44387

Адекватный перевод оригинального английского текста на русский язык с использованием переводческих трансформаций

Дипломная

Иностранные языки, филология и лингвистика

Для проверки результатов взаимодействия источника и модальности применялся инвариантный дисперсионный анализ ANOVA с использованием трёх переменных. Не было выявлено результатов взаимодействия между источником и модальностью относительно воспринимаемой надёжности информации, её достоверности, отношений к новостному материалу, ни с точки зрения прав курильщика или качества жизни, ни с точки зрения поведенческих намерений

Русский

2013-11-11

236 KB

2 чел.

PAGE   \* MERGEFORMAT 1

Министерство образования и науки Российской Федерации

Казанский национальный исследовательский технический университет

им. А.Н. Туполева-КАИ

Международный центр подготовки кадров, технологий обучения

и развития бизнеса

Кафедра иностранных языков

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

слушателя Гумаровой Карины Владимировны

«Как женщины-практики в Москве понимают свою профессию: пилотное  исследование»

«Оценка достоверности  мультимедийных средств информации: исследование»

«Роль источника и факторов, влияющих на доверие аудитории при оценке надежности медицинской информации»

Основная специальность слушателя: специалист по связям с общественностью (2012 год, Казанский национальный исследовательский технический университет

им. А.Н. Туполева - КАИ, Институт социальных технологий)

Руководитель:      Зарипова Э.И.                                                                   Преподаватель          

                                                                                                     Кафедра иностранных

                                                                                 языков

                                                                                                              (КГТУ им. А.Н.Туполева)

 

   Рецензент:             Нигматуллин       Доцент, кандидат исторических наук, Преподаватель

                                        А.Р.             КГТУ им. А.Н.Туполева       

                                                                                                                          Кафедра ИСО

                                                                                                             (КГТУ  им. А.Н.Туполева)                                      

 Работа допущена к защите «   »                       2012 года

Казань 2012

Министерство и образования науки РФ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Казанский национальный исследовательский технический университет

им. А.Н. Туполева-КАИ

Международный центр подготовки кадров, технологий обучения и развития бизнеса

«Утверждаю»

Директор  Международного центра  Константинова Н.А.

« ___ » ___________  2012 г.

ЗАДАНИЕ

ПО ПОДГОТОВКЕ ВЫПУСКНОЙ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ РАБОТЫ СЛУШАТЕЛЯ

Гумаровой Карины Владимировны

(фамилия, имя, отчество)

Темы  работы   How female practitioners in Moscow view their profession: A pilot study (Как женщины-практики в Москве понимают свою профессию: пилотное  исследование)

Assessment of motion media on believability and credibility: An exploratory study (Оценка достоверности  мультимедийных средств информации: исследование)

The role of source and the factors audiences rely on in evaluating credibility of health information (Роль источника и факторов, влияющих на доверие аудитории при оценке надежности медицинской информации)  

Содержание и структура  работы

Работа состоит из введения, трёх статей на английском и их перевода на русский, переводческого комментария, заключения, библиографии и глоссария.

________________________________________  

Основные этапы работы над переводом и переводческим комментарием включают:______

сбор внешних сведений о тексте, выделение незнакомых слов и выражений, поиск их соответствий в словарях, прочтение текста для определения основной мысли текста, адресата, функционального стиля речи и жанра, перевод текста, оценка выполненного перевода, написание переводческого комментария

Дата выдачи задания ___2 марта 2011 г.

Руководитель ___                           Зарипова Э.И.

                                     (подпись)  (фамилия и инициалы)

Задание принял к исполнению  _____________

                                                           ( подпись)

КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН

занятия

Наименование этапов работы (глав, разделов, номера, страниц переводимого текста)

Срок выполнения этапов работы (дата занятия)

  1.  

How female practitioners in Moscow view their profession: A pilot study, Abstract, 1.Introduction, 2.Context for understanding the roots of public relations in Russia, 3.Methodology

2.03.12

  1.  

How female practitioners in Moscow view their profession: A pilot study:  4.Findings

14.03.12

  1.  

How female practitioners in Moscow view their profession: A pilot study:  5.Conclusion

29.03.12

  1.  

Assessment of motion media on believability and credibility: An exploratory study: Abstract,1.Introduction

16.04.12

  1.  

Assessment of motion media on believability and credibility: An exploratory study:  2.Methods, 3.Results

24.04.12

  1.  

Assessment of motion media on believability and credibility: An exploratory study:  4.Discussion.

5.05.12

  1.  

The role of source and the factors audiences rely on in evaluating credibility of health information:  Abstract, 1. Methods, 2. Results

12.05.12

  1.  

The role of source and the factors audiences rely on in evaluating credibility of health information:  3. Discussion.

20.05.12

  1.  

Переводческий комментарий

08.06.12

Предварительная защита работы 

28.06.2012

Руководитель  Зарипова Э.И. 

Слушатель  Гумарова К.В.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………… 6

Текст оригинала……………………………………………………………… 7

Перевод текста на русский язык……………………………………………. 8

Переводческий комментарий……………………………………………… 49

Заключение………………………………………………………………….. 64

Список использованной литературы……………………………………… 65

Приложение: Терминологический словарь(Глоссарий)…………………. 66

 

Введение

Связи с общественностью на сегодняшний день – это динамично развивающаяся сфера, наука, профессия. Сейчас как никогда остро стала ощущаться потребность в продвижении своего товара и увеличение доли производства на рынке используя методы связей с общественностью. Эта наука постоянно меняется, приобретает новые черты.

Одной из важнейших задач связей с общественностью является информирование аудитории и налаживание с ней коммуникаций. Достоверность и надежность информации влияют на успешность коммуникации и определяют доверие целевой аудитории к организации. Можно сказать, что специалист по связям с общественностью в определённой степени зависит от развития коммуникации и должен постоянно следить за отношением аудитории к той или иной информации. Этим обусловлен выбор двух статей:

«Assessment of motion media on believability and credibility: An exploratory study» («Оценка достоверности  мультимедийных средств информации: исследование»)

«The role of source and the factors audiences rely on in evaluating credibility of health information» («Роль источника и факторов, влияющих на доверие аудитории при оценке надежности медицинской информации»).

Третья статья «How female practitioners in Moscow view their profession: A pilot study» («Как женщины-специалисты в Москве понимают свою профессию: пилотное  исследование») описывает восприятие имиджа специалистов по связям с общественностью и профессии в целом непосредственно самими специалистами данной сферы.

Цель данной выпускной квалификационной работы – самостоятельно овладеть технологией перевода, на основе полученных знаний по теории и практике перевода.

Для выполнения поставленной цели решались следующие задачи: 

  •  произвести адекватный перевод оригинального английского текста на русский язык,
  •  изучить используемые переводческие трансформации,
  •  определить и проанализировать лексические, грамматические и стилистические средства выразительности языка.

Материал не выходит за рамки научно-популярного стиля, написан живым и образным языком, сочетает рациональные понятия и эмоционально – образные приёмы.

 

Текст оригинала

How female practitioners in Moscow view their profession:

A pilot study

Katerina Tsetsura

a b s t r a c t

This pilot study investigated how female public relations practitioners in Moscow, Russia perceived their profession. The findings suggest that perceptions of public relations as a service-oriented profession are deeply rooted in the patriarchal tradition of the Russian society. In addition, results demonstrated that Moscow female practitioners articulated both advantages and disadvantages of viewing public relations as a service-oriented profession in Russia.

© 2009 Elsevier Inc. All rights reserved.

  1.  Introduction

In a newly emerging field such as public relations, a change in the social structure of a new profession comes at the price of a previously constructed reality of the profession. For instance, in Russia, women were among the first to work in public relations and had to combat stereotypes and questions whether public relations is a real job. Women represent the majority of the workforce in Russia, just as women represent the majority of public relations specialists worldwide. The purpose of this pilot study was to understand how female practitioners in Moscow see their profession. Their perceptions can shed light on how the profession of public relations is understood in one of the largest public relations markets in Eastern Europe and in the single largest city in Russia, Moscow.

Перевод на русский язык

Как женщины-специалисты в Москве оценивают свою профессию:

пилотное  исследование

Катрин Цецура

а н н о т а ц и я

Это пилотное исследование посвящено тому, как женщины-специалисты в Москве понимают свою профессию. Исследования показывают, что восприятие связей с общественностью как обслуживающей профессии кроется в патриархальной традиции российского общества. Кроме того, результаты показали, что московские специалисты четко обозначили как преимущества, так и недостатки восприятия связей с общественностью как сферы услуг в России.

© 2009 Elsevier Inc. Все права защищены.

Введение

В такой новой области как связи с общественностью, устаревшие реальности влияют на изменение в общественной структуре новой профессии. Например, в России женщины были первыми, кто начал работать в сфере связей с общественностью, и им пришлось бороться со стереотипами по вопросу о том, являются ли связи с общественностью настоящей работой. Женщины составляют большинство PR-специалистов  как в России, так и в мире. Целью данного пилотного исследования было понять, как женщины-специалисты, работающие в Москве, видят свою профессию. Их взгляды могут пролить свет на то, как данная профессия понимается на  одном из крупнейших PR-рынков восточной Европы и в отдельно взятом городе России – Москве.

  1.  Context for understanding the roots of public relations in Russia

Feminization of the service culture in Russia and patriarchal societal culture may affect how Russian female practitioners view the field of public relations. Women traditionally have worked in service professions such as teaching and nursing. Service work has always been perceived as women’s work. Professional occupations have always been rated higher than service occupations in the Soviet Union for men but not for women. Service as a concept in this sense is strongly connected with sacrificing, a cultural characteristic of Russian women. In the Russian classical literature and history, the Russian woman is the one who sacrifices herself for the man and for the society. To see whether Russian public relations, the field in which women are the majority of workforce, carries characteristics of being a service profession that entails some sacrifice, this study posed the following research question:

RQ: How do female public relations practitioners in Moscow view their profession?

