44338

Исследование основного комплекса вопросов, касающихся теоретико-правового осмысления основных характеристик политического режима Российской Федерации

Дипломная

Политология и государственное регулирование

Под политическим режимом понимается совокупность элементов идеологического институционального и социологического порядка способствующих формированию политической власти данной страны на определенный период. Политический режим – характеристика не только государства но и всей политической системы: отношения между людьми по поводу государственной власти и отношения людей с государственной властью образующие содержание политического режима разворачиваются именно в сфере политической системы....

Русский

2013-11-11

490 KB

1 чел.

Введение

Актуальность темы. Глубокие преобразования, происходящие в нашем государстве и обществе, порождают дискуссии о путях развития страны, ее политическом и правовом устройстве, сохранении целостности России. В этой связи особое значение и актуальность приобретают вопросы, связанные с политической стабильностью, развитием институтов гражданского общества и правового государства, политического режима. 

Политический режим  –  одна из определяющих категорий политической жизни государства. Опыт того или иного государства в развитии и правовом регулировании политического режима уникален, его невозможно просто слепо скопировать, пытаясь приспособить к политическим отношениям другого общества. Настоящее исследование формулирует научно обоснованную модель политического режима, построенную на основании исследования особенностей развития нашей страны.

Теоретическая основа и степень изученности темы. Изучению политического режима вообще и в Российской Федерации, в частности, было посвящено немало исследований.  Вклад в исследование теоретических проблем развития формы государства заложили представители политико-правовой мысли нового и новейшего времени: М.Вебер, Т.Гоббс, Г.Гроций, Р.Даль, Л.Даль, Л.Дюги, Г.Еллинек, Р. Иеринг, И.Кант, К.Каутский, Г.Кельзен, Дж.Локк, Ф.Люшер, К.Маркс, Ч.Миллз, Дж.Милль, Ш.Монтескье, М.Ориу, М.Падуанский, К.Поппер, Ж.Руссо, Сийес, А.де Токвиль, Э.Фромм, Ф. Хайек, Ф.Энгельс.

Среди представителей отечественной политико-правовой мысли конца XIX- первой половины XX в. интерес к государственному строительству и характеру политического  режима  проявляли Н.А. Бердяев, С.Н.Булгаков, А.И.Герцен, В.И.Гессен, И.А. Ильин, Н.М.Коркунов, В.И. Ленин, С.А. Муромцев, П.И. Новгородцев, Н.П.Огарев, Г.В. Плеханов, С.Л. Франк, Б.Н. Чичерин, Г.Ф. Шершеневич.

Современные проблемы российского политико-правового устройства нашли отражение в работах С.А. Авакьяна, А.А. Алексеева, Г.В. Атаманчука, М.В.Баглая, А.Б.Венгерова, Р.В. Енгибаряна, Ю.К. Краснова, А.В. Иванченко, Т.В. Кашаниной, А.Д. Кешимова; Д.А. Керимова, Е.И. Козловой, О.Е. Кутафина, В.В. Комаровой, В.В. Лазарева, В.О. Лучина, А.В. Малько, Л.С. Мамута, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова, В. С. Нерсесянца, Т.Н. Т.Н. Радько, О.И. Тиунова, Ю.А. Тихомирова, В.Е. Чиркина и др.

Политический режим как элемент формы государства исследовался как за рубежом, так и в отечественной науке. Но рассмотрение его как способа реализации властных полномочий делало политический режим однопорядковым с государственным режимом, с одной стороны, с другой, он «невольно» становился объектом исследования в качестве политического феномена. В то же время интерес к политическому режиму свелся практически к его классификации (исследования Р.Даля, Э.Шилоза, Г.В.Атаманчука, Т.В. Кашаниной, В.В. Лазарева, В.С.Нерсесянца, В.Н. Хропанюка, В.Е.Чиркина и др.)

На основе разработок указанных авторов удалось выявить особенности политического режима Российской Федерации.

Объектом исследования являются общественные отношения по поводу возникновения, развития и функционирования политического режима Российской Федерации.

Предмет исследования – политический режим Российской Федерации.

Цель настоящей работы заключается в том, чтобы на основе действующего законодательства, научной и учебной литературы исследовать основной комплекс вопросов, касающихся теоретико-правового осмысления основных характеристик политического режима Российской Федерации.

Достижение указанной цели обусловило постановку и решение следующих задач:

1 дать понятие и раскрыть сущностные характеристики политического режима РФ;

2 рассмотреть классификацию политических режимов;

3 исследовать конституционные основы политического режима РФ;

4 проанализировать динамику развития правозащитной ситуации и способы конституционной защиты прав и свобод человека и гражданина в РМ.

Методологическая основа работы. В процессе исследования автором были использованы различные методы познания – диалектический, исторический, формально-юридический логический, сравнительно-правовой, и другие.

Структура работы соответствует поставленным целям и задачам и включает в себя введение, два раздела, заключение и список использованных источников.


1
 Политический режим: понятие, содержание, сущность,             классификация

  1.   Понятие, признаки, сущность политического режима

Понятие «политический режим» (от лат. regimen, от фр. Regime – управление) появилось в научном обороте во второй половине XX в.  Ведение в научный оборот термина «политический режим» породило множество его разновидностей, что, на наш взгляд, свидетельствует о недостаточно четком понимании данного явления. Отсутствие четкой классификации, путаница в дефинициях привели к тому, что в понятие политического режима каждый исследователь вкладывал то содержание, которое было созвучно его видению данного явления.

В научной литературе существует большое количество определений политического режима.

Дать универсальное определение политического режима достаточно сложно. Широкую известность приобрело определение, данное политологом Ж.Л. Кермонном: «Под политическим режимом понимается совокупность элементов идеологического, институционального и социологического порядка, способствующих формированию политической власти данной страны на определенный период»1).

В научной литературе распространенным является подход, согласно которому политический режим представляет собой функциональный компонент политической системы. При таком подходе политический режим включает в себя методы, способы, направление развития политических отношений. В современном обществе – это конституционно-правовые принципы и структуры, институциональные и политические нормы, – основные ценности, которые регулируют работу политической системы.

Л.И. Спиридонов отмечает: «Политический режим – характеристика не только  государства, но и всей политической системы: отношения между людьми по поводу государственной власти и отношения людей с государственной властью, образующие содержание политического режима, разворачиваются именно в сфере политической системы. Поскольку последняя является одним из уровней гражданского общества, постольку глубинные социально-экономические и культурные основы этого общества обусловливают характер государства не непосредственно, а запечатлеваясь в особенностях политического режима как содержании политической системы»2).

Корельский В.М. подчеркивает, «политический режим — это методы осуществления политической власти, итоговое политическое состояние в обществе, которое складывается в результате взаимодействия и противоборства различных политических сил, функционирования всех политических институтов и характеризуется демократизмом или антидемократизмом»3).

На основании анализа современных определений политического режима можно выделить следующие отличительные признаки политического режима.

Во-первых, режим недостаточно связывать лишь с формой правления. Решая задачи социальной и политической стабилизации, он способствует организации значительно более масштабных, макросоциальных процессов. В этом режим близок по содержанию политической системе, раскрывая ее динамический аспект. Любой режим в своей деятельности стремится опираться на сложившуюся систему экономических интересов и культурных ценностей, а его действия непременно отзываются внутри этой системы, укрепляя или ослабляя имеющиеся в ней связи и отношения. В этом смысле любой режим обречён решать проблемы взаимоотношений, складывающихся между государством и гражданским обществом. Ведь именно в структурах гражданского общества коренятся отношения правительства и оппозиции, являющиеся ключевыми в характеристике типа и особенностей режима.

Во-вторых, очевидно, что режим обеспечивает не только динамизм, но и определенную стабилизацию политической системы, приводя ее элементы, структурные характеристики в упорядоченное взаимодействие, обеспечивая их слаженность и координацию. И эта задача также решается им успешно лишь в том случае, если политико-правовые механизмы создаются с учетом устройства и особенностей развития социальных структур. Проблема заключается не только в том, чтобы предписать обществу ту или иную «формулу легитимности» (например, президентскую или парламентскую модель), но и в том, чтобы выявить имеющиеся для ее «трансплантации» социально-исторические предпосылки. Любой режим в этом смысле может быть рассмотрен как некий способ разрешения, или артикуляции конфликта между обществом и правительством.

В-третьих, режим, несомненно, представляет собой совокупность властных структур, позволяющих правящему классу осуществлять возложенные на него полномочия. В одних случаях могут существовать институт многопартийности и развитые структуры гражданского общества, в других — политические решения принимаются и реализуются режимом в опоре на принципиально иные структуры и механизмы, без всякого согласования с общественными интересами. Одно из определений режимов, обращающее внимание на эту сторону проблемы, принадлежит известному американскому исследователю Марку Хагопиану. Он рассматривает режим «как специфическую институциональную структуру, которая характеризует политическую систему страны» и деятельность которой шире, чем деятельность правительства или отдельных групп официальных лиц, представленных в институтах.

В-четвертых, любой режим в своей деятельности обращается к тем или иным методам достижения целей. Режимы могут существенно отличаться друг от друга, в зависимости от того, какие методы (насильственные или ненасильственные) используются ими в достижении поставленных целей. Важно не смешивать между собой методы осуществления власти и собственно властные структуры. Свидетельством того, что это не одно и то же, служит, например, богатый опыт функционирования авторитарных режимов. Обладающие нередко сходными репрессивными структурами политической власти, авторитарные режимы далеко не всегда обращаются к фронтальному насилию в достижении поставленных целей. В тех случаях, когда более эффективным оказывается использование методов убеждения, а не принуждения, репрессивный по своей природе режим может, вопреки ожиданиям, оказаться способным проявить «несвойственную» для него гибкость и склонность к компромиссам.

Таким образом, методы осуществления власти и властные структуры могут существенно различаться. Поэтому следует подчеркнуть, что режим обладает не только специфическими структурами власти (ими обладает и политическая система), но и особыми методами ее реализации.

Наконец, в-пятых, режим, по сравнению с системой, обладает своими собственными временными характеристиками. Четче всего этот признак отражен в определении режима, данном американскими исследователями Дж. Барнсом, М. Картером и М. Скидмором: «Режим есть специфический период действия политической власти, осуществляемой в рамках политической системы».

Суть политических режимов пытался определить с помощью некой универсальной схемы  Ш. Монтескьё. Он включил в нее комплекс черт и особенностей. Исходными элементами этой схемы являются: число носителей верховной власти, умеренность или неумеренность ее реализации, господствующий в обществе психологический настрой, характерные для режима нормы поведения, при нарушении которых он утрачивает прочность и разлагается. Однако эта схема, содержащая элементы других форм государства, со временем позволила включать в понятие политического режима и элементы ему не свойственные, что вело к известной неопределенности. Это стало одной из причин того, что понятие политического режима утратило научную строгость.

Известный французский правовед М. Ориу усматривает сущность политического режима (он использует термин «государственный режим») в централизации права и централизации политической власти, создающей условия для реализации гражданской свободы, дополняемой и обеспечиваемой политической свободой.  При всей логической строгости предложенной схемы, она также оказалась ограниченной, поскольку М. Ориу увязывает политический режим с национальным и народным суверенитетом, видя в первом режим представительной, а во втором –

непосредственной демократии4). Создавая свою работу « Основы публичного права », увидевшую свет в 1910 г., М. Ориу не предполагал появления в будущем тоталитарных форм политического режима. Однако, трактуя государственный (политический) режим как выражение национального и народного суверенитета, он фактически сводит его к политической системе, что, в известном смысле, не лишено логики, поскольку все элементы политической системы работают на укрепление существующего в государстве политического режима и создаются для этой цели. Точке зрения М. Ориу близки взгляды французского политолога М. Дюверже, американского политолога Р. Гестила и др.

Сущность политического режима заключается в ответе на вопросы: во имя чего (кого), и каким образом осуществляется политическая власть, каким целям служит государство, какую степень свободы личности оно для реализации ее возможностей обеспечивает, какова степень подчиненности государственной власти праву и закону. Г.В. Атаманчук считает, что «именно политический режим есть действительность государственной власти», что в нем абстрактные, и на словах обычно звонкие и правильные, положения переводятся в конкретику, в технологии решения тех или иных проблем, что ведет к прямому соприкосновению власти и человека, его судьбы5).

Сущность политического режима с правовой точки зрения достаточно точно, на наш взгляд, определил B.C. Нерсесянц. Не проводя строгого различия между политическим и государственным режимом, он подчеркивает, что «государственный (политический) режим – это по сути своей всегда государственно-правовой режим, определенный правовой порядок функционирования государства, те или иные правовые формы, процедуры, приемы, способы и методы осуществления государственной власти»6).

Проблема определения сущности политического режима и его юридического обеспечения имеет не только теоретический, но прежде всего практический характер. От этого зависит политическая стабильность в обществе, возможность консолидации его сил и средств для решения крупных общенациональных задач, требующих единства и сплоченности.

Существенной особенностью политического режима является то, что уже в самой его политической определенности (демократия, тоталитаризм, авторитаризм) содержится известная оценочная составляющая, «единицей измерения» которой служит степень свободы (несвободы) личности, ее социальных возможностей.

Каждый из политических режимов может иметь много оттенков в зависимости от исторических условий, особенностей возникновения, характера внешнеполитических связей и окружения, экономических, сырьевых, демографических ресурсов государства. Однако общие сущностные его черты проявляются в его функциональной направленности. Политический режим обеспечивает:

  1.  стабильность государственной власти;
  2.  управляемость процессами общественного развития, приемлемую для власти их динамику и направленность;
  3.  достижение целей политики, реализацию партикулярных или

национальных интересов.

Суммируя сказанное, можно сформулировать следующее определение: политический режим есть совокупность определенных структур власти, которые функционируют в общих (структурных и временных) рамках политической системы общества и преследуют цели ее стабилизации, опираясь в этом на сложившиеся (или же складывающиеся) социальные интересы и используя специфические методы.

  1.  Политический режим и государственный режим: соотношение понятий

Режим (франц. regime, от лат. Regimen – управление) означает: во-первых, государственный строй, метод правления;  во-вторых, установленный порядок жизни (работы, питания, отдыха, сна); в- третьих, совокупность правил, мероприятий, норм для достижения какой либо цели (например, режим экономии);  в-четвертых, условия работы, деятельности, существования чего-либо (например, рабочий режим машины).

Наряду с понятием политический режим в юридической литературе широко употребляется также понятие государственного режима. При этом часто понятия политический режим и государственный режим употребляются как синонимы, что, на наш взгляд, весьма спорно и требует существенных уточнений7). Как утверждают лингвисты, не существует абсолютно точно совпадающих по смыслу синонимов. И этого правила придерживается современный законодатель как одной из аксиом современной юридической техники8). Тем более недопустимо смешивание понятий политического и государственного режима, поскольку различие в данном случае очевидно. Поскольку политический режим неотделим от государства, составляет сердцевину его сущности, ряд исследователей употребляют понятие государственно-политического режима. Нам представляется, что разграничение понятий политического и государственного режима имеет большое значение как для правовой науки в плане исторически обусловленного уровня обеспечения прав и свобод человека.

Многие авторы политический и государственный режимы вообще не разграничивают, считая их синонимами. В учебнике «Теория государства и права» под ред. проф. М.М. Рассолова понятия политического и государственного режима также не разграничиваются и рассматриваются как методы государственного руководства и как уровень гарантированности демократических прав и свобод личности. Здесь вводится понятие политико-правового режима. При этом авторы учебника подчеркивают, что данные режимы выражают характер отношения властных структур к правовым основам государственной и общественной жизни. В качестве политико-правовых режимов выделяются демократический и антидемократический. Последний подразделяется на авторитаризм (власть главным образом в руках одного лица), элитаризм (господство разного рода элит: политической, технической или иной), тоталитаризм, охлократизм, расизм, фашизм. Кроме того, выделяются гражданские и военные режимы9).

