48516

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Конспект

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины а за покушение трех четвертей максимального срока наказания предусмотренного соответствующей статьей Особенной части за оконченное преступление ч. Следовательно при определении опасного рецидива учитываются те же показатели что и при формировании понятия рецидива а также вид назначенного наказания категории преступлений и число ранее совершенных преступлений. Рецидив признается особо опасным при совершении лицом: а умышленного преступления за которое оно...

Русский

2013-12-11

614.5 KB

0 чел.

Содержание лекционных занятий дисциплины

«УГОЛОВНОЕ ПРАВО» (ОБЩАЯ ЧАСТЬ)

Различие между приготовлением и покушением на преступление

Обязательным условием вменения лицу ответственности за приготовление или покушение на совершение преступления является недоведение его до конца по не зависящим от виновного обстоятельствам. Приготовление к преступлению не доводится, как правило, до конца в связи с пресечением противоправных действий, появлением неожиданных препятствий, исчезновением предполагаемого предмета преступления или намеченного потерпевшего.

Преступный результат при покушении не наступает по причине, не зависящей от воли виновного (например, удар ножом не привел к смерти жертвы вследствие его нанесения в нежизненно важный орган).

Приготовлением к преступлению признается приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления (ч. 1 ст. 30 УК).

Покушение же образует умышленное деяние, направленное на совершение конкретного преступления.

Таким образом, приготовление к преступлению характеризуется созданием благоприятных условий для успешного его совершения и достижения запланированного преступного результата. Начало исполнения объективной стороны состава преступления означает переход к следующей стадии совершения преступления — покушению на преступление.

При покушении на преступление, в отличие от его приготовления, объект уголовно-правовой охраны всегда ставится в непосредственную опасность. Это обусловлено выполнением виновным объективной стороны состава преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК. Однако от оконченного преступления покушение отличается лишь частичным выполнением виновным объективной стороны преступления. При этом, как правило, отсутствует предусмотренный в законе результат либо выполнена только часть действий, образующих объективную сторону данного преступления.

В зависимости от степени реализации преступного намерения и близости момента окончания преступления покушение делится на оконченное и неоконченное. Оконченным признается покушение, при котором виновный совершил все необходимые для завершения преступления действия, а преступный результат так и не наступил (например, виновный с целью убийства произвел прицельный выстрел в потерпевшего с близкого расстояния, но того, благодаря, своевременному медицинскому вмешательству, удалось спасти).

При неоконченном покушении преступная деятельность объективно и субъективно остается незавершенной. Виновный не совершает  всех  необходимых,  по  его  мнению,  действий,  входящих  в объективную  сторону  данного  преступления,  вследствие  чего  не наступает   планируемый   результат.   Неоконченным   покушение могут признать действия лица, проникшего в помещение банка с целью хищения денежных средств и там задержанного.

Деление покушения на оконченное и неоконченное проводится лишь в материальных составах преступления, где требуется  наступление  преступного   результата.   В   формальных  же  составах (ст. ст. 129, 130, 228 УК) такое деление невозможно в силу иного момента их окончания. Так, оскорбление считается оконченным преступлением с момента совершения действий, направленных на унижение чести и достоинства потерпевшего и осуществляемых к неприличной форме.

Различие между оконченным и неоконченным покушением имеет практическое значение. Оно проявляется, например, в том, что добровольный отказ от преступления может иметь место лишь при неоконченном покушении, когда у лица еще сохраняется возможность прекратить совершение начатого преступления.

Специальным видом покушения считается «негодное покушение», которое предполагает: 1) покушение на «негодный» объект (предмет) и 2) покушение с негодными средствами. Первая разновидность имеет место в том случае, когда лицо в силу фактической ошибки совершает действия, реально не способные причинить вред объекту уголовно-правовой охраны. Например, выстрел в труп или манекен, ошибочно принятый покушавшимся на убийство за живого человека; попытка совершения кражи из пустой квартиры и т. п.

Вторая разновидность предполагает использование лицом таких средств (орудий), которые объективно не могут привести к достижению желаемого результата. Примером покушения с негодными средствами может служить использование неисправного оружия при попытке убийства или неправильно оформленного документа при хищении путем мошенничества.

Стадия покушения на преступление характеризуется повышенной общественной опасностью в сравнении с приготовлением к его совершению. Поэтому уголовно наказуемым является покушение на совершение любого умышленного преступления, а не только тяжкого и особо тяжкого, как при приготовлении к преступлению. Объясняется это тем, что при покушении умысел и действия виновного непосредственно направлены на охраняемый законом объект, окончание преступления и достижение преступного результата, например, проникновение в квартиру с целью совершения кражи. Следовательно, уголовная ответственность устанавливается за покушение на любое преступление (небольшой, средней тяжести, тяжкое и особо тяжкое преступление).

Различная общественная опасность отражается и на сроках, назначаемых за приготовление и покушение на преступление. Размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины, а за покушение — трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части за оконченное преступление (ч. 2, 3 ст. 66 УК).

Добровольный отказ на стадии неоконченного преступления

Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца (ч. 1 ст. 31 УК).

Добровольный отказ от преступления возможен только на стадии неоконченного преступления, т. е. в процессе приготовления или покушения на его совершение. Причем покушение, как правило, должно быть неоконченным, когда лицо еще не совершило всех действий, которые оно считало необходимым совершить для достижения преступного результата.

Добровольный отказ от преступления в большинстве случаев невозможен при оконченном покушении, когда виновный выполнил все, по его мнению, действия, способные причинить ущерб объекту посягательства. Соответственно, продолжение преступной деятельности в этом случае становится бессмысленным, а значит, исключается добровольный отказ от преступления при осознании лицом возможности его доведения до конца. Исключение составляют лишь те редкие случаи оконченного покушения, когда у виновного еще есть время для предотвращения преступных последствий своих действий (например, лицо, заложившее взрывное устройство с часовым механизмом, успевает его отключить и предотвратить изрыв).