Контекст для понимания основ связей с общественностью в России

Феминизация культуры сферы услуг в России и патриархальная культура могут влиять на то, как российские женщины-специалисты рассматривают область связей с общественностью. Женщины традиционно работают в  таких профессиях сферы услуг, как преподавание и медицинское обслуживание. Работа в сфере услуг всегда рассматривалась как женская. В Советском Союзе профессиональная деятельность всегда считалась престижнее, чем сфера услуг, для мужчин, но не для женщин. Сфера услуг, как понятие, тесно связано с самопожертвованием, культурной характеристикой российских женщин. В русской классической литературе и истории женщина жертвует собой ради мужчины и общества. Чтобы ответить на вопрос имеет ли сфера связей с общественностью в России, где женщины составляют большинство, характеристики обслуживающей профессии, в данном исследовании сформулирована следующая проблема:

Как женщины-специалисты, работающие в области связей с общественностью  в Москве, оценивают свою профессию?

3. Methodology

In-depth one-on-one and discussion group interviews were used to answer the question as using multiple methods allows for data triangulation. The data for this study were gathered as part of a larger project. Twenty-five practitioners

from ten leading public relations agencies in Moscow agreed to take part in one of the two types of interviews, which ran anywhere between 30 min and 2 h. Data were fully transcribed, partially translated in English, and later back-translated

for accuracy. The data were analyzed using a thematic analysis technique to identify recurring themes within the data and scrutinize them against the participants’ explanations.

4. Findings

Findings demonstrated that women consciously saw public relations as a service profession. Interviewed women believed this view on one hand hurt them as professionals and on the other hand helped them to succeed in their work. For some interviewees, being in a service profession meant recognizing the downside of how the profession is seen in the eyes of society:

Public relations is often presented as somewhat a service sphere; there are those who build the road and there are those who put road flags. We put flags. So those people who build roads are understood and [appreciated], but [many think] it is much easier to put flags around so less money can be paid and less brains required and less education.

3. Методология

Для решения проблемы использовались глубинные индивидуальные и групповые беседы, т.к. использование комплекса методов позволяет учитывать триангуляцию данных. Данные  для этого исследования были получены в результате более крупного проекта. Двадцать пять практикующих специалистов из десяти ведущих PR-агентств в Москве согласились принять участие в одном из двух видов бесед, продолжительность которых составляла от 30 минут до 2 часов. Данные были полностью записаны, частично переведены на английский язык и затем обратно переведены на русский язык для соблюдения точности. Полученные результаты были обработаны с помощью методики тематического анализа для определения периодичности тем и их тщательной проверки.

4. Результаты

Результаты показали, что женщины действительно считают связи с общественностью  профессией в сфере обслуживания. Опрошенные женщины полагают, что такое мнение, с одной стороны, задевает их как профессионалов, а, с другой, – помогает добиться успеха в работе. Для некоторых опрошенных работа в сфере услуг означала признание обратной стороны образа этой профессии в обществе:

   «Связи с общественностью часто представляются как сфера предоставления услуг; есть люди, которые строят дорогу, а есть люди, которые развешивают вдоль дорог флаги. Мы развешиваем флаги. Поэтому те люди, которые строят дороги, ценятся, и многие считают, что намного легче развешивать флаги. Следовательно, это может быть менее оплачиваемо, т.к. требует меньшей мозговой активности и менее высокого  уровня образования».

Several participants did not consider service aspects of the public relations profession valuable. Women continuously emphasized that those who work in service professions have to constantly prove to others why their profession is important and needs to be valued. At the same time, service professionals need to have much more patience and be ready for continuous contact with various clients, “You have to be nice with people whom [you] probably don’t like and have to resolve specific situations without losing [patience and] yourself.” Participants said clients often expected public relations professionals to be traditional service workers, which meant that in “everything that has to do with public relations, [clients] still wait for the public relations agency and public relations managers to execute [clients’] direct orders.” The women claimed that clients’ expectations were a direct result of patriarchal traditions of service professions in Russia, as previous studies demonstrated. However, many professionals also saw multiple advantages in societal perceptions of public relations as a service profession. Specifically, interviewees listed three advantages that female public relations practitioners in Russia have over male practitioners: (1) women are better able to educate clients; (2) women are better in sacrificing and saving face techniques; and (3) women can better compromise. Each of these advantages is closely connected to traditions of service professions in Russia and a patriarchal societal structure.

Many women emphasized they constantly educate clients, journalists, and other publics about public relations as a field and about public relations practices. Because traditionally many more women than men worked in Russia as educators, women felt they could better execute the educational function of public relations than men could. Moreover, they said that because of these educational processes, they were more respectful and more valuable in the eyes of their clients.

Несколько участников не принимают во внимание обслуживающий аспект профессии связей с общественностью. Женщины постоянно подчеркивали, что тем, кто работает в сфере услуг, приходится постоянно доказывать другим, что их профессия является важной и требует должной оценки. В то же время специалистам в данной сфере необходимо гораздо больше терпения и они должны быть готовы к продолжительному общению с различными клиентами: «Вам приходится быть доброжелательными с людьми, которые Вам, возможно, не симпатичны, и Вам приходится решать специфические вопросы, сохраняя выдержку и терпение». Участники говорили, что клиенты часто ожидают от специалистов по связям с общественностью традиционного поведения работников сферы услуг, подразумевая, что « клиенты ждут от PR-агентств и PR-менеджеров прямого выполнения их указаний». Женщины утверждали, что ожидания клиентов являются результатом патриархальных традиций, связанных с обслуживающими профессиями в России. Однако, многие специалисты также видели и большие преимущества в представлении обществом связей с общественностью как сферы услуг. В частности, опрошенные назвали три преимущества, которые есть у женщин-практиков в России по сравнению с мужчинами: (1) у женщин лучше получается просвещать клиентов; (2) женщины более готовы к самопожертвованию и умеют достойно выходить из разных ситуаций; (3) женщины легче идут на компромисс. Каждое из этих преимуществ тесно связано с традициями и патриархальной структурой общества.

Многие женщины подчёркивали, что они постоянно просвещают клиентов, журналистов и др. относительно сферы деятельности PR. Традиционно большинство педагогов в России – женщины, поэтому они лучше выполняют воспитательную функцию, чем мужчины. Более того, они указывали, что эта воспитательная деятельность делала их более значимыми в глазах клиентов.

Sacrificing was another advantage practitioners identified. Sacrificing, a cultural characteristic of Russian women, helped them to effectively implement “saving face strategies” with clients. Sacrificing and saving face techniques are indicators of the place of female professionals in the Russian patriarchal society. Interviewed women said they use these techniques to their advantage:

Man is a leader president of agency, and he will not tolerate another strong man on his side as a helper. Woman is a dutiful employee but a shadow leader: she is not dominant, she does not infringe on his rights and positions but at the same time is very dutiful, very responsible, and she will not quickly run away to organize her own business because maybe it is more convenient for her to work under someone’s wing.

Compromise was the third advantage identified by interviewed women. One woman said, “I can’t remember a time when the fact that I was a woman reflected negatively.” She continued that she always could use this fact “with men of course.” But, “I allow no familiarity, but sometimes I can be gentle, and this makes a good impression on a man,” she added. Another participant said that it is easier for women to work with the male clients as Russian women are expected to compromise with men. Interpretation of being a woman as an advantage is closely related to traditional roles of men and women in Russia and again emphasizes essential elements of communication between women and men in the Russian patriarchal society.

Самопожертвование – следующее преимущество женщин-практиков. Будучи характерной особенностью российских женщин, это качество помогает им эффективно использовать «стратегии сохранения репутации» в работе с клиентами. Применение данных стратегий является индикатором положения женщин-специалистов в российском патриархальном обществе. Опрошенные женщины отмечали, что они используют эти приёмы в своих интересах:

«Мужчина является руководителем агентства и не потерпит другого сильного мужчины в качестве помощника. Женщина является исполнительным работником, но скрытым лидером: она не доминирует, она не посягает на его права и должность, и в то же самое время очень ответственна, она не уходит от него быстро, чтобы организовать свой собственный бизнес, возможно, потому что для неё более удобно – работать под чьим-то крылом».

Компромисс – третье преимущество, указанное опрошенными женщинами. Одна женщина ответила: «Я не могу припомнить ни одного случая того, что тот  факт, что я – женщина, отразился бы на мне негативно. Она продолжала, что она всегда могла воспользоваться этим фактом в работе «с мужчинами, конечно». Но «я не позволяю никакой фамильярности, но иногда могу быть мягкой, и это производит хорошее впечатление на мужчину». Другая участница отметила, что женщинам легче работать с клиентами-мужчинами, т.к. считается, что российские женщины идут на компромисс с мужчинами. Это преимущество имеет тесную связь с традиционными ролями мужчины и женщины в России и отражает основные черты общения женщин и мужчин в российском патриархальном обществе.

Many women did not seem to articulate amore complex understanding of the gender-related problems in the workplace. In the Russian work environment where women represent the majority of practitioners in service professions, which are often perceived as unimportant, it may be dangerous and potentially harmful for the field of public relations to be presented as a service profession because it may undermine the importance and seriousness of this profession and has the potential to disempower female professionals who work in the area.