В.А. Четвернин, утверждает, что политический и государственный режим понятия не идентичные, но строгого разграничения их не проводит. При этом подчеркивает, что государственный режим объясняет способы осуществления государственной власти, выражает меру и характер участия субъектов государственного общения в формировании и осуществлении государственной власти10).

Известная непоследовательность в трактовке политического и государственного режимов содержится и в фундаментальном учебнике «Проблемы общей теории государства и права» М.Н. Марченко. Автор, рассматривая государственный режим в качестве составной части политического режима, определяет его как «совокупность используемых стоящими у власти группами, классами или слоями общества методов и способов осуществления государственной власти»11). Отмечая непосредственную связь государственного режима с властью, М.Н. Марченко полагает, что «он не ассоциируется напрямую с порядком формирования высших и местных органов государственной власти или организации верховной власти в государстве.  Государственный режим выступает как реальное проявление организационно оформленной власти, как процесс ее функционирования»12). В таком случае не представляется возможным объяснить, как в условиях одинакового политического режима происходит формирование совершенно различных по формальному и функциональному признаку государственных органов в различных странах, осуществляется система сдержек и противовесов. Для сопоставления можно в данном случае взять США и Великобританию, принадлежащих к тому же к одной правовой семье общего права.

С.А. Киреев выделяет несколько видов и подвидов государственного режима, например: тоталитарный, который он рассматривает как чрезмерно, изощренно авторитарный, обычно террористический, тиранический; жестко авторитарный; авторитарно-демократический, демократически-авторитарный; развернуто-демократический, анархо-демократический13). В данном случае имеет место прямое отождествление государственного и политического режимов, хотя сама по себе градация политических режимов, предложенная автором, заслуживает, по нашему мнению, внимания.

Наиболее последовательно разграничение политического и государственного режима по их сущности и назначению дается профессором С.Ю. Кашкиным. Под политическим режимом он понимает «систему приемов, методов, форм, способов осуществления политической (включая государственную) власти в обществе»14). При этом он подчеркивает, что «именно анализ политического режима позволяет вынести наиболее адекватное суждение о подлинных возможностях человека и его взаимоотношениях с властями предержащими»15).

«Политическим режимом обусловливаются присущие тому или иному периоду жизни страны порядок политических отношений, степень политической свободы, образ правления. Это функциональная характеристика власти. Она не может не отражаться на правовых формах государства и его отношений с обществом и отдельным человеком, урегулированных, прежде всего, конституционным правом, однако нередко именно политический режим выступает как причина фиктивности соответствующих право положений, содержание которых выхолащивается практикой осуществления публичной власти или которые этой практикой нарушаются»16).

Государственный режим как понятие значительно уже политического режима и представляет собой реальный порядок функционирования и взаимодействия высших государственных органов17). При этом подчеркивается, что «нельзя анализировать конституционную модель отношений власти без учета фактической системы этих отношений», т.е. политического режима.

Различие политического и государственного режима следует проводить, исходя из базовых положений. Для политического режима таковыми являются уровень свободы личности и адресация реализуемого интереса. Находясь в системе социальной необходимости, личность в любом обществе обязана следовать определенным правилам поведения независимо от своего желания. Это нашло отражение в принципе, впервые сформулированном Ш. Монтескьё и положенным затем в основу понимания демократического режима: «Свобода есть право делать все, что дозволено законами»18).

В государственно организованном обществе таким ограничителем служит право. С помощью правового механизма устанавливаются пределы дозволенного, что и находит свое интегральное выражение в политическом режиме, создающем ограничения в интересах личности, социальной группы, всего народа.

Для государственного режима базовым положением является организация государственной власти, способы ее функционирования. В отличие от политического режима, понятие государственного режима не несет идеологической, оценочной и нравственно-правовой нагрузки и может рассматриваться лишь с точки зрения способов организации государственной власти под влиянием различных внутренних и внешних причин, ментальности, культуры населения и др. Если государственный режим прямо вытекает из формы организации власти, то политический режим во многом определяет характер самой власти и создает как правовой, так и внеправовой механизм собственной защиты. В принципе политический режим может существовать при отсутствии государственного режима. Например, во время Гражданской войны в России на территории, временно контролируемой анархистами, имел место своеобразный политический режим анархии, но при этом никакого государственного режима на данной территории не существовало.

Связь государственных режимов с формой организации власти  определяет и их классификацию. Можно выделить такие формы государственных режимов:

- абсолютизм (абсолютная монархия);

- дуализм власти (президентская республика);

- ограниченный дуализм власти (парламентская, дуалистическая монархия);

- парламентаризм, министериализм или система кабинета;

- президенциализм в различных модификациях (конституционная монархия, парламентская республика);

- партократия (республики советского типа).

Следует иметь в виду, что государственный режим – весьма  гибкое понятие. Даже в зависимости от политической ситуации в стране, расстановки политических сил, взаимодействия между высшими органами власти он может модифицироваться, приближаясь к той или иной его разновидности19). Например, в двух демократических государствах с республиканской формой правления – Италии и ФРГ – государственные режимы различны. Если в Италии государственный режим – парламентаризм, то в ФРГ он имеет наряду с парламентаризмом и признаки министериализма.

Политический режим фиксирует реальную принадлежность власти определенным субъектам политического процесса, способы  владения и удержания ее, рекрутирование политической элиты, механизмы ее воздействия на людей. Так, в советском государстве, несмотря на закрепление в конституциях власти Советов, реальная власть сконцентрировалась в руках коммунистической партии, в результате чего диктатура пролетариата превратилась в диктатуру над  пролетариатом, как, впрочем, и другими слоями населения.

Те же принципы формирования высших органов государственной власти закреплены и в Конституции Российской Федерации. В первой главе «Основы конституционного строя» Российское государство характеризуется как «демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления». Это означает закрепление народовластия, поскольку носителем суверенитета и единственным источником власти Конституция признает российский многонациональный народ. В Конституции 1993 г. определены следующие формы осуществления власти народа:

  1.  непосредственное;
  2.  через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Это принципиально новая конструкция власти народа в Российской Федерации, так как в советских конституциях констатировалось, что народ осуществляет власть через Советы. Только в ходе конституционных реформ 1990-1993 гг. в действующую тогда Конституцию России было внесено положение о том, что народ осуществляет государственную власть непосредственно. Кроме того, принципиальная особенность новой конституционной системы власти народа заключается в том, что отмечается такой канал ее осуществления, как органы местного самоуправления, которые не входят в систему органов государственной власти.

Таким образом, Конституция Российской Федерации различает конституционную систему власти народа (ч. 2 ст. 3) и конституционную систему государственной власти (ст. 11). При этом первое положение относится к политическому режиму, а второе конкретизирует государственный режим. Такое различие важно для уяснения природы власти народа, ее конституционных основ и правового механизма ее осуществления.

Совпадение объемов политического и государственного режима в современных государствах практически не встречается. Наличие институтов местного самоуправления, прямой демократии, элементов политической сферы гражданского общества позволяет говорить о несовпадении методов, используемых в рамках государственного и политического управления. Наибольшее приближение к слиянию двух этих режимов существует в тоталитарных государствах с жесткой системой подчинения в рамках государственного аппарата, пронизывающей все уровни политической деятельности от общегосударственного управления до управления на местах. Наличие монополии на политическую деятельность единственной правящей партии (редким исключением является тоталитарный режим, допускающий существование кроме правящей партии и партий сателлитов) и фактическое срастание этой партии с государственным аппаратом значительно снижают сферу негосударственной политической деятельности, однако не исключают возможности осуществления таковой в различных, зачастую экстраординарных формах. Таким образом, отождествление политического и государственного режима невозможно даже при условии функционирования тоталитарного политического режима.

Проанализировав соотношение политического режима и государственного режима, на наш взгляд, можно сделать вывод, что исследуемые явления характеризуются устойчивой, многоаспектной связью. Данная связь требует учета иных явлений при анализе политического режима. В некоторых случаях обращение к указанным явлениям позволяет более точно определить содержание самого политического режима (в случае исследования государственного режима), его функциональное назначение, значимость некоторых средств политического управления. Стоит заметить, что особая значимость связанности данных явлений проявляется при изучении процессов их трансформации, поскольку при преобразовании одного из них другие также претерпевают значительные изменения.

Более того, существование любого из них возможно только в случае присутствия другого. В некоторых случаях это обусловлено устойчивостью функциональной связи между исследуемыми явлениями. В других – характеристикой их как общего и частного (политический и государственный режим). Случаи, когда отсутствует одно из представленных явлений, например, государственный режим, но существуют иные, анализируемые нами явления, конечно, существуют. Но это лишь исключение, встречающееся в современной политической реальности чрезвычайно редко.

Однако говорить о тождестве политического режима и государственного режима неверно. Данные явления различны по своему функциональному назначению, по формам внешнего выражения в рамках конкретных политических процессов, наконец, по объему включенных в них элементов.

1.3  Классификация политических режимов

Многообразие подходов к классификации политических режимов отнюдь не способствовало внесению ясности в исследование  данной проблемы.

Политический режим является той частью формы государства, которая непосредственно связана с правовой системой, определяет правовую политику государства, задает вектор развития правовой системы. Именно «от характера политического режима зависит, в каком направлении осуществляется действие закона как средства обеспечения и решения всего комплекса задач, стоящих перед обществом и государством.

Какие бы разновидности политических режимов мы не взяли, они неизбежно приводят к трем основным его видам: демократии, авторитаризму и тоталитаризму. Все так называемые промежуточные режимы, например аристократический, олигархический или охлократический, нацистский, фашистский и др., представляют собой модификацию этих трех основных.

Авторитарный политический режим – политический режим, при котором политическая власть осуществляется конкретным лицом (семьей, политической партией, социальным классом) при минимальном участии народа. К характерным чертам такого режима относятся:

  1.  концентрация власти в руках политического лидера или определенной группы;
  2.  наличие у государства в лице властной элиты ключевых рычагов общественной жизни;
  3.  ограничение и регламентация политических прав и свобод, политического поведения, как отдельных граждан, так и общественно-политических организаций;
  4.  разрешение гражданам всего, кроме политики;
  5.  наличие формальных элементов демократии (выборы, парламентская борьба).

Ю. Сумбатян выделяет следующие характерные черты авторитарного режима:

  1.  Монистическая структура политической власти, в центре которой находится господство отдельной личности, при этом политическая власть основывается в большей степени на силе, чем на насилии.
  2.  Власть концентрируется в руках главы государства; реальный механизм политической власти характеризуется сильной, в большинстве случаев неограниченной президентской властью.
  3.  Отчуждение народа от власти, недопущение политической оппозиции, преследование независимых общественных объединений, легальной политической деятельности и ограничение свободы печати; урезают права и свободы граждан, часто превращая население страны в простой объект манипуляций. При этом авторитаризм стремится объяснять свои действия неготовностью общества к созданию правового государства и отсутствием у населения потребности в нем.
  4.     Политическая структура авторитарного режима не предусматривает реального разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, а выборы нередко носят показной, а то и фиктивны характер. Все ветви власти концентрируются в руках диктатора, использующего антидемократические методы властвования, трактуя законы по своему усмотрению. При этом сохраняется конституция, она носит декларативный характер, а существование партий допускается лишь при условии полной поддержки позиции диктатора.
  5.   Авторитарный режим в условиях слабости и неразвитости индустриального общества, социально-экономического и политического кризиса на определенном историческом этапе может обеспечить определенный рост экономического развития и политическую устойчивость в обществе. При опоре на эти режимы диктаторам удается в ряде случаев подавить антиправительственные и оппозиционные выступления, этнические и религиозные движения, проводить достаточно умеренную социальную политику, не разрушая рыночные отношения и сохраняя многоукладность экономики. Все это создает благоприятные условия для перехода от авторитарных режимов к гражданскому цивилизованному обществу, правовому государству путем демократизации общественно-политической жизни20).

Впервые термин «авторитаризм» (от лат. Auctorзачинатель, основатель, созидатель, творец, автор, даритель и auctoritasсуждение, мнение, решение, власть, право) был введен так называемой франкфуртской школой, ведущий представитель которой Т. Адорно в работе «Авторитарная личность» (1950) раскрывает концепцию авторитаризма с помощью социально-психологического анализа соответствующего типа личности и установок по отношению к индивиду и обществу.

Авторитаризм рассматривается, прежде всего, как взгляд человека на власть, характер поведения по отношению к ней. По своей сущности авторитаризм – это специфическая социальная установка личности, общая ориентация на власть, в соответствии с которой у человека существует определенное ценностное отношение к ней и предрасположенность действовать относительно нее соответствующим образом, выражающаяся в том, что называется авторитарным подчинением и авторитарной агрессией. Такая предрасположенность также обусловлена свойствами власти. Но данные свойства воспринимаются не сами по себе, в отрыве от их возможного воздействия, а в связи с таким воздействием. Это власть «для себя», власть «на себя» и власть «для других».

В структуре «природного» авторитаризма власть «в себе» и «для себя» неразделимы, слиты. От степени разделенности власти «в себе» и власти «для себя» зависит образ действий самой авторитарной личности по отношению к власти, т.е. особенности восприятия власти «на себя» – характер подчинения.

Реакция на власть авторитарной личности может касаться восприятия действий власти безотносительно к себе, к своим ценностям. Это восприятие властного принуждения по отношению к другим, сторонним людям или «власть для других». В такой реакции проявляется общее понимание природы власти и ее роли в обществе.

Поэтому авторитарный политический режим рассматривают нередко как режим личной диктатуры, опирающийся на построенную по иерархическому признаку властную вертикаль. Авторитарный режим принадлежит к числу самых древних государственно политических устройств общества и отличается большим разнообразием. Если его внутренняя природа достаточно определенна, то внешние его проявления весьма многообразны. Они зависят от ряда факторов: социально-экономических, политических, психологических и др.

Однако в процессе исторической эволюции понятие и роль авторитарного режима претерпели значительные изменения.

Авторитарные режимы могут быть жесткими, например, восточные деспотии, большинство европейских монархических режимов XVI в., включая правление Ивана IV в России (некоторые исследователи связывают это не столько с личностными качествами правивших в одно и то же время монархов, сколько с характером эпохи первоначального накопления капитала). При этом легитимность монархов не вызывала сомнений. Разновидностью жесткого авторитарного режима могут быть так называемые преторианские режимы (по аналогии с древнеримскими государственными переворотами). К ним относятся всевозможные режимы военных хунт, возведенных на трон приемлемых для определенных политических группировок монархов (Вильгельма Оранского в Англии, Елизаветы Петровны, Екатерины II – в России). Во второй половине XX в. прокатилась целая волна политических переворотов, установивших авторитарные режимы, которые, например, в Латинской Америке, уступили в конце века место демократическим режимам, но продолжают действовать в ряде африканских и азиатских государств.

Менее жесткими разновидностями авторитаризма являются авторитарно-демократические или демократически-авторитарные режимы. Их еще называют иногда режимами демократического цезаризма. Типичным примером такого режима является правление генерала Шарля де Голля в период Пятой республики во Франции. Пришедший к власти демократическим путем, строго опирающийся) на закон (Конституцию Пятой республики), де Голль создал предпосылки для последовательного перехода к развитому демократическому режиму. Примерно ту же роль сыграл на заключительной: стадии своего правления генерал Франко в Испании, хотя к власти он пришел другим (насильственным) путем.

К основным современным формам авторитарного режима следует отнести реакционный, правый, конституционный, консервативный, либеральный, новый авторитарные режимы. Рассмотрим некоторые из них.

