47606

Политология. Учебник

Книга

Политология и государственное регулирование

Методологические проблемы истории и теории политической науки. Социальные субъекты политической власти Раздел III. Мехонизм формирования и функционирования политической власти. Государство как институт политической системы Глава 11.

Русский

2013-12-01

2.3 MB

5 чел.

Политология. Учебник под редакцией Василика М.А.

Оглавление

Раздел I. Методологические проблемы истории и теории политической науки.

Глава 1. Политология как наука и учебная дисциплина

Глава 2. Идейные истоки политологии

Глава 3. Русская политическая мысль XIX - начала XX в.

Раздел II. Общество и власть.

Глава 4. Политическая власть

Глава 5. Социальные основы политики

Глава 6. Социальные субъекты политической власти

Раздел III. Мехонизм формирования и функционирования политической власти.

Глава 7. Политическая система общества

Глава 8. Политические режимы

Глава 9. Избирательные системы

Раздел IV. Политические институты.

Глава 10. Государство как институт политической системы

Глава 11. Политические партии, партийные системы, общественно-политические движения

Раздел V. Личность и политика.

Глава 12. Политическая культура и социализация

Глава 13. Политическое поведение и участие

Глава 14. Современные политические идеологии

Раздел VI. Политические процессы

Глава 15. Политическое развитие и модернизация

Глава 16. Политические конфликты и кризисы

Раздел VII. Мировая политика и международные отношения.

Глава 17. Геополитика

Глава 18. Политическая глобалистика

Глава 1. ПОЛИТОЛОГИЯ КАК НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА

Политика как общественное явление. Предмет политологии.

“Политика” • одно из наиболее употребимых слов в общест венном лексиконе. Еще древнегреческий политический деятель Перикл утверждал: “Лишь немногие могут творить политику, но су дить о ней могут все”. Мы говорим о политике государства, о поли тике партий, о семейной политике и т.д. Означает ли это, что во всех перечисленных случаях мы говорим об одном и том же, или же су ществует разница в содержании понятия “политика” применитель но к каждому из них? Что такое политика? Чем она отличается от других сфер жизни? Какие области человеческой жизнедеятельнос ти связаны с политикой?

Термин “политика” (греч. politika - государственные и общественные дела; polis - город-государство) получил распространние под влиянием трактата Аристотеля о государстве, правлении и правительстве, названного им “Политика”.

Политика - неустранимый аспект общественного существова ния. Она возникла из требований, взаимно предъявляемых людьми друг другу и проистекающих из этого усилий по разрешению проти воречий, когда требования оказываются конфликтными, по власт ному распределению дефицитных благ и по руководству обществом в деле достижения общих целей. В многочисленных своих обли чьях - в виде деятельности по принятию решений, распределению благ, выдвижению целей, социальному руководству, соисканию власти, осуществлению конкуренции интересов и оказанию влия ния - политика может обнаруживаться внутри любой обществен ной группы.

Необъятен диапазон представлений о политике. Вот лишь неко торые ее определения:

“Политика означает стремление к участию во власти или оказа нию влияния на распределение власти, будь то между государством, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает” (М. Вебер).

Политика есть “область отношений между классами общества, их отношения к государству как к орудию господствующего клас са”, “концентрированное выражение экономики” (В.И. Ленин).

“Политика в высшем смысле есть жизнь, а жизнь есть полити ка” (О. Шпенглер).

“Изучение политики есть изучение влияния и влияющего ... иными словами, кто что получает, когда и как” (Г. Лассуэлл).

“Политика - борьба интересов, маскируемая под борьбу прин ципов. Руководство общественными делами во имя личной выгоды” (А.Бирс).

“Политика - это процесс управления” (О. Ренни).

“Политика - властное распределение ценностей внутри обще ства” (Д. Истон).

“Изучение политики есть изучение принятия общественно зна чимых решений” (Р. Шнайдер).

Каждое из этих определений содержит рациональное зерно, ибо отражает тот или иной аспект реального мира политики, который характеризуется многогранностью и соответственно сложностью его познания (схема 1).

Анализ различных подходов к теоретической интерпретации по литической сферы позволяет сделать вывод о ее многомерном ха рактере. Политика выступает в единстве трех взаимосвязанных ас пектов: 1) как сфера общественной жизни; 2) как один из видов ак тивности социальных субъектов; 3) как тип социальных отношений (между индивидами, малыми группами и т.д.).

В первом аспекте политика предстает в контексте структуры об щества как его элемент, занимающий свое место и играющий в нем

определенную роль. Начиная с Аристотеля за политикой как за автономной областью общественной жизни закрепляются функции согласования общих и частных интересов, осуществления господ ства и поддержания порядка, реализации общезначимых целей и руководства людьми, регулирования ресурсов и управления общественными делами.

Второй аспект рассмотрения политики связан с ее интерпрета цией как способа совокупной и индивидуальной активности соци альных субъектов, вида человеческой деятельности и социального поведения. Именно в этом ракурсе М. Вебер анализирует политику как предприятие и профессиональную деятельность ее субъектов, занимающихся политической деятельностью “по случаю”, “по со вместительству” и “профессионально”.

Что же касается третьего аспекта, то уже Аристотель определяет политику как высший вид человеческого общения. Французские ис торики периода Реставрации и марксисты трактуют политику как отношения классов по поводу государственной власти. В XX в. раз рабатываются концепции “конфликта-консенсуса”, характери зующие политику как тип конфликтных отношений и социальных взаимодействий.

Для анализа политического феномена некоторые ученые прибе гают к более удобным и адекватным понятиям, выделяя используе мые в английском языке категории “ polity ”, “ policy ”, “ politics ”, ко торым в русском языке нет емких понятийных аналогов.

С понятием polity связывают институциональное измерение по литики, установленное конституцией, правом, традициями в форме парламентов, правительств, судов и т.д. Понятие “ policy ” увязыва ется с нормативной ипостасью политического в форме политичес ких потребностей и интересов, политических ценностей и целей, политических программ и доктрин (здесь все направлено на уясне ние технологии принятия политических решений). И, наконец, с по нятием “ politics ” связано процессуальное истолкование политичес кого, когда речь идет о процессе политического волеизъявления, имеющего интеллектуальные, волевые, оценочные и социально- психологические формы.

В структуре политики выделяются форма, содержание и процесс (отношения).

Форма политики - это ее организационная структура (государ ство, партии и т.д.), а также нормы, законы, придающие ей устой чивость, стабильность и позволяющие регулировать политическое поведение людей.

Содержание политики выражается в ее целях и ценностях, в мо тивах и механизмах принятия политических решений, в проблемах, которые она решает.

В политическом процессе находит отражение сложный, много субъектный и конфликтный характер политической деятельности, проявление и осуществление отношений различных социальных групп, организаций и индивидов.

Политика может осуществляться на нескольких уровнях:

1. Низший уровень включает решение местных проблем (жи лищные условия, школа, университет, общественный транспорт и т.п.). Политическая деятельность на этом уровне осуществляется в основном отдельными индивидами, однако часть вопросов может решаться местными ассоциациями.

2. Локальный уровень требует государственного вмешательства. Наиболее активно политика осуществляется группами и ассоциациями, заинтересованными в экономическом развитии своего региона.

3. Национальный уровень занимает центральное место в теории политики, что определяется положением государства как основного института распределения ресурсов.

4. Международный уровень, на котором основными субъектами политической деятельности выступают суверенные государства.

Роль политики как особой сферы общественной жизни обусловлена тремя ее свойствами: универсальностью, всеохватывающим характером, способностью воздействовать на практически любые стороны жизни, элементы общества, отношения, события; включенностью, или проникающей способностью, т.е. возможностью безграничного проникновения и, как следствие, атрибутивностью (способностью сочетаться с неполитическими общественными явлениями, отношениями и сферами).

Многообразны и функции политики, характеризующие основные направления воздействия политики на общество (схема 2).

Стремление понять, осмыслить политику, равно как и выразить свое отношение к ней, уходит корнями в то далекое время, когда начали формироваться первые государства. Исторически первой формой познания политики была ее религиозно-мифологическая трактовка, для которой типичными были представления о божественном происхождении власти, а правитель рассматривался как земное воплощение Бога. Примерно с середины первого тысячелетия до новой эры политическое сознание стало постепенно приобретать самостоятельный характер, появляются первые политические воззрения, концепции, составляя часть единого философского знания. Этот процесс связан прежде всего с творчеством таких мыслителей древности, как Конфуций, Платон, Аристотель, которые заложили основы собственно теоретических исследований политики.

В средние века и Новое время проблемы политики, власти, государства были подняты на качественно новый теоретический уровень исследования такими выдающимися представителями политической и философской мысли, как Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Монтескье, Ж-Ж. Руссо, Г. Гегель, которые не толь ко окончательно освободили политическую науку от религиозно- этической формы, но и вооружили ее такими концептуальными установками, как теория естественного права, общественного договора, народного суверенитета, разделения властей, гражданского общества и правового государства.

Современное содержание политическая наука приобретает во второй половине XIX в., когда она оформилась в самостоятельную отрасль знания. Примерно в этот же период происходит становление политологии как самостоятельной учебной дисциплины, появляются учебные и научные центры. Так, при Лондонском университете в конце XIX в. была основана Лондонская школа экономики и политических наук. В 1857 г. в Колумбийском университете была открыта первая в истории Америки кафедра политической науки.

Позже примеру Колумбийского университета последовали Иельский, Гарвардский, Принстонский и другие университеты США. В 1903 г. основана Американская ассоциация политических наук. Особенно быстрыми темпами политическая наука в США и в странах Запада стала развиваться после Второй мировой войны. Этому во многом способствовал состоявшийся в 1948 г. в Париже по инициативе ЮНЕСКО Международный коллоквиум по вопросам политической науки. На нем был принят документ, определивший со держание политической науки, ее основные проблемы. Было решено, что основными проблемами исследования и изучения политической науки являются: 1) политическая теория (в том числе история политических идей); 2) политические институты (исследование центральных и местных правительств, правительственных учреждений, анализ присущих этим институтам функций, а также тех социальных сил, которые данные институты создают); 3) партии, группы, общественное мнение; 4) международные отношения.

Международный коллоквиум в Париже по существу подвел итоги длительной дискуссии политологов по вопросу, является ли политология общей, интеграционной наукой о политике во всех ее проявлениях, включающей в качестве составных частей политическую социологию, политическую философию, политическую географию и другие политические дисциплины, или речь должна идти о множественных политических науках. Коллоквиум принял решение употреблять термин “политическая наука” в единственном числе. Тем самым произошло конституирование политической науки как самостоятельной научной и учебной дисциплины. В 1949 г. под эгидой ЮНЕСКО была создана Международная ассоциация политической науки. Политология как учебная дисциплина была введена в программы ведущих университетов США и Западной Европы.

Судьба отечественной политической науки складывалась в прошлом непросто. Первые оригинальные работы, посвященные анализу политики и ее законов, появились еще в начале XX в. Бурные события того времени заставляли искать ответы на животрепещущие вопросы о политическом настоящем и будущем страны. При надлежавшие к различным идейным течениям такие ученые как Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, М.М. Ковалевский, М.Я. Острогорский, П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановский и многие другие, анализировали в своих работах проблемы власти, государства, революции, политической судьбы Отечества. С 1917г. вплоть до второй половины 80-х гг. на политологии лежало идеологическое табу.

Долгое время политология разделяла судьбу генетики, кибернетики и официально как самостоятельная научная дисциплина, не признавалась, хотя в 1962 г. в СССР была создана Советская ассоциация политических (государственных) наук, ныне преобразованная в Российскую ассоциацию политологов.

Только в 1989 г. Высшая аттестационная комиссия ввела политологию в перечень научных дисциплин. Постановлением Правительства РФ политология определена и как учебная дисциплина в вузах. Конечно, это не означает, что в России политические проблемы вообще не исследовались и не изучались. Это осуществлялось в рамках программ по философии, теории государства и права, политической экономии и других дисциплин. Но они были слабо ин тегрированы между собой.

Политология есть наука о политике, т.е. об особой сфере жизнедеятельности людей, связанной с властными отношениями, с государственно-политической организацией общества, политическими институтами, принципами, нормами, действие которых призвано обеспечить функционирование общества, взаимоотношения между людьми, обществом и государством.

Как наука о политике политология “охватывает” весь спектр политической жизни, включая как ее духовную, так и материальную, практическую стороны, взаимодействие политики с другими сфера ми общественной жизни. Предметом изучения и исследования по литологии выступают такие основные слагаемые политики, как политические институты, политические процессы, политические от ношения, политическая идеология и культура, политическая деятельность.

Узловыми проблемами современной политологии являются такие проблемы, как политическая власть, ее сущность и структура; политические системы и режимы современности; формы правления и государственного устройства; политическая стабильность и политический риск; партийные и избирательные системы; политические права и свободы человека и гражданина; гражданское общество и правовое государство; политическое поведение и политическая культура личности; политическая коммуникация и средства массовой информации; религиозные и национальные аспекты политики; средства и методы урегулирования политических конфликтов и кризисов; международные политические отношения, геополитика, политическая глобалистика и др. Конечно, к изучению и исследованию названных и других проблем политики в силу их сложности и многогранности имеют отношение не только политология, но и другие социальные и гуманитарные науки - философия, социология, психология, экономическая теория, юридические, исторические науки (схема 3).

Так, вряд ли возможен научный анализ политики без использования общих философских категорий диалектики, философского анализа объективного и субъективного в политическом процессе, понимания ценностных аспектов власти. Но философия не подменяет политологию, а может дать только какие-то общеметодологические принципы или критерии научного анализа политики.

Много общего между политологией и социологией. В частности, вопрос о том, как отражается политический процесс в сознании людей, чем мотивируется политическое поведение той или иной со циальной группы, какова социальная база политической власти, яв ляется предметом исследования социологии, политической социо логии. Но здесь наблюдается и явно выраженная пересекающаяся грань с политологией. Строго говоря, если рассмотреть соотноше ние гражданского общества и государства, то все то пространство, все отношения, которые вписываются в сферу гражданского обще ства и его взаимодействия с государством, • это объект исследования социологии, а сфера государственного - предмет политоло гии. Естественно, такое разграничение носит весьма условный характер, поскольку в реальной политической жизни все взаимосвя зано.

Еще больше “точек соприкосновения” у политологии с право выми дисциплинами (международным правом, государственным правом), предметом анализа которых являются правовая система общества, механизм власти, конституционные нормы и принципы. Но право это дисциплина в большей степени описательная и прикладная, тогда как политология - дисциплина преимуществен но теоретическая. Это в известной мере касается соотношения по литологии и истории. Как отмечает испанский политолог Т.А. Гар сиа, “... историк имеет дело с прошедшим временем. Он может на блюдать начало, развитие и конец общественных формаций. Политолог, напротив, не смотрит на историю как на спектакль, он вос принимает ее как действие. Его политический анализ, в отличие от анализа историка, несет в себе сознательную заинтересованность с точки зрения политического проекта, который он хочет превратить в реальность. Объективный источник его затруднений состоит в том, что он должен оценить реальное состояние политических ситуаций до того, как они примут историческую форму, т.е. превра тятся в необратимые” (Гаджиев /(.С. Политическая наука. М., 1994. С.6.).

В политике сталкиваются группы интересов, охватывающих раз личные сферы жизнедеятельности общества экономику, госу дарственное устройство и право, социальную сферу, этнонациональные и религиозные отношения, традиционные социальные структуры. Значительное влияние на нее оказывают национально- исторические и социокультурные традиции общества, психологический генотип нации. Благодаря своему системному характеру по литическая наука сегодня оказалась на перекрестке междисциплинарного движения, охватывающего различные науки. Политичес кие исследования все больше базируются изданных культурной антропологии, социологии и политической экономии, истории, права, социолингвистики, герменевтики, других общественных и гумани тарных наук. Появляется совершенно новая проблематика, как, например, тендерная политическая теория и феминистская практика, политическая экология и глобалистика, политическая прогностика.

Иными словами, политические отношения “пронизывают” раз личные сферы жизнедеятельности общества, и в этом плане они могут исследоваться различными науками. Более того, ни одно важное политическое явление, ни один серьезный политический про цесс не могут быть содержательно осмыслены без совместных усилий философов, экономистов, историков, юристов, психологов, со циологов.

Сложность и многогранность политики как общественного явления позволяет исследовать ее на макро- и микроуровнях. В пер вом случае исследуются политические явления и процессы, кото рые происходят в рамках основных институтов власти и управления, имеющих отношения ко всей общественной системе. Во втором - описываются и анализируются факты, связанные с поведением индивидов и малых групп в политической среде. Вместе с тем слож ность и многогранность политики позволяет исследовать ее одновременно и с общетеоретических, и с конкретно-социологических позиций, между которыми располагаются различного рода про межуточные исследовательские уровни. Однако при этом важно иметь в виду, что ни один из промежуточных уровней не дает исчерпывающего представления о политике в целом.

Только органичное единство, диалектический синтез всех уров ней политического знания позволяет получить тот сплав, который именуется политологией. Понимаемая таким образом политология вписывается в систему современного политического знания как комплексная наука. В этой системе она выполняет роль интегрирующего фактора, выступая одновременно и как составная часть дру гих областей политического знания, и как относительно самостоя тельная наука. Иными словами, в отличие от других областей поли тического знания, политология имеет цель проникнуть в сущность политики как целостного общественного явления, выявить на макро- и микроуровне ее необходимые структурные элементы, внутренние и внешние связи и отношения, определить основные тенденции и закономерности, действующие в разных общественно- политических системах, наметить ближайшие и конечные перспек тивы ее дальнейшего развития, а также выработать объективные критерии социального измерения политики (см.: Федосеев АЛ. Введение в политологию. СПб., 1994. С. 8--10).

Разумеется, при этом необходимо иметь в виду, что политологию можно условно разграничить на теоретическую и прикладную, эти стороны, или уровни, как бы дополняют и обогащают друг друга.

Теоретическое исследование политики отличается от приклад ного ее анализа прежде всего следующими целями: если первое ставит основной задачей познание и лучшее понимание политичес кой жизни, то второе связано с весьма прагматическими задачами оказания влияния и просто изменения текущей политики. Приклад ная политология прямо отвечает на вопросы: “для чего?” и “как?”. Она может быть представлена как совокупность теоретических мо делей, методологических принципов, методов и процедур исследо вания, а также политологических технологий, конкретных про грамм и рекомендаций, ориентированных на практическое приме нение, достижение реального политического эффекта.

Прикладная политология исследует основные субъекты политических событий, их иерархию, классы и внутриклассовые образова ния, партии, толпу и политическую аудиторию, социальные, этни ческие и религиозные группы, роль участников политических собы тий в принятии политических решений и их реализации. К приклад ным отраслям политологии можно отнести концепции государст венного управления, партийной стратегии и тактики, ситуационного политического анализа. В частности, весьма актуальной является в настоящее время теория политических технологий (технология вы работки и принятия политического решения; технология проведе ния референдума, избирательной кампании и т.д.).

В последнее время возникла новая отрасль политического зна ния - политический менеджмент. Составной частью политическо го менеджмента является разработка стратегических целей и так тических установок, механизма воздействия управленческих госу дарственных структур, законодательной и исполнительной власти на развитие общества. Иными словами, политический менедж мент - это наука и искусство политического управления.

Центральной методологической проблемой политологии, важ нейшей ее социальной задачей является познание и определение политических закономерностей.

Политической сфере, как и любой другой сфере общественной жизни, присущи определенные закономерности. Эти закономернос ти отражают и характеризуют свойственные политической сфере всеобщие, существенные и необходимые формы связей и отноше ний, реализуемые в функционировании и развитии данной сферы. Политические закономерности по мере того, как они осознаются людьми, фиксируются в виде определенных теоретических принци пов и норм политической деятельности, политического поведения.

Одна из основных задач политологии состоит в том, чтобы вы явить основные закономерности и тенденции функционирования и развития политики и таким образом познать сущность политики, объяснить ее. На основе знания политических закономерностей по литология вырабатывает рациональные принципы и нормы полити ческой деятельности.

В целом можно выделить три группы политических закономер ностей в зависимости от сферы их действия и проявления.

Первая группа это закономерности, выражающие связи, взаимодействия политической сферы с другими сферами общест венной жизни. К ним относятся: зависимость структуры, функций политической системы общества от его экономической и социаль ной структур; активное воздействие политики на экономическую, социальную и духовную жизнь общества и др.

Вторая группа • это закономерности, выражающие сущест венные и устойчивые связи и отношения во взаимодействии структурных элементов самой политической сферы. К ним относятся, на пример, такие закономерности, как влияние политического созна ния, политической культуры личности на ее поведение; взаимосвязь форм демократии и типа политической системы общества.

Третья группа • это закономерности, выражающие сущест венные и устойчивые связи, тенденции развития отдельных сторон, явлений политической жизни общества. К ним относятся: разделе ние властей в демократическом обществе на законодательную, ис полнительную и судебную; утверждение принципа политического плюрализма.

При этом необходимо иметь ввиду, что политические закономер ности, в отличие от законов природы, действуют как тенденции. Здесь нет жесткой детерминации, однозначного предопределения политических событий. Политические закономерности указывают на объективно заданные пределы политической деятельности, ее условия, но не предопределяют однозначно сами результаты этой деятельности. В политике высока степень зависимости происходя щих процессов от особенностей исторических условий, объектив ный обстоятельств, социальной активности населения, уровня культуры, качеств личностного, психологического порядка.

Органическое сочетание объективного и субъективного в поли тике, политической деятельности предполагает отказ от ее рассмот рения как сферы произвола личности или группы и ведет к признанию политики и видом искусства, смысл которого заключается в умении видеть ее специфику, зависимость как от объективных, так и субъ ективных обстоятельств, учитывать всю гамму человеческих эмоций, факторов, которые ни в какую логику не укладываются (см. '.Демидов А.И., Федосеев АЛ. Основы политологии. М., 1995. С. 81--83).

Политология использует общенаучные категории, категории наук, находящихся на стыке с политологией. Кроме того, она имеет собственные категории, которые выражают наиболее существенные характеристики политической сферы (схема 4).

В современной политологии определились следующие направ ления в исследовании природы и сущности политической жизни:

1) социологическое направление, опирающееся на теоретико- методологическое осмысление природы и сущности политики, по литических явлений и процессов; 2) нормативно-институциональный подход, в основе которого находится анализ политических, конституционных норм и инсти тутов, партийных и избирательных систем, их сравнительный ана лиз; 3) эмпирико-аналитическое направление, основывающееся на анализе данных наблюдения и эксперимента, результатов конкретно-социологических исследований.

В настоящее время сложились национальные политологические школы (см.: Зарубин В.Г., Лебедев Л.К., Малявин С.Н. Введение в политологию. СПб., 1995. С. 26-28).

Ведущую роль в современной зарубежной политической науке занимает американская политология. На формирование американской политологической школы значительное влияние оказали тра диционные подходы и концепции, восходящие к политическим идеям Платона и Аристотеля, классическому конституционализму Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш. Монтескье и др. Американская полито логическая школа представлена следующими направлениями.

1. Теоретические проблемы политической науки (Р. Даль, Д. Истон и др.). Основное внимание уделяется вопросам полити ческой стабильности и модернизации, функционирования политических систем и режимов.

2. Сравнительные политологические исследования (Г. Алмонд, С. Верба, С. Липсет). Основное внимание уделяется эмпирически ми исследованиями, которые проводятся по единой программе одновременно в нескольких странах. Целью подобных исследова ний является изучение зависимости между экономикой, политикой и стабильностью, специфических особенностей политической куль туры, восприятия ценностей либерализма народами различных стран и культур.

3. Исследования в области международных проблем, развития цивилизаций и глобальных взаимозависимостей (3. Бжезинский, С. Хантингтон и др.). Отношения между Востоком и Западом, причины политических конфликтов, проблема посттоталитарного раз вития • основной круг тем, интересующих ученых этого направ ления.

4. Исследование динамики общественного мнения. Основное внимание уделяется определению предпочтений избирателей в ходе голосования, формированию имиджа политиков, политических институтов и политических решений, а также разработки методов и инструментария для проведения исследований.

Центральными для американской политологии традиционно ос таются проблемы политической власти. При этом исследуются: 1) конституционные основы и принципы политической власти (Конгресс, система президентства и административно-управлен ческого аппарата и т.п.); 2) политическая власть и политическое поведение (механизм функционирования общественного мнения, по ведения избирателей, деятельность политических партий).

В последнее время в американской политологии бурно развива ются такие новые направления, как теории политического управления, международной политики, политической модернизации, срав нительной политологии.

Американская школа политологии оказала существенное влия ние на политическую науку в Англии. В современном виде английская политология представляет новую отрасль гуманитарного знания, в которой все больше усиливается экономическая, социологическая, социально-психологическая направленность политических исследо ваний. При этом особое внимание уделяется анализу английской политической системы, института выборов, механизма политического давления на правительство и парламент со стороны различных фор мальных и неформальных групп, психологии политического поведе ния избирателей и др. Центральными проблемами современной анг лийской политологии являются: 1) теория конфликта; 2) теория со гласия; 3) теория плюралистической демократии.

В отличие от англо-американской политологии современная по литология в ФРГ носит преимущественно теоретико-философский характер и сочетается с политико-социологическими исследованиями. Немецкая школа политической науки включает следующие на правления:

1. Исследование философии политики, акцентирующее внима ние на применении методов психоанализа и возрождения философских традиций: неокантианства и веберовского ренессанса (Т. Адорно, Ю. Хабермас, Э. Фромм).

2. Анализ социальной природы тоталитаризма, его истоков, форм и проявлений ( X . Арендт, К. Поппер).

3. Изучение социальных конфликтов, специфики их проявления в сфере политических отношений и типологии (Р. Дарендорф).

Что касается Франции, то здесь политическая наука сравнительно молода. По существу, она оформилась как самостоятельная отрасль знаний только после Второй мировой войны. Для политической науки во Франции более характерными являются теорети ческие, государствоведческие аспекты, исследование политических процессов в рамках конституционного права. Исследователи выде ляют во французской политологической школе несколько направ лений:

1. Исследование классов, групп, включенных в политические от ношения (Л. Сэв, М. Фуко и др.).

2. Изучение сущности власти: взаимодействие субъектов и аген тов политического действия, рекрутирование правящих элит, соот ношение рациональных и иррациональных моментов политики (П. Бурдье, Ф. Буррико и др.).

3. Исследования стратегии политических партий и движений, политических кризисов, политической социализации различных групп, особенно молодежи.

4. Развитие прикладных отраслей политического знания: техно логии политики и политического маркетинга, направленных на оп тимизацию политических отношений и формирование определенной политической среды (Д. Давид, М. Бонгран и др.).

В России политология как наука и учебная дисциплина получила официальное признание и гражданство лишь в последние годы. В центре внимания исследователей находятся следующие проблемы: политическая жизнь и ее основные характеристики; теория власти и властных отношений; политические системы и режимы современности; политическая культура и политическая идеология; личность и политика; политическая модернизация общества; геополитика; международные политические отношения, политические аспекты глобальных проблем современности.

2. Методы и функции политологии

Политические явления и процессы познаются с помощью раз личных методов (греч. methodos - путь исследования). Методы - это средства анализа, способы проверки и оценки теории.

Основные типы методов и уровни методологии политических ис следований сложились постепенно в ходе исторического развития

политической мысли. Периодизация развития методологии полити ческой науки может быть представлена следующим образом:

1) классический период (до XIX в.), связанный преимущественно с дедуктивным, логико-философским и морально-аксеологическим подходами;

2) институциональный период ( XIX - начало XX в.) - на веду щие позиции выходят историко-сравнительный и нормативно-ин ституциональный методы;

3) бихевиористский (англ, behaviour поведение) период (20--70-е гг. XX в.), когда стали активно внедряться количествен ные методы;

4) в последней трети XX в. наступил новый, постбихевиорист ский этап, характеризующийся сочетанием “традиционных” и “новых” методов.

Споры о приоритетных подходах продолжаются до сих пор, ос новными течениями в рамках методологии политической науки по- прежнему являются “традиционалистское” (исповедующее качест венные методы классической и институциональной политологии) и “бихевиористское” (ратующее за приоритет “точных”, эмпиричес ких и количественных методов).

Институциональный метод связан со стремлением выявить определенные юридические нормы, проанализировать основные законы общества, начиная с конституции, и их смысл для существо вания и нормального развития общества. Большое влияние оказали здесь воззрения Ш. Монтескье, Дж. Локка, Э. Берка, Т. Джеффер сона и др.

В данном подходе основное внимание уделяется политическим институтам (парламенту и правительству, партиям и избиратель ным процедурам, механизмам разделения властей и конституцион ному устройству). Анализ строится, исходя из сложившихся и об щественно укорененных политических форм. Эти формы или инсти туты, с одной стороны, являются логическим продолжением и закреплением социальных отношений и норм, а с другой - призваны вносить в общество стабилизирующее начало.

Сравнительный (компаративный) метод известен со вре мен Аристотеля, Платона, Монтескье. Его особенность заключает ся в сопоставлении двух (или более) политических объектов. Сравнительный метод позволяет установить, в чем состоит их подобие, вычленить общие черты либо показать, по каким признакам они (политические объекты) различаются.

Любое сравнительное исследование включает следующие этапы: а) отбор и описание фактов; б) выявление и описание тож дества и различий; в) формирование взаимосвязей между элемен тами политического процесса и другими социальными явлениями в форме экспериментальных гипотез; г) последующая проверка гипо тез; д) “признание” некоторых основополагающих гипотез.

Сравнительный политический анализ позволяет: 1) разработать поддающуюся проверке систему знаний о политике; 2) дать оценку политическому опыту, институтам, поведению и процессам с точки зрения причинно-следственных связей; 3) прогнозировать события, тенденции и последствия.

Для того чтобы понять истинную сущность мира политического, необходимо изучать различные формы его проявления в различных странах и регионах, социально-экономических, общественно-исто рических ситуациях, у разных наций и народов и т.д. В этом контекс те в качестве объектов сравнительного анализа могут выступать не только политическая система во всей целостности, ее формы, типы и разновидности, но и ее конкретные составляющие, такие, как государственные институты, законодательные органы, партии и пар тийные системы, избирательные системы, механизмы политичес кой социализации и т.д. Современные компаративные политичес кие исследования охватывают десятки, а то и сотни сравниваемых объектов, проводятся с использованием как качественных подходов, так и новейших математических и кибернетических средств сбора и обработки информации. Например, в сравнительном проекте К. Джанды “Политические партии: транснациональный обзор” исследуется деятельность 158 партий из 53 стран в 50--70-е гг. В этом проекте выделены 111 переменных, которые сгруппированы в 12 кластеров, соответствующих основным характеристикам орга низации и деятельности политических партий (институционализа ция и государственный статус, социальный состав и база, характер и степень организованности, цели и ориентация и т.д.) (см.: Кулик А.Н. Сравнительный анализ в партологии: проект К- Джан ды//Полис. 1993. № 1).

Для современной сравнительной политологии характерен инте рес к таким явлениям как: групповые интересы, неокорпоративизм, политическое участие, рациональный выбор, этнические, религиоз ные, демографические факторы и их влияние на политику, процес сы модернизации, стабильность и нестабильность политических ре жимов, условия для возникновения демократии, влияние политики на общество и т.д. Существует несколько разновидностей сравни тельных исследований: кросснациональное сравнение ориентиро вано на сопоставление государств друг с другом; сравнительно ори ентированное описание отдельных случаев ( case studies ); бинарный анализ, основанный на сравнении двух (чаще всего похожих) стран; кросскультурные и кроссинституциональные сравнения нацелен ные соответственно на сопоставление национальных культур и ин ститутов. Сравнительная политология играет значительную роль в структуре политической науки.

Социологический метод представляет собой совокупность приемов и методов конкретных социологических исследований, на правленных на сбор и анализ фактов реальной политической жизни. Методы социологических исследований - опросы, анкетирование, эксперименты, статистический анализ, математическое моделиро вание позволяют собрать богатый фактический материал и на его основе изучить политические явлениями процессы. Их преиму щество заключается в том, что исследователь имеет дело с матери алом, который можно математически формализовать, проследить тенденцию и корреляцию. Немаловажно и то, что на основе социо логического материала возможно сделать политические прогнозы.

В современной политологии социологические методы получили большое распространение. На их основе сложилась прикладная по литология, ориентированная на практическое применение результатов исследования, которые в данном случае являются специфическим интеллектуальным товаром. Заказчиком такого рода исследований выступают центральные и местные власти, государствен ные учреждения, политические партии и т.д.

С помощью социологического метода можно выявить взаимо связь политики и других сфер жизни, раскрыть социальную природу власти, государства, права и т.д., определить социальную направ ленность принимаемых государством решений, установить, в инте ресах каких групп они осуществляются.

Антропологический метод, который исходит из природы че ловека, широко используется при анализе механизмов, институтов власти и социального контроля преимущественно вдоиндустриаль ных обществах, а также проблем адаптации и трансформации тра диционных механизмов контроля при переходе к современным по литическим системам. Этот метод дает ключ к изучению таких про блем, как связь типа человека (устойчивых черт его интеллекта, психики) и политики, влияние национального характера на полити ческое развитие, и наоборот.

Психологический метод ориентирован на изучение субъектив ных механизмов политического поведения, индивидуальных ка честв, черт характера, а также типичных механизмов психологичес ких мотиваций. В основание этого метода легли наиболее значи тельные идеи Аристотеля, Сенеки, Н. Макиавелли, Ж-Ж. Руссо, Т. Гоббса и др. о соотношении личности и власти, о природе чело века в политике, о воспитании гражданина, о том, каким надлежит быть правителю.

Одним из источников современного психологического подхода стали идеи психоанализа. По справедливому утверждению Г. Лассуэлла, автора знаменитой книги “Психопатология и политика”, “политология без биографии подобна таксидермии • науке о на бивании чучел”. Психоанализ выявляет скрытые бессознательные мотивы поступков политических деятелей и находит их в особеннос тях детского развития, в тех конфликтах, которые оставили в душе будущего политика шрамы психологических травм. На основе пси хоанализа возможно объяснение различных типов политического поведения (в частности, поведения толпы, авторитарного типа лич ности). Политический психоанализ необходим при изучении про цесса политической социализации, мотивов поведения лидера и малых групп.

Наибольшее распространение получило психоаналитическое исследование феномена политического лидерства, в рамках которо го выделяются два направления: психобиографическое и психоис торическое. С позиций психобиографии корни лидерства надо ис кать в сфере бессознательного личности, в особенностях детского и юношеского развития. Поэтому в рамках этого направления значительное внимание уделяется влиянию ранних периодов жизни (биографическим особенностям) на структуры бессознательного личности. Достаточно часто при этом подходе уделяется внимание роли компенсаторных механизмов (путям и способам компенсации низкой самооценки) и их влиянию на политическое поведение. Пси хобиографический подход нашел отражение в многочисленных ра ботах, среди которых: “Томас Вудро Вильсон, 28-й президент США. Психологическое исследование” 3. Фрейда и У. Буллита, “Психопатология и политика” Г. Лассуэлла, “Анатомия человечес кой деструктивности” Э. Фромма, “Революционная личность. Ленин. Троцкий. Ганди” В. Вильфенштейна и др. Психоисторию же в отличие от психобиографии, интересуют бессознательные меха низмы поведения личности в контексте социальных и политических событий, “точки пересечения” индивидуальных и социальных бес сознательных травм. Эта парадигма была сформулирована в 1957 г. У. Лангером, а свое дальнейшее развитие получила в трудах американского психолога Э. Эриксона о Лютере и Ганди, американского политолога Л. Пая и психоисторика Р. Лифтона о Мао Цзэдуне и др. Основы психоанализа политических режимов были заложены в работах Э. Фромма “Бегство от свободы” и В. Райха “Психология масс и фашизм”. Методологический подход к исследованию поли тического поведения был сформулирован 3. Фрейдом в работе “Массовая психология и анализ человеческого “Я”. Политический психоанализ помогает за обычными фактами политической жизни увидеть глубинные существенные причины их возникновения и развития.

Своеобразную революцию в политической науке совершил би хевиористский метод, возникший как альтернатива юридическо му методу, в рамках которого политическая жизнь анализировалась путем изучения государственно-правовых и политических институ тов, их формальной структуры, процедур их деятельности.

Применение бихевиористского метода в политологии основыва ется на убеждении, что политика как общественное явление имеет прежде всего индивидуальное измерение, и потому все групповые формы деятельности она стремится вывести именно из анализа по ведения индивидов, соединенных групповыми связями. Подход такого рода предполагает, что доминирующим мотивом участия в по литике является психологическая ориентация. Для бихевиористов политика - это вид социального поведения индивидов (групп), характеризующийся установками и мотивациями, связанными с учас тием во власти и властвовании. Бихевиоризм возник и активно развивался в политической науке в 30-50-е гг. Стали говорить даже о так называемой “бихевиорист ской” (поведенческой) революции в политологии, связанной преж де всего с применением новых эмпирических и количественных ме тодов, заимствованных из арсеналов психологии, социологии, эко номической науки, а также математики, кибернетики, географии и даже медицины. Бихевиоризм призван определить реальные причи ны и параметры политического поведения на массовом уровне! Ос новоположниками бихевиористского метода считаются американские политологи Ч. Мерриам и Г. Лассуэлл. “Единицей” полити ческого исследования, в рамках данного подхода, было признано на блюдаемое поведение индивидов и групп в различных политических ситуациях.

Основные принципы бихевиорального движения можно сформулировать следующим образом: 1) стремление к обнаружению элементов единообразия в политическом поведении, их обобщение и выражение в теориях и моделях, имеющих эвристическую и про гностическую ценность; 2) любые выводы должны соотноситься с эмпирическими фактами и строиться на их основе; 3)для получения данных необходимо использовать адекватные методы; 4) интерпре тация полученных данных и их оценка должны быть дифференциро ваны, их нельзя путать; 5) исследование должно носить системный характер, т.е. стремится раскрыть основные причинно-следствен ные связи, вое многообразие наблюдаемых структур; 6) политичес кая наука должна активно использовать результаты и данные других наук: психологии, антропологии, социологии и т.д.

Из психологии и медицины в политическую науку начали втор гаться тесты и лабораторные эксперименты, из социологии - анкетные опросы, интервью, наблюдения, из математики и статисти ки - регрессионный, корреляционный, факторный и другие виды анализа, а также математическое моделирование и методы теории игр. Впоследствии начали активно создавать информационные базы политических данных и экспериментальные системы “искусствен ного интеллекта” на основе электронно-вычислительной техники.

Значительный вклад бихевиоризм внес в изучение поведения электората, политического лидерства, процесса принятия решений. Особое место в методологии стали занимать методы изучения изби рательного процесса и электорального поведения. Распространение получают методы предвыборного зондажа общественного мне ния и техника панельных (повторяющихся) опросов избирателей.

Бихевиоризм сыграл заметную роль в становлении и развитии сравнительной и прикладной политологии. Именно в рамках бихе виоризма были выработаны основные методы прикладных полити ческих исследований:!) статистические исследования политичес кой активности , в частности исследования/, касающиеся выборов : 2) анкетные исследования и опросы ; 3) лабораторные эксперименты; 4) применение теории игр в изучении принятия политических решений. В то же самое время неоднократно высказывались кри тические замечания по поводу злоупотребления количественными методами анализа. Подчеркивалось, что увлеченность методами математического и статистического анализа в ущерб качественным снижает потенциал и результативность исследований.

В рамках постбихевиористского периода формируются и получа ют развитие такие типы политического исследования, как структур но-функциональный анализ и системный подход.

В структурно-функциональном анализе за единицу исследо вания здесь принимается “действие”, а общество представляется как совокупность сложных социальных систем действия (концепция Т. Парсонса, Р. Мертона). Каждый индивид в своем поведении ори ентирован на “общепринятые” образцы поведения. Нормы объ единены в институты, имеющие структуру и обладающие функция ми, направленными на достижение стабильности общества. Цель структурно-функционального анализа состоит в количественной оценке тех изменений, к которым данная система может приспособиться не в ущерб своим основным функциональным обязанностям. Этот метод целесообразен для анализа способов сохранения и регулирования системы, максимальный же его эффект проявляется в сравнительном исследовании политических систем. Структурно - функциональный анализ включает изучение функциональных зависимостей элементов политической системы: единства институтов власти, соответствия их действия (функционирования) потребностям политических субъектов; выявление того, как реализуется потребность в приспособлении системы к изменяющейся среде и т.д.

Бихевиористский метод не позволял представить мир политики целостно, не был способен выявить взаимосвязи различных его элементов. Поэтому в 50 - 60-х гг. возникла потребность в системном подходе, который рассматривает политическую сферу об щества как определенную целостность, состоящую из совокупности элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом и внешней средой. С помощью системного подхода удается четко оп ределить место политики в развитии общества, ее важнейшие функции, возможности при осуществлении преобразований. Основатель системного подхода в политологии - Д. Истон (США) отмечал: “Что поддерживает систему в рабочем состоянии, так это входящие факторы различного характера. Они могут быть преобра зованы посредством внутренних процессов самой системы в выходящие факторы, а последние, в свою очередь, имеют последствия как для системы, так и для окружающей систему среды” ( Easton D . An Approach to the Analysis of Political Systems // Political System and Change . Princeton, N. J., 1986. P .24).

В основе метода экспертных оценок лежит проведение экс пертных оценок специалистами в той области политической деятельности, по поводу которой ведется экспертиза. Опыт показывает, что наиболее эффективным является применение метода экспертных оценок для решения широкого круга неформализуемых проблем политической жизни выработки управленческого ре шения, оценки политической ситуации, прогноза политического развития и т.д. Понятно, что особое значение для данного метода имеет подбор экспертной группы.

Коммуникативный метод позволяет разработать кибернети ческую модель политического процесса, рассматривая политичес кие структуры как коммуникативные единицы, единицы общения. Политические взаимодействия рассматриваются как информацион ные потоки, главный из которых - политическое решение и реакция на него агентов политики. Последние должны быть адекватны поставленной в решении цели, что возможно при учете всех информационных потоков, исходящих от людей.

Метод политического моделирования состоит в исследовании политических процессов и явлений путем разработки и изуче ния их моделей. Возможны различные классификации моделей. На пример, по назначению выделяют измерительные, описательные, объяснительные, критериальные и предсказательные модели.

