45397

Форма правления. Понятие и виды

Доклад

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Толкование права:понятие цели способы виды Толкование правовых норм – важнейшее условие их правильного понимания и применения. Толкование – древнейший правовой институт. В данном случае под толкованием понимается выяснение точного смысла содержания толкуемой право вой нормы. При этом толкование прибавляя новое знание о норме ни в коей мере не изменяет и не заменяет её; тем более – не создаёт новой.

Русский

2013-11-16

68.28 KB

2 чел.

16. форма правления. Понятие и виды

Государство – это форма осуществления суверенной власти. В зависимости от того, кто является носителем суверенной власти можно говорить о различных формах правления. Под формой правления понимается организация верховной государственной власти, порядок образования ее органов, их компетенция и взаимоотношение с населением, степень участия населения в формировании этих органов.

По формам правления государства подразделяются на монархии и республики. Монархия – это такая форма правления, при которой вся верховная власть сосредоточена в руках единоличного главы государства (монарха), передается по наследству, или династически. Монархическая форма правления складывается еще в рабовладельческом обществе и до сих пор сохраняется в некоторых странах. Конечно, при этом монархия как форма правления не оставалась неизменной. Она претерпевала весьма значительные изменения в зависимости от условий развития общественно- политических институтов и расстановки социально-политических сил общества.

Монархия характеризуется следующими основными признаками:

   главой государства является монарх;

   власть монарха передается по наследству, или династически;

   деятельность монарха не ограничена определенным сроком, т. е. он исполняет свои обязанности пожизненно.

В настоящее время монархические формы правления существуют:

   в Европе – Великобритания, Бельгия, Голландия, Дания, Испания, Люксембург, Норвегия, Швеция, Монако, Лихтенштейн, Андорра;

   в Азии – Бахрейн, Бутан, Бруней, Катар, Кувейт, Иордания, ОАЭ, Саудовская Аравия, Таиланд, Япония, Малайзия;

   в Африке – Лесото, Марокко, Свазиленд.

Монархии подразделяются на абсолютные (неограниченные) и ограниченные. Монархия называется абсолютной, если верховную государственную власть единолично осуществляет глава государства – монарх (король, царь, император, шах, эмир), не ограниченный каким-либо другим органом государственной власти. Например, история знает много примеров абсолютной монархии: самодержавная Россия, Англия – в период правления династии Стюартов, Франция – при правлении династии Бурбонов. В настоящее время абсолютные монархии в ее «чистом» виде сохранились в некоторых странах Азии и Персидского залива. Например, Бутан, Бруней – самые известные абсолютные монархии. Абсолютная монархия как форма правления существует также в таких странах, как Катар, Бахрейн, Оман, Кувейт, Саудовская Аравия. Хотя в этих странах приняты конституции и созданы парламенты, однако вся власть принадлежит монарху, а парламенты имеют лишь консультативный характер.

Ограниченная монархия – это такая форма правления, при которой власть монарха ограничена представительным органом – парламентом, действующим на основе конституции (Великобритания, Бельгия, Дания, Швеция, Япония, Испания, Нидерланды, Норвегия, Таиланд, Малайзия, Люксембург, Лихтенштейн, Монако и др.). Ограниченные монархии подразделяются на дуалистические и парламентские.

Дуалистическая монархия – это переходная форма правления от абсолютной к парламентарной монархии. Она характеризуется следующими основными признаками:

   монарх выполняет функции реального главы государства;

   наряду с монархом существуют и иные высшие органы государственной власти (парламент и правительство);

   некоторые члены парламента назначаются монархом (в отличие от парламентарной монархии, где парламент избирается народом);

   члены правительства назначаются монархом, и правительство несет ответственность лично перед монархом.

Дуалистическими монархиями на сегодняшний день являются: Кувейт, Иордания, Непал. Парламентарная монархия – это такая форма правления, где власть монарха ограничена парламентом. Признаками парламентарной монархии являются:

   наряду с монархом функционируют и иные высшие органы государственной власти (парламент, правительство и др.);

   парламент избирается народом;

   правительство формирует партия, завоевавшая большинство мест в парламенте;

   правительство несет ответственность перед парламентом;

   действует принцип разделения властей;

   властные функции монарха ограничены и в основном носят церемониальный характер (представление государства за рубежом, принятие отставки правительства, вручение государственных наград и т. д.).

В настоящее время парламентарными монархиями являются: Великобритания, Бельгия, Дания, Швеция, Япония, Испания, Нидерланды, Норвегия и др.

Республика – это такая форма правления, при которой высшие органы государственной власти избираются народом на основе всенародного голосования, т. е. источником власти выступает суверенный народ. В республиках высшие органы государственной власти коллегиальные и в основном выборные (глава государства – президент, парламент), которые избираются на определенный срок. Должностные лица выборных органов государственной власти несут политическую ответственность перед своими избирателями. Она может выражаться в таких формах, как досрочный отзыв депутата, роспуск парламента, уход в отставку правительства, отрешение от должности президента.

Республика как форма правления возникла только в конце XVIII в. (лат. res publika – «дело согласия народа»). Республикой называлось любое государство, строящее свою деятельность на основе права, на правовых началах. Республиканская форма правления предполагала осуществление управления государством на основе принципа разделения властей, что, по мнению авторов этой идеи, должно было обеспечить качество принимаемых законов и их исполнение, а контроль исполнения этих законов был возложен на судебную власть. В странах с развитой экономикой и высоким уровнем политико-правовой культурой идея разделения властей функционирует успешно, обеспечивая стабильность и процветание общества.

Республики подразделяются на президентские и парламентские. Для президентской республики характерно то, что президент, будучи главой государства, во-первых, возглавляет исполнительную власть, назначает и освобождает от должности членов правительства; во-вторых, правительство несет политическую ответственность перед президентом; в-третьих, здесь в классическом варианте действует принцип разделения властей (например, в США, Аргентине, Бразилии).