5. Conclusion

This study offered a new perspective on understanding public relations as a service-oriented profession in Russia. Specifically, the results demonstrated that Moscow practitioners described and perceived public relations as a service profession. Such construction of public relations as a service profession contributed to certain negotiating strategies by female practitioners in Russia. This construction should be further investigated in public relations practice outside of Moscow, Russia as well as in other countries. It is especially important to investigate whether the profession is perceived as service-oriented in countries where it is highly developed (such as the USA) to see whether this is a reason why it suffers from continuous negative stereotypes.

Practical implications of this study call for re-examination of understanding the nature of public relations as well as perceptions of the field among professionals in other fields. Practitioners who enter the profession in newly emerging markets need to realize which stereotypes and perceptions exist about the profession so that they can effectively address them. In addition, practitioners need to understand how patriarchal traditions of society can influence the perception of the field. This will allow professionals to either change or reinforce certain predispositions about public relations or any other field that can be perceived as service-oriented.

Оказалось, что многие женщины не осознают сложность проблем, связанных с гендерным аспектом. В России женщины представляют большинство сотрудников в сфере услуг, которые рассматриваются как второстепенные. Восприятие связей с общественностью как сферы услуг может быть опасно и потенциально вредно для данной профессии, так как это преуменьшает значение этой деятельности и может вызывать недоверие к женщинам, работающим в этой области.

5. Заключение

Данное исследование открывает новую перспективу для понимания PR как профессии, ориентированной на сферу услуг. В частности, результаты исследования показали, что московские практики описывают и воспринимают PR как профессию, связанную с оказанием услуг. Такое понимание связей с общественностью обуславливает использование российскими женщинами-практиками определённых стратегий уступок и требует дальнейшего рассмотрения в других городах России, а также в других странах. Особенно важно изучить, рассматривается ли эта профессия как сфера услуг в странах, где она успешно развивается (таких как США), чтобы понять, является ли это причиной наличия негативных стереотипов.

Практическая значимость результатов данного исследования заключается в пересмотре понимания сущности PR, а также представлений о данной сфере деятельности специалистами других областей. Практикам, которые начинают работать на вновь появляющихся рынках, необходимо понимать существующие стереотипы и представления, чтобы эффективно справляться с ними. Кроме того, специалисты должны понимать, как патриархальные традиции общества могут влиять на восприятие данной сферы деятельности. Это позволит им либо изменить существующие взгляды, либо укрепить определённые предрассудки о  PR или любой другой сфере деятельности, относящимися к сфере услуг.

Assessment of motion media on believability and credibility:

An exploratory study

Hyunmin Lee

a b s t r a c t

The radical shift by news audiences away from newspaper to motion media (video stories on TV, web, cell phones, handhelds) prompted the assessment of media modality (text, text + picture, video) and source (public relations, news, user-generated content [UGC]) effects on credibility and more importantly perceived veridicality, a perception of an object as being accurate and believable regardless of the source, as well as impact of messages.

The findings revealed that motion media modality significantly enhances believability judgments and perceived veridicality, which is independent of source cue, in which news source garnered no greater credibility than PR or UGC source.

© 2010 Elsevier Inc. All rights reserved.

Оценка достоверности  мультимедийных средств массовой информации:  поисковое исследование

Х. Ли

а н н о т а ц и я

Радикальный переход новостной аудитории от газет к мультимедийным средствам массовой информации (видеосюжеты на ТВ, интернет, сотовые телефоны, карманные компьютеры) обусловил исследование оценки модальности средств информации (текст, текст + картинка, видео) и информационного источника (связи с общественностью, новости, пользовательский контент [UGC]), их влияния на надёжность и воспринимаемую достоверность информации, а также оценки воздействия сообщений.

Результаты показали, что модальность мультимедийных СМИ значительно расширяет представление о надёжности и воспринимаемой достоверности информации независимо от воздействия информационного источника. При этом, источник не является более достоверным, чем информация, полученная из сферы связей с общественностью или из пользовательского контента.

© 2010 Elsevier Inc. Все права защищены.

1. Introduction

As a strategic communicationmanagementfunction, public relations must stay in tune with the dynamics of the surrounding media in order to effectively deliver targeted messages. While recent trends show that Americans first turn to television for breaking news, print-based materials still appear to be the focus for public relations researchers. The radical shift from non-print media to motion media—media based on moving images with audio and interaction functions— and lack of academic research calls for a need to assess how publics evaluate news from this media format. Previous literature concludes that when people perceive the source or medium carrying the message to be highly credible, they will tend to rely on and use the information more often than people who evaluate it to be less credible. However, in this new media landscape, it has become a difficult task to differentiate whether a story is from public relations or news organization. Furthermore, from the perspective of media modality, high modality forms (i.e., motion media) are more appealing and memorable than low modality forms (i.e., print media), suggesting that there may be another dimension explaining publics’ cognitive evaluations of media messages.

1. Введение

Являясь стратегической коммуникационной функцией управления, сфера PR должна соответствовать динамике развития СМИ, для эффективной передачи  целевых сообщений. Хотя  последние исследования показывают, что американцы сначала обращаются к телевидению для получения актуальных новостей, печатные материалы продолжают оставаться основными для исследователей  по связям с общественностью. Радикальный переход от непечатных к мультимедийным средствам информации, которые основаны на передаче изображения при помощи аудио- и интерактивных средств, а также недостаточные исследования в области мультимедийных средств информации призывают к решению вопроса: как аудитория оценивает новости, предоставляемые данным медиа-форматом?.  Анализ литературы показывает, что если люди, которые воспринимают источник или средство, передающее сообщение, высоконадёжным, они стремятся доверять и использовать полученную информацию гораздо чаще, чем люди, которые считают его менее надёжным. Однако, в новом медиа-пространстве стало сложно отличить получена ли информация из сферы PR или из информационного агентства. Более того, с точки зрения перспективы модальности, высокотехнологичные формы (например, анимационные) являются более привлекательными и запоминающимися, чем печатные, что предполагает другой подход к измерению когнитивных оценок информационных сообщений.  

Thus, this exploratory study examines motion media impact through an experiment asking: (RQ1) the relationships between different types of sources and message evaluation (i.e., perceived credibility, attitudes towards the news, intention to share information with others); (RQ2) relationships between different modalities on message evaluation; (RQ3) relationships between different sources on perceived veridicality; and (RQ4) interaction effects between source and modality on message evaluations. Finally, we hypothesize that (H1) high modality format will yield high levels of perceived veridicality; and (H2) increased veridicality predicts higher credibility among participants.

2. Method

A 3 (source: news vs. public relations vs. interested individual)×3 (modality: text vs. text + picture vs. text + video) between-subjects factorial design was used to explore the impact of source type and degree of modality on perceived credibility, perceived veridicality, attitudes, and behavioral intentions. Two hundred and sixty three students from a large Midwestern University participated in this experiment, and were randomly assigned to one of the nine conditions. The news story was about an act to pass a campus smoking ban policy at a Midwestern University.

Таким образом, данная работа направлена на изучение влияния мультимедийных средств информации с помощью экспериментальных вопросов: взаимосвязь между разными типами информационных источников и оценкой сообщения (воспринимаемая надёжность, отношение к новостям, желание поделиться информацией с другими); взаимосвязь между разными видами модальности относительно оценки сообщения; взаимосвязь между разными информационными источниками относительно воспринимаемой достоверности; влияние взаимодействия информационного источника и модальности на оценку сообщения. В итоге, мы выдвинули гипотезу, что, во-первых, формат высокой модальности будет обеспечивать высокий уровень воспринимаемой достоверности, во-вторых, высокий уровень достоверности обеспечивает более высокое доверие аудитории.

2. Методы исследования

Для исследования влияния типа источника и степени модальности на воспринимаемую надёжность и достоверность информации, установки и поведенческие намерения, применялся межсубъективный факторный план 31 (источник: новости, PR, заинтересованный человек) × 3 (модальность: текст, текст + картинка, текст + видео). 263 студента из крупного университета Midwestern University приняли участие в данном эксперименте и были произвольно отнесены к одному из девяти факторов. Новостной материал представлял собой  информацию о введении закона о запрещении курения на территории кампуса университета.

Dependent variables for this study were perceived credibility, perceived veridicality, attitudes towards the news story, and intentions to pass the story. Perceived credibility wasmeasured with four items (accuracy, fairness, objectivity, and bias) developed by Kiousis and Dimitrova (2006). Perceived veridicality wasmeasured with two instruments (production aesthetics and degree of interest) developed from Slater and Rouner (1997). Additionally, for this study, believability was operationalized as an index for measuring veridicality. Attitude towards the story wasmeasured by two items for two different attitudes—the people’s rights and quality of life. Behavioral intentions to pass along the story were measured by three items adapted from behavior intentions of Theory of Planned Behavior (Ajzen, 1991). All items were measured on a on a seven-point Likert scale.

Зависимыми переменными в данном эксперименте являлись воспринимаемая надёжность и достоверность информации, отношение к новостному материалу, а также намерения передать эту новость другим людям. Воспринимаемая достоверность информации измерялась при помощи четырёх критериев (точность, честность, объективность и пристрастие), разработанных учёными Киоузис  и Димитровой (2006). Воспринимаемая надёжность информации оценивалась на основе двух методик (эстетика материала и степень заинтересованности), разработанных Слатером и Раундером (1997). Кроме того, в данном исследовании правдоподобность рассматривалась как показатель измерения достоверности. Отношения к новостному материалу измерялись двумя критериями двух разных позиций – права людей и качество жизни. Поведенческие намерения передать новость измерялись тремя критериями Теории запланированного поведения (Ajzen,1991). Все критерии измерялись по семибальной шкале суммарных оценок Лайкерта.

3. Results

A series of one-way ANOVA were used to answer RQ1 through RQ3, and H1.

