44315

Высшая мера наказания в Советской России и Российской Федерации

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Происхождение понятие и эволюция смертной казни в России с древнейших времен до XVIII века. Происхождение и понятие смертной казни Смертная казнь в Российской Федерации Среди множества проблем активно обсуждаемых сегодня в нашем обществе стоит вопрос о высшей мере наказания – смертной...

Русский

2013-11-13

431.5 KB

6 чел.

PAGE   \* MERGEFORMAT 64


Содержание

Введение  ----------------------------------------------------------------------------------- 3

Глава 1. Происхождение, понятие и эволюция смертной казни в России с древнейших времен до XVIII века.

1.1. Происхождение и понятие смертной казни --------------------------------- 8

1.2. Смертная казнь в период становления древнерусского государства и в период феодальной раздробленности  ---------------------------------------------- 18

1.3. Смертная казнь в период формирования централизованного государства и сословно-представительской монархии в России--------------  33

Глава 2. Смертная казнь в российской империи

2.1. Смертная казнь в период становления и расцвета абсолютизма---- 47

2.2. Смертная казнь эпохи индустриального общества в России---------- 55

2.3. Смертная казнь в период буржуазно-демократических революций в России    ---------------------------------------------------------------------------------------- 60

ГЛАВА 3. Высшая мера наказания в Советской России и Российской Федерации

3.1 Смертная казнь в истории советского государства-----------------------65

3.2 Смертная казнь в Российской Федерации-----------------------------------72

Заключение ------------------------------------------------------------------------------ 78

Список использованной литературы --------------------------------------------- 82


Введение

Среди множества проблем, активно обсуждаемых сегодня в нашем обществе, стоит вопрос о высшей мере наказания – смертной казни. Обоснованно ли ее наличие в демократическом государстве? Месть ли это преступнику, и если  месть, то имеет ли общество право на нее? Ведь именно общество породило и преступность, и преступника. И потом, нельзя пренебрегать соображениями гуманизма. И сторонники, и противники сохранения смертной казни выдвигают в защиту своей позиции массу аргументов. Вокруг этой проблемы не только ведутся дискуссии специалистов в области юриспруденции, но и кипят политические страсти.

Актуальность темы исследования вызвана тем, что хотя в настоящее время в России не выносят и не исполняют приговоров о смертной казни, судьбу этого вида наказания еще нельзя считать решенной. Возможность применения смертной казни сохранена в Конституции Российской Федерации1. Смертная казнь как мера наказания остается в системе наказаний, предусмотренной в ст. 44 УК РФ2. Пять составов преступлений в Особенной части УК РФ содержат в своих санкциях наказание в виде смертной казни.

Проблема смертной казни является сложной и многогранной. Она затрагивает политико-правовые, социально-экономические, нравственно-религиозные, культурно-психологические и другие сферы нашей жизнедеятельности. Остановимся, прежде всего, на рассмотрении политико-правовых, ибо они на сегодняшний день приобретают особую актуальность. Известный исследователь проблемы наказаний С.В. Познышев считал, что наказание имеет только одну цель – предупреждение преступлений, которое возможно в форме физического воздействия на преступника3.

Разумеется, сдерживающую роль смертной казни как правового ограничения нельзя переоценивать. Ведь далеко не во всех жизненных ситуациях она бывает эффективной. Есть люди (точнее нелюди, типа Чикатило, на его совести более 50 жертв), для которых вообще нет никаких социальных преград, которые патологически зациклены на стремлении убивать (так называемые серийные убийцы), и никакая сила их не остановит. Кроме расстрела.

В отношении же другой категории людей смертная казнь имеет некоторое сдерживающее воздействие посредством страха своего наступления. «Часть исследований утверждает, - пишет У. Звекич и Т. Кубо, - что смертная казнь имеет некоторое сдерживающее воздействие, основывающееся на устрашении»4.

Является ли смертная казнь сдерживающим фактором преступности? Нарушает ли права человека или выступает средством правопорядка? Применять ли ее в современный период или отказаться?

На эти и многие другие вопросы по-разному отвечают ученые, юристы-практики, общественные и политические деятели, писатели. И хотя в принципиальном плане практически все высказываются за отмену смертной казни, основные расхождения наметились в сроках осуществления данного гуманного акта. К примеру, такие авторы как Черниловский З.М. и Келина С.Г. предлагают уже сегодня отказаться от подобного вида наказания в нашей стране, закрепив это законодательно5. Сложилось парадоксальное положение:   требуя гуманного отношения к себе, люди бесчеловечны по отношению к другим.  

Изучение данной проблемы связано с именами таких видных дореволюционных историков, как М. Ф. Владимирский-Буданов6,  И. П. Загоскин7, А. Ф. Кистяковский8, В. А. Сергеевич9,  Н. С. Таганцев10.   История,  правовые условия, порядок  и практика  применения смертной казни  в России  неоднократно исследовались  и освещались  такими    известными  современными  исследователями как С. В. Жильцовым11,  И. И. Карпецом12,  А. В. Малько13А. С. Михлиным14, О. Ф. Шишовым15, Р. Л. Хачатуровым 16 и многими другими учеными.

Целью исследования является историко-правовой анализ истории смертной казни в России.

Цель исследования обусловила постановку и решение задач:

  •  изучение процесса происхождения   смертной казни;
  •  исследование  понятия смертной казни;
  •   условия  применения смертной казни в России в различные периоды русской истории, а  именно с момента становления древнерусского государства до наших дней.

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в процессе назначения и исполнения наказания в виде смертной казни, а также личность осужденных к указанному виду наказания.

Предметом исследования является система правовых норм, регулирующих порядок и условия назначения и исполнения смертной казни, практики их применения, а также правовое положение осужденных к смертной казни.

Методологическую основу  исследования составляют положения материалистической диалектики, а также такие частные методы исследования как описательный, сравнительно-правовой, исторический, системный.

Нормативно-правовую    базу  исследования составили законодательные и подзаконные акты, регулирующие  применение смертной казни.  

Центральное место в исследовании занимают  летописи, Уставы Владимира и Ярослава, Русская Правда17, Псковская Судная грамота18, Судебники 1497 и 1550 гг19., Соборное Уложение 1649 г., Артикул воинский 1715 г20., Уголовные уложения 1845 и 1903 гг., Уголовные кодексы 1922, 1926, 1960 и 1996 гг.21.

Эмпирической  базой  исследования  являются материалы изучения  материалов и дел о применении смертной казни в России.

Структура работы включает в себя введение, три главы,  состоящих из параграфов, заключения и списка использованной литературы.


Глава 1. Происхождение, понятие и эволюция смертной казни в России с древнейших времен до
XVIII века.

1.1. Происхождение и понятие смертной казни.

С тех пор, как человечество вышло из первобытного состояния и создало первоначальные формы государственности, смертная казнь как вид уголовного наказания — непременный спутник человеческой цивилизации. Истоком смертной казни стал обычай кровной мести. Работы отечественных и зарубежных исследователей убедительно доказывают, что обычай кровной мести был распространен на всем земном шаре в эпоху господства родовых отношений. Антропология доказала, что человек современного типа существует, по крайней мере, несколько десятков или даже сот тысяч лет. Это период, когда человеческий род совершал преимущественно социальную эволюцию. Значит, десятки тысяч лет до образования первых государств существовал и обычай кровной мести.

Месть — институт общечеловеческий. Повсеместно принятый характер кровной мести объясняется необходимостью защищать свободу, жизнь и имущество. Другого способа защиты не существовало. Вместе с тем «обязанность мести — это и высокий нравственный и религиозный долг, забвение которого порождает изгнание из рода, и, наоборот, месть влекла за собой общий почет»22.

Нельзя не согласиться с тезисом, что «в условиях родового строя понятие отдельной личности неизвестно... Мстит не человек человеку, а племя племени»23, ибо в основе обычая кровной мести лежали общественные отношения родового строя. Коллективная ответственность являлась определяющим началом рода. Ответственность за убийство (в виде мщения) вместе с совершившим его разделял и его род.

Однако по мере развития общественных отношений и разложения первобытно-общинного строя происходит ограничение права мести (сужается круг лиц, которым можно мстить и которые могут мстить, ограничиваются сроки мщения и места мщения), и в конце концов кровную месть заменяют на другие меры наказания.

Обычай кровной мести прошел с человеком длинный путь, трансформируясь из почетной обязанности каждого члена рода (ради сохранения рода) до заурядного убийства под влиянием чувства мести, когда обычай перестает выполнять позитивную функцию    регулятора    межобщинных    отношений.    Человек    — существо общественное, и он не мог не впитать в свою психологию и поведенческие мотивы опыта кровной мести.

Cмертная казнь — одно из древнейших наказаний,   известных человечеству.  Собственно говоря, смертная казнь применялась еще до того, как возникло уголовное право в современном смысле этого понятия. "Лишение жизни как вид общественной расправы с преступниками встречалось несравненно ранее", — писал один из виднейших российских ученых, Н.С. Таганцев24.

На первый взгляд кажется ясным, что такое смертная казнь. Это лишение человека жизни. Между тем человек может быть лишен жизни по разным причинам. Даже если оставить в стороне случаи естественной смерти (от болезни, от старости), можно назвать немало причин и насильственной смерти. Много людей гибнет в результате действия сил природы (наводнения, землетрясения, оползни, грозы и т. п.), от голода, холода, несчастных случаев в быту и на производстве, в силу собственной неосторожности. Много жизней уносят самоубийства.

Люди погибают в результате совершения различных преступлений, от умышленных убийств до неосторожных действий, приводящих к смерти человека, таких, как нарушение правил техники безопасности, дорожного движения, обращения с различными опасными веществами и предметами (например, взрывчатыми, радиоактивными, легковоспламеняющимися веществами, оружием, боеприпасами и т. п.). Люди беспощадно убивают друг друга во время войн, межнациональных конфликтов, на почве кровной мести. Но все эти случаи лишения жизни в социальном и юридическом отношении не имеют ничего общего со смертной казнью. Что же такое смертная казнь?

Первый, наиболее существенный признак смертной казни заключается в том, что она представляет собой наказание. Это значит, что ей присущи те черты, которые характеризуют именно эту меру государственного принуждения25.

Сущность любого наказания — кара. Профессор Н.А. Стручков определяет кару как "комплекс установленных законом правоограничений, конкретно выражающихся при применении того или иного наказания"26.

Таким образом, кара представляет собой лишение человека его прав или интересов, уменьшение их объема либо введение особого порядка их осуществления, установление обязанностей, которые обусловлены наказанием и на других граждан обычно не возлагаются. В смертной казни кара проявляется в максимальной степени. У осужденного отнимается самое дорогое, что есть у человека, — жизнь. Естественно, что одновременно он лишается и всех других прав и интересов. Однако это происходит только после приведения приговора в исполнение.

Второй признак смертной казни заключается в следующем. Все исследователи наказания отмечают, что оно вызывает страдания. Это, бесспорно, является признаком любого наказания, но применительно к смертной казни нельзя не отметить весьма существенную особенность. Осужденный к смертной казни ощущает страдания в момент вынесения ему приговора и ожидания результатов рассмотрения поданных им жалоб, ходатайства о помиловании. У большинства осужденных это сочетается со страхом смерти, нередко с пониманием безысходности своего положения, иногда с осознанием вины, угрызениями совести и т. п. Хотя эти страдания, видимо, несравнимы со страданиями осужденных на другие виды наказания, по понятным причинам в момент приведения приговора в исполнение они прекращаются. Страдания преступника уже не нужны обществу, так как смертная казнь не ставит своей задачей исправить его, в чем-то убедить, что-то ему доказать. Общество вычеркивает его из числа своих членов — он перестает существовать.

Это ставит еще один важный вопрос, связанный с целями наказания: хочет ли общество просто лишить человека жизни, обезопасить себя и своих граждан от новых преступлений с его стороны, либо оно стремится воздать ему за содеянное, отомстить за причиненное зло, вызвать дополнительные страдания, т. е. покарать в прямом смысле слова?

В истории уголовного права на этот вопрос давали  разные ответы. Во многих странах были такие способы приведения в исполнение смертной казни, как забрасывание камнями, четвертование, колесование, сажание на кол, сожжение, заливание в горло расплавленного металла, закапывание заживо и т. д. Они вызывают дополнительные и притом весьма ощутимые физические страдания осужденного27. В этом случае ставится еще и общепревентивная цель, связанная с устрашением других неустойчивых членов общества: зная о существовании смертной казни, они могут воздержаться от совершения действий, за которые в законе предусмотрен данный вид наказания.

Цивилизованные страны стараются найти такие способы приведения в исполнение приговора к смертной казни, которые связаны с минимальными страданиями для осужденного. К ним относятся, в частности, расстрел, применение электрического стула, газа, смертельных инъекций.

В России, до введения моратория на приведение рассматриваемого вида наказания,  смертная казнь приводилась  в исполнение путем расстрела. Напомним, что, согласно ч. 2 ст. 7 УК РФ, "наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства"28. Разумеется, это относится и к смертной казни.

Говоря о страданиях, которые вызывает осуждение к смертной казни, следует иметь в виду также страдания родных и близких приговоренного. Если страдания последнего прекращаются в момент приведения в исполнение приговора, то близкие расстрелянного особенно остро начинают ощущать свою потерю именно в это время. Данное обстоятельство можно рассматривать как третий признак смертной казни.

Изложенное позволяет сформулировать четвертый признак  смертной казни: она представляет собой самое суровое наказание. Это предопределяется в первую очередь тем, что осужденный лишается самого ценного блага человека — жизни.  Кроме того понятно, что у большинства осужденных именно это вызывает максимальные переживания.

Пятый признак смертной казни заключается в том, что она, и всякое наказание, являясь принуждением, применяется независимо от желания осужденного и, как правило, вопреки  ему.  Если виновный, раскаявшись, сам принимает решение уйти из жизни (такие случаи иногда бывают, хотя и достаточно редко)  и ему удается реализовать это решение, то налицо самоубийство, а не наказание.

Шестой признак смертной казни заключается в том, что она применяется от имени государства. Любой приговор, в том числе и смертный, всегда начинается словами "именем Российской Федерации". Это значит, что государство своей властью санкционирует приговор, выносимый от его имени надлежаще уполномоченным судом. Законность, обоснованность, справедливость приговора также проверяются специальными органами государства. Поэтому смертной казнью не могут считаться случаи самосуда и даже правомерного убийства в результате необходимой обороны или в состоянии крайней необходимости. Смертной казнью не могут быть и случаи правомерного убийства преступника при его задержании.

Седьмой важный признак смертной казни — применение ее только по приговору суда. К сожалению, в истории нашей страны были печальные периоды массовых внесудебных расправ над гражданами. Особенно  широкое распространение они получили в 1930—1950-х годах, когда огромное количество людей было расстреляно по постановлениям различных "особых совещаний", "троек", "специальных присутствий" и т. д. Хотя внешне такие расправы и  напоминали смертную казнь, они не могут рассматриваться как наказание, ибо не являются следствием совершения преступления и не проходят установленной судебной процедуры, которая придает им силу закона.

Статья 49 Конституции Российской Федерации прямо провозглашает, что "каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда"29.

Рассматриваемый признак о назначении наказания только судом имеет применительно к смертной казни существенную особенность. Статья 20 Конституции РФ предоставляет обвиняемому, которому может быть назначена смертная казнь, право на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей30. Смысл введения этого института заключается в обеспечении беспристрастного рассмотрения дела. Предполагается, что присяжные заседатели будут обладать достаточно большими правами, в частности, по делам, допускающим применение смертной казни. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 65 УК РФ к лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающему снисхождения, смертная казнь не применяется.

Восьмой признак смертной казни заключается в том, что она может быть назначена только за преступление, т. е. за деяние, предусмотренное в Уголовном кодексе. Недопустимо назначение этого наказания (как, впрочем, и любого другого) за деяние, прямо не предусмотренное в Особенной части Уголовного кодекса. Однако в законе оговорено условие, касающееся исключительно смертной казни. Конституция указывает, что рассматриваемое наказание может устанавливаться только за особо тяжкие преступления против жизни.

Вопрос о том, какие преступления могут быть отнесены к этой группе, отнюдь не бесспорен. Не вызывает сомнения, что к их числу должно быть отнесено убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ). Основным объектом такого преступления является жизнь человека; в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ это преступление, влекущее более строгое наказание, чем 10 лет лишения свободы, относится к числу особо тяжких. Вместе с тем в Уголовном кодексе имеется определенное число преступлений, применительно к которым жизнь человека может быть признана дополнительным объектом посягательства. Так, основным объектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277) является политическая система России, а дополнительным — жизнь  человека. Она является также дополнительным объектом таких преступлений, как посягательство на жизнь лица, осушествляющeгo правосудие или предварительное расследование (ст. 295), геноцид (ст. 357), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов (ст. 317) 31.

На практике смертная казнь назначается только за убийства при отягчающих обстоятельствах, да и то в самых тяжких случаях. Это наказание применяется к незначительной части убийц, притом наиболее общественно опасных.

Девятый признак смертной казни связан с тем, что она может назначаться только лицу, признанному виновным в совершении преступления. Этот признак характерен для любого наказания, но применительно к смертной казни он имеет свои особенности. Хотя в ст. 20 Конституции РФ не говорится о том, что смертная казнь может применяться лишь к виновным в совершении умышленного преступления, такой вывод  безусловно должен быть сделан32. Как известно, за преступления, совершенные по неосторожности, даже если речь идет о преступлениях, повлекших весьма тяжкие последствия (можно вспомнить Чернобыльскую аварию, гибель теплохода "Нахимов" и др.), смертная казнь назначена быть не может. Кроме того, как видно из ч. 5 ст. 15 УК РФ, особо тяжкими признаются только умышленные преступления33.

Из сказанного ясно, что смертная казнь в российском законодательстве допустима только за умышленные преступления. И действительно, за неосторожные преступления она не предусмотрена.

Конституция Российской Федерации установила, что смертная казнь может применяться "впредь до ее отмены". Это дает основание сформулировать десятый признак смертной казни в виде утверждения о том, что данное наказание в нашем законодательстве — временная мера.

Известно, что смертная казнь в России неоднократно отменялась. Предложения об исключении этой меры из системы наказаний начали вноситься с начала XX в.

Укажем еще один, одиннадцатый, признак смертной казни как меры наказания — достаточно редкое ее применение, особенно в последнее десятилетие. Так, по статистике, если в начале 60-х годов число приговоренных к смертной казни исчислялось тысячами, например, в 1961 г. — 2159 человек, то в 1989 г. - 100 человек34. Среди всех наказаний это единственная столь редко применяемая мера.

Необходимо отметить, что смертная казнь принадлежит к числу наказаний, хотя и предусмотренных в законодательных системах большинства стран мира, но применяемых достаточно редко. Характерный для современной России признак смертной казни, заключающийся в ее редком применении, касается не всех стран мира, но большинства из них.

В настоящее время мы можем указать и двенадцатый признак смертной казни, проявивший себя в России главным образом в последние десятилетия, — широкое применение помилования осужденных к этой мере наказания. Процент помилованных в период с 1992 по март 1995 года составлял 90 - 92%. Вместе с тем необходимо отметить, что начиная с 1995 и 1996 гг. практика массовых помилований была прекращена. Однако в 1999 г. Президентом помилованы все осужденные к смертной казни.

