48180

Введение в теорию массовых информационных процессов

Книга

Журналистика, издательское дело, полиграфия и СМИ

Информация неразрывно связана с материей и энергией, - фундаментальными категориями бытия. Всякая материя есть «уплотнённая» энергия, а энергия есть проявление материи1; всякая информация не существует сама по себе – она хранится на материальных носителях, передаётся путём излучения энергии

Русский

2013-12-07

1.2 MB

3 чел.

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА  МАССОВЫХ КОМУНИКАЦИЙ

Пряхин М.Н.

Введение в теорию

массовых информационных процессов

лекции  для студентов первого курса

по направлению  «журналистика»

и специальности  «связи с общественностью»

Москва 2006

СОДЕРЖАНИЕ

[1] О названии, цели, предмете, объекте и строении курса лекций.

[2] Глава 1. Культура и коммуникация

[2.1] Три  функции речи (коммуникации)

[3] Глава 2. Речевая деятельность в системе человеческих деятельностей

[3.1] Пропаганда как важнейший вид общественного производства.

[3.2] О предмете пропагандологии

[3.3] Основы системного анализа коммуникации

[4] Глава 3. Биологические основы коммуникации

[4.1] О биокоммуникации с точки зрения физиологии

[4.2]

[4.3] Общение на межклеточном уровне

[4.4] Биокоммуникация и человек.

[4.4.1] Человек простирается за границы своей телесной оболочки

[4.4.2] «Кирлиан эффект»

[4.4.3] Сердце как орган высшего познания

[5] Глава 4. Происхождение речи.

[5.1] Теория происхождения языка (глоттогенеза)

[5.2] Эволюция второй сигнальной системы.

[6] Глава 5. Типология влияний на человека

[7] См., например: Успенский В.Б., Чернявская А.П.. Введение в психолого-педагогическую деятельность. М.: Владос. 2008. –  С.81-82.

[7.0.1] Заражение

[7.0.2] Пример (подражание)

[7.0.3] Внушение

[7.0.4] Доказательство

[7.1] Факторы эффективности информационных воздействий.

[8] Глава 6. Системное представление о слове.

[8.1] Понятие «Слово» у Флоренского

[8.1.1] Слово как символ.

[8.2] Строение слова

[8.2.1] Фонема

[8.2.2] Морфема

[8.2.3] Семема

[8.3] Магичность слова

[8.3.1] Восприятие слова

[8.4] Сила слова

[8.4.1] Одическая энергия

[9]

[10] Глава 7.  Система   зрелища

[10.0.1] Таблица элементов зрелища

[11] Глава 8. Типология систем массовой коммуникации

[11.1] ССМК-1 («Карнавал»)

[11.2] ССМК-2 («Собрание»)

[11.3] ССМК-3 («Книга»)

[11.4] ССМК-4 («Фильм»)

[11.5] О взаимодействии  систем СМК.

[11.6] ССМК-5 («Сеть»)

[11.7] Логика применения акций пиар-кампаний

[12] Глава 9. Проблемы подготовки кадров для информационного производства

[12.1] 1. НЕЯСНОСТЬ КОНЦЕПЦИИ ВЫСШЕГО ЖУРНАЛИСТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

[12.2] 2. ЗАПАДНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЖУРНАЛИСТСКОМ ОБРАЗОВАНИИ

[12.3] 3. У ЖУРНАЛИСТИКИ НЕТ СВОЕГО ПРЕДМЕТА

[12.4] 4. МАРКЕТИНГ ЖУРНАЛИСТСКИХ КАДРОВ - СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП В ОРГАНИЗАЦИИ ЖУРНАЛИСТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

[12.5] 5.В РОССИИ - СПРОС НА ОРГАНИЗАТОРОВ ИЗДАНИЙ

[12.6] 6.ОБЩЕРИТОРИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА - ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ ЖУРНАЛИСТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

[12.7] 7. ПОДГОТОВКА ОРГАНИЗАТОРА ИЗДАНИЙ - ВТОРАЯ СТУПЕНЬ ЖУРНАЛИСТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

[12.8] 8. НЕЯСНОСТИ ПРОБЛЕМЫ

О названии, цели, предмете, объекте и строении курса лекций.

В названии курса ключевым словом является слово «ИНФОРМАЦИЯ».

Оно происходит от латинского «informo» - 1) придавать вид, форму, формировать, ... создавать; устраивать, организовывать; 2) обучать, воспитывать, 3) строить, составлять,... 4) мыслить, воображать.  

Идея, заложенная в этимологии (происхождении) этого слова может быть обозначена как «воздействие на внутреннее содержание». «In» - приставка, означающая «внутри», «form» - корень, означающий собственно форму, действие по формированию чего-либо.

Информация неразрывно связана с материей и энергией, - фундаментальными категориями бытия. Всякая материя есть «уплотнённая» энергия, а энергия есть проявление материи1; всякая информация не существует сама по себе – она хранится на материальных носителях, передаётся путём излучения энергии2.

Информацию называют нематериальной составляющей материального мира: это не материя и не энергия, - так определил это понятие  создатель кибернетики (науки об управлении, связи и переработке информации) Ноберт Винер. В другом месте он говорит так: "Информация - это обозначение содержания, полученного из внешнего мира, в процессе нашего приспособления к нему наших органов чувств"3.

Возвращаясь к этимологии, можем сказать, что информация - это в некотором смысле форма (in-formo) материи и энергии, или, если говорить по-русски, их качество.

 Нематериальность информации можно показать на следующем примере. Принято говорить, что радиосигнал передаёт информацию. Но это - метафора, которую не следует воспринимать буквально. Правильнее сказать, что электромагнитные колебания несущей частоты имеют в каждый момент иные свойства (модуляцию), которые собственно и являются информацией, то есть формой сигнала, а не каким-то способным к автономному существованию отдельным от него объектом.

Информацию по типам субъектов различают трёх видов: биологическую (связь живых организмов – предмет для изучения науки о биокоммуникации), социальную (связь людей – это предмет общественных наук4)  и машинную (связь механизмов, например, компьютеров между собою)5. То есть, возможны шесть видов связи: между животными, между животным и человеком, между человеком и человеком, между человеком и машиной, между машинами. Мы в нашем курсе будем рассматривать биологические и социальные аспекты информационных процессов, так как это связано с нашей специальностью.

Второе ключевое слово в названии курса – «процессы». Процесс (от лат. processus - продвижение), 1) последовательная смена состояний стадий развития. 2) Совокупность последовательных действий для достижения какого-либо результата (например, производственный П. - последовательная смена трудовых операций)6.

В современной научно-технической литературе и в государственных законодательных документах  понятие «информационные процессы» получило следующее определение:  процесс сбора, обработки, накопления, хранения, поиска и распространения информации. Хотя здесь подразумеваются процессы, происходящие в обществе, это определение можно понимать и в предельно широком смысле – и как общественное, и как природное явление. Ведь мы не станем отрицать очевидного: и в растительном, и в животном мире происходят сложнейшие процессы информационного взаимодействия.

Информационный процесс представляется как многофазовое явление, связанное с преобразованием вещества и энергии. Как уже было сказано, сама информация нематериальна. Поэтому мы под операциями с информацией подразумеваем сложные бессознательные или осознаваемые взаимодействия живых существ -  непосредственные или инструментально опосредованные; действия по созданию и изменению материальных носителей информации (вещей), их информационных (структурно-функциональных) свойств, изменения (модуляцию) исходящих сигналов, целенаправленное направление энергии и её восприятие, изменение свойств живого существа в процессе излучения и под воздействием получаемой энергии.  

Третье ключевое слово в названии курса лекций – «массовые» - в некоторой мере является избыточным. Ведь не бывает немассовых, абсолютно изолированных от мира информационных процессов: издревле замечено, что всё в мире взаимосвязано. Вселенную пронизывают различные энергоинформационные потоки, волновые излучения разных диапазонов как естественного (космические лучи, магнитные поля, излучения живых существ), так и искусственного происхождения (например, телевизионная и радиосвязь). И всякий процесс – каким бы он ничтожным ни был – имеет отклик в окружающем мире, обнаруживает себя прямо или косвенно. Эта истина постигалась человечеством умозрительно на протяжении всей истории, а ныне она находит строго научные экспериментальные подтверждения. Человек включён в процессы космического масштаба. Поэтому слово «массовые» показывает, что автор курса лекций стремится к пониманию информационных процессов в их предельном контексте.

Чаще, чем термин МИП, мы встречаем сочетание «массовая коммуникация»,-  когда говорят о воздействии на толпы, большие аудитории с помощью индустрии средств массовой коммуникации – печати, радио, телевидения, кино, Интернета, крупномасштабных зрелищ «шоу-бизнеса» и т.п.  Массовая коммуникация есть частный случай массовых информационных процессов, сугубо социальное явление. А потому теория массовой коммуникации должна рассматриваться как составная часть теории МИП.

ЦЕЛЬ КУРСА. Курс является вводным  - фундаментальным. Это значит, что предмет излагается в самом общем виде, без детализации знакомит с главными понятиями, терминами теории, указывает на связь наук, используемых при описании МИП. Лекции методологически подготавливают студентов к освоению системы курсов специализации, в частности: «Основы риторики», «Работа журналиста в газете», «Радиожурналистика», «Тележурналистика».

ПРЕДМЕТ КУРСА

Предмет курса -  теория «информационных процессов», включающая в себя совокупность понятий о живом и опосредованном общении, систему терминов, используемых для описания видов общения и их закономерностей.

Под информационными процессами подразумевается прямые или опосредованные воздействия на живые существа, изменяющие их поведение.

ОБЪЕКТ КУРСА

Объектом курса является совокупность разнообразных проявлений  этих процессов, все случаи информационного воздействия.  

Информационное воздействие наблюдается в природе. В основе человеческого общения тоже лежат биологические механизмы (например, заражение, подражание). Поэтому часть курса будет посвящена биологическим или доречевым механизмам коммуникации.

Специфика человека заключается в том, что он имеет развитую речь – средство целенаправленного воздействия на животных и на себе подобных. Именно этим объясняется возвеличивание человеческого рода, его выделение в особую ветвь эволюции и господствующее положение. Поэтому мы во второй части курса поговорим о возникновении и эволюции второй сигнальной системы – речи и мышления.

На стадии перехода от сельской к городской жизни, когда человек отрывается от природы и попадает в среду «городского муравейника», основные информационные усилия прикладываются при воздействии людей на людей, или, более точно, индивида на индивида, индивида на коллектив, коллективов друг на друга и на отдельных индивидов. Это объясняется, в частности,  потребностями в эффективном управлении человеческими массами, сконцентрированными в городах. Широкая информационная деятельность вызывает к жизни развитые системы информационного производства, формируется система средств массовой коммуникации. Это - огромная совокупность - деятельность печати, радио и телевидения, школ и университетов, все многообразие явлений искусства, массовых народных празднеств, шествий, манифестаций... В последнее время в этот круг явлений входит всемирная информационная компьютерная паутина - Интернет.

В этом многообразии информационных систем обнаруживается некоторый порядок. Он описывается при помощи учения о пяти типах СМК, которые условно называются «Карнавал», «Собрание», «Книга», «Фильм», «Сеть». Мы поговорим и о том, как происходит взаимодействие людей внутри этих систем и о том, как эти системы взаимодействуют между собою.

Важный вопрос – проблема подготовки кадров для информационного производства. Автор знакомит с некоторыми тенденциями в области журналистского образования, выделяя главное стратегическое направление – обучение не просто журналистов, но организаторов информационного производства.

СТРУКТУРА КУРСА

Курс  имеет девять разделов, отражающих представления в порядке от общих философских  вопросов теории к частным прикладным её аспектам.

Соотношение культуры и коммуникации как понятий предельного объёма составляет предмет первого раздела «Культура и коммуникация». В нём показано, что культура есть воплощённое «представление о должном» (Флоренский П.А.) и вместе с тем она является системой ограничений, предотвращающих разрушение общества. Коммуникация представляется функцией культуры и одновременно инструментом по её созиданию.  Вместе с тем коммуникация может стать и орудием разрушения культуры.

Раздел второй "Речевая деятельность в системе человеческих деятельностей" показывает место коммуникации среди других типов человеческих деятельностей. Общение предстаёт как важнейший вид общественного производства - воспитание личностей и организация коллективов, то есть, по сути, это производство субъектов общественной деятельности.

    В третьем разделе "Биологические основы коммуникации" рассказывается о механизмах передачи информации, в частности, научно подтверждённых фактах немеханического воздействия живых существ друг на друга. Живая коммуникация, энергообмен предстаёт как явление и природы и общества.

В четвёртом разделе "Происхождение речи" даётся краткий обзор известных гипотез по этой проблеме и излагается теория русского ученого Б.Ф.Поршнева, согласно которой вторая сигнальная система возникла как жизненно важный механизм приспособления высших трупоядных гоминид в среде хищников. Исходная функция речи - суггестия - предстаёт как средство управления поведением на межвидовом уровне, которое затем было применено уже как средство внутривидового воздействия. Излагается теория трёх фаз эволюции речи: от суггестии к выработке критического мышления (контрсуггестии) и третья фаза - выработка механизмов логического доказательства (контр-контрсуггестии).

В пятом разделе даётся "Типология информационных воздействий" - немеханических средств влияния на поведение живых существ. Различаются два уровня такого воздействия: доречевой ("заражение" и "подражание") и собственно речевой (внушение и доказательство). Все эти средства используются повседневно.

    В шестом разделе "Системное представление о слове" излагается учение П.А.Флоренского о слове как живом организме и вместе с тем энергийном символе. Слово есть энергия проявления личности вовне и вместе с тем это связь с познаваемым объектом. Строение слова предстает как триединство фонемы, морфемы и семемы (звука, буквы и смысла). Восприятие слова - активный процесс, осуществляющийся у слушателя посредством имитативного рефлекса (подражания, сопереживания). Вместе с тем энергии говорящего человека оказывают непосредственное (магическое) воздействие на живые объекты.

В седьмом разделе "Система элементов зрелища" рассматривается слово как зрелище-действо, представляющее триединство технических, исполнительских и содержательных элементов. Объясняется их типология и практический выход этого представления в виде "Таблицы элементов зрелища (действа)" как универсального инструмента анализа всевозможных текстов.

    В восьмом разделе излагается "Типология систем массовой коммуникации" Ю.П.Буданцева  - представление об исторических закономерностях становления систем коллективного общения людей. В развитом обществе массовая коммуникация осуществляется посредством пяти систем: две из которых ("Карнавал" и "Собрание") - относятся к разряду живых, естественных; две ("Книга" и "Фильм") - технических; и одна ("Сеть") - смешанная система массовой коммуникации. Даются рекомендации по планированию комплексного использования этих систем в пропагандистских кампаниях.   

 В девятом разделе излагаются  некоторые "Проблемы подготовки кадров для информационного производства", в частности, разработчиков всевозможных изданий. Предлагаются в общих чертах модель учебного процесса для подготовки таких работников.

Глава 1. Культура и коммуникация

(вместо введения)

По научной материалистической традиции мы рассматриваем коммуникацию (по-русски - общение) как явление культуры, как частное в контексте общего. Коммуникация понимается как составная часть, нечто производное, как бы вторичное по отношению к культуре. Но это не совсем так.

Древние мыслители придерживались иного представления о начале всех начал. По-настоящему исходная точка всего на свете, говорят они, находится в Слове. Только оно является главной творческой силой, порождающей культуру. Эта древняя точка зрения на истоки культуры излагается в Священном Писании, например, в первых стихах Евангелия от Иоанна, написанного в первом веке нашей эры:

  1  В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.

2  Оно было в начале у Бога.

3  Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.

4  В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.

5  И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.

Противоположная точка зрения, материалистическая,  безраздельно господствовавшая в европейской науке в 19 и 20 веке, утверждала обратное: слово, речевая деятельность  – творение природы, появившееся в результате естественной эволюции живого вещества и имеющее вспомогательное значение в трудовой созидательной (инструментальной) деятельности высших обезьян.

Противоречие между идеалистическим и материалистическим пониманием кажется неразрешимым, как известная проблема курицы и яйца: что первично, а что вторично?  Мы попробуем разрешить вопрос, рассмотрев сущность культуры, её строение и функции. Это не очередная попытка дать однозначное определение предмету – это в принципе невозможно. Сейчас в общественных науках нет общепринятого понимания термина «культура»: разные авторы придумывают свои определения (уже их гораздо более 200). Не будет продуктивным и простое суммирование всех возможных определений. Здесь следует избрать путь построения системы определений, отражающих существенные стороны предмета.

Сколько определений должно быть в системе? Опыт показывает, что таких определений для непротиворечивого целостного описания предмета должно быть по меньшей мере три. Принцип троичности всего сущего - древнее и хорошо известное представление о триединстве мира когда рассматриваемое представление имеет три неразрывные стороны, или ипостаси (Учение о Св. Троице, триипостасное божество в индуизме, три проявления слова у о. Павла Флоренского, троичность бытия, включающая материю, энергию и информацию,  и т.п.).

Этот принцип мы приложим к пониманию взаимоотношения интересующих нас предметов – культуры и коммуникации.

Начнём с понятия «культура».

Этимологически оно восходит к латинскому слову «colo» - возделывать, поклоняться, чтить, почитать. От этого слова происходит и понятие «cultus» - культ – предмет почитания, поклонения. Культ лежит в основании всякой культуры.

Культуру следует рассматривать тройственно:

  1.  онтологически, бытийно, как объективное явление – совокупность достижений общества в его материальном и духовном развитии («онтологическое» определение)7;
  2.  гносеологически – как субъективное представление о таком порядке вещей, который можно обозначить как культурный порядок, как нечто должное (в отличие от неестественного или противоестественного, некультурного, беспорядка, хаоса); это можно назвать «гносеологическим» определением культуры. О.Павел Флоренский назвал культуру «представлением о должном» - то есть некоторым идеалом, в соответствии с которым осуществляется культурная, созидательная деятельность человека8.
  3.  прагматически – как общественно полезную систему запретов, направленных на преодоление хаоса, подавление разрушительных, антикультурных проявлений в человеке. Многие учёные (напр., К.Леви-Стросс, Б.Ф.Поршнев) отмечают, что окультуривание начинается именно как введение запретов (табу) на какие-то опасные антиобщественные действия (запрет на внутриродовые браки, на убийство священных животных, разрушение святынь, на произнесение каких-либо слов и даже на мыслительные процессы).

Такая тройственная система определений позволяет увидеть предмет в его полноте,  Она объединяет объект,  его образ и отношение к этому объекту (отношение представляется как субъектное единство  знания о предмете и самого предмета, единство, существующее только в самом субъекте). Или по-другому: какова вещь на самом деле, какой она должна быть и какой не должна быть.

Если культура – противоположность хаосу, а хаос древнее космоса, то скорее всего именно запретительная функция исторически предшествует прочим, лежит в основании культуры. Введение запретов – начало, а отмена их – конец культуры как должного разумного порядка (что мы наблюдаем в современном «свободном» - от морали – демократическом обществе). Запреты можно наложить только при помощи речи, слова, через приказы или предписания. По теории Б.Ф.Поршнева речь возникла прежде всего как орудие торможения нежелательных действий, которым пользовался первочеловек по отношению к окружавшим его крупным хищным. Именно через запреты мы воспитываем наших детей, устремляя их энергию в единственно правильное русло культурного поведения. Поэтому мы можем утверждать, что речь, коммуникация – основа, предтеча культуры. И тут идеалистическое понимание оказывается вполне обоснованным.

Но и у материализма было много оснований считать труд основой для окультуривания человека: накапливая достижения, человек порождает почву для развития речи, формирования языка, общественного сознания – этой базы данных всякого общества. До сих пор трудовая теория происхождения речи имеет своих сторонников (об этом важнейшем для нашего курса вопросе речь пойдёт в 4-й главе).

Культуры нет без общения9. Но может ли быть общение без культуры? Грубо говоря, может. Если под общением подразумевать связи именно природного характера. Ведь общение человеческое выросло из какого-то биологического, чисто животного процесса.

Поэтому можно сказать, что общение – явление более раннее. Слово (и его интериоризованная, то есть внутренняя, форма – мысль) стоит у истоков культуры: творит её,  воплощаясь в ней: происходит то, что называется «воплощением духа» или «одухотворением плоти». Ведь никто уже не отваживается сказать, что культура есть результат случайных стихийных процессов: она творение человека разумного, «словесного».

Конкретных культур и типов культур - множество. Но существуют наиболее крупные, объединяющиеся вокруг мировых религий. В основании европейской культуры лежит Христианство, определяющее исходные запреты и идеалы, записанные в Библии (Синайский кодекс и Новый Завет). Поведение мусульман определяется Кораном, иудеев – Торой. Китай в основе своей остаётся конфуцианским. Древние словесные формулы тяготеют над каждым человеком, воздействуя через язык, обряды, письменность и не давая ему вырваться за пределы собственного мышления.

Три  функции речи (коммуникации)

Для чего служит речь (коммуникация). Этот вопрос не имеет одного ответа. Можно запутаться в перечислении функций, приписываемых речи: это и «средство эмоционального выражения», «функция выражения и коммуникации», «средство воздействия», «выражения, общения и сообщения», «обобщения» и т.п. Продвижения к единству у исследователей не наблюдается. И поэтому приходится избирать какой-то подход, который отвечал бы той логике, которой мы стали придерживаться с самого начала – а именно логике троичности. Согласно этому принципу нужно стараться сводить всё многообразие понятий к этому минимуму. Вообще замечено давно, что в основании всего многообразия явлений лежит совсем немного сущностей (Л.Морган).

Попробуем определит этот минимум функций речи в отношении к понятию «культуры» в её трёх ипостасях. Тогда получается три функции речи.

  1.  Если культура - система  запретов, то речь есть процесс торможения нежелательных (с точки зрения идеала) действий.
  2.  Если культура - система идеалов, то речь есть процесс воплощения Слова (Логоса), она побуждает к какому-то творческому действию.
  3.  Если же культура рассматривается лишь как совокупность наличных достижений, тогда речь - всего лишь констатация фактов.

То есть если принять тройственное представление о культуре, то существуют как минимум три функции речи: ТОРМОЖЕНИЕ, ПОБУЖДЕНИЕ, ОТРАЖЕНИЕ.

Всякая речь, как известно, в конечном счёте либо к чему-то призывает, либо от чего-то предостерегает, либо что-то сообщает. По теории Б.Ф. Поршнева, исходная функция  речи – интердикция (то есть торможение нервной системы). Затем уже – прескрипция (побуждение к действию, стимул). Третья функция речи - информационная - лишь условно является нейтральной. Информация, по Поршневу, всегда явно или неявно к чему-то побуждает или что-то запрещает, так что третья функция - чисто условная. Получается двоичный код, как в информатике  - все сигналы либо 1, либо 0.

Глава 2. Речевая деятельность в системе человеческих деятельностей

Деятельность – это последовательность целесообразных поступков.

Вся деятельность может быть разделена условно на два вида: обработка природы человеком и обработка человека человеком10. Информационное воздействие относится ко второму виду деятельности.

Имеет смысл рассмотреть типологию деятельностей, чтобы понять, какое место в ней занимает информационная деятельность.

Всё многообразие человеческих действий можно свести к немногим типам, или «целевым функциям». Этих типов деятельностей - пять:

  1.  сохранение рода,
  2.  продолжение рода,
  3.  производство средств к жизни (рода),
  4.  распределение средств к жизни (рода),
  5.  управление (речевая деятельность, информационное производство, коммуникация, общение, пропаганда и т.д.).

