44543

ЧЕМ МУЖИКА КОРМИТЬ, ЛУЧШЕ РЕБЕНКА ВОСПИТЫВАТЬ ОДНОЙ: социальный портрет материнских семей

Научная статья

Социология, социальная работа и статистика

Основными факторами формирования неполных семей как известно являются разводы не компенсируемые последующим вступлением в брак или раздельное по разным обстоятельствам проживание супругов; овдовения из-за преждевременной смерти одного из родителей ребенка детей внебрачные рождения при условии одиночества родителя. С другой стороны некоторые одинокие матери впоследствии выходят замуж но в актах записи гражданского состояния статус их детей не меняется за исключением фактов усыновления удочерения и они продолжают считаться...

Русский

2013-11-12

214.49 KB

2 чел.

ЛАРИСА ЛУНЯКОВА

“ЧЕМ МУЖИКА КОРМИТЬ, ЛУЧШЕ РЕБЕНКА ВОСПИТЫВАТЬ ОДНОЙ”:

социальный портрет материнских семей

В России, как и во многих развитых странах, семья как социокультурный институт переживает глубокие изменения, которые проявляются, прежде всего, в снижении числа браков, падении рождаемости и уменьшении детности семьи, росте числа разводов и формировании семей раздельно живущих супругов, повышении числа незарегистрированных браков и доли внебрачных рождений, обусловливающих увеличение количества неполных семей.

Преобладающим типом семьи сегодняшней России остается супружеская пара с одним, реже с двумя и более детьми. Другой, весьма распространенный тип составляют так называемые неполные семьи2. За основание для социально-демографической идентификации “неполной семьи” принимается ситуация, при которой, вследствие различных причин, воспитание и уход за ребенком/детьми осуществляет один родитель. Основными факторами формирования неполных семей, как известно, являются разводы, не компенсируемые последующим вступлением в брак, или раздельное (по разным обстоятельствам) проживание супругов; овдовения из-за преждевременной смерти одного из родителей ребенка/детей, внебрачные рождения при условии одиночества родителя. Поскольку в подавляющем большинстве случаев единственным родителем и кормильцем в семье остается мать, часто такие семьи называют “материнскими”.

Установить истинное число материнских семей не просто. В состав официальных статистических данные не входят фактические (т.е. без юридической регистрации брака) семьи и, наоборот, оформленные юридически, но реально распавшиеся семьи с детьми. В случае внебрачных рождений “установленное отцовство”3 может быть зафиксировано в момент регистрации ребенка, но в действительности отец может не принимать никакого участия в его содержании и воспитании. С другой стороны, некоторые одинокие матери впоследствии выходят замуж, но в актах записи гражданского состояния статус их детей не меняется (за исключением фактов усыновления/удочерения), и они продолжают считаться внебрачными детьми.

Общий объем неполных семей на конкретный период можно оценить по числу зафиксированных распавшихся семей с детьми в органах ЗАГС (разведенные) и по спискам получателей “увеличенных” детских пособий (внебрачные) и пенсий на детей по потере кормильца (вдовьи семьи) в органах социальной защиты населения.

В последние несколько лет расторжение браков в целом по стране каждый год приводило к образованию 310–тыс. неполных семей (Данные Госкомстата 2000, 82; Демографический ежегодник 1999, 128). Только в Москве в результате разводов ежегодно 22-23 тыс. детей до 18 лет оставались без одного из родителей (Ищук 2001, 23-24).

При современном уровне смертности каждый пятый ребенок еще до совершеннолетия может стать сиротой; при этом вероятность смерти отца более чем в четыре раза превышает вероятность смерти матери (круглых сирот очень немного). Так, в 1998 г. среди умерших в трудоспособном возрасте мужчины составили 81% (О положении семей… 1998, 17; Антонова 1999, 7). Таким образом, вдовство –чаще также удел женщин. На 1 января 2000 г. в органах социальной защиты Российской Федерации на учете состояло 1,9 млн. детей без одного или обоих кормильцев, в Москве  98,4 тыс. таких детей (Мониторинг… 1999, 9; О положении детей… 2000, 9).

И, наконец, внебрачные рождения. В целом по России за период с 1990 г. по 1999 г. доля внебрачных рождений в общем числе родившихся возросла почти в два раза с 14,6% до 27,9%, в ряде регионов –до 40% и выше; в 2000 г. число родившихся вне зарегистрированного брака составило 354,3 тыс., или 28,0% (Мониторинг… 1999, 8; Захаров, Иванова 2001).

Демографические тенденции в России таковы, что возглавляемые женщинами неполные семьи будут формироваться и в дальнейшем. При существующей динамике показателей разводов супругов с детьми, уровне смертности и росте рождений вне брака, доля детей, которые проведут часть своей жизни в семье с одним родителем, достигает 63,3% (Цит. по Римашевская и др. 1999, 161).

Проблема семей одиноких матерей в нашей стране сама по себе не нова, но расширение причин и источников образования таких семей на фоне современной демографической и социально-экономической ситуации в России делают их проблемы более сложными и требуют всестороннего изучения и освещения. Помимо того, что они несут постоянную психологическую нагрузку, совмещая производственную и родительскую роли, результаты эмпирических исследований и гендерного анализа изменений социально-экономического положения россиян в период реформ свидетельствуют о том, что семьи одиноких матерей составляют существенную долю среди бедных и самых бедных (Россия –… 2000, 162-166, 241-250). Но повседневные нужды и потребности этих семей не воспринимаются как серьезная государственная проблема и не стоят в ряду первоочередных задач.

Специальные, посвященные семьям одиноких матерей4 исследования, проведенные в последние годы в различных городах и регионах России, немногочисленны5. Между тем, с учетом современных реалий в развитии института семьи и многообразия существующих семейных укладов, изучение этой проблемы весьма актуально, в частности, для научного обоснования государственной политики в отношении семьи и при разработке различных вариантов эффективной социальной поддержки наиболее уязвимых семей.

* * *

Сложившаяся к концу 1980-х  началу 1990-х гг. довольно развитая система пособий и льгот гражданам, имеющим детей, в совокупности с разветвленной социальной инфраструктурой (в т.ч. детских учреждений, бытовых услуг, досуга и т.п.), предоставляла женщине возможность самостоятельно справляться с материнскими, семейными и профессиональными нагрузками. По мнению начальника Управления социального обеспечения г. Рыбинска, высказанному в интервью автору статьи в декабре 1999 г.:

именно в то время многие женщины-матери почувствовали поддержку государства. Каждая из них поверила, что государство поможет и никогда не оставит её без работы, а ребенка –без средств к существованию. Они знали, что два раза в месяц будут получать зарплату, что можно планировать и заранее рассчитать, как прожить. Если бы даже денег не хватало, никто никуда бы не пошел и не искал подработок. В основном, были решены проблемы с жильем. Некоторые женщины решили, что они практически могут и без мужчин прожить. Им был нужен мужчина только как донор, чтобы родить ребенка для себя. Было постановление об оказании помощи и льгот семьям с детьми, как на федеральном, так и на местном уровне. Мы из городского бюджета устанавливали дополнительные виды материальной поддержки, делали больше, чем было предусмотрено обязательными нормативными актами. Поэтому одинокие женщины-матери надеялись, что и дальше все будет нормально. Но неожиданно этой помощи не стало.

