43774

Свадебный обряд мордовского народа как источник творчества художников Мордовии

Дипломная

Культурология и искусствоведение

Собиратель сообщает ценные сведения о роли родни при соглашении между родителями жениха и невесты дает любопытные подробности участия братьев в прощальных церемониях невесты и символическом выкупе ее у родни жениха а так же в целом ряде пережиточных обрядов связанных с обычаем умыкания Большая статья священника А. А иногда и отдельная деревня имеет свои особенности как в обрядах так и в причитаниях невесты.

Русский

2013-11-06

62.64 KB

31 чел.

Содержание:

Введение…………………………………………………………………………

1. Мордовская свадьба как историка - культурный феномен…………………..

1.1Мордовская свадьба в трудах ученых………………………………………

1.2 Специфические особенности мордовского свадебного обряда……….

2. Отражение мордовской свадьбы в творчестве мордовских художников…..

Заключение…………………………………………………………………………Список использованной литературы………………………………………

Приложение…………………………………………………………………………

Введение

Мордовская свадьба интересна своими традициями и обрядами, театрализованными действами и персонажами, красочностью костюмов и красотой песен. В современном мире традиции забываются и сейчас когда интерес к национальным ценностям начинает возрастать, мы возвращаемся к этническим корням для того чтобы показать на сколько они важны и интересны. Ведь познавая свою культуру, мы познаем историю своего народа.

Впервые опубликовал свои работы по мордовской свадьбе  П.И. Мельников – Печерский в «Симбирских губ. ведомастях» за 1851 под названием «Эрзянская свадьба» (№25) и «Мокшанская свадьба» (№26). Не случайно А.Н Посадский называет П.И Мельникова _ Печерского первооткрывателем мордовской свадебной поэзии.

В 1866 г. этнограф С. Крантовский публикует в «Самарских губ. ведомастях» (№26) статью «Свадьба у Мордвы Бугульминского уезда Самарской губернии. И. И. Лепехин, И.Г.Георги, М.Д. Чупнов, М. Попов, Д.Н. Орлов, В. Ауновский, так же занимались собиранием и изучением мордовских свадебных обрядов. Значительную роль сыграла деятельность В.Н. Майнова. В работах «Очерки быта Мордвы» (1879) и «Очерк юридического быта Мордвы» (1885) он обобщил сведения о мордовском народе, собранные как его предшественниками, так и им самим.

В период с 1880 по 1917 годы, начинает свою собирательную и научную деятельность  выдающийся мордовский  фольклорист, этнограф, историк и литвист  М.Е. Евсевьев (1864 - 1931). Он произвел первые научные записи  текстов свадебной поэзии и изучил их связи с обрядами.

Традиционные обряды мордвы привлекли внимание не только ученых этнографов, историков и фольклористов. Мордовская свадьба стала источником творчества ряда художников Мордовии, которые попытались передать столь сложное театральное действо, характер персонажей и само праздничное настроение в своих работах. Следует отметить таких художников как Ф.В. Сычков и его картина «Молодая», И.И. Сидельников «Мордовские вышивальщицы. Приданое», В.А.Попков «Свадьба в селе», «Невеста», О.В. Филипеня «Мордовские невесты», Медведев Г.А «Плачь мордовской невесты», Е.И. Родионова и ее керамическими композициями «Невесту привезли», «Парь. Сундук для приданного».

Объект исследования – свадебный обряд мордовского народа как источник творчества художников Мордовии.

Предмет исследования – рассмотреть особенности мордовской свадьбы, отражение отдельных эпизодов в творчестве художников Мордовии.

Задачи вытекающие из цели исследования – изучить труды ученых, рассматривающих мордовскую свадьбу как историко – культурный феномен, выявить и охарактеризовать раскрытые темы. .

Для решения поставленных задач и достижения цели выпускной квалификационной работы использовались следующие методы: аналитический, сравнительный, исторический метод моделирования.

   Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и приложения.

   Во введении приводится описание актуальности исследования, определяются его цели и задачи, общая характеристика работы.

В первой главе  изучен ход мордовской свадьбы, его специфические особенности. Вторая глава посвящена рассмотрению темы мордовской свадьбы в творчестве художников Мордовии.

В заключении даются основные выводы по данной работе.

Для более полного изучения темы были использованы научные труды В.Н Майнова «Очерк юридического быта мордвы»; М.Е. Евсевьева «Мордовская свадьба»; Т.А. Шигуровой «Символика традиционной мордовской одежды», «Свадебная одежда мордвы»; Г.А Корнишиной «Знаковые функции народной одежды мордвы», в которой рассмотрели роль народного костюма в обрядовой культуре этноса, исследовали его значение место в отдельных обрядах,  Т.П.Девяткиной «Свадебные обряды и песни мордвы»; Самородова К.Т «Мордовская обрядовая поэзия».

Помимо письменного материала были изучены фотоматериалы, альбомы, подробно изучен костюм мокши и эрьзи в экспозиции музея изобразительных искусств имени Эрьзи.

         1.Мордовская свадьба как историка - культурный феномен.

         1.1 Мордовская свадьба в трудах ученых.

Свадьба – один из самых торжественных семейных праздников память о котором в сознании человека живет всю его жизнь. Свадебные обряды занимают по существу центральное место среди семейных обрядов мордвы. Они отличаются большой сложностью и многообразием. Со временем быт  и жизнь мордовского народа изменились, изменилась и сама мордовская свадьба: ее обряды и причитания упрощены и сокращены до минимума, а местами и совсем оставлены. Но значения своего обряды и причитания до сих пор не утратили. Так как в них заключается богатейший материал для изучения жизни и творческой деятельности мордовского народа.

Мордовские свадебные обряды и песни издавна привлекали внимание этнографов, фольклористов и писателей. Первоначально собирание свадебного фольклора шло в русле этнографического изучения его наряду с другими обрядами. При этом песенный обряд почти не собирался. Основное внимание было обращено на изучение семейного быта и религиозно – магических воззрений мордвы. Такие полноценные работы по мордовской свадьбе впервые опубликовал П. И. Мельников - Печерский в «Симбирских губ.ведомастях» за 1851 под названием «Эрзянская свадьба» (№25) и «Мокшанская свадьба» (№26). Не случайно А.Н Посадский называет П.И Мельникова - Печерского первооткрывателем мордовской свадебной поэзии.

