47159

Формирование принципов редактирования в издательской практике России 40–50-х годов XIX века

Доклад

Журналистика, издательское дело, полиграфия и СМИ

Журналы расходились по всем концам России становились умственной и духовной пищей передавались из рук в руки зачитывались до дыр. Современники не случайно называли действовавший устав чугунным понимая опасность такой ситуации в России. Белинского в теорию редактирования В работах Белинского поднимаются вопросы о целях и задачах печати в России особенно это касается вопросов создания журнала его популярности отличий журнала от газеты характере журнала и его отделов и т.

Русский

2013-11-28

70.5 KB

1 чел.

Формирование принципов редактирования в издательской практике России 4050-х годов XIX века

40-е годы XIX века характеризовались ростом общественного движения и критикой правления Николая I, что не могло не сказаться на печатном слове России, которое усилилось как раз в «эпоху журналов», как называют это время. Журналы расходились по всем концам России, становились умственной и духовной пищей, передавались из рук в руки, зачитывались до дыр. Общественный протест против николаевского гнета приводил к усилению роли таких журналов, как «Отечественные записки», «Современник», «Русское слово». У этих изданий были политические программы, их объединяла идея. Вот слова Белинского о принципах журналиста и писателя этого времени: «Если дело дойдет до того, что мне скажут: независимость и самобытность убеждений или голодная смерть – у меня достанет силы скорее издохнуть, как собаке, нежели живому отдаться на позорное съедение псам…Что делать – я так создан»1.

В рассматриваемый период цензура не стала лояльнее в отношении произведений на острые злободневные темы; не зря этот период вошел в историю книгоиздания как самый мрачный и тяжелый: цензурный устав 1828 года предусматривал не менее 12 прохождений произведения через различные цензуры, дабы в печати не появлялись опасные или неугодные правительству произведения. Современники не случайно называли действовавший устав «чугунным», понимая опасность такой ситуации в России. Жесткая цензура заставляла издателей и редакторов искать новые формы разговора с читателем, авторы прибегают к эзоповскому языку, к иносказаниям в выражении своей позиции, а читатель учится читать «между строк».

Из периодических изданий следует назвать литературные ежемесячники – толстые журналы: «Отечественные записки», «Библиотека для чтения», отраслевые специальные журналы по медицине – «Терапевтический журнал», 1837–1844), по искусству («Репертуар и Пантеон», иллюстрированные журналы («Ералаш», 1846–1849), «Иллюстрация», 1845–1849). Журналы занимают основное место в чтении, влияя на общую культуру населения, сближая интересы людей разных сословий, откликаясь на все важнейшие вопросы политической и социальной жизни. Они печатали почти всю оригинальную литературу, в том числе и европейскую. В эти годы упор делается на научную популяризацию, поэтому в журналах действуют отделы науки, для которых важнейшей задачей становится распространение научных знаний, повышение общей культуры читателя.

Еще одной важнейшей чертой периодических изданий становится коллегиальность, когда в редакции вокруг авторов складывался сильный коллектив единомышленников, и поэтому в журнале не могли появиться авторы с чуждыми или враждебными ему идеями. Складываются коллективы профессиональных литераторов – работников редакции, формируется круг авторов, близких к журналу, постоянно сотрудничавших в нем.

Далеко не каждому литератору журнал предоставлял свои страницы. «Приди хоть сам Мольер, но если он почему-либо сомнителен, то и его не примут»2. Это из письма Ф. М. Достоевского Д. В. Аверкиеву, драматургу и критику, просившему содействия Достоевского о напечатании своей комедии «Непогрешимые» в «Отечественных записках».

Вклад В. Г. Белинского в теорию редактирования

В работах Белинского поднимаются вопросы о целях и задачах печати в России, особенно это касается вопросов создания журнала, его популярности, отличий журнала от газеты, характере журнала и его отделов и т. д.