В настоящее время в России ежегодно совершается свыше двух миллионов тяжких и особо тяжких преступлений, имеющих тенденцию к росту.  Так, если в 2002 г. количество тяжких и особо тяжких преступлений   было  936804, то в 2005 г. – 1076988, в 2006 г. – 1074501, то на период январь-август 2007 г.  -  678531.  Такие неутешительные данные, по мнению М. С. Рыбака и Ю. И. Кравченко, не способствуют рассматривать отмену смертной казни в России как своевременную35.

Тринадцатый признак смертной казни связан с целями, которые она преследует. Как и любое другое наказание, смертная казнь имеет своей целью достижение частной превенции. Она должна не допустить совершения новых преступлений осужденным. Поэтому он надежно изолируется до исполнения приговора. Вопроса о возможности совершения новых преступлений после исполнения приговора по понятным причинам не возникает. Особенностью смертной казни является то, что перед ней не стоит цель исправления осужденного. Его физическое уничтожение исключает саму постановку вопроса о достижении такой цели.

Наконец, необходимо указать последний, четырнадцатый признак смертной казни. Статья 59 УК РФ называет ее исключительной мерой наказания36. Такая характеристика представляется обоснованной всеми теми признаками, о которых речь шла выше. Исключительность смертной казни определяется тем, что она является временной мерой, но самым суровым наказанием, назначается за очень узкий круг наиболее тяжких умышленных преступлений, применяется достаточно редко и еще реже приводится в исполнение вследствие помилования весьма значительной части осужденных.

Таким образом, смертная казнь – исключительная мера наказания.

Вышеизложенные признаки смертной казни подтверждают справедливость ее применения. Однако данная проблема должна рассматриваться  в соответствии с исторически достигнутым уровнем развития общества и его правовой культуры, характером нравов и общественного сознания, динамикой состояния преступности и т. д. Поэтому  проблема смертной казни не может решаться с позиции ее справедливости или несправедливости, а лишь – с позиции ее целесообразности и необходимости в соответствующих условиях.

  1.  
    Смертная казнь в праве Древней Руси

Возникновение смертной казни у восточных славян следует отнести к V в. К этому же веку относится и начало становления права у восточных славян37. К сожалению, круг источников, относящихся к поре военной демократии восточных славян (VVI вв.), весьма ограничен. Еще меньше источников, свидетельствующих о применении ими смертной казни. Славянский мир VI в. привлекал внимание иностранных писателей (в основном византийских), поскольку славяне совершают многочисленные военные походы на своих соседей. О славянах рассказывают в своих сочинениях Прокопий Кессарийский, Маврикий Стратег, Менандр, Иоанн Эфесский и др. О применении смертной казни славянами в отношении военнопленных свидетельствует Прокопий. Переправившись в 549 г. через Дунай, славяне опустошили всю Иллирию до Эпидамна. В 550 г., захватив в плен вождя греческого войска Азбада, они сожгли его на костре. Взяв приступом сильную крепость на Эгейском море — Топер (Боар Калеси), они умертвили всех жителей-мужчин (до 15 тысяч человек), расхитили имущество, а жен и детей отвели в рабство. "И долго вся Иллирия и Фракия, — замечает Прокопий, — были покрыты трупами. Встречных они убивали не мечом, не копьем и не каким-либо другим оружием, а сажали на кол, распинали на кресте, били батогами по голове, иных, заперши в шатры вместе с  быками    и    овцами,    которых    не    могли    увезти    с    собою, безжалостно сжигали"38. Это свидетельство интересно тем, что в нем упоминаются, по-видимому, древнейшие способы совершения казней.

Эволюция ограничения и постепенной отмены смертной казни проводилась путем замены кровной мести на выкуп. И. Д. Беляев в своих лекциях по истории законодательства упоминает о факте замены кровной мести имуществом убийцы, когда последний мог вступать в договор о выкупе с родственниками убитого, но не ранее чем по прошествии 40 дней после совершения убийства. В случае же отказа от выкупа убийца вновь мог возобновить свое предложение по прошествии одного года. Если же и во второй раз убийца получал отказ, то ему предоставлялась еще одна попытка уладить дело миром. После третьей неудавшейся попытки убийца терял всякие надежды выкупить свое преступление39.

Первое упоминание о введении смертной казни в Киевском государстве приводится в «Повести временных лет» под 996 годом.

Эволюция смертной казни в Древнерусском государстве во многом связана с введением христианства на Руси Великим князем Владимиром (988 г.) и организацией церкви, призванной выполнять важные для государства идеологическую и морально-этическую функции. В этой связи развитие правоотношений в древнерусском обществе во многом зависело от того, насколько глубоко христианство посредством церковных институтов проникало в его духовную жизнь.

Отношение церкви к смертной казни имело двойственный характер. С одной стороны, церковь как носительница христианского вероучения должна была бороться за ограничение и отмену обычая кровной мести (древнейшей формы смертной качни) у славян-язычников и смертной казни вообще, а с другой — она сама становилась инициатором введения карательных мер в законодательство Древнерусского государства40.

Владимир, мечтавший об усилении своей власти, предпочел услуги константинопольского патриарха, исходя из того, что в системе византийской государственности духовная власть занимала подчиненное положение и всецело зависела от императора.

Поначалу принятие христианства мало изменило языческий быт древнерусского общества. Но не потому, что «христианские миссионеры, шедшие к славянам или германцам», не приносили с собой ничего нового и их мировоззрение «не отличалось от мировоззрения языческих жрецов, колдунов и знахарей», а потому, что христианство и язычество — это два разных мировоззрения, не связанных между собой преемственно. Поэтому сложилось «двоеверие — мировоззрение раздвоенного сознания средневековых русичей».41 Церковь стремилась изменить языческие обычаи, особенно обычай кровной мести, посредством проповеди. Русская Кормчая указывает на то, что в Древней Руси церковь пользовалась правом убежища, а если кто «покупается нужею  оть извести прибегшаго, кто либо будеть, таковъ же да прииметь сто сорокъ ранъ, и тогда, яко подобаеть, да испытается обида прибегшаго».42

Однако задача оказалась гораздо сложнее. Только проповедью искоренить обычаи славян оказалось невозможно. Закон выживаемости рода был основан на праве силы, праве сильнейшего. Культ силы, господствовавший у славян (вспомним былинных героев Илью Муромца, Добрыню Никитича, Алешу Поповича), в условиях разложения родовых отношений приводил к тому, что сын шел на отца, брат на брата, поэтому князь Владимир по совету епископов и старцев в 996 г. вводит смертную казнь. Это место в летописи вызвало многочисленные споры среди ученых. Летописец так описал данный эпизод: «..."Умножились разбойники, — говорили епископы. — Почему ты не казнишь их?" — "Боюсь греха," — отвечал князь. — "Ты поставлен от Бога на казнь злых, тебе достоит казнити разбойников, но с испытом". Владимер же отверг виры, нача казнити разбойников. И реша епископы и старци: ратьмнога; оже вира.тонаоружьи и на конихъ буди; и рече Володимеръ: тако буди. И живяше Володимерь по устроению отьню и дедню»43.

Отметим, что летописец не говорит об отмене кровной мести. Этот факт заметили М.Ф. Владимирский-Буданов,44 С. В. Жильцов45, и С. В. Юшков, что «в X в. кровная месть была заменена денежным взысканием — вирой».46 Вряд ли мстителей во времена Владимира называли «разбойниками», если в Правде Ярослава (1016 г.) круг мстителей только еще формально ограничили.

Н. П. Загоскин увидел в таком совете епископов попытку «привить к русской жизни казнь разбойников, определенную Кормчею книгой, но эта победа (византинизма) продолжалась недолго: смертная казнь ...не привилась к русской жизни, и уже вскоре Владимир отменил ее, возвратившись к системе денежных пеней».47 Н.С. Таганцев тоже отмечает, что Владимир, «хотя и временно», но «отверг виры, нача казнить разбойников».48 Ф. Депп, анализируя данное место в летописи, проводит параллель со ст. А русско-византийского договора 911 г., в котором, по его мнению, содержало. Закон Русский, а именно: «Убийца должен был быть убит на самом месте преступления, при трупе убитого»49. Потому Ф. Депп считал, что Владимир в итоге «отменил одни только виры, платимые до него за разбой, опять возвратился к прежнему порядку»50.

То, что Владимир ввел смертную казнь по совету епископов, не вызывает сомнения, причем смертная казнь назначалась за разбой. Разбойник — это человек, убивавший не по мотивам кровной мести, а из корыстных побуждений. По тексту Русской Правды краткой редакции видно, что законодатель точно отличал, когда происходило убийство во мщение, а когда совершался разбой: «Статья 19. Аще убьють огнищанина в обиду, то платити зань 80  гривен убийце... Статья 20. А иже убьют огнищанина в разбои, или убийца не ищутъ, то вирное платити...»51.

Из сопоставления этих двух статей видно, что убийство при разбое карается жестче. За убийство в обиду платит только убийца, а за убийство при разбое (в случае, если не будут искать убийцу) платит вервь. Мы присоединяемся к тем исследователям, которые в качестве определяющего признака разбоя считают неизвестность личности убийцы ( отчего и платит та вервь, где найден труп убитого), поэтому в установлении личности разбойника вервь заинтересована, так же как и в том, чтобы избавиться от трупа со своей территории. Непойманный разбойник был не выгоден как верви, так и княжеской власти. А потому, на наш взгляд, ст. 20 была посвящена прежде всего убийцам и грабителям по ремеслу, которые скрывались и жили отдельно от общины.

Казнил Владимир по Градскому закону, о чем сообщается в Степенной книге: «Сам же созза къ себе боляре своя и повела имъ глаголатися отъ святителей и повелъ разслати повсюду и взыскти и имати разбойников и хищниковъ и судити имъ правильнымъ и благоразумнымъ разсмотреннымъ Правлениемъ и достовернымъ испытаниемъ... а все же по градскому закону казнем предавахусь»52.

Одна из составных частей Кормчей книги, известная как Градский закон, представляет собой перевод Прохейрона императора Василия Македонянина и его сыновей Константина и Леона, изданный в 870—878 гг., и предусматривает за разбой казнь через повешение. Поскольку при этом Владимир отменил виры, убийцы не могли откупиться, т. е. введение смертной казни было налицо.

Единственным официальным юридическим источником со времен «отцов и дедов», которым мы располагаем, являются договоры Руси с Византией, заключенные Олегом и Игорем. Обратимся еще раз к ст. 4 Договора 911 г.: «О следующем. Если кто-либо убьет (кого-либо) — русский христианина или христианин русского, пусть умрет на месте совершения убийства...».53 Эта часть статьи однозначно указывает на применение смертной казни. Поскольку в составлении договора участвовали как та, так и другая сторона, мы вправе предположить, что данное положение сообразуется с законами и обычаями Руси. О том, что в договоре отражены русские обычаи, мы можем судить по ст. 5 договора, где прямо указывается: «...за тот удар или избиение пусть дает 5 литров серебра по обычаю русскому».54 Мы предполагаем, что упомянутое в ст. 4 положение также фиксирует обычай русский, поскольку точно отражает условия его формирования в родовых и межплеменных отношениях русичей.

Беспричинное (виновное) убийство одного члена рода другим вызывало адекватные действия со стороны всего коллектива, ибо закон выживаемости требовал сплоченности всего рода по принципу «один за всех и все за одного». В межродовых, а затем межплеменных отношениях действовал обычай кровной мести, и убийцу, которого заставали на месте преступления, убивали. То же можно сказать и по поводу кражи имущества. Статья 6 Договора 911 г, предусматривает, что если в случае совершения кражи (христианином у русского или же русским у христианина) и поимки вора он «окажет сопротивление и будет убит, то не взыщется его смерть ни христианами, ни Русью...».55

О том, что русичи действовали по обычаю в случае совершения кражи, указывает ст. 6 из Договора 944 г., где прямо сказано: «Если же случится украсть что-либо русскому у греков, следует возвратить не только украденное, но и (приплатив сверх того) его цену; если же окажется, что украденное уже продано, то пусть отдаст вдвойне его цену и будет наказан по... уставу и обычаю русскому»56.

Эти же обычаи санкционированы Русской Правдой краткой редакции (1016 г.) Характерна также ст. 21 по Академическому списку: «Аже убиють огнищанина у клети, или у коня, или у говяда, или у коровье татьбы (за кражею), то убити в пса место (как собаку)».57 Такое же установление действует и при убийстве тиуна, подобная же санкция следует по отношению к вору пост. 38: «Если убьют вора на своем дворе или в доме, или у хлева, то так тому и быть...».58

Таким образом, по обычаю русскому, «по устроению отьню и дедню» убийства в приведенных случаях договоров Руси с Византией были санкционированы государством, а следовательно, они приобретают характер смертной казни, ибо, как мы уже упоминали, предусматривается не только возможность мести со стороны родственников убитого, но и преследование бежавшего преступника и предание его суду органами государства. Значит ли это, что Владимир, согласившись жить «по устроению отьню и дедню», отменил Градский закон? На наш взгляд, нет. Как было сказано выше, уже во времена Олега и даже ранее, по закону русскому, заключая договоры с Византией, княжеская власть достаточно активно вмешивалась в установленные обычаи кровной мести, допуская возможность откупиться состоятельным убийцам в случае скрытия их с места преступления.

Княжеская власть во времена Владимира Святого уже не могла обойтись без активного вмешательства в первобытные обычаи славян, которые постепенно изживали себя, теряя позитивные начала регулятора основных правил общежития. Она могла утвердить себя только в случае применения насилия, приспосабливая обычаи интересам формирующейся государственной системы. Для этого княжеская власть должна была иметь правовое основание, с помощью которого можно было искоренять и приспосабливать языческие обычаи, преобразуя их в единые нормы обычного права. Таким правовым основанием стала смертная казнь.

Применение смертной казни в данный период не носило еще абсолютного характера. Градский закон применялся, но существовала возможность откупиться.  В этом смысле правильнее было бы сказать, что Градский закон применяли, постепенно вживляя его в рождающуюся национальную правовую ткань отношений по обычному праву. Так же, как уже существовала возможность замены кровной мести на выкуп, существовала и возможность откупа в случае применения Градского закона. Владимир не просто «прислушивался» к советам епископов, но и практически способствовал распространению влияния церкви, предоставив ей по Уставу широкую юрисдикцию: освобождение духовенства и патронируемых церковью людей из-под юрисдикции государственной власти (ст. 4), незыблемость судебного иммунитета (ст. 5).59 Он даже установил санкцию в случае нарушения великокняжеской властью своих обязательств: «...суд мне с темъ пред Богомъ, а митрополиту проклинати его збором» (ст. 6).60  Но особенно важное значение имело то обстоятельство, что устанавливалась десятина в пользу церкви с великокняжеских налогов (ст. 3), тем самым под ее права подводилась материальная основа и церковь фактически превращалась в институт государственной власти с объемом судебной юрисдикции в сфере морали и семейных устоев феодального общества (ст. 7).61

Объем юрисдикции церкви как государственного института постоянно расширялся. Показательна, в частности, ст. 32 и ст. 43 Устава Ярослава краткой  редакции, по которым «аже чернец, или черница, или поп, или попадья, или проскурница  впадуть в блуд», тех судить епископу, митрополиту, «во что их осудить,  волен».62

Устав Ярослава был консервативнее Устава Владимира. Это связано с фиксированием в середине XI в. норм раннего русского церковного права в Кормчих книгах. Явные рецепции из Закона Судного людем содержат как вышеназванные статьи, так и ст. 13 восточно-русской редакции краткой группы и ст. 15 пространной группы (с указанием на смертную казнь), которые предусматривали в случае двоеженства вторую жену отправлять в дом церковный, «а первую держати по закону; а иметь лихо водитью, казнию казнить его».63  Кроме упоминания денежных пеней, которые накладывались по многим статьям в пользу церкви, добавляется следующее: «...а казнь казнить», т. е накладывалось еще светское наказание.

Следует отметить, что среди историков права уже в дооктябрьский период сформировался некий стереотип в трактовке формулы «а князь казнить», которая встречается в Уставах князей Владимира, Ярослава и некоторых других Уставных грамотах рассматриваемого периода. Обычно эта формула понимается в смысле наказания вообще, которое может наложить князь за конкретное преступление. По мнению С. В. Жильцова  она подразумевала прежде всего полноту власти князя, полноту его юрисдикции, право казнить смертной казнью за любое преступление, где применена формула «а князь казнить»64. Разумеется, это не означало, что Великий князь с необходимостью каждый раз казнил смертной казнью преступников, но у него существовала такая правовая возможность, о чем, с нашей точки зрения, недвусмысленно напоминает Правосудье митрополичье.

О времени и месте создания данного правового памятника единой, точки зрения нет. Если В. Юшков датирует его второй половиной XIII — первой четвертью XIV в., то Л. В. Черепнин относит Правосудье к концу XIV в., а И. А. Голубцов датирует его 1390—1420-ми годами и т. д.65   Если С. В. Юшков, Б. Д. Греков и И. И. Смирнов видят в Правосудии памятник церковной юрисдикции и подчеркивают его связь с Русской Правдой, то М. Н. Тихомиров рассматривает этот памятник «как пермский Судебник, основанный на обычном праве Устюжской земли».66 Нам кажутся логичными рассуждения СВ. Юшкова относительно времени создания памятника, так как «происхождение памятника предопределяется в значительной степени тем, что его составитель выписал, как еще действующие, некоторые статьи Русской Правды».67 Несмотря на то,  что автор памятника неизвестен, СВ. Юшков справедливо отмечает, что его автор «в достаточной степени знаком с практикой митрополичьего суда», а значит, «статьи 1 — 3 (о бесчестье князей и должностных лиц)... дают возможность установить как общее понятие этого преступления, так и принцип взыскания бесчестия... в древнейшей судебной практике».68 Для нас же важно, что в Правосудии так или иначе правовая традиция «земли русской» сохранена.

В ст. 1 Правосудья читаем:«Князю великому за безчестье глав(у) снять»69. Слово «безчестье» означает «дурная слава», «позор».  В ст. 1 «безчестье» означает не только личное оскорбление князя, но оскорбление, позор вообще (как преступление), ибо князь представлен здесь как судебное лицо, поскольку в этой же статье Великому князю противопоставляются друтие должностные лица (например, «меньшой князь», «тысячник», «боярин», «игумен», «поп» и т. п.), которые «по службъ  безчестье соудят», т. е. согласно существующим нормам права.