Специфической особенностью добровольного отказа от иных разновидностей предварительной преступной деятельности является его добровольность. Она означает, что лицо, совершившее приготовление или покушение, по собственной воле, осознавая возможность доведения преступления до кони а, отказывается от сто завершения. Если же имели место непреодолимые препятствия (усиление охраны на объекте, активное сопротивление потерпевшего, потеря оружия, внезапный приступ болезни виновного), то отказ считается не добровольным, а вынужденным. Отсутствие признака добровольности предполагает привлечение виновного к уголовной ответственности за приготовление к преступлению и покушение на его совершение.

Вторым необходимым признаком добровольного отказа является его окончательность. Она означает безусловное и окончательное прекращение начатого преступления. В случае перенесения лицом момента окончания преступления или продолжения приготовительных действий на более позднее время окончательность отказа отсутствует. Следовательно, сохраняется основание для привлечения лица к уголовной ответственности. Кроме того, если в действиях лица, добровольно отказавшегося от преступления, имеются признаки другого преступления, уголовная ответственность за его совершение также не исключается (ч. 3 ст. 31 УК). Добровольный отказ исключает ответственность лица за неоконченное преступление, но не обеспечивает безнаказанность за попутно совершенное оконченное преступление. Так, ответственность для лица, похитившего ядовитое вещество с целью совершения убийства, при добровольном отказе от его совершения наступает по ст. 234 УК.

Различия между добровольным отказом и деятельным раскаянием

Добровольный отказ отличается от деятельного раскаяния, представляющего собой действия, направленные на уменьшение причиненного преступлением вреда. Формами выражения деятельного раскаяния являются: полное или частичное устранение вредных последствии совершенного преступления, возмещение материального ущерба, явка с повинной и т. п.

В отличие от добровольного отказа, возможного на стадии неоконченного преступления, деятельное раскаяние имеет место после совершения преступления. Поэтому, не устраняя основание уголовной ответственности, оно лишь признается обстоятельством, смягчающим наказание (ст. 61 УК). Однако при совершении лицом впервые преступления небольшой тяжести деятельное раскаяние может служить обстоятельством, освобождающим от уголовной ответственности (ч. 1 ст. 75 УК).

При совершении преступлений иной категории деятельное раскаяние становится основанием для освобождения лица от уголовной ответственности лишь в строго регламентированных законом случаях (примечания к ст. ст. 126, 205, 206, 208, 223, 228, 275, 291, 307 УК).

СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ

Значение института соучастия в уголовном праве России

В соответствии со ст. 32 УК соучастием признается умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления.

Судебно-следственная практика нередко сталкивается со случаями, когда в совершении преступления принимали участие два и более лица. В последние годы заметно возросло количество некоторых видов преступлений, совершаемых в соучастии. Так, к примеру, если в 70—-80-е годы в соучастии совершалось не более 7—10% умышленных убийств при отягчающих обстоятельствах, то в настоящее время почти каждое третье преступление, квалифицируемое по ч. 2 ст. 105 УК как убийство при отягчающих обстоятельствах, совершается в соучастии группой лиц, организованной группой лиц, а также бандой.

Составы некоторых преступлений сконструированы таким образом, что их совершение предполагает совместную деятельность нескольких лиц (например, бандитизм — ст. 209 УК, массовые беспорядки— ст. 212 УК, организация преступного сообщества — ст. 210 УК). В ряде случаев совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, организованной группой предусматривается в качестве квалифицирующего признака (например, кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК; изнасилование, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой — п. «б» ч. 2 ст. 131 УК).

В юридической литературе справедливо отмечается, что преступление, совершенное в соучастии, как правило, опаснее, чем совершенное в одиночку, поскольку в этом случае объект преступления терпит больший ущерб, так как посягательство на него осуществляется со стороны нескольких лиц и соучастникам легче достичь результат.

Объективные и субъективные признаки свойственны соучастию

К объективным признакам соучастия относятся:

  1.  участие в совершении преступления двух и более лиц;
  2.  совместность действий соучастников.

Таким образом, с объективной стороны соучастие характеризует количественный признак - в преступлении участвует два и более лица. Однако следует иметь в виду, что бывают случаи, когда действия внешне похожие на соучастие в действительности таковыми не являются.

Так, если один преступник взломал дверь в магазин с целью кражи, но затем, услышав чьи-то шаги и испугавшись быть застигнутым на месте преступления, скрылся с места происшествия, я другой преступник, не зная о действиях первого, обнаружив, что дверь взломана, проникает в магазин и совершает кражу, то подобные действия не могут быть расценены как соучастие. В данном случае будет отсутствовать такой объективный  признак как совместность действий.

Действия  каждого соучастника, по справедливому замечанию А.В.Наумова, должны представлять собой звено в цепи общей преступной деятельности.   Так,   в   приведенном   примере   можно было бы говорить о соучастии, если бы оба преступника действовали согласованно:  один  путем  взлома  замков  облегчил  доступ к товарно-метериальным ценностям, а другой их вынес из помещения магазина.  В этом случае налицо причинная связь между действиями взломщика, облегчившего совершение кражи второму соучастнику,   и   наступившими   последствиями.   Однако   наличия указанных объективных признаков для оценки действий виновных как соучастия недостаточно. Необходимо установить субъективные признаки соучастия.

По первых, умысел  соучастников должен  быть направлен  на совместное совершение преступления. Так, в первом примере какая-либо субъективная связь между виновными отсутствовала и умысел на совместное  совершение  преступления,  соответственно,  отсутствовал. Поэтому их действия должны получить самостоятельную  уголовно-правовую оценку.  В данном  примере «взломщик», не сумевший довести преступление до конца, по не зависящим от него причинам будет отвечать за покушение на кражу.

