного контекста.

Стилистическую окраску придает повтор определенного артикля при перечислении: Er hielt ihn in den Händen, aß aber nicht. Er sah meinen Körper und mein Gesicht, die sich nicht verändert hatten - das Haar immer noch in der Mitte gescheitelt, die Brust noch flach, die Hüften unentwickelt -, und wollte meinen Namen rufen. Es dauerte nur einen Augenblick, dann war ich verschwunden. - Он взял себя в руки, но перестал есть. Он увидел мою фигуру и мое лицо, которые нисколько не изменились – прическа с пробором посредине, маленькая грудь и неразвитые бедра, - и хотел окликнуть меня. Это был всего лишь миг, и я исчезла. (Sebold, 2005: 447)

Большим стилистическом потенциалом обладает неопределенный артикль, который зачастую употребляется для эмфатического подчеркивания признака предмета. Это наиболее широко распространено при противопоставлении признаков. В этих случаях неопределенный артикль может появляться и с существительными, при которых он обычно не употребляется, например: «einen faschistischen Deutschland und einem demokratischen Deutschland»..

Неопределенный артикль может стоять и при вторичном употреблении существительного, для подчеркивания важности события, выделения понятия на общем фоне изложения. Например: Es war eine Erleichterung für sie beide, seinem Vater einen Nachmittag lang zu entkommen, wenn sie in die nahe Stadt fuhren, um Lebensmittel oder sonstige Dinge zu besorgen. - Для обоих это было облегчением – избежать его отца на долгий вечер, пока они уехали в другой город, чтобы скупиться или запастись какими-то другими вещами. (Sebold, 2005: 331)

Нарочитое повторение неопределенного артикля позволяет создать эффект педантичности, обстоятельности.

Как уже нами было отмечено ранее, стилистический оттенок высказыванию придает и отсутствие артикля. Данный прием позволяет достичь определенных целей, в числе которых:

- придать произведению выразительность и динамичность;

- приблизить имя нарицательное к имени собственному;

- придать произведению поэтичность;

- сделать высказывание ярким, заметным.

Таким образом, артикль представляет особый интерес и со стилистической точки зрения.


ВЫВОДЫ ПО ПЕРВОЙ ГЛАВЕ

Обзор лингвистической литературы по проблеме показал, что развитие артикля уходит своими корнями вглубь веков и представляет собой весьма сложный процесс. В немецком языке артикли, определённый и неопределённый, развились из знаменательных слов. Постепенное расширение употребления артикля связано во-первых, с развитием его основного грамматического значения как показателя определенности и неопределенности существительного и во-вторых, с тем, что артикль как служебное слово все больше входит в структурную ткань языка, приобретая в структуре языка новые функции.

В современной лингвистике представлена широкая палитра теорий изучения немецкого артикля. В этой связи мы рассмотрели наиболее важные для нашего исследования теории изучения артикля. В частности, мы проанализировали труды таких лингвистов, как С.Д. Кацнельсон, X. Глинц, В. Шмидт, Г. Хельбиг, К.А.Левковская, В.М.Пророкова, О.И.Москальская,, Л.В.Сергеенко  и пришли к выводу о том, что артикль являет собой особую разновидность служебного слова, которое постоянно сопровождает существительное и образует с ним аналитическую форму.

Проведенный нами анализ источников позволил заключить, что проблема классификации функций немецкого артикля входит в широкий круг исследований ученых прошлого и настоящего. Проблемой классификации занимались Е.Зайдель, К.Г.Крушельницкая, О.И.Москальская, и многие другие. На основе изучения трудов вышеуказанных ученых мы пришли к выводу о том, что функции немецкого артикля целесообразно дифференцировать по грамматическим и семантическим (т.е. смысловым) свойствам.

Основные грамматические функции артикля заключаются в обозначении рода, числа, падежа существительных, а также в оформлении субстантивации других частей речи. К группе семантических функций артикля отнесены функции генерализации и индивидуализации, определенности / неопределенности и данного / нового и коммуникативном членении предложения.