Эти типы деятельности (4+1) соотносятся между собою иерархически. Главной является, естественно, деятельность по сохранению рода11.

Общество - саморегулирующаяся система. Чтобы сохранить жизнь рода, его бессмертие (род относится к типу в пределе бессмертных коллективов), люди, в первую очередь, думают о безопасности своего рода, затем уже о том, чтобы в семьях рождалось достаточно детей, вместе с этим - заботятся о производстве необходимых для жизни вещей и о том, чтобы распределить эти вещи между собою (присвоить) наилучшим образом, чтобы род получал развитие.  

Первые четыре функции  между собою соотносятся в соответствии с законом, который можно назвать «законом оптимального распределения» (или законом сохранения рода):  сохранение рода требует такого распределения, при котором производство людей и производство вещей не вступают в существенное противоречие12.

Закон этот объективный, но действует он не автоматически, а через людей, которые ощущают на себе создающиеся по каким-либо причинам несоразмерности и противоречия общественного устройства, разрешают их, устанавливая оптимальный порядок распределения (такова, например, главная функция государственной политики – составление бюджета и контроль его исполнения). Это называется «субъективным фактором» - вмешательством разумной воли в естественное развитие.

История показывает, что бывает и неразумное (волюнтаристское, «из идеологических соображений») нарушение соотношение общественных функций, что приводило к кризисам и даже крушению государства13. Поэтому пятая функция – коммуникативная (речевая, информационная, деятельность по обработке человека человеком, короче - управленческая) имеет решающее значение в жизни общества.

Каждый из пяти типов деятельностей выделяется в специализированную «сферу» («оборона», «сельское хозяйство», «промышленность», «торговля»). В особую отрасль выделяется и функция управления обществом - «информационное производство»14 - самая бурно развивающаяся, вовлекающая в некоторых странах большую часть трудоспособного населения15 

Нынешнее состояние мира показывает всё возрастающую роль информационного производства (индустриальная форма коммуникации) и превращения её в грозную, противостоящую культуре силу. Общественное сознание выходит из-под контроля. Такое положение складывается обычно в конце культурных циклов, когда, говоря словами О.Шпенглера16, культура переходит в свою противоположность – сменяется цивилизацией, то есть общество клонится к упадку. Чрезмерное и неуправляемое развитие информационного производства – отличительный признак такого периода. Культура теряет свою гносеологическую функцию (утрата представлений о должном, например, о добре и зле), а затем и прагматическую функцию – перестаёт быть сдерживающим началом. Под лозунгом свободы совершаются революции (re-volutio, т.е. движение вспять) – снимаются запреты, которые скрепляли общество, разрушается иерархия – система вертикальных общественных связей, под угрозу ставится существование общества.

Пропаганда как важнейший вид общественного производства.

Один из синонимов слова «общение» -  пропаганда: «целенаправленное распространение текстов».  Изначально он связан с идеей «крупномасштабного общения» - планомерного навязывания информации массам людей. Термин происходит от латинского слова propagare – «распространять» и стал широко известен благодаря Конгрегации пропаганды веры, основанной папой Григорием XY в 1622 году (с 1967 г. она называется Конгрегация евангелизации народов). Эта организация изначально имела характер предприятия, осуществлявшего подготовку, доставку и поддержку католических миссионеров по всему свету. По словом «пропаганда» чаще всего подразумевается однонаправленное воздействие на аудиторию, где нет места диалогу участников. В ХХ веке слово пропаганда в западной традиции стало означать нечестные грубые способы убеждения и навязывания людям каких-то идей (нацистская пропаганда, коммунистическая пропаганда).

Если посмотреть на инвариант словоупотребления – то он проявляется как «целенаправленное широкомасштабное планомерное производство и распространение текстов (информации) на какую-то большую группу людей». Это важнейший вид общественного производства.

Изучение процесса пропаганды требует комплексного анализа всех его элементов, выяснения их иерархии и взаимной связи.

Модель пропаганды, как любой другой деятельности, может быть представлена в виде цепочки: цель- субъект – средство – объект17. Но в чём специфика каждого из этих элементов именно в нашем случае? Изобразим это следующим образом:

Их оценка начинается с выяснения СУБЪЕКТА ПРОПАГАНДЫ (АДРЕСАНТА). Он должен изучаться двояко: как некоторый коллектив и (или) личность, связанная с коллективом. (Коллектив в общепринятом смысле – совокупность людей, связанных единством цели18. Личность – «человек, носитель сознания»19.)

Человек в своей общественной роли всегда как бы делегат коллектива или коллективов (класса, профессионального коллектива, семьи, народа...). Поэтому при анализе пропаганды следует выяснить, прежде всего, кто говорит, от лица и в интересах какого коллектива.

В развитом классовом обществе пропагандист связан со многими коллективами разных типов. Но бывает, что человек не осознает всех своих общественных связей, определяющих его поведение. Он может и преднамеренно скрывать их (журналист чаще всего молчит о собственной классовой позиции или позиции своего хозяина или заказчика: партийную оценку событиям он выдает за беспартийную, беспристрастную, объективную)

ОБЪЕКТ ПРОПАГАНДЫ (АДРЕСАТ) также изучается, как и субъект, двойственно: как тип коллектива и (или) связанный с ним тип личности. Ведь пропагандист обращается к личности, за которой также всегда стоит коллектив. Через обращение к человеку происходит воздействие на коллектив.

СРЕДСТВА ПРОПАГАНДЫ. К ним относятся живое слово, книга, газета, радио, телевидение и т.п. Пропагандист по различным каналам передает для аудитории некоторые тексты. То есть средство пропаганды следует изучать как единство текста и его материального носителя.

Изучая средства массовой коммуникации, мы учитываем, в чьих руках они находятся, какой группы, кто лично контролирует газету, радиостанцию, телесеть и т.п. Это поможет дать верную оценку текстам пропаганды, конкретным произведениям, не запутаться в словах. Через изучение текстов мы «пробиваемся» к субъекту пропаганды, стараемся выяснить, кто он, каковы его общественные связи, его мотивы, цели публикаций.

ЦЕЛЬ ПРОПАГАНДЫ. Мы отнесли пропаганду ко второму виду деятельности – к «обработке людей людьми». Естественно, что и цели у пропагандиста связаны с изменением свойств объекта пропаганды. С одной стороны – это, в конечном счете, организация коллектива, с другой – воспитание личности.

Если говорить об организации как об общественной единице, то это – люди, связанные правилами и процедурами. А процесс организации коллектива можно представить (исходя из того, что каждому коллективу присущи своя функция и соответствующая структура, т.е. свое назначение и устройство) как приведение структуры коллектива в соответствие с его целевой функцией, то есть насаждение некоторых правил и порядков, которыми этот коллектив будет руководствоваться.

Процесс воспитания можно определить как целенаправленное формирование личности, оптимально функционирующей в данном коллективе (создание  личности для данного коллектива). Подготовка человека ведется в коллективах и для коллективов различных типов. Поэтому не бывает воспитания «вообще». Важнейшими его типами являются:

  1.  родовое (националистическое), носящее консервативный оборонный характер,
  2.  семейное (подготовка к продолжению рода),
  3.  трудовое (профессиональная подготовка),
  4.  воспитание хозяина (собственника) и
  5.  духовное (религиозное).

Нормальное общество должно постоянно воспроизводить необходимых ему функционеров. Это «Воин», «Мать», «Работник», «Хозяин» и «Учитель».

Пропаганда в широком смысле – важнейший вид производства: это формирование субъектов деятельности, создание человека в его общественном качестве. Организованные коллективы и воспитанные личности – конечная продукция этого производства.

В антагонистическом классовом обществе оно попадает под контроль эксплуататоров и действует в антинародных целях, в интересах меньшинства против большинства. Пропаганда используется как дезорганизатор, орудие отчуждения, насаждения индивидуализма, разрушения общества.

О предмете пропагандологии

Мы рассмотрели пропаганду как вид производства. Его мы описали следующим элементарным образом: «Коллектив и (или) личность при помощи каких-то каналов (материальных носителей) направляет некоторый текст на какой-то коллектив и (или) личность с целью привнести изменение в качество коллектива и (или) личности».

Попытаемся выявить иерархию этих специфических элементов, их взаимосвязь. По-видимому, исходным элементом этой системы можно считать «коллектив»  то есть общество людей, связанных некоторой целью или, по-другому, целевой функцией.

Второй элемент – это «личность» (человек, носитель сознания): индивидуальная плоть от общественной плоти «коллектива». «В норме» человек является общественным функционером, выразителем взглядов и "формулировщиком" целей своей общины.

Третий элемент системы - «канал» (материальный носитель текста). Тут разнообразие конкретных видов: от пергамента до сложнейших современных электронных устройств для создания и распространения мультимедийных текстов.

И, наконец, четвёртый элемент в системе коммуникативной цепочки – «текст», («непосредственная действительность мысли и переживания» - по определению замечательного русского философа М.М.Бахтина). Текст в данном смысле – это то, что является чистым «идеальным представлением», что мы ощущаем и мыслим, переживаем, видим и слышим, когда читаем книги, слушаем рассказчиков или глубоко размышляем. Слово «текст» происходит от латинского texo – «ткать», «сплетать», то есть сплетать слова в некоторое целое (этот образ несёт в себе и русское слово «сплетня»).

Итак: «коллектив» - «личность» - «канал» - «текст». Неразрывная связь этих элементов составляет предмет науки «пропагандологии». Этот термин, не получивший распространения, впервые использовал выдающийся русский учёный-библиограф Н.И.Рубакин в своей неопубликованной работе под этим названием 20.

Перед нами цепочка превращения или перетекания сущностей друг в друга: коллектив, этот первоэлемент,  порождает (или выдвигает из своей среды) какого-то одного человека (вождя, мыслителя, оратора), обладающего способностью понять и выразить чаяния этого общества. Затем он действует как «проводник» коллективной идеи, как её носитель и, если так можно выразиться, канал распространения идеи. И эта живущая в нём мысль распространяется (тиражируется) в умах других людей, становится всеобщим коллективным представлением, идеей.  Так и происходит процесс общественного  самопознания.

Основы системного анализа коммуникации

Теперь о прикладном аспекте этой теории.

Что даёт такое понимание предмета для практики исследования информационных процессов, и в частности, системного анализа и конструирования отдельных информационных производств (например, газеты, радиовещательной или телевизионной корпорации)?

Опыт применения такого подхода показал, что в первом приближении удаётся правильно охватить все основные подсистемы системы и составить всеохватный план исследования. А при конструировании будущего издания разработчик моделирует главные подсистемы, также опираясь на эту схему.

Например, системный анализ деятельности какого-то издания начинается с постановки главных вопросов:

  1.  каковы цели издателя?
  2.  кто субъект издательской деятельности?
  3.  какими средствамиа (финансовыми, организационными, техническими) располагает?
  4.  на какую аудиторию рассчитано издание?

(то есть «цель» - «субъект» - «средство» - «объект»).

А второй шаг анализа – уже рассмотрение каждого из элементов по отдельности.

При выяснении цели издания (напомним, что она двоякая: организационно-воспитательная) нужно осознать, какие  у него запланированы организационные мероприятия по отношению к аудитории, какие изменения в сознании отдельных потребителей желательны, то есть каким хотят  видеть своего потребителя после его обработки.  Эти цели, бывает, не всегда ясно для себя формулируют и сами заказчики и исполнители, или же преднамеренно их скрывают, подменяя какими-нибудь абстракциями вроде «мы только информируем».

Некоторые пропагандисты открыто провозглашают, что их задача – создать нового человека21. Таким был, например, вождь пролетарской революции в России В.И.Ленин. Он даёт пример продуманного системного плана организации общероссийской газеты «Искра»22. Газета должна была послужить инструментом создания общероссийской революционной партии и выполнить две взаимосвязанные задачи.

Первая – организационная: создать корреспондентскую сеть (она же – сеть партийных ячеек, связанных с центральным комитетом партии). Вторая – воспитательная: подготовить активистов-корреспондентов, которые должны стать руководителями этих низовых организаций.

При выяснении субъекта аналитик выявляет организационную структуру издания. Тут тоже два аспекта – «коллективный» и «личностный». «Коллективный»: какие редакции, какие отделы и службы составляют его, каковы их функции и иерархия. «Личностный»: кто именно возглавляет или определяет их работу – тут многое зависит от личных качеств руководителей, их таланта, образования, опыта…

Очень сложным и кропотливым делом  является анализ средств, который также имеет два аспекта. Первый – анализ материальной части, куда входит всё - от редакционных помещений, оргтехники и финансов до средств доставки и распространения издания. Второй аспект  – это разбор собственно текстов, создаваемых и распространяемых данным информационным производством. Тут применяется метод, который получил название «контент-анализа», то есть изучения содержания.  Контент-аналитики работают с громадными массивами текстов, выявляя степень привлекательности, понятности, соответствия ожиданиям. Часто исследуют с целью узнать о скрытых намерениях издателя, соответствия заявленных и действительных целей и т.п.

И последнее по порядку, но не по важности – изучение объекта издания, то есть аудитории, потребителя. Обычно маркетинговые исследования с этого и начинаются. Есть какая-то группа, имеющая некоторые информационные потребности, есть спрос на какую-то информацию. И задача издателя – найти способ его удовлетворения. Поэтому проводятся социологические исследования будущей целевой аудитории, составляется её портрет. В первом приближении аудитория делится надвое:

Первое – это активисты будущего издания, те, кто будут жадно покупать новый журнал или газету, кто станет слушать все передачи нового канала и отзываться на редакционные затеи: участвовать в конкурсах, викторинах, писать письма, жалобы, собственные корреспонденции и т.д.

Вторая - группа основных читателей, умеренных, уравновешенных без которых никакого издания  не бывает. От них зачастую идёт финансовая поддержка издания, их позиция определяет тираж.

Итак, сложный сам по себе предмет предполагает, что для его полного изучения и вынесения оценки эффективности деятельности информационного производства требуется как минимум целая система наук: социология, психология, экономика, менеджмент, риторика… Исходя из такого видения предмета, мы можем обрисовать и контуры системного образования, которое требуется для специалиста по организации современного информационного производства. (О перспективах журналистского образования речь пойдёт в последней главе курса лекций)

Глава 3. Биологические основы коммуникации

В этом разделе речь пойдёт о коммуникации как явлении живой природы.

Сам человек, по известному определению Аристотеля, является «общественным животным». Люди, обладая простыми органами чувств (можно сказать – органами коммуникации, общения)  –  зрением, слухом, вкусом, обонянием, осязанием общаются меж собой и как животные, чьё поведение определяется инстинктами,  и как запрограммированные обществом функционеры, используя системы знаков и технические средства коммуникации.

Общение есть свойство живой материи. У всех  животных имеются простые - не знаковые, а сигнальные способы коммуникации, иногда называемые "языком животных".  У человека средств общения гораздо больше и человеческое общение имеет иное качество.

Поговорим о  коммуникации как форме биоэнергетических взаимоотношений.

Человеческое общение состоит из двух компонентов:

  1.  Беззнаковая информация - энергетическая составляющая – это психические сообщения, передаваемые посредством биоэнергетического контакта23.
  2.  Знаковая информация – речь, жесты, мимика, позы и т.п., в общем, все то, что является предметом конкретного значения и психологического смысла (об этом достаточно много известно).

О биокоммуникации с точки зрения физиологии

Общение животных, биокоммуникация, это связь между особями одного или разных видов, устанавливаемая с помощью приёма производимых ими сигналов. Эти сигналы (специфические - химические, механические, оптические, акустические, электрические и др., или неспецифические - сопутствующие дыханию, движению, питанию и т.п.) воспринимаются соответствующими рецепторами: органами зрения, слуха, обоняния, вкуса, кожной чувствительности, органами боковой линии (у рыб), термо - и электрорецепторами.

Также можно считать установленным существование двух взаимосвязанных биологических явлений, широко распространенных в животном мире. Это, так называемые биотелесвязь и биотелелокация. Первое из них осуществляется по типу технической радиосвязи, второе по типу технической радиолокации.

Эти механизмы имеются у некоторых электрических рыб, обитающих в мутной воде больших рек. У них удалось обнаружить специальные органы генерации и приема энергии, используемой для биотелесвязи и биотелелокации. Такой энергией является низкочастотное электромагнитное поле; его генератором - электрический орган; его приемником - электрорецепторы, столь же чувствительные к действию поля, как чувствителен глаз к действию света.

У некоторых ночных бабочек связь осуществляется посредством инфракрасных лучей, у летучих мышей и дельфинов - ультразвуков и т.п. Например, гидролокационный аппарат у некоторых видов дельфинов дает им возможность обнаруживать на расстоянии трех километров присутствие тех рыб, которыми они питаются, отличать их от других рыб, которые не идут в пищу. Для медуз одним из видов получения информации является инфразвук и т.п.

Исследования академика А.А.Ухтомского позволяют предполагать, что самым "электромагнитным" образованием организма является нервная система. Еще в 1932 г. он писал: "Смелая мысль, что передача нервных влияний совершается здесь через электрическую индукцию, приобретает солидный фундамент, а вместе с тем получают известное освещение и многие, непонятные до сих пор стороны работы нервной системы". Известно, что нейроны возбуждаются в нервных волокнах при прохождении тока низкой частоты. Эти потоки втягиваются в магнитное поле нейронов и преобразуются в высокочастотный ток для дальнейшей передачи. Следовательно, именно они - тот самый генератор электромагнитных волн в биологических объектах.

Поразительно, что человеческий организм основные энергозатраты направляет именно на излучение. В состоянии относительного покоя распределение потребленной индивидом энергии следующее:

  1.  2% - расходуется на неизбежные внешние движения (без работы) и движение дыхательных мышц;
  2.  72% - расходуется на лучеиспускание тела, нагревание выдыхаемого воздуха;
  3.  24% - расходуется в виде скрытой теплоты при испарении воды легкими и кожей;
  4.  2% - расходуется с нагретыми физиологическими выделениями.

При производстве внешней работы это распределение несколько меняется и принимает следующий вид: ~2%, ~60%, ~30% и ~1%, соответственно. Остаток представляет собой расход на внешнюю работу (порядка 7%)24.

Можно предположить, что функция биологической коммуникации, то есть немеханического энергетического воздействия  на окружающую среду является у человека первостепенной.


Общение на межклеточном уровне

Академиком АМН В.П.Казначеевым с соавторами в 1972 году зарегистрировано открытие N 122, в котором отмечена дистанционная связь между изолированными клетками. В.П.Казначеев вместе с другими учеными исследовал феномен дистантных межклеточных взаимодействий. В камеру помещали группу клеток, предварительно подвергнув клетки какому-либо экстремальному воздействию, например, заразив их вирусом. В другую камеру помещали группу здоровых клеток. Обе камеры соединяли друг с другом так, чтобы между ними существовал только оптический контакт (кварцевая, слюдяная или стеклянная пластинка). Герметизация каждой камеры при этом не нарушалась. Фиксировалось начало процесса деградации (или гибели) клеток в камере с зараженной культурой. Через некоторое время аналогичный процесс начинался в соседней камере. (Т.е. клетки в соседней камере “заражались” вирусом, несмотря на герметизацию обеих камер.) Использовались так же и клетки человеческого организма. Казначеев объяснял этот феномен электромагнитной концепцией: зараженная культура является “передатчиком” (индуктором) электромагнитных сигналов, а интактная - “детектором”25.

Логично предположить, что и  между людьми, точнее, клетками их организмов возникают подобные очень тонкие и  не всегда безопасные связи.

Биокоммуникация и человек. 

Способности биотелесвязи и биотелелокации присущи и людям. На человеческом уровне они имеют психический, сознательный характер, выражаются в форме общих ощущений, зрительных и других образов, влечений, эмоциональных переживаний, побуждений к тем или иным движениям и действиям. Парапсихологи называют такую форму биотелесвязи телепатией, такую биотелелокацию - телестезией, объединяя их более общим понятием экстрасенсорного восприятия (ЭСВ).

Что такое экстрасенсорное восприятие? Экстрасенсорное восприятие (англ. extrasensory perception (ESP) - внечувственное восприятие, от лат. "extra-" - "вне -") - это восприятие образной и неявно выраженной, несемантизированной (не представленной в форме каких-либо субъективных кодов сознания) информации без задействования какого-либо сенсорного восприятия.

Под телепатией обычно понимают передачу зрительных, реже слуховых образов, чувств, побуждений к действию и очень редко - отдельных слов и их сочетаний на расстоянии с помощью каких-либо известных или неизвестных полей при условии, что полностью исключена возможность светового, звукового, тактильного или какого-либо иного контакта принимающего (перципиента) и передающего (индуктора)

Пока нет ещё единого понимания экстрасенсорного.

Человек простирается за границы своей телесной оболочки

В 70-е годы в обращении психологов появился термин "психофизика". Психофизика - один из классических разделов общей психологии, который занимается изучением взаимосвязи психических процессов с физическими процессами и явлениями. Центральный проблемой психофизики стало исследование биополя.

Понятие о биополе является одним из самых широко используемых в настоящее время и одним из самых дискуссионных. Речь идет о взаимодействиях, происходящих на расстоянии, без непосредственного контакта между взаимодействующими объектами (или субъектами). Следовательно, в пространстве, разделяющем взаимодействующие объекты и субъекты, происходят какие-то явления, действуют какие-то силы, обусловливающие это взаимодействие. В рамках физических представлений, такие пространства, в которых действуют какие-либо силы, заключена какая-либо энергия, называются полями. В нашем случае, когда речь идет о взаимодействиях, в которых участвуют живые объекты, эти поля имеют биологическое происхождение и поэтому могут быть названы биологическими полями, или, еще короче, - биополями.

Интенсивные исследования показывают, что вокруг любого биологического объекта благодаря его жизнедеятельности образуется сложная картина физических полей, несущих информацию о биосистеме. Их известно 8 типов:

1.       тепловое излучение в инфракрасном диапазоне электромагнитных волн;

2.       радиотепловое излучение, несущее информацию о температуре и временных ритмах внутренних органов;

3.       низкочастотные электрические поля с частотами до 1000 колебаний в секунду;

4.       магнитные поля тех же частот;

5.       акустические сигналы, возникающие при функционировании внутренних органов, мышц и т. д. в инфразвуковом диапазоне, ниже порога слышимости человеческого уха;

6.       высокочастотные акустические сигналы шумового характера;

7.       сигналы биолюминесценции в ближнем инфракрасном и ближнем ультрафиолетовом диапазонах оптического спектра электромагнитных волн, обусловленные протекающими в организме биохимическими реакциями;

8.       изменения состава и физико-химических характеристик окружающей человека среды, которые возникают при обмене веществ между нею и организмом при движении человека и др.

Суперпозиция (наложение) этих физических полей образует так называемую физическую ауру.

Широко известны стали исследования ауры, проведённые лондонским врачом Уолтером Килнером, который открыл в начале ХХ века, что она становится видимой при наблюдении через стеклянную пластинку, окрашенную дицианидом. Килнер описывал ауру как облако, которое распространялось до 20 см от периферии тела и проявляло четкий цветовой спектр. Он разработал и описал многие методы диагноза на основе видимой ауры (используя так называемый “экран Килнера”). Килнер обнаружил, что внешний вид "ауры" как он назвал её, заметно различается в зависимости от возраста, пола, ментальных способностей человека и его здоровья. Некоторые болезни проявлялись в виде пятен и нарушений в ауре, и на основе этого Килнер развил систему диагноза на основе цвета, структуры, объема и внешнего вида оболочки26.

