48510

Русский язык и культура речи. Три аспекта культуры речи (нормативный, коммуникативный, этикетный)

Конспект

Иностранные языки, филология и лингвистика

Предмет и задачи курса Русский язык и культура речи. Три аспекта культуры речи нормативный коммуникативный этикетный Значимость речевой культуры для духовной жизни общества. Курс Русский язык и культура речи. Культура речи риторика и стилистика.

Русский

2013-12-11

1.74 MB

83 чел.

Тема 1. Предмет и задачи курса «Русский язык и культура речи».  Три аспекта культуры речи (нормативный, коммуникативный, этикетный)

Значимость речевой культуры для духовной жизни общества.

Курс «Русский язык и культура речи». Предмет и задачи курса. Культура речи, риторика и стилистика. Становление культуры речи как лингвистической дисциплины.

Три аспекта культуры речи. Нормативный аспект культуры речи. Коммуникативный аспект культуры речи. Этический аспект культуры речи.

Дорогие друзья! Сегодня вы начинаете изучать дисциплину «Русский язык и культура речи». Очевидно, некоторые из вас спросят: для чего студентам технического вуза, специальностей, далёких от лингвистики, необходимо владение теоретическими и  практическими знаниями  о языке и речевой культуре? Вопрос далеко не праздный. Ведь уже в древнейшие времена обсуждался вопрос о значении  речевой культуры для духовной жизни общества. В религиозно-философских учениях всех времён и народов красоте и правильности речи уделялось особое внимание.

Христианская религия обожествляет речь. Евангелие от Иоанна начинается словами: «В начале было слово, и Слово было у Бога, и Слово это было Бог». По разумению апостола, великая мощь Учения Христа жила в Слове, с помощью которого осуществлялись необыкновенные деяния. Уже с давних пор человек начал ощущать красоту и правильность речи как важнейшую составляющую его духовной жизни.

Будда определил на пути к истине следующие шаги: правильное распознавание, правильное мышление, правильная речь, правильное действие, правильная жизнь, правильный труд, правильные воспоминания, правильная самодисциплина и правильная концентрация. Случайно ли, что среди первых шагов к постижению истины стоят мышление и речь? Видимо, без соблюдения этих условий немыслимо осуществление всех следующих шагов.

А что означает владение правильной и выразительной речью с практической и прагматической точки зрения? Умение чётко и ясно выразить свои мысли, говорить и писать грамотно, умение не только привлечь внимание своей речью, но и воздействовать на слушателей – своеобразная характеристика профессиональной пригодности для людей самых различных профессий: дипломатов, юристов, политиков, преподавателей, представителей творческих профессий, журналистов, бизнесменов. Культурой речи важно владеть всем, кто по роду своей деятельности связан с людьми, организует и направляет их работу, ведёт деловые переговоры, воспитывает, заботится о здоровье, оказывает людям различные услуги. Современный американский психолог и специалист по риторике Поль Л. Сопер пишет: «Речь – это человек в целом. Каждое высказывание и фактически, и в сознании воспринимающего её представляет собой мгновенное раскрытие всего опыта, характера, намерений и чувств человека... Речь – неотъемлемая часть характера и самым широким образом определяет личность. Она в наши дни более, чем когда-либо прежде, представляет собой главное средство, с помощью которого люди живут вместе и сотрудничают в местных, национальных и даже международных масштабах» [11, с.8].

Ещё сильнее выразился страстный борец за чистоту и красоту родного языка К.И.Чуковский: «Теперь малейшее отклонение от правильной речи, допущенное тем или иным человеком, служит для нас неопровержимым доказательством его принадлежности к низменной, отсталой и вульгарной среде, потому что наша речь лучше всякого паспорта определяет личность любого из нас. Пусть ко мне в комнатку войдёт незнакомец, и я по его речи в первые же десять минут определю духовную его биографию и увижу, начитанный ли он человек, вращается ли он в культурной среде или он забулдыга, водящий компанию с невеждами...» [12, 561]. Яснее не скажешь!

Словом, если вы хотите преуспевать в жизни, состояться в профессиональном плане, приобрести авторитет, вам необходимо обладать правильной, красивой и выразительной речью, развивать ораторские навыки, умение письменно излагать свои мысли.

Курс, к изучению которого вы приступает, ставит основные цели:

Научить вас говорить ПРАВИЛЬНО, то есть употреблять единицы языка (слова, словосочетания, предложения) в соответствии с требованиями ОРТОЛОГИИ (науки о правильности речи).

Научить вас говорить ВЫРАЗИТЕЛЬНО, то есть составлять текст в соответствии с правилами РИТОРИКИ (науки о красоте и выразительности речи).

Научить вас выбору ЯЗЫКОВЫХ СРЕДСТВ, характерных для научного и официально-делового стилей речи в соответствии с правилами СТИЛИСТИКИ (науки о функциональных стилях русского языка).

Тренировать вас в составлении наиболее нужных студенту и будущему специалисту текстов: конспектов, рефератов, докладов, курсовых работ, заявлений, объяснительных записок, резюме, деловых писем и т. п.

Предметом изучения данного курса является современный литературный русский язык и культура речи. Расшифруем эти понятия.

Современный русский язык – это язык  ХIХ – начала ХХ века.

Литературный язык (иначе: кодифицированный язык) – это язык в своей нормативной, образцовой (идеальной) разновидности.

Культура речи – это, как определяется в «Энциклопедии русского языка», «владение нормами литературного языка в его устной и письменной форме, при котором осуществляются выбор и организация языковых средств, позволяющих в определённой ситуации общения и при соблюдении этики общения обеспечить необходимый эффект в достижении поставленных задач коммуникации» [7, с.204].

Другими словами, чтобы успешно общаться, вы должны: а) знать и соблюдать правила употребления языковых единиц, понимать,  какие единицы находятся за рамками литературного языка и потому не употребляются в деловом и научном общении, б) учитывать условия, в которых происходит общение, и в соответствии с ними выбирать подходящие языковые единицы, например, слова и словосочетания, характерные для делового, научного или разговорного языка, в) в общении придерживаться тех норм языкового поведения, которые характерны для данного общества. Только при выполнении  этих условий речевая коммуникация будет эффективной в полной мере.

Как уже было замечено, наука о культуре речи тесно смыкается с другими лингвистическими дисциплинами – риторикой и стилистикой.

Риторика – термин греческого происхождения. Его синонимами являются латинское слово ораторика и русское красноречие. Под риторикой подразумевается умение говорить красиво, увлекательно, убедительно. В то же время риторика – это и научная дисциплина, изучающая основы теории красноречия. Нередко риторику называют ораторским искусством, подразумевая не только высокую степень мастерства публичного выступления, но и творческий подход к владению словом. Действительно, в красноречии искусство и научность составляют сложный сплав способов воздействия на аудиторию, в основе чего лежит высокая культура речи. Поэтому требования культуры речи имеют первостепенное значение для ораторов и сочинителей, а также для всех тех, кому по роду их профессиональной деятельности необходимо говорить правильно, красиво, убедительно.

Речевая культура подразумевает не только владение живым словом, искусством произнесения публичной речи, но и умение составлять письменные тексты, принадлежащие к различным функциональным стилям. Поэтому в рамках курса «Русский язык и культура речи» изучаются также основы стилистики – науки о системе функциональных стилей русского языка, о языковых единицах, характерных для каждого из этих стилей. Умелый выбор языковых средств, уместное и целесообразное их употребление в текстах определённого стиля свидетельствуют о высокой речевой культуре носителя языка.

Таким образом, культура речи – наука, соединяющая основы многих лингвистических дисциплин и направленная на выработку практических навыков владения устной и письменной речью.

Культура речи – сложное и многоаспектное  понятие. Чтобы уяснить суть данного предмета, следует, видимо, рассмотреть некоторые точки зрения, существующие в лингвистике по этому поводу.

Различные мнения высказываются учёными  о происхождении данной отрасли науки о языке. Большинство лингвистов считает, что корни этого учения имеют длительную историю, зародившись в риторических традициях Древней Греции и Древнего Рима. Другие (здесь можно вспомнить труды В.В.Соколова, В.И.Аннушкина, М.В.Горбаневского) полагают, что термин нов, как молода и данная область науки о языке. По их мнению, эта наука, активно развивающаяся и оказывающая влияние на современную культурно-речевую практику, появилась в 20-е годы ХХ века вместо науки риторики. Мнения не бесспорны, но каждый из учёных приводит свои веские аргументы в защиту выдвинутых положений.

Первые публикации на эту тему появились в начале 30-х годов, когда лингвисты начали заниматься изучением факторов, разрушающих нормы языка, и описанием языковой системы, где возможно возникновение речевых проблем. Культурой речи тогда называли науку, изучающую речевую жизнь общества в определённую эпоху и устанавливающую на научной основе правила пользования языком как основным средством общения людей, орудием формирования и выражения мыслей (Д.Э.Розенталь, М.А.Теленкова) и особый раздел науки о языке, «контуры которого неясны, а возможности и методы только прорисовываются» (Б.Н.Головин), а также область лингвистических знаний о совокупности и системе коммуникативных качеств речи (А.В.Калинин).

За последние несколько лет в отечественной лингвистике опубликовано более 800 статей и монографий по вопросам культуры речи. Не удивительно, что в науке сформировалось несколько толкований понятия «культура речи». Вкратце эти определения можно свести к следующему: под культурой речи понимается

а) нормативность речи, её соответствие требованиям, предъявляемым к языку в данном языковом коллективе в определённый исторический период; умение правильно говорить и писать;

б) совокупность всех качеств речи, свидетельствующих о её коммуникативном совершенстве;

в) способность употреблять языковые средства в соответствии с целями общения;

г) раздел науки о языке, изучающий систему наиболее эффективных вербальных (то есть словесных) средств общения;

д) лингвистическая дисциплина, имеющая своим предметом языковую сторону речи в её коммуникативном воздействии;

е) учебная дисциплина, предметом которой является изучение различных типов норм современной языковой системы с целью целесообразного их использования в речи.

Как видим, многообразие определений отражает как теоретический, так и прагматический подход к  предмету культуры речи.

В рамках наших занятий мы будем исходить из того, что культура речи – учебный предмет, позволяющий изучить литературные нормы языка и развивающий навыки использования средств языка в целях эффективного общения с учётом речевой ситуации.

Известные лингвисты, занимавшиеся изучением проблем культуры речи, уточняли и детализировали и сам термин, и подходы к его определению. Так, Г.О.Винокур полагал, что «понятие культуры речи можно толковать в двояком смысле, в зависимости от того, будем ли мы  иметь в виду одну только правильность речи или же речь умелую и искусную». Л.И.Скворцов определяет культуру речи как «владение нормами устного и письменного литературного языка, а также умение использовать выразительные языковые средства в разных условиях в соответствии с целями и содержанием речи». Как видим, многие лингвисты полагают, что знание законов, существующих в языковой системе, и создание логически и структурно грамотных текстов (речевых высказываний) – это речевая правильность, а умение выразить свою мысль наиболее ярко, эмоционально и в соответствии с замыслом – это искусство речи.

Вдумайтесь в приведённые высказывания и задайте себе вопрос: что такое хорошая речь? Можно ли поставить знак равенства между понятиями «качественная речь» и «грамотная, правильная речь»?

Мы знаем, что грамотность – это элементарные умения, которыми человек овладевает в детстве: техника чтения, правописание, соблюдение литературных норм на всех языковых уровнях (фонетическом, морфологическом, лексическом, синтаксическом). Но понятие «правильность речи» не включает в себя ни богатства, ни эмоциональности, ни образности высказывания. С понятием «грамотность» не соотносятся также уместность речевых высказываний и социально-психологические особенности процесса речевого общения. Хорошая, качественная речь, таким образом, должна характеризоваться, во-первых, правильностью, во-вторых, красотой и выразительностью, в-третьих, уместностью. Поэтому необходимо выделить три главных аспекта культуры речи, связанных с нормативной, коммуникативной и этикетной стороной общения.

Языковая норма – это центральное понятие речевой культуры, поэтому нормативный аспект считается одним из важнейших. Этот вопрос мы будем самым подробным образом рассматривать  на лекциях и практических занятиях. Сейчас же остановимся лишь на самых основных моментах, связанных с нормативной стороной культуры речи.

Языковая норма (норма литературная) – это правила использования речевых средств в определённый период развития литературного языка, то есть правила произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств. Это единообразное, образцовое, общепринятое употребление элементов языка (звуков, слов, словосочетаний, предложений). Норма обязательна как для устной, так и для письменной речи и охватывает все уровни языка.

Так, правильность акцентологическая подразумевает правильное ударение в словах (нарушение нормы: катАлог, звОнит, хозяевА, укрАинский - норма: каталОг, звонИт, хозЯева, украИнский).

Правильность орфоэпическая связана с нормой произношения слов  (нарушение нормы: экскорт, инциндент, шинель /нЭ/ -  норма: эскорт, инцидент, шинель /н’э/).

Правильность лексическая регламентирует употребление слов и словосочетаний в зависимости от их семантики (значения), правил сочетаемости лексических единиц (нарушение нормы: жутко соскучился, горделивая походка, свой автопортрет - норма:  очень соскучился, гордая походка, автопортрет).

Правильность синтаксическая – это норма построения словосочетаний и предложений в соответствии с синтаксическими законами языка (Например, к нарушениям синтаксической нормы относится неправильное употребление причастного и деепричастного оборота, нарушения, связанные с однородными членами предложения и т.п.).

Дополнительный материал.

Проверьте себя. Выберите правильный вариант. Проверьте себя по ключу.

                                           ТЕСТ

1. а) амЕба                                                  б) амЁба

2. а) помпЕзный                                         б) помпЁзный

3. а) никчЕмность                                      б) никчёмность

4. а) одноимЕнный                                      б) одноимЁнный

5. а) катАлог                                               б) каталОг

6. а) дОговор                                               б) договОр

7. а) тОрты                                                б) тортЫ

8. а) профЕссоров                                       б) профессорОв

9. а) задача слОжна                                   б) задача сложнА

10. а) работа нАчата                                б) работа начатА

11. а) ты вклЮчишь свет                         б) ты включИшь свет

12. а) облЕгчить выбор                             б) облегчИть выбор

13. а) этот рантье                                   б) это рантье

14. а) эта эмансипе                                  б) это эмансипе

15. а) этот пенальти                               б) это пенальти

16. а) широкое авеню                               б) широкая авеню

17. а) этот женщина-посол                   б) эта женщина-посол

18. а) эти кремы                                      б) эти крема

19. а) трое грузин                                    б) трое грузинов

20. а) килограмм банан                           б) килограмм бананов

21. а) многочислен                                   б) многочисленен

22. а) лучше                                              б) более лучше

23. а) о пятьдесят восьми                     б) о пятидесяти восьми

24. а) в две тысячи третьем году        б) в двух тысяча третьем году

25. а) она машет рукой                         б) она махает рукой

26. а) он мучает собаку                         б) он мучит собаку

27. а) не трогайте!                                б) не трожьте!

28. а) заведя машину                              б) заведши машину

29. а) альтернатива предложенному  б) альтернатива предложенного

30. а) аномалия погоды                         б) аномалия в погоде

31. а) версия происшедшего                 б) версия происшедшему

32. а) идентичный с деталью              б) идентичный детали

33. а) согласно приказа                         б) согласно приказу

34. а) декларировать о своих идеях     б) декларировать свои идеи

35. а) факт, очевидный для всех          б) факт, очевидный всем

(ОТВЕТЫ: 1 – б, 2 – а, 3 – б, 4 – б, 5 – б,  6 – б,  7 – а, 8 – б, 9 – б, 10 – б, 11 – б, 12 – б, 13 – а, 14 – а, 15 – а, 16 – б, 17 – б, 18 – а, 19 – а, 20 – б, 21 – а, 22 – а, 23 – б, 24 – а. 25 – а, 26 – а, 27 – а, 28 – а, 29 – а, 30 – б, 31 – а, 32 – б, 33 – б, 34 – б, 35 – а)

Если вы не ошиблись ни в одном из заданий теста, можете поздравить себя: вы грамотный человек, владеющий основными акцентологическими, орфоэпическими морфологическими нормами. Если вы допустили некоторые ошибки, значит, ваши знания языковых норм требуют дальнейшего совершенствования.

К характерным особенностям норм литературного языка относятся следующие:

  •  относительная устойчивость
  •  распространённость
  •  общеупотребительность
  •  обязательность
  •  соответствие употреблению, обычаям и возможностям языковой системы

Почему мы считаем, что соблюдение языковых норм – важнейшее условие, позволяющее языку выполнять свою главную функцию – культурно- коммуникативную?

Нормы – одно из важнейших условий стабильности, единства и самобытности национального языка. Они помогают литературному языку сохранять свою целостность и общепонятность. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных арго, просторечия. Без преувеличения можно сказать, что литературные нормы обеспечивают единство нации:

Географическое (территориальное) единство означает, что национальный литературный язык, подчинённый нормативным требованиям, ограждён от распада на местные диалектные говоры и позволяет осуществлять эффективное общение всем, кто проживает на огромной территории нашей страны.

Историческое (межпоколенческое) единство означает, что устойчивость языковых норм гарантирует языку понятность в рамках нескольких столетий, на протяжении нескольких поколений. Исторические изменения, неизбежно отражаясь в языке нации, благодаря фиксированности норм, происходят  плавно, без ущерба для коммуникации поколений.

Социальное единство означает, что представители различных социальных групп общества, сколь бы различным ни был их образ жизни, уровень общей культуры и образования, в состоянии понять друг друга, если они принадлежат к единой языковой общности.

В современной лингвистике и философии определены типы речевой культуры личности. И хотя не всё в этой классификации бесспорно, тем не менее нельзя не согласиться, что подобная типология должна существовать, так как она отражает особенности речевого развития современного человека. Выделяют три типа речевой культуры: элитарный, среднелитературный и литературно-разговорный.

Незатруднённое использование соответствующего ситуации и целям общения функционального стиля и жанра речи, владение всеми нормами языка свойственны носителям элитарного типа. Представители этого типа речевой культуры имеют привычку пополнять свои знания, использовать словари и авторитетные источники для самоконтроля.

Наличие общей культуры человека при отсутствии потребности в расширении своих знаний и умений, допущение в речи большого количества узуальных норм, просторечных и сленговых словечек, владение не всеми функционально-стилистическими разновидностями характеризует представителей среднелитературного (фамильярно-разговорного) типа речевой культуры.

Владение только средствами разговорной системы языка в любой ситуации общения, неумение использовать этические и коммуникативные нормы, неразличение письменной и устной речи, многочисленные нарушения норм литературного языка – всё это свойственно представителям литературно-разговорного типа речевой культуры.

Такое деление, конечно же, условно. Однако даже при этом условном делении чётко определена цель самосовершенствования личности – стремление к речевой элитарности при использовании всех богатств родного языка в процессе общения.

Языковые нормы не выдумываются учёными. Они отражают закономерные процессы и явления, происходящие в языке, и поддерживаются языковой практикой. К основным источникам языковой нормы относятся произведения писателей-классиков и современных писателей, анализ языка средств массовой информации, общепринятое современное употребление, данные живого и анкетного опросов, научные исследования учёных-языковедов. Языковые нормы невозможно выдумать искусственно, филологи лишь анализируют современные языковые тенденции и фиксируют их в словарях, в справочной и учебной литературе. По словам В.Г. Белинского, создать язык невозможно, ибо его творит народ. Филологи только открывают его законы и приводят их в систему, а писатели только творят на нём сообразно с этими законами.

В настоящее время главным учреждением, занимающимся кодификацией языка, является Институт русского языка Академии наук РФ им. В.В.Виноградова. В нём составляются самые авторитетные толковые, орфографические, орфоэпические и другие словари, готовятся переиздания словарей.

Одна из главных проблем, с которыми сталкиваются кодификаторы сейчас, это «вымирание» элитарного типа речевой культуры. Именно на элитарный тип привыкли ориентироваться специалисты при установлении норм. В наше время носителей языка элитарного типа – единицы. Большинство культурных, грамотных людей, даже тех, кого мы безоговорочно готовы признать языковыми авторитетами, принадлежат к среднелитературному типу речевой культуры. Такие люди не делают грубых ошибок в произношении, употреблении, образовании форм слов и в построении предложений, обладают достаточно богатым словарём, умеют говорить и писать правильно, понятно, выразительно, понимать сложные тексты, следовать речевому этикету. Но в речи таких говорящих, особенно спонтанной, неподготовленной, многие кодифицированные нормы заменяются на узуальные (не узаконенные, но частотные). Создаётся разрыв между кодифицированной нормой (предписаниями справочников и словарей) и нормой узуальной (сложившейся в употреблении). Возникает, соответственно, вопрос: не следует ли отказаться от «мёртвых» кодифицированных норм и узаконить нормы «живые», узуальные? Это невозможно. Невозможно точно определить, что значит «большинство образованных, грамотных людей». Как его подсчитать? Каких людей признать «образованными, грамотными» - всех, кто имеет высшее образование? Как быть с невольными ошибками в спонтанной речи, описками, оговорками? Кроме того, радикальная замена кодифицированной нормы на узуальную нежелательна потому, что она резко увеличит разрыв между языком поколений, что затруднит передачу информации и породит культурные конфликты. Поэтому кодификаторы языка, по самой сути своей специальности, обязаны быть консерваторами, обязаны чутко прислушиваться к новым тенденциям в языке и при этом немного «притормаживать» их легализацию. Это вполне объяснимо: представьте, что было бы, если бы правила орфографии и пунктуации менялись несколько раз за время вашего обучения в школе или если бы каждые пять-десять лет резко менялись нормы произношения!

Таким образом, кодифицированные нормы едины и обязательны для всех носителей русского языка, фиксируются специалистами-филологами и отражаются в справочниках и словарях. В речевой практике образованных носителей языка складываются также узуальные нормы, которые могут конкурировать с кодифицированными. Широко распространённые узуальные нормы, не противоречащие духу языка и здоровым тенденциям его развития, могут со временем кодифицироваться.

Речь – это нечто большее, чем механически воспроизводимый ряд звуков. Как мы уже говорили выше, речь – это человек в целом, так как она является неотъемлемой частью характера и самым широким образом определяет личность. В речи отражаются тип мышления, интеллект, темперамент, характер и остроумие человека. Не нужно никого убеждать, что речь выражает не только мысли, но и чувства, волю, эстетические переживания человека. Очень точно заметил К.И.Чуковский: «Многие у нас полагают, будто стоит только людям, говорящим на плохом языке, усвоить такие-то и такие-то правила, устранить из своей речи такие-то и такие-то обороты и заменить их такими-то, - и задача будет решена: наступит золотой век безукоризненной, идеально-правильной речи. Думающие так заблуждаются. Лишь та речь может называться культурной, у которой богатый словарный запас и множество разнообразных интонаций... Ведь культура речи неотделима от общей культуры. Чтобы повысить качество своего языка, нужно повысить качество своего сердца, своего интеллекта» [12, 802]. Как видим, речь не только выражает, но и участвует в формировании эмоционального мира личности, а значит, эмоциональный и эстетический потенциал речи, если он создан автором, произведёт соответствующее воздействие на сознание тех, кто эту речь воспринимает. Если речь, захватывая различные области сознания, подчиняет автору слушателя, то это действенная, эффективная с точки зрения коммуникации речь. К коммуникативным качествам речи обычно относят точность, доступность, логичность, чистоту, богатство и выразительность.

Точность речи чаще всего связывают с точностью словоупотребления. Однако точность зависит и от того, насколько говорящий знает предмет обсуждения, умеет ли он логически мыслить, насколько он эрудирован. Знает ли законы и правила языка.

Рассмотрим ситуацию, когда студент, сдавая экзамен, оправдывается: «Я это знаю, только вот сказать не могу». Как вам представляется, может ли такое быть? Наверное, иные, вспомнив себя в подобном положении, скажут: «Да, это вполне возможно». Однако нашему студенту только кажется, что он знает. В действительности его сведения о предмете отрывочны, бессистемны, поверхностны; вероятно, он не освоил основ предмета, не осмыслил логически материал. В таком случае в памяти остались какие-то отрывочные сведения, смутное представление, вот и создается впечатление, что «знаешь, но только сказать не можешь». Таким образом, невозможность подобрать нужные слова проистекает из нечёткости, небрежности мысли.

Если речь построена так, что самим подбором и размещением средств и своей структурой воздействует не только на ум, но и на эмоциональную область сознания, то эту речь называют выразительной.

Соблюдение требования понятности и доступности речи особенно важно, потому что оно связано с действенностью, эффективностью устного слова. По мнению исследователей, общепонятность языка определяется прежде всего отбором речевых средств, а именно необходимостью ограничить использование слов, находящихся на периферии словарного состава языка и не обладающих качествами коммуникативной значимости.

Огромный словарь русского языка с точки зрения сферы употребления можно разделить на две большие группы: лексику неограниченной сферы употребления, в которую входят общеупотребительные, понятные для всех слова, и лексику ограниченную, в которую включены профессионализмы, диалектизмы, жаргонизмы, термины, т.е. слова, употребляемые в определённой сфере – профессиональной, территориальной, социальной.

Общеупотребительный словарный фонд русского языка огромен. Он-то и делает нашу речь общедоступной для каждого, кто владеет русским языком. Гораздо труднее обстоит дело с восприятием слов ограниченной сферы употребления. Она так и названа потому, что её не могут и не должны понимать абсолютно все.

Например, нуждаются в «переводе» некоторые местные говоры, изобилующие диалектизмами. Вот фраза, записанная в деревне под Вяткой: «Все бахорили, что я париняга окичной, важной. Где я, там всегда бывало сургатно. А теперь? Уж я не вертечой, как потока!..»  (Все говорили, что я парень опрятный, молодец. Где я, там всегда бывало многолюдно. А теперь? Уж я не резвлюсь, как птичка).

В.И.Даль приводит пример разговора на воровском арго (арго – это речь низов общества, деклассированных элементов, условный, искусственный «тайный» язык):

- Что стырил? Срубил шмель да выначил с куржаную лоханку. Стрема, каплюжник! А ты? Угнал скамейку да проначил на веснухи. (- Что украл? Вытащил кошелёк да серебряную табакерку. Осторожно, полицейский! А ты? Украл лошадь да променял на часы).

А теперь проследите, насколько засорена нелитературными словечками речь современной молодёжи: «Почапал я с корешами в совок, купил себе кулер, мобилу, ну и всякая такая тема... Короче, приехали, я надыбал клёвый обдуватель для слота. Приобрёл с потрохами. Отстегнул бабок немерено. В макдак после порюхали, офигенно голодные были. Потом на хазу потопали. Вот привинтил я кулер, охлаждает, но чё-то неправильно... позырить надо. Ништяк. И как-нибудь присобачить, чтоб охлаждало душевно...» (Запись из открытого Интернет-дневника).

Как видим, использование в речи нелитературной, периферийной лексики значительно затрудняет понимание говорящими друг друга, создаёт речевой дискомфорт и нарушает территориальное (диалектизмы), социальное (жаргонизмы и арготизмы) и межпоколенческое (сленг) единство языка.

Лексика ограниченной сферы употребления требует вдумчивого с ней обращения. Не нужно полностью исключать её из своей  речи. Так, если приходится общаться в узкопрофессиональном кругу, то можно свободно использовать в речи принятые там специальные слова и профессионализмы. Но если нет уверенности, что слушатели знакомы со специальной лексикой, то следует избегать необщеупотребительных слов. Диалектные слова, а тем более жаргонизмы и вульгаризмы, как правило, недопустимы в речи. Эти элементы могут быть введены в речь только с определённой целью, например, в качестве выразительных средств, подчёркивающих отношение говорящего, но делать это следует осторожно, с пониманием целесообразности и уместности такого применения в каждом конкретном случае.

☺ Дополнительный материал

В современной речи существует такое явление, как «иллюзия понятности», т.е. несоответствие нашего понимания смысла слова его истинному значению при уверенности в правильном понимании этого слова. «Иллюзия понятности», как правило, связана с восприятием заимствованных слов, которые активно используются средствами массовой информации: общественно-политическая лексика, постоянно звучащая в передачах, кажется знакомой и понятной в силу частоты употребления. На самом деле многие респонденты затруднялись дать определение словам, которые постоянно «на слуху». Например, опрошенные давали следующие определения:

Брифинг – это а) мировоззрение, б) совещание, в) обсуждение, г) собрание;

Легитимизация – это независимость;

Конфессия – это а) собрание, б) решение, в) один из видов денежных сборов;

Инсинуация – это а) случайность, б) собственное видение чего-либо;

Обструкция – это а) абстрактное мышление, б) абстрактное понятие;

Беспрецедентный – это а) бесспорный, б) однозначный, в) ясный, в) доказанный, г) частный,  д) ненарушаемый, е) не подлежащий обжалованию;

Эксклюзивный – это а) специальный, б) прямой, в) достоверный, г) невероятный;

Все эти толкования не имеют ничего общего с реальным значением указанных слов.

Проверьте себя. Дайте свои определения указанным словам, убедитесь, что вы действительно знаете их истинные значения.

(ОТВЕТЫ: брифинг – встреча официальных лиц с представителями массовой информации; легитимизация – признание или подтверждение законности каких-либо прав, полномочий, организаций; конфессия – вероисповедание; инсинуация – клеветническое измышление, злостный умысел, клевета; обструкция – род протеста, преимущественно парламентский, направленный на срыв заседания; действия, демонстративно направленные на срыв чего-либо; беспрецедентный – не имеющий прецедента, т.е. примера или оправдания для последующих случаев того же рода; эксклюзивный – исключительный; распространяющийся на ограниченный круг предметов).

Чистота речи – это отсутствие в ней лишних слов, слов-паразитов, слов-сорняков. Конечно, в языке названных слов нет, таковыми они становятся в речи говорящего из-за частого, неуместного их употребления. К сожалению, многие активно вставляют в свою речь «любимые словечки»: так сказать, значит, вот, собственно говоря, так, понимаете, это самое и т.п. Существует даже специфическая «мода» на слова-паразиты: обратите внимание, как заполонили язык молодёжи совершенно бессмысленные и неуместные как бы, короче, конкретно!

Слова-паразиты не несут никакой смысловой нагрузки, не обладают информативностью. Они просто засоряют речь говорящего, затрудняют её восприятие, отвлекают внимание от содержания высказывания.

Почему же слова паразиты всё же появляются в нашей речи? Это и волнение во время выступления, и неумение мыслить публично, подбирать нужные слова для оформления своих мыслей, и, конечно, бедность индивидуального словаря говорящего.

☺ Дополнительный материал.

Лишние слова психологически действуют на слушателей, которые начинают непроизвольно подсчитывать количество таких слов в устном выступлении. Подобная ситуация описывается в одном из фельетонов:

« Мой знакомый электрик, человек с юмором, пришёл однажды с лекции.

- Ну и как, - спросил я, - понравилось?

Он молча положил передо мной листок бумаги, весь испещрённый крестиками и кружочками.

- Что это?

- Крестик – это «значит», а кружочек – «так сказать». Сто восемнадцать крестиков и сто восемьдесят четыре кружочка за два академических часа!

Сами понимаете, что о содержании лекции говорить как-то не хотелось».

Как видите, чистота речи – необходимое условие её понятности. Если вы действительно хотите донести до слушателей ваши мысли, добиться адекватного  понимания ваших идей, работайте над чистотой, правильностью и красотой своего языка!

Выразительность – это особенность речи, которая вызывает интерес аудитории, усиливает эффективность выступления, поддерживает внимание к предмету разговора, оказывает воздействие не только на разум, но и на чувства, воображение слушателей.

Следует иметь в виду, что в науке нет единого определения понятия «выразительность речи». Существуют различные подходы к описанию этого качества речи. Учёные считают, что выразительность может создаваться средствами языка всех его уровней. Поэтому выделяют выразительность произносительную, акцентологическую, лексическую, словообразовательную, морфологическую, синтаксическую, интонационную, стилистическую.

Ряд исследователей подчёркивает, что выразительность устной речи во многом зависит от ситуации общения. Так, А.Н. Васильева пишет: «Очевидно, что выразительность доказательства теоремы и выразительность рекламного объявления существенно различны как по содержанию, так и по форме. Поэтому следует прежде всего различать выразительность информационную (предметно-логическую, логико-понятийную) и выразительность чувственного выражения и воздействия. При этом оба эти вида могут иметь подвиды: открытую (экспрессивную) и скрытую (импрессивную) формы выражения. Соотношение этих видов и подвидов по основным стилям различно»  [1, с.80 – 81].

Лингвисты и психологи называют ряд условий, от которых зависит выразительность речи отдельного человека. К этим условиям относятся:

  •  самостоятельность мышления, деятельность сознания автора речи;
  •  неравнодушие, интерес автора речи к тому, о чём он говорит и пишет, и к тем, для кого он говорит и пишет;
  •  хорошее знание языка, его выразительных возможностей;
  •  хорошее знание свойств и особенностей языковых стилей;
  •  систематическая и осознанная тренировка речевых навыков;
  •  умение контролировать свою речь, замечать, что в ней выразительно, а что шаблонно и серо;
  •  сознательное намерение автора говорить и писать выразительно, психологическая целевая установка на выразительность.

Помогают говорящему сделать речь образной, эмоциональной специальные художественные приёмы, изобразительные и выразительные средства языка, традиционно называемые тропами и фигурами, а также пословицы, поговорки, фразеологические выражения, крылатые слова. О выразительных и изобразительных возможностях языка мы подробнее поговорим в ходе практических занятий, а сейчас сравните приведённые примеры. Первый отрывок – статья из энциклопедии, второй принадлежит перу академика А.Е.Ферсмана, известного учёного и талантливого пропагандиста минералогии.

1.Изумруд – минерал, прозрачная разновидность берилла, окрашенная примесью хрома в густо-зеленый цвет. Драгоценный камень 1-го класса. Бездефектные камни свыше 5 карат ценятся выше равновеликих алмазов. Синтетические изумруды используются в квантовой электронике.

2. Яркокрасочный изумруд, то густой, почти темный, прорезанный трещинами, то сверкающий яркою ослепительною зеленью, сравнимый лишь с камнями Колумбии, ярко-золотистый хризолит Урала. Целая гамма тонов связывает слабо-зеленоватые или синеватые бериллы с густо-зелеными темными аквамаринами Ильменских копий, и как ни редки эти камни, но их красота почти не имеет себе равных.

Очевидно, что первая цитата, относящаяся к научному стилю, обладая высокой информативностью, научной точностью, не содержит изобразительных языковых приёмов. Отрывок из книги Ферсмана – пример умелого использования ярких  выразительных языковых оборотов с целью завладеть вниманием читателя, заинтересовать его, обратиться не только к логике, но и  к  образному мышлению читателя.

Яркость, выразительность, самобытность речи, её неисчерпаемые образные возможности основаны на языковом богатстве. Богатство языка определяется прежде всего богатством его словаря.

Лексическое богатство русского языка отражено в различных лингвистических словарях.

«Словарь церковнославянского и русского языка», изданный в 1847 году, содержит около 115 тысяч слов.

В «Словаре живого великорусского языка» В.И.Даля более 200 тысяч слов.

В «Толковом словаре русского языка» Д.Н.Ушакова  - около 90 тысяч слов.

«Словарь современного русского литературного языка» в 17 томах состоит более чем из 120 тысяч слов.

А.С.Пушкин употребил в своём творчестве (в произведениях и письмах) более 21 тысячи слов.

С.Есенин – 18890 слов.

Мигель Сервантес – около 17 тысяч слов.

В.Шекспир – около 15 тысяч слов.

Н.В.Гоголь в «Мёртвых душах» - около 10 тысяч слов.

Можно ли сказать, что богатство словаря определяет лексический запас каждого отдельного человека? Очевидно, да. Наблюдается очень тесная связь: богатый словарный состав языка (а русский язык принадлежит к богатейшим языкам мира) предполагает, что у его носителей будет достаточно слов, чтобы выразить многогранность и красоту окружающего мира. Сколько же слов необходимо использовать в своей речи, чтобы она свидетельствовала о богатстве и разнообразии? На этот вопрос сложно дать однозначный ответ. Лингвопсихологи подсчитали, что современному человеку вполне достаточно 10 – 12 тысяч слов (из 120 зафиксированных в Большом Академическом Словаре) для активного их использования, чтобы чувствовать себя как рыба в воде в любой ситуации. Однако количество слов и их потенциальные возможности – не одно и то же. Чтобы обладать всеми качествами хорошей речи, человек должен постоянно работать над собой, над своими языковыми возможностями. Поль Л.Сопер пишет, что совершенствование собственной речи – это постоянный труд: «Человек восемнадцатилетнего возраста в среднем произнёс по крайней мере шестьдесят миллионов слов. Но научился ли он поэтому правильно говорить? Совсем необязательно. Умение можно приобрести только в результате систематических занятий. Особая необходимость в системе обусловлена устойчивостью приобретённых навыков. Желающий научиться играть на музыкальном инструменте начинает извлекать из него какой-то скрежет, но зато здесь нет дурных привычек, с которыми нужно бороться. Обучающийся искусству речи редко находится в таком счастливом положении. При сложности механизма речи предпринимаемая борьба с дурными привычками – дело нелёгкое. Человек, тысячи раз произносивший слова с ошибками, не сразу приучится к правильному произношению. А сколько открывают рот, чтобы выпускать слова просто наудачу?.. Есть много способов формулировать требования к учащемуся, но, пожалуй, самое главное из них – терпение и упорство. Близко к нему по важности стоит другое, а именно, побольше самокритики и дерзания» [ 11, 14 – 15].

☺ Дополнительный материал.

Проверьте себя. Помните ли вы название некоторых художественных тропов? Можете ли охарактеризовать текст с точки зрения использования в нём художественно-изобразительных средств?

ТЕСТ

Назовите троп, использованный  в тексте:

1. «Белый ест ананас спелый, чёрный – гнилью мочёный» (В.Маяковский)

а) антитеза, б) градация, в) гипербола.

2. «В пассаж на Петровке концессионеры вбежали бодрые, как жеребцы» (И.Ильф, Е.Петров)

а) олицетворение, б) сравнение, в) перифраза.

3. «Страна берёзового ситца не заманит шляться босиком» (С.Есенин)

а) олицетворение, б) сравнение, в) перифраза.

4. «Бой идёт святой и правый» (А.Твардовский)

а) сравнение, б) эпитет, )в метафора.

5. «Только слышно, на улице где-то одинокая бродит гармонь»

а) метафора, б) метонимия, в) эпитет.

6. «И Гамлет, мысливший пугливыми шагами» (О.Мандельштам)

а) метафора, б) сравнение, в) метонимия.

7. «Свинья вылетела из другого конца аллеи - на двадцать футов впереди своего визга» (О.Генри)

а) гипербола, б) литота, в) оксюморон.

(ОТВЕТЫ: 1 – а, 2 – б, 3 – в, 4 – б, 5 – б, 6 – а, 7 – а).

Можно ли представить себе такую ситуацию, когда человек, безупречно владеющий всеми языковыми нормами, обладающий всеми качествами хорошей, выразительной речи, всё же не может добиться поставленной цели общения (например, не в состоянии убедить собеседника, прийти к взаимопониманию, вызвать в собеседнике положительные эмоции по отношению к себе и своим деловым предложениям)? Да, оказывается такое  возможно, потому что успех речевой коммуникации зависит также и от знания  некоторых психологических  законов общения, которые связаны с понятием речевого этикета.

Слово этикет (фр. бирка, ярлык, этикетка) первоначально означало придворный церемониал. Также этикетом называлась совокупность принятых правил, определяющих порядок какой-либо деятельности, регламентация, дипломатический протокол.

Этикет предусматривает соблюдение норм поведения и общения. Поскольку общение есть деятельность человека, процесс, в котором он участвует, то при общении в первую очередь учитываются особенности речевого этикета.

Речевой этикет – разработанные правила речевого поведения, система речевых формул общения.

В современном обществе, когда всё большее распространение получает деловой этикет, отражающий опыт, нравственные представления и вкусы определённых социальных групп, степень владения речевым этикетом определяет степень профессиональной пригодности человека. Это прежде всего относится к государственным служащим, политикам, педагогам, юристам, врачам, менеджерам, бизнесменам, журналистам, работникам сферы обслуживания, ко всем, кто по роду своей деятельности постоянно общается с людьми и кто желает сделать эту свою деятельность успешной.

Владение речевым этикетом, знание и неукоснительное выполнение его норм:

  •  способствует приобретению личного авторитета, уважения;
  •  порождает доверие к говорящему, к его аргументам и предложениям;
  •  помогает чувствовать себя непринужденно, уверенно, не испытывать неловкости из-за промашек и неправильных действий;
  •  имеет воспитательное значение (особенно в лингвоинтенсивных профессиях), способствует повышению как речевой, так и общей культуры общества;
  •  оставляет у клиентов и партнёров  благоприятное впечатление о предприятии, создает положительную репутацию всей организации, фирмы.

Речевой этикет строится с учётом социально-психологических особенностей партнёров, вступающих в деловые отношения, ведущих деловой разговор. При этом принимается во внимание следующее:

  •  личные особенности партнера: социальный статус, место в служебной иерархии, его профессия, пол, возраст, вероисповедание, характер;
  •  ситуация общения: торжественная, деловая, официальная, неформальная, скорбная (научный симпозиум, деловое совещание, презентация, прием на работу, увольнение, юбилей и т. п.);
  •  национальная специфика речевого этикета участников речевой коммуникации.

Каждый народ создал свою специфическую систему правил речевого поведения. В наше время, когда значительно расширяются международные связи, знание особенностей национального речевого этикета необходимо для успешного общения с иностранными партнёрами. Знание особенностей национального этикета, его речевых формул, понимание специфики делового общения той или иной страны, народа помогают при ведении переговоров, установлении контактов с зарубежными партнёрами.

Японцы избегают категоричных «да» и «нет», «не могу», «не знаю», считая эти слова невежливыми, неделикатными. Так, если японский партнёр говорит: «Прежде чем ответить на ваше предложение, я должен посоветоваться с женой», то это лишь один из способов не произносить слова «нет». Когда японец на ваше предложение встретиться начинает переспрашивать: «Ах, в шесть часов? Ах, в пресс-клубе?», вы должны понять, что это мягкий отказ на ваше предложение, и сказать: «Впрочем, если вам это неудобно, можно побеседовать в другое время и в другом месте».

Латиноамериканцы отличаются экспрессивностью в разговоре и любую беседу сопровождают невербальными (неязыковыми) средствами общения: мимикой, жестами. Если ваш латиноамериканский знакомый при встрече начинает хлопать вас по плечу, обнимать и даже целовать, не пугайтесь и не считайте это проявлением фамильярности: таким образом у темпераментных жителей южных стран принято выражать своё расположение и симпатию.

Если вы предлагаете китайцу сделать что-либо, что он хорошо умеет (например, выступить на студенческом вечере), то в ответ на ваше предложение обязательно услышите: «Ах, нет, что вы, я не сумею, у меня, конечно, не получится...» Ни в коем случае не отступайте после первого отказа. Не соглашаясь выступать, ваш знакомый вовсе не «ломается», просто в китайском обществе весьма ценится личная скромность, и вы должны повторить свою просьбу не меньше трёх раз.

Не спешите переходить на «ты» с представителями европейских стран. У многих европейских народов обращение на «ты» гораздо более интимно, чем у русских, и допускается только в общении с самыми близкими людьми. Чтобы не попасть в неловкое положение, лучше подождите, когда ваш партнёр сам предложит вам более неформальную форму беседы.

Для каждой ситуации общения существует набор определённых речевых формул, которые необходимо знать и использовать в соответствующей обстановке. Это формулы приветствия, представления, приглашения, поздравления, соболезнования, благодарности, просьбы, согласия, отказа, комплимента. Например, обращение с просьбой должно быть деликатным, предельно вежливым, но без излишнего заискивания. Так, можно использовать речевые клише: «Сделайте одолжение, выполните мою просьбу...», «Если вас не затруднит...», «Не сочтите за труд...», «Не могу ли я попросить вас...» и т.п. При этом просьба может быть выражена и с некоторой категоричностью: «Настоятельно (убедительно, очень) прошу вас...». А как быть в такой щекотливой ситуации, когда вы должны отказать собеседнику в его просьбе? Если не хотите испортить отношения со своим партнёром, сделайте это предельно мягко и тактично: «К сожалению, я не могу (не в силах, не в состоянии) помочь вам...», «Сожалею, но в настоящее время сделать это не представляется возможным», «Простите, но я вынужден отказать вам» и т.п.

Словом, для того чтобы эффективно строить отношения со своими партнёрами, коллегами, подчинёнными, вы должны быть вежливыми, тактичными и придерживаться общепринятых правил речевого этикета. Не беда, если вы не знаете всех тонкостей «политеса»: если вы уважаете своего собеседника, прислушиваетесь к нему и по-настоящему стремитесь к установлению хороших отношений, вам обязательно поможет чувство такта и здравый смысл.

☺ Дополнительный материал

ТЕСТ

Как вы поведёте себя в перечисленных ситуациях? Выберите ответ из вариантов,  приведённых ниже.

1. Кто представляется первым:

А) Старший – младшему.

Б) Младший – старшему.

В) Мужчина – женщине.

Г) Женщина – мужчине.

Д) Человек с более высоким положением – человеку с более низким положением.

Е) Подчинённый - начальнику

2. Начинает беседу:

А) Хозяин ситуации.

Б) Приглашённый.

В) Не имеет значения.

3. Деловые партнёры обращаются друг к другу:

А) По имени.

Б) По имени и отчеству.

В) По фамилии.

Г) Словом «товарищ», «коллега», «господин».