В 1866 г.этнограф С. Крантовский публикует в «Самарских губ.ведомастях» (№26) статью «Свадьба у Мордвы Бугульминского уезда Самарской губернии». Собиратель сообщает ценные сведения о роли родни при соглашении между родителями жениха и невесты, дает любопытные подробности участия братьев в прощальных церемониях невесты и символическом выкупе ее у родни жениха, а так же в целом ряде пережиточных обрядов, связанных с обычаем умыкания  

Большая статья священника А. Терновского «Свадьба и молян в мордовском селе Катмисе Городищенского уезда Пензенской губернии» содержит ценный материал по свадебным обрядам, связанный с  насильственным похищением  молодой, а так же описание некоторых молений  и их слияние с элементами христианской религии.

Можно назвать еще ряд работ по мордовской свадьбе, как, например, «Свадебные обряды мордвы - эрзи» П. Н. Баранова. Много исследований и работ напечатаны анонимно: «Свадьбы – самоходки», «Свадебные обряды мордвы в Саратовской губернии», «Мордовская свадьба в Алатырском уезде», «Мордовская свадьба» и т.д.

Работы В.Н. Майнова и И.Н. Смирнова опубликованы по частям  в отдельных томах «Записок» и «Известий». Позже они вышли отдельными книгами (оттисками). Для исследователей свадебной поэзии особенно ценен до сих пор, третий раздел книги Смирнова «Мордва» под заголовком «Семейные и общественные отношения» [Смирнов И.Н. Мордва. СПб., 1985] она содержит богатый материал по свадебной поэзии.

С 80 – х. годов ХХ в. начинают  появляться очерки и сборники фольклорного содержания мордовского свадебного обряда. Два выпуска сборника А.Юртаева «Образцы мордовской народной словесности»,  сборники фольклорных произведений, составленные финским ученым  - лингвистом Х. Паасоненом «Образцы мордовской народной литературы»; «Бытовые и исторические песни мордвы - мокши» собранные Н. Барсовым; очерк В. Иссинского «Браки – самокрутки среди мордвы»; «Мордовская свадьба» М.Е. Евсевьева; «Мордовский этнографический сборник» А.Шахматова; «Мордовские фольклорные произведения», собранные Х.Паасоненом в начале ХХ века и изданные после его смерти (он умер в 1919г.) Пааволем Равином в 6 томах под названием «Мордовская народная поэзия».

Описание мордовской свадьбы было сделано М.Е. Евсевьевым со слов его покойной матери Ирины Петровны. В дальнейшем оно неоднократно проверялось и дополнялось на основании личных наблюдений М. Евсевьева. Свадебные обряды и причитания собирались Евсевьевым не только в селе М.Кармалы бывш. Буинский уезд Симбирский (Ульяновский) губ., ныне Ибресинского района Чувашской Автономной Республики, лучше всего причитания сохранились в Ардатовском уезде  Ульяновской губернии и в Саранском уезде Пензенской губернии. В Нижегородской губернии причитания уже значительно русифицированы.

М.Е. Евсевьев пишет: «Каждая населенная мордвою местность. А иногда и отдельная деревня, имеет свои особенности, как в обрядах, так и в причитаниях невесты. Особенности эти взаимно дополняют и поясняют друг друга и дают, таким образом, возможность к восстановлению полной картины былой мордовской свадьбы, а следовательно, жизни и 

Мировоззрений мордвы» [Евсевьев. М.Е. Мордовская свадьба. с.9].

М.Евсевьев не только собирал мордовские свадебные обряды и песни, но и изучал их. В этом отношении интересны его «Примечания к описанию мордовской свадьбы», напечатанные в качестве приложения к книге. В них автор рассматривает роль каждого действующего лица со стороны жениха и невесты, начиная с дружки  (уредева); обозначению некоторых из них не дает этимологического толкования. Интересны толкования новых имен мордовских невест (тязай, мазай, павай и др), которые давались им в момент совершения обряда наречения на другой день свадьбы.

Устройство мордовской большой семьи, особенности правового положения женщины, юридические аспекты взаимоотношений родителей и детей, обычаи имущественных разделов, наследства нашли отражение в работе И.Н. Сырнева «Среднее и Нижнее Поволжье  и Заволжье» (1901), в которой автор попытался всесторонне подойти к каждому рассматриваемому  им мордовскому обычаю. Рассматривая абсолютное право хозяина семьи распоряжаться домашним имуществом, что «ни один путный хозяин не предпримет ничего важного, не посоветовавшись предварительно с семейскими». [Сырнев И.Н.  «Среднее и Нижнее Поволжье  и Заволжье»]

И.Н. Смирнов в историко - этнографической монографии «Мордва», посвятил исследованию семейных и общественных отношений отдельную главу, в которой предпринял попытку наметить те ступени, что прошла в своем развитии мордовская семья как разновидность «восточно – финской семьи». Автор пришел к заключению, что мордовская семья в общих чертах развивалась по тому же пути. Что и семья черемис (марийцев), вотяков (удмуртов), и пермяков (коми – пермяков). Проведенный И.Н. Смирновым анализ терминологии общественных отношений у мордвы позволил ему придти к выводу, что мордовская система родства с ее своеобразной терминологией «является памятником первобытных семейно – общественных отношений, отразившим отголоски группового брака»  

В трудах П.Д. Степанова «Головные уборы мордовских замужних женщин в Саратовской губернии» (1928), «Саратовская мордва во второй половине ХVIIIвека» (1936) так же отражены отдельные положения юридического быта мордвы, определявшие  правовой статус членов семьи на основании половозрастных характеристик. Степанов отмечал, что сноха «в течении первого года после свадьбы  не имела права садиться за общий стол во время обеда».

В этнографическом изучении мордовского народа существенное место принадлежит Н.Ф. Мокшина. В его работах «Религиозные верования мордвы» (1968; 1998), «Этническая история мордвы» (1977), «Мордовский этнос» (1989), «Тайны мордовских имен» (1991)

Тябина Татьяна Константиновна (74года) рассказала, как проходила свадьба  в селе Пуркаево.

Сватовство.  Жених засылал сватов в дом невесты. Сваты одевали рукавицы для рукопожатия, если родители невесты согласны, то пожимают сватам руки и договариваются о дне свадьбы. Если день свадьбы выпадал на воскресение, то в субботу в доме невесты под вечер собиралась молодежь «варить селянки». Невеста и одна из ее подруг надевали одинаковые платья или юбки и шли звать родственников на кашу.  Приглашенные несли в мисках кашу, а ближайшие родственники приносили курник (круглый разукрашенный пирог с начинкой). Подруги невесты брали игольницу и рубаху, и шли к жениху, где их угощает вся родня.