  1.       Либеральные авторитарные режимы представляют своеобразный симбиоз авторитаризма и демократии или, точнее, авторитарные режимы с демократической тенденцией. Они, признавая основные принципы демократии, права и свободы человека, разделение властей, частное предпринимательство, свободную конкуренцию, требуют вмешательства государства, создающего благоприятные условия для их реализации.
  2.        При дальнейшем развитии либеральный авторитаризм принимает строго очерченные законом формы и может быть назван конституционным авторитаризмом. Авторитарный режим ставит политический процесс под определенный контроль, что дает основания приверженцам либерализма упрекать сторонников конституционного авторитаризма в отходе от демократических (чаще всего в переходные периоды псевдодемократических) принципов, видя в их действиях только попытку реставрации прошлых общественных отношений. Конституционные авторитарные режимы переходного периода  опираются, прежде всего, на эффективные силовые структуры, используемые для того, чтобы справиться с длительными экономическими и политическими кризисами, перед которыми демократические институты оставались бессильны. В отдельных случаях для защиты государственной и территориальной целостности (но не для решения внутриполитических проблем) режим использовал армию. Конституционный авторитаризм  стремится канализировать демократические институты  в рамках определенной политической направленности. При этом государство берет на себя бремя целого ряда непопулярных норм, неизбежных в периоды выхода из кризисного состояния. Это вызывает резкую критику со стороны как либеральной оппозиции, так и левых радикалов.

ные режимы с демократической тенденцией. Они, признавая основные принципы демократии, права и свободы человека, разделение властей, частное предпринимательство, свободную конкуренцию, требуют вмешательства государства, создающего благоприятные условия для их реализации.

  1.  При дальнейшем развитии либеральный авторитаризм принимает строго очерченные законом формы и может быть назван конституционным авторитаризмом. Авторитарный режим ставит политический процесс под определенный контроль, что дает основания приверженцам либерализма упрекать сторонников'конституционного авторитаризма в отходе от демократических (чаще всего в переходные периоды псевдодемократических) принципов, видя в их действиях только попытку реставрации прошлых общественных отношений. Конституционные авторитарные режимы переходного периода опираются, прежде всего, на эффективные силовые структуры, используемые для того, чтобы справиться с длительными экономическими и политическими кризисами, перед которыми демократические институты оставались бессильны. В отдельных случаях для защиты государственной и территориальной целостности (но не для решения внутриполитических проблем) режим использовал армию. Конституционный авторитаризм стремится канализировать демократические институты в рамках определенной политической направленности. При этом государство берет на себя бремя целого ряда непопулярных норм, неизбежных в периоды выхода из кризисного состояния. Это вызывает резкую критику со стороны как либеральной оппозиции, так и левых радикалов.
  2.   Изначально понятие правого авторитаризма в прикладном аспекте рассматривалось применительно к содержанию фашистской идеологии. В более широком смысле это понятие охватывало установки по отношению к индивиду и обществу, связанные с правой политической перспективой его развития. Содержательно смысл этих установок выражается в категориях жесткости и принуждения21). В дальнейших исследованиях понятие правого авторитаризма расширялось или, наоборот, сужалось в зависимости от конкретных целей исследования.  Содержательное наполнение авторитаризма привело, в частности, к выделению синдрома эгоцентризма, характеризующего качественные сдвиги в отношении к «своей», внутренней этнической группе, с которой индивид себя отожествляет, и к «чужой», внешней этнической группе, которая рассматривается как противостоящая «своей». Внешняя группа является объектом отрицательного мнения и враждебных установок. Наоборот, внутренняя группа является объектом положительного мнения и неразборчивой поддержки.

Исследования правого авторитаризма в узком его понимании включали в себя отношения к различным проявлениям власти в обществе как таковой: отношение к лидеру как ведущей направляющей силе; одобрение властных институтов и действий; склонность к устойчивому осуждению свободы во взглядах и поведении.

  1.  В связи с появлением термина «новый современный авторитарный режим» необходимо отметить, что еще в 1950-е гг. американскими учеными Гарвардского университета была разработана концепция «нового авторитаризма» для исследования своеобразной политической формы, которая сложилась в процессе начальной стадии модернизации в странах «третьего мира». Отмечая неудачи в процессе демократических реформ, американские ученые сделали вывод о том, что данные формы правления не соответствуют уровню экономического развития данных стран. Для них нужна была не демократическая и политическая свобода, а прежде всего политическая стабильность. Свобода немыслима без порядка. Поэтому необходимо сосредоточить власть в руках «элиты» либо «просвещенного диктатора», значительно ограничив участие народных масс в политической деятельности, и дать возможность элите осуществить экономическую модернизацию.

Интерес к авторитаризму возрос в последние десятилетия в связи с политическими процессами, происходящими в Восточной Европе и на территории бывшего СССР. Существует точка зрения, согласно которой авторитаризм может сыграть положительную роль в переходный период от тоталитарного к демократическому режиму и позволить с наименьшими потерями разрешить социально-экономические и политические проблемы.

Авторитарным режимам не чужды различные демократические институты: парламенты, выборы, формальная самостоятельность ветвей власти, наличие партий, групп давления, не имеющих политического характера. До известной степени присутствуют и элемент ты гражданского общества, имеет место дозированное инакомыслие, например религиозное, по вопросам культуры, быта, морали т.д. Действительно, авторитаризм в его мягком варианте способе  нейтрализовать разгул политического и правового беспредела, который поражает общество в случае обвального наступления политической свободы после многих лет тоталитарного режима, которая при слабости политической воли и отсутствии надлежащей правовой базы превращается во вседозволенность, подменяя демократически ценности суррогатами демократии (охлократия).

Авторитарный режим предполагает персонификацию власти ее строгую организацию по вертикали. В условиях переходного периода от тоталитаризма к демократии подобная персонификация может служить гарантией развития политических институтов, наполнения их демократическим содержанием при последовательном совершенствовании правовой системы и создании конституционных гарантий прав человека и гражданина.

При анализе современных форм авторитаризма необходимо рассматривать их под новым углом зрения – не как самостоятельно обособленный способ организации власти, а как переходный политический режим, который в своем развитии может трансформироваться.

Тоталитарный политический режим – режим, стремящийся к установлению абсолютного (тотального) контроля над различными сторонами жизни каждого человека и всего общества в целом. Причины возникновения такого режима достаточно разнообразны и зависят от конкретно исторических реалий той или иной страны:

  1.  революция (падение монархии в России, образование буржуазно-демократической республики, октябрь 1917 г.);
  2.  военное поражение (поражение в Первой мировой войне Германии, подписание унизительного для нее Версальского договора сцементировало нацию вокруг национал-социалистской партии);
  3.  внутренние противоречия (сложность социально-экономической ситуации в Италии заключалась в том, что общественно - политические силы, предлагавшие буржуазно-демократический путь развития страны, оказались не в состоянии предложить реальную программу выхода из кризиса, чем и воспользовался бывший социалист Бенито Муссолини);
  4.  навязывание извне (образование так называемой мировой социалистической системы после окончания Второй мировой войны).

Условия формирования тоталитаризма:

- резкая ломка устоявшихся социальных структур, маргинализация различных общественных групп;

- кризис политической власти;

- отсутствие или разрушение гражданского общества;

- деформация политического сознания.

Такие условия были в Российской империи в начале XX в. Первая мировая война явилась их катализатором. Традиционная социальная стратификация российского общества была изменена Временным правительством, объявившим уничтожение сословных, религиозных и прочих ограничений; военные действия привели к появлению маргиналов, людей без определенных занятий, поддающихся на любую агитацию и пропаганду, озлобленных и готовых к решительным действиям. Кризис политической власти проявился в годы Первой русской революции, под давлением которой последний русский император издает «Манифест» от 17 октября 1905 г., дарующий подданным политические права и свободы: в лице Государственной Думы, созданной на основании Основных законов Российской империи 1906 г., самодержавие получает оппозицию; война «работает» на радикально настроенные политические партии: лозунг о превращении войны империалистической в войну гражданскую поддержали сотни тысяч солдат и матросов.

Ликвидация самодержавия не означала преодоления кризиса власти. Временное правительство, созданное после падения самодержавия, вынуждено было делить власть с Петроградским Советом; курс на вооруженное восстание, взятый большевиками летом 1917 г., привел к свержению Временного правительства и установлению власти Советов. Становление гражданского общества в России было в значительной мере затруднено наличием феодальных пут, мешающим развитию капиталистических отношений. Появившиеся в конце XIX в. «Русское техническое общество», «Общество для содействия развитию русской промышленности и торговли» были первыми ячейками гражданского общества, еще не способными стать противовесом государству. Деформация политического сознания, вернее, формирование политического сознания в заданном направлении началась задолго до формального провозглашения политических свобод. РСДРП ставила своей целью внедрение социалистического сознания в рабочее движение; газеты «Искра» и «Правда» выполнили свою историческую миссию. Агитация и пропаганда достигла цели – рабочий класс в союзе с беднейшими слоями крестьянства (теория двух этапов революции по В. Ленину) созрел для социалистической революции.

Основы становления тоталитаризма:

  1.  появление современных средств массовой информации и

формирование их потребителя;

  1.  возникновение массовых политических партий – мощных рычагов влияния на общественно-политические и социальные процессы;
  2.  накопление опыта государственного управления обществом, решение социальных проблем путем мобилизации многомиллионных масс людей;
  3.  наличие возможностей для создания разветвленного аппарата репрессии и насилия.

Становление тоталитаризма возможно там и тогда, где и когда вышеперечисленные характеристики имеются в наличии. Так, уже в первые годы Советской власти началось создание «государственного жителя» – потребителя информационного рынка, существующей  под эгидой и жестким контролем коммунистической партии. Интеллектуальный товар и его потребление строго дозировались по мере построения бесклассового общества и социалистического государства; аналогичная ситуация была в нацистской Германии.

Массовые политические партии, стоящие у власти, разрабатывают генеральную линию, стратегию и тактику управления государством и обществом. Коммунистическая партия была у штурвала советского государства с первых дней его существования. Лозунг «Решения партии в жизнь» означал обязательность исполнения данных решений, в первую очередь, для государственной власти, а затем – для всего советского народа вне зависимости от партийной принадлежности. Партийно-волевым усилием был введен нэп, партия взяла курс на индустриализацию и коллективизацию, на построение коммунизма и перестройку.

Построение бесклассового общества предполагает наличие единства целей, мысли и действия; все остальное – от лукавого, а, следовательно, априори, подлежит «изъятию из употребления». Создание политической юстиции означало, что репрессии и террор стали идеологемой.

Одним из первых, кто попытался осмыслить феномен тоталитаризма, выявить его политическую, юридическую и нравственную природу, был выдающийся русский правовед и философ И. Ильин22). Он очерчивает контуры тоталитаризма: всеохватывающий объем управления, диктатура партии, террор. Результатом этого право «стало равнозначным произволу и насилию; в душах угашалось всякое уважение к закону; правонарушение стало основной и необходимой формой жизни».

В качестве характерных черт тоталитарного режима отмечают следующие:

- единая массовая партия, возглавляемая харизматическим лидером (вождем);

- официальная идеология, которая должна признаваться всеми;

- монополия партии и государства на средства массовой информации;

- монополия на все средства вооруженной борьбы;

- система террористического полицейского контроля;

- централизованная система контроля и управления экономикой.

Тоталитарное государство не оставляет человеку свободы выбора, но гарантирует ему минимум социальных благ; требуя взамен полного экономического, политического и интеллектуального подчинения режиму. Это не гарантирует личной свободы, но до известной степени дает возможность выжить. Экономика попадает под жесткий контроль государства, а власть партии  –  государства становится абсолютной. Тоталитаризм отличается предельной концентрацией власти и полным огосударствлением всех сфер жизни: экономики, культуры, науки.

Личность, индивид полностью растворяется, поручая свои проблемы и интересы государству, а частный интерес имеет значение лишь постольку, поскольку он согласуется с государственным интересом. Происходит разрыв и уничтожение тех многообразных социальных связей, которые составляют основу гражданского общества. Гражданское общество поглощается государством. Тоталитаризм, особенно леворадикального типа, подчиняет личность государству и обществу, политизирует ее в строго определенном направлении, лишает ее самостоятельности и ответственности: так достигается атомизация общества.

Тоталитаризм является логическим завершением идеи власти, а сущностью тоталитаризма является тотальный контроль государства над обществом и личностью. Основные разновидности тоталитарных режимов: тоталитаризм с левым уклоном (СССР, страны т.н.  социалистической системы) и тоталитаризм с правым уклоном (итальянский фашизм, германский национал-социализм).

Демократический политический режим режим, основанный на признании народа в качестве источника власти, на его праве участвовать в решении государственных и общественных дел и наделении граждан широким кругом прав и свобод.                Характерные черты такого режима:

1) избрание представительных органов государственной власти и
местного самоуправления путем всеобщих, равных выборов
 при тайном голосовании;
           2)    наличие у парламента исключительного права издания обще
государственных законов;

3)   разделение законодательной, исполнительной и судебной властей, наличие системы сдержек и противовесов в отношениях между ними;

4)  многопартийность, наличие в партийной системе политических партий, действующих в рамках конституции;

5)     принятие политических решений большинством при уважении интересов и прав  меньшинства;
          6)     отсутствие у политических партий непосредственных публично-властных полномочий.

Исследования западных ученых последних десятилетий привели: к корректировке как самого понятия «демократия», «демократический политический режим», так и его признаков.

Р. Даль в качестве основных критериев демократии отмечает эффективное участие, равное голосование, понимание, основанное на информативности, осуществление контроля, включенность s жизнь общества23).

Н. Боббио относит к минимальному содержанию демократий гарантию основных прав на свободу, существование конкурирующий в партий, периодические выборы с всеобщим голосованием, коллективные или согласованные решения или решения, принятые на основе принципа большинства в результате свободной дискуссии.

Согласно Й. Шумпетеру, характерной чертой демократического правления является наличие элит, конкурирующих между собой в борьбе за голоса избирателей, причем у народа имеется «возможность принять или не принять тех людей, которые должны им управлять»24).

Как считает А. Пшеворский, «демократия – это система, при которой партии проигрывают выборы», и этот проигрыш не является ни позором, ни преступлением25).

Английский политолог Дж. Кин рассматривает демократию как особый тип политической системы, в которой институты гражданского общества и государства имеют тенденцию функционировать как два необходимые, взаимозависимые внутренние сочленения в системе, где власть, независимо от того, где она осуществляется, всегда может стать предметом публичного обсуждения, компромисса и соглашения26).

Л. фон Мизес отмечает, что «демократия  –  это такая форма политического устройства, которая позволяет приспосабливать правительство к желаниям управляемых без насильственной борьбы»27).

Общепризнанный показатель демократии – власть большинства при учете интересов (защиты) меньшинства. В качестве защиты могут быть использованы различные формы: конституционные оговорки, выводящие отдельные вопросы за пределы компетенции прав большинства (Билль о правах); требования, предъявляемые к доминирующему большинству (конфедерализм); гарантии автономии местных властей от центрального управления (федерализм); создание коалиционных правительств, включающих представителей всех партий (консесуализм); организация переговоров между основными социальными группами и достижение общественных соглашений, например между предпринимателями и наемными трудящимися (неокорпоративизм).

При  демократии необходимо наличие инакомыслия, что выражается в появлении оппозиции, к которой приводит плюрализм в обществе. Наблюдается взаимосвязь: свобода мысли нуждается в плюралистическом обществе, плюралистическое общество допускает наибольшее распределение власти, которое открывает путь демократизации гражданского общества, а демократизация расширяет и восполняет политическую демократию.

Нормы, определяющие легитимные способы прихода к власти и ответственность управляющих за свои решения, отличают демократическую систему от недемократической.

В атмосфере эйфории, упоения быстрыми и легкими победами  демократия стала рассматриваться как абсолютная ценность и универсальная модель, применяемая вне исторических и культурных реалий. X. Китчелт в связи с публикацией книги А. Пржеворского I«Демократия и рынок: политические и экономические реформы в Восточной Европе и Латинской Америке» пишет, что «третья волна» демократизации привела к пересмотру основных теоретических предпосылок, на которых основывались общепринятые объяснения изменений политических режимов. Если традиционное мышление настаивает на важности демократических норм и ориентаций в качестве предпосылок демократизации, пишет К. Китчелт, то «сторонники новых подходов доказывают, что приверженность народа  демократическим принципам является результатом, а не предпосылкой демократизации. Новый подход фокусируется на процессах  политического взаимодействия и сделок между столпами существующего недемократического режима, реформаторской элитой и стоящими вне системы борцами за демократию».

