48217

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Конспект

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Теория государства и права: Курс лекций Под ред. ПРЕДИСЛОВИЕ Литература по общей теории государства и права пока еще не отражает в полной мере тех глубоких перемен которые происходят сегодня в России. Книга рассчитана как на студентов первых курсов только начинающих изучать основы теории государства и права так и на студентоввыпускников уже получивших необходимую подготовку.

Русский

2013-12-08

3.94 MB

7 чел.

ТЕОРИЯ

ГОСУДАРСТВА

И ПРАВА

КУРС ЛЕКЦИЙ

Издание второе, переработанное и дополненное

Под редакцией

доктора юридических наук,

профессора, заслуженного деятеля науки РФ Н И Матуэова

и доктора юридических наук,

профессора А.В.Мвлько


УДК 340(075.8) ББК 67.01 ТЗЗ

Рецензенты:

доктор юридических наук, профессор В. Д. Попков доктор юридических наук, профессор В. . Ведяхин

Коллектив авторов:

засл. деят. науки РФ, д.ю.н, проф., академик РАЕН М.И. Байтин - темы 1, 3, 4 (§ 2,3 в соавторстве), 6,8,15; д.ю.н., проф., академик МАН ВШ В.В. Борисов – тема 25: к.ю.н.. проф. Ф.А. Григорьев - тема 20 (§ 1–5 в соавторстве); д.ю.н., ТФОФ.1/У.М Заице-тема 19(§ 1–4);д.филос.н.,проф.,академикАГНиАПН А.И. Демидов - тема 7; д.ю.н., проф. В.Н. Карташов - тема 22; к.ю.н., проф. В.Л. Лав-темы2,5(§ 1,2,4), 9,16,26; к.ю.н., аои.А.Б.Лисюткин -тема 24; засл. деят. науки РФ, д.ю.н., проф., академик АГН и АПН Н.И. Матузов -предисловие, темы 10 (§ 1), 11, 13 (§ 1-6), 14, 17, 20 (§ 6), 23, 30, 31; д.ю.н., проф., академик АСН 0.0. Миронов -тема 5 (§ 3); д.ю.н., проф. А.В. Малько -темы 12, 32, 33, 34; д.ю.н., проф. АС Мордовец-темы 13 (§ 7), 19 (§ 5); к.ю.н,, доц. А.В. Осиное - тема 21 (§ 1–5); д.ю.н., проф., академик АГН В.П. Сальником - тема 29; д.ю.н., проф., академик РАЕН И.Н. Сеняккн - темы 4 (§ 2 3 и соавторстве), 18, 27 (§ 1-4); д.ю.н., проф. В.Н. Синюков - тема 10 (§ 2, 3); к,ю.н.,доц. 7.Д.Сужисово-тема28;к.ю.н.,доц.Л.Д Черкасов - тема 20 (§ 1–5 и соавторстве); к.ю.н., доц. Е. В. Черных -тема 27 (§5); д.ю.н., проф. Б.С Эбзе-св-тсмы 11 (§4), 21 (§6).

Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Ма-ТЗЗ тузова и А.В. Малько. – 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ,

2001.–776с.  I5ВN 5-7975-0269-0 (в пер.)


ПРЕДИСЛОВИЕ

Литература по общей теории государства и права пока еще не отражает в полной мере тех глубоких перемен, которые происходят сегодня в России. Существует поэтому настоятельная необходимость в издании новых учебников, курсов лекций, пособий, методических разработок, базирующихся на ныне действующей Конституции, текущем законодательстве и учитывающих идущие в обществе социально-экономические, политические, духовные и иные процессы.

И хотя в последнее время вышел ряд заслуживающих внимания учебников (Москва, Саратов, Екатеринбург), спрос на них далеко не удовлетворен. Между тем потребности в юридических знаниях в современных условиях резко возросли, о чем свидетельствуют постоянно увеличивающиеся конкурсы в вузы данного профиля. Для формирующихся свободных рыночных отношений со всеми их структурами и институтами нужен новый, разносторонне образованный юрист.

Восполнить и какой-то мере указанный пробел - одна из целей настоящего Курса. Особенности его в том, что в нем сочетаются элементы учебника и монографического исследования, типичной аудиторной лекции и более обстоятельного, развернутого анализа ряда концептуальных вопросов современного развития. Подобным сочетанием объясняется наличие научного аппарата, ссылок на литературу, что, как правило, не характерно для обычного учебника. В то же время авторы старались соблюсти здесь меру.

Конечно, все это требует от студентов дополнительной работы ума, но, с другой стороны, дает возможность существенно расширить свой . кругозор, познакомиться с различными взглядами и дискуссиями ученых, увидеть но приводимым источникам действительную значимость и степень разработанности изучаемых проблем, определить свою позицию по спорным аспектам, проявить самостоятельность. Ибо время единомыслия прошло.

В предлагаемом Курсе читатель найдет как традиционные подходы к соответствующим явлениям, понятиям, категориям, так и попытку их осмысления в свете современных реалий. Авторы исходят из того, что накопленный в отечественном и зарубежном правоведении опыт должен творчески использоваться и в новых условиях. Необходимо сочетать «вечные» правовые ценности и «преходящие», связанные со спецификой той или иной страны, того или иного периода в развитии общества.

Книга рассчитана как на студентов первых курсов, только начинающих изучать основы теории государства и права, так и на студентов-выпускников, уже получивших необходимую подготовку. При этом имеются в виду и непрофильные вузы, где читаются соответствующие курсы по рассматриваемой дисциплине, а также специальные высшие и средние школы МВД РФ.

Стремясь полнее отразить своеобразие текущего момента, процесс демократических преобразований в стране, авторы ввели в Курс ряд новых тем: гражданское общество и правовое государство, юридический процесс и юридическая практика, правовой нигилизм и правовой идеализм, юридические коллизии и способы их разрешения, стимулы и ограничения в праве, проблемы льгот, поощрений, положительных санкций, правовые презумпции и аксиомы и др.

Второе издание Курса существенно переработано и дополнено с учетом последних российских реалий, событий и тенденций. К числу названных выше новых актуальных тем добавились такие, как правовая политика и ее приоритеты, ошибки в праве. Отдельные главы расширены, в них введены новые параграфы. В качестве самостоятельной излагается тема правопорядка. Обновился научный аппарат, полнее отражено текущее законодательство.

Курс в основном соответствует содержанию действующей программы по общей теории государства и права. Вместе с тем он отходит от традиционных, истматовских и политико-идеологических проблем, таких как базис, надстройка, классы, революции, диктатура пролетариата, социализм, коммунизм, их фазы, этапы, хотя некоторые из этих понятий в соответствующих контекстах отдельных разделов используются. В то же время учебник дополняет программу за счет указанных выше новых тем. Этим в какой-то мере совершенствуется и сама программа.

При освещении учебного материала авторы стремились к максимальной научной обоснованности и объективности, ориентируясь на давно существующие ожидания студентов получить истинные и всесторонние знания о роли, назначении, социальных и инструментальных возможностях государственно-правовых институтов. Важно было избежать их прежней узкоклассовой трактовки.

При этом классовый подход как таковой полностью не отвергается, а лишь дополняется и сочетается с другими методами, такими как историзм; соотношение общего, особенного и единичного, абстрактного и конкретного, диалектической и формальной логики; связь с практикой, идеями гуманизма, общесоциальных ценностей, свободы и ответственности личности, прав человека. Используются иные достижения и принципы современной методологии.

Авторы полагают, что диалектический метод отнюдь себя не исчерпал. Более того, сегодня к нему снова привлечено внимание ученых, ибо он позволяет более глубоко рассматривать происходящие в мире и в стране процессы, оценивать их в контексте своего времени, условий и событий. «Суть диалектики – в ее революционно-критическом характере. Диалектика не умерла, она в наши дни едина в трех лицах – истца, ответчика и судьи. Ее критическое жало беспощадно по отношению и к себе самой».

Теория государства и права – базовая общеюридическая наука, формулирующая свои выводы и рекомендации для отраслевых дисциплин. Но до сих пор нет полной ясности в вопросе о ее предмете, структуре, месте в правовом познании. В последние годы в связи с развитием науки эти трудности и сомнения только усилились. Предпринимаются попытки искусственного расчленения единой дисциплины на две самостоятельные – теорию государства и теорию права, что, на наш взгляд, нецелесообразно в силу их органической взаимосвязи и взаимообусловленности.

В то же время авторы стоят на позиции, согласно которой проблемы государства должны рассматриваться лишь в той мере, в какой это необходимо для более углубленного понимания сущности и предназначения права, механизмов его действия, реализации.

Следует отметить, что из всех юридических наук общая теория государства и права наиболее тесно связана с мировоззрением юристов и в этом смысле более других испытала на себе мощное воздействие партийно-политических догм и стереотипов. Потребуется время, чтобы полностью избавиться от этого влияния. Предлагаемый Курс выполняет в какой-то мере и эту функцию.

Вместе с тем «отечественная правовая наука нуждается не только в очищении, но и в нахождении конструктивных теоретических начал. Причем так, чтобы, решительно и навсегда порывая со своим тоталитарным, догматическим прошлым, воспринять и развить на гуманистической основе те позитивные разработки, которые ранее предпринимались в советском правоведении»2.

Принципиальный вопрос, касающийся преподавания общей теории государства и права, – отношение к марксистскому учению, которое подвергается сегодня суровой критике, нередко огульной и бездоказа-

1 Бекарев Л, Пах Г Несколько слов в защиту диалектики // Общественные науки и современность. 1996. № 1. С. 172.

2 Алексеев С.С. Теория права. М., 1994. С. 26.

тельной. Эта критика, исходящая главным образом от бывших его горячих поклонников и пропагандистов, вызвана тем глубоким идейно-политическим и экономическим кризисом, который охватил в последнее десятилетие страны «социалистической системы», и в первую очередь СССР.

Крах «реального социализма», возведенного по большевистским моделям и большевистскими методами, вызвал смятение и разброд в рядах его сторонников. Некоторые из них «переродились», мгновенно «прозрели», другие – заняли выжидательную позицию. Произошел резкий переход от безудержного восхваления марксистской теории как единственно верной и непогрешимой до абсолютного ее отрицания как несостоятельной и бесперспективной. Ясно, что это крайности, в которые не следует впадать, ибо подобный вульгарно-прагматический подход способен дискредитировать любую идею.

Общеизвестно, что западные ученые (философы, политологи, юристы), никогда не разделявшие теории марксизма и критиковавшие многие его выводы и аргументы, тем не менее с должным почтением и корректностью относятся к этой теории как к одной из научных гипотез и одному из наиболее распространенных на планете мировоззрений. Они использовали и используют марксистские взгляды в своих исследованиях. «Так надлежит поступать и нам. Немало марксистских постулатов оказались наделе утопическими, ошибочными, значительная часть их устарела, некоторые превратились в догму. Но есть в марксизме суждения и выводы, сохраняющие свое значение и для наших дней. Поэтому отвергать их с «порога» так же глупо, как и слепо исповедовать».

В частности, учение о базисе и надстройке, на котором многие десятилетия основывалось все наше обществоведение, излишне прямолинейно и схематично, оно не в состоянии полностью объяснить всю сложность исторического процесса и последовательную смену его этапов. Многие социальные явления трудно отнести только к базису или только к надстройке, так что само это деление весьма условно. Но в совокупности с другими объяснениями общественного развития оно может быть использовано.

В этой связи представляет интерес мнение, высказанное известным ученым-обществоведом членом-корреспондентом РАН Г.Х. Шахназаровым. Он считает, что не подтвердилась концепция, принимавшая за ключевой и, в сущности, единственный источник развития революци-

Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993. С. 6;

См. также: Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 24; Общая теория права: Учебник / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 9.

онные изменения в производительных силах и производственных отношениях. Догматическое толкование марксизма привело к тому, что мы стали рассматривать весь сложный комплекс, какой представляет собой современное общество, под одним углом зрения, довольствоваться единственной его характеристикой – социалистическое или капиталистическое. Общественная мысль была зажата в тисках этой дихотомии, и пока мы от нее не избавимся, ни о какой серьезной науке думать

не приходится.

Но при этом надо оговориться: мы должны отклонить попытки объявить все марксистское учение ложным. Это было бы так же неразумно, как и превращать его в символ веры. Маркс был обыкновенным гением, но далеко не единственным. Их было немало, каждый в чем-то был прав, в чем-то заблуждался. Надо лишь признать: как Эйнштейну не удалось создать общую теорию поля, так и Марксу не удалось создать общую теорию развития. Формациопная теория правомерна как один из методов исследования истории, наряду с которым существуют и другие, в частности, цивилизациоиный подход.

Весь опыт XX столетия опроверг монофакторный взгляд на процесс развития общественной жизни. На него оказывают свое влияние многие причины и условия: прогресс науки и техники, состояние экономики и устройство политической системы, вид идеологии и уровень культуры, географические и национальные особенности, международная

среда и др.2

Позднее автор Снова подчеркнул: «Марксизм, без сомнения, одна из вершин общественной мысли, по отнюдь не сборник абсолютных истин, пригодных на все времена. При этом важно иметь в виду, что вектор мирового развития вовсе не указывает на ту систему, которая сложилась на Западе. Эта система может быть иной» (Независимая газета. 1997. 25 янв.).

Вице-президент США Альберт Гор в своей книге «Земля в равновесии» признает, что в рамках общецивилизациоиной концепции устойчивого развития «благополучным нациям потребуется самим пройти известный переходный период, который кое в чем будет даже более мучительным, чем у стран третьего мира, ибо многие укоренившиеся представления неизбежно будут разрушены».

Таким образом, в ходе изучения государственно-правовых явлений, общества в целом, не только можно, но и нужно обращаться к произве-

1«Дихотомия» и пир. с грсч. – деление объема понятия (класса, множества) на два соподчиненных или производных но (юрмуле исключения третьего: либо А, либо не-А.

2 См.: Шахназаров Г. Двигаться псе же необходимо. Несостоявшееся выступление на общем собрании РАН// Независимая газета. 1994.11 мая.

дениям классиков марксизма в целях сопоставления их с другими воззрениями, а стало быть, более глубокого познания предмета. Теория государства и права должна опираться на марксистское учение как на

один из краеугольных камней общего храма науки, именно один из многих.

Даже папа римский Иоанн Павел II в одной из своих речей заявил, что и в марксизме тоже есть ядро истины». При этом он подчеркнул, что именно благодаря этому ядру марксизм смог стать притягательной реальностью для западного общества и что капитализм изменился «в основном благодаря социалистической мысли». Недавно он снова предостерег: «Капитализм не должен служить образцом для стран Восточной Европы после падения там коммунистических режимов» (Независимая газета. 1998. 1 окт.).

В западной литературе Маркса традиционно упрекают за «перенос идеи причинности, выведенной из естественных наук, на историческое развитие», за то, что предложенная им «монистическая формула является упрощенным методом объяснения сложных явлений общественной жизни».

Так, один из современных видных аналитиков Г.Д. Берман указывает, что «сегодня теория причинности даже в физике и химии более сложная». В социальных же науках «уместнее говорить о взаимодействии политики, экономики, права, религии, искусства, идеологии без расчленения их на «причины» и «следствия». Этим, по его мнению, вовсе не отрицается, что какие-то интересы могут быть важнее других. Истина, по-видимому, состоит в том, что экономические факторы более весомы в одни эпохи и в одних регионах мира, политические – в других, религиозные – в третьих, правовые – в четвертых и т.д. и что решающее значение во все времена и во всех регионах мира имеет способ взаимодействия этих факторов2.

Например, Л.Н. Гумилев понимал историю как «рождение, расцвет и угасание этносов и народов». И такой срез жизни, такое видение общей картины мира тоже имеет право на существование. Вообще, движение идей не менее важный фактор, чем движение вещей и интересов. Ведь идеи становятся материальной силой, если они овладевают массами.

В любом случае ценно то, что сегодняшний молодой «незакомплексованный» читатель, сидящий на студенческой скамье и размышляющий над основами человеческого бытия, получил возможность сравнивать, видеть сильные и слабые стороны тех или иных доктрин, в том

1 Известия. 1993.9,нояб.

2 См.: Берман ГД. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1994. С. 511.

числе марксизма, сопоставлять аргументы их сторонников и противников, сверять их с реальностью и определять свое отношение к ним, а стало быть, и свое место в социальной системе координат. Раньше такой возможности не было. Важно не находиться в плену одной, строго обязательной идеологии, иметь не навязанное, а собственное мнение о происходящем, свое видение мира.

Русский философ Н.А. Бердяев писал: «В студенческие годы, в моем отношении к социальной действительности, я испытал влияние Маркса. Однако я никогда не был сторонником «ортодоксии». Мне одинаково близки Ницше и Лев Толстой. Я очень ценю К. Маркса, но также Ж. де Местра и К. Леонтьева. Мною любим Я. Беме, но также Кант».

Словом, Маркс, как отмечается в современной отечественной литературе, «принадлежит к плеяде выдающихся мыслителей и ученых прошлого столетия. Его творческое наследие оставило заметный след в науке об обществе, в истории экономических учений»2.

Ни одна теория не может претендовать на исключительность, фетишизироваться и обожествляться как единственно возможная и пригодная для всех времен и народов. Богатство идей, доктрин, мировоззрений, включая новейшие,  продукт духовного прогресса человечества, и оно вправе использовать весь этот ценнейший «капитал». Одно ясно – возврат к прошлому без всяких изменений («один к одному») невозможен и антиисторичси. Но все полезное и оправдавшее себя из прошлого может быть взято п настоящее и будущее.

В данном контексте авторы привлекают внимание студентов к богатому наследию отечественной правовой мысли. Н.М. Коркунов в свое время заметил: «Русскому юристу стыдно не знать своих предшественников»3. Сегодня мы можем сказать, что серьезному, думающему юристу наших дней стыдно не знать работы самого Н.М. Коркунова, Г.Ф. Шершеневича, Л.И. Пстражицкого, И.А. Ильина, В.С. Соловьева, Б.А. Кистяковского, П.И. Новгородцева и др.

Дальнейшее развитие российской государственности, признание приоритета прав человека, становление рыночных отношений, гражданского правового общества, принципа разделения властей, изменения в общественном сознании, переоценка прежних ценностей – все это нуждается в научном осмыслении, свободном от апологетики, предвзятости, конъюнктуры, закостенелых догм и «измов». Предстоит

1 Бердяев II.А. Царство духа и царство Кесаря. М., 1995. С. 5,7.

2 Явич Л.С. К 180-летию Карла Маркса: О творческом наследии // Правоведение. 1998. № 4. С. 95.

3 Коркунов Н.М. История философии права. СПб., 1908. С. 245. •

также выработать четкие представления о путях и судьбе осуществляемых в России реформ.

Сказанное обусловливает необходимость совершенствования теории государства и права как науки и как учебной дисциплины. Новое поколение вузовской литературы должно основываться на использовании уже накопленного опыта в преподавании данного предмета и одновременно откликаться на социальный заказ общества а подготовке высококвалифицированных работников госаппарата, правоохранительных органов. Компетентность, профессионализм, знание дела, культура, образованность, чувство нового – таковы основные требования к этим кадрам.

Авторы Курса выражают искреннюю благодарность рецензентам;

доктору юридических наук, профессору В.Д. Попкову и доктору юридических наук, профессору В.М. Ведяхину.

Проф. Н.И. Матузов

Тема 1. ПРЕДМЕТ И МЕТОД ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
(М.И. Байтин)

1. ПРЕДМЕТ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

В познании окружающего мира особое место занимает наука, представляющая одну из сфер человеческой деятельности. Наука – это теоретическое отражение действительности: система обобщенных представлений об объективном мире, явлениях природы и общества, закономерностях их возникновения и развития. Ее функция, как известно, – выработка и теоретическая систематизация объективных данных.

Каждая наука имеет спой объект и предмет исследования, которые тесно соотносятся, но полностью не совпадают. Понятие объекта шире, им охватываются явления внешнего мира, на которые распространяются познание и практическое воздействие субъектов, людей.

Предмет же - это часть, сторона, тот или иной конкретный аспект объекта, исследуемые данной наукой; это круг основных, наиболее существенных вопросов, которые она изучает.

Если объект выступает, как правило, общим для ряда наук, то предмет одной науки не может совпадать с предметом другой. Любая наука имеет свойственный только си одной предмет, которым и определяются самостоятельность, своеобразие и особенности той или иной науки, ее отличие от других систем знаний.

Многообразие объектов и особенно предметов познания, отражающее различные стороны и проявления действительности, обусловливает наличие множества наук. В самом общем виде их принято подразделять на естественно-математические и технические науки – математика, астрономия, физика, химия, биология, космонавтика, радиоэлектроника, ядерная энергетика и др. – и на гуманитарные, общественные науки – история, филология, экономическая теория, философия, искусствоведение, правоведение, политология и др.

Теория государства и права относится к общественным, гуманитарным наукам. Объектом ее изучения являются такие важные и многосложные компоненты общества, как государство и право, государственно-правовые явления социальной жизни. Однако они представляют собой объект изучения не только теории государства и права, но и других юридических дисциплин, всей юридической науки (правоведе-

ния, юриспруденции) в целом как науки о государстве и праве. В этом общее для всех отраслей юридической науки.

В то же время различные самостоятельные юридические науки, в том числе и теория государства и права, отличаются друг от друга своим предметом, обусловливающим их содержание, назначение, специфику подхода каждой из них к изучению одного и того же объекта. Поэтому рассмотрение вопроса о предмете теории государства и права неразрывно связано с выяснением ее характерных черт, особенностей и места в системе юриспруденции.

Эта система включает основные разновидности и группы юридических наук.

1. Теория государства и права как общетеоретическая отрасль юридической науки.

2. Историко-правовые науки, к которым относятся история государства и права России, зарубежных стран, история политических и правовых учений.

3. Специальные отраслевые юридические науки: государственное (конституционное) право, административное право, трудовое право, гражданское право, экологическое право, уголовное право, гражданский процесс, уголовный процесс и др.

4. Юридические науки, тесно связанные со специальными отраслевыми, но вместе с тем имеющие свой самостоятельный предмет изучения: правоохранительные органы, организация самоуправления, право социального обеспечения, криминология и др.

5. Технико-прикладные юридические науки, широко пользующиеся данными других наук, в том числе математики, статистики, химии, медицины, психологии, кибернетики. Это криминалистика, бухгалтерский учет и экспертиза, судебная статистика, судебная медицина, судебная психиатрия, судебная психология.

6. Международное право, подразделяемое на международное публичное право и международное частное право.

Все перечисленные разновидности и группы юридических наук, за исключением теории государства и права, в качестве предмета исследования рассматривают лишь отдельные стороны проявления и развития государства и права, более или менее ограниченные сферы их функционирования и их отдельные структурные части. Например, история государства и права изучает политическое устройство и право, государственные институты и законодательные памятники различных стран в историческом развитии, в определенные хронологические периоды.

Специальные отраслевые науки изучают отдельные составные части системы российского права, его различные отрасли, каждая из которых представляет собой совокупность юридических норм, регули

рующих какую-то конкретную широкую сферу однородных общественных отношений. Например, предмет науки административного права составляют нормы, регулирующие общественные отношения, которые возникают в процессе формирования и исполнительно-распорядительной деятельности органов государственного управления. Наука гражданского права изучает нормы, регулирующие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, и основанные на них гражданские правоотношения. Предметом науки уголовного права являются нормы, которые определяют преступность и наказуемость деяний, представляющих общественную опасность для данной социальной системы, и основанные на них уголовно-правовые отношения. Международное (публичное) право изучает нормы, регулирующие внешнеполитическую деятельность государств, отношения между ними и другими участниками (субъектами) международного общения.

Поскольку все виды правовых наук, за исключением теории государства и права, изучают отдельные части, стороны, структурные элементы единой системы государства и права, в литературе предлагается называть их частными или структурными юридическими науками. Их задача – вычленение из всей системы государственно-правовой действительности отдельных сторон или сфер со свойственными им специфическими закономерностями развития и изучение их в относительной самостоятельности по отношению к государству и праву в целом.

Поэтому ни одна из частных, структурных юридических наук в отдельности, ни все они вместе взятые не в состоянии обеспечить изучение государства и права как единых и целостных систем, познания их общих закономерностей возникновения, развития и функционирования. Именно необходимостью реализации этой задачи определяется существование и назначение такой отдельной самостоятельной юридической науки, как теория государства и права.

Особенности, характерные черты предмета теории государства и права: 1) общие специфические закономерности; 2) основные коренные вопросы; 3) общая теория; 4) единство науки.

1. Теория государства и права изучает государство и право в целом, в их наиболее общем виде. Она исследует общие специфические закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права как единых и целостных систем. Данные специфические закономерности не следует смешивать с общесоциологическими законами, составляющими предмет изучения других гуманитарных наук. Например, закон обусловленности сознания бытием относится к предмету исторического материализма, а закон соответствия производственных отношений характеру производительных сил общества – к предмету экономической теории.

Общие законы общественного развития рассматриваются теорией государства и права, она опирается на них. Но предметом специального изучения теории государства и права являются не общие закономерности развития общества, а специфические закономерности возникновения, развития и функционирования таких его составных частей, как государство и право.

Однако и специфические закономерности государства и права неоднозначны, они тоже различаются. Те из них, которые отражают разнообразные стороны и сферы государства и права, в частности, отдельные звенья государственного механизма, отрасли права, относятся к предмету той или иной специальной отраслевой или другой частной юридической науки. Например, специфические закономерности формирования, развития и функционирования представительных и законодательных органов государственной власти относятся к предмету науки государственного (конституционного) права; органов государственного управления – к административному праву; отрасли трудового права, складывающейся из норм, регулирующих труд рабочих и служащих на предприятиях, в учреждениях, организациях – к предмету трудового права; государства и права отдельных стран в хронологически определенных, конкретно-исторических условиях их развития – к предмету истории государства и права.

Теория государства и права изучает общие специфические закономерности государства и права в целом, которые вместе с тем распространяются и на их структурные части и стороны, служат теоретической основой их познания. Это закономерности: возникновения, исторического движения и функционирования государства и права;

единства и соответствия типа государства и права, перехода одного типа государства и права к другому; сочетания в сущности государства и права общечеловеческих и классовых начал; соотношения типа и формы государства и права; формирования и функционирования государственного механизма и системы права; правотворческой и пра-воприменительной деятельности государства; соотношения нормы права и правоотношения; развития демократии, законности и правопорядка; формирования правового государства. Тем самым теория государства и права разрабатывает методологические основы научного понимания государства и права, государственно-правовых явлений;

раскрывает взаимосвязь государства, права и иных сфер жизни общества и человека.

2. Круг вопросов, относящихся к предмету теории государства и права, не ограничивается их закономерностями. Любая попытка такого ограничения ведет к искусственному упрощению и обеднению наших представлений о предмете данной науки. В действительности она изу

чает еще целый ряд важных, имеющих общее значение для всех юридических наук вопросов, которые, будучи тесно связаны с закономерностями государства и права, тем не менее не могут быть с ними отождествлены.

Разумеется, не все многочисленные, в том числе весьма существенные, вопросы, изучаемые теорией государства и права, могут быть включены в определение ее предмета. Главное требование – дефиниция должна отражать основные коренные вопросы, характеризующие и раскрывающие государство и право в целом, изучаемые и разрабатываемые теорией государства и права для всего правоведения: сущность, тип, формы, функции, структура и механизм действия государства и права, правовая система. С ними непосредственно связано рассмотрение и таких важных вопросов теории государства и права, как эволюция и соотношение современных государственных и правовых систем;

основные проблемы современного понимания государства и права;

общая характеристика современных политико-правовых доктрин.

3. Рассматриваемая нами наука есть общая теория государства и права. Изучая общие для данной области знаний вопросы, она разрабатывает и формулирует основные теоретические понятия или категории юриспруденции, которыми руководствуются и пользуются все без исключения науки о государстве и праве; многими из них оперирует правотворчсская и правоприменительная практика.

Наиболее общие понятия называются категориями. Особенность понятий, вырабатываемых теорией государства и права, по сравнению с частными или структурными юридическими науками, состоит в том, что они имеют категориальный характер. В этих понятиях, отражающих государственно-правовую действительность, содержится теоретически обобщенный по содержанию и краткий по форме изложения ответ на вопросы, что представляет собой то или иное государственно-правовое явление, характеризующее государство и право в целом, каковы определяющие, сущностные признаки данного явления.

Теория государства и права вырабатывает и формулирует, например, понятия государства и права, типа, формы, функций, органа и механизма государства, правосознания, нормы права, формы (источника) права, отрасли и института права, правоотношения, субъективного права и юридической обязанности, законности и правопорядка, применения и толкования норм права, юридической ответственности и т.д. Эти понятия даются как данность, на них основываются частные или структурные науки при научении г.НПИУ рппрпсда-

Каждая частная и. и струкуудэуад дорйадюкая снаука, кон гчно, также разрабатывает, п )именительно-квоеу,пр@амету, свою те» рию, ибо без самостоятельнс и теоринеможртцстврадивая г аука.

Например, принято различать теорию конституционного (государственного) права и теорию административного права, теорию гражданского права и теорию трудового права, теорию уголовного права и теорию уголовного процесса. Но теория той или другой отдельной отрасли правоведения относится только к ней самой, распространяется только на круг изучаемых ею вопросов и при этом опирается на понятийный и категориальный аппарат теории государства и права, конкретизируя и развивая его.

Теория государства и права по отношению к структурным юридическим наукам выступает как общая теория государства и права, общая теория для юридической науки в целом. Именно этим определяется ведущая, методологическая роль общей теории государства и права по отношению к историко-правовым, специально-отраслевым и другим юридическим наукам, ее приоритетное место в юриспруденции как теоретической основы всей правовой науки.

4. Изучение государства и права, государственных и правовых явлений в их органическом единстве и взаимном опосредовании – специфическая особенность правовой науки, всех ее отраслей.

Наглядно данная особенность правоведения проявляется в теории государства и права. Это – единая наука, предмет которой составляют государство и право, государственные и правовые явления в их взаимосвязи, взаимопроникновении и взаимодействии. Такое двуединое содержание предмета теории государства и права, как и других юридических наук, отражает неразрывность государства и права в реальной жизни.

Взаимосвязь проявляется в том, что: а) государство и право возникают одновременно вследствие одних и тех же причин; б) в процессе своего исторического развития тип государства и тип права совпадают, соответствуя определенной социально-экономической формации. Переход их от одного типа к другому происходит одновременно и в силу одних и тех же причин; в) государство и право органически связаны и тесно взаимодействуют в процессе своего функционирования, практически они не могут существовать раздельно.

Право – регулятор отношений между людьми, который исходит от государства и охраняется от нарушений, наряду с воспитанием и убеждением, такой свойственной только праву мерой, как возможность государственного принуждения. Эта взаимосвязь проявляется в различных правовых явлениях, в том числе в правотворчестве, правоприменении, правовом регулировании, юридической ответственности. С другой стороны, с помощью права закрепляются соответствующий данно-,му обществу государственный строй, права и свободы человека и гражданина, формы правления, национально-государственного и административно-территориального устройства, политический режим; фор

мируется механизм (аппарат) государства, определяется правовой статус государственных органов, осуществляется их деятельность по выполнению задач и функций государства. Соответственно, вряд ли найдется какая-либо сторона содержания, проявления и действия права, которую можно было бы научно объяснить вне тесной связи с государством, и наоборот.

Поэтому трудно согласиться с предложениями некоторых ученых разделить теорию государства и права на две самостоятельные научные и учебные дисциплины – теорию государства и теорию права.

С точки зрения методики изучения в пределах единой науки теории государства и права вполне обоснованно и даже необходимо структурное выделение соответствующих разделов, специально посвященных либо государству, либо праву, которые, наряду с тем, что неразрывно связаны между собой, несомненно обладают и определенной самостоятельностью. Сообразно этому оправдано написание отдельных монографий или курсов лекций по теоретическим проблемам права или государства. Однако их научная польза и практические результаты прямо связаны с нацеленностью не на искусственное разъединение, а на дальнейшее обогащение и развитие сложившейся в течение многих десятилетий единой, самостоятельной юридической науки – теории государства и права.

Таким образом, все изложенное позволяет сделать вывод: предмет теории государства и права составляют: 1) закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права; 2) сущность, типы, формы, функции, структура и механизм действия государства и права, правовая система; 3) основные государственно-правовые понятия, общие для всей юридической науки.

2. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК И ЕЕ СООТНОШЕНИЕ С ДРУГИМИ ГУМАНИТАРНЫМИ НАУКАМИ

Теория государства и права теснейшим образом взаимосвязана с другими юридическими науками. Сообразно своему предмету она, с одной стороны, общая, исходная теоретическая основа для их существования и развития, выполняет по отношению к ним определенную методологическую роль, т.е. занимает, как отмечалось, ведущее место в системе юридических наук. В этом смысле теория государства и права

11аи6олсе выпукло такой взгляд выражен в предисловии к книге: Общая теория права- Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993. С. 4–5. См. также: Общая теория права: Учебник для юридических вузов/ Под общей ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 4-5.

представляет собой фундаментальную отрасль правоведения, выполняя в его системе примерно ту же роль, что в области различных групп естественных наук выполняют математика, биология, теоретическая физика.

С другой стороны, теория государства и права способна успешно развиваться, лишь опираясь на конкретный материал историко-право-вых, специально-отраслевых и других частных или структурных юридических наук, используя и обобщая их данные и выводы по общезначимым для юриспруденции вопросам.

Так, изучение историей государства и права государственных институтов и законодательства в отдельных странах или регионах в различные хронологические периоды опирается на понимание разрабатываемых теорией государства и права общих представлений о закономерностях возникновения и развития государства и права, о понятиях государства, права, их сущности, формы государственного правления, государственного механизма (аппарата) и его структуры, источника права, закона, отрасли права и т.д. В свою очередь, теория государства и права строит выводы и заключения на основе анализа и обобщения многочисленных конкретных фактов, событий, правовых памятников, процессов, отражающих государственно-правовое развитие различных стран и народов с глубокой древности до новейшего времени и составляющих предмет истории государства и права.

Все отраслевые юридические науки – государственное (конституционное) право, административное, трудовое, гражданское, гражданский процесс и др. – руководствуются разработанными теорией государства и права положениями о сущности, типе, формах и функциях государства и права, общими понятиями государства, органа государства, государственного механизма (аппарата), права, нормы права, нормативного акта, отрасли права, правового института, акта применения права, правоотношения, субъективного права и юридической обязанности и т.д.

В то же время все эти положения опираются на анализ и синтез соответствующих разносторонних данных специальных отраслевых наук о государстве и праве. Их фактический материал и теоретические обобщения – один из важнейшихисточников существования и развития теории государства и права.

Тесно соотносится теория государства и права с международным правом и другими науками о государстве и праве.

Теория государства и права органически взаимосвязана не только со всеми отраслями правоведения, но и со многими гуманитарными науками. Прежде всего она связана с историей, изучающей прошлое человечества во всей его конкретности и многообразии. Так, выясняя

причины происхождения государства и права и исследуя их поступательное развитие, теория государства и права опирается на конкретные данные исторической науки. Это – сведения о первобытном обществе, просуществовавшем на Земле более миллиона лет, о социально-экономических условиях возникновения государства в различных странах и регионах мира примерно шесть тысяч лет назад.

Богатейший материал для теории государства и права содержат такие исторические события, как восстание рабов под руководством Спартака в Древнем Риме, крестьянские восстания в России под предводительством Степана Разина и Емельяна Пугачева, буржуазная революция в Англии в XVII в., борьба за независимость и образование США, реформаторская деятельность Петра I и Александра II в России, Парижская Коммуна во Франции 1871 г., Великая французская революция 1789 г. и многие другие. В то же время историческая наука, обращаясь к вопросам государства и права, пользуется соответствующими положениями и понятиями, вырабатываемыми теорией государства и права.

Тесно соотносится теория государства и права и с диалектико-ма-териалистической философией – наукой о всеобщих законах развития природы, общества и мышления, особенно историческим материализмом, представляющим собой распространение законов и приемов материалистической диалектики на познание общества.

Руководствуясь отправными положениями исторического материализма, открытыми им законами общественного развития, теория государства и права сосредоточивается на специальном изучении государства и права, специфических закономерностях, многообразных сторонах и тонкостях их возникновения, развития и функционирования. Исторический материализм, в свою очередь, при рассмотрении государственно-правовых явлений жизни общества пользуется данными теории государства и права.

Неразрывная связь существует также между теорией государства и права и экономической наукой. Опираясь на положения и выводы экономической мысли, которая изучает производственные отношения и экономические законы, регулирующие развитие исторически сменяющих друг друга социально-экономических формаций, теория государства и права исходит из предпосылки, что государство и право – важные неотъемлемые части надстройки над экономическим базисом общества, рассматривает все государственно-правовые явления в органической связи с экономическими условиями жизни людей, раскрывает их активное обратное воздействие на экономику.

Особенно тесно соприкасается теория государства и права с поли-тологией, изучающей политику и политические системы современного

мира. Основываясь на политологических данных о политической системе общества, теория государства и права рассматривает ее с точки зрения места и роли в ней государства, характерных черт и особенностей, отличающих его от партий, общественных организаций и других звеньев политической системы, правовых форм возникновения и деятельности государства.

В свою очередь, политология использует положения и выводы теории государства и права по вопросам понимания политической власти и государства, функций и механизма государства, форм государственного правления и национально-государственного устройства, политического режима, законности и правопорядка и т.д.

Учитывая значимость и место, которое занимают проблемы государства -- главного структурного звена политики – в теории государства и права, следует признать обоснованной высказанную в специальной литературе мысль, согласно которой данную область юриспруденции можно рассматривать как политико-юридическую науку.

Методологически объединяя и обобщая данные всех отраслей правоведения, теория государства и права играет ведущую роль в общетеоретической подготовке студентов, вооружает их правильным научным подходом к отдельным частным вопросам своей специальности, предохраняет от опасности стать «узкими специалистами», активно способствует формированию высокообразованных и профессионально подготовленных юридических кадров.

Существенно заметить также, что углубление обратной связи между теорией государства и права с частными или структурными юридическими науками ведет к возрастанию роли последних не только в специально-профессиональной, но и в общетеоретической подготовке студентов-юристов.

Тесное соотношение теории государства и права с другими гуманитарными науками обогащает ее содержание, поднимает ее социальную ценность, позволяет ей эффективно воздействовать на расширение кругозора и развитие интеллектуального потенциала студентов-юристов, привитие им одновременно с правовой и общечеловеческой культуры.

3. МЕТОД ИЗУЧЕНИЯ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Понятие предмета отвечает на вопрос – что изучает данная наука, понятие метода – как она это делает. Метод теории государства и права включает способы, приемы, средства изучения. Метод есть теория, обращенная к практике исследования.

Методы подразделяются на общие, распространяемые на множество наук и все разделы и стороны данной науки, и частные, используемые для изучения отдельных наук или некоторых разделов и сторон интересующей нас науки.

Ведущее место в ряду общих методов изучения теории государства и права, как и других гуманитарных наук, принадлежит историческому материализму, представляющему собой распространение диалектического материализма на исследование явлений общественной жизни. Согласно требованиям метода материалистической диалектики, все государственно-правовые явления рассматриваются во взаимной связи между собой и общественной жизнью, в их обусловленности. Они изучаются не в статике, а в динамике, развитии на основе действия законов перехода от постепенных количественных изменений к коренным качественным преобразованиям, борьбы противоречий между старым и новым, между отживающим и нарождающимся, отрицания отрицания в общественной жизни, с которыми связаны возникновение, развитие и функционирование государства и права.