There were no statistically significant differences found between the different types of sources and different types of modalities on participants’ message evaluation and behavioral intentions. H1 examined the main effect of modality on the perceived veridicality of the story. As predicted, a significant difference was found in participants’ perceived veridicality of the production value F(2, 260) = 3.400, p < .05 and the believability of the story F(2, 260) = 3.210, p < .05 among different types of modalities. There were no statistically significant differences in terms of the degree of interest according to the modality of the story. Post hoc analysis using Tukey showed that participants in high modality conditions (M= 4.44, SD = 1.49,N= 87) evaluated a story higher in production value than did participants in moderate modality conditions (M= 3.86, SD = 1.57, N= 87). However, there was no significant difference in perceived veridicality between low conditions and moderate conditions. Additionally, participants in high modality conditions (M= 4.90, SD = 1.73, N= 87) perceived a story to be more believable than did participants in moderate modality conditions (M= 4.24, SD = 1.72, N= 87), but they evaluate it as believable as those in low modality conditions (M= 4.46, SD = 1.75, N= 89). As with the case of production value, there was no significant difference in perceived veridicality between low conditions and moderate conditions. Thus, H1 was supported only for the dimensions of production value and believability.

3. Результаты исследования

Для проверки первой части гипотезы использовался однофекторный дисперсионный анализ ANOVA. 2

По критериям «оценка сообщения» и «поведенческие намерения» не было обнаружено статистически значимых отличий между разными типами информационного источника и разными типами модальностей. Подтвердилось существенное отличие в воспринимаемой достоверности значимости F(2,260) = 3.400, p <.05 и правдоподобности материала F(2,260) = 3.210, p<.05 между разными типами модальностей. С точки зрения степени заинтересованности в зависимости от модальности материала, статистически значимых отличий не было обнаружено. Пост-хок анализ с использованием алгоритма Тьюки показал, что участники эксперимента в условиях с высокой модальностью (M = 4.44, SD = 1.49, N = 87) оценивали информационный материал выше относительно его значимости, чем участники в условиях со средней модальностью (M = 3.86, SD = 1.57, N = 87). Однако, нет существенного отличия в воспринимаемой достоверности информации между низкими и средними условиями. Кроме того, участники эксперимента в условиях высокой модальности (M = 4.90, SD = 1.73, N = 87) воспринимали материал как более правдоподобный в отличие от участников в условиях средней модальности (M = 4.24, SD = 1.72, N = 87), но они оценивают его так же, как и участники в условиях низкой модальности (M = 4.46, SD = 1.75, N = 89). Как и в случае со значимостью материала, не обнаружилось существенного отличия в воспринимаемой достоверности между низкими и средними условиями. Таким образом, первая часть гипотезы получила своё подтверждение только по критериям значимости материала и его правдоподобности.

RQ4 addressed the interaction effects between source and modality on perceived credibility, veridicality, attitudes, and behavioral intentions. A series of univariate ANOVAs were adopted to check interaction effects between source and modality on three criterion variables. There were no interaction effects between source and modality on perceived credibility, perceived veridicality, attitudes towards the story in both the smoker’s rights or quality of life, and behavioral intentions.

Finally, H2 addressed whether increased perceived veridicality would predict higher perceived credibility among participants. Using a regression analysis, perceived credibility was regressed on perceived veridicality. The results showed that perceived veridicality of production value (B = .35; SE = .05; p = .000) and believability (B = .18; SE = .04; p = .000) was a significant predictor of perceived credibility (R2 = .28). Thus, H4 was supported.

Для проверки результатов взаимодействия источника и модальности применялся инвариантный дисперсионный анализ ANOVA с использованием трёх переменных. Не было выявлено результатов взаимодействия между источником и модальностью относительно воспринимаемой надёжности информации, её достоверности, отношений к новостному материалу, ни с точки зрения прав курильщика или качества жизни, ни с точки зрения поведенческих намерений.

Наконец, для проверки второй части гипотезы использовался регрессионный анализ, результаты которого показали, что воспринимаемая достоверность значимости материала (B = .35; SE = .05; p = .000)    и его правдоподобность (B = .18; SE = .054; p = .000)   значительно обусловливали воспринимаемую надёжность информации (R² =.28). Таким образом, вторая часть гипотезы получила своё подтверждение.

4. Discussion

The goal of the current study was to test the influence of source and media modality on message evolution. More importantly, we aimed to shed light on the impact of perceived veridicality on credibility perceptions, proposing that veridicality is the most critical trait in high modality contents such as motion media messages. The results indicated that there are no differences among message evaluations according to different types of sources. This finding echoes the thesis of  Kiousis and Dimitrova (2006) that public relations messages are equally credible as news messages. Further, the results show that UGC was considered as equally effective as were messages produced by either public relations or news organizations. Notwithstanding public relations experts’ opportunities to directly communicate with key stakeholders, this also presents a greater risk of extreme voices expressed through UGC in the larger public discourse, competing with the relatively institutionalized information by public relations in situations such as a crisis case. A veridical UGC story reporting on the failure of bailout efforts and the legal bankruptcy of General Motors may be accorded widespread believability, inflaming an existing crisis, with neither legal nor career ramifications for the UGC producer. However, the consequences would remain for public relations teams to address in crisis.

4. Обсуждение результатов

Цель настоящего исследования заключалась в проверке влияния источника и модальности средств информации на оценку информационного сообщения. Следует особенно отметить, что мы предприняли попытку изучить влияние воспринимаемой достоверности информации на доверие к ней, предположив, что достоверность – это  наиболее критическая черта в контентах высокой модальности, какими являются сообщения мультимедийных средств информации. Полученные результаты показали, что не существует отличий между оценками разных типов информационных источников. Этот вывод совпадает с тезисом Киоузис и Димитровой (2006), что PR сообщения так же надёжны, как и новостные. Кроме того, результаты исследования показали, что пользовательский контент является таким же эффективным информационным источником, как и сообщения, передаваемые PR или новостными агентствами. Несмотря на возможности PR экспертов напрямую осуществлять связь с целевой аудиторией, вышеназванный факт представляет больший риск появления наибольшего количества противоположных мнений посредством пользовательского контента для широкого обсуждения, особенно в кризисных ситуациях. Например, достоверный пользовательский материал, сообщающий о безуспешных усилиях выйти из неприятной ситуации и о банкротстве General Motors, может получить широкое распространение, способствуя ухудшению кризисной ситуации, без каких-либо юридических и служебных последствий для пользователя. Тем не менее,  в таких случаях PR командам остаётся продолжать обращаться к аудитории.

The present study also indicates no effect of modality on perceived credibility while there is a significant difference in the participants’ perceived veridicality of the story among different types of modalities. With high modality messages (motion media), participants agreed that the message had better production quality and was considered more believable. Most importantly, the authors found a veridicality effect. If an audience evaluates a story as well produced and believable, they tend to treat the story as credible. It seems that with motion media, the effects of the source cues wash out, leaving people to believe that because it looks and talks like the real thing (veridical), the credibility of the story increased, regardless of the source credibility. Additionally, perceived veridicality is a significant predictor of perceived credibility, suggesting that if an audience evaluates a story as well produced and believable, they tend to treat a story as credible as well.

Public relations professionals today are faced with an exploding array of new communication channels that give endusers increased opportunities to voice their opinion. Consequently, people are becoming savvier of technology and in a sense naïve to persuasive messages in that more and more people are relying on cues in motion media messages rather than text-based messages in print media. Based on the results, it seems worthwhile to pay more attention to the concept of veridicality in our present motion media dominant environment. Veridicality has been understudied as a major factor in the credibility of a particular message.

Настоящее исследование не выявило влияния модальности на воспринимаемую достоверность, в то время как обнаружилось существенное различие в воспринимаемой надёжности материала участниками эксперимента в зависимости от разных типов модальности. В случае с сообщениями высокой модальности (мультимедийные СМИ), участники эксперимента отмечали, что сообщение имеет лучшее качество материала и считали его более правдоподобным.

Важно отметить, что авторами выявлена причина, определяющая критерий достоверности. Если аудитория оценивает материал как хорошо поданный и правдоподобный, она рассматривает его как внушающий доверие. Выявлено, что в случае с мультимедийными СМИ,  титры теряют своё значение, т.к. люди верят материалу, потому что он выглядит правдоподобным, и достоверность информации возрастает, несмотря на надёжность информационного источника. Следовательно, воспринимаемая достоверность информации обусловливает её надёжность, т.к. если аудитория оценивает материал как хорошо поданный и правдоподобный, она рассматривает его и как внушающий доверие.

В настоящее время PR профессионалы сталкиваются с огромным множеством новых коммуникационных каналов, которые предоставляют конечным пользователям широкие возможности, чтобы выразить своё мнение. Следовательно, люди, с одной стороны, начинают больше разбираться в технологиях, и с другой стороны,  в некотором смысле кажутся наивными по отношению к убеждающим сообщениям, т.к. всё больше и больше людей полагаются на титры в сообщениях мультимедийных СМИ, а не на текстовую информацию в печатных средствах массовой информации. Основываясь на полученных результатах, мы полагаем, что заслуживает внимания изучение концепта достоверности в современных условиях развития мультимедийных средств информации. Достоверность  рассматривалась как основной фактор надёжности сообщения.

The trend to amultitude of creators of motion media stories delivered to multifarious platforms raises the distinction between source credibility and story credibility to new heights of importance in theory and in practice. It will become increasingly important to investigate veridicality in the context of public relations campaigns and messages as ‘apparent reality’ becomes the most influential indicator of message evaluation in motion media environment.

In conclusion, the authors propose that this exploratory study is a stepping stone to understanding the dynamics of veridicality and opens a stream of exciting future research of a critical trait of motion media in this ever changing media landscape.