Новый вид современной демократии описал Г. О’Доннелл. Он
назвал ее делегируемой демократией (в другой интерпретации – полномочная демократия), которую можно охарактеризовать как демократию переходного периода, что представляет несомненный интерес для российской политической практики. По мнению исследователя, становление новых типов демократии не связано характеристиками предшествующего авторитарного правления, а зависит от исторических факторов и степени сложности социально-экономических проблем, наследуемых демократическими правительствами.

Р. Даль отмечает следующие условия, необходимые для существования современной политической демократии (политического режима): 1. Выборные власти. 2. Свободные и справедливые выборы. 3. Включающее избирательное право. 4. Право претендовать на избрание. 5. Свобода выражения своего мнения. 6. Альтернативная информация. 7. Организационная самодеятельность. Политическую демократию, отвечающую этим условиям, он назвал полиархией28).

К этим семи условиям Р. Даля следует добавить и два других,
имеющих непосредственное отношение к России:

           - избранные народом официальные лица должны иметь возможность осуществления своих конституционных полномочий, не подвергаясь противодействию (даже неформальному) о стороны невыборных официальных лиц;

-государство должно быть суверенным и действовать независимо от политических систем более высокого уровня.

Утверждение демократии требует ряда условий. Прежде всего,
необходимы традиция, культура, опыт и здравый смысл избирателей, готовность граждан, депутатов, политических партий и прессы к сотрудничеству, к поискам компромиссов и консенсусу. Демократия нередко возникает в кризисных ситуациях, но ее превращение в прочную политическую систему происходит в условиях спокойствия и созидательной работы, перманентные социально-политические потрясения не способствуют ее успехам.

Новая методология, отдающая приоритет волевым решениям
над социально-экономическими предпосылками, получает распространение и в нашей стране. Ее признанию способствует осознанное или неосознанное стремление многих исследователей отойти от традиций исторического материализма (экономического детерминизма), отожествляемых с научной и социальной ограниченностью. Существует точка зрения, согласно которой следует отказаться от
 представлений о том, что к проблеме демократизации в разных культурно-исторических условиях нельзя подходить с одинаковыми критериями. Но действительность является противником вне исторического подхода к демократии, а любая попытка демократизации заканчивается провалом, если она оторвана от социально-политической реальности.

Модели демократического устройства каждой страны своеобразны, так как демократия не сводится к какому-то единственно возможному, унифицированному набору институтов и правил. Поэтому можно вести речь о конкретной форме демократии в конкретной стране, которая зависит от социально-экономических условий, традиционного устройства государства, политической и правовой культуры, сложившегося в обществе восприятия власти.

Многочисленные исследования демократии, несмотря на многосторонность подходов отмечают ее сущность, выражаемую в цели демократического государства: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью; человек – смысл существования государства».

Обобщая, можно сказать, что существуют различные классификации политических режимов, но самым распространенным является деление на тоталитарные, авторитарные и демократические.


2 Конституционные основы демократического политического   режима Российской Федерации

2.1 Суверенитет народа (народовластие) как основа                        демократического политического режима и его конституционное         закрепление

Народный суверенитет, закрепленный в конституциях демократических государств, не ведет к практическому осуществлению прямого политического господства народа. В большинстве конституций его применение ограничено немногими случаями. Народный суверенитет выражается в учредительной власти народа, в выборе народных представителей и (в некоторых демократиях) в праве народа на прямое участие в разработке законодательства путем референдумов и народных инициатив. Выражение воли суверенного народа преимущественно осуществляется с помощью представительной системы и принципа большинства.

Демократия как форма организации управления обществом стала предметом спора на целые тысячелетия, поскольку ее реализация напрямую связана с двумя вопросами: кто и как должен осуществлять власть в демократическом государстве? Если «демократия - власть народа», то народ и осуществляет свою власть непосредственно или через представителей (как и записано в Конституции России), т.е. реализует на практике свой суверенитет.

Рассмотрим историю становления теории народовластия.

Идея народного суверенитета в его подспудном, неосознанном виде спонтанного протеста против государственного (монаршего) произвола возникает вместе с первыми проявлениями борьбы за установление демократии и свободы личности.

Идея народного суверенитета в современном его понимании восходит к Марсилию Падуанскому, который, не употребляя данного понятия (он оперировал понятиями «главная часть» государства принципат), отстаивал верховенство народа и подчинение монарха его воле. По его мнению, народ источник государственной власти, и ему принадлежит верховная законодательная власть, которую он называет «принципатом». М. Падуанский в качестве народа разумеет не все население, а только служащую общему благу высшую» его часть (военных, священников, чиновников). Власть монарха  исполнительная, выполняющая волю законодателя. При этом М. Падуанский считает выборную монархию наиболее предпочтительной и легитимной. Правильная форма правления это та форма, которая умерена или ограничена народной волей29).

Теория  народного суверенитета, т.е. суверенитета, осуществляемого народом, как в целом, так и посредством уполномоченных им представителей, возникает и складывается в доктрине естественного права. Она  напрямую связана с теорией общественного договора, неотчуждаемых прав личности, объединенных в учении Локка. Но сущность народного суверенитета заключается не в том, что народ в лице уполномоченных им представителей, осуществляет суверенную власть, а в том, что при всякой организации власти за народом, в его неорганизованной форме, сохраняется непосредственное право верховного надзора –  право восстания против тиранической  власти, неугодной и враждебной народу.

Таким образом, социальное равенство индивидов является логически необходимой предпосылкой демократической концепции народного суверенитета. Теория народного представительства был развита далее Ш. Монтескье и Ж. Ж. Руссо. В учении о народно представительстве Монтескье, как и Руссо, исходит из идеи народного суверенитета, хотя его теория разделения властей по своему существу является отрицанием идеи народного суверенитета как  народовластия. Несмотря на противоречивость концепции Монтескье, впервые народное представительство рассматривается как наиболее необходимый, основной элемент рационально организованного государственного строя. Историческое значение теории Монтескье заключается в доказательстве необходимости народного представительства, предпочтительности его перед непосредственным народовластием30).

С середины 1860-х гг. теория народного представительства в ее уже ставшем традиционным восприятии подверглась основательной критике со стороны К. фон Гербера, П. Лабанда, М. Зейделя, Г. Еллинека и других представителей так называемого «юридического направления», которые ставили под сомнение теорию народного представительства и считали теорию «всенародного мандата» искусственной фикцией, лишенной юридического содержания и смысла31).

Так были заложены основы современной теории народовластия.

Практическое закрепление идея народовластия находит в осмыслении практики парламентаризма и ограничения монархической власти. Первым шагом ее воплощения стал акт английского парламента от 17 марта 1649 г., где было констатировано, что «народ является  источником всякой законной власти», а королевская власть, «как ненужная, обременительная и опасная», была уничтожена. Затем после установления конституционной монархии, последовало принятие «Билля о правах» (1689), лишившего короля права отменять и приостанавливать действие законов без согласия выборного органа.

Дальнейшее развитие концепция народного суверенитета получает в американской Декларации независимости 1776 г., провозгласившей, что «вся власть принадлежит народу и в соответствии с этим осуществляется им. Чиновники являются его доверенными лицами и слугами всегда несут перед ним ответственность». Народный суверенитет, таким образом, действует там и тогда, где  и когда народ осознает свою значимость и свою волю, граждане чувствуют себя неотъемлемой частью государственного организма и способны законными способами защитить права и реализовывать свою волю.

Идея народовластия была воплощена в жизнь Учредительным Собранием Франции 1789 г. Американская Декларация независимости признавала естественное равенство самоочевидной истиной: все люди, вступая в общественный договор, равны друг другу.

Современное понимание сущности народного суверенитета может быть представлено следующими положениями:

 1) народ — полновластный суверен;

 2) вся власть в государстве исходит от народа; она является выражением его воли;

3) суверенитет народа неотчуждаем, ибо воля не может быть отчуждена;

  1.  народное представительство есть волеизъявление народа;
  2.  народ — доверитель; представительное собрание доверенный орган народа;
  3.  народное представительство обязанность, а не право.

Процессы демократизации российского общества и государства внесли существенные коррективы в представление о суверенитете. Тем не менее в российской правовой науке очевидна недооценка проблемы народного суверенитета и не всегда соответствующее духу времени состояние категориального аппарата. Понятие суверенитета народа в научной литературе разработано явно недостаточно. Кроме того, недостаточно разработано и само определение народа.

В настоящее время понятия «народ», «нация», «население» фактически отождествляются. Так, в Большом юридическом словаре народ определяется как все население данного государства, образующее единую социально экономическую и политическую общность32). Такое определение не дает ответа на вопрос о «дееспособности» народа как субъекта властеотношений в демократическом обществе.

Конституционное право, изучая категорию «народ» в качестве носителя власти и суверенитета, разделяет такие категории, как «население страны», «народ в государственно-правовом смысле», «избирательный корпус».

Рассматривая понятие «народ» в государственно-правовом смысле, следует исходить из того, что это совокупность физических лиц, имеющих правовую связь с государством в виде гражданства. Как считает Л. Мамут, «слова «многонациональный народ», закрепленные в преамбуле Конституции РФ «означают, во-первых, совокупность граждан России, во-вторых, всех населяющих Российскую Федерацию народов (этносов), других этнических общностей»33). Он отмечает, что «народ представляет собой субстанцию государства. Другой субстанции у государства нет и не бывает... Однако здесь следует четко ответить на вопрос, что есть народ, составляющий субстанцию государства?»34). Народ не простая совокупность жителей определенной территории, но некое особое сложное системное образование, государственно организованное сообщество.

Достаточно распространенное отождествление понятия «народ» с понятием «граждане государства» вызывает критику со стороны ряда исследователей. В этой критике, безусловно, есть рациональное начало. В самом деле, получается так, что верховенство народа «с юридической точки зрения» распадается на верховенство граждан и суверенитет народа (категория, неделимая по определению) выступает как совокупность суверенитетов граждан35). (Это далеко не сразу бросающееся в глаза противоречие с особой остротой проявилось на ранней стадии становления российской государственности, когда республики в составе Российской Федерации практически поголовно заявили о своем суверенитете. Получалось так, что граждане, проживающие на территории этих республик, являлись как бы носителями двух суверенитетов, а всякое федеральное вмешательство в дела субъекта Федерации, осуществляемое в определенных Конституцией РФ пределах, определенными кругами в региональных политических элитах рассматривались как посягательство на суверенные права граждан. Однако такая постановка вопроса питает идею сепаратизма и весьма опасна, прежде всего на стадии становления федеративных отношений).

Несмотря на безусловную связь категорий «народ» и «граждане государства» и то, что последние составляют подавляющее число народа данного государства, эти понятия не идентичны. Народ выступает как совокупность индивидов, организованных в государство и взаимосвязей между ними. Именно государственная организация придает органическое единство категории «народ». «Общество, отмечал К. Маркс, –  не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу»36).

Не меньше вопросов вызывает и попытка свести феномен народовластия к деятельности государственных органов, т.е. совокупности должностных лиц, наделенных государственно-властными полномочиями. Какова же роль тех граждан государства, избранных и назначенных должностных лиц, политических и общественных групп, которые участвуют в конкретных правоотношениях по поводу непосредственного осуществления государственной власти? Следует заметить, что, во-первых, эти лица являются частью народа (его представителями), а часть не может быть идентична целому, во вторых, представители народа не всегда выражают интересы всего общества.

Существует противопоставление народа и органов государственной власти как его представителей. Однако народ –  единая масса, неделимый субъект, или, как справедливо заметил К. Каутский, базис демократии и в таком случае не нуждается в представительстве37. Его современник В.М. Гессен, напротив, говорит о народном представительстве (парламенте) правоспособного, но недееспособного народа, в котором отсутствует необходимый субстрат дееспособной воли осознание единства хотений38). И в этом случае снова возникает вопрос: кто же является реальным субъектом власти?  Если это дело народа как единого целого, то возникает вопрос: как быть с действиями его отдельных частей39)?

Ответ на эти вопросы дает теория народного суверенитета и теория народного представительства.

Анализ категории «народный суверенитет» позволяет выяснить конституционный механизм осуществления суверенитета народа. Суверенитет народа представляет собой качественную характеристику, свойство социальной общности людей осуществлять полновластие во всех областях жизни. С точки зрения А.И. Кима, «суверенитет представляет собой свойство определенных форм общности людей, выражающееся в их самостоятельности и независимости в общих делах, задачах, функциях, объединяющих людей в данную общность»40). Источником же его верховенства и полновластия выступает воля народа, процесс образования которой носит подчас спонтанный характер, порой представляет собой длительный и сложный процесс. Критерием для образования «общей воли» выступает «общий интерес» и судьба «демократии находится в тесной связи с общественной волей». «Процедура определения народной воли не понимается и не может пониматься как поиск истинного решения. Народ может ошибаться, но его воля все равно должна рассматриваться как высший источник законной власти, потому что народ  суверен, потому что право выбора принадлежит ему»41).

Воля народа, лежащая в основе власти, реализуется через различные формы государственные и негосударственные. Именно воля народа придает качество легитимности государственной власти, всем ее формам.

В Конституции РФ выстроена юридическая модель народовластия, представляющая собой систему представительных институтов, посредством которых реализуется народный суверенитет. Таким образом, суверенитет народа это конституционный принцип организации и функционирования власти народа. Народ, выступая сувереном во всех областях жизни, сам определяет, как ему организовать свою власть. Это он и делает при помощи конституции. Указание конституционной нормы на источник власти подчеркивает ее первооснову.

Понятие «многонациональный народ» исходит из того, что только весь многонациональный народ в целом есть носитель суверенитета и единственный источник власти в Российской Федерации.

Суверенитет многонационального народа России это не арифметическая сумма воли населения каждого ее субъекта, а сущностная характеристика, означающая, что воля народа универсальна, постоянна, она охватывает все без исключения сферы жизни общества. Суверенитет народа нельзя ни сузить, ни расширить. Поэтому волеизъявление части многонационального народа России не может быть выражением воли всего многонационального народа.

Фундаментальный принцип конституционного статуса законодательной, исполнительной и судебной власти заключается в признании и конституционном закреплении доминирующего положения в обществе и государстве народа, обладающего первоначальным и неотчуждаемым верховенством, являющимся носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации. В силу этого источником государственного суверенитета является суверенитет многонационального народа Российской Федерации, который, принимая Конституцию и сохраняя за собой учредительную власть, определяет пределы учреждаемой ею государственной власти, возлагаемые на государство обязанности перед народом. Конституционные основы народовластия представляют собой совокупность норм-принципов, закрепляющих и регулирующих общественные отношения, возникающие в процессе осуществления власти народом как непосредственно, так и через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Суверенитет народа в Конституции РФ имеет определенные организационно-правовые формы выражения. На этапе радикальной перестройки общественных отношений в России потребовались ускоренные меры по политической и правовой модернизации всех структур политико-правовой системы государства. Это были качественные изменения, поиск консолидации общества на принципиально новых основах. Высокий уровень политической активности, известное опьянение свободой, которое нередко в истории многих государств, в том числе и России, приводило к взрывоопасной ситуации, необходимо было юридически канализировать. Воля народа, которая в демократическом обществе проявляется в строго очерченных законом пределах, не должна была вылиться в «народную волю», которая не сдерживается никакими средствами и, как показал опыт всех революций снизу, способна привести к новой диктатуре и деспотизму. Народный суверенитет и воля народа не могут проявляться иначе, чем через демократическую правовую систему, обеспечивающую юридические гарантии как личности со стороны государства и общества, так и самого общества, политического режима со стороны личности.