Чтобы избежать элементов механического подхода к рассматриваемому вопросу, более глубоко и конкретно разобраться в нем, следует выделить отправные, ключевые моменты, в которых проявляется специфика применения основных черт исторического материализма к изучению теории государства и права, хотя бы кратко остановиться на каждом из них.

Соотношение общества, государства и права. Общество есть совокупность всех форм совместной деятельности людей, всех разновидностей общественных отношений, складывающихся на основе определенного типа производства. Оно включает в себя и производительные силы, и производственные отношения, совокупность которых образует базис, и все надстроечные явления.

При этом важно иметь в виду, что общество «вообще», как и государство, и право «вообще», может существовать лишь в сознании людей в качестве научной абстракции, сложной социальной категории. В реальной жизни бывает только конкретное общество со своеобразным отличительным характером.

Каково общество на данном этапе его исторического развития, таково и государство, и право. Из вышеназванного положения необходимо исходить при изучении любого государственно-правового явления.

Государство и право как важнейшие части надстройки над экономическим базисом. Надстройка представляет собой политические, правовые, философские, нравственные, эстетические, религиозные и другие взгляды общества и соответствующие политические, правовые и иные учреждения и отношения. Последние в отличие от материаль-

ных отношений, образующих базис и носящих объективный характер, прежде чем сложиться, проходят через сознание и волю людей.

Надстройка, будучи порождена базисом, оказывает активное обратное воздействие на него. Государство и право – важнейшие составные части надстройки, изучение которых в этом качестве позволяет раскрыть их возникновение, историческое движение и функционирование, определить типовую принадлежность, выяснить структуру, социальное назначение.

Общечеловеческое и классовое в государстве и праве. При познании государства и права, различных государственно-правовых явлений необходимо учитывать органическое сочетание в них общечеловеческих и классовых начал. В советской юридической литературе на протяжении ряда десятилетий государство и право трактовались исключительно с классовых позиций. Такой подход был односторонним, обедняющим действительное представление о государстве и праве, упрощающим понимание их сущности и социального назначения, сориентированным на приоритет принудительной, насильственной стороны этих явлений. Между тем К. Маркс охарактеризовал государство как организацию, деятельность которой охватывает два момента: выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и специфические классовые функции.

Всякое государство, наряду с решением сугубо классовых задач, выполняет и общечеловеческую миссию, без чего не может существовать ни одно общество. Это, например, организация здравоохранения, образования, социального обеспечения, средств транспорта и связи, строительство ирригационных сооружений и дорог, борьба с эпидемиями, с преступностью и т.п. Общечеловеческая миссия государства проявляется также и в том, что оно выступает инструментом социального компромисса, смягчения противоречий в обществе, достижения общего блага. Сказанное в полной мере относится и к праву.

Только учитывая взаимосвязь общечеловеческого и классового в государстве и праве, можно достичь научной объективности в их изучении, т.е. рассматривать их такими, какие они есть в действительности.

Поэтому вряд ли можно согласиться с теми авторами, которые предлагают полностью отказаться от классового подхода, ограничившись лишь общечеловеческим. Другое дело, что классовый подход к изучению государства и права не следует смешивать с так называемой партийностью науки, согласно которой эти и иные общественные явления рассматриваются с позиций и в интересах определенного класса. Такой

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. 1. С. 422.

подход на практике продемонстрировал свою несовместимость с научной объективностью.

Партийность науки обрекает ее на догматизм, исключает плюрализм мнений, свободный поиск истины. Вот почему партийность в действительности не вытекает из исторического материализма, а напротив, противоречит ему. Она неприемлема как метод изучения теории государства и права, хотя и должна приниматься во внимание при оценке и сопоставлении различных взглядов на государство и право.

Среди общих методов изучения теории государства и права существенное место занимают взятые в единстве исторический и логический методы. До последнего времени эти методы необоснованно рассматривались не иначе как в качестве составных частей исторического материализма. Однако исторический и логический методы имеют и самостоятельное значение. Они нередко применялись представителями и других философских направлений, в частности Гегелем, который зачастую принимал историю как она есть.

Совпадая по конечной цели исследования, исторический и логический методы различаются между собой исходными материалами, а также непосредственными задачами исследования. Первый метод характеризуется конкретно-историческими, историко-эмпирическими формами изложения материала, второй – абстрактно-теоретическими

формами.

Обобщенным отражением исторического аспекта в рассмотрении

вопросов государства и права является логическое. Это тот же исторический способ, только освобожденный от его формы и случайностей, который позволяет выявить в историческом процессе наиболее существенное, закономерное и выразить в научных категориях. «С чего начинается история, – писал Энгельс, – с того же должен начинаться и ход мыслей, и его дальнейшее движение будет представлять собой не что иное, как отражение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме; отражение, исправленное, но исправленное соответственно законам, которые дает сам действительный

исторический процесс...»*.

В качестве общих методов изучения теории государства и права используются также анализ и синтез, представляющие собой процессы мысленного или фактического разложения целого на составные части

и воссоединение целого из частей.

Условие всестороннего познания государства и права, различных государственно-правовых явлений – многогранность их анализа. Расчленение целого на составные части позволяет выявить строение,

 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 497.

структуру изучаемого объекта, например, структуру механизма государства, системы права и т.д. Одна из форм анализа – классификация предметов и явлений (классификация государственных органов, функций государства, норм права, субъектов правоотношений, юридических фактов и т.п.).

Синтез есть процесс объединения в единое целое частей, свойств, признаков, отношений, выделенных посредством анализа. Например, на основе объединения и обобщения основных признаков, характеризующих государство, государственный орган, право, правоотношение, правонарушение, юридическую ответственность, формулируются их общие понятия. Синтез дополняет анализ и находится с ним в неразрывном единстве.

Наряду с общими теория государства и права пользуется также и частнонаучными методами современного познания, а именно, методами системно-структурного анализа, функциональным, статистическим, моделирования, конкретных социологических исследований, сравнительным и др.

Системно-структурный, или, как его еще называют, системный, метод в теории государства и права – это совокупность методологических подходов, приемов и принципов изучения и конструирования государства и права, многих государственно-правовых явлений как систем. Данный метод исходит из того, что: 1) система представляет собой целостный комплекс взаимосвязанных элементов; 2) она образует единство со средой; 3) как правило, любая исследуемая система представляет собой элемент системы более высокого порядка; 4) элементы любой исследуемой системы, в свою очередь, обычно выступают как системы более низкого порядка.

Аналогичную картину строения взаимных отношений и разносторонних связей составных частей (элементов) любого государственно-правового явления как целостной системы дает структура, например, государственного аппарата, правовой системы, нормы права, правоотношения; юридический состав правонарушения.

С системно-структурным подходом тесно связан функциональный метод, который используется для выделения в государственно-правовых системах составляющих структурных частей с точки зрения их социального назначения, роли, функций, связи между ними. Данный способ применяется в теории государства и права при изучении функций государства, государственных органов, права, правосознания, юридической ответственности и других государственно-правовых явлений.

Одним из эффективных инструментов изучения государства и права служит статистический метод, основывающийся на количественных способах получения данных, объективно отражающих состоя

ние, динамику и тенденции развития государственно-правовых явлений. Статистические исследования, оперирующие цифрами, которые нередко оказываются доказательнее любых слов, включают в себя несколько стадий: статистическое наблюдение, сводную обработку статистических данных и их анализ.

Статистический подход особенно распространен при изучении государственно-правовых явлений, отличающихся массовостью и повторяемостью, в частности, таких, как формы представительной и непосредственной демократии, правотворческий и правоприменительный процессы, борьба с преступностью и иными правонарушениями.

Среди частионаучных способов познания государства и права вы-деляется метод моделирования. Это – изучение государственно-правовых явлений, процессов и институтов на их моделях, т.е. путем мыслительного, идеального воспроизведения исследуемых объектов. Метод моделирования имеет самостоятельное значение и вместе с тем используется как один из приемов более широкого метода конкретных социологических государственно-правовых исследований.

Метод моделирования как способ изучения государственно-правовой действительности, поиска ее оптимальных моделей направлен на воспроизведение структур механизма функционального действия государства и права, процессов демократии и правового регулирования. Следует также иметь в виду и значение метода моделирования при определении научных понятий и категорий, которыми оперируют теория государства и права и другие отрасли юридической науки.

Особое место в ряду частнонаучных методов изучения проблем государства и права занимает метод конкретно-социологических исследований, осуществляемый на основе единства системно-структурного, функционального, статистического методов и метода моделирования.

Суть метода конкретно-социологических исследований заключается в анализе, переработке и отборе необходимой достоверной информации о важнейших сторонах юридической практики, развития и функционирования государственных и правовых институтов в целях проведения определенных теоретических обобщений и принятия соответствующих практических решений.

Для успешного проведения конкретно-социологических исследований в области государства и права используются разнообразные част-нонаучные приемы, в том числе анализ статистических и архивных данных, официальных сообщений и документов, материалов судебно-прокурорской и арбитражной практики; наблюдение; обследование;

устные и письменные опросы (интервьюирование, собеседование, анкетирование), анализ общественного мнения; методы математической и компьютерной обработки.

Особенно интересен эксперимент, представляющий практическую проверку целесообразности и эффективности проектируемого или уже действующего государственного или правового института, например, органа государства, нормы права, закона или другого нормативно-правового акта и т.п.

Юридической наукой, в том числе теорией государства и права, используется также сравнительный метод, при котором происходит сопоставление различных государственных и правовых систем и отдельных институтов и категорий в целях выявления черт сходства или различия между ними. Еще мыслители Древнего мира утверждали, что истина познается в сравнении.

Сравнительный метод применяется при изучении типологии государства и права; сопоставлении элементов, относящихся к одной государственной или правовой системе, например России, или их сравнении с элементами других систем стран ближнего и дальнего зарубежья; соотнесении этих систем между собой, сопоставлении основных правовых семей народов мира.

Разновидностью сравнительного метода является историко-срав-нительный, который предполагает сравнение государственных и правовых институтов, форм правления и национально-государственного устройства, политических режимов, важнейших законодательных актов и отраслей права в различные периоды исторического развития.

Широкое использование сравнительного метода в изучении государственно-правовых явлений легло в основу создания сравнительного правоведения как особого направления юридических исследований, имеющего серьезное научное и прикладное значение.

Рассмотренные общие и частноиаучные методы изучения теории государства и права применяются комплексно, в тесной связи между собой.

Тема 2. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА (В.Л. Кулаков)

1. ПЛЮРАЛИЗМ ТЕОРИЙ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ГОСУДАРСТВА

Существует множество теорий происхождения государства и права. Такой плюрализм научных взглядов обусловлен историческими особенностями развития общества, своеобразием тех или иных регионов мира, идеологическими приверженностями авторов, задачами, которые они ставят перед собой, и другими причинами.

К наиболее известным относятся следующие теории:

1. Теологическая (Фома Аквинский). Широкое распространение получила при феодализме. Однако и в настоящее время эта концепция представляет официальную доктрину Ватикана.

Согласно данным воззрениям, государство является результатом проявления божественной воли, практическим воплощением власти бога на земле. По мнению богословов, любая светская власть производ-на от власти церкви, власти религиозных организаций. А народ должен беспрекословно повиноваться всем велениям государственной воли как продолжению воли божественной.

2. Патриархальная (Аристотель, Фильмер, Н.К. Михайловский). По утверждению Аристотеля, государство – наилучшая форма человеческого общения в целях достижения общего блага. Это своеобразная разросшаяся семья. Власть монарха – естественное продолжение власти отца (патриарха), который заботится о членах своей семьи и обеспечивает их послушание.

3. Патримониальная (А. Галлер). Представители этой теории считают, что государство произошло от права собственника на землю (пат-римониум). Из права владения землей власть автоматически распространяется и на проживающих на ней людей. Подобным образом обосновывается феодальный сюзеренитет.

4. Договорная (Б. Спиноза, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.Ж. Руссо, П. Гольбах, А.Н. Радищев). По мнению этих мыслителей, государство возникло в результате общественного договора о правилах совместного проживания. Они отмечали, что было время, когда не было ни государства, ни права. В догосударственном состоянии в условиях «золотого века» (Ж.Ж. Руссо) или «войны всех против всех» (Т. Гоббс) люди

жили в соответствии со своими естественными правами. Но не существовало власти, способной защитить человека, гарантировать его права на жизнь, честь, достоинство и собственность. Для устранения такого социального «порока» люди объединились и заключили между собой договор о том, что часть своих прав, присущих им от рождения, они передают государству как органу, представляющему их общие интересы, а государство, в свою очередь, обязуется обеспечить права человека. Если же условия договора нарушаются, то народ приобретает право на революцию.

5. Теория насилия (Е. Дюринг, Л. Гумплович, К Каутский). Сторонники этой теории утверждают, что государство возникло как результат насилия, путем завоевания слабых и беззащитных племен более сильными и организованными. Именно в племенах, в их взаимной борьбе, по мысли Л. Гумпловича, «мы можем признать главные, основные части, действительные краеугольные камни государства, – в племенах, которые мало-помалу превращаются в классы и сословия. Из этих племен создается государство. Они и только они предшествуют государству». Теория проповедовала культ насилия, завоевания, эксплуатации, порабощения одних народов другими.

По мнению представителей данной теории, государство более необходимо слабым племенам, нежели сильным. Будучи инструментом организации и управленческого воздействия завоевателей, государство становится мощным средством защиты завоеванных от возможных посягательств со стороны других сильных племен.

К. Каутский пытался доказать, что при дальнейшем развитии общества государство трансформируется в инструмент всеобщей гармонии, в орган защиты и обеспечения всеобщего блага как сильных, так и слабых. Теория была воспринята нацистской Германией в качестве официальной идеологии.

6. Психологическая (Л.И. Петражицкий). Возникновение государства объясняется свойствами человеческой психики, потребностью индивида жить в коллективе, его стремлением к поиску авторитета, указаниями которого можно было бы руководствоваться в повседневной жизни, желанием повелевать и подчиняться. Для обоснования своей идеи сторонники данной теории ссылаются на исторические примеры зависимости человеческого сознания от авторитета вождей, религиозных и политических деятелей, царей, королей и других лидеров.

7. Марксистская (К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин, Г.В. Плеханов). Согласно этой террии, государство есть результат изменения социально-экономических отношений, способа производства, итог воз-

) Гумплович Л Общее учение о государстве СПб. 1910. С 47,120–121

никновения классов и обострения борьбы между ними. Оно выступает средством угнетения людей, поддержания господства одного класса над другими. Однако с уничтожением классов отмирает и государство.

Существуют и иные, менее известные теории происхождения государства. Но все они не могут претендовать на абсолютную достоверность. Каждая доктрина является лишь определенной ступенькой к познанию истины.

2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГОСУДАРСТВА

Более полутора миллионов лет назад, выделившись из мира животных, человек жил в условиях первобытного общества. Это был самый продолжительный по времени период существования человечества.

В тех суровых природных и климатических условиях индивид мог выжить только в коллективе. Индивидуально или даже небольшими группами, используя примитивное оружие, люди не могли убить на охоте крупное животное, загнать к обрыву стадо оленей или лошадей. Подобный способ жизни был под силу только общине.

Основной формой социальной организации был род, отличавшийся последовательным коллективизмом в производстве, управлении и уравнительном распределении добываемых благ. Разделение труда обусловлено половозрастным характером: создавались группы мужчин, женщин, стариков, детей, каждая из которых имела свое поле деятельности, выполняла предназначенные ей функции.

На ранних стадиях существования человечества семья была поли-гамна. Все мужчины и женщины (включая родителей и детей) принадлежали друг другу. По мере социализации общества круг брачу-ющихся сужался. Обычаи постепенно запрещали браки между родителями и детьми, затем между братьями и сестрами, а позже и браки

внутри рода.

Родословная велась по материнской линии, мать ребенка была известна, а достоверный отец – нет. Материнский род был не территориальной, а кровнородственной организацией. Женщина в условиях матриархата занимала главенствующее положение в семье и обществе, пользовалась всеобщим уважением. Она решала жизненно важные вопросы деятельности рода. Женщины были даже вождями.

Чем неблагоприятнее среда обитания, чем ненадежнее источники пищи, тем сплоченнее первобытная община, тем более необходимой становится взаимопомощь ее членов и коллективность в потреблении. Даже тогда, когда человек охотился или ловил рыбу в одиночку, его труд рассматривался как составная часть деятельности всего коллектива и добыча делилась поровну между всеми членами рода.

Для координации отношений между индивидами необходима была власть как отношения между властвующим и подвластным, в которых властвующий подчиняет себе волю подвластного и направляет его поведение.

Высшей властью в первобытном обществе было народное собрание всех взрослых членов рода. Здесь решались вопросы войны и мира, проводились религиозные обряды, избирались предводители, рассматривались наиболее насущные вопросы в жизни общины. Народное собрание выполняло функции не только органа общественной власти, но и судебного органа, выносящего окончательный «приговор» в делах об измене, трусости, кровосмешении и т.п. Постановления народного собрания были, безусловно, обязательны для всех членов рода.

Властными полномочиями наделялись и советы старейшин, а также старейшины, вожди, военачальники, жрецы. Совет старейшин собирал--ся эпизодически, где предварительно рассматривались вопросы, которые затем выносились на народное собрание.

Старейшины, военачальники были первыми среди равных и первоначально не обладали какими-либо привилегиями. Решающее значение для избрания в лидеры общины имели личные качества: физическая сила, организаторские способности, ораторское искусство, трудовые навыки, знание ритуальных обрядов, объем различных познаний, авторитет среди сородичей и т.д.

Властные полномочия старейшин были невелики (они не имели права ни приказывать, ни командовать). При принятии решения они старались добиться общего согласия. Наравне с другими членами сообщества принимали участие в общем труде, выполняя наиболее сложные и трудоемкие обязанности.

Однако со временем функции власти настолько усложнились, что одних только личных качеств для избрания предводителем стало недостаточно. Для регулярного устройства пиров, организации ритуалов, проявления щедрости в отношении сородичей необходим был определенный материальный достаток. Кроме того, вожди накапливали опыт управления и специальные познания, передававшиеся по наследству.

И все же еще сравнительно долгое время решающим мотивом при выборе старейшины или вождя оставались общественное мнение и личностные качества претендента.

Экзогамные отношения между родами предполагали существование нескольких кровнородственных родов, связанных тесными брачно-семейными узами. Эти дружественные общины объединяли свои усилия для охоты, рыбной ловли и иных производственно-военных мероприятий, требующих большого количества участников. Такие объединения коллективов назывались фратриями (братство).

Со временем, по мере усложнения межродовых отношений, систематического проведения совместных акций, появляются и более крупные объединения родов, управляемых едиными органами власти. Возникают племена и союзы племен.

Консолидации общества в племенные ассоциации в значительной степени способствовали и изменившиеся природно-климатические условия. В природе тоже шли свои эволюционные процессы. Исчезновение к концу верхнего палеолита крупных животных вызвало расформирование больших родовых охотничьих коллективов на небольшие семейные производственные группы, которые отличались кочевым образом жизни, мигрируя вместе со стадами мелких животных. Это обстоятельство, с одной стороны, вело к ослаблению родовых связей, а с другой – к объединению в составе одной общины людей из различных родов, кочующих по соседству.

Колебание климатических условий, усиленное высокоэффективной, но хищнической охотой на животных, привело к такому уменьшению их общей биомассы, что создалась угроза их воспроизводству. Люди были вынуждены расширять питательный рацион за счет растительной пищи. Этому способствовала возросшая плотность населения, при которой общины уже не могли свободно кочевать, не вступая в конфликты друг с другом. Многие племена стали заниматься преимущественно земледелием.

Кроме того, люди стали замечать, что в некоторых регионах гораздо выгоднее разводить, одомашнивать животных, нежели охотиться на них. Скотоводство позволяло иметь не только постоянный, изобильный и достаточно надежный источник питания (так как охота не всегда была удачной), но и давало дополнительные блага – молоко, шерсть

и т.д.

Глобальное значение для развития земледелия и скотоводства получила и широко практиковавшаяся в неолите вырубка лесов, повлекшая эрозию почв и расширение ареалов степей, способных служить пастбищами для животных и объектами земледелия.

Так произошло первое крупное общественное разделение труда. Люди стали специализироваться на выполнении различных видов общественно-полезной деятельности. Совершился революционный переход от присваивающе-потребительской экономики к экономике производящей, что коренным образом изменило всю систему социальных отношений первобытного общества.

Занятия скотоводством и земледелием уже не нуждались в широкомасштабных коллективных усилиях, как прежде. Производственный результат в значительной степени зависел от отдельной личности. Процесс труда постепенно усложнялся, требовал больших физических на-

грузок, в связи с этим основной производящей силой нарождающегося специализированного производства стал мужчина. Его труд был более производительным. Впервые в обществе появляется так называемый избыточный продукт, который, не являясь уже жизненно необходимым, может свободно отчуждаться.

Возникшая парная семья выделяется из родового коллектива и существует автономно. Наряду с родной матерью появился родной отец, ставший главой семьи и собственником основной массы имущества, которое затем наследовалось его детьми. На смену матриархата пришел патриархат и патриархальная семья.

Специализация общественно необходимого труда сопровождалась совершенствованием орудий труда, их разнообразием. Ремесло выросло в самостоятельную отрасль производства, составив содержание второго крупного общественного разделения труда.

Занятие скотоводством, земледелием и ремеслом требовало от индивидов обмена результатами своего труда. Если раньше охотники и собиратели плодов обменивались сырьем и пищей лишь эпизодически, время от времени, то население неолита вынуждено было обмениваться и пищевыми, и ремесленными изделиями систематически. Процесс обмена представлял целую отрасль общественно полезной деятельности, это было третье крупное разделение труда, которым занималась весьма значительная часть населения – купцы.

Индивидуализация труда и получение избыточного продукта стали основой кардинальных изменений в отношениях собственности. Она дифференцировалась на частную (созданную личным трудом) и общую собственность, полученную от предков (земля). Основная масса частной собственности накапливалась у лиц, осуществляющих властные полномочия, что поначалу связывалось с необходимостью должного выполнения управленческих функций и носило эпизодический характер. Со временем это превратилось в систему. Кроме того, все лица, наделенные публичной властью, приобрели различного рода личные привилегии (на часть военной добычи, на добавочный надел и т.д.).

Постепенно, в связи с усложнением и возрастанием объема управленческой деятельности, повышалась численность родоплеменной верхушки. Ее лидеры предпочитали самолично назначать и даже готовить преемников, которых они специально обучали. Чаще всего ими были ближайшие родственники. Публичная власть все больше отдалялась от общества. Шел процесс ее самоизоляции. Вместе с тем расширялись полномочия власти и управленческие возможности. Она по своему усмотрению начинает распоряжаться и средствами производства, находящимися в общей, коллективной собственности.

Община с помощью сложившихся обычаев и моральных запретов сопротивлялась росту влияния властных органов и имущественной дифференциации населения. Однако усиление публичной власти и расслоение общества на богатых и бедных, угнетателей и угнетенных в формирующейся системе социальных связей было исторически неизбежным. Активизации этой закономерности в определенной степени способствовало и изменение в содержании производственной деятельности.

Так, увеличение объема производства в скотоводстве и земледелии постоянно требовало дополнительной рабочей силы, которая пополнялась за счет набегов на другие племена. Если раньше пленников просто убивали или принимали в свою среду, то теперь экономически выгодным стало превращать их в рабов, в самый обездоленный, угнетенный класс и извлекать из этого пользу.

Таким образом, три крупных общественных разделения труда, ознаменовавших переход общества к «производящей» экономике, возникновение частной собственности и классов, стали несовместимы с первобытно-общинной организацией общества. Они дали толчок к формированию государства как особому проявлению публичной влас* ти, стоящей над обществом и регулирующей проходящие в нем процессы с позиций различных социальных групп.

Однако сам процесс формирования государства в различных странах шел по-разному. В работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф. Энгельс выделяет три основные формы возникновения государства: афинскую, древнеримскую и древнегер-манскую.

Возникновение государства в Афинах шло классическим путем, т.е. из внутренних противоречий. Этапное значение в этом процессе имели реформы Тезея, Солона и Клисфена.

Тезей учредил центральную власть и вне зависимости от родовой принадлежности поделил население на три класса: эвпатридов (благородных), геоморов (земледельцев) и демиургов (ремесленников). Бла-. городные при этом наделялись исключительным правом замещения

должностей.

Солон в основу деления граждан на четыре класса положил имущественный ценз (размер и доходность землевладения). Управленческие В должности могли занимать лишь представители трех высших классов, а наиболее ответственные – только представители первого. Четвертый класс имел лишь право выступать и голосовать на народном собрании.

Клисфен разделил всю территорию Аттики на сто самоуправляющихся общин-округов (демов), во главе которых стояли старейшины (демархи).

Формированию государства древних римлян способствовала борьба между патрициями, составлявшими коренную римскую аристократию, и плебеями, бесправным пришлым населением, не допускавшимся к управлению обществом.

Возникновение государства древних германцев ускорилось завоеванием огромной территории Римской империи, для управления которой органы власти родового строя не были приспособлены. В тех исторических условиях нельзя было ни принять многочисленное население римлян в родовые объединения, ни господствовать над ними. Объективно становится необходимой иная организация публичной власти, стоящая над обществом и располагающая разветвленным аппаратом управления.

Степень влияния различных факторов (разделение труда, частная собственность, классы) на формирование государства различных народов проявляется по-разному. Если в Афинах их совокупное воздействие было максимальным, то в странах Азии и Древнего Востока ни частная собственность, ни классы не оказали существенного влияния на строительство государства. Напротив, оно само стало мощным катализатором формирования привилегированных групп и слоев.

В этих странах основным условием выживания родоплеменных общин было скоординированное выполнение ими грандиозных ирригационных и иных общественных работ. Межобщинные органы управления этими работами, общинные администраторы и составили основу складывающегося аппарата государственной власти.

Своеобразие факторов, обусловивших возникновение государства, сказалось на формальных и типологических особенностях появившихся государств. Это и доклассовые древневосточные деспотии Египта и Малой Азии, и первичные города-государства Месопотамии, Месоаме-рики и Горного Перу, и рабовладельческие государства Балканского полуострова, островов Эгейского моря и Аппенин, и феодальные государства Западной и Восточной Европы.

При всем многообразии форм возникших государств всем им присущи некоторые свойства, которые весьма существенно отличали их от первобытной организации публичной власти.

1. Если первобытно-общинная организация власти основывалась на кровном родстве всех членов родоплеменного объединения, то государство – на территориальной общности своих граждан или подданных.

Территория предопределяет пространственные пределы, границы, отделяющие одно государство от другого, порядок формирования и структуру органов государства, их задачи и функции.

Следует подчеркнуть, что признаком государства является не территория сама по себе, а деление населения по месту проживания,

устанавливающее принадлежность граждан определенному государству.

2. Государство – это особая организация публичной власти, которая уже не совпадает с волей всего населения, носит политический характер. Ее специфика в следующем:

– если общественная власть первобытного строя выражала интересы всего общества и в ее формировании принимало участие все взрослое население, то политическая власть представляет в первую очередь корпоративные интересы определенной части, социальной группы,

класса;

– реализация политической власти осуществляется особым аппаратом государственных служащих, которые отделены от общества и, будучи не заняты непосредственно в общественном производстве, профессионально выполняют управленческие функции, получая за это денежное вознаграждение;

– выполнение решений политической власти обеспечивается специально созданным карательным аппаратом, аппаратом насилия (армия, милиция, разведка, тюрьмы и т.д.).

3. Для содержания многочисленного аппарата государственных служащих, представляющего политическую власть, необходимы различные налоги и сборы.

3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРАВА

Выделиться из мира животных и выжить в экстремальных условиях человек смог благодаря своей социальной природе. Под социальной личностью следует понимать индивида, усвоившего характерные для данного общества нормы и навыки поведения и нашедшего в соответствии с ними свое место в существующей системе общественных связей. Основной нормой поведения человека в тех условиях

был обычай.

Обычаи регулировали отношения в первобытном обществе и передавались из поколения в поколение, закрепляя наиболее рациональные варианты поведения людей в социально значимых ситуациях. Они в равной степени выражали интересы всех членов сообщества, и в связи с коллективистским характером деятельности рода были приурочены не к отдельным лицам, а к определенным социальным группам. Личные интересы членов сообщества не принимались во

внимание.

Зарождение обычаев вызывалось их практической необходимостью. Люди видели, что в известных жизненных ситуациях нужно следовать соответствующим вариантам поведения. В противном случае

либо желаемый результат не будет достигнут, либо поступок вызовет негативные последствия для всего сообщества.

Обычаями регламентировались все сферы деятельности первобытного человека и действовали в комплексе с возникшими позднее нормами морали как представлениями о добре и зле, честном и бесчестном, а также религиозными догмами.

Обычаи зачастую облекались в форму религиозных обрядов и поддерживались не только силой общественного мнения, авторитетом старейшины, сложившейся привычкой, жизненной необходимостью, но и угрозой наказания свыше. Например, ритуалы подготовки, производства и окончания полевых работ.

Религиозные запреты, всевозможные табу были более эффективными средствами обеспечения желаемого поведения, нежели физическое наказание или общественное принуждение (угрожавшее иногда разрушить необходимое единство рода). С их помощью запрещалось кровосмешение, охранялись охотничьи угодья от необоснованного истребления и решались другие жизненно важные вопросы человеческого общежития.

Важное значение для социальной ориентации человека имели многочисленные мифы и сказания, обосновывающие образцы должного и запретного поведения.

Однако обычаи, нормы морали, а также религиозные заповеди не содержали четких дозволений, обязываний, ограничений и запретов, к тому же они выражали и защищали прежде всего коллективный интерес. Личность вне общества – ничто. В то же время переход к «производящей» экономике настолько повысил эффективность индивидуального труда, что преобразовалась вся система социальных отношений, изменилось само положение человека в обществе.

Осознанное восприятие своих потребностей и способность личным трудом удовлетворить их сделало индивида свободным. Однако эта свобода – свобода Робинзона, была довольно относительной. Жить в обществе и не зависеть от общества нельзя.

Специализируясь на выпуске конкретной продукции, человек мог удовлетворить свои возрастающие потребности, лишь обменивая ее на продукты труда и услуги других членов общества. Как это ни парадоксально, но для наиболее полного удовлетворения своих личных интересов человек вынужден идти на ограничение собственной воли. Столкновение интересов вызывает необходимость их согласования, достижения равнозначного компромисса. Жертвуя обществу свою неограниченную свободу, индивид приобретает свободу реальную и наиболее полную, получая возможность более полноценного и гармоничного развития.

Монопольная зависимость личности от общества потеряла былое значение. Наряду с ней возникла более динамичная, гибкая система зависимостей от других членов общества. Важен был взаимный, паритетный характер этих зависимостей.

Товаропроизводители, вступая в отношения обмена продуктами своего труда, находятся в равных условиях и должны считаться как с интересами друг друга, так и с интересами общества в целом. Интересы каждого собственника должны быть гарантированы от возможного произвола и обмана со стороны других лиц.

В роли подобного гаранта выступали и выступают органы, представляющие общество и наделенные для управления его жизнедеятельностью определенными властными полномочиями. Эту роль сначала выполняли вожди и другие властные органы первобытно-общинного строя, а впоследствии и церковь, и государство.

Обеспечивая компромисс интересов участвующих в обмене товарами субъектов, стороны наделялись определенным комплексом взаимно корреспондирующих прав и обязанностей, которые поначалу носили каяуалыю-личностный характер, а затем по мере повторяемости, типичности возникающих жизненных ситуаций и контроля за их развитием со стороны властных структур приобретают общеобязательные свойства. Рождается синтез индивидуальных и общественных интересов.

Подобно тому как продукт труда при обмене на другой продукт, выражая свою общественную стоимость, оформляется в виде товара и теряет индивидуальные качества, владелец этого товара в меновых отношениях с другим товаровладельцем теряет свои индивидуальные черты и становится юридически значимым субъектом, т.е. субъектом, обладающим комплексом общепризнанных прав и обязанностей по распоряжению имеющимся- у него товаром. Таким образом, индивид становится товаровладельцем и участником юридически значимого отношения лишь по воле своего контрагента.

Социальная природа обычаев, морали и религиозных норм мало отвечала специфике формирующихся отношений. Они не фиксировали ни должного паритета общественных и частных интересов, в котором так нуждалась нарождающаяся система социальных связей, ни четкого, детального закрепления прав и обязанностей.

Формированию права активно способствовало и имущественное расслоение общества. Представители нарождающегося класса имущих были крайне заинтересованы в создании таких социальных норм, которые бы не только защищали, но и выражали их частные интересы. Для этого, обеспечив себе экономическое господство, они постепенно ограничивали круг лиц, участвующих в выработке общеобязательных пра-

вил поведения. Благодаря своему положению в обществе им удалось добиться изменения бытовавшего ранее равноправия, получив, к примеру, льготную возможность материально откупиться за совершенное правонарушение.

По мере усиления публичной власти, роста численности формирующегося государственного аппарата и обособления его от общества основная масса населения устраняется от формирования содержания правовых предписаний. Это становится уделом избранных.

Баланс интересов, фиксирующихся в юридических нормах, перераспределяется в сторону лиц, осуществляющих экономическое и политическое господство в обществе. Создается иллюзия, что единственный автор и источник права – это государственная власть. Подобная иллюзия во многих странах со временем превратилась в реальность и по весьма прозаическим причинам активно поддерживалась и поддерживается как политическими деятелями, так и официальной юридической наукой.

Однако государство никогда не являлось и не является единственной правотворческой силой. Так, в правовых системах стран Востока Коран – не только источник религиозных догм, но и основной источник права. В большинстве стран Западной Европы достаточно продолжительное время, наряду с государством и автономно от него, правовые акты создавались представителями церкви.

В то же время право не может быть аморфным и противоречивым. В современных условиях государство, будучи единственным официальным представителем всего общества, призвано выявлять, координировать, защищать и закреплять в виде правовых предписаний обобщенную волю. Содержание этой воли должно отражать сбалансированный общественный интерес. В противном случае при противопоставлении воли государства и воли общества теряется объективно необходимый, -справедливый, правовой паритет общественных, государственных и личных интересов, а право превращается в узаконенный произвол.

Итак, право как особая разновидность социальных норм весьма существенно отличается от социальных норм первобытно-общинного строя.

Если обычаи создавались всем обществом, то право формируется либо непосредственно государством, либо иными социальными организациями (общественными, кооперативными, церковными и т.п.) и под их контролем.

Если обычаи выражали общую волю и защищали общественный интерес, то право является выражением воли и баланса общественных, корпоративных и личных интересов членов общества.

Если обычаи носили в основном нефиксированную форму, то право получает свое внешнее выражение и закрепление в виде различного рода нормативных актов, прецедентов, договоров с нормативным содержанием, правовых обычаев.

Если обычаи охранялись от нарушений всем обществом, то право

обеспечивается специально созданным аппаратом принуждения, организационной и экономической мощью всего государства.

Тема 3. СУЩНОСТЬ И ТИПЫ ГОСУДАРСТВА (М.И. Байтин)

1. ВЛАСТЬ КАК ОБЩЕСОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ (ГОСУДАРСТВЕННАЯ) ВЛАСТЬ

Изучение сложной темы о сущности государства представляется логически последовательным начать с рассмотрения неразрывно взаимосвязанного с ней вопроса о политической власти.

Чтобы разобраться в проблеме политической власти, необходимо уяснить, что такое власть вообще, т.е. рассмотреть, власть как общесо-• циологическую категорию.

Известно, что политическая или – что одно и то же – государственная власть не единственный вид общественной власти. Власть присуща любой организованной, более или менее устойчивой и целенаправленной общности людей. Она характерна как для классового, так и бесклассового общества, как для общества в целом, так и различных составных его образований. Соответственно принято различать виды власти: власть рода, племени, общины; политическую (государственную); экономическую; различных общественных объединений; родительскую; церковную.

Каждая из разновидностей общественной власти имеет известное своеобразие, отличается специфическими особенностями. Вместе с тем всем им присущи общие черты, синтез которых позволяет дать характеристику власти как общей социальной категории.

При всем многообразии взглядов на власть многим из представителей различных течений общественной мысли присуща ее характеристика как авторитета, обладающего возможностью заставить повиноваться, подчинить своей воле других людей.

В связи с этим значительный интерес представляет статья Ф. Энгельса «Об авторитете», которая и в современных условиях сохраняет свое научное значение. В этой статье, обращенной против анархистов, пользовавшихся для обозначения власти термином «авторитет», Ф. Энгельс писал: «Авторитет в том смысле, о котором здесь идет речь,

означает навязывание нам чужой воли; с другой стороны, авторитет предполагает подчинение».

 Магме К., Энгельс Ф. Соч. Т. 18. С. 302.

Ф. Энгельс рассматривал власть в качестве отношения, двуединое содержание которого, с одной стороны, означает навязывание воли властвующего подвластному, с другой – подчинение подвластного воле

властвующего.

Важно иметь в виду, что, во-первых, неотъемлемым элементом содержания любой власти является принуждение. Общественная власть немыслима без принуждения, которое в соответствии с исторической обстановкой и характером власти приобретает различные содержание

и форму.

Во-вторых, отношения по поводу власти, или властеотношения,

носят волевой характер и с точки зрения своей структуры складываются из «господства-подчинения» и «руководства-подчинения». В зависимости от конкретно-исторических условий власть может либо выступать как сочетание отношений «господства-подчинения» и «руководства-подчинения», либо проявляться только в отношениях «руководства-подчинения».

Ф. Энгельс, показывая, что всякая организация общества, в котором происходит процесс производства и обращения продуктов, невозможна без авторитета, без власти, и отмечая, что с развитием крупной промышленности и крупного землевладения материальные условия производства и обращения неизбежно усложняются и стремятся ко все большему расширению сферы этого авторитета, подчеркивал, что и в будущем власть не исчезнет, а только изменит содержание и форму. , Власть вообще, будучи непосредственным порождением разносторонних устойчивых связей между людьми, их устремлений к удовлетворению своих интересов и смягчению при этом противоречий, а стало быть, к возможному компромиссу и определенному порядку сосуществования, представляет собой объективно необходимое условие для участия членов общества в производстве и воспроизводстве жизни, Власть есть средство функционирования любой социальной общности, проявляющееся как отношение подчинения входящих в это сообщество лиц единой руководящей в нем воле.

Изложенное позволяет сформулировать краткое определение понятия власти как общесоциологической категории. Власть – это соответствующее характеру и уровню общественной жизни средство функционирования всякой социальной общности, заключающееся в отношении подчинения воли отдельных лиц и их объединений руководящей в данном сообществе воле,

\ Об эт ом подробнее см.: Байтин М.И. Государство и политическая власть. Саратов, 1972 С. 83 и след

Такое определение, думается, характеризует любую общественную

власть – классовую и неклассовую, государственную и негосударственную.

Политическая (государственная) власть представляет собой особую разновидность общественной власти. Термины «политическая власть» и «государственная власть», равно как и стоящие за ними понятия, – синонимы. Политическая власть в собственном смысле этого слова и есть власть государственная, т.е. такая, которая исходит от

государства и реализуется не иначе как при его (прямом или косвенном) участии.

Как отмечал К. Маркс, политическая сущность всякого вопроса заключается в его отношении к власти государства. Государство и все его разнообразные институты, в частности избирательная система, по мысли Маркса, есть политическое бытие гражданского общества. При этом в статье «Морализирующая критика и критизирующая мораль» он прямо отождествляет понятия «политическая власть» и «власть государственная »2.