В день свадьбы. Родственники жениха везут пустой сундук невесте, который она должна заполнить приданным.жених со всеми родственниками идут к невесте с Кудавой, Пошкудо,Кудазор. Кудава  несет курник, украшенный цветами. К концу застолья Кудава шла смотреть невесту, спрятанную в чулане. Невеста дарит Кудаве красивое холщевое полотенце. Затем невесту ведут к жениху. Молодых уводят в Таркакрай (супружеское ложе) расположенное обычно у соседей. Вечером родня невесты собирается у жениха «горнакс». На второй день все гости собираются в доме жениха и пекут хлеб «сюкоро ознимо» (молитва на хлеб). Так же на второй день рано утром приходили искать молодую жену ряженые, одеты кто во что горазд гости.

На то время невесту одевали в белое платье, на грудь вешали полотенце, а на голову надевали венок. На Кудаве надета юбка и кофта на шее повязан парыша – расшитый блестящий платок. Кудазор  так же как и все главные гости повязан полотенцем, несет икону благословляя молодых  и трижды обходит жениха с невестой и всю толпу.

1.2 Специфические особенности мордовского свадебного обряда

По своему содержанию мордовская свадьба –  сложная хозяйственная сделка между брачующимися сторонами. Брак и сопутствующая ему свадьба проявились как традиционный социально бытовой акт и рассматривались, прежде всего, как хозяйственная необходимость, особенно в период патриархального родового общества, когда появление в роде или семье нового члена семьи, работника и продолжателя рода – было большим событием, торжеством. Так как невеста переходила в дом жениха, то естественно свадебное торжество совершалось за счет рода или родни последнего. Заключение браков являлось не столько делом молодых, сколько их родителей и родственников. Часто при выборе невесты основное внимание обращалось  на имущественное положение ее семьи, трудолюбие и здоровье девушки. По возрасту, невесты иногда бывали старше своих женихов. Указы Правительствующего Сената, адресованные духовенству Пензенской епархии в 50-е годы ХVIII в., отмечают у мордвы – новокрещенов женитьбу в молодом возрасте: «малолетних сынов своих 8,10, 12 лет женят и берут за них девок 20 и более»[Смирнов И.Н. «Мордва» СПб.,1895 с. 121-144]. Объяснялось это стремлением родителей жениха путем женитьбы сына получить дополнительные рабочие руки. Родителей невесты – удержать дочь возможно дольше в своем доме.

«Дошедшая до нас старинная свадьба мордвы, как и других народов, по своему содержанию и форме представляет уже сложный, веками устоявшийся общественно бытовой ритуал, который содержит и санкционированные обществом обрядовые действия, имеющие бытовой, правовой и религиозный характер, виды  словесно – поэтического творчества ( причитания, песни-величания, укоры), имеющие  тесную связь с самими действиями, служащие им как словесные пояснения; причем весь этот свадебный ритуал по форме проходит  как определенное  драматическое действо с определенными актами, сценами, действующими лицами и тд. и сопровождается, с одной стороны ( со стороны невесты и ее родни), неудержимыми слезами, с другой ( стороны жениха) – безудержным весельем, пиршеством и восхвалением». [ Cамородов К.Т. «Мордовская обрядовая поэзия»

Браки зачастую заключались путем открытого договора между родителями молодых. Имело место и похищение невесты, которые вызывались стремлением избежать многочисленных  свадебных расходов. Поэтому нередко увоз невесты  происходил с молчаливого согласия ее родителей.

«В ХIХ в. большинство свадеб проходило по сватовству. Перед тем как отправиться сватать невесту, отец жениха приносил жертвы богам -  покровителям дома и двора и умершим предкам. Затем он отрезал  от хлеба горбушку, вынимал из нее мякишь и заполнял медом. Ночью верхом на лошади он ехал к дому отца невесты и клал эту горбушку на воротный столб. Потом стучал в окно кнутом, говорил хозяину, что приехал сватать его дочь, и быстро уезжал. Отец девушки со своими детьми или братьями устраивали за ним погоню. Если им удавалось догнать отца жениха, то ему возвращали хлеб с медом, а самого избивали. В противном случае отец девушки, подъехав к его дому, тоже стучал в окно кнутом или палкой и говорил, что согласен выдать свою дочь за его сына. Отказываться от такого сватовства мордва не решалась, опасаясь гнева богов. Однако если дочь сватали в бедный дом, то отец невесты действительно стремился догнать свата, а если в богатый, то создавал только видимость погони. В конце ХIХ в. сватовство выглядело уже по – другому. Сначала в дом невесты шел один из родственников жениха с караваем хлеба и делал предложение, сидя под матицей (по мнению мордвы, это было местом пребывания хранительницы дома). Родители невесты окончательного ответа сразу не давали, обсуждали этот вопрос со всеми родственниками. Если он решался положительно, то сам отец жениха вместе со своими родственниками приносил хлеб – соль, который обменивался на хлеб – соль невесты.

Между сватовством и свадьбой проходило довольно продолжительное время. В ХVIIIв. Этот период длился около года, к концу ХIХ – началу ХХ в. он сократился до 2 -3 недель. В это времени родственники жениха несколько раз навещали невесту. Незадолго до свадьбы в ее дом приезжали отец, мать жениха и несколько его родственников. Чтобы окончательно установить день ее проведения.

Накануне свадьбы начиналось печение свадебных пирогов в доме жениха. Ставить тесто приглашали 2-3 его родственниц. Печение пирогов происходило торжественно и в сопровождении магических обрядов».

[Смирнов И.Н.Мордва СПб.,1895с.121-144]

Традиционный мордовский свадебный обряд распределялся на три главных этапа:

Свадьбань анокстамо – предсвадебный;

Свадьбань чи – собственно свадьба;

Свадьбадо мейлешка – послесвадебный;

Вокруг этих этапов группируются все остальные обрядовые действа.

Предсвадебный этап – наиболее насыщенный действами и продолжительный по времени, наиболее напряженный во всех отношениях. Во – первых невеста должна подготовить себе наряды. Во – вторых множество даров. В – третьих, она должна была выучить причитания. Разумеется в большинстве случаев вся эта подготовка велась постепенно, то есть на протяжении нескольких лет. И все же несмотря на это. На предсвадебный этап падало множество забот. Невесте помогали подруги в течении всего предсвадебного этапа неотступно находились с нею.