4. Продуманный комплимент собеседнику выражает:

А) Отношение к личности собеседника.

Б) Уважение к статусу собеседника.

В) Констатацию заслуг, профессионализма, деловых качеств.

Г) Преувеличение достоинств.

5. Договариваясь о встрече для переговоров, вы:

А) Назовёте время встречи.

Б) Предложите партнёру назвать своё время.

6. В деловом контакте лучше использовать:

А) Утверждения.

Б) Вопросы.

7.Звонят в ваш офис. Подняв телефонную трубку, вы скажете:

А) «Говорите».

Б) «Да».

В) «Слушаю вас».

Г) Назовёте свою фирму и затем «Добрый день».

Д) Назовёте свою фирму, отдел, фамилию.

8. Когда принято поднимать трубку?

А) Сразу же.

Б) На третьем – четвёртом звонке.

В) Это неважно.

9. Какой ответ на первичный вопрос (типа «Это фирма «Старт»?) предпочтительнее?

А) «Могу ли я вам помочь»?

Б) «Чем я могу помочь вам»?

10.  Клиент вашей фирмы высказывает претензию, в которой вы не виноваты. Ваш ответ:

А) «А при чём здесь я?»

Б) «Я этим не занимаюсь, вам лучше обратиться к ...»

В) «Нет, вы не правы».

Г) «Сейчас я приглашу коллегу, который занимается этим вопросом».

Д) «Оставьте, пожалуйста, ваш телефон».

ОТВЕТЫ: 1. Б, В, Е. 2. А, словами: «Я вас слушаю» или аналогичными, при этом глядя на собеседника. 3. А – допустимо в неформальной обстановке, при равном статусе партнёров; Б – предпочтительнее всего; Г- в некоторых профессиональных кругах с прибавлением фамилии. 4. В. 5. Лучший вариант Б – он даёт психологическое преимущество партнёру.  6. Предпочтительнее вариант А, так как он демонстрирует интерес к партнёру, к его мнению. 7. Лучше вариант Д, так как он экономит время и отсеивает ошибочные звонки. 8. Б – До четвёртого звонка. Если трубку не снимают, значит, абонент занят или не хочет этого делать. 9. Б- более конкретный вопрос. 10. Если можно сразу решить вопрос, сделайте это, в противном случае используйте вариант Г.

Резюме

Культура речи – область науки о языке, базирующаяся на теоретических положениях и практических наработках нескольких лингвистических дисциплин (ортологии, риторики, стилистики) Это многоаспектное понятие, которое в рамках нашего курса понимается как совокупность умений и навыков использования в речи нормативно маркированных языковых единиц, отобранных в соответствии с целями общения и изучаемых в особом разделе филологической науки.  

Владеть речевой культурой – значит уметь в определённом контексте использовать нужное слово в соответствии с его лексическим значением, учитывать законы сочетаемости слов и их стилистическую отнесённость, понимать синтаксическую структуру каждой построенной фразы, знать фонетические особенности русских звуков и их сочетаний, уметь произносить слово в соответствии с требованиями орфоэпии и акцентологии, то есть уметь осуществлять выбор кодифицированной единицы речи в зависимости от цели и характера высказывания. С этим связан нормативный аспект культуры речи (правильная речь).

Культура речи предполагает также умение строить высказывания таким образом, чтобы оказывать воздействие не только на интеллектуальную, но и на эмоциональную область сознания слушателя (читателя). Чтобы коммуникативный акт был наиболее эффективным, речь должна быть не только логичной, но и красивой, образной, яркой, выразительной. Эти коммуникативные качества отражает коммуникативный аспект культуры речи (красивая и выразительная речь).

Успешная, действенная речевая коммуникация связана с пониманием психологических и социальных условий общения. Выработанные в данном социуме особенности поведения (этикет) и тонкости общения (речевой этикет) учитываются в этическом аспекте культуры речи (уместная речь).

В наши дни изучение теоретических предпосылок науки о культуре речи, овладение практическими навыками эффективного общения, знание приёмов речевого воздействия становится осознанной необходимостью для тех, кто хочет добиться жизненного успеха. Поэтому цель каждого из нас как  носителя языка –  постоянное совершенствование своей речевой культуры, стремление преодолеть путь от  разговорного к элитарному типу речевой культуры при использовании всех богатств родного языка.

Внутренний мир человека проявляется в речи. Бедная, убогая в языковом отношении речь воспринимается как отрицательная характеристика человека, свидетельствует о его поверхностных знаниях, низкой культуре и, самое главное, связывается с серостью, примитивностью, неоригинальностью мысли. Поэтому прав был К.И.Чуковский, написавший в книге «Живой как жизнь»: «Не для того наш народ с гениями русского слова – от Пушкина до Чехова и Горького – создал для нас и для наших потомков богатый, свободный и сильный язык, поражающий своими изощрёнными, гибкими, бесконечно разнообразными формами, не для того нам оставлено в дар это величайшее сокровище нашей национальной культуры, чтобы мы, с презрением забросив его, свели свою речь к нескольким десяткам штампованных фраз. Сказать это нужно с категорической строгостью» [12, 682].

Совершенствуя речь, данную нам природой, мы сможем совершенствовать и свой внутренний мир. А знание языка и его особенностей откроет каждому доступ к сокровищам культуры.

Но путь к этим сокровищам нелёгок и тернист. Никто не научит человека понимать, чувствовать и использовать всё богатство родного языка, никто не поможет ему  говорить правильно и красиво, если он сам не захочет научиться. А любовь к родному языку предполагает совершенное владение им и недопустимость искажения, обеднения. С родным языком «нельзя обращаться кое-как: неточно, приблизительно, неверно» (Л.Толстой). Говорить так, чтобы тебя нельзя было не слушать, можно, только постоянно совершенствуя свои речевые навыки, превращая их в устойчивые умения, которые помогут в любой ситуации выбрать соответствующее речевое поведение, почувствовать себя свободно и раскованно. И в награду за постоянную работу над собой и своей речью вы получите свободное владение живым словом, которое «может и страх изгнать, и печаль утешить, и радость вселить, и сострадание пробудить» (Гораций).

Вопросы для контроля и самоконтроля

  1.  Что понимается в науке под термином «культура речи»?
  2.  С какими областями науки о языке пересекается наука о культуре речи?
  3.  Какие цели ставятся перед студентами в ходе изучения дисциплины «Русский и язык и культура речи»?    
  4.  Какие типы речевой культуры определены философами и лингвистами?
  5.  Каковы составляющие (аспекты) культуры речи?
  6.  Почему нормативный аспект культуры речи считается приоритетным в нашем курсе?
  7.  Дайте определение понятия «норма литературного языка». Перечислите характерные особенности нормы.
  8.  В чём состоят трудности кодификации современного языка?
  9.  Назовите коммуникативные качества хорошей речи.
  10.  От каких условий зависит выразительность, богатство, точность, понятность, чистота речи? Приведите свои примеры.
  11.  Почему изучение этического аспекта культуры речи важно для каждого носителя языка?
  12.  Что означает «речевой этикет» в наше время?
  13.  Какова связь между культурой речи каждого носителя языка и общечеловеческими культурными ценностями?

ЛИТЕРАТУРА

1.Васильева А.Н. Основы культуры речи. – М, 1990. – 420 с.

  1.  Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Кашаева Е.Ю. Русский язык и культура речи: Уч. пособие для вузов. -  Ростов н/Д, 2002. – 544 с.
  2.  Головин Б.Н. Основы культуры речи. – М., 1988. – 296 с.
  3.  Голуб И.Б. Русский язык и культура речи: Уч. пособие. – М., 2005. – 432 с.
  4.  Измайлова Л.В., Демьянова Н.Н., Меньшикова Н.П. Русский язык и культура речи для педагогических колледжей. – Ростов н/Д, 2005. – 412 с.
  5.  Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка. – М., 1987. – 384 с.
  6.  Русский язык. Энциклопедия. Гл.ред. Ф.П.Филин. – М., 1979. – 432с.
  7.  Сидорова М.Ю., Савельев В.С. Русский язык. Культура речи: Конспект лекций. – М., 2005. – 208 с.
  8.  Скворцов л.И. Язык, общение и культура. – Л., 1990.
  9.  Солганик Г.Я., Дроняева Т.С. Стилистика современного русского языка и культуры речи: Уч. пособие для студ. фак. журналистики. – М., 2004. – 256 с.
  10.  Сопер Поль Л. Основы искусства речи. Пер. с англ. С.Д. Чижовой. – Ростов н/Д, 1998. – 448 с.
  11.  Чуковский К.И. Живой как жизнь / К.И.Чуковский : Соч. в 2-х т. – М., 1968. – Т.2. – 815 с.

Тема 2. Язык, речь, общение

Общение: вербальное и невербальное.

Язык как знаковая система. Функции языка.

Язык и речь. Кинесика  как наука о языке тела.

Русский язык как способ существования русского национального мышления и русской культуры. Положение русского языка в современном мире. Формы существования русского языка: территориальный и социальный диалект, просторечие, литературный язык. Специфические черты русского литературного языка.

Коммуникативные качества речи.

Известно, что общение представляет собой сложный многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми. Совместная человеческая деятельность порождает необходимость общения, которое включает в себя обмен информацией, восприятие и понимание другого человека, выработку взаимодействия. Исследователи выделяют два способа общения: вербальное и невербальное, использующее различные несловесные формулы и знаки (взгляд, мимика, жест и т.д.). Вербальное общение строится на использовании слов, которые представляют собой языковые знаки.

Под языком лингвисты прежде всего понимают естественный человеческий язык, противопоставляя его искусственным языкам и языку животных. Возникновение и существование языка тесно связано с возникновением и существованием человека. В настоящее время имеется множество определений понятия «язык», которые можно разделить на две группы: язык как определенный класс знаковых систем, язык вообще и язык конкретный, так называемый этнический язык. Известно, что в мире существует около 5 тысяч этнических (национальных) языков. Многочисленные национальные языки являются разнообразными конкретными реализациями абстрактного языка. Поэтому прежде рассмотрим особенности человеческого языка вообще, а затем опишем русский язык как конкретное воплощение этого абстрактного понятия.

Человеческий язык представляет собой систему языковых знаков. В качестве языкового знака может выступать и звук, и слово, то есть любая единица языка, в которой закодирована информация. Единицами языка принять называть его постоянные элементы, отличающиеся друг от друга назначением, строением и местом в системе языка. По выполняемой функции единицы языка можно разделить на номинативные, коммуникативные и строевые. Основной номинативной (назывной) единицей является слово, а коммуникативной – предложение. Строевые единицы языка – это фонемы, морфемы, формы слов и словосочетаний; они служат средством построения и оформления номинативных и коммуникативный единиц. Единицы языка распределяются по категориям и ярусам языка.

Кодирование смыслов в языке осуществляется на нескольких уровнях (ярусах): лексическом, морфологическом, словообразовательном, фонетическом, орфографическом, пунктуационном. Так, на лексическом уровне языковая единица слово называет предмет или явление. Словообразовательный уровень в языке выполняет три функции: обеспечивает появление новых слов (продуктивный суффикс -ость-), передает эмоционально-оценочные значения (книга - книжица - книжонка -книженция), позволяет выразить одно значение словами разных частей речи (веселый – весело - веселье – веселиться). На морфологическом уровне слово оформляется для передачи дополнительных значений и соединения с другими словами (договор – договоры). На синтаксическом уровне происходит выбор конструкций и формирование предложений из морфологически оформленных слов (собираются заключить договоры).

Всякий язык, в какой бы форме он ни выражался, является знаковой системой. Когда мы говорим «система языка», то подчеркиваем, что язык имеет внутренний порядок, организацию своих частей в единое целое.

Таким образом, язык – это система знаков и способов их соединения, которая служит орудием выражения мыслей, чувств и волеизъявлений людей и является важнейшим средством человеческой коммуникации. Язык – это сложная знаковая система, работающая в единстве с сознанием и мышлением человека.

Язык – явление социальное: он выполняет определенные общественные функции. В настоящее время принято разграничивать важнейшие и факультативные функции языка. К важнейшим функциям языка относятся:

  1.  коммуникативная (язык является средством общения);
  2.  когнитивная (гносеологическая, познавательная; язык как средство познания мира);
  3.  аккумулятивная (эпистемическая; язык сохраняет и передает информацию, знания о действительности, культуре, истории народа).

К факультативным функциям языка относят контактоустанавливающую, апеллятивную, номинативную, поэтическую, магическую и др.

Как связаны между собой язык и речь? На протяжении столетий на этот вопрос исследователи отвечали по-разному. Часто понятия язык и речь не различались: то язык сводился в речевой деятельности, то речь полностью игнорировалась. Еще Вильгельм фон Гумбольдт писал о разграничении этих понятий. Благодаря научной деятельности Фердинанда де Соссюра и Льва Владимировича Щербы появилось теоретическое обоснование разграничение языка и речи.

Язык и речь образуют единый феномен человеческого языка, но каждое из этих понятий имеет специфические характеристики.

Таблица 1. Основные характеристики языка и речи

ЯЗЫК

РЕЧЬ

Средство общения

Вид общения

Абстрактный

Материальна

Стабильный и статичный

Активна и динамична

Достояние общества, отражает коллективную картину мира

Индивидуальна, отражает опыт личности

Имеет уровневую организацию

Имеет  линейную организацию

Не зависит от ситуации и обстановки общения

Контекстно и ситуативно обусловлена

Таким образом, ставить знак равенства между языком и речью недопустимо. Речь представляет собой последовательность знаков языка, организованную по его законами в соответствии с потребностями выражаемой информации. Речь (речевая деятельность) представляет собой воплощение и реализацию языка, который именно через речь выполняет свои функции. Речь состоит из звуков, воспринимаемых слухом, и конкретизирует все, что есть в языке.

Подтверждением неразрывной связи языка и речи является существование так называемых «мертвых» языков: латинского, старославянского и др. Все языки мира принято делить на живые и мертвые. Мертвые языки не выполняют коммуникативную функцию, не меняются, редко используются (латынь в медицине). Языки сохранились, они зафиксированы, существуют книги, написанные на этих языках, но речь практически исчезла.   

Анализируя процесс коммуникации, можно увидеть, что кроме естественного языка используются и невербальные средства общения: при разговоре человек невольно наблюдает за поведением собеседника. Важно все: куда и как смотрит собеседник, на каком расстоянии он находится, движения рук и т.д. Эти невербальные знаки имеют свое значение. Так, широко открытые глаза выражают заинтересованность, любопытство, внимание; а прищуренные глаза – признак сомнения, недоверия. Сцепленные пальцы рук символизируют разочарование и желание человека скрыть свое отрицательное к вам отношение; этот жест часто сопровождается обманчивой улыбкой. Язык человеческого тела (body language) изучается в особой отрасли лингвосемиотики, называемой кинесикой. Изучение языка человеческого тела необходимо, так как в процессе устного общения информация передается и на невербальном уровне. Собеседник является не только слушателем, но и зрителем. И если при помощи естественного языка говорящий осознанно сообщает ту или иную информацию, то язык человеческого тела является знаковой системой бессознательного. И в процессе общения человек выслушивает и осмысливает аргументацию, а одновременно по выражению лица, движениям рук, позе говорящего делает выводы об искренности собеседника. Известно, что большинство людей не отдают себе отчета в том, насколько активно задействован язык тела при каждом акте человеческого общения. Кинесика изучает любые, производимые головой, руками, телом знаки, которые выражают эмоции или сообщают информацию. Мы различаем знаки приветствия и прощания, согласия и несогласия и т.д. У каждого народа своя собственная система жестов. Например, уроженец Тибета при встрече с незнакомцем показывает ему язык. Этим необычным для нас знаком приветствия тибетец сообщает: «У меня на уме нет ничего дурного». Широко известно, что одно и то же телодвижение у разных народов может иметь различный смысл. Так, сложенные кольцом большой и указательный пальцы в США обозначают «все хорошо», на юге Франции – «все плохо», а в Японии – «дай мне немного денег».

Итак, общение может осуществляться различными способами. Но важнейшим средством общения является человеческий язык.

Конкретным воплощением человеческого языка является национальный язык, который, будучи действенным средством общения, средством познания мира, средством сохранения и передачи опыта членов нации, формирует культуру нации, придает жизни этноса специфическое звучание и самовыражение. Именно на основе национального языка «возникают и постоянно проявляются взаимные симпатии, доверительность  межличностных отношений, совместимость всех представителей нации, функционирующих в результате как единый и неделимый организм». Конкретный язык передает национальную картину мира - всю совокупность устойчивых, связных представлений и суждений об общественном бытии, жизни и деятельности, присущих членам данной этнической общности. Именно язык и культура создают «щиты, спасающие народы от утраты самобытности, национальной идентичности…»

Русский язык как язык русского народа охватывает все сферы речевой деятельности. Выполняя аккумулятивную функцию, русский язык создает языковую картину мира, которую и передает от поколения к поколению. Сказки, былины, фразеологизмы, созданные народом (а не отдельной, даже очень талантливой личностью), учат нас видеть мир таким, каким видели его наши предки. Являясь средством общения, русский язык регулирует деятельность людей во всех сферах жизни.

Русский язык является национальным языком русского народа и входит в славянскую группу индоевропейской семьи языков. Общее число говорящих на славянских языках составляет свыше 290 миллионов человек. По степени близости языков друг к другу принято выделять 3 группы: восточнославянские (русский, украинский, белорусский), южно-славянские (болгарский, македонский, сербохорватский, словенский), западнославянские (чешский, словацкий, польский, кашубский, верхне- и нижнелужицкие).

Русский язык как язык великорусской народности выделился в XIV-XV вв. из распавшегося общевосточнославянского языка древнерусской народности, от которого также происходят украинский и белорусский языки. А с XVII века великорусская народность преобразуется в русскую нацию со своим национальным языком.

Русский язык является государственным языком Российской Федерации.

Русский язык принадлежит к наиболее распространенным языкам мира и является языком межнационального общения и мировым языком. Мировыми принято называть шесть официальных рабочих языков Организации Объединенных наций: английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский.

Национальный русский язык неоднороден по своему составу, в настоящее время мы выделяем следующие его формы: территориальный диалект, социальный диалект (жаргон, сленг), просторечие и литературный язык.

Диалект – это территориально или социально ограниченный вариант языка, имеющий только устную форму существования. Часто диалектом называют разновидность языка, которая является средством общения людей, живущих на одной территории. Территориальным диалектом в лингвистике называют совокупность говоров. Говор – наименьшая территориальная разновидность языка, которая используется в качестве средства общения жителями одного или нескольких соседних, обычно сельских, населенных пунктов. Принято выделять южнорусские, северорусские и среднерусские диалекты. Диалекты имеют характерные особенности на всех языковых уровнях. Так, в северорусских говорах наблюдается оканье, т.е. четкое произношение безударного звука, для южнорусских говоров характерно аканье. Диалекты различаются и на морфологическом уровне, например, формы глаголов настоящего времени в северорусских диалектах. Сравните лит. он несёт, покупает; диал. он несе, покупае. На синтаксическом уровне наблюдаются архаичные конструкции: А шурин евонный был у нас того же лета. Словарный состав диалектов можно разделить на две неравные группы: лексика, общая с лексикой литературного языка, и специфическая лексика, не свойственная литературному языку. Так глиняный сосуд для молока в Рязанской области называют махóтка, а в Калужской области – столбýн. И пироги пекут разные: в Курской области - дергуны, в Псковской - бабáхи, в Архангельской - шáньги. В наши дни диалекты постепенно разрушаются под влиянием литературного языка, получившего широкое распространение с помощью средств массовой информации.

Жаргон – это речь людей, объединенных общими профессиональными или социальными интересами. Жаргон в отличие от территориального диалекта не представляет собой целостной языковой системы и имеет особенности только на уровне лексики и фразеологии. Так, в речи студентов и преподавателей сдвоенный академический час называется пара; свободная от занятий пара – окно; отличное от литературного значение имеют слова хвост, автомат, шпора. В настоящее время в русском языке распространены такие групповые жаргоны, которые отражают специфические объединения людей по интересам (автолюбители, геймеры, болельщики и т.д.).

Еще одна разновидность общенародного языка – это просторечие, которое представляет собой речь малообразованного городского населения, не владеющего нормами литературного языка. Просторечие обнаруживается на всех языковых уровнях: фонетика - [коньфеты] [кирьпич] [капрызный] [радиво] [какаво]; мофология –  хочу - хочут,  мой мозоль, ездить – ездию; синтаксис – Кина не будет! Я не согласная. Сколько время? В лексике широко используются термины родства для обращения к незнакомым людям: папаша, дочка, сестренка, браток. Основная черта просторечия – анормативность, но носители данного варианта общенационального языка часто даже не осознают этого.

Высшей формой существования национального русского языка является литературный язык, который имеет две формы существования: устную и письменную. Это образцовая форма русского языка, исторически сложившаяся система общеупотребительных языковых единиц, прошедших длительную обработку в письменных и устных текстах (произведениях)  мастеров слова: писателей, поэтов, публицистов, общественных деятелей.

Основоположником литературного языка считается А.С. Пушкин, в творчестве которого были выработаны и закреплены общенациональные нормы, связавшие в единое целое и книжно-письменную и устно-разговорную разновидности литературного языка.

Литературный язык подчиняется определенным правилам (нормам), которые необходимы для сохранения целостности  и общепонятности национального языка.

Литературный язык обеспечивает все основные сферы деятельности народа: науку и искусство, правовые отношения и идеологию. В связи с этим важной чертой литературного языка является наличие функциональных стилей.

Итак, литературный язык – высшая  (наддиалектная) форма существования национального языка, для которой характерны высокая степень обработанности, полифункциональность, стилистическая дифференциация, нормативность.

Образованный человек в процессе коммуникации должен использовать литературный язык, соблюдать его нормы. Какими качествами должна обладать речь человека, чтобы оказать наилучшее воздействие на адресата с учетом конкретной ситуации общения и в соответствии с интенцией говорящего?

К коммуникативным качествам речи относятся точность, правильность, чистота, последовательность, выразительность, доступность, уместность.

Точность речи – это использование языковых единиц в соответствии с их значением. Точность речи говорящего определяется его знанием предмета разговора, логикой мышления, умением выбирать слово из ряда возможных. Следовательно, важно различать паронимы, знать оттенки значений синонимов и т.д.

Правильность речи – это соблюдение норм литературного языка на всех уровнях.

Чистота речи – отсутствие десемантизированных единиц языка (слов-паразитов), жаргонизмов, диалектизмов, грубого бранного просторечия.

Последовательность речи основывается на логике окружающей нас действительности, то есть верно отражает факты действительности и их связи, предполагает аргументированность изложения.

Выразительность речи предполагает  воздействие на эмоции собеседника с помощью языковых средств.

Доступность речи зависит от широты кругозора собеседника, уровня его образования, воспитания, возраста и т.д. Однако многое зависит от инициатора общения (говорящего), который умеет варьировать способы представления информации и выбирает языковые средства, понятные собеседнику.

Уместность речи – это ее соответствие ситуации общения. Речевая ситуация  представляет собой сложное явление, в котором важно все: кто говорит? кому говорит? где и когда? с какой целью говорит? сколько человек участвует в беседе? и т.д.

Б.Н. Головин, обосновавший необходимость изучения коммуникативных качеств речи, особо выделял такой важный критерий оценки, как действенность. Он рассматривал действенность как достижение говорящим целей общения. Этот критерий позволяет говорящему анализировать свои речевые действия и ставить достижимые задачи, вырабатывать стратегию и тактику беседы.

Резюме

Само существование человеческого общества невозможно без общения. Общение (коммуникация) предполагает обмен информацией, восприятие и понимание другого человека, выработку взаимодействия. Принять различать вербальное, использующее все возможности человеческого языка, и невербальное общение.

Человеческий язык – это феномен, единство собственно языка и речи. В этом случае язык понимается как сложная знаковая система, неразрывно связанная с сознанием и мышлением человека. Язык как общественно значимое явление выполняет определенные функции, которые принято делить на важнейшие и факультативные. К важнейшим относят коммуникативную, гносеологическую, аккумулятивную функции.

Речь представляет собой последовательность знаков языка, организованную по его законам и в соответствии с потребностями выражаемой информации. Речь состоит из знаков, воспринимаемых слухом или зрением, и конкретизирует все, что есть в языке. Принято разграничивать речь внешнюю и внутреннюю. Внешняя речь может быть письменной или устной, которая в свою очередь разделяется на монологическую и диалогическую.

В процессе коммуникации кроме естественного языка широко используются и невербальные средства общения: жесты, позы, телодвижения. Язык человеческого тела (body language) изучается в особой отрасли лингвосемиотики, называемой кинесикой.

Конкретным воплощением абстрактного человеческого языка является национальный (этнический) язык, который является  действенным средством общения, средством познания мира, средством сохранения и передачи опыта членов нации. Кроме того, именно национальный язык формирует культуру этноса.

Русский язык, являясь национальным языком русского народа, входит в славянскую группу индоевропейской языковой семьи. Русский язык – это государственный язык Российской Федерации, язык межнационального общения, один из мировых языков.

Национальный русский язык неоднороден по своему составу, в настоящее время выделяются литературный язык и нелитературные варианты. К нелитературным вариантам языка относят территориальный диалект, социальный диалект (жаргон, сленг), просторечие. Они функционируют только в устной форме. Территориальный и социальный диалекты имеют ограниченную сферу употребления. Просторечие представляет собой общепонятную речь малообразованного городского населения.

Литературный язык – высшая форма существования национального языка. Его специфические характеристики: нормативность, обработанность, полифункциональность, стилистическая дифференциация. Каждый образованный человек в процессе коммуникации должен использовать литературный язык.

Речь человека в процессе общения принято оценивать по определенным требованиям, называемых коммуникативными качествами речи: точность, правильность, чистота, последовательность, выразительность, доступность, уместность, действенность.

Вопросы для контроля и  самоконтроля

1. Назовите важнейшие функции языка.

2. Какие существуют способы общения?

3. Как соотносятся язык и речь?

4. Что такое невербальные средства общения?

5. Что такое национальная картина мира?

6. Перечислите функции русского языка в современном мире.

7. Что изучает кинесика?

8. Какие единицы языка Вы знаете?

9. Назовите и охарактеризуйте формы существования русского языка.

10. Назовите основные признаки литературного языка.

11. Какие коммуникативные качества хорошей речи выделил Б.Н.Головин в монографии «Основы культуры речи»?

ЛИТЕРАТУРА

  1.  Введенская А.А. Русский язык и культура речи/ А.А. Введенская, Л.Г. Павлова, Е.Ю. Кашаева. - Ростов н/Д: Феникс, 2001.
  2.  Культура русской речи / С.И. Виноградов, Л.К.Граудина, В.П. Даниленко и др.; Под ред. Граудиной Л.К. и  Ширяева Е.Н. – М.: Норма, 2000.
  3.  Русский язык и культура речи: Учебник / Под ред. проф. В.И. Максимова. - М.: Гардарики, 2001.
  4.  Русский язык и культура речи / А.И. Дунев, М.Я. Дымарский, А.Ю.Кожевников и др.; Под ред. Черняк В.Д. – М.: Высшая школа; С-Пб.: РГПУ, 2002.
  5.  Сидорова М.Ю. Русский язык и культура речи. Курс лекций для студентов нефилологических вузов/ М.Ю. Сидорова, В.С. Савельев  – М.: Проект, 2002.
  6.  Сидорова М.Ю. Русский язык. Культура речи: конспект лекций / М.Ю. Сидорова, В.С. Савельев  – М.: Айрис-пресс, 2007.
  7.  Современный язык жестов / Авт.-сост. И.Н.Кузнецов. – М.: АСТ; Минск: Харвест, 2006.
  8.  Трофимова Г.К. Русский язык и культура речи / Г.К. Трофимова. – М.: Флинта, 2004.

Тема 3. Норма  как центральное понятие культуры речи

Понятие языковой нормы. Фонетические нормы. Лексические нормы. Типы лексических ошибок

Понятие языковой нормы. Факторы, определяющие нормы языка. Источники изменения норм языка. Заимствование из других языков и замена русских слов иностранными как один из источников изменения норм языка.

Языковые нормы и уровни языка. Классификация языковых норм.

Фонетические нормы. Орфоэпические нормы. Особенности русского ударения.

Лексические нормы. Три фактора, влияющие на выбор слова. Понятие стилистической дифференциации языковых средств. Лексические пласты языка. Эмоционально-экспрессивная окраска слова и фразеологизма. Понятие о лексической сочетаемости. Типы лексических ошибок.

Языковая норма – это относительно устойчивый способ выражения, исторически сложившийся в языковом коллективе на основе выбора одного из вариантов употребления как обязательного для образованной части общества.

Нормы языка не придумываются, а объективно складываются в процессе языковой практики.

Можно выделить три главных фактора, определяющих нормы языка:

1) соответствие законам языка (в качестве исключения можно привести слово «кофе», которое по законам русского языка должно относиться к среднему роду, а не искусственно навязанному ему мужскому роду);

2) произведения классиков, а также употребление того или иного способа выражения образованными людьми, особенно связанными со словом по роду своей деятельности: актерами, журналистами, учителями, писателями;

3) распространенность данного типа употребления, актуальность.

Последний пункт требует пояснения. Долгое время слово «тефтели» в словарях давалось с ударением на первом слоге (тЕфтели). Однако большинство носителей языка  данную форму не приняли и делали ударение на втором слоге (тефтЕли). И этот вариант, как наиболее распространенный, в конце концов, признали нормативным. Но слово «тефтели» ограничено в употреблении, используется лишь в определенной конкретной ситуации («в столовой»), поэтому времени для установления нормы прошло немало. Если же слово более актуально, как, например, пришедшее из американского языка слово «маркетинг», то норма устанавливается гораздо быстрее: после непродолжительных колебаний (мАркетинг/маркЕтинг) установилась норма с ударением на первом слоге (мАркетинг).

Языковые нормы – явление историческое. Изменение литературных норм обусловлено постоянным развитием языка. Источники изменения норм литературного языка различны:

а) живая, разговорная речь;

б) местные говоры (диалекты);

в) просторечие;

г) профессиональные жаргоны;

д) другие языки.

Степень влияния этих источников тоже различна и меняется со временем. Например, если взять период примерно с середины ХIХ века до середины ХХ века, то в это время в русский литературный язык пришло немало диалектных слов, которые теперь не очень выделяются (тайга, сопка, филин, землянка, улыбаться, пахать, очень, нудный, мямлить, аляповатый, прикорнуть, чепуха, морока) [9, 53-54]. Однако можно сказать, что « в наше время пополнение лексики из диалектных источников не оказывает серьезного влияния на развитие языка» [9, 54].

В то же время влияние разговорной речи на нормы языка велико.  Например, под влиянием разговорного языка стала распространяться в различных стилях весьма продуктивная форма множественного числа на ударяемое – ’а/’я (вместо окончаний -ы /-и).  В наши дни рост форм на -а /-я интенсивно продолжается (векселЯ, вензелЯ, егерЯ, соболЯ, черепА, округА, ордерА, пропускА, тенорА). На определенном этапе развития языка некоторые из этих форм могут испытывать колебания в норме, как например, в настоящее время: бухгАлтеры - бухгалтерА (разг.), инспЕкторы – инспекторА, договОры – договорА (разг.), сЕкторы – секторА.

«Вопрос об иноязычных заимствованиях связан с общей проблемой исторического формирования лексики современного русского литературного языка» [6, 78].

Во все времена в большей или меньшей степени можно наблюдать заимствование слов из других языков. В конце ХХ века особенно заметно проникновение в русский язык так называемых американизмов. Эта тенденция сохраняется и в ХХI веке. В одних случаях заимствование иностранных слов является объективной  необходимостью. Это относится, например, к иностранным словам, связанным с компьютерной техникой, к экономическим терминам. В других случаях использование иностранных слов вместо русских является лишь данью языковой  моде. Какое заимствование приживется, а какое нет, окончательно решает время. Однако выбор приходится делать сейчас, в каждый данный момент речи. И этот выбор не может  зависеть только от наших вкусов и предпочтений. Например, один русский писатель, очень не любивший иностранные слова, предлагал говорить не «галоши», а «мокроступы». А наш современник Александр Солженицын в интервью, данном в 2000 году телеканалу «Россия», сетует по поводу таких иностранных слов, как «прессинг», «консенсус», «мэрия», «первая леди». Приводя их русские эквиваленты: «давление», «согласие», «управа», «жена президента». Солженицын считает, что многие слова, пришедшие в нашу жизнь из американского языка, со временем уступят место русским – «отшелушатся», «отойдут». Вспомним, наконец, творческие «муки» Пушкина, который тщетно пытался перевести на русский язык английское слово «vulgar»:

Никто б не смог ее прекрасной

Назвать, но с головы до ног

Никто бы в ней найти не мог

Того, что модой самовластной

В высоком лондонском кругу

Зовется «vulgar». (Не могу…

Люблю я очень это слово,

Но не могу перевести;

Оно у нас покамест ново…

Так и не перевели. Позаимствовали. И сейчас слово «вульгарный» кажется таким привычным, «своим».

И все же… По каким критериям можно определить, когда заимствование из другого языка является оправданным, а когда – нет? Выделяют по крайней мере три таких критерия [11, 79].

Заимствование является оправданным, если:

1) называет новое явление, предмет (маркетинг, тендер, бренд, инаугурация, чартер, степлер, дискета, кетчуп, чипсы, йогурт);

2) заменяет сложное название (саммит – встреча на высшем уровне; раритет – исключительно редкая, ценная вещь; экстрадиция – передача государству преступника с целью привлечения его к уголовной ответственности; эпатаж – вызывающее, скандальное поведение; выходка, нарушающая общепринятые нормы);

3) необходимо разграничить близкие, но различающиеся понятия (паника – страх; консилиум – совещание; брифинг – совещание).

С этих позиций некоторые заимствованные слова, например, «тинейджер», «прессинг», «преференции», представляются ненужными, так как в русском языке есть слова с точно таким же значением: «подросток», «давление», «преимущества».

Изменению норм предшествует появление их вариантов, которые реально существуют в языке на определенном этапе развития и активно используются его носителями. Например,  в настоящее время существуют варианты ударения в отдельных словах (одноврЕменно – одновремЕнно, твОрог – творОг, тЕфтели – тефтЕли, симметрИя – симмЕтрия), варианты формы предложного падежа (в отпуске – в отпуску), варианты формы родительного падежа (стакан чая – стакан чаю, много народа – много народу) и некоторые другие.  

На фонетическом уровне рассматриваются нормы произношения (орфоэпические) и ударения  (акцентологические). Языковая единица – звук, а точнее фонема.

На словообразовательном уровне рассматриваются правила использования суффиксов  и приставок при образовании слов – словообразовательные нормы. Языковая единица – морфема.

На лексическом уровне рассматриваются  правила использования слов в речи в зависимости от значения, стилистической принадлежности, сочетаемости с другими словами – лексические нормы.  Языковая единица – лексема.

На грамматическом уровне рассматриваются:

а) система изменения слов – морфологические нормы (языковая единица – словоформа);

б) правила построения предложений и словосочетаний – синтаксические нормы (языковые единицы – предложение и словосочетание).

☺ Дополнительный материал

Фонема [от греч. phonēma -  звук, голос] – единица звукового строя языка, служащая для опознания и различения значимых единиц – морфем, в состав которых она входит в качестве минимального сегментного компонента.

Морфема [от греч. morphē - форма] – минимальная значимая часть слова: корень слова и аффиксы. В слове подсказали пять морфем: под- - префикс,  -сказ- - корень,  -а- -суффикс,  -л- суффикс, -и- окончание.

Лексема [от греч. lexis – слово, выражение] – слово, рассматриваемое как единица словарного состава языка в совокупности его конкретных грамматических форм и выражающих их флексий, а также возможных конкретных смысловых вариантов. Представляет собой совокупность форм и значений.

Словоформа – конкретное слово в его данной грамматической форме.

Предложение – «это грамматически оформленная по законам данного языка целостная единица речи, являющаяся главным средством формирования, выражения и сообщения мысли» (В.В. Виноградов). Основные признаки предложения: а) смысловая законченность, б) предикативность и в) законченность интонации.

Словосочетание – синтаксическая конструкция, образуемая соединением двух или более знаменательных слов на основе подчинительной грамматической связи (хорошая книга, купил два карандаша, смеяться громко).

Среди норм произношения следует выделить две наиболее сильные. Одна из них – качественная редукция гласных звуков в безударном положении. Редукция – изменения в звучании гласных качественные (потеря некоторых признаков тембра) и количественные (изменения долготы  и силы) в результате ослабления артикуляции в безударном положении (то есть в слабой позиции).

Эта норма исключает так называемое оканье, то есть произнесение звука [о] в безударном положении, например: м[о]л[о]кó, д[о]р[о]гóй, п[о]йдём.

Другая норма – смягчение твердых согласных звуков перед гласными «е» и «и» (небо [н’], зима [з’], дикция [д’]).

Заимствованные слова обычно «усваивают» нормы русского языка, например, депрессия [д’], дефект[д’, ф’], рейс[р’], террор[т’], термометр[т’]. Но так бывает далеко не всегда. Нередко иностранные слова сохраняют особенности произношения, характерные для их родного языка, например: детектор [дэтэ], детектив [дэтэ], де-юре [дэ; рэ], истеблишмент [тэ], резюме [мэ], рейтинг [рэ], термос [тэ]. Так в языке появляется немало исключений из правил русского произношения, что заставляет нас время от времени обращаться к орфоэпическому словарю.

Из других норм русского произношения можно отметить оглушение звонких согласных на конце слова и перед глухими согласными (столб [п], вкус[ф]) и озвончение глухих согласных перед звонкими (вокзал [г]), а также такие более частные случаи, как произнесение в некоторых словах звука [ш] на месте буквы «ч» (конечно, что, чтобы) и произнесение в глаголах сочетания букв «тся» («ться») как [ца] (моется, мыться).

Что касается ударения, то ошибки в нем объясняются другими особенностями русского ударения – разноместностью и подвижностью.

Ударение в русском языке разноместное, то есть в разных словах может падать  на разные слоги: первый, второй, третий и т.д. (Для сравнения: во французском языке ударение всегда на последнем слоге).

Ударение в русском языке подвижное, то есть в одном и том же слове, при изменении его формы, может перемещаться с одного слога на другой (шкаф - шк’афа - шк’афом -шкаф’ы – в шкаф’ах; плóскость – в плóскости – в плоскост’ях). Хотя есть слова и с неподвижным ударением (куб - к’уба - к’убу - к’убы - к’убов; ломóть - ломт’я – ломтём -ломт’и - ломт’ей). Каких-то закономерностей ударения, связанных со структурой слова, не наблюдается. Например, если сравнить слова «ходить» и «звонить», то оба состоят из двух слогов и имеют в инфинитиве ударение на втором слоге, но при спряжении у глагола «ходить» ударение перемещается на первый слог (хóдишь, хóдит …), а у глагола «звонить» не перемещается (звон’ишь, звон’ит…).

Итак, правил ударения нет. Ударение усваивается вместе со словом подобно тому, как усваивается значение слова.

Лексические нормы – это правила использования слов в речи в зависимости от значения, стилистической принадлежности, сочетаемости с другими словами. Таким образом, существует три фактора, влияющих на выбор слова.

Кроме значения (первый фактор) необходимо учитывать такой важный «показатель», как стилистическая принадлежность (второй фактор). Другими словами, надо иметь ясное представление о стилистической дифференциации языковых средств, об их различном предназначении.

☺ Дополнительный материал

Наряду со словом, лексической единицей языка  является фразеологизм – устойчивый оборот речи, имеющий в языке определенное, чаще всего  образное, значение. Например: водить за нос, делать погоду, без царя в голове, собака на сене и т.п.

Так, книжные слова уместны в жанрах письменной речи (статья, доклад, текст закона, а в бытовой  речи такие слова не употребляются. В разговоре мы скажем «одинаковый», а не «идентичный», «потому что», а не «ибо». С другой стороны, автор научного сочинения или документа войдет в противоречие со  стилистическими нормами языка, если начнет употреблять такие слова и обороты, как «докопался», «остолбенел», «закатил выговор», «вокруг да около», «как бы не так».

С точки зрения стилистической принадлежности различаются следующие пласты:

1) общеупотребительная  (или межстилевая, или нейтральная) лексика, например: лицо, работа, путь, чувствовать, выражение, главный, основываться, осуществить, жадный, поставить задачу, отдать должное, палка о двух концах, капля в море;

2) книжная (или  специальная) лексика, например: лик, творение, стезя, сентенция. Радикальный, зиждиться, воплотить, алчный, альфа и омега, бразды правления, увенчаться успехом;

3) разговорная лексика, например: физиономия, возиться, неувязка, зачетка, беготня, огорошить, быть в фаворе, тертый калач, пальца в рот не клади, в два счета;

4) просторечная лексика, например: врачиха, ржать, обалдеть, слюнтяй, белены объелся, бред сивой кобылы, дело табак, всеми печенками, баш на баш.

В словарях это отражается при помощи специальных помет: книжн., спец., разг., простореч.

Кроме стилистической принадлежности существует такое понятие, как эмоционально-экспрессивная окраска слова или фразеологизма, которую тоже необходимо учитывать при выборе слова. Термин складывается из двух слов: «эмоциональный», то есть основанный на чувстве, и экспрессивный, то есть выразительный. Как  и стилистическая принадлежность, эмоционально-экспрессивная окраска слова отражается в словарях при помощи специальных помет, например: высок. (высокое), торж.  (торжественное), поэт. (поэтическое), шутл. (шутливое), ирон. (ироническое), презрит. (презрительное), груб. (грубое) и некоторые другие. Так, в словаре Ожегова слово «слон» в переносном значении (по отношению к человеку) имеет пометы «шутл.», «бранное». Приведем другие примеры: трибун (высок.), лик (высок.), ланиты (поэт.), муза (поэт.) забвение (поэт.), даровать (поэт.), курить фимиам (книж., ирон.), девичья память (шутл.), пуститься во все тяжкие (неодобр.)

Эмоционально-экспрессивная окраска расширяет семантический объем слова, придает ему дополнительную изобразительность, способствует выявлению авторской оценки: выражение мыслей сопровождается выражением чувств [8, 88].

Третьим важным фактором, который надо иметь в виду при выборе слова, является лексическая сочетаемость, то есть способность слов соединяться друг другом. Одни слова свободно соединяются с разными словами, если они подходят по смыслу, а другие имеют ограниченную сочетаемость. Так, очень похожие по семантике прилагательные длинный, длительный, долгий, долговременный, продолжительный сочетаются с разными существительными: можно сказать, «длительный (продолжительный) период»; «долгий путь», «длинный путь» и «продолжительные сборы»; «долговременный кредит», и никак иначе [9,12].

При соединении слов в словосочетания мы прежде всего смотрим на их лексическое значение. Например, слово «большинство» сочетается со словами, обозначающими предметы, которые поддаются счету: «большинство аудиторий», «большинство студентов». Можно также сказать «большинство населения», так как  в собирательном значении заключено понятие о каком-то количестве однородных единичных предметов. А вот сочетание «большинство времени» невозможно, следует сказать «бóльшая часть времени» [8, 63].

Но бывает и так, что по смыслу слова как будто подходят, а все-таки не соединяются в словосочетания. Дело в том, что сочетаемость определяется не только знанием слова, но и принадлежностью  его к тому или иному стилю речи, эмоционально-экспрессивной окраской, грамматическими  особенностями и еще некоторыми факторами, которые тоже могут учитываться: какие-то дополнительные смыслы, этические нюансы, ассоциации, присутствующие в сознании носителей языка. Приведем один пример. Хотя согласно нормам грамматики собирательные числительные  сочетаются с существительными мужского рода, выражения «двое генералов», «трое профессоров» являются «нежелательными», так как имеют «сниженный оттенок» [4, 65].

Наконец, сочетание одного слова с другим может быть традиционным, то есть сложившимся в языке в силу каких-то причин. Такие сочетания являются несвободными, устойчивыми. Можно сказать «круглый год» (сутки), но  не говорят «круглый час» (неделя, месяц); бывает «глубокая осень», но не «глубокая весна»; есть «бархатный сезон», но не «бархатный период» т.п. [9, 13].

Во избежание ошибок,  вызываемых нарушением лексической сочетаемости, в официально-деловой речи, где требования к нормам особенно высоки, разработаны специальные сборники инструкций и правил составления документов – ГОСТы, в которых, в частности, рассматривается сочетаемость ряда ключевых слов, например:

приказ – издается,

должностной оклад – устанавливается,

выговор – объявляется,

порицание – выносится,

проект – создается, разрабатывается,

контроль – возлагается на кого-либо и осуществляется кем-либо и т.п.

Невнимание  при выборе слова хотя бы к одному из рассмотренных выше факторов  приводит к речевой ошибке. В большинстве случаев речевая культура и языковое «чутье» подсказывают правильное решение. Однако это бывает не всегда. Прослеживается ряд типичных ошибок, связанных с неправильным употреблением слов в речи. Прокомментируем их на примерах.

Ошибки, вызванные незнанием значения слова, когда одно слово подменяется другим, сходным по значению или  по звучанию.

Например: 1) Все его очень хвалили и пели ему фимиамы («фимиамы» вместо «дифирамбы»).

(Справка: фимиам [греч.] – благовонное вещество для курения (главным образом при религиозных обрядах), ладан;

курить фимиамы – льстить, восхвалять;

дифирамб [греч.] – преувеличенная восторженная похвала (первоначально – гимн в честь бога Диониса (Вакха); иронически говорят: петь дифирамбы.)