В ст. 2 отдельно указывается, что за личное бесчестье высших должностных лиц (княжеского тиуна и наместника) взимается штраф в пользу потерпевших в размере гривны золотом: «Тивуну кн(я)жю безчестье гривна злат(а), так и наместник(у)».  В остальных статьях Правосудья за конкретные преступления указаны конкретные наказания, исходя из социального статуса потерпевших. Указание на смертную казнь в ст. 12, лишний раз показывает, что душегубца казнили смертной казнью: «Ад(у)шегоубца велит казнити градскым законом: осъчи ег(о) да продажи, как стечет, а дом его на грабеж».70

По нашему мнению,  Н. П. Загоскин совершенно прав, говоря о том, что «на почве этой санкции духовенство и открыло светской власти широкое поле для применения норм византийского права».71 Следует только внести поправку: применение смертной казни объективно вытекало из хода процесса формирования правовых норм раннефеодального государства. Церковь, отправлявшая правосудие, иногда сталкивалась со светской властью, поэтому для церковных судей было важно знать нормы, в том числе и нормы уголовного права. Как верно отмечает Я.Н. Щапов, «тесная связь основ русского церковного права с традиционным общинным и княжеским правом видна уже в XI в. и не является новостью для XIII в., когда "Правда" появляется в составе Кормчей».72

Рассматривая процесс введения смертной казни в Киевском государстве князем Владимиром и введение вир за разбой, Р.Л Хачатуров замечает, что смертная казнь законодательно «отменена Русской Правдой»73. Действительно. Русская Правда не знает смертной казни. По ст. 7 Пространной редакции русской правды разбойник (злостный убийца) отдавался на поток и разграбление, т. е. фактически применялась гражданская смерть.

Однако даже эти соображения не могут объяснить относительную «мягкость» законодателя по отношению к злостному убийце, по сравнению с зажигальником или церковным и коневым татем. Например, Псковская Судная грамота считает наиболее опасными преступлениями, за которые устанавливает смертную казнь, воровство в церкви, конокрадство, государственную измену, поджоги (ст. 7); кражу, совершенную в посаде в третий раз (ст. 8).74 А в ст. 5 Двинской уставной грамоты казнь вводилась за совершение кражи в третий раз75.

Причины следует искать в той правовой атмосфере, которая сложилась на Руси благодаря сохранению обычаев. Кровная месть была отменена Русской Правдой, но система актов возмездия частного лица по отношению к «обидчику» продолжала действовать. Власть умело пользовалась правом третейского судьи, взимая с преступников причитающийся ей откуп. Обычаи русичей ослабевали, но право силы, на котором они были основаны, осталось, переходя от рода и племени к частному лицу или представителю государственной власти, действовавшим, как и раньше, по установившейся традиции, с позиции права силы, применяя византийские законы о смертной казни. Это относилось прежде всего к случаям, когда совершалось разбойное нападение на представителей власти или когда разбой принимал организованный характер. В подобных случаях у власти не было необходимости вводить законы о смертной казни за разбой, она обходилась административной властью, применяя смертную казнь.

Таким образом, живучесть обычаев восточных славян, и особенно обычаев кровной мести, вынуждала  власть санкционировать обычаи кровной мести (ст. 1 Русской Правды пространной редакции), придавая им форму законов. Отмена кровной мести и введение вместо нее выкупа (по ст. 2 Русской Правды пространной редакции) не сумели в полной мере заменить обычную практику мщения. В условиях формирования и развития государственной системы обычное право не только не могло эффективно выполнять позитивную функцию регулятора общественных отношений, но оказывалось препятствием на пути установления единого правового пространства. Княжеская власть активно применяла смертную казнь по Градским законам в тех случаях, когда речь шла о достижении власти или ее сохранении. Право Великого князя на смертную казнь «за безчестье» отразило традиции древнерусского права — права силы. Распространение смертной казни на Руси происходило под влиянием византийского права, при непосредственном участии русской христианской церкви. Однако применение смертной казни объективно вытекало из хода формирования правовых норм раннефеодального государства.

Дальнейшее расширение применения смертной казни на Руси происходило в условиях феодальной раздробленности, когда на территории некогда единого Киевского государства обособились и стали самостоятельными отдельные русские княжества и земли. «Мы, люди грешны и смертны, потому если кто нам зло сотворит, то (мы) хотим его извести и кровь его пролить... Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его; если (даже) будет достоин смерти, то не губите никакой души христианской»76, — так писал в своем «Поучении» Владимир Мономах. «Не убивайте... не повелевайте убить» - это классическое место из «Поучения» Мономаха дает основания предположить, что «очевидно, суды могли приговорить к смерти»77.

Завет Мономаха «не убивать и не повелевать убивать» не был выполнен его наследниками. Русские летописи периода феодальной раздробленности изобилуют нескончаемыми распрями между князьями, которые сопровождались смертными казнями.

В летописях и литературных памятниках этого периода есть сведения, говорящие о том, что не только князь, но и епископы могли осудить на смерть.  Причем есть основания предполагать, что объем юрисдикции церкви в XII в. значительно расширился. Епископы могли осудить не только за преступления в сфере морали и семейно-нравственных устоев феодального общества, но и за такие преступления, как отравление и душегубство.

Способы смертной казни, да и преступления, за которые казнили, были самые различные и в основном были связаны с обычаями. Дж. Флетчер, посланник королевы Елизаветы, посещавший Россию в годы царствования Федора Ивановича (1584—1598 гг.), отмечает, что преступников, приговоренных к смертной казни летом, большей частью «не казнят до зимы: тогда убивают их ударом в голову и опускают под лед»78. Казнили и за чародейство. В период Средневековья за преступления религиозного характера часто приговаривали к сожжению79. В Псковской летописи упоминаются также казнь через «усечение» или путем отсечения головы". Применялись и другие способы казни, например за еретичество.  

Таким образом, в этот период государственная власть и церковь еще не выработали общего подхода в осуждении и казни преступников и часто следовали обычаям и традициям язычества как в казни того или иного преступника, так и в выборе способа совершения казни.

По мнению некоторых ученых, к периоду феодальной раздробленности на Руси относится и первое законодательное введение смертной казни. «Впервые в истории русского государства смертная казнь законодательно была закреплена в 1398 г. в «Двинской уставной грамоте» Василия Дмитриевича, юридически оформившей вхождение Двинской земли в состав Московского государства»80. Этот распространенный стереотип разделяют многие историки права как дооктябрьского, так и послеоктябрьского периода. В действительности «Двинская уставная грамота» является первым отечественным правовым актом, содержащим норму о смертной казни, текст которой сохранился и дошел до нас. Как уже отмечалось, смертная казнь была введена князем Владимиром в 996 г. за разбой, о чем свидетельствует «Повесть временных лет». Поэтому правильнее было бы говорить, что «Двинская уставная грамота» скорее законодательно установила смертную
казнь за новый состав преступления, а именно за кражу, причем был указан и
конкретный способ ее совершения (через повешение).

Применение смертной казни к виновным именно в повторных кражах, к лихим людям, а не к иным преступникам имело, кажется, еще одно печальное последствие: оно способствовало постепенному примирению населения со смертной казнью, до того времени противной его правосознанию.


1.3. Смертная казнь в период формирования централизованного государства и сословно-представительской монархии в России.

Процесс образования русского централизованного государства начался во второй половине XIII в. и завершился в начале  XVI столетия. В это время была ликвидирована политическая независимость ряда важнейших русских княжеств и феодальных республик. К Москве были присоединены суздальско-нижегородские, ростовские, ярославские, тверские, новгородские земли, что означало образование единой государственной территории и начало перестройки политической системы, завершившейся установлением самодержавия в России.

Имеющиеся источники не дают ясного представления о состоянии общеуголовной преступности и применении казней в этой области в России XV в. Но летописи дают возможность представить картину казней за политическую деятельность («измены» и «крамолы»), а также характер массовых казней. В своем основном массиве, факты казней  описываются в различных летописях, что доказывает достоверность и относительную полноту   этих данных.

В 30-е гг. XVI в. во время проведения денежной реформы в Москве были казнены фальшивомонетчики. Следствие по этому делу имело большой размах и велось в разных городах. По-видимому, казни по общеуголовным делам были довольно редким явлением, поскольку летопись специально выделяет этот эпизод из области борьбы с общеуголовной преступностью. Примерно в это же время (в малолетство Ивана IV) боярская олигархия казнила через повешение 30 новгородских помещиков, замешанных в интригах князей Старицких. На жизнь более знатных феодалов посягнуть, тогда не решились.

Осторожный подход к казням в этот период создавал известные посылки для лояльности уголовной политики в последующем. Отразилось это и на характере кар, предусмотренных  Судебником 1497г81. Его созданию предшествовали крупные кодификационные работы. Более половины века Судебник определял уголовную политику России и правовые возможности государственных репрессий.

Известный историк права С.Н. Викторский полагал, что фиксация казней в Судебнике 1497 г. была «ограничением случаев самосуда», т.е. победой государственных начал над остатками мести в судебной деятельности.   В то время проповедовался   порочный разрыв с прошлым, не читывала государственной деятельности в предшествующее время и отрицала роль политико-правовых традиций.

Между тем, статьи о казнях в Судебнике 1497  г. явились закреплением в общегосударственном кодексе сложившихся правовых традиций. В этой связи небезынтересно рассмотреть развитие такой нормы, как смертная казнь. Юридически она была впервые закреплена в Двинской Уставной грамоте (1397-1398 гг.)82. Затем она появляется в статьях о государственной измене Псковской Судной Грамоты (1467 г.)83 и, наконец, переходит в Судебник 1497 г.84, где фигурирует значительно чаще. При этом надо иметь в виду казней в более ранний период (в 13-14 вв.) базировалось на существовании так называемой «надзаконной» деятельности князей, которые имели право на вынесение смертных приговоров. Истоки такого положения сформировались еще в древности85. До издания Судебника 1497г. масштабы казней ограничивались не только нормами права, сколько принятыми морально-нравственными категориями. Первенствующую роль играла, таким образом, политика, правосознание, традиции. Судебник Ивана III покончил с этим дуализмом.

Смертную казнь предусматривали четыре статьи Судебника (9, 11, 13 и 39); ее, следовало применять примерно в десяти случаях. Однако с абсолютной точностью указать число таких случаев вряд ли возможно: все зависит от группировки статей. Совершенно проста ситуация со статьей 11, по которой смерть назначалась за повторную кражу. Статьи 13 и 39 имеют в виду «лихого» человека, которого согласно первой из них наказывают смертью и за первую кражу.

Можно предположить, что какая-то сторона репрессий не получил отражения в источниках.

Рассмотрев подавляющее большинство летописных сведений о казнях в России во второй половине XV — первой половине XVI вв. можно отметить следующее:  во-первых, то, что политика казней в Русском государстве была, в целом типичной для феодального средневековья, равно как и сами способы лишения жизни. Во-вторых, в деятельности власти нельзя обнаружить перманентной жестокости и изощренного изуверства. Карательной политике московских великих князей были присущи элементы здравого смысла, политического такта и большая доля терпимости.

Уголовные репрессии периода опричнины положили начало принципиальным изменениям в развитии русского уголовного право. Безудержный террор Ивана IV продолжался почти до конца его жизни, и этого времени оказалось достаточно для укоренения в обществе искаженных взглядов на уголовное законодательство и вседозволенность действий власти. За два десятилетия террора (1565 - 1584 гг.) выросло целое поколение людей, перед глазами которых происходили бесчисленные казни.

Опричнина явилась худшим вариантом разрешения сложных проблем развития русского общества, назревавших в первой половине XVI в. и лишь частично решенных в ходе реформ середины столетия. В тяжелых условиях Ливонской войны и финансового кризиса решался вопрос о перспективах развития государства: будет ли страна идти по пути демократизации и реформ, апогей которых приходится на середину 50-х гг. или управление выродится в тотальную государственную централизацию. Как известно, развитие общества пошло, но второму пути. Искусственное превознесение монархической власти могло создать лишь иллюзию благополучия. Неизбежным следствием должно было стать усиление репрессий и террора. Это важнейший аспект опричного времени всеобъемлющая централизация -   отмечен в хрониках иностранцев86.

По мнению Скрынникова Р.Г.  на уголовную политику периода опричнины громадное влияние оказала личность Ивана IV. Дело осложнилось тем, что за несколько десятилетий до опричнины в России произошло становление профессиональной преступности, вызвавшей усиление карательной деятельности государства. Личную жестокость царь обнаружил еще в юности87. Уже во время похода на Казань (1548 - 1549) царь приказал казнить видных бояр, лишив их перед смертью исповеди, что по понятным того времени, было вопиющий произволом.

Оправдывая террор служением высшим целям, Иван IV подрывал основания христианской нравственности. «Опричный террор и эксцессы опричников, - справедливо замечает С. Б. Веселовский, — расшатывали у населения все представления о праве и создавали обстановку необеспеченности элементарных прав личности»88.

Жизнь подданных, считал Иван IV, должна принадлежать не государству, а царю. Идея эта подробно развивается в его послании А. Курбскому. По мнению Грозного, кто противится власти — противится Богу, а это — худший из грехов; Курбский для собственного блага и радости жизни избегал смерти, но ему следовало бы принять ее, дабы спасти душу89.

Сегодня можно сказать о том, что Иван IV до предела исказил идею служения личности государству. Фактически были попраны и закон, и нравственность, и мораль. Личные эмоции и желания монарха диктовали теперь любые, самые абсурдные уголовные наказания. Самостоятельно мыслящая и мятущаяся в сомнениях личность  в то время  не имела права на  существование, ибо, по словам царя, страсти   человеческие — основа всех пороков90.

Царь настойчиво добивался изменения действовавшей на Руси системы права, которая исключала самовластие и не позволяла реализовать политику террора.

В развитие Судебников 1497 и 1550 гг. издавались многочисленные законодательные акты,      регулировавшие      отношения, не охваченные Судебниками.

В царствование Ивана IV произошли серьезные изменения в трактовке политической преступности. Новая доктрина политической преступности складывалась в ситуации, когда обвинения зависели не от норм действующего права, а от воли государя и его фаворитов.  В Судебнике 1550 г. эта категория дел обобщенно именовалась «крамолой», означавшей «изменные» дела»91. Такая «растяжимая» формулировка позволяла подводить под обвинение в измене всех неугодных правительству и временщикам. По указанию С.Ф. Платонова, термин «измена» охватывал все формы непослушания властям92. В измене могли обвиняться и простые люди, но чаще родовитые верхи и дворяне, замешанные в интригах против царского окружения. Обвинениями в измене сводили счеты претенденты на власть; по этой же категории дел проходили те дворяне, начало следствия, в отношении которых было вызвано доносами их холопов, зачастую подкупленных. Постепенно устанавливалось правило, по которому доносившее холопы получали свободу и наделялись имуществом своих господ. Наконец, всегда оставалась возможность обвинения неугодных лиц в чародействе и колдовстве.

Таким образом, выдвижение на первый план политической преступности сопровождалось приданием ей расплывчатых форм.

Налицо было вкладывание в патриархальную формулу «измены» всех новых признаков антигосударственной деятельности.  Более или менее четко признаки политической преступности были сформулированы лишь в Соборном Уложении 1649 г.

Во времена Ивана Грозного в Москве на Лобном месте вешали бояр, подозреваемых в заговорах против царя, сжигали еретиков и колдунов, закапывали заживо в землю женщин, виновных в супружеской измене, сажали на кол, четвертовали, колесовали различных преступников, отсекали головы политическим противникам.

Иван Грозный изощрялся в придумывании новых видов смертной казни. Одно из его «изобретений» заключалось в том, что человека зашивали в медвежью шкуру, а затем натравливали собак. Однажды он приказал привязать нескольких монахов к бочке с порохом и взорвать, «чтобы они сразу летели на небеса». Одного из министров по приказу царя привязали к столбу, после чего опричники отрезали от его тела по куску мяса. Один из видов казни заключается в попеременном обливании человека кипятком и холодной водой, пока он не умрет. Применялось вырезание из живой кожи ремней, сдирание ее полностью, разрубание человека на куски, кипячение в масле, вине или воде, забивание палками, кнутом и другие, не менее варварские методы умерщвления1.

Повешивание считалось позорящим видом смертной казни. Оно назначалось, например, военным, перешедшим на сторону врага. Утопление как вид казни использовалось, когда нужно было одновременно казнить много лиц. Путем сожжения казнили религиозных преступников (на костре или в специально изготовленном срубе). Это один из старейших способов смертной казни. Иногда применяли сожжение на медленном огне, что продляло муки казнимого.

По приказу Ивана Грозного изменников казнили путем кипячения в воде, в вине или масле. Приговоренного к смерти помещали в котел с водой и начинали медленно нагревать до тех пор, пока человек сваривался. Залитие горла расплавленным свинцом применялось к фальшивовалютчикам. Четвертование назначалось за преступление против государя, за измену, самозванство (выдавание себя за другое лицо, например, за царя). Казнимому отрубали четыре конечности, а затем голову. Так казнили, например, Степана Разина.

Колесование заключалось в переламывании тяжелым железным ломом каждой конечности в двух местах, а затем позвоночника. Изуродованного человека привязывали к ободу колеса так, что пятки сходились с головой, после чего его оставляли в этом положении до наступления смерти.

Закапывание заживо применялось к женщинам за убийство мужа. Провинившуюся закапывали до плеч и оставляли в таком положении, пока она не умирала от голода, холода и жажды. Около нее стояла стража и следила, чтобы никто не передавал ей пищи и воды. Смерть наступала через несколько дней.

Посажение на кол применялось к изменникам и бунтовщикам. От тяжести тела кол медленно проникал внутрь человека, вызывая боль, страдания и мучения. Умирание длилось иногда несколько дней, причем в некоторых случаях этот процесс искусственно замедляли с помощью различных приспособлений, чтобы продлить муки казнимого1.

Как отмечали современники, ужасы смертной казни не возмущали общественное мнение, не производили какого-либо потрясающего впечатления, не вызывали протеста и отвращения. Роль палача считалась даже почетной, причем это было характерно как для России, так и для Европы2.

Право бесконтрольной деятельности по делам об измене и крамоле, полученное Иваном IV в начале опричнины, обернулось абсолютным бесправием его подданных любого ранга. Царь положил начало не только безудержному террору, но и резкой деформации отношений государства с личностью, развитию бесправия и духовного холопства в широком смысле.

В царствование Алексея Михайловича в 1649 г. был принят первый в истории России систематизированный свод законов. У исследователей Соборного уложения сложилось стойкое мнение, что смертная казнь по Уложению стоит во главе всех наказаний. При этом насчитывают до 60 и более случаев применения смертной казни96.

Таким образом, получается, что по этому признаку Уложение стоит как бы особняком от предшествующих законодательных актов Русского государства.

Во всяком случае, можно согласиться с О.Ф.Шишовым, что смертная казнь в названном Уложении была основным видом наказания2.

В Уложении 1649 г. подробно регламентировались и способы смертной казни. Они делились на простые и квалифицированные. К числу первых относились: отсечение головы, повешение и утопление; к числу вторых – сожжение, залитие горла металлом, четвертование, колесование, закапывание в землю по плечи, посажение на кол и др.

После длительного перерыва власть законодательно вернулась к истокам сути смертной казни как высшей меры наказания, установив смертную казнь за умышленное убийство, невзирая на социальный статус преступника и рецидив преступления (гл. XXII, ст. I, 2, 7, 9, 14, 17, 19, 22, 23)98.

Кроме того, традиция общинной круговой поруки, заложничества нашла свое отражение в законодательном его использовании в Соборном уложении 1649 г. Согласно ст. 21 гл. XXI приговоренных к смертной казни разбойников в целях розыска сообщников власти могли оставлять в заложниках в течение полугода99.