Предсвадебный этап распадался на множество обрядовых сценок:

«одирьвань кочкамо» - выбор невесты;

«вал лангс путома» - помолвка;

«ладямо» - сватовство;

«той» - запой;

«казнень анокстамо» - приготовление даров;

«тейтерьксчинь баня» - баня девичества;

«кашадо ярсамо» -  невестина каша;

«ульцянь ильтема» - прощание с улицей;

«прякань панема чи» - печение пирогов;

День свадьбы – второй этап свадебного обряда. Варианты описаний этого этапа весьма многообразны. Но все они могут быть сведены к следующей схеме:

«кудань вастома» - встреча проезжан;

«одирвань туема кекшема кудос» - уход невесты от проезжан в дом соседей или родственников;

«казнень явшема» - раздача даров;

«тейтерьксчи марто явома» - расставание с девичеством;

«парь вачкамо» - укладка короба;

«одирьвань оршание» - одевание невесты под венец;

«баславамо» - благославение;

«венець алов молема» - приезд свадебного поезда в дом жениха;

Третий этап – послесвадебный период менее насыщен обрядами и традиционными сценами. По своему композиционному и тематическому  составу он сравнительно устойчив.

«цыгань» - цыганский день;

«сюкоронь ознома» - моление лепешек;

«кши де ярсамо» - едение хлеба;

«кудова акамо» - посещение родственников и складчина.

          Приготовление к свадьбе (Свадьбантень анокстамо).

     После сватовства невеста начинает готовиться к свадьбе: приготовлять дары и учиться причитать. Из этих приготовлений более всего невесту озабочивает приготовление даров, которых требуется с неё немало, и которые должны быть все своей работы. Так, чтобы сыграть «посредственную» мордовскую свадьбу, невесте необходимо иметь для себя и для даров от 10 до 20 вышитых женских рубах. Столько же приблизительно мужских и значительное количество вышитых кокошников, полотенец, платочков с вышитыми каемочками и т.п.

     Такое множество даров нельзя, конечно, приготовить в короткое время между сватовством и свадьбой – недели 2-3. Поэтому свадебные дары приготовляются постепенно, в продолжение нескольких лет. Между тем мордовская девушка весьма мало имеет времени для работы лично на себя: зиму и лето, наравне с прочими членами семьи, работает на семью, на хозяйство, только в мае и июне, которые и называются по-мордовски аштема ков ланго – месяц сидения, т.е. месяц безработный, – девушка работает на себя. Без достаточного количества холста и даров ни сама девушка, ни её родители не согласятся играть свадьбу – не срамить же себя перед своим народом. Купить свадебные дары нельзя: мордовские костюмы на базарах не продаются. Лишь в последнее время часть даров (мужские рубашки, головные платки) стали заменять покупными. Поэтому мордовские девушки весьма заботятся о приготовлении даров: они просиживают целые осенние ночи, нередко при лунном свете. В большие же праздники они по целым дням скрываются на сеновалах или огородах и работают. Но, все же, ей одной не справится.

    После запоя к невесте начинают собираться на помощь подруги.  Обычай этот так установился у мордвы, что подруги считают своим долгом и за весь свой продолжительный труд ничего не требуют от невест, а довольствуются тем, что она дарит им по шелковой ленте. Впрочем, они получают еще некоторую сумму от поезжан за величание и за украшение их шапок разноцветными лоскутьями.

Свадьба в доме жениха. День печения пирогов (прякань панема чи).

В доме жениха свадьба начинается печением пирогов для свадебного поезда. Накануне этого дня приглашают двух или трех женщин из родни затевать тесто для пирогов и приготовлять все необходимое для гостей: крошить лапшу, подсевать муку и т.п. Женщин этих называют «стряпухами». Они остаются в доме жениха до конца свадьбы.

    Тесто для пирогов затевается с особым торжеством: квашня выносится из чулана на середину избы, стряпухи становятся вокруг квашни, к ним присоединяются мать жениха и другие женщины. Одна из них пучком зажженной лучины обводит  квашню изнутри, чтобы изгнать из неё нечистую силу, другая после этого наливает воды в квашню, третья кладет муки, четвертая мешает закваску. Сделав все это, женщины с пением обходят три раза квашню - посолонь. Впереди идет стряпуха с зажженной лучиной, а за ней – все остальные, кто с кувшином, из которого лили воду в квашню, кто с мешалкой, кто с лукошком. После каждого оборота останавливаются, и стряпуха, имеющая в руках мешалку, мешает закваску.

Свадьба в доме невесты. Баня девичества.

     Баня является обязательной частью мордовской свадьбы. Обставляется она с особой торжественностью: в неё невеста ходит с многочисленными подругами и, как по дороге туда и обратно, так и в самой бане, всё время причитает. Называется эта баня – девичьей баней (тейтерень баня).

    Топят её в одних местах подруги невесты, а в других – невестки. Если топят невестки, то дрова для бани берут из хозяйского костра; если же топят её подруги, то дрова для бани обычно воруются у соседей. Причем, нередко для этого ломают чужие плетни и заборы.

    В девичью баню невеста ходит с непокрытой головой, какой бы ни был мороз. Покрывать голову невесте не полагается.  В баню ведут невесту подруги, которые так же всё время причитают.

    Церемония с баней начинается с её топки. По окончанию обряда с кашей, т.е. когда все принесенные родственницами каши будут съедены, и подруги выходят из-за стола, невеста садится на свою подушку на передней лавке и начинает причитывать, просить мать указать ей, кого послать топить баню.

    Пока топится баня, подруги невесты с песнями отправляются к жениху за веником и мылом.

    В доме жениха в этот день пекут пироги для свадебного поезда,  также, полно народу, но для подруг очищают места и сажают их за стол, угощают яичницей и вином, а затем дают им веник и мыло.  Подруги украшают веник разноцветными лентами, попляшут с ним в доме жениха и отправляются домой.  Дома мыло и веник передают невесте. Невеста бросает мыло в угол, а веник разламывает и топчет ногами.