2) Катерина, женившись на Тихоне, стала несчастной девушкой («жениться» вместо «выйти замуж»).

3) Кто крайний в операционную? (имеется в виду помещение, в котором находятся операторы расчетного отдела «Энергосбыта»).

В некоторых случаях  такие ошибки возникают не столько из-за незнания значения слова, сколько из-за небрежного отношения говорящего к слову, к своей речи. Или же допускаются в спешке, по невнимательности.

Например, в телепередаче «Вести недели» ее ведущий  известный журналист Сергей Брилев произнес фразу: «Все остальное – мистерия». В  этом предложении слово «мистерия» употреблено в значении «неизвестность», в то время как оно имеет значение «тайные религиозные обряды».

При неправильном выборе слова может возникнуть алогизм – сопоставление несопоставимых понятий.

Например: «По-моему, чтение полезнее просмотра фильмов и телевидения» (правильно «телевизионных передач»).

Причина нелогичности высказывания иногда кроется в нечетком разграничении конкретных и отвлеченных понятий, родовых и видовых наименований.

Например: «Учитель рассказал о великом писателе и прочитал отрывки из его творчества» (правильно: «отрывки из его произведений»).

Самой распространенной ошибкой при выборе слова является неразличение паронимов.

☺ Дополнительный материал

Паронимы (от греч. para – рядом, возле и  onyma – имя) – однокоренные слова с разными приставками и суффиксами, близкие (но не тождественные) по звучанию, обозначающие различные понятия. Паронимы имеют ударение на одном и том же слоге (желанный – желательный, но не чужой – чуждый) и принадлежат к одной части речи (адресат – сущ. – адресант – сущ., освоить – глаг. – усвоить – глаг.). Паронимы – это, как правило, два слова, паронимическая пара.

Например: 1) Грин был некрасив, но полон скрытного обаяния («скрытного» вместо «скрытого»).

2)  Молодой дворянин вел праздничный образ жизни («праздничный» вместо «праздный»).

3) В этом городе долго не проживешь: жизнь очень будняя («будняя» вместо «будничная»).

4) Он невежа в политике («невежа» вместо «невежда»).

5) Маяковский стоял у источников новой поэзии («источников» вместо «истоков»).

Нарушение лексической сочетаемости нередко объясняется смешением (контаминацией) похожих словосочетаний, например, например: удовлетворять современным требованиям (правильно: «удовлетворять требования» и «отвечать требованиям»), завершить обязательства (правильно: «завершить план» и «выполнить обязательства», уделить значение (правильно: придать значение" и "уделить внимание"). улучшить уровень (правильно: "улучшить качество и повысить уровень").

Чаще всего смешиваются близкие по смыслу фразеологические обороты, например: играть значение (правильно: "играть роль" и "иметь значение"). по гроб доски (правильно: "по гроб жизни" и "до гробовой доски"), одержать реванш (правильно "взять реванш" и "одержать победу").

Примеры.

1) В душе князя Андрея пробуждается новый идеал (следует: «появляется идеал»).

2) Бородинская битва вскрыла то лучшее, что было в князе Андрее (следует: «показала то лучшее»).

3) Его скоропостижный отъезд удивил всех (следует: «неожиданный отъезд», а слово «скоропостижный» употребляется только в сочетании со словом «смерть»).

Типичными являются ошибки, связанные с многословием, или с избыточностью выражения мыслей.

Пример. "Это очень уникальный истребитель" (Вячеслав Духин, телепрограмма "Вести"). "Уникальный" [лат. unicus] означает "единственный в своем роде, исключительный». Поэтому наречие степени «очень» здесь лишнее.

Но чаще всего употребление лишних слов связано с такими явлениями языка, как тавтология  и пленазм.

Тавтология [от греч. tauto – то же самое и logos – слово] – повторение однокоренных слов. Например: объединились воедино, запечатлеть  свои впечатления, изобразить образ, проливной ливень, нарисовать рисунок и т.п.

Плеоназм [от греч. pleonasmos _- излишество] – избыточное словосочетание, в котором одно слово дублирует другое по значению. Часто говорящий не различает этого  потому,  что одно из слов иностранного происхождения. То есть звучат эти два слова по-разному.

Например: свободная вакансия (вакансия [от франц. vakance – свободное место, пост]  - свободное место, должность); памятный сувенир (сувенир [от франц. souvenir - воспоминание]  - памятный подарок; ностальгия по родине (ностальгия [от греч. nostos – возвращение и algos – страдание, боль] – тоска по родине).

В разговорной речи наблюдается использование множества избыточных выражений: главная суть; в анфас (анфас [от франц. en face – букв. «в лицо»] - наречие «лицом к смотрящему»; портрет анфас); патриот своей Родины; народный фольклор; первый дебют; биография жизни; местные аборигены; первое боевое крещение, в январе месяце. Подобные выражения противоречат лексическим нормам языка.

В то же время необходимо отметить, что некоторые избыточные выражения закрепились в языке и существуют в нем, так сказать, на законных основаниях, то есть считаются нормативными, например: информационное сообщение, народная демократия, букинистическая книга, экспонаты выставки, реальная действительность, практика работы, частная собственность, а также такие выражения разговорного характера, как всякая всячина, истинная правда, слыхом не слыхивал, криком кричал, вокруг да около. Последние используются в разговорной речи для эмоционально-экспрессивного усиления высказывания.

Говоря о многословии, следует вспомнить и о так называемых словах-паразитах: значит, ну, короче, в общем, как бы и т.п. Совсем отказываться от них не стоит. В устной речи они используются для передышки, чтобы выиграть время для дальнейшего формулирования мысли. Более того, таким словам надо специально обучать иностранцев, изучающих русский язык, иначе они будут вставлять в промежутках свои слова такого рода (например, английское well или китайское [ныга]).

Все дело в мере. Когда таких слов много (например, в каждом предложении - «короче» или распространенное сейчас «как бы»). Они раздражают слушающих, «режут слух», хотя сам говорящий может этих слов и не замечать в своей речи. Порой употребление подобных ненужных слов приводит к абсурдности высказывания, например: «Люди приехали как бы из Славска» (из телепередачи).

Наблюдаются ошибки, вызванные неполнотой выражения, то есть речевой недостаточностью. Данное речевое явление заключается в пропуске необходимого слова и поэтому называется еще зиянием.

Например: 1) Развитие хозяйства края ставит в повестку вопрос об использовании леса (надо: в повестку дня).

2) Как видно, директор давно махнул на те досадные неполадки, о которых говорилось на собрании (надо: махнул рукой).

3) Каждый нарушитель должен твердо усвоить, что ему не сойдет даже малейшее отступление от закона (надо: не сойдет с рук).

4) Можно наблюдать на страницах печати и телевидения негативные высказывания в адрес администрации Буша (надо: на экранах телевизоров).

Резюме

Итак, нормы распространяются на все уровни языка. На фонетическом уровне это нормы произношения и ударения. На словообразовательном уровне (в данной лекции он не рассматривался) это правила использования суффиксов и приставок при образовании слов. Они предписывают, например, образовать от смелый – смелость ( а не смелота), а от добрый – доброта (а не добрость) и т.п. Лексические нормы обязывают нас при выборе слова учитывать не только его значение, но и стилистическую принадлежность, эмоционально-экспрессивную окраску. А также помнить о «капризах» лексической сочетаемости. Грамматические нормы определяются системой изменения слов, например, склонением существительных, спряжением глаголов (морфологические нормы) и правилами построения предложений и словосочетаний (синтаксические нормы); они будут рассмотрены далее.

Чтобы не нарушать нормы, нужно их знать. Но мы убедились, что в языке существуют и некие явления, которые создают более или менее объективные предпосылки для сомнений. Это, например, отсутствие в русском языке правил ударения (оно усваивается вместе со значением слова); колебания в норме в отдельных случаях; появление в языке новых, незнакомых слов; исключения из правил. Поэтому в затруднительных случаях необходимо обращаться к словарю. Умение и привычка пользоваться различными словарями и справочниками – обязательное условие совершенствования речевой культуры.

Вопросы для контроля и самоконтроля

1. Что такое языковая норма?

2. Какие факторы определяют нормы языка?

3. Назовите источники изменения норм языка. Какова степень их влияния на литературный язык?

4. Какое место в русском языке занимает заимствованная лексика? Назовите критерии, по которым можно определить, когда заимствование из другого языка является оправданным, а когда – нет.

5. Каковы особенности русского произношения и ударения?

6. Как складываются лексические нормы литературного языка? Назовите три фактора, влияющих на выбор слова.

7. Что такое стилистическая дифференциация языковых средств? Какие пласты лексики различают с точки зрения стилистической принадлежности слова или фразеологизма?

8. Что понимается под эмоционально-экспрессивной окраской слова? Как она влияет на выбор слова?

9. Что такое паронимы?

10. Как учитывается в речи лексическая сочетаемость?

11. Какие лексические ошибки приводят к избыточности выражения?

12. Как возникает речевая недостаточность?

ЛИТЕРАТУРА

1. Васюкова И.А. Словарь иностранных слов.- М.: «АСТ-ПРЕСС», 1999.

2. Горбачевич К.С. Изменение норм русского литературного языка.. - Л., 1971.

3. Иванова Т.Ф. Новый орфоэпический словарь русского языка. Произношение. Ударение. Грамматические формы. - М.: Русский язык. - Медиа, 2006.

4. Культура устной и письменной речи делового человека: Справочник. Практикум. - М.: Флинта: Наука, 2001.

5. Лингвистический энциклопедический словарь/ гл. ред. В.Н. Ярцева. - М.: Сов. Энциклопедия, 1990.

6. Нечаев Г.А. Краткий лингвистический словарь. - Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1976.

7. Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М., 1985.

8. Розенталь Д.Э.  Практическая стилистика русского языка. - М.: ООО «Издательство АСТ-ЛТД», 1998.

9. Розенталь Д.Э., Голуб И.Б. Секреты стилистики. - М.: Рольф, 1996.

10. Словарь иностранных слов /отв. ред. В.В. Бурцева, Н.М. Семенова. - М.: Русский язык. - Медиа, 2007.

11. Федосюк М.Ю., Ладыженская Т.А., Михайлова О.А.,  Николина Н.А. Русский язык для студентов – нефилологов: Учебное пособие. - М.: Флинта: Наука, 1999.

12. Шанский Н.М., Зимин В.И., Филиппов А.В. Опыт этимологического словаря русской фразеологии. - М.: Русский язык, 1987.

Морфологические нормы

Особенности изменений в морфологическом строе языка. Изменения в падежной системе языка. Рост класса несклоняемых имен. Рост класса существительных общего рода. Изменения в системе окончаний некоторых классов слов. Некоторые изменения в формах прилагательных. Трудности в употреблении существительных. Изменения в глагольных формах.

Морфология – это самый устойчивый, глубинный ярус языковой системы. Она строго организована, обладает понятиями и категориями, развивающимися по внутренним законам. В морфологии заложена национальная специфика языка. Это каркас, основа, на которой располагаются другие звенья языковой системы. Само движение, изменение в морфологии осуществляется крайне медленно, она очень устойчива при воздействии извне. Морфология скорее подчинит себе, «переварит в собственном соку», привнесенное из других языков, чем изменит самой себе. И все же устойчивость не есть неподвижность. Неподвижность – удел мертвых языков. Изменения в морфологическом строе языка все же обнаруживаются, особенно если говорить о наблюдениях за довольно продолжительный период.

Эти  изменения обнаруживаются:

в сокращении числа падежей;

в росте класса несклоняемых имен (существительных, прилагательных, числительных);

в росте класса существительных общего рода, точнее, в применении форм м.р. к обозначениям женского пола;

в изменении  падежных форм (в системе окончаний некоторых классов слов), в ряде других морфологических показателей.

Если говорить о сокращении числа падежей, то надо отметить, что это процесс не десятилетия и даже не одного века. Он начался еще в недрах древнерусского  языка, но его следствия даже сегодня ощущаются как нечто не вполне завершенное. Это сказывается, например, в наличии разных окончаний у одного падежа.

Современный родительный падеж объединил бывшие атрибутивный (определительный) и партитивный (количественный) падежи:

Ср.  прохлада (чего?) леса – (сколько?) кубометр лесу.

В современном языке во втором случае уже возможна замена на более распространенное теперь окончание – кубометр леса; в первом случае замена невозможна.

Современный предложный падеж также представляет собой объединение двух падежей: местного (гулять в саду) и изъяснительного (говорить о саде).

Полностью исчез звательный падеж, хотя следы его просматриваются в некоторых междометных формах (Боже мой, Господи).

Утрата форм не есть в данном случае утрата значений, просто эти значения начинают передаваться иными способами, вне формы. Например, звательная функция и звательная интонация сохранились, только используется в этом случае форма именительного падежа.

Объединение двух падежей в родительный создало почву для конкуренции двух форм – формы с окончанием -а и формы с окончанием -у. Вторая форма в современном языке явно идет на убыль. Окончание -у сохраняется как остаток количественного падежа при обозначении собственно количества (много народу). Хотя и здесь  уже возможна замена (много народа собралось).  Сохраняется -у и в наречных сочетаниях (с испугу, умереть с голоду), в устойчивых выражениях типа с глазу на глаз, без году неделя, с пылу с жару, ни слуху ни духу и т.д.

Избирательное окончание -у еще может употребляться только при обозначении количества у некоторых вещественных существительных, например: стакан чаю (но  чаще уже – стакан чая), но только – вкус чая, производство чая (нет указания на количество).

Сохранилось окончание  -у в сочетаниях существительных с предлогами из, от, с, когда они указывают на удаление от чего-либо или на причину: упустил из виду, из лесу вышел, выбежал из дому, крикнул с испугу; а также с предлогом без при указании на отсутствие чего-либо: работал без отдыху, взял без спросу. Однако подобные формы в современном русском языке неустойчивы и нередко вытесняются формами с окончанием -а. Поэтому одинаково допустимо:

выбежал из дому – выбежал из дома;

взял без спросу – взял без спроса и т.д.

Можно обобщить: формы с окончанием -у в род.п. вытесняются из всех конструкций, но с разной степенью интенсивности, и проблема эта приобретает значение скорее стилистическое; форма с -у, как форма убывающая, приобретает стилистический оттенок разговорности, поэтому в деловой письменной речи процесс вытеснения форм на -у практически завершился.

Так же стилистически расслоился и современный предложный падеж, например: в отпуске и в отпуску, в цехе и в цеху, в клее и в клею, в аэропорте и в аэропорту, на дубе и на дубу и т.д.

Формы на -е характеризуются как нейтральные, формы на -у – как разговорные, разговорно-профессиональные, иногда с оттенком просторечия.

Иногда размежевание форм происходит по смыслу, например: в государственном строе – стоять в строю, готовить  обед на газе – ехать на полном газу, победить в первом круге соревнований – провести отпуск в кругу родных.  

В данном случае обстоятельственная функция (указание на место, время, образ действия – в саду, на углу, на бегу, на весу, в году) чаще передается формой на -у, а вот объектная функция явно предпочитает форму на –е: «В отпуске ему отказали». «В беге он превосходит всех».

Итак, мы можем сказать, что процесс сокращения количества падежей привел к увеличению количества разных окончаний в род. и предл. падежах, но в современном русском языке мы наблюдаем, как происходит вытеснение форм на -у; если же сохраняются параллельные формы, то они дифференцируются стилистически.

Следующим явлением в морфологии, в котором наблюдаются серьезные изменения, можно назвать рост во второй половине XX века несклоняемых  имен.

Речь идет прежде всего о географических названиях на -ин(о), -ов(о): Пушкино, Салтыково, Бутово, Шереметьево и т.п.  Названия подобного типа давно уже идут в направлении несклоняемости. Тем более, что подобные формы поддерживаются стремлением не склонять схожие иностранные наименования: Палермо, Сорренто, Осло, Токио, как и Баку, Ровно, Гродно. Особенно закрепляются несклоняемые формы в сочетаниях с родовыми наименованиями: в поселке Ивакино, на станции Фрязино.

Несклоняемыми оказываются первые части сложных наименований, например: капитан-лейтенант (-у), генерал-полковник (-у), инженер-экономист (-у), но возможны и склоняемые формы типа инженеру-строителю.

Может не склоняться первая часть в бытовой лексике – диван-кровать (диван-кроватей), магазин-салон (магазин-салону), вагон-ресторан (вагон-ресторану), но сохраняют склонение обе части составного слова в словах женского рода в первой позиции: фабрика-прачечная, закусочная-автомат, ракета-носитель, кабина-капсула.

Тем не менее стремление к слитности в двойных наименованиях очевидно, и в отдельных единицах несклоняемые формы утвердились окончательно: плащ-палатка, матч-турнир, яхт-клуб.

Сильно проявляется тенденция к несклоняемости в области иноязычных географических наименований, употребляемых в сочетании со словами типа республика, королевство, штат, княжество и т.п.: в Королевстве Бельгия, в Республике Кения, в штате Вирджиния, хотя в разговорной речи, и сейчас возможны формы, склоняемые при слове «республика»: торговать с Республикой Индией,  посетить Республику Намибию.

Еще одной проблемой современной морфологии является рост класса существительных общего рода, точнее применение форм мужского рода к обозначениям женского пола. Известно, что в наименованиях лиц форма грамматического  рода сопоставима с полом обозначаемого лица (учитель – учительница, артист – артистка, студент – студентка). Но самостоятельные  названия лиц женского пола (параллельные соответствия названиям лиц мужского пола) закрепились лишь в тех случаях, когда специальность (профессия, род занятий) в равной мере связана и с женским, и мужским трудом. Однако в современном русском языке значительно вырос и продолжает  расти класс слов, наименований лиц в форме мужского рода, к которым нет соответствующих форм женского рода: автор, агроном, археолог, бригадир, врач, директор, начальник, повар, сторож, староста, судья, тренер. Все эти слова сохраняют форму м. рода и в тех случаях, когда относятся к женщине. Делаются в речевой практике попытки создать коррелирующие (парные) наименования. Но следует иметь в виду, что такие формы не нейтральны, они имеют разговорную стилистическую окраску и поэтому суженную сферу употребления. Особенно это касается наименований на -ша и -иха (бригадирша, врачиха, библиотекарша, кассирша, секретарша, сторожиха, докторша), которым присущ сниженный, иногда подчеркнуто пренебрежительный оттенок. Часто такие формы неоднозначны: генеральша, профессорша, докторша, они могут обозначать, во-первых, лицо; во-вторых, жену человека данной профессии. Следовательно, для официального наименования рода занятий, профессий женщины предпочтительнее употребить существительное м. рода: аспирант, лаборант, доктор наук.

Но при этом указания на ж. род (реальный пол именуемого) даются в контексте – форме сказуемого, в согласуемых формах определений: хорошая врач, директор уехала, наша экскурсовод и т.д. Но такое согласование по смыслу возможно только в форме именительного падежа, в косвенных падежах в этих случаях возможно только согласование в форме м. рода: к нашему экскурсоводу Ивановой; в гостях у известного композитора Пахмутовой.

Если продолжить разговор о категории рода в русском языке, то следует отметить, что в этой сфере также происходят колебания и возникают определенные трудности в определении формы грамматического рода.

Довольно долго идет активный процесс перехода имен существительных из одного родового класса в другой. Чаще всего происходит переход существительных  ж.р., оканчивающихся на -а, -jа в существительные м.р. с нулевым окончанием или с окончанием -ий: рельса - рельс, санатория - санаторий, метода - метод, протока - проток, браслета – браслет, гарнитура – гарнитур, заусеница – заусенец, клавиша – клавиш, ставня – ставень, плацкарта – плацкарт и др.

До сих пор не все однозначно в этом процессе. Определенно только то, что существуют такие варианты и они конкурируют между собой.

Есть здесь и окончательные победы (метод, рельс, браслет); в других случаях формы разошлись семантически (гарнитура – литеры у печатников и гарнитур – мебельный).

Практически равноценными признаются варианты: спазма – спазм, ставня – ставень, вольера – вольер, заусеница – заусенец, и таких слов около ста.

Колебания в формах грамматического рода испытывают некоторые существительные на мягкий согласный, например: лебедь, рояль, псалтырь, мозоль.

Например, у Пушкина: «Лебедь белая молчит». У  Ахматовой: « И слава лебедью плыла сквозь золотистый дым».

В современном языке слова лебедь, рояль, как кстати и тюль, толь, шампунь, имеют форму м.р., тогда как слово Псалтырь (Псалтирь) (книга псалмов) до сих пор употребляется и как существительное ж.р., и как существительное м.р.

Часто колебания в роде испытывают несклоняемые существительные, обычно иноязычного происхождения, типа болеро, бери-бери, па-де-де, виски, джерси, жабо, каберне, манго и т.д.

Большинство из них принимают форму среднего рода. Этому способствует формальная аналогия.

Несклоняемые существительные, обозначающие лиц, относятся к мужскому роду: атташе, импресарио, портье, конферансье, крупье, маэстро, рефери, денди и т.д.

К мужскому роду принято относить несклоняемые существительные иноязычного происхождения, обозначающие животных, птиц: ара, жако, какаду, кенгуру, киви (птица), колибри, марабу, пони, фламинго, шимпанзе, эму.

Если контекст указывает на самку животного, то согласование осуществляется по жен. роду: Шимпанзе кормила детеныша.

Несклоняемые имена собственные, обозначающие географические наименования, относятся к тому же грамматическому роду, что и нарицательные существительные, выступающие в роли родового понятия:

город Сочи – м.р.

страна Сомали – ж.р.

озеро Онтарио – ср.р.

река Миссисипи – ж.р.

штат Миссисипи – м.р.

гора  Килиманджаро – ж.р.

остров Фиджи – м.р.

Аббревиатуры (сложносокращенные слова), образованные соединением начальных букв слов, из которых состоит полное наименование, обычно относятся к тому грамматическому роду, что  и главное (опорное) слово:

КГТУ (университет – м.р.);

АО (администрация области – ж.р.);

АО (акционерное общество – ср.р.);

ООН (организация – ж.р.);

СП (совместное предприятие – ср.р.).

Однако в современном русском языке наметилась тенденция относить такого рода аббревиатуры к мужскому роду и склонять их:

открылся новый вуз;

работник МИДа;

строительство БАМа.

Некоторые слова могут употребляться в форме двух родов:

новое авто (окончание -о является формальным показателем ср. рода, но автó – это сокращение от слова «автомобиль»);

непонятное арго (о – показатель ср. рода, в то же время это слово соотносится со словом «жаргон» - м.р.);

целебный (-ая) боржоми (напиток – м.р., а как минеральная вода – ж.р.);

ароматный (-ое) бренди, крепкий (-ое) виски (напиток – м.р., несклоняемое существительное, обозначающее неодушевленный предмет – ср.р.).

Склоняемые нарицательные существительные общего рода рекомендуется в нормативном употреблении согласовывать по смыслу:

бродяга                                 невежа (-жда)                           пьяница

коллега                                  неряха                                       растяпа

левша                                     одиночка                                   сирота

малютка                                 умница                                      убийца

молодец                                  плакса

Например: Мальчик – круглый сирота; Девочка – круглая сирота; Он ужасный неряха; Она ужасная неряха.

Существительное  «жертва» согласуется по женскому роду и в тех случаях, когда называется лицо мужского пола: Жертва террористов скончалась.

Морфологическая невыраженность рода и передача этой функции на синтаксический уровень создает колебания. И надо сказать, что реальных колебаний вообще значительно больше, нежели это отражено в словарях и пособиях.

Тенденция к несклоняемости имен, сокращение падежей, приведшие к вариантности падежных окончаний, серьезно сказались на общей падежной системе существительных. Произошли заметные изменения в системе окончаний некоторых классов слов.

Особенно устойчивыми колебания оказались в форме именительного и родительного падежей существительных мужского рода на твердый согласный. В меньшем объеме колебания  затронули формы существительных женского рода на мягкий согласный и ср. рода на -ье.

Особое внимание надо обратить на вариантное употребление окончаний -а/-я, -ы/-и в  формах множественного числа существительных мужского рода.

Эти существительные могут быть представлены четырьмя группами:

1) существительные, имеющие только окончание -а, -я (глаза, дома, катера, доктора, профессора) или только окончание -ы, -и (авторы, актеры, офицеры, заводы, кони);

2) существительные, имеющие вариантные окончания -а (-я) и -ы (-и): якори – якоря, слесари-слесаря, годы – года, прожекторы – прожектора.

Односложные слова имеют в форме им. п. множ. числа окончания -а/-я: бока, снега, шелка, бега, леса.

Это же окончание имеют многосложные слова с ударением в ед. числе им. п. на первом слоге (округа, перепела, окорока, черепа). Если многосложное слово имеет в ед. числе им. п. ударение на среднем слоге основы, то формы им.падежа  мн. числа оканчиваются на -ы/-и: аптекари, бухгалтеры, инструкторы, ораторы, редакторы.

В словах латинского происхождения с суффиксами -тор-, -сор- необходимо обращать внимание на то, одушевленными или неодушевленными является существительное. Неодушевленные существительные имеют нормативное окончание -ы/-и: детекторы, индукторы, конденсаторы, рефлекторы и т.д.

Одушевленные существительные латинского происхождения с этими суффиксами имеют в одних случаях окончания -а (слова, получившие широкое распространение и утратившие книжный характер): директора, профессора, доктора; в других –  -ы: инспекторы, инструкторы, конструкторы, корректоры, редакторы, ректоры и т.п.

Формы с окончанием -а в этих словах свойственны профессиональной речи: редактора, слесаря, пекаря.

3) Существительные, у которых формы с окончаниями -а/-я и -ы/-и различаются стилистически: шоферы - шофера, договоры – договора. Форма с -а считается разговорной, с окончанием -ы/-и  – литературно-книжной.

4) Существительные, у которых формы с окончаниями -а/-я и -ы/-и различаются по значению: óбразы  (типы, характеры в художественной литературе) и образá (иконы); тóны (звуковые) и тонá (переливы цвета);  зубы (орган  во рту) и зубья (острый выступ); колени (суставы ноги) и колена (отдельные приемы в танце), пропуски (отсутствия) и пропуска (документы на право входа) и т.п.

Второй падеж, который дает большой процент колебания форм, - это родительный падеж множественного числа. Здесь  намечается явная конкуренция окончаний -ов/- (нулевое окончание). В одних группах имен существительных побеждает нулевое окончание, в других – исконное –ов/-ев.

Форму с нулевым окончанием имеют следующие группы существительных:

1) в названиях лиц по национальности (главным образом с основой на н и р): много армян, болгар, башкир, румын, цыган, туркмен, карел (но: много французов, немцев, эстонцев, испанцев, аварцев, азиатов, алеутов).

Некоторые слова этой группы имеют вариантные стилистически равнозначные окончания: буряты – бурят и бурятов, карелы – карел и карелов, туркмены – туркмен и туркменов, башкиры – башкир и башкиров и др.

Прослеживается некоторая закономерность: названия, оканчивающиеся на –цы, имеют только формы  - ев ( аварцы – аварцев, итальянцы – итальянцев); формы на –ане/ -яне имеют нулевое окончание (англичане – англичан, израильтяне – израильтян). В других случаях закономерность не просматривается.

2) в названиях по принадлежности к некоторым родам  войск, воинским соединениям: встретил партизан, солдат, гусар (НО: видел летчиков, разведчиков, танкистов, минеров, саперов);  при этом многие из этих существительных имеют вариантные  стилистически равнозначные формы: гусары – гусар и гусаров, гренадеры – гренадер и гренадеров, драгуны – драгун и драгунов, кирасиры – кирасир и кирасиров, уланы – улан и уланов и др.

3) в названиях парных предметов нулевая флексия прослеживается более последовательно: кальсоны – кальсон, сапоги – сапог,  чулки – чулок, ботинки – ботинок,  манжеты – манжет, кеды – кед, гольфы – гольф, погоны – погон, коготки – колготок.

Разночтения встречаются в отношении слов гольфы и эполеты. В некоторых пособиях принимается только форма гольф и эполет, в других  - гольфов и эполетов [1, с.176; 2, с.173]. А вот форма носков (вместо ожидаемой носок) всеми признается как литературная норма.

4) У названий единиц измерения нулевые флексии утверждаются более последовательно, хотя многие языковеды считают, что они допустимы только в разговорной речи: граммов и грамм, килограммов – килограмм, микронов – микрон, несколько ампер,  ватт, герц,  рентген, ом, вольт ( НО: метров, литров, джоулей, кулонов, ньютонов).

5) преобладает нулевая флексия и у существительных жен. рода на –ня, -ля (басня, вафля), окончание –ей идет на убыль: басен, вафель, простынь, башен, кухонь, пустынь, спален, часовен. Но некоторые  слова данной группы не принимают нулевой флексии: западней, квашней, клешней, ноздрей и др.

6) у существительных среднего рода (ущелье, гнездовье, желанье) форма на –ий почти окончательно вытеснила формы на –ев: ожерелий, объятий, нагорий, ущелий, побережий.

7) у существительных сред. рода на –це значительно сузилась вариативность форм род. падежа множ. числа; нулевая флексия, можно считать, победила: сердец, полотенец, одеялец, солнц.

Вариативность сохранилась только в словах: волоконце – волоконец – волоконцев, донце – донец – донцев, копытце – копытец – копытцев, поленце – поленец – поленцев, щупальце – щупалец – щупальцев.

8) у существительных, имеющих форму только множ. числа, норма крайне неустойчива: выселки – выселок – выселков, грабли – грабель – граблей; пожитки – пожиток – пожитков. Словари расходятся в своих рекомендациях относительно данных форм.

Формы с окончанием – ов/-ев в род. падеже множ. числа имеют существительные, называющие некоторые плоды, фрукты, овощи: много апельсинов, мандаринов, помидоров, томатов, баклажанов, артишоков, бананов, арбузов. Хотя и здесь нулевое окончание, зарождаясь в разговорной речи, завоевывает себе права в литературном языке, и многие пособия и словари уже допускают как равноправные варианты апельсинов и апельсин, мандаринов и мандарин, помидоров и помидор и пр.

Как видно из примеров и данных словарей, вариантность падежных окончаний – явление живое, активное, в разных группах слов она проходит по-разному, с разными темпами и с разным объемом охвата лексического материала.

Изменениям подвержены и некоторые формы прилагательных.

Среди прилагательных на –енный в краткой форме заметно стремление к усечению формы, как более экономной и потому более удобной. Однако круг таких усеченных прилагательных невелик, процесс замены идет крайне осторожно.

Такие формы сохраняют книжный облик образующих полных форм. Некоторые примеры: естественен – естествен, свойственен – свойствен, искусственен- искусствен, таинственен- таинствен, тожественен – торжествен.

В настоящее время эти варианты равноправны, они закрепились во всех стилях. В некоторых словах более употребительной является усеченная форма (на –ен): бездействен, безнравствен, бессмыслен, бесчувствен, величествен, воинствен, легкомыслен, существен, льстивен и пр.

Но усеченные формы недопустимы у прилагательных с ударением на суффиксальной части: почтенен, несомненен, современен, незабвенен, священен и др.

Одним из слабых участков морфологической системы норм в современном литературном языке стали имена числительные. Вызывает определенные трудности использование в речи составных числительных в формах косвенных падежей.

Надо помнить, что составными (т.е. состоящими из 2-х и более простых) могут быть только порядковые и две группы количественных числительных: целые и дробные.

При склонении составных порядковых числительных изменяется только последнее слово, являющееся простым порядковым числительным, а остальные слова, являющиеся простыми количественными числительными, остаются неизменными и всегда стоят в форме Им. п.  В общем виде образец склонения составных порядковых числительных можно представить следующим образом:

22944-ый

Им. п.       двадцать две тысячи девятьсот сорок четвертый

Род.п.       двадцать две тысячи девятьсот сорок  четвертого

Дат.п.       двадцать две тысячи девятьсот сорок   четвертому

Вин.п.       двадцать две тысячи девятьсот сорок  как в Им.п. или Род.п.

Тв.п.          двадцать две тысячи девятьсот сорок четвертым

Предл.п.   о  двадцать две тысячи девятьсот сорок  четвертом

При склонении составных количественных числительных изменяется каждое слово. Иначе говоря, для того чтобы правильно образовать падежные формы такого числительного, необходимо все входящие  в его состав слова просклонять по отдельности:

Им.п.        двадцать две тысячи девятьсот сорок четыре

Род.п.       двадцати двух тысяч девятисот сорока четырех

Дат.п.       двадцати двум тысячам девятистам сорока четырем

Вин.п.      как Им. п.

Тв.п.         двадцатью двумя тысячами девятьюстами сорока четырьмя

Предл.п.   о двадцати двух тысячах девятистах сорока четырех.

Все дробные числительные (кроме слов полтора и полтораста) являются составными. Их первая часть, называющаяся числитель, – это  количественное числительное, а вторая – знаменатель – порядковое (три четвертых, триста двадцать семь пятьсот сорок девятых).

Соответственно, при склонении первая часть (числитель) изменяется как количественное числительное, а вторая (знаменатель) – как порядковое (тремстам двадцати семи пятьсот сорок девятым и т.д.)

Необходимо помнить, что сложные числительные 50, 60, 70, 80 в косвенных падежах имеют те  же окончания, что и простые с соответствующими корнями:

5 – пяти           10 – десяти            50 – пятидесяти

6 – шестью       10 – десятью         60 – шестьюдесятью и т.п.

Числительные 8 и 80 в форме Тв.п. имеет варианты: восьмью и восемью;  восьмьюдесятью и восемьюдесятью. Первый вариант употребляется преимущественно в непринужденной разговорной  речи, а второй – в речи письменной.

Числительные 40, 90, 100 и дробные числительные полтора и полтораста имеют только 2 падежные формы:

Им. и Вин.п.

Род., Дат., Тв., Предл. п.: сорока, девяноста, ста, полутора и полутораста.

Числительное полтора имеет в Им. и Вин. п. две родовые формы: полтора – м. и ср.р. и полторы – ж.р. (полтора стакана, но полторы ложки).

Много ошибок возникает при употреблении собирательных числительных, так как на их сочетаемость накладывается больше всего ограничений. Собирательные числительные (двое, трое, четверо, пятеро, шестеро, семеро, восьмеро, девятеро и десятеро) могут употребляться только:

1) с сущ-ными  М. и общего рода, обозначающими лиц (трое друзей, двое мальчиков, двое нерях и т.п.);

2) с сущ-ными, обозначающими детей человека или детенышей животных (семеро козлят, трое детей, двое котят и т.п.);

3) с сущ-ми люди, лица, а также такими, которые образованы путем перехода из прилагательных или причастий и называют группу лиц (трое подозрительных лиц, четверо незнакомых, семеро отдыхающих и т.п.);

4)  с сущ-ми, обозначающими парные предметы и употребляющимися только в форме мн.ч. (двое брюк, трое саней, пятеро суток и т.п.);

5) с личными местоимениями мы, вы и они (нас было трое, двое из них, трое из вас).

Но надо отметить, что предпочтительнее употреблять количественное числительное с некоторыми существительными муж.р., называющими лиц по профессии, роду занятий, должности и т.п.: три профессора, два инженера, пять генералов и т.д., а также с неодушевленными существительными в косвенных падежах: около пяти суток, на шести санях и т.п.

Однако в сочетаниях со словом часы выбор собирательного или количественного числительного носит смыслоразличительный характер: не хватает шестерых часов – не хватает шести часов.

6) некоторые трудности вызывает употребление числительных в сочетании со словом сутки.

Слово сутки употребляется  только во мн.ч. и по правилам должно сочетаться с собирательными числительными. Однако собирательных числительных только девять, а в жизни нам часто приходится иметь дело с бóльшим количеством. Соответственно, для этого мы пользуемся целыми количественными числительными (15 суток, 40 суток и т.д.).

С другой стороны, целые количественные числительные 2, 3 и 4 не употребляются со словом сутки в Им. и Вин. п., возникает серьезное затруднение, когда количество равно 23, 52, 164 и т.д., т.е. выражается составным числительным, последнее слово в котором два, три и четыре. Соответственно, если нам необходимо указать на такое количество, мы должны использовать  синонимичную конструкцию (сорок три дня, тридцать четвертые сутки) или переделать предложение так, чтобы интересующее нас сочетание стояло в форме любого падежа, кроме Им. и Вин.п.: поход продолжался в течение двадцати двух суток.

Морфологические изменения коснулись и ряда глагольных форм. Русский глагол – это самая сложная часть речи. Этот класс слов имеет самое большое количество форм, а образование  этих форм имеет большое количество отклонений.

Особенно показательны колебания в приставочных глаголах прошедшего времени с суффиксом –ну(л).  Здесь явно наметился процесс вытеснения форм суффиксальных краткими:

достигнул – достиг(ли), озябнул – озяб(ли), повиснул – повис(ли), вымокнул – вымок(ли), воздвигнул – воздвиг(ли), воскреснул – воскрес(ли) и т.д.

Этот процесс затронул и бесприставочные глаголы (сохнул – сох(ли), гаснул – гас(ли). В приставочных глаголах этот процесс практически закончился. Словари отмечают в основном формы с –ну- как устаревшие. Но не все глаголы имеют подобные вариантные формы, некоторые не способны утрачивать суффикс -ну-: вскрикнуть, взгрустнуть, взвизгнуть.

Этот же процесс (выпадения суффикса -ну-) проявляется и в образовании форм причастий от соответствующих форм причастий от соответствующих глаголов. Считается устаревшей форма оглохнувший, современная норма – оглохший, то же  промерзнувший – промерзший, размякнувший – размякший.

Довольно ярким явлением в области глагольных форм стала замена корневого –о- на –а- в глаголах НСВ с суффиксом –ыва-(-ива-) типа оспоривать – оспаривать. Здесь можно выделить 3 случая:

1) замена –о- на –а- стала окончательной у приставочных глаголов НСВ: притормаживать, заготавливать, осваивать, отстраивать, оспаривать, упокаивать, удваивать, затрагивать, зарабатывать, одалживать, присваивать и др.

2) формы до  сих пор колеблются в употреблении: подыто(-а-)живать, обусло(-а-)вливать, заболо(-а-)чивать, уполномо(-а-)чивать, удосто(-а-)ивать, обезбо(-а-)ливать, присво(-а-)ивать и др.

3) старая форма сохраняется как единственная: отсрóчивать, опошливать, упрочивать, наморщивать, просрочивать и др.

В системе глагольного словоизменения существует множество вариантов: например, в глагольных парах видеть – видать, слышать – слыхать, поднимать – подымать вторые имеют разговорную окраску.

Из вариантов мучить(ся) – мучать(ся) второй – просторечный. Литературная форма мучиться – мучусь, мучишься, мучится, мучатся и т.д. Просторечная – мучаюсь, мучаешься ,мучается и т.д.

Аналогично нормой считается следующие формы глагола мерить – мерю, меришь, мерит, мерят и т.д.

У ряда глаголов изъявительного наклонения наст. и буд. времени возникло множество вариантов личных форм.

Такие глаголы, как брызгать, двигаться, капать, мурлыкать, полоскать, махать, плескать (около 40 словоформ) имеют две формы: брызжет и брызгает, движет и двигает, каплет  и капает, мурлычет и мурлыкает, полощет и полоскает, машет и махает, плещет и плескает и т.д.

Среди этих глаголов можно выделить две группы:

1) глаголы, которые закрепились в русском языке с различными оттенками значений, не получив особых стилистических различий: например, форма глагола брызжет употребляется в прямом значении «быстро рассеивает мелкие частицы жидкости»: брызжут слезы, дождь, фонтан... брызжет слюной, грязь брызжет и т.д.; в переносном значении: брызжет смех, счастье, молодость. Вариант этого глагола брызгает используется только в узком конкретном значении "спрыскивать, опрыскивать что-нибудь жидкостью": брызгает водой цветы, белье.

Форма глагола двигает (от глагола двигать) имеет значение "перемещать, толкая или таща что-либо": двигает стол к окну. Форма движет означает "приводить в движение" и переносно "побуждает, руководит": пружина движет часовой механизм; ими движет чувство сострадания.

Форма глагола капает имеет значение "падает каплями, льет по капле": пот капает со лба, сестра капает лекарство; а форма каплет означает "протекает": крыша каплет.

Итак, эти глаголы различаются не стилистически, а семантически - оттенками значений.

2) во вторую группу вошли глаголы (их около 30 пар). которые стилистически противопоставлены:

нейтральные: колеблет, машет, пашет, плещет, полощет, рыщет, сыплет, треплет, хнычет, щиплет и т.д.

соответственно: машу, пашу

маши, паши

машущий, пашущий.

варианты, стилистически сниженные:

(прост.) плескаю, (разг.) махаю, пахаю, полоскаю, рыскаю, сыпешь, сыпет, трепаю, трепешь, хныкаю, хлестаю, щипаю.

Ряд глаголов на -еть: выздороветь, опротиветь, опостылеть - в разговорной речи употребляются в форме: выздоровлю, опостылю, опротивлю, выздоровят, опротивят и т.д., хотя более правильные их варианты: выздоровею - выздоровеешь - выздоровеют; опостылею - опостылеешь - опостылеют; опротивею - опротивеешь - опротивеют и т.д.

Глаголы, имеющие в инфинитиве  -чь: жечь, течь, печь (16 словоформ), образуют вариантные формы 3л. ед.ч.:

литературная форма: жжет, течет, печет;

просторечная: жгет, текет, пекет.

Также по стилистической окраске контрастируют и варианты глаголов в повелительном наклонении:

ляг - ляжь(-те), беги - бежи(-те), не тронь - не трожь, погоди - погодь, выйди - выдь, выложи - выложь. Первые формы - литературные, вторые - просторечные.

Отдельные глаголы не имеют  форм повелительного наклонения: хотеть, мочь, видеть, слышать, ехать, гнить и т.д.: не моги, ехай - просторечный вариант,

езжай - разговорный; поезжай - литературная форма.

Заключая рассмотрение процессов в области морфологии глагола, можем сказать, что выбор правильной формы глагола в речи представляет немалые трудности. Глагол можно назвать основным элементом морфологического уровня, который организует текстовое пространство. Ошибки, связанные с употреблением глагольных форм, часто приводят к смысловому и стилистическому разрушению текста.

Резюме

Начиная наш разговор о процессах, происходящих в морфологии, мы отмечали, что изменения в этом ярусе языковой системы происходят медленно, накопление нового не так заметно, как в лексике и словообразовании. Изменения в морфологическом строе языка идут в основном за счет расширения или сужения круга вариантных форм. Но в грамматике вариантность небезгранична. Она допускается лишь до определенного предела, который устанавливается самой системой, например, при двух вариантных формах падежных окончаний (в отпуске - в отпуску; инженеры - инженера) не может появиться из ничего третья форма, так как она не предусмотрена самой системой языка. И потому движение формы внутри этих рамок осуществляется путем борьбы этих форм, вытеснения одной формы другой. Грамматика сама устанавливает запреты, оберегая свою законную природу. Если лексика и словообразование дают большой простор для языкотворчества, то морфология постоянно ставит запреты и ограничения. Такая постепенная, неспешная, независимая от внешних катаклизмов замена одних конкурирующих форм другими в морфологии целиком оправдывает известный тезис: "Язык изменяется, оставаясь самим собой".

Вопросы для контроля и самоконтроля

1.В чем заключаются особенности тех процессов, которые происходят в морфологии?

2. Как изменилась падежная система русского языка и какие трудности в связи с этим возникли в современном русском языке?

3. Какие изменения происходят в классе несклоняемых имен?

4. Каковы особенности употребления существительных общего рода?

5. Как определяется род несклоняемых существительных (существительных на мягкий согласный, обозначающих лиц, обозначающих животных и птиц, географ. названий)?

6. Какие варианты окончаний имеют существительные муж. рода в формах множ. числа?

7. Колебания  каких форм происходит в род. п. мн. числа?

8. В чем заключается различие в склонении составных порядковых и количественных числительных?

9. В чем особенность употребления собирательных числительных?

10. Какие морфологические изменения произошли в приставочных глаголах прош. вр.  с суф. -ну- и в глаголах НСВ с суффиксом -ыва-(-ива-)?

ЛИТЕРАТУРА

1. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке: Учебное пособие для студентов вузов. - М.: Логос, 2001.

2. Русский язык и культура речи: Учеб. для вузов. Под ред. В. Черняк. - М.: Высш. школа; С.-Пб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2002.

3. Русский язык и культура речи: Учебник/ Под. ред. проф. В.И. Максимова. - М.: Гардарики, 2001.

4. Голуб И.Б. Русский язык и культура речи: Учебное пособие. - М.: Логос, 2001.

5. Головин Б.Н. Как говорить правильно. - М., 1998.

6. Культура русской речи: Учебник для вузов/ Под ред. Л.К. Граудиной, Е.Н. Ширяева. - М., 1998.

7. Розенталь Д.Э., Голуб И.Б. Секреты стилистики. правила хорошей речи. - М., 1996.

Синтаксические нормы

Порядок слов в предложении. Варианты грамматической связи подлежащего и сказуемого. Правильное построение предложений. Трудности в построении сложного предложения

Синтаксические нормы предписывают правильное построение основных синтаксических единиц – словосочетаний и предложений.

Точное словоупотребление – это, конечно, важное достоинство культурной речи, но нельзя не учитывать и умения делать правильный выбор грамматических форм и конструкций. Соблюдение грамматических норм делает нашу речь логичной, последовательной и легко воспринимаемой.

Синтаксические нормы также исторически изменчивы, хотя это и менее заметно. Тем не менее произошедшие изменения создали в строе языка такие модели синтаксических конструкций, которые вступают в отношения конкуренции. В языке новое никогда не вытесняет старое полностью, а сосуществует с ним, лишь постепенно вытесняя, причем старое иногда видоизменяется и продолжает существовать в обновленном виде. В результате возникают колебания, и говорящий (или пишущий) испытывает трудности при выборе правильного варианта.