The role of source and the factors audiences rely on in evaluating credibility of health information

Elizabeth Johnson Avery

a b s t r a c t

In the wake of public relations crises of credibility such as FEMA’s staged press conference in response to the California wildfires, source credibility merits increased scholarly and practitioner scrutiny in order to maximize the effectiveness of the information practitioners release, particularly when the objective is to promote action vital to public health and well-being. Through a random national telephone survey (n = 400), this research analyzes

how the source itself moderates credibility as well as the criteria important to audience evaluations of credibility. Results indicate practitioners are perceived as credible sources of health information and that audiences take a rather mindful route in their evaluations of source credibility. © 2009 Elsevier Inc. All rights reserved.

Существующая тенденция к появлению многочисленных создателей сюжетов в мультимедийных СМИ увеличивает теоретическую и практическую значимость  проблемы различения надёжности информационного источника и надёжности информационного материала. Дальнейшего рассмотрения требует исследование достоверности в контексте PR кампаний и сообщений, т.к. «очевидная реальность» становится наиболее влиятельным показателем оценки материала в среде мультимедийных СМИ.

В заключение отметим, что данное исследование является шагом к пониманию концепта достоверности и открывает новые перспективы для продолжения исследования мультимедийных средств информации в быстро меняющемся пространстве СМИ.

Роль источника и факторов, влияющих на доверие аудитории при оценке надежности медицинской информации.

Элизабет Джонсон Эвери

а н н о т а ц и я

Кризис доверия к PR, вызванный такими событиями, как организованная Федеральным агентством по борьбе с чрезвычайными ситуациями (FEMA) пресс-конференция в ответ на стихийные пожары в Калифорнии, обусловили тщательную проверку информационных материалов с целью повышения  эффективности выпускаемой информации, особенно связанной со здоровьем и благополучием общества. Посредством произвольного национального телефонного опроса (n=400), данное исследование анализирует то, как информационный источник влияет на надёжность и критерии, необходимые для оценки надёжности. Полученные результаты показали, что специалисты в области медицины и PR воспринимаются как надёжные источники информационного материала, относящегося к здоровью, и что аудитория внимательно относится к оценке достоверности источника. © 2009 Elsevier Inc. Все права защищены.

Recent public relations crises such as FEMA’s staged press conference in response to the California wildfires compromise the credibility of public relations sources, thus making enhancing perceived source credibility an increasingly important effort for practitioners. Particularly when releasing information critical to public health and safety, establishing source trust is critical to motivate audiences to follow important directives, as trust determines message acceptance. Despite vast literature on the factors that moderate credibility, little is known about how perceived credibility differs by nature of the source of health information. In the source–journalist relationship, the credibility of the source of information subsidies has been well-established as one of the most important determinants in whether or not a journalist will use the information the practitioner provides. Credibility may likewise determine whether or not publics heed the medical advice and directives issued by health practitioners.

Perhaps attributable to credibility, Dunleavy, Crandall, and Metsch (2005) found that access to expert medical sources of information such as physicians and pharmacists significantly predicted perceived access to primary health care among  low-income drug users. Thus, perceived source credibility may be a strong predictor of motivation to seek, attend to, and follow public health directives. Beyond the professional title of the source, factors such as perceived expertise, transparency, and source familiarity may be central to evaluations of source credibility. The following research questions are asked to explore differences in perceived credibility of various source types and in the importance of criteria used to evaluate credibility:

Недавние примеры кризисных ситуаций в сфере связей с общественностью ставят под угрозу надёжность PR-источников и, следовательно, требуют огромных усилий со стороны специалистов, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. В частности, выдавая информацию об угрозе здоровью и безопасности общества, информационный источник уже имеет дефицит доверия, чтобы заставить аудиторию соблюдать необходимые указания, т.к. доверие определяется отношением к полученному сообщению. Несмотря на обширную литературу, исследующую факторы надёжности, остаётся недостаточно исследованным вопрос степени надёжности разных  источников медицинской информации. В системе источник-журналист достоверность  источника информации стала одним из наиболее решающих факторов, определяющих будет ли журналист использовать информацию, полученную от практикующих врачей (специалистов). Таким же образом, надёжность определяет, будет ли общественность обращать внимание на медицинские советы и указания специалистов.

Dunleavy, Crandall, and Metsch (2005) обнаружили, что доступ к экспертным медицинским источникам информации (врачи, фармацевты и т.п.) значительно обусловливает доступ к первой медицинской помощи наркозависимых с низким доходом. Следовательно, надёжность источника может обусловливать стремление искать, посещать или следовать указаниям учреждений общественного здравоохранения. За пределами профессионального источника такие факторы, как опыт, прозрачность и знакомство с источником могут определять оценку надёжности источника. Проблема данного исследования: какова степень надёжности  разных типов источников и каковы критерии оценки достоверности. Для решения поставленной проблемы необходимо было ответить на следующие вопросы:

RQ1: What differences emerge between perceived credibility of sources of health information?

RQ2: What source factors are most important to audience evaluations of the credibility of sources of health information?

1. Methods

A random national sample of 400 adults, selected by random digit dialing, participated in telephone survey interviews for this study. Prior to the administration of the interviews, two waves of pilot testing were conducted to generate the interview guide. Age ranged from 18 to 90, and gender was balanced between males and females (55% and 45%, respectively). All 50 states plus the District of Columbia are represented by the sample. With regard to reported ethnicity, 83% of the respondents were Caucasian, 8% African-American, 4% Hispanic, and the remaining 5% of Asian, Native American, or bi-racial ethnicity.

Overall, the sample of respondents was fairly representative with regard to age, gender, geography, and race.

1. Какова степень достоверности разных источников медицинской информации?

2. Какие факторы являются определяющими для оценки надёжности источников медицинской информации?

1.Методы исследования   

Произвольная национальная выборка, состоящая из 400 взрослых, отобранных путём произвольного набора телефонных номеров, принимала участие в телефонном опросе, использованного в данном исследовании. До проведения телефонных бесед, два пилотных тестирования были проведены с целью составления руководства по собеседованию. В эксперименте приняли участие взрослые люди в возрасте от 18 до 90 лет, как мужчины, так и женщины (соответственно 55% и 45%). Были представлены все 50 штатов и округ Колумбия. Что касается этнического состава, то 83% респондентов составляли представители кавказских народностей, 8% – афро-американцы, 4% – испанцы, и оставшиеся 5% - азиаты, коренные жители Америки, мулаты или метисы. В целом, выборка респондентов была в достаточной степени полной относительно возраста, пола, географии и расы респондентов.

2. Results

Research Question 1 explores differences in perceived credibility of various sources of health information – journalists, public relations practitioners, private health companies’ officials, scientists, government agency officials, and doctors – that respondents measured on a scale of 1–5 with 1 being “very credible” and 5 being “not at all credible.” A repeated measures ANOVA was conducted; main effects reveal that perceived credibility of sources of information differed significantly (F(1, 400) = 177.651, p < .001). Follow-up analysis of means revealed that doctors were perceived as most credible (M= 1.48), followed by scientists (M= 2.15), public relations practitioners (M= 2.64), and then officials from government agencies (M= 2.92). The two least credibly perceived sources were journalists (M= 3.015) and, lastly, officials from private companies (M= 3.594). Notably, pair-wise comparisons revealed that public relations practitioner sources were perceived to be more credible than every other source type except doctors and scientists.

2. Результаты исследования   

Степень надёжности в зависимости от различных источников информации (журналисты, PR специалисты, представители частных медицинских компаний, учёные, официальные лица правительственных учреждений и врачи) измерялась по шкале от 1 до5, где 1 – самый надёжный 5 – совершенно ненадёжный. Использовался дисперсионный анализ повторных измерений ANOVA; основные результаты выявили значительные отличия в надёжности источников информации (F(1, 400) = 177.651, p <.001). Последующий анализ показал, что врачи оцениваются как самый надёжный источник (M = 1.48), далее следуют учёные (M = 2.15),  специалисты по СО (M = 2.64) и официальные лица правительственных учреждений (M = 2.92). Два    наименее надёжных источника – журналисты (M = 3.015) и представители частных медицинских компаний (M = 3.594). Важно отметить, что парные сравнения выявили, что специалисты СО воспринимались более достоверно по сравнению с любым другим источником, кроме врачей и учёных.

Research Question 2 was asked to reveal the importance of various moderators of source credibility by having respondents rank expertise, title, knowledge level, reputation, years of experience, transparency, and familiarity on a scale of importance in their evaluations of credibility from 1 to 5, with 1 being “very important” and 5 being “not at all important.” Criteria were evaluated for sources of health information in general; area of practice (e.g. hospital, government, agency) was not specified to remove influence of existing perceptions of different areas. Omnibus scores of a repeated measures ANOVA revealed a significant overall difference in importance of the factors used to evaluate credibility (F(1, 400) = 81.051, p < .001). Perceived expertise of the source was the most important criterion (M= 1.50), followed closely by transparency (M= 1.55) and perceived knowledge (M= 1.58) and then reputation (M= 1.65). Years of experience was the fifth most important in evaluation of credibility (M= 1.81), familiarity with sources the sixth (M= 1.99), and title was seventh (M= 2.75). The top three criteria – expertise, transparency, and knowledge – were not perceived significantly differently in importance.