    После сцены с веником невеста садится и причитает. Затем подзывает к себе молодую замужнюю женщину и просит её рассказать, какова жизнь после замужества, каковы чужие отец и мать. После этой тяжелой сцены подходит к невесте истопница и в причитаниях сообщает, что баня готова.  Истопница пытается взять в руки косу невесты, та отталкивает её. Потом к невесте подходит подруга, выпивает  вино и начинает расплетать косу. С распущенными волосами невеста подходит к матери, показывая ей свои волосы, причитает, та, в свою очередь, перевязывает ей волосы алой лентой. После этого мать отправляется в чулан, невеста отправляется за ней, она дает дочери рубашку.  Перед уходом в баню дочь передает матери на хранение свой накосник – кисточку.  В бане невеста недолго остается, так как она недавно мылась вместе с семейными, а сегодня пошла лишь для того, чтобы выполнить обряд. Попарится немного, окатится свежей водой и начинает одеваться. По приходу домой невеста садится на лавку в передний угол, подзывает подругу, чтобы та заплела ей косу. За уборку волос невеста благодарит подругу, дарит ей кольцо. Встает со своего места и начинает показывать косу всем присутствующим. Присутствующие хвалят убранство: «Хорошо сплетена коса, да недолго носить её». После обхода присутствующих невеста подходит к матери и просит вернуть ей кисточку, данную ей перед уходом в баню, та вынимает из-за пазухи кисточку и передает дочери.  Подруги прикрепляют её к косе невесты.

Приезд свадебного поезда к невесте (кудань валгома)

    Звуки колокольчиков и бубенчиков приближающегося свадебного поезда поднимают на ноги всю молодежь деревни, главным образом женскую половину её, все бегут к дому невесты, чтобы посмотреть жениха, сваху и поезжан. В доме невесты поднимается суматоха, народ стремится войти в избу.  Хозяева суетятся, приготовляются к принятию гостей. На голову невесте урваля ават накидывают фату. Она садиться на боковую лавку – керш пель эземс – у чулана и начинает причитать. Двое её братьев бегут к воротам, чтобы задержать поезжан и получить с них полтинник за ворота.

 

Особенности костюма участников свадебного обряда.

Традиционная одежда — важная составная часть богатого культурного наследия эрзянского и мокшанского народов. Невидимые прочные нити связывают ее с духовной жизнью этноса, со сложными процессами внутренних поисков и изменений в этических и эстетических нормах, в психологии бытового поведения, в мифологических и мировоззренческих основах.

Чтобы понять использование тех или иных предметов костюма в обрядности эрзян и мокшан, необходимо представить конкретного человека, жившего в определенный исторический период, узнать его возраст, материальное положение, социальный статус, а также его внутренний мир.

В центре внимания должен быть человек и его отношение к своей одежде, отдельным ее элементам: как он создает костюм, видоизменяет его, использует в разных ситуациях. Интерес представляют и отношения между людьми, опосредованные одеждой: воздействие костюма на настроение участников свадебного обряда, особенности форм поведения мужчин со стороны жениха.

Поведение всего коллектива на свадьбе подчеркивало особый смысл происходящего, для чего требовались яркие выразительные средства. Участники свадебного обряда выделялись либо специальной праздничной одеждой, либо ритуальным усложнением (украшением) отдельных элементов традиционного костюма. Родственники жениха, выполняющие обязанности организаторов сватовства, надевали свою лучшую одежду, дополняя ее необходимыми магическими действиями: обвязывали себя нитками, клали монеты под пятку, втыкали иголки в верхнюю одежду. Обязательными для них были шерстяные или меховые перчатки.

Во время свадеб-самокруток родственники не меняли одежду, какой бы она ни была — старой или ветхой, чтобы не внести нежелательных изменений. Очень важную роль в свадебном обряде эрзян и мокшан играли полотенце, холст, платки, ленты, кисточки из шерстяных нитей. В целом использование одежды участниками свадебного обряда имело синкретичный, полифункциональный характер, что соответствовало социальному статусу владельца и выполняемым ритуальным действиям. Наиболее ярко проявлялись информационно-знаковая, охранительная и магическая функции одежды. Важным было и создание с помощью элементов традиционного национального костюма определенного настроения у присутствующих — праздничного, боевого, воинственного, шутливого, уважительного и т. п.

Общеизвестно особое внимание мордовского населения к своему праздничному и ритуальному костюму. Свадьба близкого или дальнего родственника считалась важнейшим событием в жизни людей. Заинтересованность в этом событии всей большой патриархальной семьи подтверждают обычаи подробного коллективного обсуждения качества и количества используемой в обряде одежды, совместного ее изготовления, демонстрации и укладывании приданого, тщательного соблюдения всех традиций и народных примет. Все участники свадьбы (особенно жених и невеста) выделялись специальной одеждой либо ритуальным усложнением и украшением ее праздничного варианта. Комплекс разнообразных ролей, выполняемых свадебной одеждой, можно охарактеризовать как ритуальную функцию, идеальное соответствие конкретному ритуалу, некоей уникальной единичной ситуации, особенно важной в жизни человека и общества.

Семья жениха в лице невесты приобретала новую молодую здоровую работницу, продолжательницу рода и в этом смысле являлась наиболее заинтересованной стороной в благополучном развитии событий. С другой стороны, не могло не вызывать опасений и осознание последствий вхождения в дом чужого человека. Ответственность за продолжение рода служила источником сложного драматического обряда мордовской свадьбы.

Мужчины со стороны жениха принимали в нем активное участие.

Мужской свадебный костюм, используемый во второй половине XIX века родственниками жениха у эрзян и мокшан, включал в себя одежду, обувь, прическу, украшения и другие аксессуары, искусственно изменяющие физический облик человека. Важнейшее значение имел комплексный подход к формированию наряда: выбор каждого элемента национального костюма и функционирование его в обычаях и обрядах были далеко не случайными и порой совершенно необъяснимыми лишь какими-то практическими соображениями.

Каждый участник сватовства, заранее настраиваясь на удачу, обматывал себя под шубой белыми нитками или лентой, что означало верный путь (аналогично тому, как клубок ниток в сказках ведет героя к цели). Использование нити было залогом успеха, способствовало формированию чувства уверенности в достижении цели у участников ритуала. Члены семьи жениха перед сватовством клали монету под пятку (символ приобретения), в зипуны втыкали иголки, создавая чувство защищенности.

Подобные ритуальные действия были широко распространены у народов Среднего Поволжья как своеобразная охранительная мера. Вслед уходившим бросали старый лапоть, надеясь, что насколько он слаб и мягок, таким же будет мягко и слабо сердце родителей избранной девушки.

Обязательным атрибутом участников сватовства были шерстяные или меховые рукавицы или перчатки, выступающие в качестве стимулирующего фактора в предполагаемом благосостоянии молодых. В некоторых селах меховую шапку и рукавицы было принято бросать под ноги невесты в доме жениха. Например, в Саранском уезде, когда невеста-эрзянка начинала сходить с кибитки «он-авы», братья кидали ей под ноги свои рукавицы.