В статье «Ничто о ничем, или Отчет г. издателю «Телескопа» за последнее полугодие» (1835 г.) русской литературы» («Телескоп», 1836 г., 1–4), в которой представлен его первый опыт подготовки обзора литературы, Белинский намечает аспекты анализа издания: читатель журнала, причина успеха, направленность журнала, характер материалов и их разнообразие при наличии общей идейной направленности журнала. Останавливается критик и на учете потребностей читателя. Так, оценивая журнал «Библиотека для чтения», Белинский объясняет причину его успеха ориентацией на провинциального читателя, хотя и критикует журнал за «цинический» развязный тон, самохвальство, мелкое «остроумничанье» в критических рецензиях, за неточные факты в материалах, погоню за сенсацией.

В статьях, обзорах, рецензиях Белинского содержится богатый материал, дающий основание для рассмотрения требований к произведениям литературы и изданиям, что существенно сказалось на выработке принципов подготовки различных типов и видов изданий, в первую очередь журналов, газет и собраний сочинений.

Конкретный опыт Белинского, редактора, издателя, – это сотрудничество в изданиях Н. И. Надеждина (журнал «Телескоп», газета «Молва»). А с отъездом Надеждина за границу в 1835 году Белинский становится официальным редактором-издателем этих изданий. В 1838–1839 гг. он руководил журналом «Московский наблюдатель». Переехав осенью 1839 года в Петербург, Белинский становится сотрудником отделов критики и библиографии журналов «Отечественные записки» и «Современник» и неофициальным редактором этих изданий (1839–1848 гг.). Одновременно он печатает свои статьи в газете «Литературные прибавления к «Русскому инвалиду», переименованной в 1840 году в «Литературную газету».

Среди требований, которые Белинский предъявлял к произведениям, – правдивое изображение действительности, гармоничная связь идеи с формой, понимание художественного произведения как целостного организма, народность, самобытность. Система оценок формы и содержания литературного произведения в дальнейшем нашла свое развитие и во многом не утратила своих позиций и в наше время. Обоснованные им критерии оценки литературного произведения используются и в современной теории редактирования. Не утратила своего значения и мысль Белинского о том, что оценка произведения литературы должна осуществляться с учетом исторических условий, в которых оно было написано.

Создав свой собственный тип статьи, Белинский сформулировал ряд критериев оценки подобных материалов. Их должны отличать емкость, многоплановость, простота, понятность и в то же время увлекательность.

Некрасов отказывался от сотрудничества авторов, печатавшихся в других изданиях, позиция которых была враждебна «Современнику» и «Отечественным запискам». Так поступил Некрасов, отвергнув сотрудничество Я. Полонского, М. Каткова, А. Голенищева-Кутузова, Д. Аверкиева по причине несовпадения взглядов и убеждений.

Эта позиция заслуживает внимания, поскольку касается важнейшего вопроса в редактировании – вопроса о пределах вмешательства редактора в текст, о принципиальной позиции редактора.

Если художественные достоинства произведения признавались, если его направленность совпадала с идеей журнала, в этом случае материалы печатались без изменений. Публиковались с подписью авторов и стихи, и значительные прозаические произведения. Остальные произведения правились в соответствии со своей политической и эстетической программой. Так, передовые демократические журналы значительно расширили представление о редакторских обязанностях, обогатили его новым содержанием. Важную роль в развитии основ редактирования сыграли Н. А. Некрасов и М. Е. Салтыков-Щедрин.