 «Кирлиан эффект»

Значительно усовершенствовали методы наблюдения ауры  российские учёные, супруги С.Д. и В.X. Кирлиан. В 1939 году они обнаружили свечение вокруг пальцев руки человека, помещённой в поле высокой частоты. Они обнаружили, что электрическая корона вокруг пальцев меняет свой цвет и размеры в зависимости от психоэмоционального состояния человека. Накопилось огромное количество научного материала, связанного с эффектом Кирлиан27. Получен ряд интересных решений. В 1961 году Кирлианам удалось пронаблюдать и сфотографировать кожные покровы человеческого тела в поле высокой частоты, причем оказалось, что эти токи выходят из одной точки тела, чтобы войти в другую. Они имеют вид коронных разрядов, протуберанцев, и окрашены в различные цвета. Цвет и интенсивность этого свечения зависят от психоэмоционального состояния человека. В обычном состоянии свечение ровное а, например, в момент решения самой простой задачи свечение приходит в интенсивное движение. Кирлианы заметили, что у людей, фотографирующихся на цветную пленку, различные части тела проявляются в различных цветах. Неожиданные эмоциональные переживания и болезни также отражались на цвете изображения.

Аура человека

Аура бабочки

С помощью специальных аппаратов можно снять ауру человека в цветном изображении. У гармонически развитых, добрых, радостных людей они светлые. У переживших стресс, озлобленных, недовольных - ауры тусклые с черными пятнами. Аура пульсирует и каждую секунду, в зависимости от наших мыслей, и состояний.

Таким образом, человек простирается за пределы своего тела в виде физических полей.

Некоторые психофизические явления (ясновидение, предвидение и т.п.) могут быть объяснены существованием какого-то "единого информационного поля", обеспечивающего связь всех живых существ между собою.

Изложенные основы энергоинформационной теории, безусловно, имеют ещё несовершенный и незавершённый характер.

Вместе с тем, энергоинформационная модель процесса коммуникации  является вполне доказанным фактом. Наряду с теоретическими обоснованиями существуют и экспериментальные доказательства, подтверждающие гипотезу о дистанционном, энергоинформационном взаимодействии.

Сердце как орган высшего познания

В этом параграфе мы поговорим о том, как человек воспринимает внешние излучения помимо обычных органов чувств – зрения, слуха, обоняния, вкуса и осязания.

На чём основана экстрасенсорика, встречающаяся достаточно часто? Очевидно, не это не просто на обострении чувствительности органов чувств, но, как считают серьёзные учёные, на использовании древнейших, самых тонких механизмов восприятия среды.

Крупный учёный-медик, выдающийся хирург и богослов Архиепископ Лука (В.Ф.Войно-Ясенецкий) особую роль в восприятии внешних, самых тонких энергий отводит сердцу (в своей известной книге «Дух, душа и тело»).

Как повелось в европейской медицинской науке, сердцу отводится роль всего лишь «мотора для перекачивания крови». Та древняя народная и религиозная традиция, согласно которой сердце есть орган высшего познания – «вещун» - пренебрежительно третировалась у интеллигенции. Такие выражения, как "сердце тоскует", "радуется", "чувствует"  до сих пор многими рассматриваются не более как поэтические метафоры.

На самом же деле именно сердце является у человека чрезвычайно тонким и универсальным органом чувств. Вот как объяснял эту роль  сердца великий русский физиолог И. П. Павлов в своей работе "Курс физиологии"  :

«В отдаленную эпоху, когда наши предки находились в зоологической стадии развития, на все раздражения, получаемые ими, они реагировали почти исключительно мускульной деятельностью, преобладающей над всеми остальными рефлекторными актами. А мышечная деятельность теснейшим образом связана с деятельностью сердца и сосудов. У современного цивилизованного человека мускульные рефлексы почти уже сведены до минимума, связанные же с последними изменения сердечной деятельности сохранились хорошо...

Современный цивилизованный человек путем работы над собой приучается скрывать свои мышечные рефлексы, и только изменения сердечной деятельности все еще могут указать нам на его переживания. Таким образом, сердце и осталось для нас органом чувств, тонко указывающим на наше субъективное состояние и всегда его изобличающим. Для врача надо отметить, что насколько хорошо происходит регуляция сердечной работы, обусловленной мышечной деятельностью, конечно, не чрезмерной, настолько же плохо происходит регуляция сердечной работы при различных волнениях, кои не ведут к мышечной работе. Оттого так легко поражается сердце у лиц свободных профессий, несущих легкий физический труд, но зато чрезмерно подверженных жизненным треволнениям»28.

К этому суждению физиолога Павлова прибавляет свои замечания и хирург В.Ф.Войно-Ясенецкий:

«Иннервация сердца поразительно богата и сложна. Оно все оплетено сетью волокон симпатической нервной системы и через нее теснейшим образом связано с головным и спинным мозгом. Целую систему церебральных волокон получает оно от блуждающего нерва, по которым передаются ему многосложные воздействия центральной нервной системы и, весьма вероятно, посылаются в мозг центростремительные чувственные импульсы сердца. Мало еще изучены и полны неизвестности функции симпатической и вегетативной нервной системы, но уже теперь вполне ясно, что они глубоко важны и многосторонни. И что особенно важно для нас, этим нервным узлам и волокнам несомненно принадлежит очень важная роль в физиологии чувствительности. Таким образом, наши анатомо-физиологические знания о сердце не только не мешают, а скорее даже побуждают нас считать сердце важнейшим органом чувств, а не только центральным мотором кровообращения»29

Гораздо больше, - подчёркивает далее автор, - говорит нам о сердце Священное Писание. - О сердце речь чуть ли ни на каждой странице Библии, и впервые читающий ее не может не заметить, что сердцу придается значение не только центрального органа чувств, но и важнейшего органа познания, органа мысли и восприятия духовных воздействий. И больше того, сердце по Священному Писанию есть орган общения человека с Богом, а следовательно, оно есть орган высшего познания.

Поистине всеобъемлюща, по Священному Писанию, роль сердца в области чувства. Оно "веселится" (Иер. 15,16; Есф. 1,10; Пс. 103,15; Пр. 15, 13,15; 17,22; Суд. 16,25), "радуется" (Плач Иер. 5,15; Пр. 27,9; Пр. 15,30; Ис. 66,14; Пс. 12,6; Пс. 15,9; Пр. 23,15; Екл. 2,10), "скорбит" (Пс. 12,3; Иер. 4,19; Пс. 24,17), "терзается" до того, что псалмопевец кричит (Иер. 4,19; 4 Цар. 6,11; Пс. 72,21), "рвется от злобы" (Деян. 7,54) и "горит трепетным предчувствием у Клеопы" (Лк. 24,32). Оно "негодует на Господа" (Пр. 19,3), "в нем гнездится гнев" (Еккл. 9,3), "прелюбодейная страсть" (Мф. 5,28), "зависть" (Иак. 3,14), "надменность" (Пр. 16,5), "смелость" и "страх" (Пс. 26,3; Лев 26,36), "нечистота похотей" (Рим. 1,24), его "сокрушают поношенья" (Пс. 68, 21). Но оно воспринимает и утешения (Филим. 7), способно к великому чувству упования на Бога (Пс. 27, 7; Пр. 3,5) и "сокрушению о грехах своих" (По. 33,19), может быть вместилищем "кротости и смирения" (Мф. 11,29).

«При добром и благодатном устроении души ощущается в сердце тихая радость, глубокий покой и теплота, всегда возрастающие при неуклонной и пламенной молитве и после добрых дел. Напротив, воздействие на сердце духа сатаны и слуг его рождает в нем смутную тревогу, какое-то жжение и холод и безотчетное беспокойство. Именно по этим ощущениям сердца советуют подвижники оценивать свое духовное состояние и различать Дух света от духа тьмы…»30

Библия приписывает сердцу те функции, которые в психологической науке считают принадлежащими уму, и именно сердце называют органом высшего познания: именно сердце мыслит и познаёт31.

Войно-Ясенецкий указывает на то, что роль мозга в мышлении преувеличена: «Нам известны в мозгу двигательные и сенсорные центры, вазомоторные и дыхательные, тепловые и другие центры, но нет в нем центров чувств. Никому не известны центры радости и печали, гнева и страха, эстетического и религиозного чувства»32

Хотя от всех органов тела направляются в мозг все чувствительные нервные волокна, они несут только ощущения зрительные и слуховые, обонятельные и вкусовые, тактильные и термические, локомоторные и многие другие. Но это только ощущения. Они, по предположению Войно-Ясенецкого, - лишь импульсы к возникновению мыслей, чувств, желаний и волевых движений. А мысли, рождённые в мозге, подлежат окончательной обработке в сердце - горниле чувств и воли33.  То есть мозг имеет вспомогательное значение при выработке линии поведения.

Но не только из мозга сердце получает эти обработанные мысли, сенсорные восприятия, но и само обладает удивительной, важнейшей способностью получать из мира духовного экзогенные, нисколько не адекватные органам чувств, ощущения самого высшего порядка.

И эти ощущения из сердца передаются уму, в мозг и в огромной степени определяют, направляют и изменяют все психические процессы.

Сердце таким образом  - второй орган восприятия, познания и мысли.

Интеллектуалисты считают непреложной истиной, что мы познаем действительность умом, анатомо-физиологическим органом которого они, естественно, считают головной мозг. Но уже в XVII веке, в разгаре картезианского догматизма, когда интеллектуализм был всесилен, гениальный математик и мыслитель Блез Паскаль установил разницу между "геометрическим умом" и «чутьем тонкостей».

«Геометрический ум» - это именно то, что мы называем рационалистическим или логическим способом мышления; «чутье тонкостей» - мышление интуитивное.

"Разум, - говорит Паскаль, - действует медленно, принимая во внимание столько принципов, которые всегда должны быть налицо, что он поминутно устает и разбегается, не имея возможности одновременно удержать их. Чувство действует иначе: оно действует в одну секунду и всегда готово действовать. Вывод: "Надо, следовательно, возложить наше упование на "чувство", иначе упование наше постоянно будет шататься".

Многое говорит за то, что мозг не что иное, как нечто вроде центральной телефонной станции: его роль сводится к выдаче сообщения или к выяснению его (А.Бергсон)

Нервная система, и в особенности мозг, не аппарат чистого представления и познания, а лишь инструменты, предназначенные к действию. 

Эти исследования академика Павлова соответствуют наблюдениям хирургов над множеством раненых с абсцессами лобных долей мозга. Они, как правило, не сопровождаются сколько-нибудь заметными изменениями психики или расстройством высших мыслительных функций34.

Если, таким образом, мозг нельзя считать органом чувств и исключительным органом высшего познания, то это в огромной мере подтверждает учение Священного Писания о сердце как органе чувств вообще и особенно высших чувств.

Глава 4. Происхождение речи. 

Главным средством общения людей является речь. Для чего люди общаются, как происходит речевое воздействие – это основные вопросы теории коммуникации вообще. И дать ответы на них невозможно без выяснения происхождения речи.

Важно определить соотношение понятий «речь» и «язык». Вот общепринятые определения.

«Речь - речевая деятельность, общение, опосредствованное языком, один из видов коммуникативной деятельности человека».

«Язык - стихийно возникшая в человеческом обществе и развивающаяся система членораздельных звуковых знаков, предназначенная для целей коммуникации и способная выразить всю совокупность знаний и представлений человека о мире».

Иногда эти понятия трудноразличимы. Например, когда говорят о происхождении языка, имеют в виду происхождение речи. Видимо, потому что эти два явления неразрывны: деятельность (речь)  и средство этой деятельности (язык).

Но можно предположить, что речь генетически предшествует языку: она рождается из речи, а не наоборот. Язык как система знаков (звуков, жестов, изображений) из индивидуальной речевой деятельности превращается в общественную систему. Развитый язык затем уже становится фактором, определяющим речевое поведение, то есть фактом культуры.

Речевое поведение это, во-первых, функция индивидуального живого организма, а во-вторых, функция общества - когда оно глаголет устами индивида.

Поэтому речь по преимуществу явление биологическое, а язык – общественное.

Теория происхождения языка (глоттогенеза)

Проблема происхождения языка является одной из наиболее загадочных проблем как для лингвистики, так и для целого ряда биологических и социальных наук. Проблема глоттогенеза (греч. γλώσσα - язык, γήνεσις - происхождение), как и антропогенеза (греч. άνθροπος человек) в целом, решается, в основном, с помощью гипотез, 35 но ни одна из них не даёт ясной убедительной картины глоттогенеза.

Наиболее интересной и перспективной, на наш взгляд, является теория выдающегося русского учёного Б.Ф.Поршнева о происхождении речи в связи с появлением второй сигнальной системы. Он излагает свою теорию в итоговой работе «О начале человеческой истории»36.

Суть гипотезы в том, что речь появляется как инструмент выживания предков человека в предельно агрессивной природной среде.

Поршнев опровергает сложившиеся и устоявшиеся мифы  о человеке-охотнике, справедливо показывая, что всякое применение оружия и силы неизбежно привело бы наших предков к гибели. Такие тупиковые ветви эволюции известны, например, мегапитеки – крупные человекообразные, обладавшие громадной физической силой, но не сумевшие выдержать конкуренции среди крупных хищных.

Поршнев подмечает необычные обстоятельства размещения стоянок троглодитид в непосредственной близости от мест, где жили самые опасные хищные (пещерные медведи, саблезубые тигры). Он приходит к предположению, что троглодитиды смогли выжить только в том случае, если они были трупоядными существами. Эта экологическая ниша (то есть способ питания и добывания пищи) позволяла не вступать в конкуренцию за ресурсы ни с хищными, ни с травоядными, питаться остатками добычи крупных хищников. И более того, находиться под их защитой.

Предки человека обладали особыми свойствами, благодаря которым они сами не становились жертвами хищников. Поршнев замечает, что способность гасить агрессивнее проявления и стала тем спасительным механизмом для человеческого рода в целом.

Он разрабатывает теорию, согласно которой речь первоначально не имела никакого рационального наполнения. Речь, по Поршневу, была направлена первоначально не от человека к человеку, а от предка человека к животному.

Он подмечает, что древнейшие простейшие слова человеческого языка – это междометия, среди которых выделяются слова, с помощью которых мы общаемся с животными («тпру!», «но!», «кис-кис» и  др.) и которые неприменимы при обращении к человеку и расцениваются как оскорбительные. Есть также интонации для обращения с животными, также неприменимые в обращении к человеку37.

Речь имеет, по Поршневу, две последовательные фазы. Первая реакция на звуки человеческой речи – как у высших животных, так и у человека – это непроизвольное торможение, когда на долю секунды слышащий останавливается, замирает, замолкает. Это так называемая фаза «интердикции» (запрета, торможения). Вторая фаза реакции на речь – уже какое-то ответное действие. Поршнев тут употребляет слово «прескрипция» (предписание, команда). То есть при помощи речи осуществляется торможение и возбуждение нервной системы.

Первичная функция речи названа Поршневым суггестией то есть внушением. Благодаря суггестии человек получил могучее средство воздействия – в начале на животных, а затем и на себе подобных.

Вся дальнейшая эволюция человека -  от троглодитид до современного неоантропа - свелась только к развитию второй сигнальной системы, то есть эволюционировал мозг, точнее, его лобные доли, отвечающие за речевое поведение, в то время как все остальные органы уже значительно не менялись.

Собственно человеческая деятельность начинается не с изобретения и применения орудий труда – он достаточно убедительно показывает, что инструменты применяются многими животными в процессе животного труда, то есть не являющегося по-настоящему творческим, а скорее механически выполняемой врождённой программой действий38. Скребки, рубила служили для разделывания трупов, добывания себе пищи.

Первое по-настоящему человеческое орудие труда было прирученное животное, а приручение – первым чисто человеческим видом труда. Ни одно другое существо кроме человека не умеет поставить себе на службу особей других видов (если не считать некоторых случаев тесного взаимодействия, которые, скорее можно отнести к симбиозу или паразитированию, как, например, «приручение» тли муравьями). А это древнейшее занятие  и сделало человека воистину царём зверей, а в дальнейшем поставило его над природой39.

Эволюция второй сигнальной системы.

Поршнев прослеживает три стадии развития второй сигнальной системы (то есть системы, отвечающей за речь и мышление): суггестия – контрсуггестия – контр-контрсуггестия.

В основе речевого поведения лежит, по теории Поршнева, непосредственное воздействие на нервные центры высших млекопитающих. Возникнув как защитный механизм, суггестия становится явлением опасным для самого человека. От неё не было защиты, а тот, кто обладал способностью к суггестии, мог господствовать в своих интересах.

Поршнев пишет, что «достигшая своего расцвета в чистом виде суггестия даже с биологической точки зрения таит в себе катастрофу. Столь велика эта сила воздействия одного организма на рефлексы другого, что в принципе она может нарушить течение любых физиологических функций, прервать удовлетворение неотложнейших биологических потребностей, привести к гибели»40.

Как защитный механизм от суггестии у человека вырабатывается новое спасительное качество, а именно – недоверие, способность непослушания. Это свойство получает название контрсуггестии.

«С ходом истории, чем дальше, тем больше, человеку надо различать, чьему слову безоговорочно повиноваться, а чьему нет. Он хочет, чтобы слова ему были понятны не только в своей внушающей что-либо части, но и в мотивационной, т.е. он спрашивает, почему и зачем, и только при выполнении этого условия включает обратно отключенный на время рубильник суггестии. Он проверяет логичность внушаемого ему представления, мнения, действия, в том числе по закону достаточного основания, и, только не сумев найти нарушения правил, включает этот рубильник…

На деле контрсуггестия началась в истории с гораздо более элементарных защитных и негативных реакций на суггестию. Пожалуй, самая первичная из них в восходящем ряду - уклониться от слышания и видения того или тех, кто форсирует суггестию в межиндивидуальном общении. Это значит - уйти, удалиться.

Поршнев делает интересное замечание о том, что один из первых фактов истории Homo Sapiens'а - это его быстрое расселение по материкам и архипелагам земного шара. Первые 15 (может быть, 20) тыс. лет нашей истории - это история нашего расселения, нашего рассеяния. По сравнению с темпами расселения любого другого животного вида на земле эта дисперсия человечества по своей быстроте может быть уподоблена взрыву, буре. Сила ее была так велика, что за этот, с биологической точки зрения кратчайший, миг люди преодолели такие расстояния, такие экологические перепады, такие водные и прочие препятствия, каких ни один животный вид вообще никогда не мог преодолеть.

Людей раскидало по планете нечто специфически человеческое, - подчёркивает автор теории глоттогенеза. Невозможно свести этот акт к тому, что людям не доставало кормовой базы на прежних местах: ведь другие виды животных остались и питаются на своих древних ареалах нередко и до наших дней - корма хватает. Нельзя сказать, что люди расселялись из худших географических условий в лучшие, - факты показывают, что имело место и противоположное. Им не стало "тесно" в хозяйственном смысле, ибо общая численность человечества в ту пору (в каменном веке) была невелика. Им, скорее, стало тесно в смысле появления и развития бремени межиндивидуального давления. Судя по тому, что расселение вида Homo Sapiens  происходило в особенности по водным путям - не только по великим рекам, но и по океанским течениям, - люди искали отрыва сразу на недосягаемую дистанцию, передвигались же очень малыми группами или даже поодиночке (на бревне, на группе бревен).

Во всей последующей истории индивидуальные или коллективные отселения и переселения, как на необжитые окраины, так и в другую среду были важным фактором социальной жизни. Но все же с ходом тысячелетий, с освоением ойкумены действенность простого побега все понижалась. Люди должны были оставаться в соседстве с людьми. Вероятно, в полном соответствии с этой кривой происходило рождение неизмеримо более специфических для человека средств контрсуггестии. Если невозможно вовсе не слышать звуков речи, можно их не понимать, не принимать, перекрыть фильтром. В частности, психолог может предложить именно такую гипотезу глоттогонии - происхождения множественности языков» 41

Сущность контрсуггестии – подчёркивает Поршнев, - состояла в развитии все более совершенных средств непонимания, непринятия речевых побуждений, в развитии ума. Но и суггестия-внушение из-за этого сопротивления себе приобретает новые качества.

Поршнев отмечает, что эта борьба суггестии и контрсуггестии породила такие социологические явления, которые направлялись на охрану силы внушения, иначе говоря, которые так же были нацелены против контрсуггестии, как последняя - против суггестии. Поэтому эти явления получают в излагаемой здесь теории название контр-контрсуггестии.

Как можно сломить недоверие, преодолеть скепсис и непослушание? Для этого есть два наиболее сильных средства:  принуждение и убеждение.

Принуждение может быть как физическое, посредством насилия, так и психическое, с помощью авторитета.

Противоположность принуждению - убеждение. В известном смысле, оно тоже есть принуждение, такое, которому уже ничто не может противостоять. Убеждение тоже снимает покровы, за которыми человек мог бы укрыться от силы чужого слова. Но оно делает его покорность добровольной и созидательной: "Твои доводы меня покорили".

Убеждение можно разделить на два вида: убеждение донаучными аргументами, в том числе ссылками на земные и неземные авторитеты, и убеждение средствами науки - фактами, поддающимися проверке, и логикой.

В заключение Поршнев делает бодрый вывод: «В классово антагонистических обществах получили могучее развитие средства контр-контрсуггестии - насилие, вера, доказательство. Только последнему из них принадлежит будущее»42,  - написал он в 1971 году, не смея представить, насколько странным может показаться его прогноз для нашего времени.


Глава 5. Типология влияний на человека

В этом разделе речь пойдёт о том, что в психологии называется «влиянием». В традиционной психологии различают четыре способа воздействия на человека: заражение, подражание, внушение и убеждение.43

Допустимо сказать, что заражение и подражание -  воздействуют на первую сигнальную систему и приводят к изменениям в состоянии и поведении тела; внушение и убеждение воздействуют на вторую сигнальную систему, адресуются к сознанию человека.

Заражение

Заражение (в психологии) – это передача энергии клеток живого существа на расстоянии непосредственно клеткам другого (межклеточная связь44).

Эмоциональные состояния передаются и воспринимаются невольно. Нам знакомы такие естественные проявления души, как «сочувствие», «сопереживание», «соболезнование»; мы знаем, как заразителен смех или зевота. На научном языке способность поставить себя на место другого человека, жить его чувствами получила название «эмпатия».

Заражение – обязательная составная часть живого общения.  В разговоре мы не можем не проникнуться настроением собеседника – оно передаётся вопреки нашему желанию (унылый человек распространяет уныние, весёлый заражает своим весельем и т.п.).

Мы особенно ярко наблюдаем проявления заражения на примерах поведения больших масс людей. Толпаколлективный организм, поведение которого объясняется действием механизма заражения, передачи эмоций от одного или нескольких людей к большой массе. Психология толпы хорошо изучена в 19 веке французским антропологом Гюставом Лебоном и его последователями45. Толпа, по Лебону, образуется, если собралось семь или более человек - критическая масса, в которой отдельный человек теряет самостоятельность и невольно подчиняется коллективу. Чем больше толпа, тем сильнее власть  общего настроения, тем труднее сохранить независимость поведения. Массы людей, рассредоточенные на больших пространствах, а порою даже целые страны бывают охвачены психическими эпидемиями, живут в единой эмоционально-идейной атмосфере – например, революции, террора, золотой лихорадки, ожидания конца света, страха перед ведьмами, перед коммунистическим заговором, пришествием инопланетян и т.п. 46.

Информационное заражение похоже на инфекционное, но скорость распространения его неизмеримо выше. Например, паника охватывает толпу людей в какие-то секунды. У животных вообще отсутствует психический иммунитет, поэтому они сразу реагируют на чужие эмоции.