В специальной юридической, философской и политологической литературе наряду с признанием одними авторами тождества понятий политической и государственной власти другие авторы (Ф.М. Бурлацкий, Н.М. Ксйзеров, Л.Т. Кривушип и др.) выступают за различение этих категорий. Сторонники последней точки зрения понятие «политическая власть» употребляют в более широком смысле, нежели «государственная власть», – это власть, осуществляемая не только государством, но и другими звеньями политической системы общества: партиями, массовыми общественными организациями (например, профсоюзами и иными общественными объединениями).

Однако употребление термина «политическая власть» в широком смысле с точки зрения строго научного подхода весьма условно, ибо сама политическая власть и степень участия в ней, в ее отправлении, в

том числе роль различных партий в осуществлении политической власти, – не одно и то же.

Этого обстоятельства не учитывают авторы, которые исходят из посылки, что политическая власть – это одно, а государственная власть – нечто другое, и предлагают определения политической власти без указания на ее связь с государством и его роль в ее осуществлении. Особенно трудно согласиться с Ю.А. Дмитриевым, который в последнее время пришел, по сути, к противопоставлению государственной и

Термин «политика» с пер. с греч. – государственный, искусство управления госу-дарстиом, участие в делах государства.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 297.

политической власти, утверждая, что «полем действия» первой «является собственно государство и его органы», а «полем реализации» второй, «наоборот, выступает преимущественно гражданское общество».

Итак, еще раз подчеркнем, что политическая, или государственная, власть – это такая разновидность общественной власти, которая или осуществляется непосредственно самим государством, или делегирована или санкционирована им, т.е. проводится от его имени, по его уполномочию и при его поддержке.

Рассматривая такую власть в качестве важнейшего, определяющего признака государства в отличие от организации ее в родовом обществе, Ф.Энгельс обращал внимание на то, что это «особая публичная власть»2. \

Характерные черты этой свойственной государству особой публичной или политической власти, отличающие ее от общественной власти доклассового общества, заключаются в следующем.

1. При родовом устройстве общественная власть выражала интересы всего бесклассового общества, всех его членов, объединенных в том или ином коллективе – общине, роде, фратрии, племени и т.д. Государственная власть носит классовый характер.

2. Родовая власть доклассового общества, осуществляемая старейшинами и другими выборными лицами, которые были первыми среди равных, не знала какого-либо особого аппарата или слоя лиц, специально предназначенных для того, чтобы управлять, и в этом смысле сливалась со всем населением.

Иначе обстоит дело с политической публичной властью. Она в отличие от родовой не совпадает непосредственно с населением, осуществляется выделенным из человеческого общества аппаратом управления, состоящим из категории людей, которые только тем и заняты, чтобы управлять другими.

3. При родовом строе, выросшем из общества, не знавшего внутренних антагонизмов, не было никаких других способов принуждения к подчинению власти старейшин и соблюдению обычаев, кроме общественного мнения.

Политическая же власть опирается на возможность государственного принуждения, для осуществления которого создаются вооруженные силы; специально приспособленный для этой цели аппарат, включающий в себя так называемые карательные или правоохранительные органы.

См.: Дмитриев 10. Л. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества // Государство и право. 1994. № 7. С. 34.

2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 170.

4. Для содержания разветвленного государственного аппарата, не принимающего непосредственного участия в производстве материальных благ, для содержания этой публичной власти необходимы взносы

граждан –налоги, которые были неизвестны родовому устройству общества.

5. При родовой организации общества люди подразделялись по принципу кровного родства; учреждение политической власти, знаменующее возникновение государства, сообразуется с разделением населения по территориальному признаку.

6. Одна из тонких сторон соотношения между политической, государственной и общественной властью первобытно-общинного строя четко выражена в положении Ф. Энгельса: «...Самый жалкий полицейский служитель цивилизованного государства имеет больше «авторитета», чем все органы родового общества, вместе взятые; но самый могущественный монарх и крупнейший государственный деятель или полководец эпохи цивилизации мог бы позавидовать тому не из-под палки приобретенному и бесспорному уважению, которое оказывают самому незначительному родовому старейшине. Последний стоит внутри общества, тогда как первые вынуждены пытаться представлять собой нечто вне его и над ним».

Приведенное суждение помогает уяснению того факта, что с точки зрения соотношения публичной власти с обществом при первобытнообщинном строе имела место «власть авторитета»,тогда как политическая, государственная власть есть «авторитет власти». От власти авторитета к авторитету власти – эволюция общественной власти в процессе перехода от первобытно-общинного строя к классово организованному обществу.

Таковы основные признаки политической власти, отличающие ее от общественной власти родового строя.

Для более полного и точного, современного понимания политической власти ее характеристику, кроме сказанного выше, необходимо дополнить указанием на сочетание в ней классового и общечеловеческого начал. Будучи экономически обусловленной властью определенного класса (или народа), она вместе с тем учитывает интересы всех слоев населения, их стремление не только к классовому, национальному, религиозному противоборству, но и к согласию, компромиссу; отражает реальную социально-политическую структуру общества, тенденции его развития.

Непосредственным воплощением, особой организацией политической власти и является государство.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 171.

2. КЛАССОВОЕ И ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ В СУЩНОСТИ ГОСУДАРСТВА. ПОНЯТИЕ ГОСУДАРСТВА

Понятие государства включает в себя характеристику его сущности, т.е. главного, определяющего, устойчивого, закономерного в данном явлении, и социального назначения – служебной роли и исторической

цели.

Марксизм научно обосновал, что политическая власть является ,

одновременно и важнейшим признаком государства, и основным содержанием его сущности. Государство по своей сущности есть организация политической власти общества.

Вместе с тем возникшее полтора века назад марксистское понимание государства, которое более семидесяти лет воспринималось советским обществоведением как единственно правильное и незыблемое, с учетом исторического опыта и современного уровня научных знаний нуждается в критическом переосмыслении и уточнении.

В частности, следует признать ошибочной общепринятую в советской юридической, философской и политологической литературе трактовку государства исключительно с классовых позиций, исходя из основополагающих указаний классиков марксизма, рассчитанных на государство в обществе, разделенном на антагонистические классы. Именно применительно к такому обществу они рассматривали государство как организацию политической власти экономически господствующего класса, орудие его диктатуры.

«Политическая власть в собственном смысле слова, – писали К. Маркс и Ф. Энгельс, – это организованное насилие одного класса для подавления другого». «Государство, – утверждал Ф.Энгельс, – есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим»2. Вслед за Энгельсом В.И. Ленин также видел в государстве машину «для поддержания господства одного класса над другим»3. «Государство, – считал он, – есть орган господства определенного класса, который не может быть примирен со своим антиподом (с противоположным ему классом»)4.

Хотя приведенные и подобные им другие положения, выражавшие суть марксистского понимания государства в обществе с антагонистическими классами начиная со второй половины 40-х годов XIX в. и вплоть до свершения Октябрьской революции и начала строительства социализма в России, играли прогрессивную роль в объяснении проис-

 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 447.

2 Там же. Т. 22. С. 200-201.

3 Ленин В.И. Ноли. собр. соч. Т. 39. С. 73.

4 Там же. Т. 33. С. 8.

хождения, сущности, функционирования и развития государства, нельзя было придавать им всеобщего значения, превращать в догму и распространять на все времена и страны, тем более в изменявшихся на глазах исторических условиях.

Такой подход обеднял и в известной мере искажал представление о государстве, содержал упрощенное, одностороннее понимание его сущности и социального назначения, ориентировал на приоритет принудительной, насильственной стороны данного явления, на обострение классовых противоречий и борьбы внутри отдельных стран и на международной арене. Поэтому понятно, что в связи с коренными изменениями, происшедшими в мире после Второй мировой войны, трактовка государства исключительно с классовых позиций вступила в противоречие с ходом развития государства не только в капиталистических странах Запада, но и в Советском Союзе, а после его распада – в России и других странах СНГ.

Важно заметить, что рассматриваемый подход к трактовке государства необоснованно отвергал как идеалистические и ненаучные многочисленные немарксистские учения о государстве от Аристотеля до Каутского, его нынешних последователей в западноевропейской социал-демократии и современных буржуазных теорий. Несмотря на разнообразие и особенности этих учений, в том числе и в дореволюционной России (Б.А. Кистяковский, М.М. Ковалевский, Ф.Ф. Кокошкии, Н.М. Коркунов, М.М. Сперанский, Б.Н. Чичерин, Г.Ф. Шершеневич и др.), в большинстве своем представляющих огромную духовную ценность, почти все они, в той или иной мере отражая многовековой опыт мирового развития, сходятся в понимании государства как института социального компромисса и достижения общего блага. Однако при всей привлекательности такого подхода он также односторонен: тогда как марксизм сводит суть понимания государства к его классово-насильственной стороне, немарксистские теории так или иначе признают в государстве лишь другую его сторону – общесоциальную, общечеловеческую.

В этой связи особое внимание привлекает высказанная в «Капитале» мысль Маркса о том, что государство охватывает своей деятельностью два момента: и выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и специфические классовые функции.

К сожалению, данный тезис, затронутый Марксом лишь мимоходом при рассмотрении другого вопроса применительно к рабовладельческому и буржуазному государству, не получил дальнейшей специальной разработки ни в самом «Капитале», ни в более поздних трудах Маркса, не повлиял на суть понимания государства его последователями.

Между тем именно в приведенном суждении Маркса получает краткое синтезированное выражение наиболее существенное и ценное как в марксистском, так и в немарксистском подходе к государству; делается шаг в направлении преодоления односторонности в трактовке государства, понимания его как единства двух его тесно взаимосвязанных

сторон – общечеловеческой и классовой.

И действительно, любое государство, наряду с решением сугубо классовых задач, выполняет и общечеловеческую миссию, без которой не может существовать ни одно общество. К выполнению общих дел относится прежде всего осуществление разнообразных коллективных потребностей общества: организация здравоохранения, образования, социального обеспечения, средств транспорта и связи, строительство ирригационных сооружений, борьба с эпидемиями, преступностью, меры по предотвращению войны и обеспечению мира и т.п.

Общечеловеческое предназначение государства в более широком смысле состоит в том, чтобы быть инструментом социального компромисса, смягчения и преодоления противоречий, поиска согласия и сотрудничества различных слоев населения и общественных сил; обеспечения общесоциальной направленности в содержании всех осуществляемых им функций.

Сочетая в себе, таким образом, и классовое, и общечеловеческое,

государство выступает одновременно и как организация политической власти общества, и как его единственный официальный представитель. Согласно этому оно призвано обеспечить выполнение и общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и специфических классовых задач.

Только учитывая общечеловеческое и классовое в государстве, можно достигнуть научной объективности в его изучении, рассматри-вать его таким, каково оно есть в действительности.

Поэтому нельзя согласиться с теми, кто стремится к иной односторонности, предлагая полностью отказаться от классового подхода, ограничившись лишь общечеловеческим.

Следует иметь в виду, что соотношение между общечеловеческим и классовым в государстве в разные эпохи не одинаково, это не застывшее состояние, а динамично отражающее реалии социально-экономического и политико-государственного развития, достигнутый уровень

прогресса и демократии.

Соответственно в определенных условиях, например, в рабовладельческих и феодальных государствах, в буржуазных государствах периода промышленного капитализма, в некоторых буржуазных госу-. дарствах эпохи монополистического капитала, особенно с тоталитарным режимом, а также в государствах диктатуры пролетариата, в ха-

рактеристике сущности и социального назначения государства на первый план выступает классовое господство, насилие, подавление.

Раскрывая соотношение общесоциальных и классовых начал (сторон) государства в современных условиях, трудно не заметить, по общему правилу, приоритет общечеловеческих ценностей. Такая гуманистическая тенденция особенно наглядно проявляется в последние десятилетия в развитых государствах Америки и Европы и в современном Российском государстве.

Государство, представляющее собой преимущественно орудие социального компромисса, соответствует уровню развития демократии, характеризующемуся идеологическим плюрализмом, гласностью, многопартийностью, свободными выборами, разделением властей, верховенством закона, охраной прав и свобод личности, наличием высокоавторитетного и независимого суда и т.д.

Демократическое, цивилизованное государство, пределы власти которого, а также формирование, полномочия, функционирование строго основываются на праве, высшее назначение которого – признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, является правовым. Ныне это наиболее высокая ступень во всей многовековой истории развития государства.

Закрепление в статье 1 Конституции РФ нормы о том, что «Российская Федерация – Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления» не означает, однако, что правовое государство у нас уже создано, что ныне существующее государство стало правовым.

В действительности в приведенном положении Конституции РФ правовое государство рассматривается как цель, к которой мы стремимся, с достижением которой связано нынешнее и последующее развитие России. Данный процесс должен быть органически пережит обществом, которое само должно созреть для этого экономически, политически, духовно, юридически. Вместе с тем нельзя не заметить, что процесс формирования и фактического утверждения правового Российского государства находится все еще в начальной стадии, осуществляется не вполне последовательно и недостаточно интенсивно.

Поэтому на первый план все более выдвигается задача тесного соединения теоретических представлений о том, каким должно быть правовое государство, с повседневной практической деятельностью государственных органов и муниципальных учреждений, общественных объединений, должностных лиц и граждан по его реальному созданию.

В связи с этим важно иметь в виду, что демократия, правовое государство ничего общего не имеют с анархистским своеволием, правовым нигилизмом, распущенностью, вседозволенностью. Напротив, они

предполагают необходимые для всего общества законность и правопорядок, при которых все равны перед законом и судом, закон обязателен для всех без исключения, и никто из тех, кто нарушит его, не сможет уйти от ответственности.

Последовательное обеспечение законности и правопорядка – основа жизнеспособности и прочности демократии и правового государства.

Подводя итог вышесказанному о двуединой общечеловеческой и классовой природе сущности и социального назначения государства, можно предложить один из возможных вариантов его краткого общего определения. Государство – это организация политической власти, необходимая для выполнения как сугубо классовых задач, так и общих дел, вытекающих из природы всякого общества.

Учитывая, что государство весьма сложное явление, в ряду факторов (начал), оказывающих непосредственное влияние на его сущность и социальное назначение, кроме рассмотренных выше, в конкретных исторических условиях развития отдельных стран следует также иметь в виду религиозный фактор (Иран, Пакистан, Афганистан), национальный фактор (государства Балтии) и некоторые другие. Сказанное, однако, не означает, что все эти факторы должны быть отражены в определении государства вообще. При этом достаточно исходить из его наиболее общих начал – общечеловеческого и классового.

3. ПРИЗНАКИ ГОСУДАРСТВА, ОТЛИЧАЮЩИЕ ЕГО ОТ ДРУГИХ ОРГАНИЗАЦИЙ КЛАССОВОГО ОБЩЕСТВА

Государство – организация (орудие, машина) непосредственного политического властвования. Все другие организации, входящие в политическую систему общества, участвуют в осуществлении власти опосредованно, через государство, в различной мере и различных формах сотрудничая с ним.

Государство отличается от этих организаций рядом существенных признаков.

1. Государство в пределах своих территориальных границ выступает в качестве единственного официального представителя всего общества, всего населения, объединяемого им по признаку гражданства.

2. Государственный суверенитет, под которым принято понимать присущее государству верховенство на своей территории и независимость в международных отношениях. Государство – единственный носитель суверенной власти.

3. Государство издает законы и подзаконные акты, обладающие юридической силой и содержащие нормы права.

Те или иные общественные объединения могут принимать решения, обязательные для их внутриорганизационных подразделений и членов, тогда как нормативные акты государства обязательны для всех государственных и муниципальных органов, общественных объединений, частных организаций, должностных лиц и граждан. Правотворче-ство – исключительная прерогатива государства.

4. Государство есть сложный механизм (аппарат) управления обществом, разносторонними социальными сферами и процессами, представляющий собой систему государственных органов и соответствующих материальных средств (вещественных придатков), необходимых для выполнения его задач и функций.

Специфическая особенность органов, образующих в своей совокупности государственный механизм, состоит в государственно-властном характере их полномочий, что связано с обязательным юридическим закреплением формирования и деятельности этих органов и основанной на этом способности издавать правовые акты и охранять их от нарушения.

Функционирование этого специально созданного государственного механизма, этой своеобразной отлаженной машины» необходимым образом предполагает наличие особого слоя лиц – государственных служащих, основное назначение которых, с учетом сложившегося в классовом обществе разделения труда, в том только и состоит, чтобы управлять.

5. Государство – единственная в политической системе организация, которая располагает правоохранительными (карательными) органами (суд, прокуратура, милиция, полиция и т.д.), специально призванными стоять на страже законности и правопорядка.

6. Только государство располагает вооруженными силами и органами безопасности, обеспечивающими его оборону, суверенитет, территориальную целостность и безопасность.

7. Один из важнейших признаков государства, так или иначе соприкасающийся со всеми рассмотренными выше и обобщающий некоторые из них, – это тесная органическая связь государства с правом, представляющим собой экономически и духовно обусловленное нормативное выражение государственной воли общества, государственный регулятор общественных отношений. Трудно найти в истории пример, когда бы государство могло обходиться без права, а право – без государства.

Взятые в совокупности отмеченные признаки государства объясняют его особое место и ведущую роль в политической системе общества. Вполне понятно, что в разные исторические эпохи, в различных социально-экономических условиях указанные признаки государства отли

чаются как конкретным внутренним содержанием, так и своим внешним проявлением.

В современных условиях Российскому государству принадлежит первостепенная роль в утверждении демократии и свободы, стабильности и гражданского мира, согласия и сотрудничества народов страны, в продолжении реформ и переходе к цивилизованному обществу, организации обороны страны.

Успешное претворение этих целей в жизнь неразрывно связано с осуществлением задач укрепления государства, совершенствования его механизма, обеспечения действенности всех институтов государственной власти в России, наведения правопорядка в самой власти и в стране.

4. ТИПЫ ГОСУДАРСТВА

В настоящее время выделяют два основных подхода к типологии государства: формационный и цившизационный.

До недавнего времени формационный подход признавался у нас в качестве единственно возможного и научного, поскольку выражал марксистское отношение к вопросу о типе государства. Суть его в том, что выяснение типа государства основывается на понимании истории как естественно-исторического процесса смены общественно-экономических формаций, каждой из которых в условиях существования классов соответствует определенный тип государства. Аналогично понятием типа государства охватываются общие, наиболее существенные признаки, характерные для всех государств одной и той же социально-экономической формации. Тип государства означает конкретизацию, определенность его экономической основы, классовой сущности и социального назначения.

Для определения типа государства в данном значении необходимо ответить на три вопроса.

• Какой общественно-экономической формации, какому типу производственных отношений соответствует данное государство?

• Орудием какого класса оно является?

• Каково социальное назначение данного государства? Для обозначения выделяемых на этом основании типов государства используется термин «исторические типы государства». Это рабовладельческий, феодальный, буржуазный и социалистический типы государства. Первые три из них охватываются единым родовым понятием эксплуататорского государства.

В качестве противоположности указанным типам государства классики марксизма рассматривали государство нового, социалистического

типа, которое характеризовали как «государство не в собственном смысле» или «полугосударство».

Согласно формационному подходу к типологии государства в процессе смены общественно-экономических формаций в результате социальных революций с объективной необходимостью происходит переход от одного исторического типа государства к другому, более высокому. Если буржуазное государство – последний тип эксплуататорского государства – подлежит революционному слому, социалистическое государство – исторически последний тип государства вообще – постепенно «засыпает», «отмирает»2.

Рассматривая формационный подход к типологии государства в тесной связи с марксистским учением о государстве п целом в историческом плане, нельзя не заметить, что марксистской трактовке этих вопросов принадлежит значительная роль в научном объяснении возникновения и развития рабовладельческого и феодального типов государства. Верно она охарактеризовала также буржуазный тип государства, соответствовавший состоянию общественного развития середины XIX столетия, когда завершилось формирование промышленного, так называемого свободного капитализма со свойственным ему основным классовым противостоянием буржуазии и пролетариата, и в последующих условиях обострения классовой борьбы, относительного и абсолютного обнищания пролетариата, его первых политических выступлений и использования буржуазией государства для подавления трудящихся. Наглядным примером может служить Парижская Коммуна. Такое соответствие марксистского подхода к государству и его типологии реальному ходу истории продолжалось вплоть до победы Октябрьской социалистической революции, которая сама может быть объяснена как подтверждение данной теории3.

Однако, к сожалению, в условиях происходящих в мире после победы социалистической революции глобальных перемен марксистская теория классовой борьбы и государства, включая и его типологию, была превращена советским обществоведением в догму. В частности, буржуазный тип государства раз и навсегда характеризовался соответственно оценкам Маркса и Энгельса, данным государству эпохи промышленного капитализма, и тезисам Ленина об империалистичес-

 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 33. С. 18.

2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 292

3 См.: Липшиц Р.З. Государство и право и современном обществе, необходимость новых подходов // Сов. государство и право. 1990. № 10. С. 15. Прямое отношение к рассматриваемой проблеме имеет содержащееся в этой статье положение о необходимости осмысливать теорию государства после социалистической революции в России «на разных моделях».

ком государстве, сформулированным в основном в первые два десятилетия XX в. Между тем вопреки предсказаниям о загнивании и гибели капитализма, капиталистический строй перенес не только политический удар, нанесенный революцией в России, но и выстоял в условиях глубочайшего экономического кризиса и депрессии конца 20-х – начала 30-х годов. Благодаря вмешательству государства в экономику, начало которому положили теория Дж. Кейнса и практика Ф. Рузвельта, он окреп и оказался способным в сравнительно короткий срок осуществить научно-техническую революцию, использовав ее достижения для повышения уровня жизни народа. При регулирующей роли государства были проведены меры по перераспределению доходов, внедрены многочисленные средства социальной защищенности человека.

Наряду с этим сохранились свойственные капитализму мощные стимулы материальной заинтересованности. Небезынтересно также, что капиталистический строй оказался способным воспринять и внедрить некоторые прогрессивные идеи различных течений социализма. Немаловажно и то обстоятельство, что в ряде капиталистических стран, в том числе крупных, долгое время у власти находились социал-демократы, успешно сочетавшие в своей деятельности возможности капитализма с идеями социализма. Поэтому то общество, которое сформировалось во многих странах Запада после Второй мировой войны и которое мы по-прежнему характеризовали как традиционное капиталистическое, на самом деле существенно отличалось от капиталистического общества времен как Маркса и Энгельса, так и Ленина.

Вполне понятно, что происшедшие изменения отразились и на государстве. Как показывает опыт США, Англии, Франции, Швеции и других стран, в развитых западных демократиях при объективном, непредвзятом отношении государство не может уже характеризоваться как «ночной сторож буржуазии», ее орудие для подавления рабочего класса. В послевоенные годы оно все более становилось инструментом преодоления общественных противоречий не путем насилия и подавления, а посредством достижения социального компромисса. Все большее значение и развитие в этих странах получают демократия, плюрализм, разделение властей, роль права в жизни общества, защита прав человека и т.д. Все эти изменения позволяют характеризовать современные наиболее цивилизованные демократические государства Запада в качестве правовых.

Такой ход развития буржуазного государства наглядно обнажил одно из самых уязвимых мест марксистской теории общественно-экономических формаций, которое заключается в заданном программировании на длительную перспективу однолинейной конструкции движе-

ния истории: все формации «выстраиваются» в единый ряд, все наро ды, за редко допускаемым исключением, как бы «обязываются» прохо

дить весь путь от одной формации к другой и соответственно от одного типа государства к другому.

Опыт современных государств Запада, опровергающий эту посылку, послужил основанием для множества теорий («нового индустриального общества и государства», «постиндустриального общества», «конвергенции двух систем» и др.), утверждающих, что нынешнее «буржуазное» государство не отвечает своему названию и должно рассматриваться как новое, индустриальное или постиндустриальное государство, относящееся к посткапиталистическому типу государства.

Еще недавно такие теории отвергались с ходу, как противоречащие марксизму. Теперь, однако, трудно не признать, что они в той или иной мере отражают действительное положение вещей.

Немало противоречий возникает в применении формационного

подхода и к социалистическому типу государства, сложившемуся у нас после Октябрьской революции.

По прогнозу классиков марксизма, социалистическое государство как государство «не и собственном смысле» призвано было подавить сопротивление свергнугых эксплуспагоров; обеспечить для трудящихся демократию высшего типа; построить социализм; подготовить переход к обществу без классов и затем отмереть. Но произошло иначе. Сравнительно короткий период государства диктатуры пролетариата чрезмерно растянулся. Аппарат насилия, огромная бюрократия – все то, что ставило государе гпо над обществом, сохранялось; служил же аппарат, вопреки прогнозам Маркса, Энгельса, Ленина, не рабочему классу, а партийно-государсгвеиной верхушке. Демократия ограничивалась однопартийностыо. Выборы носили формальный характер Государство использовалось для массовых репрессий. Происходило полное огосударствление общественной жизни. Экономика проигрывала в соревновании с капитализмом

Признавая это, не следует, однако, впадать в крайность и не видеть в пройденном Советским государством социалистическом пути ничего позитивного, хорошего. Но в главном это не меняет сути дела. Не случайно, что в массовой пропаганде о социалистическом типе государства, в частности об общенародном государстве, упор делался на желаемое, а не на действительное.

Критически надо отнестись и к связанному с формационным подходом мнению, что социалистическое государство – исторически последний и в этом смысле высший тип государства. Из этого делался вывод, что не только Советский Союз, но и такие именуемые социалистическими страны, как КНДР, Куба, Монголия и другие, значительно

отстающие экономически от США и других развитых государств Запада, в социально-политическом отношении опережают их на целую эпоху. Конечно же, это не соответствует действительности.

И, наконец, представляется методологически не обоснованным заранее предопределять как последнюю общественно-экономическую формацию, так и последний тип государства. Советский Союз распался. Россия перестала быть социалистическим государством, но она продолжает существовать как демократическое государство, находящееся в экономически переходном периоде, развивающееся по пути формирования правового государства. Наряду с постиндустриальным государством Россия представляет собой разновидность посткапиталистического типа государства.

Несмотря на критические замечания в адрес формационного подхода к типологии государства, полностью отказываться от него не следует. Он может быть полезен и для дальнейшего изучения и уточнения ранних типов государства, возникших при переходе от первобытно-общинного строя к феодализму.

Другим заслуживающим внимание современным подходом к типологии государства является цивилизационный. В настоящее время в нем преобладает так называемое технологическое направление, согласно которому тип государства связывается с той ступенью (стадией) научно-технического прогресса и жизненного уровня населения, определяемого потреблением и оказанием услуг, которой соответствует

данное государство.

Одной из наиболее распространенных и характерных для этого направления цивилизационного подхода является «теория стадий экономического роста», автор которой известный американский социолог и политический деятель Уолт Ростоу. Согласно этой теории, призванной, по словам ее автора, «бросить вызов марксизму и вытеснить его как метод рассмотрения современной истории», все общества по экономическому развитию можно отнести к одной из пяти стадий: традиционное общество; переходное общество, в котором закладываются основы преобразований; общество, переживающее процесс сдвига; созревающее общество и общество, достигшее высокого уровня народного

потребления.

К первой стадии Ростоу относит общество, основанное на доньюто-невской науке и технике и на преобладании сельского хозяйства. Вторая стадия – это период трансформации «традиционного общества» в более развитый период закладывания основ для «сдвига» в области обрабатывающей промышленности. Третья стадия – «сдвиг», «взлет» научно-технического развития как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Четвертая стадия характеризуется как пора «зрелос-

ти», когда на основе применения современных научно-технических достижений во всей массе ресурсов общества и значительного роста инвестирования национального дохода достигается устойчивое превышение выпуска продукции над ростом населения. И, наконец, пятая стадия – это период «высокого уровня массового потребления», в который ведущие секторы экономики переходят на производство предметов потребления длительного пользования и услуг.

В соответствии с рассматриваемой концепцией именно на пятой стадии возникает общество, которое можно назвать «государством всеобщего благоденствия». На данной стадии, по мнению Ростоу, находились лишь США и другие высокоразвитые капиталистические государства, тогда как Советский Союз только вступал в стадию «зрелости».

К теории «стадий экономического роста» тесно примыкают теории «менеджеризма», «единого индустриального общества», «постиндустриального общества» и др, согласно которым в современную эпоху необходимость п революционном изменении условий жизни общества отпадает или уже отпала, ибо научно-техническая революция по своим социальным последе гииям спонтанно, автоматически выступает как заменитель социальной революции, который, неся все основные социальные преобразования, не затрагивает основы капитализма – частной собственности. Значительное место в ряду этих теорий занимает идея «конвергенции», сближения двух систем, социалистической и капиталистической, в разработку которой весомый вклад внес академик А.Д. Сахаров. Суть ее в сближении и воплощении в едином типе общества и государства того лучшего, что содержат в себе обе системы в целях обеспечения прогресса, свободы и мира внутри каждой страны и на международной арене.

Представителем другого направления цивилизационного подхода к вопросу о типах государства является английский историк А. Тойнби. Он сформулировал концепцию цивилизации, под которой понимает замкнутое и локальное состояние общества, отличающееся общностью религиозных, психологических, культурных, географических и других признаков. В соответствии с ним он выделяет в мировой истории более 20 цивилизаций, не связанных между собой какими-либо общими закономерностями развития, а существующих, подобно ветвям дерева, рядом друг с другом. Обращает на себя внимание смешение А. Тойнби понятий общества и государства. Хотя его взгляды и представляют определенный интерес, выдвигаемые им признаки относятся скорее к типологии общества, а не государства.

Имеются и некоторые другие подходы к типологии государства, различающиеся между собой положенными в их основу критериями,

но они как правило, весьма субъективны. Поэтому в данном параграфе

и было привлечено внимание ° дует пользоваться При изучении вопрос. отипах

одновременно как Ф0?"0"" Позитивные стороны того и

ТгоыТв ооко и конкретно понять эту сложную проблему.

Тема 4. ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА (М.И. Байтин, И.Н. Сенякин)

1. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ ФУНКЦИЙ ГОСУДАРСТВА (М.И. Байтин)

Научное познание государства любого исторического типа обязательно предполагает рассмотрение его функций, представляющих собой важнейшие качественные характеристики и ориентиры не только собственно государства как особой организации публичной власти, но и общества и целом.

В юридической литературе уделено значительное внимание исследованию проблемы функций государства (Н.Г. Александров, М.И. Байтин, А.И. Денисов, Л.И. Загайнов, А.II. Косицын, Г.Н. Манов, Н.П. Фарберои, П.В. Черноголовкнн и др.).

Функции государства -- лго основные направления деятельности государства, в которых выражаются и конкретизируются его классовая и общечеловеческая сущность и социальное назначение.

В этом определении выделены наиболее существенные признаки функций государства.

1. Функции государства непосредственно выражают и предметно конкретизируют его классовую и общечеловеческую сущность. Их содержание учитывает классовые, групповые (корпоративные), национальные и частные интересы членов общества.

2. В функциях государства воплощается и раскрывается его активная служебная роль как важнейшей части надстройки по отношению к своему базису, реализуется разносторонняя практическая деятельность внутри страны и на международной арене.

3. Функции государства возникают и развиваются сообразно его историческим задачам и целям. Государство выполняет свое социальное назначение посредством осуществления соответствующих ему функций, представляющих собой устойчиво сложившиеся основные направления его деятельности.

4. В функциях государств различных исторических типов проявляются и объективируются присущие им особенности и закономерности развития, динамика социально-экономических, политических и духовных преобразований в жизни общества.

В связи с тем что государство выполняет множество функций» содержание которых весьма разнообразно, необходима их научная классификация.

Рассмотрим некоторые основания (критерии) такой классификации.

Наиболее общими критериями отграничения одной функции от другой являются: во-первых, особенности объекта государственного воздействия, своеобразие тех общественных отношений, на которые государство воздействует в процессе своей деятельности; во-вторых, обусловленная последними специфика содержания каждой функции, т е. более или менее однородных, близких друг к другу видов государственной деятельности.

В зависимости от того, в какой сфере общественной жизни – внутренней или внешней – осуществляются те или иные функции государства, разрешению каких задач они служат – внутриполитических или внешнеполитических – они подразделяются на внутренние и внешние. Внутренние функции государства – это, например, экономическая, экологическая, функция развития культуры, науки и образования. К внешним функциям относятся: оборона страны, обеспечение мира и поддержка мирового порядка и т.д.

1 Среди внутренних и внешних функций государства различаются функции основные и неосновные.

Основные функции – это наиболее общие, важнейшие направления деятельности государства по осуществлению коренных стратегических задач и целей, стоящих перед ним в определенный исторический период.

Основным функциям государства присущ ряд общих черт. Во-первых, в них наиболее выпукло проявляется классовая и общечеловеческая сущность государства, его социальное назначение. Разумеется, то и другое проявляется во всех его функциях. Однако в различных функциях государства его сущность и социальное назначение обнаруживают себя неодинаково. В основных функциях они как бы «лежат на поверхности», выражаются непосредственно и со всей определенностью. В других же – они не имеют столь прямого проявления и, как правило, могут быть определены лишь посредством рассмотрения их в связи с содержанием той или иной основной функции. Достаточно сопоставить, например, такие направления деятельности государства, как, с одной стороны, налаживание средств связи, обеспечение ремонта и строительства дорог, работы транспорта, участие в международных конвенциях по защите растений от болезней, борьба с эпидемиями и др., с другой – экономическая, социальная деятельность

государства, осуществляемая им охрана прав и свобод граждан, всех форм собственности, правопорядка, оборона страны и др.

Во-вторых, в отличие от многочисленных государственных функций, осуществляемых, как правило, специально предназначенными для этого органами (например, здравоохранение, социальное обеспечение, высшее образование, финансовая деятельность, дипломатия, внешняя торговля и т.д.), основные функции относятся к деятельности государства в целом, выполняются, хотя и в разной мере, всеми или многими звеньями государственного аппарата.

В-третьих, с точки зрения своего содержания и структуры основная функция носит комплексный, собирательный характер, всегда требует системного анализа. Она воплощает сосредоточение усилий государства на одном из решающих, генеральных направлений его внутренней или внешней деятельности. Ее объектом является широкий круг обладающих известным сходством общественных отношений в какой-то определенной большой области социальной жизни (например, отношения в сферах экономики, налогообложения, социальных отношений, экологии, обеспечения мира и поддержания мирового порядка и т.д.).

Сообразно с этим основные функции государства охватывают, группируют по наиболее важным направлениям государственного воздействия на общественные отношения множество других его функций, именуемых неосновными функциями. Последние, будучи составными структурными частями основных функций, представляют собой направления деятельности государства по выполнению его задач в конкретной, и в этом смысле более узкой, сфере общественной жизни.

Необходимо помнить, что термин «неосновные функции» условный. Его употребление не имеет в виду умалить значение данной разновидности функций и правомерно лишь постольку, поскольку помогает выделить из множества различных государственных функций более широкие по объему и общие по содержанию основные функции государства.

Важно подчеркнуть, что основная функция – не конгломерат, а определенная, проникнутая внутренним единством и целеустремленностью система многочисленных направлений деятельности государства. Эта система отличается от составляющих ее элементов.

От основных и неосновных функций государства следует отграничивать функции органов государства, т.е. реализацию компетенции, прав и обязанностей отдельных органов в соответствии с их местом и назначением в государственном механизме и политической системе общества.

Осуществление основных функций государства по своему содержанию есть непрерывный процесс реализации многочисленных неосновных государственных функций и функций отдельных государственных органов. Соотношение между указанными разновидностями государственных функций отражает диалектику общего, особенного и единичного в деятельности государства.

Рассмотрение понятия основных функций государства требует ответа и на вопрос об их взаимодействии с его задачами и принципами деятельности.

Задачи и функции государства – явления соотносимые, тесно взаимосвязанные, но не совпадающие. Их нельзя ни противопоставлять, ни отождествлять.

В задачах государства определяются его социальное назначение, цель, достижению которой оно служит в тот или иной исторический период.

Задачи государства имеют исходное значение по отношению к его функциям, являются их ближайшей непосредственной предпосылкой. В задачах концентрируется и преломляется воздействие экономики и политики на развитие функций государства.

В свою очередь, функции государства представляют собой средство реализации, выполнения его задач. Задачи государства воплощаются в жизнь посредством осуществления его функций.

Не следует также смешивать функции государства с принципами его формирования и деятельности.

Некоторые авторы относят, например, к числу функций современного Российского государства обеспечение народовластия, видят основное назначение такой функции в осуществлении государством посредством представительных и иных органов власти волеизъявления народа по руководству обществом. Или – учет и координацию интересов различных групп населения, отыскание и проведение в жизнь таких решений, которые поддерживались бы разными социальными слоями2. В действительности же обеспечение народовластия, развитие демократии представляет собой не какую-то отдельную функцию ны- нешнего Российского государства, а один из закрепленных в главе 1 Конституции Российской Федерации основных принципов его организации и деятельности, одну из основ конституционного строя. То же самое относится и к обеспечению государством социального компромисса. Эти и другие принципы Российского государства пронизывают

См.: Морозова Л.Л. Функции Российского государства на современном этапе // Государство и право. 1993. № 6. С. 103-104.

2 См.: Лифшиц Р.З. Государство и право в современном обществе: необходимость иоиых подходов // Сов. государство и право. 1990. № 10. С. 17.

все его функции, оказывают активное воздействие на их развитие, лежат в основе выполнения каждой из них.

В процессе исторического развития государства в его функциях происходят изменения: одни из них отпадают, другие – углубляются и видоизменяют свое содержание, третьи – возникают вновь. Но во всех случаях они обусловливаются свойственными определенной исторической эпохе экономической и социально-классовой структурой общества, сущностью государства и его социальным назначением. Поэтому функции конкретного государства должны рассматриваться с учетом его принадлежности к определенному типу государства.

2. ОСНОВНЫЕ ВНУТРЕННИЕ ФУНКЦИИ (М.И. Байтин, И.Н. Сенякин)

Россия пережинает один из важнейших этапов развития своей государственности, правовой каркас которого очерчен в принятой путем референдума 12 декабря 1993 г. Конституции. Данный этап начался переходным периодом осуществления коренных политических, социально-экономических и духовных преобразований, формирования основанного на рыночной экономике гражданского общества и демократического социального правового государства, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью. С выполнением этих задач непосредственно связано изменение и развитие функций Российского государства по сравнению с периодом до прекращения существования СССР.

Рыночная реформа заметно ограничила пределы и видоизменила механизм воздействия государства на экономические отношения, создала условия для развития частной собственности и свободного предпринимательства, привела к разгосударствлению экономики. Демонтаж административно-командной системы устранил монополию государственного руководства экономикой, свойственную хозяйственно-организаторской функции социалистического государства, расчистил дорогу рыночным отношениям. В обстановке экономической независимости система уравнительного распределения материальных благ перестала соответствовать новым экономическим отношениям, превратилась в сдерживающий фактор их развития. В связи с этим отпала необходимость в функции государственного контроля за мерой труда и мерой потребления. В новых условиях существенно изменилось и вместе с тем осложнилось содержание хозяйственно-организаторской, культурно-воспитательной и других внутренних функций, ранее выполнявшихся Советским государством; в одну из основных превратилась функция сбора налогов.

Соответственно возникла необходимость внести уточнения как в саму систему функций, так и в их названия. В современный период Российскому государству присущи следующие основные внутренние функции: экономическая; социальная; развития культуры, науки и образования; налогообложения и взимания налогов и сборов; экологическая; охраны прав и свобод граждан, всех форм собственности, правопорядка.

Экономическая функция. В ней наиболее полно проявляется современная роль государства в области хозяйствования. В основе этой функции лежит жизненно необходимая реальная рыночная реформа, призванная коренным образом трансформировать экономический механизм России.