В президентских республиках глава государства – президент избирается на определенный срок: путем прямых выборов гражданами государства (в России, Бразилии, Египте и др.); косвенными выборами (в США, Аргентине граждане выбирают выборщиков, а последние – президента). Президентом может быть только гражданин данного государства, достигший определенного возраста (например, в России – 35 лет) и обладающий гражданскими и политическими правами.

В парламентских республиках исполнительная власть возглавляется премьер-министром (председателем правительства), правительство назначается парламентом и несет перед ним политическую ответственность за свою деятельность (например, в Италии, Германии, Греции, Индии). Состав и политика правительства непосредственно отражают соотношение сил в парламенте. Это может быть, с одной стороны, достоинством такой формы правления, но, с другой стороны, и недостатком. Дело в том, что при отсутствии прочного большинства у какой-либо одной партии (устойчивого союза нескольких партий), при расколах правящей партии и появлении фракции (фракций), голосующих вместе с ее противниками, правительство утрачивает стабильность, что создает нестабильность политической обстановки в стране.

Выделяются и республики (Франция, Финляндия), где сочетаются черты парламентской и президентской форм правления. При смешанной форме правления главой исполнительной власти является премьер-министр, который наделен широкими полномочиями. При формировании правительства участвуют и президент, и парламент. Соответственно правительство ответственно и перед парламентом (вотум недоверия), и перед президентом (отставка).

В Российской Федерации существует республиканская форма правления, где главой государства является Президент, а законодательную власть осуществляет Парламент – Федеральное Собрание, состоящее из двух равноправных палат – Совета Федерации и Государственной Думы. Российской Федерации присуще черты как президентской, так и парламентской республики. Это выражается в том, что Государственная Дума, во-первых, дает согласие Президенту Российской Федерации на назначение Председателя Правительства Российской Федерации, во-вторых, решает вопрос о доверии Правительству Российской Федерации, в-третьих, выдвигает обвинение против Президента Российской Федерации для отрешения его от должности. А к ведению Совета Федерации относится вопрос об отрешении Президента Российской Федерации от должности в случае государственной измены или совершения иного тяжкого преступления. В свою очередь, Президент Российской Федерации может распустить Государственную Думу в случаях и порядке, предусмотренных Конституцией Российской Федерации.

47. Санкция юридической нормы: понятие и виды.

3. Санкция – элемент нормы права, предусматривающий определение последствия для субъекта, реали-

зующего диспозицию. Они могут быть как негативными, неблагоприятными – меры наказания (лишение свобо-

ды, штраф, неустойка и т.д.), так и позитивными – меры поощрения (премия за добросовестное выполнение

служебных обязанностей работником, государственная награда, условно-досрочное освобождение из мест ли-

шения свободы и т.п.).

Для примера возьмём какую-либо простейшую норму права и проанализируем её элементы. Так, в соот-

ветствии с российским избирательным законодательством граждане Российской Федерации, достигшие 18 лет,

имеют право избирать; лица, препятствующие осуществлению этого права, привлекаются к административной

или уголовной ответственности.

Гипотезой здесь является часть фразы: "граждане РФ, достигшие 18 лет" – вот два условия, при наличии

которых гражданин имеет право избирать в орган власти. Диспозицией является часть, где установлено само

правило поведения – участие в выборах, в голосовании. Наконец, последняя часть нормы – санкция (в данном

случае неблагоприятная, ибо связана с правонарушением) – предусматривает последствия, которые ожидают

того, кто нарушил установленное нормой право гражданина избирать в установленном порядке, т.е. право, пре-

дусмотренное диспозицией.

Каждый из названных элементов имеет в структуре правовой нормы своё место и играет особую роль,

вследствие чего, по справедливому суждению, сложившемуся в юридической науке, без гипотезы норма бес-

смысленна, без диспозиции немыслима, без санкции бессильна.

Вопрос о структуре правовой нормы является дискуссионным. Одни авторы считают, что норма права со-

стоит из двух частей – гипотезы и диспозиции или диспозиции и санкции. Большинство же учёных-юристов

придерживаются трёхзвенной структуры правовой нормы, состоящей из вышерассмотренных элементов – ги-

потезы, диспозиции, санкции.

Юридические нормы, как веления, обращенные к сознательной воле человека, могут быть им и не соблюдаемы и потому для своей силы нуждаются в особых обеспечениях их действительного соблюдения. Необходимо каким нибудь образом понудить к исполнению юридических норм, иначе оне остались бы мертвою буквой. Средства понуждения к исполнению юридических норм называются их санкцией. В чем же заключается санкция юридических норм? Каждое нарушение юридической нормы порождает новое столкновение противоречивых интересов: с одной стороны, интереса потерпевшего от правонарушения получить возмещение причиненных ему правонарушением невыгод. С другой стороны и правонарушитель не признается бесправым, и за ним все-таки охраняются правом известные интересы. Столкновение и этих интересов вызывает установление соответствующей юридической нормы, определяющей, как должно быть ограничено осуществление интересов правонарушителя в интересах потерпевшего. Поэтому можно сказать, что общее последствие нарушения юридической нормы есть применение новой нормы, регулирующей возникающие из правонарушения интересы. Но таким общим положением нельзя ограничиться. Необходимо

выяснить, как же именно религулируются возникающие из правонарушения интересы.