Правильность речи во многом зависит от расположения слов в предложении. Поэтому разговор начнем с порядка слов в предложении. Рассмотрим для наглядности следующие  примеры:

Велосипед разбил трамвай.

Кто был виновником аварии?

Солнце закрыло облако.

Что чем было закрыто?

В чем причина появления двоякого смысла? В неудачном порядке слов.

Если бы мы сказали:

Трамвай разбил велосипед.

Облако закрыло солнце, -

то никаких неясностей бы не было.

В русском языке порядок слов относительно свободный: не существует строго закрепленного места в предложении за тем или иным главным или второстепенным членом. Однако имеется более или менее принятый, чаще встречающийся порядок следования членов предложения (прямой порядок) и отступления от него (обратный порядок). Вот типичные для русской конструкции предложений:

Колокольчик зазвенел, лошади тронулись (подлежащее стоит на 1-м месте, т. е. оно препозитивно, а сказуемое постпозитивно).

Светит солнце. Наступила осень (препозитивно сказуемое).

Обе конструкции отражают прямой порядок слов. Тогда не все ли равно, в каком порядке выстраиваются слова в предложении?

Послушайте и сравните два отрывка из произведений одного автора – Тургенева. В первом отрывке все предложения построены так, что подлежащее стоит на первом месте, т.е. оно препозитивно, во втором же отрывке – наоборот.

Почувствуете ли вы какое-либо отличие?

« Мы плыли довольно медленно. Старик с трудом выдергивал  из вязкой тины свой длинный шест… Наконец мы добрались до тростников, и пошла потеха. Утки шумно поднимались, «срывались» с пруда, испуганные нашим неожиданным появлением в их владениях; выстрелы дружно раздавались вслед за ними… Эти кургузые птицы кувыркались в воздухе, тяжело шлепались об воду, легко подраненные ныряли…». (Эти конструкции живо передают движение, развитие действия, отражают динамику событий).

Предложения с препозитивным сказуемым:

«Был прекрасный июльский день… Весело и величаво, словно взлетая, поднимается могучее светило. Около полудня обыкновенно появляется множество круглых высоких облаков… Кое-где протянутся сверху вниз голубоватые полосы: то сеется едва заметный дождь… на всем лежит печать какой-то трогательной кротости…».

Предложения с препозитивным сказуемым употребляются при описании обстановки, какого-либо предмета, пейзажа. Такой порядок слов характерен для эпического, спокойного тона речи, для создания статических картин.

Определяя место второстепенных членов предложения, следует иметь в виду, что предложение обычно строится из словосочетаний, в которых согласуемые слова предшествуют стержневому слову (прил.+сущ.), а управляемые следуют за ним (глагол+дополнение или обстоятельство): хороший человек, читать книгу, гулять в лесу.

Если же в предложении нарушается целостность словосочетания и, например, прилагательное отделяется от существительного глаголом, то это обычно стилистически обосновано. Такое прилагательное всегда подчеркнуто, усилено. Например:

Скука меня томила страшная.

Невидимый звенел жаворонок.

В таких случаях говорят об инверсии – т.е. о стилистическом приеме, состоящем в намеренном изменении обычного порядка слов с целью эмоционального, смыслового выделения какой-либо части высказывания.

Сопоставим два предложения:

Он мне подал руку на прощание. –

Руку мне подал на прощание (Чехов).

В первом примере, с обычным для прямого дополнения положением после глагола-сказуемого (подал руку), ничего не подчеркивается, сообщение носит чисто логический характер, эмоционально не окрашено. А в примере из Чехова приводятся слова мелкого чиновника, потрясенного тем, что высокое начальство снизошло до рукопожатия. И автор приведенных слов выражает свое волнение при помощи особого построения предложения.

Приведенные примеры показывают, что умелое использование порядка слов в предложении является важным средством усиления выразительности речи.

Однако нарушение правил расположения членов предложения может стать источником стилистической ошибки.

Примеры: После ссоры друзей произошел быстрый отъезд с именин Онегина.

Бабушка восьми лет отвезла внука на Кавказ.

В университете Ломоносов боролся против чужеземцев, за развитие русской науки, ее разных направлений, которые всячески ему мешали.

Объясните и исправьте ошибки в этих предложениях.

Подлежащее и сказуемое обычно имеют одинаковые грамматические формы числа, рода, лица: Мчатся тучи, вьются тучи; Невидимая луна Освещает снег летучий; Мутно небо, ночь мутна. Это примеры полного согласования сказуемого с подлежащим.

Но возможно и неполное соответствие грамматических форм главных членов:

Вся жизнь моя была залогом свиданья верного с тобой (соответствие форм числа, но разные формы рода);

Твой удел – нескончаемые хлопоты (несоответствие форм числа).

А как нам быть, если подлежащее указывает на множество предметов, но выступает в единственном числе. Возникает проблема выбора форм числа сказуемого.

Такие существительные, как большинство, меньшинство, множество, часть, ряд, имеют грамматическую форму ед. числа, но обозначают не один предмет, а много.

Как быть со сказуемым? Здесь возможны два типа согласования: согласование по смыслу и грамматическое согласование.

Сравните два предложения:

На этом пруде выводилось и держалось бесчисленное множество уток (Тург.) – грамматическое согласование.

Множество рук стучат во все окна с улицы, и кто-то ломится в дверь. – согласование по смыслу.

Какой же из форм отдать предпочтение?

Рассмотрим примеры:

Большинство согласилось с оратором.

Большинство авторов согласилось с замечаниями.

Здесь форма ед.ч. сказуемого вполне оправдана, если заменить ее формой мн.ч., это придаст конструкциям разговорный оттенок.

Большинство писателей решительно отвергали исправления редактора.

В этом предложении сказуемое указывает на активный характер действия, и форма множественного числа подчеркивает это.

Большинство авторов, заключивших договоры с издательством, представили рукописи.

Большинство авторов, заключив договор, работают над рукописями.

Если подлежащее отделено от сказуемого причастным или деепричастным оборотом, то стилистически оправдано употребление форм мн.ч. сказуемого.

Большинство редакторов, корректоров, авторов, рецензентов изучили эти документы.

Если в составе подлежащего или сказуемого есть перечисление однородных членов, то согласование происходит по множественному числу.

Предпочтительнее координация сказуемого по множественному числу, если подлежащее называет одушевленные предметы:

Большинство учеников хорошо отвечали на уроке.

Но: Большинство предметов лежало в беспорядке.

Сказуемое указывает на действие многих лиц:

Большинство участников слета встретилось впервые.

Большинство присутствовавших обнимались, плакали.

Форма единственного числа сказуемого подчеркивает единство предметов, совместность и целостность их общего  действия. Форма множественного числа связана с представлением об отдельности предметов, самостоятельности или даже разрозненности их действий. Можно сделать вывод, что, несмотря на грамматическую форму единственного числа существительных большинство, меньшинство и под., явно преобладают случаи согласования по смыслу.

Та же проблема возникает при подлежащем, выраженном количественно-именным сочетанием: три человека, три стола и слова: много, мало, несколько, немного чего-либо. В каком числе лучше употребить сказуемое?

У Чехова: Какие-то три солдата стояли рядом у самого спуска и молчали.

У него было два сына.

Толстой предпочел такие формы:

В санях сидело три мужика и баба.

В душе его боролись два чувства – добра  и зла.

Сопоставляя эти примеры, можно заметить, что и здесь активное действие (боролись) и обозначение подлежащим одушевленных предметов (три солдата) подсказали формы множественного числа.

Глаголы, означающие бытие, наличие, присутствие, как правило, ставятся в единственном числе, в отличие от тех, которые называют активное действие.

Ср. На столе было три телефона.

Но: Три телефона зазвонили одновременно.

Однако для таких предложений еще следует учитывать и характер числительного, употребленного в составе подлежащего:

Числительное один согласуется с единственным числом сказуемого:

Двадцать один человек подтвердил это.

Числительное два, три, четыре чаще других требуют употребления сказуемого во множественном числе:

Три дома на вечер зовут.

У сарая стояли три тройки (Пушкин).

Однако чем большее количество указывается, тем легче оно осмысливается как единое целое, поэтому сказуемое может иметь форму единственного числа:

Сто тридцать семь делегатов уже зарегистрировалось, а пять человек опаздывали.

В подобных случаях выбор формы сказуемого зависит от смысла высказывания. Если подчеркивается индивидуальное участие каждого в выполнении действия, то сказуемое ставится во множественном числе, если указывается на нерасчлененный характер действия – то  в единственном числе.

В официально-деловом стиле в подобных случаях используется единственное число, в экспрессивной речи возможны варианты.

Ср.: В булочной работало шестнадцать человек.

У Шолохова: Тридцать два человека – гремяченский актив и беднота – дышали одним воздухом.

Единственное число сказуемого не вызывает колебаний в следующих случаях:

1. При обозначении меры веса, пространства, времени (того, что воспринимается как нерасчлененное множество):

Прошло сто лет. До барьера осталось пять шагов. На ремонт ушло пять килограммов краски.

2. Если количество обозначается приблизительно или уточняется словами  лишь, всего, только:

Сидят нас человек двадцать в большой комнате.

В кружок записалось всего лишь пять человек.

Колебания в форме числа сказуемого возникают при однородных подлежащих.

Если вначале стоят однородные подлежащие, а сказуемое следует за ними, то оно принимает формы множественного числа:

Гимназист и Саша всю дорогу плакали (Чехов).

В иной последовательности членов предложения возможны варианты:

Из района приехал следователь и врач (следователь  - основной носитель действия).

В комнате остались только хозяин, да Сергей Николаевич, да Владимир Петрович (Толстой).

Надо учесть, что сказуемое становится в единственном числе, если при однородных подлежащих есть слова каждый, всякий, любой:

Каждый альпинист и каждый спортсмен знает, как опасен камнепад в горах.

Необходимо подчеркнуть, что в научном и официально деловом стилях в таких случаях варианты недопустимы: сказуемое всегда должно стоять в форме множественного числа.

Увеличиваются сила тока и напряжение – мощность тоже увеличивается.

Особый интерес вызывает координация сказуемого с подлежащим, выраженным некоторыми местоимениями.

Сравним несколько примеров:

Кто-то из поэтов сказал…

Никто из учеников, даже самые способные, не могли решить этого уравнения.

Некто в парике, с наклеенными  ресницами и яркими губами, кивнула в мою сторону.

Никто из девочек, да и сама Лена, не могла ничего придумать.

Согласование в этих предложениях осуществлено по смысловому принципу, но оно придает высказыванию разговорную окраску. В книжных стилях при местоимениях сказуемое должно стоять только в форме единственного чмсла мужского рода, независимо от того, что местоимения указывают на женщин или  множество людей (В приведенных примерах правильно будет так: никто из учеников… не мог решить…, некто в парике…кивнул, никто из девочек…не мог придумать).

Предложение строится из слов  и словосочетаний, связанных друг с другом с помощью согласования, управления и примыкания. Эти типы подчинительной связи вы изучали в школе, однако в речи мы не всегда умеем ими пользоваться. Вспомните, как грибоедовский Скалозуб строит фразу:

Мне совестно, как честный офицер.

Следовало бы сказать: Мне, как честному офицеру, совестно.

Он нарушил согласование членов предложения.

Каких ошибок следует избегать, выстраивая предложение?

Во-первых, не надо забывать, что синонимические слова нередко требуют употребления разных падежей (т.е. у них разное управление):

восхищаться отвагой – преклоняться перед отвагой

презирать опасность – пренебрегать опасностью

увлекаться (интересоваться) музыкой – любить (изучать) музыку

При использовании в речи таких слов иногда возникают ассоциативные ошибки, близкие словосочетания смешиваются:

Например: доказывать о том, убеждать о том.

Автор описывает о событиях... (рассказывает, повествует о чем, описывает что?)

Он этим не успокоился (не удовлетворился, на этом не успокоился)

Уверенность в свои силы (в чем? вера во что?)

Чтобы избежать искажения смысла высказывания, следует с особой осторожностью относиться к вариантам управления, допускающим двоякое толкование:

Перед ним лежало письмо матери.

Лучше использовать конструкции с предлогами, так как в них грамматическое значение выражается более четко:

письмо к матери, письмо от матери,

Директору надо повествовать... (он будет повествовать кому-то или ему?)

Учителю надо было еще многое объяснить (Учитель должен был еще многое объяснить)

Приказали нам помочь в работе (Приказали, чтобы мы помогли)

Другого типа ошибки.

При двух или нескольких управляющих словах общее зависимое слово может употребляться только в том случае, если эти главные слова требуют одинакового падежа и предлога:

Неправильно: организовать (что?) и руководить (чем?) группой

Проявить заботу (о ком?) и обратить внимание (на кого?) о детях сиротах

Правильно: читать (что?) и конспектировать  (что?) книгу, выписывать и запоминать цитаты

Конструкции с предлогами часто вызывают затруднения.

В некоторых случаях конструкции с предлогом и без предлога равноправны:

ехать трамваем – ехать на трамвае

вернуться поездом – вернуться на поезде

просить помощи – просить о помощи

интересный всем – интересный для всех

Употребление предлогов в и на обычно не вызывает затруднений. А вот предлог по очень своеобразен. Как правильно сказать: по получении ответа или по получению ответа? Мы скучаем по вам или по вас?

Отвечаем на первый вопрос.

Предлог по в значении «после» управляет предложным падежом, стало быть:

по получении ответа

по окончании спектакля

по изучении вопроса

по прибытии на станцию

по возвращении из отпуска

В значении причины или цели предлог по управляет Д.п.: ушел на пенсию по состоянию здоровья, работы по озеленению города.

Сложно ответить на вопрос скучаем по..?

Если в сочетаниях с существительными: скучаем по сыну, по детям и т.д. и с личными местоимениями 3 л.: скучаем по нему,  ней, ним предлогом по управляет Д.п.. то в сочетании с личными местоимениями 1 и 2 лица этот же предлог сочетается с Пр.п.: скучаем по вас, скучают по нас. Таковы капризы предлога по.

При использовании деепричастных оборотов следует помнить, что называемое ими действие обозначает действие подлежащего:

Проезжая березовую рощу, я вспомнил родную деревню (я проезжал, я вспомнил)

Но нельзя:

Спрыгнув с трамвая, у пассажира слетела шляпа.

Подлежащее шляпа (она слетела), но есть еще один действующий субъект – пассажир (он спрыгнул с трамвая), действие пассажира не относится к подлежащему.

Деепричастный оборот не употребляется в следующих случаях:

1. Если действие, выраженное сказуемым, и действие, выраженное деепричастием, относятся к разным лицам.

Нельзя сказать:

Проезжая березовую рощу, у меня закружилась голова. (Но можно деепричастный оборот заменить придаточным предложением: когда я проезжал ...)

2. Если в безличном предложении есть логическое подлежащее. Выраженное косвенным падежом, и нет инфинитива:

Проезжая мимо березовой рощи, мне стало грустно (можно заменить придаточным предложением).

Но возможно употребление деепричастного оборота в безличном предложении и при инфинитиве, так как в них нет ни логического, ни грамматического подлежащего:

Редактируя рукопись, нужно учитывать авторский стиль.

Переходя улицу, нужно быть внимательным.

3. Если предложение представляет собой пассивную конструкцию. В этом случае субъект действия пассивной конструкции не совпадает с субъектом действия, обозначенного деепричастием:

Убежав из дома, мальчик был найден родителями. (Два субъекта: убежал мальчик, нашли родители).

Правильно: Убежавший из дома мальчик...

Исправьте ошибки в следующих предложениях:

Войдя в троллейбус и немного проехав, в него вошли контролеры.

Починив карандаш, он опять сломался.

Не по себе становится, читая эту книгу (нет субъекта).

Осмелившись выступить с критикой в адрес отдельных лженаучных исследований, молодой ученый был уволен.

Ошибки часто возникают также из-за неправильного употребления причастного оборота, который может стоять и перед определяемым словом, и после него, но никогда не включает его в свой состав.

Неправильно построены фразы:

Приведенные факты в докладе свидетельствуют о больших успехах выпускников.

Приехавшие делегаты на съезд приглашаются в зал.

Подобные ошибки искажают смысл высказывания. Исправьте их.

Встречаются ошибки в употреблении союзов и предлогов при однородных  членах предложения:

В городе построены не только новые школа, больница, а также драмтеатр и библиотека (следовало написать: Не только школа..., но и театр).

Необходимо обратить внимание не только на знания учеников, но и их практические навыки (следовало: но и на их практические навыки, предлог нужно повторить).

При таких союзах особенно важен порядок слов при употреблении однородных членов предложения.

Например, он нарушен в таком случае:

В новом помещении можно будет проводить не только цирковые представления, но и устраивать большие концерты, спортивные соревнования... (правильно: не только представления, но и соревнования или: не только проводить, но и устраивать). Союз не только, но и связывает сопоставляемые предметы и действия. А следовательно, и соответствующие части речи: существительное с существительным, глагол – с глаголом.

Распространенная ошибка – несочетаемость одного из однородных членов (или нескольких) с тем словом в предложении, с которым связаны все остальные однородные члены.

Примеры:

Чтение фантастических романов воспитывало в юноше любовь к путешествиям, мечты о покорении космоса (правильно: рождало мечты)

Полиция обрушила на демонстрантов дубинки, гранаты со слезоточивым газом, огнестрельное оружие (правильно: применила огнестрельное оружие).

Как видим, для исправления таких ошибок приходится вводить в текст новые слова, устраняя лексическую несочетаемость; иногда требуется коренная переработка предложения, отказ от употребления однородных членов.

В строе сложного предложения также встречается немало трудностей. Иногда не оправдано употребление рядом двух однозначных союзов:

Ваши рекомендации заслуживают внимания, но однако реализовать этот проект пока невозможно.

Встречается и неправильный выбор союза:

Ваше предположение подтвердится лишь тогда, если будет доказано... (вместо если нужен союз когда).

Портит сложное предложение неуместное повторение частицы бы в придаточной части:

Если бы эти меры были бы приняты, все закончилось бы благополучно.

Резюме

Перечислить все случаи нарушения синтаксических норм очень сложно, эта тема обширна. Чтобы не допускать подобных нарушений, недостаточно просто научиться правильно строить предложения; необходимо учитывать значение конструкции, связи синтаксиса и лексики, синтаксиса и морфологии, так как часто грамматически правильно, но неудачно построенные конструкции вызывают нежелательный побочный результат – двусмысленность, непонимание, комический эффект и т.п. И если нарушения, связанные с построением синтаксических конструкций, можно описать достаточно полно, то сколько-нибудь полное перечисление подобного типа неудач принципиально невозможно.

Вопросы для контроля и самоконтроля

1. Чем отличаются конструкции с препозитивным и постпозитивным сказуемым в предложении?

2. Что такое инверсия? С какой целью используется этот прием?

3. Какую роль играет порядок слов в предложении?

4. Какие варианты грамматической связи подлежащего и сказуемого существуют? Назовите типы согласования подлежащего и сказуемого при подлежащем, выраженном:

а) словами большинство, меньшинство, множество, ряд и т.п.;

б) количественно-именным сочетанием;

в) некоторыми местоимениями.

5. От чего зависит выбор числа сказуемого в подобных предложениях?

6. Какие наиболее характерные ошибки встречаются в речи при согласовании, управлении и примыкании?

7. Расскажите об особенностях употребления предлога по.

8. В каких случаях нельзя употребить деепричастный оборот?

9. Какие характерные ошибки встречаются в употреблении причастного оборота? В употреблении союзов и предлогов при однородных членах предложения?

10. Каких ошибок следует избегать при построении сложного предложения?

ЛИТЕРАТУРА

1. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке: Учебное пособие для студентов вузов. - М.: Логос, 2001.

2. Русский язык и культура речи: Учеб. для вузов/ Под ред. В. Черняк. - М.: Высш. школа; С.-Пб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2002.

3. Русский язык и культура речи: Учебник/ Под. ред. проф. В.И. Максимова. - М.: Гардарики, 2001.

4. Голуб И.Б. Русский язык и культура речи: Учебное пособие. - М.: Логос, 2001.

5. Головин Б.Н. Как говорить правильно. - М., 1998.

6. Культура русской речи: Учебник для вузов/ Под ред. Л.К. Граудиной, Е.Н. Ширяева. - М., 1998.

7. Розенталь Д.Э., Голуб И.Б. Секреты стилистики. правила хорошей речи. - М., 1996.

Тема  4.Функциональные разновидности литературного языка

Функциональные разновидности литературного языка: язык художественной литературы, разговорная речь, функциональные стили (научный, деловой, публицистический). Взаимодействие функциональных стилей.

Язык художественной литературы.

Известно, что в речевое общение люди вступают с разными целями и существует множество факторов, определяющих успешность коммуникации. И если средством передачи информации при вербальной коммуникации является язык, то успешность общения зависит от умения язык использовать. Конечно, необходимо иметь большой запас языковых средств: знать много слов, уметь строить разнообразные фразы; но важно и владеть речью, то есть знать, когда уместно употребить то или иное слово, ту или иную языковую конструкцию.

Уместность речи зависит от следующих факторов: адресат, тема общения (бытовая или научная), цель общения (передать или получить информацию, побудить собеседника к действию), типовая ситуация общения (официальная или неофициальная), социальные отношения участников коммуникации (возраст собеседников, степень знакомства, характер отношения: дружеские, партнерские, родственные, профессиональные), форма общения (устная или письменная), количество участников коммуникации и т.д.

В каждой конкретной ситуации носитель языка, умеющий принимать во внимание все эти факторы, выбирает особый стандартный набор языковых средств. Таким образом, говорящий строит свою речь в определенном стиле.

Понятие «стиль» появилось еще в античные времена. Первоначально стиль [лат. stylus гр. stylos] обозначало палочку, стерженек для письма на восковых и глиняных табличках 1, 485. . Позже стиль стал обозначать также манеру письма. Уже в Древней Греции существовал прообраз стилевого деления языка: высокий стиль – язык эпоса и трагедии, средний стиль – язык лирики, низкий стиль – язык комедии. В Древнем Риме одним из критериев стилевого деления стала территория, на которой был распространен тот или иной вариант языка. Так, речь жителей Рима (urbanitas) являлась образцовой, речь сельских местностей (rusticitas) считалась не совсем правильной, «неотесанной»; речь отдаленных римских провинций (peregrinitas) определялась как низкая, из нее впоследствии развились романские языки.

Образцовая латынь также не была однородной, в ней выделялись три стиля словесности, каждый из которых ассоциировался с одним из жанровых (жанр – исторически сложившаяся, устойчивая разновидность художественного произведения (в литературе: роман, поэма и т.п.); форма организации текста) циклов произведений Вергилия: «Буколики» ( букв. пастушеские стихотворения), «Георгики» (букв. земледельческие стихотворения) и «Энеида». В этих произведениях жанру соответствовали не только слова, но и предметы, и символы, и имена.

«Теория трех стилей» просуществовала длительное время (не годы, а века!). Изъясняться в высоком стиле означало говорить высокими словами о высоких предметах. Умение изъясняться в высоком стиле свидетельствовало о высоком социальном статусе говорящего.  В Европе особенно актуальной эта теория была в эпоху классицизма. В России теорию трех стилей разрабатывал и реформировал М.В.Ломоносов, который изложил результаты своих размышлений над историческим развитием и стилистической организацией русского языка в  двух Риториках (краткой - 1743 г. и «пространной» - 1748).

В XIX веке, в период становления современного русского литературного языка, изменились критерии выделения стиля. Осмысление многообразных языковых функций человека привело к появлению типологии, включающей художественный, газетно-публицистический, научный, разговорный и официально-деловой стили. Эту классификацию   сегодня  изучают в школе. Понятие «стиль» рассматривается прежде всего как языковое приспособление человека к общественной среде, как общепринятая манера исполнения речевых актов. Приведем наиболее известное определение стиля, данное академиком В.В. Виноградовым: «Стиль – это общественно осознанная и функционально обусловленная, внутренне объединенная совокупность приемов употребления, отбора и сочетания средств речевого общения в сфере того или иного общенародного, общенационального языка, соотносительная с другими такими же способами выражения, которые служат для иных целей, выполняют иные функции в речевой практике данного народа» 2, 73. Стиль – это совокупность приемов использования средств общенародного языка для выражения тех или иных идей, мыслей в различных условиях речевой практики. В настоящее время существует множество дефиниций стиля, но важным признаком, объединяющим их, является принцип отбора и комбинации наличных языковых средств, их трансформаций 3, 494.

Во второй половине ХХ века лингвисты пришли к выводу, что различия между некоторыми сферами общения велики и некорректно использовать по отношению к ним термин стиль. В 80-е годы ХХ века Д.Н.Шмелев вводит понятие функциональная разновидность языка, то есть расслоение языковых средств для выполнения различных социальных функций. В соответствии с этой теорией в литературном языке выделяются три функциональные разновидности: разговорная речь, язык художественной литературы и функциональные стили (научный, официально-деловой и публицистический).

Функциональные стили при этом рассматриваются как разновидность языка, включающая три стиля, которые все вместе по своей языковой организации имеют существенные отличия от языка художественной литературы и разговорной речи. Всем функциональным стилям свойственны общие признаки:

- прагматическая направленность, так как устный либо письменный текст существует и создается в расчете на адресата речи. Любое высказывание рассчитано на эффективное / эффектное общение в определенной коммуникативной ситуации.

- отбор языковых средств, обусловленный экстралингвистическими причинами. Это  определяет своеобразное употребление средств общенародного языка (фонетических, лексических, морфологических, словообразовательных, синтаксических).

Функциональные разновидности языка непосредственно связаны с  разнообразными жанрами речи. Жанровое разнообразие характерно как для устной, так и письменной речи. Такие жанры, как научный доклад, вузовская лекция, научное сообщение естественно связаны с научным стилем речи, тогда как политическая, митинговая, агитаторская речь отражают публицистический стиль. Принято выделять жанры устной речи в зависимости от рода красноречия 4, 160:

Род красноречия

Жанры

Социально-политическое красноречие

- Доклад на социально-политические темы

- Отчетный доклад на собрании (конференциях, съезде)

- Политическая речь

- Обзор (обозрение)

- Митинговая речь

- Агитаторская речь

Академическое красноречие

- Лекция вузовская

- Лекция единовременная

- Научный доклад

- Научное сообщение

Судебное красноречие

- Прокурорская (обвинительная речь)

- Адвокатская (защитительная речь)

- Речь обвиняемого, или самозащитная речь

Социально-бытовое красноречие

- Юбилейная, похвальная речь

- Застольная речь

- Надгробная, поминальная речь

Богословско-церковное красноречие

- Проповедь

- Речь на соборе

К видам социально-бытового красноречия относят и такие "малые жанры", как прощания, поздравления, пожелания, осведомления о здоровье, о делах и т.д. 5, 258 В ХХ веке возникли новые жанры устной речи, например, речи, произносимые по радио и телевидению, речи за "круглым столом" и т.п.

Таким образом, стиль характеризуется единством содержания и формы. Так как в каждой из сфер общения сложились общие принципы отбора и использования средств общенародного языка в соответствии с задачами и условиями общения, создается своеобразная организация языковых средств, являющаяся функциональным стилем. М.Н. Кожина дает следующее определение: "Функциональный стиль – это своеобразный характер речи той или иной социальной ее разновидности, соответствующей определенной сфере общественной деятельности и соотносительной с ней форме сознания, создаваемый особенностями функционирования в этой сфере языковых средств и специфической речевой организацией 6, 48-52.

Анализируя каждый из функциональных стилей, можно сделать вывод о том, что  все стили оказываются взаимосвязанными, большинство единиц языка являются нейтральными и могут использоваться в разных ситуациях общения. Важно помнить, в определенной коммуникативной ситуации создается общий, преимущественный тон речи.

Особой функциональной разновидностью является язык художественной литературы. Следует обратить внимание, что язык художественной литературы и литературный язык  явления не тождественные. Литературный язык является языком всей нации. Наряду с экономическими, политическими и некоторыми другими факторами, литературный язык составляет основу для единства народа. Литературный язык охватывает и язык художественной литературы, и «языковые реализации в области публицистики, науки, государственного управления, а также язык устных выступлений и определенный тип разговорной речи (устная форма литературного языка) 7, 270.

Язык художественной литературы является уникальной формой существования языка, сформировавшейся ранее языка литературного. Так, в античной Греции не существовало литературного языка, и язык гомеровских поэм «Илиада» и «Одиссея», который не связан ни с одним территориальным диалектом, выступает как особая «наддиалектная» форма речи. Таков был, как предполагают исследователи, язык древнейшей индоевропейской поэзии.

В настоящее время язык художественной литературы включается в систему литературного языка как явление особое, которое противопоставлено и функциональным стилям и разговорной речи. Эти функциональные разновидности языка при всей своей несхожести ориентированы на объекты реальной жизни, а язык художественной литературы отражает эстетическую реальность. Именно в языке художественной литературы наиболее полно реализуется поэтическая функция языка. В художественных произведениях реальная жизнь является поводом для создания новой, эстетической реальности.

Для достижения необходимого эстетического воздействия в художественном произведении может использоваться весь словарный запас русского национального языка; литературные слова и выражения, а также просторечная, узкоспециальная, жаргонная, диалектная лексика и фразеология («Была заведена практика еженедельных понедельничных «летучек» и еженедельных пятничных «пятиминуток»» - профессионализмы) 8. Имитируя  устное общение, писатели широко используют не только лексические и фразеологические единицы, но и синтаксические особенности («У меня вышла замуж подруга близкая с детства» – инверсия; «Надо все-все записать. Для себя. А может,  для Танечки» - парцелляция). Следует обратить внимание на то, что в языке художественной литературы используются не все, а лишь отдельные средства литературного и нелитературных вариантов существования национального языка.

Нужно помнить, что употребление любого элемента общенародного языка в литературном произведении отвечает определенной художественной задаче, например, характеризует героя, показывает отношение автора к герою и т.д. Таким образом, языковые средства, попадая в систему художественного текста, приобретают статус и функции эстетического знака, то есть  их можно рассматривать в категориях прекрасного – безобразного 9, 51.

Сложность описания языка художественной литературы объясняется еще и существованием индивидуальных стилей писателей.

Особое положение языка художественной литературы определяется также его ролью в формировании литературного языка, который как бы вырастает из языка художественных произведений.

Выявление функциональных разновидностей языка связано и формой речи: устной или письменной. Разговорная речь, которая в отличие от других функциональных разновидностей языка реализуется преимущественно в устной форме, имеет специфические характеристики:

- неподготовленность (спонтанность);

- диалог (полилог);

- непосредственное участие говорящих.

Наличие функциональных разновидностей литературного языка связано с  различием функций, выполняемых языком. Выделяются внеязыковые стилеобразующие факторы – существенные обстоятельства, которые при создании текста той или иной функциональной разновидности последовательно задают его лексические, грамматические, синтаксические параметры. Например: сфера общения, цель общения, функция речи, формы социальных отношений между участниками общения, виды производственной и другой деятельности и т.д.

Умение различать функциональные разновидности языка, свободно пользоваться любой из них, четко представляя, какая из разновидностей языка должна выбираться в соответствии с задачами общения, – важная компетенция для любого носителя языка.

Резюме

Таким образом, уместность как одно из важнейших требований культуры речи зависит от многих факторов. Уже в античный период были выявлены особые варианты речи, соответствующие определенным условиям общения. Эти варианты получили название стиль. В настоящее время стиль определяется как сложившаяся в определённое время в конкретном обществе разновидность литературного языка, которая представляет собой относительно замкнутую систему языковых средств, постоянно и осознанно использующихся в различных сферах жизни.

В ХХ веке в русской лингвистике широкое распространение получила теория функциональных разновидностей языка, согласно которой расслоение языковых средств литературного языка происходит в соответствии с социальными функциями, выполняемыми языком в типичных ситуациях общения. Принято выделять три функциональных разновидности: разговорная речь, язык художественной литературы и функциональные стили (научный, официально-деловой и публицистический).

Язык художественной литературы представляет собой особое языковое явление, которое соотносится со всем национальным языком, включая территориальные и социальные диалекты. Специфика языка художественной литературы не позволяет подробно рассмотреть эту функциональную разновидность в курсе «Русский язык и культура речи», адресованном студентам-нефилологам.

Изучение функциональных стилей и разговорной речи в нефилологической студенческой аудитории обусловлено широким использованием этих функциональных разновидностей языка  в социально значимых сферах.

Употребление разностилевых языковых средств в рамках одного текста, неуместное употребление канцеляризмов, злоупотребление специальными терминами в ненаучном тексте, использованием жаргонной  и просторечной лексики в книжных текстах  свидетельствуют о  невысоком уровне культуры речи говорящего/ пишущего и часто являются основной причиной коммуникативных неудач.

Вопросы для контроля и самоконтроля

1. Что такое стиль?

2. Что такое жанр?

3. Где и когда впервые появилось учение о стилях?

4. Какие сферы общения вы знаете?

5. Почему академик Д.Н.Шмелёв ввёл понятие функциональная разновидность языка?

6. Какие жанры социально-бытового красноречия вы знаете?

7. Какие черты свойственны разговорной речи как функциональной разновидности языка?

8. Какие черты свойственны языку художественной литературы как функциональной разновидности языка?

9. Что такое стилеобразующие факторы?

10. Перечислите объективные стилеобразующие факторы, действующие в каждом функциональном стиле.

11. Из каких компонентов складывается система каждого функционального стиля?

ЛИТЕРАТУРА

1. Словарь иностранных слов / Под ред. Лехина И.В., Локшиной С.М, Петрова Ф.Н.,  Шаумяна Л.С. – М.: Русский язык, 1988.

2. Виноградов В.В. Итоги обсуждения вопросов стилистики // Вопросы языкознания, 1955, - № 1.

3. Лингвистический энциклопедический словарь/ Гл. ред. Ярцева В.Н. – М.: Советская энциклопедия, 1990.

4. Апресян Г.З. Ораторское искусство.- М.: Изд. МГУ, 1969.

5. Бахтин М.М. Проблемы речевых жанров // Эстетика словесного творчества. - М., 1975.

6. Кожина М.Н. Стилистика русского языка. - М.: Просвещение, 1993.

7. Лингвистический энциклопедический словарь/ Гл. ред. Ярцева В.Н. – М.: Советская энциклопедия, 1990.

8. Русская речевая культура / Под общ. редакцией В.Д.Черняк.- СПб.: САГА, Азбука-классика, 2006.

9. Солганик Г.Я., Дроняева Т.С. Стилистика современного русского языка и культура речи.- М.: Академия, 2002.

Тема 5. Научный стиль

Общая характеристика научного стиля

История становления научного стиля. Специфические особенности научного стиля. Языковые средства научного текста. Термин и терминосистемы. Профессионализмы.

Научный стиль - один из функциональных стилей общелитературного языка, обслуживающий сферу науки и производства. Его также называют научно-профессиональным стилем, подчеркивая тем самым сферу его распространения.

Каждый стиль появляется в свое время – тогда, когда в обществе созрели условия для его формирования, когда язык достигает высокой степени развития. Время появления научного стиля разное в разных странах. Так, в средние века, в эпоху феодализма, «ученым языком» всей Западной Европы была латынь - международный язык науки. С одной стороны, это было удобно: ученые независимо от своего родного языка могли читать сочинения друг друга. Но, с другой стороны, такое положение мешало формированию научного стиля в каждой стране. Поэтому развитие его протекало в борьбе с латынью. На основе национальных языков формировались средства, необходимые для выражения научных положений, мыслей.

Первый научный журнал был издан только 5 января 1655 г. при Французской академии («Журнал ученых»). В настоящее время в мире выпускается более 50 тысяч научных журналов.

Начало формирования языка русской науки относится к первой трети XVIII в. Именно в этот период Российская академия опубликовала ряд трудов на русском языке. В 30-е годы ХVIII века язык научных книг был самым обработанным и совершенным среди различных литературных жанров. И это не удивительно, если вспомнить научные творения таких крупных ученых, как М.В. Ломоносов, С.П. Крашенников, П.И. Рачков, И.И. Лепехин и др. Однако в этот период и позднее – вплоть до начала ХХ века – язык науки еще не выделился в самостоятельный функциональный стиль. Он был очень близок к языку художественной литературы описательного характера. Сочинения ученых и писателей трудно было различить, настолько они были похожи. Вот, например, отрывок из научной работы Вл. Вагнера «Об окраске и мимикрии у животных», написанной в 1901 году.

И вот в течение всех лет моих наблюдений я нашел паука этого вида только однажды и нашел его совершенно случайно: глядя на ветку с другой целью и заметив быстро мелькнувшее по ветке существо, тотчас же исчезнувшее из глаз; после тщательных поисков на месте исследования животного я наконец заметил паука – почку.

Нетрудно заметить, как далек этот текст от современных аналогичных по теме работ, суховатых и лаконичных. Автор присутствует в нем не только как исследователь, но и как писатель, описывающий свои впечатления и переживания.

Точно так же работы известного русского физиолога И.М. Сеченова отличались от беллетристических произведений описательного характера лишь терминологией. Строй же произведений, набор синтаксических конструкций, лексика и фразеология не имели значительных отличий.

Как же развивался научный язык далее?

Дальнейшее развитие научной речи стремилось к формированию собственной системы языковых средств, обособленной и замкнутой, стремилось к строгому и четкому изложению мыслей, к исключению всего эмоционального и образного. Так, образность, широко использовавшаяся в античные времена, в средние века, позже стала изгоняться из научных трудов. Эталоном научной прозы становится строгое, логическое, сухое изложение «Математических начал» Ньютона. Так формировался современный облик научного стиля.

Быстрое развитие общества, стремительный прогресс науки и техники вызывают потребность  в формировании специального языка, наилучшим образом приспособленного для выражения и передачи научного знания.

В настоящее время научный стиль подразделяется на подстили: собственно научный (его жанры – монография, статья, доклад), научно-информативный (жанры – реферат, аннотация, патентное описание), научно-справочный (жанры – словарь, справочник, каталог), учебно-научный (жанры – учебник, методическое пособие, лекция), научно-популярный (очерк и др.).

Отличительная черта собственно научного стиля – академическое изложение, адресованное специалистам. Признаки данного подстиля – точность передаваемой информации, убедительность аргументации, логическая последовательность изложения, лаконичность.

Научно-популярный подстиль имеет другие признаки. Он адресован широкой читательской аудитории, поэтому научные данные должны быть преподнесены в доступной и занимательной форме. Он не стремится к краткости, к лаконичности, а использует языковые средства, близкие к публицистике.  Здесь также используется терминология.

Научно-информативный подстиль должен точно передать научную информацию с описанием научных фактов.

Учебно-научный подстиль адресован будущим специалистам, и поэтому в нем много иллюстративного материала, примеров, пояснений.

Научный стиль отличает ряд общих черт, обусловленных особенностями научного мышления. Специфика научного мышления диктует обобщенность и отвлеченность языка научной прозы. Наука использует понятия, выражает абстрактную мысль, поэтому язык ее лишен конкретности. И в этом отношении он противопоставлен языку художественной литературы. Гипотенуза – сторона прямоугольного треугольника, лежащая против прямого угла. Датчик фиксирует изменения температуры.

Эти предложения из разных областей науки и техники, но объединяет их предельная обобщенность, отвлеченность. Первое предложение из области математики, в нем речь идет не о конкретной гипотенузе конкретного данного прямоугольного треугольника. Напротив, здесь говорится обо всех существующих и возможных прямоугольных треугольниках. Во втором предложении характеризуется не определенный датчик, но все датчики данного типа, данного класса. И очень характерно использование особого вневременного, т.е. тоже обобщенного, значения настоящего времени: фиксирует (изменения) – значит не сейчас, в данный момент фиксирует, но всегда, постоянно – способен фиксировать.

Отвлеченность и обобщенность пронизывают собой каждый научный текст. Это сказывается прежде всего в широком употреблении в нем абстрактной лексики (включая терминологическую), в том, что почти каждое слово выступает как обозначение общего понятия или абстрактного предмета.

Интеллектуальный характер научного познания обусловливает такую важную особенность языка науки, как его логичность. Она выражается в предварительном продумывании сообщения, монологическом характере и строгой последовательности изложения. В этом отношении научный стиль, как и некоторые другие книжные стили, противопоставлен разговорной речи.

Коллективный характер современных научных исследований определяет объективность языка науки. Роль говорящего, авторского «я» в научном изложении, в отличие, например, от художественной речи, публицистики, разговорного стиля, весьма незначительна. Главное – само сообщение, его предмет, результаты исследования или эксперимента, представленные ясно, четко, объективно, независимо от тех чувств, которые испытывал исследователь во время эксперимента, в процессе написания научной работы. Чувства и переживания автора научного сообщения выносятся за скобки, не участвуют в речи. Субъективность и эмоциональность исключаются.

Научное исследование объективно, что выражается, как правило, в безличности языкового выражения, в отсутствии по преимуществу авторского «я» и сопутствующих ему эмоций. Основная задача научного стиля – предельно ясно и точно донести до читателя сообщаемую информацию.

Еще одна особенность научного изложения – точность. Точность в научной речи предполагает отбор языковых средств, обладающих качеством однозначности и способностью наилучшим образом выразить сущность понятий.

Лексика научной речи состоит из трех основных пластов: общеупотребительных слов, общенаучных и терминологических, а также номенклатурных наименований и своеобразных служебных слов, организующих научную мысль.

К общеупотребительной лексике относятся слова общего языка, которые наиболее часто встречаются в научных текстах. Например: Прибор работает как при высоких, так и при низких температурах. Здесь нет ни одного специального слова, но это научная речь. В любом научном тексте такие слова преобладают, составляют основу изложения.

Благодаря общеупотребительной лексике язык науки сохраняет связь с общелитературным языком и не превращается в язык мудрецов или, как иногда говорят, в язык жрецов, понятный только посвященным, ученым.

В зависимости от состава читателей доля общеупотребительной лексики меняется: она уменьшается в работах, предназначенных для специалистов (может составлять не больше половины всех слов), и возрастает в сочинениях, обращенных к широкой аудитории.

Научный стиль не просто берет слова из общелитературного языка. Он производит значительный отбор слов – прежде всего тех, которые наиболее оптимально выполняют главную функцию, установку научного стиля. Слово в научной речи обычно называет не конкретный, индивидуально неповторимый предмет, а класс однородных  предметов, т.е. выражает не частное, индивидуальное, а общее научное понятие. Поэтому в первую очередь отбираются слова с обобщенным и отвлеченным значением. Например: Возможность количественного определения основывается на следующем положении. Химия занимается только однородными телами.

Здесь почти каждое слово обозначает общее понятие или абстрактное явление: химия вообще, тела вообще. Научный стиль подчеркивает в слове общее, отвлеченное, абстрактное.

Однако научная речь не только отбирает из языка слова с общим и отвлеченным значением. Она и изменяет значение общеупотребительных слов в соответствии  со своими принципами.

Так, у многих глаголов в научной речи (составлять, служить, считаться, характеризоваться, заключаться и др.) значение ослабляется, стирается и обобщается. И они превращаются в своеобразные глаголы–связки, которые позволяют соединить любые понятия, оформлять практически любое научное сообщение.

Например, глагол составлять по словарю И.С. Ожегова имеет 7 значений. Однако в научной речи глагол составлять реализуется лишь в одном, самом широком и обобщенном значении: «образовать собой». Например: Расход составляет 400 рублей. Затраты труда составляют значительную долю стоимости товаров. Так происходит изменение, приспособление значения общеупотребительных слов к задачам научной речи.

Общенаучная речь – это второй значительный пласт лексики научной речи. Это уже непосредственная часть языка науки, или, как выражаются ученые, метаязыка науки, т.е. языка описания научных объектов и явлений.

При помощи общенаучных слов описываются явления и процессы в разных областях науки и техники. Эти слова закреплены за определенными понятиями, но не являются терминами, например: операция, вопрос, задача, явление, процесс, базироваться, поглощать, абстрактный, ускорять, ускорение, приспособление и др.

Так, слово вопрос как общенаучное понятие имеет значение «то или иное положение, обстоятельство как предмет изучения и суждения, задача, требующая решения, проблема». Оно используется в разных отраслях науки в таких контекстах: Изучить вопрос; Узловые вопросы; Национальный вопрос; Крестьянский вопрос; Поднять вопрос; Оставить вопрос открытым; Вопрос требует незамедлительного решения.

Третий пласт лексики научного стиля – термины.

Интересна история самого слова термин, рассказанная А.А. Введенской и Н.П. Колесниковым. Терминус, по преданию, имя римского бога, блюстителя границ, пограничных столбов, межевых знаков и камней, считавшихся священными. Легендарный римский царь Нума Помпилий построил в Риме храм Термина и учредил в честь бога праздник – терминалии. К межевому знаку приходили жители окрестных сел, украшали камень, приносили жертвы и веселились. Первоначально слово термин означало «межевой знак, пограничный камень», позже – «окончание, конец, граница», еще позже – «срок, период» и наконец его стали использовать в современном значении.

Терминология – это ядро научного стиля, последний, самый внутренний круг, ведущий, наиболее существенный признак языка науки. Можно сказать, что термин воплощает в себе основные особенности научного стиля и предельно соответствует задачам научного общения.

Что же такое термин?

Термин – это слово или словосочетание, точно и однозначно называющее предмет, явление или понятие науки и раскрывающее его содержание. В основе термина лежит научно построенная дефиниция. Термин обладает строгим, четко очерченным значением. Он называет все существенные признаки, необходимые для раскрытия понятия, обозначенного словом–термином: показывает общность данного понятия с другими, а также специфичность данного понятия. Например: Химия – наука о веществах, их составе, строении, свойствах и взаимных превращениях.