Некрасов начал свою редакторскую работу в 1840 году в журнале Ф. А. Кони «Пантеон русских театров». В 1845 году Некрасов начал редактировать сборник «Физиология Петербурга», куда он включил 12 статей. Среди авторов были В. Г. Белинский, Д. В. Григорович, Н. А. Некрасов, А. Я. Панаева. Разнородные по своему характеру, эти статьи объединяет идейная направленность, о чем упоминает Некрасов, поскольку в сборнике были собраны произведения писателей «натуральной школы». В следующих изданиях Некрасова – «Петербургском сборнике», «Иллюстрированном альманахе», «Литературном сборнике» была продолжена та же тенденция. «…г. Некрасов не почел себя вправе коснуться ни одной статьи, напечатанной в сборнике. Редактор сборника – не то, что редактор журнала. По общему мнению, быть редактором сборника – значит набрать статей, сделать им выбор и расположить их, а потом присмотреть за изданием. Так и поступил г. Некрасов»3. Эти слова Белинского как нельзя более точно передают суть работы Некрасова-редактора над статьями сборника.

Совсем иной характер носила деятельность Некрасова-редактора в «Современнике». Он полностью разделял принципы редакционной работы, выдвинутые Белинским, и реализовал их в передовом журнале. Обладая редким качеством создавать условия для проявления таланта, Некрасов «заботливо следил за вновь появляющимися дарованиями», поэтому в «Современнике» печатались почти все русские писатели того периода: И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, Д. В. Григорович, А. И. Герцен, И. А. Гончаров, А. Ф. Писемский, Г. И. Успенский, Н. Г. Помяловский, А. Н. Островский, М. Е. Салтыков-Щедрин.

Некрасова считали образцовым редактором, который зорко следил за своим журналом, проводя в жизнь программу редакции «Современника». Он мог внести изменения в статьи Белинского, при всем уважении к нему, если мысли, высказанные в них, противоречили хотя бы в деталях общим установкам журнала. Так было со статьей Белинского о «Двойнике» Достоевского, куда Некрасов внес необходимые с его точки зрения изменения. Не была напечатана в журнале повесть Н. Страхова «По утрам». В сохранившихся пометках Некрасова можно увидеть, что, отдавая должное таланту автора, его стилю, он опасается выводов цензуры и скандала, связанного с возможным печатанием данной работы. В пометах видны и критические замечания, и разногласия с автором.

Сам Некрасов отмечал, что, кроме общего руководства журналом, на нем лежала вся черновая работа: «… чтение и исправление рукописей, а также и добывание их, чтение корректур, объяснения с цензорами, восстановление смысла и связи в статьях (что приходилось иногда делать с одной статьей по несколько раз) после их карандашей… да еще я писал рецензии и фельетоны»4. «Поражает, – пишет К. Чуковский в книге «Мастерство Некрасова», – его постоянная готовность уничтожать целые массивы стихов, представляющие собой совершенно, казалось бы, законченный текст, отделанный им для печати»5.

Существенным для теории редактирования было осмысление понятия «массовый читатель». Если Пушкин и декабристы ориентировались на образованное дворянство, то к середине 50-х годов толстые журналы ориентируются уже на разночинную читательскую публику и интеллигенцию – столичную и провинциальную. Причем взгляд на читающую разночинную публику был как на публику с невзыскательным вкусом. Отсюда отбор произведений и их редакторская обработка. Но время кардинально менялось. Открывались общественные библиотеки, тяга к хорошей литературе, обращение к насущным общественным проблемам делали свое дело: шел обмен журналов между читателями, появилась привычка домашнего чтения, когда новинки прочитывались вслух и обсуждались в кругу близких и друзей, создавались домашние библиотеки. Лучшие журналы 40-х годов стремились воспитать вкус читателя. Этим отличался журнал «Отечественные записки», когда его редактором и издателем был А. А. Краевский. Первая книжка «Отечественных записок» вышла в свет в январе 1839 года. Краевский собрал в журнале виднейших русских ученых и литераторов: В. А. Жуковского, П. А. Вяземского, В. Ф. Одоевского, Д. В. Давыдова, М. П. Погодина, М. А. Дмитриева, С. Т. Аксакова, М. Ю. Лермонтова, В. А. Сологуба, И. И. Панаева. В 40 печатных листах издания было несколько отделов: «Современная хроника России», «Наука», «Словесность», «Художества», «Сельское хозяйство и промышленность вообще», «Современная библиографическая хроника», «Смесь».