Потребность в методе моделирования возникает тогда, когда анализ реального политического явления невозможен или затруднителен, слишком дорого стоит или требует много времени. Модель здесь выступает аналогом реального политического объекта. Моделированию подлежат: какой-либо механизм политической системы (например, механизм реализации политической "власти) или же процесс (предположим, процесс принятия решений), либо отдель ный фрагмент функционирования системы (управление ею), инсти туты, их элементы или объединения (государство, политический режим), взаимодействие с другими политическими системами (международные отношения) и т.п.

Моделирование политических процессов может осуществляться не только на основании уже известных, эмпирически проверенных данных, но и на основании гипотез. Моделирование гипотез и про ведение вычислительных экспериментов с полученными моделями позволяет, с одной стороны, проверить гипотезы на непротиворечивость, с другой - выявить чувствительные и важные параметры модели, те признаки и связи, изменения которых оказывают наибо лее существенное влияние на выходные параметры модели.

Некоторые политические процессы - такие, как принятие решений на выборах или распределение голосов избирателей, могут быть определены полностью в математических терминах. “Математические модели помогают политологам ... изучать особенности политических процессов... Во многих случаях возможна и компьютерная имитация политического процесса. Используя математические средства, политолог оказывается в состоянии взять на вооружение многие из методов, разработанных в логике, статистике, физике, экономике и других отраслях знаний, и применить их к изучению политического поведения” (Мангейм Дж.Б., Рич Р.К. Политология. Методы исследования. М., 191Э7.С.468).

Сегодня в связи с совершенствованием ЭВМ и программных средств моделирование политических макро- и микропроцессов \ стало одним из перспективных направлений в развитии методоло гии политической науки, которое в свою очередь имеет множество собственных разветвлений. Одно лишь системное моделирование политики охватывает и динамические, и стохастические модели по литической жизни, активно применяемые для анализа циклически повторяющихся избирательных процессов и кампаний, а также для прогнозирования результатов выборов в парламент.

Политология, как и любая наука, выполняет ряд функций в об ществе научно-познавательного, методологического и прикладного характера.

Во-первых, это гносеологическая, познавательная функция, суть которой состоит в наиболее полном и конкретном познании по литической реальности, раскрытии присущих ей объективных свя зей, основных тенденций и противоречий.

Во-вторых, политология, изучая объективные закономер ности, тенденции и противоречия политической системы, пробле мы, связанные с преобразованием политической действительности, анализируя пути и средства целенаправленного воздействия на по литические процессы, выполняет функцию рационализации поли тической жизни. Она обосновывает необходимость создания одних и ликвидации других политических институтов, разрабатывает оптимальные модели и политические структуры управления, прогно зирует развитие политических процессов. Тем самым политология создает теоретическую основу политического строительства, поли тических реформ.

В-третьих, политология выполняет функцию политической социализации, формирования гражданственности, политической культуры населения. Знание научных основ политики позволяет правильно оценить соотношение общечеловеческих, государствен ных, групповых и личных интересов, выработать отношение к су ществующим политическим структурам, партиям, определенную линию политического поведения.

В-четвертых, это прогностическая функция. Политология способна дать: 1) долговременный прогноз о диапазоне возможнос тей политического развития той или иной страны на данном историческом этапе; 2) представить альтернативные сценарии будущих процессов, связанных с каждым из выбираемых вариантов Крупно масштабного политического действия; 3) рассчитать вероятност ные потери по каждому из альтернативных вариантов, включая по бочные эффекты. Но наиболее часто политологи дают кратковременные прогнозы развития политической ситуации в стране или регионе, перспектив и возможностей тех или иных политических ли деров, партий и т.д.

Разумеется, между этими функциями существует тесная взаимо связь. Понятно, что свою социальную роль политология может выполнять на основе определенной совокупности знаний. Причем, чем выше степень познания, чем конкретнее полученные знания, тем эффективнее она реализует свои социальные задачи. Вместе с тем состояние, уровень научного знания во многом зависят от практики, которая, предъявляя социальные требования к теории, дает ей им пульс для дальнейшего развития. Если же политические знания останутся социально невостребованными, то теория может превра титься в схоластику. Кроме того, нужно учитывать, что далеко не во всем и не всегда наука о политике в состоянии отразить все богатство и динамику политических отношений и процессов. Практическая политика требует не только научных знаний, но и искусства по литического руководства, политического опыта, интуиции.

3. Политология в системе профессиональной подготовки специалиста

Высшее образование, являясь важной составной частью общего социокультурного процесса, включено в широкий контекст жизни, общества.

Классическая профессионально ориентированная модель подго товки специалиста была направлена на овладение необходимой суммой знаний, умений и навыков, связана с трансляцией устойчи вого, постоянно воспроизводимого содержания. И в случае ста бильных технологий специалисты, подготовленные по этой модели, вполне удовлетворяли потребителей.

На пороге XXI в. содержание знаний и условия их функциониро вания стремительно меняются. В соответствии с этим высшее об разование должно давать студенту не только сумму базовых знаний, не только набор полезных и необходимых навыков труда, но и уме ние воспринимать и осваивать новые знания, новые виды и формы трудовой деятельности, новые приемы организации и управления, политические, эстетические ценности.

Это порождает необходимость перехода к социально и культурно ориентированной модели подготовки специалиста, предусматри вающей не только высокую профессиональную компетентность, но и интеллектуальное, эстетическое и нравственное развитие личности, повышение уровня образованности и культуры будущего специ алиста как важного условия для его профессионального самоопре деления в последующей трудовой деятельности.

Важнейшими составляющими социально и культурно ориентированной модели подготовки специалиста являются: формирование и развитие коммуникационных способностей и навыков, системное ти взглядов на мир и место в нем человека, формирование граждан ской позиции и осознания профессиональной ответственности за принятие решений.

Для создания такой модели необходима гуманитаризация обра зования, которая связана не только с тем, что возрастает доля гу манитарных знаний в подготовке специалиста, но и с созданием условий для раскрытия духовных устремлений студентов, их творчес ких способностей.

Необходимость гуманитаризации высшего образования вызвана в частности и тем, что значительному числу выпускников вузов при ходится заниматься не только профессиональной, но и управлен ческой деятельностью. Это требует от них глубоких знаний в облас ти политологии.

Политология, объясняя политические процессы и раскрывая за кономерности функционирования и развития политических систем, государственных институтов и общественно-политических органи заций, способствует осознанию членами общества • руководите лями и рядовыми гражданами - общественных потребностей и ин тересов, пониманию проблем, подлежащих решению, которые за элементарными повседневными нуждами утрачивают отчетливые очертания или вовсе теряются.

На уровень и характер преподавания политологии оказывают существенное влияние неоднозначные процессы, происходящие в российском обществе. В последние годы кризис общественного со знания развивается по формуле: от конформизма к плюрализму и от него к тотальному негативизму. В обществе с размытыми ду ховными ориентирами утрачивается доверие к рациональной со циальной мысли, к способности разума критически воспринимать те или иные ценности, традиции, взгляды, обостряется кризис по литической социализации молодежи: воздействие политической культуры на личность через традиции, опыт предшествующих поколений становится все более сложным. Кроме того, в переходном обществе с характерной для него социоструктурной и еще более радикальной социокультурной маргинализацией действует меха низм негативной мобилизации. Достаточно интенсивно проявляют себя и различные формы электорального негативизма в студенческой среде. Все указанные факторы накладывают свой отпечаток на пре подавание политологии.

Переходные периоды всегда связаны с усложнением обществен ной жизни, динамичностью, изменчивостью ситуации, возрастани ем неустойчивости.

Российское общество находится в процессе ломки, изживания, вытеснения, крушения ранее сложившихся институтов, норм, цен ностей и идеалов, в обстановке формирования новых учреждений, правовых установлений, миропонимания, ценностных ориентации. Часть общества находится в плену прежних представлений, привы чек, поведенческих стереотипов, другая же часть сравнительно бы стро адаптируется к новым условиям, открыта новым воззрениям, ориентируется на иной, чем прежде, образ жизни. Также следует принимать во внимание, что сегодня в России ни одна из систем ми ровоззренческих, политических, нравственных взглядов не имеет бесспорного признания, долговременной устойчивости.

Основная цель преподавания политологии в современных усло виях заключается не только в передаче определенной суммы знаний о политике, но и в выработке у студентов умений и навыков отста ивать и защищать свои права, реализовывать личные и групповые интересы через представительные политические институты, терпимо относиться к инакомыслию, находить компромиссы и достигать согласия по ключевым вопросам.

Изучение политологии развивает способности к элементарному рационально-критическому осмыслению политики, позволяет сту дентам овладеть техникой и методикой организации митингов, из бирательных кампаний, составления петиций, ведения политических дискуссий и переговоров, способствует развитию навыков самовыражения и аргументации. Это крайне необходимо в условиях укорененности в массовом сознании популистского образа мира, для которого характерны упрощенное объяснение событий, плос кое видение реальности, радикализм и непримиримость. В этой связи уместны слова французского политолога Ф. Бро: “В полити ке, где худшие страсти могут внезапно превратить людей в фанати-

ков, замутить предрассудками их сознание, задача политической науки - вносить холодный, трезвый, демифологизирующий, объ ективный взгляд” (Бро Ф. Политическая наука // Политология вчера и сегодня. М., 1990. С. 237).

Можно ли говорить о гражданственности человека, если он не знает Конституцию своей страны, права человека и гражданина, полномочия и функции различных государственных органов?

Может ли гражданин сделать осознанный выбор, если он не раз бирается в предвыборных программах и лозунгах, в облике полити ческих партий и движений, личных качествах политических деяте лей?

Можно ли вообще быть гражданином без уважения к закону, без развитого правосознания, ориентации на образцы правомерного поведения?

Изучение политологии позволяет приобщиться к таким важным компонентам гражданской культуры, как:

научные представления об отношениях между гражданами, гражданином и обществом;

оправдавшие себя в гражданских отношениях способы деятельности, практические умения, модели гражданского поведения, одобряемые обществом; гражданские ценностные ориентации и, прежде всего, ценности, представляемые в Конституции Российской Федерации, включая отношение к человеку, его правам и свободам как высшей ценности, гражданский мир и согласие, государственное единство, любовь и уважение к Отечеству, вера в добро и справедливость и др.; опыт самостоятельного решения многообразных проблем, возникающих в частной и публичной жизни гражданина как субъ екта гражданского общества.

Все это будет способствовать формированию гражданской пози ции будущего специалиста, его самореализации в условиях возрос шей свободы экономического, политического, мировоззренческого выбора.

Возникает вопрос: только ли студенчеству необходимо полити ческое образование? Проблема ликвидации политической безгра мотности сегодня стоит достаточно остро, от ее решения зависит, будут ли в нашем обществе доминировать законопослушные, ло яльные граждане, умеющие отстаивать свои права и защищать интересы в правовой форме или верх возьмет стихия “пугачевщины”? Чтобы человек мог совершить свой выбор осознанно, его надо научить анализу всего спектра альтернатив, возможностей и последствий. Только так можно избежать шараханий общества из одной политической крайности в другую.

Долгие годы вульгарного толкования политической теории, под мена ее политической мифологией обернулись сегодня для общества политическим суеверием и нигилизмом. Без твердых социальных и духовных основ демократия остается либо мифом, либо неустой чивым политическим режимом, легко заменяемым той или иной формой диктатуры. Демократию нельзя ввести декретом, демокра тии надо учиться.

Политическое образование один из способов современной социализации личности и формирования политической культуры, приобщения к демократическим ценностям.

Николай Бердяев в статье “Свободный народ” (1917) отмечал: “...Задача воспитания и просвещения массы русского народа есть основная задача, поставленная превращением России в демократи ческое государство. Демократия может быть лишь особого рода культурой человеческого духа, или она будет худшим из рабств, худ шей из деспотий”.

Выводы

1. В отличие от других областей политического знания полито логия как наука комплексная имеет цель проникнуть в сущность по литики как общественного явления, выявить на макро- и микроу ровне ее структурные элементы, внутренние и внешние связи и от ношения, определить основные тенденции и закономерности, дей ствующие в различных политических системах, выработать объек тивные критерии социального измерения политики.

2. При изучении политических явлений и процессов политология использует следующие методы познания: сравнительный, социоло гический, психологический, антропологический, бихевиористский, структурно-функциональный, системный, метод экспертных оценок, моделирование политических процессов, метод политической коммуникации и др.

3. Изучение политологии развивает способность к элементарному рационально-критическому осмыслению политики, позволяет студентам овладеть техникой и методикой организации митингов, избирательных кампаний, составления петиций, ведения полити ческих дискуссий и переговоров, способствует развитию навыков самовыражения и аргументации.

Основные понятия: политика, политология, теоретическая политология, прикладная политология, сравнительная политология, методы политологии, функции политологии.

Глава 2 ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ ПОЛИТОЛОГИИ

Политическая мысль классической древности и средневековья

Первые элементы рационалистической рефлексии о природе по литики возникают в I тыс. до н.э. в древних культурах Индии, Китая, Греции в эпоху экономического и культурного переворота, трансформировавшего традиционные креационистские мифы, объясняв шие божественное происхождение государства и царской власти и их место в мироздании. Уже в мифах Древнего Востока (Египет, Месопотамия) “вечная царская власть”, дарованная богами людям при сотворении мира, представлена как гарант справедливости и порядка, являющихся отражением вечной божественной справед ливости (в древнеегипетских мифах вечная справедливость “маат” одновременно ассоциировалась и с образом справедливого суда). Культурам древневосточных деспотий, представлявших самую раннюю форму перехода от первобытной общины к цивили зации, свойственен глубокий консерватизм и традиционализм. От сутствию твердых сословных граней соответствовал мировоззрен ческий униформизм, предполагавший единство взглядов правите лей и управляемых. В идеологии древнейших традиционных об ществ преобладают глубокий пессимизм в восприятии окружающей действительности, негативное отношение к самой возможности со циальных изменений, пассивность, превращающая человека в пленника ритуала, закреплявшего существующий порядок вещей.

На протяжении тысячелетий любые попытки осуществления ре форм проводились под флагом реставрации “древней справедли вости”. В ранних памятниках литературной письменности подобная социальная и идеологическая ситуация нашла выражение в диамет рально противоположных мотивах - в нравоучениях, прославля ющих “благонравную жизнь” и в “нигилистической альтернативе”, отвергающей любые традиционные ценности и институты. Своеоб разным синтезом этих жанров становится оформившаяся в Древ нем Египте эсхатологическая литература (например, “Речение Ипусера”, “Пророчество Неферти”), создатели которой мрачно пророчествовали о наступлении эры всеобщего краха государства, переворота вверх дном всех социальных отношений.

Вступление цивилизаций Средиземноморья в I тыс. до н.э. в пе риод “осевого времени” (К. Ясперс) было обусловлено экономи ческой и социальной трансформацией, вызванной распространени ем железных орудий. Новая городская цивилизация, развитие то варно-денежного обмена, быстрый процесс имущественной и соци альной дифференциации способствуют возникновению не только новых типов религии (буддизма, зороастризма, а позднее и христианства), но и зарождению философии и науки. Наивысшее развитие эта тенденция получила в Древней Греции, ставшей родиной не только рационалистической политической теории, но в известном смысле и политической науки.

Основной непосредственной причиной, позволяющей объяс нить, почему возникшие в рамках философии приемы научного ана лиза стали применяться в социальной области, является уникаль ный характер созданной греками в VIII -- VII вв. до н.э. политичес кой организации демократического полиса. Главное отличие полиса от всех предшествовавших типов государства состояло в том, что гражданский коллектив, формирующий народное собра ние, совещательные и судебные органы, побуждал практически всех свободных членов общества к активному участию в них, а следовательно, и в политической жизни. Ее до сих пор поражающий воображение динамизм охватывал не только внутригосударственные, но и внешние отношения, поскольку Древняя Греция представляла собой пестрый мир городов-государств с различным устройством, активно взаимодействующих друг с другом и с соседними “варварскими” народами.

Обсуждение законопроектов в народном собрании, требовавшее всесторонней аргументации, стимулировало развитие ораторского искусства. В период наивысшего расцвета полиса ( V -- IV в.в. до н. э.) в Афинах и других городах Греции возникли многочисленные школы риторики, в которых граждане могли обучиться основным приемам политического искусства. Первыми стали обучать принци пам профессиональной политики “платные учителя мудрости” софисты (Протагор, Продик, Горгий, Гиппий и др.). В век софис тов, нередко называемый периодом греческого просвещения, появляются многие идеи, из которых возникли различные направления политической теории не только поздней античности, но и средневе ковья и Нового времени. Рационалистической критике были подвергнуты как традиционные, освященные преданием, обычаи, так и установленные законы. Гиппий из Элиды путем сравнительного анализа греческих и “варварских” установлений пришел к выводу, что статуса универсальных заслуживают только два обычая - почитание богов и родственные связи.

Требованиям традиционного обычая софисты противопоставили “веления природы”, причем природа рассматривалась ими в качестве критического принципа, определяющего независимую интел лектуальную позицию индивида в отношении любых предписаний и установлений. Опираясь на этот принцип, Антифонт, Алкидамант, Ликофрон • - представители младшего поколения софистов отри цали существование “по природе” каких-либо различий между варварами и греками, свободными и рабами, знатными и простолюди нами. Софист Фразимах отрицал саму возможность возникновения в государстве, раздираемом борьбой богатых и бедных, общей для всех справедливости, определяя ее как “чужое благо, устраивающее сильнейшего” (Платон. Государство. I , 343 с.). И справедливость, и законы, и религиозные верования не являются раз и навсегда данными, но представляют собой следствие некоего соглашения, условия которого могут изменяться в различные времена в разных государствах.

Представления о том, что государственность возникла в ходе ис торического процесса и является продуктом “общественного дого вора”, а различные законы могут быть усовершенствованы, содер жало в себе концепцию исторического прогресса.

Софистические идеи были направлены против традиционных идеологических ценностей античного полиса и не могли не встре тить решительного противодействия со стороны представителей консервативного направления политической мысли. Именно в ре зультате этого конфликта радикальных и консервативных идей в ко-

нечном итоге и были сформулированы многие понятия и представ ления о политике, лежащие в основе многих современных полити ческих учений.

Крупнейшими представителями консервативной политической теории в Древней Греции были Платон и Аристотель. В споре с со фистами Платон развивал идеи своего учителя Сократа (469- 399 до н.э.). Сократ рассматривал справедливость, добродетель и знание как абсолютные божественные истины, способные дать на дежный ориентир и в политике. Демократической трактовке софис тами политики как сферы, в которой компетентным может быть любой рядовой гражданин полиса, Сократ противопоставил осно ванное на “истинном знании” “царское искусство” государствен ного управления, присущее исключительно “мудрым пастырям”. К Сократу восходит и ставшее традиционным в политических теориях средневековья и Нового времени противопоставление правильных государственных форм неправильным (монархия - тирания, арис тократия - олигархия, демократия - охлократия, т.е. разнуздан ная власть толпы, не связанная никаким законом).

Принимая это разделение, Платон (427--347 до н.э.) в диалоге “Государство” рассматривает как единственно правильное, истин ное государственное устройство аристократию, которая основана на четырех добродетелях - мудрости, мужестве, благоразумии и спра ведливости и реализуется на практике только при условии правления философов. Платона, правда, занимает не столько вопрос, возможно ли существование такого государства на земле, сколько выявление самих идеальных принципов, на которых должно основываться и го сударство, и управление. Такой подход к политике с позиции долж ного в конечном итоге приводит к созданию грандиозной политичес кой утопии, образ которой предопределил целое направление политической мысли, существующее и в наши дни.

Опровергая софистическую теорию общественного договора, Платон стремится доказать, что государство возникло с целью вза имного удовлетворения различных потребностей людей, возможного только в “совместном поселении”, полисе. Описывая эти по требности, он воспроизводит многообразную структуру обществен ного производства с целью выявить принцип разделения труда и специализации различных видов деятельности, политики в том числе. Отождествляемая с государственным управлением политика

является достоянием только философов и частично воинов, объеди ненных в корпорацию стражей, противопоставленную “третьему сословию”, т.е. основной массе производителей.

Большая часть диалога посвящена проблеме воспитания прави телей, определяемого принципами гомогенного абсолютного ра венства, совместной жизни, в рамках которой нет места частной собственности, разделению полов и индивидуальной семье.

Проведение на практике этих принципов, по мысли Платона, должно было способствовать реализации в сфере политики идеи блага - ключевого понятия всей платоновской философии. Реаль ное положение дел в греческих государствах убеждало философа в неизбежности извращения любого государственного устройства, основанного на идеальных принципах.

Описывая такой процесс предполагаемой деградации идеальной аристократии в тимократию (власть честолюбцев) и далее в олигархию, демократию и, наконец, в тиранию, Платон дал замечательно яркие характеристики различных реальных типов государства, ко торые легли в основу политического учения Аристотеля (384- 322 до н.э.)

В аристотелевской философии политике отводится особое место. Развитие всех вещей в природе осуществляется как реали зация их “изначальной потенции”, или цели, как движение от пер вичного к завершенному состоянию. Соответственно конечной целью развития человека как природного существа является дости жение самодовлеющего существования (автаркии), возможного только в государстве. Таким образом, для Аристотеля понятия “природный” и “политический” совпадают в сфере общественных отношений.

Человеку как “политическому существу” свойственно безотчетное стремление к совместной жизни, реализуемое через ряд ступе ней “естественного развития”, т.е. через организацию в семью, в селение вплоть до государственного сообщества.

Жизнь в государстве является высшим благом. Соответственно ' политика является высшей наукой по отношению к другим наукам и определяет при помощи законов, “какие поступки следует совер шать и от каких воздерживаться” (Аристотель. Никомахова этика. 1.1,1 094а 19). Политика обретает истинную ценность только

тогда, когда в ней теоретическое умозрение объединяется с практи кой, направляя таким образом внешние действия людей.

В “Политике” • - своем основном произведении, посвященном анализу этой высшей формы знания, Аристотель разрабатывает приемы исследования не только государства, его структуры, но и политических процессов, предвосхищая принципы аргументации и исследовательские методы современной политической науки. Одним из таких методов является заимствованный из биологии метод расчленения государственного организма на составные эле менты с последующим их изучением. Рассматривая в первой книге последовательно структуру семьи, отношения господина и раба (господства и подчинения), Аристотель в дальнейшем неоднократно использует тот же метод для анализа полисных конституций во всем их многообразии.

Известно, что философ и его ученики собрали и описали 158 греческих и “варварских” конституций. В сравнительном их анализе в “Политике” была заложена основа современной полити ческой компаративистики.

Принимая сократовско-платоновскую схему разделения госу дарственных устройств на правильные и неправильные, Аристотель дополнил ее анализом всех многообразных форм демократии и оли гархии, подробно исследовал причины “патологических измене ний”, приводящих к политическим переворотам и потрясениям.

Аристотель первым сформулировал идеи о зависимости полити ческого устройства от размеров территории, численности населе ния и характера граждан, о предпочтительности такого устройства, в котором “наилучшим образом смешаны все начала” (табл. 1).

Будучи, как и его учитель Платон, сторонником правления арис тократии, он вместе с тем считал необходимым “иметь в виду не только наилучший вид государственного устройства, но и возмож ный при данных обстоятельствах, и такой, который всего легче может быть осуществлен во всех государствах” (Политика. IV . 1, 3). Такое устройство Аристотель называет средним, “смешанным”, или политией. В ней наиболее удачно сочетаются основные элемен ты демократии и олигархии.

Для античности, как, впрочем, и для других периодов истории, характерна та особенность, что наиболее важные в теоретическом отношении политические идеи появляются в период кризиса и ломки традиционной государственности или как попытка ее “кри тического преодоления” (ниспровержения) или в форме реставра ции приходящих в упадок ценностей и норм. Политическая филосо фия Платона и Аристотеля отмечена стремлением к реставрации! полисных форм.

Эти же черты свойственны в период кризиса Римской республи ки политической философии Цицерона (106-43 до н.э.) - выда ющегося римского идеолога, защитника римских институтов и по литических нравов.

Политическое учение Цицерона основывается на двух идеях: а) справедливость осуществляется в государстве путем принятия наилучшей конституции; б) законы ничто без людей, которые могут заставить эти законы уважать. Он исходит из убеждения, что 1 политика при всех своих противоречиях является результатом “ра зумной установки”, существующей вне сиюминутных человеческих | устремлений в виде “непосредственного разума”, позволяющего людям действовать в соответствии со справедливостью. Развивая I идеи греческих стоиков, Цицерон в сочинении “О Законах” отме чал, что “по истине существует только одно право, которое связы вает воедино человеческое сообщество и устанавливает единый | закон”.

Наилучшим является государство со смешанной конституцией, соединяющей царскую, аристократическую и народную разновидности власти. Воплощение этой конституции Цицерон видел в римских ин ститутах, соответственно, во власти консулов, сената и народного собрания. Отклонение от нравов предков несет угрозу тирании. Предотвратить ее может только сохранение духа законов, гарантирующих органическое равновесие между народной свободой, пол номочиями магистратов и влиянием состоятельных людей. Высшим гарантом такого равновесия должен стать прйнцепс главное лицо в государстве, примиряющее конфликтующие интересы.

Реальность оказалась, однако, иной. Выдвижение на римскую политическую авансцену “сильных личностей” способствовало окончательному упадку республиканских институтов. “Спаситель отечества” - Октавиан-Август, объявленный принцепсом, создал основу для нового периода римской государственности, периода им перии.

Одна из особенностей политического устройства римской импе рии заключалась в том, что она, будучи абсолютистским по харак теру правлением, номинально базировалась на определенных правовых и политико-теоретических принципах. Если не на практике, то в сфере идеологии сохраняла силу идея, согласно которой императорская власть основана на добровольном согласии подданных, которые считались римскими гражданами. Хотя само право все больше становилось правом повиноваться распоряжениям прави теля, тем не менее формула “что постановил прйнцепс, имеет силу закона” вытекала из представления, согласно которому правитель получил власть для того, чтобы творить закон, воплощающий в себе деятельность законодательных органов.

Эта традиция на протяжении нескольких веков закреплялась и оформлялась в трудах римских юристов и не претерпела (с точки зрения политической теории) значительных изменений и после при знания христианства в качестве официальной религии.

Подтверждением этого может считаться политическая филосо фия Августина (354--430), а в средние века - эпоху господства христианского учения - идеи Фомы Аквинского.

Необходимость государственной власти обосновывается Авгус тином в рамках оригинальной философско-исторической концеп ции, выявляющей целенаправленное развитие человечества от гре хопадения до страшного суда. Совершив грехопадение, люди стали несовершенными, что породило необходимость в контроле. Иначе t ot , кто способен к добру, в раздираемом анархией мире не сможет использовать данный ему Богом шанс. Поэтому власть необходима, чтобы обеспечить порядок и преобладание справедливости. По этой причине следует поддерживать и защищать государство. Хотя государство и является результатом изначальной порочнос ти человека и принадлежит миру зла, оно существует для сохране ния порядка и тем самым для достижения благой жизни в будущем.

В трактате “О граде божием” светская власть и ее институт! отождествляются часто с “земным градом”, который противопо ставляется “граду божьему”, т.е. церкви и ее организации. Обосно вав при помощи разносторонней аргументации идею превосходства божьего града над земным, Августин оказал огромное влияние на политических мыслителей средневековья и Нового времени, дока зывавших в теории превосходство духовной власти над светской. I Восприняв августиновское учение, церковь объявила себя земной частью божьего града, охотно выставляя себя в качестве верховного арбитра земных интересов.

Церковь не настаивала ни на том, что государство не имеет соб ственной сферы деятельности, ни на том, что она должна непосред ственно контролировать ход политических дел. Напротив, ее аргументация сводилась к тому, что духовная сфера существует и она выходит за пределы компетенции государства. Если государство переходит эти пределы, церковь должна этому воспрепятствовать всеми имеющимися в ее распоряжении средствами.

Такая позиция, конечно, была весьма шаткой. Еще до Реформа ции идеологи церкви неоднократно обсуждали вопрос, нужно ли восставать против государства, если оно препятствует достижению моральных целей и своими действиями провоцирует анархию. По лучают ли правители власть непосредственно от Бога или при посредстве церкви? Церковь утверждала, что данное свыше нравственное превосходство дает ей и право контроля над использованием государственной власти. Светская власть могла заявлять в ответ, что независимость основания ведет и к независимости авторитета.

Оригинальное решение этой дилеммы мы находим в политичес кой философии Фомы Аквинского (1227- -1274), осуществившего синтез аристотелевского учения о государстве с христианским взглядом на жизнь и предназначение человека.

Для Аквината государство является не продуктом греха, но ско рее результатом общественной природы человека. Аристотелев скую концепцию благой жизни в автаркическом полисе он рассматривает в понятиях жизни христианской и видит высшую цель госу дарства в приближении спасения. Таким образом, оказывается возможным поддерживать церковные требования без того, чтобы сво дить роль государства к некоей негативной власти, призванной только воспрепятствовать тому, чтобы человеческие вожделения не довели общество до анархии.

Но что является еще более важным, Фома Аквинский создал концепцию государства как органа положительного благосостоя ния, миссией которого является служба обществу. Такой переворот в представлении о роли государства мог быть осуществлен только в рамках томистской концепции человека как существа, наделенно го общественными потенциями, которые нуждаются в реализации. Эта концепция шла вразрез с традиционной средневековой идеей, согласно которой жизненно важно ограничить деятельность людей, не давая им права самим решать свою судьбу в силу их приверженности греховному миру зла.

В политической философии Фомы сформулирована также ори гинальная теория закона, дающая правителю широкий простор для реализации светских принципов. Закон - это веление разума, ко торый должен быть направлен на общественное благо. Правитель (или правители), будучи ответственным(и) за благосостояние общества, также является(ются) провозвестником(ами) блага.

Таким образом, закон, хотя и ведет происхождение от универсальных принципов справедливости, в плане своей действенности зависит от того, в какой мере он усиливается и проводится в жизнь правитель ством в каждой отдельной стране. Закон содержит в себе элемент воли, выразителями которой являются и сам разум, и правитель.

Разделяя вслед за Аристотелем формы правления на монархию, аристократию и демократию, Фома Аквинский, вполне естественно, рассматривал первую как наилучшую из всех, полагая, что она в наибольшей степени воплощает единство цели и воли по сравнению с другими формами и поэтому лучше всего может служить задаче сохранения единства общества. К этому аргументу в Новое время будут обращаться все теоретики монархии.

Примечательной чертой политической теории Фомы является разработка им концепции “государства всеобщего благоденствия”. Философ совершенно отчетливо видел, что функции государства не ограничиваются исключительно охраной формального порядка. Го сударство должно взять на себя заботу об экономической сфере общественной жизни. Оно должно контролировать торговлю, препятствовать получению несправедливых и чрезмерных доходов и, за щищая справедливые цены и плату за труд, способствовать увели чению богатства своего народа.

Возможно, Фома Аквинский является первым теоретиком соци ального законодательства как основной функции государства. Он настаивает на необходимости того, чтобы король считал своим дол гом обеспечение государства звонкой монетой и контроль над сис темой мер и весов.

Значение политической теории Фомы заключается прежде всего в том, что, оставаясь на типично средневековой точке зрения по во просу о различных функциях и целях государства и церкви, он с осо бой силой защищал идею предела государственного вмешательст ва, отвергал претензию законодателей преобразовывать все и вся исключительно при помощи законодательных предписаний, уста навливая контроль над духовной и частной жизнью людей. Тем самым было высказано предостережение против иллюзий, овладевших умами политических теоретиков последующих эпох, когда ду ховная монополия церкви была подорвана, а ее организационная мощь сломлена в процессе роста крупных национальных государств в Западной Европе.

2. Политические теории Нового времени.

В период формирования национальных государств перед поли тической теорией встали совершенно новые задачи. В культурно- историческом плане новые проблемы были предопределены Возрождением и Реформацией. Гуманистический идеал самодовлею щей личности в области политической мысли выражается в реши тельном разрыве со средневековой традицией, в поиске новых принципов обоснования государственной власти и деятельности правителя. Ярким подтверждением этих ориентации является твор чество Н. Макиавелли (1469- -1527), до сих пор вызывающее мно жество споров и интерпретаций.

Макиавелли часто называют основателем реалистического на правления в политической теории, создавшим концептуальную базу-, прагматического подхода к политике. Проблема интерпретации основного произведения итальянского мыслителя “Государь” (1520- -1525) далеко не так однозначна, как это часто представля лось. По справедливому замечанию Дж. Сартори, “со времени Макиавелли реалистический подход к политике был тщательно скрыт за двумя линиями истолкования, по необходимости совершенно отчетливо дифференцированными: а) в том значении, что полити ка - это только политика и ни что другое; или же б) предпола галось, что политический реализм воплощается преимущественно в специфическом типе политики и политического поведения, назы ваемых чистой политикой”.

Объявленный сторонником чистой политики, Макиавелли рас сматривается в литературе как мыслитель, отделивший политику от этики и религии, как защитник принципа “цель оправдывает средства”. Такого рода определения являются справедливыми лишь отчасти. Речь должна идти прежде всего о совершенно новом, не сре дневековом понимании государства как типа политической организации, осуществляющей власть над людьми. Упадок в эпоху Воз рождения идеала христианского государства выдвинул на авансцену политиков типа Чезаре Борджа (в известном смысле прототипа ма киавеллевского государя), беспринципные методы которого были необычны даже для светски образованных современников. В про изведениях Макиавелли отражен характер политических процессов в Италии, не имеющий аналогов в других европейских странах.

Выдвигая программу объединения Италии, раздираемой борьбой бесчисленных политических группировок, он выводит величие правительства прежде всего из его способности объединить макси мально обширную территорию, обеспечить порядок. О том, что поиск наиболее эффективных средств для достижения стабильности составляет важнейшую часть политической теории Макиавелли, свидетельствует его более раннее произведение • “Рассуждения о первой декаде Тита Ливия” (1513--1516). И в этой работе, и в “Государе” рассматриваются, по существу, аналогичные вопро сы - стабильность и единство государства. Но если в спокойные времена стабильность и единство достигаются в ходе постепенного развития с участием всего гражданского коллектива (как это было в республиканском Риме), в чрезвычайных ситуациях необходима “сильная рука”.

В обоих произведениях Макиавелли развивает мысль о том, что общественное и частное благосостояние взаимосвязаны. Но если в спокойное время постепенное просвещение граждан посредством обучения участию в управлении приводит к укреплению граждан ского духа без всякой опасности для прочности государства, во вре мена анархии и распада общественное и личное благосостояние должны быть связаны применением жестких мер, возможных толь ко с установлением диктаторского режима.

Осуществляя спасительные меры, государь не связан никакими моральными нормами или правилами поведения. Но в то же время государь - это диктатор во имя общественного блага, а не деспот, который действует для собственного удовольствия и выгоды. Дей ствия государя зависят от общественной потребности, и он может выжить только если признает этот факт и построит в соответствии с ним политику. Считая оправданным применение в надлежащий момент правителем силы и хитрости, реалистически оценивая природу человеческого эгоизма, Макиавелли, вместе с тем, конечно, не желал признавать развращающей природы диктаторской власти (например, он не рассматривает процедуру сложения с себя прави телем диктаторских полномочий после преодоления кризиса).

Реализмом проникнута и концепция свободы, разработанная Макиавелли. Свобода недопустима в период кризиса, ибо она про тиворечит безопасности. В спокойные времена она, напротив, тож дественна безопасности, поскольку способствует развитию и укреплению духа гражданственности. В этом случае управление без нее невозможно, поскольку только в свободном состоянии люди могут принимать участие в политической жизни.

Важно отметить, что Макиавелли считает закон и право основой свободы. Поэтому при стабильном положении дел народные режимы имеют высшую силу. В исключительной ситуации немедленный рас чет и принятие решений, на которые способен только наделенный чрезвычайными полномочиями правитель, являются более ценны ми, чем формальная и медлительная процедура народовластия.

Анализ идей Макиавелли показывает, что в ренессансную эпоху теоретическая защита монархических принципов правления явля ется вполне индивидуалистической по своим ориентациям. Именно это свойство позволило быстро продвигать политическую теорию вперед. Свидетельством ее стремительного развития является и учение другого выдающегося политического мыслителя Возрожде ния - Жана Бодена (1530- 1596), а в более позднее время тео рия другого защитника монархической власти - - Томаса Гоббса (1588-1679).

Будучи юристом по образованию, а во многом и по складу ума, Воден развивал свои политические идеи в теснейшей связи с анализом природы и содержания закона, примыкая к теоретикам есте ственного права. Изучение права связано с тем, что человеческий закон основывается на универсальных принципах. В бесконечной изменчивости законов выявляются рациональные принципы спра ведливости. Вместе с тем Воден отвергает идею, согласно которой универсальные принципы могут применяться непосредственно, со ставляя конкретную систему права. История учит тому, что нельзя забывать о различиях в ситуациях: различается не только образ жизни людей, но и окружающие их обстоятельства. В этом аспекте своей теории Воден является предшественником не только Монтескье и Верка, но и исторической школы права XIX в. Воден предвос хитил также многие идеи Монтескье о влиянии климата на государ ственное устройство у различных народов.

Свои политические идеи он развил в работе “Шесть книг о го сударстве” (1577). Отвергая аристотелевскую концепцию возник новения государства путем перерастания семьи в селение и, нако нец, в полис, Воден утверждает, что, при всем сходстве с семьей, государство, формируя обширное сообщество, основано не на ин стинкте, а на силе. Оба объединения сходны в обладании авторите том. В семье - это власть отца семейства, первоначально возни кающая из почитания старших. В государстве авторитет называется суверенитетом, который является продуктом силы.

Власть - естественный атрибут силы. Она основана на неравен стве людей. Поэтому, если цель существования государства заключа ется в достижении блага, ее реализация требует централизованной и мощной власти, призванной достичь и поддерживать единство.

В этом смысле суверенитет - это высшая власть над общест вом, не ограниченная законом. Суверенитет вечен и неделим. Буду чи постоянным атрибутом власти, он по праву принадлежит суще ствующей в данный момент королевской семье и должен переда ваться по праву наследования. Следовательно, узурпатор или бунтовщик не могут стать легитимными суверенами и требовать под чинения у сообщества.

Заинтересованный в создании теории законного лидерства, опи рающегося на традицию, Воден, однако, допускает логическое про тиворечие, возвращаясь к идее фундаментальности права, несо вместимого с идеей абсолютного суверенитета как единственного источника закона.

Стремясь избежать такого противоречия, Т. Гоббс в политичес ком трактате “Левиафан” (1651) выступил как защитник чистого принципа абсолютности единоличной власти, отождествляющей себя с государством. Свои идеи он обосновывал, прибегая к мате матическим понятиям, и в некотором смысле стал предшественником точных методов исследования в общественных науках.

Потребность в государстве Гоббс выводит из свойств человечес кой природы, эгоизм и безрассудство которой ввергают людей в со стояние беспрерывной борьбы и анархии. Еще одним свойством че ловека является постоянное стремление к удовлетворению собственных (преимущественно физиологических) желаний. Из этого стремления вырастает жажда власти, которую Гоббс определяет как способность индивида обеспечить себе максимально возможную сумму благ. В таком “природном состоянии” мир полон людей, соперничающих в борьбе за счастье, поэтому шансы каждого удовлетворить свои прихоти невелики. Но поскольку стремления к выживанию и к постоянному наслаждению - самые сильные в человеке, борьба становится непрерывной. Это - “война всех против ; всех”. Выход из нее только один в создании Левиафана, или единственной власти, всегда превышающей власть индивидов.

Такая власть возможна только в организованном сообществе, равнозначном миру. Но мира можно достичь только путем отказа от прав. Если люди хотят безопасности, они должны отказаться от возможности направлять свои склонности куда им вздумается, не обращая внимания на других. Реализация принципов государ ственности на практике возможна только путем общественного , договора, который должен быть всеобщим и взаимным. Власть как бы соединяется в единую массу и передается одному человеку или корпорации правителей, которые используют ее для общест венного блага.

Использование власти предполагает ее обеспечение силой. Никто отныне не может рассматриваться как равный перед наделенным абсолютной властью правителем. Его подданные не могут его контролировать, они не имеют никаких преимущественных прав, поскольку монарх сосредоточивает в своей персоне все то, чем люди когда-то владели в природном состоянии. Вследствие этого природная власть устремляется к общим целям и теряет анархический характер.

Отстаивая принцип полного и всеобщего повиновения как цели договора, обеспечивающего безопасность, Гоббс впадает в логи ческое противоречие. Например, как должен поступать индивид в ситуации, когда суверен приказывает ему делать такие вещи, кото рые ставят под угрозу его безопасность. Гоббс признает, что в таких “экстремальных ситуациях” подданный как бы вновь обретает все свои прежние природные права и может действовать вопреки монаршей воле. Но в обычном состоянии он должен неукоснительно соблюдать условия договора.

Таким образом, существует постоянная угроза сохранения “природного состояния” внутри самого Левиафана. Гоббс преодолевает явное противоречие при помощи следующего постулата: если пра витель обладает неограниченной властью над всеми индивидами, любое одиночное выступление против его власти ведет к уничтоже нию самого ослушника. Но ведь вполне допустима возможность возникновения организованной оппозиции монарху со стороны больших групп. Конфликт оппозиции с монархом неизбежен, по скольку последний не связан договором и поэтому может прибегать к репрессиям на “законном основании”, игнорируя любые группо вые интересы. Но в таком случае следует признать, что правление монарха (кем бы он ни был, его, по Гоббсу, следует поддерживать в любом случае) определяется только пределами силы, которой он в данный момент располагает.

Развивая учение о монархическом суверенитете, Гоббс сделал выбор в пользу принципа силы под влиянием опыта первой английской революции, потрясшей до основания политическую систему в этой стране и завершившейся реставрацией старой династии после недолголетнего диктаторского правления Кромвеля.

Младший современник Гоббса - Джон Локк (1632--1704) сд елал иной выбор. Разработав теорию конституционных ограничений абсолютной власти, он подвел итог “Славной революции” 1688 г., закрепившей путь постепенного эволюционного развития британской политической системы. В своих основных политических работах - “Два трактата о правлении” (1690) и “Письма о терпи мости” (1685) - Локк выступает как теоретик парламентского правительства и демократии, оппозиционно настроенный к любым попыткам ущемления прав народных представителей со стороны любой династии.