В Уложении сохраняется и общая идея становления русского самодержавия   в   его   деспотической   форме   об   обязательности наказания тех, кто (по мнению власти) вынашивает «злое умышление», «мыслит... злое дело», «какое злое умышление учнет мыслить»100. Это касается, прежде всего, государственных преступлений, собранных во II главе Уложения. Более того, впервые в истории отечественного уголовного права по Уложению (ст. 1 гл. II) появляется голый умысел, который был наказуем смертной казнью, если преступник «учнет мыслить на государское здоровье злое дело...»101. Все дела по государственным преступлениям (по смыслу ст. 12 и 22 гл. II) являются исключительной прерогативой самодержца.

Судебник ввел понятия «добрых» и «лихих людей». К «добрым» Судебник относит наиболее зажиточных представителей господствующего класса, которым предоставлялось право «облиховать», т.е. признать виновным любого. Доказывать виновность оговоренного не требовалось. Человек, признанный добрыми людьми «ведомым лихим человеком», подлежал смертной казни.

В соответствии с изменением понятия преступления усложнялась и система преступлений. Судебник 1497 г. выделил следующие виды преступлений: государственные, преступления против личности, имущественные преступления, преступления против суда. Смертная казнь предусматривалась за  все из них.

Новым преступлением  государственных преступлений  группы стала крамола. Под крамолой понималась измена, заговор, призыв к восстанию и иные действия, направленные против правительства.  Статья 9 Судебника, говоря о крамоле, выделяла таких преступников,  как подымщик (подметчик) и зажигалник. В статьях о государственных преступлениях под подметом понимался шпионаж, разглашение  секретных сведений, призыв к заговорам и измене путем распространения  «подметных писем».  Зажигальниками называли людей, поджигающих города или крепости с целью передачи их неприятелю.

Наказанием за государственные преступления была смертная казнь. Что касается  преступлений  против личности, то в  Судебнике выделялись следующие преступления этой группы: убийство (душегубство), ябедничество, т. е.  злостная клевета, и преступления против чести. Не упоминаемые Судебником деяния — нанесение увечий и побоев, регулировались, вероятно, Русской Правдой.

Убийство в Судебнике делилось на простое и квалифицированное. К квалифицированному убийству, караемому смертной казнью, относилось убийство крестьянином своего господина и убийство, coвершенное «ведомым лихим человеком». Простое убийство каралось продажей и наказанием, назначенным судьей.

Преступление против чести включало в себя оскорбление действием и оскорбление словом. Споры по данным искам решались полем и влекли для виновного обязанность уплаты продажи и требуемого .истцом вознаграждения. В случаях примирения сторон до проведения поля ответчик освобождался от уплаты продажи, но стороны обязаны были возместить судебные издержки.

Судебник предусматривал следующие виды преступлений против имущественных прав: 1) разбой, 2) похищение чужого имущества (татьба), 3) истребление или повреждение чужого имущества, 4) незаконное пользование чужим имуществом.

Судебник 1497 г. делил кражу на простую и квалифицированную. К квалифицированной краже, которая каралась смертной казнью, относилась кража из церкви, повторная кража, кража с поличным, кража  людей и кража, совершенная «ведомым лихим человеком».

Целью наказания по Судебнику являлось не только отмщение со стороны пострадавшего и возмещение нанесенного ему убытка, но и устрашение, и предупреждение будущих преступлений. Именно в целях устрашения казни участников заговоров и восстаний производились открыто, при массовом стечении народа и отличались особой жестокостью.

Особенность наказания — известная неопределенность. Устанавливался лишь вид наказания, но не уточнялось его конкретное содержание. Вид смертной казни, число ударов при телесном наказании, размер штрафа определялись судьями.

Формально законодательство о смертной казни во второй половине XVII в. не претерпело особых изменений. Отмена пытки при первой татьбе и смягчение других мер дознания дало повод некоторым историкам говорить даже о смягчении уголовных санкций по Новоуказным статьям 1669 г. В частности, Указом от 20 октября 1653 г. отменялась смертная казнь для воров и разбойников и заменялась наказанием кнутом, отсечением пальца левой руки и ссылкой в Сибирь или украинные города102. Кроме того, Указ от 25 мая 1654 г. предусматривал замену сожжения поджигателей повешением и запрещал держать пришлых людей без регистрации их в приказе103.

Нельзя согласиться с тем, что на основании этих указов происходило смягчение уголовно-правовых санкций во второй половине XVII в., такой поворот в сфере уголовных санкций объясняется конъюнктурными обстоятельствами104. Смягчение уголовно-правовых санкций было обусловлено заботой по укреплению тыла в преддверии и в начале русско-польской войны. Но вскоре после того, как разбой в условиях военного времени усилился, правительство вновь вернулось к жестким репрессиям.

Так, Указом от 8 августа 1659 г., удовлетворяя жалобы помещиков о разбоях, было предписано за первый разбой карать смертной казнью. Указ от 11 мая 1663 г. формально предусматривал смягчение наказания татям и разбойникам: приговоренным к смертной казни за два или три разбоя казнь заменялась на  членовредительские наказания — отсечение обеих ног и левой

руки, которые прибивали на деревьях возле больших дорог с целью устрашения. Подобное же наказание вводилось и фальшивомонетчикам. По указам от 18 сентября и 21 октября 1664 г. предусматривалось вместо заливания горла оловом «сечь у  них   по   левой   руке,   да   ноги   обе»105.

 Однако   вряд   ли   в   этой санкции можно усмотреть акт милосердия, а подобную казнь можно назвать замаскированной смертной казнью. Можно еще отметить Указ, исходящий от патриарха, от 16 августа 1655 г., по которому освобождались от смертной казни добровольно покаявшиеся преступники, отдавшие себя приказным людям106, и реализация этого Указа, находив свое подтверждение и на практике.

Так, практика казней жен за убийство своих мужей продолжалась. О порядке подобной казни есть множество свидетельств. Котошихин пишет: «Живых закапывают в землю, но титки, с руками вместе, отоптывают ногами»107, оставляя без пищи и питья до наступления смерти. За этим следила специальная стража. Около окопанной находился священник, который с зажженной восковой свечой читал молитвы. Смерть наступала на второй или третий день, но нередко — через 7—8 дней, а иногда через 12—20 дней. Единственным «послаблением» в наказании женщин за убийство своих мужей можно считать изменение способа смертной казни. Указ от 19 февраля 1689 г. грозил женам «за убийство мужей их... отсечением им голов». Но на практике жен часто казнили по старинке вплоть до 1740 г.

Однако большинство казненных во второй половине XVII в. проходили по «слову и делу государеву». Это было обусловлено дальнейшим распространением крепостничества из центра на окраины государства и связанное с этим сопротивление властям со стороны широких народных масс: крестьянства, казачества и нерусских северных народов. Так, по Окружной царской грамоте от 25 февраля 1658 г. в Угличе запрещалось под страхом смертной казни посадским людям принимать у себя беглых людей и крестьян, переходить из посада в посад, а также жениться и выдавать замуж без отпускных.

Смертная казнь использовалась и в отношении народов Дальнего Севера, куда постепенно распространялась самодержавная власть. Чтобы заставить коренное население платить ясак, в заложники (в аманаты) захватывали видных вождей местных племен, которых держали до тех пор, пока сполна не будет получен ясак. В случае невыплаты податей или сопротивления властям аманатов казнили.

Смертная казнь использовалась и как превентивная мера предупреждения бунтов и заговоров местного населения против царской администрации. Воевода И. Голенищев-Кутузов, отписывая Алексею Михайловичу в грамоте от 3 февраля 1666 г. о возмущении тунгусов около Охотска и расправе над ними, отмечал:   «...взяли   живых   под   острогом...   велел   трех   человек повесить,  чтобы,  на то,  смотря,  воры  не  воровали,  к  городу  не приступали, служилых людей не побивали...».

Разновидностью антифеодальной борьбы крестьян против крепостничества было и движение старообрядцев-раскольников, в отношении которых часто применялась смертная казнь. Однако одним только протестом против крепостного права это явление в русской общественной и государственной жизни не объяснишь, оно гораздо сложнее и многообразнее. Уже к середине XVII в. значение Православной церкви усиливается, ибо она выступала за ужесточение мер наказания против вероотступников, придерживавшихся старых обычаев.

Государственными преступления против Церкви и религии по Указным статьям 1686 г. стали классифицировать при правительницы Софьи Алексеевны (1682—1696 гг.). Указные статьи регламентируют порядок привлечения к пытке и казни заподозренных в старообрядчестве, Согласно ст. 1 основанием для пытки являлось любое подозрение в игнорировании официальной Церкви: несоблюдение обрядов и таинств, «непристойные слова» в отношении Церкви. В 80-е гг., XVII в., казнили не только за раскольничество, святотатство, совращение в иную веру или за хулу на Бога, но и вообще за богомерзкие дела. Этому есть ряд примеров. В 1689 г. в Москве был сожжен иноземец К. Кульман. В грамоте на имя новгородского боярина князя Петра Прозоровского говорится о найденных у Кульмана развратных книгах и письмах. В обвинении сказано, что он «...чинил многий ереси и свою братью иноземцев прельщал... и учил той ереси...». Казнили и за «волшебство».

Таким образом, смертная казнь в России с древнейших времен до 18 века применялась довольно широко за самые различные преступления, что приводило к постепенному примирению населения со смертной казнью.


ГЛАВА 2.
СМЕРТНАЯ КАЗНЬ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

  1.  Смертная казнь в период становления и расцвета абсолютизма

Период становления абсолютизм связано с эпохой правления Петра I. Масштаб задач, стоящих перед Российским государством
в конце  
XVII   -   начале  XVIII   столетия,   требовал  от  Петра  I коренной перестройки государственного аппарата, проведения многочисленных реформ. Укрепление государства — его вотчины — становится основной целью монарха.

Крупнейшим нормативным уголовно-правовым актом был «Артикул воинский с кратким толкованием» 1715 г., который в основном определил дальнейшее оформление уголовного права в качестве самостоятельной отрасли. Этот нормативно-правовой акт содержит наибольшее количество санкций с указанием на смертную казнь в истории отечественного государства и права. По некоторым подсчетам, смертная казнь предусмотрена в 74 артикулах из 209 в качестве безусловного наказания и в 27 альтернативно108.

Воинские артикулы определяли способ применения смертной казни за 123 преступления. Примерно в половине случаев артикулы определяли способ применения смертной казни. В остальных оставляли его на усмотрение суда. В основном применялись следующие способы смертной казни: 1) аркебузирование (расстрел); 2) обезглавливание; 3) повешивание.

Аркебузирование применялось только к военнослужащим. Оно не было связано с опозориванием самого казнимого и его родственников. Для второго способа – обезглавливания – использовали меч (а не топор, как раньше) на плахе или бревне. Есть данные, что сам Петр I участвовал в таких казнях стрельцов на Лобном месте в Москве.

Самым позорным и, кстати сказать, самым древнем в России видом смертной казни считалось повешение. Исполнялось оно публично на специально сооружаемой виселице, на которой нередко казнили сразу нескольких осужденных. Разбойников вешали на придорожных деревьях. Трупы висели долго; считалось, что это оказывает устрашающее воздействие на население. Во время бунтов и восстаний виселицы нередко сооружали на плотах, которые пускали по реке. Делалось это для того, чтобы повешенных видело большее количество людей.

Среди многочисленных петровских указов, касающихся института смертной казни, выделяются следующую группу: Указ 1703 г., в котором определяются наиболее опасные преступления «по розыскным делам в измене и бунте, и в смерти умышленных убийствах, или кто кого смертным питьем или отравою уморит, а окроме тех вин во всяких воровствах по прежнему указу о ссылке в Азов на каторгу»109; Указ от 14 января 1704 г. присоединяет к ним еще «прямое воровство»110; Указ от 3 февраля 1705 г. конкретизирует общеуголовные и государственные преступления, за которые следовала смертная казнь: «...которые впредь будут в его Государевых делах и в татьбах и в разбоях и во всяких воровствах, кроме смертных убивств и бунтовщиков, смертью не казнить»111. Наконец, Указ от 12 ноября 1711 г. подтверждал приверженность законодателя к русской правовой традиции в отношении к ведомым лихим людям, т. е. разбойникам и ворам, сделавшим из преступления свое ремесло: «...вешать в тех же местах, где будут пойманы и воровали и станы держали»112. Смертная казнь за данные преступления предусматривалась и в Соборном уложении 1649 г., однако появление этих указов было вызвано необходимостью подчеркнуть особую опасность упомянутых преступлений, а также во изменение уголовно-правовых санкций за некоторые из них. Как некий итог уголовно-правовой деятельности по общеуголовным и государственным преступлениям выглядит Указ от 7 февраля 1718 г., который приговорил к смертной казни целый ряд лиц за различные преступления и заканчивался следующими словами: «...да и впредь таким же ворамъ за такие вины указан Великий Государь...   чинить   то   же,   и   сей...   указ   купно   и   с   докладною выпискою переплесть в указную книгу...»113. В Указе перечислялись следующие преступления: разбои с убийством; бегство с каторги, разбои, умысел на убийство, кражи колоколов, татьба, утечка из тюрьмы, ведомство за ворами их дела и подвода на грабеж, пристанодержательство разбойников и участия в их добыче, сношение с ворами, продажа разбойной посуды (имеется в виду разбойного имущества), ведомство разбоев и убийства. Но особенно опасными среди этих преступлений были бунт и возмущение против власти или даже простой умысел убить или свергнуть царя. Таких преступников всегда казнили. Петр I не пожалел даже своего сына Алексея, который участвовал в антигосударственном заговоре.  По решению Сената он был приговорен в 1718 г. к смертной казни.

Кроме того, смертную казнь вводили Именной Указ от 14 января 1702 г. «О нечинении иноземцам... между собою ссор и поединков» под угрозой смертной казни114, Указ от 28 января 1704 г. о запрещении повивальным бабкам под страхом смертной казни убивать младенцев, «рожденных уродами»115, именной Указ от 7 февраля 1704 г. о запрещении под страхом смертной казни торговать ревенем и другие указы из этой группы направлены против преступлений по должности.  Кроме того, Указ от 7 января 1704 г. предусматривает смертную казнь за взяточничество при постройке бань116, Указ 1703 г. грозил воеводам за «поноровку» служилым людям117, именной Указ от 24 декабря 1713 г. — о воспрещении взяток и посулов под страхом смертной казни118, Указ от 19 марта 1719 г. — старостам и выборным людям за укрывательство беглых и воров119, Указ от 22 июня 1720 г. угрожал сборщикам податей за взятки и «лукавство в сборах»120, Указ от 11 мая 1722 г. — за взяточничество целовальников при продаже соли121, Указ от 13 ноября 1724 г. предусматривал смертную казнь придворным служителям, которые за взятки принимали просительные письма о делах122, и т. д.

Особенно ревностно Петр I относился к злоупотреблениям должностных      и  иных  лиц,  которые препятствовали  его реформаторской деятельности. Например, в области налоговой реформы (введение подушной подати) и рекрутского набора в армию целый ряд указов предусматривал смертную казнь: от 6 мая 1714 г. - чиновникам, которые окажут «поноровку» помещикам, не выставившим в срок рекрутов123, от 22 января 1719 г. — приказчикам, старостам и выборным людям за утайку душ при переписи124, 17 октября 1720 г. выходит Указ из Сената подобного же содержании125, от 2 июня 1720 г. — должностным лицам за лукавство в сборах и отпусках рекрутских и в приеме беглых солдат и рекрутов126, от 6 июля 1721 г. — недорослям за неявку к сроку на службу, за побег от наборщиков в рекруты, а также беглым солдатам127 и т. д. Охраняя флот, свое любимое детище, Петр I вводит смертную казнь даже за порубку леса (Указ от 19 ноября 1703 г.), ибо лес на строительство кораблей. Но даже за должностные преступления, заслуживающие, с точки зрения Петра I, безусловной смертной казни, казнили не всегда.

Устрашающее значение смертной казни служило целям превенции преступлений. Не случайно практиковалась и быстрая казнь, если того требовала обстановка. Например, казнь по жребию каждого десятого солдата за побег с поля брани (арт: 97) или казнь по жребию воров во время пожара.

Смертная казнь в период утверждения абсолютизма в России не только рассматривалась законодателем как самая эффективная мера наказания и предупреждения преступлений, но и выполняла весьма важную идеологическую функцию в уголовном праве — неотвратимости божественной кары на земле. Смертная казнь от имени  Бога осуществлялась  властью  не  только  за  преступления против религии и церкви, но и за государственные, должностные и  общеуголовные  преступления.  

После смерти Петра I началась череда дворцовых переворотов, продолжавшихся до начала XIX в. Каждый новый правитель, ощущая правовую шаткость своего положения, стремился заручиться поддержкой      дворянства опоры абсолютизма. Это, в свою очередь, способствовало смягчению государственных карательных мер, постепенной отмене смертной казни, в первую очередь в отношении данной категории.

В периоды правления Екатерины I (1725—1727 гг.), Петра II (1727—1730 гг.) и Анны Иоанновны (1730-1740 гг.) мало, что изменилось в отношении власти к смертной казни. Екатерина I, стремясь обезопасить свою власть после дворцового переворота, выпускает «Правду воли Монаршей» от 21 апреля 1726 г., которая постановляет «противников и ложно толкующих Устав о престолонаследии считать за изменников и клятвопреступников как Устав повелевает»128. В том же году создается Верховный тайный совет, который стал фактически высшим органом власти и управления, обладая, в том числе и высшей законодательной властью. Два указа из Верховного тайного совета от 31 декабря 1727 г. и от 5 января 1728 г. уточняют порядок рассмотрения смертных приговоров в инстанциях. Первый указ определяет, что дополнения и экстракты о колодниках, осужденных к смертной казни и политической смерти, из коллегий и канцелярий рассматривать Сенату, «а в Губерниях такие дела рассматривать Губернатором с товарищи». Второй указ разграничивает компетенцию между Сенатом и Верховным тайным советом — «не в важных делах чинить решения по указам Сенату, а о важных со мнением докладывать  Нашему Верховному Совету»129.

Обращает на себя внимание, что данные указы выделяют два, с точки зрения Верховного тайного совета, самых тяжелых наказания, которые требуют их утверждения, - смертную казнь и «политическую смерть» «Политическая смерть» с позиции верховников является высшей мерой наказания для дворян.

В 30-е годы XVIII в. (период царствования Анны Иоановны) жестокость способов смертной казни вновь возросла. Наказание приводилось в исполнение путем отрубания головы, повешения, колесования, сажания на кол и сожжения. К известным ранее способам добавилось подвешивание на крюк за ребро. Казнимый висел вниз головой, пока не наступала смерть.

В период правления Елизаветы Петровны и Екатерины II происходят важные изменения в уголовной политике.

Взошедшая в 1741 г. на престол Елизавета Петровна приостановила исполнение смертной казни, хотя и не отменяла это наказание. Тюрьмы были переполнены осужденными к смертной казни. 15 декабря 1741 г. Елизавета в духе политической кампании, предшествовавшей дворцовому перевороту, издает Указ о прощении преступников, которые осуждены на смерть «...кроме важнейших... воров и разбойников и смертных убийцев и похитителей многой казны Государственной»130.

В 1754 г. вышел Указ, в соответствии с которым вместо смертной казни стали применять «жестокое наказание кнутом, клеймить словом «вор» и рвать ноздри». На практике же во многих случаях такие наказания заканчивались смертью после тяжких страданий.