1 января 1847 года вышел первый номер преобразованного журнала «Современник». Он занял место «Отечественных записок», к тому времени утративших свои общественные позиции. «Современник» был выкуплен у Плетнева Некрасовым и Панаевым, туда пришел работать Белинский. Он и стал идейным руководителем журнала, а сам «Современник» – журналом революционно-демократического направления.

В «Современнике» печатались статьи на политико-экономические темы, освещались проблемы естествознания, географии, астрономии, зоологии, химии и т. п. В журнале были напечатаны романы «Кто виноват?», «Сорока-воровка», «Записки доктора Крупова» А. И. Герцена, «Обыкновенная история» И. А. Гончарова, произведения И. С. Тургенева, Д. В. Григоровича, А. В. Дружинина, Н. А. Некрасова, Н. П. Огарева, А. Н. Майкова, переводы из Шиллера, Гете, Жорж Санд. В журнале действовал критико-библиографический отдел, который опубликовал статьи Белинского «Взгляд на русскую литературу 1847 года», «Выбранные места из переписки с друзьями», «Ответ Москвитянину» и другие.

Деятельность журналов «Отечественные записки» и «Современник» позволила осмыслить важнейшее направление работы редакции – организационное. Сюда относятся формирование авторского актива и отбор произведений, потому что именно это определяет прогрессивность журнала и его «лицо». Белинский пишет по этому поводу: «Журнал должен иметь, прежде всего, физиономию, характер, альманашная безличность для него всего хуже»6. Для редактирования важно и ощущение времени, проблем, читателя. Популярность журнала должна поддерживаться не заигрыванием с читателем, а реальным удовлетворением его запросов.

Русская бесцензурная печать А. И. Герцена

Задача создания вольной русской печати выпала на долю великого революционного демократа, мыслителя, замечательного писателя и публициста Александра Ивановича Герцена.

В самой России создание вольной печати было невозможно. Поэтому Герцен, покинувший отечество в 1847 году задумал начать, по его словам, «заграничную русскую литературу» и наладить ее переброску на родину.

Однако в первые годы в эмиграции Герцен не смог по вполне объективным причинам осуществить свое намерение. Подъем в деятельности вольной типографии наступил после окончания Крымской войны, и Герцен приступил к изданию альманаха «Полярная звезда» 25 июля 1855 года: в годовщину казни декабристов, вышел первый номер альманаха.

В феврале 1853 года Герцен напечатал воззвание «Братьям по Руси», в котором объявлял о создании «вольного русского книгопечатания в Лондоне» и обращался к читателям с просьбой: «Присылайте, что хотите, – все, писанное в духе свободы, будет напечатано, от научных и фактических статей по части статистики и истории до романов, повестей и стихотворений… Если у вас нет ничего готового, своего, пришлите ходящие по рукам запрещенные стихотворения Пушкина, Рылеева, Лермонтова, Полежаева, Печерина и др. …Дверь вам открыта. Хотите ли вы ею воспользоваться или нет? – это останется на вашей совести… Быть вашим органом, вашей свободной бесцензурной печатью – вся моя цель».

Вольная типография была создана 22 июня 1853 года, и через несколько дней появилось первое издание – брошюра «Юрьев день!» Это было обращение к дворянам, как надеялся Герцен, сохранившим традиции и идеи декабристов. Герцен еще не верит в революционный народ, но все же здесь звучит своего рода призыв к «топору», если не произойдет раскрепощение крестьян. На обложке альманаха были изображены профили пяти казненных декабристов: Пестеля, Рылеева, Бестужева-Рюмина, Муравьева-Апостола и Каховского, а эпиграфом к нему служили слова из «Вакхической песни» Пушкина: «Да здравствует разум».