Правонарушения совершаются ради достижения известных целей; к совершению их человека побуждают его интересы, стесняемые велениями юридических норм. Если бы правонарушения не приводили к более полному осуществлению этих стесненных интересов, не было бы и побуждения их совершать. Поэтому первое средство обеспечить действительное соблюдение юридических норм это сделать действия, их нарушающие, недостигающими своей цели. И действительно, последствия нарушения многих юридических норм заключаются в признании нарушающих их действий ничтожными. Это так называемые leges perfecte. Нарушающие их действия должны рассматриваться, в отношении к их цели, как бы несовершившимися. Напр., по нашему законодательству, продажа недвижимости по домашнему акту признается ничтожной, неимеющей никакого значения. Имение, проданное таким образом, считается непроданным, купивший неприобревшим на него права собственности. Понятно, что этим лучше всего достигается действительное соблюдение закона, требующего, чтобы продажа недвижимости совершалась не иначе, как крепостным порядком. Раз словесным и вообще домашним актом продажи не достигается перехода права собственности от одного лица к другому, не может быть и побуждения совершать такую продажу.

Законы, имеющие своей санкцией недействительность нарушающих действий, называются совершенными потому, что они ближе всего подходят к законам природы. Как явления, противоречащего законам природы, не может произойти, так действие, нарушающее такой совершенный закон, рассматривается с юридической точки зрения несовершившимся.

Недействительность правонарушительного действия может иметь различные градации. Различают, во-первых, собственно ничтожность (nullitas) и опорочиваемост (rescissilitas). Ничтожность есть недействительность, наступающая само собой в силу лишь правонарушительного характера действия. Так, словесная продажа недвижимости ничтожна, хотя бы оба контрагента желали ее признания. Опорочиваемость есть недействительность, наступающая лишь в силу требования заинтересованного лица. Напр. сделка, заключенная под влиянием угроз (metus), признается недействительной только по заявлению о том заинтересованного лица.

Затем ничтожность бывает также абсолютная и относительная. Абсолютная ничтожность заключается в том, что правонарушительное действие считается безусловно несуществующим, как напр., словесная продажа недвижимости. Напротив, относительная

ничтожность заключается в недействительности только некоторых особых последствий сделки. Напр., вексель, выданный замужней женщиной без согласия мужа, не имеет вексельной силы, но действителен, как заемное обязательство.

Может быть, конечно, и так, что последствия правонарушительного действия фактически уже наступили. В таком случае признание действия ничтожным сопровождается восстановлением прежнего состояния, измененного правонарушением, сопровождается восстановлением нарушенного права. Такое восстановление нарушенного права совершается органами власти и может заключаться: 1) или в прекращении, если нужно силою, неправомерного состояния (например, выселением лица из принадлежащего ему помещения, отобранием вещи из неправого владения и возвращением ее собственнику); или 2) в совершении опущенной обязанности за счет виновного (например, исправление мостовой).

Однако, бывают случаи, когда правонарушительное действие уже само в себе заключает осуществление того интереса, ради которого оно совершается (например, изнасилование), или фактические последствия его неустранимы, нарушенное право не возвратимо (например, убийство). Признание правонарушительного действия ничтожным в таких случаях было бы недостаточно и, поэтому, тут установляется другая санкция: с нарушительным действием связываются невыгодные для его совершителя последствия. Это так называемое leges plus quam perfectae. Невыгодные последствия могут быть двоякого рода: грижданское взыскание (poena privata) в пользу потерпевшого и наказание, налагаемое государственною властью в общественном интересе.

В известной степени с каждым правонарушением соединяется и невознаградимый вред. Это, во-первых, та обида, какую чувствует потерпевший от правонарушения; во-вторых, это тот подрыв авторитету закона, какой получается при всяком неисполнении его требований. Но степень такого невознаградимого вреда бывает очень различна. Поэтому нельзя установить какого-либо принципиального различия между теми правонарушениями, с которыми соединяются особые невыгодные последствия, и теми, которые их не влекут за собой. Все зависит от изменчивых бытовых условій. Точно также не допускают общего принципиального разграничения и случаи применения частных пеней и наказаний. Форма частных пеней более древняя, чем форма наказаний. С усилением. государственной власти налагаемыя ею наказания все более и более вытесняют частные пени. Но и в современном праве сфера применения наказаний определяется не каким-нибудь общим принципом, a изменчивыми соображениями уголовной политики.

Конечно, по общему правилу, установление таких невыгодных для правонарушителя последствий не устраняет ни признания ничтожности правонарушительного действия, ни восстановления нарушенного права, насколько то и другое может иметь место и значение. Так, в случае подлога, виновный подвергается наказанию, a самый подложный документ признается ничтожным. Так, в случае кражи, кроме наказания вора, самыя украденные вещи возвращаются собственнику. Но иногда обстоятельства могут сложиться таким образом, что признание правонарушительного действия ничтожным повлекло бы невыгодные последствия для третьих, ни в чем не повинных лиц. Например, признание недействительным брака тяжелее всего отзывается на детях, которые оказываются в таком случае незаконнорожденными. Поэтому недействительность брака влекут за собою лишь наиболее существенные нарушения закона; менее же важные неправильности при заключении брака влекут за собой только наказание виновных, но самый брак признается действительным. Точно также в случае неоплаты гражданской сделки своевременно гербовым сбором, с виновных взыскивается значительный штраф, но сделка сохраняет свою силу. Такие нормы, нарушение которых влечет за собой не-выгодные последствия для правонарушителя, но самое правонарушительное действие сохраняет свою юридическую силу, называются leges minus quam perfectac.

Кроме указанных трех категорий норм по различию их санкции, бывают еще и такие, которыя вовсе не имеют никакой санкции, последствия их нарушения вовсе не определены. Их назы-вают leges imperfectae.