Сначала из этой дефиниции, определения мы узнаем, что химия – это наука, и этим мы объединяем химию с другими науками – физикой, географией, математикой и т.д.  Но, с другой стороны, дефиниция раскрывает специфичность понятия, заключенного в термине: в отличие от других естественных наук химия изучает вещества, их строение, состав и т.д.

То, что в основе термина лежит научно построенная дефиниция, - одна из основных его особенностей, придающая ему строгость, четкость, исчерпанность значения, благодаря точному раскрытию всех необходимых компонентов понятия.

Благодаря тому, что термин обозначает строгое научное понятие, он входит в систему понятий той науки, к которой принадлежит. И нередко системность терминов оформляется языковыми, словообразовательными  средствами. Так, в медицинской терминологии с помощью суффикса –ит обозначают воспалительные процессы в органах человека, например: аппендицит – воспаление аппендикса; бронхит – воспаление бронхов. Ср. также дерматит, гайморит, радикулит, трахеит и др. Существование термина в системе – также важная его особенность.

Термин можно по-настоящему понять, усвоить только в системе, в связи с другими терминами данной области науки и техники. В терминологической системе различают термины, обозначающие родовые и видовые понятия. Возьмем для примера термин металлообрабатывающего производства - верстак. Если принять его как родовое понятие, то видовыми будут являться термины, обозначающие детали, составные части верстака.

Одно и то же слово может быть использовано в качестве термина в разных областях науки, но в разных терминологических системах оно будет иметь разные значения. Например, слово реакция в качестве термина может быть использовано прежде всего в химии, а также в физиологии, в истории. В химии оно обозначает взаимодействие между веществами. В физиологии – ответ на раздражение. В историческом тексте – политику жесткого подавления общественного прогресса. А теперь приведем пример использования этого слова в словосочетании: химическая реакция, реакция ребенка на антибиотики, цепная реакция, политическая реакция и т.д. Термины следует отличать от их общеупотребительных  омонимов. Так, например, слово палец может быть общеупотребительным (палец руки) и термином (деталь машины, служащая осью вращения механизма); фартук (вид одежды) в значении термина – составная часть винторезного станка.

Ученые-лингвисты считают, что специальная лексика должна быть точна, определенна, недвусмысленна. Однозначность – важнейшее качество термина. У него не должно быть синонимов. Однако в практике это случается, например, пневмония – воспаление легких, шпатлевка – замазка; гепатит – желтуха и т.д. По мнению ученых, это снижает точность и строгость терминологии.

Особую группу в составе лексики научного стиля составляют номенклатурные знаки. Они резко, существенно отличаются от терминов. Если в основе терминов лежат общие понятия, то в основе номенклатурных знаков – единичные. К номенклатурным знакам относятся серийные марки машин, механизмов, станков, приборов, географические названия, названия электростанций, предприятий, учреждений, организаций, например: Москвич – 408; Южно-Атлантический хребет; СМ-8 – передвижная дробильно-сортировочная установка.

В лексическом составе научного стиля отсутствуют лексика с разговорно-просторечной окраской, оценочная, эмоционально-экспрессивная. Тексты научного стиля используют сложносокращенные слова, аббревиатуры: ПС (программные средства), ЖЦ (жизненный цикл); содержат не только языковую информацию, но и графическую, формулы, символы.

Научный стиль постоянно испытывает потребность в новых единицах для обозначения вновь рождающихся понятий, поэтому процессы словотворчества идут активно.

Как правило, более 50 % новых слов, приходящих в язык, составляют термины. Нередко появление новых специальных слов связано с конкретными событиями. Например, термины сейсмичность, сейсмический вошли в обиход после землетрясения в Ташкенте 26 апреля 1966 года.

Термины, как и другие слова, образуются: а) с помощью приставок, б) с помощью суффиксов, в) суффиксально-префиксальным способом, г) сложением корней и основ.

Широко используются приставки: анти- (антитела, антикриминальный), би- (бицветный, биполярный), квази- (квазиколичественный), сверх- (сверхновая звезда) и др.; суффиксы – ист (импрессионист), -ость (нефтегазоносность, озерность), -изм (мистицизм, символизм), -от-а (долгота), -м-а (морфема), -ни-е (клонирование) и др.

Одним из весьма продуктивных способов образования терминов является словосложение (при этом могут использоваться даже части, обозначенные специальными символами: Fe – ядро, нефтегазоносность).

Научная речь выработала и свои служебные средства, организующие научное изложение. Они выполняют общие для научного анализа, научного рассуждения функции: 1) подтверждают ранее приведенные рассуждения (поэтому, следовательно, таким образом, тем самым и т.д.); 2) отрицают эти соображения (однако, с другой стороны, тем не менее, все же, наоборот, в противоположность этому); 3) расширяют приведенные ранее соображения (кроме того, в свою очередь, и в данном случае); 4) ограничивают соображения, указывают на время осуществления исследования, на последовательность аргументации, вводят примеры, констатируют степень объективности информации (считают, полагают, утверждают, возможно, вероятно, конечно, по-видимому, разумеется).

Структуру научного стиля можно представить следующим образом. Основу, ядро ее составляет терминология. Далее близкий по функции и важный пласт – общенаучная лексика. И затем общеупотребительная лексика, в количественном отношении составляющая не менее половины всех слов.

Есть некоторые особенности научной речи и в области морфологии. Главная из них - преобладание имен (существительных и прилагательных) над глаголами. Высокий процент существительных обусловлен предметным, а не динамическим характером научного изложения. Наука прежде всего трактует и объясняет суть вещей, предметов и явлений, для чего нужны существительные – имена этих вещей. Роль же глаголов сводится к функции связи, соединения понятий. Сравнительно большое количество прилагательных объясняется задачами описания, характеристики, важными в научном стиле.

Интересна морфологическая особенность научной речи – использование во множественном числе абстрактных и вещественных существительных. Слова глина, сталь, темнота, длина, спирт, минимум, стоимость и другие вещественные существительные во всех стилях, кроме научного, не имеют множественного числа. В научной же речи они приобретают во множественном числе значение вида или сорта. Если мы скажем: Наша область богата глиной, это означает, что в области большие запасы глины. Фраза же Наша область богата глинами говорит о разных сортах, видах глины. Такое же значение («сорт, вид») имеют стали, спирты, смолы.

Изменяется во множественном числе и значение отвлеченных существительных. Так, мощность - это величина, которой определяется количество энергии, развиваемой двигателем, например: Мощность – мотора – 100 лошадиных сил. Во множественном числе это существительное приобретает конкретное значение, оно обозначает конкретные производственные объекты – заводы, машины и т.п. Например: Введены в действие новые энергетические мощности.

Точно так же емкость – это способность вмещать в себя что-либо, например: Емкость сосуда 1,5 литра. Во множественном числе в научно-технической речи слово обозначает не вместимость, а сами конкретные предметы, служащие вместилищем для жидких или сыпучих тел. Например: Нам нужны емкости для сыпучих продуктов.

Единственное число существительных, обозначающих единичные считаемые предметы, обычно служат для выражения обобщенного понятия: Далее в глубь материка  преобладают дуб и граб. (Л.С. Берг). Почему автор написал дуб и граб, а не дубы и грабы?

Дело в том, что формы множественного числа конкретны по значению, указывают на отдельные считаемые предметы. Автору же важно было выразиться обобщенно, указать на породу дерева, класс деревьев, а не на множество конкретных дубов и грабов. Ср. также: Береза относится к породе светолюбивых. Единственное число подчеркивает: береза вообще, любая береза.

Значительными особенностями отличается синтаксис научной речи.

Необходимость доказывать, аргументировать высказываемые мысли, обнаруживать причины и следствия анализируемых явлений ведет к преимущественному употреблению сложных предложений, а среди типов сложного предложения преобладает сложноподчиненное  как наиболее емкая и характерная для научной речи языковая форма. Сложноподчиненные предложения с придаточными изъяснительными выражают обобщение, раскрывают типическое явление, ту или иную закономерность. Сложноподчиненные предложения с придаточными причины широко используются в научной речи, поскольку наука раскрывает причинные связи явлений действительности. В этих предложениях употребляются как общеупотребительные союзы (потому что, так как, оттого что, поскольку), так и книжные (благодаря тому что, вследствие того что, из-за того что, в силу того что, ввиду того что, ибо).

Часто употребление причастных и деепричастных оборотов.

Используются простые предложения типа что есть что (водород есть газ), неопределенно-личные и безличные предложения.

Особенностью научной речи является активное использование родительного падежа. Это вызвано необходимостью последовательных действий при описании и характеристиках, пояснении. Использование этой формы несколько раз в одном словосочетании называется нанизыванием родительного падежа. Например: методика определения химического и физического состава любой зоны мантии луны.

Для научного стиля характерна в целом неличная манера изложения. Авторское «я», как правило, исключается, его заменяет более скромное и объективное авторское «мы», означающее «мы с вами», «я и аудитория». Длинный звук мы называем музыкальным. Итак, мы имеем теорему… Значение личного местоимения мы здесь настолько ослаблено, что оно вполне может быть исключено: мы называем – называется, имеем теорему – имеется теорема.

Таким образом, современную научную речь отличает неличная манера изложения.

Однако неверно было бы думать, что язык науки сух, невыразителен, что он не представляет интереса для стилиста и стилистики. Конечно, главное для ученого – точно и ясно изложить свои мысли. И все же языку науки присущи если не изящество, то выразительность и красота. И они заключаются не во внешних словесных украшениях  -  ярких метафорах, броских эпитетах, в разнообразии риторических упражнений. Красота и выразительность языка научной прозы – в краткости и точности выражения мысли при максимальной информативной насыщенности слова, в энергии мысли.

Обобщенность и отвлеченность научной речи отнюдь не означает, что ей в принципе противопоказана образность. Анализ конкретных предметов и явлений входит составной частью в научное познание. Словесные же образы помогают выражению понятий мысли.

Из всех образных средств наиболее созвучным стилю научной речи оказывается сравнение, поскольку оно выступает как одна из форм логического мышления. Сравнения широко используются для пояснения характеризуемых явлений, для иллюстрации, не преследуя специально экспрессивных целей. В этих случаях сравнения точны, нередко содержат в своем составе уже известные термины.

Естественно, что большей экспрессивностью, эмоциональностью и образностью отличаются научные произведения полемического характера, научно-популярная литература, но также и труды теоретического характера с особенной новизной темы и проблематики, части работ историко-библиографического характера («история вопроса») и разного рода отступления от основного изложения.

Разумеется, речь идет здесь об образцовых научных текстах, о выразительных возможностях, ресурсах научной речи, об эстетическом идеале языка науки, к  которому все должны стремиться.

Однако практика часто далека от идеала. Нередко научные сочинения грешат многословием, перегруженностью специальной лексикой, неоправданно усложненным языком.

Итак, научный стиль – своеобразная и влиятельная разновидность современного русского литературного языка. Влиятельность научной речи заключается в сильном и постоянном воздействии ее на весь литературный язык. Если раньше он обогащался главным образом за счет диалектов, то теперь основной источник его пополнения – терминология, специальная лексика. Вслед за новыми предметами и понятиями в наш язык мощным потоком вливаются новые слова: акселераты, алгоритм, антитела, гидропоника, голограмма, канцерогенный, компьютер, лазер, ракетоносец, стресс, реанимация и тысячи других.

Но дело даже не в том, что появляются тысячи новых слов, что стремительно растет словарный запас литературного языка. Происходит не только количественное, но и качественное изменение литературного языка под воздействием специальной лексики. Научные термины органически врастают в литературный язык, о чем свидетельствует их переосмысление: душевная травма, общественный резонанс, моральный вакуум, вирус стяжательства.

Очень заметным стало употребление терминов в обиходной разговорной речи, когда для выражения соответствующего содержания есть и обиходные слова, но специалист предпочтет употребить термин для точности выражения мысли: “Какая вкусная сегодня была каша, гомогенная (однородная) такая”. (Из речи врача).

Все эти факты, массовое переосмысление терминов свидетельствуют об изменении сознания современного человека. Стирается грань между термином и общелитературным словом. Укрепляются связи между научным и обыденным сознанием. А это, в свою очередь, меняет качество литературного языка, который приобретает тенденцию к строгому и точному выражению мысли, становится более емким, информативным, выразительным.

Резюме

Развитие общества, прогресс науки и техники вызывают потребность в формировании специального языка, наилучшим образом приспособленного для выражения и передачи научного знания.

Основными чертами научного стиля и в письменной, и в устной форме являются точность, абстрактность, логичность и объективность. Именно они организуют в систему языка все языковые средства, формирующие этот функциональный стиль, и определяют выбор лексики в произведениях научного стиля.

Структуру лексики научного стиля можно представить следующим образом. Основу ее составляет терминология, далее – общенаучная лексика. И затем – общеупотребительная, в количественном отношении составляющая не менее половины всех слов.

Особенностью использования лексики  в научном стиле является то, что многозначные лексически нейтральные слова употребляются не во всех своих значениях, а только в одном. В научной речи по сравнению с другими стилями наблюдается более широкое использование абстрактной лексики по сравнению с конкретной.

Лексический состав научного стиля характеризуется одностильной однородностью и замкнутостью, что выражается, в частности, в меньшем использовании синонимов.

В научном стиле отсутствует лексика с разговорной и разговорно-просторечной окраской.

Особенности научной речи в области морфологии:

  •  преобладание имен существительных и прилагательных над глаголами;
  •  использование во множественном числе абстрактных и вещественных существительных;
  •  употребление единственного числа существительных в научной речи обычно служит для выражения обобщенного понятия либо неделимой совокупности и целостности.

Значительными особенностями отличается синтаксис научной речи. В синтаксических структурах в научном стиле речи максимально демонстрируется отстраненность автора, объективность излагаемой информации. Стремление к логичности изложения материала в научной речи приводит к активному использованию сложных предложений, а среди типов сложного предложения преобладают сложноподчиненные как наиболее емкая и характерная для научной речи языковая форма. Активно используются конструкции, осложненные вводными словами и словосочетаниями, причастиями и деепричастными оборотами и пр.

Красота и выразительность языка научной речи заключается в  краткости и точности выражения мысли при максимальной информативной насыщенности слова.

Вопросы для контроля и самоконтроля

1. Расскажите о зарождении и формировании научного стиля в России.

2. Какова основная тенденция развития научного стиля?

3. Каковы основные стилевые особенности языка науки?

4. Что представляет собой лексика научной речи? Из каких пластов она состоит?

5. Что такое терминология? Каковы особенности термина?

6. Охарактеризуйте морфологические особенности научной  речи.

7. Расскажите о синтаксисе научной речи.

8. В чем заключается идеал языка научной прозы?

9. В чем проявляется влияние научного стиля на литературный язык?

ЛИТЕРАТУРА

1. Дунаевская О.В. Несколько слов о современном термине// Русская речь, 1998, №1.

2. Ипполитова Н.А., Князева О.Ю., Савова М.Р. Русский язык и культура речи в вопросах и ответах. - М., 2006.

3. Культура русской речи. Учебник для вузов/ Под редакцией Л.К. Граудиной и Е.Н. Ширяева. – М., 1998.

4. Кудрявцева Л.А. Технические термины в общелитературном языке //Русская речь. - 1990. - №2.

5. Как ученые говорят//Русская речь. - 1995. - №3.

6. Митрофанова О.Д. Научный стиль речи: проблемы обучения. - М., 1995.

7. Пособие по научному стилю речи для вузов негуманитарного профиля. – Спб., 2002.

8. Русский язык и культура речи: Учебник для вузов / А.И.Дунев, М.Я. Дымарский, А.Ю. Кожевников и др.; Под редакцией В.Д. Черняк. – М.: Высшая школа; Спб.: Изд-во РГПУ им. А.И, Герцена, 2002.

9. Сенкевич М.П. Стилистика научной речи и литературное редактирование научных произведений. М., 1976.

10. Солганик Г.Я. Русский язык 10-11 кл. Стилистика: Учебное пособие для общеобразовательные учебных заведений, школ и классов с углубленным изучением русского языка, лицеев и гимназий. – М.: Дрофа, 1995.

11. Трофимова Г.К. Русский язык и культура речи. Курс лекций. - М.: Флинта: Наука, 2004.

12. Федосюк М.Ю., Ладыженская Т.А., Михайлова О.А., Николина Н.А. Русский язык для студентов – нефилологов: Учебное пособие. – М.: Флинта: Наука, 1999.

Виды научных текстов. Их характеристики и оформление

Первичные и вторичные тексты; жанровое своеобразие. Композиция научных текстов. Тезисы, аннотация, рецензия. Реферат, конспект, курсовая работа. Рубрикация, библиография.

Работая с научными текстами, необходимо помнить, что научные тексты бывают первичными и вторичными. Первичные – это первоисточники, оригиналы. К ним относятся, например, научная статья, монография. Научная статья – сочинение небольшого размера, в котором автор излагает результаты собственного исследования. Монография – научный труд, посвященный изучению одной темы, одного вопроса. Это первичные жанры собственно научного стиля, т.е. они пишутся  специалистами для специалистов. В эту группу жанров можно включить курсовую и дипломную работы. Тексты этих жанров должны отвечать требованиям логичности и точности, характеризоваться отвлеченностью и обобщенностью. Язык отличается строгой терминологичностью, сложным и ясным синтаксисом.

Вторичные тексты создаются на основе первичных текстов, принадлежащих другому автору.

Для научных текстов (первичных и вторичных) характерна стройная композиция. В каждом тексте выделяют  следующие части: заголовок, вводная часть (формулируется цель работы и обосновывается выбор темы исследования, описываются методы исследования), основная часть, заключение.

Заголовок (название) научного произведения – это информативная единица; он обычно отражает тему данного текста и должен соответствовать содержанию этого текста.

Можно выделить несколько типов заголовков:

- названия общего характера (Теория групп; Беседы о механике; Мир ценности; Язык и картина мира);

- названия, конкретизирующие вопросы теории, непосредственно разрабатываемой автором (Биосфера как планетарная организация жизни; Образный потенциал наименований нравственных качеств в русском языке);

- названия, отображающие специфику авторской постановки вопроса (Коммуникативно-прагматический аспект изучения терминов; Русская орфография: культурологический и лингвистический аспекты).

Работа над текстом начинается с введения. Это не просто часть работы, это документ, характеризующий работу. Введение начинается с обоснования актуальности выбранной темы. Далее необходимо показать знакомство  автора с имеющимися источниками, его способность к критической оценке сделанного предшественниками. Отсюда логически вытекает цель работы. Следующий этап работы – рассказ о методике исследования проблемы. Формулировка целей и задач исследования должна быть четкой и краткой, логически корректной. Если цель может быть одна, то задач должно быть несколько, они представляют собой тактику реализации цели. Часто формулировки задач совпадают с названиями глав и параграфов основной части. Задачи даются в форме перечисления. При формулировке цели можно использовать стереотипы.

Цель работы:

  •  раскрыть специфику;
  •  выявить закономерности (выявление закономерностей);
  •  создать типологию (создание типологии);
  •  объяснить явление;
  •  описать функции (описание функций);
  •  разработать модель (разработка модели);
  •  охарактеризовать систему;
  •  обобщить факты;
  •  систематизировать элементы (систематизация элементов).

Основная часть текста монографии (курсовой, дипломной работы) членится на главы в соответствии с задачами работы. В небольшой по объему статье части не выделяются, но каждая новая мысль оформляется в новый абзац. Названия параграфов должны быть сформулированы так, чтобы не выходить за пределы, очерченные названием главы. Общее содержание основной части должно соответствовать теме исследования и служить ее раскрытием. Изложение должно быть аргументированным, логическая канва – продуманной.

Важную функцию выполняет заключение. В нем воспроизводится весь путь исследования. Необходимо сформулировать выводы. Выводы должны соотноситься с поставленными вначале задачами. Заключение – это своеобразный отчет о проделанной работе, где показываются реальные достижения, указывается практическая польза.

Важными элементами являются также библиография и приложения.

Автор научного текста проводит аналитический обзор литературы и включает в текст чужую речь в форме точной цитаты или косвенной передачи мысли. В обоих случаях необходима точная ссылка (сноска) на соответствующий труд.

В практике вуза студентами широко используется вторичный текст. Он создается в результате компрессии (лат. «сжатие»). С помощью компрессии текст становится меньше по объему, в нем легче выделить основные положения и наиболее значимые моменты. Последовательность действий при компрессии такова:

  •  чтение текста и выделение ключевых слов.
  •  написание вторичного текста с использованием соответствующих речевых клише.
  •  использование слов с обобщенно-абстрактным значением для того, чтобы передать основное содержание абзаца (задачи, точка зрения, выводы и т.д.).

Самый простой вид компрессии – план. Планы бывают вопросные, назывные и тезисные. В вопросном плане используются вопросительные слова (Какова роль информации в современном мире?). Назывной план определяет подтемы текста и использует назывные предложения (Роль информации в жизни человека). Тезисный план лекции включает ключевые предложения текста и использует также глагольные формы (Роль информации в жизни общества чрезвычайно велика, так как тот, кто владеет информацией, владеет ситуацией).

В практике вуза, а также в профессиональной деятельности требуется умение написать тезисы. Тезисы – кратко сформулированные основные положения статьи, доклада. Они могут быть первичными и вторичными.

Первичные тексты – это краткое изложение содержания публичного выступления (для себя). Вторичные пишутся на основе работы другого автора (статьи, монографии, лекции).

Каждый тезис отделяется красной строкой, нумерацией. Логическое деление подчеркивается рубрикацией. Тезисы носят характер утверждающего суждения или умозаключения.

В тезисах кратко и логично излагается развитие темы. Каждый тезис освещает микротему и составляет, как правило, отдельный абзац. Тезисы раскрывают решение проблем, вопросов, тогда как план лекции их только называет. В них отсутствуют цитаты и примеры. Как правило, предложения с тезисами строятся с употреблением отглагольных сказуемых, безличных предложений.

Аннотация (лат. «заметка») – краткая характеристика содержания (описание) статьи, книги. Она дает общее представление о статье (о чем идет речь), а не раскрывает сущность затронутых проблем. Аннотации бывают информационные (дается описание, но нет оценки), рекомендательные (дается характеристика и рекомендации для практического применения), групповые (характеристика нескольких произведений). В практике вуза аннотация используется при написании дипломного проекта.

Перед текстом даются выходные данные (автор, название, место и время издания). Аннотация состоит из двух главных частей: в первой дается библиографическое описание, формулируется тема, во второй перечисляются основные проблемы или положения. В конце может указываться адресат. Используются следующие речевые клише:

  •  В книге исследуется (что?), показан (что?)
  •  Большое место занимает рассмотрение (чего?)
  •  В монографии дается характеристика (чего?)
  •  В книге приведены примеры, иллюстрации
  •  В книге анализируется (что?)
  •  Главное внимание обращается (на что?)
  •  В работе нашли отражение проблемы
  •  В заключении кратко разбирается (что?)
  •  Сборник рассчитан (на кого?)
  •  Статья рекомендуется, предназначена …
  •  Предназначается широкому кругу читателей.

Субъект действия в аннотации обычно не называется, потому что он ясен, известен из контекста; активнее употребляются пассивные конструкции (глагольные и прилагательные).

Схема аннотации: кто, о чем, из каких частей, как, для кого. Она невелика по объему и состоит из простых предложений. Ее можно увидеть на обратной стороне титульного листа, например, учебников, справочников.

Образец аннотации.

Фролов И.Г. Глобальные проблемы, человек и судьбы человечества // Философия и политика в современном мире. – М.: Наука, 1989. – С. 44-60.

Статья посвящена влиянию глобальных проблем на различные стороны жизни человека и на решение вопроса о будущем цивилизации.

В статье рассматриваются (анализируются, указаны) пути и методы решения глобальных проблем мыслителями различных направлений.

Для студентов вузов.

Реферат (лат. «доказывать, сообщать») – краткое изложение научной работы или нескольких научных работ, т.е. сообщение о том, какая информация содержится, что излагается. Основные требования к написанию реферата – объективность изложения и выявление нового, существенно важного. Изложение одной работы обычно содержит указание на тему и композицию реферируемой работы, перечень ее основных положений с приведением аргументации. Такой реферат называется простым информационным. В России издаются специальные реферативные журналы, которые содержат рефераты из разных областей науки. Студенты пишут рефераты на определенные темы, т.е. тематические рефераты. Для их написания могут быть привлечены 2-3 научные работы. Такой реферат будет обзорным. Простой информативный реферат может содержать оценку положений, высказываемых автором работы. Это оценка обычно выражает согласие или несогласие с точкой зрения автора.

Особенность реферата заключается в его объективности: он не должен отражать субъективных взглядов или субъективной оценки. Реферат содержит иллюстративный материал в отличие от аннотации.

Содержательное же отличие между ними заключается в том, что реферат содержит конкретные сведения, выводы, идеи автора. В этом отношении реферат приближается к конспекту, однако отличается от него большим лаконизмом, поскольку включает только обобщенные и преимущественно новые, оригинальные выводы автора книги.

Требования к языку реферата аналогичны требованиям к аннотации: краткость, простота, ясность изложения и использование лексики книжного или нейтрального стиля речи.

Объем реферата колеблется от 5 до 15  листов через 2 интервала.

Основные требования к написанию реферата:

  •  реферат должен раскрывать основные концепции исходного текста;
  •  реферативное изложение должно быть сжатым;
  •  цель реферирования – создать «текст о тексте»;
  •  следует избегать связок типа: в первом абзаце, во втором абзаце и т.д.;
  •  обильное цитирование превращает реферат в конспект, реферат не должен превращаться в «ползанье по тексту».

Реферат может содержать оценочные элементы (нельзя не согласиться, автор удачно иллюстрирует … и др.).

При работе над рефератом потребуется:  

а) разделить текст на смысловые части, выделить в них основную информацию;

б) опираясь на выделенную информацию, составить план реферата, перераспределив при необходимости данную в текстах информацию.

В реферате, как правило, информация излагается авторизованно, т.е. реферирующий описывает ее со своей точки зрения на последовательность действий автора.

В структуре реферата выделяют три главных компонента:

Вводная  часть – библиографическое описание.

Собственно текст, состоящий из вступления, основной части и заключения.

Выводы, справочный аппарат.

Как правило, используются речевые клише, необходимые для создания реферата:

библиографическое описание (в статье, помещенной в журнале, сборнике, статья носит название);

тема статьи, книги (предлагаемая книга посвящена теме, проблеме, выбор темы закономерен, статья представляет собой изложение, обобщение);

композиция (статья делится на три части);

основное содержание (автор затрагивает, касается, останавливается, ставит вопрос о том…, автор доказывает справедливость утверждения, автор опровергает, в подтверждение своей точки зрения автор приводит факты, доказывающие справедливость…);

заключение, выводы автора (автор подводит к выводам, несомненный интерес представляют выводы автора о том, что выполненные исследования показывают, на основании полученных данных был сделан вывод о том…);

оценка референта (автор убедительно доказывает, к недостаткам работы можно отнести).

Критерии оценки реферата: соответствие содержания теме, глубина проработки материала, правильность и полнота использования источников, использование речевых клише.

Реферат должен иметь титульный лист, план, введение, основную часть, заключение, библиографию. Титульный лист содержит следующие сведения: название вуза, кафедры, тема реферата, данные о студенте и руководителе, указание на место написания и год написания.

Еще одна разновидность реферата, который выполняют студенты, - это изложение имеющихся в научной литературе концепций по заданной проблемной теме. Преподаватель оценивает умение работать с научной литературой, вычленять проблему из контекста, навыки логического мышления, культуру письменной речи, знание правил оформления  научного текста, ссылок, составления библиографии. Реферат часто путают с научным докладом. Доклад предназначен для устного выступления, поэтому надо различать письменный вариант и само выступление.

Рецензия (лат. «рассмотрение») – письменный разбор текста, предполагающий комментирование основных положений работы (т.е. толкование авторской мысли, выражение своего отношения к проблеме, аргументацию и оценку, выводы о ценности работы).

В отличие от рецензии, отзыв дает самую общую характеристику работы без подробного анализа, но содержит практические рекомендации (анализируемый текст может быть принят к работе, в издательстве или на соискание ученой степени).

В структуру рецензии входят: введение, указывающее на проблемы и задачи (в последнее время появилось много работ на заданную тему; автор статьи  - известный ученый), характеристика, краткое содержание (статья посвящена теме, проблемам…, в статье рассматриваются, автор описывает методы…), оценочная часть – достоинства и недостатки (к достоинствам работы относятся …, необходимо отметить творческий характер исследований…), выводы (оценивая работу в целом…, необходимо отметить …, следует подчеркнуть…).

План для написания рецензий.

  •  Предмет анализа (в рецензируемой работе).
  •  Актуальность темы (работа посвящена актуальной теме…).
  •  Формулировка основного тезиса (в статье на первый план выдвигается вопрос…).
  •  Краткое содержание работы.
  •  Общая оценка (таким образом, работа, бесспорно, раскрывает возможности…).
  •  Достоинства, недочеты (вместе с тем вызывает сомнение тезис о том, что… отмеченные недочеты не снижают высокого уровня работы).
  •  Выводы (работа оценена положительно, статья имеет важное значение для …, работа заслуживает высокой оценки, а ее автор, несомненно, достоин искомой степени…).

Конспект - письменная фиксация основных положений читаемого или воспринимаемого на слух текста. Конспект единственный из всех вторичных текстов не предназначен для публикации. Он предполагает свертывание информации текста первоисточника и представление ее в форме, удобной для того, чтобы составитель конспекта мог впоследствии эту информацию развернуть, восстановить исходное содержание.

Чтобы написать конспект, необходимо:

  •  выделить смысловые части, где собрана информация по теме;
  •  в каждой смысловой части сформулировать микросхему с опорой на ключевые слова и ключевые фразы;
  •  выделить в каждой части главную и дополнительную информацию.

После этого автор производит оценку вычлененной из первоисточника информации: «Насколько важна эта информация лично для меня? Как она соотносится с уже имеющимися у меня знаниями? Насколько подробно я должен ее изложить? Какие блоки информации возможно опустить, так как содержащаяся в них информация лично для меня никакой ценности не представляет, она мне известна?»  Нужная информация фиксируется.

Существует несколько разновидностей конспектов.

По количеству конспектируемых источников конспекты подразделяются на монографические, составленные по одному источнику, и сводные, или обзорные, составленные по нескольким источникам на одну тему.

В зависимости от объема выделяются конспекты краткие (отбираются лишь положения общего характера); подробные (общие положения дополняются доказательствами, пояснениями, другим иллюстративным материалом) и смешанные, допускающие изложение одних частей первоисточника подробно, других – более кратко.

Информация в конспекте фиксируется в разных формах: в виде тезисов, выписок (текстуальный конспект), в виде вопросов, выявляющих суть проблемы, в виде назывных предложений (конспект-план, конспект-схема).

Конспект – настолько свободная форма, что его объем не может регламентироваться. Его устанавливает сам составитель в зависимости от степени значимости текста, от общего объема первоисточника, трудности его восприятия.

Мало того, конспект далеко не всегда обладает признаками текста, например, связностью. Он может выглядеть как план, схема или как собственно текст. В конспекте допускаются дополнительные пометы, замечания составителя, графические обозначения, выделение шрифтом и цветом, индивидуальные значки и т.д., а также  сокращения цитаты, записи на полях, отражающие точку зрения составителя.

При конспектировании надо записать все выходные данные источника (год, место издания, автор, название). На странице выделить поля, лучше справа и слева. Слева отмечаются страницы оригинала, структурные разделы, формулируются основные проблемы. Справа записываются собственные выводы, ссылки на другие источники. В центральной части страницы записывается краткое изложение содержания текста. Оно включает в себя цитаты, факты, расчеты.

В высшем учебном заведении студенту приходится выполнять самостоятельную научную работу, проводить опыты, исследования, производить расчеты.

Одной из важных научных работ в вузе для студента является курсовая работа. Курсовая работа пишется на старших курсах. Это студенческое научное исследование. Первыми ступенями на пути к ней являются практические работы, отчеты, выполнение расчетно-графических заданий.

Ее цель – выявить навыки самостоятельной научной работы студента. Она защищается на кафедре и является репетицией дипломной работы, иногда курсовая работа переходит в дипломную работу.

Требования к курсовой работе: актуальность тематики, изучение и анализ научной литературы по предмету исследования, изучение и анализ истории проблемы, проведение самостоятельного исследования, характеристика, описание анализа опытов, обобщение результатов исследований, обоснование выводов и практических рекомендаций, культура оформления.

Объем курсовой работы – 35-40 печатных страниц. Из этого объема около 10 % занимает вводная часть, от 5 % до 10 % - заключение.

При написании курсовой работы выделяют три этапа: подготовка к исследованию, проведение опытов, оформление. Курсовая работа должна содержать глубокое и  четкое изложение поставленных вопросов простым литературным языком с употреблением терминов. Очень важны ссылки на материал исследований. Возможно включение цитат.

Для курсовой работы обязательна ее защита на кафедре: студент делает краткое сообщение (7-10 минут), в котором  излагает мотивы, цели, актуальность, предмет исследования, останавливается на практической части и результатах исследований, затем делает вывод.

Структура курсовой работы: титульный лист, оглавление, введение, главы, заключение, литература, список приложений (возможны варианты).

Правила оформления курсовой работы:

цитаты указываются со ссылкой на источник и берутся в кавычки;

таблицы нумеруются арабскими цифрами;

каждая новая глава начинается с новой страницы;

текст состоит из трех частей – вводной, основной и заключения.

Готовая работа сдается на кафедру. Научный руководитель должен обосновать выставленную оценку в письменной рецензии.

Критериями оценки служат: актуальность выбранной темы, глубина освоения материала, качество подбора и использования источников, степень самостоятельности выводов, общая культура изложения материала.

Самый главный труд, итог всех лет обучения – это дипломная работа, экзамен на зрелость и заявка на будущие профессиональные успехи. Ее написание – последний, завершающий этап обучения в вузе. Она является формой итогового контроля знаний и умений студента. Оценка, полученная на защите дипломной работы, рассматривается как окончательный результат всего периода учебы.  Поэтому для студента имеют очень большое значение качество дипломной работы, степень ее самостоятельности, аргументированность, логическое изящество защиты.

Структура дипломной работы: титульный лист, задание, аннотация, введение, основная часть, заключение, библиография, приложения. Аннотация – это текст будущего выступления на защите перед комиссией. Ее объем – около одной печатной страницы.

Все виды работ должны быть написаны правильным литературным языком, по нему судят об уровне профессиональной и общекультурной подготовки студента. Поэтому  важно на только раскрыть тему, но и правильно использовать стилистику, писать логично и грамотно.

Речевые клише, употребляющиеся в научных текстах.

В современных условиях вырастает роль.

В своей работе автор установил, доказал, выдвинул гипотезу, внес уточнения, ставит задачу, решает проблему, высказал мнение, соображение.

В статье рассматриваются вопросы, анализируются факты, дается обзор.

В тексте уделяется внимание, освещается.

Целью данного исследования является.

Автор приводит множество интересных фактов.

В труде даются обоснования предложенной теории.

В результате проведенных исследований доказано.

Имеются все основания предполагать.

Полученные результаты наводят на мысль о том.

Данные исследования не утратили своего значения.

Значение исследований заключается в том.

В заключение необходимо обратить внимание на и др.

Правильно оформить научную работу помогает рубрикация. Рубрикация текста – это его членение на логически самостоятельные составные части. Рубрикация подчинена раскрытию темы и выделяет введение, основную часть, заключение. В свою очередь, основная часть тоже, как правило, подвергается рубрикации. Деление на главы и параграфы значительно облегчает понимание, делает текст более логичным.

Рубрикация текста выражается в нумерации. Она может быть различной: с использованием прописных и строчных букв, римских и арабских цифр. В студенческих работах обычно используются римские и арабские цифры: номера глав обозначаются римскими цифрами, номера параграфов – арабскими.

В научной работе принято ссылаться на источник информации, т.е. цитировать. Существует цитирование точное, косвенное, ссылка. Точное цитирование предусматривает обязательное указание источников с указанием страниц. Косвенное цитирование – соотношение текста оригинала и косвенной цитаты такое же, как соотношение между прямой и косвенной речью. Ссылка  представляет собой упоминание автора и источника.

Цитируемый текст должен приводиться в кавычках, точно по цитируемому тексту, в той грамматической форме, в какой он дан в источнике.

Пропуск слов, предложений, абзацев при цитировании обозначается многоточием.

Цитирование должно быть полным, без искажения мысли автора.

Цитата должна быть неразрывно связана с текстом и служить доказательством или подтверждением выдвинутых автором положений.

При цитировании не допускается объединение в одной цитате нескольких отрывков, взятых из разных мест. Каждый такой отрывок должен оформляться как отдельная цитата.

При цитировании каждая цитата должна сопровождаться указанием на источник (библиографическая сноска).

При цитировании не по первоисточнику следует указывать «Цит. по:…».

Важное место в научной работе отводится библиографическому описанию.

Библиография – это список использованной литературы, он помещается после заключения на отдельном листе. Все источники приводятся в алфавитном порядке, каждый располагается на отдельной строке и значится под своим порядковым номером. Каждый источник должен быть описан согласно ГОСТу.

Если книга написана одним автором или авторским коллективом до трех человек, библиографическое описание строится следующим образом: сначала следует фамилия автора, далее его инициалы, затем указывается полное наименование источника, ставятся точка и тире. Далее идет название города, где вышла книга, ставится двоеточие, после него – название издательства, выпустившего книгу, без кавычек, запятая, год издания, точка, тире, количество страниц. Например: Хазагеров Г.Г., Корнилова Е.Е. Риторика для делового человека: Учебное пособие. – М.: Флинта: Московский психолого-социальный институт, 2001. – 136 с.

Резюме

Все тексты можно разбить на две большие группы: первичные и вторичные. Первичные создаются как самостоятельные произведения, вторичные же представляют собой результат переработки исходного (первичного) текста и являются в определенной степени реакцией на прочитанное, ответом на сказанное и в конечном счете результатом процесса восприятия и интерпретации первичного текста. К первичным текстам можно отнести статью, монографию, а к вторичным – тезисы, аннотацию, реферат, конспект и др. В идеальном варианте вторичный текст должен не только полно отражать основные идеи первичного текста, но и сохранить присущие ему качества научной речи, поскольку все вторичные жанры относятся к научному стилю.

Аннотация – вторичный текст, созданный на основе исходного текста (без этого исходного текста аннотация  как жанр не  могла бы существовать). Цель аннотации – не в том, чтобы сохранить или передать информацию, заключенную в первоисточнике, а в том, чтобы сообщить сведения о тематике и проблематике текста, на основе которого создается аннотация, его читательском адресе, возможно, некоторых особенностях расположения материала, структуре.

Главная задача реферата – оценить информацию с точки зрения ее важности, при необходимости переформулировать ее, представив в более емкой форме, обобщить некоторые положения, исключить второстепенные моменты и представить все остальные  в виде текста определенной структуры.

Конспект – своеобразный жанр среди всех жанров вторичных текстов. Он не предназначен для публикации и применим только для индивидуального пользования: информация для фиксирования в конспекте отбирается очень субъективно тем человеком, кто его пишет. Следовательно, обладая определенным багажом знаний, автор может не отразить или отразить очень кратко объективно важную, но для него не представляющую особой важности информацию.

Важное значение имеет умение написать как первичные, так и вторичные тезисы. Тезис – положение, истинность которого должна быть доказана, и положение, которое коротко передает одну из основных мыслей лекции, доклада.

Вопросы для контроля и самоконтроля

1. Какие тексты называются первичными? Какие – вторичными? В чем особенности вторичных текстов?

2. Какие разновидности вторичных текстов можно выделить?

3. В чем жанровое своеобразие аннотации как вторичного текста? Какова структура аннотации?

4. Каковы особенности реферата как вторичного текста? Какой должна быть структура реферата? Какие разновидности рефератов существуют?

5. Чем отличается реферат от других вторичных текстов? Что у них общего?

6. В чем жанровое своеобразие конспекта как вторичного текста? Какие разновидности конспектов существуют?

7. Что такое тезис? Какие разновидности тезисов бывают?

ЛИТЕРАТУРА

1. Дунаевская О.В. Несколько слов о современном термине. // Русская речь. - 1998. - №1.

2. Ипполитова Н.А., Князева О.Ю., Савова М.Р. Русский язык и культура речи в вопросах и ответах. - М., 2006.

3. Культура русской речи. Учебник для вузов/ Под редакцией Л.К. Граудиной и Е.Н. Ширяева. – М., 1998.

4. Кудрявцева Л.А. Технические термины в общелитературном языке //Русская речь. - 1990. - №2.

5. Как ученые говорят//Русская речь. - 1995. - №3.

6. Митрофанова О.Д. Научный стиль речи: проблемы обучения.- М., 1995.

7. Пособие по научному стилю речи для вузов негуманитарного профиля. – Спб., 2002.

8. Русский язык и культура речи: Учебник для вузов / А.И.Дунев, М.Я. Дымарский, А.Ю. Кожевников и др.; Под редакцией В.Д. Черняк. – М.: Высшая школа; Спб.: Изд-во РГПУ им. А.И, Герцена, 2002.

9. Сенкевич М.П. Стилистика научной речи и литературное редактирование научных произведений. - М., 1976.

10. Солганик Г.Я. Русский язык 10-11 кл. Стилистика: Учебное пособие для общеобразовательные учебных заведений, школ и классов с углубленным изучением русского языка, лицеев и гимназий. – М.: Дрофа, 1995.

11. Трофимова Г.К. Русский язык и культура речи: Курс лекций. - М.: Флинта: Наука, 2004.

12. Федосюк М.Ю., Ладыженская Т.А., Михайлова О.А., Николина Н.А. Русский язык для студентов – нефилологов: Учебное пособие. – М.: Флинта: Наука, 1999

Тема 6. Официально-деловой стиль

Основные признаки официально-делового стиля. Подстили официально-делового стиля:  юридический, дипломатический,  канцелярско-деловой.

Жанры официально-делового стиля.

Лексические особенности официально-делового стиля. Словообразовательные особенности. Морфологические особенности. Синтаксические особенности.

Особенности организации текста.

Типы документов.

Типичные ошибки в официально-деловой речи.

Официально-деловой стиль обслуживает сферу официально-деловых отношений, т. е. таких отношений, при которых участники коммуникации выступают в качестве носителей определенных социальных функций. Ситуации, возникающие при таком общении, в максимальной степени типичны, что и порождает стандартное речевое поведение их участников: говорящих можно сравнить с актерами, которые не придумывают свой текст, а воспроизводят реплики, написанные автором пьесы. Неслучайно многие документы представляют собой изданные в типографии бланки, в которые лишь необходимо вписать паспортные данные — все остальное «сообщит» неизвестный автор бланка, описывающего стандартную ситуацию.

Основными признаками официально-делового стиля являются:

  •  преимущественно письменная форма изложения;
  •  стандартизованность: в рамках каждого жанра официально-делового стиля существует особая «модель», шаблон, по которому строится текст вне зависимости от того, кто является его автором, при этом композиция официально-делового текста не претерпевает изменений;
  •  высокая степень регламентированности (определённый запас средств выражения и способов их комбинирования): обращение к ограниченному набору языковых средств позволяет строить текст таким образом, чтобы при его толковании не возникало разночтений;
  •  строгость и простота изложения: использование слов в их прямых значениях, отсутствие образности, предпочтительное употребление простых, однозначно трактуемых синтаксических конструкций;
  •  информативная насыщенность: авторы текстов официально-делового стиля стремятся передать максимум информации, используя минимум языковых средств;
  •  официальный характер изложения: для текстов данного стиля не характерно использование экспрессивно окрашенных слов и синтаксических конструкций;
  •  безличность: тексты официально-делового стиля носят объективный характер, поэтому в них отсутствуют языковые средства, указывающие на автора (например, вводно-модальные конструкции: по моему мнению, как мне кажется и под.).

В рамках официально-делового стиля выделяют три подстиля — юридический, дипломатический и канцелярско-деловой: их названия хорошо показывают, в каких именно сферах социальной деятельности человека они используются.

В рамках каждого из подстилей выделяют множество жанров, особенности которых определяются тематикой, объемом и письменной или устной формой создаваемого текста. К жанрам юридического подстиля относятся конституция, кодекс, закон, постановление, к жанрам дипломатического подстиля — верительная грамота, нота протеста, декларация, коммюнике, к жанрам канцелярско-делового подстиля — заявление, уведомление, приказ, контракт, резюме и т. д.

Следует заметить, что юридический и дипломатический подстили в гораздо большей степени похожи друг на друга, чем на канцелярско-деловой подстиль. Связано это с тем, что они регламентируют отношения на «высоком» социальном уровне — между государствами, государством и юридическим лицом, государством и гражданином, в то время как документы (текст канцелярско-делового подстиля) описывают разнообразные бытовые ситуации, связанные в том числе и с производственной деятельностью человека. Иначе говоря, юридический и дипломатический подстили используются в политической, а канцелярско-деловой — в экономической и повседневно-бытовой жизни человека.