Второй вопрос исследования был направлен на выявление значимости различных модераторов надёжности источников, которая оценивалась с помощью таких критериев, как компетентность, звание, уровень знаний, репутация, опыт, прозрачность и осведомлённость и измерялась по шкале от 1 до 5, где 1 – самый важный и 5 – совершенно неважный. Были предложены критерии оценки источников медицинской информации в целом, без указания области практики (например, больница, правительство, агентство), чтобы исключить перенос существующих взглядов  на данные области. Анализ полученных результатов показал существенное различие в степени важности факторов, используемых для определения достоверности (F(1, 400) = 81.051 p <.001). Компетентность источника оказалась самым важным критерием (M = 1.50), затем – прозрачность (M = 1.55), знание (M = 1.58) и репутация (M = 1.65). Опыт оказался пятым определяющим фактором в оценке надёжности (M = 1.81), осведомлённость – шестым (M = 1.99), звание – седьмым.(M = 2.75). Первая тройка критериев – компетентность, прозрачность и уровень знаний – не имели значительных отличий при определении степени  важности.

3. Discussion

Overall, source trust is both constitutive of and a function of credibility. It is not surprising, given their inherent expertise, that doctors and scientist were evaluated as the first and second most credible sources of health information. However, quite encouraging is that public relations practitioners were perceived to be the third most credible source of health information, which is surprising given Callison’s (2001) findings that they may suffer in perceived credibility. In fact, public relations practitioners were perceived to be significantly more credible disseminators of health information than officials from government agencies, journalists, and officials from private companies. These findings inform message strategy as they suggest practitioners are wise to utilize doctors and scientists for quotes and sourced information in the health information they release; however, given possible limitations in access to these experts, it is comforting that practitioners were not far behind in perceived credibility. Credibility of practitioners in the health arena may be bolstered as they acting in the interest of public health and not primarily motivated by organizational reputation maintenance. As such, practitioners must preserve their innate credibility through sound practice while conscientious of the responsibility placed on them to be accurate, transparent, and ethical, given publics will react to their messages. This finding brings into stark relief the responsibility practitioners have to their publics and to the organizations they represent.

3. Обсуждение результатов исследования

Доверие к источнику является составной частью и целью достоверности. Неудивительно, что с присущей им компетентностью врачи и учёные оценивались как первый и второй наиболее достоверные источники медицинской информации. Тем не менее, вполне обнадёживающим является то, что PR специалисты находятся на третьем месте среди надёжных источников, что расходится с результатами, полученными в исследовании Галлинона (2001). В действительности, специалисты по связям с общественностью рассматривались как значительно более надёжные распространители медицинской информации, чем официальные лица государственных учреждений, журналисты, и представители частных компаний. Надёжность специалистов в распространении медицинской информации может увеличиваться, т.к. они действуют в интересах общественного здравоохранения, а не с целью обеспечения репутации медицинских учреждений. В таком случае, специалисты должны сохранить свою надёжность, качественно делая свою работу и добросовестно исполняя возложенные на них обязанности.

Further, there was overall significant difference in the importance of various criteria used to evaluate credibility. Perceived expertise, transparency, and knowledge of the source were the three most central criteria to audience evaluations of credibility. The applied value of these findings lies in that practitioners should incorporate indicators of these traits into their messages to enhance the perceived credibility of the sources they use. For example, following FEMA’s staged press conferences the agency should emphasize its efforts to build transparency to restore public trust and credibility. Theoretically, this finding suggests that audiences are quite mindful in their evaluations of the credibility of sources of health information; expertise, transparency, and knowledge were more important than more peripheral or surface level evaluations based on title and years of experience. Health information consumers may apply greater scrutiny to the source when consuming information vital to their health and well-being; if personal stake indeed moderates source evaluation, it follows that in crises and even risk contexts similar standards of scrutiny would apply. In sum, evaluation of the credibility of sources of health information seems to be a quite mindful process. Further, given that source credibility and trust are key to message acceptance, as credibly perceived sources practitioners may be quite effective purveyors of health information, and they must carefully protect that perceived credibility with responsible practice. Mindfulness of the moderating  roles of source type and traits on audience evaluations of credibility will enable practitioners to enhance the power of their voices in the health arena and beyond.

Далее, было выявлено значительное отличие в значимости различных критериев для оценки надёжности. Компетентность, прозрачность и знание источника являются наиболее главными критериями оценки надёжности. Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что специалистам следует включать эти характеристики в свои сообщения, чтобы увеличить достоверность источников, которые они используют. Например, после пресс-конференции, организованной Федеральным агентством по управлению в чрезвычайных ситуациях, агентству следует сосредоточить свои усилия на обеспечении прозрачности с целью восстановления доверия аудитории. Результаты исследования показали, что аудитория   внимательно относится к оценке достоверность источника медицинской информации; компетентность, прозрачность и знание являются более важными, чем звание и опыт. Потребители медицинской информации более тщательно относятся к источнику, если информация является жизненно важной для их здоровья и благополучия. Подводя итоги, можно сказать, что оценка достоверность источников медицинской информации является довольно осмысленным процессом. Более того, согласившись, что надёжность источника и доверие к нему являются ключом к положительной оценке сообщения,  специалисты в надёжных источниках являются вполне эффективными поставщиками медицинской информации. Осмысление ведущей роли типа источника и факторов, определяющих оценку надёжности, даёт специалистам возможность  укрепить свою репутацию не только в сфере здравоохранения, но и за её пределами.

Переводческий комментарий

Основная часть работы представляет собой перевод трёх научных статей из области связей с общественностью. Статьи были подобраны таким образом, чтобы их содержание было интересно специалистам, работающим в данной сфере, а также любому заинтересованному читателю.

Все 3 статьи взяты из журнала «Public Relations Review». Этот журнал является одним из старейших электронных журналов в сфере связей с общественностью. В нём регулярно печатаются последние исследования в области PR, затрагиваются вопросы, касающиеся теории коммуникации, социальных медиа, журналистики, маркетинга, менеджмента и государственной политики.

Все статьи имеют схожую структуру, состоящую из названия, краткого содержания, введения, методологии, исследования, результатов и обсуждения.

Изложенный в статьях материал можно отнести к научному функциональному стилю, и научно-популярному подстилю. Это объясняется тем, что текст статей характеризуется, с одной стороны, наличием терминов, логичной структурой изложения, точностью, информативной насыщенностью, с другой стороны, здесь присутствуют элементы газетно-публицистического, и даже разговорного стиля, используются изобразительно выразительные средства – эпитеты, сравнения, метафоры, встречаются идиоматические выражения и фразеологизмы, что позволяет отнести его к научно-популярному подстилю.

Научно-популярный стиль сохраняет особенности научного стиля, такие, как обилие терминов и абстрактных понятий, наличие вводных слов и конструкций, деепричастных и причастных оборотов. Вместе с тем тексты научно-популярного стиля призваны подавать научные сведения в увлекательной манере. В научно-популярном стиле встречаются вопросительные и побудительные предложения, возможна форма диалога.

При выполнении переводческого анализа учитывались лексические, грамматические и стилистические особенности текста. Следующие задачи ставились для выполнения переводческого комментария:

  •  выполнить предпереводческий анализ исходного текста (сбор внешних сведений);
  •  увидеть переводческую проблему на уровне любой языковой единицы (фонемы, слова, словосочетания, предложения, текста);
  •  объяснить характер проблемы и найти путь её решения, подобрав соответствующие трансформации и приёмы перевода.

Пожалуй, одной из самых сложных задач переводчика является анализ и преодоление трудностей перевода. К лексическим трудностям, которые встречались при переводе данных статей, можно отнести многозначность, неологизмы, ложных друзей переводчика, эмоционально окрашенную лексику, аббревиатуры, сложные слова, термины. Более подробно лексические особенности переводимого текста представлены ниже.

Термины:

In-depth one-on-one interview – глубинное индивидуальное интервью

Data triangulation – триангуляция данных

Motion media – анимационные СМИ

User-generated content – пользовательский контент

Veridicality – достоверность

Modality – модальность

Perceived credibility – воспринимаемая надёжность

Perceived veridicality – воспринимаемая достоверность

Likert scale – шкала Лайкерта

Behavioral intentions – поведенческие намерения

Production value – значимость материала

regression analysis  - регрессионный анализ

Многие термины образованы при помощи словосложения:

service-oriented profession – профессия в сфере услуг

Between-subject factorial design – Межсубъектный факторный план 

     text-based messages – текстовые сообщения

    

Для перевода некоторых терминов мы использовали описательный перевод:

gender-related problems – проблемы, связанные с гендерным аспектом

В научном тексте часто встречается безэквивалентная лексика, которая переводится с помощью таких приемов, как транслитерация и транскрибирование и экспликация.

Post hoc analysis - пост-хок анализ

Аббревиатуры:

RQ – research question

UGC – user-generated content

ANOVA – analysis of variance

FEMA – Federal Emergency Management Agency

Для связи элементов внутри предложения использованы разнообразные союзы и союзные слова: that, than, if, as, or, nor и т.д.

Для научного текста характерно наличие парных союзов, таких как: whether…or, both…and, as…as…

Для связи предложений и абзацев использованы вводные  слова: indeed, in fact, instead, thus, furthermore, finally, additionally, further, for instance и др.

Также в тексте можно встретить «ложных друзей переводчика»:

accurate (зд.точный),

practitioner (зд.специалист)

articulate (зд.обозначать)

В тексте часто встречаются усилительные наречия, которые выступают в данном тексте в качестве основного экспрессивного средства: completely, considerably, essentially, reasonably  и т.д.  

Наличие фразеологизмов и идиом говорит о принадлежности материала к научно-популярному подстилю. В связи с тем, что не все идиомы и фразеологические единицы имеют аналог в русском языке, в процессе перевода возникали некоторые трудности с поиском подходящего по смыслу выражения.