За прошедшие годы обозначились некоторые важные элементы рыночных отношений: экономическая свобода, право собственности, работающие рынки товаров и услуг. Вместе с тем возникла необходимость поиска оптимальных способов участия государства в экономических процессах, налаживания эффективного государственного регулирования, совместимого с рыночными механизмами. В этом главная, хотя пока еще недостаточно проявившая себя особенность экономической функции современного Российского государства по сравнению с хозяйственно-организаторской функцией Советского государства по всеобъемлющему руководству экономикой.

Ныне экономическая функция охватывает такие направления государственной деятельности, как структурная перестройка российской экономики, при которой будет производиться только продукция, жиз- ненно необходимая человеку, государству, мировому рынку; преимущественная поддержка стратегических, высококонкурентных на мировом рынке и социально значимых для России производств; демонополизация производства; реальная поддержка производителей, в том числе малого предпринимательства; целенаправленная инвестиционная политика; отстаивание интересов российских компаний на внутреннем и мировом рынке; продолжение приватизации; реформа экономического механизма аграрного сектора и прежде всего обеспечение права частной собственности на землю; постепенное снижение темпов инфляции и торможение роста цен; приостановка спада производства;

формирование современной системы расчетов и начало глубокой реформы Центрального банка и т.д.

Особое место в правовом обеспечении осуществления экономической функции принадлежит новому Гражданскому кодексу Российской Федерации. С принятием его в полном объеме создана всеобъемлющая правовая основа рыночной экономики, общества цивилизованных соб-

ственников", экономической свободы человека, партнерских отношений между гражданином и государством.

Вместе с тем следует признать, что ресурсы страны и возможности государственного регулирования в этом направлении не использовались с должной эффективностью. Недостаточно внимания уделялось развитию отечественного промышленного и сельскохозяйственного производства, существенные просчеты были допущены в проведении

приватизации, в банковской системе, что углубило экономический и финансовый кризис.

Как показала практика, оздоровление и последующее реформирование всей хозяйственной и финансовой жизни России непосредственно связано с усилением роли государства, его экономической функции (как это было, например, при президенте Рузвельте – в США, при канцлере Эрхарде – в ФРГ).

Социальная функция. Она проистекает из предпосылки, что, как .записано в статье 7 Конституции, «Российская Федерация – социаль-, ное государство, политика которого направлена па создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Содержание этой функции многозначно: государство призвано охранять труд и здоровье людей, устанавливать гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивать государственную поддержку семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан; развивать систему социальных служб; устанавливать государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Важные стороны социальной функции государства составляют также смягчение и преодоление таких издержек нынешнего переходного периода, как бедность, углубление неравенства и рост безработицы;

стабилизация уровня жизни населения и более равномерное распределение бремени экономических трудностей между различными группами населения.

Правовому обеспечению социальной функции служат Закон РСФСР о государственных пенсиях, Семейный кодекс РФ, законы 0 страховании», «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», указы Президента РФ «О неотложных мерах по обеспечению здоровья населения», «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», «О мерах по восстановлению сбережений граждан Российской Федерации» и др.

Однако осуществление данной функции государства еще не отвечает предъявляемым к ней требованиям. В обстановке систематических

задержек выплаты зарплаты, пенсий, пособий, девальвации рубля и роста цен происходит снижение жизненного уровня населения, растет число граждан, чьи доходы меньше среднего прожиточного минимума. Устранение такого рода негативных явлений, нарушающих право граждан на достойную жизнь, – первоочередная задача государства, которая определяет содержание и роль его социальной функции.

Функция развития культуры, науки и образования. Эта функция сложилась вместо ранее осуществлявшейся культурно-воспитательной функции со свойственным ей доминированием монопольной государственной идеологии. В отличие от прежней нынешняя функция развития культуры, науки и образования зиждется на признании Конституцией Российской Федерации (ст. 13) идеологического многообразия, согласно которому никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Статьей 44 Конституции «каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания», охрана интеллектуальной собственности.

Содержание этой функции сегодня составляет государственная поддержка развития культуры – литературы, искусства, театра, кино, музыки, живописи, архитектуры и т.д.; физической культуры и спорта;

радио, телевидения и других средств массовой информации; сохранение историко-культурных памятников, исторических комплексов, заповедных территорий, архивов, музеев, библиотек.

В содержание данной функции входят также: государственная поддержка развития науки, ее естественной интеграции в новые рыночные условия; создание благоприятных условий для творческой деятельности научных коллективов и для свободной состязательности различных школ и направлений; поддержка приоритетного развития фундаментальных теоретических исследований и принципиально новых технологий; эффективное использование как образовательного, так и научного потенциала высшей школы, развитие интеграции науки и высшего образования; меры по улучшению работы общеобразовательной школы.

Правовую основу осуществления данной функции составляют Основы законодательства РФ о культуре, Закон РФ «Об образовании» (с изменениями и дополнениями), указы Президента РФ «О государственной поддержке Российского фонда культуры», «О некоторых мерах по усилению государственной поддержки науки и высших учебных заведений Российской Федерации» и др.

Имеющиеся в осуществлении этой функции трудности и упущения, к сожалению, связаны в основном с недостаточным выделением

средств на развитие культуры, науки и образования из государственного бюджета.

Экологическая функция, или функция охраны природы и рационального использования природных ресурсов. Объективным фактором, вызывающим необходимость в такой основной государственной функции, является развитие научно-технической революции и ее последствия для человека. Создавая огромные блага для людей, научно-техническая революция одновременно с тем неизбежно связана с многократно возросшим вовлечением окружающей природной среды в общественное производство, что, в свою очередь, вызывает разного рода негативные последствия в экологических системах; ведет к загрязнению воздуха и водных источников, повышенной радиации, создает угрозу растительному и животному миру, здоровью и жизни человека. В этих условиях проблема экологии вышла на передний план не только в пределах отдельной страны, но и в глобальном, международном масштабе, превратилась в проблему спасения земли, сохранения человечества.

Основное содержание экологической функции составляют государственное управление и координация деятельности в области охраны окружающей среды, регулирования природопользования, обеспечения экологической безопасности, оздоровления и улучшения качества окружающей среды.

Ведущая роль в осуществлении экологической функции принадлежит Министерству природных ресурсов РФ и Государственному комитету РФ по охране окружающей среды.

Вместе с ними в выполнении этой функции, применительно к своему профилю, участвуют Министерство по атомной энергии, Министерство ро делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, государственные комитеты РФ – по земельной политике, по рыболовству, по стандартизации и метрологии; федеральные службы России – по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, лесного хозяйства; Российское авиа-ционно-космическое агентство; федеральные надзоры России – горный и промышленный, по ядерной и радиационной безопасности.

С помощью законодательства государство устанавливает правовой режим природопользования, берет на себя обязательства перед своими гражданами по обеспечению нормальной среды обитания. Основными нормативными актами, регулирующими данную сферу отношений, являются Конституция Российской Федерации и законы Российской Федерации «Об охране окружающей среды», «Основы лесного законодательства», «О недрах», «Об экологической экспертизе», «О радиационной безопасности населения» и др.

Функция налогообложения и взимания налогов. Это направление деятельности государства охватывалось ранее более общей, хозяйственно-организаторской функцией.

В новых условиях развития России в силу возрастания роли, значительного расширения объема и усложнения содержания данная функция, будучи тесно связанной с экономической, вместе с тем выделилась в одну из самостоятельных основных функций. Ее содержание составляют формирование и пополнение казны, прежде всего государственного бюджета как федерального, так и субъектов Федерации, а также муниципального бюджета, за счет всех видов налогов, в том числе налога на прибыль предприятий, основанных на всех формах собственности, налога на добавленную стоимость, акцизов, подоходного налога с граждан и т.п., а также предусмотренных законом финансовых сборов,

пошлин и платежей.

Базовыми нормативными актами, регулирующими выполнение

рассматриваемой функции, выступают Федеральный закон «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и Налоговый кодекс РФ (Часть первая). В них определены виды налогов, объекты налогообложения и сборов, права, обязанности, ответственность налогоплательщиков и т.д. Контроль за исполнением данных законов возложен на Министерство по налогам и сборам и Федеральную налоговую полицию, которые проверяют правильность заполнения деклараций о доходах и исчисления налогов, своевременность их уплаты, выявляют налоговые правонарушения. Кроме того, они призваны обеспечивать соблюдение законодательства гражданами, занимающимися предпринимательской деятельностью, выдавать лицам, осуществляющим индивидуальную трудовую деятельность, патенты и регистрационные удостоверения. Главное назначение названных и других нормативных актов в области налоговой политики – обеспечить эффективную налоговую систему, которая бы не душила, а поощряла рост производства,

материальную заинтересованность в нем.

Нынешние кризисные явления в экономике с особой остротой поставили перед рассматриваемой функцией задачу оптимального сбора налогов в казну. Однако одновременно с этим, по мере стабилизации обстановки, все полнее и целенаправленнее должно проявлять себя и такое важное назначение налоговой функции, как ее регулирующее

поздействие на экономику.

Функция охраны прав и свобод граждан, всех форм собственности, правопорядка. В современных условиях существенные изменения и развитие претерпели каждый из неразрывно связанных между собой компонентов содержания этой триединой функции.

Конституция Российской Федерации (ст. 2), признав человека, его права и свободы высшей ценностью, впервые закрепила защиту прав и свобод человека и гражданина в качестве обязанности государства. Тем самым охрана и развитие разносторонних прав и свобод граждан должны составлять смысл деятельности всех законодательных, исполнительных и судебных органов государственной власти. К сожалению, это конституционное требование пока еще должным образом не выполняется.

Новое в содержании данной функции состоит также в том, что, согласно статье 8 Конституции, «в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». Сообразно с этим прежде всего должна осуществляться равная правовая защита всех форм собственности.

В современной обстановке возросло значение охраны правопорядка, предусматривающей обеспечение режима законности, предупреждение и сокращение правонарушений.

С учетом опасных тенденций в динамике роста и структуре преступности, представляющей угрозу национальной безопасности Рос-Сии, главное в охране правопорядка сегодня – ото обуздание преступности.

В последнее время предприняты меры по концентрации усилий государства на этом важном направлении, подготовлена Федеральная программа борьбы с преступностью на ближайшие годы. Однако пока реальных сдвигов в лучшую сторону не произошло. Не подорваны корни организованной преступности и коррупции. Не сокращается число убийств, в том числе заказных, и других особо тяжких преступлений против личности. Безнаказанными остаются многочисленные факты казнокрадства, обмана вкладчиков проворовавшимися банкирами, произвола чиновничества, открытого разжигания межнациональной розни и других проявлений национализма и фашизма.

В условиях выражаемого общественным мнением справедливого недовольства россиян неспособностью властей и, в первую очередь, силовых структур государства защитить их от преступных посягательств, нередки высказывания о несовершенстве нормативно-правовой базы борьбы с преступностью, о целесообразности введения в этих целях чрезвычайных мер.

В действительности же для этого необходимы не кампанейщина и «чрезвычайки», а твердая политическая воля всех ветвей власти и жесткое соблюдение тех законов, которые уже есть; безукоснительное выполнение демократического принципа равенства граждан перед законом и судом.

Обеспечение неотвратимости наказания за преступление независимо от того, кем оно совершено, не только святая обязанность, но и прямая служебная функция органов правопорядка и их должностных лиц. Для ее выполнения просто надлежит правильно использовать предоставленные им полномочия и бескомпромиссно применять соответствующие правовые нормы. В настоящее время от властей, прежде всего силовых структур, требуется принятие жестких, быстрых и решительных мер по своевременному предотвращению и пресечению бандитских вылазок террористов, где бы они ни находились – в Москве или в других регионах России.

Особое место в правовом обеспечении борьбы с преступностью призваны занять новые Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы Российской Федерации. Важная роль в этом принадлежит также Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации», федеральным законам «О прокуратуре Российской Федерации» (новая редакция), «Об оперативно-розыскной деятельности», «О внутренних войсках МВД Российской Федерации», «О борьбе с терроризмом», «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации», «О мировых судьях в Российской Федерации», указам Президента РФ «Об утверждении Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации», «Об утверждении Положения о Федеральной службе безопасности Российской Федерации и ее структуре», «О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе МВД Российской Федерации» и др.

Неотложной мерой укрепления правовой основы обеспечения борьбы с преступностью является принятие нового Уголовно-процес-суального кодекса Российской Федерации.

3. ОСНОВНЫЕ ВНЕШНИЕ ФУНКЦИИ (М.И. Байтин, И.Н. Сенякчн)

В течение последнего времени изменилась не только Россия, но и весь мир. Ушли в прошлое глобальная конфронтация и прямая угроза

ядерной войны.

Соответственно существенные изменения претерпели основные внешние функции Российского государства. Одни из них отпали (функции сотрудничества и взаимопомощи с социалистическими странами, помощи развивающимся государствам и народам), другие – получили дальнейшее адекватное новым условиям развитие (функции в области обороны страны, борьбы за мир), третьи – возникли вновь (функции сотрудничества со странами СНГ, интеграции в мировую экономику).

Последовательное продвижение национальных интересов через открытость и сотрудничество в международных отношениях, обеспечение безопасности страны, благоприятных условий для внутреннего развития и продолжения реформ – таковы задачи внешней политики Российского государства в современный период. Сообразно этому оно осуществляет следующие основные внешние функции: оборону страны;

обеспечение мира и поддержание мирового порядка; сотрудничество и укрепление связей со странами СНГ; интеграцию в мировую экономику и сотрудничество с другими странами в решении глобальных проблем.

Функция обороны страны. Несмотря на улучшение международной обстановки, у России еще немало внешнеполитических проблем. Сохраняется возможность неблагоприятных для нее геополитических изменений, в первую очередь, связанных с возможностью расширения НАТО на Восток. Не исчезли очаги локальных конфликтов у российских границ. Настораживают и имевшие в последнее время факты вме- шательства США в союзе с некоторыми партнерами по НАТО в одностороннем порядке, в обход Совета Безопасности ООН и России, во внутренние дела других государств, включая применение военной силы.

Соответственно одпр из важнейших направлений внешнеполитической деятельности Российского государства – обеспечение его военной безопасности.

Согласно этой функции, Вооруженные Силы РФ предназначены для отражения агрессии, направленной против Российской Федерации, для вооруженной защиты целостности и неприкосновенности территории России, а также для выполнения задач в соответствии с ее международными договорами.

Оборона страны, формирование и функционирование Вооруженных Сил России, других войск и воинских формирований, привлекаемых к обороне, осуществляются в соответствии с Конституцией Российской Федерации и ее законами по военным вопросам, пакет которых пополнился новым Федеральным законом «Об обороне». Данный Федеральный закон определяет основы и организацию обороны России, полномочия органов федеральной власти, функции органов государственной власти субъектов РФ, организаций и их должностных лиц, права и обязанности граждан России в области обороны, силы и средства, привлекаемые для обороны, ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации в сфере обороны, а также другие касающиеся обороны нормы.

Функция обеспечения мира и поддержки мирового порядка. Приоритеты в деятельности Российского государства по обеспечению

мира – это недопущение новой глобальной войны – горячей или холодной, укрепление обязательного для всех режима нераспространения оружия массового уничтожения и новейших военных технологий, военно-техническое сотрудничество с другими странами, повышение контролируемости международной торговли оружием при соблюдении российских коммерческих интересов в этой области, введение в действие Договора СНВ-2 и Конвенции о запрещении химического оружия. Существенная роль в правовом урегулировании ряда связанных с этим практических вопросов принадлежит Федеральному закону «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами*.

Один из приоритетов многосторонней российской дипломатии –

укрепление ООН, принятие такой модели реформирования этой организации, которая превращала бы ее в самый надежный и всеобъемлющий институт международного сотрудничества в целях обеспечения

мира.

Россия все увереннее занимает принадлежащее ей по праву место в

мировой политике. Встречи глав семи ведущих стран мира постепенно становятся встречами «восьмерки» с полновесным участием России.

Важным событием стало ее принятие в Совет Европы.

В силу своего потенциала, геополитического положения и влияния Российское государство несет особую ответственность за поддержание стабильности и порядка в современном многосложном мире. Сообразно этому одно из предназначений Вооруженных Сил Российской Федерации состоит в проведении операций с целью поддержания мира по решению Совета Безопасности ООН или в соответствии с международными обязательствами РФ. Правовому обеспечению этой стороны рассматриваемой внешней функции служит Федеральный закон «О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности». Не менее важной формой участия России в преодолении возникающих в мире межнациональных и иных вооруженных конфликтов является соответствующая дипломатическая деятельность.

Функция сотрудничества и укрепления связей со странами СНГ,

Эта новая основная функция возникла у Российского государства в связи с тем, что с образованием Содружества Независимых Государств отношения с новыми независимыми государствами на границах России, всемерное развитие СНГ поставлены во главу угла внешней политики России. Это – сфера особой ответственности и особых взаимных

интересов России и ее соседей.

Вместе с тем здесь таятся и новые проблемы для России. Очаги конфликтов вблизи ее границ, затяжной кризис экономики, да и самой

государственности в ряде стран СНГ создают серьезную угрозу безопасности нашей страны.

Осуществляя рассматриваемую функцию, Российское государство выступает за укрепление содружества прежде всего по линии формирования экономического союза, общего рынка СНГ, системы коллективной безопасности, совместной охраны границ; комплексного решения проблемы соблюдения на всей территории бывшего СССР международно признанных стандартов в области прав человека и национальных меньшинств, гражданства и защиты переселенцев, заботы о россиянах, оказавшихся за пределами Российской Федерации; создания единого информационного пространства.

Наглядным выражением новых моментов, перспектив и тенденции развития данной функции являются такие документы, как Договор о Союзе Беларуси и России и Декларация о дальнейшем единении России и Беларуси, Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной, Договор между Республикой Казахстан, Киргизской Республикой и Российской Федерацией об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях.

Функция интеграции в мировую экономику и сотрудничества с другими странами в решении глобальных проблем. В самостоятельную основную функцию данное направление деятельности Российского государства сложилось лишь в последний период его развития.

Новый характер международных связей открыл благоприятные возможности для более эффективной реализации интересов России в области экономики, торговли, бизнеса, научно-технического сотрудничества посредством ее интеграции в мировую экономику. Действуя в этом направлении, Россия вступила в основные международные экономические организации, заключила Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Европейским Союзом. В настоящее время ведется работа по налаживанию на основе принципа партнерства полнокровного взаимодействия с США, с государствами Западной Европы, с большинством которых подписаны двусторонние документы, а также с Индией, Китаем и другими государствами Азиатско-тихоокеанского и иных регионов. Важным фактором интеграции России в мировую экономику стало снятие ограничений на ее внешнеэкономические связи.

Внедрение России в мировую экономику привело к реконструиро-ванию всего механизма ее внешнеэкономической деятельности, посредством которой отечественный рынок тесным образом связывается

с мировым. Устранена монополия государства во внешнеэкономических связях.

Изменение внешнеэкономической политики потребовало соответствующего правового обеспечения. В этих целях были приняты такие нормативно-правовые акты, как Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», Закон РСФСР «Об иностранных инвестициях в РСФСР», законы Российской Федерации «О валютном регулировании и валютном контроле», «О государственных внешних заимствованиях Российской Федерации и государственных кредитах, предоставляемых Российской Федерации иностранным государствам, их юридическим лицам и международным организациям», «О присоединении Российской Федерации к Уставу Совета Европы», и др.

Важной стороной данной функции является также сотрудничество России с другими странами мирового сообщества в решении глобальных проблем, затрагивающих интересы каждого народа и человечества в целом. Это – проблемы освоения космоса и безопасности планеты, защиты Мирового океана, охраны растительного и животного мира, борьбы с эпидемиями и наиболее опасными болезнями, предотвращения и ликвидации последствий крупных производственных аварий, катастроф.

4. ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ФУНКЦИЙ ГОСУДАРСТВА (ММ. Байтин)

В правовой литературе под формами осуществления функций государства понимаются: во-первых, деятельность основных звеньев механизма государства, специфические виды государственной деятельности в отличие от деятельности негосударственных организаций (С.А. Голунский, Г.И. Петров, М.С. Строгович и др.); во-вторых, однородная по своим внешним признакам деятельность органов государства, посредством которой реализуются его функции (Н.Г. Александров, И.С. Самощенко, М.И. Байтин и др.).

Согласно первому критерию, основными формами осуществления функций государства являются: 1) законодательная; 2) управленческая (исполнительная); 3) судебная; 4) контрольно-надзорная.

Законодательная деятельность заключается в издании представительными и законодательными органами законов, обязательных для исполнения всеми государственными органами, общественными объединениями, органами местного самоуправления, должностными лицами и гражданами.

Согласно Конституции РФ, правом издавать федеральные законы

наделено Федеральное Собрание – парламент России.

Управленческая, или исполнительная, деятельность представляет собой основанную на законах оперативную, повседневную реализацию

органами исполнительной власти (государственного управления) функций государства в сферах развития экономики и культуры, социального обеспечения и здравоохранения, транспорта и связи, охраны общественного порядка и обороны страны и т.д.

Судебная деятельность охватывает реализацию функций государства путем осуществления правосудия всеми звеньями судебной системы страны.

Контрольно-надзорная деятельность – это выполнение функций государства посредством действия всех разновидностей государственного надзора и контроля за законностью. Особое место в системе этих средств занимает прокурорский надзор за точным и единообразным исполнением действующих на территории Российской Федерации законов, осуществляемый Генеральным прокурором РФ и подчиненными ему прокурорами.

Каждая из названных форм с учетом свойственных ей способов и средств служит целям реализации функций государства.

Научное и практическое значение данной классификации состоит в том, что она способствует изучению и совершенствованию разделения труда между отдельными звеньями механизма государства по выполнению его функций, тесно соотносится с принципом разделения властей.

Наряду с изложенной в науке получила распространение имеющая не меньшую теоретико-практическую значимость классификация, критерием которой является однородная по своим внешним признакам деятельность органов государства по осуществлению его функций. Она служит выяснению того, как механизм государства осуществляет его 4)ункции, каким образом государство использует для выполнения своих задач и функций право. Сообразно этой классификации в работе всех звеньев механизма государства различается деятельность правовая и чисто фактическая, или, как представляется более целесообразным ее называть, – организационная.

Деление форм осуществления функций государства на правовые и организационные не означает умаления или тем более отрицания первостепенной организующей роли права в общественной жизни. Правовые формы всегда являются организационными. Однако далеко не все организационные формы – правовые.

Под правовыми формами осуществления функций государства понимается однородная по своим внешним признакам (характеру и юридическим последствиям) деятельность государственных органов, связанная с изданием юридических актов. Соответственно этому к правовым формам реализации функций государства относятся правотворческая деятельность и правоприменительная деятельность, которая, в свою

очередь, подразделяется на оперативно-исполнительную и правоохра-

нительную.

Правотворческая деятельность – это форма осуществления функций государства путем издания нормативных актов, издания или санкционирования, изменения или отмены юридических норм. Важнейшая составная часть, ядро правотворчества (нормотворчества) – законодательная деятельность.

Правоприменительная деятельность – это деятельность государственных органов по выполнению законов и подзаконных нормативных актов путем издания актов применения права. В правопримени тельной деятельности, как отмечалось, выделяются оперативно-исполнительная и охранительная.

Оперативно-исполнительная деятельность представляет собой связанную с повседневным разрешением разносторонних вопросов управления делами общества властную, творческую исполнительно-рас- , порядительную работу государственных органов по осуществлению функций государства путем издания актов применения норм права, служащих основанием для возникновения, изменения или прекращения правоотношений.

Правоохранительная деятельность – это форма осуществления функций государства посредством властной оперативной работы государственных органов по охране норм права от нарушений, защите предоставленных гражданам субъективных прав и обеспечению выполнения возложенных на них юридических обязанностей.

В результате правоохранительной деятельности издаются акты применения норм права (постановления следователей, протесты и представления прокуроров, приговоры и решения судов и т.п.). Специфика этих актов в том, что они служат целям профилактики преступлений и иных правонарушений, восстановления нарушенного права, реализации юридической ответственности лица, совершившего правонарушение, а следовательно, во всех случаях, – охране прав личности, защите интересов граждан и общества в целом.

От правовых форм функционирования государства отличаются , чисто фактические, или организационные, формы реализации его функ- ций, которые заключаются в однородной по своим внешним признакам  деятельности государства, не связанной с изданием юридических актов  И потому не влекущей за собой юридических последствий. В то же Время формы организационной, фактической деятельности так или иначе реализуются в пределах определенного правового урегулирования, на основе выполнения требований законности.

Выделяются следующие организационные формы деятельности государственных органов по осуществлению функций государства: а) ор-

государства подразделяются на простые (унитарные) и сложные (фе-

деративные и конфедеративные).

Государственно-правовой режим представляет собой систему

средств и способов осуществления государственной власти.

В юридической литературе в качестве элемента формы государства выделяется, как правило, не государственный, а политический режим. Однако, на наш взгляд, категория политического режима больше характеризует не государство, а политическую систему в целом, так как он складывается в результате функционирования как государства, так и политических партий, общественных организаций, политических 1 движений, органов местного самоуправления, т.е. всех субъектов политической системы, использующих богатую палитру средств властвования. Государство же для осуществления своей организующей деятельности пользуется более ограниченным и специфичным набором средств управленческого воздействия, основным из которых является

право.

В зависимости от особенностей набора средств и способов государственного властвования различают демократические и авторитарные государственно-правовые режимы.

2. ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ (В.Л. Кулапов)

Теоретическая наука выделяет и исследует общие закономерности возникновения и развития различных социальных явлений и процессов. Она апеллирует к их повторяющимся, наиболее типичным свойствам и формам проявления. Реальная же жизнь более сложна и многообразна. Конкретные государственно-правовые явления служат внешним выражением не только закономерного, но и случайного, не только прогрессивного, но и регрессивного. Их сущность предопределяется особенностями функционирования этих явлений во времени и пространстве.

Существенные черты той или иной формы государства нельзя понять и объяснить, отвлекаясь от характера тех производственных отношений, которые сложились на данной ступени экономического развития. Так, республика рабовладельческого общества имеет больше родственных свойств с рабовладельческой монархией, нежели с республикой периода капитализма, так как и республика, и монархия при рабовладельческом строе – лишь различные формы проявления экономической и политической власти рабовладельцев, разные инструменты достижения единых задач и целей.

Однако экономический строй общества, определяя всю надстройку в целом, характеризует форму государства лишь в конечном итоге, преломляясь через его сущность и содержание.

Среди факторов, обусловливающих специфику конкретной формы государства, первостепенное значение имеет соотношение классовых сил, социальное представительство лиц, стоящих у власти в данной стране и в данный исторический период времени. Итоги политической борьбы за власть находят свое выражение в порядке организации и структуре всего государственного механизма, в тоталитарных либо демократических методах его деятельности.

На форму государства известное влияние оказывают также национальный состав населения (наличие нескольких наций приводит, как правило, к формированию федеративной государственности), уровень культуры и те традиции, которые сложились в результате историческо-, го развития страны (примером могут послужить монархические традиции в Великобритании и Японии), а в определенной степени, хотя и косвенно, даже особенности ее географического положения.

При анализе формы государств следует учитывать также и влияние международных связей. При современном многообразии экономических, политических, культурных и иных зависимостей между странами даже экономически мощные государства не могут полноценно развиваться в международной изоляции. В этой связи происходит известная адаптация государственного аппарата, в ходе которой менее развитые и экономическом и политическом отношении страны используют опыт государственно-правового строительства более развитых государств и создают органы одинаковой функциональной направленности.

Мировой истории известны две формы правления: монархия и республика.

Монархия – это форма правления, при которой вся полнота государственной власти сосредоточена в руках одного человека – монарха (царя, короля, шаха, императора, султана и т.п.), который выполняет функции и главы государства, и законодательной, и во многом испол-ительной власти.

Монарх наследует власть как представитель правящей династии и гуще.ствляет ее пожизненно и бессрочно; он персонифицирует госу-Рдарство, выступая от имени всего народа как «отец» нации («Государ-1 ство – это я»); за результаты своей деятельности не несет юридической ответственности.

Перечисленные признаки являются типичными для монархической формы правления. В реальной же действительности они не безусловны к, отличаясь различным соотношением, определяют многообразие и гиды ограниченных и неограниченных монархий.

Республика – форма правления, при которой:

– государственная власть передается (делегируется) народом определенному коллегиальному, а не единоличному органу (сенату, парламенту, народному собранию, федеральному собранию и т.п.), который выполняет свое функциональное назначение в режиме «сдержек и противовесов» с другими ветвями власти;

– представительная власть сменяема, избирается на определенный срок;

– законодательно закрепляется подотчетность и ответственность (политическая и юридическая) власти за результаты своей деятельности.

Признаки республики:

1) выборность и сменяемость представительной власти;

2) коллегиальность правления, позволяющая не только обеспечивать подконтрольность различных ветвей власти, их взаимное сдерживание от возможного произвола, но и более эффективно и ответственно решать каждой из них свои специализированные задачи;

3) законодательно закрепленная подотчетность и ответственность (политическая и юридическая) власти за результаты своей деятельности.

В процессе исторического развития формы правления различных государств претерпевают весьма существенные изменения, что связано с необходимостью их совершенствования применительно к новым историческим обстоятельствам.

Рабовладельческая государственность существовала в форме монархий и республик. Причем их развитие и совершенствование шло неоднозначно. Так, в Риме на смену рабовладельческой республике пришла монархия, а в Индии наблюдался процесс перехода от монархической формы к республиканской.

Среди монархий значительное распространение получили восточные деспотии, которые, будучи прообразом неограниченной монархии, представляли собой такую форму правления, при которой вся полнота власти принадлежала наследственному монарху, деспоту, единолично управляющему страной при опоре на сильный военно-бюрократический аппарат.

Особо следует сказать и об империях, которые явились такой сложной формой государственного устройства, которая создавалась насильственно при различной степени зависимости объединяемых территорий от верховной власти.

Республиканская форма правления существовала в виде аристократической и демократической республик.

В аристократической республике основная масса населения даже формально отстранялась от участия в выборах высших органов государственной власти. Таковыми были Спарта и Римская республика У–П вв. до н.э. В Риме вся реальная власть была сосредоточена в руках должностных лиц. Народное собрание выполняло второстепенную роль, и его деятельность направлялась магистратом и Сенатом.

В демократической республике к формированию высших органов  осударственной власти допускались широкие слои населения. Так, в Афинах У–1У вв. до н.э. ведущая роль среди властных органов принадлежала демократическим коллегиальным органам (Народному собранию и Совету пятисот), которые решали наиболее важные вопросы  осударственной жизни, а должностные лица (магистратура) выполняли второстепенные функции.

При феодализме также существовали монархические и республиканские формы правления. Здесь монархия занимала доминирующее положение. Ее основными разновидностями были раннефеодальная монархия, монархия периода феодальной раздробленности, сословно-нредставительная монархия и абсолютная монархия.

Раннефеодальная монархия создавалась в процессе завоевания и передела территорий, формирования крупных земельных собственников. В результате разрушительных войн, при опоре на народное ополчение, сердцевину которого составляла господствующая этническая Группа (монголы у Чингисхана), монархами создавались огромные раннефеодальные империи с сильной центральной властью, но неразвитыми экономическими, политическими и иными связями между за-поеванными регионами.

Монархия периода феодальной раздробленности завершала процесс феодализации земель и населения. В этих условиях некоторые крупные земельные собственники приобретали значительное экономическое, политическое и военное влияние. Поэтому монарх вынужден был довольствоваться положением «первого среди равных». Его власть г отношении крупных феодалов носила номинальный, иллюзорный характер.

Развитие товарно-денежных отношений, консолидация средних и мелких земельных собственников, а затем и горожан в борьбе против феодальной раздробленности привели к созданию единой, централизо-ипнной сословно-представительной монархии, в которой формально полновластный монарх осуществлял управление, опираясь на собрание представителей господствующих сословий (Земской собор в России, Генеральные штаты во Франции).

Укрепление экономически и политически независимой центральой власти, создание единого, иерархически построенного государственного аппарата, сильной армии, подчиненной монарху, привели к формированию абсолютной монархии, основным признаком которой являлось отсутствие каких-либо органов, ограничивающих царскую власть.

Республики при феодализме носили городской характер. Они создавались по мере роста могущества и независимости некоторых крупных городов, устанавливающих господство не только над прилегающей сельской территорией, но и над некоторыми мелкими городами, а порой и колониями (Новгород, Псков, Венеция, Генуя, Флоренция).

Развитие буржуазной государственности шло на основе провозглашения демократических прав и свобод, разделения властей (на законодательную, исполнительную, судебную), при котором законодательная власть осуществлялась органом народного представительства (парламентом) при опоре на широкое местное самоуправление. Эти новеллы политической жизни предопределили специфику традиционных форм государственности.

Монархия как форма буржуазного государства стала в значительной степени лишь отражением национальных традиций государственного строительства. Власть монарха в буржуазной (парламентарной, конституционной) монархии ограничена законом и парламентом. Он царствует, но не правит.

Республика стала наиболее распространенной формой государственности. Она представлена двумя ее основными разновидностями – парламентской и президентской республиками. Главное различие между ними состоит в особенностях политической ответственности правительств (совета, кабинета министров).

В классической парламентской республике правительство формируется партиями, обладающими большинством или даже меньшинством в парламенте (однопартийное, коалиционное), и несет перед парламентом политическую ответственность. В случае необходимости парламент может объявить правительству вотум недоверия (Италия, Германия, Индия и др.).

Президент такой республики избирается либо парламентом, либо расширенной коллегией, состоящей из членов парламента и представителей регионов. Формально он может обладать значительными полномочиями, но является лишь номинальным главой государства.

В классической президентской республике президент одновременно является и главой государства, и главой исполнительной власти. Поэтому он свободен в выборе министров, а парламент не вправе отправить их в отставку как персонально, так и всем кабинетом. Президент в президентской республике, как и парламент, избирается населением и потому непосредственной ответственности перед парламентом не

несет, однако нуждается в его поддержке (особенно в вопросах бюджета). В то же время он не может распустить парламент. Отношения между президентом и парламентом строятся на системе сдержек и противовесов (США, Сирия, Зимбабве).

Последние десятилетия показывают, что классические формы парламентской и президентской республик не всегда способствуют согласованности и взаимодействию высших органов государства, что ведет к снижению управляемости государством, к кризису всей политической системы. Так, если в парламентской республике парламент состоит из многочисленных противоборствующих фракций, то страна обречена на частые правительственные кризисы и отставки. Президентская же республика имеет тенденции к авторитаризму.

Для устранения этих и некоторых иных негативных проявлений создаются смешанные, «гибридные» формы современной государствен- ности. Это выражается в том, что на основе демократизации политических режимов практически утрачиваются различия между монархией и республикой. Ведь в настоящее время существуют такие монархии, где I лава государства (индивидуальный или даже коллегиальный) не на-1 ледует трон, а переизбирается через определенный период времени (Объединенные Арабские Эмираты, Малайзия). В то же время в неко-юрых современных республиках при тоталитарных режимах проявляется монархический признак – несменяемый глава государства.

Достаточно широкое распространение и признание получила практика государственного строительства, когда на основе снижения роли президента в президентской республике и повышения его роли в парламентской республике создаются полупрезидентские, полупарламентские республики. К таким странам можно отнести: Австрию, Ирландию, Португалию, Финляндию, Польшу, Францию.

Конституция Российской Федерации, устанавливая смешанную форму правления, призвана обеспечить стабильность и работоспособность правительства за счет его подконтрольности парламенту при усложненной процедуре объявления вотума недоверия и президенту при • его лидирующей роли в структуре органов власти.

Социалистическая государственность по своей сути может существовать только в форме республики. Впервые социалистическая республика как форма государства возникла в 1871 г. в Париже и просуществовала всего 72 дня. Однако это не помешало Парижской Коммуне стать прообразом будущих пролетарских государств, создатели которых, анализируя ошибки и достижения коммунаров, пытались построить государство трудящихся.

Советская социалистическая республика как государственная фирма народовластия возникла в России на рубеже столетий. Впервые

к управлению обществом и государством были допущены широкие слои населения. Однако тоталитарный режим коммунистической партии, не допускавший инакомыслия, использующий жесткие методы управления обществом, в итоге привел Россию к экономическому и. политическому кризису, дискредитировал саму идею социализма. I

Народно-демократическая республика как форма социалистичес-1 кого государства возникла в ряде стран Европы и Юго-Восточной Азии 1 в конце 40-х – начале 50-х годов (Венгрия, Польша, Чехословакия, ! Болгария, Китай, Вьетнам и др.). В этих странах, как и в советской России, несмотря на формальное признание политического плюрализма, устанавливалось монопольное правление коммунистических партий как руководящих и направляющих сил, осуществляющих догматическую по содержанию политику марксистско-ленинского государственного строительства.

3. ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА (0.0. Миронов)

Территориальная организация государства – явление сложное и многоэлементное, означающее определенный порядок устройства, выделение и взаимосвязь отдельных его составных частей. Это национально-государственное и административно-территориальное устройство, экономическое и специальное районирование.

Под государственным устройством понимается внутренняя национально-территориальная организация государства, соотношение целого и его частей. Данная категория дает ответы на вопросы о том, как организована территория государства, из каких частей оно состоит, каково их правовое положение, на каких принципах строятся взаимоотношения центра и мест.

Государства современного мира по форме национально-государст венного устройства являются либо унитарными, либо федеративными.

Унитарное (от латинского – единство) – это государство, в составе которого нет других государств либо государственных образований, а на его территории созданы административно-территориальные единицы (области, округа, районы и др.).

При этом унитарные государства могут иметь в своем составе автономные, т.е. самоуправляющиеся, образования. Классический пример в этом отношении – Испания, где наряду с такими историческими областями, как Страна Басков и Каталония, выделенными по национальному признаку, созданы и территориальные автономии.

Унитарные государства характеризуются единством территории, населения и власти, действующей в пределах государства. Они имеют

единую систему права и государственных органов. Их законодательные органы могут не иметь палат, но существуют и двухпалатные парламенты. Так, например, парламент унитарной Великобритании состоит из двух палат: Палаты общин и Палаты лордов. Такая система сло-, жилась в Англии к концу XIII в., на ее сохранении сказался и незавершенный компромиссный характер английской буржуазной революции XVII в. Палаты парламентов унитарных государств в отличие от федераций не имеют специального представительства от тех или иных регионов страны.

Федеративное (от позднелатинского – объединение, союз) есть сложное государство, состоящее из нескольких субъектов, объединившихся для решения общих задач. При этом субъекты образуются по национальному или территориальному принципу либо федерация создается, используя и первое, и второе начала.

Федерации, основанные на территориальном принципе, оказались более прочными и устойчивыми (США, ФРГ), в то время как образованные на национально-территориальной основе или распались (СССР, Чехословакия, Югославия), или испытывают большие сложности. Вместе с тем федеративная природа ряда государств обусловлена многонациональным составом населения (Индия, Бельгия, Канада,

Российская Федерация).

В основу нынешнего федеративного устройства России положены национально-территориальный и территориальный принципы. Они присутствуют и в устройстве таких федераций, как Канада, Индия. При этом федеративное устройство может способствовать решению национального вопроса и обеспечивает децентрализацию власти, разграничивая полномочия центра и регионов.

Субъектами федерации являются государства или государственные образования. Число их может быть различно, отличаются они и наименованием. Так, в составе США пятьдесят штатов, ФРГ – шестнадцать земель, Швейцарии – двадцать три кантона. В составе Российской Федерации двадцать одна республика, шесть краев, сорок девять областей, два города федерального значения, одна автономная область, десять

автономных округов.

Законодательный орган федерации традиционно состоит из двух палат, в одной из которых представлены ее субъекты. Когда в 1787 г. на Конвенте в Филадельфии разрабатывалась и принималась Конституция первой в мире федерации – Соединенных Штатов Америки, возникли разногласия о порядке представительства штатов в Конгрессе. К качестве компромисса было решено создать две палаты – Палату представителей, число конгрессменов в которой зависит от населения штатов, и Сенат, в котором каждый штат независимо от величины его территории и численности населения представлен двумя сенаторами.