Во втором же примере, хотя действия соучастников и отличались, по своему содержанию, оба они будут отвечать за оконченную кражу.

Вторым субъективным признаком соучастия является участие и совершении умышленного (выделено автором) преступления.

Соучастие в совершении неосторожного преступления невозможно ни с теоретической, ни с практической точки зрения. При совершении неосторожного преступления отсутствует совместная деятельность, направленная на достижение преступного результата, что вытекает из законодательной конструкции неосторожности как в форме легкомыслия, так и небрежности.

Практическое значение названных объективных и субъективных признаков соучастия заключается и в том, что при отсутствии даже одного из них действия виновного не могут быть расценены как совершенные в соучастии и он подлежит ответственности за преступление, совершенное в одиночку.

Следует также отметить, что соучастниками могут быть лишь вменяемые лица, достигшие возраста уголовной ответственности.

Если же преступник использовал для достижения преступного результата невменяемое лицо или малолетнего, он подлежит ответственности как исполнитель преступления.

Виды соучастников выделяет уголовный закон

В соответствии с ч. 1 ст. 33 УК соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.

Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление, либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных Уголовным кодексом (ч. 2 ст. 33 УК).

Если в совершении преступления участвует одно лицо, то, естественно, им выполняются все элементы объективной стороны состава преступления. Однако на практике достаточно часто встречаются случаи, когда исполнителей преступления несколько. Для признания их соисполнителями необходимы: наличие единого намерения совершить данное преступление и осведомленность о совместной преступной деятельности.

При этом действия каждого из соучастников могут выражаться в выполнении не всех действий, входящих в объективную сторону состава преступления, а той или иной их части. Например, при совершении кражи один взламывает замок квартиры, другой следит за возможным появлением посторонних лиц, а третий похищает имущество. В подобной ситуации все соучастники, хотя их роль и была различной, будут признаны соисполнителями кражи.

Возможна и другая ситуация, когда действия соисполнителей аналогичны по своему содержанию. Так, если двое преступников, действуя согласованно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего наносят ему проникающие ножевые ранения, они подлежат ответственности по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК.

Квалификация действия соисполнителей осуществляется по соответствующей статье (части статьи) УК без ссылки на ст. 33.

Помимо соисполнительства судебно-следственная практика нередко сталкивается со случаями участия в совершении преступления помимо исполнителя также организатора, подстрекателя или пособника.

В соответствии с ч. 3 ст. 33 УК организатором признается лицо, организовавшее преступление или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную преступную группу или преступное сообщество (преступную организацию), либо руководившее ими.

Действия организатора могут выражаться, например, в разработке плана совершения преступления, подборе исполнителей, распределении обязанностей между ними и т.д. Так, по делу Максикова и Падерина, рассмотренному Иркутским областным судом, было установлено, что виновные, занимавшиеся частной предпринимательской деятельностью, взяли в долг деньги и не сумев их вернуть решили убить кредитора. Соучастники договорились, что убийство совершит Падерин. Последний приобрел для этой цели револьвер, а Максиков, реализуя взаимную договоренность, привез Падерина на своей автомашине к офису, где работал потерпевший. Падерин зашел в кабинет потерпевшего  и убил его выстрелом в голову.

Действия Максикова обоснованно расценены судом как пособничество, поскольку он совместно с Падериным испытывал приобретенный последним револьвер накануне совершения преступления, а затем доставил исполнителя убийства к месту происшествия.

Основания ответственности соучастников, и ее пределы

Единственным основанием уголовной ответственности является наличие в действиях виновного состава преступления. Соучастие в этом смысле не является дополнительным основанием уголовной ответственности.

В то же время, поскольку наказание носит строго индивидуальный характер, ответственность соучастника определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления. Квалификация действий соучастников осуществляется по соответствующей статье Особенной части УК со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК. Исключение, как уже отмечалось выше, составляют случаи, когда указанные соучастники являются одновременно исполнителями преступления.

Деятельность всех соучастников тесно связана с деятельностью исполнителя. При соучастии в узком смысле только исполнитель выполняет все действия, входящие в объективную сторону состава преступления.

Исходя из принципа субъективного вменения соучастник может нести ответственность лишь за те действия исполнителя, которые охватывались его умыслом. Вместе с тем, в определенном смысле по отношению к исполнителю ответственность соучастников носит самостоятельный характер.

Так, если исполнитель по каким-либо причинам не был привлечен к уголовной ответственности, это само по себе не исключает ответственность организатора, подстрекателя или пособника (например, при добровольном отказе исполнителя от совершения преступления, в случае освобождения исполнителя от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, признания его невменяемым и т. д.).

В то же время уголовно-правовая оценка действий исполнителя самым непосредственным образом влияет на оценку действий остальных соучастников. Так, в случае совершения исполнителем неоконченного преступления остальные соучастники также несут ответственность соответственно за приготовление или за покушение на совершение преступления.

Так, в приведенном выше примере по делу Скнаря нанятый им исполнитель вооружился, прибыл на место совершения преступления, то есть произвел подготовительные действия к совершению убийства, но затем добровольно отказался от доведения преступления до конца. Поэтому по данному эпизоду Скнарь был осужден за организаторские действия по подготовке к совершению умышленного убийства из корыстных побуждений, а исполнитель был освобожден от уголовной ответственности.

По другому делу исполнитель, нанятый за вознаграждение для совершения убийства, произвел в потерпевшего пять выстрелов из пистолета и скрылся с места происшествия, считая, что цель преступления достигнута. Однако потерпевший, которому были принесены тяжкие телесные повреждения, остался жив. По данному эпизоду действия «заказчика» преступления Мирнасырова были расценены как организация покушения на убийство, поскольку, хотя он и сделал все от него зависящее для реализации умысла, однако он не был доведен до конца по не зависящим от него причинам8.