Во введении к первой книге «Полярной звезды» Герцен характеризовал ее как русское периодическое издание, выходящее без цензуры, исключительно посвященное вопросу русского освобождения и распространению в России свободного образа мыслей.

Первая книга журнала, кроме статей, заметок и больших отрывков из «Былого и дум» самого Герцена, содержала статью Энгельсона «Что такое государство?», переписку Белинского с Гоголем по поводу «Выбранных мест из переписки с друзьями», письма Гюго, Прудона, Мишле, Маццини, приветствовавших «Полярную звезду».

«Полярная звезда» была первым изданием Герцена, получившим распространение в России. Известно, что ее первый номер уже в 1855 году проник не только в Европейскую Россию, но и в Сибирь, к ссыльным декабристам, которые встретили его с восхищением.

Выпускать «Полярную звезду» строго периодически оказалось невозможным: вторая книга вышла только в конце мая 1856 года. Она была по содержанию разнообразнее первой: кроме произведений Герцена, в нее вошли присланные в Лондон запрещенные  стихи Пушкина, Рылеева и других поэтов, статьи Н. И. Сазонова и Н. П. Огарева, два письма из России.

Эта книга «Полярной звезды», по свидетельству Герцена, «разошлась, увлекая за собой все остальное». В начале 1857 года все напечатанное в Вольной типографии было распродано, материальные издержки стали окупаться, а лондонский издатель и книгопродавец Н. Трюбнер предпринял на свой счет вторые издания.

Материалов, некоторые из которых отличались по своему характеру от направления «Полярной звезды», поступало так много, что приходилось время от времени издавать особые, составленные из этих рукописей сборники. Так возникли сборники «Голоса из России». Первый из них вышел в свет в июле 1856 года «Мы не отвечаем за мнения, изложенные не нами», – счел нужным предупредить Герцен в предисловии.

Соратником и ближайшим помощником Герцена стал приехавший в Лондон Николай Платонович Огарев. Он сразу включился в работу по подготовке изданий Вольной типографии. Огарев живо чувствовал потребности русской общественной жизни и считал, что необходимо издавать в Лондоне новый периодичский орган. Это издание должно было выходить чаще, чем «Полярная звезда», откликаться на все текущие события и вопросы русской жизни и быть удобным для распространения. По предложению Герцена новое издание было названо «Колоколом», это была первая  русская революционная газета, которая стала выходить с 1857 года. В выпущенном по поводу новой газеты «Колокол» листке Герцен писал о целях издания: «… В отношении России мы хотим страстно, со всей горячностью любви, со всей силой последнего верования, чтоб с нее спали наконец ненужные старые свивальники, мешающие могучему развитию ее…»

Издание «Колокола» диктовалось рядом причин. Во-первых, книжки «Полярной звезды», большие по объему, были не очень удобны для нелегальной транспортировки в России. Во-вторых, довольно редко выходившие номера «Полярной звезды» не могли оперативно откликаться на быстро сменявшиеся события в России 60-х годов, а нужда в таких откликах была исключительно острой.

В первое пятилетие своего существования «Колокол» имел в России неслыханный успех и приобрел исключительное влияние. Это было естественно в условиях общественного подъема, начавшегося после Крымской войны, роста крестьянского движения, постепенного назревания революционного кризиса. «Колокол» отвечал на пробудившуюся в широких слоях русского общества потребность в свободном бесцензурном органе антикрепостнического и демократического направления, открыто разрешающем наболевшие вопросы русской жизни.

К газете выходило специальное приложение, название которого говорило само за себя, – «Под суд». Публикации вели к общественному осуждению виновных, а подчас и являлись поводом для возбуждения уголовных дел.

Понимая, как опасно было писать в «Колокол», Герцен, прочитав полученные письма, сжигал их.

«Колокол» подпольно распространялся в России и пользовался огромным авторитетом у читателей. Читали «Колокол» не только в Петербурге и Москве, газета проникала и в отдаленные губернии России, в Сибирь. В Воронеже «Колокол» перепечатывался с местными добавлениями.