Какие же кардинальные изменения в отношении семьи, в том числе и неполной, произошли за истекшие 10-12 лет? Рыночная экономика открыла всем российским гражданам свободу выбора деятельности, предоставив им широкий спектр жизненных ориентаций и возможность для формирования материального достатка и благополучия семей. В частности, официальный статус и широкое распространение получило совместительство (занятость на нескольких рабочих местах), активизировалась неформальная занятость. Но предлагаемые обществом способы адаптации к новым условиям и преодоления бедности, в целом, оказались неприемлемыми или недоступными одиноким женщинам с детьми.

В настоящее время в государственной политике помощи семьям с детьми наблюдается тенденция “искоренения социального иждивенчества”, перекладывания всех забот о детях и о семье на саму семью. Эти изменения особенно сильно отразились на положении неполных семей: острота проблем обусловлена резким переходом от привычного (пусть и весьма скромного), налаженного стиля жизни к ситуации неопределенности и полной социальной незащищенности. По результатам обследований разных типов домохозяйств, “неполные семьи по доле бедных опережают все другие типы семей”, причем на фоне углубляющегося социального неравенства “их положение становится все хуже и хуже”6.

Социологическое обследование уровня и образа жизни одиноких матерей (в том числе родивших вне брака, разведенных и овдовевших), проведенное автором в 1999-2000 гг. в Москве и Рыбинске7, выявило внутри исследуемой референтной группы большой разброс и дифференциацию индивидуальных денежных доходов работающих женщин-матерей и среднедушевых доходов их семей, ощутимую разницу доходов в зависимости от генезиса неполной семьи и отставание по уровню материальной обеспеченности в аналогичных подгруппах обследованной совокупности в провинциальном городе от семей московской выборки (См.: Лунякова 2002; Лунякова 2001; Лунякова 2000).

Результаты обследования не подтвердили прямой зависимости благосостояния неполных семей от уровня образования возглавлявших их матерей это условие необходимое, но не достаточное. Несмотря на то, что 70% респонденток обследованной совокупности имели среднее специальное или высшее образование, всё же преобладающее большинство опрошенных занимало низкооплачиваемые должности в бюджетных организациях или на государственных предприятиях. Лишь немногие сумели реализовать свой профессионально-образовательный потенциал.

Результаты исследования свидетельствуют, что независимо от брачного статуса одиноких матерей и города, в котором проводился опрос, самой дефицитной ценностью был “материальный достаток” –почти для 90% опрошенных в Рыбинске и 80% –в Москве. Все другие ценности8 с большим отрывом отставали от “дефицита достатка” и по значимости выстраивались по-разному для различных типов неполных семей Рыбинска и Москвы. Для рыбчанок второй по важности ценностью оказалась “высокооплачиваемая работа”, и к ней примыкала “уверенность в завтрашнем дне”; “здоровье” было на пятом, а “недостаток времени на воспитание ребенка” –на шестом месте.

Для москвичек вторая по рангу дефицитная ценность –“уверенность в завтрашнем дне”, а третья –“недостаток времени на воспитание ребенка”. Таким образом, судя по полученным данным, в первую тройку наиболее важных ценностей для всех респонденток вошли “материальный достаток” и “уверенность в завтрашнем дне”. В ходе опроса все женщины отмечали нарушение и невыполнение законодательно закрепленных за ними и их детьми социальных гарантий и элементарных прав, но “игнорировали” опцию “дефицит соблюдения социальных гарантий”. Заботы о хлебе насущном и ориентация женщин, возглавляющих материнские семьи, на цели выживания привели к вытеснению “дефицита” прав человека на периферию их сознания.

Настоящая работа представляет собой попытку на основе субъективных ощущений и индивидуальных представлений одиноких матерей об основных жизненных ценностях рассмотреть их “социальный портрет”. К сожалению, рамки статьи не позволяют воспроизвести полностью конкретные ситуации и жизненные истории, собранные в ходе обследования.

анализ интервью

Один из важнейших аспектов исследования касался совмещения одинокими матерями семейных и профессиональных ролей. В ряде европейских стран система социальных выплат, материальной помощи и гарантий полностью обеспечивает функционирование семьи, и одинокие матери могут заниматься только воспитанием детей (то есть быть только матерью). В России, кроме решения воспитательных и бытовых проблем, одинокая мать не может не зарабатывать на жизнь себе и своим детям (за исключением особых ситуаций), то есть вынуждена совмещать производственную и родительскую роли.

Конфликт “работа  семья”

Социально-демографический статус исследуемой референтной группы женщин заведомо ограничивает возможности профессиональной карьеры большинства из них. Сочетание одинокими матерями роли “добытчика” и родителя в реальной жизни трудноосуществимо и далеко от их утопических представлений о возможности совмещения работы с материнскими обязанностями. Роль основного и, зачастую, единственного кормильца, повышенная ответственность за ребенка, боязнь “упустить его” вынуждают их отказываться от “денежной работы” и “риска изменить жизнь к лучшему” и заставляет выбирать работу с “небольшим заработком и уверенностью в завтрашнем дне”.

Одна из респонденток-москвичек в начале 90-х годов, когда её ребенок был совсем маленький, имела собственное дело и “делала большие деньги”. По её словам:

коммерция засасывает по самые уши. Надо было просто оставить семью, дом и полностью заниматься только добычей денег. Я почувствовала, что могу упустить ребенка. Надо было что-то выбрать. Я выбрала ребенка, хотя это было в ущерб моему заработку. Тем не менее... Без меня он бы не учился: и покормить, и из школы встретить –надо было элементарно заниматься домом. Вообще я считаю, что женщина должна остановиться где-то на золотой середине. Бизнес и ребенок –это практически совместить невозможно, как и многое другое...

(незамужняя одинокая мать, в/о, сын-школьник 14 лет, Москва).  

Поиски “лучшей” работы нередко заканчивались для одиноких матерей разочарованием, так как работодатели отказывали им в приеме на работу:

Встречают все-таки по одежке. Потом смотрят образование, и чтобы семьей не была обременена. Без этого можешь никуда не соваться. Ты полностью должна принадлежать работе. Как только увидят, что у меня двое детей, а один ребенок маленький, значит, будет болеть, а кто за меня сидеть будет? Вот и приходится довольствоваться тем, что есть.