Существование таких, как бы бессильных, норм требует объяснения Leges imperfectae, главным образом, определяют права органов власти. Устройством органа может быть уже наперед обеспечена правомерность выражаемой им воли, могут быть предупреждены правонарушительные действия. Этим и объясняется изобилие в публичном праве leges imperfectae. Ho абсолютного совершенства в устройстве таких органов достигнуть невозможно, так как органы эти все же слагаются из отдельных людей. Если слишком стеснять сферу личного самоопределения членов такого учреждения, - организация сделается слишком неподвижной, мертвенной, неудовлетворяющей требованиям жизненного развития и движения общества. Сделайте организацию более жизиенной, подвижной, более применимой к конкретным условиям и потребностям, и вместе с тем вы непременно дадите возможность сказаться индивидуальным стремлениям человека. Поэтому существование особо организованных учреждений для осуществления прав

разве только объясняет, но отнюдь не оправдывает существова-ние leges imperfectae. В настоящее время это уже сознается. И cтаpyю конституционную школу, полагавшую все спасение в надлежащей организации правительственной машины, можно теперь признать уже отжившей свой век. Теперь все более сознают необходимость и номам публичного права сообщить санкцию. Так, установлением права административного иска, направленного на признание недействительными незаконных распоряжений администрации, значительная часть норм публичного права превращена из несовершенных в совершенные. Но все-таки есть нормы публичного права. которые по необходимости всегда останутся лишенными санкции Таковы, напр., нормы, установляющие обязанности верховной власти. Верховная власть, как никому на земле неподчиненная, только сама в себе, в своем нравственном достоинстве, может заключать гарантию действительного выполнения падающих на нее обязанностей.

78.толкование права:понятие, цели, способы, виды

Толкование правовых норм – важнейшее условие их правильного понимания и применения. Не будь

толкования, весь сложный процесс правореализации был бы крайне затруднён, а в известном смысле невозмо-

жен. Необходимость толкования убедительно подтверждена многовековым правовым опытом, юридической

практикой, судьбами конкретных людей.

Толкование – древнейший правовой институт. Он является частью более широкого понятия – герменевти-

ки, которая в переводе с греческого означает объяснение, разъяснение, интерпретация какого-либо предмета,

явления. В научном плане герменевтика представляет собой теорию и искусство толкования не только законов,

но и текстов литературных памятников, книг, рукописей, художественных произведений, материальных объек-

тов, реликвий, раритетов, других исторических, религиозных и культурных ценностей.

В данном случае под толкованием понимается выяснение точного смысла, содержания толкуемой право-

вой нормы. Задача и цель толкования заключается в том, чтобы установить подлинную волю законодателя, вы-

раженную в данной норме, и правильно её применить. При этом толкование, прибавляя новое знание о норме,

ни в коей мере не изменяет и не заменяет её; тем более – не создаёт новой. Речь идёт только об анализе, изуче-

нии, разборе действующей нормы. Иначе это было бы нарушением законности.

Проблема толкования – это проблема соотношения духа и буквы закона, между которыми, как правило,

существуют определённые противоречия, несовпадения. Подобные коллизии приходится устранять именно

путём толкования. Очень важно, чтобы законодатель и исполнитель понимали друг друга. Юридическая дея-

тельность (судебная, прокурорская, следственная, адвокатская и иная), как никакая другая, требует скрупулёз-

ной точности, определённости, однозначности. И, конечно, внимательности. Не зря говорят: закон – это скаль-

пель в руках судьи и пользоваться им надо умело и осторожно. Не менее выразительна пословица: "Не суда

бойся – бойся судьи".

Субъекты толкования обладают различным политическим, нравственным и правовым сознанием, они по-

рой находятся на разных полюсах идеологического спектра, имеют свои социальные пристрастия и предпочте-

ния. А это не может не отражаться на понимании и толковании права. Так что толкование может быть и пред-

взятым. Особенно это касается нечётких, двусмысленных законов, которые действительно при желании можно

повернуть по-разному, т.е. они допускают множественное толкование, возможность вкладывать в них различ-

ный смысл. Подобных случаев в современной юридической практике немало. Толкование носит как объектив-

ный, так и субъективный характер.

Даже судьи Конституционного Суда РФ, будучи первоклассными профессионалами, наделёнными исклю-

чительным правом толковать Конституцию и другие нормативные правовые акты, не всегда понимают предмет

толкования одинаково. Многие из них заявляют о своей особой позиции, высказывают мнение, не совпадающее

с мнением других судей. Разумеется, приводится соответствующая аргументация. И получается, что "все пра-

вы". Бывает, что тот или иной закон одним политическим субъектом признаётся конституционным, а другим

(например, Президентом) – не соответствующим Конституции РФ.

В литературе идёт давний спор о том, все ли юридические нормы подлежат толкованию или только неяс-

ные. Большинство правоведов считают, что все, ибо "ясная" на первый взгляд норма при более внимательном

её рассмотрении обнаруживает в себе определённые, подчас еле заметные некорректности, умолчания, невнят-

ности, требующие тонкого профессионального анализа. Существует также мнение, согласно которому в неофи-

циальном толковании нуждаются все правовые нормы, в то время как официальному толкованию подлежит

лишь небольшое их число. С этим тоже трудно согласиться.

Вообще, толкование является обязательной стадией правоприменительного процесса, о какой бы норме

речь ни шла. Прежде чем применить ту или иную правовую норму, её надо подвергнуть всестороннему толко-

ванию и убедиться в том, что выраженная в ней воля законодателя понята правильно. Кроме того, необходимо

выяснить действие нормы по времени, в пространстве и по кругу лиц.

Особое значение толкование приобретает при смене политического строя, когда, как правило, ещё дейст-

вуют старые законы, которые необходимо приспосабливать к новым условиям (например, после октября 1917

г., после распада СССР). Обычно в таких случаях делается оговорка: прежние законы действуют лишь постоль-

ку, поскольку они не противоречат интересам новой власти. Так, в Российской Федерации и до сих пор в опре-

делённой части применяется сохранившееся союзное законодательство. Ясно, что к нему требуется особо вни-

мательный подход, так как оно не всегда вписывается в современные реалии.