Развивая свою политическую теорию, Локк, как и его предше ственник, использует фикцию природного состояния, правда, в смысле, диаметрально отличном от гоббсовского. По Локку, это было дополитическое, а не досоциальное состояние, в котором люди жили в мире, были счастливы, разумны и добры. Природному состоянию свойственно равенство, поскольку разум сам по себе не дает никакого оправдания для неравенства. “Первобытные люди” обладали неотъемлемыми правами, прежде всего, правом на жизнь, на невмешательство в жизнь окружающих, свободой (пони маемой Локком как добровольное признание каждым своих обязательств перед ближним и уважение других к его собственным при тязаниям) и, наконец, правом на собственность. Государство и власть возникают, следовательно, не в качестве антиподов при родному состоянию, но как логическое его развитие, как резуль тат стремления людей устранить при помощи справедливых законов, беспристрастного суда и правительственного авторитета свойственные этому состоянию недостатки.

Люди создают государство путем заключения двойного договора каждого индивида со всеми остальными на индивидуальной осно ве о передаче своих природных прав сообществу; б) с самим госу дарством о сохранении за индивидом его естественных свойств и прав - жить свободно, наслаждаться собственностью. Следствием договора является установление “правила большинства”, гаранти рующего защиту индивида от любой тирании путем создания соответствующей процедуры принятия законов на основе мажоритарного согласия.

Сам принцип консенсуса создает возможность для эффективных коллективных действий. По Локку, формы правления различаются в зависимости от того, кому принадлежит законодательная власть: всему народу, его представителям или более ограниченной группе.

Наиболее безопасной (а потому наилучшей) является представи тельная демократия, поскольку правление при ней осуществляется при помощи законодательной деятельности народных избранников, периодически в ходе выборов дающих отчет избирателям и находя щихся, следовательно, под их контролем.

Эти аргументы Локка в дальнейшем легли в основу как амери канского (Дж. Мэдисон), так и английского конституционализма (Дж.С. Милль).

Предоставляя избирателям право контроля над законодателям и, Локк стремился также к созданию механизма надежных гарантий против возможности узурпации со стороны исполнительной власти. С этой целью он разрабатывает теорию разделения властей, в рам ках которой должно быть обеспечено верховенство законодатель ной ветви управления, представляющей большинство, т.е. верхо венство парламента. Вместе с тем законодательная власть не должна стремиться непосредственно к осуществлению своих предписа ний. Исполнительная же власть существует только для реализации законов, а не для навязывания собственных правил, независимых от воли парламента. В случае возникновения расхождений приори тет должен принадлежать парламенту.

Развивая эту теорию, Локк предвосхитил учение об ответствен ности кабинета министров, окончательно сформулированное в Анг лии только в начале XIX в.

Создав основу концепции разделения властей, Локк даже не затронул проблемы, которая в более поздний период приобрела фундаментальное значение - независимость судебной власти. Вероят но, он предполагал, что традиционная независимость английских судов гарантируется укреплением принципа парламентского суве ренитета.

Окончательный теоретический вариант этой концепции, полу чивший всеобщее признание, был разработан Ш.Л. Монтескье (1689--1755). В 1748 г. он издал сочинение “О духе законов”, признанное современниками самым выдающимся произведением XVIII в.

Основная цель, которую поставил перед собой Монтескье изучить все многообразие применения фундаментальных принци пов права в постоянно изменяющихся условиях жизнедеятельности людей. Соглашаясь с Аристотелем в том, что государство должно рассматриваться в плане конечной цели его существования - бла гой жизни сообщества - и что цель правления состоит в приспо соблении универсально признаваемых принципов справедливости (естественного права) к особенностям того или иного народа, Мон тескье выявляет причины, по которым идеальные условия челове ческого существования никогда не могут быть достигнуты. Имеются препятствия чисто психологического свойства природа самого человеческого материала, а также чисто физические ограничения, связанные с особенностями среды, формирующей основу жизни.

Анализ Монтескье природы государства создал ему репутацию основателя эмпирической и экспериментальной школы в политике. Он постоянно защищал положение о том, что наилучшей формы го сударства не существует, настаивая на невозможности абстрактно го подхода к данной проблеме. Защищать преимущества монархии перед республикой бесполезно без предварительного ответа на вопросы - когда, где, для кого. Разделив формы правления на рес публиканские, монархические и деспотические, Монтескье подчер кивал то важное соображение, что государства следует различать не только по внешним проявлениям, но прежде всего в соответст вии с доминирующими принципами, которые они выражают. Соот ветственно, разрушение господствующего принципа ведет к краху и исчезновению самого государства.

Теория разделения властей разрабатывалась Монтескье в на правлении поиска механизма обеспечения свободы человека. Этой цели отвечает правление закона, а не людей, неоправданная кон центрации власти недопустима. Законодательная, исполнительная и судебная функции не могут осуществляться одним и тем же лицом. Человек не может быть судьей в собственном деле или выполнять решение, которое он сам же принял.

Тот же принцип применим и в отношении государства. Носители отдельных видов власти должны быть независимы в своих действи ях. В то же самое время функции трех ветвей власти по необходи мости интегрированы и взаимосвязаны. Поэтому независимость становится основой для взаимного сдерживания, создается система противовесов, препятствующая какой-либо одной ветви власти навязывать свою исключительную волю.

Образцом подобного разделения властей Монтескье считал со временную ему политическую систему Англии,, которую он, конечно, идеализировал, недооценив, например, теснейшего альянса аристократического парламента и правительства при отсутствии у населения реальных возможностей контролировать законодатель ную власть. Но независимо от степени адекватности теории Мон тескье реальным историческим условиям, она была воспринята почти буквально отцами-основателями США и легла в основу аме риканского конституциализма.

Развитие теории демократии в XVIII в. было отнюдь не одноли нейным, равно как и оценка британской парламентской системы. Нерешительным противником был Жан Жак Руссо (1712- -1778), изложивший в трактате “Об общественном договоре” (1762) концепцию, которую условно можно назвать теорией корпоративной демократии.

Разрабатывая свою политическую философию, Руссо отталки вается от предшествующей традиции, которую в дальнейшем ставит с ног на голову. Речь идет прежде всего о концепции природного состояния. В произведении Руссо природное состояние столь же анархично как у Гоббса, и столь же возвышенно-прекрасно как у Локка. “Все люди от природы добры и только из-за общественных институтов они становятся дурными”, • утверждал французский мыслитель. Цивилизация, будучи продуктом интеллекта, приносит людям только зло, разрывая узы взаимопомощи и порождая погоню за собственностью и своекорыстие.

“Общественный договор” представляет собой попытку устано вить, каким образом люди, вынужденные жить в государстве, могут воспользоваться его преимуществами, соединяя их с добродетелями первобытного человека. Ответ прост: путем повиновения зако нам, которые необходимо заново создать. С этой целью люди за ключают договор, по которому каждый индивид уступает целому все природные права и становится таким образом подданным этого це лого. При этом индивид остается свободным, поскольку он включен в это целое, которое по самому характеру договора без него не может быть таковым.

Руссо определяет целое как всеобщую волю. Эта воля и является государством. Она защищает и воплощает в себе индивидуаль ную свободу. Она является неделимой и неотчуждаемой и поэтому не может быть делегирована кому-либо без того, чтобы не стать от чужденной. Иными словами, народ не может передать законодательную власть какому-либо индивиду или группе индивидов, действующих в его интересах. Тем самым Руссо решительно выступает против представительной демократии, защищая принцип прямого народного правления.

В связи с этим возникает законный вопрос, как обеспечить учас тие каждого без исключения индивида в принятии законодательных решений?

В поисках ответа на него Руссо производит своеобразный акт от чуждения всеобщей воли от интересов отдельных индивидов и групп. Воля является всеобщей не потому, что каждый индивид ее поддерживает, но потому, что она направлена на благосостояние целого. Следовательно, она является интегрирующей, “математи ческой” волей и ни в коем случае не является волей большинства. Ведь последнее, сколь бы оно ни было велико, может иметь собст венные своекорыстные интересы.

Логически следуя этой посылке, Руссо признал, что в случае воз никновения разногласий между двумя партиями, обе могут выра жать только отдельные воли. Более того, в этом случае даже от дельный бескорыстный индивид, находясь в стороне от борющихся партий, в принципе может стать выразителем всеобщей воли. Таким образом, пытаясь ответить на вопрос: кто может и должен сказать что является всеобщей волей в огромном количестве случаев, когда единство недостижимо, автор “Общественного до говора” попал в логический тупик.

В поисках выхода Руссо вынужден видоизменить свою аргумен тацию и утверждать, что, даже если общая воля и воля всех разли чаются концептуально, тем не менее, во многих реальных ситуациях воля большинства может рассматриваться как всеобщая или, по крайней мере, максимально к ней приближенная. Проницательно отметив, что в прославляемом Локком правиле большинства скры вается возможность тирании, Руссо в конечном итоге был вынуж ден принять это правило полностью.

И тем не менее в теории Руссо скрываются многие опасности. Например, всеобщая воля не допускает неповиновения отдельных индивидов, имеющих собственное, отличное от всех мнение, при нуждая их к послушанию посредством наказания. Более того, после авторской модификации учение Руссо превращается в откровенную апологию именно тирании большинства, поскольку в конечном итоге только оно и может стать в действительности судьей в своем собственном деле, узурпировав тем самым право трактовать цели общественного договора.

Таким образом, начав с крайнего индивидуализма, Руссо заканчивает полным коллективизмом, безоговорочно подчиняя индивида государству.

Учение Руссо пользовалось большой популярностью у современников. Оно оказало непосредственное воздействие на идеоло гию и политическую практику Французской революции 1789 г., особенно в период якобинской диктатуры. Влияние руссоизма испытали все без исключения направления политической философии либо слепо подражая и заимствуя его аргументы, либо подвергая позицию Руссо резкой нелицеприятной критике.

Наибольшее значение для развития политической теории пред ставляет переоценка учения Руссо и конституционалистских экспе риментов в революционной Франции, осуществленная представи телями основных направлений политической идеологии конца

XVIII • первой половины XIX в. - консерватизма, либерализма и социализма. Сложившиеся в Западной Европе и имевшие различную, иногда ярко выраженную национальную окраску, эти направ ления, в определенном смысле, могут рассматриваться как идеологическое следствие промышленного переворота, охватившего в

XIX в. весь континент. В рамках каждого из них развивались много образные течения, что нередко затрудняет выработку общих адекватных определений ключевых понятий, от которых пошли назва ния самих течений.

Консерватизм становится важнейшим интегральным элементом европейской политической мысли в первой половине XIX в. Но фи лософское обоснование он получил в 1790 г. в памфлете англий ского политического философа Эдмунда Верка (1729--1797) “Размышления о революции во Франции”. В нем были сформулированы основные аргументы, направленные против абстрактного рационализма, разрушающего общественную мораль и традиции и открывающего путь к катастрофе.

Являясь восторженным поклонником английской системы, стре мясь обезопасить и сохранить традиционные свободы англичан, Берк довольно односторонне рассматривал политические перемены в о Франции как результат безумия и эгоистических амбиций. Су ществующие в Англии и в других странах политические системы яв ляются для него плодом многовековой эволюции и бесчисленных экспериментов. Люди живут в мире, где настоящее всегда обуслов лено прошлым, которое обладает собственным независимым суще ствованием в традиции. Иногда надо жертвовать архаикой и умеренно обновлять систему, чтобы сохранять ее общий характер. Че ловеческие дела должны развиваться постепенно и упорядоченно, внезапные изменения могут только расстроить и разрушить тради ционный порядок. Политик должен соблюдать крайнюю осторож ность, основывать свой реформизм на внимательном изучении про шлого. Он является лишь временным стражем постоянного богат ства, растрачивать которое в игре с неопределенным исходом недопустимо и преступно.

Общественные связи держатся прежде всего инстинктами и предрассудками. Берк нередко демонстрирует неверие в силу разу ма, показывая, каким образом предрассудки, будучи результатом собственного наследия и опыта человека, притягивают его к про шлому. Поэтому разум, являясь ценностью сам по себе, должен быть направлен не на уничтожение предрассудка, но действовать с ним заодно в соответствующем направлении.

Абстрактные принципы могут разрушить государство и привести к общественному хаосу. Они проистекают из индивидуальных же ланий и предполагают сомнительную возможность создать общество на основе чистого интеллекта в абстрактном, лишенном времен ных и пространственных характеристик мире.

На самом деле люди являются сложными созданиями, живущи ми в мире, где господствуют частные обстоятельства, определяе мые географией и историей.

Государство - не машина, а организм, который не существует отдельно от своих членов. Каждый его член является составной час тью организма и стадией в его непрерывном развитии.

С этих позиций Берк резко критикует опыт французской революции, означавшей для него разрыв с прошлым. Переворот, утверждает он, осуществлялся во имя свободы, но на самом деле был направлен против нее. Он принес беспорядок и беззастенчивость, разрушив все, из чего могла бы произрасти свобода. Революционе ры желали создать систему, отвечающую их принципам, но теоре тическая природа этих принципов, основанная на пренебрежении человеческой индивидуальностью, в соединении с неистовой жаж дой власти, может привести только к системе, основанной на терроре, а не на принципах порядка.

Единственным выходом для революции является, диктатура, при носящая свободу в жертву. В интересах безопасности механическое устройство заменило бы органическую жизнь, которая полностью разрушается.

Эти аргументы, составившие основу консервативной политичес кой философии, повторялись во Франции - Бональдом, де Ме стром и Шатобрианом, в Англии - Кдпьриджем и Соуси, в Герма нии - Галлером, Савиньи и Гегелем. Идеи Берка питали и новую консервативную волну в Западной Европе и США во второй поло вине XX в., сливаясь с другим влиятельнейшим направлением европейской политической мысли - либерализмом.

Центральным пунктом либеральной политической теории явля ется обоснование свободы индивида. В своей книге “О свободе” (1859)Джон Стюарт Милль, поставив вопрос о “пределах влас ти, законно осуществляемой обществом над индивидом”, выделил новые аспекты общественной и гражданской свободы. Еще до Милля Вильгельм Гумбольдт в сочинении “Государство и его пре делы” (написано в 1792 г., опубликовано в 1851 г.), а во Франции Бенжамен Констан провели фундаментальное различие между сво бодой в современном и античном мире.

Обосновывая принцип свободы, Милль выступает против абсолютизма тех форм представительной власти, которые принимают решения без обсуждения их с обществом. Именно к последнему Должна перейти власть, порожденная свободно выраженным согла сием. Такой подход к проблеме власти, продолжающий традиции Ренессанса, знаменовал собой поворотный пункт в политической теории.

Милль проницательно отмечал, что одного появления человека, Руководствующегося своими собственными критериями поведения в сфере материальных и духовных интересов, недостаточно для того, чтобы сделать свободу основой общества. Для этого необхо димо второе условие - дух терпимости. В обществах с преоблада вшими религиозными интересами дух терпимости одержал победу сперва в религиозной сфере, а затем его влияние стало сказываться и "а политическом сообществе.

Восходящая к Миллю и Констану либеральная традиция поли тической мысли обосновывала концепцию единства человеческого рода и одинаковое призвание людей к свободе, равенству и безопас ности, независимо от расы, религии и классовых различий. Единст во человеческого статуса в соединении с ограничением государства должны обеспечить безопасность каждого члена общества, сделать каждого индивида источником бесконечной социальной энергии. Наконец, либеральный политический режим характеризовался как гармоничное взаимодействие законодательной, исполнительной и судебной власти, причем последняя играет роль независимого ар битра по отношению к двум первым.

Пределы вмешательства государства определяются прежде всего неотчуждаемым правом собственности, которая, по опреде лению Констана, “в своем качестве правила общежития находится в сфере компетенции и под юрисдикцией общества”. Законодатель ная власть может вторгаться в права собственников только в той мере, в какой это не затрагивает других фундаментальных прав.

Эти теоретически разработанные либеральные принципы были < развиты А. де Токвилем (1805- -1859) на основе наблюдений, сде ланных им во время путешествия по Соединенным Штатам, и обоб щены в замечательной книге “О демократии в Америке” (1835- 1840).

Либерализм Токвиля возникает и как результат вдумчивого изучения опыта французской революции, вылившегося в фундаментальный вопрос - как защитить свободу в эпоху победы демократического начала в политической жизни. Когда равенство становит ся главенствующим фактором, свобода не может более опираться, как полагал ранее Монтескье, на различия сословий и штатов. Новые принципы равенства были реализованы, считает Токвиль, в Америке, где благодаря редкой комбинации религиозного пуритан ского духа и духа свободы возникло стабильное социальное государ ство, основанное на “равенстве условий”. Это равенство не совпа дает с фактическим равенством и не сводится к равенству правово му. Оно предполагает действительную социальную мобильность, при которой различия, если устанавливаются, то являются гибкими и подвижными. Независимость и сила судебной власти, отсутствие административной централизации и федерализм вносят мощный вклад в свободу американцев и позволяют объяснить, каким обра зом можно избежать тирании большинства.

Проблемы равенства и свободы в первой половине XIX в. об суждались и в социалистической литературе различных направле ний. У основателей современного социализма А. Сен-Симона, Ш. Фурье и Р. Оуэна встречаются различные, зачастую совершен но несхожие представления о государстве и политике, которые, од нако, сводятся к одному знаменателю. Так, Р. Оуэн вообще считал бесполезным делом конструирование политического идеала, поскольку надобность в государстве исчезает после утверждения строя общности. Ш. Фурье, отстаивая положение о главенстве экономики над политикой, развивал идею о бесполезности политики и политической деятельности вообще. Представляемая им идеальная общественная организация федерация кантонов и фаланг, не предусматривает ни централизованной власти государства, ни какого-либо вмешательства во внутреннюю жизнь фаланг.

Напротив, у Сен-Симона цель будущего политического устройства - это создание единой хозяйственной и общественной систе мы, управляемой промышленниками из единого центра. В этой системе, в управлении которой решающую роль будет играть научно обоснованный план, а не произвол и случай, исчезнет извечная про блема управляющих и управляемых, а политическая власть, как ис торически бесперспективная, должна уступить место власти адми нистративной.

Ближайшие последователи великих утопистов, особенно сторонники коммунистического направления, создавали различные проекты идеальной республики, основанной на принципе равенства, доведенного до абсолюта. Так, в Икарии Э. Кабе любой город, провинциальный или коммунальный, расположен строго в центре местности, “и все так организовано, чтобы все граждане могли при сутствовать на народных собраниях”. Провинции, коммуны, города, Деревни, фермы и даже дома имеют одинаковый вид. “Великий семейный союз” В. Вейтлинга отмечен чертами крайней архаики и почти полностью воспроизводит политическую иерархию “Города Солнца” Т. Кампанеллы. Наиболее вдумчивый теоретик коммунизма домарксова периода, Т. Дезами в “Кодексе общности” основы вает свою, пронизанную республиканизмом, коммунистическую систему на “законах природы”, которые не может изменить никакая форма правления и, следовательно, “политическая конституция могла бы повлиять только на большую или меньшую степень совер шенствования”.

К. Маркс и Ф. Энгельс, развивая собственное учение, заимствовали многие принципы и элементы предшествовавших коммунис тических и социалистических утопий, разделяя с их авторами глу бокое убеждение в ненужности государства и политики в будущем бесклассовом обществе.

Политическая теория марксизма развивалась инструментально, | т.е. государственный аппарат и политика, как форма участия людей в социальном процессе, рассматривались по преимуществу в каче стве орудий разгрома пролетариатом классовых противников, за воевания и удержания власти. И современное государство, и все 1 предшествующие ему типы государственности оценивались прежде всего как формы диктатуры имущих классов, на смену которым, в • полном соответствии с историческими законами, должна прийти диктатура пролетариата, сама в свою очередь являющаяся орудием] построения неполитического сообщества.

Ценностные ориентации марксизма, тесно связанные с концеп цией будущего, объективно и субъективно препятствовали пози тивной научной разработке теории демократии в русле либеральной I традиции. Отнюдь не случайным является тот факт, что разработка I Марксом и Энгельсом концепции “пролетарской демократии”, бу дучи ориентированной на опыт революций 1848--1849 гг. и Па рижской коммуны, также осуществлялась сквозь призму теории j классовой борьбы.

В итоге, к первой половине XIX в. внутри различных направлении политической философии создаются и проходят критическую про верку различные методы теоретического анализа природы политики.

Выводы

2. 1. Основная тенденция эволюции политической мысли состоит в постоянном теоретическом усложнении. На каждом ее этапе сис тема политической аргументации зависит от исторических тради ций, различий в политической организации, иерархического сопод чинения в социуме Революции Нового времени сопровождались появлением фе номена идеологизации политики, существенно повлиявшего на ха рактер политико-теоретических построений, усилившего их субъ ективность, но одновременно способствовавшего их кумуляции и долговременности влияния.

3. Историческая эволюция различных систем политической фи лософии свидетельствует также о том, что одним из важнейших ис точников их преемственности является возникшая в эпоху класси ческой древности классификация государственных систем. Продол жавшееся на протяжении тысячелетий обсуждение преимуществ монархии перед тиранией, аристократического устройства перед господством эгоистической или олигархической элиты и недопусти мости власти толпы, дискредитирующей принцип народного правления (демократии), выявило ключевой, наиболее устойчивый эле мент политических дискуссий господство закона как главного условия стабильности и прогресса.

4. Именно формулирование этого принципа сделало возможным постепенный переход к научному пониманию феномена политики, которое в свою очередь привело к возникновению новой науки • политологии.

Основные понятия: античный полис, античная политичес кая мысль, монархия, тирания, аристократия, олигархия, де мократия, охлократия, политическая мысль Нового времени, теория разделения властей, теория “общественного догово ра”, консерватизм, либерализм, утопический социализм, марксизм.

Глава 3. РУССКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ XIX - НАЧАЛ А XX в.

Особенности и основные направления русской политической мысли.

Русская политическая мысль, истории которой столько же лет, сколько российскому государству, возникла из стремления постичь его природу, сохранить и укрепить его культурно-историческое бытие и национальное своеобразие. Как самостоятельная область научного знания, русская политическая мысль представляет собой систему взглядов на властные отношения в обществе, сущность государства и формы политического устройства, оптимальных для России. Она развивалась во взаимосвязи с российской государственностью, русской философией и нравственной напряженностью национальной культуры, особенностями идейных и духовных традиций, закономерностями и зигзагами отечественной политической истории.

Перед русской мыслью с момента ее зарождения стояли проблемы культурного и государственного развития России, свободы и власти, иными словами, проблема освобождения личности; упорядочения го сударственного властвования, введения его в рамки правомерности и соответствия с потребностями и желаниями населения.

До XVIII в. русская политическая мысль в целом развивалась в религиозной форме; с XVIII в. в ней преобладают секулярная (свет ская) и просветительская тенденции, связанные с эпохой “европе изации” России, начатой Петром I (политические учения Ф. Про коповича, М.М. Щербатова, С.Е. Десницкого и др.).

Политическое развитие России запоздало по сравнению с западноевропейским. Если в Англии с 1265 г. существовал парламент, во Франции с 1302 г. - Генеральные штаты (органы представительной власти), в Швейцарии в XVI в. состоялся первый в истории ре ферендум, а в период буржуазных революций XVI - XVIII вв. в ев ропейских государствах появляются гражданские и политические права, возникают политические партии и обосновывается полити ческая идеология либерализма, то Россия с XV в. до Февральской революции 1917г. оставалась самодержавным авторитарно-бюро кратическим государством.

На Западе издавна частная собственность была незыблемым правом господствующих слоев. Феодалы владели землей, но не людьми: крепостное право там рухнуло при переходе к Новому вре мени, Реформация и “дух протестантизма” способствовали развитию свободно-предпринимательского капитализма, политической активности буржуазии, а позже - пролетариата. В России не было “классического феодализма”: помещики владели не землей, а людьми, получая поместья “за службу” государю, а сам государь “служил” государству. В сознании народа веками земля принадлежала Богу, князю, всем, но не каждому человеку. Роль “третьего сословия” в политической истории России была незначительной вплоть до конца XIX - начала XX в. Только при Екатерине II на чалось формирование гражданского общества, продолженное в XIX в. реформами Александра II , а в начале XX в. - радикальными либерально-буржуазными реформами П.А. Столыпина.

Жизнь большинства населения России крестьян в течение многих столетий и поколений - вплоть до начала XX в. - проходила в сельской общине, где поведение каждого ее члена определя лось коллективистскими традициями и системой контроля со сто роны собрания сельского “мира”. Община укореняла привычку крестьян к подневольному труду и внеэкономическому принужде нию, к безусловному подчинению власти государства. Пушкинская формула массового сознания “народ безмолвствует” была удобной социально-психологической почвой для российского самодержа вия. Не случайно большинство волнений крестьян в России проходили под лозунгом крестьянского монархизма.

Традиции общины развивали такие противоречивые, по выра жению Н.А. Бердяева, “антиномичные” черты политического со знания и поведения русского народа, с одной стороны, терпение, чи нопочитание, рабское смирение, религиозность, безличный коллективизм, “коммюнотарность”, а с другой - анархизм, свободо любие, воинствующее безбожие и бунт.

Вот почему в русской политической мысли XIX в. широко пред ставлен консерватизм, суть которого, согласно П.Б. Струве, “со стоит в сознательном утверждении исторически данного порядка вещей как драгоценного наследия и предания”. В типологии русского консерватизма “условно” можно выделить: “идеологему самодержавия” Н.М. Карамзина; консервативно-романтический социально-политический идеал славянофилов, отстаивавших вер ность национальной “идентичности” России, ее монархически-патриархально-православным традициям допетровской Руси; концепции (в том числе и геополитические) неославянофила Н.Я. Данилевского и Ф.И. Тютчева; “русский византизм” К.Н. Леонтьева; официальный “государственнический” монархизм (“узкое направ ление практической политики”, “консервативной казенщины” С.С. Уварова, провозглашавшего незыблемость триады: “самодер православие, народность”, М.Н. Каткова с его идеалом централизованной монархии, К.Д. Победоносцева; неомонархизм JI . A . Тихомирова, И.А. Ильина, И.Л. Солоневича.

Символом русского консерватизма стали надындивидуальные ценности государственной целостности, национального единства на основе сильной власти, порядка и православно-соборного созна ния, “рационализация” функции сохранения исторической преем ственности, акцент на органический характер исторического разви тия, неприятие радикализма как справа, так и слева и др. Так, ис торик Н.М. Карамзин (1766--1826) подчеркивал, что необходима “более мудрость охранительная, нежели творческая”, что “для твердости бытия государственного безопаснее порабощать людей, нежели дать им не вовремя свободу”, что самодержавие это “палладиум” (хранитель) России, гарант единства и благополучия народа. Истинный патриотизм обязывает гражданина любить свое отечество, невзирая на его заблуждения.

В отличие от западноевропейского, русский консерватизм не требовал восстановления политических прав “уходящего” дворян ства, а призывал к политическому единению народа на принципах нации, отечества, патриотизма, “государственности как всенарод ного единства, или соборной личности народа”. Консервативная ре акция в России в начале XX в. вызвала волну национализма и черносотенного движения.

До 1861 г. в России существовало крепостное право, поэтому практически все направления русской политической мысли были ориентированы на решение социальных проблем и аграрного во проса; в XIX - XX в. в ней представлены различные течения рево люционного радикализма, восходящего к революционно-демокра тическим политическим идеям XVIII в. в творчестве А.Н. Радищева (1749-1802).

Если на Западе радикальная идея политической революции стала терять свое значение во второй половине XIX в., то в монархически-крепостнической России она присутствовала постоянно, оживая в периоды контрреформ. Революционный радикализм был одним из основных направлений политической мысли России XIX - начала XX в. Он был представлен некоторыми теориями де кабристов (П.И. Пестель), революционного демократизма 40- 60-х гг., революционного народничества (П.Н. Ткачев и др.) и марксизма. Постепенно утрачивая демократические и гуманисти ческие формы, критицизм по отношению к деспотизму бюрократической власти, революционный радикализм эволюционировал к на чалу XX в. в волюнтаристские течения анархизма (индивидуалисти ческое, анархо-синдикализм) и тоталитарные концепции идеологии большевизма.

Наиболее яркой формой революционного радикализма в России в начале XX в. были политическая идеология большевизма с его идеями социалистической революции как самодовлеющей цели, то тальным перевоспитанием трудящихся масс коммунистической партией, теория Л.Д. Троцкого о “перманентной” мировой рево люции. Для большинства течений русского революционного ради кализма была характерна недооценка эволюционных факторов социального прогресса, разрыв с прошлым.

Политико-правовая идеология и практика ленинизма и стали низма абсолютизировала классовый подход, роль и место комму нистической (большевистской) партии в системе диктатуры проле тариата, рассматривала государство как организацию экономичес ки господствующего класса, а диктатуру пролетариата - как цент рализованную организацию насилия; демократию, свободы, права личности, принципы гуманизма относила к числу малозначащих факторов общественно-политической жизни. Это во многом пред определило впоследствии “триумф и трагедию” ленинизма и стали низма.

Специфику развития государственности, политических традиций и учений России во многом определяло ее “срединное” положение между двумя цивилизациями: либерально-демократической, западной с ее республиканскими и конституционными традициями, раз витыми институтами гражданского общества, приоритетами свобо ды личности и собственности) и традиционной, “восточно-азиат ской” (с господством в ней общинных отношений, чертами восточ ной деспотии, подчиненностью личности религии и власти государ ства).

В результате исторически сложившегося промежуточного поло жения России как страны, находящейся между двумя цивилизация ми, ее характеризует “раскол” - как длительно существующее со стояние незавершенности российской модернизации. Раскол не по зволяет обществу как перейти к либеральной цивилизации, так и вернуться к традиционной. Еще с допетровских времен в российском государстве модернизационные преобразования осуществля лись главным образом “сверху вниз”, не получая обратного им пульса, в связи с чем в России плохо приживались ценности частной собственности, роста и накопления, правовые нормы, институты самоуправления и гражданского общества. Важнейшим показате лем “догоняющего типа развития” является также давний, глубо кий разрыв между сравнительно узкой управленческой и культурной элитой и остальным населением, - разрыв не только по уровню образования, но и социальный - имущественный и статусный.

Проблемы отношения России к Западу и Востоку, к Европе и Азии занимали в русской политико-социальной мысли важное место и постоянно “питали” русскую идею. К ней в XIX в. обраща лись славянофилы и западники, консерваторы и либералы, а в 20- 30-е гг. XX в. в эмиграции - евразийцы, пытавшиеся обосновать развитие России как особой цивилизации - Евразии - нового ис торико-культурного, геополитического феномена, исходя из тезиса об особом “месторазвитии” России. В основе учения евразийцев (экономиста П.Н. Савицкого, культуролога Н.С. Трубецкого, философа Л.П. Карсавина и др.) лежали следующие идеи: утвержде ние особых путей развития России как Евразии, органически соеди няющей элементы Востока и Запада; обоснование идеалов на началах православной веры; учение об идеократическом государстве, с “единой культурно-государственной евразийской идеологией пра вящего слоя”, выдвигаемого путем отбора из народа; акцент на вос точном, “туранском” элементе в русской культуре.

Идеализация общинного коллективизма, прочная традиция сли яния юридических, нравственных и религиозных категорий обусло вили “правовой нигилизм” русской политической мысли. Славяно филы и почвенники, народники и анархисты были склонны видеть в патриархальной крестьянской общине воплощение духа братской общности, которая может обойтись без писаных законов и не до пустить развития индивидуализма. В России всегда искали правду, понимая ее не как юридическую регламентацию поведения, а как стремление к справедливости, к добру и совершенству в общест венных и человеческих отношениях. Уже в первом памятнике оте чественного любомудрия - политическом трактате середины XI в. о законе и благодати” киевского митрополита Илариона противопоставляется формальный закон (тень) и благодать (истина), дающаяся просветленной душе; власть же соотносится с муд ростью правителя.

Политическая идеология либерализма есть продукт западной ци вилизации. В России либерализм не имел глубоких исторических корней, однако является одной из интеллектуальных традиций рус ской политической мысли, имеет свои национальные особенности и оригинальные идеи (прежде всего консервативный либера лизм), отсутствующие в классическом западноевропейском либера лизме.

Социальный идеал буржуазного общества, правовой идеал и осознание необходимости введения конституционных порядков были характерны для всех течений русского либерализма. Его теоретики рассматривали правовое государство и утверждение свобо ды личности во всех сферах общества оптимальными целями для социально-политического развития России.

Русский либерализм восходит к XVIII в. В своем историческом развитии он прошел три этапа:

1) “правительственный” либерализм, инициируемый сверху, охватывающий периоды царствования Екатерины II и Александра I . По содержанию это - просветительский либерализм, уповающий на просвещенную ограниченную монархию (конституционные про екты М.М. Сперанского);

2) либерализм пореформенного периода “охранительный”(консервативный) либерализм, синтезирующий либеральные идеи свободы и реформаторства с консервативными ценностями сильной власти, порядка и преемственности, “всестороннее западничествосо своеобразием национального развития” (Б.Н. Чичерин, П.Б. Струве и др.);

3) “новый” (социальный) либерализм начала XX в., сущностью которого был синтез идей либерализма и социализма в русле тра диции социал-реформизма европейской социал-демократии, про возгласивший необходимость обеспечения каждому гражданину “право на достойное существование” и поставивший проблему синтеза свободы и социального равенства. Его теоретики Н.И. Кареев, П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, С.И. Гессен разрабатывали проблемы правового государства и “правового со циализма”. Некоторые из них были теоретиками партии кадетов, а

С.И. Гессен в 1948 г. по приглашению ЮНЕСКО вместе с Тейя - ром де Шарденом, М. Ганди и др. участвовал в разработке Всеоб щей декларации прав человека.

Идеи либерализма не получили широкого распространения в России во многом из-за отсутствия широкой социальной базы.

Особенностью русской политической мысли, продолжающей традицию русской философии, является ее антропологическая ори ентация, “идея личности как носителя и творца духовных ценнос тей” (С.Л. Франк), осмысление проблем сущности и существова ния человека, смысла его жизни. О чем бы ни шла речь - о православном сознании, русской идее, преобразовании общества и го сударства, осмыслении бытия, власти, свободы • отечественные мыслители пытались раскрыть феномен человека и указать ему пути его собственного жизнеустроения. По мнению А. Валицкого, русская мысль была менее академичной, более “экзистенциальной”, чем западная, и более близкой современности.

Русских мыслителей начала XX в. не удовлетворял марксизм, абсолютизирующий классовый подход и “пролетарский мессиа низм” вплоть до диктатуры пролетариата, сводящий нравствен ность к “революционной целесообразности”, игнорирующий про блемы духовности и психологии человека.

Особенностью русской политической мысли является ее этичес кий пафос. Теоретики различных течений русской мысли пытались разрешить проблему: как усовершенствовать себя - либо путем аскетического монашеского подвига, либо путем социального акти визма, социальных преобразований, так или иначе решая толстовский вопрос: “Как человеку самому быть лучше и как ему жить лучше?” Для представителей практически всех направлений отечественной политологии (за исключением русского бланкизма, пред ставленного П.Н. Ткачевым, идеологии большевизма и сталинизма) анализ политических институтов, процессов и отношений был немыслим вне нравственности. Нравственные нормы служили критерием оценки политического поведения властвующих и содержания, целей и задач самой политики и даже познания. И. Киреевский отмечал, что истина не дается нравственно ущербному человеку. Отправной точкой здесь была прочная традиция Русской философии этика христианства, православие. Глубин ная особенность русского умозрения восходила к аскетической традиции восточного православия, которая в течение многих столетий определяла духовную жизнь России. Даже проблема социализма, широко дискутировавшаяся на рубеже веков, была для многих тео ретиков “легального марксизма” и “христианского социализма” проблемой этической.

Односторонний подход некоторых западных ученых (например, А. Янова, Т. Самуэли и др.), которые рассматривают прошлое Рос сии и историю ее политической мысли исключительно как “прокла дывание пути” к советскому тоталитаризму, равно, как и точка зре ния “новых патриотов” об отсутствии в интеллектуальной традиции России правовых и либеральных идей и о наличии лишь националь ных, “самобытных” ценностей, понимаемых исключительно в патриархально-религиозном духе, представляются ошибочными и предвзятыми.

Эволюция и основные направления отечественной политичес кой мысли XIX начала XX в. убеждают нас в ее чрезвычайном многообразии, богатстве, оригинальности и противоречивости, о наличии самых различных теорий, идей и концепций. Познакомим ся с некоторыми из них.

2. Проблемы свободы личности, власти и государства в русской политической мысли XIX - начала XX в.

“Век, наиболее характеризующий русскую идею, XIX век, век мысли и слова”, отмечал Н.А. Бердяев. Именно в XIX в. “русский народ высказал себя в слове и мысли и сделал это в тя желой атмосфере отсутствия свободы”. Именно в XIX в. в России наступает расцвет политической мысли. Теоретики различных те чений либерализма, консерватизма, революционного радикализма по-разному осмысливали центральные проблемы и темы политоло гии: власти и государственного устройства, свободы личности, “права и прав”, оптимальных для России форм правления и демо кратии, разрабатывали оригинальные концепции правового государства.

Представителем “правительственного” направления русского либерализма был ММ. Сперанский (1772--1839) • государственный деятель эпохи Александра I и Николая I , правовед, один из первых в России теоретиков правового государства. Считая госу дарственный строй России деспотическим, он призывал Александ ра I к установлению конституционной монархии “сверху” путем ре форм и предлагал несколько конституционных проектов. Их суть сводилась к следующему: 1) царь назначает аристократов-сановни ков в Государственный совет (типа палаты лордов) как законосове щательный орган при императоре; 2) обязательное разделение властей: исполнительная - у Совета министров, законодательная у Государственной Думы (от центральной до губернской, уездной и волостной), которая должна быть выборной на основе имущественного, а не сословного ценза; 3) судебная власть во главе с Судебным Сенатом должна быть выборной тоже сверху донизу. Идеи Сперанского о создании выборных дум и реформе суда не были осуществлены, ему удалось преобразовать лишь систему ми нистерств, просуществовавшую до 1917 г., и создать Государствен ный совет. Он начал формирование просвещенной русской бюро кратии, осуществил некоторые церковные реформы, при Николае I впервые провел кодификацию русских законов, составил проект конституции Финляндии (до сих пор Сперанский - национальный герой Финляндии).

Именно Сперанский впервые в истории русской политической мысли (в 1809 г. во “Введении к уложению государственных зако нов”) использовал термин “политическая система”: “сколько бед ствий можно было бы сберечь, если бы правители, точнее наблюдая Движение общественного духа, сообразовывались ему в началах политических систем и не народ приспособляли к правлению, но прав ление к состоянию народа”.

Большое влияние на русскую политическую мысль XIX в. оказа ло движение революционеров-декабристов, которое в идейно-по литическом плане не было однородным: оно размежевалось на левое, радикальное (Южное общество) и более умеренное (Северн ое общество). Но всех декабристов объединяли демократические ид еалы Просвещения, ликвидации абсолютизма, крепостничества и сословных привилегий, приверженность западным теориям естест венного права и общественного договора. Программными произведениями декабристов были “Русская правда” П.И. Пестеля и проект конституции Н.М. Муравьева.

П.И. Пестель выступал за демократическую республику, где верховная законодательная власть принадлежала бы однопалатно му Народному вече, избиравшему на пять лет исполнительную власть - Державную Думу, также избираемую народом, один из пяти членов которой переизбирался бы ежегодно. Основные (“за ветные”) законы могли изменяться только путем всенародного голосования. Для контроля за исполнением конституции и “компе тенцией” разделения властей он предлагал власть блюститель ную - Верховный Собор из 120 “бояр”, избиравшихся пожизненно, т.е. выдвинул идею современного конституционного суда. Избирательным правом должны пользоваться все российские граждане с 20 лет, независимо от имущественного ценза, исключая осужден ных по суду и прислугу. “Русская правда” провозглашала гражданское и политическое равенство, свободу “книгопечатания, вероис поведания, право каждого участвовать в государственных делах”. В ней отрицалась федерация как “возврат к удельной системе” причине бедствий России - и провозглашался принцип унитариз ма - “единства и не раздел и мости” Российского государства. Сто лицей унитарной Российской республики Пестель предлагал сде лать Нижний Новгород. Пестель отрицал значение национальных отличий племен и народностей, предусматривал освобождение крестьян с наделением их землей.

Он был сторонником свержения царизма и установления республики через революцию и диктатуру временного (на 10--15 лет) Верховного Правления, которое должно было постепенно ввести конституционное устройство. “Русская правда” была самым ради кальным проектом буржуазного переустройства крепостной Рос сии, созданным декабристами.

Проект конституции Н.М. Муравьева был более умеренным и предусматривал не республику, а конституционную монархию: “Русский народ, свободный и независимый, не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства. Все русские люди равны перед законом. Крепостное состояние, разделение людей на 14 классов отменяются. Граждане имеют право составлять обще ства и товарищества и обращаться с жалобами к Народному вече, к императору”. В отличие от Пестеля, Муравьеву будущая Россия представлялась федеративным государством (по примеру Североамериканских Соединенных Штатов) со столицей в Нижнем Новго роде. Империя делилась на 13 держав (штатов) и 2 области, имею щие свои столицы. Град Святого Петра был столицей Волховской державы. Двухпалатное Народное вече “облечено всею законода тельной властью”, а император оставался лишь “верховным чинов ником российского правительства”.

Идею союзной конфедерации всех славянских народов отстаива ло Общество соединенных славян, созданное в 1823 г. в Новгород- Волынске под руководством юнкеров, братьев П. и А. Борисовых и польского студента Ю. Люблинского. Общество выступало за “ре волюционное единение” всех славянских народов в демократичес кую федерацию, членами которой должны были стать Россия, Польша, Богемия, Моравия, Венгрия с Трансильванией, Сербия, Молдавия, Валахия, Далмация и Кроация. Каждый из объединен ных славянских народов должен был иметь конституцию, отвечаю щую его национальным традициям, а для управления общими дела ми Союза создавался Конгресс. В отличие от других организаций декабристов Общество соединенных славян было против револю ции. Обязанностью славянина его члены считали распространение основных начал общественного блага - гражданского общества, основанного на началах промышленности и нравственности.