Различия между юридическим и дипломатическим подстилями объясняются тем, что первый из них используется в законодательстве и судопроизводственной деятельности внутри государства, а второй — на внешнеполитической арене. В связи с этим каждому из них свойственно наличие особой терминологии и фразеологии. Юридический подстиль: каждому гарантируется право, дееспособность несовершеннолетних, осуществлять права и обязанности; дипломатический подстиль: Высокие Договаривающиеся Стороны, Высокий и Полномочный Посол, договорились о нижеследующем, ратификационная грамота, нота протеста. Различаются они и синтаксически: для закона важно четко выразить юридическую норму, поэтому предпочтение в нем отдается простым предложениям и сложным предложениям с небольшим количеством придаточных — тем конструкциям, которые удобны для восприятия: Каждому гарантируется свобода мысли и слова. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается. (Конституция РФ, ст. 29)

Дипломатические же отношения требуют использования особого этикета, выработанного на протяжении веков, который включает в себя, в частности, употребление в текстах особых клишированных речевых формул (Прошу вас, господин Поверенный в делах, принять уверения в моем глубоком уважении) и сложных синтаксических конструкций с разветвленной союзной связью, причастными и деепричастными оборотами, инфинитивами, зависимыми предложениями, вводными и обособленными выражениями. Такие конструкции могут представлять собой одно сложное предложение, которое, однако, разбивается на несколько абзацев, каждый из которых начинается заглавной буквой. Такое строение свойственно преамбулам (вводным частям) дипломатических текстов, например преамбуле «Всемирной конвенции об авторском праве», подписанной в Женеве 6 сентября 1952 г.:

Договаривающиеся Государства,

Воодушевленные желанием обеспечить во всех странах охрану авторского права на литературные, научные и художественные произведения,

Уверенные в том, что режим охраны авторских прав, пригодный для всех наций и выраженный во Всемирной конвенции, являясь дополнением уже действующих международных систем охраны и не затрагивая их, способен обеспечить уважение прав личности и благоприятствовать развитию литературы, науки и искусства,

Убежденные в том, что такой универсальный режим охраны авторских прав облегчит распространение произведений духовного творчества и будет способствовать лучшему международному взаимопониманию,

Согласились о нижеследующем...

Однако, как уже было сказано, в языке юридических и дипломатических текстов обнаруживается больше общего, чем различного. Рассмотрим языковые особенности, свойственные текстам юридического, дипломатического и, в значительной степени, канцелярско-делового подстилей.

Лексические особенности

Термины, обозначающие реалии социальной жизни гражданина (органы государственного управления, федеральные налоги и сборы, памятники истории и культуры, административно-процессуальное законодательство и под.).

Речевые штампы - словосочетания, часто повторяющиеся во многих официально-деловых текстах и имеющие устойчивый характер (права и свободы, право на образование, иметь право, совершение правонарушения, исконная среда обитания и под.). Существительные, а также прилагательные, причастия и местоимения в значении существительных, называющие субъекты социальных отношений: не конкретных людей (Иван Иванович Иванов), а граждан, органы власти (истец, ответчик, Российская Федерация, потерпевшие от преступлений, малоимущие), - или указывающие на «обобщенный» субъект — любое лицо, оказывающееся в определенной ситуации (каждый, никто, любой гражданин).

Лексическую основу официально-деловых текстов составляет нейтральная, употребимая в любом стиле лексика. Однако следует заметить, что выбор лексики всегда определяется тематикой текста, так что и в использовании нейтральной лексики автор текста законодательного не свободен. Так, он может употребить слова человек, гражданин, река, вода, но вряд ли обратится к словам кресло, лысина, страус.

Частотны слова и словосочетания, указывающие на обязательность закона (имеет право, гарантируются, вправе, обязан, обязательно, обеспечивают, устанавливает, поддерживает и под.); используются архаические по происхождению предлоги и союзы, имеющие нейтральные синонимы (дабы, во имя, в целях, ибо, в силу, нежели, в отношении и под.).

Частотны также перифразы - словосочетания, состоящие из глагола и существительного, имеющие нейтральные однословные синонимы (оказывать помощь - помогать, нести службу - служить, наносить ущерб - вредить, относиться бережно - беречь, подвергать пыткам - пытать и под.).

В текстах официально-делового стиля не употребляются оценочные (хороший, плохой, нравится, хочется и под.) и вводно-модальные слова, выражающие неуверенность, вероятность (наверное, может быть и под.).

Словообразовательные особенности

Обилие существительных, образованных от глаголов и прилагательных с помощью суффиксов -ений-, -изаций-, -ость (освобождение, возмещение, реализация, монополизация, общедоступность, бесплатность и под.). Включение их в предложение помогает сделать текст более информативно насыщенным  (ср. например: Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (Конституция РФ, ст. 53) и Каждый имеет право на то, чтобы государство возместило...). Многие из отглагольных существительных используются с приставкой не- (невыполнение, несоблюдение, несоответствие и под.). Существительные, образованные от прилагательных и причастий без изменения формы последних (малоимущий, обвиняемый, задержанный, потерпевший и под.).

Морфологические особенности

Преимущественное использование личных местоимений и глаголов в формах 3 лица (в подобных текстах невозможно использовать я, ты, мы, вы: Я приказываю, Мы предписываем, Ты можешь получить образование).

Формы единственного числа существительных в значении множественного (родовое значение: Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими (Конституция РФ, ст. 18) - имеется в виду не один гражданин, а все граждане).

Преобладание глаголов в формах настоящего времени — эти формы указывают на то, что закон (постановление, договор и под.) постоянен, он — «вне времени» (ср., например, Каждый имеет право на образование (Конституция РФ, ст. 43) и Каждый имел (будет иметь) право на образование).

Возвратные глаголы (глаголы на -ся) с пассивным значением (Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется (Конституция РФ, ст. 45), Достоинство личности охраняется государством (Конституция РФ, ст. 21).

Синтаксические особенности

Предложения с причастными и деепричастными оборотами, позволяющими сделать текст информативно насыщенным (ср., например, Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом (Конституция РФ, ст. 25) и ...в случаях, которые устанавливает федеральный закон). Предложения с инверсией (отличным от нейтрального порядком слов) - в них подлежащее следует за сказуемым (Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (Конституция РФ, ст. 45). При этом подлежащее имеет не субъектное, а объектное значение (деятельность — это то, что Государство не допускает).

Конструкции с неупоминаемым, но подразумеваемым субъектом действия: авторы официально-деловых текстов стремятся к экономии используемых средств (например, Каждому гарантируется свобода совести (Конституция РФ, ст. 28), а не конституцией каждому гарантируется свобода совести). Используются длинные ряды однородных членов (например, Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (Конституция РФ, ст. 23).

Конструкции с «нанизыванием» (повторением) родительных падежей существительных без предлогов (например, Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации (Конституция РФ, ст. 13), Запрещаются любые формы ограничения прав граждан (Конституция РФ, ст. 19).

Особенности организации текста

Официально-деловой текст строится по шаблону (формуляру) - определенной модели, включающей в себя элементы, обязательные для текста данного жанра. Так, например, Конституция РФ, подобно конституциям других стран, разбита на главы, главы на статьи, статьи - на пункты, пункты - на подпункты; официальное письмо содержит указание адресата (в правом верхнем углу), заголовок, называющий жанр документа (уведомление, ходатайство и под.), основной текст, подпись и указание даты.

Официально-деловым текстам свойственна высокая степень сегментации, позволяющей четко их структурировать (текст разбит на множество статей, параграфов, пунктов, подпунктов и под.).

Типичен параллелизм используемых конструкций, вплоть до дословного повторения сегментов предшествующих предложений (так, 4 из 5 пунктов статьи 32 Конституции РФ начинаются словами Граждане Российской Федерации имеют право): такое строение текста помогает избежать двусмысленности в его толковании. Описанные особенности являются общими для текстов официально-делового стиля самых разных жанров - собственно, именно они и формируют то, что называется официально-деловым стилем.

Документы - тексты, написанные в канцелярско-деловом подстиле, - занимают значительное место в жизни современного человека. Документы - это тексты, потребность в которых мы ощущаем ежедневно: они регулируют нашу социальную жизнь. Мы должны уметь не только правильно их истолковывать, но и правильно составлять: нет такого человека, которому ни разу не приходилось писать просьбы, заявления, жалобы, доверенности и под. Значимость роли документа подтверждается и тем, что официальные бумаги подвергаются стандартизации: требования по оформлению документов утверждаются законодательно, через ГОСТ (Государственный стандарт  (Стандарт (от англ. standard — норма, образец, мерило), в широком смысле слова — образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других объектов) - нормативно-технический документ по стандартизации, устанавливающий комплекс норм, правил, требований к объекту стандартизации и утвержденный компетентным органом. Стандарт может быть разработан на материально-технические предметы (продукцию, эталоны, образцы веществ), нормы, правила, требования организационно-методического и общетехнического характера. Стандарт распространяется на все сферы человеческой деятельности: науку, технику, промышленное производство, строительство, здравоохранение, транспорт и т. д.

Документы описывают самые разнообразные ситуации, возникающие в жизни человека, и для каждой из них находится свой способ описания, свой жанр. Тексты определенного жанра составляются по шаблону, модели, задаваемой этим жанром. Чаще всего автор, создающий документ, не выбирает то или иное языковое средство из ряда синонимичных, а воспроизводит то, которое диктуется ему жанром: так, в заявлении о приеме на работу, он обязательно должен написать: «Прошу принять меня с числа на должность», а не «придумывать» свои, отличные от стандартных фразы. Таким образом, тексты канцелярско-делового стиля регламентированы в еще большей степени, чем тексты юридического и дипломатического подстилей: каждый вновь составляемый текст дублирует текст «старый», образцовый, меняются лишь имена «актеров», играющих роли заказчика, исполнителя, доверенного лица и под. в «пьесах», называемых заявление, уведомление, контракт и под.

Существует два типа документов:

  •  документы, регламентирующие деятельность учреждений и их работников, органов управления и граждан, им подвластных, относят к служебной документации;
  •  документы, фиксирующие отношения между различными учреждениями и их работниками, связанными деловой и коммерческой деятельностью, называют официально-деловой перепиской.

В рамках служебной документации выделяют группы жанров, объединяемых по ряду признаков — функциональному, содержательному, временному (сроки исполнения):

  •  личные документы (автобиография, анкета, доверенность, жалоба, заявление и т. п.);
  •  распорядительные документы (постановление, приказ, распоряжение и т. п.);
  •  административно-организационные (договор, контракт, отчет, устав и т. п.);
  •  информационно-справочные (акт, выписка, докладная записка, справка и т. п.).

Жанры официально-деловой переписки определяются, прежде всего, целями, преследуемыми их составителями: письмо-приглашение содержит информацию о проведении мероприятия и приглашение адресату принять в нем участие, письмо-подтверждение указывает на согласие адресанта (отправителя) с предложениями адресата, в гарантийном письме говорится об обязательствах, которые берет на себя адресант перед адресатом, и т. д.

Жанры канцелярско-делового подстиля многообразны и многочисленны, их изучение составляет предмет особой профессиональной отрасли знания - делопроизводства, которому обучаются в специальных учебных заведениях. Однако любой из нас, сталкиваясь с документами в повседневной жизни (например, личными документами), понимает, что овладеть начальными навыками делового письма необходимо. К составлению деловых бумаг предъявляются общие требования, основными из которых являются следующие:

1. Документ пишется в соответствии с формуляром - жанровой моделью текста с неизменной композицией, включающей в себя в качестве составных элементов тематические блоки - реквизиты. Так, заявление о приеме на работу в качестве реквизитов включает в себя:

а) указание адресата документа (наименование руководителя и предприятия),

б) указание адресанта,

в) название жанра документа, отражающее основную цель его составления (заявление),

г) основное содержание просьбы (прошу принять меня...),

д) указание даты составления документа,

е) сигнатуру (рукописная подпись).

Формуляр документа может обладать разной степенью строгости: в максимальной степени подвергнуты стандартизации служебные документы, изданные типографским способом - на бланках. В таких документах важным оказывается расположение реквизитов по отношению друг к другу, графическое оформление текста. Так, в заявлении о приеме на работу адресат и адресант упоминаются в правом верхнем углу листа, название жанра - посередине, основное содержание - по ширине листа, дата - слева внизу, а сигнатура - справа, на той же строке, что и дата. При этом между реквизитами оставляются пустые строки, название жанра пишется со строчной буквы, под датой и сигнатурой оставляется свободное пространство для резолюции (также резолюции выносятся и в левом верхнем углу).

В документах используются клише - языковые формулы, которые не порождаются («придумываются»), а воспроизводятся (существуют в «готовом» виде). Обращение к тому или иному клише зависит от цели, которую преследует составитель документа. Так, в жанрах личных документов используются такие устойчивые речевые обороты, как прошу Вашего разрешения на...; я, нижеподписавшийся... ; справка дана... в том, что... действительно...; позвольте пригласить Вас... ; я .... проживающий по адресу ..., доверяю ... и многие другие.  Крайне важным для документов является правильное употребление глаголов, называющих действия составителя документа или его адресата. Именно они раскрывают основное назначение текста и указывают на уровень социальных отношений между адресантом и адресатом. Таковы, например, глаголы просить и требовать, каждый из которых побуждает адресата к совершению определенного действия и говорит о том, кто в отношениях «адресант-адресат» является лицом подчиненным и руководящим.

Наиболее часто в документах употребляются глаголы благодарить, выражать признательность, гарантировать, доверять, заверять, заявлять, извещать, напоминать, направлять, настаивать, объявлять, обязаться, переводить (на счет), подтверждать, постановлять, предлагать, признать, приказывать, прилагать, приносить извинения, просить, рекомендовать, сообщать, считать (чем-то), уведомлять. Как правило, эти глаголы используются в формах первого лица множественного или единственного числа в конструкциях без подлежащего (прошу, а не я прошу; обязуемся, а не мы обязуемся), а также третьего лица единственного числа в тех случаях, когда подлежащее называет адресант документа. Следует обратить внимание на то, что автор документа и адресат могут получать именования, соответствующие их роли в описываемой ситуации (заказчик, исполнитель, проситель, автор и под.), с помощью специальной языковой формулы типа именуемый в дальнейшем Заказчик.

Автор документа должен уметь точно и кратко излагать свою точку зрения по интересующей его проблеме. В деловом письме разработан целый комплекс языковых средств, выражающих причинно-следственные и другие логические отношения. К этим средствам относятся, прежде всего, сложные союзы, такие, как ввиду, по причине, в целях, в подтверждение, в соответствии с, согласно, на основании, в связи с, во избежание и др.. Сложности в употреблении этих союзов связаны с тем, что зачастую авторы деловых писем неточно понимают значение союза или не знают, с каким падежом существительного он должен употребляться. Например, в словосочетаниях по причине закона и согласно закона в первом случае выбран неверный союз (по причине используется со словами, указывающими на негативную причину чего-либо), а во втором неправильный падеж существительного (предлог согласно требует использования дательного, а не родительного падежа - согласно закону).

Автор документа должен следовать общепринятым нормам делового этикета, состоящим в обязательном употреблении ряда языковых средств (А) и неупотреблении других (Б).

А. Следует использовать этикетные формулы приветствия-обращения (Уважаемый..., Глубокоуважаемый...) и прощания (С уважением...), клише, указывающие на уважительное отношение адресанта к адресату (Мы рады пригласить Вас..., Благодарим Вас за..., Заранее благодарю за..., Мы были бы Вам очень признательны, если бы Вы..., Убедительно просим Вас..., К сожалению...). Одним из таких средств является употребление заглавных букв в местоимениях второго лица (Вы, Ваш): оно свойственно именно деловому письму, в обычной же письменной речи является ошибочным, противоречащим нормам русской орфографии.

Б. Следует избегать фамильярного обращения к адресату (Дорогой..., употребления ты вместо Вы), навязывания своей точки зрения (Прошу решить вопрос положительно), указания сроков ответа в ультимативной форме (Прошу ответить мне незамедлительно вместо Прошу сообщить о своем решении до такого-то числа), отказа на просьбу адресата без указания причин.

Существует ряд ошибок, являющихся типичными для деловой речи. К ним относятся:

немотивированное употребление заимствованных слов: апеллировать вместо обращаться,  пролонгировать вместо продлить);

употребление архаизмов (в настоящем письме вместо в этом письме, каковой вместо который, сего года вместо этого года);

тавтологическое (повторное) употребление (Следует учесть следующие факторы..., 3начение этого нововведения означает...);

неразличение паронимов — слов, имеющих сходное звучание, но различающихся оттенками значений командировочный вместо командированный при указании на человека, познакомить с продукцией вместо ознакомить с продукцией, закончил вуз вместо окончил вуз);

неправильное использование предлогов, связанное:

а) с незнанием значения, выражаемого предлогом (благодаря указывает на причину, приведшую к положительному результату, поэтому сочетание благодаря неправомочным действиям  ДЭЗ ошибочно),

б) с ошибочным выбором падежа существительного (предлог благодаря сочетается с дательным падежом, поэтому словосочетание благодаря удачной работы построено неправильно),

в) с неправильным написанием (в следствии вместо вследствие, втечении вместо в течение).

Одной из главных ошибок при составлении документа является привнесение в него элементов других стилей: в деловом тексте предпочтительно использовать предлог по причине, а не потому что, словосочетание задать вопрос, а не спросить и под. Но при этом необходимо помнить, что использование средств официально-делового стиля в ситуациях повседневного общения или общения в официальной обстановке, но не на темы, описываемые документами, недопустимо. Немотивированное обращение к средствам официально-делового стиля носит название канцелярита (этот термин принадлежит К. И. Чуковскому) и является свидетельством неразвитости языковой личности, неумения говорящего менять свою речь в зависимости от задач общения.

Резюме

Официально-деловой стиль представляет собой один из функциональных стилей современного русского литературного языка, набор языковых средств, предназначение которых - обслуживание сферы официально-деловых отношений (деловых отношений между организациями, внутри них, между юридическими и физическими лицами). Деловая речь реализуется в виде письменных документов, построенных по единым для каждой из их жанровых разновидностей правилам. Типы документов различаются спецификой своего содержания (какие официально-деловые ситуации в них отражены), а соответственно и своей формой (набором и схемой размещения реквизитов — содержательных элементов текста документа); объединены они набором языковых средств, традиционно используемых для передачи деловой информации.

Принято различать три подстиля официально-делового стиля: 1) юридический («язык законов»), 2) дипломатический и 3) канцелярско-деловой.

Специфика культуры официально-деловой речи заключается в том, что она включает в себя владение двумя различными по характеру нормами: 1) текстовыми, регулирующими закономерности построения документа, закономерности развертывания его содержательной схемы, и 2) языковыми, регулирующими закономерности отбора языкового материала для наполнения содержательной схемы документа.

Форма документа (схема, отражающая семантико-информационную структуру текста) предоставляет в распоряжение его составителя определенный набор реквизитов и определенную их композицию (последовательность и порядок их размещения в тексте документа). Наиболее частотные (общие ряду документов) реквизиты: (1) адресат документа; (2) адресант документа; (3) заглавие(жанр) документа; (4) заглавие к содержанию текста документа; (5)список приложений к документу; (6) подпись; (7) дата. Обязательность/ необязательность употребления определенных реквизитов определяет жесткость/свободу построения формы документа. Сказанное позволяет характеризовать «пишущего» как составителя текста документа (по известным ему образцам): это относится и к плану текстовых норм, и к плану языковых норм. Специфические (и текстовые, и языковые) собственно канцелярские черты официально-делового стиля закреплены в ГОСТах и руководствах, что обеспечивает высокий уровень стандартизации и унификации текстов деловой документации.

Вопросы для контроля и самоконтроля

1. Какие сферы общественной деятельности обслуживают официально-деловой стиль и его подстили?

2. Каковы лексические, словообразовательные, морфологические и синтаксические особенности официально-делового стиля?

3. Какие стилистические и семантические свойства делового (канцелярского) текста связаны с его спецификой?

4. Каковы реквизиты постоянной и переменной информации в тексте различных документов?

5. Чем характеризуются особенности выбора лексических и грамматических средств в процессе языкового наполнения схемы документа?

6. В чем проявляется стандартизация средств языкового заполнения текста документа?

ЛИТЕРАТУРА

1. Акишина А. А., Акишина Т. Е. Этикет русского телефонного разговора. - М., 1990.

2. Бахарев В. А, Корякин Г. Н. Корреспонденция и делопроизводство. - М., 1970.

3. Большаков И. А. О некоторых лингвистических особенностях деловой прозы // Семиотика и информатика. Вып. 26. М., 1985. 5. Ванников Ю. В. Типы научно-технических текстов и их лингвистические особенности. Ч. 2. М., 1985.

4. Веселов П. В. Деловое письмо: вольный стиль или унификация? // Стандарты и качество. - 1989. - № 7.

5. Веселов П. В. Культура и техника исполнения делового письма // Социалистический труд. - 1978.-  № 8.

6. Веселов П. В. Современное деловое письмо в промышленности. Изд. 3-е. - М., 1990.

7. Веселова Р. Б. Деловой телефонный разговор. Методическая разработка. - М., 1991.

8. Рахманин Л.В. Стилистика деловой речи и редактирование служебных документов. Изд. 3-е. - М., 1990.

Тема 7. Публицистический стиль

Общая характеристика публицистического стиля

Общая характеристика публицистического стиля. Функции стиля. Основные стилеобразующие черты публицистического стиля. Лексико-фразеологические и грамматические особенности стиля. Средства выразительности, характерные для письменных публицистических текстов.

Прецедентные тексты и языковая игра.

Особенности языка рекламных текстов.

Ораторская речь как разновидность публицистического стиля. Из истории ораторского искусства.

Этапы работы над публичным выступлением.

Роды и жанры красноречия.

Классификация выступлений с точки зрения их основной цели.

Публицистический стиль (от лат. publicus – общественный) - исторически сложившаяся функциональная разновидность литературного языка, которая обслуживает как сферу общественных отношений (политических, экономических, идеологических, социально-культурных, нравственно-этических, религиозных, спортивных и др.), так и публицистику как жанр литературы.  Публицистический стиль широко используется в политической литературе, в средствах массовой информации (СМИ) - в газетах,  журналах, в журналистских выступлениях по телевидению и радио, в ораторских выступлениях общественно-политических деятелей на митингах и съездах, в речах на собраниях.

Наиболее полно и широко во всём многообразии жанров публицистический стиль представлен на газетных полосах. Поскольку понятия «язык газеты» и «публицистический стиль» нередко рассматриваются как тождественные или близкие, этот стиль называют ещё газетно-публицистическим.

Публицистический стиль реализуется и в письменной, и в устной форме. В рамках этого стиля обе формы тесно взаимодействуют и сближаются, причём основой чаще является письменная форма. Это обстоятельство влияет на отбор языковых средств, потому что автор должен учитывать особенности человеческого восприятия информации, связанные со способом её передачи.

Публицистика стремится влиять на современное общественное мнение, формировать его, воздействовать на нравы и политические институты. Она ориентирована на выражение активной политической, гражданской позиции, на пропаганду, острую полемику между политическими партиями, группами, на освещение событий текущей жизни, на истолкование, оценку деятельности общественных, политических организаций, официальных учреждений, на оценку поступков, заявлений политиков, государственных деятелей, деятелей культуры, журналистов. Публицистику неслучайно называют «летописью современности», потому что её тематический диапазон практически неограничен: политика, идеология, экономика, философия, культура, спорт, повседневная жизнь, морально-этические вопросы воспитания, текущие события и многое другое. Живая история нашего времени отражается в информационных (заметка, репортаж, отчёт, интервью, обозрение, хроника), аналитических (статья, корреспонденция, комментарий, рецензия, обзор) и художественно-публицистических (очерк, фельетон, памфлет) жанрах.

В публицистических текстах описываются социально значимые события, т.е. такие события, которые затрагивают интересы многих людей, поэтому адресат публицистического текста является массовым. Главная цель автора  публицистических текстов донести до адресата определённую информацию, в кратчайший срок сообщить о свежих новостях,  дать оценку фактов, событий и убедить  слушателя, читателя, зрителя в своей правоте, сформировать мировоззрение читателя и общественное мнение. Таким образом, в публицистическом стиле соединены две важнейшие функции – функция сообщения (информативная) и функция воздействия (воздействующая).

Своеобразие информативной функции заключается в том, что информация о значимых для общества проблемах и о взглядах авторов на эти проблемы адресована широкому кругу читателей, зрителей, слушателей, а не узкому кругу специалистов, как, например, в сфере науки. Для актуальности информации очень важен временно́й фактор: информация должна передаваться и становиться общеизвестной в кратчайшие сроки, что не является необходимым в официально-деловом стиле. Публицистика, как правило, посвящена «злобе дня».

Информативная функция присуща всем стилям речи. Однако специфика информационной функции в публицистическом стиле заключается в характере информации, ее источниках и адресатах.

Телевизионные передачи, газетные и журнальные статьи информируют общество о самых разнообразных сторонах его жизни: о парламентских дебатах, об экономических программах правительства и партий, о происшествиях и преступлениях, о состоянии окружающей среды, о повседневной жизни граждан. Информация в публицистических текстах не только описывает факты, но и отражает мнения, настроения, содержит комментарии и размышления авторов. Это отличает ее от научной информации.

Другое отличие связано с тем, что перед публицистическими произведениями не ставится задача полного всестороннего описания того или иного явления. Автор стремится писать, прежде всего, о том, что вызывает интерес у определенных общественных групп, выделяя те стороны жизни, которые важны для его потенциальной аудитории.

Публицист, каким он предстаёт в произведении, - это подлинная, живая, конкретная личность. Это не равнодушный регистратор событий, а их активный участник, самоотверженно отстаивающий свои убеждения. Вот почему для стиля публицистической речи личность автора имеет определяющее значение. Выражая социальные или групповые партийные интересы, публицист говорит в то же время от собственного имени, выражает свои мысли и чувства в надежде, что читатель разделит их. Он проявляет себя как человек частный, погружённый в быт, не чуждающийся земных забот, имеющий такие же интересы, как и его читатели. Автор стремится зафиксировать сегодняшний день, событие, новость, «остановить мгновение». Поэтому публицистическое произведение обычно субъективно окрашено. Для него характерен динамизм, сиюминутность восприятия, тенденциозность (часто открытая), полемичность, эмоциональность, образность. Публицистическому стилю близки интонации, строй и функции ораторской речи, что как раз и вызвано стремлением публициста доказать правильность своей позиции.

С другой стороны, о чём бы ни писал публицист, он всегда выступает как человек социальный. Это может быть открытая, энергичная защита или опровержение каких-либо тезисов, положений, мнений или сдержанное, почти нейтральное изложение фактов, событий и т.п. Автор публицистического произведения облечён социальной, моральной ответственностью. Он выполняет определённую общественную миссию: сообщает новости, просвещает, убеждает, развлекает и т.д.  Обращаясь к более или менее широкой аудитории, публицист стремится повлиять на формирование мнений и выразить установки  определённой социальной группы людей, например какой-либо партии, какого-то движения. Этим и объясняется стремление автора к объективности информации.

Информирование граждан о положении дел в общественно значимых сферах сопровождается в публицистических текстах осуществлением второй важнейшей функции этого стили - функции воздействия. Цель публициста состоит не только в том, чтобы рассказать о положении дел в обществе, но и в том, чтобы убедить аудиторию в необходимости определенного отношения к излагаемым фактам и в необходимости определенного поведения. Суметь убедить читателя или слушателя в важности и справедливости высказанного положения, увлечь может только тот автор, кто пишет или говорит убеждённо и убедительно. Это определяет такие важнейшие стилеобразующие черты публицистического стиля, как эмоциональность, страстность,  экспрессивность, оценочность.

Принцип чередования «экспрессии» и «стандартов» (В.Г. Костомаров) - основная стилеобразующая черта публицистического стиля. В зависимости от жанра на первое место выступает то экспрессия, то стандарт. Если основной целью сообщаемой информации является возбуждение определённого отношения к ней, то на первый план выдвигается экспрессия (чаще всего это наблюдается в памфлетах, фельетонах и других жанрах). В жанрах же газетной статьи, хроникальной заметки, стремящихся к максимуму информированности, преобладают стандарты. Приведённые ниже отрывки иллюстрируют действие указанного принципа организации языковых средств в публицистическом тексте: В селе Мурзинке… были найдены первые в России цветные камни - аметист, различные виды топазов. Местные жители прозвали их «цветами земли». Сейчас геологи закончили разведку полосы самоцветов Мокруши; Когда теплоход «Опытный» был снят с регулярных пассажирских рейсов, пошли… просьбы скорее вернуть на линию «водный автобус». Нейтральная с точки зрения экспрессивности  лексика (аметист, топаз, теплоход) заменяется стилистически окрашенными синонимами: цветные камни, цветы земли, водный автобус.

Таким образом, информационная и воздействующая функции, а также экстралингвистические факторы – массовость адресата и оперативность средств массовой информации – определяют отбор и организацию языковых средств публицистического стиля, который отражает социальную многоплановость русской речи.

Для современного публицистического стиля характерен полистилизм – совмещение слов и выражений из различных пластов языка, относимых, с одной стороны, к высокой, книжной лексике (свершения, чаяния, самопожертвование, отчизна, помыслы, претворять, созидание, служение, держава и др.), с другой - к разговорной. Стихия разговорной речи в последние годы «захватила» публицистику: «Произошли изменения в оплате за содержание ребятишек в детских садах», «Прокурор затеял настоящую войну против засилья коррупции», «... с малых лет он подвизался в кузне», «Женщина опознала в мужчине грабителя»;  «Жить, в общем-то, и некогда. Одна маета. Так было, так есть. А как будет? Кто ж это знает? Но куда хуже-то? Кажется, уж некуда…». Журналисты используют смешение стилей и для того, чтобы выразить иронически-оценочное отношение к сообщаемому: «Ну до чего же мы все хорошие! До чего красивые и приятные! И вот тот, который старушку локотком отодвинул, а сам вместо неё в автобус сел! И вот тот…».

Нередки случаи употребления журналистами сниженной лексики, на грани и даже за гранью просторечия (перегиб, шумиха, показуха, крутой, за бугром, бабки, кайф, зелёные, клюнуть, тусоваться, замочить, фирмач, разборка и др.). Однако обращение к разноплановой лексике и фразеологии зависит от жанра и должно быть подчинено принципу эстетической целесообразности. В фельетоне, например, возможны употребления просторечия, смешение разностильной лексики для достижения комического звучания речи. В информационных жанрах такая пестрота языковых средств  не оправдана.

Наиболее специфична для публицистического стиля общественно-политическая лексика и фразеология (общество, отечество, исполком, государственный, депутат, равенство, приватизация, гласность; вавилонское столпотворение, соломоново решение и др.), которая органично входит в словарь публицистического стиля и непрерывно обогащает его новыми словами и выражениями (выйти на орбиту, дипломатический корпус, цепная реакция, разрядка напряжённости). Публицистический стиль использует заимствованную лексику (саммит, коррумпированный, оппозиция, акция, имидж, мониторинг, спонсор, парламент, инаугурация, импичмент, департамент, консенсус, спикер, рейтинг, презентация, эксклюзивный, электорат, шоу и др.), научную терминологию, быстро выходящую за рамки узкоспециального употребления (Интернет, дефолт, дискриминация, инвестиция, виртуальный мир, принтер, стагнация, холдинг и др.), семантически переосмысленные слова (перестройка, духовность, подвижка, прорыв, гласность, периферия, модель и др.).

Кроме терминов экономики, законодательства, культуры, в публицистическом стиле употребляются слова и устойчивые выражения метафорического характера, описывающие реалии различных сторон жизни общества: холодная война, кризис неплатежей, гонка вооружений, права человека, мировое сообщество, новые русские, пакет мирных предложений, поколение пепси, мобилизация резервов, финишная прямая, школа выживания  и т.д.

Публицистический стиль мгновенно усваивает новые понятия и соответствующие слова и словосочетания, отражающие социальные и политические процессы в обществе: альтернативные выборы, баланс интересов, декоммунизация общества, новое политическое мышление, политика диалога и др. Закрепляются необычные сочетания, в которых оценочные прилагательные характеризуют социальные и политические процессы: бархатная (оранжевая) революция, сторонник шёлкового пути, хрупкое перемирие.

Потребность в выразительных и изобразительных средствах в публицистике особенно высока, но она вступает в противоречие с требованием оперативно откликаться на все события текущей жизни, уметь писать быстро. При всём своем многообразии общественно-политические ситуации часто повторяются, что и вызывает необходимость использования для стереотипных событий стереотипных описаний. Поэтому характерной особенностью публицистического стиля, особенно газетно-публицистического, является наличие в нём речевых стандартов, клише и речевых штампов. Устойчивые элементы языка выступают в двух функциях. Там, где необходимо обращение к точным формулировкам, которые обеспечивают однозначность и быстроту понимания, устойчивые элементы языка выступают как собственно стандарты. Прежде всего и по преимуществу, это область официального общения: канцелярская, деловая речь, юридическая сфера (язык законов, декретов, распоряжений), дипломатическая деятельность (язык соглашений, договоров, коммюнике и т.п.), общественно-политическая область (язык резолюций, решений, обращений и т.п.). Однако те же самые официальные обороты, выходя за пределы специального употребления и органичного для них жанра, воспринимаются как стилистический дефект речи. В газетах последних лет можно без труда обнаружить примеры штампованно-канцелярской речи: «…решительно взяли курс на оздоровление национальных отношений», «создание реальных условий, способствующих усилению… внимания к насущным вопросам жизни людей», «безотлагательно сосредоточить внимание на решении самых неотложных проблем». Многие шаблонные обороты речи возникли под влиянием официально-делового стиля: на данном этапе, в данный отрезок времени, подчеркнул со всей остротой и т.п. Как правило, они не вносят ничего нового в содержание высказывания, а лишь засоряют предложение.

Стандарты, являясь готовыми речевыми формами, соотнесёнными с определённой ситуацией, значительно облегчают общение. Они помогают и читателю получить нужную ему информацию, поскольку текст, воспринимаемый в привычном виде, усваивается быстро, целыми смысловыми блоками. Поэтому речевые стандарты особенно удобны для использования в средствах массовой информации (ветви российской власти, работники бюджетной сферы, служба занятости, коммерческие структуры, силовые ведомства,  по данным из информированных источников; служба быта (питания, здоровья, отдыха) и др.). В частности, стандартизации подвергаются многочисленные в публицистическом стиле метафоры. Рождаясь однажды как новая языковая единица, удачная метафора может затем в результате многократного употребления стать стёртой метафорой, т. е. клише – предвыборная машина, президентская гонка, политическая арена, взрыв недовольства, корни национализма, экономическая блокада и др. Клише чаще всего используются в тех жанрах, которые требуют экономичной и сжатой формы изложения и которые оперативно связаны с самим событием, например: официальное сообщение, информация, обзор печати, отчёт о заседаниях, конференциях, съездах и т. п.  

Стремление к эмоциональной насыщенности языка газеты побуждает журналистов использовать различные приёмы художественной выразительности (тропы, риторические фигуры), которые активизируют внимание читателей, привлекают их к определённой информационной теме. Но если эти приёмы повторяются, тиражируются в различных газетных текстах, они также превращаются в речевые штампы.

С точки зрения применения штампы обеспечивают наиболее лёгкий, краткий и бездумный путь к отражению нужного содержания высказывания. Но с точки зрения восприятия – это такие устойчивые выражения, которые надоели, наскучили, приелись читателю (слушателю) и в  результате частого употребления  потеряли основные признаки выразительности - неожиданность и свежесть: военный (промышленный, творческий) потенциал, национальная идея, новое мышление, аппаратные игры, высшие эшелоны (коридоры) власти, экономическое (политическое, экологическое) пространство; поставить вопрос, сплотиться вокруг кого/чего-л., дать суровую отповедь, разумный компромисс, процесс уже пошёл и пр.

Штампы появляются и для выражения застарелых представлений об общественной и хозяйственной жизни как постоянной борьбе и непрекращающемся сражении. Например: «битва за урожай», «фронт работ», «борьба за передовые идеалы», «прорывы на новые рубежи» и т.п.

Речевые штампы – категория оценочная, зависящая от обстоятельств речи и потому исторически изменчива. Ушли из употребления речевые штампы агенты (акулы) империализма, найти горячий отклик в сердцах, от имени и по поручению, в ответ на пожелания трудящихся, прошли стадию речевого штампа выражения со словом золото (белое, зелёное, жидкое, мягкое золото – о хлопке, лесе, нефти, пушнине). Новое время рождает новые штампы, такие, как разгосударствление, приватизация и дикая приватизация, бартерные сделки, гуманитарная помощь, борьба суверенитетов, борьба законов, освобождение цен, потребительская корзина, непопулярные меры, социально незащищённые группы, экономическое пространство и др.

Специфическим публицистическим приёмом является расширение контекстной сочетаемости и увеличение смысловой ёмкости слов:

-  силы (войска) – вооружённые, быстрого развёртывания, стратегические;

- силы (общественные группы, слои, движения) – демократические, прогрессивные, миролюбивые, политические, агрессивные, реакции, милитаризма, агрессии, войны и под.

Функция воздействия обусловливает острую потребность публицистики в оценочных средствах выражения. Профессор Г.Я. Солганик предложил принцип социальной оценочности языковых средств.  И публицистика берёт из литературного языка практически все средства, обладающие свойством оценочности (чаще отрицательной), который особенно отчётливо проявляется в лексике и фразеологии: болячка, бесчеловечный, беспредел, вандализм, вредоносный, клика, критиканство, мафия, менты, шумиха, вакханалия, наскоки, политикан, сговор, затея, зажим, диктат, окрик, махинации,  политическая кухня, сильная рука, националистическая стряпня и др.  Публицистика не только использует готовый материал, она преобразует, трансформирует слова из разных сфер языка, придавая им оценочное звучание. Для этой цели используется специальная лексика в переносном значении (инкубатор преступности, маршруты технического прогресса), лексика спорта (предвыборный марафон, раунд (тур) переговоров, объявить шах правительству); наименования литературных жанров (драма народов, кровавая трагедия, политический фарс, пародия на демократию) и др.

Публицистический стиль характеризуется  некоторыми особенностями в области словообразования. Например, «оценка» может быть выражена и при помощи словообразовательных элементов (образованщина, штурмовщина, обывательщина, хозяйничать, важничать, ультрасовременный), а также при помощи окказионализмов, или речевых неологизмов, – слов, созданных теми или иными авторами, но не получивших широкого употребления, тем более что они не зафиксированы в современных словарях: прихватизация, хрущобы.

Здесь отмечается бо́льшая, чем в других стилях, активность интернациональных образовательных суффиксов (-ация, -ур, -ист, -изм, -ант) и иноязычных приставок (анти-, архи-, гипер-, де-, дез-, контр-, про-, пост-, транс-): глобализация, агентура, террорист, центризм, конкурсант; антиглобализм, депортация, архиреакционный, гиперинфляция, дезинформация, контрмеры, проамериканский, постсоветский, трансъевропейский). Частотно употребление существительных с суффиксами –ость, –ство, -ние, -ие (личность, алчность, аннулирование, сотрудничество, доверие); наречия с префиксом по-: по-деловому, по-государственному.

Книжную окраску получают прилагательные, образованные с помощью иноязычных суффиксов: биогенный, антропогенный, телегеничный, фотогеничный, коммуникабельный. Для прилагательных также характерны русские и старославянские приставки: совладелец, вневедомственный, межконтинентальный, прозападный, противозаконный. Некоторые старославянские приставки придают словам «высокое» звучание: воссоздать, всевластный, воссоединить, преисполнить.

В публицистических текстах, особенно в языке газет, очень часто встречаются сложные слова (взаимовыгодный, добрососедский, многосторонний, повсеместный, волеизъявление, многоплановый и др.), а также слова, образованные путём сложения (торгово-промышленный, общественно-политический, социально-экономический, либерально-демократический, административно-командный).

В целях экономии речевых средств применяются и аббревиатуры  (АОО, МИД, ЧП, СНГ, МКС, НЛО, СОБР) и сокращения слов (Совбез, генсек, федералы, эксклюзив, нал, беспредел).

На морфологическом уровне публицистически окрашенных средств сравнительно немного. Здесь, прежде всего, можно отметить стилистически значимые морфологические формы различных частей речи. Например, употребление единственного числа существительного в значении множественного: русский человек всегда отличался своей понятливостью и выносливостью; это оказалось разорительным для британского налогоплательщика и под.

Частной особенностью публицистического стиля является употребление неисчисляемых существительных в форме множественного числа: разговоры, свободы, настроения, круги, поиски, вызовы и др.

Исследование частотности употребления глагольных временных форм показывает, что для жанра репортажа и близких к нему жанров характерно употребление настоящего времени глагола, так называемого настоящего репортажа. Очевидно, это объясняется тем, что в публицистике подчёркивается «сиюминутный» характер описываемых событий и что автор является очевидцем или даже участником описываемых событий: 3 апреля начинается визит в Минск Премьер-министра Республики Польша; Учёные разбирают подземные помещения южного флигеля; У россиянина душа широкая, и желает она многого; Боевики проходят обучение за границей (из газет).

Среди морфологических форм выделяются формы возвратного и страдательного залогов глагола, они связаны с информационной функцией и способствуют объективности изложения:  военная напряжённость спадает; политические страсти накаляются. Очень активны формы страдательного причастия прошедшего времени: меры приняты; российско-американские переговоры завершены.

Журналисты отдают предпочтение книжным, нормативным вариантам словоизменения, однако нередко всё же используют и разговорные окончания, чтобы добиться доверительного, непринуждённого  характера общения с читателем или слушателем (в цеху, в отпуску, трактора).

Для современной газетной речи в целом менее свойственна открытая призывность, лозунговость, неаргументированная директивность передовиц, более свойственны аналитичность, доказательность изложения, сдержанность  в материалах международных и острая критичность в материалах о внутренней жизни страны; наличие «своего лица» у многих газет, увеличение диалоговых форм изложения (столкновение различных точек зрения). Выходят на первый план диалогические жанры (интервью, беседа), информационно-аналитические (статья, комментарий), появляются новые жанры («прямая линия», «круглый стол», «журналистское расследование»).

Воздействующие функции ярко проявляются в синтаксисе публицистического стиля, который  также имеет свои особенности. Из разнообразных синтаксических конструкций журналисты отбирают те, которые обладают значительным потенциалом воздействия, выразительности. Именно этим привлекают публицистику конструкции разговорной речи: они, как правило, сжаты, ёмки, лаконичны. Другое важное их качество – массовость, демократичность, доступность. Характерна для многих публицистических жанров также идущая от разговорной речи рубленая проза: короткие отрывистые предложения, напоминающие живописные мазки, из которых складывается общая картина. Например: Большой зал. В углу огромный глобус. На стенах карты материков, схемы. На них красными линиями вычерчены будущие витки полёта космического корабля. Горят голубые экраны электронных приборов. По ним непрерывно бегут белые линии. У телеэкранов радиоприёмников склонились в деловом напряжении операторы. Использование эллиптических конструкций также придаёт высказыванию динамичность, интонацию живой речи: приватизационный чек – каждому; банки — не только для банкиров.

В публицистике встречаются практически все фигуры речи, однако значительно преобладают четыре группы: вопросы различных типов, повторы, создаваемые средствами разных языковых уровней, аппликации и структурно-графические выделения.

С первых строк статьи читатель часто встречается с различного рода вопросами к воображаемому собеседнику, служащими для постановки проблемы. По сформулированным вопросам читатель судит  о проницательности журналиста, о сходствах и различиях между собственной и авторской точкой зрения, об актуальности темы и о том, представляет ли она интерес. Это и способ установить контакт с читателем и получить от него ответную  реакцию. Например: «Всё чаще в средствах массовой информации публикуются социологические данные о популярности претендентов на высокую должность и прогнозы о вероятном победителе. Но насколько надёжны эти данные? Можно ли им доверять? Или это только средство формирования общественного мнения, своеобразный способ пропаганды желанного кандидата? Эти вопросы носят как политический, так и научный характер».

Автор не только задаёт вопросы, но и отвечает на них: «Какие претензии предъявляются к переселенцам? Утверждают, что они опустошают пенсионную кассу и поглощают основные средства, выделяемые на пособия по безработице». Смена вопросительной интонации на утвердительную позволяет оживить внимание читателя, внести разнообразие в авторский монолог, создав иллюзию диалога.

Этот стилистический приём называется вопросно-ответный ход, который облегчает и активизирует восприятие речи читателем или слушателем, придаёт тексту (речи) оттенок непринуждённости, доверительности, разговорности.

Риторический вопрос представляет собой экспрессивное утверждение или отрицание, например: «Станет ли связываться со Сбербанком человек, чьи сбережения в нём погорели?» - «Не станет связываться…».

Умолчание – это тоже риторический приём, который в письменном тексте выделяется графическими средствами (многоточием) и указывает на невысказанность части мысли: «Хотели как лучше, а получилось… как всегда». Многоточие – это намёк на известные и автору, и читателю факты или обоюдно разделяемые точки зрения.

Вторая группа фигур, занимающих важное место в публицистических текстах – это повторы разных типов - лексический, морфологический, синтаксический, которые способны не только оказывать эмоциональное воздействие, но и производить изменения в системе «мнения – ценности – нормы». Например: «Ещё юридический ликбез: закон категорически запрещает принимать в качестве правоустанавливающих  документов абы какие, строго оговаривая их номенклатуру. Закон категорически запрещает принимать к рассмотрению и тем более опираться на документы, представленные иначе, как в подлинниках или копиях, но при наличии подлинника – спросите любого юриста!».

Третье место по частоте употребления в тексте занимает аппликация – вкрапление общеизвестных выражений (пословиц, поговорок, газетных штампов, сложных терминов, фразеологических оборотов и т.п.), как правило, в несколько изменённом виде. Использованием аппликации достигается сразу несколько целей: создаётся иллюзия живого общения, автор демонстрирует своё остроумие, оживляется «стёршийся» от многократного употребления устойчивого выражения образ, текст украшается ещё одной фигурой. Например: «Тут уж, как говорится, из «Интернационала» слова не выкинешь»; «Кому ещё неясно, что в случае успеха на выборах президента России Геннадию Зюганову придётся работать в плотных слоях товарищеской атмосферы?».