Ввиду того, что соучастники несут ответственность за одно преступление, все элементы его состава должны быть вменены в вину всем соучастникам. Вместе с тем, индивидуальные признаки, характеризующие субъекта преступления (например, судимость), могут быть вменены лишь обладателю этих признаков.

Такой уголовно-правовой признак, характеризующий субъекта преступления,, как возраст, с которого наступает уголовная ответственность за то или иное преступление, одинаков для всех соучастников. К примеру, установление в ст. 20 УК уголовной ответственности за кражу (ст. 158 УК) с 14 лет означает, что с указанного возраста несут ответственность за данное преступление не только исполнители, но и подстрекатели, пособники, организаторы преступления.

Составы  некоторых преступлений  (например, против интересов государственной службы, против военной службы и др.) предусматривают возможность их совершения только специальным субъектом. Так, субъектом получения взятки может быть только должностное лицо, субъектом преступлений против военной службы - военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, либо по контракту и т.д.

В соответствии с ч. 4 ст. 34 УК лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части УК, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность и качестве его организатора, подстрекателя, пособника. Так, в качестве подстрекателя к получению взятки может выступать и недолжностное лицо, пособником дезертира может быть любой гражданин и т. д.

Эксцессом исполнителя и его уголовно-правовое значение

Эксцесс исполнителя в соответствии со ст. 36 УК — это совершение им преступления, которое не охватывалось умыслом остальных соучастников. В теории уголовного права эксцесс исполнителя подразделяется на два вида: количественный и качественный.

При количественном эксцессе исполнитель хотя и выходит за рамки соглашения соучастников, однако совершает аналогичное пли однородное преступление. Так, если соучастники договаривались в процессе квартирной кражи похитить конкретное имущество (например, магнитофон), а исполнитель похитил также деньги, другие ценные вещи, налицо эксцесс исполнителя. При подобных обстоятельствах соучастникам может быть вменено соответственно подстрекательство, пособничество и т. д. в краже того имущества, на хищение которого и был направлен их умысел.

Возможны и другие случаи, когда исполнитель причиняет объекту преступления больший ущерб, чем было обусловлено соглашением соучастников. При этом действия исполнителя, выходящие за рамки такого соглашения, могут быть как умышленными (как и примеченном примере), так и неосторожными. Так, соучастники договорились о нанесении побоев потерпевшему, а исполнитель по неосторожности причинил тяжкий вред его здоровью.

Что касается   качественного эксцесса  исполнителя, то  в  этом случае им совершается преступление, неоднородное тому, на .совершение которого был направлен умысел соучастников. Такая ситуация может быть в тех случаях, когда исполнитель кражи, реализуя преступный сговор между соучастниками, проникает в квартиру, но вместо кражи совершает грабеж или разбойное нападение или убийство из корыстных побуждений. В подобной ситуации действия исполнителя, выходящие за пределы соглашения между соучастниками, могут быть вменены в вину только исполнителю. Остальные соучастники будут отвечать лишь за соучастие в краже.

Возможны ситуации, когда исполнитель вообще не предпринял мер к совершению преступления, о котором договаривались соучастники, и совершил вместо кражи, скажем, изнасилование. В этом случае остальные соучастники могут быть привлечены к ответственности лишь за приготовление к совершению преступления (в данном случае кражи).

Если же соучастники предоставили исполнителю полную свободу действий, применение им более опасного способа хищения (например, разбойного нападения) не будет эксцессом исполнителя. Эксцесс исполнителя отсутствует и в тех случаях, когда исполнитель ошибся в объекте (например, киллер по ошибке совершил убийство не того человека, на которого указал организатор преступления). В подобных случаях все соучастники отвечают за оконченное преступление, и наказание каждому из них будет назначено судом с учетом характера и степени фактического участия в его совершении, значения этого участия для достижения цели преступления, его влияния на размер причиненного вреда.

Формы соучастия

Под формой соучастия понимается его внешняя сторона, характеризующая способ взаимодействия виновных, сущностью которого выступает специфика распределения ролей и стойкость объединения преступников. По указанному критерию различаются следующие формы соучастия: соисполнительство (простое соучастие), соучастие с распределением различных ролей (сложное соучастие), преступная группа, преступная организация10.

Как уже отмечалось, при соисполнительстве все виновные непосредственно выполняют объективную сторону состава преступления. При соучастии с исполнением различных ролей непосредственно преступление совершает исполнитель, а остальные содействуют ему.

Большее значение для теории и практики имеет наличие предварительного соглашения между соучастниками и характера такого соглашения. Соучастие без предварительного соглашения предполагает участие в совершении преступления двух и более лиц без предварительной договоренности. Так, по делу Черепанова и Четвертака мало установлено, что они, будучи в состоянии опьянения, в подъезде своего дома обнаружили ранее незнакомого Косолапова, который спал, также находясь в состоянии опьянения. Черепанов Четвертак решили его разбудить и отправить домой. Проснувшийся Косолапов стал выражаться нецензурной бранью. Тогда они в ответ на это стали избивать Косолапова, причинив ему черепно-мозговую травму, от которой наступила смерть потерпевшего.

В данном случае убийство произошло внезапно, без предварительного сговора соучастников. Без предварительного соглашения соучастников нередко совершаются убийства, причинение вреда здоровью различной тяжести, кражи и другие преступления.

Если в преступлении участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении, оно признается совершенным группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 35 УК).

Сговор может касаться распределения ролей, определения времени, места, способа совершения преступления, сокрытия его следов и т. д.