По такой схеме строятся парламенты всех федераций мира. Федеральное Собрание (парламент) Российской Федерации состоит из двух палат: Государственной Думы и Совета Федерации. Каждый субъект Федерации в Совете Федерации имеет по два представителя.

Территории федераций состоят из территорий входящих в них государств и государственных образований. «Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории», – говорится в статье 4 Конституции России. Право выхода из состава федераций за их субъектами в современных конституциях не признается, что обеспечивает единство и целостность государства. Республики, входившие в Союз ССР, в силу Договора 1922 г. об образовании СССР и последующих общесоюзных и республиканских конституций таким правом наделялись. По оно не реализовывалось за все шестьдесят девять лет сущесч новация Союза.

Попытка южных штатов выйти из состава США привела к гражданской войне 1861–1865 гг. и к утверждению принципа неделимости федерации, получившего подтверждение в заявлении Верховного суда  о том, что Соединенные Штачы есть нерушимый союз, состоящий из нерушимых штатов. 11а большой государственной печати США, отражая данное положение, начертаны слона: «И.) множества – единство».

Федеративные государства характеризуются тем, что наряду с общефедеральной конституцией и законодательством конституции и законы имеют и субъекты федерации. Но они не обладают верховенством на своей территории. Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Федерации, Конституция и законы США являются высшими законами страны. Аналогичные положения содержатся в конституциях ряда других государств (Аргентины, Венесуэлы, Канады, Мексики), распространяя действие общефедеральных законов, принятых по вопросам компетенции федерации, на всю ее территорию.

Признак федеративных государств – наличие общефсдерального гражданства и гражданства членов федерации.

Исторически известна и такая форма объединения государства, как конфедерация, сочетающая признаки международно-правовой и внутригосударственной организаций. Конфедерации как объединения государств создавались для достижения главным образом внешнеполитических и военных целей. Они были известны периоду становления . буржуазных государств, некоторые из них распались, другие явились переходной формой к более прочным федеративным связям. Такие федерации, как США, Швейцария, прошли в прошлом стадию конфе-

* См Государственный строй США М, 1976 С. 57

деративного союза. Конфедерациями были: Нидерланды (1579–1795), США (1776-1787), Швейцарский союз (1815-1848), Германский

союз (1815-1866) и др.

Конфедерация есть союз государств, объединенных одним или несколькими общими органами при сохранении каждым государством своего суверенного существования. Попытки создания конфедераций имелись и в XX в., но они оказались неудачными. Современные конфедерации просуществовали недолго. Это Объединенная Арабская Республика, включившая Египет и Сирию, а также Сенегамбия, объединившая на несколько лет Сенегал и Гамбию.

Создание конфедераций возможно и в будущем. Их характерные признаки следующие: создание конфедерации, как правило, закрепляется договором; суверенитет сохраняется за каждым субъектом конфедерации и не распространяется на все объединение в целом; конфедерация образует лишь те органы, которые необходимы для выполнения • ее целей и задач; субъекты конфедерации имеют право выхода и нуллификации, т.е. отмены действия актов органов конфедерации на своей территории; конфедерации чс имеют общей конституции, единой денежной системы, единого граждане гва.

Каждое суверенное государство вправе самостоятельно определять характер своих оч ношений с другими государствами, действуя на основе общепризнанных принципов и норм международного общения, а также решать проблемы внутреннего устройства в соответствии со своими интересами.

Независимо от форм национально-государственного устройства

территории государств подразделяются на административно-территориальные единицы. Административно-территориальное устройство не сводится к простому географическому делению территории. Оно необходимо для рациональной организации жизни людей, производства и управления. В его основу положено несколько принципов, наиболее универсальными среди которых являются экономический, национальный и политический.

Экономический принцип предполагает учет естественно-географических и производственных особенностей страны, размеров ее территории, численности и плотности населения, его тяготение к определенным экономическим центрам, направление и характер путей сообщения, размещение производительных сил.

Национальный принцип немаловажен в многонациональных государствах. Его суть в том, чтобы одноименные народы не были искусственно, вопреки их желанию, разделены по различным административ-

* См Федерация и зарубежных странах М , 1993. С. 5–7.

но-территориальным единицам. Характерное действие этого принципа можно наблюдать в административно-территориальном устройстве многонационального Дагестана – субъекта Российской Федерации. Отдельные районы этой республики – Лакский, Ногайский, Табасаранский – носят наименование тех народов, которые в них преобладают и являются коренными.

Политический принцип предполагает так установить административно-территориальное деление страны, чтобы приблизить органы

власти и управления к населению, создать систему местного самоуправления.

Комплексное применение экономического, национального и политического принципов, с учетом сложившихся традиций и иных факторов, позволяет осуществить рациональное выделение административно-территориальных единиц. Их характерные признаки: четко очерченные границы, компактность, непрерывность и экономическая целостность территории, право населения формировать органы государ- • ственной власти и местного самоуправления. Именно в силу этого права определенная территория обретает черты, присущие социально-политической организации, и получает статус административно-тер риториальной единицы.

Административно-территориальное устройство каждой страны имеет особенности, а ее подразделения – свои наименования. В федерациях на административно-территориальные единицы делятся территории их субъектов, в унитарных государствах – вся территория страны.

Так, например, в США территории штатов, кроме Коннектикута и Род-Айленда, делятся на графства. В двадцати штатах графства подразделяются на низовые административно-территориальные единицы:

тауншипы и тауны. В штатах создаются специальные округа, в том числе и школьные.

Территории субъектов Российской Федерации делятся на районы, города, села и поселки. В некоторых областях предприняты попытки восстановить существовавшие в России до Октября 1917 г. волости и уезды, а сами области и края переименовать в губернии.

Организация России с точки зрения ее внутреннего построения с учетом национальных и территориальных факторов представляется сложной и настолько важной, что от нее в значительной степени зависят настоящее и будущее нашей страны и ее государственности.

До Октября 1917г. Россия представляла собой унитарное государство, главным звеном административно-территориального устройства которого были губернии. На окраинах империи на правах губерний с рядом особенностей создавались войсковые области, где формирова

лись специальные войсковые казачьи части, выполнявшие главным образом оборонительные, но вместе с тем и хозяйственные функции. Ряд регионов (Польша, Финляндия, отдельные районы Средней Азии) пользовались достаточно широкой самостоятельностью.

Все это с формирующейся культурно-национальной автономией обеспечивало необходимую устойчивость территориальной организации Российской империи.

Революционные события 1917г. охватили все основные сферы российской действительности, всколыхнув мощное национальное движение и активизировав стремление народов к национальной государственности. После установления советской власти создание федеративного государства, построенного по национально-территориальному принципу, стало государственной политикой.

В январе 1918 г. III Всероссийский съезд Советов принял Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа, согласно которой Советская Российская республика учреждалась на основе свободного союза свободных наций как федерация советских национальных республик, что нашло отражение и в Конституции РСФСР 1918 г. В"статье II этого Основного Закона говорилось о том, что Советы областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, могут объединиться в автономные областные союзы, которые входят на началах федерации в РСФСР. Так была заложена правовая основа для создания федерации по национально-территориальному принципу.

Русский народ не имел своей собственной государственности, предполагалось, что ею является вся Российская Федерация, в границах которой в качестве ее субъектов образуются автономии. В таком виде Российская Федерация в 1922 г. объединилась с другими республиками в Союз ССР.

С прекращением в 1991 г. существования СССР в Российской Федерации активизировались процессы суверенизации. Автономные республики отказались от статуса автономий и приняли Декларацию о  государственном суверенитете, автономные области (за исключением Еврейской) провозгласили себя республиками, некоторые автономные округа ставят вопрос о выходе из состава краев и областей, о преобразовании их в республики.

Неоднозначные процессы идут в исконно русских регионах – краях и областях. Стремление к самостоятельности национальных районов, жизненные реальности побудили и их поставить вопрос об изменении своего статуса, что привело к признанию краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга субъектами Федерации.

Таким образом, Российская Федерация в настоящее время строится  по национально-территориальному и территориальному принципам. Первый положен в основу формирования республик и автономий, вто-

рой – краев, областей, городов федерального значения как субъектов Федерации.

Разновариантный характер субъектов Федерации, ее асимметричность требуют четкого, в первую очередь правового, механизма функционирования государственных структур различных уровней, отлаженное™ системы федеральных связей. Российская Федерация формировалась как федеративное государство на основании закона. Лишь одна автономная республика вступила с Россией в договорные отношения. 20 марта 1919 г. было подписано Соглашение центральной Советской власти с Башкирским правительством о Советской Автономии Башкирии. Создание в 1922 г. Союза ССР было юридически закреплено договором.

Договорный характер регулирования федеративных отношений был использован в 1992 г. для разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами и органами власти субъектов Российской Федерации. Но этим договором Федерация не создавалась, им лишь упорядочивались отношения внутри ее. Две республики (Татарстан и Чечня) Федеративный договор в 1992 г. не подписали. Но переговорный процесс продолжался, и в 1994 г. был подписан Договор Российской Федерации и Республики Татарстан о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий. С момента принятия действующей Конституции РФ такие договоры подписаны с 46 субъектами Федерации.

Россия многонациональна и федеративна. Это положение должно лежать в основе российской государственной политики. Учет особенностей республик и регионов, наделение их равными социально-экономическими, бюджетно-финансовыми и иными, связанными с собственностью и рыночными отношениями, правами позволит при сохранении многообразия добиться единства по важнейшим стратегическим направлениям, определяющим облик общества, благополучие его народов. Возможно, наряду с национальной автономией, созданной по национально-территориальному принципу, образование территориальных автономий, основанных по воле населения и его исторически сложившейся культурно-этнической общности (казачества, например), где это не ущемляет интересов других народов.

Вместе с национальной и территориальной автономией в Российской Федерации широкое распространение может получить культурно-национальная автономия (немцы Поволжья и других регионов) с тем, чтобы учесть и сбалансировать интересы различных народов.

Все это призвано способствовать укреплению российской государственности, объединившей в федерации многие народы, исторические судьбы которых нерасторжимы.

4. ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ (В.Л. Кулапов)

Государственно-правовой режим выражает особенности функционирования государственного механизма. При выполнении своего функционального назначения органы государства взаимодействуют друг с другом и населением, используя определенные наборы средств

и способов управленческого воздействия.

Это настолько важная для всей политической жизни общества динамичная категория, что некоторые юристы и политологи склонны отождествлять ее с формой государства вообще.

Государственный режим отражает уровень и формы развития демократии, политический климат в стране в определенный период. Это связано с тем, что государство занимает центральное место в любой политической системе. Недаром политические партии своей главной целью ставят борьбу за обладание государственной властью.

Олицетворяя особую публичную власть, государство представляет общество и обеспечивает его политическую и экономическую общность. Оно выполняет основной объем управленческой деятельности, используя для регламентации наиболее значимых отношений правовые формы. Реализация управленческих решений проводится с помощью особого (в том числе карательного) государственного механизма. Принятием правовых актов государство может разрешать, стимулировать либо запрещать, ограничивать деятельность политических партий,

организаций и движений.

В зависимости от характера используемых государственной властью средств и способов управленческого воздействия различают авторитарные и демократические государственно-правовые режимы.

Авторитарный режим отличается тем, что:

I– народ при таких режимах фактически отстраняется от формирования государственной власти и контроля за ее деятельностью;

– вся полнота власти концентрируется в руках правящей элиты, не учитывающей коренных интересов населения;

I – устраняется оппозиция (иногда формально разрешается деятельность близких по духу, родственных политических партий и проф-

I СОЮЗОВ);

I – решения центральной власти реализуются при широкомасштабном использовании насилия, при опоре на военно-полицейский аппарат. Устанавливается полное преимущество государства над правом;

– личность лишена гарантий безопасности, человек не может реально пользоваться общедемократическими свободами, даже если они формально провозглашены. Устанавливается полный приоритет интересов государства над гражданином.

С глубокой древности известны деспотические и тиранические разновидности авторитарного режима. Они основаны на произволе и жестокости правителей. Их отличие выражается лишь в различных способах овладения и приемах осуществления власти. Если деспот приходит к власти законными способами, то тиран – с помощью захвата, государственного переворота. Если жестокость деспота обрушивается прежде всего на ближайшее окружение, высших должностных лиц, то при тирании – на все население.

При конституционно-авторитарном режиме ограничения демократии получают законодательное закрепление в конституции, которая лишь формально провозглашает даже весьма ограниченные права и свободы граждан. При этом запрещается или существенно ограничивается деятельность оппозиционных партий. Нарушается принцип разделения властей. Парламент становится придатком исполнительной власти, и его значительная часть не избирается, а назначается.

При тоталитарном режиме господствует одна официальная идеология, которая формируется правящей партией, возглавляемой вождем;

– правящая партия сращивается с государственным аппаратом. Абсолютная концентрация власти, объединяющей (при отсутствии неза" висимого правосудия) и законодательную, и исполнительную власти в одном органе;

– крайний централизм в управлении, устанавливающий контроль над всеми сферами общественной и частной жизни граждан;

– бюрократизация исполнительной власти, террор по отношению к населению;

– милитаризация экономики и люмпенизация населения, организуется общественно-политическое движение в поддержку правящего режима.

Специфику тоталитарного режима определяет лежащая в его основе тоталитарная идея. Именно она отличает одну форму тоталитаризма от другой.

Особо следует сказать о переходных и чрезвычайных государственно-правовых режимах, которые, как правило, носят временный характер.

Переходные режимы формируются в результате победы радикальных оппозиционных сил, могут существовать десятилетиями и отличаются либо демократической, либо авторитарной направленностью. Среди них своей спецификой выделяются военные режимы, устанавливаемые в результате военных переворотов. При этих режимах вся власть в центре и на местах принадлежит военным и назначаемым ими чиновникам.

Чрезвычайные государственно-правовые режимы устанавливаются при попытках государственных переворотов, массовых беспорядках, стихийных бедствиях, экологических и иных катастрофах, угрожающих жизни и безопасности граждан, нормальному функционированию государственных институтов (п. 4 Закона РФ «О чрезвычайном положении»). Они могут распространяться как на всю территорию государства, так и на его отдельные регионы.

Введение режима чрезвычайного положения связано с запрещением митингов, шествий, демонстраций, ограничением свободы печати и других средств массовой информации, приостановлением деятельности некоторых политических партий, передвижения транспортных средств, установлением комендантского часа и т.д.

Решение о введении особого режима принимается высшими представительными органами государственной власти либо высшими должностными лицами с немедленным уведомлением представительных органов. Максимальная продолжительность чрезвычайного положения устанавливается законом и при необходимости может быть продлена лишь по решению компетентных органов государства.

Демократические режимы отличаются от рассмотренных выше тем, что в условиях этих режимов народ, будучи источником власти, прямо и непосредственно формирует высокопрофессиональные представительные органы власти, активно участвует в управлении обществом, контролирует деятельность исполнительного аппарата;

– управление общественными делами осуществляется на основе

принципа разделения властей;

– устанавливаются демократические методы властвования (ограничиваются различного рода императивные запреты, расширяется практика использования рекомендаций, поощрений и других стимулирующих норм), примат права над государством.

Государство не только провозглашает, но и фактически обеспечивает, гарантирует общедемократические права и свободы, равный статус различных форм собственности, гибкую социальную политику (помощь детям, престарелым, инвалидам и т.д.), защиту личности от всех

проявлений беззакония и т.д.

Как разновидности демократического режима можно выделить президентский и парламентский, либерально-демократический и гуманистический режимы.

В последнее время в политологической литературе акцентируется внимание на таком условии демократического режима, как экономически самостоятельная, свободная личность. Однако для установления режима подлинной демократии этого явно недостаточно. Эффективность участия граждан в управлении государственными делами пред-

полагает высокий образовательный и культурный уровень населения сформировавшееся критическое мышление, самодисциплину, устояв*1 шиеся моральные начала и т.п. Обнищавший, необразованный, разобщенный народ может погубить любое народовластие. Поэтому перед Россией стоит задача не только и не столько улучшения материального благосостояния, сколько обучения и повышения уровня культуры и ответственности граждан, без которых не будет и экономического процветания.

Следует иметь в виду, что существует определенная взаимозависимость между различными элементами формы государства. Так, абсолютная монархия закономерно сочетается с авторитарными режимами. Республиканская же форма правления тяготеет к демократическому режиму. В свою очередь, унитарное государство с его жесткой централизацией может быть основой тоталитарного режима, а федеративное, основанное на добровольном объединении, больше приспособлено к демократии.

Однако жесткой зависимости здесь все же нет. Можно говорить лишь об определенных тенденциях. Ведь те же федеративные, территориально большие государства вынуждены создавать обширный бюрократический аппарат управления, усиливать центральную власть как гаранта от возможного сепаратизма и распада, что обусловливает антидемократические начала управления. Кроме того, на соотношение элементов формы государства влияют национальные традиции, тип мышления (сравните, европейский – общинный и азиатский – единовластный), своеобразие культуры, религиозные приверженности населения и тому подобные объективные и субъективные обстоятельства.

Тема 6. МЕХАНИЗМ ГОСУДАРСТВА (М.И. Байтин)

1. ОРГАН ГОСУДАРСТВА: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ, ВИДЫ

Задачи и функции государства реализуются посредством деятельности его механизма. Государство как таковое существует, проявляет себя вовне, функционирует через свой механизм, через входящие в этот механизм государственные органы и работающих в них служащих.

Поскольку механизм государства состоит из соответствующих органов, представляется логичным начать его рассмотрение с характеристики последних.

Орган государства – это часть государственного механизма, его основная ячейка, обладающая определенными специ4)ическими признаками.

1. Государственный орган наделен властными полномочиями, т.е.

юридически закрепленными возможностями осуществлять государственную власть, принимать от имени государства юридически значимые

решения и обеспечивать их реализацию.

Государственно-властное полномочие характеризуется тем, что:

а) порядок формирования и деятельности органа, его структура и компетенция (права и обязанности) закрепляются нормами права; б) орган государства наделен правом издания юридических актов, содержащих обязательные общие и индивидуальные правовые предписания; в) установленные этими актами предписания обеспечиваются прежде всего мерами убеждения, воспитания, поощрения, будучи одновременно с тем охраняемыми от нарушений возможностью применения принудительной силы государства; г) государственный орган опирается на материальное обеспечение своих предписаний, благодаря возможности распоряжаться определенной частью средств из государственного бюджета.

В категории государственно-властного полномочия наглядно проявляется органическая взаимосвязь государства и права, механизма государства в целом и отдельного государственного органа.

Наличие у организации, учреждения перечисленных выше взаимосвязанных элементов, образующих понятие государственно-властного

1 См/ Байтин ММ. Механизм современного Российского государства // Правоведение, 1996. № 3. С. 4.

полномочия, позволяет определить его как государственный орган. Обладание властными полномочиями – важнейший признак государственного органа.

2. Государственный орган наделен определенной экономической и организационной обособленностью и самостоятельностью.

3. Каждый государственный орган сообразно своей компетенции, выполняет свойственные ему функции. Механизм государства действует через отдельные государственные органы: функции государства в целом осуществляются посредством функций отдельных государственных органов. Государственный орган, выполняя свои функции, тем самым одновременно участвует в реализации различных функций государства.

4. Для осуществления функций государственные органы располагают необходимыми материальными средствами, говоря словами Ф. Энгельса, «вещественными придатками», к каковым можно отнести разного рода материальные ценности и многочисленные организации, предприятия, учреждения, хотя и выполняющие текущую государственную работу, но не являющиеся органами государства.

5. Представление о государственном органе было бы неполным без указания на то, что его физическим воплощением являются люди, из которых состоит данный орган, – отдельное лицо или группа, коллектив: «...существование государственной власти, – писал К. Маркс, – находит свое выражение именно в ее чиновниках, армии, администрации, судьях. Если отвлечься от этого ее физического воплощения, она представляет собой лишь тень, воображение, простое название».

Распространяя на орган государства обязательный признак всякой организации как объединения людей, следует заметить, что, когда речь идет о физическом воплощении органа государства, имеются в виду не люди вообще, а государственные служащие.

Согласно Федеральному закону «Об основах государственной службы Российской Федерации»2, государственным служащим является гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном Федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации (ст. 3, п. 1). Государственные служащие федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Федерации, а также иных государственных органов, образуемых в соответствии с Консти-

 Маркс К, Энгельс Ф Соч Т б С 287 2 См Российская газета 1995.3 авг.

чуцией Российской Федерации, признаются настоящим Федеральным законом государственными служащими Российской Федерации (ст. 3,

11.2).

Рассмотренные признаки в своей совокупности и органической взаимосвязи раскрывают понятие органа государства, позволяют сформулировать его определение. Орган государства – это юридически оформленная, организационно и хозяйственно обособленная часть государственного механизма, состоящая из государственных служащих, наделенная государственно-властными полномочиями и необходимыми материальными средствами для осуществления в пределах своей компетенции определенных задач и функций государства.

Разносторонность и многосложность деятельности государственного механизма обусловливает значительное число его органов. По различным научно обоснованным критериям они классифицируются на соответствующие виды.

Так, органы государства по такому критерию, как юридический источник их легитимности, подразделяются на:

а) органы, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституциями, уставами субъектов РФ для непосредственного выполнения задач и функций государства (Президент РФ, Федеральное Собрание РФ, Правительство РФ, министерства и иные федеральные органы исполнительной власти, суды, прокуратура, органы законодательной и исполнительной власти субъектов (РФ);

б) органы, учреждаемые в установленном законодательством по- рядке для обеспечения исполнения полномочий, функционирования указанного в предыдущем пункте вида государственных органов (Администрация Президента, аппараты палат Федерального Собрания, Правительства, высших судебных органов РФ, органов законодатель-вой и исполнительной власти субъектов РФ).

Государственные органы, относящиеся к первому из рассмотрен-;ых видов, представляется обоснованным именовать первичными ор-анами, ко второму – вторичными, производными от первых.

На основе принципа разделения властей государственные органы 1СЛЯТСЯ на законодательные, исполнительные, судебные.

По действию в пространстве государственные органы подразделяется на федеральные органы и органы субъектов Федерации. При этом Суды, прокуратура, вооруженные силы всегда относятся к федеральным органам.

По длительности действия государственные органы делятся на постоянные и временные. Абсолютное большинство государственных ор-, ганов Российской Федерации и ее субъектов, согласно Конституции и

законам РФ, конституциям и уставам субъектов РФ, действуют на постоянной основе. Вместе с тем могут быть органы, создание и деятельность которых носит временный характер, они связаны с решением неотложных задач, вызванных определенными временными обстоятельствами (например, в связи с введением чрезвычайного или военного положения).

Органы государства различаются между собой и тем, что одни из них – коллективные образования, другие – представлены одним лицом. По общему правилу орган государства состоит из коллектива государственных служащих. Например, Федеральное Собрание Российской Федерации, Правительство РФ, Верховный Суд РФ. Однако в отдельных случаях орган государства может воплощаться в одном лице, занимающем государственную должность. Например, Президент Российской Федерации, президент республики в составе РФ, Генеральный прокурор РФ.

Своего рода обобщающим основанием классификации государственных органов является их место, роль, функциональное назначение в структуре механизма государства.

Исследование различных видов государственных органов предполагает их комплексное рассмотрение с учетом тесной взаимосвязи всех упомянутых выше и, возможно, некоторых других оснований их классификации.

2. ПОНЯТИЕ МЕХАНИЗМА ГОСУДАРСТВА

Механизм государства, охватывающий все государственные органы, непосредственно олицетворяет государство, представляет собой его реальное материализованное воплощение, его «плоть и кровь». Вне и без государственного механизма нет и быть не может государства.

Понятие «механизм государства» тесно связано с категорией «государственный аппарат». Последний принято употреблять в двух смыслах – широком и более узком. В широком смысле понятие государственного аппарата как совокупности всех государственных органов совпадает с определением механизма государства, идентично ему. В более узком смысле под государственным аппаратом понимают аппарат государственного управления. Именно в этом значении как совокупности исполнительно-распорядительных, управленческих органов используется термин «государственный аппарат» в науке административного права.

В теории государства и права понятие государственного аппарата, если иное не оговорено, употребляется в своем широком значении, т.е. как адекватное категории механизма государства.

Понятие механизма государства раскрывается через характерные черты или признаки, позволяющие отграничить его как от негосударственных структур в политической системе общества, так и от отдельно изятых государственных органов.

Во-первых, механизм (аппарат) государства – это система государственных органов, основанная на единстве принципов его организации и деятельности, закрепленных в Конституции Российской Федерации, Законе РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» и других федеральных законах.

Во-вторых, механизм (аппарат) государства характеризуется сложной структурой, отражающей определенное место, которое занимают в ней различные виды и группы (подсистемы) государственных органов, их соотношением и взаимосвязями. При этом необходимо учитывать, какой системообразующий фактор структуры государственного механизма в соответствующих исторических условиях данного государства закреплен в его Конституции. Например, в Конституциях СССР и РСФСР таким системообразующим фактором было положение о Советах как политической основе государства.

В статье 10 Конституции РФ в качестве основополагающего закреплен принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. В развитие данного положения в статье 11 Конституции определено, что государственную власть в России осуществляют Президент, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство, суды Российской Федерации; государственную власть в субъектах Российской Федерации – образуемые ими органы государственной власти.

Согласно статье 12 Конституции РФ, органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

В-третьих, между государственным механизмом и функциями государства существует тесная обратная связь. Функции современного Российского государства осуществляются, получают свое реальное воплощение, обретают жизнь при помощи государственного механизма, посредством деятельности всей системы объединяемых им и взаимосвязанных между собой государственных органов.

Вместе с тем от функций государства зависит структура государственного механизма, они непосредственно влияют на возникновение,  развитие и содержание деятельности тех или иных органов государства.

В-четвертых, механизм государства для обеспечения возложенных на него задач управления делами общества, воздействия на сложные социальные процессы и сферы, выполнения связанных с этим государственных функций располагает необходимыми материальны-

ми средствами, так называемыми вещественными придатками, на которые опираются в своей деятельности отдельные государственные органы и без которых не может обходиться ни одно государство.

Особенность этих придатков в том, что они выделяются в механизме государства не в качестве самостоятельных частей (элементов) как государственные органы, а именно как «вещественные придатки» последних. К ним относятся различные материальные ценности, бюджетные средства, имущество, сооружения, подсобные помещения, а также предприятия, учреждения, организации, необходимые для функционирования государственных органов. В рассмотренные материальные средства, «вещественные придатки» механизма государства не входят органы местного самоуправления, партии, профсоюзы и иные общественные объединения. Их не следует смешивать. Последние соотносятся с государственным механизмом как составные негосударственные элементы единой для данного общества политической системы.

Обобщение всех анализируемых признаков позволяет прийти к выводу: механизм современного Российского государства – это пронизанная едиными, законодательно закрепленными принципами, основанная на принципе разделения властей и располагающая необходимыми материальными придатками система государственных органов, посредством которых осуществляются задачи и функции государства.

3. ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕХАНИЗМА ГОСУДАРСТВА

Принципы, о которых здесь идет речь, – это законодательные отправные начала, идеи и требования, лежащие в основе формирования, организации и функционирования механизма (аппарата) государства. Они подразделяются на общие принципы, относящиеся к механизму государства в целом, и частные принципы, действие которых распространяется лишь на некоторые звенья .государственного механизма, отдельные органы или группы органов.

В качестве примера частного принципа можно сослаться на предусмотренный Конституцией РФ и федеральными процессуальными законами принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, на закрепленный в Федеральном законе .«О прокуратуре Российской Федерации» (новая редакция; ст. 4, п. 2) принцип организации и деятельности прокуратуры РФ, согласно которому органы прокуратуры осуществляют полномочия в строгом соответствии с действующими на территории России законами, независимо от федеральных органов государственной власти, органов власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, общественных

объединений. Обращает на себя внимание то положение, что частные принципы в конечном счете проистекают из общих, конкретизируя их применительно к особенностям отдельных частей государственного механизма.

Общие принципы, в свою очередь, принято делить на две группы. К первой относятся принципы, закрепленные в Конституции РФ, ко второй – принципы, сформулированные в Федеральном законе «Об основах государственной службы Российской Федерации», федеральных конституционных законах «О судебной системе Российской Федерации», 0 Конституционном Суде Российской Федерации», Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» (новая редакция) и др.

Первая группа охватывает констуциоино закрепленные принципы организации и деятельности механизма государства: народовластие, гуманизм, федерализм, разделение властей, законность.

Принцип народовластия проявляется в демократической организации государства, республиканской форме правления, при которых носитель суверенитета и единственный источник власти в Российской Федерации – многонациональный народ. Народ осуществляет свою власть по разным каналам, в том числе и непосредственно (например, выборы президента и представительных органов государственной

•власти) или через органы местного самоуправления. Однако главное (есто в ряду средств осуществления власти народа Российской Федерации занимает механизм государства в лице объединяемых им органов.

( Принцип гуманизма в формировании и деятельности механизма Российского государства зиждется на том понимании, что оно – социальное государство, политика которого направлена на удовлетворение духовных и материальных потребностей личности, обеспечение благосостояния человека и общества.

Конституция Российской Федерации в статье 2 впервые в основах конституционного строя провозгласила: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и Свобод человека и гражданина – обязанность государства». Это конституционное требование обращено ко всем без исключения органам государства, к каждому государственному служащему. Данное положение знаменует принципиальный поворот во взаимоотношениях гражданина и государства. Конечно же, изменения не могут произойти в одночасье, но важно, что Конституция гарантирует новый магистральный путь развития России.

Принцип разделения властей, согласно которому государственная

•ласть осуществляется на основе разделения на законодательную, ис-

полнительную и судебную, предусматривает самостоятельность органов, относящихся к различным ветвям власти (ст. 10 Конституции РФ), их способность обеспечить механизм сдержек и противовесов в отношении друг друга с тем, чтобы предотвратить чрезмерное усиление и возвышение над другими какой-либо одной ветви власти, не допустить захвата кем-либо власти или присвоения властных полномочий, установления диктатуры. Данный принцип представляет собой, как отмечалось, системоообразующий фактор механизма современного Российского государства.

Принцип федерализма в формировании и деятельности государственного механизма определяется тем, что Российская Федерация состоит из равноправных субъектов, каковыми являются республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа. Во взаимоотношениях с федеральными органами власти субъекты Российской Федерации равноправны между собой.

Согласно статье 11 (п. 3) Конституции России, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов осуществляется настоящей Конституцией, федеративными и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий. Соответственно, как записано в статье 77 (п. 2) Конституции, в пределах ведения Российской Федерации и ее полномочий по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов, федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Федерации образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации.

Принцип законности заключается во всеобщности требования соблюдать и исполнять законы. Согласно статье 15 (п. 2) Конституции РФ, органы государственной власти и должностные лица, равно как и органы местного самоуправления, граждане и их объединения, обязаны соблюдать Конституцию и законы России.

Применительно к организации и деятельности механизма Российского государства данный принцип содержит такие требования, как:

верховенство закона и непосредственное действие конституционно закреплённых прав и свобод человека и гражданина; осуществление всех государственных властных функций исключительно на основе законов и соответствующих им подзаконных нормативных актов; особая ответственность органов государства и государственных служащих за обеспечение законности, прав и свобод граждан, гарантий от необоснованного привлечения их к ответственности или незаконного лишения тех или иных благ; решительное пресечение любых нарушений закона, от

кого бы они ни исходили, неотвратимость ответственности за совершенные преступления и иные правонарушения.

Рассмотренные общие принципы организации и деятельности механизма государства, выраженные в Кнституции РФ, получают свое подкрепление, развитие и конкретизацию во второй группе принципов, закрепляемых в федеральных конституционных законах и в федеральных законах. Комплексное выражение эта группа получила в Федеральном законе «Об основах государственной службы Российской Федерации».

Наряду с подтверждением конституционного принципа разделения законодательной, исполнительной и судебной власти, в этом нормативно-правовом акте сформулированы или конкретизированы следующие принципы:

• верховенство Конституции Российской Федерации и федеральных законов над иными нормативно-правовыми актами, должностными инструкциями при исполнении государственными служащими должностных обязанностей и обеспечении их прав;

* приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непосредственное действие; обязанность государственных служащих признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина;

равный доступ граждан к государственной службе в соответствии со способностями и профессиональной подготовкой;

обязательность для государственных служащих решений, принятых вышестоящими государственными органами и руководителями в пределах их полномочий и на основе законодательства Российской Федерации;

профессионализм и компетентность госслужащих;

гласность в осуществлении государственной службы; ответственность служащих за принимаемые решения, неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей;

внепартийность государственной службы; отделение религиозных объединений от государства;

и некоторые другие.

К числу этих принципов следовало бы также отнести сочетание коллегиальности и единоначалия, экономичность государственной , службы. Выполнение последнего принципа особенно актуально в современных условиях существования чрезмерно разросшегося, дорогостоящего управленческого аппарата.

I Перечисленные выше принципы формирования и деятельности государственного механизма как системы государственных органов, рас-

сматриваемые во взаимосвязи и взаимодействии, придают механизму государства необходимые для его успешного функционирования целенаправленность, единство и целостность.

4. СТРУКТУРА МЕХАНИЗМА ГОСУДАРСТВА

Тесная взаимосвязь функций государства и его механизма обусловливает необходимость структурно-функционального подхода к изучению государственного механизма.

Структурно-функциональный подход – одно из направлений общего системного анализа, основу которого составляет исследование категорий структуры и функций в их органической взаимосвязи. В соответствии с этим структура механизма государства должна рассматриваться в неразрывной связи с его деятельностью по выполнению государственных функций,

Структурно-функциональный анализ механизма современного Российского государства означает изучение роли и места в нем образующих элементов – государственных органов и их системных образований, как они закреплены в Конституции РФ (структурный подход) в

сочетании с выполняемыми ими государственными функциями (функциональный подход).

Опираясь на конституционно выделяемые на основе разделения властей структурные подразделения государственного механизма и учитывая выполняемые составляющими их органами функции, т.е. исходя из структурно-функционального анализа, можно классифицировать следующие виды (группы, подсистемы) органов, образующих механизм современного Российского государства.

Президент Российской Федерации. С принципом разделения властей вполне сообразуется то, что по Конституции РФ Президент как глава государства (подобно тому, как это закреплено, например, в конституциях Франции, Германии, Италии) не относится непосредственно к какой-либо одной из трех основных ветвей власти.

Согласно Конституции, Президент России является гарантом федеральной Конституции, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Основным Законом порядке он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.

Президент России в соответствии с Конституцией и федеральными законами определяет основные направления внутренней и внешней политики государства. Он как глава государства представляет Россию как внутри страны, так и в международных отношениях.

Президент является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами РФ. В развитие данного конституционного положения Федеральный закон «Об обороне» закрепил, что Президент осуществляет руководство Вооруженными Силами Российской Федерации.

Некоторые свои полномочия он осуществляет совместно с Федеральным Собранием России (например, назначение Председателя Правительства и других высших должностных лиц государства).

Президент избирается на четыре года гражданами России на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.

Наряду с федеральным Президентом институт президентства существует и в ряде республик в составе РФ. При этом правовой статус президента как главы государства либо главы исполнительной власти определяется конституцией соответствующей республики.

Органы представительной и законодательной власти. Представительным и законодательным органом России является Федеральное Собрание, которое состоит из двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы.

В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти.

Государственная Дума состоит из 450 депутатов, избираемых в соответствии с федеральным законом. Депутаты работают на постоянной профессиональной основе. Главная функция Государственной Думы –

принятие законов.

Федеральное Собрание является постоянно действующим органом.

Для осуществления контроля за исполнением федерального бюджета Совет Федерации и Государственная Дума образуют Счетную палату, состав и порядок деятельности которой определяется федеральным законом.

Кроме того, к ведению Совета Федерации относятся: рассмотрение

и утверждение законов, принятых Госдумой; изменение границ между субъектами Федерации; утверждение указов Президента РФ о введении военного или чрезвычайного положения; принятие решения о возможности использования Вооруженных Сил России за пределами ее территории; назначение выборов Президента РФ; назначение на должность судей Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда РФ, Генерального прокурора и другие вопросы.

В компетенцию Государственной Думы входят: дача согласия Пре* зиденту на назначение Председателя Правительства РФ; решение вопроса о доверии Правительству; назначение на должность и освобождение от должности Председателя Центрального банка РФ; назначение

на должность и освобождение от должности Уполномоченного по правам человека, действующего в соответствии с федеральным конституционным законом; объявление амнистии и другие вопросы.

В процессе обсуждения проекта новой Конституции РФ его противники утверждали, что в нем будто бы узаконивается диктатура Президента, принижаются роль и место парламента. При этом в качестве довода ссылались на предоставляемое Президенту право роспуска Государственной Думы. Но, во-первых, данное право закреплено в конституциях многих демократических государств; во-вторых, право роспуска Государственной Думы предоставляется Президенту России лищь в двух строго определенных случаях, причем подробно оговариваются условия, при которых Государственная Дума не может быть распущена. В то же время Федеральное Собрание наделяется правом в указанных в Конституции случаях и с соблюдением установленного порядка отрешить Президента от должности.

Или другой пример. Президент наделен Конституцией правом вето на закон, принятый Федеральным Собранием. Но последнему, в свою очередь, предоставляется право при повторном рассмотрении федерального закона одобрить его в ранее принятой редакции большинством не менее двух третей голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутагов Государственной Думы. В этом случае данный федеральный закон подлежит подписанию и обнародованию Прези-• дентом в установленный срок. Таким образом, Конституция РФ предусматривает меры недопущения ни диктатуры президента, ни диктатуры парламента.

Вместе с тем заслуживают внимания высказываемые в средствах массовой информации и научной литературе соображения о целесообразности внесения в Конституцию РФ отдельных изменений, связанных с некоторым перераспределением полномочий между Президентом, Федеральным Собранием и Правительством РФ в пользу двух последних органов.

Система представительных и законодательных органов государственной власти как составная структурная часть механизма Российского государства, наряду с Федеральным Собранием, включает в себя также законодательные и представительные органы, образуемые субъектами Российской Федерации.

Органы исполнительной власти. Согласно Конституции исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство России. Оно состоит из Председателя Правительства и заместителей Председателя Правительства и федеральных министров.

Правительство РФ: а) разрабатывает и представляет Государственной Думе федеральный бюджет и обеспечивает его исполнение; пред

ставляет Думе отчет об исполнении федерального бюджета; б) обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики; в) обеспечивает проведение единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии; г) осуществляет управление федеральной собственностью; д) проводит меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики Российской Федерации; е) проводит меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью; ж) реализует иные полномочия, возложенные на него Конституцией, федеральными законами, указами Президента.

Деятельность Правительства осуществляется посредством функционирования работающих под его руководством различных органов исполнительной власти. Их система включает в себя:

1. Федеральные министерства (по атомной энергии, внутренних дел, государственного имущества, по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, по делам Содружества Независимых Государств, по делам печати, телерадиовсщапия и средств массовых коммуникаций, по налогам и сборам, здравоохранения, иностранных дел, культуры, обороны, образования, по делам федерации и национальностей, путей сообщения, сельского хозяйства и продовольствия, топлива и энергетики, торговли, труда и социального развития, финансов, экономики, юстиции и др. 2. Государственные комитеты РФ (по делам Севера, по кинематографии, по строительству и жилищно-коммунальиому комплексу, таможенный, по молодежной политике и др.). 3. Федеральные комиссии России (Высшая аттестационная, по рынку ценных бумаг, энергетическая). 4. Федеральные службы России (безопасности, внешней разведки, воздушного транспорта, архивная, по валютному и экспортному контролю, пограничная и др.). 5. Российские агентства (по боеприпасам, по обычным вооружениям, по патентным и товарным знакам, по судостроению, по государственным резервам, статистическое и др.). 6. Федеральные надзоры России (горный и промышленный, по ядерной и радиационной безопасности). 7. Иные федеральные органы исполнительной власти.