Популярным средством выразительности в публицистическом стиле является аллюзия – стилистический приём, используемый для создания подтекста и состоящий в намёке на какой-либо широко известный исторический, политический, культурный или бытовой факт. Намёк осуществляется, как правило, с помощью слов или сочетаний слов, значение которых ассоциируется с определённым событием или /и лицом. Например: Их (имеются в виду диссиденты) роль в судьбе России на протяжении нескольких столетий – один из сложнейших вопросов отечественной истории. Трудно давать однозначные оценки, когда историческая личность одной ногой стоит на бронемашине, а другой на опломбированном вагоне (КП, 15 дек. 1992).  Здесь благодаря упоминанию бронемашины и опломбированного вагона в исторической личности угадывается В.И. Ленин.

Наконец, структурно-графические выделения. К ним относится сегментация и  парцелляция. В публицистической речи часто можно встретить различного рода расчленения текста, т.е. такие конструкции, когда какая-нибудь структурная часть, будучи связана по смыслу с основным текстом, вычленяется - позиционно и интонационно – и располагается либо в препозиции (сегментация), либо в постпозиции (парцелляция): «Обмен купюр: неужели всё напрасно?»; «Процесс пошёл. Вспять?»; «Земельная реформа – какова её цель?»; «Новые партии, фракции парламента и Советы – кто из них сегодня сможет осуществлять власть таким образом, чтобы она была не декорацией и не декларацией, а реально влияла на улучшение нашей жизни?»; «Человек всегда был красив, если его имя звучало гордо». (из газет).

Журналисты мастерски применяют различные синтаксические приёмы экспрессии: инверсию (необычный порядок слов), обращения, побудительные и восклицательные предложения, присоединительные конструкции. В публицистическом стиле представлены все виды односоставных предложений: номинативные, неопределённо- и обобщённо-личные, безличные (Нам передают с места событий; В заметке сообщается).

Оцените с точки зрения синтаксиса отрывок из статьи Ю. Гладильщикова «Про контркультуру»:

«Пророчить молодёжный бунт – как-то банально. Но в границах постсоветского пространства подобное пророчество вполне логично. Ведь в СССР так и не было того, что пережил западный мир, - не было контркультуры.

Как это не было? А наши хиппи? А наш андеграунд? А рок? А пакостные режиссёры-«параллельщики»? (…) Не вдаваясь в детали, замечу, что это, конечно, никакая не контркультура… И шестидесятники, и семидесятники, сидя по кухням… мечтали о свободе для всего общества. Это была не контркультура, а дружба тех, кто мыслил шире, против тех, кто мыслил уже. Не зависевшая от возраста».

В этом тексте пять вопросительных предложений. Последнее предложение разделено на два коммуникативно-самостоятельных предложения, неполное предложение (Мечтали о свободе…), повтор сказуемого в третьем предложении (не было…). Кроме того, здесь присутствует экспрессивная и эмоционально-оценочная лексика, имеющая разговорную окраску (пакостные, испоганивший). Все эти средства служат автору для создания эмоционального, образного текста.

Стремление к выразительности, образности и в то же время к краткости реализуется также с помощью прецедентных текстов. Прецедентный текст – это некий культурный феномен, который известен говорящему, и, он, говорящий, так или иначе на этот культурный феномен в своём тексте ссылается. При этом прецедентные тексты служат своего уровня символами определённых стандартных ситуаций. Источниками прецедентных текстов являются художественные произведения (классические и современные, прозаические и стихотворные), Библия, устное народное творчество, публицистические (газетные, журнальные) тексты, общественно-политические тексты (в том числе лозунги, призывы), общеизвестные научные тексты, современные устные тексты (кинофильмы, мультфильмы, телепередачи),  тексты песен. Уровень знания прецедентной базы языка свидетельствует о том, насколько хорошо человек владеет этим языком.  Если газетная статья имеет название «А воз и ныне там…», восходящее к строке из басни И.А. Крылова «Лебедь, Щука и Рак», любой русскоговорящий, даже не читая эту статью, может понять, что речь пойдёт о каком-то деле, которое следовало сделать давным-давно, однако оно до сих пор не сдвинулось с мёртвой точки. Такие прецедентные тексты живут в сознании людей веками, вызывая одни и те же ассоциации.

Современными исследователями выделяются различные виды прецедентных феноменов, среди которых особое место занимает прецедентное высказывание. Это может быть цитата (в том числе и трансформированная), название произведения, полное воспроизведение небольшого по объёму текста.  

Использование говорящим прецедентного текста обусловлено стремлением сделать свою речь более красивой или более убедительной, более доверительной или ироничной. Оперирование прецедентными текстами сопровождается апелляцией к знаниям, содержащимся в индивидуальной когнитивной базе адресата. Сказанное имеет отношение к характеристике языковой личности читателя, к его способности к умозаключениям и восприятию смысла. Без знания прецедентных текстов невозможно полноценное общение. Например, в следующих выдержках из современных газетных и журнальных статей использованы литературные прецедентные высказывания, и если читатель не узнаёт их, не может восстановить исходную, первоначальную форму, то и смысл  статьи не будет понят им адекватно: 1) Если говорят, что уровень попсы ниже плинтуса, надо начинать разбирать паркет и долбить цемент. В песнях происходит деградация лексики, исчезает утончённый интонационный язык. Мелодия не нужна. Вот и остаётся в песне всего несколько слов  и интонаций. Она как шагреневая кожа, в которой прекрасно чувствуют себя наши попсовые исполнители (В. Дашкевич // НГ- ежемес. обозр., 2006, февраль); 2) «Квартирный вопрос» испортил и продолжает портить жизнь подавляющему числу россиян. В улучшении жилищных условий нуждаются четыре пятых населения страны, и их надежды тают с каждым днём (В. Андреев // АиФ, 2006, №20); 3) Эксперты Deloitte&Touch сравнили стоимость ночёвки в равнозначных номерах в 6000 европейских отелях (три звезды и более). По их данным, только за 2005 год цены на койко-место в Москве выросли на 34,4 процента! Другим городам и не снился такой впечатляющий скачок. Причём при сохранении практически на прежнем уровне гостиничного сервиса. Возможно, цены росли  в привязке к стремительно дорожающему московскому жилью? Впрочем, умом Россию не понять. Даже столь известной аудиторской компании, которая в своё время смогла просчитать суммарную стоимость ОАО «Газпром» (И. Являнский // Изв., 2006, № 107) (выделено автором).

Ритм современной жизни, к сожалению, не всегда позволяет прочитать все статьи в газетах и журналах, поэтому читатель обращает внимание в первую очередь на заголовок публицистического текста. Это объясняется тем, что структура заголовка отличается лаконичностью, в нём обобщается самое главное из того, о чём говорится в тексте. Иными словами заголовок – это квинтэссенция текста, отражающая его суть.  Современные СМИ требуют всё больше оригинальных, ярких, экспрессивных, привлекающих внимание заглавий, поскольку одна из главных функций заголовков – аперитивная. Это значит, что газетный или журнальный заголовок призван заинтересовать читателя, вызвать у него желание продолжать чтение. Таким образом, заголовок выступает в качестве «приманки», «возбудителя аппетита» у читателя. Реализации данной функции заголовков также способствует использование в них прецедентных текстов.

В отличие от невыразительных заглавий советского времени, современные названия характеризуются выразительными языковыми и стилистическими средствами. Экспрессия, ради которой используются прецедентные тексты  в заголовках современных журнальных, газетных публикаций, базируется на  их общеизвестности.  Это может быть точная цитата: Чем бы дитя ни тешилось (Искусным вором оказалась одиннадцатилетняя девочка; Прощай, оружие! (Евросоюз отказал Китаю в военных технологиях); Ледовое побоище (С наступлением весны традиционно растет число травм среди пермяков) (из газет). Казалось бы, прецедентный смысл заголовка вполне прозрачен и ясен читателю, однако этот смысл переиначивается в соответствии с содержанием журнальной или газетной статьи.

Трансформированные прецедентные тексты подвергаются изменению, но остаются узнаваемыми. При этом их смысл изменяется неожиданно для адресата. В данном случае иногда возникает контраст ситуаций: реальной и прецедентной: Архипелаг аншлаг // «Архипелаг ГУЛАГ» (Рейтинг юмористических TV программ снижается, но всё равно хохот над страной стоит круглые сутки); Необещаемые острова // Необитаемые  острова (Япония и Россия – проблема четырёх островов, Сахалина и Курил) (из газет).

В трансформированном прецедентном тексте изменённый компонент несёт на себе смысловую нагрузку, вводя тему публикуемого материала: Береги чин смолоду // Береги честь смолоду (Молодежь охотно идет на госслужбу: зарплата скромная, но вес и связи потом пригодятся); Пока петух не клюнет // мужик не перекрестится (Птичий грипп становится по-настоящему опасным. Ученые говорят, что до всемирной эпидемии осталось два года); Властелин колёс // «Властелин колец» (Миллионы доз героина ежемесячно приходят в город Пермь) (из газет).

Трансформация прецедентных текстов во многих случаях связана с языковой игрой. Языковая игра – творческое, нестандартное использование любых языковых единиц и/или категорий для создания остроумных высказываний, в том числе – комического высказывания. Ученые отмечают возросший за последнее время интерес к феномену языковой игры. Психологической основой языковой игры является эффект обманутого ожидания: читатель (слушатель, зритель) ожидает, что в соответствии с нормами языка будет написано (произнесено) одно, а читает (слышит) совсем другое. И журналисты нередко прибегают к использованию языковой игры для создания комического эффекта, эффекта обманутого ожидания, а также для выражения иронии: Красота спасет Минск // Красота спасет мир (Под присмотром батьки расцветают дочери Беларуси: местная красавица Катя Доманькова победила на конкурсе supermodel of the word 2006). Примеры прецедентных текстов, изменённых в результате языковой игры, можно обнаружить во многих  газетах и журналах: «Русский Newsweek»: ИЖу понятно // ежу понятно («Ижмаш» первым из наших автозаводов перестал выпускать советские машины, перейдя на корейские…) – «NW» № 71; Ум, chess и совесть // Партия – ум, честь, совесть нашей эпохи (Калмыкию в четвертый раз возглавил президент Международной шахматной организации Кирсан Илюмжинов) – «NW» № 71; Шагал Дали (Материал посвящен двум великим гениям – Марку Шагалу и Сальвадору Дали) – «РГ» от 30.09.2004; Почта становится ЭКСПРЕССивной (материал про экспресс-почту) – «РГ» от 26.11.2004; Ветхие… новостройки (Статья посвящена некачественному строительству жилых домов в Калининграде) – КП Калининград от 24.07. 2007.

Заголовок выражает отношение автора к содержанию материала, показывает «вкусовые» пристрастия журналиста. Автор статьи сознательно формирует определенную установку читателю по отношению к той или иной проблеме или ситуации. Оценочный заголовок настраивает читателя на определенное восприятие сообщения, прогнозирует отношение к тому, о чем будет говориться.

Однако процесс узнавания трансформированного прецедентного выражения и в тексте, и в заголовке бывает затруднён или не вызывает определённых ассоциаций. Можно предположить, что  далеко не все носители языка узнают прецедентный текст и, как следствие, не понимают авторскую иронию, сарказм или оценку. В таком случае читатель вынужден осмыслить текст или заголовок еще раз. Если и в этом случае «ход» журналиста так и остался непонятым, заглавие следует считать коммуникативной неудачей. В статье, озаглавленной «Как получишь «пластик», береги его… », говорится о простых правилах пользования банковскими картами, соблюдение которых сохранит её владельцу и нервы, и деньги. Заглавие отражает содержание материала, но то, что оно является трансформированным прецедентным текстом, думается, далеко не все оценили, потому что представители современного поколения не были пионерами и не знают стихотворения «Как повяжешь галстук, береги его: он ведь с нашим знаменем цвета одного».

Язык рекламы лишь условно можно отнести к публицистическому стилю, так как много необычного, специфичного в речевой организации рекламных текстов. Информационная и воздействующая функции публицистического стиля также свойственны рекламным текстам, однако функция воздействия  наиболее ярко проявляется именно в языке рекламы.

Особенность рекламного текста состоит в том, что любые описываемые в нём вещи (события, люди) представлены как товар. В отличие от пропаганды, имеющей целью влияние на мировоззрение адресата, цель рекламы утилитарно-приземлённая: как можно эффективнее, действеннее, напористее и быстрее побудить читателя, слушателя, зрителя рекламного текста к конкретному действию – покупке рекламируемого товара, услуги и др. Создатели рекламного текста ориентированы на прямолинейное и прагматически направленное общение с массовым адресатом: купи!  приобрети! – и побыстрее!

Существует много способов передачи рекламных посланий:

прямая реклама (информационные письма, листовки по почте, лично вручаемые рекламные материалы);

реклама в прессе (в газетах, журналах, в бюллетенях фирм);

печатная реклама (проспекты, каталоги, буклеты, плакаты, листовки, открытки, календари и другие виды печатной продукции);

экранная реклама (кино, телевидение, слайд-проекты);

наружная реклама (крупногабаритные плакаты, рисованные художником, электрифицированные (или газосветные) панно;

реклама на месте продаж (витрины магазинов, вывески, знаки, плакаты в торговом зале, упаковки (коробки, футляры, бумага, фирменные пластиковые пакеты).

Рекламные тексты строятся по определённому шаблону,  элементами которого являются:

логотип – символ, обозначающий производителя товара (страховая группа Спасские ворота» - прямоугольник с вписанной в него аркой);

слоган (от англ. slogan — «лозунг, девиз») — короткий лозунг, представляющий рекламу товара; сжатая, ясная и легко воспринимаемая формулировка рекламной идеи (одна из компаний, осуществляющих мобильную связь: Зачем платить больше?!); 

комментирующая часть, раскрывающая рекламу товара, его функциональное назначение в сжатой и выразительной манере: одна - две фразы, динамичные по своей синтаксической структуре;

реквизиты – адрес и телефон производителя (распространителя) товара.

Слоган — ключевая фраза вербального текста. Он призван привлечь внимание «потребителя рекламы», широкой аудитории. Благодаря ему хорошо запоминается весь словесный ряд рекламного текста, его основная идея и «тема» — рекламируемый товар, который захочет (должен, по замыслу создателей рекламы, захотеть) купить читатель (слушатель или зритель) этого рекламного объявления. Некоторые слоганы благодаря своей афористичности, повышенной экспрессивности (нередко подкрепляемой выразительностью зрительного ряда, а то и просто потому, что реклама часто повторяется на экранах телевизоров, на страницах газет и журналов, на множестве уличных щитов) на некоторое  время входят в активный набор фразеологизированных клише повседневной речевой коммуникации; например: Самая дешевая, ну просто дешевая!; Изменим жизнь к лучшему!; Я ведь этого достойна!

Слоган как носитель основной рекламной идеи содержит в себе:

призыв к действию, высказанный прямо (Полный вперед!)  или косвенно (Время покупать!; Время менять (сменить) обувь; Пришел, увидел и... купил!);

эмоционально окрашенное выражение положительной эмоции, удовольствия от того, что рекламируется: Самая свежая мякоть кокоса; Баунти – райское наслаждение!

высокую оценку рекламируемого торгового предприятия: У нас есть все (о супермаркете или торговой ярмарке).

Лексический состав слогана тематически не обязательно «привязан к предметной области рекламируемого товара. Часто слоган строится на базе ассоциативного (нередко отдаленного от объекта рекламы) сопоставления: Живи с улыбкой! (реклама помады, зубной пасты); Не дай себе засохнуть! (реклама напитков); Вливайся! (реклама напитка  Фанта» -  как  приглашение «влиться в компанию» пьющих этот напиток) и т.п.

Анализ особенностей словесного ряда вербальных текстов телевизионных реклам, клипов показывает, что наиболее употребительны слова вы, новый, весьма, ваш, лучше. Частотность слова купите незначительна, но формы повелительного наклонения в рекламном ролике используется достаточно часто; чаще всего встречается глагол попробуй. Рекламный текст должен доказать потребителю, что пропагандируемый товар превосходит другие товары того же рода. Стремясь «выделить» свой товар из общей массы, рекламисты часто употребляют прилагательные, значение которых сводится к значению слова самый: уникальный, эксклюзивный, элитарный, выдающийся, потрясающий. В этот же ряд можно поставить слова с приставками супер-, гипер-, мега-. Эти и другие слова (типа двойной эффект, активная формула, традиционное немецкое (французское, испанское и др.) качество, от лучших мировых  (местных) производителей и т.  п.) являются рекламными штампами и нередко превращают рекламу в антирекламу, вызывают к ней недоверие.

Синтаксис рекламных текстов ограничивается в основном конструкциями простого предложения. Это объясняется стремлением как можно короче и яснее сформулировать слоган и комментирующую часть рекламного текста. Наиболее часто используемыми конструкциями в рекламных текстах являются безглагольные предложения («Балтика» - лучшее пиво России»; Bee-line – лидер сотовой связи России), назывные предложения (Лучший отдых в Италии от фирмы «Саквояж», Международный детский курорт для детей от 7 до17 лет…), вопросительные и побудительные предложения (Не хватает места? Samsung! Новый мотоблок и ТВ в одном корпусе…; Не дай себе засохнуть! ).

В рекламных текстах, как и в публицистических, используется такой динамичный приём синтаксической организации текста, как сегментация (Филипс. Это самая быстрая перемотка ленты и самая устойчивая картинка в системе автоматического контроля за изображением…) и парцелляция (И ещё лучше, ещё нежнее. Покрытая мягким слоем шоколада Баунти. Самая свежая мякоть кокоса. Баунти – райское наслаждение!)

Для вербальных текстов рекламы характерно использование такого стилистического приёма, как игра слов, когда слоган строится на базе прецедентных текстов – крылатых слов великих людей, философов, художников, писателей, политиков, пословиц, поговорок, фразеологических сочетаний (Пиво на бочку! В названии рекламной статьи, посвящённой бочковому пиву, обыгрывается фразеологизм – деньги на бочку!).  

Смелый каламбур, к месту употреблённый, остроумное переосмысление прецедентного текста, удачно вставленная цитата – всё это вносит в текст стилистическое разнообразие, делает его «живым», легко воспринимаемым, заостряет высказанную мысль, выделяет, оттеняет смысловые и экспрессивно-эмоциональные акценты высказывания. Например, слоган в рекламе лекарства Нам не страшен ты, грибок! – трансформированное прецедентное высказывание первой строчки песенки из мультфильма «Три поросёнка»: Нам не страшен серый волк.

Реклама имеет очень давнюю историю. Первым дошедшим до нас рекламным материалом принято считать древнегреческий папирус, в котором сообщается о продаже раба. Первое из известных печатных рекламных объявлений появилось в Англии в 1473 г. В России уже в X-XI вв. русские купцы прибегали к разнообразным приёмам рекламирования своих товаров. Как правило, нанимался специальный зазывала, который, стоя у лавки, громко расхваливал товар, а заодно и своего хозяина. Публикации рекламного характера были помещены уже в первой русской газете «Ведомости», издаваемой с 1702 г. по указу Петра I. В начале XX в. получили известность рекламные стихи В.В. Маяковского:

От игр этих / Страдают дети. / Без этих игр / Ребёнок – тигр. //

Всё, что требует / сердце, / тело или ум - / всё человеку / предоставляет / ГУМ.

Чтобы любая реклама была эффективной, ей должны быть присущи оригинальность, этичность, доходчивость, простота, ассоциативность, призывность, стилистическая грамотность.

Особое положение в публицистических жанрах занимает ораторская речь. Оратор  (от лат. ōrō,  ōrāre – говорить) – 1) лицо, произносящее речь, 2) красноречивый человек, владеющий мастерством слова. Ораторское искусство – одно из древнейших искусств античного происхождения - возникло в Древней Греции в V в. до н. э. и называлось  риторика. Термины «ораторское искусство», «риторика» (греч. rhētorikē (technē) – ораторское искусство) и исконно русское слово «красноречие» - синонимы.  Дальнейшее развитие ораторского искусства связано с Римом (II-I вв. до н. э.).

Что же послужило объективной основой зарождения ораторского искусства? В Афинах – самом крупном экономическом, политическом и культурном центре Древней Греции – был установлен строй рабовладельческой демократии, при котором граждане активно участвовали в политической жизни страны, свободно обменивались мнениями по жизненно важным проблемам, могли критически высказываться по поводу предлагаемых решений. Главная роль принадлежала народному собранию, которое юридически обладало полной верховной властью. Каждые 10 дней  граждане Афин собирались на площади своего города и обсуждали важнейшие государственные вопросы: объявление войны, заключение мира, избрание высших должностных лиц или их смещение и т. п. Убеждение стало единственным средством получения поддержки со стороны простого народа, и хороший оратор одной выразительной речью мог решающим образом повлиять на государственную политику, убедить народ в правильности того или иного выбора.

Между заседаниями народного собрания текущими делами занимался совет пятисот. Члены этого совета избирались по жребию по пятьдесят человек от каждого из десяти районов, находившихся на территории мегаполиса. Членами этого совета могли стать только те граждане, которые достигли 30 лет. Публично решались не только политические вопросы, но и совершался суд.  Любой гражданин мог возбуждать и поддерживать обвинение. Специальных государственных обвинителей в Афинах не было. Не было на суде и защитников. Подсудимый должен был защищаться сам в присутствии многочисленных присяжных заседателей. Чтобы успешно вести дело в суде или удачно выступить в народном собрании, надо было уметь хорошо и убедительно говорить, аргументированно отстаивать свою позицию, опровергать мнение оппонентов. Публичное выступление требовало долгой и тщательной подготовки. Вот почему владение ораторским искусством и умение спорить было так важно для афинян. Риторика становится необходимой практически каждому гражданину греческого города-государства. Она входит в число семи «избранных наук». Например, в  Древней Греции юноши, которым исполнялось 18 лет, поступали в школы, в которых наряду с философией, военным делом и другими науками, важными для того времени, изучали  риторику.

Однако далеко не каждый гражданин был в состоянии подготовить речь перед судом, в которой бы складно излагалась суть дела, да ещё подтверждалась правота выступающего. Появляются платные учителя – софисты (от греч. sophistēs – искусник, мудрец), которые обучали навыкам красноречия, составляли тексты речей. Софисты в высочайшей степени овладели искусством словесного воздействия на слушателей, мастерством слова. Они, собственно, явились родоначальниками риторики. Однако софисты считали главной целью оратора не утверждение истины, а убедительность, словесные уловки, позволяющие «делать слабое мнение сильным». С помощью различных словесных ухищрений они могли доказать любую нелепицу. Беспринципность софистов, отсутствие чётких политических и нравственных позиций вызывали недоверие и даже  враждебность по отношению к ним. Постепенно название софист стало употребляться в значении «лжемудрец». Слова софист и софизм в значении «формально кажущееся правильным, но ложное по существу умозаключение, основанное на преднамеренно неправильном подборе исходных положений» сохранилось в современном русском языке.

Против положения софистов об относительности истинности выступал Сократ (V- IV вв. до н. э.). Он утверждал божественный характер истины, являющейся «мерой всех вещей». Резко осуждая софистов за то, что они давали свои уроки за плату, Сократ утверждал, что «продажа мудрости равнозначна продаже красоты».

Мысли Сократа, не оставившего после себя письменных трудов, изложил его ученик Платон (V- IV вв. до н. э.), который явился изобретателем диалога как формы публичного изложения идей, как одного из гибких способов ведения спора.

Крупным теоретиком искусства красноречия был гениальный философ и учёный античности Аристотель (IV в. до н. э.). Свои мысли о теории  красноречия он изложил  в специальном труде «Риторика», единственном древнегреческом сочинении по красноречию, дошедшем до нас в целостном виде.  Аристотель рассмотрел в своём труде три главные составляющие ораторского выступления: язык, стиль и структуру публичной речи.

Звездой первой величины среди греческих ораторов был Демосфен (IV вв. до н. э.). Не обладая врождёнными способностями к публичному красноречию, слабый физически, Демосфен упорно преодолевал свои природные недостатки и благодаря многодневным изнурительным упражнениям по развитию памяти (выступления ораторов длились по 2-3 часа), голоса, пластики сумел сделаться самым выдающимся оратором своей эпохи. Наиболее известны его полные гражданского пафоса политические речи против нашествия македонского царя Филиппа II, отца Александра Македонского. Эти речи вошли в историю под нарицательным названием филиппики. Слово филиппика в значении «гневная, обличительная речь» сохранилось и в современном языке.  

Традиции древнегреческих риторов и теоретиков искусства красноречия продолжили выдающиеся ораторы Древнего Рима. Самым крупным теоретиком и практиком ораторского искусства  был Марк Туллий Цицерон (106-43 гг. до н. э.).  Он создал специальные труды – «Оратор», «Об ораторе», «О знаменитых ораторах», в которых изложил основные требования к ораторской речи и к самому оратору. Он считал главным достоинством речи её ясность и понятность. Цицерон говорил, что «оратор есть тот, кто любой вопрос (1) изложит со знанием дела (2), стройно (3), изящно (4), с достоинством (5)». Если внимательно прочитать высказывание Цицерона о том, что есть оратор,  то в нём можно обнаружить пять требований, которые, по мнению автора, нужно предъявить к оратору и которые не утратили актуальности и для современного выступающего. Однако первое требование  Цицерона - любой вопрос -  нуждается в уточнении. За многовековую историю мир очень изменился, изменился и сам человек, поэтому в наши дни ни один оратор не может одинаково успешно выступать с лекциями, докладами по «любому вопросу», с высоким «знанием дела». Но по той тематике, за которую этот оратор взялся, он должен в её рамках раскрыть «любой вопрос» «со знанием дела» (требование 2). И должен сделать это «стройно» (3)  и «изящно» (4). Что же имел в виду Цицерон, когда предъявлял эти требования к ораторской речи? Это как раз те понятия, вокруг которых часто происходили споры: что же такое риторика на самом деле – наука или искусство? То, что «стройно», то наука. То, что «изящно», то искусство.

Действительно, наука поддаётся регламентации, подчиняется законам, по которым действие может быть повторено на основании научных разработок, методик и пр.

Искусство же не имеет строгих законов. Каждый музыкант, художник, поэт, писатель индивидуален. Хорошо, что все люди говорят по-разному. Вот почему оратор, убеждая людей в истинности или справедливости каких-либо событий или явлений, должен владеть искусством слова, умело использовать средства художественной выразительности, риторические фигуры, ибо речь, состоящая из сухих слов и выражений, скучна и бесцветна. Иными словами, главной силой красноречия Цицерон считал содержание, которое облекается в ясную и понятную форму и доносится до слушателей с достоинством (5), что связано с этической стороной выступления, потому что очень важна нравственная позиция оратора, его моральная ответственность за содержание речи.

Теорию риторики  в Древнем Риме разрабатывал и знаменитый ритор Марк Фабий Квинтилиан (ок.35-ок.96 гг. н.э.), которой в своём главном труде «Наставления в ораторском искусстве» в 12 книгах подробно изложил теорию и методику риторики. В отличие от древних греков, определявших риторику прежде всего как искусство убеждения, Квинтилиан, делая акцент на эстетической составляющей ораторского выступления, утверждал, что «риторика – искусство говорить хорошо».

С наступлением эпохи христианства в Европе риторика как часть отвергнутой античной, языческой культуры была забыта. Церковь, её проповеди «О законе Божьем» в большей мере содействовали развитию практического красноречия. Возникла новая отрасль риторики – церковное красноречие, или гомилетика.

На протяжении всего Средневековья церковное красноречие занимало монопольное положение в Европе. В рамках проповедничества развивалась риторика в Средние века на Руси. Выделяются проповеди (слова), произносящиеся с церковного амвона или в другом месте для прихожан, и речи официальные, адресованные самим служителям церкви или другим официальным лицам.  Уже в древней Руси выделялись два подвида слова: дидактическое, или учительское, которое преследовала цели морального наставления, воспитания, и панегирическое, или торжественное, которое посвящено знаменательным церковным датам или государственным событиям. Проповеди основываются на канонических книгах, богословской литературе, церковных догмах, вместе с тем в них рассуждение от обыденного поднимается до возвышенного, от нейтрального до торжественного, сильно воздействуя на душу паствы.

Замечательными памятниками торжественного и учительского красноречия XI-XII вв. стали  «Слово о законе и благодати» Иллариона, Слова на церковные праздники Кирилла Туровского, поучения и проповеди которого были великолепными образцами красноречия. Современники говорили, что он «достопамятный вития наш XII в.», «воссиявший паче всех на Руси».  

Золотым веком древнерусского красноречия считается XII в. Именно тогда появляется знаменитое «Поучение» Владимира Мономаха; «Слово Даниила Заточника», выдающийся памятник культуры «Слово о полку Игореве», проникнутый глубоким патриотизмом, призывающий к единению всех русских земель накануне татаро-монгольского нашествия.

Большую роль в развитии русского красноречия сыграли труды выдающегося государственного и церковного деятеля, писателя, просветителя, сподвижника Петра I Феофана Прокоповича. Он достиг подлинных вершин в теории поэтики и риторики в двух сочинениях «De arte poetica» и «De arte rhetorica» (реторика – устаревшее написание). Хотя эти риторические сочинения были задуманы как руководство к созданию церковных проповедей, по существу же представляли собой теоретическое обобщение и свод практических рекомендаций по искусству красноречия.

Развитие риторики в России связано с именем М.В. Ломоносова, которого Н.М. Карамзин назвал «отцом русского красноречия». Он много сделал для того, чтобы русский язык обрёл статус языка науки, языка публичного красноречия. Систему взглядов на ораторское искусство он изложил в двух риториках - краткой (1743) и «пространной» (1747) простым, доходчивым и образным языком. Фундаментальный труд Ломоносова называется «Краткое руководство к красноречию» и содержит традиционные разделы об изобретении, об украшении и о расположении. Однако в рамках традиционных схем М.В. Ломоносов высказал немало новаторских идей – о взаимоотношениях русского и церковнославянского языков, о классификации стилей, об установлении закономерностей употребления языковых единиц, наконец, о проблеме языкового мастерства оратора, писателя, поэта. Риторика Ломоносова вызвала неприязнь духовенства тем, что имела явно светский характер, недовольны были и учёные-академики, предлагавшие написать книгу по красноречию на латинском языке. Обе «Риторики» представляли собой первые русские и общедоступные руководства по красноречию. Именно в них были высказаны мысли, которые в дальнейшем составили программу всей филологической деятельности Ломоносова. Оценивая «Риторику», академик В.В. Виноградов писал: «Можно без преувеличения утверждать, что Ломоносовым были не только заложены основы стилистики русского языка, но и предначертан проект будущего величественного здания. Это здание до сих пор ещё не возведено, хотя материалы для него собирались многими русистами».

Мысли основателя отечественной риторики в той или иной степени развивали известные учёные, педагоги, передовые общественные деятели: известный государственный и политический деятель М.М. Сперанский, доктор философии И.С. Рижский,  А.Ф. Мерзляков, занимавший кафедру российского красноречия и поэзии, Н.Ф. Кошанский, филолог, переводчик, профессор русской и латинской словесности Императорского Царскосельского лицея, К.П.  Зеленецкий, профессор Ришельевского лицея в Одессе, А.И. Галич, преподаватель Императорского Царскосельского лицея.

Конец XIX в.– период расцвета академического и судебного красноречия в России. Блестящими ораторами были выдающиеся историки Т.Н. Грановский, В.О. Ключевский, великий химик Д.И. Менделеев, выдающийся биолог К.А. Тимирязев. Речи выдающихся юристов – К.К.  Арсеньева, Н.П. Карабчевского, А.Ф. Кони, Ф.И. Плевако и др. – обладали огромной силой воздействия, приковывали внимание широкой общественности.

Русская риторика знала подъёмы и падения. Первая половина XIX в. - это пик развития отечественной риторики, но этот же период явился и рубежом, который положил начало критическому отношению к общей риторике. Начинается её упадок как науки о прозе (деловой, научной, ораторской). В системе образования появляется новый предмет «Теория словесности», из которого постепенно исчезают правила риторики, и даже сам термин риторика больше не упоминается.

Гигантский политический взрыв, потрясший Россию в 1917 году, дал плеяду блестящих ораторов, таких, как В.Г. Плеханов, В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий,  А.В. Луначарский, Н.И. Бухарин. Делается попытка возродить риторику как науку об ораторском искусстве, как учение о прозе. В 1918 году в Петрограде был открыт Институт живого слова, который существовал до 1924года, а затем был преобразован в Научно-исследовательский институт речевой культуры.

Ораторское искусство стали преподавать в Московском университете и в других вузах страны. Было издано много литературы по ораторскому искусству.

Дальнейшее развитие нашего государство привело к тому, что ораторское искусство не получает развития, сводясь к докладам и выступлениям на съездах, пленумах и всевозможных совещаниях. Поэтому, кроме пропагандистских  и лекционных форм,  другие формы публичной речи не используются.

Вновь интерес к публичной речи, к ораторскому мастерству возрождается в 80-е годы XX столетия. Это объясняется повышением социальной активности граждан России в условиях формирования гражданского общества, демократизации экономической и политической жизни страны, развития предпринимательской деятельности. В обществе вновь возникла потребность в практическом овладении ораторским искусством. Сейчас риторика как учебная дисциплина вместе с культурой речи активно вводится в программу школ, лицеев, гимназий, преподаётся в высших учебных заведениях.

Дар речи – это возможность творить добро, но это и опасное оружие, которым, к сожалению, иногда злоупотребляют. Современная риторика учит не только красиво и убедительно говорить, но и защищаться от недоброкачественного словесного воздействия, узнавать случаи обмана или манипулирования. Риторика сегодня – это способ гармонизации интересов говорящего и слушающего.

Во все времена речь, не содержащая в себе новых мыслей, наполненная уже известными сентенциями, неточная, невыразительная, не привлекала и не привлекает слушателей.  Старый английский афоризм гласит: есть люди, которых нельзя слушать, есть люди, которых можно слушать, и есть люди, которых нельзя не слушать. Чтобы сделаться оратором, которого нельзя не слушать, недостаточно владеть нужной для данной аудитории информацией - важно донести эту информацию до слушателей.

Люди Античного мира любили и умели мыслить образно. Древние риторы и ораторы нередко сравнивали ораторское выступление с деревом, в котором есть такие отдельные древесные части, как корень, ствол, ветви (большие и маленькие), листья, цветы (рис. 1) . Все эти древесные части они соотносили с частями ораторского выступления, полагая, что каждая из частей взаимосвязана со всем другими частями лекции (выступления оратора, беседы двух мыслителей и пр.).

Рис. I. Риторическое «древо»

1)  — корень древа, скрытый от глаз аудитории. Под ним понимается причина, приведшая оратора на трибуну:

а) стремление прославиться, стать известным,

б)  надежда получить плату, гонорар за выступление,

в) предположение, что выступление будет для аудитории полезным, будет способствовать расширению ее кругозора, становлению профессиональных умений и навыков;

2) ствол, который представляет собой тему выступления, основную проблему ораторской речи.

3) основные несущие ветви, под которыми подразумеваются основные вопросы в плане лекции, в классической риторике чаще всего этих ветвей три;

4) более мелкие веточки — подвопросы, на которые делится каждый основной вопрос темы;

5)  крона древа, представленная листьями, т.е. словами, в которые оратор «одевает» свое устное высказывание.,

6) цветы, т.е. те украшения, которые могут сделать речь изящной, выразительной.

Так, причину, заставившую оратора подняться на трибуну, древние риторы связывали с теми словесными украшениями, которые оратор посчитает нужным использовать во время своего выступления. Это решение должно  учитывать особенности, которыми обладает аудитория. Однако среди присутствующих могут быть не только заинтересованные в его выступлении слушатели, но и равнодушные.  Все эти проблемы в свою очередь самым тесным образом соотносятся с конкретной темой, которую оратор предполагает обсудить со своими слушателями. Наконец, все то, что сказано выше, не может не зависеть от места и времени проведения ораторского выступления. Очевидно, что зависимость от темы, от аудитории, от места и времени, наконец, от собственного самочувствия, настроения и от многих других компонентов, которые не всегда поддаются предварительному учету и анализу, должна привести и приводит на практике оратора к тому, что он будет вынужден перестраиваться по ходу своего выступления, менять план речи, использовать те ораторские приемы и теоретические положения, которые он захочет и сможет предъявить данной аудитории по конкретной теме, выступая в нужном месте и в заранее оговоренное время.

Таким образом, с древних времен риторика рассматривала такие закономерности в качестве предварительной творческой и профессиональной подготовки оратора, что позволяло ему избегать многих досадных ошибок в тот момент, когда он вынужден был говорить перед аудиторией, глядя в глаза своим слушателям.

Ещё римский философ Сенека говорил: «Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным». Итак, ещё со времён античности принято считать, что работа над речью состоит из таких частей, как 1) изобретение, 2) расположение, 3) выражение, 4) запоминание, 5) произнесение.    

Первый этап в работе над любым связным текстом, в том числе и над ораторским выступлением, включает элемент творчества, который и обозначен термином «изобретение», или инвенция.

Каждое публичное выступление должно иметь тему и цель. Выбор темы выступления должен отвечать некоторым требованиям. Тема должна соответствовать познаниям и интересам оратора. Выступающий обязательно должен быть уверен, что он обладает большей, чем его аудитория, информацией о том вопросе, которому посвящено его выступление.  Тема должна соответствовать месту, времени, характеру аудитории. Выступление не будет удачным, если оно не будет достаточно интересным, важным, понятным для слушателей. Любое публичное выступление должно развивать аудиторию, делать её умнее, «присоединять» к мнению выступающего. Тема должна быть для публики достаточно новой, так как именно всё новое привлекает внимание. Но каким бы новым и необычным ни было сообщение, оно обязательно должно быть связано с тем, что уже знакомо и имеет значение для слушателей. Тема выступления (особенно агитационного) должна быть в достаточной степени спорной, содержать некий конфликт, который привлечёт внимание слушателей. Оратор должен предложить аудитории своё решение спорной проблемы.

После того как оратор определил тему речи, отобрал содержание, соответствующее его концепции, общему замыслу речи, системе ценностей слушателей, необходимо решить, как лучше расположить части выступления, т.е. необходимо обдумать композицию.  Расположение, или диспозиция, - второй этап работы над речью.

Простейшая композиция любого текста состоит из трех частей: вступления, основной части, заключения. Универсальная композиция публичной речи была выработана еще в античной риторике и включала восемь компонентов, которые назывались частями речи. Их последовательность такова:

1. Обращение. (Устанавливает контакт между оратором и аудиторией.)

2. Обозначение темы. (Название темы и ее толкование имеют своей целью заинтересовать аудиторию.)

3. Повествование. (Содержит историю предмета речи, либо историю мысли об этом предмете.)

4. Изложение. (Предмет речи описывается системно, т.е. по частям. В изложение обычно вводятся примеры.)

5. Доказательство. (Эта часть — смысловой центр речи, аргументация тех основных суждений, которые лежат в основе выступления.)

6. Опровержение. (Критическое осмысление собственных положений, их доказательство «от противного».)

7. Воззвание. (Обращение к чувствам слушателей. Содержит оценку сказанного, передает личное отношение оратора к своей речи.)

8. Заключение. (Подведение итогов рассуждения, краткое изложение основного содержания.)

Перечисленные компоненты речи до сих пор используются в ораторской практике. Первые две части условно можно назвать вступлением, следующие пять - главной частью, последнюю часть — заключением. Главная цель вступления и заключения  — привлечь внимание аудитории, усилить интерес к речи. Существует психологический закон памяти, который называют фактором края: лучше всего слушатели запоминают то, что сказано в начале и в конце речи.

Самым трудным для оратора бывает заинтересовать слушателя, вывести его из состояния покоя, заставить работать его мысль. Поэтому вступление — наиболее ответственная часть речи. Возможны различные варианты начала вступления, которые используются в зависимости от темы, обстановки, аудитории, цели, поставленной оратором. С классических времён в риторике выделяют два типа начала: естественное и искусственное.

1. Естественное начало без предварительной подготовки вводит слушателей в суть дела, оно тесно связано с содержанием речи. Самыми распространёнными разновидностями естественного начала в современной ораторской практике можно считать  следующие:

  •  сообщение причины, заставившей оратора выйти на трибуну;
  •  сообщение темы выступления;
  •  основание темы выступления;
  •  постановка проблемы, если оратор затрагивает новый аспект обсуждаемого вопроса или считает, что аудитория недооценивает серьёзность проблемы;
  •  указание на единомышленников, если приходится выступать против господствующего мнения, возражать руководителям высокого ранга;
  •  исторический обзор, когда экскурс в историю вопроса может помочь лучшему его разрешению или указание на долгий путь принятия решения подчёркивает его продуманность;
  •  ироническое замечание или шутка, чтобы расположить к себе слушателей. Это может коснуться цели выступления, содержания речи, обстановки выступления. Например, А.В. Луначарский, первый нарком просвещения  РСФСР, образованнейший человек и великолепный оратор, таким образом начинает свою статью «Мадонна и Венера», посвященную изобразительному искусству: «Одна дама на парижском конгрессе феминисток разразилась следующей живописной фразой: «Мать! Мать! — говорят нам и ставят перед нами как идеал рафаэлевский образ Мадонны с младенцем на руках. Но для меня ничуть не ниже Венера Милосская, хотя у нее нет не только младенца, но даже рук!» Вот одно из беллетристических противопоставлений богини любви языческой и богини любви христианской».
  •  вопрос к аудитории, помогающий создать проблемную ситуацию.

Возможны и другие типы естественных начал, но в современной риторической практике перечисленные выше встречаются наиболее часто.

Искусственное начало может помочь сконцентрировать внимание публики или, что ещё важнее, сделать попытку найти общую платформу, объединяющую интересы и взгляды оратора и аудитории. Сейчас в качестве разновидностей искусственного начала чаще всего используются следующие:

  •  притча, легенда сказка, чья мораль должна помочь разрешению поставленной в речи проблемы;
  •  афоризм может выполнять ту же роль, что и притча, или льстить самолюбию слушателей,  что тоже немаловажно в критически настроенной аудитории. Посмотрим, как начинает свою речь на симпозиуме в Париже профессор Юдин из романа А. Крона «Бессонница»: «Есть что-то замечательное в том, что одна из первых международных встреч ученых, посвященных защите жизни, происходит в городе, начертавшем на своем щите - «Колеблется, но не тонет» - гордый девиз, который в наше время мог бы стать девизом всей нашей планеты...». Сведения о гербе Парижа - гонимый волнами кораблик с латинской надписью «колеблется, но не тонет» - я почерпнул из путеводителя. Не бог весть какое начало, но оно понравилось. Аудитория мгновенно оценила, что человек, прибывший «оттуда», свободно говорит по-французски, улыбается, шутит и, кажется, не собирается никого поучать. Мне удалось походя польстить городскому патриотизму парижан, по белозубому оскалу коллеги Дэни я понял, что началом он доволен».
  •  Аналогия, которую оратор использует, чтобы заинтересовать аудиторию, привлечь ее внимание, подчеркнуть важную мысль;
  •  ироническое замечание или шутка, не связанные с содержанием речи.

Общественная или моральная оценка обсуждаемого вопроса характерна для судебных речей и имеет близкое отношение к предмету речи. Оценка аудитории обычно направлена на преодоление недоброжелательного или предвзятого отношения к оратору или проблеме, поэтому гораздо чаще используется положительная оценка, чем отрицательная, и даже лесть, которая должна быть направлена на преодоление какого-то недостатка: невнимания, упущения и т.п.

Возможно привлечь внимание слушателей к речи, если показать, в какой степени их касается избранная оратором тема, как она связана с их проблемами и интересами. Не менее существенный момент - краткость вступления.

Главная часть выступления может строиться по-разному, включать лишь некоторые из пяти возможных компонентов, определенных классической риторикой, или все части. Но в любом случае организация главной части выступления зависит, прежде всего, от метода преподнесения материала, избранного оратором. Эти методы сформировались на базе многовековой ораторской практики, описаны в различных риторических пособиях и активно используются современными ораторами. Кратко охарактеризуем основные из них.

  •  Исторический (хронологический) метод - изложение действий, событий  в хронологической последовательности, описание биографии какого-либо лица, анализ изменений, которые произошли в том или ином лице, предмете с течением времени.
  •  Индуктивный метод - изложение материала от частного к общему. Выступающий начинает речь с частного случая, а затем подводит слушателей к обобщениям и выводам. Этот метод нередко используется в агитационных выступлениях.
  •  Дедуктивный метод - изложение материала от общего к частному. Оратор в начале речи выдвигает какие-то положения, а потом разъясняет их смысл на конкретных примерах, фактах. Широкое распространение этот метод получил в выступлениях пропагандистского характера.
  •  Метод аналогии — сопоставление различных явлений, событий, фактов. Обычно параллель проводится с тем, что хорошо известно слушателям. Это способствует лучшему пониманию излагаемого материала, помогает восприятию основных идей, усиливает эмоциональное воздействие на аудиторию.
  •  Концентрический метод - расположение материала вокруг главной проблемы, поднимаемой оратором. Выступающий переходит от общего рассмотрения центрального вопроса к более конкретному и углубленному его анализу.
  •  Ступенчатый метод - последовательное изложение одного вопроса за другим. Рассмотрев какую-либо проблему, оратор уже больше не возвращается к ней.