Stay in tune with – соответствовать 

Shed light on – проливать свет

Save face – сохранять репутацию

Under someone’s wing – зд. под ч-л.руководством

At the price of (come at the price of) – зд. влиять

Авторы в своих статьях часто употребляют такие глаголы как perceive, conclude, propose, evaluate, consider, scrutinize, analyze, identify, resolve, которые часто употребляются в научной речи.

Кроме того, встречаются слова,  характерные для разговорного функционального стиля. Так, прилагательное savvy является  ярким примером разговорного стиля общения в американском языке:

Consequently, people are becoming savvier of technology and in a sense naïve to persuasive messages in that more and more people are relying on cues in motion media messages rather than text-based messages in print media.

Следовательно, люди, с одной стороны, начинают больше разбираться в технологиях, и с другой стороны,  в некотором смысле кажутся наивными по отношению к убеждающим сообщениям…

В этом же предложении встречается пример заимствованной лексики:

Naïve (фр.) – наивный, простодушный

В процессе глобализации многие слова и словосочетания, заимствованные в основном из английского языка, стали интернациональными. Например, капмус, менеджер, интернет, блог, медиа, контент. Все эти слова использовались при переводе соответствующих лексем.

Грамматическая характеристика текста.

Для текста научного стиля характерна упорядоченность, четкая структурированность, логичность, поэтому преобладают сложносочиненные и сложноподчиненные предложения, с использованием союзов, союзных и вводных слов.  Реже встречаются простые предложения или простые предложения, осложненные различными оборотами. Кроме того, отличительной особенностью языка науки является наличие пассивного залога.

Сложносочиненные предложения:

The present study also indicates no effect of modality on perceived credibility while there is a significant difference in the participants’ perceived veridicality of the story among different types of modalities.

Настоящее исследование не выявило влияния модальности на воспринимаемую достоверность, в то время как обнаружилось существенное различие в воспринимаемой надёжности материала участниками эксперимента в зависимости от разных типов модальности.

Сложноподчиненные предложения:

It seems that with motion media, the effects of the source cues wash out, leaving people to believe that because it looks and talks like the real thing (veridical), the credibility of the story increased, regardless of the source credibility.

Выявлено, что в случае с мультимедийными СМИ, титры теряют своё значение, т.к. люди верят материалу, потому что он выглядит правдоподобным, и достоверность информации возрастает, несмотря на надёжность информационного источника.

При переводе иногда встречались безличные предложения:

Based on the results, it seems worthwhile to pay more attention to the concept of veridicality in our present motion media dominant environment. - Основываясь на полученных результатах, мы полагаем, что заслуживает внимания изучение концепта достоверности в современных условиях развития мультимедийных средств информации.

Употребление пассивного залога:

A 3 (source: news vs. public relations vs. interested individual)×3 (modality: text vs. text + picture vs. text + video) between-subjects factorial design was used to explore the impact of source type and degree of modality on perceived credibility, perceived veridicality, attitudes, and behavioral intentions.

Для исследования влияния типа источника и степени модальности на воспринимаемую надёжность и достоверность информации, установки и поведенческие намерения, применялся факторный план 3 (источник: новости, PR, заинтересованный человек) × 3 (модальность: текст, текст + картинка, текст + видео).

Perceived veridicality was measured with two instruments (production aesthetics and degree of interest) developed from Slater and Rouner (1997).

Воспринимаемая достоверность информации измерялась при помощи четырёх критериев (точность, честность, объективность и пристрастие), разработанных учёными Киоузис  и Димитровой (2006).

С точки зрения стилистики исходного текста, важно отметить наличие метафор:

This finding echoes the thesis of Kiousis and Dimitrova (2006) that public relations messages are equally credible as news messages.

Этот вывод совпадает с тезисом Киоузис и Димитровой (2006), что PR сообщения так же надёжны, как и новостные.

Инверсия:

Additionally, participants in high modality conditions (M= 4.90, SD = 1.73, N= 87) perceived a story to be more believable than did participants in moderate modality conditions…

Кроме того, участники эксперимента в условиях высокой модальности (M = 4.90, SD = 1.73, N = 87) воспринимали материал как более правдоподобный в отличие от участников в условиях средней модальности

Эпитеты:

Newly emerging field – новая область

Radical shift – радикальный переход

Apparent reality – очевидная реальность

Для решения переводческих задач, связанных с передачей смыслового значения переводимого материала, поиском верного контекста, преобразованием исходного текста и адаптацией иноязычного сообщения для русскоговорящей аудитории мы обращались к переводческим стратегиям, приёмам, и трансформациям.

Калькирование

Pilot study – пилотное исследование

Russian society – Российское общество

Professional occupation – профессиональная деятельность

Cultural characteristic – культурная характеристика

Транскрибирование

Feminization – феминизация

Interview – интервью

Profession – профессия

Data triangulation – триангуляция данных

Транслитерация

Media- медиа

Audio – аудио 

Student – студент

Video– видео

Лексико-семантические замены

Конкретизация

Source – информационный источник

Construction – понимание 

This construction should be further investigated in public relations practice outside of Moscow, Russia as well as in other countries.

Такое понимание связей с общественностью обуславливает использование российскими женщинами-специалистами определённых стратегий уступок и требует дальнейшего рассмотрения в других городах России, а также в других странах.

Thus, this exploratory study examines motion media impact through an experiment asking: (RQ1) the relationships between different types of sources and message evaluation…

Таким образом, данная работа направлена на изучение влияния мультимедийных средств информации с помощью экспериментальных вопросов: взаимосвязь между разными типами информационных источников и оценкой сообщения…

Thus, H1 was supported only for the dimensions of production value and believability.

Таким образом, первая часть гипотезы получила своё подтверждение только по критериям значимости материала и его правдоподобности.

Notwithstanding public relations experts’ opportunities to directly communicate with key stakeholders, this also presents a greater risk of extreme voices expressed through UGC in the larger public discourse, competing with the relatively institutionalized information by public relations in situations such as a crisis case.

Несмотря на возможности PR экспертов напрямую осуществлять связь с целевой аудиоторией, вышеназванный факт представляет больший риск появления наибольшего количества противоположных мнений посредством пользовательского контента для широкого обсуждения, особенно в кризисных ситуациях.

Генерализация

Finally, we hypothesize that (H1) high modality format will yield high levels of perceived veridicality; and (H2) increased veridicality predicts higher credibility among participants

В итоге, мы выдвинули гипотезу, что, во-первых, формат высокой модальности будет обеспечивать высокий уровень воспринимаемой достоверности, во-вторых, высокий уровень достоверности обеспечивает более высокое доверие аудитории

Синтаксические трансформации

Перестановка

A 3 (source: news vs. public relations vs. interested individual)×3 (modality: text vs. text + picture vs. text + video) between-subjects factorial design was used to explore the impact of source type and degree of modality on perceived credibility, perceived veridicality, attitudes, and behavioral intentions.

Для исследования влияния типа источника и степени модальности на воспринимаемую надёжность и достоверность информации, установки и поведенческие намерения, применялся межсубъектный факторный план 3 (источник: новости, PR, заинтересованный человек) × 3 (модальность: текст, текст + картинка, текст + видео).

There were no statistically significant differences in terms of the degree of interest according to the modality of the story.

С точки зрения степени заинтересованности в зависимости от модальности материала, статистически значимых отличий не было обнаружено

Грамматическая замена частей речи

The results showed that perceived veridicality of production value (B = .35; SE = .05; p = .000) and believability (B = .18; SE = .04; p = .000) was a significant predictor of perceived credibility (R2 = .28).

..результаты которого показали, что воспринимаемая достоверность значимости материала (B = .35; SE = .05; p = .000)    и его правдоподобность (B = .18; SE = .054; p = .000)   значительно обусловливали воспринимаемую надёжность информации (R² =.28).

Замена пассивной конструкции на активную

Thus, H1 was supported only for the dimensions of production value and believability.

Таким образом, первая часть гипотезы получила своё подтверждение только по критериям значимости материала и его правдоподобности.

Для упрощения восприятия текста мы использовали приём членения предложений.

The findings revealed that motion media modality significantly enhances believability judgments and perceived veridicality, which is independent of source cue, in which news source garnered no greater credibility than PR or UGC source.

Результаты показали, что модальность мультимедийных СМИ значительно расширяет представление о надёжности и воспринимаемой достоверности информации независимо от воздействия информационного источника. При этом, источник не является более достоверным, чем информация, полученная из сферы связей с общественностью или из пользовательского контента.

In the Russian work environment where women represent the majority of practitioners in service professions, which are often perceived as unimportant, it may be dangerous and potentially harmful for the field of public relations to be presented as a service profession because it may undermine the importance and seriousness of this profession and has the potential to disempower female professionals who work in the area.

В России женщины представляют большинство сотрудников в сфере услуг, которые рассматриваются как второстепенные. Восприятие связей с общественностью как сферы услуг может быть опасно и потенциально вредно для данной профессии, так как это преуменьшает значение этой деятельности и может вызывать недоверие к женщинам, работающим в этой области.

Объединение предложений

Such construction of public relations as a service profession contributed to certain negotiating strategies by female practitioners in Russia. This construction should be further investigated in public relations practice outside of Moscow, Russia as well as in other countries.

Такое понимание связей с общественностью обуславливает использование российскими женщинами-практиками определённых стратегий уступок и требует дальнейшего рассмотрения в других городах России, а также в других странах.

Finally, H2 addressed whether increased perceived veridicality would predict higher perceived credibility among participants. Using a regression analysis, perceived credibility was regressed on perceived veridicality. The results showed that perceived veridicality of production value (B = .35; SE = .05; p = .000) and believability (B = .18; SE = .04; p = .000) was a significant predictor of perceived credibility (R2 = .28).