Быть изолированным от атмосферы, в которой живёт общество, невозможно. Как радиоволны пронизывают пространство и воспринимаются радиоприёмниками, так и излучения живых клеток реально воздействуют на биологические объекты. Чужие переживания могут восприниматься как необъяснимые колебания нашего собственного самочувствия и настроения. Но некоторые при достаточно чуткой организации психики и богатом опыте самонаблюдения могут эти сигналы осознавать (ясновидение, телепатия).

Пример (подражание)

То, что в психологии называется «подражанием», правильнее  обозначить как «пример», потому что подражание есть следствие подаваемого примера.

Простейшие формы подражания трудно отделить от заражения – они действуют неразрывно. Разница в том, что заражение действует незримо, а подражание – через образы внешнего поведения.

Учёные отмечают, что высшие формы  подражания у животных относятся к имитационному научению, при котором происходит приобретение индивидуального опыта путём повторения действий другого животного. Обезьяны, собаки, кошки, крысы и некоторые другие животные способны путём одного лишь созерцания соответствующих действий сородича научиться решать некоторые задачи (например, выполнить в эксперименте определенные движения, приводящие к овладению приманкой).

Через подражание происходит формирование практических навыков. Тот, кто желает кого-то научить, не станет много рассказывать, а  даст пример («действуй как я!»). Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Не только живой пример имеет силу воздействия, но и его копии: живописные портреты, скульптуры, рисунки, фотографии, а особенно звукозаписи  и фильмы. Авторитет распространяет влияние через тиражирование своего образа. Кумиры живут в своих поклонниках.

Сила примера огромна, это понимают пропагандисты. В практике современных СМИ всё больше делается упор на развитие визуальных способов воздействия. Возрастает доля изображений в информационных потоках: всё больше выпускается глянцевых журналов, предназначенных в основном, не для чтения, а для рассматривания картинок; возрастает площадь, отданная под иллюстрации в традиционных печатных изданиях, нарастает вал фотографической и видеопродукции – особенно непрофессиональной (видео и фотосерверы в Интернете). Эта тенденция визуализации пропаганды связана с тем, что зримый образ богаче написанного слова, не требует умственного напряжения для восприятия, а защититься от его воздействия (забыть его) практически невозможно. Он запечатлевается в памяти и пробуждает в человеке имитативный рефлекс, то есть подспудно заставляет подражать, сопереживать увиденному. Любой зритель фильма проникается чувствами героев, сопереживает им, сам становясь соучастником драмы. В некоторых случаях он теряет ощущение реальности и принимает зрелище за действительность (магия театра и кино)47.

Внушение

Помимо чисто биологических способов влияния человек обладает даром слова, способностью, поставившей его над живой природой, давшей ему громадную власть как над животными, так и над себе подобными.

Слово воспринимается либо с доверием, либо с недоверием. Б.Ф.Поршнев отмечает, что «фильтр недоверия» (критическое мышление) выработался для защиты от бездоказательного внушения (суггестии)  и является достаточно поздним по своему эволюционному происхождению48. Поэтому в человеческой речи он различает два уровня взаимодействия между говорящим и слушающим. Первый  – более древний – внушение, и более поздний – доказательство49.

Внушение (или суггестия — от лат. suggestio — внушение) — способ влияния, который основывается на некритичном восприятии человеком поступающей информации. Суггестия как социально-психологический феномен тождественна полному доверию к внушаемому содержанию. Она имеет неизмеримо большую власть над детьми (достигая кульминации в 8-10-летнем возрасте), чем над взрослыми. Столь же симптоматично, что суггестия более властна над группой, чем над одиночкой, а также, если она исходит от человека, как-то олицетворяющего группу, общество и т. п., или от непосредственных словесных воздействий группы людей (возгласы толпы, хор и т.п.)50  

Суггестивное воздействие – повседневное явление и более того, обязательное условие нормального существования. Человек, находясь среди «своих», всю информацию воспринимает как данность. Только тогда он может чувствовать себя комфортно. А в чужой среде у него включается защитный «фильтр недоверия», критическое мышление. Громадная энергия тратится на обдумывание обращенных  к нему слов. Это громадная психическая нагрузка, которую долго выдержать трудно. Поэтому естественное стремление жить среди своих («мы») и избегать чужих («они») собирает людей в общины и противопоставляет эти общины друг другу.

Главное орудие внушения - постоянное повторение, навязывание нужных суггестору идей. Так, современная реклама сильна своей вездесущностью, она преследует нас и, в конце концов, рекламные образы и лозунги внушаются нам против воли.

Доказательство

Доказательство – цепь умозаключений, ведущих от посылок к доказываемому тезису. В  широком смысле - обоснование истинности тезиса при помощи фактов и рассуждений. Сущность доказательства в том, чтобы связать неизвестное с уже известным.  

Само по себе доказательство не гарантирует истины. Оно может быть основано на ложных аргументах и неверном рассуждении. С античных времён накоплено громадное количество софизмов, парадоксов, соритов – внешне соблюдающих правила логики, но построенных на ложных основаниях или содержащих преднамеренную ошибку.

Итак, есть четыре основных метода информационного воздействия: заражение, пример (подражание), внушение и доказательство. В действительности они не существуют друг без друга.

Опытный оратор сознательно использует все типы влияния:

  1.  заражает слушателей собственной энергией, воодушевлением,
  2.  производит нужное впечатление с помощью своего облика и поведения,
  3.  сообщает что-то интересное, запоминающееся,
  4.  следит за связностью изложения, избегая противоречий, а если нужно, прибегает к логическим выкладкам,51.

Факторы эффективности информационных воздействий.

Коснёмся вопроса  о том, что способствует эффективности влияния.

В частности, заражение тем сильнее, чем больше толпа. Лидеру легче управлять большой толпой, чем маленькой компанией.

Особенно подвержены эмоциональному заражению, сопереживанию дети и молодые женщины. Иммунитет к эмоциональному заражению зависит также от степени усталости, от воздействия алкоголя или от других причин, притупляющих внимание и ослабляющих волю. Поэтому сильнее эффект общего возбуждения в вечернее и особенно в ночное время.

Подражание тем сильнее, чем большим авторитетом (харизмой) обладает лидер, который подаёт пример действий. К сожалению, «чаще всего лидерами толпы бывают психически неуравновешенные люди, полупомешанные, находящиеся на грани безумия»52.

Сила внушения, по-видимому, определяется двумя обстоятельствами.

Первое -  степенью доверия к говорящему. Люди доверяют, прежде всего, «своим» - членам своей группы.

Второе - настойчивостью повторений («вода камень точит», «повторение – мать учения» и т. д.). Это – главный инструмент всей пропаганды и  рекламы, в которой используется принцип перегрузки внимания аудитории.

Для доказательства важна, в первую очередь, простота и очевидность. Длинные рассуждения производят тягостное впечатление (по старой латинской поговорке, “Qui nimium probat, nihil probat”- «Кто много доказывает, тот ничего не доказывает»)53.

Доказательство - самый слабый из всех способов воздействия. Обращение к рассудку автоматически пробуждает механизмы критического восприятия у слушателя, вызывает инстинктивное желание возражать и спорить (особенно у молодых). Вдобавок попытка заставить производить мыслительную работу есть посягательство на душевный покой. Как это ни печально, но люди в большинстве своём не любят думать.

А вот эффект заражения – самый сильный, практически неотразимый способ зажечь аудиторию. Поэтому пламенные ораторы собирают громадные толпы и делают упор на патетику.

Изобразим всё вышесказанное  следующей таблицей:

ТИП ИНФОРМАЦИОННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

РЕЗУЛЬТАТ ВОЗДЕЙСТВИЯ

Факторы, усиливающие воздействие

Заражение

Непосредственная передача энергий

ЧУВСТВА

(настроения, ощущения)

Чем больше людей в толпе

Пример

(подражание)

Внешнее поведение, вызывающее подражание

ДЕЙСТВИЯ

(Внешнее поведение, способы что-нибудь делать, привычки)

Необычность оратора

Внушение

Утверждение, принимаемое на веру

ЗНАНИЕ

(Совокупность сведений, принятых на веру).

Многократное повторение

Доказательство

Суждения, подтверждаемые фактами и логикой

ПОНИМАНИЕ

(Система понятий)

Краткость и простота рассуждения


Глава 6. Системное представление о слове. 

В этой части нашего курса мы познакомимся с учением о. Павла Флоренского (1881-1937) о слове.

В отличие от своих учёных современников он исследует слово не как некоторую  условность (произвольное наименование, знак, значок), но как сложное многоплановое явление, связанное реально с обозначаемым предметом. Он продолжатель многовековой традиции в философии, согласно которой слово не есть пустой звук или нечто,  установленное по договорённости, но  является природной реальностью (в онтологическом смысле)54.  И эта реальность должна рассматриваться как живой организм и вместе с тем энергийный символ.

К  началу ХХ века в языкознании общепринятым стало представление о слове как о произвольном, случайном звуковом знаке вещи. «Интеллигентское» отношение к словам как к пустым звукам повсеместно господствует и поныне. У теоретиков языкознания слово – это всего лишь знак, у практиков массовой коммуникации – послушный инструмент для обработки общественного сознания. То есть за прошедшее столетие мало что изменилось в образованном обществе.

Современные исследователи творчества о. Павла отмечают, что его позиция может рассматриваться как поистине подвиг веры и мысли55. Это учение есть переворот в теории информационных потоков. «Именно таков смысл утверждаемой в работе «Магичность слова» и прослеживаемой конкретно, в деталях, структурной параллели «гомотипии» слова и семени… Речь и семенная материя имеют, по воззрениям Флоренского, общую организацию и структуру; семя есть язык, и  язык – семя…»56. Человек размножается двумя способами – обычным, то есть плотски, и духовно – то есть через слово-семя, которое западает в душу слушателя и, прорастает в ней новым духовным существом (поэтому родство бывает по плоти и, что гораздо важнее, – по духу).

Понятие «Слово» у Флоренского

Во-первых, «слово – человеческая энергия (подчёркнуто мною – М.П.), и рода человеческого, и отдельного лица, - открывающаяся через лицо энергия человечества»57

Во-вторых, слово как деятельность познания есть связь познающего субъекта с познаваемым объектом наподобие электрической цепи, возникающей между двумя полюсами. Это соединение двух энергий он называет синергией.

«В расширительном смысле под словом надо подразумевать всякое самодеятельное проявление нашего существа вовне (курсив  мой – М.П.), - пишет Флоренский, - поскольку целью такого проявления мы считаем не внешне учитываемые энергии, физические, оккультные и прочие, а смысл, их посредством входящий в мир транссубъективный.

Он указывает, что такое расширительное понятие о слове не ново: в лингвистике различают разные виды языков, язык жестов, язык знаков, язык музыкальных сигнализаций и т.д. и т.п., причём цель всех рассматриваемых нами деятельностей есть выражение смысла, по единству же этой цели, деятельности, по-видимому, весьма различные, объединяются все-таки, - под одним общим наименованием языка»58.

На первый взгляд, экстравагантным выглядит его утверждение о том, что «человек говорит всем телом». Вот как он это обосновывает:

«Слово подается всем организмом, хотя и с преимущественной акцентацией на той или другой стороне самопроявления субъекта познания; в каждом роде языка зачаточно обнаруживаются и все прочие роды. Так, говоря, мы и жестикулируем, т.е. пользуемся языком движений тела, и меняем выражение лица - язык мимики, - и склонны чертить идеограммы, если не карандашом на бумаге или мелом на доске, то хотя бы пальцем в воздухе - язык; знаков, - и вводить в речь момент вокальный - язык музыкальных сигналов, - и посылаем оккультные импульсы - симпатическое сообщение, телепатия, - и т.д. Даже поверхностный психофизический анализ наших реакций обнаруживает наличность этих и многих других непроизвольных деятельностей, сопровождающих одну из них, любую, производимую сознательно. Черчение знаков непроизвольно сопровождается беззвучной, а иногда, при внимании, сильно сосредоточенном на знаках, и звучащей артикуляцией, и т.д. Иначе говоря, есть собственно только один язык - язык активного самопроявления целостным организмом, и единый только род слов - артикулируемых всем телом. Но, подобно тому, как и в словесной речи музыкальный момент, или мимический, или жестикуляционный, или знаконачертательный, или один из прочих, может быть выдвинут с большим или меньшим ударением, так и в языке, понимая это слово расширительно, та или другая окраска его, т.е. преимущественная приуроченность к определенной деятельности, и равно и обертоны, - сопровождающие ее другие деятельности, могут быть подчеркнуты по-разному. Но, повторим, эта разница в подчеркиваниях ничуть не мешает быть различным родам языков в основе одним языком, просто языком, вообще языком целостного организма: всякое слово выговаривается всеми нашими органами, всем телом, хотя и господствует в нем деятельность того или другого»59

Но среди всех телесных органов наиболее приспособленным для передачи смысла является голосовой, а самым эффективным языком – язык членораздельного звукового слова60. Другие органы речи имеют свои частные преимущества, например, язык жестов – тоньше выражает некоторые  оттенки смысла, пение – даёт почувствовать лирику души…

Флоренский считает, что произнесённое слово разрешает познавательный процесс. Сам же процесс познания он определяет как синергию, т.е. соединение энергий познаваемого объекта и познающего субъекта.

О процессе познания он пишет так:

«Образование синэргетического акта познания нарастает, может быть, нарастает очень длительно, томит, как нечто начатое, но не осуществленное. Этот процесс не есть еще, однако, сознанное прикосновение к познаваемой реальности, не есть достигнутое познание, но - лишь подготовка к нему. Две энергии, реальности и познающего, близки друг к другу, может быть, размешаны друг в друге; но эта флюктуирующая смесь еще не образует единства, и необъединенной борьбой своих стихий вызывает во всем вашем организме томительное ожидание равновесия. Напряжение усиливается, и противоположность познающего и познаваемого сознается все острее. Это - как пред грозою. Слово есть та молния, которая раздирает небо от востока до запада, являя воплощенный смысл: в слове уравновешиваются и приходят к единству накопившиеся энергии. Слово - молния. Оно не есть уже ни та или другая энергия порознь, ни обе вместе, а - новое, двуединое энергетическое явление, новая реальность в мире. Оно - проток между разделенным до тех пор»61.

Слово как символ.

Центральным элементом учения о. Павла Флоренского о слове является понятие символа.

«Бытие, которое больше самого себя, - таково основное определение символа. Символ - это нечто являющее собою то, что не есть он сам, большее его, и, однако существенно чрез него объявляющееся. Раскрываем это формальное определение: символ есть такая сущность, энергия которой, сращенная или, точнее, срастворенная с энергией некоторой другой, более ценной в данном отношении сущности, несет таким образом в себе эту последнюю. Но, неся сущность в занимающем нас отношении более ценную, символ, хотя и имеет свое собственное наименование, однако, с правом может именоваться также наименованием той, высшей ценности, а в занимающем отношении и должен именоваться этим последним»62.

Поэтому слово символично: оно несёт на себе энергии того предмета, который оно, это слово, обозначает. Через соединение со словом мы соединяемся с энергиями познаваемой действительности.

Произнесение слова, таким образом, есть процесс установления связи с тем предметом, имя которого мы называем, образования тока энергий, подобного тому, как возникает электрический ток в проводнике при замыкании цепи. «Словом и чрез слово познаем мы реальность, и слово есть самая реальность»63  

Особенно наглядно это утверждение Флоренского можно пояснить на примере призывательной функции имени: достаточно нам произнести имя какого-то хорошо известного в данной компании человека, как тут же его образ предстаёт перед внутренним взором собравшихся, происходит как бы материализация духа64.

Строение слова

Говоря о слове, Флоренский уподобляет его живому организму. Как посредник между миром внутренним и миром внешним, т.е. будучи амфибией, живущею и там и тут, устанавливает связи  между тем и другим миром65.

Философ выделяет следующие структурно образующие компоненты слова: костяк, сдерживающий тело слова и придающий ему форму; прочие ткани, дающие жизнь слову-телу. Эти элементы можно уподобить внешней форме слова. Говоря лингвистическим языком, речь идет о фонеме  и морфеме слова. Морфема в свою очередь является соединительным звеном между фонемой и семемой, составляющей внутреннюю форму слова66.

Строение слова

                     1 - фонема

                      2 - морфема

                      3 - семема

             

                

Флоренский говорит о слове как о трихотомичной системе (см. рисунок)  - три концентрических круга, где  «полезно фонему его представлять как основное ядро, или косточку, обвернутую в морфему, на которой в свой черед держится семема»

Рассмотрим каждый элемент данной структуры.

Фонема

Как внешний процесс мира физического слово, прежде всего, есть звук ... Но этот звук возникает не чисто физически, а физиологически и психофизиологически. Он неотделим от артикуляционных усилий, его производящих, и слуховых усилий, его воспринимающих; а усилия эти неотделимы от первичных психических элементов, мотивирующих самое усилие. Итак, некоторое ощущение, чувствование, волнение плюс усилие артикуляции и слуха, плюс звук – все это вместе образует один состав психофизического костяка слова – фонемы.67

Морфема

Теперь о морфеме. По Флоренскому, это – плоть слова как телесного организма.

В сложном организме слова морфема находится между фонемой и семемой, является соединительным звеном между этими уровнями. Именно морфема удерживает слово, обеспечивая его целостность. В другом месте Флоренский называет морфему грамматическими и логическими характеристиками слова, его «паспортом», по которому слово только и опознаётся.

В этом взгляде на морфему можно отметить, что здесь ничего не упоминается о письменном слове. Слово, хотя имеет, несомненно, исторически первоначально живое, изустное бытование, неизбежно обретает инобытие – фиксируется на письме и приобретает именно грамматическую (от греческого «грамма» – буква, написание) внешнюю форму. И тогда морфема как грамматическое фиксированное значение слова действительно есть плоть, т.е. воплощение слова, если пользоваться метафорой о. Павла.

Поэтому можно предложить следующее понимание морфемы, не разрушающее теорию Флоренского о строении слова,  не противоречащее ей. Морфема – это «буква», надпись, закреплённая в грубом материале (камень, папирус, пергамент, бумага и т.д.) видимая внешняя форма слова. В отличие от фонемы – живого мимолётного звука, физиологического проявления говорящего, морфема – статична, неподвижна и мертва. Но она хранит в себе значение, которое может быть озвучено, возродиться в живой фонеме и дать дорогу к сокровенной до сей поры семеме – актуальному смыслу слова.

Семема

«Фонема есть костяк слова... Морфема - тело слова, а семема - душа его»68. Семема – это актуальный смысл (в отличие от «значения» т.е. закреплённого, например, в словаре, общеупотребительного понимания слова), то есть тот, который ему придаётся говорящим в данной ситуации, в данном контексте.

Семема является составным компонентом внутренней оболочки формы слова, не имеющим определенного, точного, значения. Оно может существенно меняться в пределах одной речи. Например, когда мы употребляем слова в переносном смысле, придаем им соответствующую окраску, саркастическую, ироническую и др.

Семема выступает независимой от какого либо закрепленного самостоятельного значения формацией.  Она способна беспредельно расширяться и вбирать в себя новое содержание. Флоренский сравнивает семему с драмой, которую невозможно исполнить одинаково несколько раз. Даже если разыгрывается она не разными актерами, а одним, любое повторение будет существенно отличаться от оригинала. Это говорит о том, что семема обладает чертой сиюминутности. Она действительна только в конкретный момент, здесь и сейчас.

Слово неповторимо. Произнесенное в очередной раз, оно будет обладать уже иной семемой. Оно постоянно колышется и меняется в зависимости от нашего намерения  (напр., сегодня я скажу «береза» мечтательно, завтра хозяйственно).

Семему нередко сравнивают с душой слова. Она состоит из слоев, представляющих собой результат духовного творчества целого народа, результат высшего напряжения и концентрации внимания. Семема – это жизненный смысл, вложенный в данное слово человеком в конкретном акте словоупотребления.

Итак, слово имеет три формы бытования и потому при его восприятии в нашем внимании  неизбежно происходит разделение на три потока, "растроение" (в известном смысле «рас-с-тройство» сознания). Каждый знает, как бывает затруднительно выразительное чтение незнакомого текста вслух даже на родном языке.

Чтец выполняет сразу три задания: он должен, во-первых, увидеть и распознать буквы (морфему)- сложить их в единое слово и узнать его. Во-вторых, правильно произнести получившийся звук (фонему). В-третьих – ухватить и передать тот единственный в данном контексте смысл (семему), выбрав его из всего многообразия присущих этой словоформе словарных значений69.

С такой задачей справляются немногие чтецы без предварительной подготовки (даже очень опытные дикторы испытывают стресс, когда им приносят тексты «под  эфир»).

Поэтому для хорошего освоения текста нужно многократное его прочтение, по крайней мере, трижды: первый – для обозрения текста (морфология), второй – для понимания его звучания (фонетика) и третий – обращая внимание на связь слов и предложений между собою и открывающийся тогда смысл слов, расставляя интонационные ударения (синтаксис)70.

Магичность слова

Магия, по определению Флоренского, есть живое, жизненное (одухотворенное) общение живого человека с живой природой. Или: воздействие человека на живую природу.

Понятие «магия» - ключевое для теории массовой коммуникации. Слово одного смыслового ряда со словами  «могучий», «маг» (отсюда – «магистр»). Функция магии – влияние на природу, животных, людей для достижения каких-то целей. Основным инструментом магии является слово (заговор, заклинание и т.п.).

У каждого народа есть запас заговоров71 (магических формул) и молитв, которые нам показывают, насколько сильна уверенность древнего человека в могуществе слова, способности воздействовать на природу, совершать сверхъестественные действия.

А потому магия с её целенаправленным словоупотреблением является исходной деятельностью. Человек возвысился над природой именно как обладатель могущественнейшего инструмента – речи; не просто способности общаться, а способности повелевать.

Идея магичности слова зарождалась в совершенно разных по духу системах русской эстетики и философии языка XX века, получая в них различный смысл. В понимании же Флоренского, магия – это проникновение  энергии человека в предмет, слияние с ним, освоение его изнутри – через это и происходит подчинение объекта человеку. Магия – это энергийное общение живого человека с живым миром, когда их энергии-проявления сливаются в единое целое. Как уже сказано, слова – основные орудия магии. В этой связи особый смысл у П.Флоренского приобретает магичность слова.

Слово есть «некоторый легкий и невидимый, воздушный организм (выделено мною – М.П.), наделенный магической силой чего-то особенное значить, в какие-то особые глубины проникать и невидимо творить великие события. Эти невесомые и невидимые для непосредственного ощущения организмы летают почти мгновенно; для них (с точки зрения непосредственного восприятия) как бы совсем не существует пространства. Они пробиваются в глубины нашего мозга, производят там небывалые реакции, и уже по одному этому есть что-то магическое в природе слова»72

Цитируя Лукреция Кара, сказавшего,  что «...голос и звук непременно должны быть телесны» 73, философ показывает, что вопрос о телесности  слова  был предметом обсуждений в еще в глубокой древности. Люди пытались понять, природу слова: является ли оно устойчивой организацией, имеющей свое тело, или нет, как воспринимать и обходиться с ним.

Особое место в учении Флоренского занимает представление о слове как о семени. Это – одно из самых крупных и смелых его открытий, знаменующий целый переворот в нашем представлении о сущности речевого воздействия.  Слово рождается в личности, оно внедряется в нее, произрастает и приносит плоды. Философ уподобляет слово семени, говорение с мужским половым началом, а слушание – с женским, действие на личность – с процессом оплодотворения74.