В подготовленном в 1755 г. новом проекте Уложения о наказаниях широко фигурировала смертная казнь, причем к известным способам предлагалось добавить новый – разрывание на части пятью лошадьми (за тяжкие политические преступления). Сенат одобрил это Уложение, но императрица его не утвердила. Смертная казнь формально не применялась, но фактически осужденных лишали жизни путем засечения кнутом, плетьми, батогами и розгами. Такие «фактические» казни наблюдались в России еще долгие годы.

Кодификационная работа по становлению нового уложения была продолжена при Екатерине II. Основная мысль, почерпнутая у просветителей, которая последовательно проводится Екатериной       в       криминальной       части       «Наказа»       1776 г.131 - соответствие наказания преступлению. Цель наказания - охранение общества от преступлений (ст. 144—147), при этом ставится и воспитательная цель наказания - «возвратить заблудшие умы на путь правый» (ст. 93). Приведение смертных приговоров в исполнение стояло в прямой зависимости от усмотрения Екатерины, от ее взгляда на совершенное преступление.

В 1767 г. опубликовали Наказ императрицы Екатерины II, которая в принципе была противницей смертной казни. Но она не отрицала ее полностью. На практике же казни применялись весьма широко, особенно после подавления восстания Емельяна Пугачева. Самого Пугачева четвертовали. Многие его сторонники были повешены, некоторые четвертованы.

Павел I придерживался прежнего отношения к смертной казни и не предпринимал законодательных мер, отменяющих правовые нормы предыдущего царствования.

При Александре I  смертная казнь по Указу от 27 января 1812 г. оставалась за тяжкие преступления, совершенные во время войны, но только воинским чинам.  

Таким образом, казни в России отличались изощренностью и жестокостью. Однако  отмечали в то время российские ученые, «до такого разнообразия и утонченности способов лишения жизни преступников, до таких сложных приспособлений к увеличению страдания преступника, какие мы находим в Западной Европе, наше отечество никогда не доходило»1.

Наказ Екатерины II не оказал влияния на практику смертных казней во время ее царствования, но в определенной мере повлиял на общественное мнение России. Во второй половине XVIII в. наблюдается сокращение смертной казни в законодательстве России, ограничивается ее фактическое применение. Целый ряд общественных деятелей высказывается за отмену смертной казни. Во всяком случае, способы смертной казни на практике сводятся к повешению и расстрелу, хотя запрета на применение иных способов смертной казни не было.

Так называемые «квалифицированные» способы применения смертной казни в законодательстве России навсегда уходят в прошлое, хотя смертная казнь, кроме нескольких кратких периодов, продолжает применяться.

Следовательно, с течением времени способы применения смертной казни начинают сокращаться и ограничивается ее фактическое применение, а  общественное  мнение начинает выступать против применения рассматриваемого вида наказания.

  1.  
    Смертная казнь  эпохи  индустриального общества в России

Начало правление Николая I (1825 —1855 гг.) ознаменовалось новыми казнями.  Его царствование началось  14 декабря, в день восстания декабристов, которое привело к открытому противостоянию власти и духовной элиты общества, а его поражение – к возрождению идеи полновластия царя, отказу от сотрудничества самодержавия и общества.

Расправа с декабристами вершилась жестоко. К следствию привлекли более 3 тыс. человек (579 офицеров и 2,5 тыс. солдат). Солдаты были биты шпицрутенами (многие — насмерть), а выжившие разосланы в штрафные роты. Для расправы с главными преступниками Николай Павлович назначил Верховный уголовный суд из 72 высших чиновников.

Верховный суд 5 июля 1826 г. утвердил «решительный протокол» (приговор) на предмет того, что «все подсудимые, без изъятия, по точной силе... законов, подлежат смертной казни»133.

Суду был предан 121 декабрист: 61 член Северного общества и 60 — Южного. В числе их были и звезды российского дворянства: 8 князей, 3 графа, 3 барона, 3 генерала, 23 полковника или подполковника и даже обер-прокурор Правительствующего Сената. Все подсудимые были разделены по мерам наказания на 11 разрядов. Пятерых суд поставил вне разрядов и приговорил к четвертованию (замененному повешением). Это были П. И. Пестель, К Ф. Рылеев, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин и убийца Милорадовича П. Г. Каховский. Их казнили 13 июля 1826 г. Остальные были сосланы: 101 человек — в Сибирь, на каторгу и поселение, 15 — с разжалованием в рядовые на Кавказ, воевать против горцев134.

В 1832 г. составляется новый свод  законов. Согласно ст. 17 Свода законов смертная казнь была определена в трех случаях: I) за злоумышления против императора и членов его семьи, в том числе поношение императора и членов его семьи «злыми и вредительными словами», а также бунт и измену, причем смертную казнь мог назначить по степени важности Верховный уголовный суд, а по прочим, менее важным делам судами общей инстанции назначалось   лишение   всех   прав, наказание  кнутом; 2)   за карантинные преступления по приговору воинских судов; 3) за воинские преступления - по Полевому уголовному уложению. г.135.  

По Уложению 1845 г. смертная казнь оставалась только за государственные преступления. Во-первых, согласно гл. 1«о преступлениях против   особы      государя   императора   и   членов   императорского дома», по ст. 263 «за злоумышления и преступное действие против жизни, здравия или чести государя императора», а также за один только умысел лишить власти, ограничить свободу или учинить «какое-либо насилие». По ст. 266 тому же наказанию и на том же основании подвергались виновные в «злоумышлении или преступном действии против жизни, здравия, свободы, чести и высочайших прав наследника престола, супруги государя или прочих членов императорского дома»136.

Приговоренные к смертной казни лишались и всех прав состояния. Отметим, что смертная казнь по Уложению была внесена в общую  лестницу     наказаний, поэтому  в случае смягчающих обстоятельств суд мог снизить ответственность на одну или две ступени, а, следовательно, назначить наказание в виде отбывания на каторге без срока или на срок от 15 до 20 лет.

Однако это вовсе не означало, что за иные преступления преступников не лишали жизни. Смертная казнь сохранялась в закамуфлированном виде, поскольку не были отменены телесные наказания. Известен случай, когда двоих человек приговорили прогнать сквозь тысячу человек 12 раз, хотя было понятно, что выдержать 12 000 ударов палками свыше человеческих сил. Особенно щедро применялись телесные наказания при усмирении восстаний поселян.

В царствование Александра II (1855—1881 гг.) и Александра III (1881 — 1896 гг.) отмечается увеличение числа совершаемых государственных преступлений и, соответственно, смертных казней. Ужесточение уголовно-правовой политики было связано с деятельностью народнических организаций. Одно из течений народников в качестве методов борьбы с самодержавием использовало террор в отношении высокопоставленных чиновников и самого императора. Лица, совершавшие государственные преступления, за которые грозила смертная казнь и лишение всех нрав состояния, судились согласно принятым Судебным уставам 1864 г137.

Первым, кто был приговорен Верховным уголовным судом, специально учрежденным по делу о покушении на жизнь императора, был Дмитрий Каракозов. После осуждения Каракозова к высшей мере наказания (3 сентября 1866 г.) смертных казней не было до 2 августа 1878 г., когда был
расстрелян Иван Ковальский. В этот период, между двумя казнями, происходит интенсивная законодательная деятельность по ужесточению борьбы с терроризмом. На практике это вело к нарушению Судебных уставов 1864 г., демократических начал судопроизводства гласности,   состязательности, открытости судебного разбирательства, независимости следствия от администрации, что повлияло на ужесточение приговоров в отношении народников, вынесение по политическим процессам высшей меры наказания
138.

Значительная часть преступников, приговоренных к смертной казни, судилась военным судом. Количество казненных военными судами увеличивается с изданием законов от 4 апреля 1878 г. и 5 апреля 1879 г. «О временных генерал-губернаторах», которые были назначены в Петербурге, Одессе и Харькове, а также в Москве, Киеве и Варшаве. Губернаторам были даны чрезвычайные полномочия по наказанию преступников. По Указу от 5 апреля 1879 г. судили военные суды двух категорий: военно-окружные (в каждом военном округе) и временные военные суды (для срочного решения дел в местах, отдаленных от города, где функционировал военно-окружной суд).

Военно-судебное разбирательство носило ускоренный, свернутый характер, что давало военному суду повод для различного рода злоупотреблений. Показательным в этом смысле было и предоставление военным судам права не вызывать на судебные заседания свидетелей (по отдаленности их места жительства), а использовать показания, вытребованные у них на дознании или предварительном следствии (если таковое было)139. В судах, имеющих полномочия казнить преступников, нарушался и такой основополагающий принцип судопроизводства, как гласность. И, наконец, в военных судах нарушался еще один важнейший принцип судопроизводства — открытость судебного разбирательства.

Смертная казнь в отношении политических преступников обыкновенно совершалась через повешение. Казнь совершалась публично. Здесь применялся обряд, который был еще заведен при казни декабристов. Царским Указом от 26 мая 1881 г. публичное исполнение смертной казни было отменено. Казнить революционеров предписывалось не на площадях, а тайно «в пределах тюремной ограды, а при невозможности сего — в ином указанном начальством месте»140.

Военные суды несли основную нагрузку по казням в период активной террористической деятельности народников. По официальным данным, основанным на ежегодных отчетах Главного военно-судебного  управления, касающихся только военно-окружных судов, казненных с 1875 по 1880 г. было: за преступления воинские - 10 человек; за преступления общие лиц военного ведомства - 21 человек; за преступления общие лиц гражданского   ведомства   93 человека. Всего: 114 человек141.

Всего с 1866 до 1895 г. на 226 политических процессах в России суду были преданы 1342 человека. Суд вынес 137 смертных приговоров, из которых были приведены в исполнение 44,  а 93  заменены  вечной или срочной каторгой142. Сверх этого, поданным  военных  судов, не вошедшим в сведения Министерства юстиции, было казнено за государственные преступления, включая измену, шпионство в военное время и т. д., в 1876 г. — 2; в 1878 — 23: в 1879 - 2; в 1880 - 5; в 1882 - 3, а всего 35 человек. Из числа казненных за государственные преступления с 1876 г. было: в 1876-1880 гг. - 12; в 1881-1885 -3, в 1885-1890-2. Из числа казненных за государственные преступления по приговорам военных судов было воинских чинов 12; гражданских лиц 58; повешено 67; расстреляно 3. Кроме того, за общие преступления было казнено по приговорам военных судов с 1876 по 1890 г.: всего — 208; в том числе за убийство — 100; разбой — 57; сопротивление начальству и властям — 49 человек143. С 1891 г. ни одного осужденного к смертной казни гражданскими судами не было.

Смертная казнь приводилась в исполнение путем непубличного повешения. Такой порядок свидетельствовал об изъятии цели публичного устрашения процессом казни.

Таким образом, в XIX веке в России отмечается увеличение числа смертных казней, что было связано с деятельностью первых революционных движений. Особенность этого периода заключается в том, что значительная часть преступников, приговоренных к смертной казни, судилась военным судом.

  1.  
    Смертная казнь в период
    буржуазно-демократических революций в России

Начало XX века  — один из наиболее ярких и трагичных периодов, который занимает в русской истории  особое место. Этот  период  вместил ряд экономических скачков и не менее стремительных  падений» (или периодов «застоя»); три революции; различные типы политического устройства: абсолютную монархию, тоталитаризм и бюрократическое правление.

Сложный и противоречивый характер социально-экономического и политического развития страны обусловил возникновение революционного кризиса, который привел к первой русской революции, продолжавшейся с 9 января 1905 г. до 3 июня 1907 г. В ходе этого события император Николай II вынужден был издать  Манифест 17 октября 1905 г., который   провозглашал  в стране демократические права  и свободы  и объявлял об образовании Государственной думы. Несмотря на это применение смертной казни во время первой русской революции возросло. Хотя по разным источникам оно и было различным, но исчислялось сотнями и тысячами казней ежегодно. Интересно отметить, что Н. С. Таганцев публикует данные, полученные им из шести официальных и неофициальных источников, в соответствии с которыми в 1905 г. приговорено к смертной казни от 10 до 26  человек, в 1906 г. – от 144  до 249, в 1907 – от 456 до 1139144.

Как видно, данные, приводимые разными авторами из разных источников, достаточно противоречивы.

В  годы первой  русской революции действовал Свод законов Российской империи(15 томов), изданный  в 1832 г., и с некоторыми изменениями его нормы сохранялись до Февральской революции 1917 г. На основании Свода законов разрабатывались уголовные уложения 1845 и 1903 гг. Согласно Уголовному  уложению 1903 г. смертная казнь устанавливалась преимущественно за совершение особо опасных государственных преступлений (ст. 99—101, 105, 108). Важнейшими государственными преступлениями считались злоумышления на жизнь, свободу и верховные права императора, императрицы и других особ императорского дома (ст. 99), та же кара грозила и за посягательство на жизнь членов императорского дома (ст.105), бунт, причем в общий состав бунта включались и «сообщества», ставившие своей целью совершение вышеизложенных деянии. Если же по каким-либо причинам их не реализовывали, то смертная казнь должна была заменяться другими наказаниями (ст. 102). По ст. 108 предусматривалась смертная казнь за государственную измену, т. е. «способствование или благоприятствование неприятелю в его военных или иных враждебных против России действиях»145.

Но она не предусматривалась за некоторые посягательства на членов царского окружения (ст. 105). Учитывались и такие обстоятельства, когда преступление обнаружено в самом начале и не вызвало особых мер к подавлению (ст. 100). Смертная казнь не применялась к несовершеннолетним (ст. 55) и лицам старше 70 лет (ст. 57)146, т. е. в данной главе Уголовного уложения в отличие от Уложения 1845 г. намечалась тенденция если и не к смягчению наказаний, то, во всяком случае, к более четкой дифференциации составов преступлений по степени их опасности для монархическом       власти. Согласно Своду законов, приговаривать   к   смертной   казни   мог   лишь   Верховный   суд,   а обыкновенные суды этим правом не обладали.

Таким образом, законодательство, начала XX в. было более или менее цивилизованным и не могло содействовать развязыванию репрессий и террора. Причиной злоупотреблений государственной власти, массового террора и смертных казней стала последующая политика правительства.

Совет министров принял «Положение об учреждении военно-полевых судов», и данное положение 19 августа 1906 г. было утверждено императором Николаем II.

Правительственное сообщение по данному поводу гласило: «Злодейства должны пресекаться без колебаний. Если государство не дает им действительного отпора, то теряется самый смысл государственности, поэтому правительство, не колеблясь, противопоставит насилию силу...»147.

Дело передавалось в военно-полевой суд на основе полицейского протокола с визой генерал-губернатора без какого-либо участия представителей органов прокуратуры. Для рассмотрения дела устанавливался срок в 48 часов, а приговор по распоряжению командующего округом исполнялся в 24 часа148. Приговоренных к смертной казни в период с 1905 по 1908 г. было так много, что органы исполнения наказания не справлялись с такой «нагрузкой» и приговоренных к смерти далеко не всегда расстреливали в положенный срок, что увеличивало их страдания. Еще сложнее обстояло дело с приведением казни в исполнение над гражданскими лицами, поскольку по закону казнь над ними совершалась через повешение, а палачей явно не хватало.

Между тем, в то время в России ряд ученых и общественных деятелей все более настойчиво высказывались за отмену смертной казни. Проект такого закона был принят 19 июня 1906 г. Первой Государственной думой, позднее – Второй Государственной думой, но Государственной  в обоих случаях его не утвердил.

Дальнейшая судьба смертной казни в России была связана с деятельностью   Временного   правительства.    Сначала,    12   марта 1917 г., было опубликовано правительственное постановление о повсеместной отмене смертной казни. 13 марта 1917 г. был издан приказ по армии и флоту, подписанный генералом А.М. Маниковским, «Об отмене учреждения военно-полевых судов».

Приказ распространялся лишь на Петроградский военный округ и на местности, не входящие в район театра военных действии. 17 марта  1917 г. была обнародована общеуголовная амнистия.

Постановление «Об облегчении участи лиц, совершивших общеуголовные преступления» было опубликовано 18 марта 1917 г.  в «Вестнике Временного правительства»149. Этот документ содержал более 30 пунктов с длинным перечнем различных категорий лиц, которые освобождались от наказаний. Кроме того, наполовину сокращался срок для приговоренных к каторге, а смертная казнь, заменялась 15 годами каторги. По уголовной амнистии было освобождено около 15 тыс. преступников. Такой непродуманный шаг правительства оказал негативное влияние на общую криминогенную обстановку в стране. Летом 1917 г. участились случаи грабежей, воровства, погромов уголовного характера и других преступлений, следствием чего стали многочисленные факты самосуда и публичных убийств пойманных воров.

Следующим шагом Временного правительства стало введение смертной казни на фронте. Согласно «Постановлению Временного правительства о введении смертной казни на фронте и об учреждении военно-революционных судов» от 12 июля 1917 г. смертная казнь устанавливалась за военную и государственную измену, за побег к неприятелю, бегство с поля сражения, самовольное оставление своего места во время боя и уклонение от участия в нем, за подговор, подстрекательство или возбуждение к сдаче в плен, бегству или уклонению от сопротивлении противнику, за насильственные действия в отношении начальников из офицеров и солдат, сопротивление исполнению боевых приказов и распоряжений начальника, явное восстание и подстрекательство к ним, за сдачу в плен без сопротивления, за самовольную отлучку с караула в виду неприятеля, за нападение на часового или военный караул, вооруженное им сопротивление и умышленное убийство часового, за умышленное убийство, изнасилование, разбой и грабеж (лишь в районе дислокации войск) и за шпионаж в пользу неприятеля150.

28 сентября 1917 г. Временное правительство приостановило применение смертной казни «до особого распоряжения». Но вскоре произошла Октябрьская революция, которая открыла новый период в истории России. Применение рассматриваемого наказания резко возросло. Казни санкционировались судом и без суда.

Таким образом, в период буржуазно-демократических революций были предприняты попытки отказаться от высшей меры наказания, вызванные демократическими настроениями  в российском обществе.

Следовательно, в Российской империи квалифицированные, жестокие способы применения смертной казни уходят в прошлое и   наблюдается постепенный отход от широкого применения  данного вида наказания. Кроме того, впервые в Российской истории,  благодаря прогрессивному общественному мнению,  предпринимаются попытки отказа от этой исключительной меры наказания.


Глава  3. Высшая мера наказания в советской России и Российской Федерации.

3.1 Смертная казнь в истории советского государства.

II съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, состоявшийся в Петрограде 25 – 27 октября 1917 г., принял решения, коренным образом изменившие государственный и общественный строй России.

Одним из законодательных актов съезда был акт «Об отмене смертной казни», направленный на защиту интересов тех, кто собственно и совершил революцию. Данное постановление отменило смертную казнь на фронте, провозгласило свободу агитации и освобождение военнослужащих, обвиняемых по «политическим преступлениям»151.

Но уже 21 февраля 1918 г. декретом СНК «Социалистические отечество в опасности» Всероссийской Чрезвычайной Комиссии было разрешено применение расстрела, причем даже без суда на месте. Расстрел мог быть применен к неприятельским агентам, спекулянтам, погромщикам, хулиганам, контрреволюционным агитаторам, германским шпионам152. ВЧК не преминуло воспользоваться этим правом.