Понятием системы исполнительных органов власти, или органов государственного управления, как составной структурной части механизма государства, вместе с федеральным Правительством и другими федеральными органами исполнительной власти, охватываются и исполнительные органы власти в субъектах Российской Федерации.

Кроме того, особую разновидность органов исполнительной власти представляют собой органы, учреждаемые в установленном законодательством Российской Федерации порядке для непосредственного обеспечения функционирования государственных органов, создаваемых Конституцией РФ и федеральными законами, конституциями и уставами субъектов РФ. К этой группе (подсистеме) органов государственного управления относятся: Администрация Президента РФ, включая Совет Безопасности, Совет обороны и другие органы; аппараты палат Федерального Собрания РФ: Правительства РФ; аппараты Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ;

аппараты органов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации.

Судебная власть – одна из ветвей власти, она самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей,

Согласно Конституции и Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации», правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону.

Судебная система Российской Федерации охватывает три разновидности органов судебной власти: Конституционный Суд России;

Верховный Суд России и поднадзорные ему нижестоящие суды общей юрисдикции; Высший Арбитражный Суд и поднадзорные ему нижестоящие арбитражные суды.

Конституционный Суд РФ является судебным органом конституционного контроля. Он рассматривает дела, связанные с охраной Конституции Российской Федерации, и дает ее толкование.

Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Высший Арбитражный Суд РФ – высший судебный орган по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами. Он осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью арбитражных судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

* См.: Российская газета. 1997. 6 янв.

Проводимая в стране судебная реформа призвана решить задачу создания сильного и авторитетного правосудия, отвечающего требованиям правового государства, способного обеспечить действенную защиту прав граждан.

Прокуратура Российской Федерации, как определено в Конституции РФ, составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору

Российской Федерации.

Принятые в соответствии с Конституцией новая редакция Федерального закона 0 прокуратуре Российской Федерации» и Федеральный закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон 0 прокуратуре Российской Федерации»2 подтвердили статус прокуратуры как важнейшего независимого органа правоохраны. Согласно этим документам в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства, прокуратура РФ осуществляет разносторонний надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, Действующих на территории Российской Федерации, и иные функции, среди которых и уголовное преследование в соответствии с

полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законода-

. тельством РФ. Данный вариант закона в первую очередь усиливает такой аспект деятельности прокуратуры, как надзор за соблюдением Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина.

Новая редакция закона, по сути, подвела черту под дискуссией о роли и месте прокуратуры в системе органов государственной власти, поставила точку под попытками ликвидировать прокуратуру как орган общего надзора за исполнением законов.

Рассматриваемым документом на прокуратуру возложена также

, такая новая функция, как координация деятельности органов внутренних дел РФ, Федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции, таможенных органов РФ и других правоохранительных органов по борьбе с преступностью3.

Данная группа органов отдельно не выделена в Конституции РФ, структурно отнесена ею к исполнительной власти. Однако по своему функциональному назначению – непосредственно стоять на страже законности и правопорядка – эти органы являются правоохранительными.

См • Российская газета. 1995 25 иояб.

2 См Российская газета 1999.17фсвр.

3 Подробите см Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью // Российская газета. 1996.5 мая.

Вооруженные Силы, другие войска, воинские формирования и органы. Как установлено Федеральным законом «Об обороне», Вооруженные Силы Российской Федерации – государственная военная организация, составляющая основу обороны страны.

Вооруженные Силы государства предназначены для отражения возможной агрессии, направленной против Российской Федерации, для вооруженной защиты целостности и неприкосновенности ее территории, а также для выполнения задач в соответствии с ее международными договорами.

Деятельность Вооруженных Сил РФ осуществляется на основании Конституции в соответствии с федеральными конституционными законами, федеральными законами в области обороны, в том числе и прежде всего «Об оборонен, «О Вооруженных Силах Российской Федерации», а также соответствующими нормативно-правовыми актами Президента и Правительства Российской Федерации.

Федеральным законом «Об обороне» определено, что Вооруженные Силы Российской Федерации состоят из центральных органов военного управления, объединений, соединений, воинских частей и организаций, которые входят в виды и рода войск Вооруженных Сил государства, в тыл Вооруженных Сил и в войска, не входящие в виды и рода войск Вооруженных Сил РФ.

Управление Вооруженными Силами Российской Федерации осуществляет министр обороны РФ через Министерство обороны РФ и Генеральный штаб Вооруженных Сил.

Наряду с созданными в целях обороны Вооруженными Силами, согласно Федеральному закону, к обороне привлекаются пограничные войска РФ, внутренние войска Министерства внутренних дел РФ, железнодорожные войска РФ, войска Федерального агентства правительственной связи и ин4юрмации при Президенте РФ, войска гражданской обороны.

Для выполнения отдельных задач в области обороны привлекаются инженерно-технические и дорожно-строительные воинские формирования при федеральных органах исполнительной власти, служба внешней разведки, органы Федеральной службы безопасности, органы пограничной службы, федеральные органы правительственной связи и информации, федеральные органы государственной охраны и др.

Хотя органы Вооруженных Сил и другие органы, привлекаемые к выполнению задач обороны, структурно отнесены Конституцией РФ к исполнительным органам государственной власти, их функциональное назначение и специфика позволяют выделить их также в отдель-

См.: Российская газета. 1996 6 июня.

ную подсистему (группу) органов в структуре государственного механизма.

В ежегодных президентских Посланиях Федеральному Собранию выполнение задач обеспечения в нашей стране свободы и демократии как условий прогрессивного развития общества прямо связывается с необходимостью всемерного укрепления российской государственности, механизмов властвования в рамках права. Первоочередными мерами являются дальнейшее улучшение структуры и повышение эффективности механизма государства в целом и каждого из числа составляющих его органов в отдельности, обеспечение порядка, «который основан не на страхе, не на произволе власти, а на силе закона», развитие и совершенствование необходимой для этого нормативно-правовой базы.

См.- Российская газета. 1997. 7 марта. С. 4.

Тема 7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА И ГОСУДАРСТВО (А.И. Демидов)

1. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К АНАЛИЗУ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Любое государство функционирует в определенной социальной среде, зависит от экономики и культуры общества, его структуры, психологии и ценностных предпочтений граждан, в свою очередь оказывая на них мощное воздействие.

Развитие представлений о государственно-правовых явлениях, политике в целом, в значительной степени обусловлено все большей детализацией, углублением знаний о многообразии этих связей, стремлением выразить их в соответствующей системе понятий.

В ходе эволюции политических знаний, наряду с глубоким пониманием сущности, структуры и механизма политической власти, накапливается множество сведений о феноменах, которые имеют отношение к политической, государственной жизни, влияют и зависят от нее, но государственно-правовыми не являются. Их круг достаточно широк:

это политические партии и движения, политические ценности и традиции, способы достижения политических целей, правовые и политические ориентации населения и т.д. Причем оказывается, что для обозначения всего комплекса данных феноменов понятие «политика» слишком неопределенно, а категория «государство» – явно узка и не охватывает всего многообразия данных жизненных реалий.

Государственно-правовые отношения людей – это специфическая сфера социального бытия со своими фундаментальными закономерностями, внутренними взаимосвязями, источниками развития и каналами зависимости от внешней среды. В политической и правовой науке зреет понимание необходимости введения и активного использования для объяснения политико-правовых явлений нового понятия, способного отразить этот спектр связей, элементов, отношений. Несомненное влияние на рождение этой идеи оказал показавший к середине XX в. свою эвристическую ценность системный метод познания, среди важнейших принципов которого выделяют:

• идею целостности системы – образования в результате сочетания разнообразных факторов новых качеств, свойств, не проявляющих себя в разрозненном состоянии;

• значение выявления всего многообразия отношений системы с внешней средой, описание каналов, способов взаимодействия с которой имеет большое значение для правильного понимания связей внутри системы;

• представление о том, что жизнь системы определяется взаимодействием происходящих внутри нее процессов изменения и стабилизации, обновления и сохранения, что длительное нарушение их оборачивается разрушением всей целостности системы.

Особое значение для системного понимания политической жизни, формирования самого понячия политической системы имеют работы американского политолога Дэвида Истона, видевшего ее смысл в учете взаимодействия со средой, сущность системного анализа политической жизни – в выявлении способов поддержания равновесия со средой, а назначение политической системы – в растворении социальных различий, преодолении политических конфликтов и противоречий.

В течение двадцати лет идея политической системы была не востребованной п советской государственно-правовой науке, ее использование было здесь ограниченным: или как аналога политической организации, т.е. институциональной ее стороны, или в качестве чисто пропагандистского клише, о смысле которого никто особенно и не задумывался; когда речь, например, шла о «политической системе развитого социализма», как это и делалось в Конституции СССР 1977 г.

При сопоставлении понятий «политическая система» и «политическая организация» необходимо принимать во внимание различие их методологических потенциалов и смыслов, вытекающее прежде всего из дифференциации идей линейной и многоканальной (многофакторной) детерминации политической жизни.

Категория «политическая организация» связана с идеей линейной материалистической детерминации, воплощающейся в такой известной системе отношений, как производительные силы – производственные отношения (базис) – классовая структура общества – соответствующая ей надстройка, элементом которой и служит политическая Организация с государством – аппаратом классового господства, политическими партиями – выразителями интересов действующих в обществе классов, идеологий – теоретическим выражением этих интересов.

Категория «политическая система» вносит в политический анализ принцип многоканальной, многофакторной зависимости, говорящий о

) См НкЮпВ 5у51ст8Апа1у518о?Ро1И1са11-1(е N¥,1957 Р 18-19,153 /

том, что наряду с экономическими факторами, а в определенных ситуациях и вопреки им политические события и институты зависят и от культурной среды, и от традиций, и от природных особенностей, и от структуры господствующих в обществе ценностей, и т.д.

Системный анализ государственно-правовых явлений исходит из признания многообразия зависимостей и функций политической системы, отнюдь не сводимых к идее классового господства. В центре представлений о политической организации находится категория государства, в центре представлений о политической системе и ее функциях – понятие ценности.

2. ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

Политическая система – это совокупность взаимодействующих между собой норм, идей и основанных на них политических институтов, учреждений и действий, организующих политическую власть, взаимосвязь граждан и государства. Основным назначением этого многомерного образования является обеспечение целостности, единства действий людей в политике.

В литературе отмечается, что политическая система представляет собой диалектическое единство четырех сторон:

1) институциональной (государство, политические партии, социально-экономические и другие организации, образующие в совокупности политическую организацию общества);

2) регулятивной (право, политические нормы и традиции, некоторые нормы морали и т.д.);

3) функциональной (методы политической деятельности, составляющие основу политического режима);

4) идеологической (политическое сознание, прежде всего господствующая в данном обществе идеология)2.

Поддерживая такой подход к представлению о составе политической системы, мы исходим из целесообразности выделения ее основных компонентов: политических и правовых норм, политической структуры, политической деятельности, политического сознания и политической культуры.

 РоНп К. ЬоЫ1§а1юп роЦУоче. Рапз, 1971. Р. 61; 26 основных понятий политического анализа // Полис. 1993. № \.;Гаджиев К.С. Политическая наука. М., 1994. С. 112.

2 См.: Политика мира и развитие политических систем. М., 1979. С. 208–209; Бурлацкий Ф.М., Галкин Л.Л. СпнрсмсиныИ Лсниафан, М., 1985. С. 32; Чиркин К.Е. Глобальные модели политических (•жчгм (о1км()1111ого общсгтна: ипдикнторы пксктииности // Гигудирстпоиириио Ш) МИ С М1

1. Политические и правовые нормы – сложившиеся или установленные правила поведения, способы, регуляции политических отношений, существующие и действующие в виде конституций, кодексов, уставов, программ партий, политических традиций и процедур. Политические нормы и возникающие на их основе отношения называются политическими институтами.

Процесс воплощения идей в нормы, правила поведения, а затем в принципы существования политических организаций называется ин-ституционализацией, так происходит формирование элементов политической организации общества. Отношения разрыва, антагонизма идеи и организации порождают обратный процесс – деинституциона-лизацию, разрушение политической организации, нарастание дистанции между поведением людей и регулирующей его нормой. Связь политики и институционализации органична и очевидна: все многообразие политической деятельности проходит в организованных формах, а их распад негативно влияет на политику.

2. Политическая структура – совокупность политических, государственных организаций, институтов, учреждений и отношений между ними. Она выражает собой стабильную, устойчивую сторону отношений, которые устанавливаются между людьми в сфере политики. Это многообразие связей в принципе может быть сведено, к двум основным шпам: 1) сами действия, упорядоченные отношения, регулируемые правовыми и иными правилами (гражданство, воинская повинность, принадлежность к политическим партиям); 2) учреждения, организации, которые характеризуются постоянством структуры и участия своих членов, четко определенными задачами, для реализации которых

они и создаются (органы управления, политические партии, учебные

I иведения).

? Ясно, что не все учреждения входят в политическую систему, а

I Только такие, которые берут на себя выполнение ее специфических функций в сообществе. Если учреждение осуществляет властные функции, использует механизм принуждения, то это учреждение называется органом. Особенность государства именно в том и состоит, что •жо представляет собой прежде всего совокупность органов, осуществляющих властные управленческие функции в обществе с четко выраженной иерархией, соподчинением, регламентацией своих действий на нсииве правовых актов.

Следует иметь в виду, что организационные отношения в сфере

( Политики наделены некоторыми характерными чертами:

• общая цель для всех участников организации;

* иерархичность структуры отношений внутри организации;

• дифференцированность норм для руководителей и руководимых, что содержит в себе весьма опасную и часто реализующуюся в политике возможность увеличения дистанции между руководителями и основной массой участников организации и ведет к олигархизации – появлению у руководителей интересов, никак не соответствующих и даже противоположных интересам последователей1.

. 3. Политическая деятельность – разнообразные виды действий людей, направленных на обеспечение функционирования, преобразование и защиту системы осуществления политической власти в обществе.

Политическая деятельность неоднородна, в ее структуре можно выделить несколько четко выраженных состояний. Их анализ целесообразно начать с вида деятельности, политическое значение которого, несомненно, весьма велико, но смысл как раз заключается и неприятии и отрицании политики. Это политическое отчуждение. Оно выражается в сосредоточении усилий человека на решении проблем личной жизни, при их отрыве и противопоставлении общественной, политической.

Политическая пассивность – это вид политической деятельности, в рамках которой субъект (им может быть как индивид, так и социальная группа) не реализует своих собственных интересов, а находится под влиянием другой социальной группы, отстраняясь от политической самостоятельности.

Критерием активной деятельности служит стремление и возмож-•ность, воздействуя па политическую власть или непосредственно используя ее, реализовать свои интересы. Становление политической активности означает формирование способности действовать исходя из объективной связи проблемы существования любой социальной группы с противоречиями, характерными для всего общества в целом.

4. Политическое сознание и политическая культура. Под политическим сознанием имеется в виду многообразие проявлений духовности, отражающих деятельность механизмов политической власти и направляющих поведение людей в сфере политических отношений. В политическом сознании выделяются два уровня организации: концептуальный – политические теории, доктрины, программы, учения; обыденный – несистематизированные представления о политике, традициях, нормах поведения.

Политическая культура – это система ценностей, политических идей, символов, убеждений, принятых членами политической общности и используемых для регуляции их деятельности и отношений. Единство,

* См.: Михелъс Р. Необходимость организации // Диалог. 1990. № 3. С. 58–59.

Ктеграция в сфере политики возможны только при наличии духовной Ьязи, благодаря которой люди могут хотя бы просто понять друг друга.

Исторический опыт доказывает, что политические системы, способные к длительному и стабильному существованию, такими ценностями обязательно обладают. Число их может быть невелико, но они непременно присутствуют и разделяются большинством членов общества, аакладываются в системы воспитания, политической социализации.

Ценности – это выражение значимости объектов окружающего Мира для человека, его субъективного отношения к ним. Известный американский политолог Г. Лассуэл определял их как «желаемые события», или «события-желания».

Поскольку в сфере политических отношений люди практически постоянно имеют дело с выбором порядка собственных действий, с переводом описательной информации в предописательную, ценности  играют огромную роль в становлении характера, направленности политических действий и процессов, в значительной степени они определяют тип политических систем, приоритеты государственных механизмов. Отражением их эволюции служит смена господствующих в поли-; тической системе ценностей.

I Среди ценностных доминант, создававших исторический облик ев-уюпейских политических систем, известный американский политолог К. Дейч выделяет:

– до XV в. – справедливость, честность;

– в XV в. – власть, выгоду;

- в XIX в. – стабильность;

– в XIX–XX вв. – развитие.

Автор отмечает невозможность определения современной политики в рамках единой ценности2, что, на наш взгляд, совершенно справедливо.

Центральный элемент политической системы – государство. Именно оно служит основным звеном управления в политике:

– выступает главным инструментарием реализации важнейших задач политической системы;

– обеспечивает единство ее разнообразных компонентов. Государство выполняет такую политическую функцию, как авторитарное распределение ценностей, в качестве которых могут выступать материальные блага, социальные преимущества, культурные достижения и даже формы досуга.

1 Цит. но: ВагЛгасА, Вагой М. Ро\усг тд, РоусПу. ТЬеогу ап(1 РгасИсе. М.У.; Ь;

ТогопЬ), 1970. Р. 24.

2 См.: Оеи1зсН К. РоПися ап1 Соусгптеп1. Но\у Рсор1е с1ех1(1е ТЬе1г Ра1е. Во51оп, 1976.

Акцент на распределительную, а не на производительную или собственническую функции политической системы достаточно красноречиво показывает пределы и смысл политического вмешательства в общественную жизнь: оно начинается с влияния на сферу распределения, а не производства. Именно в этой сфере сходятся, сталкиваются интересы как социальных групп, так и социальной целостности.

Потеря контроля над этим нервным узлом, определяющим жизнеспособность социальной системы, грозит ее кризисом. Политическая же регламентация всех экономических отношений влечет за собой ограничение производственной инициативы, сковывает предпринимательскую активность, что также оборачивается стагнацией и крахом социальной системы, устанавливающей жесткую степень зависимости экономики от политики.

Контроль за сферой распределения ценностей – предпосылка реализации и такой функции политической системы, как интеграция общества, обеспечение взаимосвязи и единства действий различных компонентов его структуры. Интеграция предполагает наличие развитой способности политической системы разными путями снимать, сглаживать неизбежно возникающие в обществе противоречия (их неиссякаемый источник – различия интересов, способов ориетации социальных групп), разрешать конфликты, локализовывать и тушить очаги социальной напряженности.

Такая функция политической системы, как упорядочение политических процессов, определяется самой природой политики, направленной как вид деятельности на реализацию противоречивых, но взаимосвязанных целей: обновления, необходимого с точки зрения учета и приспособления к изменяющимся условиям жизни, и стабилизации – фактора сохранения социальной целостности. Поэтому естественным является присутствие в политических процессах двух противоположных тенденций: к порядку и беспорядку. Эффективно действующая политическая власть должна обеспечить и развитие, и стабильность политической системы. Отсутствие этого сочетания служит причиной многочисленных деструкции.

В литературе выделяют и другие функции политической системы:

экстракционную, связанную с извлечением из гражданского общества его ресурсов; политическое рекрутирование и символизацию, выражающуюся в формировании лозунгов, правил, символов, направляющих поведение людей в политике*.

См Шабров О В Политическая система: демократия и управление обществом // Государство и право 1995 № 5 С 123-124

Неспособность реализации политической системой своих важнейших функций вызывает ее кризис: когда установленные в обществе нормы регуляции политических отношений не принимаются его членами в качестве авторитетных; деятельность государственного аппарата, замкнутая рамками его специфического интереса, не способствует улучшению состояния социального организма, а структура государственных институтов создается вопреки традициям и историческому .

опыту народа.

В зависимости от этих факторов, а также господствующего политического режима, формируются разнообразные типологии политических систем. Можно выделить базовые модели:

• командную – ориентированную на использование принудительных, силовых методов в управлении;

• соревновательную – основной доминантой существования которой служит противостояние, противоборство различных политических и социальных сил;

• социопримирительную – нацеленную на поддержание социального консенсуса и преодоление конфликтов*.

Как политика, так и все ее элементы, несомненно находятся под мощным воздействием национальных особенностей участвующих в ней народов. Этничность – это наиболее доступная и понимаемая гражданами основа для массовой мобилизации и коллективного действия»2

Естественным выражением данного фактора служит национально-государственное многообразие политических систем, их зависимость от политического опыта, исторических и культурных традиций народов, основных участников политической жизни и государственного строительства.

3. МЕСТО И РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ

Поскольку ткань политических отношений образует взаимодействие частных и общих интересов, служащее причиной и их возникновения, и их разрушения, то необходим специальный механизм, орган, который бы эту динамику упорядочивал, поддерживал, используя различия для укрепления, а не для разрушения общества.

Такой силой, объединяющей общество, разделенное на классы, слои, этнические, культурные, профессиональные группы, является государство с присущими ему специфическими признаками.

* См ЧиркииВЕ лобальпысмодслиполитичсскихсис.темсовременногообщества индикаторы эффективности // Государство и право 1992 № 5 С 84  2 Тишков В Л Что есть Россия7 (перспективы нацисстроительства) // Вопросы

философии 1995 №2 С 8

Во-первых, это способность к интеграции общества при наличии социальных различий вызываемой ими борьбы интересов. Определяя внутреннюю и внешнюю политику, обеспечивая общественный порядок и оборону страны, государство выступает в качестве официального представителя общества, каждого его члена.

Во-вторых, государство – это орган власти, правового принуждения, активно использующий санкции поощрения и наказания за со-„ блюдение или нарушение установленных им норм, правил организации общественных отношений. Специфика государственной власти – в ее суверенности, полноте и верховенстве по сравнению с другими возможными субъектами власти в обществе. Оно обладает достаточно разветвленным аппаратом принуждения, способным обеспечить последовательную реализацию его задач и воли.

В - т р с т ь и х, праиотворчсская функция государства в обществе. На основе издаваемых законов, имеющих обязательный характер для всех его членов, осуществляется управление обществом, регламентация собственной деятельности государства, которое, по словам И. Канта, и является объединением множсс1ва людей, подчиненных правовым законам*.

В-четвертых, публичное гь государственной власти, профессионализация управления общими делами, добровольная или принудительная передача государственным органам и их служащим полномочий на управление другими людьми.

В-пятых, специфичность и четкость границ политического пространства. Государство имеет географические пределы: территорию, на которую распространяется его власть, и юридический ареал – оно охватывает граждан – членов государства, имеющих по отношению к нему юридически закрепленные права и обязанности, платящих налоги, т.е. материально способствующих и обеспечивающих существование и деятельность государственных органов.

Многие десятилетия умы людей заняты теоретическими и практическими поисками такого состояния политической системы, когда человек и государство были бы не враждебными, а взаимодополняющими началами социальной жизни. Таковыми они могут быть в случае, если их усилия будут направлены не на взаимное разрушение или подавление одного другим, а на взаимодействие в рамках сохранения самостоятельности, автономии государства и личности. Подобное состояние достигается, когда политическая система строится на основе принципов гражданского общества и правового государства.

См • Кант И. Собр соч Т. 4. Ч. 2. С. 233

Как политический принцип идея гражданского общества выража-Рся в отказе государства от претензий на регулирование всего много-бразия социальных связей, от его тотальной ответственности за реше-Ие любой социальной проблемы. Действительно, может ли государст-0 брать на себя обязательство сделать каждого человека счастливым, ЯДоровым и т.д.? Нет. Оно может лишь способствовать созданию комплекса условий, реализация которых в жизненно значимые ценности – мело самого человека. Поэтому в условиях гражданского общества го-рсударство отказывается от мелочной регламентации поведения людей в пользу выработки у них ответственного отношения к своему предназначению, возможностям и ресурсам. Причем реальной базой такого отношения может быть только безусловно признаваемое государством право индивида на распоряжение тем, что ему принадлежит.

4. ОСНОВНЫЕ СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

В рамках политической системы основным инструментом воздей-  ствия па разнообразные стороны социальной жизни служат власть, автортетпос илияние, кторые к тому же всегда используют силу организации. В качестве такой силы могут выступать и партии, и союзы, и государства, и движения, и инстигуты, возникающие в результате объединения ноли и действий многих людей на основе определенных принципов.

Назначение политической партии, делающее ее необходимым компонентом политической жизни в любой модификации, заключается:

– в осуществлении функций представительства интересов различ- ных социальных групп, общностей на уровне общих интересов всей социальной целостности;

– в активной работе по интеграции социальной группы, входящей в сферу политических отношений;

в снятии ее внутренних противоречий. 1 Партии имеют свою программу, систему целей, которые они активно пропагандируют и защищают, более или менее разветвленную организационную структуру, накладывают на своих членов определенные I обязанности и формируют нормы поведения. Они поэтому служат I мощным фактором повышения уровня организованности политической жизни, ее рационализации.

Становление партий как необходимых и влиятельных элементов политической структуры общества отражает процесс приобщения к политике все более широких кругов населения. Это каналы реального влияния на политическую власть, постепенно они расширяются, в них

вовлекается все большее число людей.

Макс Вебер выделял в развитии партий как субъектов политической деятельности три периода:

• в XVI–XVII вв. в Европе партии – это аристократические группировки, объединяющие немногочисленных представителей политической элиты;

• в XVIII–XIX вв. – это уже политические клубы, ориентированные на привлечение к активной политической деятельности людей, пользующихся влиянием не только в политике, но и в других жизненно важных сферах общественной жизни;

• в XIX–XX вв. формируются современные массовые партии. Их типы зависят от характера основной ориентации, способа выражения и представления частного интереса той или иной социальной группы на уровне всеобщего интереса, проблем социальной целостности.

Партии могут быть:

• классовыми, т.е. представлять интересы социальных групп, различающихся но своему месту в структуре производственных отношений (крестьянские, рабочие, предпринимательские);

• национальными, религиозными, выражающими на государственном уровне специфические интересы той или иной этнической группы или конфессии, ставящие, как правило, задачу обеспечения их приоритета в государстве (партии исламского возрождения, Союз русского народа и т.д.);

• проблемными, вызванными и подчиняющими свою программа-тику и деятельность решению какой-либо социальной задачи, наиболее актуальной, острой, важной, требующей безотлагательного ответа, определяющего характер всех других проблем, суще1-ствующих в обществе (экологическая партия, партия мира или разоружения, земельной реформы и т.д.);

• государственно-патриотическими, ориентирующимися на мобилизацию представителей всех социальных слоев и групп на обеспечение целостности и стабильности государства. Такие партии обычно появляются в исторические моменты, когда возникает -• реальная или надуманная угроза жизнеспособности общества и государства, сохраняют свое влияние в пределах существования этой угрозы, постепенно распадаются или эволюционируют в сторону выражения или защиты более остро переживаемых и глубинных групповых интересов;

• формирующимися вокруг популярной политической фигуры и действующими как группы его поддержки;

• так называемыми гротескными партиями, вроде «партии любителей пива», видящими смысл своей деятельности в демонстрации самобытности пристрастий группы граждан; не претендуя на

власть, они весьма стойко отстаивают свой ограниченный круг интересов, имеют небольшой, но сплоченный состав. В движении, как правило, отсутствует жесткая централизованная организация, нет фиксированного членства, программу и доктрину заменяет цель или система политических целей.

Участник движения не имеет строгих обязательств перед организацией, членом которой он себя считает, здесь более широк выбор форм собственного участия или поддержки деятельности движения и его целей. Доминирующая тенденция в развитии политической активности в современных условиях – предпочтение движениям перед партиями, где действует та или иная система отбора, обязательств и дисциплины. Многие важные политические проблемы решаются за счет активных усилий именно движений (экологическая проблема, борьба за мир, демократизация общества).

Господство в деятельности организации частных интересов, нарастающий их разрыв с интересами социальной целостности или противопоставление им ведут к возникновению групп давления. Это различные лоббистские группы и организации, представляющие в государственных, правительственных органах интересы определенных групп (промышленных, финансовых, профсоюзных, религиозных).

Группами давления можно считать и традиционно присутствующие в политике тайные общества и организации. Типичным примером служат масоны в Европе или «триады» на Востоке. Для политических организаций такого рода характерна строгая конспирация, выражающаяся в тщательном сокрытии целей от посторонних и низших категорий собственных участников, жесткая иерархичность построения, строгая дозировка информации о структуре и деятельности организации для разных категорий ее членов.

5. ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ

Политический режим – это совокупность приемов, методов, способов, средств осуществления политической власти. Как писал Д. Истон, «это правила и цели политического взаимодействия». К ним

относятся:

• ценности – жизненно важные, желаемые цели и события;

• нормы – правила, на основе которых организуется жизнь государства, взаимодействие граждан. При этом нормы могут быть обычными – формироваться постепенно, как бы сами собой, в ходе накопления политического и исторического опыта, передаваться от поколения к поколению, и легальными, т.е. специально

 ЕааЮп 0.8уз1сш5 Апа1ух;8 оГ Ро1Шса1 Ы(е. М.У., 1957. Р. 200.

установленными государством и зафиксированными в официальных документах (конституциях, кодексах, уставах и т.д.);

• авторитет – желание и способность граждан действовать в рамках принятых правил и ценностей, подчиняться системе действующей государственной власти.

От содержания и соотношения вышеназванных компонентов зависят типы политических режимов:

демократические – когда обеспечивается право па участие народа в решении государственных дел, уважаются и охраняются права человека;

авторитарные – когда функции управления обществом сосредоточиваются в одном лице или узком социальном слое;

тоталитарные – когда отрицаются или значительно ограничиваются права и свободы личности, жестко контролируются авторитарным государством все стороны жизни общества.

Если считать политику нолем взаимодействия человека и государства, то необходимо иметь в виду два возможных варианта построения этих связей, постоянно, но отнюдь не равномерно, распространяющихся в истории политической жизни.

Первый тип связи выражается в подчинении, подавлении личности государством, когда человек рассматривается как малая и незначительная частичка, все параметры которой задаются ритмом и проблемами существования государственного организма. Такой тип отношений человека и политической структуры образуется в рамках тоталитарных государственных систем, стремящихся к полному подчинению частной жизни потребностям политической системы.

Постоянным спутником тоталитарных государственных систем служат такие черты, как стирание различий между личным и общественным, индивидуальным и публичным, подчинение человека организации, смешение свободы с властью, унификация информации, слом всесильным политическим механизмом автономии всех общественных отношений и наступающее вследствие этого возведение любой проблемы на политический уровень, стремление и печальная необходимость любую социальную задачу решать только политическими, а не какими-либо другими средствами. Это можно сравнить с лечением разных болезней одним способом и одним лекарством.

Иной тип связи человека и государства воплощает идея правового государства, исходящая из возможности установления таких отношений между человеком и государством, когда:

 Хайек ФА. Дорога к рабству // Вопросы философии. 1990. № 12. С. 106.

во-первых, изменяется истолкование источника права, им становится не государство, а личность. Здесь признается, что не государство дает права индивиду, а он сам имеет совокупность изначальных, неотъемлемых от его существования прав, и государство, политическая система должны строиться в соответствии с этими правами и для их защиты;

во-вторых, меняется представление о соотношении между государством и законом, от привычной формулы «закон есть инструмент государственной власти» делается переход к принципу «государство есть инструмент закона». Согласно концепции правового государства не любая возведенная в закон классовая или иная воля есть право, а только такая, которая не противоречит и не нарушает права человека,

но укрепляет и защищает их;

в-третьих, эта концепция предполагает утверждение в обществе и его политической системе такого качества, как уважение к закону, исходящее из рассмотрения его как основного, доминирующего фактора упорядочения общественных отношений и имеющего своей основой прежде всего более высокий уровень законотворчества, и служащего следствием компетенции законодателей, и максимального учета последствий того или иного акта, и широкого предварительного обсуждения юридических и политических нововведений, и стабильности правовой системы, и законопослушности граждан, понимающих и стремящихся действовать в рамках закона.

Политические системы, действующие на основе принципов правового государства, имеют существенные признаки, к которым следует отнести легитимность, легальность и безопасность*.

Легитимность политической системы выражается в принятии государственной власти населением, в признании ее права управлять и в согласии подчиняться. Процесс легитимизации власти предполагает действие механизма обеспечения ее встроенности в культуру, которая  может как принимать, так и отторгать систему власти, если она ее не устраивает.

Одним из важных аспектов легитимности власти служит ее легальность, т.е. нормативность, выражающаяся в способности оперировать и ограничиваться законами. Право является наиболее эффективным механизмом осуществления политической власти в силу наличия только у него ряда характерных черт:

• открытость, гласность используемых здесь норм, законов;

• многообразие применяемых в рамках права санкций, что позволяет выбирать наиболее целесообразные способы регламентации

общественной жизни;

1 См : Чиркин В.Е. Легализация и легитимизация государственной власти // Государство и право.1995.№ 8

• право иерархизирует ответственность, четко разделяя права и обязанности участников правоотношений;

• относительная стабильность правовых норм, малая степень их зависимости от произвола и личностных особенностей носителей власти;

• достаточно жесткая фиксация в правовых нормах прав и обязан ностей участников общественных отношений, вносящая в их деятельность необходимые для власти качества четкости и определенности.

В том, что созидательную социальную функцию может выполнять только легальная, действующая в рамках закона власть, убеждает и ее сравнение с разными типами нелегальной (преступной, по сути дела, разрушительной) власти. Общим является то обстоятельство, что и та, и другая – это именно власть, принуждение, к тому же довольно часто прибегающее к насилию. Различий же гораздо больше.

Если власть легальная опирается на писаные и всем известные (по крайней мере нескрываемые) законы, то власть преступная, нелегальная – на неписаные, известные лишь ограниченному кругу людей правила поведения.

Легитимная политическая система, использующая легальные механизмы осуществления власти, безопасна для людей, общими делами которых она управляет. Важнейшими же аспектами безопасности являются:

• военный, выражающийся в способности государства не только защитить общество от внешней угрозы, но и не создавать ее самому;

• правовой – наличие реальных гарантий личности в защите как от преступных посягательств, так и от насилия со стороны государства;

• экологический – охрана государством природной среды обита1-ния человека;

• технологический – отсутствие радикального отставания определенного общества от других стран и народов по уровню развития науки и техники;

• информационный – возможность получения адекватной и разнообразной информации, свобода от химерических и мифологических идеологических систем;

• экономический – удовлетворение фундаментальных потребностей личности, возможность применения ею своих трудовых навыков и способностей.

Этим принципам в полной мере соответствует политический режим демократии, сущностные черты которой:

• правление большинства;

• свобода критики и оппозиции правительству;

• защита меньшинства;

• лояльность меньшинства политическому сообществу.

Если оценивать политические режимы в контексте соотношения основных агентов, действующих сил или, скорее, неразрывных, но и различных по главным принципам своего существования полюсов политики – личности и государства, – то, конечно, оптимальным является демократический тип.

В его рамках сохраняется относительная независимость обеих сторон взаимодействия, человек обладает солидным набором средств влияния на государство (участие в выборах, критика, самоуправление, влияние на принятие законов и многие другие формы, которые напрочь отсутствуют в тоталитарных и авторитарных режимах). Государство же опирается на реальную поддержку граждан, активно использует их предложения, действия, участие для обеспечения успешного функционирования и развития своих институтов.

Авторитарные и тоталитарные политические режимы чреваты разрывом отношений между отдельным человеком и государством, что оборачивается сосредоточением усилий человека на решении проблем личной жизни при их отрыве и противопоставлении жизни социальной, регулируемой действием властных механизмов.

При этом целостность политической системы сохраняется, но человек занимает позицию несотрудничества, отказа от взаимодействия с ней, относится к государству как к силе, неспособной воздействовать на решение реальных жизненных проблем, а скорее запутывающей и омертвляющей их. Контакт человека с государством рассматривается как крайне вынужденный, нежелательный. Например, рекрутская служба, всякого рода повинности.

В свете исторического опыта становится все более ясным, что образ наиболее прогрессивного типа политической системы формируется не в результате теоретических изысков или пропагандистских усилий, а как итог убежденности людей в способности социальной системы удовлетворить их фундаментальные интересы. Все иные модели оказываются неустойчивыми и разрушаются противоречащей им исторической практикой.

Демократическая политическая система – это организация легальной, опирающейся на законы и подконтрольной обществу власти. Она работает на основе понятных и принятых обществом принципов, имеет ясные цели и способна содействовать реализации общих интересов.

Тема 8. СУЩНОСТЬ ПРАВА (М.И. Байтин)

1. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ УЧЕНИЯ О ПРАВЕ

Среди множества научных взглядов на право начиная с древности и до новейшего времени особенно привлекает внимание ряд исторически сложившихся основных направлений учения о праве, оказавших заметное влияние на развитие правовой мысли, познание и объяснение права как особого целостного явления духовной жизни общества.

Остановимся кратко на характеристике таких наиболее известных теорий, как естественно-правовая, историческая, психологическая, нормативистская, социологическая и марксистская.

Естественно-правовая теория. Идея естественного права возникла еще в Древней Греции и Древнем Риме и связана с именами Сократа, Аристотеля, греческих и римских стоиков, Цицерона, Ульпиана и других римских юристов. В эпоху средневековья она получила развитие в богословских сочинениях Фомы Аквинского. Однако, как одно из основных направлений правопонимания и самостоятельной научной школы, естественно-правовая доктрина сложилась в период разложения феодализма, подготовки и проведения буржуазных революций XVII–XVIII вв. Ее виднейшие представители: Греции, Т. Гоббс, Дж. Локк, Вольтер, Ш. Монтескье, Ж.Ж. Руссо, А.Н. Радищев и др.

Естественно-правовая школа в своих воззрениях исходила из существования двух систем права – естественного и позитивного.

Позитивное, или положительное, – это официально признанное, действующее в том или ином государстве право, получающее выражение в законах и иных правовых актах государственной власти, в том числе санкционируемых ею обычаях.

Направляя острие критики против реально существовавшего в то время феодального права, особенно в условиях королевского абсолютизма, представители естественно-правовой школы указывали на его ограниченность, несправедливость, на то, что законы, издаваемые властью, закрепляют угнетение людей, произвол и тиранию.

В отличие от позитивного естественное право проистекает из природы человека, человеческого разума, всеобщих нравственных принци

пов. Поэтому оно разумно и справедливо, не сковано границами отдельных государств, а распространяется на все времена и народы.

Оно вечно и неизменно, как вечны и неизменны природа и разум человека. Основные нравственные и правовые идеи и принципы, обосновываемые данной теорией в качестве естественных законов, – это прирожденные неотчуждаемые права человека: свобода, равенство, семья, собственность, безопасность, сопротивление гнету и др. Их охрана должна быть целью любого политического союза, в первую очередь, государства.

Поэтому позитивное право, противоречащее требованиям естественного, должно быть заменено (вместе со всеми отжившими отношениями и устаревшими политическими учреждениями) на такое положительное право, которое бы основывалось на естественных законах, способствовало реализации идей и принципов естественного права. Только в этом случае позитивное право может рассматриваться как разумное и справедливое.