Это можно было бы назвать экстравагантной метафорой, если бы за этим не стояло множества фактов, подтверждающих, что живое общение – процесс глубоко интимный, слияния и взаимопроникновения энергий субъекта и объекта, в результате которого рождается в душе слушающего новое духовное существо – прорастает новое слово, мысль. Здесь о. Павел опирается на громадный опыт наблюдений за духовной жизнью, накопленный народом и церковью.

Флоренский вспоминает и Платона, развивающего эротическую теорию знания по следам Сократа. Так, стремление к знанию сравнивается с любовным томлением, невысказанность знания – с беременностью, помощь высказаться – с повивальным искусством, а сообщение знания – с самим процессом оплодотворения75.

Восприятие слова 

На взгляд большинства интеллигентов, слово представляет собой «некоторый … смысл, … понятие, передаваемое другому посредством внешнего и внешне с понятием не связанного сигнала, звукового знака, совершенно условно присоединенного к означенному смыслу».

Протестуя против такого подхода, Флоренский указывает на его нелепость: «Остается решительно непонятным, как же может быть связываемо, даже условно, то, что внутренне не имеет никакой связи, и, следовательно, в силу того, что самое условие должно налагаться либо с той, либо с другой стороны, – или материально-механически, или рационально-логически, – не может образовать прочного соединения»76. Обладая подобной точкой зрения можно заключить, что слово по сути своей - пустое дуновение голоса, не несущее в себе субъективности говорящего, а просто взятый отвлеченно смысл.

Что касается отношения к телесности слова, то Флоренский упрекает все тех же интеллигентов в неспособности увидеть и понять физическую сторону существования слова. Потому что, с позиции физики, слово есть устойчивое образование, воздушный организм, сотканный звуковыми волнами.

Исследования советских психологов показали ещё один интересный и до сих пор недооценённый аспект речевого воздействия, а именно – восприятие слова, слушание как активный процесс. До этого существовало и существует ложное представление, будто активной стороной является только говорящий: речь однонаправлено течёт к пассивному слушателю. На самом же деле «рецепция звукового сигнала, т.е. физических звуков чужой речи, у человека занимает около 100 миллисекунд; со скоростью около 150 миллисекунд наступает беззвучная, т.е. крайне редуцированная имитация услышанных звуков; со скоростью 300-400 миллисекунд - распознание звуков уже по фонемам как речевых символов, т.е. их фонематическое "понимание"77.

Если так, то на второй стадии восприятия – стадии имитации услышанной речи – происходит как бы неслышимое, но вполне действительное «говорение дуэтом». То есть слушать – значить повторять услышанное, соучаствовать в какой-то момент в произнесении речи. Приходит на ум сравнение с эффектом резонанса, когда звук одной струны вызывает ответное звучание второй, настроенной на тот же тон78. Через невольную имитацию слушатель проникается состоянием говорящего и только так может понять его – войдя в него.

 Сила слова

Одическая энергия

Од – скрытая, повсеместно разлитая сила или энергия, проявления, «сгустки» которой заметны лишь особо чувствительным людям, – был описан бароном Карлом фон Рейхенбахом (3788 – 1869). Такое название энергии было дано в честь в честь норвежского бога Одина, управляющего миром.
         Бесчисленными опытами, которые Рейхенбах производил строго научным образом, он доказал, что человеческое тело выделяет светящиеся, а при некоторых условиях видимые и ощущаемые излучения, совершенно облекающие все тело (об этих явлениях говорилось в гл.3 настоящего курса лекций).

Изучая вопрос магичности слова, отец Павел Флоренский вспоминает и об опытах Поля Жуара с прибором стенометром, состоящим из легко вращающейся стрелки под стеклянным колпаком. В ходе исследования ученый доказал возможность передачи нервной энергии и хранения ее различным веществам. Флоренский уточняет, что «размеры силы, исследованной Жуаром, очень ничтожны, но дело не в величине, а в принципиальном признании самой силы. Если в опытах описываемых она была ничтожна, то нет сомнения, что выделение силы может быть теми или иными способами поднято, и запасы ее теми или иными приемами сделаны неограниченными»79.

Выделение ода происходит в тех частях тела, где сосредоточены важнейшие нервы, - указывает Флоренский. Именно таким участком высокоразвитой нервной энергии является область голосовых органов.

«Воздушная масса, первично образующая слово, исходит из самых средоточий нашего тела и, следовательно, напитывается, пропитывается и пронизывается одом, сколько возможно это вообще для данного организма в данном его состоянии наибольшего подъема внутренней жизни»80. Это еще раз доказывает, что слово – энергия особого свойства и характера. Она зарождается, зреет и выходит наружу. Именно в этом и состоит основная функция слова -  быть высказанным.

«Слова любви, не сказанные мною, В моей душе горят и жгут меня…» (К.Бальмонт) – вот хороший тому пример из поэзии. Невысказанное слово мечется внутри нашего организма, рвётся наружу и, если не находит выхода, может привести к серьёзным нервным расстройствам. Муки совести – это и есть муки невысказанного слова. Потребность в собеседнике тоже проистекает от этой физиологической надобности «облегчить душу»81

Анализируя накопленный опыт в области изучения слова, Флоренский говорит о высокой степени зараженности его оккультными энергиями нашего существа.

«Слово делается чрезвычайно уплотненным и тонко дифференцированным одическим сгустком, соблюдающим свою оккультную индивидуальность в течение веков чрезвычайно устойчиво и, вообще говоря, растущим в раз принятом направлении...»82.

Если подвести итог сказанному о магичности слова, то нужно подчеркнуть, что речевое воздействие посредством живого слова оказывает громадное влияние на природу и людей. Особенно при массовых речевых актах, вовлекающих десятки, сотни, а в иных случаях и миллионы людей. Подобные массовые действа (например, соборная молитва) как целенаправленное излучение совокупных энергий отдельных людей, соединённых в организм толпы представляют реальную силу, способную изменять ход не только общественных событий83, но и природных явлений. Это древнее представление подтверждается сегодня религиозной и оккультной практикой у многих народов. Поэтому толпотворение (термин С.Г.Кара-Мурзы) – создание коллективного энергоинформационного организма под руководством лидера -  есть важнейшая практика современной магии.


Глава 7.  Система   зрелища

Обретение наследия П.А.Флоренского русской гуманитарной наукой даёт замечательные результаты, и помогает в решении чисто практических задач. В этой части речь пойдёт о применении учения о. Павла о строении слова при разработке теории элементов зрелища.

Флоренский впервые отнёсся к слову объективно, воспринимая его как живой организм, как явление смысла, как разумную психофизическую реальность. Логичным представляется на этом пути сделать следующий шаг – рассмотреть живое слово как зрелище (действо).

Речь одного человека как процесс говорения, речевое поведение – воспринимается целостно как «зрелище», воздействующее на все его чувства.

Искусственное зрелище - действо - воспринимается как процесс (спектакль, лекция…), или как результат (книга, фильм, картина…). В конце концов – это реализация личности, её объективация. Поэтому перед нами как исходный объект изучения предстаёт живой человек в его речевом поведении.

Это поведение вовлекает много элементов, которые по отдельности существуют только как результат теоретического анализа. И тут, памятуя о троичности слова (морфеме, фонеме, семеме), мы в зрелище достаточно определённо видим три соответствующие группы элементов: «инструментально-технические», «актёрские» и «содержательные»84.

«Технические» (инструментальные) – то, что соотносится с морфемой: во внешне-зрелищной форме это вещи, предметы, орудия человека.

Вторая группа элементов – «актёрские» (исполнительские) - психофизиологические проявления говорящего, его телесные средства взаимодействия с  природой – его память, речевого аппарат, органы чувств, выражение лица, телодвижения.

Третья группа – «содержательные» - то, что относится к смысловому наполнению зрелища, его идейному содержанию.

Вот таблица соотношений в строении слова и зрелища:

Строение слова:

Морфема

Фонема

Семема

Группы элементов зрелища:

Технические

Актёрские

Содержательные

Не всякая сущность сразу получает возможность полного развития. Это касается и слова, которое стоит за каждым искусственным зрелищем, стремясь себя в нём реализовать. Так, слово, заключённое в книгу не имеет, казалось бы, никаких выразительных средств, кроме собственно буквы (в лучшем случае – иллюстраций). Но она будит воображение – и тогда до слуха читателя доносятся и голоса персонажей, он видит их внешность, движения, короче создаётся полная иллюзия зрелища, подобного фильму (как это у Льва Толстого, о котором замечено, что он пишет «кинематографично»). Неполноценный вроде бы по своим выразительным средствам радиотекст, где нет ничего, кроме голосов, музыки  и шумов, - и тот достигает у талантливых звукорежиссёров в союзе с дикторами и музыкальными оформителями высочайших вершин изобразительности. Получается, что слово как бы богаче всякого зрелища, в котором оно угадывается как потенция. Тут напрашивается естественное сравнение семени, развившегося из него конкретного организма.

Можно предположить, что, как и у семени, у слова должны быть фазы прорастания, развития в полноту актуального зрелища. И тут мы обратимся к важной для нас идее великого русского мыслителя – антрополога Б.Ф.Поршнева о фазах развития некоторых процессов.

Он высказал очень продуктивную теорию о пяти фазах развития, которые наблюдаются во многих областях, где происходит развитие живых систем. Он определяет его как некоторый закон развития объекта в свою противоположность через посредство промежуточного этапа, который, в свою очередь, состоит из трёх диалектических уровней развития85. Имеется в виду то, что называется  «пятичленки» - фазы общественно-экономических формаций, классический риторический канон, классическая пятичастная драма, и.п. – универсальная модель развития, роста. Интересующий нас процесс прорастания семени тоже пятифазовый: семя, всход, росток, цветок, плод.

Применима ли такая модель для объяснения развития отдельных ипостасей слова? С некоторой осторожностью ответим: да. В отличие от семени, фазы развития которого мы можем явственно наблюдать, прорастание слова, его воплощение – процесс умопостигаемый.

Попробуем взглянуть на то, какая может быть последовательность прорастания фонемы86, которая реализуется в том, что можно обозначить как «актёрские» элементы зрелища.

Исходная фаза в речевом поведении – интенция, то есть намерение высказаться, а по-иному  - «текст», который говорящий собирается как-либо выразить. Текст – «непосредственная действительность мысли и переживания» (Бахтин М.М.) , программа, которая прорывается в речи, то есть, прежде всего, в звуках и в том, что эти звуки вызывает – открывание уст, дыхание, работа связок, колебания воздуха и т.д.

Реализация текста в живую речь – это ещё не всё. Ведь она направлена на другого – на слушателя, должна пробить какую-то преграду, установить «контакт», связь, создать информационно-энергетический поток.

«Контакт» (соприкосновение) - зрительный, слуховой и другие виды связи одного живого организма с другим -  рождает новое состояние в собеседниках – они оказываются в едином энергетическом поле, в поле общих чувств и мыслей. Так ощущается, например, «атмосфера зала», которую создаёт, оратор, сумевший овладеть вниманием слушателей, заразить их собственными переживаниями и создать из разрозненных и случайных людей единый организм. Тот, кто говорит,  в какой-то степени – медиум (то есть посредник), через которого мы обретаем выход в иные миры, общаемся с невидимыми тонкими сущностями, идеями, а если оратор талантлив и охвачен неподдельным вдохновением, то открываемый им иллюзорный мир предстаёт чуть ли не зримой реальностью.

И это настроение можно видеть как выражение лиц собеседников, в их «мимике». Общность настроя не означает одинаковости выражения лиц, но соответствие их («спрашивающий-отвечающий», «гневающийся – устрашённый» «ученик-учитель»); для обозначения такого явления есть термин «парные маски»87.

И, наконец, вся эта энергия прорывается наружу зримо в «телодвижении» - непроизвольном или осмысленном действии: в движениях рук, всего тела, в танце или вообще какой-то более сложной последовательности действий.

Так  происходит превращение потенциальной энергии «текста»: посредством «речи» устанавливается энергетический «контакт», преобразующий говорящего и слушающего (или слушающих) в единую коллективную личность, с общим сознанием и эмоциями, с общим наблюдаемым выражением лица, т.е. «мимикой», - к кинетическому действию «телодвижения»

Подобная логика и в реализации морфемы – того, что соответствует группе «технических элементов» зрелища. Тут для начала нужно определить, что является первоэлементом этого ряда. Очевидно, что простейший технический способ реализации слова в зрелище – просто записать его на бумаге, изобразить иероглифом, значком, буквами (хотя это может быть и условный жест, знак рукой – тоже своего рода изображения слова).

Сама буква неполноценна, безгласна, требует быть озвученной (она создана именно для того, чтобы извлекать из человека какой-то определённый звук, т.е. своего рода инструмент воздействия на личность). Второй технический элемент – «звук» (или фонограмма – динамическое воплощение статической буквы). Тут имеется в виду именно акустическое явление буквы, её звучание.

Вот теперь мы подходим к третьему элементу, возникающему, так сказать, вместе со звуком: к человеку, который этот самый звук производит точнее, к извне воспринимаемому его облику. Назовём условно этот элемент «внешностью» (внешность человека связана с обстановкой, в которой он в данный момент пребывает,  с пространственным контекстом, составляя с ним единое целое). Это не образ личности, но личина, оболочка, воспринимаемая как элемент зрелища, просто видимое физическое тело.

Внешность можно рассматривать как искусственное, техническое произведение (имеющее естественную, биологическую основу).  Всё в ней – от причёски, усов или бритого подбородка до одежды,  грима и украшений – всё являет собою произведение парикмахерского, портняжного, гримёрского и других искусств.  

От этого нам легко перейти к пониманию следующего в этом ряду элемента – прямо вырастающего из предыдущего – к «изображению» (изоматериалу). Это уже чисто эстетическая реальность: иллюстрации, картины, видеоролики, рисунки – всё, что создаёт иллюзию особого мира.

Изображение – всегда мнимость, подмена реальности: живого – мёртвым (скульптура), объёмного - плоским (живопись), реального – мнимым (кино), конкретного – абстрактным (таблицы и диаграммы, схемы) и т.п.

В своей последней, пятой  фазе мнимость становится реальностью, «вещью», воплотившимся замыслом. «Вещь» мы здесь понимаем как предмет, как инструмент оратора (реквизит фокусника, указка в руках учителя, маршальский жезл, архиерейский посох и т.п. Та потенция, которая заключена в «букве» овеществляется, становится вещью.

Пора перейти к третьей группе элементов зрелища – «содержательным», к той, что произрастает из семемы. Её первоэлемент можно назвать «тезисом». По Аристотелю тезис – это предположение сведущего в философии мудреца, которое отличается от общепринятого, то есть нечто, привносящее новизну в этот устоявшийся миропорядок88. В отличие от косной морфемы, достаточно узнаваемой фонемы, семема всегда нова, каждый раз имеет иной смысл, отличный от конвенционального  значения.

Ради сообщения новой идеи только и произносится слово. И чем она необычнее, тем более требует обоснования.

Как же прорастает этот новый смысл, стремясь к цели  - слушателю?  Очевидный или кажущийся таковым тезис сопротивления не встретит. Но в другом случае от говорящего требуется обосновать тезис, то есть в пределе показать, что его высказывание не противоречит здравому смыслу. Новизна в той или иной степени должна быть в каком-либо согласии с обычаем, если хочет вообще быть.

Таким образом, после тезиса выступает второй элемент – назовём его «общие истины» (составляющий с тезисом диалектическую пару противоположностей). Логически он выступает  по отношению к тезису как аргумент.

В повседневных разговорах достаточно бывает сослаться на обычай, (я считаю то-то и то-то, потому что так считали все наши предки, так было всегда и т.п.)89, чтобы тебя сразу поняли.

Человек, во всём согласующийся с обычаем, лишён того, что принято  называть яркой индивидуальностью: его высказывания тривиальны, банальны. На иной уровень убедительности выходит тот, кто привносит небывалое начало в своей речи, ссылаясь на свой личный опыт для обоснования новой идеи. Ссылку на индивидуальный опыт  - противоположное «общим истинам» - можно считать третьим элементом группы содержательных элементов. Назову его «личное мнение».  Этот тип аргумента силён постольку, поскольку он связан с авторитетностью говорящего или того, на чей личный опыт ссылается этот говорящий.

Следующий элемент содержательной группы можно обозначить как «документ». «Документ» в некотором смысле – всякий материальный носитель текста. Главное его свойство – неизменность, раз и навсегда определённость. В зрелище этот элемент может появиться как, например, вещественное доказательство (в суде), как ссылка на какой-то реальный документ (закон, статью, книгу и т.п.) Сила документа связана с авторитетностью его автора.

Итак, доказывая свой тезис, оратор обосновывает его, указывая на непротиворечивость его с аргументами: общепринятыми коллективными суждениями, личными мнениями авторитетных людей, записанными официальными документами.

И последний, пятый элемент – то, чем предстаёт тезис, прошедший через горнило доказательства на плечах верных аргументов и ставший чем-то очевидным и нашедшим своё место в привычной картине мира слушающего. Его истинность измеряется степенью логичности, предстающей в процессе демонстрации связи его с аргументами. Так бывает в хорошей судебной речи или теореме («что и требовалось доказать»). Сомнительное в начале становится в конце несомненным, вплетается в систему связей знакомого мира.

Процесс связывания тезиса и аргументов называется демонстрацией: это и этап доказательства, и, по сути, самое доказательство. Поэтому для обозначения последнего в ряду элементов применим слово «логика» в смысле целостности содержания, непротиворечивости, последовательности, когерентности, связности текста.

Для наглядности сведём получившиеся элементы в виде одной таблицы.

Таблица элементов зрелища

Технические

Актёрские

Содержательные

БУКВА

ТЕКСТ

ТЕЗИС

ЗВУК

РЕЧЬ

ОБЩИЕ ИСТИНЫ

ВНЕШНОСТЬ

КОНТАКТ

ЛИЧНЫЕ МНЕНИЯ

ИЗОБРАЖЕНИЕ

МИМИКА

ДОКУМЕНТЫ

ВЕЩИ

ТЕЛОДВИЖЕНИЯ

ЛОГИКА

 


Глава 8. Типология систем массовой коммуникации

Общение осуществляется между природой, человеком обществом. Вся вселенная пронизана потоками энергий, осуществляющими её единство как целостного грандиозного организма.

В нашем курсе мы больше занимаемся взаимоотношениями в обществе и теми системами, которые обеспечивают единение и разъединение людей90.

Термин «массовая коммуникация» часто используется для обозначения частного случая коммуникации,  а именно, - при помощи технических каналов связи91.

В последнее время   понятие «средства массовой коммуникации» стали отделять  от понятия «средства массовой информации». К средствам массовой информации относятся: пресса, радио, телевидение; кинематограф, звукозаписи и видеозаписи; видеотекст, телетекст, рекламные щиты и панели; домашние видеоцентры, сочетающие телевизионные, телефонные, компьютерные и другие линии связи.

Иные способы распространения информации, которые ранее не включали в понятие массовой коммуникации, в частности, живое общение людей в быту, массовые праздники, театр, школу и т.п. – теперь тоже  признаны явлениями  массовой коммуникации.

Что же такое массовая коммуникация?

Как явление культуры – это «процесс восприятия текстов или их копий некоторой аудиторией, находящейся в условиях реального или возможного общения»92. Такое определение предельно широкое и охватывает все возможные способы общения – как естественные коммуникации, так и технические.

О модели МК уже говорилось в том разделе нашего курса, где мы определили предмет пропагандологии.

Но что такое  система массовой коммуникации? Каково её устройство? Какие типы систем МК бывают? Здесь мы обратимся к теории ССМК Буданцева Ю.П., в которой он описывает эволюцию систем массовой коммуникации и даёт интересную всеохватывающую типологию таких систем.

ССМК-1 («Карнавал»)

В этой теории древнейший тип системы массовой коммуникации, имеет условное обозначение «Карнавал». К конкретным проявлениям этой системы можно отнести такие зрелища, как карнавалы, массовые народные гуляния, разного рода шествия и т.п. события. Какие факторы определяют свойства такой первобытной коммуникации?

Прежде всего - обезличенные отношения участников. Реликтовые формы карнавального зрелища и народного театра с их нерасчлененностью на действующих лиц и исполнителей, с одной стороны, и зрителей — с другой, т. е. на источник общественно значимой информации и аудиторию (на две подсистемы одной системы), дают представление о характере коммуникационного полифункционализма. Система СМК первобытной общины есть всеохватное действие-зрелище.

В системе СМИ первобытной общины (ССМК-1) выделяются основные элементы, за развитием которых можно проследить.

Это:

  1.  «непосредственные участники действия»,
  2.  «средства исполнения»,
  3.  «действие»,
  4.  «воспринимаемая форма действия»,
  5.  «материально закрепленные текстовые формы-средства»,
  6.  «адресант»,
  7.  «адресат»93.

Здесь нет разделения функций: все они выполняются непосредственными участниками действия. Все адресанты и адресаты одновременно.

Предельно замкнутый характер, в рамках только общинной ойкумены, носит система СМИ общины («в себе, для себя», «для всех и для каждого только из моей общины»). Программа этой системы - внутренняя замкнутая, она служит скреплению ойкумены общины и отделению ее от других общин. Заповедью было: не переступать ойкумены общины ни делом, ни мыслью.

ССМК-2 («Собрание»)

Постепенно в системах средств массовой коммуникации появляются участники, пассивные по отношению к живому коммуникативному действию, — первый революционизирующий момент в развитии системы средств массовой коммуникации, в развитии таких систем вообще. Происходит разделение «коммуникативного труда» на адресантов и адресатов, закрепление их как обособленных функционеров.

Конкретные примеры подобной коммуникации – всякого рода собрания: урок, лекция, театр современного типа, заседания, спортивные зрелища – везде, где есть собственно участники и пассивная аудитория.

Внутренняя программа действия разрывается, но еще в пределах «моей общины», и в акте коммуникации появляются зачатки индивидуального творчества, отчуждения творчества от других элементов системы СМК. Это уже действие-зрелище «по заказу некоторых и специально для некоторых из моей общины».

ССМК-3 («Книга»)

Второй революционизирующий шаг в развитии систем СМК  связан с появлением материально закрепленного текста. Он приводит к отчуждению действия не только от адресата, но и от адресанта, и от самих исполнителей, к дальнейшему опосредованию связей между исполнителями и аудиторией. «Именно фиксация текста, его материальное закрепление расчленили словесно-художественное творчество на две великие ветви — устное творчество и письменную литературу»94.

Если система СМК первобытнообщинной формации — это абсолютное господство обратных связей. Появление же индивидов, пассивных по отношению к живому действию приводит к разрыву обратных связей, к появлению прямых связей. Появление материально закрепленного, способного функционировать и без его создателей текста усугубляет процесс превращения обратных связей в прямые.

Конкретные виды зрелищ, относящиеся к этому типу СМК: библиотека, выставка, музей, внешняя реклама, архитектура, скульптура и т.п.

Принципиальное положение теории заключается в том, что на этой стадии развития ССМК можно говорить о разделении систем общения на два типа: естественные и технические коммуникации (два вида коммуникаций).

ССМК-4 («Фильм»)

Окончательная трансформация естественной системы средств массовой коммуникации в полную техническую систему СМК (ССМК-4) происходит в эпоху господства современных классовых обществ в новое и новейшее время, и эта технизация является третьей революцией в развитии системы СМК.