Смертные казни возобновились, число их резко возросло, причем применялись они как судами, так и без суда. Вместо законов действовало «революционное правосознание».  Активно  применяли смертную казнь суды, революционные трибуналы, а также органы «внесудебной расправы – всякого рода «тройки» или «пятерки»  Чрезвычайных Комиссий». Их решения даже не подлежали обжалованию153.

О применении смертной казни указывалось в постановлении Наркомюста РСФСР от 16 июня 1918 г., в котором говорилось о том, что революционные трибуналы не связаны никакими ограничениями в выборе мер борьбы с преступлениями. Приговоры к смерти выносились также "тройками" или "пятерками" чрезвычайных комиссий на основе "революционного правосознания". Обжалованию они не подлежали154.

Постановление СНК от 5 сентября 1918 г. «О красном терроре» закрепило применение смертной казни в виде расстрела155. Поскольку кодифицированного уголовного права в то время не существовало, смертная казнь могла быть применена практически за любое деяние, если суд, революционный трибунал или иной орган, творящий «правосудие», придет к выводу, что содеянное представляет собой действие, опасное для «государства трудящихся».

Руководящие начала по уголовному праву 1919 г. указывали на применение смертной казни в виде расстрела.

Вторая попытка отмены смертной казни была предпринята 17 января 1920 г. в постановлении ВЦИК и СНК РСФСР "Об отмене применения высшей меры наказания (расстрела)"156. На Украине смертная казнь отменена не была. Всеукраинский революционный комитет в постановлении от 2 февраля 1920 г. пришел к выводу о том, что еще не ликвидированы условия, угрожающие советской власти, и враг оказывает сопротивление Красной Армии. Однако и в РСФСР смертная казнь была восстановлена очень быстро — буквально через несколько месяцев — постановлением ВЦИК и СТО от 11 мая 1920 г. "Об объявлении некоторых губерний на военном положении" и декретом от 28 мая 1920 г157.

Необходимо отметить декрет ЦИК от 22 мая 1920 г. "О порядке приведения в исполнение губернскими революционными трибуналами приговоров к высшей мере наказания в местностях, объявленных на военном положении, а также в местностях, на которые  распространяется власть революционных военных советов фронтов"158. Этот документ давал право губернским революционным трибуналам "входить с представлением в местный губернский революционный комитет или его президиум или в местный революционный комитет в течение 24 часов с момента получения трибуналом кассационной жалобы или ходатайства о помиловании о непропуске таковых и обращении приговора к немедленному исполнению". Для этого требовалось лишь, чтобы трибунал признал, что в "силу безусловной ясности дела, тяжести совершенного деяния и политической обстановки, в коей находится данная губерния, приговор требует немедленного исполнения". Таким образом, достаточно было решения губернского исполкома, чтобы лишить осужденного права и на обжалование, и на помилование и привести приговор в исполнение немедленно159.

В Уголовном кодексе, принятом в 1922 г., высшая мера наказания была объявлена временной, действующей "впредь до отмены Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом" (ст. 33)160. Временный характер расстрела подчеркивался в Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г. (примеч. 2 к ст. 13), Уголовном кодексе 1926 г. (ст. 21)161. Временный характер смертной казни провозглашался и в первоначальной редакции Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., где указывалось, что применение смертной казни допускается "впредь до ее полной отмены" (ст. 23).

Наряду с этим в 20-е годы расстрел заменялся лишением свободы и в порядке амнистии. Так, постановлением Президиума  ЦИК СССР от 2 ноября 1927 г. «Об амнистии к 10-летию Октябрьской революции» всем осужденным к высшей мере социальной защиты (расстрелу), кроме виновных в государственных и воинских преступлениях, а также вооруженном разбое, расстрел по приговорам, не приведенным в исполнение, был заменен лишением свободы на срок 10 лет со строгой изоляцией и с конфискацией имущества162.

Нельзя не сказать о том, что в 30-е годы широкое применение получили внесудебные расстрелы. Таким правом пользовалась Чрезвычайная комиссия (ЧК) еще в  первые годы советской власти. Но в то время власти оправдывали это условиями гражданской войны, иностранной военной интервенцией и другими обстоятельствами, которые объявлялись чрезвычайными. В 30-е годы уже не было гражданской войны. Тем не менее 5 ноября 1934 г. постановлением ЦИК и СНК СССР было создано Особое совещание при НКВД СССР163. Формально этот орган мог применять ссылку, высылку и заключение в лагерь. Однако фактически Особое совещание, образованные на местах "тройки", "пятерки" и т. п. приговаривали к расстрелу тысячи людей без какого бы то ни было судебного разбирательства, без рассмотрения и оценки доказательств их вины и даже без вызова обвиняемого.  Этот террор особенно усилился после убийства С.М. Кирова 1 декабря 1934 г. Ряд законодательных актов, принятых после убийства, внесли изменения в процедуру расследования и рассмотрения дел о так называемых контрреволюционных преступлениях, отменили обжалование приговоров, в том числе приговоров к смертной казни, установили судебное рассмотрение дел без сторон, т. е. без участия защитника, ввели исполнение приговора к высшей мере наказания немедленно по его провозглашении.

Разгул террора в 30-е и последующие годы привел к гибели миллионов людей; точное количество расстрелянных и погибших в лагерях не установлено до сих пор. Трудно точно определить количество жертв сталинского режима. По неполным данным число расстрелянных и замученных в лагерях достигает 20 млн. человек.

В 30-е и 40-е годы смертная казнь по УК РСФСР 1926 г. предусматривалась за 42 состава преступления.

Террор и массовые репрессии обосновывались сталинской теорией усиления сопротивления свергнутых классов, хотя на самом деле к тому времени ни сопротивления, ни самих этих классов уже не было и в помине.

Наряду с этим расширилась возможность и судебного применения смертной казни. Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. "Об охране имущества государственных  предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности"164. предусмотрело право применения расстрела к так называемым расхитителям социалистической собственности, которых предписывалось приравнивать к врагам народа (этот термин получил в те годы весьма широкое распространение)165.

Третья попытка отказаться от смертной казни была предпринята после Отечественной войны Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 г. "Об отмене смертной казни", который упразднил эту меру наказания в мирное время, предложив вместо нее применять лишение свободы сроком на 25 лет. Вскоре после этого, в 1949 г., Советский Союз внес на сессии Генеральной Ассамблеи ООН предложение об отмене смертной казни во всех государствах. Однако в то время оно поддержано не было.

Характерно, что и в те годы, когда смертная казнь была формально отменена, действовала секретная директива о возможности применения этого наказания специальными судами МГБ по делам о так называемых контрреволюционных преступлениях166.

Но и формально действующий запрет был отменен в 1950 г., когда высшую меру наказания было разрешено применять к изменникам Родины, шпионам, диверсантам-подрывникам, а с 1954 г. — и за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.167

После смерти Сталина были отменены Особые совещания и все внесудебные формы рассмотрения уголовных дел.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. сохранил применение смертной казни. Более того, перечень преступлений, влекущих смертную казнь, был существенно расширен за счет включения в него новых видов преступлений168. Указом Президиума ВС СССР от 5 мая 1961 г. смертная казнь устанавливалась за хищения в особо крупных размерах, спекуляцию валютными ценностями, дезорганизацию работы исправительно-трудовых учреждений. Следующий Указ (15 февраля 1962 г.) предусматривал смертную казнь за посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника, за изнасилование и за получение взятки. В январе 1973 г. УК РСФСР был дополнен статьей об ответственности за угон воздушного судна, и в ней тоже предусматривалась возможность смертной казни.

В начале 90-х годов начался обратный процесс, направленный на исключение наказания в виде смертной казни из санкций статей, предусматривавших ответственность за экономические и другие ненасильственные преступления. Тем не менее к концу срока действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. в нем насчитывалось 24 санкции с исключительной" мерой наказания. Сложилось своеобразное положение, при котором Уголовный кодекс предусматривал достаточно широкое применение смертной казни, а Конституция страны разрешала ее назначение только за особо тяжкие преступления против жизни. Надо отдать должное практике. Положения Конституции не нарушались, хотя нельзя с уверенностью сказать, что дело было в Конституции: уже в течение ряда лет и до ее принятия смертная казнь применялась только за убийства и за некоторые другие особо тяжкие преступления, связанные с посягательством на жизнь человека (бандитизм, посягательство на жизнь работника милиции).


3.2 Смертная казнь в Российской Федерации.

Новый Уголовный кодекс Российской Федерации устранил противоречие с Конституцией. В нем смертная казнь предусмотрена только за пять наиболее тяжких преступлений. Все они связаны с особо тяжкими посягательствами на жизнь человека.

Вступление России в Совет Европы предполагает отмену смертной казни и на территории РФ, поэтому   после   принятия   Президентом   РФ   27   февраля   1997   г. распоряжения   "О подписании Протокола № 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 года к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года" фактически на территории РФ объявлен мораторий на исполнение смертной казни169. Все осужденные к высшей мере наказания судами автоматически получают помилование Президента РФ.  А после того как Конституционный Суд РФ в постановлении от 2 февраля 1999 г. № 3- П запретил всем судам осуждать преступников к высшей мере наказания (на том основании, что суды присяжных созданы не во всех регионах, а потому происходит ущемление прав лиц, приговоренных к смертной казни, которые не имеют возможности воспользоваться судом присяжных), суды используют в качестве альтернативы высшей меры пожизненное заключение или 25 лет лишения свободы170.

Судя по тому, что Российская Федерация  в конце 2007 г. поддержала резолюцию ООН, призывающую страны мира раз и навсегда отказаться от убийства своих граждан, отношение к этой проблеме в верхах не изменилось. Россия по-прежнему готова выполнить свои обязательства перед Советом Европы и ратифицировать шестой протокол к Европейской конвенции по правам человека, отменяющий смертную казнь.

Но мнения политиков и экспертов на счет отмены или сохранении моратория на смертную казнь разделились. Так Дмитрий Рогозин, сопредседатель фракции "Родина" в Государственной думе считает: «Отмена смертной казни не имеет никакого отношения к демократии», настаивает на введении смертной казни для террористов и за выход России из моратория на применение смертной казни. Я не считаю, что это панацея от всех бед, но это важнейшая профилактическая мера для тех, кто заказывает теракты, кто их финансирует, участников бандформирований", - сказал Рогозин. Он признал, что смертной казнью не напугать смертников. "Но их меньшинство среди террористов", - подчеркнул Рогозин.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов сообщил, что коммунисты поддерживают предложение "Родины" о введении смертной казни. "Иначе это зло (терроризм) окончательно парализует страну", - сказал Зюганов. По его оценке, трагические события в Беслане это не просто теракт, "а нервно-паралитический газ" для россиян. Если в России произойдут еще два подобных теракта, в стране может произойти серьезный кризис, считает лидер компартии.

Менее радикальную позицию занимает его коллега по  фракции КПРФ, зампред Комитета по безопасности Виктор Илюхин. Комментируя  свое отношение к отмене моратория на смертную казнь, он заявил, что в целом он бы поддержал подобную меру, но "только в рамках действующей Конституции России". Депутат напомнил, что согласно Основному закону страны, высшая мера наказания - смертная казнь - может быть назначена подсудимому исключительно судом присяжных.

«Единая Россия» в лице Бориса Грызлова заявила, что выступает против отмены моратория на смертную казнь. Наиболее жестко Рогозину в этом вопросе противостоит глава Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников.  Свою позицию он называет давно известной: «нельзя менять принцип неотвратимости на принцип жестокости. У нас есть огромное количество аргументов. Есть аргумент, что криминогенная обстановка никак не меняется при наличии смертной казни. Есть аргумент, что те лица, которые идут на такие захваты, им смертная казнь, в принципе, не грозит, потому что они понимают, что они уже практически смертники. И еще такой, может быть, не очень юридический, а психологический аргумент. Смертная казнь - это своего рода жертвоприношение. То есть у наших граждан есть совершенно правильная неудовлетворенность борьбой государства с преступностью».

«Другие решения», в свою очередь, предложил независимый депутат Думы Владимир Рыжков.  По его мнению, для того, чтобы остановить террор, надо не вводить «дурацкую смертную казнь», которая ничего не решит в условиях, когда  10 лет Басаева поймать не можем.  Нельзя вводить дополнительные 10 справок для мигрантов, в условиях, когда  миллион рабочих рук мы теряем ежегодно.

Спикер Совета федерации Сергей Миронов выступает против введения смертной казни для лиц, осужденных за терроризм. «Я – противник смертной казни, даже если говорить о террористах, их пособниках и тех, кто их спонсирует», – заявил Миронов.  По его словам, пожизненное заключение без права обжаловать приговор – это «достаточная мера наказания».

В то же время сенаторы ратуют за возвращение смертной казни для обвиняемых в терроризме. «Конечно, многие говорят, что те, кто надел на себя пояс смертников, не побоятся казни, - заметил глава Комитета по безопасности СФ Виктор Озеров. - Но далеко не все террористы одурманены настолько, что готовы умирать».

Обсуждая вопрос о моратории не все законодатели вспоминают, при каких обстоятельствах он был введен. Эксперты и общественные деятели настроены по этому вопросу, а также ко всей шумихе, поднятой вокруг возможного возвращения к смертной казни, более скептически.

Если Россия себя уважает, то она должна придерживаться принятого моратория на смертную казнь. Такое мнение Полит.ру высказал Борис Немцов, комментируя возможность применения смертной казни к террористам.

«Террористов подобные меры не остановят – эти люди и так смертники. На самом деле нужно прекратить бойню в Чечне, но сейчас разговоры об этом отошли на второй план, так как Госдума и Кремль заняли лицемерную позицию, пытаясь с использованием пропагандистских клише направить человеческую боль и гнев в другое русло. Но это только усугубит ситуацию. Отменив мораторий на смертную казнь, мы получим стену между Россией и Европой и тот же уровень безопасности, что и сейчас».

Абсолютно нерациональной и не имеющей практического смысла считает возможность снятия моратория   Андрей Пионтковский, эксперт-международник Центра Стратегических Исследований в интервью. Как он рассказал Полит.ру, сняние моратория будет  иметь единственный эффект – это автоматическое исключение  из Совета Европы, что не отвечает интересам России. "Нас туда никто не тянул, и если мы взяли на себя подобные обязательства (в т.ч. и отмену смертной казни), то должны их выполнять. К тому же Совет Европы - пока единственный европейский политический институт, в который входит Россия".

Свое мнение по этому вопросу имеют и правозащитники. По словам Александра Черкасова, члена правления общества «Мемориал», смертная казнь фактически давно применяется федералами на территории  Чеченской республики. Боевиков или подозреваемых в пособничестве лиц зачастую расстреливают, а потом выдают за погибших в перестрелке, хотя по пулевым отверстия видно, что людям стреляли в спину, когда те стояли на коленях. Так что официальное возвращение смертной казни – это формальность.

Мнения о том, что разговоры о смертной казни – не более, чем пиар-акция  некоторых депутатов придерживается и эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. "Отмена моратория на смертную казнь ничего не даст борьбе с терроризмом", - прокомментировал он депутатскую инициативу для "Полит.ру" . По мнению эксперта, ссылаться в этом случае на опыт Америки, как это пытается сделать Рогозин, бессмыслица и демагогия171.

Премьер России  Владимир Путин, как известно, является противником смертной казни.  Будучи Президентом страны, в интервью он отмечал, что лично против смертной казни, но при продвижении этого вопроса обещает считаться с настроением общества и россиян172.

"Мое собственное отношение к смертной казни вы знаете, я об этом неоднократно говорил публично, - сказал В.Путин в интервью испанским СМИ. - Любое наказание имеет несколько целей. Это исправление и кара. Никакого исправления при смертной казни нет, есть только кара. Непонятно даже, в отношении кого, потому что Человек, которого государство физически ликвидирует, после этого ничего не чувствует. А общество, конечно, чувствует, потому что оно берет на себя право кого-то лишать жизни. И часто в судебной практике бывает, что по ошибке". По словам В.Путина, такие случаи не единичны - "не только в России, но и во многих других странах мира".

Президент напомнил, что "многие другие страны, которым никто не отказывает в том, чтобы называть их цивилизованными и оплотом демократии", смертную казнь сохраняют. "Такие, как Соединенные Штаты, Япония", - сказал он.

"Мы, в отличие от этих стран, не применяем смертную казнь. И по этому вопросу я, конечно, буду проявлять какие-то инициативы, но буду это делать аккуратно, в соответствии с настроениями общества. И должен буду, конечно, считаться с мнением депутатского корпуса", - сказал В.Путин.

Позиция по данному вопросу избранного президента - Дмитрия Медведева – отрицание смертной казни. В Послании Президента Федеральному Собранию РФ от 5 ноября 2008 г. Д. Медведев отметил, что должно быть продолжено применение  Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом  необходимо в первую очередь добиться строгого исполнения судебных решений. Это - важнейшая составляющая права граждан на справедливое судебное разбирательство.

Президент РФ отметил, что сегодня нельзя забывать и о таком принципиальном вопросе, как гуманизация закона и порядка его применения. Судам следует более взвешенно относиться к избранию мер пресечения в виде ареста и к назначению наказаний, связанных с изоляцией от общества. В то же время правоохранительная и судебная системы должны обеспечивать действенную защиту прав и интересов лиц, пострадавших от совершенных преступлений.


Заключение

Смертная казнь как высшая мера наказание существует практически на протяжении всей истории  Российского государства.   Однако если смертная казнь в России с древнейших времен до XVIII века применялась довольно широко за самые различные преступления, то в  Российской империи квалифицированные, жестокие способы применения смертной казни уходят в прошлое и   наблюдается постепенный отход от широкого применения  данного вида наказания. Кроме того, впервые в Российской истории,  благодаря прогрессивному общественному мнению,  предпринимаются попытки отказа от этой исключительной меры наказания.

XX  век впервые в истории России стал тем долгожданным временем, в  котором не только неоднократно предпринимались  попытки  отказаться от  смертной казни, но и временем введения запрета на ее исполнение.

В соответствии со ст. 20 Конституции Российской Федерации права человека – не дар великодушного государства, они принадлежат каждому от рождения, и первое из них – право на жизнь.

Следует сказать о том, что немного в современном мире сохранилось таких устойчивых ко времени и здравому смыслу предрассудков, как представление многих людей о смертной казни. В ней видят необходимое и эффективное средство борьбы с преступностью.

Однако, как отмечает член Комиссии по вопросам помилования при Президенте РФ С. Вицин,173  смертная казнь не сдерживает преступность. Ни одно серьезное криминологическое исследование не подтверждает, что смертная казнь приводит к снижению преступности, и, естественно, не может подтвердить то, чего нет. Усиление карательных мер и рост преступности идут параллельно. Известно, что в странах, где существуют строгие наказания, высок уровень преступности, и, напротив, нередко там, где повышается уровень преступности, появляются более жестокие наказания, расширяются масштабы их применения.

В действительности и жестокие наказания, и огромные масштабы их применения, и высокий уровень преступности вызываются социальными причинами: традициями, обычаями, уровнем общественной нравственности и правовой культуры, всем складом социального бытия.

Смертная казнь, как и любая смерть человека имеет необратимый характер, а судебные ошибки, как известно, неизбежны, они всегда существовали, существуют и, к сожалению, сохранятся в будущем. В результате жизнь человека может оборваться вследствие неблагоприятного стечения обстоятельств, случайной, но непоправимой человеческой ошибки.