После сватовства одежда присутствующих родственников жениха должна была выполнять информационную функцию, отражая их новое положение: дары невесты выставлялись напоказ, чтобы жители села по их наличию могли догадаться о положительном результате предпринятого мероприятия. Для этого тут же надевались рубахи, прикреплялись к поясу платки, перекидывались через плечо отрезы холста, опоясывались ими или завязывали их узлом на дугу. Все эти предметы были рассчитаны на зрительное восприятие и узнавание каждого участника обряда, выполняющего ту или иную ритуальную роль.

Богатый наряд поезжан, символизирующий благополучие всего рода, находил отражение в соответствующих песнях:

«Мейсэ пурны сватанок,

Аирасо-бархатсо,

Од стамедной кушаксо,

Сэрь кочкаря кемнесэ,

Подрячикень шапкасо».

(Во что одевается наш сватушка? В шелк, бархат, новый шерстяной кушак, сапожки на высоком каблуке, шапка как у подрядчика»).

Поверх кафтана мужчины надевали белую распашную одежду («балахон», «шушпан», «руця»), опоясывались праздничным поясом с красными кистями, а к кушаку сзади привешивали полотенце с шерстяной бахромой и кистями красного, желтого и голубого цвета. Кроме того, «кудатне» имели повязанный через плечо широкий кушак, белый холст или красный платок.

Ритуальный характер был свойствен меховой одежде:

«Вай, кодат кудат кучтано, (ой, каких мы поезжан пошлем,)

Весе ве дубань шубасот, (Все в шубах дубленых,)

Кудряв барашкань шапкасот». (Все в шапках из барашка.)

Мех был показателем не только престижа, но и богатой жизни, поэтому поезжане не снимали меховую одежду, входя в избу. Подруги невесты стремились завладеть шапками, чтобы украсить их цветными лоскутами, лентами, бубенчиками или кистями из разноцветных шерстяных и шелковых нитей.

Наряжали не только себя, но и повозки. И в первую очередь кибитку для невесты. Ее покрывали белым холстом, вниз стелили сено или пуховую перину. При украшении подвод «свадебного поезда» широко 

Использовались полотенца: ими украшали дуги. Гости и поезжане собирались с утра в день свадьбы на лошадях, украшенных лентами, разноцветными нитками, колокольчиками, бубенцами и погремушками; сколько домов-участников — столько и повозок.

Совершенно иным было отношение участников свадьбы к своей одежде во время свадеб-самокруток. Близкие родственники, приглашаемые неожиданно поздно вечером или ночью для участия в свадебном обряде и одевающиеся второпях, не решались заменить обувь или рубаху, какими бы они ни были плохими: не меняют одежды, какой бы она ни была, и бывает, что один лапоть новый, а другой — старый, но это не смущает мордвина. Вероятно, какая-либо перемена в костюме, по существовавшим представлениям крестьян, могла внести нежелательные изменения в исполняемый ритуал, а также навредить или испортить затеваемое дело.

Все родственники (независимо от собственного желания) добросовестно выполняли возложенные на них обязательства. Важную роль в создании праздничного настроения, «боевого» поведения, решительности играли атрибуты традиционного ритуального костюма. Значимыми символами во время исполнения ритуала были простые, неприметные вещи, повседневно используемые человеком в быту, не всегда, может быть, эстетичные по своему облику: сковорода, нож, пища, судомойка, веник и т. п. При этом отсутствие в обряде тех или иных необходимых предметов воспринималось как совершенно недопустимое, поскольку в народной культуре одни из них обладали силой магического воздействия, другие — функцией оберега, третьи участвовали в свадебном обряде в качестве особых знаков уважения к невесте/жениху и их роду.

Родственникам жениха отводилась также функция символической передачи информации ее владельцу. Например, дружка поверх распашной одежды опоясывался полотенцем, подаренным невестой, а на грудь прикреплял застежку-сюлгаму вместе с кольцами жениха и невесты, что должно было априори способствовать укреплению брака, неразрывности двух жизней даже в случае болезни или несчастья.

Большое внимание в ходе свадьбы уделялось прическе участников обряда. Девушки мазали поезжанам волосы растительным маслом и расчесывали гребешком, приговаривая:

«Ойсэ прят вадьсынек». (Маслом помажем голову тебе.)

Ойме ладсо валанясто кортамо. (Чтоб разговор был душевным, словно по маслу).

Валонь-келень муеме.». (Чтобы словечки найти нужные).

Таким образом, внешний облик и поведение всего коллектива во время свадьбы отражали значительность и торжественность ситуации. Обязательным было соблюдение полноты костюмного комплекса: даже в жаркий летний день одежда была многослойной, содержала обилие украшений, характерных для данной местности.

Ценность традиционного костюма эрзян и мокшан определялась его назначением, функциональной нагрузкой. Многоликость ритуальной функции традиционного костюма мокши и эрзи отражала своеобразие и богатство культурной жизни этноса, закрепляясь в определенной знаковой и символической предметности.

2. Отражение мордовской свадьбы в творчестве мордовских художников.

Свадьба сама по себе, настолько сложное театрализованное действо, требующее особого внимания и умения, чтобы мастерски передать характер персонажей, их психологические портреты, что не всякий художник рисковал брать на себя такую ответственность. Эскиз Ф.В. Сычкова, где он делал попытку показать мордовскую свадьбу, но к сожалению эскиз не сохранился, зато у него есть великолепная картина «Молодая», где показан второй день после свадьбы, где молодая жена, по традиции, рано утром ходит за водой.

Хорошего результата добился И. И. Сидельников со своей композицией «Мордовские вышивальщицы. Приданое» 1972 год

В основу полотна легли традиционные виды мордовского народного искусства: четкие линии геометрического орнамента мордовской вышивки, красота и многообразие национального костюма, богатство и блеск нагрудных украшений. На фоне декоративного панно автор написал трех мастериц одетых по всем правилам в традиционные национальные костюмы. Спокойно и чинно сидят они в избе на лавочке, вышивают новые работы с увеличенными деталями народного орнамента. Автор точно и достоверно передал все тончайшие детали старинной вышивки в одежде своих героинь, разноцветные бусы, металлические нагрудные украшения, золотистые бубенчики, ракушки – каури, головные уборы. В статичности  и несуетности героинь художник выразил верность традициям мокши и эрзи.