Современная система СМК, включающая средства массовой информации и пропаганды связан с полной технической коммуникацией. Традиционно она делится на три блока элементов: «адресант (А) — текст (Т) - адресат (В)». Это именно блоки, поскольку и адресант, и текст, и адресат этой системы представляют собой совокупности элементов, а не моноэлементы.

При полной технической коммуникации происходит окончательное закрепление и обособление функций элементов. Участниками подготовки и «выдачи» текста в такой системе СМК являются немногие, в то время как сама программа, будучи внешней, произведенной на сбыт», оказывается заданно всеобщим и одновременным достоянием, хотя адресаты полностью отчуждены от участия в ней, от ее подготовки и даже друг от друга.

О взаимодействии  систем СМК. 

Любое развитое современное общество располагает двухвидовым квартетом СМК.

  •  В первый тип входят: массовые действия карнавального типа, народные демонстрации, народный театр, обрядовые действия (условно - «Карнавал»).
  •  Второй тип: современный театр, митинги, собрания формальных и неформальных групп, церковная служба как действие и т.д. (условно «Собрание»).
  •  Третий тип: библиотеки, выставки, музеи, наглядная агитация (условно — «Книга»).
  •  Четвертый тип: кинематограф, телевидение, радио, печать (условно — «Фильм»).

Каждый из четырех типов ССМК располагает соответствующим ему типом текста и суммой выразительных средств, соответствующих типу текста.

  •  ССМК-1 соответствуют «карнавальные», «народно-театральные» типы текста;
  •  ССМК-2 — спектакль современного театра, церковная служба, собрания формальных и неформальных групп как тексты;
  •  ССМК-3 - «книжный» текст;
  •  ССМК-4 - кинофильм или телефильм, радиопередача, периодические издания (газета, журнал) как тексты.

Наблюдается проникновение одних текстовых форм в другие (например, современное театральное представление может включать в себя фильм, выставка или музей могут стать место проведения экскурсий и презентаций и т.п.)

Автор данной теории обращает внимание на проблему  распределения техники и эстетики суггестии (внушения) и контрсуггестии по типам систем средств массовой коммуникации. Наблюдается интересное соответствие и распределение суггестии  контрсуггестии по типам ССМК.
В ССМК-I  («Карнавал») наблюдается большая эмотивность (обращение к эмоциям) и суггестивность воздействия по сравнению с другими типами.

Развитие современных типов ССМК  Буданцев более связывает с убеждением научными.

Преобладающим типом коммуникации технически развитого общества, как было уже отмечено, является ССМК-4. Но это не значит, что полная техническая ССМК действует наиболее эффективно и всегда на всех уровнях: она обеспечивает коммуникационное единство больших социальных общностей. Задачи же, например, в области управления внутри коллективов, в области образования, индивидуального самообразования эффективно решаются при помощи других типов ССМК. Кроме того, сама аудитории может использовать другие типы ССМК, противопоставляя их полной технической. В частности, это наблюдается тогда, когда официальная и неофициальная пропаганда, официальное и неофициальное общественное мнение обнаруживают большое расхождение, несовпадение по своим установкам. В технически же неразвитых обществах полный технический тип ССМК вообще не является преобладающим.
Знания о том, какой тип ССМК является преобладающим в данном обществе, и умение практически применить его имеют первостепенное значение для пропагандистской и контрпропагандистской деятельности. И не всегда полный технический тип ССМК является в такой деятельности наиболее эффективным средством.

  Абсолютного средства воздействия среди типов ССМК нет – подчёркивает Ю.П.Буданцев. Наиболее эффективно комплексное использование всех типов ССМК – подчёркивает автор95. Не каждое государство, однако, в состоянии реализовать такое использование систем.

Автор предупреждает против принижения значение какой-либо из систем СМК и в теории, и на практике.

ССМК-5 («Сеть»)

Но современные исследования показывают, что типология ССМК не ограничивается четырьмя типами систем96. В условиях технического развития происходит одновременный упадок культуры (культура сменяется цивилизацией, по Шпенглеру) и усиливаются центробежные, разрушительные силы в обществе. Иерархическому устройству начинает противостоять всё усиливающееся сетевое.

Прежние ССМК по преимуществу обеспечивали иерархическое устройство, служили сплочению общин на разных уровнях. Складывающаяся в противовес им очередная ССМК-5 имеет функцию скорее разобщения и десоциализации индивидов.

Сетевые общественные структуры – а суть их в том, что они объединяются как относительно самостоятельные организации, действующие без единого координирующего центра – носят, по мнению многих современных исследователей, исключительно разрушительный характер (например, тайные общества, террористические организации, организованные преступные группировки, мафии, тоталитарные секты и т.п.). Для обеспечения деятельности подобных структур возникает тип коммуникации, который можно обозначить условно как «Сеть».

Это такая система связей коллективов и отдельных личностей, при которой каждый субъект общения является самостоятельным, независимым, полифункциональным и безответственным.  Пространственных и общественных границ для сетевого общения в принципе нет. Связи могут быть как прямые, так и обратные.

Телефонная сеть, радиосеть, сотовая связь, Интернет  – явление, прекрасно иллюстрирующее такое положение. Сеть – явление достаточно древнее и обеспечивает деятельность, как правило, международных антигосударственных сил (сеть масонских лож, революционные организации типа интернационала и т.п.).

Появление ССМК-5 не зависит от уровня технического развития, а является только порождением общественных условий распадающихся обществ.

ССМК-5, сетевые структуры присутствуют неявно в любом обществе, в любом государстве. Например, слухи - жанр, присущий сетевой коммуникации (Интернет полнится именно слухами или откровенными выдумками).

По своим основным характеристикам ССМК-5 соответствует характеристикам ССМК-1, «Карнавалу»: полифункционализм участников, всеохватность действия-зрелища, обратные связи. Но существенное различие – это, во-первых, смешанный тип связи (как технические, так и живые), и, во-вторых, что самое главное – анонимность участников зрелища.

Анонимность противопоставляет отдельного участника всем прочим. Теряя человеческое имя (заменяемое на псевдоним, IP-address, login, nickname,  и прочие ложные имена) он утрачивает и свой главный человеческий признак, десоциализируется, становится полностью изолированной индивидуальностью. Эта анонимная и свободная личность получает возможность практически бесконтрольного самовыражения, самореализации - вплоть до самых непристойных и страшных проявлений души, что мы постоянно обнаруживаем в Интернете. Хотя и в других сетевых пространствах, где гарантируется анонимность, такое тоже бытует, например, анонимки в почтовой сети, анонимные звонки по телефону, слухи, сплетни распускаемые неизвестно кем. То есть сетевых пространств помимо Интернета может быть множество, и они находятся на разной степени технической оснащённости.

В ССМК-1 – «Карнавале» - человек предельно обнажён  и неанонимен, он полностью предстоит перед всеми и сливается с окружающими, отождествляется со своим окружением, он среди своих и все кругом считают его своим: полная социализация, хотя и подавляющая индивидуальность.

Таким образом, ССМК-1 и ССМК-5 являются противоположностями и находятся на полюсах эволюционной общественной лестницы.

Логика применения акций пиар-кампаний

Современная практика массированного пропагандистского воздействия на большие аудитории всё чаще называют пиар-кампаниями. К многочисленным определениям этой деятельности можно добавить следующее: «пиар – сложная деятельность по созданию и поддержанию (или изменению) образа некоторой личности или организации».

Нынешние пиар-кампании требуют от их организатора умения пользоваться арсеналом пропагандистских средств для эффективного достижения поставленной цели. И здесь мы скажем несколько слов о принципах в поэтапном планировании комплексного использования типов ССМК.

Понятно, что для достижения цели нужны адекватные средства. В распоряжении современного планировщика их достаточно большое количество. Но как ими правильно воспользоваться?

Если применять наши знания о типологии ССМК, то пиар-кампанию можно условно определить как «деятельность по подготовке праздника». А принцип последовательного применения ССМК – принципом «от «Сети» к «Карнавалу».

Поясним.

Почему деятельность по подготовке праздника? – Потому что целью пропаганды, как уже говорилось, является организация и воспитание. Любой политик, общественный деятель, организация стремятся, в конце концов, создать себе поддержку у какой-то общественной группы, подготовить себе стронников-активистов.

Наиболее видимым успехом пропагандистских усилий будет, если все сторонники соберутся в одно время в одном месте и сообща выразят своё единство и решимость. Есть такой термин – «толпотворение», то есть организация толпы (С.Г.Кара-Мурза). Пиар-кампания тогда наиболее успешна, когда она увенчивается именно массовым мероприятием в поддержку того или иного дела –  митингом политической партии, массовым фестивалем, концертом, конгрессом и т.п. На таких собраниях зримо предстаёт успех или неуспех дела, происходит демонстрация силы и сплочённости сторонников.

Так, крупнейший медиа-концерн «Московский комсомолец» ежегодно проводит свои фестивали в Лужниках. Именно там собираются любители комсомольской газеты, происходят встречи с редакцией, популярными журналистами и политиками. Это своего рода съезд казалось бы упразднённого, но на самом деле обновлённого комсомола.

Пример этого медиа-холдинга показателен в смысле комплексности использования средств коммуникации. В него входят не только сама газета, её региональные выпуски, многочисленные печатные приложения, но и радиостанция «Эхо Москвы» (называемая филиалом МК), Интернет-сайт и многое другое, что позволяет охватывать громадную аудиторию по всей России.

Но и всякое даже небольшое предприятие сейчас имеет возможности продвижения своих товарных знаков (брэндов), создания своей целевой аудитории и её организации, опираясь на комплексность в использовании ССМК. И тут, есть следующий принцип планирования.

Первое и самое оперативное средство раскрутки пиар-кампании – это, конечно ССМК-5, или «Сеть». В наше время это Интернет. (В прежние времена эквивалентом этому было распускание слухов, молвы). Именно с него нужно начинать, стараясь охватить как можно большую аудиторию, сообщив ей о своём товаре, услуге, кандидате, организации или идее. Для этого создаётся веб-сайт, организуется почтовая рассылка, рекламная баннерная компания, обмен ссылками, реклама в поисковых системах и т.п. – довольно большой набор средств агрессии в сети. Она охватывает в пределе весь мир.

Но цель обычно всегда конкретна. Следующие этапы – это сужение пропагандистского пространства.  Для этого применяют рекламу на телевидении, радио и многотиражной прессе (ССМК-4, или «Фильм») охватывая их направленность на какие-то сегменты аудитории.

Отклик от таких направленных выбросов рекламы может быть очень большим, если умело дать контактные телефоны и другие способы обратной связи. По этим откликам можно судить о перспективах дела и о степени готовности к более тесному взаимодействию с аудиторией – теперь уже на уровне живых коммуникаций.

Третий этап предполагает углубление идеи, популяризацию через более детальное ознакомление людей с пропагандируемой идеей, продвигаемым товаром или навязываемым кандидатом. Здесь эффективно издание книг, брошюр, устроение выставок и т.п. (ССМК-3, или «Книга»).

Эта продукция уже не для масс, но для активистов, вдумчивых, грамотных и, главное, заинтересованных  – будущих неформальных или формальных лидеров, через которых лучше всего распространяются идеи движения. Они под воздействием книг будут идти дальше, и именно на работу с ними рассчитан следующий - четвёртый этап кампании.

Это - организация встреч – презентаций, небольших собраний, кружков, создание обществ друзей, проведение пресс-конференций (ССМК-2, или «Собрание»), можно назвать работой с активом, пока неформальными лидерами набирающего силу движения.

Пятый этап – заключительный, апофеоз – массовые мероприятия, которые соберут не только ядро движения, активистов и сочувствующих, но и просто любопытных праздношатающихся. Тогда, скорее всего можно ожидать ещё более широкого отклика – уже через новый виток кампании. Мероприятие получает освещение в официальных СМИ и тот, кто проводил пиар-кампанию, может рассчитывать быть по-настоящему замеченным обществом. Массовость толпотворения  – вот мерило успеха в пиар-технологиях! Наше время – эпоха масс, когда количественные характеристики важнее качественных.

Итак, принцип комплексного использования ССМК – в последовательном введении в действие известных нам систем распространения текстов: от всеохватной «Сети» - к «Фильму» - через «Книгу» - к «Собранию» - завершающемуся «Карнавалом» для «своих».

Хороший специалист по связям с общественностью предстаёт своего рода стратегом, который умеет эффективно использовать не только оружие массового поражения, но и эффективные высокоточные его виды. Профессиональная подготовка такого специалиста предполагает знание всего спектра систем массовой коммуникации и умения взаимодействовать с ними. Пиарщик – профессия творческая, базирующаяся на журналистском образовании, но более широкая. Если высшее журналистское образование – это подготовка организатора-разработчика информационного производства (об этом пойдёт речь в заключительной главе курса лекций), то специалист по пиар – это организатор-планировщик пиар-кампаний, координатор деятельности целого комплекса  систем средств массовой коммуникации. Хороший пиар-менеджер становится важнейшей фигурой в руководстве фирмы: он не просто отвечает за имидж, но и корректирует политику фирмы с учётом возможных откликов в широком общественном мнении, постоянно взаимодействует со средствами массовой информации.

 

(см. Приложение: Таблица типологии ССМК)


Глава 9. Проблемы подготовки кадров для информационного производства

Высшее образование журналиста предполагает подготовку его по трем взаимосвязанным направлениям: как "идеолога”, “ритора" и "организатора информационного производства”. В советское время наши факультеты журналистики упор делали на идеологическое воспитание, сейчас - на общериторическую подготовку; в нынешних условиях информационного рынка потребуются специалисты иного профиля - организаторы разнообразных изданий.

1. НЕЯСНОСТЬ КОНЦЕПЦИИ ВЫСШЕГО ЖУРНАЛИСТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

До перестройки в СССР никто не сомневался в "специфике" советского высшего журналистского образования. По словам Ректора Московского Университета покойного академика Петровского, в МГУ были факультеты двух видов: естественные и "противоестественный" - факультет журналистики. Действительно, там готовили в массовых масштабах специалистов особого рода - "золотой фонд партии" - дисциплинированных исполнителей догматов по установленным речевым шаблонам.

Все журфаки, лишившись партийного благоволения, а с 1991 года и самого покровителя, стали искать оправдание своему существованию. Руководствуясь общепринятой "демократической" логикой реформаторов, опять пошли учиться у Запада. Да и сам Запад не замедлил явиться через наши распахнутые границы. Он привез много яркого и интересного: рекламное дело, маркетинговое мышление, ассортимент строгих формализованных жанровых форм, передовую организацию работы редакционных коллективов, компьютерные технологии... Мы уже не говорим об идеологиях, ради распространения которых все это создается, в конце концов. В учебных планах стало гораздо меньше схоластики, больше места уделено чисто журналистским предметам, практике в редакциях. В целом, процесс благотворный. Но встают некоторые фундаментальные вопросы характера - о концепции не просто журналистского образования, именно высшего журналистского образования.

Как известно, одним из существенных нововведений в высшей школе стала двухступенчатая система подготовки. Теперь выпускники бывают двух видов: со степенью бакалавра и со степенью магистра. Бакалавр учится 4 года, магистр - 5,5 лет. Таков «мировой» стандарт.

Естественное для стран Европы, это новшество в России, имеющей свою традицию подготовки кадров высшей квалификации, многими воспринимается как очередной "кукурузный эксперимент".

Все очень осложнилось. Табель о научных рангах, к которой мы привыкли, не то действует, не то нет. Старые дипломы никто не отменял, а к новым званиям еще не скоро привыкнем. Ясно просматривается только одно: огромная часть выпускников вузов не имеет прежней пятилетней подготовки. Зато тем выпускникам, которые покинут Россию в поисках работы, будет легче легализовать диплом. Но нам нужно думать в первую очередь о тех, кто останется вместе с нами, и видеть их проблемы.

Бакалавр - степень, означающая первую ступень высшего образования. И поэтому несмотря на все уверения в том, что бакалавру выдается документ о "полноценном высшем образовании" мирового образца, студент изо всех сил рвется на старшие курсы, которые теперь называются магистратурой.

В нашем университете на специальности "журналистика" именно эта картина и наблюдается. Но есть одна характерная особенность. Немногие магистранты намереваются связать свою судьбу с работой в СМИ. Тот, кто действительно жаждет работать журналистом, это делает уже на младших курсах - кто на внештатной основе, а кто и на полную ставку. И им бакалаврского образования бывает достаточно. И эта достаточность фактически признается в официальном документе.

Давайте предположим, что человек закончил магистратуру. Что в практическом плане даст она выпускнику журфака? Тут есть одна особенность, касающаяся именно нашей специальности: предполагается, что новоявленные магистры приступят к работе спустя лишь 2 года в тех редакциях, где уже освоились бакалавры - их бывшие однокурсники. И тут, скорее всего никакого служебного преимущества диплом магистра не даст. На журналистские дипломы в редакциях, внимания обращается до обидного мало. А заниматься они будут практически примерно одними и теми же вещами: редактированием, корреспондентской или технической работой - всем, что требует общериторических навыков, а не специальных знаний. Неудивительно, что немногие из главных редакторов, обозревателей и комментаторов закончили что-нибудь вроде журфака: чаще это историки, филологи, выпускники педвузов - люди фактически с каким угодно дипломом. А отдельные  личности обходятся безо всякого диплома вообще (образованность очень замедляет движение на старте в нашей профессии, а свои плоды приносит в довольно зрелом возрасте).

2. ЗАПАДНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЖУРНАЛИСТСКОМ ОБРАЗОВАНИИ 

А как обстоит дело с подготовкой журналистов на Западе? Вообще, что есть журналист в тамошнем понимании?

В 1990 году Европейской Ассоциации преподавателей журналистики (EJTA) был подготовлен доклад о состоянии этой ветви образования в странах Западной Европы. Из него складывается впечатление, что это такая область человеческой деятельности, обучение которой, действительно, зачастую совсем бесполезно, либо требует минимального времени.

В некоторых странах Европы (например, в Бельгии, Великобритании, Греции, Дании, Ирландии, Испании, Норвегии, Швеции) юридическое определение понятия "журналист" отсутствует. В Германии - это "свободная профессия", не имеющая статуса и не требующая обязательного образования для занятия ею (в отличие от, например, медицины, юриспруденции...)

Англичане считают подготовку журналистов в вузе пустой тратой времени. Там при университетах существуют одно- и двухгодичные курсы для тех, кто уже имеет образование. Основная репортерская масса учится непосредственно в редакциях, на работе. Во Франции сроки обучения журналистике тоже не превышают двух лет. В большинстве университетов Германии журналистика удостоена статуса "вспомогательного предмета".

Владельцы СМИ в Европе понимают дело таким образом, что главная задача тут - лишь обеспечить необходимыми техническими навыками людей, имеющих общее образование и желающих стать журналистами. Преподаватели и университетское руководство в противовес такому прагматическому подходу настаивают на том, чтобы у будущего работника СМИ был широкий кругозор и способность приспособляться к требованиям завтрашнего дня.

В целом вся система журналистского образования подвергается жестокой критике. Если судить по американским источникам, журналисты - выпускники университетов США - в массовом порядке жалуются, что не знают основ современной технологии производства текстов, не получают достаточного практического опыта, не научены понимать суть государственной политики и правовых отношений в обществе...

Недостаток истинной образованности - вот, пожалуй, главное, что ощущают все, кто имеет отношение к системе подготовки работников для СМИ. Неудивительно, что раздаются даже прямые призывы к закрытию школ журналистики. И что характерно, они исходят не от кого-нибудь, а от самих выпускников этих заведений, которые знают, что говорят, и сожалеют о потерянных годах.

А самое серьезное обвинение - в воспитании у американского студента-журналиста нигилистического леворадикального отношения к обществу (но корни этого нигилизма, по мнению профессора Стэндфордского университета С.М.Липсета, лежат в типично американской традиции антигосударственного, эквалитаристского образа мысли").

3. У ЖУРНАЛИСТИКИ НЕТ СВОЕГО ПРЕДМЕТА 

Идут споры о том, чему и как надо учить человека, чтобы можно было считать его журналистом. Во многом это происходит из-за того, что у журналистики как вида деятельности нет своего специфического предмета. На практике те, кто называют себя журналистами, изучают огромный круг явлений культуры. Это чаще всего ловкие общительные люди, "переносчики информации".

Исходя из такого понимания сути профессии строилось и продолжает строиться журналистское образование: "понемногу о многом, чему-нибудь и как-нибудь".

На это, кажется, можно возразить, что таковым предметом является сбор, обработка и распространение информации, владение специальной техникой СМИ. Но опыт показывает, что всему этому люди учатся в сжатые сроки, если есть к тому охота и доля таланта. Читать, писать, говорить - навыки, которые не являются специфически журналистскими. Если так, то имеет смысл перейти на двухгодичное обучение по европейскому образцу, приравняв его к среднему специальному, а журналистику признать вслед за немцами "вспомогательной дисциплиной". Попробуем доказать, что закрывать факультеты журналистики не стоит. Скорее, мы сможем увидеть рождение качественно новой системы высшего журналистского образования. И это может произойти у нас, в России. Для создания такой системы нам следует творчески использовать принципы рыночного мышления при организации подготовки специалистов вообще и журналистских кадров, в частности.

4. МАРКЕТИНГ ЖУРНАЛИСТСКИХ КАДРОВ - СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП В ОРГАНИЗАЦИИ ЖУРНАЛИСТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ 

Настоящая перестройка государственной системы журналистского образования должна в условиях рынка ориентироваться на широкомасштабные маркетинговые исследования. ("Маркетинг", по-русски говоря, - организация производства под прогнозируемый спрос). Если рассматривать высшую школу как производственное предприятие, то её выпускник есть наукоемкий товар с заданными качествами (знаниями и навыками). Задача ВУЗа - чтобы этот товар нашел потребителя (то есть работодателя). Вот исходная точка нашего дальнейшего рассуждения.

Если мы хотим иметь серьезную высшую журналистскую школу, нужно в нынешних рыночных условиях осуществлять и рыночную концепцию ее развития. Ее можно назвать концепцией "маркетинга журналистских кадров". Эта стратегия представляется как система следующих исследовательских и конструкторских направлений:

  1.  прогнозирование политико-идеологических ситуаций и типов лидеров общественного мнения (программа "РЫНОК");
  2.  критическое осмысление систем подготовки лидеров общественного мнения, в частности, журналистов (программа "КОНКУРЕНТЫ");
  3.  моделирование оптимальных квалификационных характеристик для выпускников различных журналистских профессий (программа "ВЫПУСКНИК");
  4.  моделирование оптимальных учебных планов по различным журналистским специальностям (программа "ДИСЦИПЛИНЫ");
  5.  моделирование оптимальных учебных курсов и оптимального ассортимента научно-учебных текстов (программа "УЧЕБНИКИ").

Мы касаемся всех этих направлений, но основное внимание уделяем третьему пункту программы: каков должен быть выпускник высшей журналистской школы?

Исходная точка - прогнозирование рынка.

5.В РОССИИ - СПРОС НА ОРГАНИЗАТОРОВ ИЗДАНИЙ 

Как заметил А.И.Солженицын, Россия духовно взрослее Запада. Все, что переживают европейцы, уже пройдено и понято нами.

Европа объединяется, создает общее экономическое пространство, единое информационное поле, а народы бывшей Российской империи уже прошли это и ныне находятся под воздействием центробежных сил.

Европа подступает к единой системе журналистского образования, - мы уже избавляемся от унифицированной централизованной политики в области обучения идеологов.

Европа сосредоточивает СМИ в руках немногих монополий, - у нас взрыв множественности самостоятельных изданий.