(вдова, в/о, два сына 15 лет и 6 лет, Москва)

Самозанятость до сих пор не поощряется и даже вызывает агрессию со стороны местных охранительных органов:

Пережила сверхдискриминацию, когда решила попробовать себя в самозанятости. Приходили из милиции, проверяли, чем я занимаюсь, обвиняли в том, что я не хочу работать на государство, угрожали наказанием. Требовали обязательного трудоустройства в короткий срок или, по их словам, у меня будут большие неприятности с нашими органами. Видимо, наши органы еще не совсем перестроились.

(незамужняя одинокая мать, два сына: 7 лет, инвалид с детства –ДЦП, и 4,5 года, Москва).

В некоторых неполных материнских семьях профессиональная деятельность женщин имела положительную динамику с взрослением детей, но по мнению многих респонденток, воспитывающих ребенка самостоятельно (без помощи родственников и близких), конфликт “работа  семья” наиболее остро проявляется в возрасте детей от 7 до 15 лет, когда они подвержены разного рода внешним воздействиям. Чтобы уберечь детей от “вредных” привычек и дурного влияния, одни матери пытаются “от и до” расписать день своих детей, другие стремятся “привязать” ребенка к себе:

Трудно сделать так, чтобы ребенок вырос с не травмированной психикой, чтобы не ощущал себя ущербным среди своих сверстников. Попробуйте противостоять наводнившему сейчас потребительский рынок полному ассортименту соблазнов…

(незамужняя мать, в/о,  сын-школьник 15 лет, Москва)

Как известно, состояние материально-имущественного положения семьи формируется под воздействием многих факторов, в том числе –от возможности найти как “хорошую” работу, так и дополнительные заработки. В этом контексте важное значение приобретают особенности развития конкретной территории, размер города и его промышленно-отраслевая ориентация. Поэтому москвички находятся в лучшем, если не сказать, привилегированном положении: столица предоставляет более широкий спектр для самореализации и высокооплачиваемой работы и больше шансов для выбора разных видов деятельности. Рыбинск –город маленький, и возможности поиска приработков для матерей-глав неполных семей ограничены, а престижных вакансий тем более нет.

Зависимость от параметров города наглядно иллюстрирует вовлеченность в дополнительную занятость: в Москве подработки декларировала каждая третья респондентка, в Рыбинске одна из десяти. При этом мнение, что дополнительной трудовой деятельностью занимаются одинокие матери, которым в уходе за детьми помогают родственники, не подтвердилось.

Дополнительная занятость во многом определялась не столько профессиональными, образовательными или адаптивными качествами респонденток, сколько ситуативными обстоятельствами и возможностью выбора именно такой линии поведения.  Как правило, это была работа не по специальности, по договоренности и без официального оформления у частных лиц (бытовые и персональные услуги); крайне редко юридически оформленное совместительство:

...Работаю на предприятии не по специальности. Моя-то теперь никому не нужна, даже говорить не хочу. Рано начинаем и рано заканчиваем, поэтому я имею возможность подрабатывать –нанялась экономкой к вдовцу, три раза в неделю. Рядом с домом, это удобно. Платит, конечно, прилично, но ведь это до тех пор, пока у него у самого дела идут хорошо. Этот заработок ненадежный... Всегда что-то находила, даже уборщицей, мыла подъезд в богатом доме. Когда дочка была совсем маленькая, я ее с собой брала...

(разведенная одинокая мать, ср. спец. обр., сын - 15 и дочь - 12 лет, Москва).

…Когда находилась в так называемом оплачиваемом отпуске по уходу за ребенком, так этих выплат, которые мне давали на работе не хватало, как говорится, на молоко. Так что? Я пошла в ЖЭК, устроилась, мне дали участок, и я долбила лед. Так и перебивались.

(незамужняя одинокая мать, ср. обр., сын-школьник 10 лет, Москва).

Мои нынешние доходы временные, устроилась по контракту, а там, где книжка моя трудовая лежит, там ничего не платят. Кончится договор –кончатся и заработки. Что потом –увидим.

(разведенная одинокая мать, в/о, дочь 9 лет, Рыбинск).

Шью, вяжу. Мне, во-первых, это очень нравится, во-вторых, –это ведь мой основной доход…

(разведенная, ср. спец. обр., две дочери старше 18 лет, три сына 11, 13 и 15 лет, Москва).  

По комментарию одной респондентки “нет проблем заработать на кусок хлеба, не престижных работ –навалом, но ведь хочется и себя немного уважать”.

Отношение к деньгам

Таким образом, если выпадала возможность заработать, то респондентки предпочитали её использовать: “Если есть шабашки, их нужно отрабатывать сейчас, пока платят. Деньги –это как грибы: если они есть сейчас, их нужно собирать. Потом неизвестно, что будет” (разведенная мать, в/о, дочь 9 лет, Рыбинск).

Примечательно, что на вопрос о самоидентификации, ни у одной из опрошенных ее основная функция в семье не ассоциировалась с образом добытчика и ролью кормильца (даже в полных семьях трансформация института семьи проявляется в утрате мужчинами традиционной роли главы семьи и кормильца). Только несколько респонденток связали свое поведение с поиском и добычей средств к существованию:

Последние месяцы я уходила на заработки с утра, приходила в 12 ночи. Утром вставала и опять бежала. Вот сегодня успела борщ сварить, потому что завтра с утра опять убегу. Некогда элементарных вещей дома сделать. Перегружена добычей. Работа сама не приходит, я, конечно, ищу работу. Бывает, что разрываюсь на несколько частей.

(незамужняя одинокая мать, в/о, сын-школьник 15 лет. Москва)

Деньги, их роль и значение, воспринимаются как возможность “заткнуть образовавшиеся дыры”. Несмотря на дефицит денег, никто из опрошенных не представлял “их добывание” как самоцель и относился к ним только как к источнику существования и удовлетворения насущных потребностей:

Что для меня деньги? Средство, чтобы есть, средство для существования. Я не представляю деньги ни как цель, ни как инструмент для достижения какой-либо цели. Деньги нужны, чтобы решать проблемы жизненные: штаны купить сыну, из куртки вырос, башмаки через три месяца надо новые. Вот такое отношение к деньгам. Они нужны для того, чтобы хотя бы быть не раздетым и, конечно, что-то есть.

(незамужняя одинокая мать, в/о, сын-школьник 15 лет, Москва)

Многие респондентки стараются “абстрагироваться от денег” и научились радоваться жизни такой, какая она есть:

Конечно, бывают ситуации, когда надо накопить, чтобы что-то купить. Не надо зацикливаться ни в коем случае. Деньги –это наше самое большое зло в жизни: без них нельзя, но когда они становятся целью –это ужас.

