45765

Остин. Как производить действия при помощи слов

Доклад

Логика и философия

Остин требует соотносить философские понятия с понятиями обыденного языка с тем как то или иное слово употребляется в обыденной речи. Книга Как произошло слово самая знаменитая работа по философии обыденного языка . Теория речевых актов представлена в нем как только лингвистическая теория ни о какой философии обыденного языка там и речи нет. Введение перформатива позволяет Остину определить область действия правил логической семантики âутвержденийâ и очертить таким образом сферу употребления терминов обыденного языка определяемое их...

Русский

2013-11-18

40 KB

25 чел.

Остин. Как производить действия при   помощи слов.

Остин требует соотносить философские понятия с понятиями обыденного языка, с тем, как то или иное слово употребляется в обыденной речи. Обыденный язык, опыт человечества, хранящийся в нем, становится критерием в философии. Книга «Как произошло слово»- самая знаменитая работа по "философии обыденного языка". В ней представлена теория речевых актов. Для нас особенно важно, что эта книга сильно повлияла на развитие русской лингвистики; появилась лингвистика устной речи - чисто русское явление. Кстати, первый перевод книги. «Словокак действие " был сделан именно лингвистами для лингвистов и затушевывал философскую значимость идей Остина . Теория речевых актов представлена в нем как только лингвистическая теория, ни о какой "философии обыденного языка" там и речи нет. Как производить действия при помощи слов  является курсом лекций Остина  Остину принадлежит формулировка теории речевых актов, в которой он вводит понятие перформатива (перформативного высказывания) — то есть высказывания, производящего действие (в определенных условиях, например, при бракосочетании или клятве), и отделяет его от дескриптивного высказывания — констатива. Введение перформатива позволяет Остину определить область действия правил логической семантики “утверждений” и очертить таким образом сферу употребления терминов обыденного языка, определяемое их успешностью в практической ситуации (так называемая теория Неудач). Кратко суть теории Неудач состоит в обязательном соблюдении условий, связанных с процедурой выполнения перформативного акта. Зависимость же неуспешности речевого акта от условий его выполнения определяется иерархией неудач, подробно разработанной Остином. По Остину именно перформативы представляют собой операциональную базу языка: “Действительный язык содержит немного, если вообще содержит, эксплицитных конвенций, и в нем вообще нет резких границ между сферами действия правил, между синтаксическим и семантическим”, под “эксплицитными конвенциями” имеется в виду именно правила употребления. Таким образом, здесь предполагаются не правила исправления обыденного языка, а, скорее, его описание. Далее  Остин структуру речевых актов, где акт-перформатив распадается на локуцию, иллокуцию, и перлокуцию. Локутивная часть акта есть семантическая основа акта (отсылка во фразе “Он сказал мне ‘выстрели в нее’ ” к “выстрели” — ‘выстрелить’ и “нее” к ‘она’). Иллокутивная часть акта является, по-видимому, элементом прагматической части акта (он приказал, заставил выстрелить в нее). Перлокутивная часть как второй элемент прагматической части акта (он заставил меня выстрелить в нее — как совершенное действие ). В свете подобной интерпретации именно теория Неудач задает границы успешного употребления термина. Одновременно с этим, теория Остина  представляет собой свод критериев, определяющих базовую область функционирования перформативов. Остин, по-видимому, на практике часто сталкивался с проблемами, связанными с критериями отбора успешных высказываний в каждой конкретной ситуации (допустим, условия успешности императива, побуждающего к стрельбе в “нее”, хотя, возможно имеется в виду фотографирование — “shoot”). Интересно, что Деррида, говоря о Остине, указывает на несостоятельность его подхода ввиду того, что Остин , постулируя иерархию актов, работает далее с исключениями. Собственно говоря, интересными представляются именно случаи неуспешности, так называемые “исключения”. В случае же успешности акт встраивается в классификацию перформативов и далее не представляет интереса для Остина . (Например, когда вы разбиваете бутылку с шампанским о нос британского военного корабля и произносите нечто вроде: “Нарекаю этот корабль именем ‘Товарищ Сталин’ ” — в условиях начала холодной войны это явно неуспешное действие , если же этот корабль советский — успешное (в какое-то время) и интереса не представляет.)Потенциально неуспешными (до произнесения) для  Остина , судя по его классификации,  являются и утверждения, связанные с теорией “чувственных данных”.  — “Смысл и сенсибилии” (пер. Л. Б. Макеевой), вторая крупная работа Остина, посвященная критике теории “чувственных данных”. Теория “чувственных данных”, утверждающая существование промежуточного звена между объектами и сознанием (причем именно “чувственные данные” (это звено) мы непосредственно и воспринимаем), строит свою аргументацию на случаях ошибочного восприятия, когда предмет остается тем же, но происходит ошибочная интерпретация “чувственных данных”. Анализируя ситуации использования высказываний, истинных в каких-либо определенных ситуациях, но ведущих к принятию посылок теории “чувственных данных”, Остин приходит к необходимости более корректного ограничения именно положений ситуативного характера, что, однако, говорит не в пользу теории “чувственных данных”. Альтернативой является установка “обыденного сознания” на непосредственное восприятие (речь идет не о взглядах, развиваемых “философией здравого смысла“, скорее, о том, что так называемое ”обыденное сознание“ использует ”обыденный язык“ для описания собственных восприятий, причем, в какой-то мере абсолютизируется именно этот “обыденный язык”, как универсальный язык описания в противовес тенденции логических позитивистов к ущемлению “обыденного языка” в пользу тем или иным образом формализованного языка) Например, когда вы видите радугу (излюбленные аналитиками примеры с предметами мануфактурного производства средней величины — ручками, часами, стульями — отбрасываются Остином в силу того, что восприятия иногда относятся и к


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

60618. Приклади формулювання мети уроку 36 KB
  Приклади формулювання мети уроку: Дидактичної навчальної: Засвоєння наукових технічних виробничих понять законів теорій фактів звязків; Формування умінь застосовувати одержані знання для розвитку навчальних навчальновиробничих задач; Формування наукових і політичних умінь та навиків; Формування спеціальних умінь і навиків; Формування системи знань умінь і навиків на основі між предметних звязків; Закріплення і вдосконалення знань умінь і навиків Формування умінь та навиків самоконтролю;...