Исследователи отмечают все большую концентрацию журналистов высшей квалификации в крупных городах Европы, их отток из провинций, - у нас общественная мысль перемещается из столиц на оживающие национальные окраины, в новые культурные центры.

Многие политологи считают, что процесс национальных возрождений и сепаратизмов затронет вскоре и Европу. Югославия - первый серьезный симптом будущих коллизий. Национализм - самая сильная идеология в политических недрах континента. Каждый новый день подтверждает эти ожидания.

Таков прогноз. Что из него следует?

Политический фон, на котором протекает кризис журналистского образования, подсказывает направление, в котором оно будет преобразовываться. Это - подготовка кадров, способных в условиях демонополизации прессы, возникновения новых государств и идеологий создавать  новые системы массовой коммуникации. 

Уже в начале 90-х годов в странах бывшего СССР было зарегистрировано много тысяч новых газет, журналов, радио и телестанций. В действительности их так никто и не увидел. Не только из-за отсутствия средств, но и потому, что не было достаточного количества опытных журналистов-организаторов. По этой причине до сих пор появляются нежизнеспособные газетки, чахлые телестанции, вульгарные радиоголоса.

Журналист-организатор, способный прогнозировать, моделировать и конструировать новые издания - вот специалист, потребность в котором по-прежнему велика. Подготовка организаторов может и должна стать ведущей функцией факультетов журналистики.

Надо думать о том, чтобы выпускать разработчиков изданий.

Слепо копировать западный опыт нельзя. Европа готовит кадры для сложившейся монополизированной системы коммуникаций. У нас качественно иная задача - построение динамичной системы мелких и мельчайших информационных производств. Она должна покрыть запросы национальных и религиозных общин, территориальных объединений, профессиональных, сословных и политических коллективов, возрастных групп, групп по интересам и т.п. Обеспечение выполнения этой задачи должно стать ведущим направлением в научной и учебной работе факультетов журналистики. Потребуется более разветвленная сеть курсов, школ, институтов журналистики.

Итак, журналист, это не столько тот, кто пишет тексты, но кто организует информационное производство. Исходя из этой посылки, можно представить и обоснование двухступенчатой системы подготовки журналистских кадров.

6.ОБЩЕРИТОРИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА - ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ ЖУРНАЛИСТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ 

Общериторическая подготовка для журналиста есть главная, осевая линия.

Концепция риторической школы фактически сейчас господствующая. Журналиста рассматривают именно как ритора: способного собирать информацию, составлять тексты разной степени сложности, владеть общепринятой устной и письменной речью, уметь пользоваться техническими средствами производства текстов.

Новая тенденция здесь - поворот к универсализации подготовки журналиста. В Европе, наконец, пришли к выводу, что обучать надо так, чтобы выпускник был готов в равной степени к работе как в газетно-журнальных, так и в аудиовизуальных СМИ (multimedia). Это направление признано наиболее перспективным участниками первого Конгресса европейской ассоциации преподавателей журналистики в 1990 г.97 

Риторика – предмет, являющийся основой журналистского образования -  включает как минимум три раздела (по определению М.В.Ломоносова): "изобретение", "расположение", "произнесение98. Отталкиваясь от этого и учитывая достижения сегодняшнего дня, степени риторической квалификации журналиста могут быть определены следующим образом:

журналист-исследователь; журналист-редактор (выпускающий); журналист-ведущий.

Журналистика есть вид сложного труда, который в редакциях разделяется между работниками. Текст, как правило, готовят: исследователь (разведчик, кто только собирает информацию), дежурный редактор (принимает корреспондентские сообщения), выпускающий редактор (компонующий тексты в единую программу, приглаживающий стиль), служба технической подготовки текста (контрольные редакторы, корректоры, типографские службы и т.п.) и, наконец, исполнитель (комментатор, диктор).

Первый шаг подготовки предполагает интенсивное и вместе с тем глубокое изучение типологии источников информации, способов ее получения, средств ее записи и передачи. Например, библиотечный поиск, накопление базы данных (обычное и при помощи компьютера), умение составлять стратегию и тактику исследования, вести беседы, наблюдать, составлять анкеты для социологических исследований, пользоваться разнообразной записывающей техникой и т.п.

По итогам такого курса и после сдачи выпускной самостоятельной работы можно присваивать начальную квалификацию "журналиста-исследователя". Это звание предполагает работу в качестве репортера широкого профиля (в газетах, на радио или телевидении).

Второй шаг - подготовка выпускающего редактора - предполагает обучение технологии составления номера газеты, выпуска радио- или теленовостей, подбора информации и ее обогащения из текущего досье, работу с изобразительно-выразительными средствами, написание кратких комментариев к сюжетам, выработку навыков составления заголовков, аннотирования текстов, их редактирования. По итогам курса после сдачи зачетной работы и экзаменов выпускник получает квалификацию" выпускающего редактора".

Третий шаг обучения - подготовка ведущих комментаторов для радио- и телестудий. Студент овладевает основами устного выступления в кадре и перед микрофоном, ведения программ, учится брать интервью в кадре, председательствовать в дискуссиях.

Эти три шага обучения вместе можно рассматривать как первую стадию, подготавливающую студента к переходу на второй - качественно иной уровень образования. На этом можно было бы закончить, посчитав, что собственно журналистское (поверхностное общериторическое) образование уже получено.

Известный русский философ Георгий Федотов назвал журналистов низшим отрядом гуманитарной интеллигенции. Само слово этимологически восходит к корню jour - день; не будет ошибкой перевести слово "журналист" как "поденщик", "писатель на один день", нечто легковесное по уровню мышления и исполнения. В самом деле, что мы немедленно выбрасываем по прочтении? - Газету, еженедельник, то есть продукт труда журналиста.

Можно дать научное определение понятию "профессиональный журналист": наемный универсальный исследователь, писатель и оратор низшей квалификации. Наемный - потому что он, как и все, работает за деньги. Универсальный - потому что по указанию редактора обязан писать в принципе на любую тему, пусть даже ему незнакомую. А почему низшей квалификации? - Потому что всякая глубина познания неизбежно приводит к утрате универсализма. Если журналист начинает специализироваться на какой-то одной области, - экономике, например, - он утрачивает универсализм и помаленьку становится пишущим ЭКСПЕРТОМ 99.

7. ПОДГОТОВКА ОРГАНИЗАТОРА ИЗДАНИЙ - ВТОРАЯ СТУПЕНЬ ЖУРНАЛИСТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ 

Овладевший основами технологии производства текстов для массовой информации, приступает к изучению теории и практики организации систем массовой коммуникации. Круг предметов можно определить через понятия "маркетинга" и "менеджмента". По-русски это означает: организация производства под прогнозируемый спрос и управление работой производственных коллективов. Вот тут, очевидно, мы и обнаруживаем действительный предмет высшего журналистского образования. Овладение им есть цель второй ступени: подготовка организаторов изданий (высшее специальное образование).

Это система дисциплин дающих системный взгляд на вещи: политология, основы права, экономика, практическая социология, технология информационного производства, основы управления производственным коллективом... Студент целенаправленно должен готовиться к практике в качестве аналитика деятельности конкретных систем массовой информации (издательств, газет, журналов, теле и радиостудий ) уметь провести всестороннее исследование выбранного им издания, всех его подсистем, - как творческих, так и технических служб; составить модель издания, всесторонне оценить его деятельность с целью выявления резервов эффективности, дать рекомендации по реорганизации системы.

В дальнейшем обучение следует нацеливать на выполнение студентом самостоятельной (индивидуальной или коллективной) выпускной работы по прогнозированию, моделированию и конструированию нового конкретного издания (газеты, журнала или студии).

В дополнение к уже имеющейся хорошей риторической школе эта подготовка дает специалиста, ориентированного наилучшим образом на самостоятельную работу в условиях диверсификации информационного производства.

8. НЕЯСНОСТИ ПРОБЛЕМЫ 

Важнейшая составная часть полноценного журналистского образования - идеологическая. Выпускник факультета журналистики государственного учебного заведения не должен воспитываться как идеолог какой-то одной партии. Многопартийность предполагает  множество идеологий в России. Но державные интересы требуют, чтобы в государственной высшей школе исповедовались некоторые единые не противоречащие интересам общества цели и ценности.

Систему воспитания будущих журналистов, видимо, придется строить исходя из взгляда на журналистику и систему МК в целом как на охранительный общественный институт. И поэтому мы должны в высшей степени критически воспринимать опыт западной, прежде всего англо-американской журналистики, замешанный на изначальном противопоставлении государства и общества в целом. Наш идеал, русский духовный настрой иной - соборность, предполагающая примирение родов, семей, сословий и классов.

1 При изучении свойств элементарных частиц размывается граница между материей и энергией: например, электрон, имеет как свойства корпускулы, так и свойство волны. Электричество мы называем энергией, но то, что образует электрический ток – поток электронов. А электрон  имеет массу покоя, - признак, присущий материи. «Плотная» материя на микроуровне как бы исчезает и предстаёт как сгусток энергии. В случае аннигиляции – взаимоуничтожения частиц и античастиц, например, соударения электрона и позитрона – происходит превращение их в электромагнитное излучение. Наблюдается и обратный процесс – превращения поля в частицы и античастицы. Все подобные открытия относительно недавнего времени позволяют говорить, что энергия есть форма существования материи. (См. об этом: Архиепископ Лука. Дух, душа и тело. М.: Православный Свято-Тихоновский институт, 1997. Гл. 1.)

2 «Информации не существует независимо от сигнала, она имманентно воплощена только в сигнале. Однако информация независима от энергетической характеристики сигнала (которой он всегда обладает), она независима от физико-химических свойств своего носителя. Одна и та же информация может быть воплощена и передана разными сигналами. Это означает, что одна и та же модель может в принципе строиться на разных субстратах, лишь бы они удовлетворяли требованиям специфической организации сигнала». – Дубровский Д.И. Психические явления и мозг. М.: Наука, 1971, С. 386.

3 См. Н. Винер "Кибернетика и общество". Тайдекс Ко, 2002 г.

4 Общественные науки в западной традиции обычно включают в себя культурную антропологию, экономику, политологию, социологию, криминологию и социальную психологию.

5 См. Семенков О.И. Информация // Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. - Мн.: Книжный Дом. 2003.

6 См. БСЭ

7 См., напр.,  Философская энциклопедия

8Вера определяет культ, а культ — миропонимание, из которого далее следует культура. -  Флоренский П.А. Автореферат // Сочинения в 4 т.т., М.: изд-во "Мысль", 1994.- Т.1, С.39.

9 Аристотель заметил как-то, что «государство есть общение» - то есть система равна процессу, который ради которого она создана; а раз так, то не будет большой натяжкой сказать, что и культура есть общение. См. Аристотель. Политика. Книга первая (А). I, 1.

10 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология //Собр. Соч. Т.3, с.39  - в примечании.

11 Родом называется исходный, древнейший тип коллектива (люди, связанные между собою кровным родством и носящие обще родовое имя); он обычно состоит из немногих кровных родственников. Но и целый народ (на-род) может рассматриваться как родовой  коллектив (объективно это так и есть, хотя народ  коллективом себя осознает не все время, а только в дни либо больших торжеств с участием огромного числа людей, либо в дни грозящей всем в одинаковой степени смертельной опасности, например, в дни бедствий, войны, вторжения иноплеменников). См. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства.

12 В общих чертах на эту закономерность указал Ф. Энгельс в своей замечательной работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства». В предисловии к ней он указывает на обратно пропорциональные отношения между функциями продолжения рода и производства вещей: «Общественные порядки…обусловливаются обоими видами производства: ступенью развития, с одной стороны – труда, с другой – семьи (подчеркнуто мною – М.П.). Чем меньше развит труд, чем более ограничено количество его продуктов, а, следовательно, и богатство общества, тем сильнее проявляется зависимость общественного строя от родовых связей».- Маркс К., Энгельс Ф.  Собр. соч. 2-е изд. Т.21, С.26.

13 Судьба СССР – иллюстрация этого положения. В частности, на протяжении всех 70 лет искусственно создавалась диспропорция между двумя главными функциями общества: производством вещей и производством людей. Другими словами, чрезмерно развивались промышленность и городское хозяйство при одновременной деградации села и третировании семьи как общественного института. – См. об этом Пряхин М.Н. Приоритеты общества и официальная пропаганда//Философские проблемы массовых информационных процессов. М., изд. УДН, 1989. Потому Россия и переживает демографическую катастрофу, что при коммунистах и их преемниках – демократах отрасль «производство человека» планомерно уничтожалось и уничтожается. Громадную роль в этом играет пропаганда через телевидение, глянцевые журналы и т.п., насаждающая у молодых людей ложное представление о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Образ Матери с младенцем – самый непопулярный в этих изданиях, а родовые и семейные традиции осмеиваются.


    Жертвой извращённой пропаганды в СССР  прежде всего были славянские народы. Кавказ и азиатские республики, где промышленное развитие отставало и растлевающее влияние русскоязычных СМИ было меньшим, сохранили родоплеменную культуру. Они дают теперь громадный прирост населения, избыток которого устремляется на освоение России, вытесняя и замещая русских, которые утратили свою родовую и семейную организацию и не способны противостоять вторжению сплочённых гостей.


Это крушение великороссов – было запланировано ещё в 1923 году на 12 съезде правящей РКП(б), где устами Н.Бухарина  было объявлено: «Мы в качестве бывшей великодержавной нации... должны поставить себя в неравное положение... Только при такой политике, когда мы себя искусственно поставим в положение, более низкое по сравнению с другими, только этой ценой мы сможем купить доверие прежде угнетенных наций». Резолюция съезда подвела итог: «Решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является первоочередной (подчёркнуто мною – М.П.) задачей нашей партии» (Двенадцатый съезд РКП/б/. Стеногр. отчет. М., 1968; С.481, 484, 494—495, 613, 694 и др.). Партия никогда официально не отрекалась от этой линии вплоть до своего крушения в 1991 году и последовательно проводила политику развития национальных окраин за счёт русских.


Нынешняя власть тоже делает ставку на растущие национальные меньшинства и стимулирует приток иммигрантов. Эта политика поставила Россию на грань гражданской войны, которая приобретает явно межэтнический характер.

14 Пока этот термин не имеет строгого определения. Наряду с ним используются другие термины: «информационная экономика» (information economy), «производство знаний» (knowledge industry), «информационная отрасль» (information industry). – См.: Дрешер Ю. Организация информационного производства. С.21.

15 Например, в США уже с 1974 года более половины населения занято в сфере информационных услуг. Это позволяет некоторым исследователям говорить о том, что в США существует «информационное общество». – См. Там же. С.34.

16 См. Шпенглер О. Закат Европы.

17 Эта замечательная очень практичная универсальная модель ситуации впервые предложена Ю.П.Буданцевым. См. его работы, напр. В контексте жизни. М.: Мысль, 1979; Системность в изучении массовых информационных процессов. М.: УДН, 1986.

18 0 понятии коллектива см.: БСЭ, 3-е изд.; т.12, с.425.

19 Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М., 1982, с.193.

20 Рубакин Н. А. Пропагандология. Теория и практика распространения знаний, идей, настроений и действий с наименьшей затратой сил, времени и средств. 1935 – 1936. (Отдел рукописей  РГБ, ф. 358, кар. 76). Рубакин поставил вопрос о предмете этой науки, но определил лишь три его элемента: коллектив – личность – текст.

21 Так однажды в интервью радио «Свобода» главный редактор еврейской эмигрантской газеты в Нью-Йорке «Новое русское слово» очень точно сказал: «мы издаём газету для иммигрантов из бывшего СССР и наша задача – сделать из них американцев». Иными словами, они помогают сориентироваться и привыкнуть к новой среде.

22 См. Ленин В.И. Что делать? Полн. собр. соч. – Т.6.

23 По данной проблеме уже накоплена большая литература. Это, в первую очередь, труды специалистов по психофизике и научной парапсихологии, (Дубров А.П., Ли А.Г., Пушкин В.Н., Васильев Л.Л. и др.); работы, посвященные энергоинформационным теориям, теориям сознания (Коган И.М., Акимов А.Е., Шипов Г.И. и др.);  работы по исследованию энергоинформационных взаимодействиях (Коёкина О.И., Родионов Б.Н., Васильев Л.Л., Казначеев В.П., Родштат И.В., Охатрин А.Ф. и др.).

24 Ерманский О. А. Научная организация труда и система Тейлора. 4-е изд., М.-Л.: Гос. изд-во, 1924 . с. 128-129.

25 См. Казначеев В.П. Учение о биосфере. М.: Знание, 1985. С.26.

26 См., например: Kilner, Walter J. Human Atmosphere or the Aura Made Visible by the Aid of Chemical Screens. Kessinger Publishing, 1996. - 344 p.

27 См., например: Кирлиан, С. Д. Высокочастотные разряды в электрическом поле конденсатора: фотографирование токами высокой частоты, высокочастотная электронно-ионная оптика / С. Д. Кирлиан, В. Х. Кирлиан. Краснодар : Просвещение-Юг, 2003;  Коротков К. Г. Эффект Кирлиан. СПб. : Ольга, 1995 и др.

28 Цит. по Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Дух, Душа и Тело. М.: Православный Свято-Тихоновский институт, 1997. – С. 26.


Важно отметить, что клетки сердечной мышцы – самые деликатные среди прочих клеток человеческого организма – чутко реагируют на изменение магнитного поля.

29 Там же.

30 См. там же. С.29-30.  


П.А.Флоренский в творчестве самого влиятельного антихристианского  поэта Серебряного века А.А.Блока находит все признаки одержимости.  Основной эмоциональный мотив его творчества – тоска, безысходность, ощущение близкой гибели. «Как свидетельствует К.И.Чуковский, Блок всегда говорил о  своих стихах так, словно в них сказалась чья-то посторонняя воля, которой не мог не подчиниться, словно это были не просто стихи, а откровение свыше. Часто он находил в них пророчества». – См. Флоренский П.А. О Блоке // Литературная учёба. 1990. №6. С. 96.


Злободневно звучат слова известного в начале 20-го века Св. Иоанна Кронштадтского, наблюдавшего духовное состояние столичной (петербургской) публики, у которой Блок находил живой отклик и понимание: «Когда диавол в нашем сердце, тогда необыкновенная, убивающая тяжесть и огонь в груди и сердце (подчёркнуто мною – М.П.); душа человеческая стесняется, все ее раздражает, ко всякому доброму делу чувствует отвращение... Большая часть людей носит добровольно в сердце тяжесть сатанинскую, т.к. привыкли к ней, то часто и не чувствуют ее и даже увеличивают ее незаметно. Иногда, впрочем, злобный враг удесятеряет в них свою тяжесть, и тогда они страшно унывают, малодушествуют, ропщут, хулят имя Божие. Обыкновенное средство прогнать тоску у людей века сего - вечера, карты, танцы, театры. Но эти средства после еще больше увеличивают скуку и томление сердца. Если же, по счастию, обратятся они к Богу, тогда спадает вся их тяжесть. И они видят ясно, что прежде на их сердце лежала величайшая тяжесть, хотя они часто и не чувствовали ее... Если ты иногда замечаешь в уме и в сердце крайний мрак, скорбь, тоску, тесноту, неверие... тогда знай, что в тебе сила враждебная Христу - диавольская. Эта сила темная и убивающая, прокравшись в наше сердце через какой-нибудь грех сердца, часто не дает призывать Христа и святых, скрывая их за мглой неверия... " (О. Иоанн Кронштадтский " Моя жизнь во Христе " т.1, с. 33-34, 85).

31 "Но дал вам Господь сердца, чтобы разуметь" (Втор. 29, 4). "Помышления сердца их были зло" (Быт. 6, 5). "Рассеял надменных помышлениями сердца их" (Лк. 1, 51). "Видя помышления сердца их" (Лк. 9, 47). "Чтобы ты узнал помышления сердца твоего" (Дан. 2, 30). "Изрекут... размышления сердца моего знание" (Пс. 48, 4). "Человеку принадлежат предположения сердца…" (Пр. 16, 1). "Слово Божие... судит помышления и намерения сердечные" (Евр. 4, 12). "Размыслите в сердцах ваших" (Пс. 4, 5). "Для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?" (Мф. 9, 4). "Что вы помышляете в сердцах ваших?" (Лк. 5, 22). "Помышляли в сердцах своих" (Мк. 2,6; Лк. 3, 15) и т.п.

32 Там же. С.39

33 Там же.

34 Далее Архиепископ Лука приводит примеры из своей хирургической практики: «У молодого раненого я вскрыл огромный абсцесс ( около 50 кубич. см, гноя), который несомненно разрушил всю левую лобную долю, и решительно никаких дефектов психики после этой операции я не наблюдал. То же самое я могу сказать о другом больном, оперированном по поводу огромной кисты мозговых оболочек. При широком вскрытии черепа я с удивлением увидел, что почти вся правая половина его пуста, а все правое полушарие мозга сдавлено почти до невозможности его различить. – Там же, С.48-49. Подобных медицинских свидетельств о второстепенности функций мозга - множество.

35 Одной из первых появилась звукоподражательная или ономатопоэтическая гипотеза (ономатопея: греч. όνομα имя, ποείν творить). Одними из первых ее высказали Демокрит и Платон.


Вторая теория, близкая к звукоподражательной – междометная. Сторонниками этой гипотезы были древнегреческий философ Эпикур и биолог Чарльз Дарвин, языковеды Вильгельм фон Гумбольдт и А.А.Потебня. Первотолчком к созданию слов в данном случае считался не внешний мир, а внутренние эмоциональные состояния человека.


Еще одна теория – теория инстинктивных трудовых выкриков (выкрики во время совместной работы становились символами трудовых процессов, протоязык был набором глагольных корней).


Теория социального договора рассматривала язык как сознательное изобретение и творение людей, утверждаемое договором между ними. Эта теория получила популярность в XVIII веке (Кондильяк, Адам Смит, Руссо).


Развитие языка в процессе общественной производственной деятельности подчеркивались и одним из основателей марксизма, Фридрихом Энгельсом: труд и затем членораздельная речь превратили постепенно мозг обезьяны в мозг человека. Труд, язык и сознание (мышление) развивались одновременно, во взаимодействии. Осознание пользы совместной деятельности для каждого отдельного члена общества способствовало более тесному сплочению первобытного трудового коллектива, появлению потребности что-то сказать друг другу.

36 Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. М.: Мысль, 1972.

37 Поршнев специально не оговаривает, какими именно средствами пользовался предок человека для суггестивного воздействия, но, по-видимому, изначально речевое поведение включало в себя все «выразительные средства» оратора – взгляд, жест, голос… Общее эмоциональное излучение играло, видимо, решающую роль.

38 См. Фройде М. Животные строят. М.: Мир, 1986.

39 Атеист Поршнев подтвердил этим Библейскую истину о первоначальном предназначении человека: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1:26)

40 См. Поршнев Б.Ф. Контрсуггестия и история // История и психология. М.: Мысль, 1972.

41 Там же.

42 Там же. С. 35

43 См., например: Успенский В.Б., Чернявская А.П.. Введение в психолого-педагогическую деятельность. М.: Владос. 2008. –  С.81-82.

44 Существование межклеточной связи доказано академиком Академии медицинских наук СССР В.П.Казначеев. Открытие, которое он сделал в 1972 году, показало, что существует на уровне слабых электромагнитных излучений связь между растениями, животными, между животными и людьми, между человеком и человеком.

45 См. Лебон  Г. Психология народов и масс. СПб.: ЗАО Питер. М., 1999.

46 См., напр., Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни (впервые издана в 1898 г.)