(незамужняя одинокая мать, в/о, сын-школьник 13 лет, Москва)

Побудительные мотивы поиска дополнительных доходов обусловлены возникновением проблем:

Если я захотела отправить ребенка в Таганрог в прошлом году, я подработала –у меня была цель –и отправила. Он поступал в Академию водного транспорта и прежде не видел моря. Обязательно нужно это было сделать.

(разведенная одинокая мать, ср. спец. обр., две дочери старше 18 лет, три сына 11, 13 и 15 лет, Москва).   

Образование детей как ресурс выхода из бедности

Будущее детей беспокоит всех матерей. Малоимущими, материнскими семьями образование рассматривается как стратегически важная сфера человеческой жизни  многие видят возможность выхода из бедности в получении профессионального образования, но его коммерциализация и отсутствие средств “блокирует” осуществление этих надежд: 

Мне так хочется, чтобы мои дети стали хорошими людьми, чтобы чего-нибудь закончили, может институт. Я сейчас Вовке говорю, чтобы он учился хорошо. Он учится хорошо. Ну, куда вот дворником-то? Без образования никуда не возьмут. Конечно, хотела его в будущем…Как говорится, сама не кончила, у меня ничего не было, хоть они бы. Трудно теперь. Это раньше было, иди куда хочешь учись: на вечернее или что, а сейчас все платное у нас.

(незамужняя одинокая мать, проф. обр., дочь 26 лет, сын 13 лет, Рыбинск)

Последние годы актуальность проблем образования резко возросла. Учиться и получать высшее образование стало престижно, но очень дорого. Сами дети ждут помощи со стороны своих матерей. По результатам исследования, проведенного О.Здравомысловой и И.Шурыгиной, в современном российском обществе уровень обеспеченности и достатка семьи отражается на социализации детей: чем выше материальное положение родителей, тем больше помощи ожидают от них дети. При этом очень большую роль играет образование матери (Здравомыслова, Шурыгина 1999).

Имеющие высшее образование одинокие матери оценивали его получение неоднозначно: некоторые считали, что это –родительские амбиции, другие –человеческий потенциал:

Мама моя думала о том, что она сделает все, чтобы я (дочь) получила образование и не повторила ее судьбу. Мама считала образование критерием, спасением от жизненных трудностей. Учеба –это особая среда, которая должна была уберечь меня от ее судьбы. Я училась легко и очень хорошо. Мама думала, что раз есть способности, они должны быть приложены к знаниям… Обязательно ли нужно дать ребенку образование? Ребенок должен себя хорошо чувствовать, комфортно, а каким путем это достигается, я ответить не могу. Обязательно ли высшее образование? Я не уверена в этом. Для самочувствия это не нужно. Хотя все мои друзья и близкие знакомые, они сплошь все образованные люди. Есть неустроенные образованные, есть благополучные необразованные и наоборот.

(разведенная одинокая мать, в/о, дочь 9 лет, Рыбинск)

Оглядываясь на свой жизненный опыт, одна из респонденток рассматривала вуз как среду, в которой формируется будущая личность, а учебу как занятость ребенка:

Может быть, подспудно, я хочу, чтобы он учился. Высшее образование –оно как бы и мне ничего не дало. После школы не было какой-то направленности, цели –все идут и ты идешь. Относительно ребенка, конечно, хотелось бы, чтобы он был занят, прежде всего, все-таки учился. А что он в результате этого получит, какое образование, это совершенно неизвестно. Я боюсь, что он мало себе представляет, что он хочет. Я рассматриваю процесс образования как некую занятость, ну, и потенциал, конечно. Но по опыту, то, что мы изучаем, как правило, нам не пригождается для высоких целей. Но это опять же зависит от того, что во мне –надо мне это или нет, мое это или не мое. Меня больше всего институт прельщает тем, что сын будет в определенной среде. Не на улице, а в другом круге общения. А сейчас, если он не поступит в институт, тогда, где он и что? Это самое страшное, о чем иногда думаешь и что предотвратить невозможно.

(незамужняя одинокая мать, в/о, сын-школьник 15 лет, Москва)

Полноценное родительство или одинокое материнство?

Суждения опрошенных одиноких матерей о воспитании детей в “полной” или “неполной семье” соответствовали их брачному статусу. Преобладающее большинство женщин, родивших детей вне брака, считало, что они в состоянии самостоятельно создать нормальные условия для жизни и воспитания ребенка:

Я никогда не слышала, чтобы сына называли безотцовщиной. Лично для меня –это не оскорбление, это мой собственный выбор, и как он со стороны кем-то расценивается –это не мой вопрос. У нас неполная семья, и сын больше от этого страдает, чем я. Почему? Потому что он сталкивается с детьми, у которых есть отец.

 (незамужняя одинокая мать, в/о, сын-школьник 10 лет. Москва)

Овдовевшие матери, имевшие опыт “традиционно-патриархатной” семейной жизни, отрицали возможность полноценного развития детей без мужа. По мнению разведенных матерей, поведение ребенка, воспитание и формирование его личности не определяется “полнотой” семьи и наличием отца, так как их бывшие мужья практически не выполняли своих родительских обязанностей.

Вместе с тем, респондентки отмечали “важную роль мужчины в воспитании ребенка”: “В действительности, если мужчины в семье нет, то мать как-то справляется, только и всего…” В случаях, когда одинокая мать с ребенком/детьми жила в семье своих родителей или другими родственниками, отсутствие отца компенсировалось постоянным общением с лицами мужского пола:

У сына есть мужское общение, дефицита мужского в семье нет. Он называет папой своего крестного, мужа моей сестры. Он для него и дядя Валера, и папа. Он регулярно приезжает и помогает мне по мужской линии.

(незамужняя одинокая мать, в/о, сын 6 лет, Рыбинск)

В иных неполных семьях отсутствие отца рождает сложные отношения “мать –ребенок”:

У сына большая на меня обида за то, что у него нет отца. Есть такое. У нас очень сложные взаимоотношения, и мне кажется, что из-за этого. Мужчина в воспитании ребенка нужен. Потому что мальчику важнее бывает отец, чем мать, а когда мать основное время тратит на добычу средств к существованию, то у нее, у матери, как у загнанной лошади, не остается сил на элементарное общение с ребенком. Может быть, присутствие мужчины –уже помощь, я не знаю, я не жила полной семьей с ребенком.