Итак, законы, допускающие различное толкование, содержащие двусмысленности, лазейки, разночтения, –

это несовершенные законы. Их в принципе (в идеале) не должно быть, но в действительности они есть и в этом

далеко не обязательно кроется "злой умысел". Более того, подобные акты или нормы в какой-то мере неизбеж-

ны. "Законодатель должен мыслить как философ, а говорить как крестьянин". Но это не всегда получается. От-

сюда – необходимость толкования права.

Основные причины следующие:

− сложность или нечёткость юридических формулировок, скажем, излишняя их краткость, абстрактность

либо, напротив, пространность;

− несовершенство законодательной техники, поспешность в принятии тех или иных правовых актов, их

слабая проработанность, декларативность, неконкретность;

− несовпадение норм и статей правовых актов, наличие бланкетных и отсылочных норм, нетипичных

предписаний;

− специфика юридических терминов и понятий, интерпретация которых требует специальных познаний,

высокой квалификации;

− законодателю не всегда удаётся ясно и точно выразить свою волю в той или иной норме или акте, совмес-

тить "дух" и "букву" закона;

− отдельная норма права действует не изолированно, а в системе других норм и только в этой взаимосвязи её

можно правильно истолковать.

Два аспекта толкования. Толкование бывает уяснительным и разъяснительным. Иными словами, следует

различать толкование-уяснение и толкование-разъяснение. Оба эти процесса тесно взаимосвязаны. При этом

уяснение всегда предшествует разъяснению, а не наоборот. Но не всегда за уяснением автоматически следует

разъяснение. Последнее может и не наступить. Это зависит от конкретных обстоятельств.

При толковании-уяснении норма права толкуется субъектом для себя. Такое толкование представляет

собой определённый мыслительный процесс, происходящий в сознании толкователя, и оно не получает какого-

либо внешнего выражения, не фиксируется в каком-либо акте. Данный процесс не является юридическим про-

цессуальным действием. Подобное толкование может даваться не только официальным должностным лицом,

но и рядовым гражданином. Оно не является обязательным для других.

При толковании-разъяснении осуществляется не только мыслительный процесс, но и совершается ре-

альное юридическое действие, находящее внешнее выражение в специальных актах, которые называются акта-

ми толкования, т.е. оно имеет документальное оформление. Это толкование не только для себя, но и для дру-

гих. Причём оно имеет обязательное значение для всех заинтересованных лиц. Разъяснение нормы вправе да-

вать лишь уполномоченные на то органы и должностные лица. Рядовые граждане такой прерогативой не распо-

лагают. Понятно, что любое разъяснение может быть осуществлено лишь после уяснения толкуемой нормы.

4.9.2. ВИДЫ ТОЛКОВАНИЯ ПО СУБЪЕКТАМ

Субъектами толкования права в принципе могут быть все – граждане, государственные органы, общест-

венные объединения, должностные лица, научные учреждения, учёные. Однако последствия такой деятельно-

сти будут разными. Любой человек при желании может взять в руки, к примеру, Уголовный кодекс, найти в

нём интересующую его статью и досконально изучить её, осмыслить, вникнуть в суть содержащегося в ней

предписания или запрета, сделать для себя необходимые выводы. Так в жизни и происходит. Но подобная "ча-

стная" процедура не будет иметь никакого значения для других субъектов и не вызовет никаких юридических

последствий. Иное дело, если норму права толкует должностное лицо или государственный орган.

Официальное толкование дается уполномоченными на то компетентными органами и должностными

лицами. Оно, как правило, документально оформляется в специальных актах (актах толкования) и является

юридически обязательным для всех, кого это касается; вызывает определённые последствия. Такое толкование

ориентирует субъектов правореализации на однозначное понимание толкуемой нормы и правильное её приме-

нение. Разумеется, оно принимается во внимание и рядовыми гражданами.

В свою очередь среди официального толкования выделяется ряд подвидов: нормативное (общее) и казу-

альное (индивидуальное); аутентичное (авторское); легальное (разрешённое, делегированное); судебное. Пояс-

ним кратко каждый из этих видов.

Нормативное толкование распространяется на более или менее широкий круг субъектов и носит харак-

тер общих установок. Термин "нормативное" здесь условен. На самом деле нормативное толкование никаких

новых норм не создаёт, а разъясняет лишь действующие. Это, как правило, судебное толкование в форме по-

становлений Пленума Верховного Суда, рекомендующего всем нижестоящим судам придерживаться опреде-

лённых требований и ориентиров при применении того или иного закона, рассмотрении той или иной катего-

рии дел. В отличие от нормативного, казуальное толкование (от слова "казус", конкретный случай) касается

определённого факта, дела, проступка. Оно не имеет общеобязательного значения, его цель – правильное раз-

решение именно данного, чаще всего сложного, уникального случая.

Аутентичное (авторское) толкование – это толкование, исходящее от органа или должностного лица, из-

давших толкуемый нормативный правовой акт, т.е. это толкование органами государства своих собственных

актов. Слово "аутентичный" в переводе с греческого означает подлинный, действительный, основанный на пер-

воисточнике.

Легальным называется такое толкование, которое официально разрешено, делегировано какому-либо ор-

гану со стороны вышестоящей инстанции. Чаще всего это ведомственное толкование.

Судебное толкование, как это видно из сочетания слов, осуществляется судебными органами и прежде

всего Верховным Судом РФ, его Пленумом. Оно может быть как нормативным, так и казуальным. Среди су-

дебного толкования особое значение имеет толкование права Конституционным Судом РФ, которому предос-

тавлена исключительная прерогатива толковать Конституцию РФ и другие основополагающие акты. При этом

Конституционный Суд в ходе толкования создаёт в отдельных случаях обязательные для всех заинтересован-

ных лиц судебные прецеденты, выступающие уже источником права.