47 Известны случаи прямого вмешательства зрителей в театральное действие. Во время гражданской войны на фронте показывали шекспировского «Отелло». Исполнитель роли Яго чуть не поплатился жизнью за свой талант, когда один из красноармейцев решил расправиться со злодеем и прямо из зала стал стрелять в актёра.

48 См. Поршнев Б.Ф. Контрсуггестия и история // История и психология. М.: Мысль, 1972.С.7-35.

49 См. Там же.

50 См.: Там же.

51 У Аристотеля в его книге «Риторика» - три широко известных способа воздействия на слушателя: пафос (πάθος) ораторская страсть, этос (ἦθος) - нравственный характер говорящего, логос (λόγος) - строгость доказательства. Если соотнести это с предлагаемой четырёхчастной типологией способов воздействия, то, очевидно, пафос можно отождествить с «заражением», логос с «доказательством». Сказать, что этос соответствует сумме понятий «подражание» и «внушение» можно с известным допущением, внимательно прочитав слова Аристотеля: «[Доказательство   достигается]   с   помощью   нравственного  характера [говорящего] в том случае, когда речь произносится так, что внушает  доверие к  человеку, ее произносящему,  потому  что  вообще мы более и  скорее верим людям хорошим, в  тех  же  случаях, где нет ничего ясного и  где есть  место колебанию, - и подавно…». Это можно понять так, что действует и манера произнесения, и репутация говорящего.

52 См. Фрейд З. Психологические этюды. Минск, изд-во Беларусь, 1998. С.26. Присмотритесь к «популярным» телеведущим и политическим ораторам, звёздам эстрады - и вы увидите признаки психически и физически неполноценных людей.

53 Давно известно, что простота - показатель совершенства. Чем проще устройство, тем оно надёжнее, чем проще знание, тем ближе оно к истинности. Ломоносов как-то заметил, что в законах природы простота – господствующий принцип. Всё, что сложно – следует отбрасывать.

54 Двойственное отношение к слову – либо как к реальности, либо как к условности – Флоренский обнаруживает в спорах древнегреческих философов. Так, в диалоге Платона «Кратил» гераклитовец Кратил высказывается за то, что имя выражает сущность вещи. «Как живописец подражает цветам тел, музыка – звукам, так и слово подражает сущности вещи, равно как и сущности её цвета, звука и т.п.» И далее: «Кто знает имена, тот знает и вещи» Противоположную – номиналистическую - точку  зрения высказывает ученик софистов Ермоген, по мнению которого «имена суть условные знаки, они служат знаками для условившихся, которые наперёд знают вещи, и в этом состоит правильность имени – в условии; разницы же в том нет, так ли кто условливается, как ныне принято, или, напротив, нынешнее малое называет великим, а нынешнее великое – малым». – Цит по: Флоренский П.А. Священное переименование Изменение имён как внешний признак в религиозном сознании. М.: Изд-во храма св. муч. Татианы, 2006. – С.10-11.


Флоренский по этому поводу заключает: Мысль гераклитовцев и мысль софистов касательно сущности языка относятся между собою как народное миросозерцание и напор нигилистического скепсиса, как исконная традиция и протест, предъявленный её молодым поколением. – Там же. Сам Флоренский – на стороне живого народного мировоззрения.

55 См. Андроник (Трубачёв), иеромонах. Теодицея и антроподицея в творчестве священника  Павла Флоренского. – Томск: изд-во Водолей, издание. А Сотникова, 1998. – С.120.

56 Хоружий С.С. Обретение конкретности // Флоренский П.А. Сочинения в 2-х т.т., т.1, С.10.

57 См.: Флоренский П.А. Имеславие как философская предпосылка // Там же, С. 281.

58 Там же, С.289.

59 Там же. С.289-290.

60 Там же, С. 290.

61 Там же, С.291-292.

62 Там же, С. 287.

63 Там же, С. 293.

64 См. об этом: Флоренский П.А. Священное переименование Изменение имён как внешний признак в религиозном сознании. М.: Изд-во храма св. муч. Татианы, 2006.

65  См: Флоренский П. А.. Сочинения в 2 т.т. –  Т.2:  М.:1990. - С. 234.

66 Исследователи отмечают, что термины «фонема», «морфема» и «семема» употребляются у Флоренского в значениях, отличных от терминологического обихода современной лингвистики (в котором все три слова обозначают неразложимые «атомы» речи в ее звуковом, грамматическом и смысловом аспектах).

67 Там же. Стр. 235

68 Флоренский П.А. Об имени Божием // Сочинения в 2-х т.т.; М.: Правда, 1990. – Т.2, С. 326.

69 Ср. у Флоренского: «Тут в лингвистическом анализе слова подтверждается каббалистическое и александрийское, преимущественно Филона-Иудея, учение, а чрез него и многих святых отцов о троякости смысла Священного писания. А именно, согласно этой герменевтике, каждое место и слово Писания имеет значение, во-первых, чувственно-буквальное, во-вторых, отвлеченно-нравоучительное и, в-третьих, идеально-мистическое, или таинственное.


Действительно; но не только Писание, но и всякое удачное слово имеет три соотнесенных между собой слоя, и каждый может подвергаться особому толкованию. В удачной речи целесообразна не только семема, смысл ее, но и внешняя форма по обеим своим сторонам, и находится в теснейшей связи с предметом речи. Толковнику надлежит, конечно, углубиться во все три напластования толкуемого места. Тогда и получится, что известному ряду впечатлений соответствует ряд понятий-представлений, а этому последнему – ряд идей.


Усвоение читаемого или слушаемого происходит одновременно на трех различных этажах: и как звук, вместе с соответственным образом, и как понятие, и, наконец, как трепетная идея, непрестанно колышущаяся и во времени многообразно намекающая о надвременной полноте. Каждый из этих рядов порождается особой духовной деятельностью: мышлением психологическим, драматическим, и как называют иногда, логическим, … или чувственностью, рассудком и разумом Ср. у Флоренского: «Восприятие читаемого или слушаемого происходит одновременно на трех различных этажах: и как звук, вместе с соответственным образом, и как понятие, и, наконец, как трепетная идея, непрестанно колышущаяся и во времени многообразно намекающая о надвременной полноте. Каждый из этих рядов порождается особой духовной деятельностью: мышлением психологическим, драматическим, и как называют иногда, логическим, …или чувственностью, рассудком и разумом. – Там же, С.240.

70 Под внимательным чтением святитель Симеон Фессалонитский разумеет повторение чуть ли не до 9 раз. – См. Там же, с. 415 (примечание).

71 ЗАГОВОР - заклинательная словесная формула, к-рой приписывается магическая сила. Русские З. часто обозначаются и другими названиями, имеющими видовое значение, как-то: наговоры, обереги, заклинания, присушки, отсухи, шептанья, слова и т. д. У немцев наиболее распространенный термин - Beschwörungen, Besprechungen, также Zauberformeln, Heilsprüche, Segen, у французов - incantations. З. - одна из наиболее распространенных форм словесного творчества: З. бытует в древних культурах средиземноморского круга и Азии, в античном мире, в еврейском, христианском и мусульманском средневековье, в новое и новейшее время у народов высокой (европейцев, тюрков, финнов и др.) и первобытной культуры. (см. Литературная энциклопедия. М. 1929-1939.) Литературы по этой теме достаточно много.

72 Лосев А.Ф. Философия имени.- М.: Изд-во Московского ун-та, 1990. с. 68

73 Лукреций Кар Тит. О природе вещей. (цит. по: Флоренский. Флоренский П. А.. Сочинения в 2 т.т.; - М.: Правда – Т.2:  У водоразделов мысли. Москва. 1990. с. 412

74 Человек сложен полярно, и верхняя часть его организма и анатомически, и функционально в точности соответствует части нижней… Полюс верхний гомотипичен полюсу нижнему. И притом, мочеполовой системе органов и функций полюса нижнего в точности соответствует дыхательно-голосовая система органов и функций полюса верхнего. И далее, половая система и деятельность находит себе точное полярное отображение в системе и деятельности голосовой. Нет надобности указывать и прямую весьма тесную связь их обоих ... Но, в виде резюме, отметим лишь, что выделения половые оказываются гомотипичными выделениям словесным, которые созревают подобно первым и исходят наружу для оплодотворения. Некоторая парадоксальность этой гомотипии сгладится, если вы примете во внимание, что семя, кажущееся только какой-то капелькой жидкости, на самом деле есть сущность в высокой степени таинственная, умная сущность, по речению древних, ибо несет с собою форму, идею живого существа, несет с собою нечто гораздо более умное, чем может придумать самый умный, несет с собою и объективный разум организма, и субъективный разум его мысли, а, кроме того, заряжено оккультными энергиями, обмен которыми и составляет средоточие полового общения. Иначе говоря, в семени есть и своя морфема, и своя фонема, и своя семема: это - слово, устанавливающее генеалогическую связность преимущественно со стороны человеческой усии…. А все то, что обычно возражают против слова словесного, против его якобы ничтожества, все это вполне применимо к семени, с тою только разницей, что здесь можно напирать по преимуществу не столько на материальную ничтожность этой капли семени, а на ее бесструктурность и лишенность смысла, тогда как при возражениях слову главное ударение делается на невещественности слова.


Но, что бы там ни возражали против капли семени и как бы там ни считали ее "просто" жидкостью и притом количественно ничтожной, а, тем не менее, она производит зачатие - и рождается человек. И речь, как ни считают ее бессильной, действует в мире, творя себе подобное. И как зачатие может не требовать лично-сознательного участия, так и оплодотворение словом не предполагает непременно ясности сознания, раз только слово уже родилось в общественную среду от слово-творца или, точнее, слово-культиватора, бывшего ранее. Вот почему магически мощное слово не требует, по крайней мере, на низших ступенях магии, непременно индивидуально-личного напряжения воли, или даже ясного сознания его смысла. Оно само концентрирует энергию духа, как бы напивается ею, раз только есть произволение его произнести, т.е. минимум внутренней самодеятельности, и, набравшись тут силы или, точнее, развернув свои потенции прикосновением к духу, допустившему его к себе своим изволением, своею интенциею, оно направляется далее туда, куда направлено оно самым актом интенции. Знахарка, шепчущая заговоры или наговоры, точный смысл которых она не понимает, или священнослужитель, произносящий молитвы, в которых иное и самому ему не ясно, вовсе не такие нелепые явления, как это кажется сперва; раз заговор произносится, тем самым высказывается, тем самым устанавливается и наличность соответствующей интенции, - намерения произнести их. А этим - контакт слова с личностью установлен, и главное дело сделано: остальное пойдет уже само собою, в силу того, что самое слово уже есть живой организм, имеющий свою структуру и свои энергии. Конечно, лучшее понимание, большее вчувствование и напряженное воление были бы к сему благоприятными факторами раскрытия слова в данном случае; но этот фактор скорее прочищает засоренные протоки слову, чем создает самое действие, и, после известного минимума достигнутости, уже не безусловно необходим. – Флоренский П.А. Магичность слова // Сочинения в 2 т.т. – М.: Правда, 1990. – Т.2, С. 272-273

75 И в  Евангелии Господь называет слово семенем в притче о сеятеле (Мк.4, 3-8; 14-20)

76 Флоренский П. А.. Магичность слова // Сочинения в 2 т.т. - М.: Правда, 1990 – Т.2, С.254

77 См. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. М.: Мысль, 1974. – С.320. Поршнев отмечает далее: Если первая стадия свойственна всем животным, то быстро протекающая в мозгу вторая стадия говорит об эпохе высокого развития имитации в непосредственной эволюционной предыстории человека, тогда как третья - о переходе к современной речевой деятельности.

78 Великий изобретатель Н.Тесла придавал особое значение эффекту резонанса и даже считал его главным законом Вселенной.

79 Там же, с.268

80 Там же – с.270

81 На этом основано таинство исповеди в христианской церкви; многим известен «эффект случайного попутчика», когда в поезде совершенно незнакомый человек рассказывает о своей жизни такие подробности, которые он обычно утаивает от своих близких… Видимо, не последнюю роль это имеет и в творчестве. Слушатель - необходимая фигура для мыслителя. При отсутствии такового человек начинает разговаривать с самим собой, происходит раздвоение личности, что есть уже начало болезни. Предельно болезненное проявление потребности высказаться мы наблюдаем, например, у графоманов.

82  Там же – с.273

83   Очень показательный случай с израильским премьер-министром Шароном, который был подвергнут древнему проклятию своими соплеменниками за то, что эвакуировал часть еврейских поселений с захваченных у арабов территорий в 2005 году. Вскоре после проклятия, о котором было предварительно широко объявлено талмудистами, Шарон тяжко заболел.   Поэтому в Израиле всерьез обсуждают мистическую версию болезни премьера: политика заколдовали и прокляли еврейские ортодоксы - последователи учения каббала... Вот как происходил обряд проклятия: « 23 июля прошлого (2005) года. Под ночным небом на кладбище в израильском городке Рош-Пина собрались 20 мужчин. Все они не разведенные, не вдовцы, а давно и прочно женаты. Все старше 40 лет. И все бородатые. Все, кроме одного, в белоснежных одеждах, - в черном. В руках они держат черные свечи. Возглавляет группу раввин Йоси Даян, исповедующий учение каббалы. Цель этого "собрания" - призвать на голову Ариэля Шарона древнее проклятие пульса де-нура.
   Каббала - мистическое течение в иудаизме, стремящееся постигнуть скрытый истинный смысл Торы и других священных книг. Так называемая практическая каббала основана на вере в то, что при помощи особых ритуалов, молитв, словесных и буквенных формул, чисел, амулетов человек может соучаствовать в божественном творении. За границей каббалистические центры особенно популярны в США. Наиболее известная там приверженка каббалы - певица Мадонна. В последние годы каббалистические группы появились и в России.
   План "заколдовать" Шарона сложился у еврейских радикалов еще в сентябре 2004-го - тогда раввин Йоси Даян во всеуслышание заявлял о готовности наложить проклятие на премьер-министра за его план ликвидации части еврейских поселений на Западном берегу и в секторе Газа. Чтобы придать церемонии весомость, Даян якобы встречался с несколькими израильскими раввинами, которые дали "добро" на ритуал, взятый из книги "Зоар", главного каббалистического трактата.
   Пульса де-нура в переводе с древнеарамейского означает "духовный огненный шнур (ремень, кнут), на который нанизаны огненные кольца". Во время обряда раввин при помощи заклинаний просит Всевышнего свершить суд над врагом еврейского народа. Если раввин прав, то в мир снисходит ангел Смерти и поражает врага. Если не прав - поразят самого проклинающего. По одной версии, тот, против кого направлено пульса де-нура, не проживет сорока дней с момента его прочтения. По другой - мщение может быть отложено на какой-то срок.
   Совпадение или нет, но аналогичная церемония была проведена в 1995 году, при участии того же раввина Даяна, в отношении тогдашнего премьер-министра Израиля Ицхака Рабина, за то, что тот разрешил Арафату вернуться в сектор Газа и начал переговоры о передаче части израильских земель Палестине. Ровно через сорок дней после проведения пульса де-нура Рабин погиб от рук правых экстремистов. А легенды гласят, что действию проклятия в свое время подверглись Гитлер, а также... Троцкий и Сталин - последний якобы за то, что готовил геноцид еврейского народа.
   Узнав, что на его голову обрушилось проклятие, Шарон, гостивший в Париже у президента Франции Жака Ширака, заявил, что на него такие вещи не действуют. "Сколько времени должно пройти, пока это сбывается?" - поинтересовался Шарон у своих помощников. Те объяснили, что проклятие может сбыться в течение нескольких десятков лет. "Тогда я не волнуюсь", - философски заключил премьер-министр.
   Часть израильтян верит в действие на Шарона пульса де-нура. Часть подвергает это сомнению. В их числе - раввин-каббалист Элиягу Элиас, который заявил: "Еврейские духовные мудрецы уже более тысячи лет не инициировали реального действия пульса де-нура. То, что происходило в Рош-Пина, - бессмысленные действия малограмотных активистов. Это не имеет никакого отношения к пульса де-нура". То есть к тому методу, которым пользовались наши Учителя 2-3 тысячи лет назад". Но как бы то ни было, как говорится, осадок остался. – Розензафт А. Как заколдовали Шарона. Для "нейтрализации" премьера использовали древнее проклятие // Московский комсомолец,  12.01.2006.

84 Эту схему автор впервые изложил в статье «Телевизионный оратор». См. Средства массовой информации в современном обществе. Москва: РУДH,1995. С.48-64

85 См. Поршнев Б.Ф. Контрсуггестия и история // История и психология. М.: М.: "Мысль", 1972. С.7-35

86 Флоренский так описывает составляющие фонемы: «Как внешний процесс мира физического слово прежде всего есть звук или хотя бы преднамечающийся звук... Но этот звук возникает не чисто физически, а физиологически и психофизиологически. Он неотделим от артикуляционных усилий, его производящих, и слуховых усилий, его воспринимающих; а усилия эти неотделимы от первичных психических элементов, мотивирующих самое усилие. Итак, некоторое ощущение, чувствование, волнение плюс усилие артикуляции и слуха, плюс звук – все это вместе образует один состав психофизического костяка слова – фонемы. – Флоренский П.А. Строение слова // Сочинения в 2 т.т. М: 1990. Т.2, С.234-235.

87 См. Буданцев Ю.П. В контексте жизни. М., 1975.

88 См. Аристотель. Топика // Соч. в 4 т.т. М.: 1978. – Т.2, с. 361. От этого аристотелевского понимания  идёт традиция называть академическую диссертацию тезисом (thesis)

89 Подобное изобразил Л. Толстой в образе Платона Каратаева, говорившего и мыслившего пословицами и поговорками.

90 Ведь общение и разобщение (сплочение своих  и изоляция от чужих) – две обязательные целевые функции всякого акта коммуникации. И средства массовой коммуникации, объединяющие какую-то аудиторию в некоторый промежуток времени,  в не меньшей мере служат изоляции этой аудитории от всех иных источников информации на это время. Так, главная забота издателя – чтобы читали его продукцию, а не конкурента.

91 Массовая коммуникация: (англ. mass communication), систематическое распространение сообщений (через печать, радио, телевидение, кино, звукозапись, видеозапись) среди численно больших, рассредоточенных аудиторий с целью утверждения духовных ценностей данного общества и оказания идеологического, политического, экономического или организационного воздействия на оценки, мнения и поведение людей.  (Большая советская энциклопедия)

92 См. Буданцев Ю.П. Системность в исследованиях массовых информационных процессов. М.: УДН, 1986.

93 См. Буданцев Ю.П. В контексте жизни. М.: 1979. С. 36.

94 Чистов К.В. Специфика фольклора в свете теории информации. Цит. по: Буданцев Ю.П. Там же. С.39.

95 Автор высоко оценивает эффективность подобных комплексных методов пропаганды, приводя в пример современную католическую церковь: «Все четыре типа использует в своих интересах Ватикан: технические типы оказывают здесь поддержку одной из основ клерикальной культурной традиции - подлинно массовому — без кавычек - средневековому религиозному действу во всех его видах, от церковной службы до мистерии. Владеющие огромными средствами клерикалы имеют в своем распоряжении многочисленные издательства, библиотеки, кинозалы, спортплощадки; они руководят самодеятельностью, школьными кружками, туризмом, не оставляют без внимания ни один участок культурной работы, стремясь удержать в своих руках дело воспитания масс. Ватиканское радио вещает двадцать четыре часа в сутки; по центральному итальянскому телевидению два раза в неделю выделены специальные часы для религиозных бесед. Ватикан выпускает — помимо чисто религиозных пропагандистских брошюр и бюллетеней - огромное количество книг, печатает множество газет и журналов. Располагают клерикалы и промышленным комплексом, состоящим из издательства с типографией, киностудии, фабрики грампластинок, радиостанции. Вот так, в одной упряжке, делая одно дело, добрососедствуют древние типы систем СМК и современные средства массовой информации и пропаганды» - Там же.

96 Автор теории ССМК Ю.П.Буданцев предсказал появление ССМК-5 в своей ранней работе «Творчество в фольклоре и журналистике  (телепублицистика) // Предмет семиотики. Теоретические и практические проблемы взаимодействия средств массовой коммуникации. М.: МГУ, 1975. С.390-400. Он называет её «качественно новой смешанной коммуникацией», «прогнозируемой моделью коммуникации коммунистического общества»  (С.403). Но в работе «В контексте жизни» (М.: Мысль, 1979) и последующих он почему-то не упоминает этот тип ССМК, ограничившись только первыми четырьмя.

97 Подготовка универсального журналиста в СССР началась намного раньше, чем в Европе: именно так ведется обучение в нашем Университете с 1981 по учебному плану, разработанному первым заведующим кафедрой печати, радиовещания и телевидения Ю.П.Буданцевым. И этот универсализм себя оправдывает, позволяет дать широкое системное представление о деятельности средств массовой коммуникации, знакомит с навыками работы в разнообразных технических средствах массовой коммуникации.

98 В античной традиции, она была пятичастной "изобретение", "расположение", "украшение", "запоминание" и "произнесение"

99Такая на первый взгляд экстравагантная и нелицеприятная позиция разделяется и некоторыми западными авторами и даже высказывается почти этими же словами. "Журналист, - по мнению американского журналиста Дж. Скотта, автора более двух десятков документальных книг, - это временный эксперт (temporary expert) по тому вопросу, на который обращено его внимание по заданию или заказу. Например, - продолжает Скотт, - моя жена и я написали книгу о египетских иероглифах, хотя не имели специальных знаний или навыков по этому предмету. К тому времени, как мы исследовали это дело и съездили в Египет за дополнительными сведениями, мы стали "экспертами". Так что директор Каирского музея, на которого наша книга произвела впечатление, написал предисловие к ней".


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

59136. Україна під час другої світової війни 75 KB
  Сьгодні православний світ відзначає свято Покрова Пресвятої Богородиці яка з давніх давен є покровителькою землі нашої але очевидно не випадково так співпало що в цей день наша країна відзначає ще одне величне та воїстину героїчне свято День визволення України...
59138. Радянсько - німецькі договори 1939 р. і західноукраїнські землі 35 KB
  Повідомлення: Героїчна праця громадян України в тилу; Україна в планах окупантів; КорсуньШевченківська битва 1944 р; Примусове виселення з Криму до східних районів СРСР татар греків вірмен; Втрати України у війні. Виступ на семінарі: Культура України в роки війни: Освіта наука; Література і мистецтво...
59139. Україно, ти моя молитва! 40 KB
  Iй учень: Рідний край це наша Україна Найкраща в світі дорога земля. IIй учень: Я буду вчитись щоб знання здобути Нові зробити в світі відкриття. IIIй учень: Тепло долонь і розуму і серцю Я Україні милій віддаю. Люблю твої поля річки й джерельця Люблю Вітчизну дорогу мою IVй учень...
59141. Українська мова - наш скарб 41 KB
  Дівчинка. Батьківщина починається з батька і матері, з оселі, де ви вперше побачили світ, з мови, якою розмовляють ваші батьки, з подвіря, по якому ви бігали, з села чи міста, з України, де ви народилися. А Україна - це наша Батьківщина.
59143. Українсько-московський договір 1654 року та його наслідки для України 64.5 KB
  Мета проекту: Розкрити внутрішнє й зовнішнє політичне становище Гетьманщини наприкінці 1653 року. Ознайомити учнів з подямиї 1654 року та їх наслідками для України. Результати проекту: Глибоке розуміння теми внутрішнє й зовнішнє становище Гетьманщини наприкінці 1653 року; Оцінювати діяльність Б.