П.Я. Чаадаев ( 1794- -1856) оказал особое влияние на русскую общественную мысль XIX в., стоял у истоков полемики между сла вянофилами-западниками. В его “Философических письмах” зву чит пессимизм относительно прошлого и настоящего России, наве янный поражением декабристов: “Мы не принадлежим ни к Западу , ни к Востоку. Мы принадлежим к числу тех наций, которые... существуют лишь для того, чтобы дать миру какой-нибудь важный Урок”.

Полемика славянофилов и западников в 30-40-е гг. о судьбе россии и ее призвании в мире, о том, по какому пути - западному Ил и самобытно-русскому - идти стране, не исчерпана до сих пор, воз рождаясь в современных дискуссиях между “новыми западниками - радикал либералами и “новыми славянофилами” - пред ставителями национал-патриотической оппозиции.

Западники считали, что будущее России состоит в ее приобщении к европейской либеральной цивилизации, ее политическим и социально-экономическим институтам (парламенту, частной собст венности и т.д.). Они отстаивали идею о единстве закономерностей развития России и Европы, но преувеличивали “подражательность” и “заимствованность” русской культуры. Умеренные западники (Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин и др.) мечтали о “царстве правового порядка” и считали буржуазный парламентаризм в рамках консти туционной монархии, установленной “сверху”, идеальной формой государственного устройства для России; представители леворадикального направления - В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Черны шевский - разрабатывали социалистические концепции.

В отличие от западников славянофилы (А.С. Хомяков, К.С. и И.С. Аксаковы, И.В. Киреевский, Ю.Ф. Самарин) акцентировали внимание на самобытности исторического прошлого России и счи тали, что Россия и Запад - это два особых мира, закономерности развития которых совершенно различны. К.С. Аксаков отмечал, что в основании государства западного - насилие, рабство и вражда, а в основании государства русского - добровольность, свобода и мир. Важнейшим мировоззренческим различием славянофилов и западников было отношение к духовным традициям православия.

По мнению славянофилов, самобытность исторического пути России определяют: 1) крестьянская община - “мир” - единст венный уцелевший гражданский институт всей русской истории; 2) православие, сочетание свободы и единства, по Хомякову “соборность” (свободная братская общность и единение людей на принципах любви, “собирание” всех их способностей: чувств, веры, “живознания” как условий подлинной народной жизни, познания истины и пути нравственного возрождения - в противовес западному рационализму, убившему душевную целостность и живую цельность человеческого бытия). Они считали нравственным, еще “догосударственным” идеалом народа вечевой (общинный) идеал, расчлененный впоследствии на соборный (совесть народа) и авторитарный (власть государства).

Славянофилы проводили идею о “добровольном призвании* власти как начальном моменте русской государственности: власть была “желанна” русскому народу “негосударственно му”, не претендовавшему на политические права. Православие они трактовали как фундамент мировоззрения, монархию считали иде альной формой социума, а крестьянскую общину идеальным нравственным миром. Разрушение этих трех начал русской культу ры произошло со времени Петра I , “исказившего” Россию насаж дением европейских порядков. Отстаивающее своеобразие ре лигиозно-исторического и культурно-национального своеобразия России, славянофильство представляло собой вариант консерва тивно-романтической утопии.

Политическая программа славянофилов была умеренной: 1) от мена крепостного права (источника новой “пугачевщины” и “язвы пролетариата”), освобождение крестьян с землей при сохранении общины и вотчинной патриархальной власти помещиков; 2) сохра нение самодержавия по принципу “царю - силу власти, народу - силу мнения”; 3) возрождение совещательных земских соборов. В пореформенный период под влиянием славянофильства сложились неославянофильство и почвенничество. Политико-социологичес кая концепция почвенников (Ф.М. Достоевского, Ап. А. Григорье ва, Н.Н. Страхова) включала утопическую идею сближения славя нофильства, западничества, “официальной народности” и право славия.

Петрашевцы (М.В. Буташевич-Петрашевский, Н.А. Спешнев и др.) в конце 40-х гг. пытались перенести идеи французского уто пического социализма на русскую почву. Их политическим идеалом была республика с однопалатным парламентом, выборность всех правительственных должностей, всеобщее избирательное право и равенство перед законом и судом, независимость суда от администрации, введение адвокатуры и выбранных народом присяжных за седателей.

Революционные-демократы 40-60-х гг. (В.Г. Белинский, А-И. Герцен, Н.Г. Чернышевский и др.) считали буржуазный строй прогрессивнее феодального, но критиковали буржуазный парла ментаризм за формально-правовое равенство. Для них борьба за Демократию в России сливалась с борьбой за социализм, за республику , в которой полностью осуществится идеал народовластия и Св ободный человек сможет сформироваться как личность. Социа лизм им виделся возникающим в ходе крестьянской революции 1и бо из общины (концепция русского “крестьянского”, или “аграрн ого” социализма Герцена), либо как строй производственной асс оциации (Чернышевский).

Традиции революционно-демократической идеологии 40- 60-х гг. в 70-е гг. XIX - начала XX вв. продолжили народники, Феномен народничества есть своеобразное русское явление, как своеобразным русским явлением был русский нигилизм и русский анархизм. В народничестве сосуществовали многообразные тенден ции: консервативная, либеральная и революционная, материалис тическая и религиозная. Народничество - это и идеология, вклю чающая комплекс философских, экономических, политических, социалистических теорий, и политическое движение разночинной ин теллигенции и студенчества. Крупнейшей народнической организа цией была “Народная воля” (1879--1883). В XX в. многие идеи народничества использовались партией социалистов-революцио неров (эсеров).

Острота дилеммы самодержавие - социализм в теориях народ ников была снята приоритетом идеала некапиталистического пути развития России, ее перехода к социализму через использование коллективистских традиций докапиталистических институтов (об щины, артелей). Теория народников, претендующая на обоснование самобытного развития России, имела два основных источника: 1) учение о роли личности в историческом процессе; 2) убеждение в особом национальном характере и духе русского народа.

В вопросах политической программы различные фракции рево люционных народников объединял лозунг “Земля и воля”. Что же касается ее реализации, то здесь предлагались разные средства: пропагандисты во главе с П.Л. Лавровым выступали за путь дли тельной социалистической пропаганды в народе как предваритель ной работы для свершения революции; заговорщики (бланкисты) во главе с П.Н. Ткачевым, которого Бердяев считал “якобинцем, подобно партии большевиков проповедующим захват власти “ре волюционным меньшинством”; народники-анархисты, теоретика ми которых были М.А. Бакунин и П.А. Кропоткин. Последние пополнили мировой анархизм концепциями анархо-федерализма (Ба кунин) и анархо-коммунизма (Кропоткин).

Главными факторами исторического прогресса и основой обще ства П.Л. Лавров (1823--1900) считал солидарность и коопера цию, заменяющих конкуренцию, “развитие личности” и “воплоще ние в общественных формах истины и справедливости”. Социоло гия на основе субъективного метода способна выявлять эволюцию форм солидарности, исследовать общественные идеалы, выдвигаемые наиболее развитыми, “критически мыслящими личностями” И3 среды интеллигенции. Такие личности - двигатели социального и культурного прогресса: именно они призваны работать в народе во имя его духовного пробуждения и политического освобождения. Моральный пафос теории Лаврова о долге интеллигенции перед народом нашел широкий отклик среди демократически настроенной части русского общества. Лавров отвергал буржуазное государство как недемократическое и предлагал в качестве его альтернативы “рабочий социализм” - “царство солидарности трудящихся”.

П.Н. Ткачев (1844- -1885) считал, что крестьянская община яв ляется готовым элементом социализма и что русский народ гораздо ближе к нему, чем народы Запада. Полагая, что русское государство “висит в воздухе” и необходима лишь акция революционного меньшинства, он отмечал: “Подготовить революцию • это совсем не дело революционера. Ее подготовляют капиталисты, помещики, попы, полиция, чиновники, консерваторы, прогрессисты. Революционер делает революцию”.

Основными политическими требованиями народовольцев были следующие: “замена царской власти народоправлением”, созыв Учредительного собрания, всеобщее избирательное право, демо кратические свободы, передача земли крестьянам, демократическое самоуправление независимых общин и их союзный договор, на циональное равноправие.

Либеральный народник Н.К. Михайловский (1842--1904) оп ределял прогресс как движение к социальной однородности и со здал учение о “правде-истине” и “правде-справедливости”. Его теория “героев и толпы” была очень популярна среди членов орга низаций народников по преимуществу молодых людей. В ней Рассматривалась одинокая личность “героя” как главного творца истории и революции, а “толпе” отводилась пассивная роль. Это была попытка объяснения возникновения общественных движений через механизм “подражания”, стадности и психологического “заражения” от сильной личности, своеобразная социально-психологи ческая интерпретация взаимоотношений лидера и массы, предтеча теории Тарда.

М.А. Бакунин (1814- -1876) - один из основателей и теорети- анархизма. Ошибочно отождествлять понятия “анархизм” и “анархия”. Анархизм противоположен не порядку и гармонии, а власти, насилию. “Анархия есть хаос и дисгармония, т.е. уродство. Анархизм есть идеал свободной, изнутри определяемой гармонии и лада”, - отмечал Н.А. Бердяев.

Философско-мировоззренческий принцип Бакунина, без кото рого невозможно понять его концепцию государства, - это “органическое”, целостное восприятие организации жизни на основе единства человека, общества и Вселенной. Нарушение этой гармонии приводит к централизации аппарата власти, к государству, ко торое неизбежно превращается в бюрократическую систему управ ления “сверху вниз”. Бакунин считал государство “самым цинич ным отрицанием человечности, разрывающим солидарность наций, с рождением которого мир политики стал ареной мошенничества и разбоя”, и выдвинул идею его уничтожения.

Можно сказать, что у Бакунина представлена доктрина “анти власти”, но не безвластия, а самоуправляющегося безгосударст венного анархического общества. Централизму власти государства, различным формам “государственного социализма” - авторитар ного и регламентированного (к которому он причислял и марксизм), Бакунин противопоставляет идеал безгосударственного “анархи ческого социализма” на началах самоуправления, который он по нимал как “новую организацию отечеств... на принципах свободной федерации индивидов - в коммуны, коммун - в провинции, про винций в нации, наций в Соединенные Штаты Европы,* СШЕ • в соединенность всего мира”. “Федеральная” организация общества, построенная “сверху вниз” и состоящая из рабочих и земледельческих ассоциаций и групп, в его модели мыслилась на началах свободы, равенства, справедливости, а “социальный во прос социально-революционных анархистов” заключался в воспи тании и образовании народа. Некоторые идеи Бакунина утопичны, но он обозначил важную проблему политологии - проблему coo т ношения государственной власти, местного управления и самоуп равления, т.е. “вертикального” и “горизонтального” управления. После смерти М.А. Бакунина главным теоретиком анархизма считался П.А. Кропоткин (1842--1921) “мятежный князь”! географ, геолог, историк, по словам Б. Шоу, “один из святых столетия”. Он считал возможным сразу же после уничтожения го сударства и частной собственности перейти к распределению по потребностям, предлагая обобществление всей собственности (земли, фабрик, “жизненных припасов”) в, общенациональном, а затем • в интернациональном масштабах. Кропоткин характеризовал свой идеал “вольного” (а не “подначального”) безгосударственного анархического коммунизма так: “Освобождение произво дителя от ига капитала. Коммунальное производство и свободное потребление всех продуктов совместной работы. Освобождение его от ярма правительства. Свободное развитие индивидов в группах и групп в федерациях... Освобождение от религиозной морали. Сво бодная мораль, без принуждения и санкций,... переходящая в состо яние обычая”.

Он был противником “навязывания коммунизма свыше” путем массового красного террора, напоминая Ленину, что “якобинцы” оказались могильщиками Великой французской революции. Кро поткин осуждал “диктатуру партии” большевиков, подменившую власть Советов, и уже в 1920 г. предостерегал, что “Россия стала Советской Республикой лишь по имени”. В своей последней работе “Этика” он рассмотрел историю развития нравственных учений и обосновал “нравственные начала анархизма: Равенство как Спра ведливость”.

Идеи народников о свободной кооперации и солидарности, их критика авторитаризма и диктатуры были причиной негативной оценки Сталиным как революционного, так и либерального народ ничества, изучение которого было надолго запрещено. На Западе идеи народничества привлекают внимание исследователей “пери ферии капитализма”, молодежной контркультуры, движения “новых левых”, различных “альтернативных” социальных движе ний и нетрадиционных социалистических концепций.

Убеждения славянофилов в особой миссии русского народа легли в основу историософской концепции неославянофила 1-Я. Данилевского (1822--1885), которую он изложил в книге Россия и Европа” (1871). Задолго до О. Шпенглера и А. Тойнби Данилевский сформулировал теорию “культурно-исторических т ипов”, идею цикличности в развитии культур и цивилизаций. Он выделяет в истории 10 локальных культурно-исторических типов (Цивилизаций): египетский, китайский, греческий, римский и др., и особый нарождающийся одиннадцатый тип - “славянский”, который должен стать качественно новым, перспективным.

Данилевский был убежден в необходимости сохранения устоев российского государства - самодержавия, поземельной общины, сословной монархии, церкви, но выступал против имперского, на сильственного присоединения народов, которое лишает их само бытного развития. Формы взаимовлияния народов - “пересадка” (колонизация), “прививка” (ассимиляция) и “удобрение”, но лишь последняя плодотворна, так как признает право рождающихся народов на культурно-историческую деятельность и самобытное на циональное развитие.

Рассуждая об упадке Европы в духе славянофилов, Данилевский идет дальше. Он настаивает на необходимости полного отрешения от мысли “о какой бы то ни было солидарности с европейскими ин тересами (Мы и Европа - разные миры)”, образования Всесла вянской федерации (с Константинополем как столицей), членами которой должна стать славянско-православные государства (Рос сия и Болгария), славянско-католическое Королевство Чехо-Мо равско-Словенское, югославское государство, три неславянских народа: греки, румыны и мадьяры. Его концепция синтезировала панславянские тенденции с идеями православного единства, отра жая в целом российские геополитические интересы. Он одним из первых русских политических мыслителей начал рассматривать внешнюю политику государства на основе приоритета националь но-государственных интересов. Европоцентризм, склонный ото ждествлять западную (романо-германскую) цивилизацию с общечеловеческой, а прогресс - с вестернизацией, издавна видел в России страну, препятствующую прогрессу, и не допускал ее к рав ноправному участию в европейской политике.

К.Н. Леонтьева (1831 -1891) называли “русским Ницше”, а П.Б. Струве считал его “самым острым умом, рожденным русской культурой в XIX веке”. В творчестве Леонтьева он особо выделял идеи о “сверхразумных (иррациональных) и таинственных (мистических) основаниях бытия государства” и о христианстве как “учении и пути личного спасения”.

Согласно консервативной теории “русского византизма” Леонтьева, принцип византизма - православие - обеспечит нацио нальное единство России, главные силы которой - государство и церковь. Русский народ по строю чувств и мысли - Византией-самодержавие и православие в его душе имеют сокровенный мир, все мужицкие бунты были монархические. Византия дала не повторимое трагическое своеобразие русской душе и культурной идее: от нее идет типично русское пассивно-трагическое созерцание земной жизни. Либералы запутали Россию своими “европейскими ” реформами, социалисты ведут ее к лживому эгалитаризму и ут рате духовности. Россию надо “подморозить”, и “пора учиться ре акции”, и “Бога бояться надо, а не любить”.

По мнению Леонтьева, ни одна нация не может пройти высшее развитие дважды: закон “триединого процесса развития”, сформу лированный Данилевским, для всех народов одинаков: первоначальный период “простоты”, “цветущее развитие” и “вторичное смесительное упрощение”. Он осуждал любой национализм, в том числе - и русский: многонациональная Россия может иметь толь ко один способ существования - централизацию, на идее которой тысячелетие покоилась русская государственность. Сильная власть, православие как религия “страха и спасения” для него - реальные ценности, а свобода - разрушительный фактор общест венного развития.

Л.А. Тихомиров (1852--1923), автор “Монархической государственности” (1905) предпринял попытку синтезировать самодер жавие с религиозно -нравственными идеями соборного общества. Анализируя три формы власти монархию, демократию и аристократию, он приходит к выводу об исторической перспектив ности монархии как результата длительного исторического разви тия государственных систем. В отличие от деспотии истинная монархия (самодержавие) связана с верховенством нравственного идеала, что возможно при свободном союзе государства с церковью и законосовещательным народным представительством.

Крупнейшими представителями религиозно-нравственной тра диции русской политической мысли были B . C . Соловьев и "•А. Бердяев. Для них государство перестает быть лишь политиче ским институтом и юридической категорией. Чтобы не преврати ться в Левиафана, государство должно быть “деятельно нравст- 1е нным”, подчинить себя религиозному началу. Политика перестает быть изолированной от духовной жизни общества областью при усл овии, что в основе политики будет идея не внешнего устроения о бщества, а внутреннего совершенствования человека, и политика подчинена идее воспитания.

B . C . Соловьев ( 1853 - 1900), сын известного русского историка С.М. Соловьева, выдвинувший национальную религиозно-нравст венную философию XIX в. на мировой уровень, до 90-х г. придерживался идеи “свободной теократии” (т.е. синтеза Вселенской цер кви и Всемирной монархии, необходимости слияния духовной и светской властей, которые должны осуществлять русский царь и римский первосвященник, в “Богочеловеческом союзе”), в кото рой восторжествуют христианство и справедливость. Однако разо чаровавшись в способности русского общества объединить “вос точное благочестие и западную цивилизацию”, он отказался от своей консервативной теократической утопии.

Менее известны его идеи о правовом (“правомерном”) государ стве, изложенные в работе “Оправдание добра. Нравственная фи лософия” (1897) и его учение о “человеческой полноправности”, которую государство обязано гарантировать всем гражданам. B . C . Соловьев одним из первых в европейской политической мысли сформулировал идею “права каждого человека на достойное существование”, использованную затем теоретиками русского социаль ного либерализма и партии кадетов.

Концепция B . C . Соловьева о “правомерном” государстве, к отличие от западноевропейской традиции, построена на взаимосвязи таких категорий как нравственность, свобода личности, равенство, справедливость, право, власть, государство. Политика немыслима вне нравственности, вне его философской доктрины “всеединства” (всеобщей целостности трех основных категорий бытия - истины, добра, нравственности или красоты - на основе религиозно- нрав ственных ценностей православия). Государство и право это средства для осуществления такого Всеединства, а “разделение между нравственностью и политикой составляет одно из заблужде ний и зол нашего века”.

Для мыслителя “государство - это воплощенное право”, “со бирательно-организованная жалость”; он отстаивает “силу права, а не право силы”. Он критикует любые формы бесправной и без* нравственной власти: “цезаропапизм” и “казенное православие” “экономический социализм, отрицающий общество духовное* Власть должна быть ограничена правом и быть “дееспособной за конностью”. Соловьев - сторонник разделения трех ветвей влас ти как необходимого условия “правомерного государства” (при этом верховная власть - законодательная, а судебная - должна контролировать административно-исполнительную и быть выше последней).

Право для Соловьева немыслимо без нравственности (“право - низший предел нравственности, принудительное требо вание реализации определенного минимума добра”) и без свободы, равенства и справедливости (“право есть свобода, обусловленная равенством”, или “синтез свободы и равенства”, а справедливость есть равное для всех исполнение нравственно-должного). Законы, не соответствующие понятию добра, являются неправовыми и под лежат отмене. “Ступенями” в развитии нравственности (она “выше” права) являются стыд, жалость, благоговение, христиан ская любовь. Идеи Соловьева оказали огромное влияние на разви тие религиозной философии конца XIX - - начала XX в., на культуру русского “серебряного века”.

Поиски гармонии интересов общества и свободы личности, сущ ности демократии, нравственной политики продолжил Н.А. Бердя ев (1874- -1948), создатель системы “христианского социализ ма”, “экзистенциальной диалектики” личности, представитель “социального иерархизма”.

Главная тема работ Бердяева свобода личности, которой противостоит враждебное родовое начало (в образе Великого Инквизитора), проявляющееся в истории церкви, сжигающей ерети ков; в тоталитарном государстве; в цивилизации, разрушающей ду ховность и культуру; в “безбожном”, “централизованном” социа лизме, “экзальтирующем” революционную волю и “коллективирующем совесть и сознание”. Для него свободу и права человека гарантируют недемократические избирательные права, не государст во и не парламентарный строй, а высшие, объективные “начала”, имеющие “сверхчеловеческую природу” - Бог, церковь Христова. Только такое понимание свободы дает нравственную санкцию су ществованию социализма, который должен разрешить социальный во прос и создать реальные условия реализации свободы и творчес ких возможностей личности.

Для Бердяева “христианство должно быть соединенным лишь с Системой персоналистического социализма, соединяющего прин- личности как верховной ценности с принципом братской любви”. В своей концепции “персоналистического социализма” и выводах о сущности демократии он сумел трансформиро вать общечеловеческие ценности с социально-политического уров ня в сферу индивидуального поведения. Его отношение к государству менялось, но в целом он отрицал государство как “царство Ке саря”, символами которого во все времена были равная для всех похлебка, политический макиавеллизм, полиция, шпион и палач.

Его концепция элитарной, “качественной” демократии постро ена на принципе иерархизма и не приемлет ни самодержавия, ни буржуазной демократии с ее “формальным абсолютизмом народо властия”. Для него демократия “как большинство голосов, или ме ханика количеств” ведет не к царству лучших, а к власти “толпы, массы” • неуправляемой и безответственной. Для него демокра тия это прежде всего власть над собой, “самодисциплина и самовоспитание личности”. Проблема демократии в России требу ет решения задачи “образования как личного характера, так и на ционального характера русского народа”, иными словами, искоренения рабства через практику самоуправления, избрания во власть лучших, т.е. личностей, осознающих свою великую ответственность и возлагающих на себя великие обязанности.

Бердяев одним из первых в мировой политологии, ранее X . Арендт, К- Фридриха и 3. Бжезинского выявил онтологические (бытийственные) основания и признаки тоталитаризма: 1) претен зии частичного (одной идеи, нации, класса, группы, личности) на всеобщность; 2) всепоглощающие структуры властвования; 3) мас совидность системы; 4) “машина”, разрушающая духовность лич ности и “омассовляющая” сознание. Он прозорливо предостере гал об опасности такой формы тоталитаризма, как безличный, “коллективистский тоталитаризм большевистской демократии”, враждебной аристократическому духу свободы и самоценности каждой личности, культуры, для которой “человек - лишь ста тистическая единица”.

Крупнейшим теоретиком русского консервативного (“охра нительного”) либерализма рубежа веков был Б.Н. Чичерин (1828--1904) - правовед, неогегельянец, государственник. Глав ным для него было обосновать необходимость интеграции осново

полагающих для классического западного либерализма идей свобо ды, закона и частной собственности с политическими реалиями России рубежа XIX - XX в.: “примирить” самодержавную власть с ростом оппозиционного движения, отстаивающего демократичес кие свободы и конституционный строй.

Чичерин дал первую в истории отечественной политической мысли типологию русского либерализма, выделив три его вида, ко торая весьма актуальна для классификации современного россий ского либерализма: 1) “уличный” - либерализм толпы, для кото рой характерны политические скандалы и самолюбование собственным “волнением”; 2) “оппозиционный” - систематически об личающий власть в “ошибках” и “наслаждающийся собственной критикой”; 3) “охранительный” либерализм, ориентированный на осуществление реформ на основе взаимных уступок и компромис сов, сущность которого состоит в “примирении начала свободы с началом власти и закона. В политической жизни лозунг его: либе ральные меры и сильная власть”.

Главной проблемой общественной жизни Чичерин считал согласование двух противоположных начал - личности и общества, по скольку духовная природа личности состоит в свободе, а общест венное начало выражается в законе, ограничивающем свободу. Где нет свободы, там нет субъективного права, а где нет закона, там нет объективного права. Власть призвана быть мерой, охраняющей закон и сдерживающей свободу, иначе в обществе воцарится дес потизм государства или “тирания демократии”. Отношение свободы и закона может быть двоякое: добровольное и принудительное; первое определяется нравственностью (“внутренней” свободой), а второе - правом. Государство есть высшая форма общежития по сравнению с семейством, гражданским обществом, церковью, ибо все элементы человеческого общежития сочетаются в государстве как в союзе.

Основой права является “гражданская” (личная) свобода, включающая права: занятия любой деятельностью; свободы “пере мещения и поселения”; “обязанности” по отношению к другому; собственности “первого явления свободы в окружающем

мире”. Чичерин был противником социализма и одним из первых к ритиков марксизма в России, полагая, что отрицание частной соб ственности навсегда останется мечтой утопистов, не признающих ес тественно-нормальное развитие общества. Отстаивая принцип Ча стной собственности, он выражал интересы молодой российской буржуазии. Гражданская свобода должна быть дополнена политической, в том числе - свободой создания политических партий. Для политической стабильности необходимы как “охранительная” (консервативная), так и “прогрессивная” (либеральная) партии.

Главной задачей, целью и условием правового (“правильного”) государства Чичерин считал охрану гражданских и политических свобод граждан: государство как “носитель высшего порядка”, вер ховной власти и “юридический союз” имеет эту прерогативу. Оно обязано также осуществлять “общее благо” (“общественную пользу”), т.е. помощь обездоленным и малоимущим (идея о системе государственного социального обеспечения). Оптимальной для России формой государства он считал конституционную монархию (триединство начал власти, закона и свободы), где монарх вопло щает начало власти, дворянство - начало закона, а представители народа - начало свободы. Конституционная монархия как эффек тивное средство разделения властей между разными сословиями особо необходима в недемократическом обществе, поскольку защи щает его от политической нестабильности.

Огромную роль в разработке теории марксизма и пропаганде его идей в России, потеснивших в 90-е гг. народничество, сыграл Г.В. Плеханов (1856--1918). Признавая, что Россия должна прой ти через фазу капиталистического развития, в которую она уже вступила, Плеханов отстаивал демократические политико-право вые институты и юридические нормы буржуазного государства (конституцию, парламентское представительство) и считал их не обходимыми для политической подготовки рабочего класса к гряду щей революции. Полагая, что русский капитализм “отцветет, не успев расцвести”, он предлагал преодолеть крайности анархического безвластия и буржуазного государства в “панархии” - “пря мом народном законодательстве”, подлинной демократии народа через утверждение законов на референдумах.

Плеханов осуждал “большевистский переворот” как авантюру, противоречащую марксизму, и не считал В.И. Ленина выдающимся теоретиком марксизма, потому что усматривал в его концепции “внесения классово-пролетарского революционного сознания извне” субъективизм и разновидность народнической теории “героев и толпы”.

Гносеологическую и этическую критику революционного (орто доксального, догматического) марксизма - на основе философии

Канта, экономического детерминизма и эволюционизма пред приняли теоретики “легального марксизма” (П.Б. Струве, С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев, М.И. Туган-Барановский и др.), эво люция которых в целом состояла в движении от “критического” (“легального”) марксизма к различным формам идеализма и рели гиозно-нравственного миросозерцания. Они считали, что филосо фия марксизма подчиняет должное - сущему, свободу - необходимости, идеал - -действительности, и что практически-политичес кая часть революционного марксизма (учение о классовой борьбе, диктатуре пролетариата, крушении капитализма, неизбежности социалистической революции, “научный социализм”) не может быть научно доказана.

Огромное значение имели идеи сборника “Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции” (1909), посвященного критике духовного кризиса русской интеллигенции, оценке ее отношения к филосо фии, политике, государству, праву, религии, культуре, анализу при чин и смысла революции 1905--1907 гг. как в конечном счете - отсутствия в России либерально-консервативной политики, огра ничивающей левый радикализм и реакционный консерватизм, дли тельного отчуждения власти от народа.

Авторами “Вех” были Н.А. Бердяев, П.Б. Струве, С.Л. Франк, Б.А. Кистяковский, С.Н. Булгаков и др. Их объединяло “признание первенства духовной жизни над внешними формами общежития”; критика материализма, нигилизма и революционализма в миросозерцании русской интеллигенции, забвения ею “почвенных устоев” и приоритета непреходящих религиозных ценностей в русской культу ре; критика “безрелигиозного “отщепенства” интеллигенции от государства (Струве); утилитарного понимания культуры и этики нигилизма, характеризующих ее нравственное мировоззрение (Франк); “самообожествляющегося героизма” и отсутствия “хрис тианского подвижничества” (Булгаков); отсутствия идеала “право- б ой личности” и правового сознания (Кистяковский). Идеи : Вех” “слабого предчувствия той моральной и политической катастрофы, которая разразилась в 1917 г.”, были развиты в сбор нике “Из глубины. Сборник статей о русской революции” (1918).

Октябрьская революция 1917 г. прервала развитие многих на правлений отечественной политической мысли, ставшее невозмож ным в условиях господства идеологии большевизма. В эмиграции оказались сотни деятелей науки и культуры, среди них крупнейшие русские философы и политологи П.Б. Струве, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, И.А. Ильин, С.Н. Булгаков, Г.П. Федотов и др. Представители русского зарубежья принадлежали к разным течениям философской и политико-социологической мысли, но большинству из них было присуще неприятие “октябрьского переворота”, “ста линократии”, вера в посткоммунистическое возрождение России на принципах свободы и на основе нравственно-религиозных ценнос тей. К основным направлениям политической мысли русского зару бежья, типология которого недостаточно разработана, относятся евразийство, “сменовеховство”, социальный иерархизм(Н.А. Бер дяев, С.Л. Франк), неомонархизм (И.А. Ильин, И.Л. Солоневич), христианский социализм, пытавшийся соединить христианство с социализмом (С.Л. Булгаков, Г.П. Федотов).

Многие идеи, высказанные мыслителями русского зарубежья, актуальны для анализа политических процессов в современном рос сийском обществе, для исследования важнейших проблем полити ческой науки. Это и критика марксизма на основе неокантианства П.Б. Струве (первая в истории европейской ранее Э. Бернштейна - и русской мысли), его концепция консервативного либерализма, синтезирующего классический либерализм и ценностный, духовно-культурный консерватизм. Это всесторонний анализ Н.А. Бердяевым и И.А. Ильиным феномена тоталитаризма и выво ды последнего о проблемах перехода от тоталитаризма к демократии через авторитаризм (сборник статей 1948--1954 гг. И.А. Ильина “Наши задачи” (1956) • своеобразная энциклопе дия по политологии). Это раскрытие Г.П. Федотовым тайны власти большевистского режима, антидемократической и антисоциалисти ческой сущности “сталинократии”. Большой интерес вызывает предложенная С.Л.Франком оригинальная типология политичес ких идеологий, движений и партий. Он выделяет не один традиционный (и во многом устаревший) политический признак их дихото мического разделения на “правых” и “левых”, а три критерия “ду ховных и политических мотивов”: 1) “философское различие между традиционализмом и рационализмом” (жить по вере и обычаям отцов или строить общественный порядок рационально и планомерно); 2) “политическое различие между требованием государственной опеки над общественной жизнью и утверждением начала личной свободы и общественного самоуправления” (“прав ый” значит государственник, сторонник сильной власти, этатист, а “левый” - либерал); 3) “социальный признак” (борьба между высшими и подчиненными классами: “правый” - сторонник арис тократии или буржуазии, а “левый” - демократ или социалист). Типология, предложенная Франком в 1931 г., актуальна и научно плодотворна для анализа политических партий и движений совре менной России и может служить методологической основой для их классификации.

Многие идеи русских политических мыслителей о духовных ос новах общества, соотношении власти, нравственности и права имеют непреходящее значение и чрезвычайно актуальны для совре менной России.

В современном российском обществе наблюдается духовно- идеологический кризис, который проявляется в двух основных фор мах: 1) в кризисе национальной идентичности, утрате чувства исто рической перспективы и понижении уровня самооценки нации; 2) в разрыве единого духовного пространства и утрате национального согласия по поводу базовых ценностей. Новые российские “запад ники” считают, что “Россия есть загнивающий Восток и войдет в цивилизацию только став Европой”. Новые “самобытники” связы вают деградацию России с ее “погружением в новое варварство, если она поддастся влиянию стать Западом”.

История русской политической мысли это история самой России, национального политического самосознания, и мы, ее граждане и патриоты, должны ее знать, если мы, конечно, хотим ви деть свободную, обновленную Державу Российскую, а не считаем Россию “колоссом на глиняных ногах”. Новые российские ценнос ти могут формироваться лишь на основе исторической преемственности и, в частности, как результат изучения отечественной социа льно-политической мысли.

Выводы

1. Особенности русской политической мысли были обусловлены промежуточным” положением России между западной и традицион ной цивилизациями, запоздалостью ее политического развития, экономическим и “культурным” отставанием, духовно-нравственными и православно-религиозными ценностями и общинно-коллективистскими традициями.

2. Расцвет русской политической мыли приходится на XIX - на чало XX в., когда проявилось наибольшее разнообразие ее основных направлений и течений. “Типологически” - - это либерализм, консерватизм, революционный радикализм, религиозно-нравственная традиция, основные течения русского послеоктябрьского зарубежья.

3. Своеобразными русскими явлениями были полемика западни ков-славянофилов, народничество, неославянофильство и почвен ничество, евразийство, теоретики которых осмысливали своеобра зие культурно-исторического и социально-политического развития России в контексте Россия - Запад, Россия - Европа, Россия - Азия.

4. Изучение политической мысли России XIX начала XX в. актуально как для сравнительного анализа истории западной и рус ской политологии, так и для национального самосознания, воспита ния молодого поколения в духе патриотизма, уважения к свободе личности, праву, истории российского государства, духовному богатству русской культуры, для понимания политических и идеоло гических процессов в современном российском обществе.

Глава 4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ

Политическая власть: сущность и структура

Власть является центральной категорией политической науки. В зависимости от ее содержания трактуется сущность и механизм реализации политических процессов и институтов, политических интересов, политического поведения социальных групп и индивидов. Борьба за завоевание и осуществление власти является основным содержанием политики, а потому и основным вопросом, которым занимаются науки, изучающие политику.

Необходимость власти обусловлена сущностью человеческого общения, предполагающего подчинение всех участников общения единой воле с целью поддержания целостности и стабильности об щества. Отсюда вытекают основные свойства власти: всеоб щность (власть функционирует во всех сферах человеческого об щения) и инклюзивность (власть, проникая во все виды человеческой деятельности, соединяет и противопоставляет социальные группы и отдельных индивидов). Именно это подчеркивал М. Вебер, когда говорил о таких видах власти, как власть отца над детьми, власть денежного мешка, юридическая, духовная, экономическая и др. виды власти.

Глубинным источником власти, основой подчинения одного ин дивида другому является неравенство, причем не только социаль ное (экономическое, имущественное, статусное, образовательное и т.д.), но естественное (физическое, интеллектуальное, неравенст во, порожденное половыми различиями).

В истории существовало несколько форм власти. Французский по литолог М. Дюверже говорит о трех исторических формах власти:

1) анонимная власть, “распыленная” среди членов примитив ного общества;

2) индивидуализированная власть, возникающая с усложне нием процессов разделения труда и появления новых видов дея тельности;

3) институализированная власть, опирающаяся на деятель ность специальных институтов, которые выполняют определенные функции.

Дополняя типологию М. Дюверже, можно сказать о четвертой исторической форме власти, формирующейся в конце нашего века, - системе “надгосударственной” власти, представленной законодательными (Европарламент) и исполнительными (Комис сия Европейских Сообществ) институтами, властные полномочия которых распространяются на территорию и население более десятка европейских стран.

Первые две исторические формы власти являются догосударственными (потестарными) и носят неполитический характер. Третья форма власти, называемая иногда государственно-публичной, и четвертая, надгосударственная, являются собственно политичес кой властью. Отметим, что исторически понятие “власть” (от греч. cratos ) связано с административным управлением древнегреческих городов-государств (полисов). Искусство управления гражданами “политами”, регулирование их поведения с помощью различных средств называлось “политика”. Так исторически и логически между понятиями “власть” и “политика” возникла смысловая связь, отраженная в формуле “политическая власть”.

Множество подходов к определению сущности власти можно ус ловно разделить на атрибутивно-субстанциональные и реляцион ные (см.: Дегтярёв А.А. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения // Полис. 1996. № 3. С. 109).

Атрибутивно-субстанциональные концепции трактуют власть как атрибут (лат. attribio - придаю, наделяю; необходимое, существенное, неотъемлемое свойство объекта), либо как самодо статочный “предмет” или “вещь”. В русле этого подхода можно гофрить о потенциально-волевых, инструментально-силовых и структурно-функциональных концепциях власти.

Потенциально-волевые концепции определяют власть как способность или возможность политического субъекта осущест влять (навязывать) свою волю. Именно такой подход отличает не мецкую классическую политологическую традицию (И. Фихте, Г. Гегель, К. Маркс, А. Шопенгауэр, М. Вебер). Так, М. Вебер трактует власть как “любую возможность проводить внутри данных общественных отношений собственную волю, даже вопреки сопротивлению, вне зависимости от того, на чем такая возможность ос новывается”.

Инструментально-силовые концепции власти свойственны прежде всего англо-американской политологической школе. Здесь власть отождествляется со средствами ее реализации. Истоки этой традиции восходят к политической философии Т. Гоббса, который понимал власть прежде всего как реальное средство принуждения, как форму силового воздействия (“власть сделать что-либо”). Один из видных теоретиков американской политологии Ч. Мерриам свя зывал представление о власти с “силовым распредмечиванием”. Сходных взглядов придерживаются сторонники “силовой модели” власти англо-американской школы “политического реализма”, трактующие власть во внутренней и в международной политике как силовое воздействие политического субъекта, контролирующего определенные ресурсы и при необходимости использующего пря мое насилие (Д. Кэтлин, Г. Моргентау).

В современное политической теории наибольшее распростране ние получили системная и структурно-функциональная концепции власти (Т. Парсонс, Д. Истон, Г. Алмонд, М. Крозье и др.). Так, в рамках системных концепций можно определить три подхода к пониманию власти. Первый - истолковывает власть как свойство или атрибут макросоциальной системы. Т. Парсонс писал: “Мы можем определить власть как реальную способность единицы системы аккумулировать свои интересы (достичь целей, пресечь нежелательное вмешательство, внушить уважение, контролировать соб ственность и т.д.) в контексте системной интеграции и в этом смысле осуществлять влияние на различные процессы в системе”. Вто рой подход рассматривает власть на уровне конкретных систем • семьи, организации и т.п. (М. Крозье). Третий подход характеризу ется тем, что определяет власть как взаимодействие индивидов,

действующих в рамках специфической социальной системы (Д/1. Роджерс).

Среди представителей системного подхода есть теоретики (К. Дойч, Н. Луман), трактующие власть как средство социального общения (коммуникации), которое позволяет регулировать групповые конфликты и обеспечивать интеграцию общества. Они видят назначение власти в разрешении постоянно возникающего проти воречия между необходимостью порядка в обществе и многообразием интересов членов общества, сопряженных с конфликтами.

Реляционные (англ, relation • отношение) концепции харак теризуют власть как отношение между двумя партнерами, агента ми, при котором один из них оказывает определяющее влияние на второго. Можно выделить три основных варианта теорий реляционной интерпретации власти: теории “сопротивления”, “обмена ресурсами” и “раздела зон влияния”.

В теориях “сопротивления” (Д. Картрайт, Дж. Френч, Б. Рейвен и др.) исследуются такие властные отношения, в которых субъект власти подавляет сопротивление ее объекта. Соответственно разрабатываются классификации различных степеней и форм сопро тивления.

В теориях “обмена ресурсами” (П. Блау, Д. Хиксон, К. Хайнингси др.) на первый план выдвигаются ситуации, когда имеет место не равное распределение ресурсов между участниками социального отношения и вследствие этого возникает острая потребность в ресурсах у тех, кто их лишен. В этом случае индивиды, располагающие“дефицитными ресурсами” могут трансформировать их излишки во власть, уступая часть ресурсов тем, кто их лишен, в обмен на желаемое поведение.

Теории “раздела зон влияния” (Д. Ронг и др.) предлагают при оценке природы существующих отношений власти принимать во внимание не каждое действие в отдельности, а рассматривать их в совокупности. Подчеркивается момент изменяемости ролей участников взаимодействий. Если в одной ситуации властью обладает один индивид по отношению к другому, то с трансформацией сферы влияния позиции участников меняются.

К реляционным концепциям некоторые исследователи относят и бихевиористские (поведенческие) концепции власти. Подобно реляционных концепций, бихевиористы исходят из трактовки власти как отношения между людьми, при котором одни вла ствуют, а другие1 подчиняются и выполняют решения первых. Но при этом особенность бихевиористского подхода заключается в ак центировании внимания на мотивах поведения людей в борьбе за власть. Стремление к власти объявляется доминирующей чертой человеческой психики и сознания, следовательно, определяющей формой политической активности человека. Власть объявляется исходным пунктом и конечной целью политического действия.

Одну из типичных бихевиористских трактовок власти предлагает Г. Лассуэлл. Он считает, что первоначальные импульсы для возникновения власти дает присущее индивидам стремление (воля) к власти и обладание “политической энергией”. Человек видит во власти средство улучшения жизни, приобретения богатства, престижа, свободы, безопасности и т.п. В то же время власть - это и самоцель, позволяющая наслаждаться ее обладанием. Политическая власть складывается из столкновения многообразных воль к власти как баланс, равновесие политических сил.

Для бихевиористов характерно также рассмотрение политичес ких отношений как рынка власти. Правила рыночной торговли: учет спроса и предложения, стремление к выгоде, выравнивание цен и конкуренция продавцов и покупателей - они и только они выступают регуляторами, автоматически (без внешнего принуждения) обеспечивающими функционирование политической системы общества. Политические субъекты активно действуют на рынке влас ти, пытаясь выгодно использовать имеющиеся у них ресурсы (от природной воли к власти до накопленных запасов, имеющих уже реальный объем), где эти ресурсы и получают общественное призна ние как таковые.