Заметим здесь, что судебный прецедент не признан у нас официально в качестве источника права. Однако

многие российские правоведы, учёные и практики, уже давно выступают за то, чтобы его узаконить. Так, пред-

седатель Конституционного Суда РФ М.В. Баглай во вступительной статье к книге А. Барака "Судейское ус-

мотрение" пишет: "Если бы у меня спросили, полезно ли было бы признание у нас прецедентных судебных ре-

шений, я бы в определённом смысле ответил положительно". Более того, М.В. Баглай допускает возможность

судебного правотворчества: "Совершено очевидно, – полагает он, – что судейское усмотрение часто проявляет

себя как форма правотворчества... Выбирая из нескольких законных вариантов решения дела один и устанавли-

вая этот вариант в качестве единого обязывающего образца, судья тем самым создаёт новое право". Мнение,

хотя и не бесспорное, но заслуживающее внимания, особенно применительно к деятельности Конституционно-

го Суда, где большую роль играет судебное усмотрение.

Однако важно отметить, что Конституционный Суд не может давать толкование Конституции и других

нормативных актов по собственной инициативе, а только по письменным запросам соответствующих субъек-

тов, указанных в ст. 125 Конституции РФ (Президент Российской Федерации, Государственная Дума, Совет

Федерации, Правительство, органы законодательной власти субъектов Федерации), а также жалобам граждан.

Конституционный Суд рассматривает также соответствие издаваемых в РФ законов, других правовых актов,

отдельных норм Конституции, и в случае признания их неконституционными они теряют свою юридическую

силу. Разновидностью судебного является арбитражное толкование.

Разумеется, официальное толкование права могут давать также органы исполнительной власти (Прави-

тельство, подчинённые ему министерства, ведомства, службы, комитеты), но в рамках своей компетенции. Ча-

ще всего указанные структуры дают аутентичное толкование, т.е. разъясняют свои собственные акты (поста-

новления, распоряжения, инструкции), особенно по социальным вопросам.

Неофициальное толкование исходит от субъектов, деятельность которых не является официальной, го-

сударственной, а стало быть, оно не имеет юридической силы и никаких правовых последствий не влечёт. Та-

кое толкование может быть как устным, так и письменным. Важной его особенностью является то, что оно не

связано с властью, принуждением, наказанием. Какие-либо санкции здесь исключены. Неофициальное толко-

вание делится на доктринальное (научное), профессиональное и обыденное.

Доктринальное толкование даётся учёными, представителями науки. Ценность его – в аргументирован-

ности, доказательности, обоснованности. Типичным примером такого толкования являются периодически изда-

ваемые научные комментарии к действующим российским Кодексам – уголовному, гражданскому, трудовому и

др. В этих комментариях, а также в различных статьях, докладах, монографиях специалисты разъясняют, тол-

куют соответствующие положения, нормы, статьи – как их надо понимать и использовать. И хотя мнения учё-

ных не обязательны для официальных лиц и органов (судей, прокуроров, следователей, адвокатов), тем не ме-

нее их взгляды и рекомендации могут оказать и действительно оказывают существенную помощь правоприме-

нительной практике, влияют на неё. Чем выше авторитет учёного, тем весомее его мнение.

Профессиональное толкование, как это видно из его названия, даётся юристами-профессионалами –

судьями, прокурорами, следователями, адвокатами, другими специалистами, вообще лицами с высшим юриди-

ческим образованием, хорошо знающими действующее законодательство и практику его применения. Такое

толкование может быть как устным (в виде консультации, ответов на конкретные вопросы), так и письменным

(в форме справки, заключения, выступления в печати). Ценность профессионального толкования – в глубоких

знаниях и компетенции толкующих лиц.

Обыденное толкование – это первичный, житейский уровень понимания права, его интерпретация рядо-

выми гражданами. Такое толкование отражает правосознание основной массы населения. Его характерной чер-

той является то, что оно может быть неверным, чисто эмоциональным. Тем не менее подобное правоощущение

имеет важное значение при совершении гражданами юридически значимых действий, осуществлении ими сво-

их прав и обязанностей, соблюдении законов, правопорядка, юридических норм. Разумеется, никакого внешне-

го (письменного) выражения обыденное толкование не получает.

4.9.3. СПОСОБЫ И ОБЪЁМ ТОЛКОВАНИЯ ПРАВОВЫХ НОРМ

Юридическая наука и практика в результате длительного опыта выработали определённые способы толко-

вания правовых норм. Под способами толкования понимаются конкретные приёмы, процедуры, технология, с

помощью которых уясняется и разъясняется норма права, устанавливается выраженная в ней воля законодателя

– в целях правильного её применения.

Такими способами являются: грамматический (филологический, языковый); логический, систематический;

историко-политический; специально-юридический, телеологический, функциональный.

Грамматическое толкование предполагает анализ нормы права с точки зрения лексико-стилистических и

морфологических требований, выяснения значения отдельных слов, фраз, выражений, соединительных и разъе-

динительных союзов, знаков препинания и т.д. В юриспруденции (науке весьма точной и формализованной) –

это не мелочи. Или это такие мелочи, от которых порой зависят судьбы людей, принятие того или иного реше-

ния. Возьмём для примера краткое предложение из трёх слов: "запретить нельзя разрешить", в котором нет ни

запятых, ни точек. Как понимать предписание – запретить или разрешить? В зависимости от того, как расста-

вим указанные знаки, можно сделать прямо противоположные выводы. Точно так же обстоит дело с более из-

вестной классической формулой "казнить нельзя помиловать". Не меньшее значение имеют союзы. При соеди-

нительном союзе "и" требуется наличие двух каких-либо условий; при разъединительных "либо", "или" – толь-

ко одно.