Консолидирующим фактором общественного развития стало конституционное закрепление основных начал, на которых может основываться подлинное народовластие. Наиболее общие из них закреплены в нормах-принципах, устанавливающих основы правовой государственности и предпосылки реального народовластия. К ним по Конституции РФ относятся: определение Российской Федерации как демократического правового государства с республиканской формой правления (ст. 1); определение человека, его прав и свобод в качестве высшей ценности (ст. 2); верховенство закона и обязанности его соблюдения всеми гражданами и должностными лицами государства (ст. 15); идеологический и политический плюрализм (ст. 13); равенство всех перед законом и судом (ст. 19). Эти базовые нормы-принципы конкретизируются в институте народовластия и механизме его реализации.

Институт народовластия включает в себя достаточно обширную группу норм, устанавливающих, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (ч. 1 ст. 3); народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (ч. 2 ст. 3); высшим непосредственным выражением власти народа является референдум и свободные выборы (ч. 3 ст. 3); граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей (ч. 1 ст. 32); местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления (ч. 2 ст. 130); местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью (ч. 1 ст. 130); структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно (ч. 1 ст. 131); граждане Российской Федерации имеют право на объединения (ст. 30); граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (ст. 31); граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33).

Механизм реализации народовластия включает в себя нормы, согласно которым граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме (ч. 3 ст. 3; ч. 2 ст. 32; ч. 3 ст. 135). Конституция обязывает Президента РФ быть гарантом обеспечения организации волеизъявления народа путем назначения референдума (ст. 84), выборов депутатов Государственной Думы ФС РФ (ст. 84, 111, 117), а Совет Федерации своевременно назначить выборы Президента РФ на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании (ст. 81).

Конституция Российской Федерации четко обозначила различие между конституционной системой власти народа (ч. 2 ст. 3) и конституционной системой государственной власти. Свою власть народ осуществляет в двух формах демократии: прямой (непосредственной) и представительной.

Положения ст. 2 и 3 Конституции РФ, согласно которым власть государства производна от власти народа, а служение его интересам, обеспечение прав и свобод человека и гражданина   важнейшее предназначение и обязанность государства,  –  составляют конституционно-правовую основу ответственности российского государства перед народом, человеком и гражданином. Это означает, что государство призвано обеспечивать реализацию суверенитета народа – единственного источника власти в Российской Федерации (ст. 3). Эти конституционные положения неразрывно связаны, взаимно гарантируют друг друга, поскольку реальное осуществление прав и свобод человека и гражданина немыслимо без подлинного народовластия; в то же время народ, являющийся действительным суверенным субъектом, а не объектом властвования, может оказать решающее воздействие на процесс гарантирования государством прав и свобод человека и гражданина. Конституционно-правовая ответственность государства означает воздействие на государственную власть посредством использования форм прямой демократии в форме массового протеста народа против политики, не соответствующей его воле и интересам.

Таким образом, народный суверенитет, возникнув как идея, как конституционный принцип в XVII-XVIII вв., явился обоснованием и закреплением в конституционных актах современных государств, в том числе и Российской Федерации, роли и места народа как социальной общности во всех сферах жизни государства и общества.

Для обеспечения суверенитета народа необходимы в качестве наиболее общего подхода к проблеме разработка концепции социально единой публичной власти как власти народа на различных уровнях ее осуществления и соответствующее выражение этого в нормах законодательства. Участие граждан в деятельности органов власти это форма реализации суверенитета народа, и поэтому «вовлечение» в процесс государственного управления всегда рассматривалось как важнейшая составляющая активного административно-правового статуса гражданина. Кроме того, участие граждан позволяет обеспечивать и другие существенные характеристики власти в правовом государстве: публичность, открытость, взаимодействие с демократическими институтами, ориентацию на общественную поддержку, предотвращение конфликтов в общественных отношениях и др. Народовластие напрямую связано с активной жизненной позицией граждан государства, благодаря которой можно значительно снизить риск тенденции к «отделению» государственного аппарата от общества и попранию общественных интересов.

Социальная и юридическая ответственность законодателей обусловлена конституционно закрепленной идеей народного суверенитета, которая в современном мире приобрела характер универсального конституционного принципа. Суверенитет народа, изначально обусловленный социально-экономическим, политическим и духовным развитием общества, закономерно приобретает конституционно-правовую форму. Все без исключения субъекты законодательного процесса независимо от степени их участия в работе над созданием законов несут публичную ответственность перед единственным источником власти в Российской Федерации российским народом. Органическая взаимосвязь и взаимозависимость понятий «народный суверенитет» и «источник власти», их конституционное закрепление есть выражение демократической направленности политического режима Российского государства.

 

2.2  Разделение власти и система сдержек и противовесов как      гарантия прочности демократических преобразований

Разделение власти один из признаков демократического политического режима и правового государства, являющееся барьером против ее узурпации. Это неизбежное условие и основной механизм функционирования современной власти.

Разделение любой власти возникает из способности, права и возможности управлять кем-либо, в силу чего возникают отношениями между субъектом (первым, или активным), от которого исходит волевой импульс, пробуждение к действию, и субъектом (вторым, или пассивным), который воспринимает этот импульс и осуществляет побуждение. В данной схеме первый субъект становится носителем власти, второй ее исполнителем. В политической системе общества разделение власти означает принятие решений и их исполнение, распределение труда, разделение функций.

Становление концепции разделения государственной власти связано с именами Дж. Локка и Ш.Л. Монтескье. Дж. Локк выделял законодательную власть, признавая ее верховной властью в государстве, поскольку ее роль определяет содержание деятельности других ветвей власти. Но это не означает ее всемогущества. Рассматривая полномочия и принципы функционирования законодательной власти, он ограничивал пределы этой власти законами, не изменяющимися в угоду чьих-либо интересов. Законодательный орган, по утверждению Локка, не имел права эту власть передавать кому-либо. Существование исполнительной власти вызвано необходимостью исполнения законов, необходимостью надзора за их исполнением. Опасаясь усиления исполнительной ветви, Локк предлагал уравновесить ее не только законодательной, но и судебной ветвью. Поэтому взаимное равновесие всех ветвей власти стало неотъемлемым принципом выдвинутой Дж. Локком концепции разделения государственной власти42).

Родоначальником современной теории разделения властей является Монтескье. Различая три ветви власти: законодательную, исполнительную и судебную, Монтескье видит в разделении властей необходимое условие, гарантию политической свободы. Законодательная власть, считает Монтескье, должна принадлежать двум палатам. Одна из палат должна быть народной (нижней); народ должен осуществлять свою власть через посредство избираемых им народных представителей. Другая палата должна быть аристократической; она должна представлять «сословие знатных». Монарх, аристократическое собрание и собрание народных представителей – таковы необходимые элементы правильной организации государственной власти, основанной на принципе обособления властей. В дальнейшем Монтескье приходит к выводу о необходимости равновесия, баланса властей для минимизации узурпации полномочий других. В работе «О духе законов» он предложил проект свободного государства, основанного на разделении власти43).

Руссо, критикуя учение Монтескье, тем не менее принцип разделения государственной власти соединил с принципом народного суверенитета, реализация которого демонстрирует сущность власти как исходящей от народа воли44).

Для И. Канта принцип разделения властей  самая существенная принадлежность правильного государственного устройства, определяющий правопорядок в государстве и гарантирующий гражданскую свободу. Идея разделения властей не была сопряжена у Канта с их равновесием. Законодательная власть доминирует над исполнительной и ею назначается; то же самое происходит и с судебной властью. Законодательная власть есть выражение всеобщей воли, а исполнительная  частных интересов, среди которых главное обеспечение благосостояния45).

В российской юридической науке наиболее распространено мнение, согласно которому в демократических государствах законодательная, исполнительная и судебная власти равнозначны и равноправны, что позволяет им с достаточной степенью эффективности взаимно сдерживать, уравновешивать и контролировать друг друга46).

Несмотря на то что в современной теории государства и права стали выделять еще одну ветвь власти – «четвертую власть», т.е. средства массовой информации и другие разновидности власти47), тем не менее законодательная, исполнительная и судебная власти представляют собой основополагающие институционально-правовые формы публично-властной деятельности, поскольку они исчерпывают предназначение государства – публично-властное обеспечение свободы, безопасности, собственности.

Реализация принципа разделения властей предполагает разделение не просто функций (законодательных, исполнительных, судебных и др.), но и властных полномочий, что не нарушает единства государственной власти. Единство государственной власти определяется тем, что единым и единственным источником власти выступает народ. Такое единство необходимо для согласования управления обществом. Поэтому главной задачей демократического государства является разграничение полномочий различных властных органов на основе единства государственной власти.

Все разновидности организации государственной власти принято сводить к нескольким типологическим моделям в зависимости от формы правления:

-   разделение властей, характерное для президентских республик («жесткое» разделение властей);

- разделение властей, характерное для парламентских монархий
и республик («мягкое» разделение властей);

- «смешанные» варианты разделения властей;

- отсутствие разделения властей.

Российская Федерация, исходя из исторического опыта других государств, своего опыта, теоретических изысканий, развивает собственную модель разделения государственной власти, отвечающую современным требованиям.

В Конституции 1993 г. нашел свое отражение и закрепление институционально-правовой компонент правовой государственности: организация и полномочия высших органов государственной власти, система разделения и взаимодействия властей.

В отличие от предшествующих конституций Конституция РФ 1993 г. закрепляет принципиально новую систему государственных органов власти:

- глава государства Президент РФ;

- представительный и законодательный орган РФ Федеральное Собрание;

- Правительство РФ как орган исполнительной власти;

- органы государственной власти республик, краев, областей, городов федерального значения и других субъектов Федерации;

- система судов, призванных вершить правосудие в РФ.

Институт президентуры  новый институт российского конституционного права, характеризующий баланс сил и гарантирующий незыблемость Основного закона («гарант Конституции»).

Согласно ст. 50 Конституции Президент РФ является главой государства. Это означает, что глава государства должностное лицо, занимающее высшее место в системе органов власти. Президент в России, обладая большими полномочиями, не возглавляет исполнительную власть, не входит ни в одну ветвь власти, а занимает особое место. Он координирует работу всех ветвей власти, для чего ему предоставляются полномочия по отношению к другим государственным органам.

В Конституции заложена необходимая система гарантий против узурпации государственной власти Президентом. К ним относятся: ограниченность периода полномочий Президента; всенародные прямые выборы; альтернативный характер выборов; недопустимость занятия поста Президента одним и тем же лицом более двух сроков подряд; возможность отрешения его от должности; возможность признания не соответствующими Конституции РФ нормативных актов Президента на основе решений Конституционного Суда.

Президент гарант Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина (ст. 80 Конституции РФ). Это означает, что он обеспечивает все формы защиты Конституции РФ и прав человека. Механизм защиты прав и свобод человека и гражданина представляет собой систему защиты прав и свобод: судебной защиты, государственной защиты, негосударственной защиты и международной защиты, включая Международный Суд по правам человека.

Президент является гарантом суверенитета Российской Федерации, следовательно, принимает меры к охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности. Поэтому он утверждает военную доктрину, является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами. Ему предоставлено право «вводить на территории страны или в отдельных ее местностях военное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе». Президент уполномочен объявлять и о введении чрезвычайного положения на территории России.

Президент гарант согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти. Он осуществляет координацию деятельности ветвей власти и для этого наделяется соответствующими полномочиями, но действует не единолично, а совместно с Федеральным Собранием, которое либо одобряет назначение Президентом высших должностных лиц, либо назначает их, избрав из предложенных Президентом кандидатур. Президент имеет следующие полномочия: назначает Председателя Правительства, заместителей Председателя Правительства, министров; имеет право председательствовать на заседаниях Правительства; принимает решения об отставке Правительства; предлагает кандидатуры судей Верховного Суда; кандидатуры судей Высшего Арбитражного Суда; кандидатуру Генерального Прокурора; кандидатуру председателя Центрального Банка; формирует и возглавляет Совет Безопасности; формирует свою Администрацию; определяет своих представителей в субъектах Федерации и в палатах Федерального Собрания; назначает высшее командование Вооруженных Сил; назначает дипломатических представителей.

Президент наделяется определенными полномочиями по отношению к законодательной власти:

  1.  назначает выборы в Государственную Думу;
  2.  распускает Государственную Думу в случае и порядке, предусмотренных в Конституции;
  3.  подписывает и обнародует федеральные законы;
  4.  обладает правом отлагательного вето;
  5.  вносит законопроекты в Государственную Думу;
  6.  подает запросы в Конституционный Суд о соответствии нормативных актов Конституции РФ, а также о ее толковании;
  7.  назначает референдум.

Президент определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, которая формируется в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами и не может им противоречить.

Президент представляет Россию внутри страны и в международных отношениях.

Таким образом, Президент РФ, сконцентрировав в своих руках важнейшие полномочия, выступает в роли арбитра в государственном аппарате.

В системе разделения властей в Российской Федерации Федеральное Собрание занимает особое место. Общая характеристика Федерального Собрания содержится в главе 5 Конституции РФ и заключается в следующем: Федеральное Собрание РФ - представительный и законодательный орган, работающий на постоянной основе; Федеральное Собрание состоит из двух палат Совета Федерации (выражает интересы субъектов Федерации) и Государственной Думы (представляет все население Российской Федерации).

В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Федерации: по одному от представительного и по одному от исполнительного органа (всего 178 человек). Полномочия Совета Федерации определены в ст. 102 Конституции.

Федеральное Собрание является не единственным законодательным органом в стране, поскольку наиболее важные законы могут приниматься непосредственно народом; кроме того, в России также действуют законодательные органы субъектов Федерации.

Представительная (законодательная) ветвь власти в Российской Федерации –  неотъемлемая составляющая принципа разделения властей, осуществляется, прежде всего, общегосударственным представительным органом, а в субъектах Федерации местными законодательными органами.

Можно выделить три основные группы полномочий палат Федерального Собрания:

  1.  полномочия, относящиеся к исключительному ведению каждой из палат (ст. ст. 102, 103);
  2.  полномочия, связанные с организацией деятельности палат (ст. 101);

3)полномочия по принятию федеральных законов (ст.105)48). Палаты заседают раздельно, каждая имеет свой регламент и решает вопросы внутреннего распорядка своей деятельности.

Следовательно, представительная (законодательная) ветвь власти это система коллегиальных выборных органов государства, основанная на ограниченном сроке полномочий, выполняющих законотворческие, представительские и иные функции. Системно-структурное положение парламента в государственном механизме связано с осуществлением им законодательной власти; но наряду с ней парламент реализует представительную, контрольную, институциональную и иные функции, которые определяют сущность парламента как представительного органа, претворяющего в своей деятельности волю народа.

Законодательные полномочия Государственная Дума реализует в форме принятия федеральных законов и федеральных конституционных законов. Кроме законодательной деятельности к полномочиям Думы относятся:

  1.  дача согласия Президенту на назначение Председателя Правительства;
  2.  решение вопроса о доверии Правительству;
  3.  назначение на должность и освобождение от должности Председателя Центрального банка, Председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов;
  4.  назначение на должность и освобождение от должности Уполномоченного по правам человека;
  5.  объявление амнистии;
  6.  выдвижение обвинения против  Президента для отрешения его от должности.

Исходя из полномочий Федерального Собрания следует сделать вывод, что представительный и законодательный орган государственной власти играет значимую роль в системе сдержек и противовесов.

Выдвижение обвинения против Президента для отрешения его от должности – прерогатива Государственной Думы, свидетельствующая о контроле представительного органа государственной власти за деятельностью Президента.

В то же время законодательная власть напрямую «завязана» на Президента, что является показателем сильной президентской власти в Российской Федерации.

Правительство России высший орган исполнительной власти, осуществляющий руководство исполнительной и распорядительной (или административной) деятельностью в государстве. Правовой статус Правительства установлен Конституцией и Законом о Правительстве Российской Федерации.

Правительство действует в пределах срока полномочий Президента и слагает свои полномочия перед вновь избранным Президентом Российской Федерации. Правительство может подать в отставку, принимаемую или отклоняемую Президентом. Государственная Дума может выразить недоверие Правительству, после которого его судьба зависит от Президента. Если Государственная Дума в течение трех месяцев повторно выразит недоверие Правительству, Президент объявляет об отставке Правительства, либо распускает Государственную Думу.