К классу реляционных концепций власти можно отнести и но вейшие постструктуралистские (или неоструктуралистские) кон цепции “археологии и генеалогии власти” М. Фуко и “поля власти” П. Бурдье. М. Фуко, к примеру, уточняет, что власть это не просто отношение субъектов, а своего рода модальность общения (“отношение отношений”). Отношение между субъектами власти объявляется им неперсонифицированным и неовеществленным, поскольку данные субъекты находятся каждый момент в постоянно изменяющихся энергетических линиях напряжений и соотношения взаимных сил. П. Бурдье вводит понятие “символической власти” обосновывая его как совокупность “капиталов” (экономических, культурных и т.д.), которые распределяются между субъектами власти в соответствии с их позициями в “политическом поле” (со циальном пространстве, образуемом, и конструируемом самой ие рархией властных отношений). По мнению П. Бурдье, “позиция данного агента в социальном пространстве может определяться по его позициям в различных полях, т.е. в распределении власти, ак тивированной в каждом отдельном поле. Это, главным образом, экономический капитал в его разных видах, культурный капитал, а также символический капитал, обычно называемый престижем, репутацией, именем и т.п.”.

Отметим, что все приведенные трактовки сущности власти не исключают друг друга, а подчеркивают многомерность, многознач ность этого политического феномена. В современной политологической литературе выделяют, как минимум, три аспекта власти, три ее измерения:

1) директивный аспект, в соответствии с которым власть понимается как господство, обеспечивающее выполнение приказа, ди рективы;

2) функциональный аспект, подчеркивающий, что власть есть способность и умение практически реализовать функцию общест венного управления;

3) коммуникативный аспект, учитывающий, что власть так или иначе реализуется через общение, через определенный “язык”, ко торый понятен всем сторонам общественного отношения власти (см.: Ильин М.В., Мельвиль А.Ю. Власть // Полис. 1997. № 6. С. 150).

Приведенные суждения о власти, позволяют сделать следующий вывод: власть - это один из важнейших, видов социального взаимодействия, специфическое отношение по крайней мере между двумя субъектами, один из которых подчиняется рас поряжениям другого, в результате этого подчинения власт вующий субъект реализует свою волю и интересы.

Представление об основных компонентах власти можно полу чить из схемы 5.

Источники власти - властное первоначало. В качестве источ ников власти могут выступать авторитет, сила, закон, богатство, , социальный и политический статус, тайна, интерес и т.д.

Американский футуролог О. Тоффлер в книге “Смещение власти: знание, богатство и сила на пороге XXI века” (1990) подробно ана лизирует три основных источника, питающих власть. Согласно Тоффлеру, сила, богатство и власть связаны в единую систему, * определенных условиях взаимозаменяемы и в совокупности нацелены на поддержание власти. Каждый из этих источников сообща

власти определенное качество: сила или угроза ее применения способны лишь на грубое принуждение, функционально ограничены и свойственны лишь власти низшего качества; богатство является источником власти среднего качества, которая может иметь в своем распоряжении как негативные, так и позитивные средства стимули рования; знания лежат в основе власти высшего качества, наиболее эффективной. О. Тоффлер пишет, что именно знания позволяют “достичь искомых целей, минимально расходуя ресурсы власти; убедить людей в их личной заинтересованности в этих целях; пре вратить противников в союзников”. Он утверждает, что в совре менном мире знания (в различных формах: информации, науки, ис кусства, этики) в силу своих преимуществ - бесконечности (неис черпаемости), общедоступности, демократичности подчинили силу и богатство, став определяющим фактором функционирования власти.

Субъект власти воплощает в себе ее активное, направляющее начало. Им может быть индивид, организация, социальная об щность и др. Для реализации властных отношений субъект должен обладать такими качествами, как желание властвовать и воля к власти. Помимо этого, субъект власти должен быть компетентным, должен знать состояние и настроение подчиненных, обладать авто ритетом. Современная политическая практика поставила проблему различения субъекта власти, который может иметь формальный ха рактер, и реального носителя власти. С. Луке в книге “Власть: ра дикальный подход” анализирует проблему расхождения интересов тех, кто управляет (носитель власти), с интересами тех, “кем управ ляют” (объект власти), и тех, “от имени кого осуществляется уп равление” (субъект власти).

Субъект определяет содержание властного отношения через: 1) приказ (распоряжение) как властное повеление подчиниться воле субъекта власти; 2) подчинение как подведение частной воли под всеобщую волю власти; 3) наказание (санкции) как средство воздействия на отрицание господствующей воли; 4) нормирование поведения как совокупность правил в соответствии с всеобщим интересом.

Подчинение приказу может иметь весьма различную мотивацию. М. Вебер отмечал, что типичными мотивами повиновения могут выступать: интересы (целесообразные соображения повинующихся относительно преимуществ или невыгод выполнения приказа); тра диции, привычка к повиновению; личная склонность подданных.

От приказа, характера содержащихся в нем требований во многом зависит отношение к нему объекта - второго важнейшего элемента власти. Власть - всегда двустороннее отношение взаимодействия субъекта и объекта. Власть немыслима без подчинения объекта. “Готовность к подчинению зависит от ряда факторов: от собственных качеств объекта властвования, от характера предъявляемых к нему требований, от ситуации и средств воздействия, ко торыми располагает субъект, а также от восприятия руководителя исполнителями, наличия или отсутствия, у него авторитета” (Пуга чев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М, 1996. С. Ш7).

Отличительными чертами политической власти являются:

1) легальность в использовании силы и других средств властво вания в пределах страны;

2) верховенство, обязательность ее решений для всего общества и, соответственно, для всех других видов власти;

3) публичность, т.е. всеобщность и безличность, что значит - обращение ко всем гражданам от имени всего общества с помощью права (закона);

4) моноцентричность, т.е. наличие единого центра принятия ре шений (в отличие, например, от власти экономической);

5) многообразие ресурсов.

Политическая власть подразделяется на государственную и об щественную. Государственная власть обеспечивается соответ ствующими политическими институтами (парламент, правительст во, судебные органы и т.д.), органами правопорядка (полиция, армия, прокуратура и т.д.), а также юридической базой. Общест венная власть формируется партийными структурами, общест венными организациями, независимыми средствами массовой ин формации, общественным мнением.

Политическая власть существует в двух основных формах: офи циальная, легальная власть с формализованной структурой и не формальная, неофициальная, нелегализованная власть - власть влиятельных групп и лиц, групп давления, лидеров кланов. В этой форме власть может приобрести теневой, подпольный, ма фиозный характер.

Долгое время считалось, что содержание власти определяется системой отношений господства и подчинения, а сама власть - это возможность приказывать в условиях, когда те, кому приказывают, обязаны подчиняться. Такой подход к сущности власти не вызывал сомнения, однако по мере формирования демократических режи мов, базирующихся на тех или иных общественных договорах, по нятие власти усложнилось. В подобных случаях власть - это не только господство одних и подчинение других, но и договоренность об учете интересов тех, кто находится в подчиненном положении. В современном обществе сфера договорных отношений стала расши ряться за счет общественного мнения, средств массовой информа ции, а также под воздействием международных организаций и групп влияния. В результате власть формируется как система отношений “господство - подчинение” и “руководство - принятие”. Граница между этими типами отношений подвижна и зависит от конкрет ной ситуации в той или иной стране.

Властная воля, выраженная в приказе, может быть реализована прямыми и косвенными методами. При этом теория власти, откли каясь на современную ситуацию, обосновывает механизмы, не выпячивающие силу и соответствующие санкции. Соответственно в “технологии” власти повышается роль поощрения, подкупа, а также “рекомендующая” роль лоббистских структур.

Аналогичная тенденция проявляется в системе отношений “ру ководство - принятие”. При этом чем выше авторитет субъекта власти, чем шире ее демократическая база, тем более вероятно добровольное принятие объектом определенных обязательств.

Функциями власти являются: господство, руководство, регуля ция, контроль, управление, координация, организация, мобилиза ция и т.д.

Проблема применения власти во многом связана с сопротивле нием, оказываемым объектом воздействия - индивидом или груп пой, на которых это воздействие направлено (схема 6).

Как видно из приведенной схемы, субъект власти пытается из менить поведение объекта власти. Цикл действия начинается с т ого, что у субъекта воздействия должна появиться мотивация на применение власти по отношению к объекту. После того как мот ивация власти сложилась, применяющий власть субъект дает знать (п. 1) объекту воздействия о том, какого поведения он от

него ждет. Если объект воздействия ведет себя в соответствии с этими ожиданиями, то процесс действования, побуждаемого моти вацией власти, на этом заканчивается. Если же он оказывает сопро тивление (п. 2), то применяющий власть обозревает находящиеся в его распоряжении источники власти (п. 3). Выбор источников влас ти зависит от желаний и потребностей подвергающегося воздейст вию, а также от вида поведения, к которому субъект хочет его склонить. Пуску в ход источников власти могут противостоять внутрен ние барьеры (п. 4). Это может выражаться в неуверенности в своих силах, боязни потерять свое Я и т.д.

Если барьеры не возникают или успешно преодолеваются, субъ ект применяет определенное средство воздействия (п.5). Реакция объекта воздействия (п.6) зависит от его мотивов и источников власти. Достижение цели субъектом власти приводит к изменению его состояния (п.7). У него могут появиться новые мотивы власти, уверенность в своих силах. Он удовлетворяет блокируемую объектом воздействия собственную потребность. Как только у субъекта возникает новая потребность в применении власти, весь процесс повторяется.

Субъектно-объектные отношения власти реализуются на нескольких уровнях', мегауровень международные организации, наделенные властными полномочиями (ООН, НАТО, Совет Евро пы, Международный трибунал в Гааге и т.д.); макроуровень центральные органы государства; микроуровень - власть на мес тах. На мегауровне власть международного субъекта ограничена суверенитетом входящих в состав союза государств и характером объединения в тот или иной союз. Так, например, Россия, войдя в Совет Европы, взяла на себя ряд дополнительных обязательств в экономической и законодательной власти, но стратегически сохранила свой суверенитет. В случае вхождения тех или иных государств в военные блоки ограничений их суверенитета значительно больше.

Изданной классификации уровней власти вытекает, что некото рые власти выступают одновременно и в роли субъекта, и в роли объекта. Так, центральная государственная власть является объектом власти мегауровня и субъектом для региональной власти. Ре гиональная власть, в свою очередь, является объектом центральной в ласти и субъектом по отношению к власти на местах. В федератив ном государстве властью на мезоуровне (среднем, промежуточном) являются субъекты федерации. В России этими субъектами явля йся: 21 республика, 6 краев, 49 областей, 2 города федерального Зн ачения, 1 автономная область, 10 автономных округов.

Важнейшим структурным элементом власти являются ее основа ния и ресурсы. Под основаниями власти понимаются ее база, исто чники, на которые опирается властная воля субъекта. Ресурсы это реальные и потенциальные средства, которые используются (или могут быть использованы) для укрепления самой власти и ее оснований. Р. Даль назвал ресурсами власти “все то, что индивид или группа могут использовать для влияния на других”. Образно говоря, основания власти - ее фундамент, ресурсы власти - это ее потенциал и технология.

По сферам жизнедеятельности общества можно выделить эко номические, социальные, юридические, административно-силовые и культурно-информационные основания и ресурсы власти.

Экономические основания власти характеризуются господ ствующей формой собственности, объемом валового национально го продукта надушу населения, стратегически важными природны ми ресурсами, золотым запасом, степенью устойчивости нацио нальной валюты, масштабами внедрения в экономику страны достижений научно-технической революции. Соответственно экономическими ресурсами власти являются активная инвестиционная и научно-техническая политика, налоговая и таможенная политика, а также внешнеэкономическая деятельность в части укрепления независимости страны.

Социальные основания власти - это социальные группы и слои, на которые власть опирается. Конкретный состав этих групп и слоев определяется общественным строем страны, ее политическими и культурно-историческими традициями, уровнем развития науки и техники. Одновременно с опорой власти практически в любом государстве существуют социальные группы, которые обре чены на подчиненное положение, а также группы, которые занимают промежуточное, колеблющееся положение между устойчивыми субъектами и объектами власти. Социальные ресурсы - это меро приятия по изменению статуса социальных групп и слоев, действия, направленные на повышение (понижение) их общественной актив ности. Власть, пытающаяся расширить свою социальную базу, должна наиболее полно обеспечивать общенациональные интересы, привлекать на свою сторону колеблющиеся промежуточные слои, добиваться социального партнерства с “управляемыми” сло ями и группами.

Социальные ресурсы частично совпадают с экономическими ресурсами. Так, например, доход и богатство, являясь экономическим ресурсом, вместе с тем характеризуют и социальный статус. Однако социальные ресурсы включают и такие показатели, как должность, престиж, образование, медицинское обслуживание, социальное обеспечение и т.п.

Юридические основания власти - это материальная база юриспруденции, а также совокупность законов, на которых власть сформирована и опирается в практической деятельности. К юридическим ресурсам можно отнести всякого рода инструкции, меро приятия по уточнению и разъяснению законодательства, постанов ления и указы, не охваченные действующим законодательством. Сюда можно отнести указы президента, постановления правительства, оперативные постановления судебных и исполнительных ор ганов. Роль юридических ресурсов власти существенно возрастает в переходных политических режимах, когда реалии жизни часто выходят за рамки достаточно инерционного законодательства.

Административно-силовые основания власти - это сово купность властных учреждений, обеспечивающих функции жизне деятельности, внутренней и внешней безопасности государства, а также их аппарат. Сюда входят структуры исполнительной и законодательной власти, а также органы безопасности, разведки и внутренних дел. Соответственно административно-силовыми ресурсами власти являются: система подбора кадров, обладающих особыми профессиональными качествами, оснащение властных учреждений техникой по мировым стандартам, мероприятия по исключению дублирования и амбициозного соперничества силовых структур, профилактика коррупции.

Культурно-информационные основания власти включают в себя систему организаций, аккумулирующих и сохраняющих куль турный потенциал страны, средства массовой информации, систе мы получения и переработки разведывательной информации, международные и национальные компьютерные сети. Культурно-информационные ресурсы - это духовные ценности, знания, информация, которые благодаря новейшим системам их обработки, анализа и распространения становятся приоритетными. К культурно-информационным ресурсам можно отнести: системы хранения национального культурного достояния, методики сбора, обработки и стыковки различных видов стратегической информации, принципы и методы работы средств массовой информации, гарантирующих обществу информационно-культурный плюрализм, же включается система мер, препятствующих доступу к печати, радио и телевидению террористов и всякого рода экстремист ских элементов.

Ресурсы власти, являясь производными от ее оснований, в то же время относительно самостоятельны и по своему содержанию су щественно шире этих оснований. В российской политической науке доминирующим является подход, при котором ресурсы общества подразделяются на два вида: 1) материально-экономические и 2) духовно-информационные, каждый из которых дает возмож ность, с одной стороны, возвысить политических агентов в потенциальном статусе и ранге, а с другой - увеличить их мобилизую щую силу и давление.

Ресурсы общества ограничены и распределены неравномерно, что приводит к постоянной борьбе индивидов и групп за их перерас пределение, к взаимному соперничеству и давлению друг на друга в этой сфере государства и общества, противоборству власти управляющих и влияния управляемых. Управляющие обладают органи зованным контролем над общегосударственными ресурсами и адми нистративным аппаратом, а управляемые располагают лишь свои ми частными ресурсами и потенциалом мобилизации граждан со стороны партий и движений, которые наряду с регулируемым распределением “сверху” постоянно ведут борьбу за выгодное им перераспределение общественных ресурсов и усиление социально го контроля над ними “сверху”. Французский социолог Б. де Жуве нель, изучая бюджетно-финансовую политику государства, делает вывод: в реальности финансовое перераспределение значительно меньше напоминает свой первоначальный замысел - распределе ние свободного дохода от богатых к бедным, и значительно боль ше - перераспределение власти от индивида в пользу государства (см.: Дегтярев А.А. Политическая власть как регулятивный меха низм социального общения // Полис. 1996. № 3. С. 118).

В социотехнологической цепочке самой власти ресурсы играют самостоятельную роль в обеспечении научной обоснованности при каза (распоряжения), в организации контроля, для убеждения, на казания и поощрения, а также для обеспечения эффективной об ратной связи от объекта власти к ее субъекту. При таком подходе ресурсы делятся на организационные, поощрительные, принуД11' тельные и нормативные.

Организационные ресурсы направлены на создание оптимальных организационных структур управления, гарантирующих быстрое прохождение приказа до исполнителя я обеспечение надежного контроля. Одновременно они должны использоваться рационально, блокировать естественную потребность чиновничьего аппарата к расширенному самовоспроизводству.

Поощрительные ресурсы это материальные и социальные блага, с помощью которых власть “подкармливает” определенные слои населения и политиков. В результате стимулируется выполнение распоряжений власти соответствующими объектами, а накануне вы боров - расширяет социальную базу поддержки правящей элиты.

Принудительные ресурсы комплекс мер административного воздействия и угрозы санкций при невыполнении приказа. Одно временно они используются для предотвращения забастовок, не санкционированных митингов, против явного и скрытого саботажа распоряжений власти.

Нормативные ресурсы • средства воздействия на ценностные ориентации и морально-этические нормы объектов власти. Они ориентируют на социальное партнерство руководителей и подчи ненных, формируют определенный кодекс поведения, связанный с профессиональным долгом.

Разумеется, ресурсы власти являются обоюдоострым инстру ментом: при научно обоснованном, профессиональном использова нии они укрепляют как саму власть, так и ее основания. При неком петентном, волюнтаристском подходе они подтачивают, разрушают власть, способствуя возникновению кризисов и революций.

2. Механизм осуществления политической власти

Как показывает современная политическая практика демократи ческих стран, механизм власти имеет довольно сложную иерархи ческую структуру. Рассмотрим ее основные компоненты.

Первичным субъектом власти, ее источником является народ, который, реализуя часть властных функций непосредственно, другую часть из них передает (делегирует) своему офицальному представителю - государству. Так, в Конституции Российской Федера ции (ст. 3) говорится: “1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федеранции является ее многона циональный народ. 2. Народ осуществляет свою власть непосред ственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления”

Государство, в свою очередь, распределяет властные полномо чия между носителями власти. Это распределение властных полно мочий называется разделением властей.

Идея разделения властей, появившаяся в Новое время в евро пейской политической мысли (Дж. Локк, Ш. Монтескье), впервые нашла свое юридическое оформление в Конституции США, консти туционных актах Великой французской революции, реализовав шись в политической практике целого ряда стран. Политический опыт этих стран свидельствует о целесообразности разделения властей. Во-первых, это позволяет четко определить функции, ком петенцию и ответственность каждой ветви власти, каждого государ ственного органа, осуществлять взаимный контроль, создать систе му сдержек и противовесов, помогающую достигать единства действий в государственном управлении и поддерживать динамичное равновесие в обществе в процессе преодоления противоречий. Во- вторых, позволяет предотвращать злоупотребления властью, уста новление диктатуры, тоталитаризма. В-третьих, реализация принципа разделения властей дает возможность гармонично соединять такие противоречивые аспекты жизни общества, как власть и сво бода, закон и право, государство и общество, под углом зрения самоценности личности (см.: Общая и прикладная политология / Под общ.ред. В.И. Жукова, Б.И. Краснова. М., 1997. С. 220).

Разделение властей реализуется в двух плоскостях: по горизонтали и по вертикали.

Разделение властей по вертикали представляет собой разде ление властных полномочий между субъектами государственного уп равления различного уровня. Таким образом создаются централь ные, региональные и местные органы власти. В некоторых странах, например, в Великобритании, региональный уровень отсутствует.

На практике совершенно очевидно разделение государств на Централизованные, где местные органы власти являются как бы “продолжением” центральных органов (Греция, Ирландия, Исландия, Португалия и др.); децентрализованные местные органы (провинции, земли, департаменты) наделены значительными полномочиями (Италия, Испания, Франция и др.); полуцентрализован-ные - местные органы власти в ряде сфер, к примеру, в сферах образования, здравоохранения, строительства и т.п., пользуются значительной самостоятельностью, а в остальном зависят от центральных властей (Великобритания, Нидерланды).

Разделение властей по горизонтали реализуется на практике как распределение власти между тремя властными органами (иног да их нестрого называют “ветвями” власти) - законодательной, исполнительной и судебной.

Законодательная власть основывается на принципах консти туции и верховенства права, формируется в результате выборов. В различных странах функции законодательной власти различны и по объему, и по содержанию. Но, как правило, законодательная власть вносит поправки в конституцию, определяет основы внутренней и внешней политики государства, утверждает государственный бюд жет, обсуждает и принимает законы, обязательные для исполни тельных органов и граждан, контролирует их исполнение.

В подавляющем большинстве стран носителем законодательной власти выступает представительный орган - парламент, который бывает двух- или однопалатным. К примеру, однопалатный парла мент действует в 8 из 18 западноевропейских стран (в Исландии, Люксембурге, Португалии, Греции, скандинавских государствах). В ряде стран существует двухпалатная парламентская система, при которой одна палата формируется в результате прямых выборов, а другая на основе территориальной пропорциональности. При чем, в некоторых странах (Бельгии, Италии, Швейцарии) обе палаты • равноправны, принимают одинаковое участие в формирова нии правительства и в законотворческом процессе.

В нашей стране высшим законодательным органом является Фе деральное Собрание • парламент Российской Федерации (ст. 94 Конституции РФ). Этот орган состоит из двух палат - Совета Федерации и Государственной Думы.

Исполнительная власть в различных странах еще более разно образна. В некоторых странах(США) главой исполнительной власти является президент, одновременно занимающий пост главы государ ства. В других - эти функции разделены. К примеру, в Великобри тании глава государства - монарх, глава исполнительной власти - премьер-министр. В государствах с республиканским устройством (Германия, Франция, Италия и др.) главой исполнительной власти является премьер-министр, а главой государства - президент.

Особенностью исполнительной власти является то, что она не только организует выполнение решений законодателей, но и сама может издавать нормативные акты или выступать с законодательн ой инициативой.

Исполнительную власть в нашей стране осуществляет Прави тельство Российской Федерации, состоящее из Председателя, его заместителей и федеральных министров.

Судебная власть стоит на страже конституционного устройства государства, законности и порядка, прав и свобод граждан. В ее сис тему включены организации и учреждения, независимые от других органов власти: это конституционные суды (в Австрии, Испании, Португалии, Германии, России и др.) или другие судебные органы (во Франции Конституционный совет, в Греции • Верховный специальный суд и т.д.). Назначение этих органов состоит в том, чтобы быть гарантом защиты демократической системы от чрезмерных притязаний на власть со стороны законодательной, испол нительной и в какой-то мере общественной власти. Помимо кон ституционных судов практически во всех странах существуют осо бые административные суды, которые разрешают конфликты, воз никающие между гражданами и органами правительства. За соблю дением законов следят прокуратуры, другие контрольные органы (государственный контроль, налоговая инспекция и т.д.).

По Конституции Российской Федерации (ст. 118) судебная власть в стране “осуществляется посредством конституционного, граждан ского, административного и уголовного судопроизводства”. Высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам является Верховный Суд РФ (ст. 126), а по разреше нию экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитраж ными судами, - Высший Арбитражный Суд РФ (ст. 127).

Кроме органов государственной власти, властные полномочия имеют и органы общественной власти. Здесь в первую очередь нужно назвать органы местного самоуправления, которые не входят в систему государственной власти, к примеру, в Российской Феде-Рации (ст. 12 Конституции РФ). Они призваны самостоятельно уп равлять, муниципальной собственностью, формируют, утверждают 1 исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и осуществляют охрану общественного порядка, а также ре- иные вопросы местного значения (ст. 132).

В соответствии с Конституцией РФ Федеральный закон “Об общих принципах организации самоуправления в Российской Федерации от 28 августа 1995 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральными законами от 22 апреля 1996 г. и 28 ноября 1996 г.)” определяет роль местного самоуправления в осуществлении народовластия, правовые, экономические и финансовые основы местного самоуправления и государственные гарантии его осуществления, устанавливает общие принципы организации местного самоуправления. В соответствии сданным за коном практически на всей территории страны организованы орга ны местного самоуправления (муниципальные органы), основная задача которых (п. 1, ст. 2) - решение вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных мест ных традиций (схема 8).

3. Эффективность и легитимность власти

Одним из наиболее важных интегральных характеристик власти является ее эффективность, т.е. степень выполнения властью своих задач и функций. Практически это означает гарантированное про ведение в жизнь компетентных властных распоряжений с наимень шими затратами и издержками в максимально короткие сроки.

Критериями эффективности власти являются:

1) достаточность оснований власти и эффективное использова ние ее ресурсов;

2) рациональность “вертикальной” и “горизонтальной” структур власти;

3) эффективный, действенный, своевременный контроль за выполнением распоряжений властных структур;

4) организационно-техническое и кадровое обеспечение учета и анализа властных распоряжений;

5) наличие действенной системы санкций, применяемых к объ екту власти в случае невыполнения им властного приказа;

6) эффективная система самоконтроля власти, одним из показа телей которой является ее авторитет.

Эффективность власти во многом зависит от ее легитимное (лат. legitimus - согласный с законами, законный, правомерный)-

История понятия “легитимность” восходит к средним векам, когда складывается понимание легитимности как согласия с обычаями, традициями и установленным поведением. Легитимность преимущ ественно трактовалась как право верховных должностных лиц поступать согласно обычаям, но уже с середины XIV в. начинает упот ребляться в смысле правомочия выборной власти.

В научный обиход термин “легитимность” ввел М. Вебер. Не мецкий ученый указал на то, что любая власть нуждается в самооп равдании, признании и поддержке. Понятие “легитимность” часто переводится как “законность”, что не совсем точно, так как Вебер имел в виду не юридические, а социологические (поведенческие) ха рактеристики господства (власти) и придавал главное значение фактору монопольного применения насилия.

М. Вебер выделил три основных типа легитимного господства (власти) (табл. 2).

Традиционное господство. Этот тип господства обусловлен традициями, нравами, привычкой к определенному поведению и ос нован на вере не только в законность, но даже в священность из древле существующих порядков и властей. Освященные обычаем нормы (авторитет “вечно вчерашнего”) выступают как основа от ношений господства и подчинения. Традиционные нормы рассмат риваются как нерушимые, и неподчинение им ведет к применению установленных обществом санкций. В традиционном обществе М. Вебер выделял различные виды: геронтократическое (власть старейшин), патриархальное (власть вождя племени), патримони альное (власть монарха) и султанизм как разновидность последнего.

Харизматическое господство. Харизма (греч. charisma - бо жественный дар) - экстраординарная способность, свойство, ка чество индивида, выделяющее его среди остальных и, что самое главное, не столь приобретенное им, сколько дарованное ему при родой, Богом, судьбой. Харизматический авторитет не связан нор мами или правилами. Это объясняется особым характером веры в особые качества харизматической власти. Решающее значение для возникновения харизматического отношения имеет не столько само обладание харизмой, сколько признание ее со стороны последова телей. Условный характер харизматических отношений, как прави ло, не осознается их участниками: лидер верит в свое призвание, а последователи верят в лидера.

Харизматическое господство возникает главным образом в усло виях социально-политического кризиса. Он способствует появле нию вождей, идущих навстречу духовным потребностям масс, кото рые приписывают вождям необыкновенные свойства. Вождь хар изматик всегда стремится подорвать основы существующего социал ьного порядка и отличается политическим радикализмом. Вебер Рассматривал харизму как “великую революционную силу”, сущест вовавшую в традиционном типе обществ и способную внести изменения в их лишенную динамизма структуру. Лидер должен посто янно заботиться о сохранении своей харизмы и доказывать ее при сутствие. Для поддержания харизмы необходимы регулярные “ве ликие” деяния вождя, приносящие крупный успех, победу и т.д. Как только они иссякают, так сразу же исчезает вера в его необыкновенные качества, а следовательно, разрушается и основа харизма тического господства. Со стабилизацией социальной системы оно трансформируется в традиционное или легальное господство, про исходит “рутинизация харизмы”.

Легальное господство. Легальное (рационально-бюрократи ческое) господство основывается на признании добровольно уста новленных юридических норм, направленных на регулирование от ношений управления и подчинения. При такой власти подчиняются не личности, а установленным законам: им подчиняются не только управляемые, но и управляющие.

Легальное господство возникает в условиях формирования ры ночной экономики и воплощается в правовом государстве. Основ ными чертами этого типа господства являются: установление норм права и подчинение им каждого человека; применение норм права в управлении; господство в обществе права, а не чиновников. Во площать право в жизнь должны специально обученные, компетент ные чиновники - бюрократия. Бюрократия, по Веберу, техни чески является самым чистым типом легального господства. Имен но Вебер сформулировал основные требования к чиновникам, ак туальные и по сей день: 1) лично свободны и подчиняются только деловому служебному долгу; 2) имеют устойчивую служебную ие рархию; 3) имеют твердо определенную компетенцию; 4) работают в силу контракта (на основе свободного выбора); 5) работают в со ответствии со специальной квалификацией; 6) вознаграждаются постоянными денежными окладами; 7) рассматривают свою службу как единственную или главную профессию; 8) предвидят свою карьеру; 9) работают в полном “отрыве” от средств управления и без присвоения служебных мест; 10) подлежат строгой, единой слу жебной дисциплине и контролю.

В условиях легального господства всегда существует опасность превращения бюрократии из служанки общества в замкнутую касту, стоящую над ним. Способы ограничения бюрократии: регулярная ротация (пропорциональная замена через определенный с рок) квалифицированных кадров управленческого аппарата и кон троль за ними со стороны политических институтов.

Описанные типы легитимности в реальной политической практике переплетаются и взаимно дополняют, усиливают друг друга. Подобное было, к примеру, во Франции, когда принятие ее конституции, основавшей V Республику в 1958 г., личный престиж , де Голля и два референдума 1961 и 1962 гг. позволили главе го сударства решительно положить конец алжирскому конфликту.

Доминирование того или иного типа легитимности связано с типом существующего режима. Так, харизматическая власть харак терна для авторитарных систем, тогда как в условиях демократии политическая жизнь определяется господством закона.

В отличие от социологического подхода М. Вебера, системный анализ власти, предложенный американской школой политологии, позволил создать более функциональную, приспособленную к практическим потребностям концепцию легитимности, которая дает возможность измерить легитимность эмпирическим путем.

Д. Истон и его последователи утверждают, что условием леги тимности политической власти являются определенные социально- психологические отношения, в основе которых лежит минимальный ценностный консенсус, обеспечивающий принятие и подчинение власти, согласие с ее требованиями и поддержку ее действий. Ле гитимность в их представлении это “степень, в которой члены политической системы воспринимают ее как достойную своей под держки”. Данный ценностно-нормативный подход позволил Д. Ис тону провести различие в типах поддержки как по объекту и содер жанию, так и по времени ее действия, выделив диффузную и специ фическую легитимность.

Диффузная легитимность, согласно Д. Истону, представляет собой общую (фундаментальную), долговременную, преимущест венно аффективную (эмоциональную) поддержку идеям и принцип ам политической власти, независимо от результатов ее деятель ности.

Специфическая легитимность ситуативна, кратковременна, ор иентирована на результат и основана на сознательной поддержке и того, как она действует.

Добавим, что в 80-е гг. в политической науке наряду с диффузи специфической легитимностью были выделены смешанные типы поддержки: диффузно-специфическая и специфически, диффузная, с помощью которых можно точнее измерить легитим ность власти, политического режима или его отдельного института (см.: Елисеев СМ. Легитимность власти. Концепции и проблемы развития в посткоммунистическом обществе. СПб., 1996).

В современной политологической литературе существуют и иные подходы к типологии легитимности. Французский политолог Ж.Л. Шабо, подчеркивая, что в структуре властных отношений есть два главных фактора (участника) - управляемые и управители, указывает, что политическая власть легитимизируется прежде всего относительно них. Таким образом, она должна соответство вать волеизъявлению управляемых (демократическая легитимность) и сообразовываться со способностями управителей (технок ратическая легитимность).

Демократическая легитимность это перенос на все об щество механизма принятия решения индивидом: выражение свободной воли, но в том смысле, что данная коллективная свободная воля проистекает от индивидуального проявления свободного суж дения. В политической практике для операционализации перехода от индивидуального к коллективному используется простой ариф метический механизм мажоритарный принцип (принцип боль шинства). Его применение в демократических режимах универсально - как для выбора представителей народа, так и для голосования законов или принятия решений в рамках коллегиальных исполни тельных структур. Однако, в истории немало случаев, когда демократические механизмы в определенных исторических обстоятель ствах способствовали утверждению авторитаризма и тоталитаризма. Так было в Германии 1933 г., когда Гитлер пришел к власти вполне законным путем; так было и во Франции, где вишистский режим вышел из легального парламента, палата депутатов которо го была выбрана весомым большинством голосов французов.

Технократическая легитимность связана с умением властво вать, а последнее обусловлено двумя параметрами: способами доступа к власти и содержанием процесса ее осуществления. На начальных этапах истории человеческого общества, когда сила была преимущественным способом достижения власти, владение оружи ем, армиями и людьми ценилось выше всего. В современных условиях таким преимущественным способом называют знания. Однако и этот тип легитимности может иметь свои “извращения”, когда к власти приходит “компетентная элита, культивирующая вкус к тайне и веру в свое превосходство”.

Кроме того, согласно Ж.Л. Шабо, политическая власть может легитимизировать себя относительно субъективных представлений о желаемом социальном порядке (идеологическая легитимность) или в соответствии с космическим порядком, включающим также и социальный порядок (онтологическая легитимность).

Идеологическая легитимность основывается на определен ных представлениях о социальной действительности и способах и проектах ее изменения. Политическая власть укрепляет себя, ста раясь реализовать такие идеи. Французский ученый полагает, что более 70 лет политическая власть “реального социализма” в СССР и других социалистических странах покоилась в основном на идео логической легитимности, понимаемой как соответствие истине. “Она исключала любую оппозицию, всякий плюрализм и сводила выборы к простым ритуалам, в которых народ участвовал под принуждением, усматривая в них лишь дополнительное и второстепен ное подкрепление власти”.

Онтологическая легитимность - это соответствие полити ческой власти универсальным принципам человеческого и социаль ного бытия. Ж.Л. Шабо подчеркивает, что на практике свобода и воля человека способны отходить отданных принципов или проти востоять им. Это происходит потому, что политические акторы (как управляемые, так и управляющие) в осуществлении своей челове ческой свободы способны сделать или “противоестественный” выбор, или же выбирать между различными решениями, имеющими целью выполнить предначертания природы. Онтологическая ле гитимность измеряется уровнем соответствия “тому глубинному порядку бытия, который человек ощущает врожденно, но которому °н может противостоять”.

В политологической литературе выделяются также три уровня легитимности власти: 1) идеологический: власть признается обос нованной в силу внутренней убежденности или веры в правильн ость тех идеологических ценностей, которые ею провозглашены; ис точник легитимности идеологические ценности; 2) струк турный: правомочность власти вытекает из убеждения в законности и ценности установленных структур и норм, регулирующих политические отношения; источник легитимности • - специфические

политические структуры; 3) персональный: в основе - одобрение данного властвующего лица; источник легитимации - личный ав торитет правителя (табл. 3).

Обобщая различные подходы к определению сущности легитим ности и ее типологии, можно сказать, что легитимность пред ставляет собой определенный исторически сложившийся, со циально значимый порядок происхождения и функционирова ния власти, который делает возможным достижение согла сия во властных структурах и в их взаимодействии с обще ством.

Легитимация - процедура общественного признания какого- либо действия, события или факта, действующего лица. Она призвана обеспечить повиновение, согласие, политическое участие без принуждения, а если оно не достигается - оправдание такого принуждения, использование силы.

Для поддержания легитимности власти используются многие средства: изменения законодательства и механизма государствен ного управления в соответствии с новыми требованиями; использовать традиции населения в законотворчестве и при доведении практической политики; реализация легальных мер предосторожности против возможного снижения легитимности в ласти; поддержание в обществе законности и правопорядка и др.

Показателями легитимности власти выступают: уровень принуж дения, применяемый для проведения политики в жизнь; наличие по пыток свержения правительства или лидера; сила проявления граж данского неповиновения; результаты выборов, референдумов; массовость демонстраций в поддержку власти (оппозиции) и др.

Легитимность сочетается с противоположным ей процессом де- легитимации - утраты доверия, лишения политики и власти об щественного кредита. Основными причинами делегитимации явля ются:

1) противоречие между универсальными ценностями, господ ствующими в обществе, и эгоистическими интересами властвую щей элиты;

2) противоречие между идеей демократии и социально-политической практикой. Это проявляется в попытках решить проблемы силовым путем, нажимом на средства массовой информации;

3) отсутствие в политической системе механизмов по защите ин тересов народных масс;

4) нарастание бюрократизации и коррумпированности;

5) национализм, этнический сепаратизм в многонациональных государствах, проявляющейся в отвержении федеральной власти;

6) потеря правящей элитой веры в правомерность своей власти. Возникновение внутри нее острых социальных противоречий, столкновение разных ветвей власти.

В политической теории существует понятие “кризиса легитимности”. Этот кризис возникает тогда, когда статусу основных социа льных институтов грозит опасность, когда требования основных Фупп общества не воспринимаются политической системой. Кри-может возникнуть и в обновленной общественной структуре, власти в течение длительного времени не удается оправдать широких народных слоев (см.: Краснов Б.И. Теория власти J Властных отношений // Социально-политический журнал. 1994. Р 3-6. С 84).

Отметим, что легитимность - явление политическое, легальнос ть - юридическое (она устанавливается и гарантируется властью)

Глава 5. СОЦИАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПОЛИТИКИ

Социальные группы как субъекты и объекты политики

Политика - это сложный комплекс взаимосвязанных явлений и процессов. В политике находят отражение интересы и потребнос ти различных социальных групп, которые являются базой и опорой государственной власти. Разные научные дисциплины подходят к определению и классификации групп со своих методологических позиций. Группы различают по объему (большие, малые, среднего уровня), по социально-экономическим критериям, этнонациональ ным, географическим, культурным признакам. В политологии социальные группы рассматриваются как субъекты и объекты политики.

Под субъектом политики понимается носитель практи ческой деятельности, источник активности, направленной на объект политики. В свою очередь объект в политике • та часть политической реальности, системы, на которую направлена деятельность субъекта в политике. Субъект и объект находятся во взаимосвязи, взаимообусловленности и спо собны меняться местами.

Основными признаками политической субъектности являются: способность и возможность принятия политических решений, нали чие средств и возможностей реализовать принятые решения, практическое участие в политической деятельности, ответственность за последствия своих политических действий перед руководством, из бирателями, политическими союзниками и др.

Наиболее полно черты субъектности выражены у тех групп, ко торые непосредственно вовлечены в политическую жизнь. Такие группы могут быть малыми, или контактными, - например, пар ламентские фракции, политические “команды” - и относительно большими: активные сторонники партий и других общественных организаций. Многие из таких групп являются институциональны ми: например, политическая партия является одновременно и поли тическим институтом и группой.

Непосредственным субъектом политики являются и те институ циональные организации, которые формируются с целью зашить'

Интересов социальных групп. К ним относятся предпринимательские , профсоюзные, лоббистские, молодежные и др. общественные о рганизации (схема 9).

Нормы поведения, на которые ориентируются разные группы, с пособы коммуникации между ними, доступ к различным ресурсам Не являются однородными. Они соответствуют статусу данной груп- 1 , или ее положению в обществе. Там, где структурная дифферен- групп принимает иерархический характер, заходит речь о “социальной стратификации”, при которой расположение различ ных слоев (страт) начинает походить на геологические напластова ния в срезе горных пород.

Социальная стратификация (лат. stratum - слой, пласт и fa - cere - делать) - система социального неравенства, состоя щая из совокупности взаимосвязанных и иерархически орга низованных социальных слоев. Присущая современному общест ву система многомерной стратификации формируется на основе таких измеряемых признаков как престиж профессий, объем власт ных полномочий, уровень дохода и образования.

Люди издавна пытались осмыслить причины появления социаль ного неравенства. О социальной иерархии общества, о связи социальной стратификации с определенными системами политической власти рассуждали античные философы Платон и Аристотель.

Современные трактовки стратификации достаточно разнообраз ны, среди них выделяются теории функционализма и конфликта.

Функциональная теория, которая восходит к взглядам фран цузского социолога Э. Дюркгейма (1858 - 1917), была создана в 40-е гг. XX в. американскими социологами Т. Парсонсом, Р. Мертоном, К. Девисом, У. Муром и др. В работе “Разделение труда в обществе” Э. Дюркгейм сделал вывод, что во всех обществах некоторые виды деятельности считаются более важными, чем другие, и самые талантливые люди должны выполнять в процвета ющем обществе самые важные функции. Для привлечения самых лучших общество способствует их доступу к социальному вознаграждению. По мнению функционалистов, социальное неравенство функционально и универсально, социальная стратификация неизбежно существует во всех обществах.

Сторонники теории конфликта не согласны с функционалистами в том, что неравенство - это естественный способ обеспечить вы живание общества. С их точки зрения, неравенство возникает тогда, когда люди, под чьим контролем находятся общественные ценности (в основном, богатство и власть), имеют возможность из влекать для себя выгоды. Многие идеи теоретиков конфликта по черпнуты из марксистской концепции.

Согласно марксизму, главными субъектами политики являются классы • - большие группы людей, различающиеся по их отноше нию к средствам производства. Одни классы могут присваивать труд других, благодаря различию их места в укладе общественного хозяйства; класс, владеющий средствами производства, является и политически господствующим. Важнейшим источником динамики в сей политической жизни является классовая борьба, высшей формо й которой становится борьба за государственную власть.

Жесткий экономический детерминизм теории К. Маркса пре одолевает концепция немецкого социолога М. Вебера (1864 - 1920). По мнению Вебера, классы - это группы людей, с пример но одинаковыми жизненными шансами, интересами и ценностными ориентациями, общность экономического положения которых от личает их друг от друга и способствует возникновению классовых конфликтов. Как и К. Маркс, Вебер признавал экономическую основу разделения классов, но в отличие от него, считал, что классо вая принадлежность определяется не только контролем над средст вами производства, но и профессиональными и квалификационны ми различиями. Еще один компонент социального неравенства в концепции Вебера представлен понятием статуса, который зависит от уважения и престижа индивида в обществе. Статус характеризу ет объективные возможности индивида добиться жизненного успеха и одновременно субъективную основу социального положения. При определении статуса важное значение имеет сопоставление своего социального положения с социальным положением других групп. Следующий важный компонент неравенства - • политическая власть. Согласно Веберу, человек благодаря богатству и пре стижу может достичь вершин власти, но обладание богатством и престижем само по себе не идентично обладанию властью.