В результате исследования мы пришли к выводу о том, что артикль в известной мере обладает стилистическим значением. В частности, экспрессивности речи способствует эмфатическое употребление артикля, повтор определенного артикля при перечислении, повторное употребление неопределенного артикля и др.

Из сказанного выше вытекает, что артикль представляет интерес со стилистической точки зрения. В следующей главе особенности употребления артикля в газетно-публицистическом стиле.


Глава 2. Роль артикля в текстах газетно-публицистического стиля

2.1. Характеристика газетно-публицистического стиля

Газетно-публицистический стиль охватывает сферу массовой коммуникации. Главным назначением данного стиля является организация взаимодействия между коммуникантами в целях передачи актуальной информации из различных областей жизни (информационно-пропагандистская) и формирования общественного мнения (пропагандистско-агитационная).

Газетно-публицистический стиль функционирует в общественно-политической сфере и используется в ораторских выступлениях, в различных газетных жанрах (например, передовая статья, репортаж и др.), а также в публицистических статьях в периодической печати. Этот стиль реализуется и в письменной, и в устной форме.

Важнейшей чертой газетно-публицистического стиля является сочетание двух тенденций – тенденции к экспрессивности и тенденции к стандарту. Это связано прежде всего с задачами, которые выполняет публицистика, в числе которых информативность и эмоциональное воздействие, убеждение. При этом информация в данной сфере общественной деятельности направлена на широкий круг людей, всех носителей языка и членов данного общества. Отметим, что для актуальности информации крайне важен временной фактор: информация должна передаваться и становиться общеизвестной в кратчайшие сроки, что не представляется столь значимым в других стилях.

В газетно-публицистическом стиле особую роль играет убеждение реципиента, которое реализуется путем эмоционального воздействия на читателя или слушателя. Это достигается в известной степени тем,  что автор текстов газетно-публицистического стиля всегда выражает свое отношение к сообщаемой информации, которое по сути является выражением мнения определенной социальной группы людей, например какой-либо партии, какого-либо движения и т.д.

Таким образом, эмоционально-экспрессивный характер газетно-публицистического стиля связан с задачей воздействия на массового читателя или слушателя связана, при этом с быстротой передачи общественно значимой информации связан стандарт данного стиля.

Тенденция к стандарту выражается в стремлении публицистики к строгости и информативности, которые имманентны научному и официально-деловому стилям. Данная тенденция зачастую реализуется за счет использования многочисленных клише и устойчивых словосочетаний. Тенденция к экспрессивности характеризуется   стремлением к доступности и образности формы выражения, что свойственно  художественному стилю и разговорной речи – в публицистической речи тесно  переплетаются черты этих стилей.

В газетно-публицистическом стиле консервативность сочетается с подвижностью. Так, с одной стороны,  публицистический стиль речи изобилует штампами, общественно-политическими и иными терминами. С другой стороны, стремление к убеждению читателей требует все новых языковых средств, чтобы оказывать на них воздействие. Именно этой цели служат все богатства художественной и разговорной речи.

Лексика газетно-публицистического стиля характеризуется эмоциональностью, выразительностью, и включает разговорные, просторечные и в некоторых случаях даже жаргонные элементы. Она включает лексико-фразеологические единицы и словосочетания, которые объединяют в себе функциональное и экспрессивно-оценочное значения.

Синтаксис газетно-публицистического стиля речи обладает рядом особенностей, связанных с активным употреблением эмоционально и экспрессивно окрашенных конструкций: восклицательных предложений различного значения, вопросительных предложений, предложений с обращением, риторических вопросов, повторов, расчлененных конструкций и др. Стремление к экспрессии обусловливает использование конструкций с разговорной окраской.

М.П. Брандес выделяет 2 типа газетно-публицистического стиля:

1) монологические типы текстов;

2) диалогические типы текстов.

Основу газетно-журнальной публицистики как канала коммуникации составляют газеты и общественно-политические журналы. Газета является оперативным универсальным источником информации о положении дел в различных областях как своей страны, так и других стран. Общественно- политические журналы дают более обобщенную информацию.