В полотне В.А.Попкова «Сельская свадьба» (1977 - 1979) мы видим современный вариант праздника. Здесь художник изображает современную свадьбу в мордовской деревне, где невеста уже не в национальном костюме, а в белом платье, характерным для современности. Лишь некоторых из участников свадьбы можно разглядеть в мордовском костюме. Торжественно одетые по такому случаю, жених и невеста только еще идут в дом, а на улицах уже лихо отплясывают под гармошку – свадьба для всей деревни праздник. Также следует отметить его графическую работу «Невеста», это его ранняя работа, в которой он изображает свою жену в роли мордовской невесты.

Медведев Григорий Антонович (1868 - 1944) в своей работе «Плачь мордовской невесты» показывает традиционные причитания невесты, оплакивающей свое девичество. В центре композиции группа женщин в национальной мордовской одежде окружила молодую девушку в красном цветастом платке (повязанном назад концами) и платочком в правой руке. Рядом два ребёнка (девочка - лицом к зрителю и мальчик - спиной к зрителю). Перед этой девушкой стоит молодая женщина без головного убора и держит левую руку на плече девушки в платке, а в правой - платочек. Слева на втором плане у стола с глиняным горшком, сидят две женщины: в жёлтом платье и в тёмном. Свет падает справа.

Эпизоды мордовской свадьбы отразились не только в живописи и графике, но и оставили свой след в керамике. Елена Ивановна Родионова увлекалась скульптурой малых форм, постепенно открыла для себя тайну материала, отказалась от лишних деталей, сумела найти обобщенную выразительную форму и главное – смогла передать характер в образе мордовской женщины. В женских образах переданы и народная стать, и  сила характера, и душевная щедрость. По обобщенной форме они в чем - то перекликаются с работами из дерева, но по цвету совершенно отличны. Елена Ивановна создала прекраснейшую керамическую композицию «Парь. Сундук для приданного» (1992. Шамот, пигменты, соли, эмаль. Глазурь.37х26х27,5). Пласт «Невесту привезли» (1983. шамот, пигменты, глазурь. 44х35), работы имеют бархатистую окраску поверхности своих скульптур, элементы мордовского орнамента звучат ненавязчиво.

Олеся Владимировна Филипеня, монументалист, живописец, окончила саранское художественное училище, ученица В.П. Шадрина. Замечательно охарактеризовала главных героинь мордовской свадьбы в полотне «Мордовские невесты» 2004. На картине автор изобразила трех невест  эрянку, мокшанку и шокшанку в национальных костюмах.

Заключение.

   Одним из важнейших составляющих народной культуры являются народные праздники. В них заложен огромный гуманистический потенциал. Они дают возможность познать многообразие культур, нормы поведения, уяснить общее и особенное в традициях, образе жизни. Праздники в значительной степени регулируют эмоциональное состояние людей, формируют и поддерживают чувство общности. Ярким показателем нашей эпохи является возвращение в жизнь многих культурных ценностей, к числу которых относятся и традиционные народные праздники, так как именно праздник в значительной степени синтезирует все ценное, что накоплено в мировой культуре. Традиционная праздничная обрядность всегда служила мощной этноконсолидирующей силой. Праздник играет определенную роль в процессе социализации личности, осознании ею своего места и отношения к социальным группам. Своим эмоциональным климатом, зрелищностью, необычайностью, часто весельем и изобилием, возможностью воспользоваться благами, недоступными в повседневности, подарками, развлечениями и отступлениями от обычных правил, ограничивающих человеческое поведение, праздник на протяжении тысячелетий привлекает детей и молодежь, надолго остается в их памяти. Он оказывается поводом к самоотождествлению — в дни праздника молодежь часто яснее, чем в других случаях, осознает себя, свое единство с общественной группой. Церемониал, обряд, обычай праздника служат прекрасным уроком культурной традиции, к которой молодежь приобщается естественным и достойным образом — через непосредственное участие в торжествах. Знание праздничного ритуала и обычая является, с одной стороны, условием действительного участия в празднике, с другой — чертой принадлежности к определенной группе и ее культуре. Изобразительное искусство, обладая специфическими особенностями (наглядностью, универсализмом изобразительного языка), способствует сохранению и развитию этнической культуры, возрождению народных традиций. Многие художники рассматривают свое творчество не просто как возвращение к традиционно-этническим формам культуры, но и как наполнение современной культуры национальным содержанием, актуализацию в ней этнического.

Под натиском глобализации, изменения моды, все больше возрастает интерес к этническим корням. Художники возвращаются к национальным темам, в моду вошли фрагменты этнической одежды, украшения. Это дает возможность надеяться, что возрастет интерес не только к моде, но и к национальным традициям, обычаям.

Список использованной литературы.

1 Воронина Н.И. Города и люди: культурная идентичность. Саранск, 2008. С. 16.

2. Шигурова Т.А. Символика традиционной мордовской одежды (на примере свадебного ритуала «той» / «питне») // История, образование и культура народов Среднего Поволжья: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Саранск, 1997. С. 143.

3. Устно-поэтическое творчество мордовского народа: в 8 т. Т. 6. Ч. 1. Эрзянская свадебная поэзия. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1972. С. 96.

4. Мордовская свадьба (очерк) // Симбир. губ. ведомости (отд. офиц.). 1905. № 7—8. С. 190.

5. Девяткина Т.П. Свадебные обряды и песни мордвы (мокши и эрзи). Восточнофинно-угорский контекст: учеб. пособие. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1995. С. 26.

6. Устно-поэтическое творчество мордовского народа: в 8 т. Т. 6. Ч. 2. Мокшанская свадебная поэзия. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1975. С. 240.

7. Шигурова Т.А. Традиционный костюм мордвы в свадебных обычаях и обрядах. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. С. 46.

8. Географо-этнографический очерк мордовского села Скафтым Кузнецкого уезда Саратовской губернии // Архив Русского географического общества. О народностях Европейской России. Разр. 53. Оп. 1. Д. 31. Л. 14.

9. Устно-поэтическое творчество мордовского народа: в 8 т. Т. 6. Ч. 1. С. 96—97.

10. Где живет Вирява...Обычаи и обряды мордвы // «Народное творчество».№4,1998.-/-/-/ Девяткина Т.П.

11. Мокшанские свадебные обряды и песни.-Саранск, Морд.кн.изд-во,1992. -12. Евсевьев М.Е. Мордовская свадьба.- Саранск, Морд.кн.изд-во,1990. 13.Корнишина Г.А. Традиционные обычаи и обряды мордвы: исторические корни,структура,формы бытования.Морд.гос.пед.ин-т.-Саранск,2000.  -/-/-/   14.Кузменко Г. Наши традиции:крещение,венчание,погребение,посты.-М.,1999.