На веберовском понимании классов основываются преобладаю щие в науке современные трактовки, в частности конфликтная кон цепция немецкого социолога Р. Дарендорфа, который определяет классы прежде всего как группы, имеющие общие властные инте ресы. Причину классового конфликта Дарендорф усматривает в ха рактере власти.

Сущность современных концепций социальной стратификации заключается в размещении людей и групп по определенным социаль ным позициям, которые ранжируются как обладающие различ ной степенью социального престижа.

Каждый человек занимает несколько позиций в обществе и при- сразу ко множеству “страт”. Каждая из социальных позиций, связанная с определенными правами и обязанностями, на зывается статусом. Человек может иметь ряд статусов, но лиц|Ь один из них - главный статус - определяет его положение в обществе. Статусы делятся на “приписанные” (аскриптивные) и “достигнутые” (приобретенные). Аскрипция означает получение ста туса благодаря внешним, неконтролируемым со стороны человека характеристикам (возраст, пол, национальность). Приобретенные статусы анализируются с помощью профессиональных, экономических, политических критериев.

В доиндустриальном обществе богатство, образование, престиж и власть тесно связаны, и это приводит к накоплению неравенства и к доминированию одной социальной группы над другими. В экономичес ки развитом обществе складывается совершенно другая модель рас пределения неравенства, которую определяют как систему дисперси онных (рассеянных) неравенств, а расхождение рангов одного и того же субъекта в различных социальных иерархиях представляет собой социальную декомпозицию. Осуществление такой модели разрушает неравенство, дает возможность доступа к важнейшим политическим ресурсам со стороны различных субъектов.

Переход индивида (группы) из одних общественных слоев в другие, продвижение к позициям с более (менее) высоким престижем, доходом и властью связан с процессами социальной мобильности. Если статус индивида или группы меняется на более высокий, престижный, то можно сказать, что имеет место восходящая мобильность. Однако ин дивид (группа) в результате жизненных катаклизмов может перейти и в низшую статусную группу - в этом случае срабатывает нисходящая мобильность. Кроме вертикальных перемещений (восходящая и нис ходящая мобильность) существуют горизонтальные перемещения, которые складываются из естественной мобильности (например, переход с одной работы на другую без изменения статуса) и терри ториальной мобильности. Современная наука располагает показа телями, позволяющими выделять разные виды социальной мобиль ности (межпоколенческая, внутрипоколенческая, профессиональ ная и др.). По степени перемещений различаются “открытые” и “за крытые” социальные группы и целые общества.

Динамика преодоления социальной дистанции, сопровождающаяся повышением статуса (т.е. восходящая мобильность), всегда связана с повышением политической напряженности. Теория “статусной перестановки” (Р. Дарендорф, С. Липсет и др.) объясняет П0 литизацию социальных групп в условиях, когда их объективные социально-экономические характеристики не снижается, но про исходит рост статуса низших классов. Например, статусная перестановка (относительное снижение статуса традиционно влиятельных социальных групп) привела к росту фашизма в Центральной Европе в межвоенный период. Фашизм представляет собой неадекватную реакцию общества на острые кризисные процессы, разрушающие устоявшиеся социальные, экономические, политические, идеологические структуры. Чем глубже кризис, тем питательнее почва для фашизма, когда кризис не просто затрагивает, но в значительной мере потрясает социальную структуру общества, его моральные устои, нарушает ход экономических процессов, приводит к дискредитации институтов власти, вызывает у населения разочарование и ощущение ухудшения условий существования. Нис ходящая мобильность часто сопровождается предубеждением против социальных, политических и этнических меньшинств.

Негативные последствия социальной мобильности усиливаются в государствах, переживающих распад моральных норм и ценнос тей - аномию. Термин “аномия” (фр. anomie - отсутствие закона, организации) ввел Э. Дюркгейм в работах “О разделении общественного труда” (1900) и “Самоубийство” (1912). По мнению Дюркгейма, при быстрых социально-экономических изменениях члены общества утрачивают значимость социальных норм, у них отсутствуют стандарты социального сравнения с другими людьми, по зволяющие оценить свой статус и выбрать соответствующие этому статусу образцы поведения. Индивиды оказываются в неопределенном, маргинальном состоянии.

Маргиналы (лат. marginalis - находящийся на краю) - лич ности и группы, находящиеся за рамками характерных для данного общества основных структурных подразделений или господству ющих норм и традиций. Процесс маргинализации сопровождается Утратой индивидом субъективной идентификации с определенной Фуппой, сменой социально-психологических установок. Это вы нуждает маргиналов к социальным перемещениям и в горизонтальном и в вертикальном направлениях.

Само понятие “маргинализация” связано с такими понятиями, ак “переходность” и “промежуточность”. “Переход” может затянуться, и прежде, чем индивид, который как бы “зависает” социальными группами, изменит свое социальное положение, у него формируются определенные установки, обусловленные субъ ективной оценкой собственных возможностей. В зависимости от самооценки положения в группе индивид формирует уровень при тязаний и вырабатывает соответствующую стратегию поведения. Маргинальная ситуация всегда бывает весьма напряженной и по- разному реализуется на практике. Она может быть источником нев розов, деморализации, агрессивности, индивидуальных и групповых форм протеста. Но она же бывает источником нетривиальных форм интеллектуального, художественного, религиозного творчества. В современном мире маргинальный статус стал не столько исключе нием, сколько нормой существования миллионов людей этому способствовали массовые миграции, урбанизация, технологические и культурные изменения.

Если индивид или группа воспринимают свой статус как относи тельно нормальный, удовлетворительный и стабильный, происходящее в политике может представляться им чем-то малозначитель ным для их собственной жизни. Если люди даже крайне бедны, но воспринимают это как должное, как предписание судьбы или как соответствие предопределенному социальному статусу, то у них не возникают чувства несправедливости и неудовлетворенности. Угроза индивидуальной или социальной стабильности, исходящая от по литики властей или действий каких-то социальных сил, может резко усиливать интерес к общественно-политической действительности. Некоторые теоретики подчеркивают возрастающие чувства нера венства и разочарования в условиях, когда группы людей считают, что другие получили лучший доступ к достижениям общества.

Когда группы людей начинают задаваться вопросом о том, что они должны иметь, и ощущать разницу между тем, что есть и что могло бы быть, тогда появляется чувство относительной депривации. Один из возможных подходов к анализу относительной депривации разра ботан в 60-х гг. в исследовании английского социолога У. Рансимена “Относительная лишенность и социальная справедливость”. Субъ ективную неудовлетворенность вызывает, по терминологии автора, не абсолютная, но относительная лишенность ( deprivation ), т.е. она является результатом сравнения собственного положения с образ цовой ситуацией. Обычно за образец принимается ситуация референтной группы (группы соотнесения), в качестве таковой может вы ступать своя собственная группа, и тогда нынешняя ситуация срав нивается с ранее принятыми ею нормами (жизненного'уровня, по требления и т.д.).

Можно различить три пути развития, которые приводят к появ лению обостренного чувства относительной депривации. Суть пер вого состоит в том, что в результате возникновения новых идеологий, систем ценностей, политических доктрин, устанавливающих новые стандарты, лишенность становится непереносимой. При второй, противоположной, ситуации надежды остаются примерно на том же уровне, но происходит существенное падение жизненных стандартов (в результате экономического кризиса, неспособности государства обеспечить общественную безопасность, из-за поворота к диктаторскому режиму). Люди озлобляются сильнее в тех случаях, когда те ряют то, что имеют, чем тогда, когда утрачивают надежду приобрести то, что еще не получил и. “Революция отобранных выгод” (так можно назвать подобную ситуацию) случается значительно чаще, чем “ре волюция пробудившихся надежд”. Третий путь, известный как “про грессивная депривация”, проанализирован Д. Дэвисом. Здесь соче таются механизмы, действующие в первых двух ситуациях. Согласно Дэвису, “революция крушения прогресса” происходит тогда, когда за длительным объективным экономическим и социальным развити ем следует короткий период резкого отступления. Ожидание даль нейшего удовлетворения постоянно растущих потребностей сменяется тревогой и крушением надежд, поскольку реальность все боль ше отдаляется от того, что предполагалось.

Особое внимание в теориях “статусной перестановки”, “аномии” и “относительных лишений” обращается на политические последствия социальных изменений, когда люди, лишившиеся старых социальных связей, но не вписавшиеся в новое социальное устройство, начинают придерживаться радикальных политических взглядов.

Довольно радикальные политические взгляды высказывают и люд и, находящиеся в ситуации статусной несовместимости. Так, Индивиды могут занимать высокое властное положение, но иметь н изкий статус или доход, занимать высокое положение по экономи ческой шкале и низкое - по шкале социального престижа и т.д. Согласно многочисленным исследованиям, когда люди занимают не совместимые социальные положения, взаимопротиворечивые ста- тусы могут породить реакции, отличные от действия каждого из них По мнению С. Липсета, индивид, поставленный перед выбором норм поведения, диктуемых различными аспектами занимаемых им поло жений на разных стратификационных шкалах, вероятнее всего, из берет нормы, соответствующие более высокому положению.

В том случае, когда по ряду существенных признаков позиции определенной группы людей близки или совпадают, то социологи говорят о “классовой кристаллизации” или формировании класса. Иногда понятие “класса” и “страты” отождествляют, хотя строго говоря под “стратой” следует понимать определенный социальный слой, выделяемый по доходу, образованию, власти и т.п.

Классовое деление есть частный случай социальной стратифика ции. Здесь необходимо учитывать следующие обстоятельства:

1) в истории помимо классов неравенство существовало в форме кастовой и сословной систем, в государственно-социалистических обществах функционировала слоевая система, основанная на властных отношениях;

2) в обществах классового типа значительная часть населения не входит в состав основных классов, образуя мозаику слоев;

3) помимо основных социальных групп (классов или слоев) в об ществе всегда существует возрастная, этнорасовая, культурно-ста тусная стратификация.

Существует множество стратификационных критериев, по кото рым можно делить любое общество, и с каждым из них связаны осо бые способы воспроизводства социального неравенства. Характер социального расслоения и способ его утверждения образуют стра тификационную систему. Стратификационной системой назы вается система регулируемого неравенства, при которой члены общества располагаются выше или ниже в соответст вии с принятыми степенями различия.

В табл. 4 приводятся основные черты девяти типов стратификационных систем, которые могут использоваться для описания лю бого общества.

Важнейшей предпосылкой политической стабильности общест ва является обеспечение государством открытой индивидуальной мобильности. При политике государственной поддержки статусного роста граждан даже те, кто не сумел преодолеть социальную дис танцию, не остаются “за бортом жизни”.

Основная цель социальной политики государства - увеличение продолжительности социальной активности граждан, обеспечение каждому достойных условий существования. К числу функций соци альной политики относятся социальная защита населения, регули рование численности населения, предоставление услуг ,в области здравоохранения, образования, регулирование отношений, форми рующих материальные основы жизнедеятельности населения (за счет решения проблем налогообложения, стимулирования процес са создания рабочих мест и т.д.). Если социальная политика способ ствует улучшению условий жизни, содействует согласию между со циальными группами, другими социальными общностями, то она справляется с процессом регулирования социальных интересов. При таком условии в обществе укореняются демократические цен ности и идеалы.

2. Гражданское общество: понятие, структура, функции

Основная задача современных демократических государств достижение общегражданского консенсуса путем учета и координа ции множества интересов различных групп, смягчение противоре чий между ними, поиск гражданского согласия. Функции “сцепле ния” социума, соединения частного и общественного интересов, посредничества между личностью и государством выполняет граж данское общество.

Гражданское общество существует в двух основных и взаимосвязанных измерениях: социальном и институциональном. Соци альная составляющая гражданского общества это его истори ческий опыт. В свою очередь, исторический опыт косвенно очерчи вает “коридор возможностей” для действий основных участников политического процесса - отдельных личностей, групп, объедине ний и т.д. Социально-исторический опыт - коллективный и инди видуальный - в конечном счете определяет политическое поведе ние личности, образ ее мыслей и многие другие аспекты межлич ностных отношений.

Институциональное измерение гражданского общества можно представить как совокупность самодеятельных организаций неполитического и политического характера, выражающих интересы различных сегментов общества и реализующих их независимо от государства.

В теоретических исследованиях гражданского общества его сущность интерпретируется по-разному. Одни авторы используют понятие “гражданское общество” в качестве характеристики опре деленного состояния социума. При такой трактовке гражданское общество идентифицируется с государством особого типа, в кото ром юридически обеспечены и политически защищены основные права и свободы личности. Другое толкование гражданского обще ства связано с представлением о нем как об определенной сфере социума сфере внегосударственных отношений и институтов. Государство создает те или иные, благоприятные или неблагопри ятные, условия для функционирования автономной частной сферы и таким образом влияет на ее жизнь.

Термин “гражданское общество” можно найти и у античных ав торов, и в литературе европейского средневековья, и в трактатах Нового времени. Исходные категории в осмыслении гражданского общества заимствованы из обихода Древней Греции и 'Древнего Рима • “ politia ” (греч.) и “ societas civilis ” (лат.). Однако самого этого явления в античном мире не было и быть не могло “полития” по определению представляла собой нерасчленимо слитное существование общества и государства, гражданина и по литика. В недрах средневекового общества уже вызревали субъек ты будущего гражданского общества: монашеские ордены, ремес ленные корпорации, купеческие гильдии и т.д.

Переход от средневековья к Новому времени ознаменовался формированием гражданского общества и осознанием различий между ним и государством. Как вполне различимая самостоятельная политическая категория гражданское общество рассматривает ся Дж. Локком. В “Двух трактатах о государственном правлении” Локк по существу признает за государством только тот объем полномочий, который санкционирован общественным договором между гражданами, сообщающимися между собой по разумному выбору. Подобные воззрения были типичными для мыслителей Просвещения Ш.Л. Монтескье, Ж.Ж. Руссо, А. Фергюсона и др. По-разному интерпретируя положение о гражданском обще стве, они единодушны в признании верховенства гражданского общества над государством.

Особая заслуга в разработке концепции гражданского общества и его взаимосвязи с государством принадлежит Г. Гегелю. Граждан ское общество, по Гегелю, появляется “посредине” между семьей и государством. Такое общество основано на частной собственнос ти, социальной дифференциации и многообразии интересов, взаи модействии индивидов и групп. Оно внутренне противоречиво, плюралистично, в этом обществе каждый свободный человек - Для себя цель, а другие для него - ничто. Для согласования многообразных интересов требуется высший арбитр в лице государства, второе выражает всеобщий интерес. Общество становится гражданским” в силу того, что оно управляется государством.

Данный подход воспринял К. Маркс. Он упростил сложную -структуру гегелевской модели гражданского общества, сведя послед нее фактически к сфере труда, производства и обмена. Содер жанием гражданского общества, согласно Марксу, выступают ин ституты семьи, сословий, классов, определяемые уровнем развития материального производства. Гражданское общество в марксизме является синонимом “буржуазного общества”, основанного на частной собственности.

Такая точка зрения характеризуется приматом политического, апофеозом государства - акцент ставится на политическое реше ние общественных вопросов, т.е. решение их государством. Эта линия получила свое дальнейшее развитие в социал-демократичес кой традиции, которой присуще стремление к справедливости и ра венству. Государство с его властными отношениями должно участвовать в обеспечении функционирования гражданских институтов, чтобы гарантировать их демократическое управление.

Либеральная линия развития концепции гражданского общест ва центр тяжести переносит на свободу как высшую ценность, на саморегулятивную функцию гражданского общества как защиту от посягательств государства. Дискуссии о взаимоотношениях госу дарства и гражданского общества продолжаются и по сей день.

Следует подчеркнуть, что гражданское общество не сводится к противопоставлению его государству. Гражданское общество достигает расцвета только в условиях демократии, а последняя фор мируется, развивается и сохраняется лишь на прочной основе граж данского общества. Чем более развито гражданское общество, тем больше оснований для установления демократических форм госу дарства. И наоборот, чем менее развито гражданское общество, тем более вероятно существование авторитарных и тоталитарных режимов государственной власти.

Демократические начала гражданского общества характеризу ются следующими признаками: отстаивается естественное право человека на жизнь и сво бодную деятельность; признается равенство всех граждан перед законом; - в общественное сознание проникает идея социальной справедливости; - отстаиваются демократические механизмы общественного управления, которые гарантировали бы равенство возможности социально неравных субъектов; обосновывается положение о разделении властей и форми ровании правового государства.

Гражданское общество предполагает сбалансированный взаи моконтроль, взаимоограничение государственных и, негосударст венных органов и движений, чтобы деятельность государственных органов всегда была в поле зрения негосударственных, а последние, в свою очередь, сообразовывали свою деятельность с законом и учитывали объективные потребности государства.

На основании вышеизложенного можно дать следующее определение: гражданское общество это совокупность соци альных образований (групп, коллективов), объединенных специфическими интересами (экономическими, этническими, культурными и т.д.), реализуемыми вне сферы деятельности государства.

В гражданском обществе в отличие от государственных структур преобладают не вертикальные, а горизонтальные связи - отноше ния конкуренции и солидарности между свободными и равноправ ными партнерами. Гражданское общество - продукт буржуазной эпохи и формируется преимущественно снизу, спонтанно, как ре зультат раскрепощения индивидов, превращения их из подданных государства в свободных граждан-собственников.

В экономической сфере структурными элементами гражданского общества являются негосударственные предприятия: акционерные общества, товарищества, арендные коллективы, корпорации и Другие добровольные объединения граждан, создаваемые ими по собственной инициативе. Подчеркнем, что экономическую основу гражданского общества составляет суверенитет индивидуальных собственников и многообразие форм собственности. Как показала история, не может быть свободы отдельного индивида там, где нет свободы экономического выбора. Такой выбор может быть обеспе- 1ен ограничением огосударствления экономической сферы, при сохр анении частной собственности, что в тех или иных формах характер но для всех стран с демократическими режимами.

Социально-политическая сфера гражданского общества включает : семьи, общественные, политические организации и движения; орга ны общественного самоуправления по месту жительства или в трудовых коллективах; негосударственные органы массовой информации .

Духовная сфера гражданского общества предполагает свободу слова; самостоятельность и независимость творческих, научных и других объединений от государственных структур.

Среди функций, характеризующих гражданское общество, выде лим следующие: продуцирование норм и ценностей, которые государство затем закрепляет своей санкцией;

образование среды, в которой формируется развитый соци альный индивид;

обеспечение свободного развития личности на экономичес кой основе разнообразных форм собственности, многоукладной ры ночной экономики;

обязательное регулирование взаимоотношений частных лиц, групп и всех других составляющих элементов гражданского обще ства посредством гражданского права, что позволяет преодолевать возможные конфликты и вырабатывать общую политику в интересах всего общества;

всеобъемлющая защита интересов каждого человека, его естественного права на жизнь, свободу, создание разветвленной системы механизмов такой защиты и ее четкое функционирование;

осуществление широкого самоуправления во всех сферах и на всех уровнях общественной жизни.

Исторически гражданское общество зародилось в Западной Европе. Однако его нормы и повседневная практика распространи лись за ее пределы этого региона. Формы групповых отношений в неевропейских цивилизациях, безусловно, весьма отличаются от западных (иной тип политической культуры, религии, общинный характер отношений). Например, в Китае и африканских странах в до-индустриальный период широкое распространение получили общества заговорщиков. В дальневосточном регионе и в Индии малые группы нередко образовывались по модели “учитель - ученик” своеобразной автономией в обществе могли обладать религиозные организации (например, буддийские монастыри). На фоне многих стран третьего мира стабильным характером политической демократии выделяется Индия, и здесь есть все основания говорить0 достаточно развитом гражданском обществе. В него входят различные политические партии, организации предпринимателей, крестьянские организации, ассоциации ученых и др., которые обладая сравнительно большой независимостью от государства. В Индии пол учили также распространение добровольные общества на низо вом уровне” которые можно рассматривать как попытку подключения к социальной и политической жизни массовых слоев.

И все же процесс создания гражданских обществ во вне запад ных ареалах начался в самые последние десятилетия. Но очевидно, что этот процесс будет иметь свои особенности, и гражданское об щество на Востоке будет значительно отличаться от гражданского общества на Западе.

Для появления гражданского общества требуются целенаправленная политика со стороны государственной власти и определенные нормы частной жизнедеятельности. Развитию гражданского общества способствуют: классовое, профессиональное или групповое сознание; готовность участвовать в коллективных акциях; развитие договорных начал; формирование рациональной модели социального поведения (ориентация на выгоду и последствия социальных действий).

Важным условием функционирования гражданского общества является наличие в обществе развитой, многообразной социальной структуры.

Социальная структура современного западного общества вклю чает в себя многочисленные группы и слои, различающиеся по ряду социоэкономических, политических, поведенческих и других пока зателей. В последние десятилетия происходят существенные изменения в структуре классов, страт, социальных слоев, в характере их взаимодействия: активно протекают процессы внутриклассовой Дифференциации, усиливается мобильность социальных общнос тей, появляются новые промежуточные группы.

В 70-90-е гг. на Западе широкое распространение получили Концепции, выделяющие рыночные отношения в качестве детерминанты социальных общностей. К их числу относится теория англий ского социолога А. Гидденса. Согласно Гидденсу, классы возникают из-за неравенства во владении и контроле за материальными ресурсами , основным показателем классовой принадлежности являются возможности индивидов и групп, определяемые владение м собственностью, профессиональной компетентностью, образова тельной и технической квалификацией, а также физической рабочей силой . Это позволяет выделить три класса в современном за падном обществе - высший, средний и низший.

Переходя к анализу высшего класса, отметим, что за предшест вующие десятилетия происходило интенсивное обогащение верх них слоев американского общества. От 200 до 400 тыс. амери канцев (0,1 0,2% населения) имеют состояние не менее 10 млн долл. и ежегодный доход в несколько миллионов долларов, приблизительно 200 тыс. владеют состоянием от 5 до 10 млн долл., 300 тыс. - от 2 до 5 млн долл.

Высший класс в настоящее время характеризуется сложной внут ренней структурой и включает в себя группы, дифференцированные в зависимости от организационных форм собственности; величины и сферы приложения капитала; характера профессиональной деятельности (высшие менеджеры, политики, управляющие); особенностей образа жизни; политических установок; этнических, территориаль ных, демографических и других характеристик.

Сдвиги в социальном составе высшего класса современных по стиндустриальных стран сопровождаются:

дальнейшим укреплением позиций крупных собственников; существенным возрастанием роли высших служащих и ме неджеров, которые являются, с одной стороны, наемными работни ками, а с другой - собственниками средств производства;

ростом активности представителей высшего класса в сфере большой политики, значительным увеличением финансовых расхо дов предпринимательских кругов на политические цели.

Численность этого класса можно определить лишь ориентиро вочно (приблизительно 3-4% экономически активного населе ния). Высший класс является основным субъектом политической власти, обеспечивая стабильное развитие общества без социаль ных потрясений.

Современная цивилизация • - это, по словам А. Тойнби, циви лизация среднего класса. Доля среднего класса в социальной струк туре западных обществ примерно одинакова - 60--70%.

Различные научные школы используют разные критерии для вы деления среднего класса как социальной общности. Нередко при меняются критерии дохода или самооценки статуса. Считается, что две трети населения в западных обществах имеет доход, близкий к среднему, а число бедных и богатых невелико. Многие аналитики сходятся во мнении, что современный средний класс состоит из об ладателей мелкой собственности на средства производства. Это м елкие предприниматели, фермеры США и лавочники Великобритании, количественно составляющие 10--15%, - так называемый “старый средний класс”. “Новый средний класс”, или “класс менеджеров и специалистов”, в развитых странах достигает 20-25% и более это специалисты с высшим образованием, работники умственного труда, представители свободных профессий. Если в ка честве основного критерия выбираются условия и характер труда, то к средним классам относят и “белые воротнички”, т.е. служащих без высшего образования (“низший средний класс”). Есть методики, определяющие средние слои не только по совокупности рыноч ных и трудовых позиций, но также по культурным и ценностным ориентациям.

Средние слои обеспечивают обществу все, что нужно для нор мального существования: рабочие места, потребительские товары, медицинскую помощь, научные открытия и т.д. С точки зрения за падных политологов, средние слои - это та среда, которая смягча ет конфликт между классами-оппонентами. В экономико-социаль ном плане среднему классу свойственна тенденция к уменьшению противоречий между содержанием труда различных профессий, го родским и сельским образом жизни. В сфере семейных отношений средний класс проводник ценностей традиционной семьи, что сочетается с ориентацией общества на равенство возможностей для мужчин и женщин. В политическом плане средние слои являются социальной базой для центристских движений, они носители традиций, норм, знаний, демонстрирующие высокую гражданствен ность и политическую независимость. Наличие значительного сред него слоя в социальной структуре современных западных стран позволяет им сохранять устойчивость, несмотря на эпизодическое нар астание напряженности среди низших слоев. Эта напряженность Слаживается нейтральной позицией большинства, в целом удовлетворенного своим положением и демонстрирующего возможность Достичь лучшего положения в обществе. Средний класс выступает °порой гражданского общества, социальной основой политической Лабильности и демократии.

Вместе с тем средний класс находится в противоречивой ситуации “двойной перегородки”: под влиянием сверху и давлением снизу. Многие представители низшего среднего класса отождест вляют себя с высокооплачиваемыми рабочими, занятыми физичес ким трудом.

Рабочий класс включает в себя людей, занятых физическим tdv дом (“синие воротнички”). Он, как и средний класс, неоднороден Это и квалифицированные рабочие, имеющие высокий доход, луч шие условия труда и гарантии работы, и рабочие, занятые неквали фицированным трудом, имеющие небольшие гарантии занятости

Изменения в структуре собственности и потребления, происхо дящие во второй половине XX в., вызвали соответствующие сдвиги социального состава рабочего класса. Главной особенностью раз вития данного класса применительно к индустриально развитому обществу явилось изменение социального статуса входящей в его состав категории наемных работников, значительная их часть пре вращается в собственников держателей акций. Так, в США каждый восьмой работающий (более 14 млн чел.) владеет акциями своего предприятия. Изменения технологических и организацион ных основ производства предопределили все более широкое вовле чение работников в процесс принятия управленческих решений, консультации по производственным вопросам, представительство в советах директоров и др.

В целом эволюционные изменения рабочего класса в США в 70-90-е гг. можно определить следующим образом:

изменение социального состава (появление слоя держателей акций);

возрастание доли умственного труда в содержании профессиональных функций;

резкое возрастание слоев и групп, занятых в нематериальном производстве;

повышение общеобразовательного и квалификационного уровня;

отсутствие прямого соответствия между классовой и партий ной идентификациями;

рост жизненных стандартов.

Происходят изменения и на уровне отдельных профессиональ ных групп. Технологическая перестройка привела к сокращению численности работников, чья профессия основана на ремесле” мастерстве (плотников, столяров и т.д.), и снижению численности специалистов, чьи функции замещаются современными техничес ки системами (механиков, сборщиков и т.д.),. Вместе с тем растет ценность профессиональных групп, связанных с новейшей тех никой. Так, в США в 90-е гг. каждое четвертое вновь создаваемое рабочее место приходилось на элитарный слой технических работ ников (так называемых “золотых воротничков”).

Значительное повышение производительности труда обусловливает в последние десятилетия сокращение численности работников материального производства (особенно в таких отраслях, как гор нодобывающая промышленность, металлургия и т.д.).

Статистические данные фиксируют высокие темпы прироста численности высококвалифицированных работников. Например, в 1997 г. соотношение квалификационных слоев американской рабочей силы было следующим: высококвалифицированные работни ки - • 43,8%, полуквалифицированные 40%, неквалифициро ванные - 15,3%.

Говоря о социальной структуре западного общества, нельзя обойти вниманием проблемы социальной защиты населения, кото рая включает пенсионное обеспечение, медицинское обслужива ние, обеспечение иждивенцев, оставшихся без кормильца, инвали дов, многодетных семей и т.д. Формы организации социальной защиты могут быть самыми разнообразными: обязательное государственное социальное страхование либо создание государственных фондов и организаций, финансируемых из бюджета. В любом случае финансирование этих форм социального обеспечения идет за счет обязательных взносов или налогов, а уровень выплат регулируется государством. Эта система социального обеспечения отли чается от добровольного страхования, которое есть повсюду и по зволяет индивиду обеспечивать себя на все случаи риска.

Можно выделить три вида государственных программ вспомоществования: 1) помощь нетрудоспособным для поддержания их уровня жизни; 2) помощь трудоспособным, стимулирующая эту категорию искать новое место работы и способствующая повышению Квалификационного уровня; 3) смешанная - финансовая и материальная поддержка как трудоспособных, так и нетрудоспособности граждан (например, программа помощи малоимущим семьям с детьми-иждивенцами, медицинская страховая программа “Меди-в США).

Здесь нужно обратить внимание на так называемую “ jiobvi нищеты”. Суть этого феномена заключается в том, что получатели пособия по бедности оказываются незаинтересованными в поисках более высокооплачиваемой работы. Представление о том, что со циальные выплаты могут делать людей беднее, в последнее врем? вызывает все больше проблем на Западе. Разрабатываются меры по усилению в программах помощи нуждающимся стимулов к тру довой деятельности ее получателей и включения в нее таких компо нентов, как полупринудительное обучение, участие в общественных проектах, поощрение предпринимателей к найму на работу молоде жи, инвалидов, лиц пожилого возраста.

Одно из наиболее значительных изменений в западных странах связано с ростом реальных доходов большинства работающего на селения. Тем не менее, распределение доходов характеризуется значительным неравенством. Соотношение доходов 20% самых бо гатых и самых бедных составляет в США 12:1; во Франции - 9:1; в Великобритании - 8:1; в ФРГ, Швеции, Нидерландах - 5:1; в Японии - 4:1. В большинстве западных стран доход распределяет ся более или менее равномерно, за исключением США, где разница между состоятельным и бедным населением значительнее, чем в большинстве стран индустриального мира.

Анализ социальной структуры индустриально развитых стран, в частности США, свидетельствует, что в ее состав входят разнооб разные группы и слои, различающиеся по ряду показателей, определении границ современных классов необходимо комплексно использовать разнообразные критерии социальной стратифика ции - положение в системе общественного разделения труда, ра; меры и способы получения доходов, характер профессиональных функций, особенности стилей жизни, уровень образования и " Социальная дифференциация современного западного общее характеризуется: появлением многочисленных групп, имени одновременно признаки нескольких классов; активизацией npo цес сов внутриклассовой дифференциации; возрастанием мобильности; повышением материального жизненного уровн$

Эти процессы во многом способствуют стабильному западного мира и углублению идеи гражданского общества ная задача современных демократических государств •

общегражданского консенсуса путем учета и координации интер есов различных социальных групп, поиск гражданского согласия, направленные на интегрирование общества.

3. Социальная стратификация и перспективы гражданского общества в России

Россия в своей истории пережила не одну волну переструктури рования социального пространства, когда рушилось прежнее соци альное устройство, менялся ценностный мир, формировались новые ориентиры, образцы и нормы поведения, гибли целые слои, рождались новые общности. На пороге XXI в. Россия вновь пере живает сложный и противоречивый процесс обновления.

Для того чтобы понять происходящие изменения, сначала необ ходимо рассмотреть основы, на которых строилась социальная структура советского общества до реформ второй половины 80-х гг. Раскрыть природу социальной структуры советской России можно путем анализа российского общества как комбинации раз личных стратификационных систем.

В стратификации советского общества, пронизанного админи стративным и политическим контролем, ключевую роль играла эта-кратическая система. Место социальных групп в партийно-государ ственной иерархии предопределяло объем распределительных п рав, уровень принятия решений и масштабов возможностей во всех областях. Стабильность политической системы обеспечива ть устойчивостью положения властной элиты (“номенклатуры”), кл ючевые позиции в которой занимали политическая и военная элиты , а подчиненное место - хозяйственная и культурная. Для общества характерно слияние власти и 'собственности; преобладание государственной собственности; госуда рственно-монополистический способ производства; доминирование Централизованного распределения; милитаризация экономики°словно слоевая стратификация иерархического типа, в которой п озиции индивидов и социальных групп определяются их место в структуре государственной власти, распространяющейся на подавляющую часть материальных, трудовых, информационных ре сурсов; социальная мобильность в форме организуемой сверху лекции наиболее послушных и преданных системе людей.

Отличительной характеристикой социальной структуры общест ва советского типа являлось то, что она не была классовой по параметрам профессиональной структуры и экономической дифференциации оставалась внешне похожей на стратификацию aanaj ных обществ. Вследствие ликвидации основы классового разделе ния - частной собственности на средства производства - классы постепенно деструктуризировались.

Монополия государственной собственности в принципе не может дать классового общества, так как все граждане - наемные работники государства, различающиеся лишь объемом делегиро ванных им полномочий. Отличительными признаками социальных групп в СССР являлись особые функции, оформленные как право вое неравенство этих групп. Такое неравенство вело к замкнутости этих групп, уничтожению “социальных лифтов”, служащих для восходящей социальной мобильности. Соответственно все более знаковый характер приобретали быт и потребление элитных групп, напоминая явление, именуемое “престижным потреблением”. Все эти признаки составляют картину сословного общества.

Сословная стратификация присуща обществу, в котором экономические отношения носят зачаточный характер и не выполняют дифференцирующей роли, а главным механизмом социальной регу ляции является государство, делящее людей на неравные в право вом отношении сословия.

С первых лет советской власти в особое сословие оформлялось, например, крестьянство: его политические права ограничивала вплоть до 1936 г. Неравенство прав рабочих и крестьян проявля лось многие годы (прикрепление к колхозам через систему беспас портного режима, привилегии рабочим при получении образован и продвижении по службе, система прописки и т.д.). Фактичесь особое сословие с целым комплексом особых прав и привил* превратились работники партийно-государственного аппарат правовом и административном порядке был закреплен социальн статус массового и неоднородного сословия заключенных.

В 60-70-е гг. в условиях хронического дефицита и ограничен ной покупательной способности денег усиливается процесс ние рования зарплаты при параллельном дроблении потребительства на закрытые “спецсекторы” и возрастания роли привилегий. Улучшилось материальное и социальное положение групп, прича стных к распределительным процессам в сфере торговли, транспорта. Социальное влияние этих групп возрастало по мере обострения дефицита товаров и услуг. В этот период возника и развиваются теневые социально-экономические связи и объ- яснения. Формируется более открытый тип общественных отношений: в экономике бюрократия приобретает возможности доби ваться наиболее благоприятных для себя результатов; дух предпри нимательства охватывает и низовые социальные слои - формиру ются многочисленные группы торговцев-частников, производите лей “левой” продукции, строителей-“шабашников”. Таким обра зом, происходит удвоение социальной структуры, когда в ее рамках причудливо сосуществуют принципиально различные социальные группы.

Важные социальные изменения, которые произошли в Совет ском Союзе в 1965 - 1985 гг., связаны с развитием научно-технической революции, урбанизацией и соответственно повышением общего уровня образования.

С начала 60-х до середины 80-х гг. в город мигрировало более 35 млн жителей. Однако урбанизация в нашей стране имела явно деформированный характер: массовые перемещения сельских миг рантов в город не сопровождались соответствующим развертыва нием социальной инфраструктуры. Появилась огромная масса лиш них людей, социальных аутсайдеров. Потеряв связь с деревенской субкультурой и не имея возможности включиться в городскую, миг ранты создавали типично маргинальную субкультуру.

Фигура мигранта из села в город - классическая модель марги нала: уже не крестьянин, еще не рабочий; нормы деревенской суб культуры подорваны, городская субкультура еще не усвоена. Глав ный признак маргинализации - разрыв социальных, экономических , Духовных связей.

Экономическими причинами маргинализации явилось экстен- 1в ное развитие советской экономики, засилье устаревших технологи й и примитивных форм труда, несоответствие системы образования реальным потребностям производства и т.д. С этим вплотную связа ны социальные причины маргинализации гипертрофия фонда накопления в ущерб фонду потребления, что порождало предельно низкий уровень жизни и товарный дефицит. Среди полити ко-правовых причин маргинализации общества главная заключает ся в том, что в советский период в стране происходило разруение каких бы то ни было социальных связей “по горизонтали”, госу дарство стремилось к глобальному господству над всеми сферами общественной жизни, деформируя гражданское общество, сводил” к минимуму автономию и самостоятельность индивидов и социаль ных групп.

В 60-80-е гг. повышение общего уровня образования, разви тие городской субкультуры породили более сложную и дифференцированную общественную структуру. В начале 80-х гг. специалис ты, получившие высшее или среднее специальное образование, со ставляли уже 40% городского населения.

К началу 90-х гг. по своему образовательному уровню и профес сиональным позициям советский средний слой не уступал западно му “новому среднему классу”. В этой связи английский политолог Р. Саква заметил: “Коммунистический режим породил своеобраз ный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления”.

Под воздействием социально-экономических и политических ре форм во второй половине 80-х гг. в России произошли большие перемены. По сравнению с советским временем структура российского общества претерпела значительные изменения, хотя и сохра няет многие прежние черты. Трансформация институтов российского общества серьезно сказалась на его социальной структуре: изменились и продолжают меняться отношения собственности i власти, появляются новые социальные группы, изменяются уро вень и качество жизни каждой социальной группы, перестраиваете механизм социальной стратификации.

В качестве исходной модели многомерной стратификации менной России возьмем четыре основных параметра: власть, стиж профессий, уровень доходов и уровень образования.

Власть - наиболее важное измерение социальной стратифика ции. Власть необходима для устойчивого существования любой об щественно-политической системы, в ней скрещиваются наиболее важные общественные интересы. Система властных органов советской России существенно перестроена - одни из них лиь ованы, другие только организованы, некоторые изменили свои н нкции, обновился их персональный состав. Ранее замкнутый пхний слой общества приоткрылся для выходцев из других групп.

Место монолита номенклатурной пирамиды заняли многочис ленные элитные группировки, находящиеся между собой в отноше ниях конкуренции. Элита утратила значительную часть рычагов власти, присущих старому правящему классу. Это привело к посте пенному переходу от политических и идеологических методов уп равления к экономическим. Вместо стабильного правящего класса с сильными вертикальными связями между его этажами создано множество элитных групп, между которыми усилились связи гори зонтальные.

Сферой управленческой деятельности, где усилилась роль политической власти, является перераспределение накопленного богатства. Прямая или косвенная причастность к перераспределению го сударственной собственности служит в современной России важнейшим фактором, определяющим социальный статус управлен ческих групп.

В социальной структуре современной России сохраняются черты прежнего этакратического общества, построенного на властных ие рархиях. Однако одновременно начинается возрождение экономи ческих классов на базе приватизированной государственной собст венности. Происходит переход от стратификации по основанию власти (присвоение через привилегии, распределение в соответст вии с местом индивида в партийно-государственной иерархии) к стратификации собственнического типа (присвоение по размеру прибыли и рыночно оцениваемому труду). Рядом с властными ие рархиями появляется “предпринимательская структура”, вклю чающая в себя следующие основные группы: 1) крупные и средние предприниматели; 2) мелкие предприниматели (собственники и руково дители фирм с минимальным использованием наемного труда); ) самостоятельные работники; 4) наемные работники.

Налицо тенденция формирования новых социальных групп, претендующих на высокие места в иерархии социального престижа. Престиж профессий второе важное измерение социальной Ратификации. Можно говорить о ряде принципиально новых тенденц ий в профессиональной структуре, связанных с появлением первых престижных социальных ролей. Набор профессий усложня ется, изменяется их сравнительная привлекательность в пользу, которые обеспечивают более солидное и быстрое материально вознаграждение. В связи с этим меняются оценки социального престижа разных видов деятельности, когда физически или этически “грязная” работа все же считается привлекательной с точки зрения денежного вознаграждения.

Вновь возникшие и потому “дефицитные” в кадровом отношении финансовая сфера, бизнес, коммерция заполнены большим ко личеством полу- и непрофессионалов. Целые профессиональные страты опущены на “дно” социальных рейтинговых шкал их специальная подготовка оказалась невостребованной и доходы от нее ничтожно малыми.

Изменилась роль интеллигенции в обществе. В результате со кращения государственной поддержки науки, образования, культу ры и искусства произошло падение престижа и социального статуса работников умственного труда.

В современных условиях в России наметилась тенденция форми рования ряда социальных слоев, относящихся к среднему клас су, - это предприниматели, менеджеры, отдельные категории ин теллигенции, высококвалифицированные рабочие. Но эта тенден ция противоречива, поскольку общие интересы различных социальных слоев, потенциально образующих средний класс, не подкрепляются процессами их сближения по таким важным критери ям, как престиж профессии и уровень доходов.

Уровень доходов различных групп является третьим существен ным параметром социальной стратификации. Экономический ста тус - важнейший индикатор социальной стратификации, ведь уровень доходов оказывает влияние на такие стороны социального ста туса, как тип потребления и образ жизни, возможность заняться бизнесом, продвигаться по службе, давать детям хорошее образо вание и т.д.

В 1997 г. доход, получаемый 10% наиболее обеспеченных рос сиян, почти в 27 раз превышал доход 10% наименее обеспеченных на долю 20% наиболее обеспеченных слоев приходилось 47, общего объема денежных доходов, а на долю 20% самых бедных оставалось только 5,4%. 4% россиян являются сверхобеспеченых - -их доходы примерно в 300 раз превышают доходы основной массы населения.

Наиболее острой в настоящее время в социальной сфере являетс я проблема массовой бедности - происходит консервация нищ енского существования почти 1/3 населения страны. Особую трев огу вызывает изменение состава бедных: сегодня к ним относятся т олько традиционно малообеспеченные (инвалиды, пенсионеры, многодетные), ряды бедных пополнили безработные и работающие, величина зарплаты которых (а это четверть всех занятых на пред приятиях) ниже прожиточного уровня. Почти 64% населения имеют доходы ниже среднего уровня (средним считается доход, со ставляющий 8--10 минимальных размеров оплаты труда на человека) (см.: Заславская Т.Н. Социальная структура современного российского общества // Общественные науки и современность. 1997. №2. С. 17).

Одним из проявлений снижающегося уровня жизни значитель ной части населения стала возрастающая потребность во вторичной занятости. Однако определить реальные масштабы вторичной занятости и дополнительных приработков (приносящих даже более высокий доход, чем основная работа) не представляется возмож ным. Применяющиеся сегодня в России критерии дают лишь услов ную характеристику структуры доходов населения, получаемые дан ные зачастую имеют ограниченный и неполный характер.