(разведенная одинокая мать, спец. ср. обр., сын-школьник 13 лет, Москва)

 

Качественные оценки разведенными и овдовевшими респондентками фактической обстановки и ситуации в нынешней “неполной”, по сравнению с условиями жизни в их ранее “полной” семье были следующие: преобладающее большинство (72,5%) вдовых матерей констатировало негативные изменения, однако каждая десятая признала, что ситуация в семье улучшилась. Напротив, более чем у половины (56,3%) разведенных жизнь и “атмосфера” в семье улучшились –“стало больше времени для себя и детей”, “в доме стало спокойнее”, “нет конфликтов из-за распределения ролей”; у 15,5%  ситуация в доме и семье осталась без изменений.

Каковы же мнения одиноких матерей различного брачного статуса о ценности брака, семьи и её роли в жизни женщины и воспитании детей? Отражают ли их суждения и жизненная практика современные тенденции в трансформации института семьи?

Преобладающее большинство опрошенных одиноких матерей высказались за традиционный брак: “Семья наша, конечно, неполная. По христианским законам семья –это всегда отец, мать и какое-то количество детей”. Однако каждая шестая мать внебрачного ребенка, каждая восьмая овдовевшая и одна из девяти разведенных ответили, что “зарегистрированный брак  это старомодно”.

Законный брак: за и против

До сих пор в общественном мнении живет стереотипное представление о том, что “фундаментальной основой” успешной жизненной стратегии женщины является “семейная жизнь с достойным человеком” (иными словами, традиционная полная семья) (Арутюнян 1999, 72), а в результате повторных браков материальное положение семей с детьми значительно улучшается (Фести, Прокофьева 1997). Именно поэтому респонденткам было предложено ответить на вопрос об их желании создать полную семью и, по возможности, объяснить свой выбор.

Ответы всей совокупности опрошенных матерей на вопрос о желании и причинах изменить/сохранить свое “гражданское состояние” распределились следующим образом: 17,1% респонденток затруднились ответить, 37,5% хотели бы вступить в брак, 45,4% высказали нежелание ни сейчас, ни в будущем создать полную семью. При этом “традиционным семейным образом жизни” не собирались обременять себя 52,5% внебрачных, 38,0% разведенных и 47,5% овдовевших одиноких матерей.

“Сознательно одинокие” матери выросли в неполных семьях и имели опыт жизни в родительской семье без мужчин или были воспитаны “в ненависти к мужчинам”:

Мама как бы внушала мне, что ничего хорошего ждать от них нельзя. Все они предатели, подлецы, изменники. Она формировала во мне антисемейные чувства. Она говорила только об учебе и о том, что никто мне не поможет, кроме себя самой. Моя девочка, по-видимому, повторит мою судьбу. Почему? Я это чувствую, будто судьба меня ведет за плечи.

(разведенная одинокая мать, в/о, дочь 9 лет, Рыбинск)

В обследованной совокупности неполных материнских семей феномен одинокого материнства в четырех случаях воспроизвел себя в новом поколении.

Основания, препятствующие вступлению в брак или повторный брак, для разных подгрупп одиноких матерей различны. Среди основных причин безбрачные и разведенные матери назвали безответственность и ненадежность современных мужчин9, “потерю личной свободы и независимости”,  “дополнительную физическую и даже материальную нагрузку”10, “эгоизм мужчин”; вдовы –невозможностью равнозначной замены бывшего мужа и отца детям.

Родительство в неполных семьях всецело можно приравнять одинокому материнству,  “особенно в России, когда при наличии огромного числа мужчин, не способных просто даже себя прокормить, женщина окончательно стала лошадью…”.

Половина респонденток не стремится искать опору в муже, создавать полную семью и выбирает статус неполной семьи:

…Наверно, надо или очень любить человека и идти на все, или быть просто озабоченной этим, что соглашаться на все и поступать в ущерб своему благополучию. Потом ребенок, конечно, как они будут контактировать? Потом, лучший кусок, кому подсунуть? Как к этому отнесется муж? Конечно, сын для меня будет на первом месте. Не знаю, любой ли мужчина сможет это воспринимать. Да и нет необходимости, во всяком случае, острой необходимости. У меня есть мужчина, которого я могу позвать прибить карниз, починить что-то. Мне легче накормить его обедом, поворковать и т.д., он любит побеседовать за чашкой чая. Я не смогу терпеть его бесконечно, я не представляю просто себе этого… Замуж? –Нет, однозначно нет.

(незамужняя мать, в/о, сын-школьник 13 лет, Москва)

Таким образом, кардинально менять жизнь свою и своих детей эти одинокие матери считают шагом ненужным.

ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА СЕМЬИ, МАТЕРИНСТВА И ДЕТСТВА

Социальный портрет одиноких матерей и их семей будет недостаточно полным без краткой характеристики правовых норм, направленных на социальную защиту семьи, материнства и детства. Основополагающие нормы сформулированы в Статье 25 Всеобщей декларации прав человека:

(1) Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи...

(2) Материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь. Все дети, родившиеся в браке или вне брака, должны пользоваться одинаковой социальной защитой.  (Международные конвенции… 1998, 14-16).

 

Там же в ст. 16.3  говорится: “Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства”. Эти, ставшие постулатами, статьи Всеобщей декларации прав человека закреплены в Конституции РФ (ст.38).

Для смягчения и преодоления последствий социально-экономического кризиса в нашем обществе и оказания помощи и определенных гарантий жизнеобеспечения детей и семье Президентом России был утвержден ряд законов и долговременных программ. Однако практически все они остались благим намерением.

Пореформенная Россия гарантировала новой Конституцией 1993 года не только защиту материнства и детства, но и унаследовала все основные прежние социальные обязательства: в ней сохранено всеобщее право на бесплатную медицинскую помощь и общедоступное дошкольное, среднее общее и специальное, а также высшее на конкурсной основе образование, право на жилье и социальную защиту. Тенденции негативных изменений в этих социальных сферах для бедных неполных семей вполне очевидны: всеобщая платность любых видов услуг делает специальное профессиональное и высшее образование для детей этих семей труднодоступным, а квалифицированное медицинское обслуживание, отдых и досуг практически неосуществимым.

Огромной проблемой для одиноких матерей оказалась не только хроническая бедность. Снижение стартовых возможностей детей из бедных неполных семей грозит падением интеллектуального потенциала и воспроизводством еще более глубокой бедности в новых поколениях. Поэтому без социального патернализма и материальной поддержки по отношению к нуждающимся семьям, возглавляемым одинокими женщинами, решить проблему бедности невозможно, так как сами эти семьи не смогут адаптироваться к новым экономическим условиям.

В какой степени материальная поддержка государства в настоящее время помогает одиноким матерям осуществлять уход и воспитание детей, находящихся на их попечении?