Использование различных методов изложения материала в одном и том же выступлении позволяет сделать структуру главной части речи более оригинальной, нестандартной. Однако каким бы методом ни пользовался оратор, его речь должна быть доказательной, суждения и положения убедительными. Оратору необходимо не только убедить в чем-то аудиторию, но и соответствующим образом повлиять на нее, вызвать ответную реакцию, желание действовать в определенном направлении. Поэтому при работе над композицией следует продумать систему логических и психологических доводов, используемых для подтверждения выдвинутых положений и воздействия на аудиторию. Логические доводы обращены к разуму слушателей, психологические – к чувствам.

В главной части могут использоваться три типа речи: повествование, описание, рассуждение. Повествование представляет собой рассказ о каком-либо событии, включающий такие сюжетные компоненты, как завязку, развитие действия, кульминацию (высшую точку в развитии действия) и развязку. Повествование обычно динамично, его герои показаны в действии. Оно представлено, прежде всего, в художественных текстах, но и в ораторской практике используется довольно широко. Из всех трех типов речи повествование в наибольшей степени увлекает слушателей, поскольку при прочих равных условиях внимание всегда устремляется к тому, что находится в движении. Это справедливо не только в отношении физического движения, но и в отношении смены мыслей, образов, возникающих в воображении. В отличие от повествования описание не содержит событий, в нем нет сюжета, оно статично. В описании показываются признаки предмета, демонстрируются его связи с другими предметами и явлениями. Описания редко составляют самостоятельные произведения, обычно они невелики по объему, часто соединяются в пределах одного произведения с другими типами речи. Описания могут быть научными и художественными, краткими и подробными, образными. Описание предмета, воспринимаемое на слух, всегда выигрывает, если создает в воображении слушателей яркий, наглядный образ, окрашенный эмоциями оратора. Рассуждение представляет собой наиболее сложный тип текста как с точки зрения его создания, так и с точки зрения восприятия. Цель рассуждения состоит в проверке истинности какого-либо утверждения (тезиса) с помощью таких доводов (аргументов), истинность которых не вызывает сомнения. Рассуждение включает цепь умозаключений, сопоставления и противопоставления, установление причинно-следственных связей явлений. Рассуждение представлено, прежде всего, в научной речи, в агитационных ораторских выступлениях.

Нередко разные типы речи объединяются в одном смешанном тексте: в таком тексте может быть представлено повествование с элементами описания или рассуждения, рассуждение с включением в качестве аргументов описательных или повествовательных фрагментов.

Как уже было сказано, в памяти слушателей чаще всего остаются первые и последние фразы оратора. Поэтому заключение речи надо так же тщательно планировать, как и другие разделы. Его роль очень велика – это то, с чем слушатель уйдёт из аудитории, это логическое завершение речи. Оно должно подытожить речь, подкрепить смысл и значение сказанного, создать соответствующее настроение слушателей. Целесообразно использовать следующие типы заключительных фрагментов речи.

  •  Подытоживающее повторение главных положений, которые оратор развивал в выступлении. Говорящий должен стремиться повторить свои идеи «по-особенному», углубляя их смысл и повышая интерес слушателей, но при этом оно должно быть кратким, чётким.
  •  Иллюстративная концовка, включающая метафору, притчу, аллегорию, передающие основной смысл сказанного в яркой, образной форме.
  •  Подходящая цитата, афоризм или поговорка могут подчеркнуть важность, значительность и другие отличительные черты избранной темы. В них важно не только смысловое наполнение, но и эмоциональное звучание.

Закончить речь, так же, как и начать ее, можно юмористическим замечанием, однако оно должно иметь непосредственное отношение к содержанию речи.

Существует несколько видов заключений речи, которых следует избегать. Неловкость публики рождают призывающие к снисхождению извинения оратора типа: «Я, конечно, сознаю, что мне не удалось как следует рассказать и объяснить все, но все же...» Надо стараться не обрывать речь в том случае, если не удается уложиться в отведенное время. Лучше на ходу сократить главную часть, завершив речь так, как продумано заранее, не нарушая созданного у слушателей эмоционального впечатления. Стройность, продуманность композиции речи — одна из важнейших составляющих успеха оратора.

Продумав основные положения своего выступления, расположив композиционно материал, оратор должен облечь свои мысли в словесную форму. Доходчивость идей выступающего, их влияние на слушателей во многом зависят от того, как оратор владеет языком: чем ярче, выразительнее, образнее речь оратора, тем легче ему будет присоединить аудиторию к своей точке зрения. Это третий этап - выражение, или элокуция - этап редактирования речи, когда оратор шлифует свой текст, удаляя неудачные выражения и добавляя те, которые были бы более уместны.

Какими качествами должна обладать публичная речь? Теми же самыми, которые мы называли в качестве признаков образцовой речи: правильностью, точностью, логичность, уместностью, чистотой, богатством и выразительностью. Опыт публичной политики последнего десятилетия наглядно продемонстрировал, что речь достаточно большой части известных российских политиков весьма далека от совершенства, прежде всего, с точки зрения ее правильности, соответствия нормам. Слушатели не упускают случая заметить ошибки в выступлении, поэтому оратор, чтобы сосредоточиться на содержании, должен быть заранее уверен в правильности своей речи с точки зрения произношения, постановки ударения, употребления соответствующей лексики, правильности грамматических форм и синтаксических конструкций.

Точность используемых слов, особенно терминов, логичность развития мысли совершенно необходимы для того, чтобы слушатели поняли оратора соответствующим образом, не искажая его идеи. Уместность речи заключается в выборе лексики и фразеологии, наиболее соответствующих теме, аудитории и обстановке выступления. Начинающему оратору скорее всего придется быть менее официальным, сдержанным, торжественным, чем кажется необходимым. Тон выступающего должен быть достаточно непринужденным и дружеским, но не следует прибегать к жаргонным, грубым словам, выступая, например, перед молодежной аудиторией, стараясь понравиться ей. Надо оказывать уважение любым слушателям.

Богатство речи оратора проявляется, прежде всего, в том, каким объемом лексики и фразеологии он владеет, насколько свободно он владеет стилистическими ресурсами, нормами различных стилей языка. Однако богатство используемых языковых средств должно сочетаться с экономичностью речи. Многословие оратора нередко мешает слушателям ясно понять его идеи. Многословность, затянутость речи могут порождаться отсутствием мыслей или просто неясностью мышления выступающего, ведущей к неоправданным отклонениям от темы или к повторам. Многим выступлениям вредит излишняя обстоятельность, которой можно избежать, сделав надлежащий отбор материала.

В публичной речи следует избегать обилия общих родовых терминов, абстрактной лексики, не способной создать наглядный образ в сознании слушателей. Не надо злоупотреблять ничего не говорящими или всем известными определениями типа замечательный, один из наиболее выдающихся, значительный, гениальный русский поэт А.С. Пушкин. Фраза, воспринимаемая на слух, должна быть короткой, емкой, экономичной. Следует избегать обилия придаточных предложений, причастных оборотов, повторения родительных падежей (зависимость потребностей потребителей от условий производства товаров).

Наконец, язык публичного выступления по возможности должен быть выразительным. Одну и ту же мысль можно сформулировать разными способами. Например, можно сказать: Предоставление части граждан исключительных прав приобретает все более масштабный характер. Ту же мысль возможно облечь в другие слова: Там, где у нас появляются щели исключения, там через краткое время открываются ворота и туда уже идут толпой и все исключительно исключительные (М. Ульянов). Второй способ выражения, создающий метафорический образ, несомненно, произведет большее впечатление на слушателей.

Оратору всячески следует избегать штампов: острая принципиальная критика, приоритет общечеловеческих ценностей и т.д. Как уже было сказано выше, штампы характерны для публицистического стиля, они являются готовыми формулами той или другой идеологии. Использование штампов очень распространено, потому что избавляет говорящего от необходимости думать, заменяет работу собственной мысли. Однако надо помнить, что словесные штампы также механически воспринимаются, как и произносятся, не оказывая влияния на мысли и чувства слушателей. Если оратор хочет вызвать у аудитории эмоциональную реакцию, сопереживание, хочет стимулировать работу мысли, он должен отказаться от штампов, идеологических и языковых.

«Человек-— это его стиль», — говорили древние греки. В идеале речь каждого человека должна быть столь же оригинальна, как и каждая личность. «Украшается», индивидуализируется речь оратора с помощью средств словесной образности, фигур речи.

Культурный уровень оратора наглядно демонстрируется при его обращении к цитатам. Введение их в текст вызывает в сознании слушателей ассоциативные связи с цитируемыми текстами, что расширяет общекультурный фон текста, углубляет его содержание. Прямое цитирование может соседствовать в ораторских выступлениях с аллюзиями - упоминаниями имен, названий, которые ассоциируются с определенными знакомыми всем текстами или историко-культурными событиями.

Отбор лексики и фразеологии, использование художественных средств выразительности, стилистических фигур, способы цитирования и набор цитируемых источников, синтаксическая организация речи определяют своеобразие стиля того или иного оратора. Начинающий оратор должен овладевать всеми средствами «украшения» речи, беря на вооружение то, что наиболее полно соответствует его речевой индивидуальности.

Запоминание, или мемория, – это технический этап, когда оратор размышляет над тем, как донести созданный текст до слушателей: выучить наизусть, составить заметки и т.д.

Наконец, последняя  часть работы над речью называется произнесением, или акцией. Произнесение речи перед аудиторией венчает все усилия оратора по подготовке выступления. Каков же должен быть образ оратора и каковы его взаимоотношения с аудиторией?

Оратор должен помнить, что его речь воспринимается не только на слух, но и зрительно: слушатели присматриваются к внешнему виду говорящего (особенно внимательно первые 2-3 минуты), к его позе, одежде, манерам, мимике и жестам. На основании первоначальных впечатлений - благоприятных или неблагоприятных - складывается и отношение к словам выступающего, иногда первое, инстинктивное, чисто внешнее неприятие оратора бывает трудно преодолеть. Искусственность, манерность или нарочитая эксцентричность (желание выглядеть оригинально) может насторожить слушателей, вызвать их антипатию. Говорящий должен создать в глазах публики такой «образ оратора», чтобы его слушали с доверием. Еще древние греки уделяли большое внимание «образу ритора», определяя его как «мужа благородного, в речах искусного». Благородство оратора, т.е. его высокая нравственность, при этом ставилось на первое место. По мнению Цицерона, четырьмя главными добродетелями оратора должны быть честность, скромность, доброжелательность и предусмотрительность. Первые три качества должны демонстрировать прежде всего уважение к аудитории. Предусмотрительность определяет ответственность оратора за сказанное им слово, которое не должно внести разлад в сознание слушающих его людей.

Знаменитый русский юрист А.Ф. Кони, сам великолепный мастер слова, советовал начинающим ораторам и лекторам, во-первых, знать предмет, о котором говоришь, в точности и подробности, выяснив для себя все его положительные и отрицательные свойства. Во-вторых, оратору необходимо знать родной язык и пользоваться его гибкостью, богатством, своеобразием оборотов речи, быть знакомым с сокровищами родной литературы. В-третьих, оратор не должен лгать. Кони составил даже своеобразную классификацию типов лжи: «Человек лжет в жизни вообще часто, а в нашей русской жизни и очень часто, трояким образом:

1) говорит не то, что думает, — это ложь по отношению к другим;

2) он думает не то, что чувствует, — это ложь самому себе, и, наконец,

3) он впадает в ложь «в квадрате»: говорит не то, что думает, а думает не то, что чувствует».

Таким образом, искренность должна стать необходимым качеством оратора. Но при этом человек обязан критически оценивать свою точку зрения, убеждать людей, но не навязывать свою точку зрения как единственно возможную. Оратор, думающий, что он один владеет истиной, нетерпимый к другим взглядам, никогда не добьется успеха.

Ключевым понятием в ораторской практике является присоединение, т.е. в процессе речи аудитория полностью или частично должна присоединиться к мнению оратора. Гораздо легче выступающему самому присоединиться к мнению аудитории, но такое присоединение называется популизмом и демагогией (уступкой низким запросам публики, использованием лжи, лести для привлечения масс на свою сторону, создания ложной популярности). Поднять аудиторию до себя, а не опуститься на ее уровень — вот задача оратора.

При выступлении равно недопустимы как высокомерие, менторский (поучающий) тон, неуважение к аудитории, так и заискивающий тон, робость, самоуничижительные замечания («я, конечно, понимаю, что ничего нового и интересного я вам не скажу...»). Уверенность оратора в себе, его мимика и жесты, дружеское отношение к слушателям, скромность, подъем — необходимые качества успешного выступления.

Уважение к аудитории заключается и в заботе выступающего о том, чтобы его услышали: о четкости дикции, звучности голоса. Оратор должен почувствовать признаки утомления своих слушателей, вовремя переключить их внимание, снять напряжение шуткой, какой-либо интересной историей. Выступая с речью, лучше не читать написанный текст, а лишь заглядывать в него, сверяя нужные цифры, цитаты. Обращаться при этом нужно не к потолку, окну или своим ногам, а к людям, находящимся перед оратором. Возникающее при этом чувство взаимного общения, обратная связь с аудиторией помогают понять, что оратор достиг своей цели.

В зависимости от содержания, условий и цели высказывания в современной практике публичного общения выделяют следующие роды и виды (жанры) красноречия: социально-политическое, академическое, судебное, социально-бытовое, духовное, или церковно-богословское.

К социально-политическому красноречию относятся парламентские и митинговые речи, военно-патриотические, дипломатические, политические, агитаторские,  выступления на социально-культурные, этико-нравственные, социально-политические и политико-экономические темы, выступления по вопросам научно-технического прогресса, отчётные доклады на съездах, конференциях, собраниях.

К академическому красноречию относятся вузовская и школьная лекции, научный доклад, научный обзор, научно-популярная лекция.

К судебному красноречию относятся прокурорская, или обвинительная, речь; адвокатская, или защитительная, речь.

К социально-бытовому красноречию относятся юбилейная речь, приветственная речь, застольная речь (тост), поминальная речь (надгробное слово), речь на приёме и т. д.

К духовному (церковно-богословскому) красноречию относятся проповедь (слово для прихожан), официальная церковная речь.

Границы между родами красноречия весьма подвижны, в частности  это касается социально-политического и академического красноречия.

Каждая публичная речь должна иметь общую и конкретную цели. Общая цель речи определяется видом реакции, какую оратор намерен вызвать у слушателей, она зависит от того, хочет ли он информировать о чем-то слушателей, убедить их в чем-либо, воодушевить какую-либо группу людей на определенные действия, наконец, просто развлечь аудиторию. В реальной практике эти цели часто сочетаются. Например, лекции, доклады, сообщения, являющиеся образцами академического красноречия, чаще всего направлены на сообщение слушателям какой-то новой информации, но они не обходятся без элементов воздействия. Выступления, относящиеся к социально-политическому роду красноречия, носят, прежде всего, агитационный, убеждающий характер, хотя они также обязательно включают какую-то информацию, могут быть занимательны и поучительны. Приветственные, застольные, юбилейные речи, представляющие собой образцы социально-бытового красноречия, обязательно должны быть интересны для слушателей. Однако оратор должен хорошо представлять себе, какая из общих установок является определяющей в каждом конкретном случае, и в соответствии с этим строить свою речь.

Таким образом, с содержательной точки зрения ораторские выступления в соответствии с преобладающим характером их воздействия на слушателей условно можно разделить на развлекательные, информационные, воодушевляющие, убеждающие и призывающие. Каждый из этих типов речи имеет свои особенности.

Развлекательная речь не содержит иной цели, кроме заключающейся в ней самой. Она сама по себе должна развлечь слушателей и доставить им удовольствие, в интересной, забавной форме сообщить некоторую новую информацию. Можно было бы сказать, что её цель – просто поддерживать внимание и интерес слушателя, но здесь имеются в виду занимательность, интерес как самоцель. Развлекательную речь часто произносят на банкетах и в иной обстановке, где люди встречаются, чтобы в приятном общении провести время. В ней и шутка, и серьёзная мысль, правда и вымысел. Она или проникнутое единством, связное повествование, или состоит из анекдотов. В ней юмор, много личного, ирония, насмешливая серьёзность, преувеличения и карикатура. Недружелюбный тон оратора здесь неуместен: он нарушит дружескую атмосферу. Развлекательная речь не обязательно должна быть юмористической (всё зависит от ситуации общения), это может быть рассказ или описание известного оратору или лично пережитого им события, например восхождение на горные вершины или погружение в морские глубины. В ней должны быть новизна, конкретность, по возможности драматические моменты, контрасты, действие. Для того чтобы успешно выступить с развлекательной речью, говорящий, кроме собственно ораторской подготовки, должен обладать определенными личностными качествами: обаянием, раскрепощённостью, чувством юмора.  Активно используют элементы развлекательности авторы научно-популярных книг, причем это может нисколько не умалять научную значимость их трудов

Дополнительный материал

Прочитайте речь А.А. Ширвиндта на юбилее З.Е. Гердта. Что можно сказать об эффекте воздействия юбилейной речи на слушателей? Каков тезис речи и на какие подтемы он делится?

Речь А. А. Ширвиндта на юбилее 3. Е. Гердта

Друзья! Разрешите поднять, в данном случае умозрительно, этот символический бокал за очаровательное украшение нашей жизни — за Зиновия Гердта.

В эпоху великой победы дилетантизма всякое проявление высокого профессионализма выглядит архаично и неправдоподобно. Гердт — воинствующий профессионал-универсал. Я иногда думаю, наблюдая за ним: кем бы Гердт  был, не стань он артистом?

Не  будь он артистом, он был бы гениальным плотником или хирургом. Гердтовские руки, держащие рубанок или топор, умелые, сильные мужские — археологическая редкость в наш инфантильный век. Красивые гердтовские руки — руки мастера, руки артиста.

Не будь он артистом, он был бы поэтом, потому что он не только глубоко поэтическая натура, он один из немногих знакомых мне людей, которые не учат стихи, а впитывают их в себя, как некий нектар (когда присутствуешь на импровизированном домашнем поэтическом вечере — Александр Володин, Булат Окуджава, Михаил Козаков, Зиновий Гердт — синеешь от белой зависти).

Не будь он артистом, он был бы замечательным эстрадным пародистом, тонким, доброжелательным, точным. Недаром из миллиона «своих» двойников Л. О. Утесов обожал Гердта.

Не будь он пародистом, он был бы певцом или музыкантом. Абсолютный слух, редкое вокальное чутье и музыкальная эрудиция дали бы нам своего Азнавура, с той только разницей, что у Гердта еще и хороший голос.

Не будь он музыкантом, он был бы писателем или журналистом. Что бы ни писал Гердт, будь то эстрадный монолог, которыми он грешил в молодости, или журнальная статья, - это всегда индивидуально, смело по жанровой стилистике.

Не будь он писателем, он мог бы стать великолепным телевизионным шоуменом — но, увы, уровень наших телешоу не позволяет пока привлекать Гердта в этом качестве на телеэкраны.

Не будь он шоуменом, он мог бы стать уникальным диктором-ведущим. Гердтовский закадровый голос — эталон этого еще мало изученного, но, несомненно, труднейшего вида искусства. Его голос не спутаешь с другим по тембру, по интонации, по одному ему свойственной иронии, будь то наивный мультик, «Двенадцать стульев» или рассказ о жизни и бедах североморских котиков.

Не будь он артистом... Но он Артист! Артист, Богом данный, и слава Богу, что при всех профессиональных «совмещениях» этой бурной натуры ему (Богу) было угодно отдать Гердта Мельпомене и другим сопутствующим искусству богам.

Диапазон Гердта-киноактера велик. Поднимаясь до чаплиновских высот в володинском «Фокуснике» или достигая мощнейшего обобщения в ильфовском Паниковском, Гердт всегда грустен, грустен — и все тут, как бы ни было смешно то, что он делает. Тонкий вкус и высокая интеллигентность, конечно, мешают его кинокарьере в нашем попмире, но поступиться этим он не может. «Живой» театр поглотил Гердта сравнительно недавно, но поглотил до конца. Его Костюмер в одноименном спектакле — это чудеса филигранной актерской техники, бешеного ритма и такой речевой скорости, что думалось: вот-вот устанет и придумает краску-паузу, чтобы взять дыхание, — не брал, несся дальше, не пропуская при этом ни одного душевного поворота.

Наивно желать Гердту творческих успехов — он воплощение успеха. Пошло ратовать за вечную молодость  —  он моложе тридцатилетних.  Надо  пожелать  нам  всем  помогать  ему,   не  раздражать его, беречь его, чтобы он, не дай Бог, не огорчился, разочаровавшись в нас, тех, ради которых он живет и творит.

Главная цель информационной речи - сообщить аудитории некоторую новую информацию, новые знания, пробудить любознательность, дать новое представление о предмете.  Оратор ставит перед собой цель достичь обоюдного взаимопонимания со своей аудиторией, понимания сведений и фактов, а также идей и концепций, которые обоснованно подтверждены аргументами и фактами. На таких выступлениях совсем необязательно спорить или отстаивать свою точку зрения, а также вовсе не нужно пытаться убедить слушателей принять или изменить какое-либо решение. Тем не менее оратору необходимо приложить много усилий, для того чтобы вызвать интерес слушателей, который достигается применением контраста, сравнения, иллюстрации, классификации и анализа.  Главное требование к оратору при этом - доскональное знание предмета, о котором он говорит с аудиторией. Чтобы хорошо подготовиться к выступлению подобного типа, нужно уметь отбирать самые основные факты из всех известных по данной теме или, наоборот, добавлять к известным какие-то новые факты за счет обращения к различным справочникам и энциклопедиям. В информационном выступлении чаще всего используются такие типы речи, как повествование, описание и объяснение. Информационная речь должна отвечать следующим требованиям:

  •  В ней не должно быть ничего спорного;
  •  В информационной речи любой вопрос находит своё разрешение при соблюдении двух условий: он должен быть связан с тем, что уже существует, и выражать подлинную правду. Он не может вызывать споров, сомнений;
  •  Характерная для информационной речи черта заключается в том, что она пробуждает любознательность слушателя. Если у него не возникли вопросы, вызванные удивлением, недоумением или сомнением, долг оратора поставить их;
  •  Ответы на все поднятые вопросы должны удовлетворить слушателей;
  •  Сообщение должно быть актуально.

При подготовке информационного выступления надо представить себе, как текст будет восприниматься на слух. Затрудняют восприятие информативная избыточность, перегруженность цифрами, названиями, сложными терминами. При составлении текста следует избегать громоздких синтаксических конструкций. Чтобы основные положения речи запомнились аудитории, оратор должен очень хорошо продумать композицию текста, апеллировать не только к разуму, но и к чувствам, эмоциям слушателей. Включенные в речь описания выиграют, если создадут у слушателей наглядно-образные представления, аудитория должна почувствовать заинтересованное, эмоциональное отношение самого оратора к тому предмету, о котором он рассказывает. В любом случае в памяти слушателей останется та информация, которая окажется для них эмоционально окрашенной, к которой они сформируют свое отношение — позитивное или негативное.

 Дополнительный материал

Обратите внимание на различные способы представления информации. Сравните два текста научно-популярного характера, описывающие жизнь животных. Какой их них представляется вам более удачным? Отметьте роль таких факторов в подаче информации, как антропоморфное описание насекомых (уподобление насекомых людям), выражение авторского отношения к объекту описания, метафорический стиль описания, ирония.

I. Ни одно живое существо в мире не имеет для самозащиты оружия, которое бы действовало так странно: поражая врага, оно в некоторых случаях может привести к гибели и защищающегося.

Самозащита пчелы нередко оказывается ее самоубийством. Острые зазубрины, которыми снабжено жало, часто не дают извлечь его из тела противника, и пчела отрывается от атакованного врага, вырвав у себя жало.

Обычно считают, что пчела с вырванным жалом сразу же погибает. Это необязательно.

Пчела, потеряв жало, часто способна бывает добраться до родного гнезда, отдать приемщицам свой груз нектара, сложить обножку, собранную на цветках.

Такие пчелы способны иногда прожить еще несколько дней. В полет они больше не отправляются и погибают все же раньше естественного срока. И хотя применение жала часто обрекает пчелу на преждевременную смерть, тонкий стилет ее отравленного ядом оружия всегда готов к действию.

(И. Халифман. «Пароль скрещенных антенн».)

II. Человек лишь относительно недавно придумал устройства, позволяющие ему подолгу находиться под водой, и одним из первых шагов на этом пути было изобретение водолазного колокола. Водяной паук за много тысяч лет до этого разработал свой собственный способ, чтобы проникнуть в подводное царство.

Во-первых, он преспокойно плавает под водой, неся на брюшке и на ногах некое подобие акваланга — пузырьки воздуха, позволяющие ему дышать в толще воды. Уже одно это надо признать выдающимся достижением, но паук пошел дальше: он сплетает себе под водой домик из паутины в виде опрокинутого бокала, прочно прикрепленного к водорослям. Снова и снова поднимаясь к поверхности за пузырьками воздуха, паук наполняет ими свой воздушный колокол, в котором живет и дышит так же безмятежно, как его сородичи на суше. Во время брачного сезона самец присматривает себе самку, сооружает рядом с ней домик и — видимо, не чуждый романтике — соединяет оба жилища подобием потайного хода, после чего пробивает брешь в стене дома возлюбленной, так что запасенный ими воздух смешивается. В необычной подводной обители паук ухаживает за паучихой, они сочетаются браком и живут вместе, пока из коконов не вылупятся паучата, которые покидают отчий дом, чтобы начать самостоятельную жизнь, унося каждый по пузырьку родительского воздуха. (Дж. Даррел. «По всему свету».)

Воодушевляющая речь, прежде всего, обращена к эмоциональной сфере, содержит прямое обращение к чувствам людей. Она затрагивает личные интересы слушателей и должна вызывать гнев, благодарность, восторг, преданность, воздавать хвалу, создавать хорошее настроение. Она должна  пробуждать мысли об общих вопросах бытия: о справедливости и несправедливости, о любви к Отечеству, к ближнему. Такие речи могут вселять в слушателей чувства восторга, благодарности, сочувствия, сострадания, жажду справедливости, правосудия.  Оратор, обращающийся к людям с воодушевляющей речью, должен обладать непререкаемым нравственным авторитетом. Если аудитория почувствует неискренность оратора, его выступление вызовет реакцию, противоположную той, на которую он рассчитывал. Для человека, избравшего этот тип выступления, существует также опасность впасть в излишнюю сентиментальность, эмоциональность. Внутренняя убежденность в том, что он хочет донести до слушателей, эмоциональный подъем и одновременно чувство меры помогут оратору справиться с этим самым трудным типом агитационного выступления.

Убеждающая речь ставит своей целью с помощью аргументов убедить согласиться с оратором в спорном вопросе. Она должна основываться прежде всего на логических аргументах, с помощью которых доказывается или опровергается какое-либо положение. Это чисто логическая задача. Такая речь стремится повлиять на образ мыслей и поведения, но она не представляет собой призыва к непосредственному действию. Перед тем, как выступать с убеждающей речью, оратор должен удостовериться в том, что поднимаемый вопрос действительно является спорным. Вряд ли аудитории будет интересна убедительная аргументация в защиту того положения, что земля является круглой. Однако когда-то этот вопрос был предметом ожесточённых дискуссий нередко с трагическим финалом. Тема выступления может быть сформулирована в виде вопроса. Поставленная проблема должна быть в принципе разрешима, и оратор должен предложить варианты своего решения.

Побуждающая речь призывает аудиторию к конкретным действиям, она содержит прямой призыв к совершению действия самими слушателями. Слушатели должны почувствовать потребность сделать то, о чем просит их оратор.

Побуждающая речь включает как логическую, так и психологическую аргументацию, содержит описание благоприятных результатов неуклонного следования советам оратора. Классическим примером побуждающей речи является реклама.

Подобные выступления могут содержать призыв поддержать какое-либо начинание, принять участие в деятельности организации, клуба, фонда и т.д. Оратор, обращающийся к определенной аудитории с призывом к действию, должен подумать о том, способны ли его слушатели на такое действие в принципе (обращаться к людям, живущим за чертой бедности, с призывом покупать дорогую косметику — значит оскорблять и раздражать их). Надо подумать также о том, соответствует ли призыв времени общей обстановке: в период стихийных бедствий вряд ли кто-нибудь откликнется на призыв создать фонд защиты бродячих животных.

Трудность воодушевляющей, убеждающей и побуждающей речи заключается в том, что аудитория может быть настроена решительно против того, к чему ее собирается призвать оратор, поэтому выступающему следует, прежде всего, обеспечить благожелательную реакцию на свою речь. Лучшие средства для этого — искренность и уважение к слушающим его людям.

Дополнительный материал.

Прочитайте речь Авраама Линкольна в Геттисберге в память о крупнейшем сражении периода Гражданской войны в США. К какому типу речей её можно отнести? Как она построена композиционно? Что можно отнести к явным достоинствам речи? К каким чувствам слушателей апеллирует автор?

Восемьдесят семь лет назад наши отцы основали на этом континенте новую нацию, взращенную в условиях свободы и преданную принципу, согласно которому все люди созданы равными. Сейчас мы ведем великую Гражданскую войну, в которой проверяется, может ли эта нация или любая другая, воспитанная в таком же духе и преданная таким же идеалам, существовать дальше. Мы встретились сейчас на поле одной из величайших битв этой войны. Мы пришли сюда для того, чтобы отвести часть этого поля для последнего места успокоения тех, кто отдал здесь свои жизни ради того, чтобы эта нация могла жить.

Очень правильно, что мы делаем это. Однако, по большому счету, не мы освящаем и не мы восславляем эту землю. Те храбрые люди, живые и мертвые, которые сражались здесь, уже освятили и восславили ее и сделали это гораздо успешнее нас — мы со своими ничтожными силами ничего не можем ни добавить, ни убавить. Мир почти не заметит, и не будет долго помнить того, что здесь говорим мы, но он никогда не забудет того, что здесь совершили они. Мы, живущие, должны здесь посвятить себя тем незаконченным трудам, которые те, кто сражался здесь, так благородно осуществляли. Мы должны посвятить себя решению той великой задачи, которая еще стоит перед нами. Именно от этих людей, погибших с честью, мы должны воспринять глубокую преданность тому делу, которому они столь верно служили. Мы здесь должны торжественно заявить, что они погибли недаром, и что наша нация с благословения Господа обретет новое возрождение свободы, и что правительство народа, управляемое народом и для народа, никогда не исчезнет с лица земли.

Резюме

Публицистический стиль — исторически сложившаяся функциональная разновидность литературного языка, обслуживающая широкую сферу общественных отношений: политических, экономических, нравственно-этических, культурных, религиозных и др. Наибольшее распространение в рамках публицистического стиля получила его газетная разновидность, поэтому в лингвистической литературе его нередко называют газетно-публицистическим. Основные функции публицистического стиля - информативная (сообщение, передача новой информации) и воздействующая (оказание убеждающего влияния на адресата, агитация, пропаганда). Цель публицистического текста - оказать желаемое воздействие на разум и чувства читателя, слушателя, настроить его определенным образом. Для публицистического стиля характерны оценочность, призывность (побудительность) и полемичность. Это отличает его от других стилей литературного языка, например, научного и официально-делового. Принцип чередования «экспрессии и стандарта» (В.Г. Костомаров) – основная стилеобразующая черта публицистического стиля.  Полистилизм - совмещение слов и выражений из различных пластов языка, относимых, с одной стороны, к высокой, книжной лексике, с другой - к разговорной - отличает современный публицистический стиль от научного и официально-делового стиля речи. Речевые стандарты (клишированные средства языка), характерные для газетно-публицистического стиля, облегчают процесс коммуникации. В противоположность стандартам штампы - отрицательное стилистическое явление, так как из-за высокой употребительности  стилистически окрашенное речевое средство потеряло главные свои признаки выразительности – неожиданность и свежесть. Принцип социальной оценочности, предложенный профессором Г.Я. Солганик, определяет отбор языковых средств, призванных выражать, прежде всего, социальную оценку фактов, явлений, событий.

В публицистическом стиле часто встречается общественно-политическая лексика, заимствованные слова. Значительную часть составляют общелитературные слова и различные термины (экономические,  политические, философские, военные, спортивные, литературы и искусства и т. д.), которые в определенном контексте переосмысливаются и получают публицистическую окраску. Для морфологического строя речи характерно употребление отвлечённых существительных с суффиксами     -ость, -ство, -ние, -ие; использование интернациональных суффиксов и префиксов     (-изм, -ист, -ация, анти-, контр-, де-); распространены образования с эмоционально-экспрессивными аффиксами -щина, -ичать, ультра-. Употребительны слова, образованные путём сложения, аббревиатуры, формы страдательных причастий прошедшего времени. Для синтаксиса публицистического стиля характерны конструкции разговорной речи, короткие, отрывистые предложении (рубленая проза). В нём представлены все виды односоставных предложений: номинативные, неопределённо-личные, обобщённо-личные, безличные, сегментированные конструкции, присоединительные и парцеллированные конструкции.

В публицистике встречаются практически все фигуры речи, однако основная выразительная нагрузка падает на четыре типа фигур: вопросы, повторы, аппликации и структурно-графические выделения. Тропы не только украшают текст, но и помогают осмыслить действительность, структурируя и смещая оценки. Стремление к выразительности, образности и в то же время к краткости реализуется с помощью прецедентных текстов, к которым относят названия общеизвестных событий, имена или тексты, которые говорящие (пишущие) воспроизводят в своей речи. При этом прецедентные тексты служат символами определённых стандартных ситуаций.

Язык рекламы лишь условно можно отнести к публицистическому стилю, так как много необычного в речевой организации рекламных текстов. Для лексики рекламных текстов характерно использование всех пластов разговорных и книжных слов, большого количества терминов, номенклатурных наименований, иноязычной лексики, фразеологических оборотов. Синтаксис рекламных текстов ограничивается в основном конструкциями простого предложения, что объясняется стремлением как можно короче и яснее сформулировать слоган (ключевую фразу вербального текста) и комментирующую часть рекламных текстов. В рекламе часты обращения, побудительные и восклицательные конструкции, однородные члены, вопросительные и восклицательные предложения, которые подчёркивают «призывный» стиль рекламы.

Особое положение в публицистических жанрах занимает ораторская речь, родиной которой являются Древняя Греция и Древний Рим. Важнейшим условием появления и развития ораторского искусства, свободного обмена мнениями по жизненно важным проблемам являются демократические формы управления, активное участие граждан в политической жизни страны. Риторика как искусство и как наука имеет многовековую историю. В становлении риторики как филологической дисциплины, охватывающей проблематику эффективности речи, сыграли огромную роль практики и теоретики  Древней Греции и Древнего Рима: Сократ, Платон, Аристотель, Демосфен, Цицерон, Квинтилиан и др. С наступлением христианства в Европе возникает новая отрасль риторики – церковное красноречие, или гомилетика. В рамках проповедничества развивалась риторика в Средние века на Руси. Особый этап в развитии отечественной риторики  связан с именем М.В. Ломоносова, который много сделал для того, чтобы русский язык обрёл статус языка науки, языка публичного красноречия. Мысли основателя отечественной риторики в той или степени развивали известные учёные, педагоги, передовые общественные деятели: М.М. Сперанский, А.Ф. Мерзляков, Н.Ф. Кошанский, А.И. Галич. Т.Н. Грановский, В.О. Ключевский, А.Ф. Кони, Ф.И. Плевако и др.  Риторика знала подъёмы и падения. В конце 20 гг. XX в. риторика была исключена из школьного и вузовского курса. В связи с формированием гражданского общества, демократизацией экономической и политической жизни страны, развитием предпринимательской деятельности в 80-е годы XX в.  возрождается интерес к ораторскому мастерству.

Выбор темы и определение  целевой установки – один из важнейших начальных этапов подготовки публичного выступления. Выбранная тема должна соответствовать интересам слушателей, месту, времени и характеру аудитории, быть достаточно новой и содержать некий конфликт, который привлечёт внимание слушателей. Обдумывание композиции, состоящей из вступления, главной части и заключения, - второй и важнейший этап работы над речью. Вступление – наиболее ответственная часть речи, так как оратор стремится заинтересовать слушателей, заставить работать его мысль. С классических времён в риторике выделяют два типа начала: естественное и искусственное. Организация главной части выступления зависит от метода изложения материала, избранного оратором: хронологического, индуктивного, дедуктивного, метода аналогии, концентрического или ступенчатого метода изложения  материала. В публицистическом выступлении используют разные типы речи: повествование, описание и рассуждение. Смена этих типов придаёт выступлению динамический характер. Роль заключения велика, потому что это логическое завершение речи и его  также необходимо тщательно планировать. Третий этап – это редактирование речи, которая должна отвечать таким её качествам, как правильность, точность, логичность, уместность, чистота, богатство и выразительность. Наконец, речь надо запомнить и произнести перед аудиторией. Произнесение речи венчает все усилия оратора по подготовке речи.

В зависимости от содержания, цели и условий высказывания выделяют следующие роды красноречия: социально-политическое, академическое, судебное, социально-бытовое, духовное. В каждом роде красноречия существуют свои виды (жанры).

С содержательной точки зрения ораторские выступления в соответствии с преобладающим характером их воздействия на слушателей условно можно разделить на развлекательные, информационные, воодушевляющие, убеждающие и призывающие речи. Каждый из этих типов имеет свои особенности.

Вопросы для контроля и самоконтроля

1. Какие основные черты имеет публицистический стиль речи?

2. Каковы основные языковые особенности публицистического стиля?

3. Каковы особенности рекламного текста и как они проявляются в языке рекламы?

4. Расскажите об истории развития риторики в античном обществе, в период Средневековья, в Новое время, в современный период.

5. Что вы знаете о развитии риторики в России?

6. Какие основные роды красноречия выделяются учеными?

7. Какие три основных этапа работы над речью выделялись еще античными риторами?

8 Какими принципами должен руководствоваться оратор при выборе темы выступления?

9. Какие композиционные части публичного выступления можно выделить?

10. Каким образом можно начать и закончить публичное выступление?

11. Каким образом можно построить главную часть выступления?

12. Какие три типа ораторских выступления можно выделить в соответствии с целью, поставленной перед собой оратором? Каким требованиям должно отвечать ораторское выступление каждого типа?

13. Каким должен быть язык публичного выступления? Какие средства художественной выразительности и фигуры используют ораторы?

14. Как должен вести себя оратор, чтобы обеспечить успех своему выступлению? Как оратор должен относиться к своей аудитории?

ЛИТЕРАТУРА

1. Аннушкин В.И. Риторика: Учебное пособие. - Пермь, 1994.

2. Аннушкин В.И. История русской риторики. Хрестоматия: Учебное пособие. 2-е изд., испр., доп.-  М., 2002.

3. Апресян Г.З. Ораторское искусство.-  М., 1978.

4. Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. 4-е изд., доп. - М., 1987.

5. Васильева А.Н. Основы культуры речи. - М., 1990.

6. Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Культура и искусство речи. 2-е изд. - Ростов н/Д, 1999.

7. Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Деловая риторика: Учебное пособие для вузов. 2-е изд. - Ростов н/Д, 2002.

8. Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Катаева Е.Ю. Русский язык и культура речи: Учебное пособие для вузов. 4-е изд. - Ростов н/Д,2002.

9. Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Чихачев В.П. Культура и техника речи: Учебное пособие. Ростов н/Д, 1994.

10. Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Основы речевой коммуникации: Учебник для вузов. -М., 1997.

11. Головин Б.Н. Основы культуры речи. 2-е изд., испр. - М., 1988.

12. Грайс Г.П. Логика и речевое общение //Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. М., 1985.

13. Граудина Л.К., Кочеткова Г.И. Русская риторика. - М., 2001.

14. Зворыкин Ю.Н. Юмор в публичном выступлении. - М., 1977.

15. Иванова С.Ф. Специфика публичной речи. - М., 1978.

16. Ивин А.А. Риторика: Искусство убеждать. Учебное пособие. - М., 2002.

17. Карнеги Д. Как вырабатывать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично. - М., 1989.

18. Клюев Е.В. Речевая коммуникация: Учебное пособие для университетов и вузов. - М., 1998.

19. Кохтев Н.Н. Риторика. - М., 1994. На подступах к риторике / Сост. В.Я. Коровина.—М., 1996.

20. Культура парламентской речи. М., 1996.

21. Культура русской речи: Учебное пособие для вузов / Под ред. проф. Л.К. Граудиной и проф. Е.Н. Ширяева. М., 2002.

22. Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник / Под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. – М.: Флинта: Наука, 2003.

23. Львов М.Р. Риторика. Культура речи: Учебное пособие для вузов. - М., 2002.

24. Логика / Под ред. В.Ф. Беркова. - Минск, 1994.

25. Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений. Т. 7. М.-Л. 1952.

26. Михальская А.К. Основы риторики. Мысль и слово: Учебное пособие для учащихся 10—11 классов. - М., 1996.

27. Платонов Г.В. Методика подготовки массовой лекции. - М., 977.

28. Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка. 5-е изд., испр. и доп. - М., 1987.

29. Русский язык и культура речи: Учебник / Под ред. проф. В.И. Максимова.- М., 2002.

30. Русский язык и культура речи: Учебник для вузов / Под ред. В.Д. Черняк. М., 2002.

31. Русский язык и культура речи: Учебник / Под ред. проф.О.Я. Гойхмана.- М., 2007.

32. Русский язык. Энциклопедия. - М., 1997.

33. Савельева Л.В. Языковая экология.-  Петрозаводск, 1997.

34. Санников В.П. Русский язык в зеркале языковой игры.- М., 1999.

35. Сидорова М.Ю., Савельев В.С. Русский язык. Культура речи: Конспект лекций. - М., 2005.

36. Сопер П. Основы искусства речи. - М., 1992.

37. Смирнова Л.Г. Культура русской речи: Учебное пособие по развитию речи. – М., 2005.

38. Шапошников В.Н. Русская речь в языковом отображении. - М., 1998.

39. Шведов И.А. Искусство убеждать. - Киев, 1986.

Дискутивно-полемическая речь

Спор: понятие и определение. Из истории искусства спора. Типы споров. Ведение спора. Доказательства в споре. Опровержение точки зрения оппонента. Вопросы в споре и виды ответов. Нечестные приёмы. Позволительные и непозволительные уловки. Поведение оппонентов во время спора.

Мир, в котором живёт современный человек, соткан из противоречий. По этой причине он более полемичен, чем когда-либо прежде. Решение многих проблем современности возможно только при условии открытого и гласного обмена мнениями, широкого общественного диалога, гражданского согласия. Найти решение многих научных, общественно-политических, деловых и просто бытовых проблем можно, если овладеть особым типом публичной речи, которой является дискутивно-полемическая речь, т.е. речь конструктивного публичного спора, диалога оппонентов, в результате которого находят решение многие проблемы, волнующие современного гражданина.   Честный, гласный спор, столкновение различных точек зрения помогут возникнуть общественному согласию. В такие периоды как никогда верен афоризм древних греков: «Спор – отец истины». С этим афоризмом перекликаются известные всем слова: «В споре рождается истина».

Однако можно привести и такие выражения, в которых споры оцениваются негативно, например в пословицах и поговорках: «Кто спорит, тот ничего не стоит»; «Когда споры кипят, истина испаряется»; «В спорах теряется время».

О спорах весьма неодобрительно отзывался Л.Н. Толстой: «Споры всегда больше содействуют затемнению, чем уяснению истины».

Как же разобраться, кто прав: те, кто одобряет споры, или те, кто их порицает? Думается, что и те и другие. Спор действительно способен породить истину. Но спор нередко и губит её. Всё заключается в том, как ведётся спор, какими методами и средствами.

Представьте себе картину, нарисованную М.Е. Салтыковым-Щедриным:

Говорили все вдруг, говорили громко, стараясь перекричать друг друга... Вот кто-то вскакивает и кричит криком, захлебывается, жестикулирует, а рядом, как бы соревнуясь, вскакивают двое других и тоже начинают захлебываться и жестикулировать. Вот четыре спорящие фигуры заняли середину комнаты и одновременно пропекают друг друга на перекрестном огне восклицаний, а в углу безнадежно выкрикивает некто пятый, которого осаждают еще трое ораторов и, буквально, не дают сказать слова. Все глаза горят, все руки в движении, все голоса надорваны и тянут какую-то недостижимо высокую ноту... Разве можно иметь дело с людьми, у которых губы дрожат и руки вертятся, как крылья у мельницы?

Думается, многие были если не участниками, то по крайней мере свидетелями подобных споров.

Спор — это тонкое искусство, причем кроме логических аспектов у него имеется множество трудноуловимых психологических, нравственных и этических граней. Выявить и учитывать их в споре позволяет лишь длительная практика.

В истории человечества известны многие знаменитые споры, очные и заочные, устные и письменные, которые велись иногда на протяжении десятилетий и, не имея фактического окончания и «победителей», тем не менее во многом способствовали развитию человеческой мысли и знания. Примером такого спора можно считать по сей день не оконченную полемику между «западниками» и «славянофилами» о выборе исторического пути развития России: «европейского» или самобытного, обусловленного географическим положением, особенностями истории и самосознания народа.

Спор как один из видов человеческой деятельности активно изучается с точки зрения логики, психологии и языка. Великолепное теоретическое и практическое пособие по ведению спора, написанное ярким, образным языком, опубликовал в 1918 году русский философ и логик С.И. Поварнин.

В «Словаре современного русского языка" сказано, что спор — это словесное состязание, обсуждение чего-либо между двумя или несколькими лицами, при котором каждая из сторон отстаивает свое мнение, свою правоту; борьба мнений (обычно в печати) по различным вопросам науки, литературы, политики и т.д.; полемика. Разговорные значения: разногласия, ссора, препирательство; переносные: противоре