15.Народные приметы мордвы-мокши./ сост.Т.П.Девяткина. - Саранск,Морд.гос.ун-т,1992.

16. Видяева И.И. Признание в любви: очерки о художниках Мордовии/ Инна Видяева.- Саранск: Тип «Красный Октябрь» 2012.-400с.

17. Искусство Мордовии «Новые Пути» с.76

18. Мордовский народный костюм: [альбом] / авт.-сост. Т. П. Прокина; пер. на англ. яз. Н. Н. Плеханкова; фот. Б. А. Тишулин. - Саранск : Мор­довское книжное издательство, 2007. - 464 с.

19.Мордовский народный костюм : [альбом] / сост. и авт. текста Т. П. Прокина, М. И. Сурина. - Саранск : Мордовское книжное издательство, 1990. -384 с.

20. Якунчева М.Г. Пища в свадебном обряде мордвы./ М.Г. Якунчева// Проблемы истории, культуры и права: материалы мерегион. науч. – практ. конф. «ХХХVIII Евсевьевские чтения». – Саранск, 2002. – с. 25 – 27.

21. Федянович Т.П. Изменение традиционных свадебных обрядов Мордвы с конца ХIХ в до 70-х гг. ХХ в – В кн: вопросы географу и этнографу Мордовской АССР 1977. с 38-40

22. Федянович Т.П Черты сходства в свадебной обрядности мордвы и русских, и других народов Поволжья. В кн: семейные обряды мордвы. Саранск, 1984, с. 47 – 58

23. мордовская свадьба/Этнографический очерк/ «Волжский Вестник» 21 марта 1879г.№12 с.19

24. Мишуринская О. Хлеб в обрядовых традициях мордвы./ О.Мишуринская// Финноугрия. Этнический комфорт.-2009.№1 с.50-51

25. Мельников П. Эрзянская свадьба («Симбирские губ.ведомости» 1851 №25) Мокшанская свадьба ((«Симбирские губ.ведомости» 1851 №26)

26. Мартьянов В.Н Мордовские свадебные сундуки. – «Декоративное искусство СССР», 1973, №9, с. 56-57

27. Мартьянов В.Н Пиктографические изображения на парях – свадебных сундуках мордвы Горьской области. – «Труды» 1974, вып. 45, с. 138-157.

28. Акашкин М.М Обряд «Встреча молодых в доме жениха» в современной свадьбе РМ./М.М. Акашкин// Финно – угристика: межвуз. сб. науч.тр.- 2010 – с.20-22

29. Балашов В.А. Некоторые черты современных семейно – брачных отношений мордовского крестьянства. – «Труды» 1974, вып.45,с. 90 – 109.

30. Брыжинский В.С. Элементы театрального действа в мордовской свадьбе// Художественно эстетические ценности в системе культуры. Межвуз.сб.науч.тр. – Саранск  1990 с. 83 – 91.

31. Cамородов К.Т. Мордовская обрядовая поэзия.

32. В.Н. Майнов. Очерк юридического быта Мордвы. ГУ «Научно-исследовательский институт гуманитарных наук при правительстве Республики Мордовия». г. Саранск ул.Л.Толстого.3 (293с)

33. Самородов К.Т. Мордовская  обрядовая поэзия

34.Девяткина Т.П. Мокшанские свадебные обряды и песни: (в прошлом и настоящем). – Саранск: Мордов.кн.изд-во,1992. – 192 с.

35.М.Е.Евсевьев: Жизнь мордвы в фотографиях.: Фото - альбом (сост.А.С.Лузгин и др. – Саранск: Мордоа.кн.изд-во,2004. -176с.

36. Семейные обряды Мордвы (традиции и инновации) Редкол.: докт.ист.наук В.И.Козлов и др. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 1984. – 128 с. – (Труды науч.иссл.ин-т яз., лит.,истории и экономики при Совете Министерстве Мордов. АССР; вып.76)

37. Балашов В.А. Бытовая культура мордвы: традиции и современность: мордов кн. изд-во г.Саранск, Советская,55.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

35708. Декоративно-прикладное творчество. Творческий проект 139 KB
  Изисторииюбки Юбки были известны уже на заре человечества и носились как женщинами так и мужчинами. В южных краях мужчины носили набедренные повязки юбки и передники из пальмовых листьев. Именно с этого времени лиф с боковой шнуровкой стали носить отдельно от собственно юбки в современном понимании. В XVIII веке появляются преимущественно гладкие юбки с большим количеством украшений: оборок цветочных гирлянд кружев драпировок.
35711. Рекомендації щодо виконання творчого проекту та оформлення портфоліо (пояснювальної записки) 26.5 KB
  Втуп де потрібно обґрунтувати вибір теми проекту та вказати мету яку плануєте досягнути. Організаційно-підготовчий етап: а короткі історичні відомості про об’єкт проектування або техніку оздоблення чи виготовлення виробу; б проаналізувати виробианалоги мінімум 3 об’єкти; в визначити основні характеристики та встановити вимоги до власного виробу; 5.Конструкторський етап: а виконання клаузури якщо це можливо або робочих рисунків для проекту; б визначення найвдалішого варіанту виробу і виконання його...
35712. Диванная подушка. Творческий проект 1.82 MB
  Для лоскутного шитья нужна красивая ткань которая подходила бы к интерьеру моей комнаты. Перевести рисунок на кальку; перевести рисунок с кальки на ткань; подобрать нитки нужных цветов; натянуть ткань на пяльцы; вышить мелкие детали двойной гладью; вышить крупные детали двойной гладью; выстирать вышитый рисунок; проутюжить вышивку с изнаночной стороны через ткань; вырезать детали наволочки; сшить наволочку; обметать швы; пришить молнию; проутюжить работу. Ситец Бархат...
35713. Элемент декора жилой комнаты. Творческий проект 2.67 MB
  ткань Ткань независимо от выбранной вами техники должна быть из натуральных волокон. Эти виды шелка могут быть использованы для нанесения воска или для набивки уплотненных красок однако при условии что разъединяющий материал достаточно хорошо проникает в ткань. Рамы для росписи Первые небольшие работы можно делать и на больших пяльцах для вышивания или закрепив ткань на деревянном подрамнике который художники используют для натягивания холста. Для выполнения картины Журавли вам понадобиться: ткань 5070 см.