2.1.1. Жанровые особенности газетно-публицистического стиля

Газетно-журнальная публицистика как вид массовой коммуникации является сложным явлением из-за неоднородности её задач и условий общения и в целом особенностей экстралингвистической основы (Брандес, 1983: 159).

Газета имеет дело с массовым и разнородным читателем и должна удовлетворять каждого из них как содержательно, так и стилистически. Массовый читатель требует от газеты постоянного многообразия оформления, стилистических и жанровых приёмов. Однако, несмотря на многообразие, существует определённая повторяемость приёмов, стандартность, по которой и определяется жанр и тип текста.

Жанр – это не совокупность единиц, а способ их организации в тексте, охватывающий смысловую, композиционную и речевую стороны текста, это функционально-структурный тип воплощения темы (Городникова 1987׃ 29).

Жанрами в прессе принято называть формы организации материала, отражения фактов, событий, освещения явлений (Розен 1985׃ 24). Жанры прессы сложились на протяжении долгой практики и обладают, помимо общих черт, некоторыми национально-традиционными особенностями. Вряд ли есть необходимость разделять газетные и журнальные жанры, т.к. они во многом совпадают, если иметь в виду не научные, а массовые  общественно-политические издания. По сравнению с ними в газете преобладают жанры хроникального типа  (Nachrichten, Berichte), собственно газетные жанры в узком смысле  (journalistische Texte im engeren Sinn) и так называемые полухудожественные жанры – большие по объёму статьи, обзоры и т.п.

Любое газетное или журнальное произведение (статья, репортаж, корреспонденция и т.д.) представляет собой завершённый по содержанию и форме цельный текст. Именно так он отправляется к читателям, которые, в свою очередь, воспринимают его как единое – иногда тематически подразделённое сообщение.

Современная газета состоит из разнообразных речевых жанров. М.П. Брандес выделяет следующие:

1)статьи;

2)корреспонденции;

3) заметки;

4)информации;

5)обзор печати;

6)рецензии;

7)очерки;

8)фельетоны;

9)комментарии;

10)глосса;

Каждый из указанных речевых жанров – это уникальная смысловая (коммуникативная) модель текста, это и прагматическая модель дифференциации функции убеждения, а также конструктивная модель текста, определяющая общую синтаксическую схему его оформления.

Отмечается, что газета объединяет статьи, различающиеся как по жанровым, так и по стилевым признакам. Однако общая система экстралингвистических факторов, определяющих специфику языка СМИ, а также лингвистические исследования, позволяет говорить о существовании единого функционального стиля газеты.

Под функциональным стилем (Брандес, 1990׃ 110) понимается функциональная система, система внутренних, скрытых отношений и связей явлений, в которой проявляются функции назначения и воздействия словесного произведения. В этой системе указанные функции речевого произведения не реализуются.

Рассматривая стилевую сторону языка газеты как целостную совокупность стилистико-функциональных явлений, В.Г.Костомаров выделяет единый стилистический конструктивный принцип газеты – диалектическое объединение её ведущих признаков – экспрессии и стандарта, понимаемых в широком смысле слова как оценочные и интеллектуализированные начала в противопоставлении друг другу (Костомаров 1971׃ 89).

Указанные признаки соотносятся с взаимодействием двух ведущих функций газеты: информационной и воздействующей, которые неравномерно распределяются по газетным жанрам и находятся в соответствии с двойственной природой газеты, призванной как информировать, так и убеждать, воздействовать.

Исследование языковых средств газеты свидетельствует о чётком размежевании информационных и передовых статей по реализации двух названных функций.

Первые по характеру использования языковых средств приближаются к научно-деловому стилю, обладая чертами фактологичности, документальности в передаче информации. Информационный материал составляют статьи, в которых присутствие авторского “я” сведено к минимуму, т.е. нередко даже не указывается фамилия создателя. Основываясь на классификацию Е.В.Розен, сюда можно отнести такие газетные жанры, как корреспонденция, репортаж, интервью, рецензия, статья, хроника. Такие типы текстов определяются задачами предельно сжатой, объективной, достоверной, точной и соответствующей официальному этикету передачи фактологической, прежде всего, событийной информации. Официально-информационная речь отличается отсутствием эмоциональности, субъективности, образности (Брандес, Провоторов 1999: 73).