Естественно-правовая теория сыграла прогрессивную роль в борьбе с феодализмом и ее последним бастионом – королевским абсолютизмом, идеологически способствовала переходу общества к более высокой, капиталистической ступени развития. Но демократический потенциал естественной школы права этим не был исчерпан. С особой силой он проявился во второй половине нынешнего столетия, став теоретическим фундаментом всеобщей борьбы за права человека во всем мире.

Вместе с тем следует иметь в виду, что само естественное право как нравственные и правовые идеи, принципы, идеалы, требования не является правом в юридическом смысле, а представляет собой мораль, правосознание, демократические устремления, т.е. ближайшую и необходимую предпосылку права. Важная роль в претворении идеалов естественного права принадлежит основанному на нем позитивному или собственно юридическому праву.

Историческая школа права сложилась в первой трети XIX в. в Германии, остававшейся раздробленной феодальной страной со слабой, лишенной боевого духа буржуазией. Эта школа, наиболее крупными представителями которой были Густав Гуго, Савиньи, Пухта, явилась выражением реакции на идеи естественной школы права и потерпевшей поражение Великой французской революции.

Историческая школа права отрицала возможность существования единого для всех народов права, исходила из того, что у германского, как и всякого другого народа, есть свое, свойственное ему право, не похожее на право какой-либо иной страны и определяемое исторически присущим ему народным духом. Право каждого народа и есть проявление этого народного духа, выражающее «общее сознание», «общее

9*

убеждение» народа. Оно результат исторического процесса. Передаваясь как бы «с молоком матери», от поколения к поколению, право саморазвивается и постепенно складывается, подобно языку и нравам.

Мнение о том, что решающая роль в образовании права принадлежит регулированию сверху, объявлялось «юридическим суеверием». Формирование права сравнивалось с правилами игры, которые устанавливаются постепенно на основе сложившейся практики. Соответственно закон – не только не единственный, но и не основной в ряду источников права. На первое место сторонники исторической школы права выдвигали обычаи, поскольку многие не знают предписаний закона, но каждому известен фактически сложившийся распорядок жизни. При этом всякий институт, например рабство в античном мире, если он исторически сложился и стал привычным, оправдан, поскольку он существует.

С этих позиций историческая школа права отстаивала действовавшее в Германии право, закрепляемые им устаревшие феодально-крепостнические институты, резко выступала против любых его изменений и новых веяний, в частности против предложений о создании жизненно необходимого общегерманского гражданского кодекса. Характеризуя историческую школу права, Маркс писал, что она .«подлость сегодняшнего дня оправдывает подлостью вчерашнего... объявляет мятежным всякий крик крепостных против кнута, если только этот кнут – старый, унаследованный, исторический кнут...».

Вместе с тем как положительную сторону рассматриваемой школы следует отметить, что она привлекла внимание к необходимости изучения истории права, его источников, и сама накопила связанный с этим обширный материал, особенно по истории римского права, хотя, к сожалению, не во всем смогла должным образом им распорядиться.

Историческая школа права оказала известное воздействие на последующее развитие правовой мысли, особенно на психологическую и социологическую теории.

Психологическая теория права, пронизанная психологизмом и иррационализмом, получает распространение в начале XX в. в Германии (Г.Ф. Кнапп) и Франции (Г. Тард).

Наиболее основательно и оригинально эта теория была разработана в дореволюционной России Л.И Петражицким. Суть его концепции в том, что он различает позитивное право, официально действующее в государстве, и интуитивное право, истоки которого коренятся в психике людей и складываются из того, что они, их группы и объединения переживают как право. Позитивное право, выражаемое в законах и

 Маркс К, Энгельс Ф Соч Т. 1 С 416.

других актах, мало доступно гражданам, чьи представления и иллюзии об этом официальном праве Петражицкий называет фантазмами.

Иное дело интуитивное право, с которым человек в своих отношениях с другими людьми сталкивается на каждом шагу. Среди различных психологических состояний людей на первый план выдвигаются эмоции – импульсивные переживания, побуждающие человека совершать определенное действие. Такие эмоции Петражицкий подразделяет на две группы: 1) императивные, или нравственные, эмоции; 2) императивно-атрибутивные, или правовые.

Императивная эмоция предполагает одностороннее переживание лицом обязанности совершить то или иное действие в отношении другого лица, однако оно не сопровождается переживанием другой стороной права потребовать выполнения данной обязанности. Например, переживание прохожим обязанности подать милостыню нищему. Это личное дело прохожего. В свою очередь, нищий не переживает при этом права потребовать от прохожего выполнения этой обязанности.

Императивно-атрибутивная – двусторонняя эмоция, при которой переживание одним лицом обязанности по отношению к другому лицу сочетается с переживанием последним права потребовать выполнения данной обязанности. Например, отношения должника и кредитора, продавца и покупателя, портного и заказчика и т.д.

Из таких двусторонних императивно-атрибутивных эмоций и складывается интуитивное, психическое право, которому, по мнению Пет-ражицкого, принадлежит первостепенное место в регулировании имущественных, семейных, наследственных и других отношений, постоянно возникающих в жизни людей.

При этом ученый исходит из того, что сколько людей, столько может быть и интуитивных прав. Н трудно заметить, что Петражицкий под правом понимает правосознание и правоотношения. Значи- тельный интерес представляют его рассуждения, по сути, о субъективных правах и юридических обязанностях. Однако главное в его учении – попытка перенести проблему права из области социальной

жизни в сферу человеческой психики.

Идеи Л.И. Петражицкого получили развитие в работах представителей скандинавской школы права, Социологической теории и некоторых других современных направлений учения о праве.

Нормативистская (абстрактно-нормативная) теория права берет свое начало от «категорического императива» И. Канта как общеобязательного требования чистой воли, независимой от каких-либо внешних явлений. Под воздействием философии Канта она выступала в XIX в. как либеральная нормативная теория, использующая идеи естественной школы права и выводившая право из нравственности, способство-

вала упрочению законности и ограничению судейского усмотрениЯц выдвинула идею правового государства в смысле самоограничения  власти законом (П.Н. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой и др.).

Однако к концу XIX в. – второму десятилетию XX в. данная право-1 вая школа претерпела существенные изменения, главенствующее место в ней заняло так называемое чистое учение о праве, наиболее видным представителем которого был Г. Кельзен. Он и его сторонники противопоставляли право как «мир должного» «миру сущего», т.е. реалиям социальной жизни. Понимая под правом юридические нормы, представители данной теории рассматривали их в отрыве от экономики, политики, социальной структуры общества, достигнутого уровня цивилизации и т.д. Они исходили из того, что правовые нормы обязаны своим возникновением и развитием не реальным общественным отношениям, а либо формальным установлениям государства, либо возвышающейся над обществом «суверенной, главной норме», определяющей иерархическую пирамиду, согласно которой каждая норма черпает свою юридическую силу в норме, занимающей более высокую но сравнению с ней ступень пирамиды.

Возражая против теории естественного права, Кельзен утверждал, что никакого иного, кроме опирающегося на государство, права не существует, обязательность правовых норм проистекает не из нравственности, а из государственного авторитета. Однако, казалось бы, вопреки этому само государство он выводит из права, понимая под государством не учреждение властвования, а организацию и воплощение правопорядка. Поскольку право, по его мнению, также есть порядок должного поведения, фактически он приходит к отождествлению государства и права.

Суть своих взглядов Кельзен выразил в сформулированном им «каучуковом» определении права, согласно которому оно есть «совокупность норм абстрактного долженствования».

Социологическая теория права. Предтечей этой теории явилась «школа свободного права», представители которой (Эрлих и др.) выступали за «живое право народа», основанное не на законе, а на свободном усмотрении судей.

Социологическая школа права как одно из основных направлений буржуазной правовой науки, внешне противоположное абстрактно-нормативному и выступающее с его критикой, сложилась в первой трети XX в. первоначально в Европе, а затем получила наибольшее распространение в США. Представители этого направления, пронизанного философией прагматизма и распадающегося на ряд течений (Дж. Дьюи, Р. Паунд, Д. Фрэнк, Левеллин и др.), эклектически охватывают собирательным понятием «право» административные акты, су

дебные решения и приговоры, обычаи, правосознание судей и иных должностных лиц, правоотношения, а также и юридические нормы, значение которых среди названных правовых средств воздействия на поведение людей всячески принижается.

В представлениях сторонников социологической теории право должно рассматриваться не иначе, как в «действии», в процессе применения. «Право, – по утверждению Джона Дьюи, – есть деятельность, посредством которой можно осуществлять вмешательство в другую деятельность». Что касается правовой нормы, то она лишена сколько-нибудь активной роли: «глас вопиющего в пустыне», «клочок бумаги», «голый стандарт», наполняемый содержанием в каждом конкретном случае посредством издания индивидуальных административных или судебных актов. Способностью творить право наделяются судьи:

«право состоит из норм, которые устанавливает суд, определяя права и обязанности сторон». При этом подчеркивается значение психического переживания судьей того, что есть право, при разрешении конкретного

дела.

Несмотря на различные модификации, общее во взглядах юристов-

«социологов» на право состоит в том, что все они так или иначе понимают под ним совокупность «правовых» отношений, возникающих и существующих независимо от норм; сложившийся в жизни «социальный порядок» или «правопорядок», а в конечном счете «фактический образ деятельности правительства, судов и других государственных

органов и его должностных лиц».

Не трудно заметить, что подобное понимание права, с одной стороны, приближает его к реальной жизни, юридической практике, на что ссылаются представители социологической школы права, а с другой -г теоретически обосновывает и оправдывает административный и судебный произвол.

Марксистская теория права. В отличие от рассмотренных выше учений, основанных на различных течениях философского идеализма, марксистская теория права, как и учение марксизма в целом, зиждется

на материалистической философии.

Согласно взглядам К. Маркса и Ф. Энгельса, право рассматривается как часть надстройки над экономическим базисом общества. Будучи обусловлено материальными условиями жизни, оно оказывает на них обратное воздействие. Главное в праве основоположники марксизма видели в его классовой сущности. В «Манифесте Коммунистической партии» они утверждали, что буржуазное право (и вместе с тем право вообще) есть возведенная в закон воля господствующего в данном обществе класса. Объясняя механизм образования права, Маркс и Энгельс писали: «Помимо того, что господствующие при данных отноше-

ниях индивиды должны конституировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона – выражение, содержание которого всегда дается отношениями этого класса...».

Для марксистской теории характерно рассмотрение права в тесной связи с государством, которое не только формирует, но и поддерживает право в процессе его реализации.

Марксистская теория права, несомненно, оказала существенное влияние на развитие материалистического понимания права. Вместе с тем апологетическое отношение к данной теории как единственно верной и непогрешимой должно быть преодолено. Сама история, реальные события обнаружили ошибки, слабые места этого учения, несоответствие отдельных его положений действительности. Однако столь же неверным был бы и поворот к другой крайности, к признанию этого учения изначально ложным во всех своих оценках. Многие выводы марксистского учения о праве, как и о государстве, и в современных условиях сохраняют свое значение.

Два подхода к правопониманию в советской и современной российской правовой науке. Развитие советской правовой мысли после Октябрьской революции складывалось на основе марксистского учения о государстве и праве, в процессе острой критики рассмотренных выше и других буржуазных теорий права, хотя одновременно и под влиянием некоторых из них.

Усилиями многих видных ученых-юристов, в числе которых были М.А. Аржанов, М.М. Агарков, С.А. Голунский, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, Н.Г. Александров, С.Н. Братусь и др., в конце 30– 40-х годов было выработано нормативное понимание и определение права как системы действующих в государстве юридических норм., Оценивая сложный путь, который прошла с тех пор юридическая наука в нашей стране, есть основания утверждать, что нормативное понимание права явилось определенным ее достижением, несмотря на отдельные недостатки и даже ошибки, которые пришлось впоследствии исправлять.

Наряду с нормативным складывалось и более широкое понимание права, зачатки которого, как и нормативного, возникли еще в 20-х годах В конце 30–40-х годов А.К. Стальгевич, а затем в 50-е годы С.Ф. Кече-кьян и А.А. Пионтковский предложили понимать под правом помимо норм также и правоотношения. Вскоре Я.Ф. Миколенко высказался за включение в понятие права еще и правосознания.

 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 322.

По проблеме понятия права, пожалуй, наиболее полемической в правоведении с конца 60-х – начала 70-х годов вновь развернулась оживленная дискуссия. Сложившиеся в процессе развития отечественного правоведения два подхода к правопониманию и соответственно два существующих ныне взгляда на понятие права получили особенно рельефное выражение в ходе обсуждения данной проблемы на заседании «круглого стола», проведенном редакцией журнала «Советское

государство и право».

Однако это полезное и интересное обсуждение не только не исчерпало предмета полемики и не привело к единому пониманию проблемы, но, напротив, лишний раз подтвердило необходимость дальнейшего поиска истины и возможного сближения различных позиций.

Между тем вопрос о понятии праваисходный, ключевой: в зависимости от его решения понимаются и трактуются все другие правовые явления. Не иначе как на основе четкого представления о том, что есть право, можно определить пути повышения эффективности не только юридической науки, но и практики нормотворчества, применения и толкования права, реализации задачи – навести порядок во власти и в

стране, основанный на силе права.

Поэтому важно уяснить себе, в чем суть современного нормативного понимания права, каковы наиболее существенные черты широкой трактовки, в чем различие этих двух направлений по таким вопросам:

что охватывается понятием права, что составляет сущность, содержание, форму и назначение права, каково соотношение права и других правовых явлений, образующих в своей совокупности правовую систему общества.

2. СОВРЕМЕННОЕ НОРМАТИВНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРАВА: ПОНЯТИЕ, ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Любое определение права неполно, относительно, так как не может охватить всего многообразия различных его свойств, черт, характеристик, связей. Краткое определение призвано отразить лишь наиболее общие, основные, главные признаки этого сложного явления.

К таким наиболее существенным признакам права относятся: 1) государственно-волевой характер; 2) нормативность; 3) властно-регулятивная природа.

Следует также иметь в виду, что нормативное понимание права

сообразно современному уровню развития юридической науки в России претерпевает существенные изменения, нуждается в осмыслении

См.: Сов. государство и право. 1979 № 7. С. 56-74; № 8. С. 48-67.

новых для него моментов2. Один из них заключается в необходимости

познания права не только с классовых, но и с общечеловеческих позиций.

Государственно-волевой характер права состоит в том, что право выражает государственную волю общества, обусловленную экономи- ческими и духовными, а также национальными, религиозными, демо-1 графическими, природными и другими условиями его жизни. I

Через государство «возводится в закон», становясь обязательной для всех, не только воля господствующего класса (там, где он есть), но также и воля других классов, слоев и групп данного общества, выражающая их интересы и притязания. Стремясь к смягчению и преодолению существующих противоречий, компромиссу между различными социальными слоями, государство учитывает и корректирует многосложную и противоречивую волю общества, придавая ей всеобщее выражение в виде воли государственной.

Право немыслимо вне осознанной, волевой деятельности людей. Право всегда есть воля, но не всякая воля – право. Так, не является правом воля отдельного индивида, социальных групп, слоев, классов. Не становится сама по себе правом также воля политических партий и других общественных объединений, выраженная в их документах. Это не государственные виды (формы) воли.

Только когда воля -«выражена как закон, установленный властью»2, она становится государственной.

От других разновидностей воли государственная воля отличается тем, что она, во-первых, аккумулирует экономические, политические, социальные, культурные и иные интересы и притязания различных классов, слоев и групп населения; во-вторых, является независимой от воли отдельных лиц и их объединений, обязательной для всего общества; в-третьих, объективируется в исходящих от государства и охраняемых им общеобязательных установлениях, правилах поведения, именуемых правовыми или юридическими нормами.

Эта государственная воля общества, воплощенная в правовых нормах, и есть право.

Сущность и содержание права определяются не только экономическим строем общества на данном этапе его развития, но и политикой, моралью, правосознанием, наукой, культурой и всеми другими реалиями социальной жизни, достигнутым уровнем цивилизации.

Особо следует выделить такой духовный общечеловеческий фактор, вот уже несколько столетий оказывающий мощное влияние на

1 См.: Байтии М.И. О современном нормативном понимании права // Журнал Российского права. 1999. № 1. С. 98-99.

2 Ленин В И. Поли. собр. со». Т. 32. С. 340.

формирование и развитие права, как учение о естественных, прирожденных, неотъемлемых правах человека, которые должны лежать в основе позитивного, официально действующего в пределах того или иного государства права. Лишь в этом случае последнее, с позиций естественно-правовой теории, оценивается как соответствующее человеческому разуму, природе человека, а потому гуманное и справедливое.

С тех пор как провозглашенные естественно-правовой теорией законы, синтезирующие общечеловеческие представления об идеях и принципах морали и правосознания, впервые получили выражение в качестве государственной воли в одном из замечательных документов Великой французской революции – Декларации прав человека и гражданина (1789), они прошли большой и сложный путь, ознаменовавшийся их международно-правовым признанием в принятой ООН Всеобщей декларации прав человека (1948).

Вопрос о том, соответствует или не соответствует право того или иного государства идеям признания и охраны основных, фундаментальных прав и свобод человека и гражданина, стал фактически международно признанным критерием отнесения данного государства и права к демократическому или тоталитарному.

Воздействие идей естественно-правовой теории на развитие современного российского права впервые получило официальное признание и выражение в Декларации прав и свобод человека и гражданина РСФСР (1991) и особенно в Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г. Непосредственно с этим связан происходящий ныне процесс углубления нравственных начал отечественного права, сближения права и морали демократического общества. Естественное право практически неосуществимо без позитивного, а духовная основа, нравственная сила позитивного права коренится в праве естественном.

Соответственно один из новых моментов, характеризующих нормативный подход к праву, состоит в стремлении к полному преодолению существовавшего ранее отрыва от идей естественной школы права, обеспечению единства естественного и позитивного права в теории и

на практике.

Итак, в том, что право – государственная воля общества на данном

этапе его развития, обусловленная экономическими, духовными и другими условиями его существования, состоит общечеловеческая и классовая сущность права.

Нормативный характер права заключается в том, что право как

государственная воля общества проявляется вовне, выступает в реаль-

ной жизни не иначе как система официально признаваемых и действу ющих в данном государстве юридических норм в их материалистическом понимании. )

В специальной литературе эту систему норм принято называть правом в объективном смысле (объективным правом), имея в виду, что оно, будучи государственной волей общества, не зависит от воли отдельных индивидов и не приурочено к какому-либо определенному субъекту, в  отличие от права в субъективном смысле (субъективного права) как" права (правомочия) того или иного участника (субъекта) правоотношения либо совокупности таких прав (правомочий).

Нормативный признак права позволяет объяснить соотношение сущности, содержания и формы права. Вопрос этот сложный, неоднозначно трактуемый различными учеными, в том числе и сторонниками нормативного понимания права. Одни авторы смешивают содержание права с его сущностью, другие – с его формой.

Правильное решение данного вопроса можно найти на основе рассмотрения права под углом зрения его государственно-волевого и нормативного признаков. Если сущность права в том, что оно, как отмечалось выше, выражает обусловленную всей реальной жизнью государ- ственную волю общества, то его содержание составляет нормативное выражение этой воли. Иначе как путем издания или санкционирования властью общеобязательных норм не представляется возможным возвести волю общества в закон, выразить ее как государственную. Тем самым содержание права конкретизирует сущность права данного общества во всем многообразии составляющих его правовых норм.

Право отличается от других социальных норм (обычаев, морали, норм общественных объединений) рядом присущих только ему специфических особенностей, характерных черт. Наиболее существенные из них: связь с государством, охрана от нарушений возможностью государственного принуждения; общеобязательность; формальная определенность; институционность; качество официального регулятора общественных отношений.

Связь права с государством состоит в том, что составляющие право нормы, воплощающие государственную волю общества, в отличие от иных социальных норм, издаются или санкционируются государством и охраняются наряду с воспитанием и убеждением (что свойственно и другим социальным нормам), возможностью применения, когда это не-

) Данная идея получила обоснование и развитие в работах II.Г. Александрова, С.С. Алексеева, М И. Байтипа, С И Братуся, Л М. Васильева, А.В. Мицкевича, П.Е. Не-дбайло, А.С Пиголкипа, С.П. Полспипой, И.С. Самощенко, Ю.А. Тихомирова, Р.О Хал-финой, А.Ф. Чсрдаицсва, А.Ф. Шсбанова и др.

I обходимо, юридических санкций (что характерно исключительно для

нрава).

Следует заметить, что в специальной литературе была подвергнута

I справедливой критике в качестве одной из ошибок прошлого форму-1 лировка, сводящая право к мерам принуждения, что будто его применение «обеспечивается принудительной силой государства». Подобные выражения, неудачные, неточные сами по себе, особенно неприемлемы в нынешних условиях, так как большинство граждан добровольно и сознательно сообразуют свое поведение с нормами права. Однако в отличие от иных социальных норм за правом всегда «стоит» аппарат государства, способный в случае нарушения правовых норм принудить к их соблюдению. Стало быть, не в обеспечении принудительной силой государства, а в возможности государственного принуждения как гарантии реализации, охраны правовых норм от нарушений – одна из

наиболее важных особенностей права.

В прямой связи с изложенным находится другая важнейшая черта права – его общеобязательность. Все иные разновидности социальных норм (нравственные, корпоративные, религиозные и т.д.) обязательны лишь для той или иной части населения. И только право – система норм, обязательных для всех. Тем самым праву отводится роль нормативной основы законности и правопорядка, всей правовой системы общества.

Следующая неотъемлемая черта права – формальная определенность, т.е. точность, четкость, емкость, стабильность, чему способствуют, в частности, такие внутренние свойства, как предоставительно-обя-зывающий характер, специфическая структура (строение) правовых норм и юридическая техника их внешнего оформления.

Важным свойством права, придающим ему формальную определенность, является его институционностъ, заключающаяся в том, что составляющие право нормы издаются или санкционируются государством в строго определенных формах, своего рода знаковых системах, каковыми служат различные юридические источники. Как было показано выше, содержание права составляет система действующих юридических норм.

Что касается формы права, то под ней понимаются определенные способы выражения государственной воли общества. Форма показывает, каковы внешние проявления права, в каком виде оно существует и функционирует в реальной жизни. С помощью формы происходит придание воле государства доступного и общеобязательного характера, доведение этой воли до исполнителей. Посредством формы право как бы получает «путевку в жизнь».

Наиболее распространенной основной формой (источником) выражения российского права служат нормативно-правовые акты, ведущее , место в ряду которых принадлежит закону – нормативному акту, издаваемому на основе строго определенной демократической процедуры представительными и законодательными органами Российской Федерации и ее субъектов для регулирования наиболее важных общественных отношений и обладающему высшей юридической силой. Кроме того, имеются и иные формы выражения (юридические источники) права.

Раздельное рассмотрение содержания и формы права логически возможно лишь в порядке научной абстракции, в целях удобства исследования. В реальной же действительности они «не существуют обособленно друг от друга: бесформенное содержание права также немыслимо, как и его бессодержательная форма. Содержание права имеет место лишь постольку, поскольку оно оформлено»2.

Именно из единства содержания и формы права исходит его нормативное понимание. Вместе с тем нельзя не учитывать, что не всякая норма, изданная тем или иным государственным органом, обязательно выражает «возведенную в закон» волю общества. В связи со значительным увеличением объема законотворческой деятельности субъектов РФ и нормотворческого процесса, в том числе ведомственного, в масштабах Федерации, в теории права назрел вопрос о необходимости выработки основанных на Конституции РФ четких научных критериев соответствия отдельных норм, содержащихся в различных нормативных актах и других источниках, праву как государственной воле общества.

Такими критериями, соответственно духу и букве Конституции РФ, являются:

• для норм, выраженных в федеральном законе – соответствие Конституции РФ;

• для норм, содержащихся в законе субъекта РФ, в зависимости от конституционного или договорно закрепленного разграничения пределов ведения и полномочий, – соответствие федеральному закону или конституции (уставу) данного субъекта Федерации и в конечном счете Конституции РФ;

• для норм, содержащихся в подзаконных нормативных актах и других источниках права (нормативный договор, правовой обы-

Подробнее об этом см.: Мицкевич А.В. Источники (формы выражения) российского права. Историко-тсорстичсский очерк // Закон: основание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998.

2 Шебапов А.Ф. Форма советского права. М., 1968. С. 24-25.

чай), – соответствие нормам, выраженным в федеральных законах, уставах и законах субъектов Федерации и в конечном счете в Конституции РФ;

• для норм, содержащихся во всех источниках права, – соответствие основным правам и свободам человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, закрепленным и гарантированным в Конституции Российской Федерации (ст. 17,18) в качестве непосредственно действующих. Сообразно этому суд управомочен не применять при разрешении конкретных дел нормы, которые по его убеждению влекут нарушение прав и свобод граждан, в каждом подобном случае руководствоваться соответствующими нормами Конституции

РФ.

Наряду с четким различием содержания и формы права, нормы права и закона, нормативный признак подчеркивает их единство и однопорядковостъ, общую устремленность на упрочение законности и правопорядка, правовое обеспечение стоящих перед обществом и государством задач.

С этим связан вопрос о роли права как особого регулятора общественных отношений, без выяснения которого не может быть достаточно полного представления о праве и его особенностях в сравнении с другими социальными регуляторами.

Властно-регулятивный характер права раскрывает специфику социального назначения права как особого государственного регулятора

общественных отношений.

Для характеристики данного признака права недостаточно отметить, что оно есть «социальный регулятор», ибо роль подобного регулятора выполняют также обычаи, мораль, нормы общественных объединений и т.п. В сравнении с ними право – особый, а именно государственный регулятор. Как создание, так и реализация права, его активная роль в регулировании общественных отношений находятся в прямой зависимости от государственной власти, сопряжены с функционированием ее механизма, формами деятельности, контролем за точным соблюдением правовых норм всеми.

Данный признак проявляется и в том, что право регулирует отношения между людьми соответственно воплощенной в нем государственной воле общества. Поэтому, в отличие от других социальных регу-

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Российская газета 1995. 28 дек; Постановление Конституционного Суда РФ по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации // Российская газета. 1998.30 июня.

ляторов, право данного общества может быть только одно; оно едино и/, однотипно с государством. .

Сообразно этому право является высокоэффективным инструментом проведения в жизнь политики государства, специфическим средством (формой) организации и обеспечения его разносторонней дея- тельности, осуществления задач и функций. Право – единственная, нормативная система, регулирующее воздействие которой на отношения между людьми влечет для их участников определенные юридичес-1 кие последствия.

Специфика регулятивной роли права связана с предоставительно-обязывающим характером его норм – правил поведения. Эти нормы, устанавливают для участников регулируемых отношений взаимные права и обязанности, которые гарантируются и охраняются государством. Тем самым регулируемым правом фактическим отношениям придается характер правовых отношений.

Все изложенное выше позволяет праву быть равной мерой, применяемой к различным людям, одинаковым масштабом их возможного и 1 должного поведения, упорядочения и развития отношений между  ними, в правовом урегулировании которых заинтересованы государство и общество. Тем самым – и это особенно важно для характеристики права как государственного регулятора общественных отношений – оно выступает в качестве единственного официального определителя и критерия правомерного и неправомерного, законного и противозаконного поведения, т.е. меры свободы.

Властно-регулятивная природа права в тесной связи с его волевым и нормативным признаками дает ответ на вопрос: почему именно право представляет собой наиболее всеобъемлющий и эффективный регулятор общественных отношений. Конечно, возможности воздействия права на социальную действительность не беспредельны, любые попытки их преувеличения, абсолютизации ведут к волюнтаризму. Международный, в том числе российский, опыт подтвердил, что «право» никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества».

На основе обобщения рассмотренных выше признаков права, образующих сердцевину его нормативного понимания, можно предложить следующее общее определение понятия права.

Право есть система общеобязательных, формально-определенных . норм, которые выражают государственную волю общества, ее общечеловеческий и классовый характер; издаются или санкционируются государством и охраняются от нарушений, наряду с мерами воспитания и

 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 19.

убеждения, возможностью государственного принуждения; являются властно-официальным регулятором общественных отношений.

II Право, существующее в реальной жизни, необходимо рассматри-, вать с учетом конкретизации его государственно-волевого, нормативного и властно-регулятивного признаков применительно к определенной ступени исторического развития и особенностям той или иной страны.

3. О ШИРОКОМ ПОНИМАНИИ ПРАВА

Как отмечалось, нормативное понимание права не единственное. От него отличается так называемое широкое понимание права, которому при всех различиях и нередко противоречивости взглядов его представителей присущи общие характерные черты.

1. Сторонники данного направления исходят из того, что понятие-права включает в себя не только нормы, но и другие правовые явления:

правосознание, правоотношения, субъективные права, акты применения права и т.д. Различие в подходах отдельных авторов лишь в том, какой набор правовых (а иногда и нсправовых) явлений они понимают под правом, диапазон которого расширяется вплоть до его отождествления не только с юридической надстройкой, но и со всей правовой системой общества и даже с «самой общественной жизнью».

В качестве аргумента ссылаются на необходимость отражения в понятии права всех важнейших проявлений его возникновения и функционирования. Однако, как нам представляется, такое понимание права неизбежно ведет к растворению его в других правовых явлениях, размыванию нормативного содержания и специфики данного феномена. Как обоснованно пишет Р.О. ?{алфина, «попытки включить в понятие права элементы других нормативных систем или иные элементы правовой надстройки (и правовой системы общества. – М.Б.) способны повлечь за собой существенное ослабление его действенности, а с другой стороны – применение средств воздействия, присущих праву, к таким сферам общественных отношений, в которые право не должно вмешиваться»2.

2. Для многих ученых, придерживающихся широкого (многоэлементного) понимания права, характерно признание приоритета в его структуре за правоотношениями, противопоставляемыми нормам права; представление о правоотношении как центральном звене, своего

См., например: Явич Л.С. Сущность нрава. Л., 1985. С. 108; Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 2; Мальцев Г.Ц. Социальная справедливость и право. М., 1977. С. 223. 2 Халфшш Р.О. Что есть право: понятие и определение // Сов. государство и право.

1984. №11. С. 22.

рода стержне права (и всей правовой системы). Право рассматривается 1 «как особое свойство самих общественных отношений». Так, Е.Б. Па- шуканис еще в 1924 г. писал: «Юридическое отношение – это первичная клеточка правовой ткани, и только в ней право совершает свое  реальное движение. Право как совокупность норм наряду с этим не более как безжизненная абстракция...».

Разумеется, нормы права не создают правоотношений, последние , возникают из реальных общественных отношений. Но очевидно и то, что эти отношения приобретают характер правовых, становясь правоотношениями не сами по себе, а лишь тогда, когда они опосредуются правом.

Сказанное ни в коей мере не умаляет значения правоотношений как сферы реализации права, главного поля его действия, одной из основных, наряду с правом, категорий правоведения, но привлекает внимание к необходимости разграничения данных понятий.

3. Одним из доводов в пользу широкого понимания права является указание на необходимость рассмотрения его в действии. Это так называемый социологический подход, ориентированный на «живую практику». Утверждается, что право следует понимать не как «застывшую совокупность норм, а как деятельность» субъектов правоотношений, «правовую деятельность», «фактический правопорядок» и т.д.

По мнению, например, Д.А. Керимова, «в понятие права включаются, во-первых, правовые принципы, т.е. устоявшиеся основы правового сознания и главные направления правовой политики; во-вторых, правовые предписания, имеющие как нормативный, так и ненормативный характер; в-третьих, правовые действия, непосредственно реализующие правовые принципы и предписания, воплощающие их в реальную действительность, в правовую сферу жизнедеятельности общества»2.

Автор считает, что неверно оставлять за пределами этого определения действие законов и подзаконных актов, «практику их реализации и фактический правопорядок», необходимо, определяя право, рассматривать его не только как «должное», но и как «сущее»3.

Однако право не сама деятельность субъектов, а особый регулятор этой деятельности, поведения людей, общественных отношений. Нельзя не учитывать и то обстоятельство, что действия, в том числе и правовые, весьма разнообразны, они могут быть не только правомерными, юридически грамотными, профессиональными, но и неправомерными

1 Нашукапмс Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М., 1980. С. 78.

2 Кег/шюв Д.Л. (Философские основания политико-правовых исследований. М., 1986. С. 193-194.

3 См.: Там же. С. 189.

и непрофессиональными. Поэтому нельзя наделять действия свойством нормативного регулятора: они сами являются объектом правового

регулирования.

Право, в связи с включением в его понятие такого компонента, как деятельность, «наделяется... не присущими ему физическими качествами – качествами реализующегося действия, что свойственно только личности, но не регулятивной системе, направляющей деятельность человека. Этим самым право наделяется прямо-таки сверхъественно-

физическими свойствами».

По указанным причинам право не может определяться одновременно и как «должное» (нормы права, выраженные в законах и других источниках), и как «сущее» (воплощение их предписаний на практике, фактическое регулирование реальных общественных отношений

и т.п.).

Заметим, что сторонники нормативного понимания права, в противоположность нормативистской теории Кельзена, никогда не рассматривали право «как застывшую совокупность норм», а напротив, акцентировали внимание на активной, организующей его роли, т.е. в действии, динамике, процессе реализации.

Трудно согласиться также с мнением, согласно которому право – фактический порядок отношений, защищаемый государством, «фактический правопорядок». Как правильно отмечалось в литературе, «по сути – это возврат к известным юридическим доктринам прошлого. Но дело не в возврате – в истории было немало отнюдь не плохих доктрин, а в том, что в свете этого тезиса любые действия властей, чиновничества, бюрократии, «аппарата» можно рассматривать как «право». Ведь власти предержащие сами в основном и создают угодный.., им «порядок отношений». По такой логике даже нелегитимное применение силы окажется «правом», но «кулачным». И потом, как вообще может «фактический порядок отношений» (право) регулировать, охранять тот же порядок отношений? Регулятор сливается с

регулируемым»2.

4. Особого внимания заслуживает главный довод, объединяющий почти всех сторонников широкой трактовки права. Он состоит в том, что такой подход ориентирует на различие права и закона (законодательства) в отличие от нормативной концепции, якобы отождествляющей их.

 Галагдн И.А. О природе правового регулирования // Право и политика: современные проблемы соотношения и разиития. Воронеж, 1996. С. 32.

2 Матузов 11.И. Право как нормативная основа правопорядка / Становление правового порядка в Российском государстве: реальность и перспектива (социально-правовые проблемы). Саратов, 1995. С. 19-20.

Понятно, что ответ на вопрос о соотношении права и закона прямо зависит от того, чтб понимается под правом. Е

Нормативный подход, разграничивая право как систему норм и формы его выражения, вместе с тем рассматривает их в тесном, органи- * ческом единстве.

Представители же широкого подхода, напротив, перенося акцент на жесткое разграничение понятий «право» и «закон», невольно их противопоставляют, обосновывают возможность существования правовых норм и без выражения их в законах и иных санкционируемых государством формах, т.е. независимо от государства. В этом контексте право – выразитель общих (абстрактных) принципов, идей нравственности, прав человека и других ценностей. «Право по своей сущности и, следовательно, по своему понятию, – пишет В.С. Нерсесянц, – это исторически определенная и объективно обусловленная форма свободы в реальных отношениях, мера этой свободы, форма бытия свободы, формальная свобода». В отличие от права закон – это «официальная форма общеобязательно нормативного признания или непризнания объективно сложившихся мер этой свободы и равенства». Посредством закона происходит лишь формулирование «в виде норм законодательства уже сложившихся или явно складывающихся форм и норм права (мер свободы)». При этом «право... в его соотношении с законом... выступает как источник, олицетворение и критерий справедливости».

Отталкиваясь от этой идеи, некоторые ученые не вполне корректно, на наш взгляд, толкуют естественно-правовую теорию, а именно в том смысле, что право обладает «большей ценностью», чем закон, что оно, р отличие от «произвольного», «несовершенного», «недостаточного», а иногда даже «неприемлемого» закона, всегда «истинно», «разумно», «естественно», «действительно», «человечно»2.

Нельзя не заметить, что такой взгляд создает весьма расплывчатое представление о праве, ибо упомянутые высокие, но абстрактные идеалы при всей их значимости сами по себе не могут заменить властного нормативного регулятора отношений между людьми, служить критерием правомерного и неправомерного поведения. К тому же указанные ценности неодинаково понимаются различными участниками общественной жизни, представляющими разные слои и группы населения.

Право не может быть чем-то аморфным, «киселеобразным», не может существовать реально вне и помимо своего институционного, «знакового» выражения в определенных юридических источниках, и

См.: Нерсесянц В.С. Право и закон. М., 1983. С. 342-343; 0« же. Право - математика свободы. М., 1996. С. 17-20.

2 См.: Четвернип В.А. Современные концепции естественного права. М., 1988. С. 7.

прежде всего в законах, принимаемых представительным (законодательным) органом на основании конституционно закрепленной демократической процедуры, соответствующей воле народа.

По справедливому мнению В.Н. Кудрявцева, «профессиональному юристу... должна быть присуща четкая и определенная позиция: никакое пожелание, убеждение или мнение не могут рассматриваться как правовая норма, коль скоро они не выражены в юридическом акте, , принятом надлежащим образом»*.

Разумеется, право и закон – не одно и то же, однако тенденция на некую несовместимость, разрыв между ними не может не оказывать негативного воздействия на отношение к закону, на состояние законности и правопорядка, не подпитывать правовой нигилизм. А это в современных условиях не только крайне нежелательно, но и чревато тяжелыми последствиями для общества.

При широкой трактовке права, когда оно отделяется от закона, само понятие правомерного может быть деформировано и войти в противоречие с принципом законности, привести к легализации незаконной, юридически противоправной деятельности тех или иных лиц, действующих якобы в соответствии с некими не выраженными в законе «правами»2.

При этом «общие правовые принципу и фундаментальные права и свободы человека как бы заменяют нормативную основу законности, и оценка законов, всех нормативных актов становится произвольно субъективным делом. Законодательству наносится тяжелый удар, и это имеет самые пагубные последствия: разрушается единая база общеобязательности законов и всем дается легальный повод произвольным образом на них реагировать... У граждан вновь формируются мотивы

правового нигилизма»3.

Заслуживает внимания и следующее суждение относительно рассматриваемой концепции: «Привлекательная на первый взгляд постановка вопроса (о «хорошем праве» и «плохих законах». – М.Б.) повлекла за .собой ряд достаточно серьезных теоретических и практических следствий... А логика этих рассуждений проста: коль скоро существует интуитивное «хорошее право», то можно отложить в сторону любой закон, любое правовое предписание... Важно, мол, лишь решить, является ли тот или иной юридический акт подлинно гуманным, демокра-

1 Кудрявцев В.II. О право! юнимании и законности // Государство и право. 1994. № 3.

С. 6.

2 См.: Алексеев С.С. Право – институционное социальное образование // Вопросы

теории государства и права. Саратов, 1983. С. 9–10.

3 См.: Тихомиров Ю.Л. Юридическая коллизия: власть и правопорядок // Государство и право. 1994. № 1. С. 5.

(

тическим и справедливым. А судьи кто?.. Не ясно ли, что никаких;

критериев на этот счет не было и нет». В результате, в обыденной жизни это вполне может выглядеть так: нравится закон – исполняю, не :

нравится – игнорирую2. ;

5. Трудно согласиться и с неоправданным противопоставлением, естественного и позитивного права, так как это не соответствует, на наш} взгляд, сути естественно-правовой школы, на приверженность которой постоянно ссылаются.

Особенно жесткую, гипертрофированную форму такое противопо-1 ставление получило у Л.В. Петровой, которая сами термины «позитив-1 ное», «позитивизм» употребляет не иначе как в отрицательном смысле. Касаясь, в частности, юридического образования, она приходит к выводу, что, «только антипозитивистски воспитывая и обучая, можно надеяться, что будущие юристы не смогут стать социально опасными для общества». И это и условиях, когда в России действует демократическая Конституция, законы и другие юридические источники, закрепляющие нормы позитивного права, направленные на признание приоритетной защиты прав человека, обеспечение необходимых для нормального развития общества упорядоченности и стабильности в отношениях между людьми, составляющие нормативную основу законности и правопорядка.