Так, по делу Надточия, Кропачева и Зуева было установлено, что они заранее договорились об убийстве водителя автомашины с целью завладения транспортным средством, разработали план преступления, распределили роли. Остановив автомашину марки ГАЗ, виновные попросили водителя их подвезти. Затем во исполнение преступного замысла Кропачев накинул на шею водителя веревку и стал его душить. Зуев нанес потерпевшему удары монтировкой по голове, а Надточий помогал Кропачеву душить водителя. Совершив, таким образом убийство, они завладели автомашиной, труп потерпевшего облили бензином и подожгли, после чего скрылись с места происшествия.

Совершение преступления по предварительному сговору группой лиц, безусловно, более опасная форма соучастия. Еще большую опасность представляет совершение преступления организованной группой, то есть устойчивой группой лиц, заранее объединившихся дли совершения одного или нескольких преступлений. Такая группа может быть создана как для совершения однородных преступлений (например, квартирных краж), так и различных по характеру (вымогательств, разбоев и т. д.).

Об устойчивости группы могут свидетельствовать характер связей между соучастниками, определенная иерархия, наличие умысла на совершение двух и более преступлений, оснащенность и другие признаки.

Наиболее опасной формой соучастия является совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой организацией, созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях (ч. 4 ст. 35 УК).

От организованной группы данная форма соучастия отличается большей сплоченностью, целью деятельности, которая состоит в совершении тяжких или особо тяжких преступлений. Повышенная общественная опасность такого рода преступных объединений связана, как правило, с их оснащенностью современным оружием, наличием в обороте значительных денежных средств, наличием связей в органах государственной власти, в том числе в правоохранительных и т. д.

Закон предусматривает в качестве оконченного преступления уже сам факт создания преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК),. а также такой формы вооруженной преступной группы, как банда (ч. 1 ст. 209 У К).

В последние годы наблюдается тенденция к росту подобных преступлений. Так, по статистическим данным Министерства юстиции России если в 1996 г. за бандитизм было осуждено 75 человек, то в 1997 г.—202 человека.

Ответственность организаторов и руководителей преступного сообщества (преступной организации), а также организованной группы имеет свои особенности, предусмотренные ч. 5 ст. 35 УК-

Во-первых, они подлежат уголовной ответственности за организацию и руководство указанными преступными объединениями в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.

Во-вторых, они отвечают за все совершенные организованной группой или преступной организацией (преступным сообществом) преступления, если они охватывались его умыслом.

Остальные участники этих преступных формирований несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

В соответствии с ч. 6 ст. 35 УК создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части УК, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

Согласно ч. 7 ст. 35 УК совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных Уголовным кодексом.

Во-первых, указанные обстоятельства являются отягчающими наказание (п. «в» ч.1 ст.63 УК).

Во-вторых, они предусматриваются в качестве квалифицирующих признаков ряда составов преступлений. Например, в п. «а» ч.2 ст.159 УК в качестве признака, квалифицирующего мошенничество, предусмотрено совершение данного преступления группой лиц по предварительному сговору, а в ч. 3 ст. 159 УК особо квалифицирующим мошенничество признаком названо совершение его организованной группой.

Особенности добровольного отказа от доведения преступления до конца при соучастии

Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению, либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

При соучастии добровольный отказ имеет ряд особенностей, связанных с тем, что при соучастии с распределением ролей организатор и подстрекатель, способствовавшие возникновению или укреплению решимости исполнителя совершить преступление, должны принять активные действия к предотвращению преступления.

Поскольку механизм причинной связи в результате их действий уже «запущен», указанные соучастники не подлежат уголовной ответственности лишь при условии, если они предотвратили доведение преступления до конца путем своевременного сообщения органам власти или иными мерами (ч. 4 ст. 31 УК).

Своевременность сообщения органам власти о готовящемся преступлении предполагает, что указанные органы, получив соответствующее сообщение, реально могли успеть его предотвратить. Иные меры могут заключаться, например, в применении силы к исполнителю, угрозы сообщить о его действиях органам власти, предупреждении потерпевшего о готовящемся преступлении и т. д. Другими словами, если при совершении преступления в одиночку добровольный отказ может выражаться и в пассивном поведении, то при соучастии действия организатора и подстрекателя должны носить активный характер.

Условием освобождения от уголовной ответственности пособника при добровольном отказе является принятие им всех зависящих от него мер по предотвращению совершения преступления (ч. 4 ст. 31 УК). Например, пособник может обезвредить преступника, отнять у него орудие преступления, сообщить в органы власти о готовящемся преступлении и т. д.

Вместе с тем, не исключена ситуация, когда несмотря на предпринятые меры организатору, подстрекателю, пособнику все-таки не удается предотвратить преступление. В этом случае в соответствии с ч. 5 ст. 31 УК предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

Если организатор, подстрекатель, пособник не воспользовались возможностью добровольно отказаться от реализации преступного замысла, то в случае добровольного отказа исполнителя от совершения преступления они несут ответственность за приготовление к совершению преступления.

МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Отличие множественности преступлений от сложных единичных преступлений

Совершение одним лицом двух и более преступлений называется множественностью преступлений. Ее составной частью являются единичные преступления, которые могут иметь как простое, так и сложное содержание.

Единичное преступление представляет собой общественно опасное деяние, подпадающее под действие одной уголовно-правовой нормы и содержащее признаки одного состава преступления. Оно может состоять из действия или бездействия (дача взятки, оставление и опасности), действия и последствия (убийство), системы действии (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступлении), совокупности действий, каждое из которых содержит признаки иного единичного преступления (уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем подлога документов).

Наибольшее внешнее сходство с множественностью преступлении имеют сложные единичные преступления. Они характеризуются одним действием, повлекшим несколько общественно опасных последствий, или несколькими деяниями, вызвавшими одно последствие, либо рядом действий, завершившихся рядом последствий. К таким единичным преступлениям относятся составные, продолжаемые и длящиеся преступления, а также преступления с альтернативными действиями и характеризующиеся наличием дополнительных тяжких последствий.