Компетенция Правительства определяется в самом общем виде в Конституции как направления его деятельности и включает:

  1.  регулирование экономических процессов;
  2.  проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики, социальной политики, в том числе государственной поддержки развития науки, образования и культуры;
  3.  организацию деятельности по рациональному использованию и охране окружающей среды;
  4.  обеспечение безопасности личности, общества и государства;
  5.  заключение  международных  договоров,   представительские функции;
  6.  обеспечение нормальной работы всех органов исполнительной власти на территории России.

Полномочия Правительства Российской Федерации как исполнительного и распорядительного органа демонстрируют его значимость в системе разделения власти, что позволило сделать вывод некоторым юристам, в частности, В. Зорькину о том, что в «эпоху перемен» исполнительная власть играет доминирующую роль среди других ветвей власти.

Действительно, в переходный период возрастает значимость исполнительной власти, задача которой реализация (претворение в жизнь) и национальных проектов, и федерального бюджета, и развитие высоких технологий, и «сбережение народа». Поэтому важен не только «качественный» состав исполнительной власти, но и контроль за ее деятельностью со стороны как Президента (предложение кандидатуры Председателя, отставка Правительства), так Государственной Думы (дача согласия Президенту на назначение Председателя Правительства, решение вопроса о доверии Правительству). В этом заключается взаимный контроль, смысл которого не только во взаимном не причинении вреда, но в первую очередь в реализации идеи «общего блага».

Судебная власть Российской Федерации третья составляющая и равновеликая ветвь государственной власти. Конституционные основы судебной ветви государственной власти представляют собой совокупность двух групп конституционных норм.

Первая группа это общие конституционные положения о государственной власти, закрепившие обязанности российского государства (т.е. государственной власти) перед своими гражданами и обществом в целом. К этой группе можно отнести конституционные положения, закрепленные, в частности, ст. 2, 4, 8, 10, 11, 15, 71, 72, 76, 104 и рядом других статей Конституции Российской Федерации. Но нельзя не согласиться и с тем, что они являются не только основополагающими принципами организации и функционирования законодательной и исполнительной составляющих государственной власти, но и базовыми конституционными принципами организации и функционирования ее судебной составляющей как органов государственной власти.

Вторая группа конституционных положений о судебной власти включает в себя положения, сконцентрированные в главе 7 Конституции РФ «Судебная власть» (за исключением ст. 129) и в ряде статей Конституции, определяющих специфику организации и функционирования органов судебной власти. Практически каждое конституционное положение по мере становления судебной власти получило свое законодательное развитие. Применительно к построению системы конституционных основ законодательства о судебной власти эти положения и развивающее их законодательство можно классифицировать по предмету регулирования следующим образом: конституционные основы судоустройства (ст. 118, 126 (полномочия Конституционного Суда Российской Федерации), 127 (полномочия Верховного Суда Российской Федерации), 128 (полномочия Арбитражного Суда Российской Федерации) и соответствующее законодательство, развивающее эти положения) это конституционные основы системы органов судебной составляющей государственной власти; конституционные основы судопроизводства (ст. 46, 47, 49, 50, 51, 123 и ряд других статей Конституции) являются конституционно-правовым фундаментом деятельности судов как органов судебной составляющей государственной власти; конституционные основы статуса судей (ст. 83, 102, 119 122 и 128 Конституции) определяют особенности правового положения лиц, осуществляющих судебную составляющую государственной власти от имени Российской Федерации; конституционные основы финансирования судебной власти (ст. 124 Конституции, установившей, что финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом); конституционные основы законодательства субъектов Российской Федерации о судебной власти субъектов Российской Федерации (ст. 72, 73, 76 Конституции РФ).

Осуществление судебной власти возложено на совокупность судебных органов, представляющих собой систему судов.

В первую очередь необходимо отметить особенности судебной власти, характеризующие ее положение в системе разделения власти: судебная власть осуществляется только судом; судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон; судебная деятельность осуществляется в особой судебной форме; судебный процесс является открытым; не допускается заочное рассмотрение уголовных дел; судопроизводство осуществляется в случаях, предусмотренных федеральным законом, с участием присяжных заседателей; исполнять обязанности судьи могут граждане, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет; судьи независимы, и подчиняются только закону; судьи несменяемы; судьи неприкосновенны.

Судебная власть в Российской Федерации представлена конституционными судами, судами общей юрисдикции, арбитражными судами.

Таким образом, Конституция РФ, выстроившая систему сдержек и противовесов между различными ветвями власти, наделила судебную власть важными инструментами корректировки дефектов действующего законодательства.

Следовательно, судебная система, осуществляя контроль за конституционностью и законностью нормативных актов, получила возможность исправлять опасные перекосы законодательной системы, обусловленные экспансией в эту сферу со стороны исполнительной власти. Реализуя эту возможность, суды уже внесли важный вклад в формирование правовых основ демократического политического режима страны.

Итак, государственная власть представлена в ст. 10 Конституции как система органов законодательной, исполнительной и судебной власти.

Исследование теоретических и конституционных основ разделения власти позволяет сделать определенные выводы.

Разделение власти – неизбежное условие и основной механизм функционирования всех видов власти на современном этапе развития государственности и вытекает из принципа правового государства.

Разделение власти как формула не является догмой, а возможна к творческому применению в любом современном демократическом государстве.

Законодательная, исполнительная и судебная власть формируются в соответствии с Конституцией.

Взаимное влияние права и государства (правовое государство) являются необходимым условием, позволяющим реализовать принцип разделения власти и обеспечить успешное функционирование государственного механизма.

Разделение власти в государстве обусловлено необходимостью:

  1.  четкого определения функций, компетенции и ответственности различных государственных органов;
  2.  обеспечения на конституционной основе возможности контроля государственными органами друг друга;
  3.  эффективной борьбы со злоупотреблениями властью.

Все ветви власти равны перед друг другом и законом; никакая власть не может пользоваться правами, предоставленными конституцией другой власти.

Сущность системы сдержек и противовесов состоит в уравновешивании, сбалансированности взаимном контроле ветвей власти.

2.3 Права и свободы человека и гражданина в Российской          Федерации и их конституционная защита на примере Республики      Мордовия

Сущность политического режима определяется характером взаимоотношений между личностью и государством, степенью доверия, партнерства между членами гражданского общества, между гражданами и государством, между государством и организациями, между гражданами и организациями. Конституционные положения о человеке, его правах и свободах как высшей ценности являются основой правового государства, а состояние прав и свобод человека, система защиты прав и свобод человека показателем степени демократичности государства.

Права человека, имеющие несколько измерений, носят универсальный характер. Во-первых, все люди, без какой-либо дискриминации, обладают основными правами и свободами; запрещаются любые формы ограничения прав и свобод по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности; мужчина и женщина имеют равные права и свободы и возможности для их реализации. Во-вторых, всеобщность прав и свобод человека выражается в пространственном, территориальном аспекте. В-третьих, вопросы прав человека являются предметом обеспокоенности всех государств.

Проблема прав человека особенно остро встала в период борьбы против абсолютистского государства, отождествляя собой борьбу народа и каждого человека за свободу от произвола государственной власти. Концепция естественных прав, лежащая в основе «общественного договора», явилась теоретическим обоснованием социального равенства.

Так, в работе «Общие основы конституционного права» (1895) французский исследователь Эсмен придавал большое значение индивидуальным правам, к которым относил равенство, понимаемое как одинаковую правоспособность и одинаковое распределение общественных обязанностей, личную свободу – неприкосновенность личности и собственности, свободу труда и промышленности, «моральные свободы» (совести, собраний, печати и т.д.). Существование индивидуальных прав, по Эсмену, является условием свободного развития способностей индивидуума; эти права, подчеркивал он, имеют особую ценность как гарантии интересов меньшинства от возможных притеснений со стороны большинства в новейших демократиях, где провозглашен народный суверенитет.

Элементы института прав и свобод человека нашли свое закрепление в ряде законодательных актов: английском Билле о правах 1689 г., американском Билле о правах 1789-1791 гг., французской Декларации прав и свобод человека и гражданина 1789 г. и др. После Второй мировой войны проблема прав человека из национальной стала превращаться в международную, результатом чего стало принятие Всеобщей декларации прав человека в 1948 г. и закрепление принципа уважения к правам человека и основным свободам в Уставе ООН.

В основе классификации прав и свобод человека находятся воззрения на личность, ее предназначение в обществе и государстве. Самым распространенным критерием является содержание прав и свобод, т.е. сфера жизнедеятельности человека и гражданина, в которой эти права и свободы реализуются.

В соответствии с данными сферами основные права и свободы человека и гражданина профессор С.А. Авакьян дифференцирует по четырем группам:

  1.   личные: право на жизнь; достоинство личности; право на свободу и личную неприкосновенность; право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенность жилища; право на определение своей национальной принадлежности; право на пользование родным языком, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества; право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, свободно выезжать за пределы РФ и беспрепятственно возвращаться в РФ; свобода совести и свобода вероисповедания;
  2.   публично-политические: свобода мысли и слова; право на информацию; право на объединение; свобода собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования; право участвовать в управлении делами государства; избирательное право; право обращения в государственные органы и органы местного самоуправления;
  3.   социально-экономические: право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности; право частной собственности; право на свободный труд; право на отдых; право на защиту материнства, детства, семьи; право заботиться о детях и их воспитании; право на социальное обеспечение; право на жилище; право на охрану здоровья и медицинскую помощь; право на благоприятную окружающую среду; право на образование; свобода литературного,  художественного,   научного,  технического  и других видов творчества, преподавания; право на участие в культурной жизни, пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям;
  4.   права по защите других прав и свобод: судебная защита прав и свобод; право на компетентное правосудие; право на получение квалифицированной юридической помощи; презумпция невиновности; право на гуманизм правосудия; право на защиту интересов пострадавших от нарушения закона; право на применение действующего закона; отказ от обратной силы закона, устанавливающего или отягчающего ответственность; невозможность ответственности за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением; применение нового закона, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена49).

Весьма интересным и значимым представляется разделение прав и свобод на естественные и позитивные. Критерием здесь выступает их происхождение, характер формирования, уровень связи с деятельностью органов государственной власти. М.В. Баглай и В.А. Туманов к естественным правам относят «права и свободы, которыми каждый человек наделен по праву рождения и которые тем самым первичны к действующему праву и должны гарантироваться им»50). Отсюда позитивные права есть результат правотворчества государства, зависящий во многом от его политического режима, имеющихся ресурсов, уровня развития гражданского общества.

Современный подход к данной проблематике изложен в работах В.Е. Чиркина. Он отмечает, что «идеологема естественных, неотчуждаемых прав человека была величайшим завоеванием демократической мысли в борьбе против абсолютизма. Однако при переводе на язык права она подверглась коррективам. Ни одно из прав, относимых к естественным, не оказалось неотчуждаемым».

В международных документах о правах человека также закреплен новый подход. Если ранее сторонники индивидуалистической концепции естественных прав считали, что свобода одного ограничивается только там, где начинается свобода другого (и с абстрактных позиций это звучит неплохо), то в международных пактах на первый план выдвигаются общественные, коллективистские мотивы: ограничение свободы возможно в целях обеспечения общественного порядка, публичной морали, здоровья населения и т.д51).

В современных условиях утрачены многие различия между естественными правами, принадлежащими человеку как индивиду, и позитивными правами, принадлежащими гражданину как члену политического, государственного сообщества. Дело не только в том, что само это различение с позиций правового регулирования искусственно, поскольку позитивные права также принадлежат человеку (например, право на труд принадлежит и иностранцам, равно как и свобода слова), но и в том, что естественные права с определенными гарантиями и ограничениями теперь закреплены в конституциях. Они стали позитивными правами, хотя в силу своих особенностей нуждаются в разработке особых юридических приемов и средств защиты.

Система прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации представлена следующим образом:

  1.   личные права и свободы: право на жизнь, достоинство, свободу и личную неприкосновенность, право на невмешательство в частную жизнь, тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища;
  2.   свободы человека и гражданина: право на свободу передвижения и выбор места жительства, свободу мысли и слова, свободу совести,  право свободного определения национальности, свободы в сфере экономики, политики и культуры;
  3.   права гражданина на управление делами общества: право избирать и быть избранным, участвовать в референдуме, отправлении правосудия, право подачи индивидуальных или коллективных заявлений;
  4.   социально-экономические права: право частной собственности, в том числе на землю, право на благоприятные условия труда, отдых, охрану здоровья и медицинскую помощь, социальное обеспечение и жилище;
  5.   социально-культурные права: право на образование, государственную защиту материнства и детства;
  6.   юридические гарантии прав и свобод личности и гражданина гарантированность государственной и судебной защиты прав и свобод; право на получение юридической помощи, охрану прав потерпевших от преступлений, право на возмещение ущерба, причиненного преступлением или иными правонарушениями;
  7.   юридические гарантии личности от уголовного преследования: презумпция невиновности, запрет на использование доказательств, полученных с нарушением закона, и др.

Основные права индивида и есть конституционные права. Такая трактовка вытекает, например, из сопоставления ст. 17 и ст. 55 Конституции РФ, отмечающей, что перечисление в Конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем в п. 2 ст. 17 речь идет только об основных правах человека, что позволяет подчеркнуть их особые свойства неотчуждаемость и принадлежность каждому от рождения. Основные права и свободы составляют стержень правового статуса индивида, в них коренятся возможности возникновения других многочисленных прав, необходимых для нормальной жизнедеятельности человека. Эти права очень важны для индивида, его взаимодействия с другими людьми, с обществом и государством. От основного права может отпочковаться значительное количество других прав.

Человек перестает быть «винтиком» государственной машины только в том случае, если он является равноправным партнером государства, хозяином, независимой от государства личностью. Это становится возможным при наличии частной собственности, разнообразия форм собственности, что нашло отражение в Конституции 1993 г. В перечне конституционных прав и свобод принципиальное значение имеет закрепление права каждого на частную собственность, включая право частной собственности на землю (ст. 35 и 36 Конституции). Основы формирования в стране гражданского общества закреплены в конституционных нормах о признании и защите в Российской Федерации равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности, о едином экономическом пространстве, поддержке конкуренции, свободе экономической деятельности (ст. 8 и 9). Сюда относится признаваемое за каждым право на предпринимательскую деятельность, не запрещенную законом.

Наряду с защитой собственности Конституция (ст. 37) закрепляет свободу труда, запрещает принудительный труд, признает право на индивидуальные и коллективные споры с использованием различных законных средств, включая и право на забастовку. В то же время нельзя не отметить, что в Конституции РФ прямо не закреплено право на труд, а говорится только о свободе каждого распоряжаться своими способностями к труду и о праве на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (ст. 37), что на практике создает немало трудностей по организации защиты положения лиц наемного труда. Не исключено, что это было реакцией на прежнюю политическую ситуацию, когда не существовало рынка труда, а последний носил обязательный (принудительный) характер.

Новый подход проявляется и в формулировке других прав и свобод, которые ранее вообще оставались вне рамок социалистических конституций: право каждого на жизнь и свободу, право каждого свободно выезжать за пределы России и возвращаться обратно, право на свободный поиск и распространение информации в условиях свободы массовой информации и запрета цензуры, право коллективных обращений в государственные органы, право каждого не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

Закрепленные в Конституции РФ 1993 г. политические права отражают положение человека в обществе в качестве активного участника политического процесса. Это означает, прежде всего, осознанное участие в политической жизни, обусловленное высоким уровнем политической и правовой культуры или, по выражению А. Вербы, гражданской культуры.

Политические права и свободы это права и свободы индивида как гражданина на участие в политической жизни и осуществлении государственной власти.

К политическим правам по Конституции относятся: право сохранять свое гражданство или изменить его (ч. 3 ст. 6); право на объединение (ч. 1 ст. 30), включающее в себя и право на политическое объединение; право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования (ст. 31); право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме, право на равный доступ к государственной службе (ст. 32). Все перечисленное это в основном приобретенные права, а не прирожденные и неотчуждаемые.