Оперативностью, быстротой откликов на текущие русские события Герцен намного превосходил правительственную печать. Это оценил даже Александр II. Недаром он написал раздраженно на одном из докладов МВД: «Я читал это в «Колоколе» еще две недели назад».

Герцен внимательно следил за читательской реакцией на «Колокол», помещал в нем и письма, не одобрявшие направление газеты.

Тираж отдельных номеров был 3000 экземпляров и все-таки не удовлетворял спроса. Ряд номеров (в том числе 29 первых) был издан повторно. Как бесцензурное издание «Колокол» смело и глубоко обличал русское самодержавие, вел революционную пропаганду, выдвигал требование освобождения крестьян с землей, выступал против чиновничьего произвола.

«Колокол» писал о придворных кругах, о бюрократии, о произволе и неправосудии в стране, не щадил Герцен и православную церковь, равнодушно взиравшую на насилие и произвол властей и помещиков.

Материалы, присылаемые в «Колокол», освещали жизнь всех русских губерний и всех слоев общества.

В газете появились «Размышления у парадного подъезда» Некрасова с примечанием: «Мы очень редко помещаем стихи, но такого рода стихотворения нет возможности не поместить».

Много писали в «Колокол» и старые знакомые Герцена – И. С. Тургенев, К. Д. Кавелин, Ю. Ф. Самарин.

Одной из причин успеха «Колокола» была, конечно, поразительная одаренность Герцена как публициста. Чернышевский считал, что «по блеску таланта в Европе нет публициста, равного Герцену». Успеху способствовал Огарев, перу которого принадлежит большая часть выступлений «Колокола» по экономическим и юридическим вопросам и который, как никто другой, умел писать статьи и прокламации, обращенные к народу.

Распространение изданий Герцена в России шло благодаря созданной сети добровольных агентов, в некоторых городах семинаристы переписывали «Колокол» от руки. Для переброски «Колокола» через границу и связи с Россией были использованы агенты английских торговых фирм, имевших отделения в Петербурге, моряки торговых и военных кораблей, представитель польской революционной эмиграции, у которой были связи в приграничных местностях.

С февраля 1858 года «Колокол» выходит дважды в месяц, а не один раз, как раньше. Тираж его был увеличен до 2500–3000 экземпляров, что по тем временам считалось очень большой цифрой, особенно если принять во внимание, что каждый номер «Колокола» проходил через многие руки. В 1862 году количество выпущенных номеров достигло 35.

Герцен и Огарев продолжали ежегодно издавать «Полярную звезду». С 1855 по 1862 год вышло 7 книжек, в которых публиковались стихотворения русских поэтов, запрещенные в России, материалы о декабристах, стихи Огарева, «Былое и думы» Герцена, теоретические статьи о социализме.

Вопросы для самопроверки

1. Расскажите о ситуации в редакторском деле в период 40-х годов XIX века.

2. Какой была редакторская деятельность в периодическом издании?

3. Какой вклад внес в теорию редактирования В. Г. Белинский?

4. В чем состояла деятельность Н. А. Некрасова-редактора?

5. Чем интересна русская бесцензурная печать А. И. Герцена за границей?

6. Какую роль в развитии редактирования сыграли журналы «Отечественные записки» и «Современник»?


1Полн. собр. соч. Т.XI. М.:Изд-во АН СССР, 1956. С.361.

2.Михайлова А. Достоевский о Некрасове и Щедрине.В кн.: «Литературное наследство», тт. 49-50. – М.: Изд-во АН СССР, 1949. – с.632.

3 Белинский В. Г. Полн. собр. соч.Т. IX. С. 374.

4Полн. собр. соч. Т.XI. С. 133–134.

5 Чуковский К.И. Мастерство Некрасова. М.: Худож. лит-ра», 1971. С.303.