Составными являются преступления, состоящие из двух и более преступных деяний, каждое из которых, взятое в отдельности, представляет собой самостоятельное преступление. К числу составных единых преступлений относятся: изнасилование (ст. 131 УК), разбой (ст. 162 УК), вымогательство (ч. 3 ст. 163 УК) и др. Разбой, например, складывается из насилия над личностью и завладения чужим имуществом, а изнасилование предполагает физическое или психическое насилие, предшествующее половому сношению с потерпевшей. Каждое из числа рассматриваемых преступлений характеризуется двуобъектным составом. Объединение разнородных преступных деяний в единое составное преступление обусловлено их внутренним единством, указывающим на повышенную общественную опасность. Дополнительным тому подтверждением служит анализ составных преступлений, где в результате одного действия наступает несколько преступных последствий. К этой категории следует, например, отнести умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК). Это единичное преступление складывается по существу из двух общественно опасных деяний: умышленного тяжкого причинения вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Отсутствие в данном случае множественности объясняется органической взаимосвязью последствия, где одно вытекает из другого и является как бы продолжением предшествующего.

Преступление с альтернативными действиями характеризуется тем, что совершение любого из указанных в диспозиции нормы статьи Особенной части УК деяния образует оконченный состав преступления. Так, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ считается состоявшимся преступлением при совершении хотя бы одного из указанных в диспозиции нормы ч. 1 ст. 229 УК действий. Аналогичным образом решается вопрос о завершенности преступления, ответственность за которое предусматривается в ч. 1 ст. 220, ч. 1 ст. 222, ст. 275, ст. 276 УК РФ и др. При этом неважно, сколько виновный совершил деяний — одно), два или несколько. Выполнение объективной стороны любого из указанных в диспозиции перечисленных норм действий по одному или в совокупности свидетельствует о наличии состава преступления.

Преступление с дополнительными тяжкими последствиями характеризуется внутренней взаимосвязью деяния и последствия. Примером может служить ч. 4 ст. 111 УК или ч. 3 ст. 123 УК. Слагающееся из двух самостоятельных деяний незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности смерть или причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, представляет собой все-таки единое преступление, поскольку рассматриваемое последствие является закономерным итогом совершенного общественно опасного деяния.

Длящееся преступление предполагает действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. Его состав образуют деяния, выражающиеся
в невыполнении лицом на протяжении определенного периода времени правовой обязанности не нарушать уголовно-правовой запрет или совершать указанные в диспозиции нормы действия. Оно начинается с момента совершения преступного действия (например,
при изготовлении фальшивых денег, оружия, наркотических средств) или акта бездействия (например, при уклонении от уплаты алиментов — ст. 157 УК или хранении запрещенных предметов — ст. ст. 222, 224 УК) и завершается вследствие действия
самого виновного, направленного к прекращению преступления (например, явка с повинной), или с наступлением событий, препятствующих дальнейшему его совершению (например, задержание преступника).

Продолжаемое преступление складывается из ряда тождественных преступных деянии, объединенных единым умыслом на достижение конечного преступного результата. К таким преступлениям относятся различные формы хищения (ст. ст. 158—160 УК), когда для кражи, например, видеомагнитофона совершается периодически возобновляемое систематическое хищение его деталей. К разряду единого продолжаемого преступления относятся также истязание, халатность, получение или дача взятки в несколько приемов, аферы коммерческих и банковских структур, связанных с приемом вкладов от граждан.


Таким образом, множественность преступлений отличается от сложных единичных преступлений тем, что каждое совершенное лицом преступное деяние образует самостоятельный состав преступления и квалифицируется по отдельной статье (или части статьи) Уголовного кодекса.

Множественность преступлений предполагает: 1) совершение одним и тем же лицом двух и более преступлений, ни за одно из которых оно не было осуждено, либо 2) совершение нового преступления после осуждения за предыдущее, сохраняющего уголовно-правовые последствия (например, непогашенная судимость за прежнее преступление).

Формы множественных преступлений

Действующий уголовный закон предусматривает три формы множественности: неоднократность, совокупность и рецидив преступлений.

Неоднократность преступлений означает совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи Уголовного кодекса (ч. 1 ст. 16 УК). В отдельных, установленных Особенной частью случаях неоднократностью признается совершение двух или более, как правило, однородных преступлений, предусмотренных различными ее статьями. Неоднократность исключается, если за ранее совершенное преступление лицо было освобождено от уголовной ответственности (на основании ст. ст. 75— 78, 84 УК) либо судимость за него была погашена или снята в установленном законом порядке (согласно ст. ст. 86 и 95 УК).

Широкое распространение на практике получила неоднократность, связанная с совершением виновным тождественных преступлений. Например, двух убийств, двух грабежей, двух хищений наркотиков и т. п.

Совершение двух и более однородных преступлений также, как известно, образует неоднократность преступлений. Примером такой неоднократности может служить кража, если ей предшествовало любое другое хищение (ст. 158—162 УК), или вымогательство (ст. 163 УК), а равно причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК).

Анализ норм Особенной части УК РФ дает основание предположить, что кроме тождественных и однородных преступлений неоднократность могут образовывать и разнородные преступления. Подтверждением этому служит примечание 3 к ст. 158 УК, согласно которому кража признается неоднократной, если она последовала за бандитизмом (ст. 209 УК), хищением либо вымогательством радиоактивных материалов (ст. 221 УК), хищением либо вымогательством оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК), хищением либо вымогательском наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК).