Что касается естественно-правовой теории, то она никогда не обнаруживала отрицательного отношения к позитивному праву вообще, а целенаправленно боролась лишь с такими его конкретными проявлениями, которые противоречили естественным законам, символизирующим прирожденные и неотчуждаемые права человека и гражданина. Обосновывая приоритет прирожденных прав человека, естественно-правовая теория выступала за создание и развитие в конкретных государствах и у различных народов такого позитивного права, которое бы основывалось на этих фундаментальных правах, признавало его значение и необходимость для практической реализации естественных законов.

К сожалению, сторонники широкого правопонимания, за отдельными исключениями, уходят от рассмотрения назревших проблем юридической науки в связи с современностью, оставляют без ответа конкретные возражения и критические замечания своих оппонентов, не принимают во внимание доводы ученых, отстаивающих иное направление в

 Кудрявцев Н.11. Указ. соч. С. 5-6.

2 См.: Матузов И И Личность, политика, право // Теория политики общие вопросы. Саратов, 1994. С. 18.

3 См. Петрова Л В. О естественном и позитивном праве // Государство и право. 1995. № 2. С. 32-33 и след.

»

теории права. Отвергая в качестве «узконормативистского» всякий изгляд на право как систему норм, они не учитывают того, что современное нормативное понимание права принципиально отличается от традиционного «нормативизма», суть которого не в том, что право рас-1 гматривалось как совокупность норм, а в том, что сами нормы тракто- вались как нечто самодовлеющее, оторванное от «сущего», от реальных  общественных отношений. Столь же необоснованно, как видно из изложенного выше, отождествлять ныне нормативный подход к праву во всех его ипостасях с тем, каким он был в годы советского прошлого.

Нормативное понимание права делает упор на обоснование и раскрытие роли права как четкого, властного регулятора общественных отношений в целях формирования гражданского общества и правового государства, осуществления связанных с этим социально-экономических и других реформ, обеспечения интересов, прав и свобод граждан, воспитания членов общества в духе уважения и строжайшего соблюдения Конституции и законов, укрепления законности и правопорядка,

борьбы с преступностью.

Необходимость решения этих вопросов ощущается сегодня как никогда остро. И трудно было бы ориентировать в этом направлении суды, правоохранительные и другие органы, граждан и их объединения с позиций широкого понимания права, равно как и осуществлять подготовку юридических кадров, которая в основном базируется на нормативном понимании права.

4. ПРИНЦИПЫ ПРАВА

Сущность и социальное назначение права раскрывается и конкретизируется в его принципах и функциях.

Принципы права – это исходные, определяющие идеи, положения,

установки, которые составляют нравственную и организационную основу возникновения, развития и функционирования права. Принципы права есть то, на чем основаны формирование, динамика и действие права, что позволяет определить природу данного права как демократического или, напротив, тоталитарного.

Принципы права, с одной стороны, отражают его объективные свойства, обусловленные закономерностями развития данного общества, всей гаммой исторически присущих ему интересов, потребностей, противоречий и компромиссов различных классов и слоев населения. С другой – в принципах права воплощается его субъективное восприятие членами общества, их нравственные и правовые взгляды, чувства, требования, выражаемые в различных учениях, теориях, направлениях правопонимания. Поэтому принципы права должны рассматриваться

с учетом как единства, так и особенностей обеих сторон, с позиций сложившегося в юридической и философской науках общего представ-ления об объективном и субъективном в праве.

Принципы права выражают то главное, основное в праве, что должно быть ориентировано, устремлено на его развитие. В сравнении о правовыми нормами, соответствующими той или иной эпохе, опреде-ленному историческому периоду, принципы права отличаются болы шей устойчивостью, остаются неизменными в течение длительного времени*.

В юридической науке сложилось деление принципов права на1 общие (общеправовые), межотраслевые и отраслевые.

Общие принципы права характеризуются тем, что относятся к праву в целом, распространяются на псе его отрасли, объединяют и как

бы цементируют их, способствуют стабильности действующей системы права.

Общеправовые принципы, в свою очередь, можно подразделить на морально-этические (или нравственные) и организационные.

Первые из них образуют нравственную основу права, его духовный фундамент. Эти принципы непосредственно воздействуют на нормативное содержание права. Вторая группа общих принципов, тесно взаимосвязанная с первой, составляет организационно-процедурную основу права, ориентированную на обеспечение его роли как особого, государственного регулятора общественных отношений, выполнение правом его специфически юридических функций.

Сообразно этому право любого демократического государства, в том числе современной России, наряду с определенными, исторически обусловленными особенностями (например, в зависимости от унитарного или федерального устройства государства), характеризуется также общими чертами, средствами, присущими всякому праву, основанному на международно признанных, общечеловеческих принципах.

Принципы права выражаются в международных и внутригосударственных декларациях, получают закрепление в исходных (отправных, учредительных) нормах конституций и законах демократических государств, но могут также выводиться из общего содержания права той или иной страны.

Согласно концепции единства естественного и позитивного права, морально-этические принципы современного российского права составляют естественные законы, символизирующие основные фундаментальные права человека и гражданина, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и в последующих международных и

1 См Бабаев В К Теория современного советского права. Н Новгород, 1991. С. 24.

инутригосу дарственных документах, в том числе Конституции Российской Федерации.

К этим принципам относятся: свобода, равенство, право на жизнь,

право частной и других форм собственности, безопасность, достоинство, справедливость, семья, народ – источник власти; человек – высшая ценность; охрана естественных прав человека – цель и обязанность государства.

К организационным принципам российского права относятся: федерализм, законность, сочетание убеждения и принуждения, стимулирование и ограничения в праве.

Принцип федерализма отражает федеральное устройство России. Основным Законом государства (ст. 4) закреплено, что Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации. Вместе с тем четко определены соотношение, различных нормативных актов, издаваемых в РФ, и

юридиче5»кая сила выражаемых в них правовых норм.

Упорядочивая соотношение и взаимодействие федеральных и региональных нормативных правовых актов и содержащихся в них правовых норм, принцип федерализма служит предупреждению и разрешению возможных коллизий между ними, обеспечению стабильного и гармоничного функционирования единой для всей федерации системы

права.

Принцип законности, закрепленный в Конституции РФ (ст. 15

и др.), утверждает всеобщность требования соблюдения законов и основанных на них подзаконных нормативных актов, верховенство и единство закона, равенство граждан перед законом и судом и вытекаю-1 щую из него неотвратимость юридической ответственности любого  лица за совершенное правонарушение, пронизывает все стороны дей- ствия права, начиная с его формирования в процессе правотворчества и заканчивая применением и другими видами реализации права.

На примере законности особенно наглядно проявляется связь между общими принципами права и его межотраслевыми и отраслевыми принципами, каждый из которых, обладая известной самостоятельностью, вместе с тем является производным от общеправовых принципов, развивает и конкретизирует их применительно к двум или нескольким отраслям права или к какой-либо одной из них.

Так, в Уголовном кодексе РФ в качестве отраслевых принципов законности закреплено, что «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом» (ч. 1 ст. 3); «применение уголовного закона по аналогии не допускается» (ч. 2 ст. 3); «лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности не-

зависимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, иму+1. щественного и должностного положения, места жительства, отноше- ния к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств» (ст. 4).

Или другой пример: согласно отраслевым принципам законности, выраженным в Гражданско-процессуальном кодексе РСФСР, всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса (ст. 3); правосудие по гражданским делам осуществляется только судом и на началах равенства перед законом и судом всех граждан (ст. 5); при осуществлении правосудия по я гражданским делам судьи и народные заседатели независимы и подчи-  няются только закону (ст. 7); решение суда должно быть законным и  обоснованным, суд основывает решения лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 192) и т.д.

Одним из основополагающих принципов является сочетание убеждения и принуждения.

Следует, однако, иметь в виду, что убеждение и принуждение, равно как и их сочетание, не являются специфически юридическими явлениями. Убеждение и принуждение – универсальные методы функци-онирования любой разновидности общественной власти, осуществления всякого социального управления. Их использование свойственно всем известным разновидностям социальных регуляторов – обычаям, нравственным, корпоративным, религиозным и другим социальным нормам.

Отличительная особенность убеждения, принуждения и их сочетания в праве состоит в том, что они связаны с регламентируемой правовыми нормами деятельностью государства, правовыми формами выполнения им своих функций. Лишь тогда убеждение и принуждение становятся государственными, т.е. такими, за которыми стоит аппарат государства, и приобретают вследствие этого юридический характер, когда они используются в качестве средств, метода осуществления правом своей роли официально-властного регулятора общественных отношений.

Трудно согласиться с давно бытующим мнением некоторых ученых, согласно которому правовые нормы «охраняются силою общественного убеждения и мерами государственного принуждения». Приведенное утверждение основано на предположении, будто в способах охраны права существует некое искусственное разграничение прерогатив:

1 См.: Иоф11е О.С, Шаргородский МД. Вопросы теории права М., 1961. С. 81.

убеждение – компетенция лишь общественных организаций, принуждение – только государства.

В действительности меры убеждения, воспитания, организации,

как и меры принуждения, применяются в целях охраны норм права от нарушений и государственными органами, и общественными организациями. Однако различие в том, что в первом случае убеждение и принуждение выступают как принципы права, специфически юридические меры правового регулирования, а во втором – как общесоциаль- ные, морально-этические, корпоративные и др. методы (способы, при-

емы) регулирования общественных отношений.

Для права современной России, развивающейся в направлении

формирования цивилизованного гражданского общества и правового государства, характерны, с одной стороны, выдвижение на первый план убеждения, с другой – некоторого сужения сферы применения государственного принуждения. Однако это ни в коей мере не означает ни какой-либо недооценки или умаления значения принуждения в праве, ни какого-либо сокращения сферы правового регулирования в целом. Напротив, как показывает опыт последнего времени, круг общественных отношений (в частности, имущественных, финансово-налоговых, жилищных, семейных, экологических и др.), охватываемых регулирующим воздействием юридических норм, возрастает. Сообразно этому повышается и роль права в реформировании различных сторон жизни общества, особенно в сфере развития и охраны прав и

свобод граждан.

Тесно связанным с рассмотренным выше и столь же распространенным в праве является принцип сочетания стимулирования и ограничений.

Этот принцип ориентирует на парное использование обеспечения

действия права, достижение целей правового регулирования разносторонних юридических средств, таких как, с одной стороны, правомочия, дозволения, охраняемые законом интересы, льготы и иные виды поощрения и т.д., с другой – запреты, приостановления, наказания и другие виды юридической ответственности и т.п. Данный принцип пронизывает всю правовую материю.

Как справедливо замечено, «правовые стимулы должны разумно

сочетаться с правовыми ограничениями, ведь для законодателя важно не только побуждать к социально полезному поведению, но и сдерживать поведение социально вредное, которое может причинить урон интересам личности, коллектива, государства, общества».

Подробнее об этом см/ Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов, 1994.

Наряду с общими принципами права, изучение которых относи!.-, к предмету теории государства и права, существуют также межотрас( левые и отраслевые принципы, специально изучаемые отдельными

юридическими дисциплинами,

Сказанное не исключает того, что межотраслевые принципы, дейст-1 вие которых распространяется на две или несколько отраслей прав.1, и отраслевые принципы, действующие в пределах одной отрасли, представляют определенный интерес и для общей теории государства и права

В качестве примеров межотраслевого принципа можно сослаться на принципы гласности и состязательности (в гражданско-процесс. у-альном и уголовно-процессуальном праве), неотвратимости юридической ответственности за совершение правонарушения (практически для всех отраслей права), «закон обратной силы не имеет» (для уголовно! о и административного права) и другие.

Примерами отраслевых принципов могут служить принципы равенства сторон и свободы договора – в гражданском праве, принцип субординации (соподчиненности) – в административном праве, принцип презумпции невиновности – в уголовном праве и другие.

5. ФУНКЦИИ ПРАВА

В литературе последних десятилетий по вопросу о понятии и классификации функций права были высказаны различные взгляды (С.С. Алексеев, И.Е. Фарбер, Т.Н. Радько, В.Г. Смирнов и др.). Представляется необходимым хотя бы кратко обобщить эту проблему с учетом современного уровня развития правовой науки.

В функциях права раскрывается общечеловеческая и классовая природа права и его социальное назначение: историческая цель и служебная роль в жизни общества. Будучи продуктом общественного развития, право как государственная воля общества оказывает на него активное обратное воздействие, которое осуществляется посредством выполнения им своих функций. Однако функции права и воздействие права хотя и тесно соотносимые, но не тождественные понятия.

Функции права есть наиболее существенные направления и стороны его воздействия на общественные отношения, в которых раскрывается общечеловеческая и классовая природа и социальное назначение права.

Многообразие путей влияния права на различные отношения между людьми обусловливает наличие у него множества функций, вследствие чего важное научно-практическое значение приобретает во-  прос об их классификации. Необходимо выделить основные и иные

общие функции права; производные от основных общие и частные, а также функции отраслей, правовых институтов и отдельных норм.

В качестве основания для выделения указанных функций права может служить двуединый критерий, предполагающий оценку воздействия права на общественные отношения – его характер и цель.

В науке различаются органически взаимосвязанные, но не полностью совпадающие понятия «воздействие права» и «правовое регулирование». Первое из названных понятий шире по объему, оно включает в себя: во-первых, правовое регулирование как воздействие права на отношения между людьми специальными юридическими средствами (нормы права, права и обязанности сторон, правоспособность, дееспособность, правосубъектность, юридическая ответственность, юридические факты, правоотношения и т.п.); во-вторых, общесоциальное, культурное, воспитательное воздействие, свойственное морали, науке, искусству и иному надстроечному явлению, в том числе и праву. Правовое регулирование, следовательно, представляет собой основную, важнейшую часть правового воздействия на общественные

отношения.

Сообразно этому по характеру воздействия на общественные отношения у права выступает на первый план главная и определяющая функция – регулятивная. Данная функция на основании сочетания характера воздействия права со второй стороной двуединого критерия рассматриваемой классификации – целью этого воздействия (статической, динамической, охранительной) получает практическое воплощение в трех общих основных, собственно юридических функциях права, распространяемых на действующую систему права в целом, – в регулятивно-статической, регулятивно-динамической и охранительной.

Регулятивно-статическая функция направлена на закрепление в

соответствующих нормах и правовых институтах того, что реально достигнуто и составляет экономический, политический, социально-куль- турный фундамент общества и государства, их последующего разви- тая. Содержанием этой функции охватывается, в частности, закрепле- ние основ конституционного строя, народовластия, форм собственнос- та и их защиты, правового статуса граждан, форм правления и государ-, ственного устройства, политического режима, разделения власти, по-1 рядка формирования и полномочий органов государственной власти и местного самоуправления, основ различных отраслей права.

Регулятивно-динамическая функция направлена на обеспечение процесса достижения намеченных задач, определенного запрограммированного результата Здесь правовое воздействие оказывает влияние на отношения между людьми, находящиеся в движении, динамике Оно

нацелено на изменение и совершенствование существующих, а также возникновение новых общественных отношений. Особенно наглядно» данная функция получает выражение в нормах и институтах административного, финансового, гражданского, трудового, экологического и других отраслей права. •

Наряду с двумя рассмотренными основными функциями права, осуществляющими позитивное регулирование, существует еще и тре тья основная функция права – регулятивно-охранительная, которая)

отличается от первых двух тем, что является функцией негативного регулирования.

Регулятивно-охранительная функция направлена на обеспече-1 ние нормального осуществления регулятивпо-статической и регуля- тивно-динамической функций права, на охрану от нарушений права в  целом. Соответственно ее содержанием охватывается предупреждение  и пресечение преступлений и всех иных правонарушений, защита и ;

восстановление нарушенного права.

Тем самым данная функция нацелена также на вытеснение и лик- { видацию отживших, не соответствующих новым условиям, вступаю-1 щих в противоречие с законом отношений.

Поэтому трудно согласиться с высказанным в литературе мнением, согласно которому «охранительная функция является своеобразным дополнением к рассмотренным выше двум основным функциям. Она проявляется лишь постольку, поскольку нарушается право... выступает в качестве функции, подкрепляющей и дополняющей действие основных»1.

В действительности регулятивно-охранительная функция вместе с регулятивно-статической и регулятивно-динамической входит в число общих основных функций права, каждая из которых имеет относительно самостоятельное значение в механизме действия праваи является необходимым условием и средством правового регулирования.

Вместе с тем разграничение перечисленных основных функций права не следует абсолютизировать. Все они в реальной жизни, в процессе правового регулирования органически взаимосвязаны. При этом регулятивно-охранительная функция, даже если она при регулировании тех или иных отношений не проявляет себя наглядно, все равно оказывает на них превентивное воздействие, как бы незримо «присутствует» при осуществлении практически любой, как статической так и динамической функции, олицетворяя собой специфический признак

1 Алексеев С С Общая теория социалистического права Вып 1 Свердловск, 1963 С. 66

права, заключающийся в его охране от нарушений возможностью государственного принуждения.

Таким образом, с осуществлением рассмотренных выше основных функций непосредственно связана необходимость в самом праве как

особом социальном явлении.

На основе упомянутого выше критерия классификации функций права – сочетания характера и цели воздействия, помимо трех общих основных функций права, логично вычленить еще одну общую, четвертую функцию права – воспитательную. Эта функция – не основная, не собственно юридическая. Действуя в неразрывной связи с моралью и другими формами общественного сознания, она выражает общесоциальную, так называемую идеологическую часть воздействия права на

поведение людей.

Воспитательная функция охватывает своим содержанием ту часть воздействия права, которая осуществляется не специально юридическими, а общесоциальными, присущими всем надстрочным элементам приемами и средствами (правовое воспитание, правосознание, правовая культура, общие нравственные принципы права, не получившие еще закрепления в нормах позитивного права, профилактика правонарушений и т.д.).

Вместе с тем воспитательная функция – одна из общих функций права, относящаяся к праву как надстроечному явлению в целом, постоянно соприкасающаяся с разными направлениями и сторонами его

действия.

Конкретное содержание рассматриваемой функции составляет

именно правовое воспитание, которое складывается под непосредственным влиянием специфики права, в органической связи с содержанием его основных регулятивных функций. Соответственно эта функция обращена на формирование правосознания и правовой культуры граждан, воспитание их в духе уважения к труду, закону, нетерпимости

к правонарушениям.

Тем самым воспитательная функция активно способствует повышению авторитета права и закона, обеспечению незыблемости прав и свобод граждан, преодолению противоречий и сближению права и морали, укреплению законности и правопорядка, формированию правового государства. Поэтому, хотя воспитательная функция не является основной функцией права, ей принадлежит существенная, важная роль в системе функций права, в общем механизме правового воздействия.

В связи с этим трудно признать достаточно обоснованной предлагаемую в литературе классификацию, согласно которой функции права

разграничиваются на основные (специально-юридические) – регу.1 тивную и охранительную – и социальные, подразделяемые на эконс мическую, политическую и воспитательную.

Представляется неудачным сам термин «социальные функции» дл перечисленных выше функций права, выделяемых на основании регу-» лируемых «определенных сфер, типов общественных отношений», ибо все функции права без исключения являются социальными.

Такая классификация вольно или невольно создает впечатление! что «основные» и «социальные» функции осуществляются раздельно, как бы сами по себе. Хотя в действительности то, что понимается авто-1 ром, например, под «экономической» или «политической» функцией – это те же «регулятивная» и «охранительная» функции, комплексно осуществляемые в какой-то широкой сфере общественной жизни. {

И, наконец, неприемлемо отнесение к социальным функциям права! воспитательной функции в связке с экономической и политической, так как при этом не учитывается различная природа этих функций, не говоря о том, что воспитательная функция права не может выделяться на основании отнесения к какой-то одной определенной сфере отношений (в данном случае духовной).

В действительности воспитательное воздействие данной функции, имеющей, разумеется, и относительно самостоятельное общесоциальное значение, сопутствует осуществлению всех без исключения специально-юридических или, что одно и то же, собственно правовых функций.

Представляется целесообразным, наряду с использованным выше двуединым критерием – характером и целью воздействия права на общественные отношения, предложить в качестве еще одного, второго критерия классификации функций права – сферу общественных отношений, подпадающих под функциональное воздействие права, т.е. под правовое регулирование.

По этому основанию могут быть выделены следующие функции права.

1. Производные от основных общие функции права, представляющие собой стабильное комплексное приложение основных, собственно юридических функций к однородным крупным, широким сферам общественных отношений. К их числу относятся, в частности, экономическая, политическая, социально-культурная.

2. Производные от основных частные функции права, представляющие собой комплексное приложение основных специально-юридичес-

) См • Радько Т.Н. Функции права // Общая теория права Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993. С. 274.

ких функций к определенным более или менее широким сферам общественных отношений, правовое регулирование которых в связи с конкретной исторической обстановкой выступает на первый план, требуя к себе повышенного внимания. К числу таких функций в данный момент относятся экологическая, налоговая и некоторые другие.

Известное сходство в названиях отдельных функций права с некоторыми функциями государства ни в коей мере не колеблет различий данных явлений по существу: в первом случае речь идет о направлениях воздействия права, правового регулирования, во втором - о направлениях деятельности государства.

3. Производные от основных функции отраслей права, например:

функция закрепления прав и свобод человека и гражданина (конституционное право), функция определения деяний, признаваемых преступлениями, и установления наказаний за их совершение (уголовное

право);

- производные от основных и отраслевых функции правовых институтов, например: 4эункция приобретения права собственности (гражданское право), функция института усыновления (удочерения) детей (семейное право), функция института административного взыскания (административное право);

- производные от основных, отраслевых и функций правовых институтов функции отдельных правовых норм, например: учредительная (конституционное право), поощрительно-ориентационная (трудовое право), компенсационная (гражданское, трудовое, экологическое право), запретительная (особенная часть уголовного права).

Все рассмотренные функции права в гармоничном взаимодействии выражают многосложный процесс правового регулирования и правового воздействия.

Тема 9. СООТНОШЕНИЕ ПРАВА, ПОЛИТИКИ И ЭКОНОМИКИ (В. Л. Кулаков)

Взаимодействие права, политики и экономики всегда вызывало по-, вышенный интерес как в науке, так и на практике. Это связано прежде всего с тем, что специфика функционирования данных категорий весь- ма существенно затрагивала потребности различных социальных групп и отдельных граждан.

Марксистско-ленинское учение, в соответствии с которым пытались построить коммунистическое общество в России, неизменно подчеркивало доминирующее значение экономики для всех надстроечных явлений (в том числе для политики и права). Однако в жизни все происходило несколько иначе.

Ссылаясь на неравномерность, скачкообразность общественного • развития, возрастание общественного характера производства, невозможность формирования социалистических отношений при капитализме и другие обстоятельства, государственная власть в России моно полизировала все экономические процессы и с помощью политики и права пыталась перешагнуть через стадии естественного развития общества и построить социализм сначала в отдельно взятой стране.

Волевыми усилиями правящая партия стремилась перестроить экономику, насильственно обобществляя основную массу собственности. В этом направлении удалось добиться некоторых успехов, потому как идея попала на благодатную почву. Ведь общественный характер производства относится к числу национальных особенностей нашего государства, и общинный характер производства отражает весьма заметные тенденции общественного развития. Однако игнорирование объективных законов функционирования экономики недопустимо. Государство перешагнуло границы возможного. Чрезмерное обобществление производства привело к недопустимой централизации управленческих процессов.

Федеральная власть сосредоточила в своих руках все полномочия по регулированию отношений в сфере производства, распределения и потребления. В угоду общественному практически совсем игнорировался частный интерес. Возможности непосредственных производителей были минимизированы, поэтому автоматически снизилась их заинтересованность в повышении эффективности своего труда.

Несмотря на частые призывы научных работников и практиков к расширению хозяйственной самостоятельности предприятий и учреждений, в экономике доминировал централизм и тотальное планирование. Возврат же, хотя и временный, на период нэпа, к автономности непосредственных производителей, к повышению их заинтересованности сразу же дал скачок в производстве различного рода продукции и услуг.

Сравнительно долгое время игнорировалось не только соотношение экономики с политикой и правом, но и связь между политикой и правом. Функционирование экономики направлялось не столько правом, законом, сколько политикой. Бытовало утверждение: «...Если закон препятствует революции, он отменяется или исправляется».

Политика активно подменяла право, внедряясь в сферу его действия. Политические решения имели приоритет над правовыми. В то же время преувеличивалась и значимость права. С его помощью пытались не только регулировать, но и практически создавать новые социалистические отношения.

Широко известны высказывания В. И. Ленина о том, что необходимо декретировать некоторые идеи социализма с тем, чтобы внедрить их в практику коммунистического строительства, когда общественное сознание дойдет до понимания их необходимости. Между тем подобный подход к строительству общества критиковался еще К. Марксом и Ф. Энгельсом2.

В настоящее время в результате проведения реформ – экономической, политической и правовой – складывается иное соотношение экономики, политики, права. Однако, исправляя допускавшиеся ранее ошибки, современная политическая власть впадает, на наш взгляд, в другую крайность. В угоду частному нередко игнорируется общественный интерес, что в конечном итоге приводит к удовлетворению потребностей лишь незначительной части населения.

Тотальное разгосударствление собственности, непродуманная приватизация привели к весьма существенным негативным последствиям. Не учитывается, что мгновенный возврат к капитализму невозможен. Изменилась общественная психология, преобразовались весьма существенно отношения собственности. Капитализм стал другим, нежели в начале века.

Под влиянием социалистических революций преобразовалась и роль капиталистического государства: оно стало активно вмешиваться в общественную жизнь, поддерживать интересы малоимущих, обеспе-

 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 36 С. 504. 2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 346; Т. 10. С. 168.

чивать согласование противоречивых интересов. Современное рыночное капиталистическое общество представляет единый комплекс акционированных собственников, тесно связанных не только в границах одного государства, но и в рамках мирового сообщества. ;

В условиях сегодняшней России автономно (и то с известной долей условности) эффективно функционируют лишь частные предприятия, в торговле, бытовом обслуживании, сельском хозяйстве и других производствах. В сфере же науки, транспорта, связи, крупного промыш- ленного производства и некоторых иных областях существуют широ-:

кие ассоциативные связи. Поэтому регулирующая роль государства, политической власти объективно необходима.

Не вмешиваясь непосредственно в процесс производства и распределения его результатов, политическая власть с помощью права опре-  деляет границы социальной справедливости. Она вырабатывает правила, Направленные на регулирование многообразных жизненных ситуаций и обеспечение нормального, бескризисного функционирования данной социальной системы.

Особую актуальность эта проблема приобретает, когда приходится , регулировать деятельность естественных монополий, использование природных ресурсов, обеспечение экологической и технологической безопасности, ограничение чрезмерной имущественной дифференциации населения и т.д.

Субъективизм в оценке общественных явлений со стороны сегодняшней политической власти распространяется не только на экономику, но и на политику и право. Политика по-прежнему весьма активно вмешивается в сферу отношений, регулируемых правом. Несмотря на политический плюрализм, формальный демократизм, действующее право не отражает необходимого баланса интересов. Довольно часто оно оказывается игрушкой в руках политиков, определяющих степень использования правового механизма, исходя из собственных политических или корпоративных интересов. Право в современных условиях нередко «плетется» за событиями, не успевая предупреждать негативные проявления в общественной жизни.

Экономика как система отношений в сфере производства, распределения и потребления материальных благ действительно предопределяет содержание различного рода идеологических отношений, форм общественного сознания, политических и правовых институтов. И это особенно наглядно проявляется в эпоху реформ и революций, когда изменение отношений собственности непосредственно отражается на

внутренней и внешней политике, характере политических и правовых решений.

Однако далеко не всегда влияние экономики столь очевидно и однозначно. Она лишь в конечном счете предопределяет развитие надстроечных явлений. На их содержание и особенности функционирования могут влиять и иные феномены общественной жизни, иные субъективные факторы. На это обстоятельство обращали внимание еще К. Маркс и Ф. Энгельс, предостерегая своих последователей от вульгарного материализма.

Так, в письме к И. Блоху Ф. Энгельс писал: «...согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счете является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничего не говорящую, абстрактную, бессильную фразу. Экономическое положение – это базис, но на ход исторической борьбы также оказывают влияние и во многих случаях определяют преимущественно форму ее различные моменты надстройки: политические ее формы классовой борьбы и ее результаты – государственный строй, установленный победившим классом после выигранного сражения, и т.п., правовые формы и даже отражение всех этих битв в мозгу участников, политические, юридические, философские теории, религиозные воззрения и их дальнейшее

развитие в системе догм».

Классики неоднократно возвращались к этой проблеме, отмечая,

что хотя экономика и определяет в конечном счете правовые формы и институты, но с этой точки зрения трудно было бы доказать, что абсолютная свобода завещания в Англии и сильное ее ограничение во Франции объясняются во всех частностях только экономическими

причинами2.

Экономика влияет на политические и правовые явления посредством волевых усилий человека, который, находясь в неоднородных условиях (исторических, идеологических, культурных, психологических, природно-географических и т. п.), по-разному воспринимает ее требования, неоднозначно использует средства, формы и методы воздействия материальных факторов на общественную жизнь.

С другой стороны, надстроечные явления не остаются пассивными, застывшими. Они, хотя и в неодинаковой степени, оказывают активное обратное влияние на экономические процессы, закрепляя, притормаживая или стимулируя их развитие.

* Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 37. С. 394-395. 2 Там же. С. 418.

Из всей системы надстроечных категорий ближе всего к экономике ц находится политика. Именно в ней отражаются экономические потреб- ; ности и интересы различных социальных групп. Потому-то и получило столь широкое распространение определение политики как концентрированного выражения экономки. Особенно заметно на содержании политических решений сказываются интересы тех социальных групп, которые занимают доминирующее положение в экономике.

С помощью политики и политической власти они закрепляют и умножают свое материальное положение, гарантируют его независимость от возможных посягательств со стороны других членов обществ. Политика активно используется ими и для определения перспектив развития общества. Поэтому содержание политики выражается в отношениях между классами, нациями, партиями и гражданами по поводу формирования и осуществления прежде всего государственной власти.

Люди сознательно творят свою историю, и в повседневной политической действительности субъективный фактор имеет весьма существенное значение. Многообразие реальных ситуаций и событий, неожиданные поступки участников экономической и политической жизни, проявление различного рода случайностей предопределяют высокий динамизм политики. От политических лидеров требуются не только острый политический ум, энциклопедические знания, но и политический опыт, интуиция, быстрая реакция на постоянно меняющуюся обстановку, способность использовать благоприятные обстоятельства, привлечь на свою сторону максимум населения, выбрать такие средства и способы воздействия на ситуацию, которые позволяют достичь оптимального результата.

Политика имеет свойство определять тенденции общественного развития, заглядывать в будущее. Характерным примером этому являются недавние пятилетние планы социально-экономического развития СССР или программы деятельности политических партий.

Однако субъективные возможности политики весьма ограничены. Она не застрахована от ошибок и противоречий. Политика может не только стимулировать развитие той или иной общественной системы, но и консервировать на некоторое время ее состояние или даже определить движение вспять.

Реальной, рассчитанной на перспективу политика может быть лишь в том случае, если она отражает баланс интересов всего населения и объективные закономерности функционирования данной политико-правовой системы. Политика в этой связи становится субъективным образом объективного мира, инструментом перевода объективных общественных потребностей в практику деятельности больших социальных групп и государства.

Содержание политики сложно и многопланово. Оно представлено и отношениями между различными субъектами по поводу государственной власти, и формируемыми на этой основе нормами.

Условно все политические отношения можно подразделить на т р и

группы.

Первая группа – внутриорганизационные отношения между членами политического объединения по поводу удовлетворения корпоративных интересов с помощью государственной власти.

Вторая группа – межинституциональные отношения между классами, нациями и другими социальными объединениями по поводу борьбы за власть, координации действий за участие в формировании

органов государственной власти и управления.

Третья группа – отношения между субъектами политической системы по поводу управления обществом как единым социально-политическим организмом.

Политические нормы могут вырабатываться на всех уровнях данных отношений. На первом – они выражаются прежде всего в различного рода программных документах и декларациях; на втором – в межпартийных соглашениях; на третьем – в общенациональных государственно-властных решениях.

Политические нормы обязательны лишь для субъектов определенного социально-политического объединения. Для управления обществом, регулирования наиболее значимых отношений с участием всех коллективных и индивидуальных субъектов выступает право. Без него и политика не только не может быть реализована, но и успешно выработана. Лишь через право пришедшая к власти социальная группа может обеспечить свои интересы, придать своей воле всеобщее значение, сделать ее обязательной для исполнения всеми членами общества.

Государственная политика «разговаривает» со своими гражданами на языке права. В этой связи в обыденной жизни формируется представление: будто только государство создает право и меняет его содержание произвольно, по своему усмотрению.

Однако эти взгляды не бесспорны. Право не является возведенной в закон волей государства, оно лишь формируется им как органом общенационального представительства. Государство оформляет право в виде общеобязательных актов и координирует деятельность иных субъектов политической системы в сфере правотворчества. Его содержание зависит от многообразных объективных и субъективных причин, находящихся за пределами государства. Современное право по своей сущности есть сбалансированная воля всего общества, всех его социальных групп и слоев, воля, превращающая государство из всевластного господина в контролируемого слугу общества.

Право используется государством для: ч

• закрепления политической власти и ее структурной организа1

ции; 1

• руководства хозяйственной, экономической жизнью страны, ор-;

ганизации и регулирования производственной деятельности;

• установления порядка распределения и обмена продуктами

труда, ценообразования, формирования и распределения национального дохода;

• регулирования социально-политических и национальных отношений между различными социальными группами;

• борьбы с негативными явлениями в общественной жизни, преступностью;

• упорядочения внешнеполитических отношений. Конечно, деятельность государства воплощается не только в правовых, но и в организационных формах. Однако и эта деятельность должна быть основана на праве, она не может находиться с ним в противоречии.

Право – относительно самостоятельное явление общественной жизни. Эта самостоятельность позволяет ему влиять на политику, устанавливать границы социально значимой деятельности государства, гарантировать общество от узурпации политической власти. Правовая форма обеспечивает доступ к государственному управлению широких слоев населения, их возможность влиять на выработку наиболее важных социально значимых решений. Она устанавливает обязанность государства обеспечивать безопасность личности, ее права и свободы.

В процессе исторического развития общества степень использования права была различной. Однако по мере усложнения общественной жизни, совершенствования самого права и его возможностей наблюдается устойчивая тенденция к повышению роли права во всех сферах деятельности человека. В то же время законодатель не должен допускать чрезмерности правового регулирования, преувеличивать возможности права, что, к сожалению, происходит на практике.

Часто законодатель, не взвешивая возможности других социальных регуляторов, не выявив истоки неэффективности действующих правовых норм (которые могут быть связаны с социально-экономическими и политическими факторами, с недостаточным контролем или иными, не юридическими, обстоятельствами), пытается создавать все новые и /новые правовые нормы, не решающие, однако, современных проблем.

Следует иметь в виду, что чрезмерность правовой регламентации не тождественна простому арифметическому (количественному) увеличению числа или объема принимаемых норм. Оно может выражаться и в избыточном использовании той или иной формы (когда издаются

многочисленные правовые акты одного уровня, противоречащие друг другу, когда проводится необоснованное параллельное регулирование родственных отношений и т. д.) или в зарегулированности по содержанию (когда осуществляется ненужное, необоснованное юридическое нмешательство в общественную жизнь). Избыточность правовых норм юлько дезорганизует поведение людей, сковывает их инициативу. Они

теряют необходимые ориентиры.

Вопрос о достаточности использования правовых средств решается

конкретно-исторически в зависимости от общественных потребностей, условий, методов управления. Так, низкая квалификация государственных служащих, невысокая степень знаний правовой материи требует более детального, конкретного правового регламентирования. В свою очередь, казуистическое регулирование объективно не может учесть всего многообразия жизненных ситуаций и требует все большей

модификации и количества правовых норм.

Поскольку право оказывает активное обратное воздействие на экономику и социальные процессы, необходима выработка научно обоснованной правовой политики, соединяющей возможности политики и права. Законодателям необходимо определиться, какие жизненно важные отношения нужно регулировать с помощью права, какими методами и с помощью каких средств, как обеспечить правовое воспитание населения, повысить уровень его правовой культуры. В этой связи должна быть четко перераспределена компетенция правотвор-ческих органов, чтобы не было необоснованного дублирования и возникающих на этой основе противоречий, чтобы содержание принимаемых актов соответствовало как закономерностям функционирования природы и общества, так и закономерностям действия самого

права.

В демократически развитых государствах субъектами выработки

правовой политики становятся, хотя и в разной степени, все участники политической системы; государство, политические партии, союзы, движения и т. д. Причем основную нагрузку в этой деятельности берет на себя государство. Оно организует формирование правовой политики и претворяет ее в жизнь через систему правоприменительных органов. Следует иметь в виду, что формирование правовой политики не ограничивается процессами правотворчества и правового воспитания. Она детализируется, конкретизируется, а порой и весьма существенно изменяется в процессе реализации права. Именно об этом свидетельствует практика деятельности нашего государства и других государств мирового сообщества. С помощью правовой политики можно как стимулировать, так и тормозить развитие социально-экономических процессов.

В тоталитарных же государствах правовая политика вырабатывается правящей партией или политической группировкой, подчинившей себе всю политическую систему, включая государство. Возможности иных субъектов минимальны или исключены вовсе. Правовые акты при этом часто просто подменяются политическими решениями.

Политика и право настолько тесно переплетаются и взаимодействуют при регулировании социально значимых отношений, что специального рассмотрения заслуживает вопрос об их общих и отличительных свойствах.

Общность политики и права:

1. Единые причины, истоки формирования, а также единое назначение, цель, состоящая в регулятивном обеспечении устойчивости, стабильности существования и развития социальной системы. И полити" ка, и право представляют собой своеобразную реакцию общества на

чрезмерное неравенство людей, грозящее взорвать социальную общность.

Само по себе неравенство является естественным сопоставительным свойством человека, обусловлено его природно-биологическими и социальными факторами. При определенных условиях оно даже становится мощным стимулом к самосовершенствованию индивида, к прогрессивному развитию общества в целом. Однако по достижении критической массы социальное неравенство вступает в противоречие с закономерностями существования той или иной социальной общности,

становится препятствием ее нормальному, стабильному функциониро- . ванию.

Право и государство как важнейшие инструменты и объекты политики сформировались в результате перехода человечества от экономики потребительской к экономике производящей, когда специализация труда привела к невиданному повышению производительности, получению относительного избытка товаров, появлению автономной, и в

известной мере свободной от общества личности. Сменилась система зависимостей.

Если раньше человек полностью зависел от общества, мог выжить только в первобытном коллективе, то теперь его положение стало зависеть как от собственных возможностей, так и от своеобразия индивидуальных отношений с другими членами сообщества. В связи с сосредоточением собственности у отдельных лиц биологическое неравенство дополняется и обостряется неравенством социальным.

Реагируя на усложнение социальной действительности и гарантируя самосохранение и управляемость социальной системы, общество выработало правовые и политические регуляторы. С их помощью обеспечивается эквивалентность отношений между людьми, согласовываются наиболее значимые интересы, гарантируется независимость лич

ности, ее свобода от посягательств со стороны других индивидов и их « юбществ. Политические регуляторы способствуют становлению стабильности социальной системы в целом, устанавливая динамичное равновесие человека, общества и государства.