Тем не менее социальное расслоение на экономической основе свидетельствует о продолжающемся с большой интенсивностью процессе переструктурирования российского общества. Он был ис кусственно ограничен в советское время и открыто развивается сейчас.

Углубление процессов социальной дифференциации групп по ур овню доходов начинает оказывать заметное влияние на систему образования.

Уровень образования - еще один важный критерий стратифи- олучение образования является одним из главных каналов вер тикальной мобильности. В советский период получение высшего обр азования было доступным для многих слоев населения, ср еднее образование было обязательным. Однако такая система обр азования была малоэффективной, высшая школа готовила специа листов без учета реальных потребностей общества современной России широта предложений в области образования становится новым дифференцирующим фактором.

В новых высокостатусных группах получение дефицитного и вы сококлассного образования считается не только престижным и функционально важным.

Вновь возникающие профессии требуют большей квалификации лучшей подготовки, лучше оплачиваются. Как следствие, образо вание становится все более важным фактором на входе в профес сиональную иерархию. В итоге усиливается социальная мобиль ность. Она все в меньшей степени зависит от социальных характе ристик семьи и в большей мере определяется личностными качест вами и образованием индивида.

Анализ изменений, происходящих в системе социальной страти фикации по четырем основным параметрам, говорит о глубине, противоречивости переживаемого Россией трансформационного процесса и позволяет заключить, что на сегодняшний день она про должает сохранять старую пирамидальную форму (характерную для доиндустриального общества), хотя содержательные характеристи ки входящих в нее слоев существенно изменились.

В социальной структуре современной России можно выделить шесть слоев: 1) верхний - экономическая, политическая и силовая элита; 2) верхний средний - средние и крупные предприниматели; 3) средний мелкие предприниматели, менеджеры производст венной сферы, высшая интеллигенция, рабочая элита, кадровые военные; 4) базовый массовая интеллигенция, основная часть рабочего класса, крестьяне, работники торговли и сервиса; 5) ниж ний неквалифицированные рабочие, длительно безработные, одинокие пенсионеры; 6) “социальное дно” бездомные, освобожденные из мест заключения и т.д.

Вместе с тем следует сделать ряд существенных уточнений, свя занных с процессами изменения системы стратификации в процессе реформ:

большинство социальных образований носит взаимопере ходный характер, имеет нечеткие, расплывчатые границы;

отсутствует внутреннее единство вновь возникающих ее соци альных групп;

происходит тотальная маргинализация практически всех со циальных групп;

новое российское государство не обеспечивает безопасность граждан и не облегчает их экономическое положение. В свою

эти дисфункции государства деформируют социальную структуру общества, придают ей криминальный характер; криминальный характер классообрззования порождает рассовоую имущественную поляризацию общества;

современный уровень доходов не может стимулировать трудовую и деловую активность основной массы экономически актив ного населения;

в России сохраняется слой населения, который можно на звать потенциальным ресурсом среднего класса. Сегодня около 15% занятых в народном хозяйстве могут быть отнесены к этому слою, но его созревание до “критической массы” потребует немало времени. Пока в России социально-экономические приоритеты, характерные для “классического” среднего класса, можно наблюдать лишь в верхних слоях социальной иерархии.

Существенная трансформация структуры российского общест ва, для которой необходимо преобразование институтов собственности и власти, • - длительный процесс. Тем временем стратифи кация общества будет и дальше терять жесткость и однозначность, приобретая форму размытой системы, в которой переплетаются слоевая и классовая структуры.

Безусловно, гарантом процесса обновления России должно стать формирование гражданского общества.

Проблема гражданского общества в нашей стране представляет особый теоретический и практический интерес. По характеру доминирующей роли государства Россия изначально была ближе к вос точному типу обществ, но у нас эта роль была выражена еще рельефнее. По выражению А. Грамши, “в России государство представляет все, а гражданское общество первобытно и расплывчато”. В отличие от Запада, в России сложился иной тип общественной системы, в основе которого лежит эффективность власти, а не эффект ивность собственности. Следует также учитывать тот факт, что в теч ение длительного времени в России практически отсутствовали общественные организации и оставались неразвитыми такие ценности, как неприкосновенность личности и частной собственности и правовое мышление, составляющие контекст гражданского общества на Западе, социальная инициатива принадлежала не объ- 1ям частных лиц, а бюрократическому аппарату.

Со второй половины XIX в. проблема гражданского обш стала разрабатываться в русской общественной и научной м (Б.Н. Чичерин, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк и др.). Формирова же гражданского общества в России начинается в период правления Александра I . Именно в это время возникают отдельные сферы гражданской жизни, не связанные с военным и придворным чиновничеством салоны, клубы и т.д. В результате реформ Александра II возникают земства, различные союзы предпринимателей, институты милосердия, культурные общества. Однако процесс образования гражданского общества был прерван революцией 1917 г. Тоталитаризм блокировал саму возможность возникновения и развития гражданского общества.

Эпоха тоталитаризма привела к грандиозному нивелированию всех членов общества перед всесильным государством, вымыванию любых групп, преследующих частные интересы. Тоталитарное го сударство существенно сузило автономию социальности и гражданского общества, обеспечив себе контроль над всеми сферами об щественной жизни.

Особенность нынешней ситуации в России состоит в том, что элементы гражданского общества предстоит создавать во многом заново. Выделим наиболее принципиальные направления становления гражданского общества в современной России:

формирование и развитие новых экономических отношений, включающих плюрализм форм собственности и рынок, а также обу словленной ими открытой социальной структуры общества;

появление адекватной этой структуре системы реальных тересов, объединяющих индивидов, социальные группы и слой единую общность;

возникновение разнообразных форм трудовых ассоциаций социальных и культурных объединений, общественно-политичес ких движений, составляющих главные институты гражданского обще ства;

обновление взаимоотношений между социальными группами и общностями (национальными, профессиональными, половозрастными и др.);

создание экономических, социальных и духовных предпосылок для творческой самореализации личности;

формирование и развертывание механизмов социальной ' регуляции и самоуправления на всех уровнях общественного

организма.

Идеи гражданского общества оказались в посткоммунистичес- а России в том своеобразном контексте, который отличает нашу страну как от западных государств (с их сильнейшими механизмами н ациональных правоотношений), так и от стран Востока (с их спецификой традиционных первичных групп). В отличие от стран За пада современное российское государство имеет дело не со структурированным обществом, а, с одной стороны, с быстро формиру ющимися элитарными группами, с другой - с аморфным, атомизированным обществом, в котором преобладают индивидуальные потребительские интересы. Сегодня в России гражданское общество не развито, многие его элементы вытеснены или “заблокированы”, хотя за годы реформирования произошли существенные изменения в направлении его формирования.

Современное российское общество является квазигражданским, его структуры и институты обладают многими формальными при знаками образований гражданского общества. В стране насчитывается до 50 тыс. добровольных объединений - потребительских ас социаций, профессиональных союзов, экологических групп, поли тических клубов и т.п. Однако многие из них, пережив на рубеже 80-90-х гг. короткий период бурного подъема, в последние годы бюрократизировались, ослабели, утратили активность. Рядовой россиянин недооценивает групповую самоорганизацию, а наиболее пространенным социальным типом стал индивид, замкнутый в устремлениях на себя и свою семью. В преодолении такого состояния, обусловленного процессом трансформации, и состоит специфика современного этапа развития.

Специальная стратификация система социального нера- Ва > состоящая из совокупности взаимосвязанных и иерархи- г °Рганизованных социальных слоев (страт). Система страти- 'Ии формируется на основе таких признаков, как престиж профессий, объем властных полномочий, уровень дохода и уп( образования.

2. Теория стратификации позволяет смоделировать политическую пирамиду общества, выявить и учесть интересы отдельных со циальных групп, определить уровень их политической активное степень влияния на принятие политических решений.

3. В достижении консенсуса между различными социальным группами и интересами состоит главное предназначение граждан ского общества. Гражданское общество представляет собой сово купность социальных образований, объединенных специфическими экономическими, этническими, культурными и т.п. интересами, ре ализуемыми вне сферы деятельности государства.

4. Становление гражданского общества в России связано со зна чительными изменениями в социальной структуре. Новая социаль ная иерархия во многом отличается от той, которая существовала в советское время и характеризуется крайней неустойчивостью. Перестраиваются механизмы стратификации, усиливается соци альная мобильность, возникает множество маргинальных групп с неопределенным статусом. Начинают складываться объективные возможности для формирования среднего класса. Для существен ной трансформации структуры российского общества необходимо преобразование институтов собственности и власти, сопровождающееся размыванием границ между группами, изменением группо вых интересов и социальных взаимодействий.

Основные понятия: социальная стратификация, статусна, перестановка, маргинализация, относительная деприваци. средний класс, гражданское общество, этакратическая си тема.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Какое содержание вкладывается в понятие “социальная стра кация”?

2. Выделите общие направления развития социальной дифФеРе ции западного общества.

3. В чем сущность феномена маргинализации?

4. Каковы сущностные признаки гражданского общества?

5. Назовите институты гражданского общества.

6. Перечислите исторические вехи формирования концепции гражданс кого общества.

7 Охарактеризуйте основные проблемы на пути становления гражда нского общества в России.

8. Проанализируйте особенности формирования среднего класса в со временной России.

ЛИТЕРАТУРА

1 Политология: Хрестоматия / Сост. М.А.Василик, М.С.Вершинин. М., 2001.

2 Практикум по политологии: Учебное пособие для вузов / Под ред. М.А.Ва-силика.М.,2001.

3. Политология: Словарь-справочник / М.А.Василик, М.С.Вершинин и др.

М.,2001.

4. Андреев А.Л. Социальное ядро нации (Средние слои в современном российском обществе) // Общественные науки и современность. 2000. № 3.

5. Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России. М.,1998. Ъ.Клямкин ИМ., Тимофеев Л.М. Теневой образ жизни (Социологический

автопортрет постсоветского общества) // Полис. 2000. №3.

7. Трансформация социальной структуры и стратификация российского обще ства/Отв. ред. З.Т.Голенкова. М., 2000.

8. Фергюсон А. Опыт истории гражданского общества. М ., 2000.

9. Seilgman A. The Idea of Civil Society. N . Y ., 1992.

Глава 6. СОЦИАЛЬНЫЕ СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

Группы интересов: понятие, структура, Функции и типы. Лоббизм

Социальные субъекты власти • это общественные группы, отдельные индивиды, выполняющие политические функции, реализующие властные полномочия. К ним относятся: группы интересов, правящие элиты, политическое лидерство.

Группы интересов - это объединения индивидов на основе интересов, стремящиеся оказать влияние на поли тические институты в целях принятия наиболее благопри ятных и выгодных для себя решений.

Теория групп интересов была впервые сформулирована амери канским политологом А. Бентли, который утверждал, что скч политического процесса составляют столкновение и взаимодейст вие заинтересованных групп. Деятельность этих групп американ ский ученый рассматривал как постоянно изменяющийся процесс в ходе которого осуществляется давление на правительство с целы принудить его подчиниться их воле. В дальнейшем данный подход получил поддержку и был развит в трудах Р. Даля, Д. Истона Г. Ласки и др.

Основными функциями групп интересов являются артикуляция и агрегирование интересов, информативная функция, формирова ние политической элиты. Под артикуляцией интересов понимается преобразование социальных чувств, эмоций, ожиданий в рацио нально сформулированные политические требования. Агрегирова ние интересов означает согласование различных потребностей и требований, их иерархизацию и выработку общегрупповых целей. Информативная функция выражается в доведении до органов влас ти информации о проблемах, целях и интересах соответствующих групп. Поскольку группы интересов продвигают своих представителей в органы власти, то следующая их функция - формирование политических элит.

Существуют различные типологизации групп интересов. Амери канские политологи Г. Алмонд и Г. Пауэлл выделяют аномически и институциональные группы интересов. Группы, относящиеся первому типу, возникают, как правило, спонтанно, плохо организо ваны и недолговременны. Их деятельность может принимать на сильственные формы (митинги, демонстрации, массовые акты протеста и неповиновения). Степень влиятельности заинтересован ных групп подобного рода на органы власти невысока. Инс циональные группы, наоборот, хорошо организованы, долге менны, преследуют рационально сформулированные интерес действуют на основе определенных правил. Эффективность дея тельности таких групп может быть достаточно высокой.

На основе характера внутригрупповых связей группы инт< подразделяют на ассоциативные и неассоциативные. Первые ха рактеризуются как добровольные объединения, преследуют политические интересы (предпринимательские организации, проф- творческие союзы и т.п.). Неассоциативные группы интересов наоборот, носят недобровольный характер (трудовые коллективы, этнические общности, кланы), а их деятельность менее постоянна, нежели деятельность ассоциативных.

Французский политолог Ж. Блондель разделяет группы интереса на четыре типа: 1 ) группы по обычаю возникают на основе общ инных, кастовых, клановых общностей. Во многих развивающихся странах состав этих групп определяется некоторыми наследст венными факторами (полом, расовой принадлежностью, наследуе мым социальным положением); 2) институциональные группы основываются на формальных организациях внутри государственного аппарата. К ним можно отнести лоббистские группировки в парла менте и правительстве; 3) группы защиты стремятся отстаивать интересы своих сторонников. Эти объединения представляют прежде всего экономические и социальные интересы (ассоциации произво дителей, банковские союзы, финансово-промышленные группы, общества защиты прав потребителей, профсоюзы); 4) группы поддержки ориентированы на строго ограниченные цели (экологические и антивоенные движения, ассоциации “за” или “против” чего- нибудь).

Существует несколько концепций происхождения групп интере сов. С точки зрения теории социального порядка и конфликта, ге незис групп интересов объясняется как результат солидарности •людей со схожими интересами и убеждениями. Взаимодействуя друг с другом, указанные группы вынуждены периодически обраща ться к институтам власти для решения возникающих конфликтов. Согласно теории непредвиденных последствий групповых интересов , основу заинтересованных групп составляют индивиды, жавшие, что достижение экономических, социальных и полити- ки* благ невозможно без организации коллективных усилий и Действий при этом доходы от объединения и групповой деятельности значительно превышают расходы на создание организации. 1Тическая же активность - непредвиденное последствие дея-с ти групп интересов, которая направлена на удовлетворение вен 1альных потребностей. Теория обмена связывает возникно- РУпп интересов с деятельностью отдельных организаторов, стремятся взамен своих затрат и активности получить должность в административном аппарате создаваемой организ Сторонники теории ангажированности трактуют группы интеп как результат деятельности эгоистических индивидов, связывающих достижение своих целей с достижением политических группы (см.: Макаренко В.П. Групповые интересы и властно-уп равленческий аппарат: к методологии исследования // q 1996. №11. С. 121 - 125). е'

Целенаправленное воздействие групп интересов на орган власти с целью реализации специфических интересов получили на звание лоббизма. Слово “лобби” (англ, lobby - кулуары) перво начально применялось для обозначения проходов или крытых гале рей в монастырях, а в 40-х гг. XVII в. так назывался вестибюль и два коридора в здании палаты общин британского парламента, куда депутаты уходили голосовать и где они могли встретиться с заинте ресованными лицами, которые не допускались на пленарные засе дания. Существование лоббизма как политического явления тесно связано с функционированием групп интересов и возможностями их влияния на органы власти. Его развитие зависит от таких факторов, как уровень развития плюрализма, степень институционализации политического участия, характер политических партий. На последнее обстоятельство обращают внимание американские политологи. По их мнению, чем сильнее политические партии и эффективнее их деятельность, тем меньше возможностей у групп интересов оказы вать влияние на выработку политических решений и, наоборот, чек слабее партии и чем ниже их эффективность, тем больший размах приобретает лоббистская деятельность.

В практике лоббистской деятельности используются самые раз нообразные способы влияния на органы власти. К ним относятся

1) выступления на слушаниях в комитетах и комиссиях парламента;

2) разработка законопроектов и привлечение к выработке нор мативных документов экспертов;

3) личные встречи, контакты, переговоры;

4) использование методов “ public relations ” для формирования общественного мнения;

5)организация кампании “давления с мест” (многочисленные письма и программы от избирателей, поступающие в адрес де тов);

6) подготовка и широкое распространение результатов научных (пржде всего социологических) исследований;

7) организация целенаправленных действий “своих людей” внут ри органов власти;

8) финансирование избирательных кампаний;

9) прямой подкуп должностных лиц.

Как видно из вышеприведенного списка, лоббизм можно подразн ить на легальный и нелегальный. Легальный лоббизм не нару шает существующих в обществе законов, нелегальный - означает прямое вознаграждение должностных лиц за принятие необходи мых и наиболее благоприятных решений. Довольно часто в созна нии людей лоббизм отождествляется с коррупцией, поэтому отношение к нему во многих странах различное. Во Франции лоббист ская деятельность считается незаконной, в Индии - приравнена к коррупции, в США и Канаде она регулируется законом о лоббизме, в ФРГ - несколькими законодательными актами, в России разра ботан соответствующий законопроект.

Очевидно, что существует два подхода к лоббизму. Сторонники первого - • запретительного приравнивают лоббизм к крими нальной деятельности и на этом основании стремятся к его ликви дации. Сторонники второго подхода • регулятивно-правового - разделяют легальные и нелегальные методы лоббизма, стремятся ограничить лоббистскую деятельность правовыми рамками, исклю чить из политической практики коррупцию. В отличие от первого, второй подход более продуктивен, так как сохраняет “каналы” связи между обществом и властью, ставит в цивилизованные рамки систему функционального представительства интересов. > соответствии с целями, преследуемыми группами интересов, лоб бизм может подразделяться на экономический, социальный, со- культурный. Исходя из сфер деятельности различают отрасле- л региональный лоббизм. В зависимости от объектов лоббиро- 1 (на кого направлено лоббистское воздействие) выделяют агентский, президентский, правительственный лоббизм. По :е нию к политической системе классифицируют лоббизм на *ий (давление оказывается на органы власти со стороны) и Та ННий (когда представители заинтересованных групп - депу-- аРламента, члены правительства, окружение президента, 'ент “вписаны” в политические институты).

Наибольший интерес представляет знакомство с опытом бистской деятельности в США и ФРГ.

В 1946 г. в США был принят “Федеральный закон о регули вании лоббизма”. Основная идея этого законодательного акта стояла в том, чтобы поставить лоббистскую деятельность под ко троль и исключить коррупцию. Согласно основным положен данного закона, каждая организация, собирающаяся вести лое бистскую деятельность, обязана зарегистрировать в палате пред ставителей и в сенате своего лоббиста, указав при этом цели предполагаемые расходы. По некоторым данным, в Конгрессе заре гистрировано около 15 тыс. лоббистов.

Парламентский лоббизм нацелен на принятие законов, удовлетворяющих определенные групповые интересы. Поэтому основны ми методами лоббирования здесь выступают работа в комитетах по разработке законопроектов, а также дебаты и слушания в парла менте. Главными лоббистами являются депутаты и служащие Кон гресса, а также эксперты, привлекаемые к разработке проектов законов. Между заинтересованной группой и депутатом-лоббистом устанавливаются прочные связи, основанные на взаимном интере се. Группа ожидает от депутата эффективного представительства своих интересов в парламенте. В свою очередь депутат, лоббирую щий интересы определенной группы, рассчитывает на ее финансо вую и организационную поддержку в период выборов.

Значение правительственного лоббизма определяется прежд всего тем, что в органах исполнительной власти разрабатывают^ различные законопроекты и решения, поступающие затем на ут верждение в Конгресс. Кроме того, правительственный лоббизм • это широкие возможности в толковании законов институтом исг нительной власти. Между лоббистами - членами правительств заинтересованными группами складываются отношения взаимн интереса. Лоббируя интересы той или иной корпорации, высокс ставленный чиновник питает надежду на то, что после ухода i ставку он сможет занять в ней один из ведущих постов.

В отличие от США, в Германии лоббизм регулируется несколь кими законодательными актами. Среди них важнейшую роль игра- “Единое положение о федеральных министерствах”, “Регла- мен т деятельности германского бундестага”, “Кодекс поведения члена бундестага”, закон об обязательной публикации списка офи циальных лоббистов. Согласно правовому положению, каждый де путат обязан отражать в официальных документах свои прошлые и настоящие контакты с имеющимися объединениями, союзами, фирмами (т.е. открыто заявлять о своих лоббистских связях и функ циях).

Организация парламентского и правительственного лоббизма в Германии во многих чертах сходна с описанным выше механизмом лоббирования в США. Значительную роль играют различные коми теты, комиссии, совещательные советы, созданные при правительственных органах власти. Специфической чертой немецкого лоб бизма является его тесная связь с партиями. Различного рода ассо циации оказывают “практическую помощь” партиям в разработке экономических разделов их программ, таким образом влияя на фор мирование экономической политики и принятие благоприятных для себя решений.

Специфической формой представительства групповых интересов , наряду с лоббизмом, является корпоративизм. Термин “корпорация” (лат. corpus тело) возник в период е дневековья. Корпорациями в XIV -- XV вв. назывались сослов- "Профессиональные организации цехового типа, защищавшие и Даивавшие интересы своих членов. Организации этого типа яв- 1с ь своего рода “переходным звеном” между общинным типом ^ства и гражданским обществом. Вхождение индивида в ту или } к°рпорацию определяло возможности профессиональной де льности и отстаивания социальных интересов; вне корпорации ьная жизнь становилась невозможной.

”Ренесанс” корпоративных организации приходится на период -индустриального развития. Для маргинализированных масс корпорация была едва ли не единственной социально приемл формой организации. В современной науке под корпорацией намается институционализированная замкнутая грип монопольно распоряжающаяся определенными ресурсами полняющая определенные хозяйственные, администра'пги ные, военные или политические функции и, одновременно от стаивающая и защищающая специфические коллективны интересы. Корпорация - это строго иерархизированная система в которой реальная власть принадлежит небольшим элитным труп' пировкам, а внутрикорпоративные отношения основываются на принципе лояльности и личной преданности рядовых членов руко водству.

Основанная на корпоративных принципах, система представи тельства интересов получила название корпоративизм. Корпорати визм характеризуется американским политологом Ф. Шмиттером как “ограниченное число принудительных, иерархически ранжиро ванных и функционально дифференцированных групп интересов”, которые “монополизируют представительство соответствующих сфер общественной жизни перед государством в обмен на контроль последнего за отбором их лидеров и его участие в определении их состава и формировании их требований”.

К специфическим чертам корпоративизма относятся: участие в политической жизни организаций, а не отдельных индивидов; рост влияния профессиональных представителей специфических инте ресов в ущерб гражданам; привилегированное положение некот( рых ассоциаций и их более широкие возможности влияния на при нятие решений; замена конкуренции интересов их монополией в ределенных сферах (см.: Шмиттер Ф. Неокорпоративизм / Полис. 1997. №2. С. 17).

Длительное время корпоративизм рассматривался как : ние, враждебное демократии. Политические изменения, начавшиеся в некоторых странах Западной Европы в середине и заставили политологов по-новому оценить данный феномен по литической жизни. Была выдвинута концепция о формировании неокорпоративизма, вписывающегося в плюралистически дель демократии.

Согласно этой концепции, неокорпоративизм - этодемократичес кая система представительства и согласования интересов различны ми фирмами, ассоциациями и организациями; система согласо вания интересов трех субъектов - государства, предпринимателе й и наемных работников; навязывание государством остальным участникам “переговорного” процесса приоритетов и ценностей, выводимых из общенациональных интересов; система межкорпоративного взаимодействия, члены которой несут взаимные обязатель ства по выполнению взаимных соглашений.

Наиболее сильно неокорпоративистские тенденции проявились в странах, где имелись мощные социал-демократические партии, где существовало культурное и языковое единство.

Группы интересов как субъекты политического процесса в России. Среди политологов отсутствует единая точка зрения отно сительно существования групп интересов в Советском Союзе. По данному вопросу можно выделить три подхода.

Сторонники первого подхода, основываясь на концепции тоталитаризма, утверждают, что в недрах советского режима невозможен плюрализм интересов, а значит и сама система организованных интересов и их представительства. Такая позиция при видимой ло гичности явно страдает односторонностью и догматичностью.

Приверженцы второго подхода в своих рассуждениях исходили из “железного закона плюрализма”, согласно которому индустриальное развитие приводит к зарождению и формированию плюра листической системы в любом обществе. Рост уровня социально-гномического развития с неизбежностью приводит к плюрализации экономической и политической систем. По мнению политологов, р азделяющих данную точку зрения, в СССР с середины 60-х - 1ч ала 70-х гг. политическая система становится конкурентной, ^°вательно, происходит процесс становления групп интересов, в рамках этого подхода сформировались три точки зрения на спе-

Рику групп интересов в советском обществе: I \ группы интересов формируются на основе профессиональных 1°стей. Американский политолог М. Лодж на основе таких при-'°в> как групповое сознание, групповые ценности и социальный *" эл выделил пять групп интересов : а ) партийный аппарат , б) хозяйственный аппарат, в) офицерский корпус, г) юры д) деятели культуры;

2) группы интересов организуются на основе общности полити ческих позиций, ценностей и установок по тому или иному вопросу этой основе Ф. Браун выделял такие группы, как модернизаторы и консерваторы, ревизионисты и догматики;

3) группы интересов образуются на основе профессиональных групп и единства политических ориентации.

Конкретизируя этот подход, Д. Лейн классифицировал совет ские группы интересов следующим образом: а) политическая элита-

б) группы, имеющие институциональные позиции в аппарате'

в) лояльные оппозиционеры; г) маргинальные группы; д) отчуж денные группировки.

Третий подход сформулировал российский политолог С. Перегу дов. По его мнению, применительно к советскому обществу спра ведливо говорить не о группах интересов, а о системе бюрократи ческого корпоративизма, которая характеризовалась функционированием корпораций под жестким контролем государства и в строго государственных рамках. В условиях централизованной плановой экономики руководители корпораций стремились “выбить” макси мум материальных и финансовых ресурсов от государства (см.: Перегудов С., Семененко И. Лоббизм в политической системе Рос сии // Мировая экономика и международные отношения. 1996. № 9. С. 30). От статуса корпорации, который определялся партийно-политической элитой, зависели возможности и размеры получе ния части экономических ресурсов. К наиболее крупным и влия тельным экономическим корпорациям в советский период относились: военно-промышленный комплекс (ВПК), агропромышленный комплекс (АПК), машиностроительный и химический комплек сы. Наряду с отраслевым большое значение имел региональный корпоративизм. К регионам, успешно отстаивавшим свои интересы во властных структурах, относились Москва, Ленинград, Красно дарский край и др. Для реализации своих интересов корпорации пользовали некоторые методы лоббирования (личные ветре переговоры, участие в выработке и корректировке планов зданий). Объектами лоббирования становились партийные пра вительственные органы (ЦК КПСС, Совет Министров, министерства и ведомства). Существование лоббизма офици-О непризнавалосьи, соответственно, нилоббизм, нибюрокра-ский корпоративизм не регулировались никакими правовыми актами.

Экономическая самостоятельность, предоставленная предприятиям, на рубеже 80-х - 90-х гг., положила конец существованию бюрократического корпоративизма, начался разгул “дикого” лоб бизма. Большинство предприятий “лоббировало” право на ведение коммерческой деятельности, проведение экспортно-импортных операций, право самостоятельно распоряжаться полученной прибылью и капиталом.

Радикальные экономические реформы, начавшиеся в 90-х гг., со здали условия для формирования многочисленных групп интересов. Лоббистская деятельность этих групп - общепризнанный факт современной российской политики. Наибольшего развития достигли экономический и региональный лоббизм. Активно лоббируют свои интересы отраслевые комплексы, крупнейшие фирмы и корпорации, а также финансово-промышленные группы (ФПГ). К влиятельным лоббистским группировкам относят РАО “Газпром”, нефтяные ком пании “ЛУКойл” и “ЮКОС”, РАО “ЕЭС России”, автомобильный и химический комплексы и др. Объектами экономического лоббиро вания становятся: Государственная Дума, Правительство РФ, адми нистрация президента.

Наиболее влиятельными региональными группами интересов являются Московская, Санкт-Петербургская, Екатеринбургская, парламентская и другие группировки. Их влияние осуществляется в основном через два “канала”: Совет Федерации и Правительство РФ.

2. Правящая элита и ее роль в политике

Термин “элита” происходит от латинского eligere или фраш ского elite - лучшее, отборное, избранное. Начиная с XVII в начали употреблять применительно к “избранным людям”, прё” всего высшей знати. В научный оборот он был введен в кот XIX • начале XX в. Прообразом элитистских теорий можно счи тать представления античных философов об аристократии ка- правлении лучших. Наиболее полно элитистское мировоззрение было сформулировано Платоном в его учении об идеальном госу дарстве как правлении лучших - философов. В более поздние пе риоды значительный вклад в формирование и развитие элитизма внесли Н. Макиавелли, Т. Карлейль, О. Шопенгауэр, Ф. Ницше и др. Как научная школа элитистское направление окончательно сформировалось благодаря трудам В. Парето, Г. Моска, Р. Михельса.

В. Парето (1848--1923), итальянский социолог, исходил из тезиса, что люди изначально неравны. Совокупность индивидов, ко торые действуют с высокими показателями в любой области, Паре- то называет элитой. “Главная идея термина “элита” - превосходство... В широком смысле я понимаю под элитой таких людей, которые свойствами ума, характера, ловкостью, самыми разнообразными способностями обладают в высшей степени”. Сама элита де лится на правящую, прямо или косвенно осуществляющую власть, и неправяшую (контрэлиту), не имеющую доступа к управлению и руководству. Парето приходит к выводу, что элита существует i любых обществах и при любом политическом строе. И при десг тии, и при демократии, замечает он, за “сценой” обычно находят люди, играющие очень важную роль в осуществлении власти именно эти люди, составляющие основу элиты, вершат историю, определяя ее ход и направленность.

Парето разделял элиты по методам правления на “львов и “лис”. Первые • опираются на материальную или религиозную силу, для них характерно преимущественное использование лия при осуществлении господства. К элитам первого типа он с сил правительства греческих полисов в эпоху тирании, Рима времен Августа и Тиберия, многих европейских государств пе риода абсолютизма. Правление элиты “львов” приводит обш е чном итоге, к застою. “Лисы” для укрепления власти исполь- главным образом, хитрость, обман, искусство убеждения масс логические комбинации. К элитам “лис”"Парето относил афин- х демагогов, римскую аристократию, правительства всех рес- блик. Элиты этого типа более динамичны, они состоят из энер- “чных, прагматически мыслящих деятелей и новаторов.

Между элитой и массой постоянно происходит обмен: часть элиты перемещается в низшие слои, а наиболее способные представители последних поднимаются по “социальной лестнице” и попадают в состав элиты. Данный процесс получил название цир куляции элит. Он способствует сохранению социальной и политической стабильности в обществе. В случае замедления цирку ляции в высшей страте накапливаются деградирующие элементы, в то время как в низших стратах накапливаются элементы с высшими качествами. Подобное замедление чаще всего наблюдается в периоды правления элиты “львов”. В конечном итоге, прекращение циркуляции элит приводит к революциям, которые восстанавливают процесс циркуляции. “Те, кто судит поверхност но, - замечал в этой связи Парето, - склонны задерживать свое сознание на массовых убийствах и грабежах, которые сопровожда ют перевороты, не задумываясь, не есть ли это проявления - при скорбные, конечно, - социальных сил и эмоций, которые, наоборот, очень полезны... Массовые грабежи и убийства - - это внеш ний признак, который обнаруживает, что происходит замещение йьными и энергичными людьми людей слабых и ничтожных”. лавным содержанием и итогом революций, таким образом, стано- Ся смена элит (правящая элита сменяется потенциальной 1т рэлитой). Массам же отводится роль своеобразного “орудия” свержения старой, одряхлевшей элиты. После прихода к власти 1 элиты низшие слои вновь оказываются в состоянии зависимости от истории постоянно наблюдаются циклы подъема и упадка элит. иу элит Парето считал одним из главных феноменов историчес-итальянскии социолог, Г. Моска ( 1853- 1941 ), основы - а историческом методе, пришел к выводу, который он сфор- >Вал следующим образом: “Во всех обществах - от наиме- Вит ых и цивилизованных и до самых развитых и могущест- обнаруживаются два класса людей класс, правит, и класс, которым правят. Первый, всегда менее много ленный, берет на себя все политические функции, монополизм власть и пользуется преимуществами, которые из нее вытек тогда как второй, более многочисленный, руководим и управляя первым, иногда более или менее законно, а иногда более или мен волюнтаристски и насильственно”.

Отличительными качествами, открывающими доступ в элиту Моска считал военную доблесть, богатство, происхождение, лич ные качества (ум, талант, образование), способности к управлению. Политический класс занимает господствующее положение в обществе и осуществляет властные функции благодаря организованности (в отличие от неорганизованного большинства), искусству управления и способности идеологически обосновать свою верховенствующую роль. Осуществление власти в обществе во многом зависит от способа воспроизводства правящего класса. Итальянский ученый выделял три таких способа: наследование, выборы и кооптацию. Любой политический класс стремится к сохранению и воспроизводству власти путем наследования (если не де-юре, то де-факто). Эту тенденцию он называл аристократической. В то же самое время в обществе всегда есть полити ческие силы, которые стремятся к власти, используя для этого систему выборов. Вторая тенденция обозначалась им как демократа ческая. В том случае, если верх берет первая тенденция, происх дит, по выражению Моски, “закрытая кристаллизация” правяще класса, которая приводит его к закрытости, окостенелости и i рождению. В случае доминирования демократической тендеь происходит пополнение рядов правящего класса наиболее спос ными к управлению представителями низших слоев, что предо деляет его динамизм, энергию и жизнеспособность. Политиче” симпатии Моски склонялись к обществу, где обе тенденции уравн овешивали друг друга.

Значительный вклад в теорию элит внес немецкий пол!

Р. Михельс (1876-1936). Исследуя социальные отношения,^ пришел к выводу о невозможности прямой демократии, пр^ господства масс. Развитие любого института связано с формированием хичн ости и особого управленческого слоя. Со временем этот i монополизирует власть, отрывается от масс, превращаясь в [гархию, заботящуюся лишь о сохранении своего положения. , тенденцию Михельс назвал “железным законом олигархиза- и>> подчеркивая тем самым неизбежность формирования управ- лен ческого слоя со своими специфическими интересами в любой организации, в любом обществе.

В современной политической науке используется несколько под ходов к исследованию элит. В целом их можно свести к двум основ ным: меритократическому (лат. meritus - лучший и греч. cratos -власть) и властному. Первый подход берет свое начало в элитист- ской теории В. Парето. Его кредо удачно сформулировал К. Манн- гейм: “Элита” это “иерархия, основанная на собственных до стижениях”. В рамках меритократического подхода существуют технократическое и организационно-управленческое направления. Основоположниками технократических теорий считаются А. Богданов и Т. Веблен. Согласно Веблену, в связи с развитием науки, техники и технологий возрастает роль инженеров-организа торов. Используя особые знания, технократы постепенно вытесня ют традиционных собственников с ведущих социальных позиций, превращаясь в самостоятельную общественную силу. Основы ор ганизационно-управленческих теорий заложил Дж. Бернхейм. Вы двинутый им тезис о переходе власти из рук собственников в руки профессионалов-менеджеров, получил известность под названием 'еволюции менеджеров”. В 70-е гг. меритократический подход получил широкое распространение в связи с трудами Д. Белла, °улднера и др. Суть меритократических теорий можно свести к скольким положениям:

Элита - - наиболее ценный и важный сегмент общества, об-юЩий выдающимися качествами, высокими способностями и Отелями в наиболее важных сферах деятельности. •Злита занимает господствующее положение в обществе, по- ку °на является наиболее продуктивной и инициативной час-вол :еления. Массы - не мотор, а лишь колесо истории, про-( в жизнь решений, принимаемых элитами.

3. Формирование элиты - • это не столько результат борьб власть, сколько следствие естественного отбора обществом наиг^ лее ценных представителей. Поэтому общество должно стремит совершенствовать механизм.такой селекции.

4. Элитарность связана с равенством возможностей, но не о г венством результатов и социальных статусов, она обусловлена не равенством способностей индивидов.

Наибольшее распространение в современной политической науке получил властный подход к определению и выделению элиты Его представители (Г. Моска, Р. Михельс, Р. Миллс, Р. Дарендорф) определяют элиту как группу, осуществляющую властные функции и влияющую на общество. В свою очередь, властный подход под разделяется на структурный и функциональный. Сторонники струк турного подхода относят к элите всех лиц, занимающих формальное положение в органах (структурах) власти (например: президент, министры, руководство армии). Приверженцы же функционалист - ских трактовок относят к элите те группы и тех индивидов, которые оказывают реальное влияние на общественную жизнь и на приня тие социально значимых решений. Исходя из подобного критерия выделения элиты, немецкий ученый Р. Дарендорф включает в ее со став: 1) экономических лидеров, 2) политических лидеров, 3) про фессоров и учителей, 4) духовенство, 5) выдающихся журналистов, 6) военных, 7) судей и адвокатов. Естественно, что степень влия тельности данных групп, включаемых в состав элиты, будет неоди накова.

Исходя из многочисленных теоретических подходов к элит можно дать ее следующее обобщающее определение: правящй- элита • это социальные группы, занимающие наиболее et сокие позиции в обществе, обладающие в максимальной cm пени властью и возможностями влияния на общество.

Среди сторонников элитизма не утихают споры о характ правящей элиты и специфических особенностях ее госпо; Часть элитистов, вслед за американским политологом Р. Ми сом, утверждают, что правящая элита - - это единая сплоче группа, монополизирующая сферу господства. В работе < вующая элита” Миллс утверждал, что в нее входят главы i нейших корпораций, политические лидеры и военное руко! во. Экономическая, политическая и военная элиты состав

ю властвующую элиту, которую сплачивает стремление со- нитьза собой господствующее положение в обществе. Привер- цы плюралистической теории элит считаЬт, что элита, напро- не является единой, относительно сплоченной группой. В об- ос 'тве существует несколько элит. Каждая из них'осуществляет господство и контроль в своей сфере деятельности и в то же амое время не способна доминировать во всех областях обще ственной жизни. Этот плюрализм определяется спецификой со циальной стратификации. Фактически каждая страта выделяет и формирует собственную элиту. Каждая “материнская” группа осуществляет контроль за соответствующей элитой. Между элитными группами возникает конкуренция, препятствующая мо нополизации власти и средств контроля. Своеобразным синтезом принципов демократии и элитизма стала теория демократического господства элит (демократического элитизма). Ее суть сводится к следующему:

1. Элита не монолитна. Внутри нее существует несколько кон курирующих групп.

2. Доступ в правящую элиту открыт для наиболее способных членов общества, элитная циркуляция носит достаточно динамический характер.

3. Существует контрэлита (оппозиционная элита).

4. Между элитой и контрэлитой возникает конкуренция.

5. Элиты влияют на массы в большей степени, нежели массы на элиты.

6. Общество может осуществлять контроль за элитами прежде J cero с помощью выборов.

7- Возможна смена элит, которая носит ненасильственный ха рактер.

о- Власть элит зависит от изменений ценностных ориентации в обществе.

Власть элит носит преимущественно ненасильственный ха- Рактер.

с к^ „УЧение элит предполагает вычленение и сравнение между Зи различных элитных групп.

прежде всего элиты можно подразделять по фунщиональ- У признаку. Соответственно выделяются: политическая, эко- ^ческая и культурно-информационная элиты. Политическую элиту составляют группы и политические лил осуществляющие властные решения. На основе объема вла полномочии выделяются следующие виды политической эл высшая, средняя и административная. Высшая политическая -включает в себя руководителей, которые занимают стратегичеп позиции в системе принятия важнейших решений. К этому тиг элиты относятся президент и его окружение, руководители поя вительства, члены высших судебных органов власти, лидеры наи более влиятельных партий, спикер парламента и главы крупней ших парламентских фракций. К средней элите относятся те, кто занимает посты в выборных органах власти: депутаты, предста вители региональных элит (губернаторы, мэры), лидеры полити ческих партий и движений. В состав административной элиты входят члены правительства, а также высший слой государственных служащих.

Экономическую элиту составляют наиболее богатые члены об щества - крупные собственники, банкиры, руководители финан сово-промышленных групп, главы ведущих корпораций, владельцы крупных капиталов. Интересы экономической элиты прямо или косвенно оказывают влияние на характер решений, принимаемых политической элитой.

При анализе взаимоотношений между политической и экономи ческой элитой политологи разделяются на две группы. Одни ученые утверждают, что политическая элита относительно автономна и не зависима в процессе принятия решений, а экономическая элит если и влияет на нее, то лишь косвенно. Сторонники другой nosf ции утверждают, что решающее значение в обществе имеет эко> мическая элита, так как она сосредоточивает в своих руках наиб лее значимые и дефицитные ресурсы.

Культурно-информационную элиту составляют выдающиеся^ ятели науки, культуры, видные журналисты, оказывающие на формирование общественного мнения, высшие иерархи цер^ Главной функцией этой элитной группы является формиров^ благоприятного для элиты общественного мнения, идеология обоснование факта господства данной элиты, а также принимав ею решений.

В став контрэлиты входят те, кто стремится занять позиции равя- ей элиты. Потенциальная элита выдвигает популистские лозунги, пеллирует к массам, стремясь сменить у власти правящую элиту и поддержке большинства не-элитных групп. 3. По интенсивности циркуляции и способам рекрутирова ния выделяются открытые и закрытые элиты. Открытая элита ха рактеризуется достаточно динамичной циркуляцией, ей присуща от крытость, выражающаяся в формально равных возможностях до ступа членов не-элитных групп в нее. Существует относительно не большое количество формальных ограничений доступа в элиту. Отбор в элиту осуществляется на основе острой конкурентной борьбы, в которой большое значение имеют личные качества: энер гичность, умение найти и организовать себе поддержку, способ ность мобилизовать имеющиеся ресурсы. Открытая элита попол няется новыми лидерами, которые являются носителями новых идей и ценностей. Поэтому она демонстрирует способности к соци альным инновациям и реформам. Ее положительными чертами яв ляются чуткость к социальным настроениям и потребностям, гиб кость и широкие возможности быстрой адаптации к меняющимся социальным условиям и реакции на общественные перемены. Од нако у нее есть недостатки: склонность к популистским и непроду манным решениям, средняя или низкая степень преемственности в выработке политики.