Вторые имеют открыто оценочный, ярко публицистический характер и направлены на агитационное воздействие, по определённым параметрам сближаясь с художественной прозой. В таких типах жанров, сюда мы относим передовицу, комментарий, фельетон, глоссу, факторы субъективной оценки оказывают решающее влияние на использование языковых средств, реализующих коммуникативные задачи убеждения, директивности, критического осмысления происходящих событий, т.е. в языке преломляется субъективное стремление коллектива авторов воздействовать на политические, мировоззренческие позиции “широкого” читателя. Языковые средства приобретают здесь ярко выраженный экспрессивный характер, что особенно отражается на синтаксисе, который направлен на формирование речи логизированной, расчленённой, с резко и ясно обозначенными акцентами (Солганник 1973: 58).

Функциональная направленность служит здесь благоприятным фактором для раскрытия лингвостилистических ресурсов создания экспрессивности: использования контрастного сочетания элементов книжной и разговорной речи, метафор и др. средств создания образности языка, а также большого разнообразия приёмов экспрессивного синтаксиса: инверсии, антитезы, параллелизма, повторов, эллипсиса и др. Однако основным источником создания экспрессивности в широком смысле слова является фактор оценочности, выступавший в противопоставлении интеллективному характеру языка информационных сообщений.

В информационных статьях элементы субъективной оценки не оказывают решающего влияния на использование языковых средств. Единицы языка принимаются здесь обычно в своём прямом номинативном значении, т.е. имеют лишь один уровень понимания – семантический, в то время как в передовых статьях к этому содержательному уровню понимания добавляется уровень дополнительных значений, “ коннотаций ”, приобретаемых в широком контексте или синтагматическом окружении, например функциональных значений директивы, критической оценки, побуждения и действию, призыва и т.п. На первый план при выборе языковых средств в газетной информации выступают факторы нахождения оптимального способа передачи информации, стимулирования к ней интереса читателя. Как и в других газетных жанрах, в информационных материалах возникает необходимость выгодным образом представить  сообщение в кратчайший срок и по возможности в сжатом виде. Формы, в которые облекаются речевые сообщения, уже не несут  экспрессивно-воздействующей функциональной нагрузки, но должны быть удобны для восприятия и информационно ёмки.

Таким образом, в газете существуют два качественно различных функциональных единства: тексты передовых статей, ориентированные на социальное воздействие и тексты информационных сообщений, направленные на передачу интеллектуальной однозначной информации. Эта особенность свидетельствует не столько о разностильности языка газеты, сколько о его экстра лингвистически «запрограммированной» полифункциональности, направленной, в конечном счете, на достижение функционального единого эффекта воздействия. Своеобразным источником создания экспрессии служит противопоставление экспрессивно маркированного языка передовых статей на фоне нейтрального интеллектуального языка информационных сообщений.

Рассматривая третий компонент общей схемы, а именно «адресат или читатель» Г.Я. Солганик говорит о высокой степени близости автора и читателя. «Читатель в публицистике – это зеркало, в котором отражается автор» (Солганик, 27).

Таким образом, можно сделать вывод, что газетно-публицистический стиль выполняет функции воздействия и сообщения (информирования), имеет характерные стилистические и морфологические особенности. которые определяют этот стиль. Также мы рассмотрели газетно-публицистический стиль по схеме адресант-сообщение-адресат. Здесь можно сделать вывод, что публицистика- это прежде всего явление социальное, где сталкиваются политические, философские, финансовые, культурные и др. идеи.