6 Т.2. М.,1953. С. 46.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

26386. Автоподий тазовой конечности, заплюсневый и пальцевые суставы 24 KB
  Автоподий участвует в образовании следующих суставов: заплюсневого скакательного сложного одноосного блоковидного у лошадей и собак винтообразный; пальцевых простые одноосные блоковидные. Связки: заплюсны: боковые медиальные и латеральные длинная и короткая длинная плантарная межрядовые межкостные; пальцев: боковая латеральная и медиальная связки сесамовидных костей. Мышцы действующие на эти суставы сконцентрированы в области голени: краниолатерально флексоры скакательного сустава краниальная большеберцовая малоберцовая...
26387. Анализатор: анатомический состав 21 KB
  – ветви глазничной. Иннервация: 1 нервы расположенные по поверхности мышц глазного яблока: слёзный и лобный нервы от глазничной ветви тройничного скуловой от в челюстной ветви тройничного блоковый н. 4 пара; 2 под мышцами глазного яблока: 3 пара – глазодвигательный 4 – отводящий носоресничный от глазничной ветви тройничного 2 – зрительный.
26388. Анатомия как наука 20.5 KB
  Как наука она вскрывает закономерности строения организма животных обусловленные функцией и факторами окружающей внешней среды.
26389. БРЮШНАЯ ПОЛОСТЬ (cavum abdominis) и паховый канал 24.5 KB
  В этой области выделяют область мечевидного хряща regio xiphoidea и два подреберья regio hypochondrica dextra et sinistra. Чревная область mesogastrium от реберной дуги до маклока tuber coxae В ней выделяют пупочную область regio umbilicalis и два подвздоха regio iliaca dextra et sinistra. Здесь выделяют лонную область regio pubica и два паха regio inguinalis dextra et sinistra. На латеральной поверхности живота различают поясничную область regio lumbalis или почечную regio renalis и бедренную область regio femoralis.
26390. Виды соединения костей 21.5 KB
  Костные синостозы кости черепа таза эпифиз и диафиз трубчатой кости у взрослых. Компоненты сустава: сочленяющиеся кости покрытые гиалиновым хрящём суставная сумка капсула суставная полость заполненная синовиальной жидкостью.
26391. Волосы (pili) 20.5 KB
  Есть подниматель волоса из гладкой мышцы m. Стержень: сердцевина определяет толщину волоса отсутствует в пуховых волосах корковое вещество определяет прочность упругость растяжимость и гибкость волоса содержит пигмент и кутикула – чешуйчатый слой защищает от влаги микрофлоры определяет рисунок волоса.
26392. Вспомогательные приспособления глаза 20 KB
  Наружная поверхность век покрыта волосатой кожей а внутренняя слсзистой – конъюнктивой которая переходит на глазное яблоко. По краю века около границы с конъюнктивой – ресницы у плотоядных и свиней на нижнем веке их нет. На внутреннем ребре края век открываются сальные железы их секрет предотвращают скатывание слёз через край век.
26393. Вспомогательные приспособления мышц 21 KB
  Каждая мышца упакована глубокой фасцией которая имеет футлярное строение. Она препятствует распространению инфекции экономит силу мышечного сокращения имеет собственные сосуды и нервы поэтому интегрирует функционирование костей связок и мышц. Могут находиться под кожей под мышцей под связкой под фасцией под сухожилием.
26394. Головная кишка 21 KB
  ответ и глотки. Глотка pharynx полостной орган в котором перекрещиваются дыхательный и пищеварительный пути: воздух из хоан через глотку проходит в гортань расположенную в вентральной части ее мощная мускулатура передвигает корм из глотки в пищевод расположенный над гортанью. Стенки глотки состоят из 3 слоев: а слизистая оболочка; 6 мышечный слой состоит из парных правых и левых поперечно исчерченных мышц заканчивающихся на дорсальном сухожильном шве глотки raphe pharyngis.