В рамках проблемы применения смертной казни есть один принципиальный вопрос: что дороже — любое имущество, деньги или человеческая жизнь? Трудно не согласиться с тем, что человеческая жизнь, безусловно, дороже, и поэтому от применения смертной казни за преступления имущественного характера нужно решительно отказаться. В ряде стран высшая мера предусматривается и за другие преступления, например, связанные с наркотиками. Но, как известно, это не остановило стремительного распространения наркомании по всему миру.

Смертную казнь человечество применяло и за ересь, и за инакомыслие и даже   за научные убеждения. Все это в прошлом, но инакомыслие и по сей день вызывает гнев, возмущение и призывы к расправам, особенно инакомыслие политического характера. А уж о  разного рода ярлыках и говорить не приходится. И мы забываем, что не так давно расправы, кончавшиеся расстрелами, начинались именно с навешивания политических ярлыков. Это относится к истории не  только  нашей страны,  но и многих других. Всплески репрессий и широкое применение смертной казни против действительных и мнимых противников в борьбе   за власть завершали политические обвинения и преследования за несогласие, противостояния религиозных групп. Поэтому в первую очередь необходимо отказаться от применения высшей меры наказания по политическим соображениям.   В законодательстве многих стран смертная казнь предусмотрена за государственную измену.

Особо стоит вопрос о применении смертной казни за преступления против мира и человечества. Долгий путь человечества к осознанию необходимости исключения войн, уничтожающих нации, народы, культуру, привел к первому во всемирной истории Суду Народов в Нюрнберге над военными преступниками в 1946 г. И смертная казнь была справедливым возмездием вдохновителям и opгaнизаторам войны за причиненное ими зло.

Позиция отрицания смертной казни, конечно, привлекательна и  для меня. Это  гуманистическая, человеколюбивая позиция.  Однако еще совершаются чудовищные по своей жестокости преступления, тяжкие убийства, процветает коррупция, не изжита профессиональная преступность, не снята угроза преступлений  против мира и безопасности человечества. Значит, общество пока не достигло  уровня подлинного гуманизма, высокой цивилизованности, и потому,  по моему глубокому убеждению, от смертной казни   отказываться рано. Конечно же, казнь — не средство перевоспитания, говорить об этом просто смешно, это кара. Нужно

принимать реальность такой, как она есть, не маскировать ее наукообразными рассуждениями.   

Вряд ли сегодня возможно однозначное отношение к смертной казни. Наверное, человечество пока  не готово к решению этой проблемы. Конечно, законодатель, обращаясь к данному вопросу не может игнорировать общественное мнение. И оно, естественно, тоже неоднозначно, поскольку различен уровень правосознания разных слоев  населения, что надо учитывать. Однако сегодня опросы общественного мнения показывает, что от 50 до 80 % населения нашей страны  выступают против отмены смертной казни, причем особенно активно — против отмены ее в отношении убийц.

Представляется, что в принципе смертная казнь — вовсе не лучшее из наказаний. Лишение человека жизни, даже в соответствии с законом — не идеальное средство разрешения конфликтов, возникающих в обществе. Но и преступление, особенно причиняющее государству и гражданам тяжкий ущерб, — тоже зло. Два зла "конкурируют" между собой. И с учетом современного состояния общества в целом, условий жизни, общественной психологии, уровня сознательности людей, их культуры, их понимания справедливости и гуманности я высказываюсь за сохранение в законе этой меры наказания, но в очень ограниченных пределах.

В своей работе мы исповедуем принцип, согласно которому со злом нельзя покончить при помощи   зла. Но бывают в жизни ситуации, когда надо учитывать главное: созрело ли общество для принятия кардинального решения или к нему надо идти постепенно. Применительно к проблеме отмены смертной казни со всей определенностью утверждаю: нет, не созрело, поскольку оно содержит в себе те недостатки и серьезные противоречия, которые ведут к тяжким преступлениям. Идеальные представления надо сопоставлять с суровыми реалиями жизни.

На наш взгляд, за убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах,  похищение и изнасилование детей, геноцид и  другие тяжкие преступления против мира и безопасности человека надо сохранить смертную казнь.   Однако следует отказаться от применения этой меры за преступления имущественного характера.  Гуманизм не может пониматься как всепрощение, потому что должна существовать социальная справедливость.  

Представляется, что в  дальнейшем, отмена смертной казни  - необходимое условие совершенствования отечественного уголовного права и гуманизации общества, так как направлена не на облегчение участи преступников, а на признание государством человеческой жизни высшей ценностью.


Список использованной литературы.

Нормативно-правовые акты:

1.  Конституция Российской Федерации 1993 г. // Российская газета, № 237, 25.12.1993 г. (в ред. от 30.12.2006 г.).

2. Уголовный кодекс РСФСР 1922 года // собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства РСФСР. 1922. №5 Ст.153

3.  Уголовный кодекс РСФСР 1926 // СУ РСФСР .1926. №80. Ст. 600

4. Закон  РСФСР «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР» // «Ведомости верховного совета РСФСР» 1960. №40. Ст.591

5. Уголовный кодекс РФ 1996// Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954

6. Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссией. СПб., 1841.

7. Акты, собранные в библиотеках и  архивах Российской империи. Т. 1. 1294 – 1598. СПб., 1986

8. Декреты   Советской   власти.  М., Гос. изд-во полит.литературы, 1957

9. Наказ ее   Императорского Величества  Екатерины Второй. СПб., 1820.

10. Памятники русского права / Под ред. СВ. Юшкова. М., 1952. Вып  1.

11. Памятники русского права: Памятники права феодально-раздробленной Руси XII - XV вв. Вып. 2 / Сост.: Зимин А.А.; Под ред.: Юшков С.В. - М.: Госюриздат, 1953.

12. Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1830.

13. Постановление СНК РСФСР от 05.09.1918 года «О красном терроре». «Известия ВЦИК», № 195, 10.09.1918, Декреты Советской власти. Т. 3.

14. Псковская судная грамота. Памятники литературы Древней Руси. 18 века.  / Сост. Д. С. Лихачев и Л. А. Дмитриев. — М., 1981.

15. Пушкаренко А.А. Уголовное уложение 1903 г. // Российское законодательство X - XX веков. Т. 9. М., 1994

16. Российское законодательство XXX веков. Т. 3.

17. Сборник документов  по   истории   уголовного   законодательств СССР и РСФСР. Ч. 2. 1953-1991гг. Казань, 1992.

18. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР / Под ред. И.Т. Голякова М., 1953.

19. Собрание законодательств Российской Федерации, 1997 г.,

20. Собрание узаконений и распоряжений правительства: 1881. первое полугодие. СПб., 1881.

21. Судебники 1497 и 1550 гг. Российское законодательство 10-20 веков // Под ред. О.И. Чистякова. М., 1985.

Монографии

22. Анисимов Е. В. Дыба и кнут: политический сыск и русское общество в XVIII веке. М, 1999

23. Веселовский СБ. Исследования по истории опричнины. М.,1963.

24.  Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1915.

25. Депп Ф. О. О наказаниях, существовавших в России до царя Алексея Михайловича. СПб., 1849.

26. Жильцов С. В. Смертная казнь в истории России. М., 2002.

27. Жильцов С. В., Малько А. В. Смертная казнь в России: историко-теоретическое исследование. Тольятти, 2001.

28. Записки о Московии  XVI века сэра Джерома Горсея. СПб.,1909

29. Загоскин И. П. Очерк истории смертной казни в России. Казань, 1892.

30.Замалеев А. Ф., Овчинникова Е. А. Еретики и ортодоксы: Очерки древнерусской духовности. Л., 1991.

31. Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960

32. Кистяковский А. Ф. Исследование о смертной казни. Киев, 1867.

33. Кистяковский А. Ф. Некоторые черты из истории смертной казни   в России. Киев, 1879.

34. Кобрин В.Б. Иван Грозный. М., 1989

35. Котошихин Г. О. Россия в царствование Алексея Михайловича. СПб., 1906.

36.  Кузьмин С.И. Исправительно-трудовые учреждения в СССР (1917 - 1953 гг.). М., 1991.

37. Лаврин А. Хроника Харона (Энциклопедия смерти). Новосибирск, 1995.

38. Маньков А. Г. Законодательство и право России второй половины XVII в. СПб., 1998.

39. Малько А. В., Жильцов С. В. Смертная казнь в России. М., 2003

40. Малиновский А.С. Кровная месть и смертная казнь. Вып. 1. Томск, 1908

41. Михлин А. С. Высшая мера наказания: История, современность, будущее. М.: «Дело», 2000.

42. Новое известие о России времени Ивана Грозного. Сказания Альберта Шлихтинга. / Под. ред. Малеина А.И. Л.,1934.

43. Повесть временных лет / Под ред. В. П. Андриановой-Перетц. Ч. 1. М.; Л., 1991

44. Пионтковский А. А. Смертная казнь в Европе. Казань, 1908

45. Платонов. С.Ф. Очерки по истории. Смуты в Московском государстве. 16-17 вв. СПб., 1901

46. Познышев С.В. Основные вопросы учения о наказании. М., 1904

47. Преображенский И. Нравственное состояние русского общества в 16 веке по сочинения Максима Грека и современным ему памятникам. М., 1881.

48. Рассказов Л. П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно-командной системы и Советском государстве (1917-1941 п.). Уфа, 1994.

49. Рогов В.А. Государственный строй Древней Руси. М., 1984.

50. Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. СПб., 1903.

51. Скрынников Р.Г. Иван Грозный. М., 1983

52. Скрынников Р.Г. Опричный террор. Л., 1969.

53. Скрынников Р.Г. Россия после опричнины. Л., 1975.

54. Таганцев Н. С. Русское уголовное право: Лекции. Часть общая. М.,1994.

55. Таганцев Н. С. Смертная казнь: Сб. ст. СПб., 1913.

56. Троицкий Н. А. Лекции по русской истории 19 века. Саратов, 1994.

57. Троицкий H. А. Царизм под судом прогрессивной общественности, 1866-1895 гг. М., 1979

58. Ушерович С. Смертные казни в царской России. Харьков, 1933.

59.  Хачатуров Р. Л. Становление права. Тбилиси, 1988.

60. Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства в 14 - 15 веках.

61. Шмидт С.О. Российское государство в середине XVI столетия. М., 1984.

62. Юшков С. В. Правосудье митрополичье // Юшков С. В. Избранные труды: К 100-летию со дня рождения / Отв. Ред. О. И. Чистяков. М., 1989.

Учебники и учебные пособия

63. Акты Земских соборов: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Манькова, О.И. Чистякова. - М.: Юридическая литература, 1985

64. Анисимков В.М. Уголовно-исполнительное право: Курс лекций, Саратов,  2001. 

65. Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. - М.: Типо-литография С.А. Петровского и Н.П. Панина, 1879.

66. История отечественного государства и права / Под ред. Ю. М. Понихидина. Саратов, 2007.

67. История отечественного государства и права / Под ред. О. И. Чистякова. М., 2002.

68. Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право. Часть общая. СПб. 1911

69. Стручков Н. А. Курс исправительно-трудового права: Проблемы Общей части. М., 1984

70. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть общая. М., 1994.

71. Хрестоматия по истории государства и права СССР /  Под ред. Ю. П. Титова и О. И. Чистякова. М., 1990.

72. Хрестоматия по древнерусской литературе  / Под ред. А. Н. Ужанкова. М., 1991.

73. Шмаров И.В. Уголовно-исполнительное право. Учебное пособие., М., 1998 г.

74. Уголовно-исполнительное право России: Учебник / Под ред. В. И.Селиверстова. М.: Юристъ, 2005.

Статьи

75. Алексеев Ю. Г. Челядин – наймит Правосудья митрополичьего  // Россия на путях централизации. М., 1982.

76. Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII века // В борьбе за власть. М., 1988.

77. Бадак А.Н., Войнич И. Е., Волчек Н. М.  и др.. Закат Римской империи Раннее средневековье // Всемирная история М., 1999

78. Берхин И. Сожжение людей и России в XIIIXVIII веке // Русская старина. 1985. Т. 45.

79. Вицин С. Время казнить в России закончилось? // Российская юстиция. 2007. № 3.

80. Джаншиев Г. А. Основы судебной реформы: Сборник статей . ─ М.: «Статут»; РАП, 2004.

81.  Дурманов Н.Д. Введение к памятникам уголовного права эпохи Петра I // Памятники русского права. М., 1962

82. Жильцов С. В. Смертная казнь в праве Древней Руси и юрисдикция Великого князя в ее применении // Правоведение. 1997. № 4.

83. Жильцов С. В. К вопросу о смертной казни в древнерусском праве // Атриум. Серия Юриспруденция. 1997. № 1

84. Жильцов С. В. : Понятие смертной казни // Государство и право. 1995.

85. Жильцов С. В., Малько А. В. Способы применения смертной казни: история и современность //  Государство и право. 1997

86. Звекич С. В., Кубо Т. Основные тенденции в исследованиях смертной казни в 1979 – 1986 гг. // Смертная казнь: за и против. М., 1989.

87. Квашис В.Е. Смертная казнь и общественное мнение.// Государство и право № 4/1997.

88. Келина С. Г., Черниловский З.М. Когда убивает государство. Смертная казнь против прав человека // Советское государство и право. 1989. № 12.

89. Военно-полевые суды: Год 1906-й. Как Россия боролась с терроризмом. // Родная газета № 31(167), 2006 г

90. Карпец И. И. Высшая мера наказания. За и против // Советское государство и право. 1991. № 7.

91. Колоколов  Н. Смертная казнь глазами судьи // Российская юстиция. 1998. №7.

92. Лурье Я. С. Переписка Ивана Грозного с Курбским в общественной мысли древней Руси // Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л., 1979.

93. Михлин А. С. Эволюция законодательства о применении смертной казни // Законность. 1997.

94. Михлин А. С.  Понятие смертной казни // Государство и право. 1995. № 10.

95. Михлин А. С.  Способы применения смертной казни: история и современность // Государство и право. 1997. № 1.

96. Михлин А. Смертная казнь: за и против. Обязана ли Россия отменить исключительную меру наказания после вступления в Совет Европы? // Российская газета. 1997. № 4.

97. Правосудье митрополичье // Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси. Т. 3. М., 1964

98. Рыбак М. С., Кравченко Ю. И. Правовые аспекты смертной казни в России // / Правовая культура. 2008. № 1.

99. Сергеевский Н. Д. Смертная казнь в России в XVII и в первой половине XVIII века. // Журнал гражданского и уголовного права, 1884, книга 9

100. Таганцев Н. С. Смертная казнь: Сборник статей СПб., 1913

101. Фабрицкая Ю. Дума пугает шахидов смертной казнью // Полит.ру. Страна. 2004г. http://www.polit.ru/country/2004/09/23/Kazn.html

102. Флетчер Дж. О государстве Русском // Накануне смуты. М., 1990.

103. Хачатуров Р. Л. Отказ от смертной казни в праве Древней Руси //Смертная казнь: за и против. М.; 1989.

104.  Шишов   О. Ф.   Смертная   казнь в истории   России // Смертная казнь: за и против. М., 1989.

105. Шишов О.Ф. Отказ от смертной казни в праве Древней Руси // Смертная казнь: за и против. М., 1989.

106. Щапов Я. Н. Вторая жизнь памятников Древней Руси // Россия на путях централизации. М., 1982.

Авторефераты и диссертации

107. Жильцов С. В. Смертная казнь в истории отечественного права: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1997.

1 Конституция Российской Федерации 1993 г. // Российская газета, № 237, 25.12.1993 г. (в ред. от 30.12.2006 г.).

2 Уголовный кодекс РФ 1996// Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. N 25

3 См.: Познышев С.В. Основные вопросы учения о наказании. М., 1904. С. 371.

4 Звекич У., Кубо Т. Основные тенденции в исследованиях смертной казни в 1979-1986 гг. // Смертная казнь: за и против. М., 1989. С. 522.

5 См.: Келина С. Г., Черниловский З.М. Когда убивает государство. Смертная казнь против прав человека // Советское государство и право. 1989. № 12. С. 127-135.

6 См.: Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1915.

7 См.: Загоскин И. П. Очерк  истории смертной казни в России. Казань, 1892.

8 См.: Кистяковский А. Ф. Исследование о смертной казни. Киев, 1867.; Он же:  Некоторые черты из истории смертной казни в России. Киев, 1879.

9 См.: Сергеевич В. Лекции и исследования по древней истории русского права. СПб.,  1903.

10 См.: Таганцев Н. С. Смертная казнь: Сб. ст. СПб., 1913.; Он же. Русское уголовное право: Лекции. Часть общая. М., 1994.

11 См.: Жильцов С. В. Смертная казнь в праве Древней Руси и юрисдикция Великого князя в ее применении // Правоведение. 1997. № 4.;  Он же: К вопросу о смертной казни в древнерусском праве // Атриум. Серия Юриспруденция. 1997. № 1.; Он же:  Смертная казнь в истории России. М., 2002.;  Жильцов С. В., Малько А. В. Смертная казнь в России: историко-теоретическое исследование. Тольятти, 2001.

12 См.: Карпец И. И. Высшая мера: за и против // Советское государство и право. 1991. № 7.

13 См.: Малько А. В., Жильцов С. В. Смертная казнь в России. М., 2003; Он же: Понятие смертной казни // Государство и право. 1995. № 10; Он же. Способы применения смертной казни: история и современность //  Государство и право. 1997. № 1.

14 См.: Михлин А. С.  Понятие смертной казни // Государство и право. 1995. № 10.; Он же: Способы применения смертной казни: история и современность // Государство и право. 1997. № 1.;  Он же:  Высшая мера наказания: История, современность, будущее. М., 2000.;

15 См.: Шишов О. Ф. Смертная казнь в истории России. В кн.: Смертная казнь: за и против. М., 1992.

16 См.: Хачатуров Р. Л.  Становление права. Тбилиси, 1988.; Он же: Отказ от смертной казни в праве Древней Руси // Смертная казнь: за и против. М., 1989.

17 Русская правда. Памятники русского права //Под. ред. СВ. Юшкова. М., 1952.

18 Псковская судная грамота. Памятники литературы Древней Руси. 18 века. М., 1981.

19 Судебники 1497 и 1550 гг.Российское законодательство 10-20 веков // Под ред. О.И. Чистякова. М., 1985.

20 Соборное Уложение 1649 г., Артикул воинский 1715 г // Полное собрание законов Российской Империи. СПб. 1830.

21 Уголовные уложения 1845 и 1903 гг., Уголовные кодексы 1922, 1926, 1960 и 1996 гг. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР, 1917 - 1952 гг.// Под ред. И.Т. Голякова. М., 1953.

22 Хачатуров Р. Л. Становление права (на материале Киевской Руси). Тбилиси, 1988. С. 172.

23 Там же. С. 172

24 Таганцев Н. С. Смертная казнь. СПб., 1913. С. 57.

25 См.: Михлин А. С. Высшая мера наказания: История, современность, будущее. М., 2000. С. 34.

26 Стручков Н. А. Курс исправительно-трудового права: Проблемы Общей части. М., 1984. С. 22 – 23.