БИБЛИОГРАФИЯ

  1.  Абрамов, Б.А. Теоретическая грамматика немецкого языка. Сопоставительная типология немецкого и русского языков [текст] / Б.А.Абрамов. – М.: Владос, 2004. – 286 с.
  2.  Адмони, В.Г. Основы теории грамматики [текст] / В.Г.Адмони. - М.-Л.:Наука, 1964.-105 с.
  3.  Адмони, В.Г. Синтаксис современного немецкого языка (система отношений и система построения) [текст] / В.Г.Адмони. - Л.:Наука, 1973. - 366 с.
  4.  Адмони, В.Г. Грамматический строй как система построения и общая теория грамматики [текст] / В.Г.Адмони. - Л.:Наука, 1988. - 240с.
  5.  Божно, Л.И. Артикль в современном немецком языке [текст] / Л.И.Божно.-М.:Учпедгиз, 1956. - 120 с.
  6.  Бондарко, А.В. Диахронические аспекты взаимодействия уровней языка [текст]/ А.В.Бодарко // Всесоюзная научная конференция по теоретическим вопросам языкознания «Динамика развития языка»: Тезисы докл. - М., 1980.- С. 88-89.
  7.  Бондарко, А.В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспек-тологии [текст] / А.В.Бондарко.-Л.: Наука, 1983.- 208 с.
  8.  Гухман, М.М. Глагольные аналитические конструкции как особый тип сочетаний частичного и полного слова. (На материале истории немецкого языка) [текст] / М.М. Гухман // Вопросы грамматического строя. - М.: Издательство АН СССР. 1955.- С. 322-361.
  9.  Ермолаева, Л. С. Очерки по сопоставительной грамматике германских языков [текст] / Л.С.Ермолаева. - М. :Высшая школа, 1987. - 128 с.
  10.  Жирмунский, В.В. Общее и германское языкознание [текст] / В.В.Жирмунский. - Л.: Наука. 1976.- 695 с.
  11.  Зиндер, Л.Р., Строева, Т.В. Современный немецкий язык [текст] /  Л.Р.Зиндер, Т.В.Строева.- М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1957. - 420 с.
  12.  Касевич, В.Б. Фонологические проблемы общего и восточного языкознания [текст] / В.Б.Касевич.- М.:Наука, 1983. - 295 с.
  13.  Кацнельсон, С.Д. Типология языка и речевое мышление[текст] / С.Д.Канцельсон. - Л.: Наука, 1972. - 214 с.
  14.  Крамский, И. К проблеме артикля[текст] / И.Крамский //Вопросы языкознания.- 1963. - № 4.-С.14-26.
  15.  Крушельницкая, К.Г. Смысловая функция артикля в современном немецком языке[текст] / К.Г.Крушельницкая //Труды Военного института иностранных языков. - Т.7. - М., 1955. - С. 38-52.
  16.  Крушельницкая, К.Г. Очерки по сопоставительной грамматике немецкого и русского языков [текст] / К.Г.Крушельницкая. - М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1961.- 265 с.
  17.  Левковская, К.А., Пророкова, В.М., Сергиенко, Л.В. Артикль в немецком языке [текст] / К.А.Левковская, В.М.Пророкова, Л.В. Сергиенко. - М. : Просвещение. 1973.- 224 с.
  18.  Москальская, О.И. Развитие артикля в древних германских языках: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук [текст] / О.И.Москальская. - М., 1953. - 56 с.
  19.  Москальская, О.И. Устойчивые словосочетания с грамматической направленностью [текст] / О.И.Москальская /Вопросы языкознания,- 1961.- N5. - С. 87-93.
  20.  Москальская, О.И. Становление категории определенности/неопределенности. Артикль [текст] / О.И.Москальская // Историко-типологическая морфология германских языков. Фономорфология. Парадигматика. Категория имени. - М.:Наука, 1977. - С. 238-286.
  21.  Пропп, В. Я. Проблемы артикля в современном немецком языке[текст] / В.Я.Пропп //Памяти академика Л.В. Щербы (1880-1944). - Л.:Издательство ЛГУ им. А. А. Жданова, 1951. - С. 218-226.
  22.  Строева Т.В., Зиндер Л.Р. Грамматическая категория соотнесенности имени существительного в немецком языке[текст] / Т.В.Строева, Л.Р.Зиндер /Ученые записки ЛГУ им. А. А. Жданова. - Серия филол. наук. - 1961.-№301.-Вып. 60.-С. 218-232.
  23.  Сухарева, Л.А. Стилистические функции артикля в современном немецком языке (на материале художественной прозы): Автореф. дис. ... канд. филол. Наук [текст] / Л.А.Сухарева. - Минск, 1971. - 28 с.
  24. Теория функциональной грамматики[текст] /. - СПб: Наука, 1992. - 304 с.
  25.  Тур, В. И. К проблеме значения артикля (на материале современного немецкого языка): Автореф. дис. ... д-ра филол. наук [текст] / В.И.Тур. -Л., 1975.-33с.
  26.  Федотова, М.В. Артиклевые словоформы существительного как система морфологических значимостей и их функционально-семантический статус в современном немецком языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук [текст] / М.В.Федотова. - М.: 1990. - 27 с.
  27.  Храковский, B.C. Типы грамматических описаний и некоторые особенности функциональной грамматики[текст] / В.С.Храковский // Проблемы функциональной грамматики.- М.:Наука, 1985.-С. 65-77.
  28.  Чураева, М.И. К вопросу о присубстантивных словах (на материале современного немецкого языка): Автореф. дис. ... канд. филол. наук[текст] / М.И.Чураева . – Горький,1969. - 28 с.