Таким образом, в главе 2 Конституции Российской Федерации предусматривает широкий круг политических прав и свобод, соответствующий современным международным стандартам.

В п. 1 ст. 29 Конституции РФ отмечается: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова». Свобода слова предполагает, прежде всего, выражение своих мнений публично, по вопросам общественного характера, как в устной форме, так и в любом другом виде. Ее реализация связана с характером политического режима в стране.

Пункт 4 ст. 29 гласит: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным образом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом». Пункт 5 ст. 29 гарантирует свободу массовой информации и недопустимость цензуры.

Право на объединение закреплено в ст. 30 Конституции Российской Федерации: «Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем» (п. 1 и 2).

Это право дает гражданам возможность объединять усилия для организованной общественной деятельности. Право на объединение означает создание и участие в профсоюзах, политических партиях и других общественных организациях. Право на объединение политическое право, целью которого является обеспечение каждому возможности участия в политической и общественной жизни. Общественные объединения обеспечивают гражданину возможность участия в выработке решений органов власти, они могут выступать с инициативами, защищать интересы своих членов.

Политические общественные объединения (политические партии, политические организации, политические движения) наделены правом участия в избирательных кампаниях в качестве избирательных объединений.

Статья 31 Конституции РФ констатирует: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Это позволяет публично выразить гражданам требования и интересы, осуществлять свободу мысли и слова. Пользование данным правом не подлежит никаким ограничениям, помимо тех, которые устанавливаются законом в интересах государственной и общественной безопасности, общественного порядка, защиты прав и свобод других лиц. Собираться можно лишь при условии предварительного уведомления соответствующих органов исполнительной власти. Проводить мероприятия разрешается без оружия. Запрещается использовать это право для насильственного изменения конституционного строя, разжигания расовой, национальной, классовой, религиозной ненависти, пропаганды насилия и войны.

В соответствии со ст. 32 (п. 1 и 2) Конституции РФ «граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме». Конституционное право граждан на участие в управлении делами государства традиционно считается основным, определяющим саму природу политических прав и свобод граждан. Объем правового регулирования нормы, закрепляющей права граждан на участие в управлении делами государства, выходит далеко за рамки обычного субъективного права, вторгаясь в пределы действия других политических прав и свобод граждан: избирательного права, права на участие в референдуме и многих других. Возможно, право граждан на участие в управлении государственными и общественными делами является не столько субъективным правом, входящим в систему политических прав и свобод, сколько основополагающим принципом взаимоотношений между демократическим государством и его гражданами.

Что касается гарантий политических прав и свобод, следует отметить, что наряду с положениями Конституции, направленными на реализацию и защиту всех основных прав и свобод (т.е. с так называемыми внутригосударственными и международно-правовыми гарантиями) в Конституции записаны и нормы об обеспечении политических прав и свобод: нормы о запрете цензуры; о недопущении монополизации государством или отдельными лицами средств массовой информации; о свободе печати и запрете конфискации печатных изданий. Это также положения о невозможности преследования за выражение (в рамках закона) своих мнений, убеждений или отказ от них; о возможности опровержения обнародованной информации и ответа на нее.

Правовое (законное) ограничение прав и свобод человека в современных условиях приобретает особую остроту, поскольку непосредственно связано с обеспечением общественной безопасности. Но каковы пределы допустимости (правомерности) ограничения прав человека в целях обеспечения общественной безопасности? Так, В.С. Устинов выделяет три таких критерия: 1) цель: обеспечение должного признания и уважения прав и свобод других граждан и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе; 2) законность ограничений: введение ограничений только на основе закона; 3) необходимость (по смыслу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). В.А. Толстик в качестве так называемых индикаторов определения степени ограничения прав человека, наряду с названными, выделяет и общеправовые принципы права в целом, поскольку именно на них в подавляющем большинстве случаев ориентируются законодатель и правоприменитель при решении проблемы ограничения прав человека52.

Ограничение прав и свобод  один из способов регулирования степени свободы в обществе, однако, в своей реализации не допускающий вольного истолкования и злоупотребления. Отсюда следует основное требование к применению государством ограничений прав человека – четкая регламентация оснований, порядка и пределов их применения.

Обратимся к конституционным положениям, отражающим институт ограничения прав и свобод человека. Часть 3 ст. 55 Конституции РФ гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Эти положения в полной мере отвечают общепризнанным международным нормам, отраженным, в частности, в ст. 29 Всеобщей декларации прав человека: «При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе».

Следовательно, ограничения прав и свобод человека и гражданина со стороны российского государства предполагают решение следующих задач:

  1.  поддержание правопорядка;
  2.  обеспечение личной безопасности;
  3.  обеспечение внутренней и внешней безопасности общества и государства;
  4.  создание  благоприятных условий  для  экономической  деятельности и охраны всех форм собственности;
  5.  учет минимальных государственных стандартов по основным показателям уровня жизни, культурное развитие граждан.

Согласно ст. 56 Конституции не допускаются ограничения таких прав и свобод, как: право на жизнь; достоинство личности; частная жизнь, доброе имя, честь; сбор информации о частной жизни; свобода вероисповедания; свобода предпринимательской деятельности; право на жилище; права, связанные с судебной защитой, на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или должностных лиц и т.д.

«Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина обязанность государства»,  гласит ст. 2 Конституции Российской Федерации.

На практике нет автоматической реализации прав и свобод человека. Нарушение прав и свобод, как со стороны отдельных граждан, так и должностных лиц обязывает государство встать на их защиту. В Конституции указаны институты и должностные лица, в чьи обязанности входит обеспечение прав и свобод человека и гражданина в процессе создания и исполнения «позитивного права». Гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина является, по Конституции, Президент РФ (ч. 2 ст. 80). Он вправе приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае противоречия этих актов Конституции РФ, федеральному законодательству, международным обязательствам РФ или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом. Осуществлением мер по обеспечению прав и свобод граждан по Конституции (ч. 1 ст. 114) должно заниматься Правительство РФ. Граждане РФ имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33 Конституции). Конституцией 1993 г. предусмотрено создание Института Уполномоченного по правам человека. В статье о полномочиях Государственной Думы в п. «д» ч. 1 ст. 103 закрепляется, что к ведению Государственной Думы относится назначение на должность и освобождение от должности Уполномоченного по правам человека, действующего в соответствии с федеральным конституционным законом.

23 декабря 2005 года был принят Закон Республики Мордовия «Об уполномоченном по правам человека в Республике Мордовия»53). Этот институт является важной гарантией соблюдения прав и свобод личности в Республике Мордовия. В Мордовии на должность Уполномоченного по правам человека назначен Юрий Алексеевич Ястребцев.

Закон определяет порядок назначения на должность и освобождения от должности Уполномоченного по правам человека в Республике Мордовия, его компетенцию, гарантии и условия его деятельности.

Должность Уполномоченного по правам человека в Республике Мордовия учреждается в соответствии с Конституцией Республики Мордовия в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, их соблюдения и уважения государственными органами Республики Мордовия, учрежденными ими организациями и их должностными лицами; органами местного самоуправления, образованными на территории Республики Мордовия, учрежденными ими организациями и их должностными лицами.
         Уполномоченный  по правам человека способствует восстановлению н
арушенных прав и свобод человека и гражданина и правовому просвещению по вопросам прав и свобод человека и гражданина.

Нами было проведено исследование развития правозащитной ситуации в Республике Мордовия. Наиболее объективный индикатор реально существующих в обществе проблем – обращения граждан. Процесс их рассмотрения является одним из главных в реализации Уполномоченным своих контрольных функций. Именно они, а также информация о фактах нарушения прав и свобод граждан, приводит в движение целостный механизм защиты прав человека.

Процесс рассмотрения – один из главных в реализации его функций. Несмотря на совершенствование механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг, количество обращений граждан в адрес Уполномоченного постоянно увеличивается.

В рамках нашего исследования мы взяли за основу три последних года (2009, 2010, 2011) и на основании данных Докладов Уполномоченного по правам человека РМ провели анализ между обращениями, поступающими в институт Уполномоченного.

Тематика обращений существенно не меняется, но диапазон нарушаемых прав граждан по-прежнему широк. В центре него – права, призванные обеспечить гражданам достойную жизнь. Это права на жилище, труд, социальное обеспечение, собственность, которые относятся к социально-экономическим. Их удельный вес за 2011 год составил 71, 5 %, за 2010 – 65%, за 2009 – 66, 2 %. Растет количество нарушений прав на труд ( с 2010 увеличилось на 15,2%. Растет количество обращений по поводу благоприятной окружающей среды ( 2009 –  жалоба,2010 – 5 , 2011 – 11) и на нарушения прав собственности ( 2009 г. – 61 жалоба, 10 рассмотрено с положительным результатом, 2010г. – 52 жалобы, 12 рассмотрено с положительным результатом,  2011 – 68 жалоб, 16 рассмотрено с положительным результатом).

По критерию категории нарушенного права  наиболее часто нарушаемыми правами личности в РМ являются:

1. Жилищные права и социальные права;

2. Право собственности;

3. Трудовые права, заработная плата.

Что касается социальных групп, наиболее часто обращающихся за помощью к Уполномоченному, то статистика такова, что среди обратившихся в основном малоимущие слои населения: пенсионеры (2009 – 284 чел., 2010 – 349 чел, 2011 – 390 чел.), инвалиды (2009 – 45 чел., 2010 – 74 чел, 2011 – 97 чел.). В числе прочих большое место занимают  дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей.

По половому признаку наиболее активны в защите своих прав женщины (2009 г. – 456 жалоб, 2010 г. – 495 жалоб, 2011 г. – 602 жалоб), далее мужчины (2009- 180, 2010 – 286, 2011 – 467) , и на последнем месте коллективные обращения (2009 – 18, 2010 – 22, 2011 – 33) .

Если делать вывод об эффективности разрешения обращений граждан Республики Мордовия к Уполномоченному, то можно сказать о том, что обращений становится с каждым годом все больше, только вот процент их разрешения практически остается неизменным. Так,  в 2009 году было подано всего  654 жалобы, а  разрешено 70; в 2010 – 803, разрешено 97, в 2011 – 1002, разрешено – 111. А всего с момента начала деятельности в его адрес поступило 3341 обращение, а разрешенных с положительным результатом – 368. Их постоянный рост Уполномоченный объясняет не столько фактическим ростом нарушений прав и законных интересов граждан, сколько возрастающей активностью населения в отстаивании своих прав.

Уполномоченный по правам человека сотрудничает не только с органами государственной власти и местного самоуправления, но и с институтами гражданского общества, с существующими в Республике Мордовия некоммерческими организациями. На данном этапе их четыре:

  1.  Мордовский республиканский правозащитный центр. Председатель – В.Д. Гуслянников;
  2.  Городской фонд «Защита детства и старости» (защищает социальные права детей и пенсионеров), Председатель - А.И. Голубьёва;
  3.   Комитет солдатских матерей (защищает права военнослужащих и их родителей,  источник финансирования – минимальные средства от Правительства Республики Мордовия),  Председатель - И.Ф. Голикова;
  4.   Региональное представительство Фонда защиты гласности (задачи представительства – защита прав журналистов, в том числе и в судах),  Финансирование из Москвы (А.К. Симонов), Председатель – Е.А. Черентаев, обслуживает Мордовию, Чувашию и Пензенскую область.

15 марта 1996 года в Мордовии зарегистрирована в Минюсте РМ под № 211 общественная организация – Мордовский республиканский правозащитный центр (МРПЦ), который занимается:

   1 защитой прав человека, чьи права были нарушены властными структурами;

   2  оказанием бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам;

   3  правовым просвещением граждан;

   4  ежегодным мониторингом прав человека в Республике Мордовия;

При выполнении вышеуказанных задач МРПЦ создал общественную приёмную в г. Саранске. Ежегодно сотни людей получают необходимую юридическую и психологическую помощь. МРПЦ практикует также выезд юристов в районы Мордовии для приёма граждан.

Члены МРПЦ периодически выступают в прессе, на радио и телевидении в защиту гражданских прав человека. С января 2002 года издаётся газету «Правозащитник Мордовии».

 Главная проблема реализации защиты прав  граждан  - маленькая материальная  база.

Количество поступающих жалоб в месяц 10-15, в год 150.

Основные темы обращений:

  1.   помощь по уголовным делам -  написание надзорных жалоб в количестве 20-30 в год;
  2.  написание заявлений на условно-досрочное освобождение в количестве 10-15 в год);
  3.  помощь по жилищным, наследственным и алиментным делам в количестве 6-8 в год.

Основные проекты реализуемые Мордовским республиканским правозащитным центром:

  1.  С 1997 г. МРПЦ выпускается доклад о соблюдении прав  человека   в Мордовии;
  2.   Проводится мониторинг прав в детских социальных учреждениях Мордовии;
  3.  В 2007, 2008  годах проводили акцию «Рождество за решёткой» по раздаче подарков всем несовершеннолетним, находящимся за решёткой;
  4.   В 2007 году получили грант от Национального благотворительного фонда (г. Москва) на проведение работ по оказанию помощи освободившимся из мест лишения свободы;
  5.  Реализовали проект «Посещение гражданами отделений милиции (полицейских участков)»

Так же был проведен опрос граждан городского огкруга Саранск. Это позволило нам выявить тенденцию и причины обращения/не обращения граждан в правозащитные органы за помощью. Нами было опрошено 300 человек разного социальной принадлежности и возраста. Так, из них на вопрос: « Сталкивались ли Вы с нарушением Ваших прав?» 86% ответили положительно, и лишь только 14% дали отрицательный ответ. Следующим был вопрос: «Обращались ли Вы за защитой своих прав в правозащитные органы?». Этот вопрос был задан тем лицам, чьи права когда-либо нарушались.  Итоги таковы: 72% граждан не обращались в правозащитные органы, а 28% все таки попытались достичь справедливости.

Причины необращения граждан в правозащитные органы таковы:

- Дорого;

- Слишком долгая процедура;

- Все равно ничего не добьешься;

- Везде сейчас все куплено;

- Много нервов и мороки;

- Нарушение того не стоило;

- Далеко (я не знаю где это находится).

Так же, можно сказать, что среди  наиболее ярких недостатков в реализации прав и свобод граждан в РМ можно выделить:

1 Несовершенство Законодательной базы;

2 Наличие не профинансированных льгот;

3 Неудовлетворенность граждан помощью адвокатов.

Среди  основных причин  имеющихся нарушений прав человека на  территории РМ выявлены:

1 Неисполнительность, низкий уровень профессионализма отдельных чиновников и  исполнителей;

2 Отсутствие реального механизма ответственности чиновников за нарушение ими  прав граждан;

3 Нехватка средств –  малый достаток населения;

4 Низкая правовая культура и грамотность населения республики, являющихся следствием отсутствия системы правового просвещения и образования граждан РМ.

Государство, будучи субъектом конституционно-правовых отношений, обязано признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Это единственная обязанность государства, прямо сформулированная в ст. 2 Конституцией Российской Федерации, ст. 3 Конституции Республики Мордовия.  Кроме того, в Конституциях содержится ряд других специальных норм, конкретизирующих общерегулятивное значение прав и свобод человека и гражданина для других компонентов правового государства.

При демократическом политическом режиме человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Впервые за всю историю российской государственности основные ее характеристики даются в Конституции с позиций и под углом зрения прав и свобод человека и гражданина, их признания и защиты.

Поэтому можно сказать, что конституционные положения о правах и свободах человека и гражданина носят регулятивный характер и рассматриваются в качестве критерия правового характера действующего законодательства, а, следовательно, существующего политического режима и государства в целом. Такая принципиальная ориентация на права и свободы человека как исходное правовое начало это показатель демократического политического режима.