Русский язык полисемантичен, в нём немало слов, которые имеют не одно, а несколько значений. Иногда

тот или иной термин используется в законе не в общеупотребительном смысле, а в ином, специальном. Кроме

того, существуют разного рода афористические выражения, образы, метафоры, сравнения, которые требуют

повышенного внимания правотолкователя и правоприменителя.

Логическое толкование – это интерпретация нормы права на основе законов логики. При данном способе

выясняется прежде всего внутренняя (логическая) структура нормы, взаимосвязь трёх её элементов – гипотезы,

диспозиции и санкции; устраняются возможные логические противоречия, когда одно утверждение исключает

другое; анализируются и оцениваются иносказания, переносный смысл, соотношение духа и буквы толкуемого

правила. В этой части логическое толкование тесно связано с грамматическим. Ведь в языке тоже есть логика.

Важно правильно понять не только то, что сказал, но и то, что хотел сказать законодатель, его логику. Напри-

мер, в ст. 166 ГК РФ говорится о ничтожных сделках. "Ничтожных" не в смысле их малозначительности, не

заслуживающих внимания и т.д., а в смысле их недействительности, оспоримости, противозаконности. Уголов-

ное право оперирует понятием "холодное оружие". "Холодное" опять же не в прямом смысле слова ("негоря-

чее"), а в значении неогнестрельное и негазовое. Таких словоупотреблений в законодательстве много.

Систематический способ означает, что норма права должна толковаться не изолированно, а в контексте

других норм, в частности регулирующих смежные, однородные отношения. Это обусловлено системностью

самого права, где все нормы тесно взаимосвязаны, расположены в определённом порядке, обладают свойством

иерархичности (по своей юридической силе), зависят друг от друга. Особенно это касается отсылочных и блан-

кетных норм. Для правильного понимания общего смысла нормы имеет значение её относимость к той или

иной отрасли права, институту; местоположение в отдельном акте (главе, разделе). При данном способе толко-

вания упор делается не на внутреннее содержание нормы, а на внешние связи. Систематический приём помога-

ет выявить и устранить коллизии между различными предписаниями, найти нужную норму при применении

аналогии закона, осмыслить право в его единстве. Можно допустить ошибку, толкуя данную норму в отрыве от

других норм, без учёта указанных выше обстоятельств.

Историко-политическое толкование обязывает правоприменителя обратить внимание на те социальные

условия, в которых была принята та или иная норма, – не отпали ли эти условия, не изменилась ли принципи-

ально политическая и экономическая ситуация. Важно выяснить, в чём заключалась необходимость в принятии

данного акта, сохраняется ли эта необходимость. История знает немало случаев, когда законы, принятые в од-

них условиях, будучи формально не отменёнными, продолжали действовать в иных, хотя фактически были уже

"мёртвыми". Например, акты, изданные в обстановке гражданской войны, нэпа, Великой Отечественной войны,

которые какое-то время "по инерции" продолжали ещё существовать. Сегодня – это акты бывшего СССР, ре-

ально утратившие свою силу, если нет на сей счет специальной оговорки. Вообще, тот факт, что та или иная

норма официально не отменена, ещё не означает, что она действует. Историко-политический метод, метод со-

поставлений позволяют без труда разобраться в том, какие нормы можно применять в данный момент и к дан-

ным отношениям, а какие – нет.

Специально-юридическое толкование обусловлено наличием в правовой науке и в законодательстве

специфических терминов и понятий, которые приходится "растолковывать" тем, кто в них не сведущ, кто не

является специалистом в данной области. Известно, что каждая наука имеет свой "птичий язык", на котором

она "изъясняется". Есть он и у юристов. Сами они друг друга понимают, а вот их "простые смертные" – не все-

гда. Большинству рядовых граждан не известно, что такое, например, "субъективное право", "правосубъект-

ность", "законный интерес", "гипотеза", "диспозиция", "траст", "апостиль", "шикана", "коносамент", "исковая

давность" и т.д.

В свою очередь, профессионалы тоже вынуждены уяснять для себя некоторые недостаточно чёткие фор-

мулировки, содержащиеся в законах. Как понимать, например, "угрозу убийством, если имелись основания

опасаться осуществления этой угрозы" (ст. 119 УК РФ)? Что это за основания? Насколько они реальны? В зако-

не не указано. Между тем наказание за подобное деяние – лишение свободы сроком до двух лет. Что такое "ци-

низм", "клевета", "оскорбление", "честь", "достоинство", "явное неуважение к обществу", "сильное душевное

волнение", "общественная опасность", "существенный вред"? Где здесь критерии? Нет чётких границ (или они

весьма условны) между "мелким" и "немелким" хулиганством, между "крупным" и "некрупным" хищением.

Все это приходится внимательно толковать и определять при разрешении соответствующих дел с учётом кон-

кретных обстоятельств. Занимаются этим, конечно, специалисты, применяя при этом различные юридико-

технические и познавательные методы.

От грамматического данный способ толкования отличается тем, что здесь толкуются не отдельные слова и

выражения, не их соединения, а целые юридические конструкции, понятия, институты. Они взаимосвязаны, но

не тождественны.

Телеологическое (целевое) толкование направлено на выяснение тех целей, которые преследовал зако-

нодатель, издавая тот или иной нормативный правовой акт. Нередко такие цели указываются в самом акте, как

правило, в преамбуле (во вступительной части). Но цели закона могут также логически вытекать из его содер-

жания, общей направленности. Иногда о целях говорит уже само название закона или отдельных его разделов,

норм, статей. Например, в Уголовном кодексе РФ есть такие главы: "Преступления против личности", "Престу-

пления в сфере экономики", "Преступления против государственной власти". Думается, что цели здесь могут

быть легко поняты даже неспециалистом. Если не принимать в расчёт общую цель закона, то можно допустить

ошибку при его применении. И напротив, правильное представление о целях того или иного юридического акта

способствует его эффективной реализации.