В отличие от открытой элиты, для закрытой характерна замед- ; нная циркуляция, выражающаяся в неравных возможностях до- 'Па представителей не-элитных групп в нее. В первую очередь, на ЮР в элиту влияют формальные показатели: возраст, стаж рабо- Партийность, принадлежность к определенной корпорации. Кнейшим условием, влияющим на отбор в элиту, является лич-п Реданность руководству и готовность беспрекословно испол-ь приказы. В конечном счете, элита стремится к самовоспроиз- ВУ, что в свою очередь обрекает ее на вырождение и деграда- ^е положительными чертами являются: высокая степень пре-;енности в выработке политики, уравновешенность решений,

невысокая вероятность внутренних конфликтов. К недостаткам этого типа элиты следует отнести косность, слабую способность ре. агировать на происходящие социальные изменения, тенденция к кастовости.

4. По структуре (характеру внутриэлитных отношений) выделяют элиты с высокой степенью интеграции (объединенные) и с низкой степенью интеграции (разъединенные). Интегрированные элиты в достаточной степени сплочены. Между внутриэлитными группами существуют устойчивые связи. Степень межгрупповой конкуренции может быть достаточно низкой, конфликты внутри элиты не носят непримиримого характера. Среди интегрированных элит выделяют идеологически и консенсусно объединенные элиты. Первые из них формулируют единую (и единственную) идеологию и нетерпимы к инакомыслию в своих рядах. Консенсусно объединенные элиты отличаются согласием внутриэлитных групп относительно основных ценностей, правил политической конкуренции и процедур осуществления власти, главных целей и методов проводимой политики. Для них также характерна низкая степень конфликт ности между различными группировками. Достаточно высока плотность внутриэлитных связей. Так, например, американский политолог С. Элдерсфельд, исследуя политические элиты США и Германии, установил, что от 2/3 до 3/4 соответственно высших чиновников регулярно вступают в деловые и личностные контакты между собой и членами представительной власти.

Для элит с низкой степенью интеграции характерны такие черты, как острая борьба между различными группировками за овладение стратегическими позициями, за сферы контроля и распре деление ресурсов. В процессе борьбы могут использоваться самые различные методы, вплоть до компрометации соперников. Степень плотности внутриэлитных связей низка. Так, в Англии и Голландии соответственно 16 и 5% чиновников контактировали между собой и с представителями законодательной власти.

5. По степени представительности элиты подразделяются на элиты с высокой и низкой степенью представительности. Разли чия между ними заключаются соответственно в степени выраженияинтересов различных сегментов общества.

6. Совмещая и комбинируя различные признаки типологизации* можно выделить следующие типы элит:

а) совмещая критерии социальной представительности и группо- вой интеграции, можно прийти к результатам, изложенным в табл. 5;

б) английский социолог Э. Гидденс предлагает совместить способы рекрутирования элит со степенью их интеграции (трбл. 6);

в) этим же ученым были выделены элиты на основе совмещения области влияния элит и характера власти (табл. 7);

г) совмещая полученные им типы элит по способу их образова ния и по структуре власти, Гидденс формулирует интегральныетипы элит

В последнее время в отечественной политической науке все чаще ставится и обсуждается вопрос о природе и характере изменений правящей элиты в российском обществе. По существу, это вопрос о том, состоялась ли смена элит в постсоветский период? Для ответа на него попытаемся дать краткую характеристику советской и современной российской элиты, а затем сопоставить полу ченные результаты.

Отличительной чертой советской элиты являлась монополия на владение собственностью и право распоряжения ею и всеми стра тегическими ресурсами. Именно положение в структурах власти обусловливало право распоряжения собственностью. Это позволя ет охарактеризовать советскую элиту как этакратическую.

Впервые анализ характера и механизмов воспроизводства эли1 в СССР был представлен в произведениях А. Авторханова, P . Me ] ведева и М. Восленского. Для обозначения элитных групп сов” ского общества они использовали термин “номенклатура”. Дань ми исследователями был сформулирован вывод о том, что номе клатура воспроизводит себя не через особое экономическое от шение к средствам производства, а через монопольное положе в системе власти, через свою собственность на государство, славский ученый М. Джилас в своем исследовании “Новый кл< отмечал, что после большевистской революции в России сфор ровался новый, ранее неизвестный в истории класс - • “парт бюрократия”. Он обретает свою власть, привилегии, идеол< благодаря одной специфической форме собственности лективной собственности, которую этот новый класс вводит и поостраняет от имени народа и общества. 3 По этой причине среди элитных групп советского .общества от- •твовала элита экономическая. Руководители крупнейших эко- мических корпораций были по сути членами одной этакратичес- кой элиты (номенклатуры).

С точки зрения структуры, это была идеологически объединен ная элита (с высокой степенью интеграции на основе общей единой идеологии), для которой были характерны такие признаки, как строгая иерархичность, неподотчетность высших слоев перед низшими, низкий уровень конкурентности и невысокая степень кон фликтности между внутриэлитными группами.

Очевидно, что это была относительно закрытая элита, с невысо кой степенью циркуляции. Вхождение в ее состав осуществлялось на основе таких критериев, как партийность, стаж работы, социаль ное происхождение, возраст, личная преданность и политическая лояльность. В то же самое время самовоспроизводство политичес кой элиты было ограничено. По неписаным законам, дети высших руководителей не наследовали постов своих родителей, для них под бирались специальные должности, связанные, как правило, с рабо той за рубежом.

До конца 80-х гг. советская элита занимала монопольно господ ствующее положение, основанное на подавлении и уничтожении любых попыток формирования контрэлиты, и на таких специфичес- их механизмах ее легитимации, как идеология, патернализм, де- 10 нстрация технической эффективности. Идеология обосновывала Закрепляла право на власть и принятие решений за элитой. Па- е рнализм - система социального покровительства высших слоев зшим • обеспечивал элите политическую поддержку и лояль- 'сть со стороны низших слоев общества. Демонстрация достиже- 1 технической модернизации также связывалась в массовом со- вдии с деятельностью элиты. ^Днако к концу 80-х гг. идеология потеряла в массовом созна-

акральный характер, а многие ее положения, превратившись и Циальные догматы, перестали выполнять легитимизирующую ^ию. В связи с ростом образования и квалификации значительной части советского общества патернализм начал терять привлекательность, и прежде всего в “средних” слоях. фа] внутренннего экономического кризиса подорвали веру в техн кую эффективность. В результате было нарушено функционип ние механизмов легитимизации власти советской элиты. утп обязательной объединяющей идеологии, нарушение жест субординации предопределило возникновение внутри элиты кс куренции между ее различными группировками и их представит лями. Элита осознала, что ее прежняя закрытость ведет кдегпя дации и упадку. Поэтому был открыт доступ в нижние и средние элитные группы для наиболее способных представителей обще- ства. Рекрутация новых лиц в состав элиты обеспечивалась за счет выборов. Дополняя механизмы кооптации выборами, правя щая элита стремилась создать под своим контролем новые механизмы легитимизации власти, взамен утративших былую эффек тивность старых.

В конце 80-х гг. начинается процесс бурного формирования контрэлиты, в состав которой входили руководители различного рода “демократических движений”, протопартий, представители творческой и научной интеллигенции.

В процессе реформирования общества и глубокой трансформа ции правящей элиты внутри российской элиты произошли глубокие изменения. Прежде всего возникла экономическая элита. Ее основу составили представители прежней политической и административ ной элит, которые в результате приватизации осуществили транс формацию права распоряжения собственностью в право собстве ности. Анализируя аналогичные процессы в Восточной Европе, которые политологи сформулировали вывод о становлении “поДО тического капитализма”, в результате которого представители: кратической элиты используют власть и влияние для приобрет собственности и капитала, сохраняя командные позиции, но уя качестве собственников. Отсюда следовало заключение о вое изводстве правящей элиты, но уже в новых экономических и с альных условиях.

Что же отличает российскую элиту от советской? Отече ные социологи приводят следующие данные об изменении i тного состава, уровне образования и источниках рекрутации 0 Й элиты: средний возраст высшего руководства снизился с /начало 80-х гг.) до 53,1 лет (конец 90-х гг.), повысился уро- образования высшего слоя элиты (примерно на 10%), а вот чстав элиты изменился незначительно. Среди окружения пре- гзМ *~и ос о/ та лишь 25% составляют лица, не входившие в прежнюю но- клатуру, а в правительстве эта доля составляет 26% (см.: Ла-маН-В- ФормиР°вание современной российской элиты (пробле- ы переходного периода). М., 1995. С. 26). Изменился механизм екрутации элиты. Основным способом формирования элиты становятся выборы. Однако несмотря на функционирование избирательной системы, радикальной смены состава элиты в 90-х гг. не произошло. Это обстоятельство позволяет утверждать, что в 90-е гг. ограничился приток новых членов в элиту из не-элитных групп, а выборы стали важнейшим инструментом обеспечения легитимности современной российской элиты. Внутри правящей элиты современного российского общества наблюдаются две тенденции в развитии межгрупповых отношений. С одной стороны, обостряется конкуренция между внутриэлитными группами по поводу распределения власти, сфер влияния, собственности, капиталов и т.п. С другой - нарастает понимание того, что в ус ловиях глубокого экономического кризиса, резкого падения жизненного уровня основной массы населения подобная конфронтация внутри элиты подрывает ее же власть. Отсюда стремление к выработке общих правил политической “игры”, поиск взаимных компромиссов и уступок.

Политическое лидерство: природа, функции, типы и стили

Лидерство как социальное и политическое явление универсаль- смело утверждать, что там, где сложилась та или иная ловеческая общность, должны появиться политические лидеры, наиболее крупных социальных общностях • и общественно- политическое лидерство.

Политическими лидерами являются наиболее влиятельные ли ца, способные мобилизовать общество (или его значительную часть) для достижения значимых целей. Политическое лидерст- во __ это способ взаимодействия лидера и масс, в процессе кото рого лидер оказывает значительное влияние на общество. Лидерст во в политике обладает рядом специфических особенностей:

1) между общенациональным лидером и обществом, как прави ло, не существует прямого взаимодействия, оно опосредовано пар тиями, группами интересов, средствами массовой информации;

2) оно носит многоролевой характер, лидер ориентирован на со гласование различных социальных интересов, вынужден стремить ся к оправданию массовых ожиданий от его деятельности;

3) политическое лидерство корпоративно, за решениями, кото рые принимаются высшими руководителями, всегда скрывается не видимая для общества работа многочисленных экспертов, ближай шего окружения лидера;

4) политическое лидерство в той или иной степени институцио нализировано, т.е. деятельность лидера ограничена в той или иной

! пени существующими социальными отношениями, нормами, >0 Цедурами принятия решений.

современной политологии существует несколько определений п °литического лидерства.

Политическое лидерство это постоянное приоритетное -Ше со стороны определенного лица на все общество, полити- * з организацию или большую социальную группу. политическое лидерство - это управленческий статус, соци- позиция, связанная с принятием властных решений, это ру- ^ая должность. Иными словами, лидерство - это положе- которое характеризуется способностью занимаю щего его лица направлять и организовывать коллективное по& ние его членов.

3. Политическое лидерство • это символ общности и обо • политического поведения группы (групп), способный реализо' ее (их) интересы с помощью власти.

Политическое лидерство выполняет ряд важнейших функций к ним относятся:

1. Определение и формулирование интересов социальных групп целей социальной и политической деятельности, выявление спосо бов и методов реализации интересов и достижения целей (про граммная функция).

2. Процесс выработки и принятия политических решений (уп равленческая функция).

3. Мобилизация масс на достижение политических целей, рас пределение социальных ролей и функций в обществе, инициирова ние и социальных инноваций (мобилизационная функция).

4. Интеграция общества, объединение масс. Лидер призван обеспечивать национальное единство в масштабах большого сооб щества, которым он руководит, или государства в целом (интегра- тивная функция).

5. Коммуникация власти и масс, т.е. организация связи между обществом и властью. Убеждение общества в целесообразности и правильности принимаемых властных решений (коммуникативная функция).

6. Легитимация власти. Обеспечение поддержки власти на с нове личного авторитета и влияния на массы (функция легитима ции).

Политическая наука, анализируя феномен политического лид ства, опирается на результаты исследований и достижения в об. ти социологии, политической психологии, истории. Причины никновения лидерства как политического явления многими учеными. В результате появилось несколько теории тического лидерства. Одной из наиболее распространенных ется теория “личностных черт”, согласно которой лидерами с вятся лица с определенными доминирующими чертами хар* Некоторые ученые попытались определить перечень качеств сущих лидеру. Согласно Р. Каттелу и Г. Стайсу, к ним отно венная зрелость, способность влиять на окружающих, це- ость характера, социальная смелость и предприимчивость, ' иц ательность, независимость от сильных вредных влечений, воли, отсутствие излишних переживаний. Р. Манн в список бходимых свойств лидеров включил интеллект, приспосаблива ть, способность влиять на людей, экстравертность, восприим- вость и умение понимать других (см.: Кудряшова Е.В. Лидер и шерство. Исследования лидерства в современной западной обще ственно-политической мысли. Архангельск, 1996. С. 55-57).

Приверженцы ситуативной теории характеризуют лидерство как производное определенной ситуации. Это означает, что каждая кон кретная ситуация требует лидера с определенным набором черт и качеств личности. Причем качества, пригодные для решения проблем в одной ситуации, в другой - могут оказаться не актуальны ми, в третьей препятствующими достижению целей. Меняю щиеся проблемы требуют изменения подходов к их разрешению, новых стилей и методов лидерства. Таким образом, лидерство ока зывается ситуативным. В зависимости от изменения социальной среды на роль лидера могут выдвигаться различные индивиды.

Ряд исследователей попытались объединить достижения теории “личностных черт” и ситуативного подхода в личностно-ситуатив- ней теории. К формирующим лидерство факторам были отнесены: личностные черты лидера, его образы в сознании последователей, ролевые характеристики лидера, социальная и политическая ситуа ция, в которой развивается лидерство.

Согласно исследованиям Б. Гудштадта и Л. Хьелле, существует связь между выбором тех или иных методов политического воздей ствия и локусом контроля. Лидеры с внешним локусом контроля (ощущающие себя отчужденными и бессильными, неуравновешен ные, подозрительные) гораздо чаще полагаются на силовые методы давления и принуждение. Лидеры же с внутренним локусом контро ля (уверенные в себе, склонные к самоанализу) в большей степени полагались на такие методы, как убеждение и стимулирование (см.: Хекхаузеп X . Мотивация и деятельность. Т. 1. М., 1986. С. 215). Д. Винтер и А. Стюарт высказали предположение, что политики,; которых доминирует потребность в достижении, будут наиболее ак тивны, независимо от характера отношения к своим обязанности и проявят большую способность к принятию важных и значите;] ных решений. В то же самое время, политические лидеры у которь преобладают аффилиативные мотивы (потребность в одобрени! любви со стороны других людей) будут проявлять меньшую г кость в решении тех или иных проблем. Политические лиде| ярко выраженной потребностью в достижении склонны форми вать свое окружение в большей степени исходя из принципа петентности, нежели личной преданности.

М. Херманн выделяет три комбинации мотива власти и пс ности в любви и одобрении, в зависимости от характера кс формируются соответствующие модели поведения лидера.

В первом случае, когда оба мотива почти одинаково выр* „ модель поведения лидера определяется как “модель

Такие лидеры как бы создают вокруг себя анклав из тех, кто их перживает и защищает. Мир за границами такого анклава вос- 1нимается как враждебный и, если лидер считает, что анклаву уг- “ают внешние силы, он может прибегнуть к силовым методам, ражая при этом свою агрессивность.

Во втором случае, когда мотив власти выражен несколько силь нее нежели аффилиация, мы имеем дело с “моделью имперской мотивации”, для которой характерно подчинение лидера воле вы двинувшей его группы. Себя он рассматривает только как вырази теля интересов и воли группы, жертвуя личными интересами во имя групповых. Лидеров подобного типа отличает высокая работоспособность, чувство ответственности и продуктивность. Они стремят ся к сплочению своей группы на основе взаимного доверия и, не за водя себе фаворитов, дают всем ясно понять, что последует за на рушением групповых норм.

“Модель мотивации конкистадора” присуща лидерам, чьи потребности во власти значительно превосходят аффилиативные. По литических деятелей с такой комбинацией мотивов отличает частое применение насилия при захвате и осуществлении власти. Они счи тают, что лучше других знают, что хорошо для государства, нации, социальной группы. Их отличает неспособность к установлению гесных личных контактов с окружением, ибо лица, окружающие ли-1ера, существуют только для того, чтобы проводить в жизнь его реализовывать и воплощать его замыслы. Политики этого привержены к установлению своих “правил”, которые могут пяться в зависимости от ситуации. В глазах своих последователей 1 м°гут обладать харизматическими чертами, которые в дальней- 1 могут утрачиваться в силу неэффективности действий и излиш-ги жестокости.

фикладное направление психологических теорий политическо- 1е рства исследует когнитивные и перцептивные факторы ли- Ва > возможные стратегии принятия решений. Приверженцев нал' ^апРааления интересуют стереотипы, соотношение эмоцио- iblX и Раииональных оценок в мышлении политических лиде- п ро'[] 13Работанность причинно-следственных связей, категорий )г о, настоящего и будущего.

Для изучения природы лидерства большое значение имеет? логизация политических лидеров. В соответствии с различными нованиями и критериями выделяются множество типов лидере-

Многие исследования лидерства опираются на типологию ле тимного господства, разработанную М. Вебером. Соответстве выделяются:

1) традиционное лидерство, основанное на традициях, обычаях привычке последователей к подчинению;

2) харизматическое лидерство, основывающееся на вере в не обыкновенные, выдающиеся качества вождя;

3) рационально-легальное (бюрократическое) лидерство, осу ществляющееся на основе законов и в рамках законов.

Наибольший интерес вызывает “харизматическое лидерство”. Внимание исследователей концентрируется на характерных чертах этого типа и механизмах его осуществления. A . M . Гантер, к примеру, выделяет ряд базовых качеств, присущих харизматическим лидерам:

“обмен энергией” или умение воздействовать на людей эмо ционально, способность заряжать энергией окружающих;

“завораживающая внешность” или образ, вызывающий симпатии у масс;

“хорошие риторические способности и некоторый артис тизм” или выдающиеся коммуникативные способности, дар и искус ство увлекать своими выступлениями большие скопления людей;

“положительное восприятие восхищения своей персоной” или состояние психологического комфорта при повышенном вни мании и восхищении со стороны общества;

“достойная и уверенная манера держаться” или имидж cv ных людей, способных добиваться любых целей (см.: Кудряше ва Е.В. Лидер и лидерство. С. 59-60).

Механизм деятельности харизматического лидерства опись ется во многих научных работах. В них подчеркивается способ воздействовать на коллективное бессознательное с помощью совых символических акций, ритуальных действий, кампани рактер которых соответствует социокультурной среде. Хари^ ческое лидерство воспроизводится в условиях мифологизаци сового сознания. Деятельность вождя должна быть проста и на массам. Как правило, лидер-харизматик демонстрирует се фективность через борьбу с “врагами”. Он вынужден пос

свою харизму “великими”, “эпохальными” сверше- и “судьбоносными” решениями в глазах восхищающихся им

"Гивержениев. М Херманн подразделяет лидеров по имиджу на “знаменосцев”,

, ужителей”, “торговцев” и “пожарных”. Лидеры “знаменосцы” >емятся к воплощению “великой мечты”, изменению политичес й системы. Имидж “служителя” формируется у политика, кото- ый стремится выступить в роли выразителя интересов своих при- еоженцев. “Торговец” отличается способностью убеждать людей, “продавать” им свои идеи. И наконец, лидер “пожарник” откликается на порожденные ситуацией экстремальные события и проблемы, насущные требования момента. Для проявления качеств этого типа лидера необходимы экстремальные ситуации. В реальной политической практике большинство лидеров используют все четыре образа лидерства в различном порядке и сочетаниях (см.: Херманн М.Г. Стили лидерства в формировании внешней полити ки //Полис. 1991. №1).

На основе эмоционального отношения к лидеру его последова телей С. Джибб формулирует три типа лидеров: 1) лидер “патри арх”, по отношению к которому члены общества испытывают одновременно чувство любви и страха; 2) лидер “тиран”, в отношении к которому доминирует чувство страха; 3) “идеальный” лидер • характеризуется чувством симпатии к нему со стороны большинства социальных групп.

Интересный подход к типологизации лидерства предлагает Французский ученый Ж. Блондель. В основе его классификации два Ит ерия: первый - характеризует отношение лидеров к традици1 инновациям; второй • объем сферы деятельности лидеров. вмещая эти критерии, он приходит к выводам, кратко представ- гннымвтабл. 11. значительный интерес представляет изучение стилей лидерства. 1ь -лидерства - - это совокупность приемов и методов деятель 1 п политического лидера, характер взаимодействия с членами последователями. Традиционно выделяются три : авторитарный, демократический и невмешивающийся. •^ авт оритарного стиля характерен упор на жесткие распоря- • Угрозы, директивы, лидер четко обозначает цель, намечает мер по ее достижению, распределяет роли и требует безусловного повиновения и исполнения поставленной цели. члена группы, его мнения и инициативы, в случае расхожп. установками лидера, жестко подавляются. Основной метод вс ствия на подчиненных - санкции или угроза их применения рения и вознаграждения - крайне редки. Оценки результатов дельно субъективны. С точки зрения социального простран лидер находится как бы над группой.

Демократическому стилю соответствует иной подход лнД1 организации взаимодействия внутри группы. Для успешного ^ жения целей поощряется активность и инициативность группы. Усилия лидеров сосредоточиваются на координации вого поведения, а также межгруппового взаимодействия. В а( ле методов доминируют поощрения, вознаграждения, noxeaJ держка. Лидер с демократическим стилем охотнее используе ды манипулирования, нежели методы прямого насилия идавл При принятии решений он стремится взвесить и учесть в том числе и те, которые противоречат его собственным

Остановкам. r шеляется также отстраненный или йевмешивающиися стиль пства. Лица, придерживающиеся этого стиля, редко проявляют мление к какой-либо деятельности. Их позиция - положение ,оннего наблюдателя, внимательно следящего за происходящим, не выражающего своего отношения к событиям или мнениям. ^вмешивающиеся” лидеры всячески стараются избегать роли ар- битра,судьи, некоего посредника вурегулировании конфликтов. При малейшей возможности они охотно уступают или передают функции по разрешению конфликтов своим заместителям.

Интересный подход к изучению стилей лидерства предложил американский политолог Р. Барбер. Под политическим стилем он понимает “набор образцов привычных действий личности в ответ на ролевые требования”. Типологизацию стилей лидерства Барбер основывает на измерении меры активности личности в исполнении президентских функций и ее отношения к выполняемым обязаннос тям. Обе меры измеряются при помощи шкал: активность-пас сивность (в выполнении возложенных функций) и позитивно-нега тивное (отношение к своим обязанностям). Совмещая различным образом эти шкалы, Барбер получает четыре типа стилей: 1) актив но-позитивный, ориентирующийся на достижение; 2) активно-не-'ативный, направленный на удовлетворение личного самолюбия; ^пассивно-позитивный, характеризующийся как привязанность к снимаемой должности; 4) пассивно-негативный, отличающийся м инимальным исполнением долга.

Выводы

Социальными субъектами власти являются группы интересов, правящая элита, политическое лидерство.

Группы интересов стремятся оказать влияние на органы власти Рал Ю УА°влетворения своих потребностей. С точки зрения плю- °в (приверженцев теории групп интересов) процесс приня- й - - это некая средняя результирующая давления различных групп. Целенаправленное воздействие групп интерес органы власти получило название лоббизма.

2. В любом обществе власть осуществляется правящей эли- под которой понимается группа (или совокупность групп) мающая привилегированное положение и оказывающая значит* ное влияние на общество. Элиты, как правило, неоднородны висимости от критерия выделяют различные типы элит: по функпональному признаку • политическую, экономическую и культуп но-информационную; по месту в политической системе - прав* щую и оппозиционную (контрэлиту); по интенсивности циркуляциии способам рекрутирования • - открытую и закрытую; по структуре • объединенную (идеологически или консенсусно) и разъединенную; по степени представительности - с высокой и низкой сте пенью представительности.

3. Специфическим субъектом власти является политическое ли дерство, которое выполняет программную, управленческую, моби лизационную, интегративную и легитимационную функции.

Основные понятия: группы интересов, лоббизм, корпоративизм, неокорпоративизм, правящая элита, политическое лидерство, контрэлита.

Глава 7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВА

Понятие, структура и функции политических систем

Политическая система представляет собой совокупность государственных и общественных организаций, объединений, правовых и политических норм, принципов организации и осу ществления политической власти в обществе. Понятие “поли тическая система” является одним из основных в политологии и по зволяет представить политическую жизнь, политический процесс в определенной целостности и устойчивости, акцентируя внимание на структурной, организационно-институциональной и функциональ ной сторонах политики.

Важнейшим фактором конструирования и консолидации ментов политической системы выступает политическая власть.( является как бы стержнем политической системы, определяя сущность, природу, структуру и границы. Политическая система ражает состояние общества, включая экономические условия существования, социальную и национальную структуру, состо и уровень общественного сознания, культуры, международно ложения и др. Через политическую систему выявляются и а* лируются основные группы интересов, выстраиваются социал! приоритеты, что получает затем закрепление в политике.

Политическая система представляет собой многофункцион структуру, включающую в себя компоненты различного

инс титуииональный, состоящий из оазличныхсоциально- чес ких институтов и учреждений (государство, политические общественные движения, организации, объединения, разные органы представительной и непосредственной демократии, ггва массовой информации, церковь и др.);

функциональный, складывающийся из совокупности тех лей и функций, которые осуществляются как отдельными соци- Н0 _ политическими институтами, так и их группами (формы и на- оавления политической деятельности, способы и методы осущест вления власти, средства воздействия на общественную жизнь и др.);

регулятивный, выступающий как совокупность политике - правовых норм и других средств регулирования взаимосвязей между субъектами политической системы (Конституция, законы, обычаи, традиции, политические принципы, взгляды и др.);

коммуникативный, представляющий собой совокупность разнообразных отношений между субъектами политической систе мы по поводу власти, в связи с выработкой и осуществлением по литики;

идеологический, включающий в себя совокупность полити ческих идей, теорий, концепций (политическое сознание, полити ческая и правовая культура, политическая социализация).

Каждый из компонентов политической системы имеет свою соб ственную особую структуру, формы внутренней и внешней организации и способы выражения.

Среди политических институтов, оказывающих существенное сияние на политический процесс и политическое воздействие на'вЩество, следует выделить государство и политические партии. о собственно политические институты. К ним примыкают не яв- ю Щиеся собственно политическими институтами различного рода ^ственные объединения и организации, профессиональные и Рческие союзы и др. Основным назначением политических ин- тугов является представительство коренных интересов различ-^°ев общества. Стремление к организации и реализации своих 1Тических интересов и целей • главное в деятельности поли-ких институтов. Центральным институтом власти в обществеет ся государство.

Именно государство является официальным представи всего общества, от его имени принимаются властные решения зательные для общеинституциональный (политические институ ты) и ориентационный (политическая культура). Модель Алмонда (схема 11) учитывает психологические, личностные аспекты поли тических взаимодействий, импульсы, поступающие не только извне, от народа, но и от правящей элиты. По его мнению, при ис следовании политической системы необходимо учитывать, что каждая система имеет свою собственную структуру, но все системы осуществляют одни и те же функции. Важной особе

Именно государство является официальным представи всего общества, от его имени принимаются властные решения зательные для общества. Государство обеспечивает политич^ организованность общества, и в этом качестве оно занимает ос место в политической системе, придавая ей своего рода целост] и устойчивость. По отношению к обществу государство выступ как орудие руководства и управления.

Государство играет значительную роль в выполнении задач и пе ализации функций политической системы. Государственная власт служит своеобразным центром притяжения социальных сил и орга низаций, выражающих их интересы. Характер и объем собственно государственного управления неодинаковы и зависят от природы государства и политической системы.

В состав политической системы входят также политические отношения. Они представляют собой разновидности общественных отношений, которые отражают связи, возникающие по поводу по литической власти, ее завоевания, организации и использования. В процессе функционирования общества политические отношения весьма подвижны и динамичны. Они по существу своему определяют содержание и характер функционирования данной политической системы.

Развитие политических отношений зависит и определяется со циально-классовой структурой общества, политическим режимом, уровнем политического сознания, идеологией и другими факторами Одновременно политические отношения выступают формой сохра нения и закрепления политического опыта, традиций, определеь го уровня политической культуры. Характер взаимодействия суо ектов политического процесса определяет формы политических ношений. Они могут выступать в форме принуждения, конфл^ или сотрудничества, консенсуса.

По социальной направленности различают политические шения, нацеленные на упрочение существующего политич' строя, и отношения, выражающие интересы оппозиционных

Существенным элементом политической системы являю литические нормы и принципы. Они составляют норматив нову общественной жизни. Нормы регулируют деятельное тической системы и характер политических отношений, пр* им упорядоченность и направленность на стабильность.

направленность политических норм и принципов зависит от

И общественного развития, уровня развития гражданского об- ' а типа политического режима, исторических и культурных Ценностей политической системы. Через политические принци- нормы получают официальное признание и закрепление опре- ПЫ ”* г енные социальные интересы и политические устои. В то же емя при помощи этих принципов и норм политико-властные туктуры решают проблему обеспечения общественной динамики в самках законности, доводят до сведения общества свои цели, определяют своеобразную модель поведения участников политичес кой жизни.

К числу элементов политической системы относятся также по литическое сознание и политическая культура. Отражение полити ческих отношений и интересов, оценка людьми политических явле ний выражаются в виде определенных понятий, идей, взглядов и теорий, которые в своей совокупности образуют политическое со знание. Формируясь прежде всего под влиянием конкретной соци ально-политической практики, представления, ценностные ориен тации и установки участников политической жизни, их эмоции и предрассудки оказывают сильнейшее влияние на их поведение и все политическое развитие.

Политологи разработали несколько моделей, позволяющих на глядно представить и понять функционирование политических систем . Рассмотрим модели американских ученых Д. Истона и Г. Ал монда.

Истон в своих работах “Политическая система” (1953), кон цептуальная структура политического анализа” (1965), “Системный анализ политической жизни” (1965) представляет политичес кую систему как саморегулирующийся и саморазвивающийся механ изм, активно реагирующий на поступающие извне импульсы-команды ( схема 10).

Истон поставил во главу угла вопрос о самосохранении, поддер- ст абильности политической системы в условиях непрерывно яющейся окружающей среды. Он определяет политическую ^У как взаимодействие, посредством которого в обществе ав- Гн ° распределяются материальные и духовные ценности и на (:н °ве предотвращаются конфликты и напряжения между 4 общества. Другим качеством политической системы явля ется способность убеждать своих граждан принять это распределе ние как обязательное. Эти качества позволяют, с одной стороны, отличать политическую систему от иных систем общества, а с дру гой - придать общественной системе устойчивость. Важным явля ется самореформирование политической системы и изменение ок ружающей среды.

По мнению Истона, у системы есть вход, на который извне пос пают импульсы в форме требований и поддержки. Требования оь ределяет как форму выражения о правомерности обязываю* распределения со стороны субъектов власти. Требования раз/ ются на внешние, идущие от среды, и внутренние, идущие из системы. По характеру и направленности они могут быть как структивными, так и деструктивными, а по содержанию -ровочными, распределительными и коммуникативными. Поди Истон считает главной суммой переменных, связывающих < с окружающей средой. Поддержка выражается в материальН' логи, пожертвования и т.д.) и нематериальной (соблюдение: голосовании, уважение к власти и т.д.) формах. Истон вы- рт три объекта поддержки: политическое общество (группа „и связанных друг с другом в одной структуре, благодаря разде- , jo деятельности в политике), режим (основными компонентами -орого он считает ценности, нормы и структуру власти), правление La Истон относит людей, участвующих в непосредственных делах литической системы и признанных большинством граждан ответ- венными за свою деятельность). Независимо от происхождения ребования и поддержка становятся частью политической системы .должны учитываться в процессе функционирования власти.

Политическая система может быть подвержена многочисленным воздействиям, идущим от окружающей среды. Эти воздействия бывают различной силы и направленности. Если импульсы слабые, то политическая система не имеет достаточной информации для принятия решений. Иногда воздействие может быть сильным, но односторонним, и тогда властные структуры принимают решения в интересах каких-либо слоев, групп, что может привести к дестабилизации политической системы. Ошибочные решения неизбежны также из-за перенасыщенности системы информацией, идущей сильными импульсами из внешней среды.

Выход информации выражает способы реагирования системы на окружающую среду и косвенно на себя. “Исходящие” импульсы осу ществляются в виде решений и политических действий. По Истону, они обусловлены самой сущностью и природой политической власти, появляется главным предназначением политической системы. Если -Шения и действия соответствуют ожиданиям и требованиям 'отчисленных слоев общества, то поддержка, оказываемая поли- *еской системе, усиливается. Решения и действия весьма трудно °Дят понимание и поддержку тогда, когда власть индифферентна Ребованиям членов общества и уделяет внимание только своим -венным требованиям и идеям. Такие политические решения и полному кризису политической системы. Основными сред- *и> с помощью которых можно справиться с напряженностью в иметь негативные последствия, что может привести кчастич- Ил

и >

еской системе, Истон считает адаптацию, самосохранение, 'Риентировку усилий, изменение целей и др. А это возможно сцст ^агодаря способности власти реагировать на поступающие в МУ импульсы “обратной связи”. Это особенно важно учиты- вать, если власть стремится сохранить минимальный урове держки политической системы. Более того, она должна искать основу поддержки. Обратная связь является одним из механ устранения кризисных или предкризисных ситуаций.

Таким образом, политическая система, по Истону, - система взаимодействия ее структур, а постоянно изменяюша функционирующая, динамическая система.

Иной вариант анализа политической системы предложил Г д монд в своих работах “Политика развивающихся регионов” (1д$Р “Сравнительная политика: концепция развития” (1968), “Сравн тельная политика сегодня” (1988). При исследовании способов со хранения и регулирования политической системы он использует функциональный метод.

С точки зрения Алмонда, политическая система - это система взаимодействия различных форм политического поведения государ ственных и негосударственных структур, в анализе которых выделяются два уровня - ностью пол тической системы является ее многофункциональность и смеша ность в культурном смысле.

Ввод информации, по Алмонду, складывается из политичес социализации и мобилизации населения, анализа существую] интересов, их обобщения и интеграции. Эти функции назыв функциями артикуляции и агрегирования интересов. В оснс они реализуются политическими партиями, партийными ср ми, общественными организациями, различными группами р сов. С помощью этих функций формируются и распредели степени важности и направленности требования граждан, рупнение и интегрирование осуществляется для того, чтоб щить и дать всеобщее выражение частным интересам и тре иН. ям, придать им по возможности общенациональное тересах стабильности системы.

Специфическое место занимает функция политической комму тации, обеспечивающая распространение, передачу политичес- 1 Информации как между элементами политической системы, так ^Кду политической системой и окружающей средой. Ункции выхода информации (или функции конверсии) состоят -Тановления правил (законодательная деятельность), применения правил (исполнительная деятельность правительства) гК лизации правил (придание им юридического оформления) средственного выхода информации (практическая деятель правительства по осуществлению внутренней и внешней по ки). К исходящим функциям относится также контроль за соблк нием правил и норм, предполагающий истолкование законов сечение действий, нарушающих правила, урегулирование конАл тов и наложение наказаний.

В модели Алмонда политическая система предстает как совокуп ность политических позиций и способов реагирования на опреде ленные политические ситуации с учетом множественности интере сов. Важнейшей является способность системы развивать популяр ные убеждения, взгляды и даже мифы, создавая символы и лозунги маневрировать ими с целью поддержания и усиления необходимой легитимности во имя эффективного осуществления функций.

Жизнедеятельность политической системы проявляется в про цессе выполнения своих функций. Подфункцией понимается любое действие, которое способствует сохранению и развитию данного со стояния, взаимодействию со средой. Функции многообразны, отличаются непостоянством и развиваются с учетом конкретно-истори ческой обстановки. Они взаимосвязаны, дополняют друг друга, но вместе с тем относительно самостоятельны.

Существуют различные подходы к типологии функций полити ческой системы. На основе целевого подхода к политике они noj разделяются на политическое целеполагание (определение це/ задач, программ деятельности); мобилизацию ресурсов; инте цию общества; регулирование режима социально-политическс ятельности; распределение ценностей; легитимацию. Ряд авт различают внесистемные (политическое представительство, i полагание, интеграция, регуляция, коммуникация) и внутрис ные (координирующие, воспитательные и инициативные) фун Д. Истон, Дж. Пауэлл и др.. исходят из того, что политичес тема должна обладать четырьмя основными функциями: регЯ онной, экстракционной (мобилизационной), дистрибутив^ пределительной)и реактивной.

В современной политологии наиболее полно анализир) ции Г. Алмонд. Он рассматривает функционирование поли системы на трех уровнях.

Первый уровень - это возможности системы. Причем, подвоз- •ностью он понимал власть правительства над общественными мессами, степень влияния на политическое сознание и поведе- > людей в интересах достижения государственных целей. По его рнию, существует пять различных типов возможностей, вероят- b ис пользования которых зависит от направленности решае- ix задач, состояния социально-экономической структуры, типа олитического режима, уровня легитимности и др. Это мобилиза ционная, регулирующая, распределительная, реагирующая и сим волизирующая возможности. На данном уровне анализа выявляют ся соответствие политической системы обществу, характер актив ности политической системы по отношению к другим системам.

Второй уровень отражает происходящее в самой системе, т.е. конверсионный процесс (способы превращения входящих факторов в исходящие). В данном случае функциональность системы рассмат ривается через призму технологии обеспечения той или иной задачи. Третий уровень - функции поддержания модели и адаптации, к которым Алмонд относит процессы политического рекрутирования и социализации. Важным здесь является обеспечение соответствия политических акций и политического развития базовым принципам, постоянное воспроизводство нормативного поведения и образцов его мотивации. Оптимальный уровень достигается обеспечением устойчивой реакции граждан по отношению к властям и постоянной поддержки.

Политическая система, функционирующая в условиях постоянно изменения баланса сил и интересов, решает проблему обеспе чил общественной динамики в рамках устойчивости и законности, °ДДержания порядка и политической стабильности.

деляемые ею характер и направленность социального развития Важным при решении вопросов типологии политических систем яв ляется также учет уровня экономического развития общества объем, способы и возможности реализации прав и свобод граждан' плюрализм и наличие (или отсутствие) гражданского общества' уровень политической культуры и другие факторы.

В начале XX в. в типологизации политических систем проявилось противопоставление марксистской и веберовской традиций анализа общественных структур. Суть марксистского подхода к ана лизу политической системы заключалось в абсолютизации классового фактора в функционировании и развитии политической систе мы. Системы различались прежде всего в зависимости от того, по литические интересы какого класса они выражали, от характера со циально-экономической структуры и типа формации. В соответствии с этим политические системы подразделялись на рабовладель ческие, феодальные, буржуазные и социалистические.

Основанием типологизации может явиться форма и способы функционирования политических систем. Основа такого анализа была заложена М. Вебером. Он отрицал экономическую детерминированность типов политических систем. Жесткая привязанность к экономической структуре общества не всегда может объяснить, почему на однотипном базисе возникают разные виды политических систем. Ключевым, с его точки зрения, является детерминирующий способ властвования, определяемый социальным характером эпохи, уровнем развития гражданского общества, ожиданиями и требованиями масс, способами обоснования власти, способностя ми элиты.

В зависимости от ориентации на типы господства и легитимнос ти политические системы подразделяются на традиционные, хариз матические, рациональные. Процесс политического развития представляется М. Веберу как переход от традиционных, харизматичес ких систем к легальным, рациональным.

Веберовский подход оказал большое влияние на современное развитие типологизации политических систем. Широкой популяр' ностью пользуется классификация французского социолог Ж. Блонделя. Он разделил политические системы по содержани и формам правления на следующие типы: либеральные; радикал но-авторитарные или коммунистические (характеризуются вом социальных благ и пренебрежением к либеральным средст вам его достижения); традиционные (поддерживается неравномер ное распределение материальных и социальных благ, управляется олигархией, управлению присущ метод консерватизма); популистские (стремление к равенству авторитарными методами и средства ми управления); авторитарно-консервативные (сохраняют сложив шееся неравенство “жесткими” средствами).

Системный подход позволяет классифицировать политические системы по разным основаниям в зависимости от направленности исследования.

Так, Г. Алмонд акцентирует внимание на социокультурной среде. В основу своей типологии он положил различные политические культуры. Главное - это выявление ценностей, лежащих в основе функционирования и формирования политических систем. Алмонд выделяет четыре типа политических систем: англо-американская, континентально-европейская, доиндустриальная и частично-инду стриальная, тоталитарная.

Англо-американская система характеризуется гомогенной и плю ралистической политической культурой. Она гомогенна в том смыс ле, что подавляющее большинство субъектов политического про цесса разделяют основополагающие принципы устройства полити ческой системы, общепринятые нормы и ценности. Политическая культура основана на идее свободы человека, признании законности всех интересов и позиций, между ними преобладает толерантность, что создает условия для прочного союза общества и элиты и реалис тического политического курса. Ролевые структуры - политичес кие партии, заинтересованные группы, средства массовой информа- Чии - пользуются значительной долей свободы.

Каждый отдельный индивид может принадлежать одновременно множеству взаимно пересекающихся групп. Данному типу политической системы свойственны четкая организованность, высокая

Лабильность, рациональность, развитость функций и распределение власти между различными ее элементами, бюрократизированность. Англо-американская политическая культура основана также 3 антиэтатизме, эгалитаризме, секуляризованное™ и индивидуа-

Континентально-европейская система отличается фрагментар- 'Стью политической культуры, имеющей в целом общую базу. Для нее характерно сосуществование старых и новых культур, общество разделено на множество субкультур со своими ценностями, пове денческими нормами, стереотипами, иногда несовместимыми другс другом. Возможности групп интересов, партий и др. переводить по требности и требования народа в политическую альтернативу ограничены, но усилия и возможности других социальных организаций (религиозных, национальных и т.п.) стимулируют противоречия между различными субкультур