Совокупность преступлений предполагает совершение двух или полое преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Уголовного кодекса, ни за одно из которых лицо не было осуждено (ч. 1 ст. 17 УК). Это так называемая реальная совокупность, при которой каждое из входящих в ее состав преступлений совершается самостоятельным действием или бездействием. Обязательным признаком реальной совокупности является разновременное совершение двух или более общественно опасных деяний, каждое из которых образует объективную сторону различных по своему характеру преступлений. Предположим, сначала совершается кража, а затем хулиганство (ст. ст. 158 и 213 УК) или при совершении разбойного нападения используется незаконно хранящееся у виновного оружие (п. «г» ч. 2 ст. 162 и ч. 1 ст. 222 УК). Отсутствие в последнем случае видимого разрыва во времени объясняется наличием длящегося преступления.

Реальная совокупность преступлений возможна в случаях, когда они посягают на разные объекты (убийство и причинение тяжкого вреда здоровью), на сходные объекты (кража и мошенничество), на один и тот же объект при выполнении различных по характеру действий (исполнение преступления и покушение на его совершение).

Идеальной совокупностью преступлений признается одно действие (бездействие), образующее объективную сторону двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями Уголовного кодекса (ч. 2 ст. 17 УК). Например, хулиганские действия, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего (ст. ст. 213 и 109 УК) или изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей ВИЧ-инфекцией (ст. ст. 131 и 122 УК). При идеальной совокупности содеянное может получить правильную правовую оценку только путем применения двух или более вместе взятых норм Особенной части.

Идеальная совокупность преступлений характеризуется наступлением двух или более преступных последствий в результате совершения одного общественно опасного деяния. Ее могут образовывать разнородные и однородные преступления, посягающие на одинаковые или сходные непосредственные объекты. Однообъектная идеальная совокупность имеет место тогда, когда одно действий (например, выстрел из ружья) завершается убийством одного лица и причинением смерти по неосторожности другому (ст. ст. 105 и 109 УК). Примером разнообъектной идеальной совокупности преступлений является повреждение чужого имущества при хищении (ст. ст. 158 и 167 УК) или побег из места лишения свободы, сопряженный с насилием над стражей (ст. ст. 111 и 313 УК).

Совокупность преступлений следует отличать от конкуренции уголовно правовых норм. При совокупности лицо совершает два или более преступных деяния, каждое из которых образует самостоятельное преступление. При конкуренции одно и то же деяние подпадает под действие двух или более уголовно-правовых норм. Например, служебный подлог, совершенный должностным лицом, органически вписывается в диспозиции двух норм, содержащихся в ст. 292 УК (служебный подлог) и ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями). Первая норма по отношению ко второй — общей норме, охватывающей все случаи злоупотребления должностными полномочиями, является специальной. В ней устанавливается ответственность за определенную разновидность предусмотренных в общей норме преступлений. Поскольку служебный подлог представляет собой разновидность злоупотребления должностными полномочиями, следует констатировать, что норма, предусмотренная ст. 292 УК, является специальной по отношению к норме, содержащейся в ст. 285 УК. Если же преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК).

Подобная конкуренция уголовно-правовых норм прослеживается на примере ст. 129 УК (клевета) и ст. 298 УК (клевета в отношении судьи, прокурора, следователя), ст. 256 УК (незаконная добыча водных животных) и ст. 258 УК (незаконная охота), ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями) и ст. 290 УК (получение взятки) и др.

Рецидив преступлений состоит в совершении умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление (ч. 1 ст. 18 УК). Он характеризуется следующими отличительными признаками: 1) одно лицо совершает два и более умышленных преступления; 2) новое умышленное преступление совершается лицом, ранее уже осуждавшимся за умышленное преступление; 3) судимость за прежнее умышленное преступление не снята и не погашена в установленном законом порядке.

По степени общественной опасности следует различать три вида рецидива: простой, опасный и особо опасный. В основу этой классификации положены категории совершенных преступлений и факт осуждения за них к лишению свободы.

Простой рецидив предполагает случаи совершения лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление, нового умышленного преступления. При этом понятием рецидива  охватываются как случаи совершения лицом нескольких оконченных, так и  неоконченных преступлений.  Он будет иметь место и тогда, когда одно умышленное преступление совершалось лицом в качестве исполнителя, а другое — в роли организатора, I подстрекателя или пособника.

Рецидив признается опасным при совершении лицом: а) умышленного преступления, за которое оно осуждается к лишению свободы, если ранее оно дважды осуждалось к лишению свободы за умышленное преступление; б) умышленного тяжкого преступлении, если ранее оно уже осуждалось за подобное преступление (ч.2 ст. 18 УК).

Следовательно, при определении опасного рецидива учитываются те же показатели, что и при формировании понятия рецидива, а также вид назначенного наказания, категории преступлений и число ранее совершенных преступлений.

Рецидив признается особо опасным при совершении лицом: а) умышленного преступления, за которое оно осуждено к лишению свободы, если ранее лицо три или более раза осуждалось к этому виду наказания за умышленное тяжкое преступление или умышленное преступление средней тяжести; б) умышленного тяжкого преступления, если ранее оно дважды осуждалось за умышленное тяжкое преступление или один раз за особо тяжкое преступление; в) особо тяжкого преступления, если ранее оно осуждалось за умышленное тяжкое или особо тяжкое преступление (ч. Зет. 18 УК).

Таким образом, для признания в действиях лица простого рецидива достаточно наличия двух умышленных преступлений при сохранении судимости за ранее совершенное преступление. Опасный рецидив характеризуется особым наказанием в виде лишения свободы и количеством ранее совершенных преступлений (их должно быть не менее двух). Для наличия опасного рецидива также вполне достаточно одного предшествующего осуждения за тяжкое преступление при совершении нового аналогичного преступления. Особо опасный рецидив отличается от опасного рецидива, прежде всего обязательной категоризацией ранее совершенных преступлений и в отдельных случаях их числом. Так, для признания особо опасного рецидива необходимо совершение: умышленного преступления при условии наличия в прошлом трех осуждений к лишению свободы за тяжкое или средней тяжести преступление; умышленного тяжкого преступления при наличии двух осуждений за такие же преступления или одного — за особо тяжкое преступление; особо тяжкого преступления, если ранее лицо осуждалось за умышленное тяжкое или особо тяжкое преступление.