Наконец, для проверки второй части гипотезы использовался регрессионный анализ, результаты которого показали, что воспринимаемая достоверность значимости материала (B = .35; SE = .05; p = .000)    и его правдоподобность (B = .18; SE = .054; p = .000)   значительно обусловливали воспринимаемую надёжность информации (R² =.28).

Опущение (опущение избыточных слов или словосочетаний при переводе).
Participants said clients often expected public relations professionals to be traditional service workers, which meant that in “everything that has to do with public relations, [clients] still wait for the public relations agency and public relations managers to execute [clients’] direct orders.”

Участники говорили, что клиенты часто ожидают от специалистов по связям с общественностью традиционного поведения работников сферы услуг, подразумевая, что « клиенты ждут от PR-агентств и PR-менеджеров прямого выполнения их указаний».

Заключение

В результате проделанной работы статьи были переведены на русский язык. На мой взгляд, переведённый материал может быть интересен широкому кругу читателей, не только профессионалам в сфере связей с общественностью. Несмотря на то, что в связи с более высоким уровнем развития PR в других странах, некоторые понятия  нас ещё не вошли в обиход, я постаралась перевести материал так, чтобы он был понятен без какой-либо дополнительной литературы.

После редактирования и анализа переведенного материала был написан переводческий комментарий. В процессе его написания я изучила ряд переводческих приемов и трансформаций, определила и проанализировала, встретившиеся в тексте лексические и грамматические средства выразительности языка. Следует отметить, что исходный текст характеризуется усложненным синтаксисом, что выражается в использовании конструкций с сочинением и подчинением и в нередком употреблении простых предложений, отягощенных различными обособленными оборотами. И для того, чтобы переведенный текст был более ясным, точным и в то же время несложным для понимания читателя, я часто прибегала к использованию грамматического членения предложений.

К трудностям перевода я могу отнести наличие малознакомых понятий и реалий, в частности по статистике, для правильного перевода которых потребовалась специальная литература. Кроме того, в тексте было немало метафор, разговорной лексики– всё это нужно было переводить с учётом специфики русской речи, в то же время не  теряя смысл и эмоциональную составляющую.

Написание выпускной квалификационной работы позволило мне самостоятельно овладеть технологией перевода и анализа переведенного текста. В результате проделанной мною работы были усвоены навыки практического перевода и закреплены знания, полученные в ходе теоретического курса.

В ходе работы была использована разнообразная литература, как на английском, так и на русском языке: разговорники, филологические словари (орфографический, орфоэпический, грамматический и т.д.), книги по теории и практике связей с общественностью, по теории и практике перевода, а также литература по связям с общественностью, статистике и интернет-технологиям.

Список использованной литературы:

По теории перевода

  1.  Бархударов Л. С.Язык и перевод (Вопросы общей и частной теории перевода). М., «Междунар. отношения», 1975.–240 с,
  2.  Левицкая Т.Р., Фитерман А.М.. Теория и практика перевода с английского языка на русский. М., 1963.– 125 с,
  3.  Виноградов В. С.. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы). — М.: Издательство института общего среднего образования РАО, 2001, — 224 с.
  4.  Константинова Н.А, Михеев И.Д. Выпускная квалификационная работа переводчика в сфере профессиональной коммуникации. Казань.– 2006.

Справочные издания:

  1.  Marcus Wheeler, Boris Unbegaun, Paul Falla  Oxford Russian Dictionary – Oxford univ. press. Fourth edition., 2007.-1322 p.
  2.  www.lingvo.ru (словарь Lingvo).
  3.  www.multitran.ru (словарь Мультитран)

Литература по связям с общественностью:

1.Чумиков А.Н., Бочаров М.П.Связи с общественностью: теория и практика:Учеб.пособие.– М.: Дело, 2001.– 552 с.,

2.Галумов Э.А. Основы PR.– М.: Летопись, 2004.– 408 с.

Приложение: Терминологический словарь (Глоссарий)

Связи с общественностью

  1.  Public Relations– Public relations (PR) is a field concerned with maintaining a public image for businesses, non-profit organizations or high-profile people, such as celebrities and politicians.

Связи с общественностью– технологии создания и внедрения при общественно-экономических и политических системах конкуренции образа объекта (идеи, товара, услуги, персоналии, организации — фирмы, бренда) в ценностный ряд социальной группы, с целью закрепления этого образа как идеального и необходимого в жизни.

  1.  Target audience– specific group of people within the target market at which the marketing message is aimed

Целевая аудитория– группа лиц, на которую направлены рекламное сообщение и рекламные мероприятия.

  1.  Press-Agentry communication model– коммуникационная модель Пресс агентства/ Паблисити
  2.  Two-Way Asymmetric model– Двусторонняя асимметричная модель
  3.  Public Information model–  Модель общественной информации
  4.  Two-Way Symmetric model– Двусторонняя симметричная модель

     

Социальные медиа

  1.  News aggregation– Новостная рассылка
  2.  Social bookmarketing– сайты социальных закладок
  3.  Microblogging– микроблоги
  4.  Podcasts– подкасты
  5.  Events agenda повестка дня
  6.  Follow Friday– пятничные подписки
  7.  Retweet– ретвит, копирование чужого твита

Статистика

  1.  T-testt-критерий Стьюдента
  2.  ANOVA– дисперсионный анализ
  3.  Bonferroni hoc test– корректировка Бонферрони
  4.  Likert Scale– Шкала Ликерта
  5.  Standart Deviation(S.D)– Стандартное отклонение
  6.  P-level– Статистический уровень значимости
  7.  T– Т-показатель, стандартизированный балл

1  Экспериментальный план исследования, при котором разных испытуемых ставят в условия, соответствующие разным уровням независимой переменной.

2  статистический метод,  предназначенный для исследования причинной связи между переменной зависимой и одной или несколькими независимыми переменными (факторами).


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

65258. Раціональне формування багатошарового штабелю для стабілізації його хімічного складу та підвищення використання залізорудної сировини 6.24 MB
  Ефективність технологічного процесу агломерації шихтових матеріалів та доменного переділу металургійних підприємств визначається їх базою сировини і якістю підготовки залізорудних матеріалів на рудних дворах.
65259. Особливості токсичного впливу протипухлинних засобів на прикладі циклофосфану, тамоксифену, 5-фторурацилу, естразину та їх гігієнічне регламентування у повітрі робочої зони 282.5 KB
  Мета дослідження – з’ясування характеру та можливого механізму розвитку метаболічних порушень під впливом антинеопластичних засобів різних груп та визначення пріоритетних критеріїв для їх гігієнічного регламентування у повітрі робочої зони.
65260. ОЧИЩЕННЯ ВОДНИХ СЕРЕДОВИЩ МАГНІТНИМ АКСІАЛЬНО-СИМЕТРИЧНИМ ПОЛЕМ 1.17 MB
  В практиці водоочищення відсутні дослідження впливу постійного аксіальносиметричного поперечного магнітного поля на заряджені домішки. Тому актуальними є встановлення закономірностей руху домішок водного розчину з урахуванням їх йонізації...
65261. УДОСКОНАЛЕННЯ КОНСТРУКЦІЇ ДИТЯЧОГО СПЕЦІАЛЬНОГО ВЗУТТЯ ДЛЯ СПОРТИВНИХ ТАНЦІВ 2.74 MB
  Однак взуттєвих підприємств спеціалізованих на виготовленні спортивного взуття поки що в Україні недостатньо. Ситуація ускладнюється ще й фактором використання нераціонального дитячого...
65262. Фізико-хімічні процеси при виготовленні великогабаритних фотоелектричних перетворювачів в умовах серійного виробництва 504.5 KB
  Найбільшої ефективності використання сонячної енергії досягнуто при прямому її перетворенні безпосередньо в електричну за допомогою напівпровідникових фотоелектричних перетворювачів ФЕП.
65263. ЕКСПРЕСИВНИЙ ПОТЕНЦІАЛ ЗАСОБІВ ВТОРИННОЇ НОМІНАЦІЇ В МОВІ НОВІТНЬОЇ УКРАЇНСЬКОЇ ПУБЛІЦИСТИКИ 151 KB
  Проблема вторинної номінації є однією з найважливіших та найскладніших проблем сучасної лінгвістики а функціональні засоби вторинної номінації об’єктом уваги вчених різних філологічних шкіл і напрямків...
65264. ОПТИМІЗАЦІЯ ЕЛЕМЕНТІВ ТЕХНОЛОГІЇ ВИРОЩУВАННЯ ПІЗНЬОСТИГЛИХ СОРТІВ КАПУСТИ БІЛОГОЛОВОЇ В УМОВАХ ПІВДЕННО-ЗАХІДНОЇ ЧАСТИНИ ЛІСОСТЕПУ УКРАЇНИ 515.98 KB
  На сучасному етапі розвитку овочівництва у зв’язку з постійним дорожчанням ресурсів і посиленням вимог до якості товарної продукції капусти білоголової широкого розвитку набуває науково обґрунтоване застосування мінеральних добрив...
65265. ПОКРАЩЕННЯ ДИСПЕРСНОСТІ РОЗПИЛЕННЯ ПЕСТИЦИДІВ 248 KB
  Актуальною є вимога енергозбереження: високодисперсне розпилення за умови низького тиску та осаджування краплин з мінімальними втратами через випаровування знесення і зісковзування з об’єктів обприскування.
65266. Комплексна оцінка економічної безпеки підприємства (на прикладі підприємств гірничодобувної промисловості) 566 KB
  Теоретичні аспекти економічної безпеки підприємства та методики її оцінки розглянуто в наукових працях багатьох вітчизняних і зарубіжних учених зокрема Л. Разом з тим питання класифікації загроз і формування...