Социальные ежемесячные пособия семьям с детьми. До 1 января 2001 г. ежемесячные пособия семьям с детьми выплачивались за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и зависели от их экономического потенциала. Несмотря на то, что по своему размеру детские пособия носят чисто символический характер11, в течение 1996-2000 гг. вследствие дефицитов бюджетов всех уровней в большинстве субъектов РФ задолженность по этому виду пособий постоянно нарастала. Общая задолженность по их выплате по стране составляла на 1.01.1996 г. –,3 млрд. деноминированных руб., а 1.03.2000 г. она достигла 30 млрд. рублей12. Отсутствие достаточных средств привело к тому, что в 1996-1998 гг. субъекты РФ принимали свои нормативные акты, в соответствии с которыми право на указанные пособия имели лишь некоторые категории семей с детьми, что являлось нарушением ст.38 Конституции Российской Федерации в части государственной защиты материнства, детства и семьи. И таких субъектов РФ было немало.

Так, в Рыбинске в течение четырех лет, начиная с 1996 г., денежные пособия внебрачным матерям выплачивались два-три раза в год, а остальные семьи не получали детские пособия совсем. При крайне низких и нерегулярных зарплатах одинокие матери, единственные кормильцы своих семей, нередко рассматривали эти пособия как средство к существованию, хотя их размер составлял на здорового внебрачного ребенка 116 руб. 88 коп., а на ребенка разведенной матери —руб.44 коп. Массовые обращения в суд положительных результатов не дали. Ответ был один: “Денег нет”. С точки зрения финансового обеспечения социальных программ, эти годы можно считать наиболее неблагополучными. Реализация федеральных льгот осуществлялась только семьям с детьми-инвалидами и многодетным семьям. Регулярная выплата пособий на детей возобновилась с 1 января 2000 г.

В столице денежные выплаты на детей производились бесперебойно из городского бюджета в соответствии с действующим федеральным законодательством. Кроме того, постановлением Правительства Москвы с 1 января 2000 г. были установлены ежемесячные компенсационные выплаты некоторым категориям семей, в том числе на детей незамужних одиноких матерей. С 1 января 2001 г. они стали получать по 240 руб.

Алименты на детей в случае развода родителей могут быть взысканы судом в установленном порядке либо предусмотрены договоренностью между бывшими супругами. По результатам обследования 1999-2000 гг. из числа разведенных матерей, обратившихся в суд, алименты в Москве получали 65%, а в г. Рыбинске –половина. При опросе не получавшие алиментов женщины подтверждали это справками судебного пристава. По большей части бывшие мужья скрывались или уклонялись от своих обязанностей. Чтобы добиться получения гарантированных Законом увеличенных пособий (105% минимального размера оплаты труда), необходимо добыть различные справки и документы и доказать органам социальной защиты, что никаких частных денежных поступлений в семью нет. В случае получения алиментов их размеры были ничтожны. Менее трети разведенных одиноких матерей указали алименты в числе регулярных составляющих семейного бюджета, но ни одна не оценила их как существенную добавку, а тем более –как источник доходов.

Овдовевшие матери получают на ребенка/детей пенсию по потере кормильца. С учетом величины социального минимума для конкретного субъекта Федерации в г. Рыбинске она составляла в 1999 г. в среднем 304 руб., в 2001 г. –руб.; в Москве этот вид пенсии с учетом компенсационных выплат вырос с 500 руб. в сентябре 1999 г. до 1350 руб. в конце 2001 г. Следует заметить, что около 30% вдов с детьми, вошедших в совокупную выборку, предпочли не работать, и они также получали пенсию по случаю потери кормильца. Вдовы прибегают к такому выбору, когда заработная плата по их месту работы оказывается меньше или равна размеру этой пенсии (в настоящее время пенсия по потере кормильца не может быть меньше установленной на локальном уровне “социальной нормы”). Кроме того, эти семьи имеют льготы по оплате транспорта, а иногда и по оплате квартиры и коммунальных услуг.

Материнские семьи, имеющие детей-инвалидов, получают пенсии на детей-инвалидов, размеры и динамика которых в провинциальном городе и столице совпадают с пенсиями по потере кормильца. Эти семьи выживают, благодаря пенсии и предоставляемым им льготам. К ним относятся: скидка не ниже 50% с квартирной платы (в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда) и оплаты коммунальных услуг (независимо от принадлежности жилищного фонда); право детям-инвалидам, их родителям, опекунам или попечителям, осуществляющим уход за детьми-инвалидами, бесплатного проезда на всех видах транспорта общего пользования городского и пригородного сообщения; детям-инвалидам предоставляется право бесплатного проезда один раз в год к месту лечения и обратно, если законодательством Российской Федерации не установлены более льготные условия (указанные льготы распространяются на лицо, сопровождающее ребенка-инвалида); бесплатное одноразовое питание учащихся 1-4-х классов и бесплатное двухразовое питание (эта льгота распространяется также на учащихся из социально незащищенных семей); предусмотренные перечнем бесплатные лекарства.

На сегодняшний день незамужние и разведенные одинокие матери не имеют никаких льгот и привилегий, за исключением скидок при оплате детских дошкольных учреждений и бесплатных обедов в школе.

Ограниченность государственных финансовых ресурсов и значительная дифференциация населения по уровню материального благосостояния обусловили введение и усиление принципа, так называемой, адресности в предоставлении помощи по признаку нуждаемости. Объективным показателем для определения права и размеров социальных пособий был установлен прожиточный минимум в субъекте федерации13. По сути, процедура предоставления и выплаты пособий осуществляются не по обращениям и признаку нуждаемости, с учетом глубины бедности и остроты проблем, а, как и раньше, конкретным категориям семей или гражданам по принципу их принадлежности к определенной социальной группе.

Законодательную систему государственной социальной защиты, льгот и гарантий вряд ли можно расценивать как материальную поддержку граждан с детьми. Кроме того, в ходе опроса обнаруживались абсурдные ситуации, в которых материальное обеспечение детей “нормальных” одиноких матерей было намного ниже, чем “социальных сирот”  детей “непутевых родителей”14. Практически эти дети находятся на государственном обеспечении, поскольку опекуны получают на них пособие, назначаемое из расчета средней стоимости содержания ребенка в интернатном учреждении плюс компенсационные выплаты на приобретение одежды. По утвержденному Правительством Москвы плану мероприятий по улучшению положения детей в Москве на 2001 г. (Вестник мэрии Москвы 2001). предполагались следующие затраты: на детей, растущих в семье –на здорового ребенка от 170 до 240 руб./мес., на ребенка  инвалида в возрасте до 18 лет до “социальной нормы” 970 руб./мес., на ребенка  социального сироту, растущего в опекунской семье   до 2000-2500 руб./мес.

ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГОСУДАРСТВА

ЗА БЛАГОСОСТОЯНИЕ МАТЕРИНСКИХ СЕМЕЙ

Большинству одиноких матерей приписывают психологию государственного патернализма и иждивенчества. Между тем, результаты опроса показывают, что среди матерей внебрачных детей, чей материальный достаток не может обеспечить даже самые насущные потребности их семей,  доля тех, кто хотел бы переложить “основную ответственность за благополучие их семей на государство” не превысила 8%. “Никогда не рассчитывали на помощь государства” и “ответственность за благосостояние своих семей” взяли на себя 37,5% внебрачных и 21% разведенных матерей:

Жить невозможно на те деньги, которые платит государство. А детские –это вообще слезы. Я на эту тему не думаю, право государство или не право. Государство никогда ничего не делало для своих граждан –это мое глубокое убеждение. Биться головой, какой президент плохой или еще кто-то плохой, кто-то ворует –мне это не нужно мусолить, это трата энергии. Лучше свою энергию направлять действительно на какое-то дело.

(незамужняя одинокая мать, в/о, сын-школьник 15 лет, Москва)

40% опрошенных вдов, каждая третья разведенная и каждая четвертая незамужняя мать считали, что “государство должно создавать и предоставлять благоприятные условия для совмещения работы с воспитанием ребенка”:

Если человек привык к тому, что ему дают, он будет ждать, чтобы ему дали, и будет просить. Каждый должен помогать себе сам, но нужно помочь найти себя в чем-нибудь, а дальше человек должен все делать сам. За кого-то делать что-либо нельзя, потому что потом человек все равно будет мучиться. Ну, а женщинам без мужей нужно помогать бороться за себя, чтобы они и профессионально себя не потеряли и чтобы со своими детьми сами занимались.

(разведенная мать, в/о, дочь 9 лет,  Рыбинск)

Треть опрошенных разведенных полагала, что ответственность и помощь должны исходить от отца ребенка, и государство должно понуждать их к этому. И всё же  значительная доля респонденток (42% матерей-одиночек и 40% вдов) считали, что “государство должно оказывать их семьям дополнительную материальную поддержку”:

Помощи от государства практически нет. Я – одинокая мать, ребенок маленький, привилегий в городе одиноким матерям нет, все на общих основаниях. Но дополнительная поддержка детям должна быть обязательно, в любом виде: продуктами, одеждой детской, летним отдыхом. Несколько лет не выплачивали детские пособия, но все должно быть компенсировано. Пусть погасят, а не говорят, что нет денег. Почему многодетным семьям все выплатили, плюс разные льготы. Кругом смотришь, на все есть деньги. Я нервничаю и борюсь не за себя, а за своего ребенка. За державу обидно.

(незамужняя мать, в/о, сын 6 лет, Рыбинск).

Материнские семьи, имеющие детей-инвалидов, подчас, находятся по материальному обеспечению в самой критической ситуации, зависящей от реабилитационного потенциала ребенка. Обследованная совокупность включала около 20% неполных семей, в которых росли дети с врожденными или приобретенными отклонениями в физическом или нервно-психическом развитии. При инвалидности, требующей постоянного ухода за больным, и если ребенок признан “необучаемым”, женщина-мать не может работать ни при каких обстоятельствах, даже надомницей, и ей приходится “крутиться” на пенсию по инвалидности ребенка, включающую мизерную надбавку на уход за ним, плюс пособие одинокой матери. Поэтому им приходится искать дополнительную помощь в самых разных инстанциях:

В нашем государстве, если бы платили нормальную социальную пенсию, отнеслись с пониманием к проблемам семьи с больными детьми, мы могли бы жить безбедно и не ходить, не унижаться и не клянчить, где только можно. Получается так, что постоянно нужно пробивать стену головой. То, что нам положено, мы все имеем на бумаге. Но в органах соцзащиты нам объясняют, что “то, что написано на бумаге еще не означает, что это приводится в исполнение”. Наше правительство не может решить наш вопрос, не готово помогать нам; мы должны выживать сами.

(незамужняя одинокая мать, два сына: 7 лет, инвалид с детства –ДЦП и 4,5 лет, Москва)

Заключение

Проблемы одинокого материнства зависят от возраста и зрелости самой женщины и причин отсутствия брачной пары. Право на родительство имеет гендерную специфику. Основная ответственность за принятие решения о рождении и дальнейшем воспитании ребенка традиционно лежит на матери. Дети  это показатель семейного образа жизни, определяющий социальную ценность родителей, в рассматриваемом контексте  матерей. В истории России целые поколения женщин-одиноких матерей жили, работали и поднимали детей без мужей в крайне неблагоприятных условиях. В их подсознании выработалось повышенное чувство ответственности, вера и опора только на свои собственные силы. Нарушение материнских прав неизбежно влечет за собой нарушение прав ребенка.

Для реализации неполными семьями функций социализации одинокие матери (независимо от их брачного статуса) и их дети нуждаются не только в различных видах материальной помощи, но и в социальном содействии. Выявление и исследование характера и степени “нуждаемости”, а не формальные признаки структуры и генезиса этих семей, необходимы для обоснования и разработки программ и способов социальной и иной помощи. Социальная норма должна распространяться на всех без исключения детей и рассчитываться, исходя из реальных потребностей детей в питании, одежде, жилище, лечении, образовании, отдыхе и других услугах в соответствии с международной Конвенцией о правах ребенка, ратифицированной Россией.

Объективно сложившаяся социальная, экономическая и демографическая ситуация в нашей стране способствует формированию материнских семей. На фоне роста беспризорности, социального сиротства и отказа от детей, обусловленных асоциальными формами поведения в быту и кризисом родительства, государство должно воспринимать семьи одиноких матерей как группу населения, от благополучия которой зависит и благополучие страны. Жизнедеятельность таких семей, практически всецело зависящая от личностного своеобразия и нередко ограниченных (в основном, материальных) возможностей матери, влияет на социализацию детей. Для реализации неполными семьями функций социализации одинокие матери (независимо от их брачного статуса) и их дети нуждаются в социальном содействии, благожелательном общественном мнении и различных видах материальной помощи.

2 По оценкам микропереписи 1994 года каждая пятая семья с детьми до 18 лет была неполной (т.е. 20% всех семей с детьми). См. Указ Президента РФ от 14 сентября 1995 г. № 942. Национальный план действий в интересах детей. П. 3.2. / Собрание законодательств Российской Федерации. М., 1995.

3 В соответствии со ст. 51 (п. 2, 3) Семейного кодекса Российской Федерации (1995) различают две категории записей внебрачных рождений:  1) рождения, зарегистрированные по совместному заявлению лиц, не состоящих между собой в браке (установленное отцовство); 2) рождения, зарегистрированные по заявлению матери, не состоящей в браке.

4 Термин “семьи одиноких матерей” понимается в широком социальном контексте и придерживается его международной интерпретации: lone/single mother family с уточнением фактического брачного статуса женщины-матери  lone unmarital, divorced or widowed mother  одинокая незамужняя/внебрачная, разведенная или овдовевшая мать.  Подробнее см. Lewis 1997.