27 См.: Лаврин А. П. Хроники Харона: Энциклопедия смерти. Новосибирск, 1995. С. 126 – 147.

28 Уголовный кодекс РФ 1996// Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954

29 Конституция Российской Федерации 1993 г. // Российская газета, № 237, 25.12.1993 г. (в ред. от 30.12.2006 г.).

30 Там же.

31 Уголовный кодекс РФ 1996// Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954

32 Конституция Российской Федерации 1993 г. // Российская газета, № 237, 25.12.1993 г. (в ред. от 30.12.2006 г.).

33 Уголовный кодекс РФ 1996// Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954

34 Михлин А. Смертная казнь: за и против. Обязана ли Россия отменить исключительную меру наказания после вступления в Совет Европы? // Российская газета. 1997. № 4.

35 См. Рыбак М. С., Кравченко Ю. И. Правовые аспекты смертной казни в России // Правовая культура. 2008. № 1. С. 40.

36 Уголовный кодекс РФ 1996// Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954

37 См.: Хачатуров Р. Л. Становление права (на материале Киевской Руси). Тбилиси, 1988. С. 36—38.

38 Всемирная история. Закат Римской империи Раннее средневековье // А.Н. Бадак, И. Е. Войнич,Н. М.
Волчек и др. М., 1999,   С. 579.

39 См.: Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. - М.: Типо-литография С.А. Петровского и Н.П. Панина, 1879.

40 См.: Жильцов С. В. Смертная казнь в праве Древней Руси и юрисдикция Великого князя в ее применении // Правоведение. 1997. № 4. С. 47.

41 Замалеев А. Ф., Овчинникова Е. А. Еретики и ортодоксы: Очерки древнерусской духовности. Л., 1991. С. 17.

42 Цит. по: Малиновский А. Кровная месть и смертная казнь. Вып. 1. Томск, 1908. С. 71.

43 Повесть временных лет / Под ред. В. П. Андриановой-Перетц. Ч. 1. М.; Л., 1991. С. 85 – 86.

44 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1915. С. 328.

45 См.: Жильцов С. В. Смертная казнь в праве Древней Руси и юрисдикция Великого князя в ее применении // Правоведение. 1997. № 4. С. 48.

46 См.: Юшков С. В. Русская Правда. М., 1950. С. 249.

47 Загоскин Н. П. Очерки истории смертной казни в России. Казань, 1892. С. 23 – 24.

48 Таганцев Н. С. Русское уголовное право. М., 1994. С. 104.

49 Депп Ф. О наказаниях, существовавших в России до царя Алексея Михайловича. СПб., 1849. С. 21.

50 Там же. С. 58.

51 Памятники русского права. Вып. 1 / Под ред. С. В. Юшкова. М., 1950. С. 79.

52 Депп Ф. О наказаниях, существовавших в России до царя Алексея Михайловича. СПб., 1849. С. 27.

53 Памятники русского права. Вып. 1 / Под ред. С. В. Юшкова. М., 1950. С. 11.

54 Памятники русского права. Вып. 1 / Под ред. С. В. Юшкова. М., 1950. С. 12.

55 Памятники русского права. Вып. 1 / Под ред. С. В. Юшкова. М., 1950. С. 38.

56 Там же. С. 79.

57 Там же. С. 81.

58 Там же. С. 84.

59 Памятники русского права. Вып. 1 / Под ред. С. В. Юшкова. М., 1950. С. 237.

60 Там же. С. 238.

61 Там же. С. 238.

62 Там же. С. 270.

63 Там же. С. 268.

64 См.: Жильцов С. В. Смертная казнь в праве Древней Руси и юрисдикция Великого князя в ее применении // Правоведение. 1997. № 4. С. 50.

65Цит. по: Алексеев Ю. Г.  Челядин – наймит Правосудья митрополичьего // Россия на путях централизации. М., 1982. С. 41.

66 Там же. С. 42.

67 Юшков С. В. Правосудье митрополичье // Юшков С. В. Избранные труды: К 100-летию со дня рождения  / Отв. Ред. О. И. Чистяков. М., 1989. С. 340.

68  Юшков С. В. Правосудье митрополичье // Юшков С. В. Избранные труды: К 100-летию со дня рождения  / Отв. Ред. О. И. Чистяков. М., 1989. С. 341.

69 Правосудье митрополичье // Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси. Т. 3. М., 1964. № 8. С. 22.

70 Там же. С. 23.

71 Загоскин Н. П. Очерки истории смертной казни в России. Казань, 1892. С. 25.

72 Щапов Я. Н. Вторая жизнь памятников права Древней Руси // Россия на путях централизации. М., 1982. С. 210.

73 Хачатуров Р. Л. Отказ от смертной казни в праве Древней Руси // Смертная казнь: За и против. М., 1989. С. 378.

74 Памятники русского права XII -  XV вв. Вып. 2 / Сост. А. А. Зимин. М., 1953. С. 287.

75 Акты, собранные в библиотеках и  архивах Российской империи. Т. 1. 1294 – 1598. СПб., 1986. № 13. С. 8.

76 Хрестоматия по древнерусской литературе // Под ред. А. Н. Ужанкова.М., 1991. С. 48-49.

77 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1915. С. 188—189.

78 Флетчер Дж. О государстве Русском // Накануне смуты. M., 1990.С. 537.

79 Берхин И. Сожжение людей и России в XIII—XVIII веке // Русская старина. 1985. Т. 45. №1. С. 189-191.

80 Шишов О.Ф. Смертная казнь в истории России // Смертная казнь: за и против. М., 1989. С. 14.

81 Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства в 14 - 15 веках. С.895 – 896.

82 Хрестоматия по истории государства и права СССР /  Под ред. Ю. П. Титова и О. И. Чистякова. М., 1990. С. 96

83 Там же.: С. 186

84 Там же.: С. 195

85 См.: Рогов B.A. Государственный строй Древней Руси. M., 1984.

86 Записки о Московии  XVI века сэра Джерома Горсея. СПб.,1909.С.61.

87 Скрынников Р.Г. Иван Грозный. С. 16-21.

88 Веселовский СБ. Исследования по истории опричнины. М.,1963. С. 175.

89 Лурье Я. С. Переписка Ивана Грозного с Курбским в общественной мысли древней Руси // Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л., 1979. С.12-15.

90 Там же. С.18.

91 Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного.,1960 г. С.79

92 См.: Платонов. С.Ф. Очерки по истории. Смуты в Московском государстве. 16-17 вв. СПб., 1901. С156.

1 См.: Кобрин В. Иван Грозный. М., 1989. С. 88.

1 См.: Сергеевский Н. Д. Смертная казнь в России в XVII и в первой половине XVIII века. Журнал гражданского и уголовного права, 1884, книга 9. С.  151- 153.

2 См.: Пионтковский А. А. Смертная казнь в Европе. Казань, 1908, С. 71.

96 См. Кистяковский А. Ф. Исследование о смертной казни. С. 169.

2 См.: Шишов О.Ф. Смертная казнь в истории России. В кн.: Смертная казнь: за и против. М., 1992. С. 89.

98 Российское законодательство X—XX веков. Т. 3. Акты Земских соборов: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Манькова, О.И. Чистякова. - М.: Юридическая литература, 1985. С. 248—250.

99 Там же. С. 232—233.

100 Анисимов Е. В. Дыба и кнут: политический сыск и русское общество в XVIII веке. М, 1999. С. 16.

101 Российское законодательство X—XX веков. Т. 3. Акты Земских соборов: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Манькова, О.И. Чистякова. - М.: Юридическая литература, 1985. С. 86.

102 Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1830.Т.1.№ 105.

103 См.: Загоскин Я. П. Очерк истории смертной казни в России. Казань, 1892. С. 54.

104 См.: Маньков А. Г. Законодательство и право России второй половины XVII в. СПб., 1998. С. 190.

105 Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссией. Т. 4. № 158. С. 305.

106 Там же. № 163. С.286

107 Котошихин Г. О. Россия в царствование Алексея Михайловича. СПб., 1906. С. 116.

108 См.: Дурманов Н.Д. Введение к памятникам уголовного права эпохи Петра I // Памятники русского права. М., 1962. Вып. 8. С. 69.

109 См.: Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1830. Т. 4.  № 1951.

110 Там же. №1957.

111 Там же. №2026.

112 Там же. №2315.

113 См.: Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1830.  Т. 5. № 3154.

114 Там же. Т.4. № 1890.

115 Там же. № 1964.

116 Там же. №1954.

117 Там же.  № 1947.

118 Там же. № 2871.

119 Там же. Т.5 № 3334.

120 Там же. Т. 6. № 3601.

121 Там же.  № 4007.

122 См.: Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1830. Т. 7. № 4597.

123  Там же. Т.4. № 2807.

124 Там же. Т. 5. №3287.

125 Там же. Т. 6. № 3660.

126 Там же.  № 3601.

127 Там же.  №  3803.

128 См.: Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1830. Т. 4.  № 1947.

129 Там же.  Т. 7. № 5224.

130 См.: Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1830. Т. 11. № 8481.

131 См.: Наказ ее Императорского Величества Екатерины  Второй. СПб., 1820. С. 91.

1 Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право. Часть общая. СПб. 1911. С. 117.

133 Троицкий Н. А. Лекции по русской истории 19 века. Саратов, 1994. С. 85.

134 См.: Там же. С. 98

135 См.: Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Т. 2. С. 108.

136 Российское законодательство X – XX вв. / Под ред. О. И. Чистякова. М., 1985.  Т. 8. С. 142.

137 См.: Джаншиев Г. А. Основы судебной реформы: Сборник статей . ─ М.: «Статут»; РАП, 2004. С. 51

138 См.: Жильцов С. В. Смертная казнь в истории России. М., 2002.С. 67

139 Российское законодательство X—XX веков. Т. 3. Акты Земских соборов: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Манькова, О.И. Чистякова. - М.: Юридическая литература, 1985.  Т. 8. С. 149..

140 Закон от 26 мая 1881 г. (№ 198) об отмене публичного исполнения смертной казни. Собрание узаконений и распоряжений правительства: 1881. первое полугодие. СПб., 1881. С. 925.

141 См.: Собрание узаконений и распоряжений правительства: 1881. первое полугодие. СПб., 1881. С. 942.

142 См.: Троицкий H. А. Царизм под судом прогрессивной общественности, 1866-1895 гг. М., 1979. С. 282.

143 См.: Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Т. 2. С. 180—181.

144 Таганцев Н. С. Смертная казнь: Сб. ст. СПб., 1913. С. 91 - 92.

145 См.: Пушкаренко А.А. Уголовное уложение 1903 г. // Российское законодательство X - XX веков. Т. 9. М., 1994 С. 291.

146  См.: Там же. С. 300—303.

147 Военно-полевые суды: Год 1906-й.Как Россия боролась с терроризмом."Родная газета" № 31(167), 18 августа 2006 г.

148 См.: Хрестоматия по истории отечественного государства и права: дооктябрьский период //Под ред. Ю. П. Титова и О.И. Чистякова. М., 1990. С. 451.

149 См.: Вестник Временного правительства. 1917. № 12. С. 1.

150 См.: Хрестоматия по истории отечественного государства и права: дооктябрьский период //Под ред. Ю. П. Титова и О.И. Чистякова. М., 1990. С. 457.

151 См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. М., 1953. С. 47.

152 Декрет «Социалистическое отечество в опасности» от 21 февраля 1918 г.Декреты   Советской   власти.  М., Гос.изд-во полит.литературы, 1957

153 См.: Михлин А. С. Эволюция законодательства о применении смертной казни // Законность. 1997. № 4. С. 35.

154 См.: Собрание Узаконений РСФСР. 1918. №44

155 См.: Постановление СНК РСФСР от 05.09.1918 года «О красном терроре», «Известия ВЦИК», № 195, 10.09.1918, Декреты Советской власти. Т. 3. С. 291-292.

156 См.: СУ РСФСР, 1920, № 45. Постановление было подтверждено декретом ВЦИК 2 февраля 1920 г. (СУ РСФСР.1920. №9)

157 См.: СУ РСФСР, 1920, №48

158 Цит. по: Михлин А. С. Высшая мера наказания: история, современность, будущее. М., 2000. С. 26.

159 См.: Михлин А. С. Высшая мера наказания: история, современность, будущее. М., 2000. С. 26.

160 См.: Уголовный кодекс РСФСР 1922 года // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства РСФСР. 1922. №5  Ст.33

161 См.: Уголовный кодекс РСФСР 1926 // СУ РСФСР .1926. №80.  Ст.21

162 См.: Постановление ЦИК СССР от 2 ноября 1927 г. «Об амнистии к 10-летию Октябрьской революции» Собрание Узаконений РСФСР, 1927, N 38, ст. 248

163 См.: Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 05.11.1934 «Об особом совещании при НКВД СССР»,


Собрание законодательства СССР. 1935. № 11. С. 84.

164 См.: Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. "Об охране имущества государственных  предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" Собрание законодательства СССР.-1935.-№62.-Ст.360.

165 См.: Михлин А. С. Высшая мера наказания: История, современность, будущее. М., 2000. С. 27 – 28.

166 См.: Шишов О.Ф. Смертная казнь в истории Советского государства. О.Ф. Шишов // Смертная казнь: за и против. - М., 1989.-С.124.

167 Звекич С. В., Кубо Т. Основные тенденции в исследованиях смертной казни в 1979 – 1986 гг. // Смертная казнь: за и против. М., 1989. С. 49.

168 Закон  РСФСР «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР» // «Ведомости верховного совета РСФСР» 1960. №40.

169 См.: Распоряжение Президента РФ от 27 февраля 1997 г. N 53-рп "О подписании Протокола N 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г." Собрание законодательств Российской Федерации, 3 марта 1997 г., N 9, ст. 1092

170 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан" ,"Вестник Конституционного Суда Российской Федерации", 1999 г., N 3

171 Цит.по: Фабрицкая Ю. Дума пугает шахидов смертной казнью // Полит.ру. Страна. 23 сент.2004г.        http://www.polit.ru/country/2004/09/23/Kazn.html

172 См.: Комсомольская правда. 2007. 18 февраля.

173 См.: Вицин С. Время казнить в России закончилось? // Российская юстиция. 2007. № 3. С. 10.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

39271. Устройство защиты аппаратуры от аномальных напряжений сети 284.32 KB
  Котова Устройство защиты аппаратуры от аварийного напряжения сети Радио 2008 № 8 с. Из сетевого напряжения ограничительным диодом VD2 формируется переменное близкое к прямоугольному напряжение амплитудой около 18 В. Варистор RU1 защищает симистор VS1 от бросков напряжения при коммутации нагрузки индуктивного характера. Контроль величины сетевого напряжения осуществляет встроенный АЦП микроконтроллера DD1.
39272. Машиностроительный комплекс 425.17 KB
  Изменение структуры занятости по отраслям хозяйственного комплекса и сферам приложения труда свидетельствует о развитии рыночных структур в экономике. Повышение специализации производства требует использования высокопроизводительного оборудования; внедрения новых методов технологии механизации и автоматизации производственных процессов; повышения уровня квалификации персонала и увеличения производительности труда это снижает себестоимость при одновременном улучшении качества что приводит к увеличению реализации росту прибыли и...
39273. Социология труда и менеджмента. (Ф. Тейлор, Э. Мейо) 17.07 KB
  Социология труда (в развитых государствах Запада чаще она именуется индустриальной социологией) начала развиваться в 20-30-х гг. XX века. Исследуя проблемы, связанные с социальной сущностью труда, индустриальная социология важным объектом анализа ставит социально-трудовые отношения.
39274. АНАЛІЗ АСОРТИМЕНТУ, СПОЖИВНИХ ВЛАСТИВОСТЕЙ І КОКУРЕНТОСПРОМОЖНОСТІ КОМП’ЮТЕРІВ, ЯКІ РЕАЛІЗУЮТЬСЯ В ТОВ «САВ-ДІСТРИБ’ЮШН» В М. ДОНЕЦЬК 727 KB
  Основні тенденції розвитку світового і вітчизняного ринку комп’ютерів Фактори які формують асортимент і якість комп'ютерів Аналіз ринку комп’ютерів в Україні та світі Нові технології в розвитку асортименту комп’ютерів Обґрунтування та удосконалення класифікації комп’ютерів РОЗДІЛ 2. Практичні аспекти реалізації оцінки якості комп’ютерів 2. Споживні параметри комп’ютерів та методи їх оцінки 2.
39275. Изыскание путей повышения эффективности производства на НПК «Динкома» на основе оценки товарной политики предприятия 698.5 KB
  Инновационная политика разработка новой продукции ее торговой марки и упаковки – основа эффективности предпринимательской деятельности в рыночных условиях гарантия высоких конкурентных позиций фирмы. Планы поступательного развития компании в средне и долгосрочной перспективе должны основываться на реалистичной и хорошо продуманной стратегической программе обновления ассортимента продукции. В интересах сохранения объемов сбыта или достигаемого уровня рентабельности предприятию необходимо быть готовым к немедленной замене вырабатываемой...
39276. Разработка автоматизированной системы измерений параметров взаимодействия жидких кристаллов с поверхностью подложки 7.52 MB
  Для них характерна относительная свобода пространственного порядка молекул в одном или более измерениях. Наиболее распространены нематические ЖК у которых длинные оси молекулы вытянуты приблизительно параллельно друг другу. Схема выключенной монохромной ячейки Если к ячейке приложено электрическое поле оси молекул поворачиваются перпендикулярно электродам и структура перестаёт вращать плоскость поляризации падающего света который при этом поглощается вторым поляризатором и устройство выглядит темным. Схема установки с вращением ячейки по...
39277. АРХИТЕКТУРА СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ СИСТЕМ ОБРАБОТКИ, АНАЛИЗА И ИНТЕРПРЕТАЦИИ ДАННЫХ 1.33 MB
  Команды. Опережающий просмотр команд. Структура ЭВМ с множественным потоком команд Глава 12. Компьютеры становятся весьма сложными кудато пропадает дружественность интерфейса программная среда переходит на жесткий командный язык и начинает требовать от пользователей предоставления такой информации которая не всегда известна и т.
39278. Концептуальная модель безопасности сети 22.04 KB
  Направлены на минимизацию или устранение Предполагают реализацию Невыполнение ведет к предпосылкам Потенциально ведут к нанесению ущерба Обуславливают наличие Из паспорта Из типа Кумулятивно и взвешенно ведут к нарушениям целостности устойчивости функционирования и безопасности ЕСЭ {C} Проверяют выполнение {R} = Учитывает ценность Учитывает стоимость Учитывает актуальность Содержат Рисунок 1 Концептуальная модель безопасности сети Условные обозначения:...
39279. АРХИТЕКТУРА СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ СИСТЕМ ОБРАБОТКИ, АНАЛИЗА И ИНТЕРПРЕТАЦИИ ДАННЫХ 1.13 MB
  Содержание: Введение Параллельная обработка данных на ЭВМ Классификации параллельных ВС Классификация Кришнамарфи Используемые источники Введение Стремительное развитие науки и проникновение человеческой мысли во все новые области вместе с решением поставленных прежде проблем постоянно порождает поток вопросов и ставит новые как правило более сложные задачи. К настоящему времени спроектированы и опробованы сотни различных компьютеров использующих в своей архитектуре тот или иной вид параллельной обработки данных. Параллельная обработка...