Заключение

По итогам проведенного исследования сделаны следующие выводы:

1) Политический режим  это особое состояние общественных отношений, которое складывается в результате применения определенных способов осуществления публичной власти и характеризуется уровнем развитости и гарантированности прав и свобод человека.  Характеризуя политический режим необходимо исследовать всю имеющуюся в обществе совокупность публично-властных отношений, а не только государственно-властные отношения. Универсальной характеристикой политического режима является гарантированность прав и свобод человека и  гражданина, поскольку обеспечение прав и свобод является первой и главной задачей государства.

2) На основании анализа современных определений политического режима можно выделить следующие отличительные признаки политического режима.

Во-первых, режим недостаточно связывать лишь с формой правления. Решая задачи социальной и политической стабилизации, он способствует организации значительно более масштабных, макросоциальных процессов. В этом режим близок по содержанию политической системе, раскрывая ее динамический аспект. В этом смысле любой режим обречён решать проблемы взаимоотношений, складывающихся между государством и гражданским обществом. Ведь именно в структурах гражданского общества коренятся отношения правительства и оппозиции, являющиеся ключевыми в характеристике типа и особенностей режима.

Во-вторых, очевидно, что режим обеспечивает не только динамизм, но и определенную стабилизацию политической системы, приводя ее элементы, структурные характеристики в упорядоченное взаимодействие, обеспечивая их слаженность и координацию.

В-третьих, режим, несомненно, представляет собой совокупность властных структур, позволяющих правящему классу осуществлять возложенные на него полномочия.

В-четвертых, любой режим в своей деятельности обращается к тем или иным методам достижения целей. Режимы могут существенно отличаться друг от друга, в зависимости от того, какие методы (насильственные или ненасильственные) используются ими в достижении поставленных целей.

Наконец, в-пятых, режим, по сравнению с системой, обладает своими собственными временными характеристиками.

3) Нами было показано соотношение понятий политического и государственного режимов.  Употребление в юридической литературе понятий государственного режима и политического режима как синонимов, на наш взгляд, весьма спорно, поскольку государственный режим как понятие значительно уже политического режима, представляет собой реальный порядок функционирования и взаимодействия высших государственных органов и не несет в отличие от политического режима оценочной, нравственно-правовой нагрузки.

Различие политического режима и государственного режима следует проводить исходя из базовых положений (сущностных характеристик). Для государственного режима базовыми положениями являются организация государственной власти, способы ее функционирования, а для политического режима уровень свободы личности и адресация реализуемого интереса.

4) Сущность политического режима проявляется в самой его политической определенности (демократия, тоталитаризм, авторитаризм), «единицей измерения» которой служит степень свободы (несвободы) личности, ее социальных возможностей. Политическим режимом определяются цели государства, пути и способы достижения этих целей, степень подчиненности государственной власти праву и закону.

Сущность политического режима проявляется и в его функциональной направленности, обеспечивающей:

  1.   стабильность государственной власти;
  2.   управляемость процессами общественного развития, приемлемую для власти их динамику и направленность;
  3.   достижение целей политики;
  4.   реализацию и защиту интересов (правящей элиты, определенных слоев общества или общества в целом).
  5.     В дипломной работе  была рассмотрена классификация  политических режимов. Какие бы разновидности политических режимов мы не взяли, они неизбежно приводят к трем основным его видам: демократии, авторитаризму и тоталитаризму. Все так называемые промежуточные режимы, например аристократический, олигархический или охлократический, нацистский, фашистский и др., представляют собой модификацию этих трех основных.
  6.    Исследование  конституционно-правовых основ политического режима Российской Федерации через его базовые признаки (народовластие, разделение власти, систему сдержек и противовесов, права и свободы человека и гражданина) показывает, что демократические основы политического режима находят свое дальнейшее развитие в законодательстве Российской Федерации.
  7.    Анализ динамики развития правозащитной ситуации и способов конституционной защиты прав и свобод человека и гражданина в РМ позволяет сделать вывод, что нарушений прав граждан и обращений за их защитой становится с каждым годом все больше, только вот процент их разрешения практически остается неизменным. Институт Уполномоченного по правам человека и гражданина в РМ является важной гарантией соблюдения прав и свобод личности в Республике Мордовия.  Уполномоченный по правам человека сотрудничает не только с органами государственной власти и местного самоуправления, но и с институтами гражданского общества, с существующими в Республике Мордовия некоммерческими организациями. На данном этапе их четыре:
  8.  Мордовский республиканский правозащитный центр.
  9.  Городской фонд «Защита детства и старости» (защищает социальные права детей и пенсионеров).
  10.   Комитет солдатских матерей (защищает права военнослужащих и их родителей,  источник финансирования – минимальные средства от Правительства Республики Мордовия);
  11.   Региональное представительство Фонда защиты гласности (задачи представительства – защита прав журналистов, в том числе и в судах). 

Политический режим выступает одной из сторон, характеризующих модель функционирования политической системы общества. Он определяет политический климат в конкретном государстве и является своеобразным индикатором положения личности в нем. Исследуя политический режим можно раскрыть функциональную сторону политической жизни какого-либо государства, а также реальные процессы осуществления государственной власти в нем.

Итак, политический режим выступает определяющим фактором государственного строительства в Российской Федерации, поскольку обеспечивает национальную безопасность, целостность экономического пространства, политическую стабильность, суверенитет государства, права и свободы человека.

Понятие политический режим не потеряло в современные дни своей актуальности. Оно требует развития в соответствии с современными условиями в мире и состоянием России.

 

1) Решетников С.В. Политологи: Учебник для вузов / С.В.Решетнико. –  М.,  2004. – С. 122.

2) Спиридонова Л.В. Теория государства и права. Учебник / Л.В. Спиридонова. – М., 1994. – С. 217.

3) Корельский В.М. Теория государства и права. Учебник для вузов / В.М. Корельский. – М., 2001. – С. 238.

4) Ориу М. Основы публичного права / М. Ориу. – М., 1929. –  С. 5 - 14.

5) Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: курс лекций / Г.В. Атаманчук. – 2-е. изд. – М., 2004. – С. 386.

6) Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учебник для юридических вузов и факультетов/ В.С. Нерсесянц. – М., 2000. – С.254.

7) Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / М.Н. Марченко. – М., 2001. – С. 212.

8) Кашанина Т.В. Юридическая техника: Учебник / Т.В. Кашанина. –  М., 2007. –  С. 225.

9) Рассолова М.М. Теория государства и права: Учебник для вузов / М.М. Рассолова. – 2-е изд., перераб. и доп. –  М., 2004. –  С. 100-103.

10)  Нерсесянц В.С. Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / В.С. Нерсесянц. –  М., 1999. –  С. 612.

11) Марченко М.Н. Проблемы общей теории государства и права: Учебник: В 2 т. Т.1. Государство. – 2-е изд. / М.Н. Марченко. –  перераб. и доп. –  М., 2007. – С. 246.

12) Там же.

13) Киреев С.А. Политический режим как элемент формы государства (теоретико-правовое исследование): Автореф. Дис / С.А. Киреев. –  М., 1997. –  С. 18.

14) Страшун Б.А. Конституционное (государственное право) зарубежных стран: Учебник: В 4 т. Т. 1 – 2. Часть общая \ Б.А. Страшун. – 3-е изд.,  обновл. и дораб. –  М., 2000. –  С. 230.

15) Страшун Б.А. Конституционное (государственное право) зарубежных стран: Учебник: В 4 т. Т. 1 – 2. Часть общая \ Б.А. Страшун. – 3-е изд.,  обновл. и дораб. –  М., 2000. –  С. 230.

16) Там же.

17)  Киреев С.А. Политический режим как элемент формы государства (теоретико-правовое исследование): Автореф. Дис. / С.А. Киреев. –  М., 1997. –  С. 342.

18) Монтескьё Ш.Л. О духе законов / Ш.Л. Монтескьё // Избранные произведения. – М., 1999. –  С. 137.

19)  Страшун Б.А. Конституционное (государственное право) / Б.А. Страшун. – М., 2010. –  С. 340 - 353.

20) Сумбатян Ю.Г.Авторитаризм как категория политической социологии / Ю.Г. Сумбанян  // Кентавр.–  1994. –  №5. –  С. 142 - 143

21)  Адорно Т. Типы и синдромы. Методологический подход (фрагменты из «Авторитарной личности») / Т. Адорно. –  М., 1994. – С. 66 – 85.

22)  Ильин И.А. Собр.соч.: В 10 т. Т. 2. Кн. 1. / И.А. Ильин. – М., 1993. –  С. 112, 113, 446.

23 ) Даль Р. Демократия и ее критики / Р. Даль. –  М., 2003. –  С. 162 – 179.

24)  Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия: Пер.с англ / Й. Шумпетер. –  М., 1995. –  С. 372.

25) Пшеворский А. Демократия и рынок. Политические и экономичнские реформы в Восточной Европе и Латинской Америке / Пер. с англ.; под.ред. В.А. Бажанова. М., 2000. –  С. 28.

26) Кин Дж. Демократия и нражданское общество: Пер.с англ / Дж. Кин. –  М., 2001. –  С. 24.

27) Мизер Л. Либерализм в классической традиции / Пер.с англ. А.В. Куряева. –  М., 2001. –  С. 45.

28) Даль Р. О демократии / Р. Даль. –  М., 2000. –  С. 341.

29)  Падуанский М. Защитник мира. Антология мировой правовой мысли: В 5 . II. / М. Падуанский. –  М., 1999. –  С. 609.

30)  Монтескьё Ш.Л. О духе законов / Ш.Л. Монтескьё  // Избранные произведения. –  М., 1956. – С. 75.

31) Еллинек Г. Общее учение о государстве / Г. Еллинек. –  М., 2004. –  С. 548 – 551.

32)  Большой юридический словарь. –  М., 2003. – С. 78.

33)  Мамут Л.С. Государство как публично-властным образом организованный народ / Л.С. Мамут // Журнал российского права. –  2000. – №3. –  С. 99.

34)  Мамут Л.С. Народ в правовом государстве / Л.С. Мамут. –  М., 1999. – С. 17.

35) Там же. С. 54.

36) Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. 1./ К. Маркс. – М., 2001. –  С. 214.

37) Каутский К. Представительное правление / К. Каутский. –  М., 1905. –  С. 39.

38)  Гессен В.М. О правовом государстве. Антология мировой правовой мысли: В 5 т. / В.М. Гессен. –  М., 1999. – С. 289, 290,291.

39)  Шапсугов Д.Ю. Народовластие  (история  концепции и современность)  /  Д.Ю.  Шапсугов.  –   М., 1991. –  С. 12.

40)  Крылов Б.С.  Проблемы суверенитета в Российской Федерации / Б.С. Крылов, И.П. Ильинский, Н.А. Михалева и др. –  М., 1994. –  С. 19.

41) Бирюков Н.И. Становление институтов представительной власти в современной России / Н.И. Бирюков, В.М. Сергеев. –  М., 2004. –  С. 28.

42) Локк Дж. Два трактата о правлении / Дж. Локк  // Сочинения. –  М., 1988. – С. 450.

43) Монтескьё Ш.Л. О духе законов / Ш.Л. Монтескьё  // Избранные произведения. –  М., 1956. – С.78.

44) Руссо Ж.Ж. Общественный договор или принципы политического права: Трактаты / Ж.Ж. Руссо. –  М., 1990. – С. 230.

45) Кант И. Метафизика нравов: Сочинения. Т.4 / И. Кант. –  М., 1965.

46) Конституционное право: Энциклопедический словарь/ Под ред. С.А. Авакьяна. –  М., 2000. –  С.179;  Енгибарян Р.В., Краснов Ю.К. Теория государства и права / Енгибарян Р.В., Краснов Ю.К. –  М., 1999. –  С.98.

47) Чиркин В.Е. Разделение властей: Социальные и юридические аспекты / В.Е. Чиркин // Советское государство и право. –  1990. –  №8. – С. 85.

48) Комментарий к Конституции Российской Федерации. М.: Институт законодательства и сравнтельного правоведения при Правительстве Российской Федерации. –  1999. –  С. 288.

49) Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность / С.А. Авакьян. – М.,  2010. –  С.227.

50) Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права / М.В. Баглай, В.А. Туманов. – М., 2010. –  С. 136.

51) Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. // Международная защита прав и свобод человека. –  М., 1990. –  С. 14-20; Конвенция о защите прав человека и основных свобод: Заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г. // СЗ РФ. – 2001. –  №2. –  Ст. 163.

52 ) Толстик В.А. Противоречия в понимании и практике ограничения прав и свобод человека и гражданина // Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов / В.А. Толстик. – М., 2007. –  Ч.1. –  С. 162.

53) Об уполномоченном по правам человека в Р М: Закон  Республики Мордовия: принят государственным собранием РМ 20 декабря 2005 года.. – М.: Риор, 2012. –  9 с.

PAGE   \* MERGEFORMAT 8


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

21430. ЗАЩИТА ПС И ДРУГИХ ВЕЩНЫХ ПРАВ 20.02 KB
  Вещь должна сохраниться в натуре, если нет вещи, то нет и СПС или возникла качественно иная вещь т.е. необязательно вещь уничтожать. Собственник утратил владение вещью т.е. она выбыла из сферы его хозяйственного господства и вещь находится в сфере хоз господства другого лица
21431. НЕГАТОРНЫЙ ИСК 17.64 KB
  Это иск владеющего собственника к третьему лицу об устранении препятствий мешающих нормальному осуществлению собственником правомочиями пользования или распоряжения (яма перед гаражом, где стоит автомобиль)
21432. ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО 19.73 KB
  Обязательство это межотраслевое понятие, так считают некоторые ученые т.е. существуют налоговое трудовое адм обязательства (профессор Абова и Танчук): общая и главная особенность обязательства состоит в том, что это относительное правоотношение правовая форма связи между конкретно управомоченным и конкретно обязанным лицом
21433. ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА 19.72 KB
  В условиях рыночной экономике действует закон стоимости в соответствии, с которым и осуществляется товарооборот в обществе. Наиболее адекватной правовой формой данного товарооборота является сделка
21434. СОДЕРЖАНИЕ ДОГОВОРА 33.46 KB
  Существенные: такие условия, которые необходимы и достаточны для заключения договора т.е. если не согласовано хотя бы одно из существенных условий договор считается незаключенным; пункт 1 статья 432 ГК: условия о предмете договора, такие условия
21435. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ 20.2 KB
  Поэтому цессия всегда совершается уже воисполнение существующего обязательства В большинстве обязательств сторона имеет права и обязанности Уступка права является одновременно и переводом долга т. связано с переменой лиц а так ее не произойдет Пункт 5 письма: возможна если предмет обязательства делим Уступка права требования по возврату средств по кредитному договору: статья812 ГК: может давать только банк или другая кредитная организация т. по требованию кредитора исполняется обязательство Пассивная...
21436. ПРЕДМЕТ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА 21.06 KB
  Особые требования предъявляются к денежным обязательствам Статья 317 ГК: они д. оплачено в рублях за исключением установленными ЦБ РФ Особо важно учитывать инфляционные процессы в тех случаях когда они направлены на содержание гражданина Статья 318 ГК: сумма выплачиваемая по ДО непосредственно на содержание гражданина возмещение вреда по договору пожизненного содержания индексируется по уровню инфляции в порядке и...
21437. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ 22.54 KB
  В результате совершенного правонарушения должны наступать такие отрицательные последствия на правонарушителя которые в дальнейшем способны предотвращать правонарушения; в качестве таких отрицательных последствий могут выступать либо лишения личного характера арест либо лишения имущественного характера конфискация неустойка штраф возмещение убытков ЮО – это последствия совершенного правонарушения которое выражается в нежелательных для правонарушителя лишений личного...
21438. ТЕОРИЯ ПРИЧИННОЙ СВЯЗИ 16.29 KB
  Частный интерес потерпевшего в ГП состоит не в том чтобы подвергнуть нарушителя лишениям личностного характера а чтобы восполнить потери которые он понес ГПО – это всегда ответственность одного субъекта ГП перед другим субъектом ГП этим отличается от АПО Черта обусловлена тем что ГП регулирует оо в целях удовлетворения частных интересов участников этих отношений а частные интересы участников...