5 См. Гурко 1992, Гурко 1999, Лунякова 1998, Лунякова 2001,  Михеева 1998, Киблицкая 1999.

6 См. подробнее: Россия – 1997 (1998, 184-205); Россия – 1998  (1999, 178-186); Россия – 1999 (2000, 162-165, 245-250).

7 В публикации использованы материалы эмпирического исследования “Семьи одиноких матерей: стратегии выживания в период социальных трансформаций в России”, проведенного при поддержке Института “Открытое Общество” (OSIRSS № 284/1999). Для формирования списка респондентов применялся целевой, теоретический тип выборки, который репрезентирует не генеральную совокупность, а изучаемый феномен.

Полевые работы проводились в городе Рыбинске Ярославской области и Москве. С помощью анкет (строго анонимно) было опрошено 205 человек в возрасте от 19 до 60 лет: 105 — в Рыбинске и 100 — в Москве. Затем были взяты 25 углубленных интервью, во время которых респондентки (при минимальном участии интервьюера) в свободной форме рассказывали о своей жизни: респонденткам было предложено определить собственные ориентации, намерения и интересы в сфере брака и семьи, оценить уровень и качество жизни их семей, отношение к действующим мерам государственной семейной политики, ценностные ориентации и представления о собственном будущем и будущем своих детей.

8 На вопрос: “Чего больше всего не хватает Вам и Вашей семье?”,  респонденткам было предложено выбрать три из девяти вариантов ответа: материального достатка, высокооплачиваемой работы, уверенности в завтрашнем дне, времени на воспитание ребенка, жилья, здоровья, возможности отдохнуть, соблюдения социальных гарантий, уверенности в себе.

9 “Сейчас, в основном, мужчины такие, чтобы их накормили, а не они, вымирают настоящие мужчины, нет таких, которые могут помочь. По телевизору смотришь фильмы, смешно делается, ребенка не могут поделить”. (Неоднократно повторяющийся ответ в разных интервью).

10 “Мужчин путных не найдешь, все смотрят, где бы только сорвать. С одной поживет, с другой, может, она меня накормит или чего. Чем мужика кормить, лучше ребенка воспитывать одной”. (Неоднократно повторяющийся ответ в разных интервью).

11Ежемесячное пособие на ребенка до достижения им возраста 16 лет (на учащегося общеобразовательного учреждения  – до окончания им обучения, но не более чем до достижения им возраста 18 лет) – 70% МРОТ, на детей одиноких матерей – 140%, на детей, родители которых уклоняются от уплаты алиментов, а также на детей военнослужащих, проходящих военную службу по призыву – 105% МРОТ. (ФЗ-№162 от 30.12.1996 г.)

12См.: Постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации. Собрание законодательства Российской Федерации. 1999, 2000 гг.

13 Правовая основа для определения и учета прожиточного минимума в РФ введена Федеральным законом “О прожиточном минимуме в Российской Федерации” от 24 октября 1997 г.

14 Негативной тенденцией последних лет становится социальное сиротство. Кризис родительства, обусловленный асоциальными формами поведения в быту, насилием  и отказом от родительства, приводит к увеличению числа детей, оставшихся без попечения родителей. Растет число лиц, лишенных родительских прав (особенно среди матерей). Часть детей воспитывается родственниками-опекунами.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

78359. Региональные процессы в национальной экономике 31.27 KB
  Вместе с тем государство должно обеспечивать системные условия для устойчивого экономического развития страны благоприятной жизнедеятельности населения и рационального использования имеющегося ресурсного потенциала. Реализация вышеуказанных задач должна учитывать геоэкономические и геополитические факторы развития страны. Глобализация и усиление международной конкуренции требуют выработки эффективной стратегии позиционирования страны на мировых рынках. Настоящая Стратегия определяет стратегические направления территориального...
78360. Национальная экономическая деятельность и международные экономические отношения 39.82 KB
  Факторы влияющие на международные экономические позиции страны. Факторы влияющие на международные экономические позиции страны На международные экономические позиции нации оказывают влияние такие факторы как уровень развития национальной экономики структура национальной экономики ее экономическое могущество. Развитые и индустриальные страны занимают первое место в мировом импорте и экспорте. В то время как развитые страны импортируют главным образом сырьевые материалы и продукты питания а экспортируют в основном готовую продукцию...
78361. Регулирования внешнеэкономической деятельности 79.03 KB
  Основные направления регулирования внешнеэкономической деятельности. Механизмы и инструменты регулирования внешней торговли. Организационно-правовое обеспечение регулирования внешнеэкономической деятельности. Основные направления формы и методы государственного регулирования внешнеэкономической деятельности.
78362. Теневой оборот в национальной экономике 157.69 KB
  Современные экономические словари трактуют теневую экономику как «производство, распределение, обмен и потребление товарно-материальных ценностей, денег, услуг, которые не контролируются обществом и скрываются от органов государственного управления.
78363. Экономическая безопасность и национальная хозяйственная система 67.85 KB
  Экономическая безопасность в системе национальной безопасности страны. Институциональные основы системы экономической безопасности.Принципы организации и функционирования системы экономической безопасности. Экономическая безопасность в системе национальной безопасности страны.
78364. Предмет и задачи дисциплины «Национальная экономика» 59.41 KB
  Предпосылки становления функционирования и развития национальной экономики. Становление национальной экономики. Современные подходы к предмету и методу национальной экономики. Предмет и задачи курса национальной экономики Под национальной экономикой принято считать народное хозяйство страны.
78365. Макроэкономические показатели и пропорции национальной экономики 55.54 KB
  Макроэкономические показатели и пропорции национальной экономики. Роль и значение макроэкономических показателей и пропорций в регулировании национальной экономики. Роль и значение макроэкономических показателей и пропорций в регулировании национальной экономики. Без этого невозможно эффективно управлять развитием национальной экономики в интересах достижения ближайших и отдаленных целей социально-экономического прогресса общества и государства.
78366. Типы национальных хозяйственных систем 44.06 KB
  Национальные экономики открытого закрытого типа. Типы хозяйственных систем национальной экономики и критерии их разграничения. Хозяйственная система национальной экономики состоит из следующих основных элементов: социально-экономических определяющих специфику отношений между хозяйствующими субъектами по поводу собственности порядка владения и распределения основных экономических ресурсов и результатов экономической деятельности хозяйствующих субъектов...
78367. Структура национальной экономики 43.87 KB
  Структура национальной экономики. Структура национальной экономики: понятие сущность и виды. Теории структурных реформ национальной экономики.Инфраструктура экономики: виды и значение для национальной экономики.