Функциональное толкование. Известно, что правовые нормы, обладая некоторыми общими чертами, да-

леко не одинаковы по своему конкретному содержанию, характеру действия, функциональному назначению.

Они по-разному опосредуют регулируемые общественные отношения. Есть нормы разрешающие и запрещаю-

щие, регулятивные и охранительные, обязывающие и управомочивающие, поощрительные и стимулирующие и

т.д. У них разные функции, и это важно иметь в виду при их толковании и применении. Здесь учитываются тип

и механизм правового регулирования, его направленность.

Толкование по объёму подразделяется на три вида: буквальное (адекватное), ограничительное и расшири-

тельное (распространительное).

Буквальное толкование – это такое толкование, при котором словесное выражение нормы права и её

действительный смысл совпадают, иными словами, дух и буква адекватны. Таких норм большинство. Конечно,

это надо ещё установить с помощью внимательного анализа, дабы не допустить ошибки.

Однако законодателю не всегда удаётся полностью совместить дух и букву правовой нормы, и тогда пра-

воприменителю приходится прибегать к расширительному или ограничительному толкованию. Вообще-то на-

личие таких норм, которые надо суживать либо расширять, нежелательно; это – ненормальность. Но они суще-

ствуют, и с этим правоведы вынуждены считаться как с реальностью. Впрочем, иногда подобные "каучуковые"

или "резиновые" нормы допускаются сознательно, дабы дать простор "богатой фантазии" исполнителей зако-

нов. Это, как правило, бывает в недемократических, тоталитарно-полицейских государствах, о чём говорилось

выше.

Ограничительное толкование – это такое толкование, при котором норме права придаётся более узкий

смысл, чем это вытекает из буквального текста толкуемой нормы. Например, в ст. 57 Конституции РФ говорит-

ся: "Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы". Но вполне очевидно, что не каждый, а

только совершеннолетние, работающие и дееспособные граждане. Остальные (дети, душевнобольные лица)

исключаются. Следовательно, толкуем данную норму ограничительно. Вообще, в Конституции многие статьи

начинаются со слов: "каждый может", "каждый вправе", "каждому гарантировано", "все свободны", "все равны"

и т.д. Но при внимательном изучении оказывается, что далеко не каждый и не все. Объясняется это тем, что

законодатель не может без конца делать соответствующие оговорки, он надеется на то, что его правильно пой-

мут и без этого.

Расширительное толкование – это такое толкование, когда норме права придаётся более широкий смысл,

чем это вытекает из её словесного выражения. Например, в ст. 6 Конституции РФ фиксируется, что российские

граждане обладают на её территории равными правами и несут равные обязанности. А как быть с иностранца-

ми и лицами без гражданства, находящимися на нашей территории? Распространяется ли данная норма на них,

обязаны ли они, в частности, соблюдать законы Российской Федерации? Разумеется, да. Следовательно, толку-

ем данную норму расширительно. Это тем более ясно, если сопоставить её с ч. 3 ст. 62 Конституции РФ (систе-

матический способ), в которой записано, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Рос-

сийской Федерации правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами.

В статье 120 Конституции закреплено: "Судьи независимы и подчиняются только Конституции Россий-

ской Федерации и федеральному закону". Получается, что другим нормативным правовым актам судьи не под-

чиняются. Однако совершенно ясно, что слово "закон" употреблён здесь в широком смысле – как официальный

акт, исходящий от государства, включая, в частности, правительственные постановления. Следовательно, дан-

ная норма права должна пониматься расширительно.

От расширительного толкования следует отличать близкий к нему институт – толкование права по ана-

логии, когда широкое значение придаётся не конкретной норме, а всему праву, и дело решается исходя из его

общего духа, принципов, социальной направленности. Здесь особую роль приобретают правосознание, личный

опыт и профессионализм судей, ибо интерпретируется и оценивается право в целом.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

16876. Проблема возраста Земли 76 KB
  Проблема возраста Земли Данный краткий специальный обзор составлен канд. геол.минер. наук Л.В.Витте по материалам II Российской конференции по изотопной геохронологии 2527 ноября 2003г. Материалы конференции опубликованы в сборнике Изотопная геохронология в решении про
16877. Очерк естествознания 1.28 MB
  Сергей Вертьянов Очерк естествознания Очерк Сергея Вертьянова – долгожданное и очень серьезное согласование новейших достижений науки с православной точкой зрения. Он замечателен тем что написан с большой тщательностью и выверен на самом высоком научном уровне. Ав
16878. Размышления физика о тайне творения вселенной 63.5 KB
  PAGE 2 О.В.Петренко Содержание: 1. Вступление. 2. Чудесное рождение вселеннной и ее удивительная природа. 3. Совершенство конструкции человеческого организма. 4. Вероятность случайного появления человека. 5. Свидетельства фундаментальной науки. 6....
16879. Могли ли обезьяны напечатать 23-ий Псалом 93.5 KB
  Могли ли обезьяны напечатать 23ий Псалом Рассел Григ 30 июня 1860 произошло событие которое в сознании многих людей стало поворотным моментом для общественного принятия теории эволюции в ее конфронтации с христианством. Этим событием стали дебаты между агностиком То
16880. Сложность сознания - не продукт самоорганизации 64.07 KB
  Сложность сознания не продукт самоорганизации Отрывок из книги Кризис эволюционизма. Киев 2003 гл. Происхождение видов. В механизме мутаций всё для теории эволюции видов. Если он недееспособен то естественному отбору нечего подхват
16881. ДНК и другие дизайны 114 KB
  PAGE 1 ДНК и другие дизайны Стефан Мейер На протяжении 2 тысячелетий аргумент дизайна обеспечивал интеллектуальную основу для большей части Западного мышления. От классической античности до подъема современной науки ведущие философы теологи и ученые ...