Книги на немецком языке

  1.  Admoni W. Der deutschSprachbau. - M.-L.: Proswesenije, 1986. - 334 S.
  2.  Brinkmann H. Die ``haben''-Perspktive im Deutschen // Sprache -Schlüssel zur Welt . Festschrift für Leo Weißgerber. - Düsseldorf: Schwann, 1959. - 176-194.
  3.  Dedenbach B. Reduktions- und Versch,elzungsformen im Deutschen. Schwache Formen bei Artikel und Pronomina. - Frankfurt am Main: Peter Lang, 1987. - 215 S.
  4.  Einführung in die Grammatik der deutschen Gegenwartssprache. Leipzig: Bibliographisches Institut 1988. - 327 S.
  5.  Erben J. Abriss der deutschen Grammatik. - Berlin: Akademie, 1966. - 316 S.
  6.  Forsgreen K.-A. Wortdefinitlon und Feldstruktur. Zum Problem der Kategorisierung in der Sprachwissenschaft // Acta Universitatis Gotho-burgensis. - Göteborg, 1977. - 53 S.
  7.  Glinz H. Die innere Form des Deutschen. - Bern und München: Francke Verlag, 1961. - 505 S.
  8.  Grebe P. Der Große Duden. Bd. 4. Grammatik. - Учпедгиз, 1962.- 699 с.
  9.  Grimm H.-J., Heinrich G. Der Artikel. - Leipzig: Enzyklopädie, 1976. - 101 S.
  10.  Grimm H.-J. Untersuchungen zum Artikelgebrauch i:n Deutschen.  Leipzig: Enzyklopadie, 1986. - 144 S.
  11.  Grundziige einer deutschen Grammatik. - Berlin: Akademie, 1981. -1028 S.
  12.  Hartmann D. Verschmelzungen als Varianten des bestimmten Artikels? (Zur Semantik von Äußerungen mit präpositiven Gefügen im Deutschen) // Sprache der Gegenwart und Geschichte. Festschrift für H.M Heinrichs. - Köln, Wien: Bolau, 1978. - S. 68 81.
  13.  Harweg R. Unbestimmter und bestimmter Artikel In generalisierender Funktion // Orbis. - T. 18. - N 2. - 1969.- S.297-331.
  14.  Moskalskaja O.I. Grammatik der deutschen Gegenwartssprache. - Moskau: Vyssaja Skola, 1971. - 384 S.
  15.  Moskalskaja O.I. Grammatik der deutschen Gegenwartssprache - Moskau: Vysšaja Škola, 1983. - 344 S.
  16.  Oomen I. Determination bei generischen. Definiten und indefinite n Beschreibungen im Deutschen. - Tubingen: Max Nimeyer, 1977. - 146 S.
  17.  Sebold A. In meinem Himmel.  Goldmann Verlag; Auflage: 1 (1. Februar 2005) – 544 S.
  18.  Schaub S. Verschmelzungen von Präpositionen und Formen des bestimmten Artikels im Deutschen // Phonologische Probleme des Deutschen. - Tübingen: Günter Narr, 1983. - S. 63-96.
  19.  Schmidt W. Grundfragen der deutschen Grammatik. - Berlin: Volk und Wissen, 1965. - 324 S.
  20.  Stegman von Pritzwald K. Der Artikel - Geschlechtswort Oder Geleitwort? - Deutschunterricht. - 9 (1957). - H. 3. - Stuttgart. - S.29-42.
  21.  Vater H. Das System der Artikelformen im gegenwärtigen Deutsch.- Tübingen: Max Niemeyer, 1963. - 126 S.
  22.  Vater H. Der "unbestimmte Artikel" als Quantor // Sprachtheorie und angewandte Linguistik. Festschrift für Alfred Wollmann. - Tubingen: Gunter Narr, 1982. - S. 67-74.
  23.  Vater H. Zur Abgrenzung der Determinantien und Quantoren // Zur Syntax der Determinantien. Studien zur deutschen Grammatik. - 31. - Tübingen: Gunter Narr, 1986. - S. 13-31.
  24.  Weinrich H. Textlinguistik. Zur Syntax des Artikels in der deutschen Sprache // Jahrbuch für Internationale Germanistik. - 1969.- Jg. 1. - H. 1. - S. 61-74.

 


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

3873. Транспортная задача 199.04 KB
  Транспортная задача Транспортная задача — задача о поиске оптимального распределения поставок однородного товара от поставщиков к потребителям при известных затратах на перевозку (тарифах) между пунктами отправления и назначения. Является задач...
3874. Чисельний метод розв’язання задач стаціонарної теплопровідності 202.5 KB
  Чисельний метод розв’язання задач стаціонарної теплопровідності Умова задачі Використовуючи чисельний метод, визначити розподіл температури в поперечному перерізі довгого стального стержня при кроці розрахункової сітки ...
3876. Тепловий розрахунок рекуперативних теплообмінних апаратів 221.15 KB
  Тепловий розрахунок рекуперативних теплообмінних апаратів Зміст завдання У вертикальному випарнику здійснюється випарювання води під тиском P2 за рахунок конденсації сухої насиченої водяної пари тиском P1. Кипіння води у кількості m2 здійснюється вс...
3877. Уравновешивание вращающихся масс 720.5 KB
  Уравновешивание вращающихся масс 1. цель и сущность лабораторной работы Цель работы: Изучение методики и приобретение практическихнавыков уравновешивания вращающихся деталей (роторов). Сущность работы: Студенту необходимо графоаналитически опр...
3878. Понятие личности и ее свобода. Смысл и цель жизни 111.5 KB
  Введение В наше время проблема философской антропологии становятся наиболее актуальными. В переломные периоды развития истории наиболее остро встает вопрос о смысле и цели существования не только отдельного индивида, но всего общества. Актуальность ...
3879. Маркетинговые исследования конкурентов на примере ООО Делфо-авто 176.5 KB
  Введение Знание рынка и рыночных процессов изначально было заботой предпринимателей. Оно позволяло им обоснованно принимать решения, заранее готовиться к борьбе с конкурентами, снижать степень неизбежного риска, планировать на перспективу. Но разраб...
3880. Деловые циклы и инфляция 156.5 KB
  Вступление Как известно, современное общество стремится к постоянному улучшению уровня и условий жизни, которые может обеспечить только устойчивый экономический рост. Однако наблюдения показывают, что долговременный экономический рост. Однако наблюд...
3881. Денежная и кредитная система центрального банка Российской Федерации 263 KB
  Введение Готовность банковской системы и денежно-кредитного механизма страны содействовать переходу экономики от кризиса через депрессию к оживлению и подъему - один из ключевых вопросов российской экономики в ближайшей перспективе. В свою очередь...