Исходя из характера преступлений, образующих рецидив, он делится на общий и специальный.

Под общим рецидивом понимается совершение лицом, имеющим судимость за умышленное преступление, нового разнородного умышленного преступления. Например, лицо, ранее судимое за грабеж (ст. НИ УК), совершило убийство (ч. 1 ст. 105 УК).

Специальный рецидив предполагает совершение лицом, имеющим судимость за умышленное преступление, нового тождественного или однородного преступления. Так, согласно п. «в» ч. 2 ст. 213 УК квалифицированный состав этого преступления образует совершение хулиганства лицом, ранее судимым за подобное преступление (рецидив тождественных преступлений). Специальный рецидив однородных преступлений можно проследить на примере п. «в» ч. 3 ст. 158 УК. Кража считается совершенной при особо отягчающих обстоятельствах лишь в том случае, если она совершена лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство. В соответствии с примечанием 4 к ст. 158 УК в качестве таких однородных преступлений могут выступать мошенничество, присвоение или растрата, грабеж, разбой и другие, указанные в нем преступления.

Следует отметить, что в законе упоминается и так называемый пенитенциарный рецидив, который занял прочное место в науке уголовного права и юридической литературе.

Пенитенциарный рецидив предполагает совершение лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы, нового умышленного преступления. Понятием пенитенциарного рецидива охватываются нормы Особенной части, предусматривающие ответственность за побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК), уклонение от отбывания лишения свободы (ст. 314 УК), дезорганизацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК).

В соответствии с ч. 4 ст. 18 УК при признании рецидива не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет, а также судимости, снятые и погашенные в установленном законом порядке (на основании ст. ст. 84—86 УК).

Рецидив преступлений (как и неоднократность) признается обстоятельством, отягчающим наказание (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК). Это предопределяет особый порядок назначения более строгого наказания в пределах санкции соответствующей статьи Уголовного кодекса (ч. 5 ст. 18 УК). Он устанавливается в ст. 68 УК. Однако при назначении наказания следует иметь в виду, что если рецидив предусмотрен в качестве квалифицирующего признака (например, в п. «г» ч. 3 ст. 162 УК), он не может одновременно учитываться как отягчающее обстоятельство.


ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ

Правовая природа обстоятельств, исключающих преступность деяния

Уяснение правовой природы обстоятельств, исключающих преступность деяния, требует концентрации внимания на следующих основных моментах. Во-первых, эти обстоятельства имеют место при совершении деяния, причиняющего вред интересам личности, общества или государства. Во-вторых, внешнее сходство этих обстоятельств с преступлением нейтрализуется социально-полезной направленностью деяния или отсутствием воли лица при его совершении. В результате они исключают не только противоправность и общественную опасность, но и, в конечном итоге, преступность содеянного.

Следовательно, не каждое совершенное деяние, предусмотренное уголовным законом, является преступным и наказуемым. Но для этого должен быть исключен хотя бы один из признаков преступления, закрепленный в ч. 1 ст. 14 УК.

Юридическая природа исследуемых обстоятельств проявляется по-разному. Одни из них исключают общественную опасность деяния (например, необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость) в силу их социальной полезности. Уголовная ответственность за другие деяния не наступает в силу их целесообразности и правомерности (например, при обоснованном риске, исполнении приказа или распоряжения). Она исключается и в том случае, если лицо действовало вопреки своей воле и у него не было выбора вариантов поведения (физическое или психическое принуждение).

Таким образом, при наличии определенных установленных в законе (гл. 8 УК) условий исключается уголовная ответственность за деяния, объективно причиняющие существенный вред правоохраняемым интересам. Они не признаются преступлением в силу того, что не содержат материального его признака — общественной опасности. В ряде же случаев они признаются общественно полезными и целесообразными, т. к. содействуют охране общественных отношений и их дальнейшему развитию.

Специфика каждого из указанных в законе (ст. ст. 37—42 УК) обстоятельств состоит в том, что наличие любого из них меняет правовую оценку содеянного. Из категории общественно опасного и противоправного оно переходит в разряд правомерного поведения,  отвечающего реализации  задач  охраны  личности, общества и государства от преступных посягательств.

Обстоятельства,   исключающие   преступность   деяния,   следует отличать от иных   положений  закона, предусматривающих освобождение лиц  от уголовной ответственности. Так, при невиновном причинении вреда  (ст. 28 УК), при совершении деяния лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности (ст. 20 УК) или в состоянии  невменяемости (ст. 21 УК), а также при добровольном отказе от   преступления   (ст.  31   УК)   уголовная  ответственность исключается. Однако в перечисленных случаях ответственность не наступает по причине отсутствия обязательного признака состава конкретного   преступления.   Обстоятельства   же,   закрепленные  в гл. 8 УК, исключают преступность деяния в силу правомерности выполняемых лицом действий, которые при внешней противоправности   направлены на охрану существующих общественных отношений.

Необходимая оборона и  условия ее правомерности

Необходимая оборона представляет собой правомерную защиту интересов личности, общества и государства от общественно опасного посягательства путем причинения вреда нападающему. Сущность необходимой обороны состоит в защите, охраняемых законом прав и интересов, а сама она носит вынужденный характер, спровоцированный противоправными действиями посягающего. Причинение ему вреда при отражении нападения является социально полезным лишь в том случае, если соблюдены условия правомерности необходимой обороны. Они относятся как к общественно опасному посягательству, так и к защите от него.

Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, являются его: а) общественная опасность; б) наличность; в) действительность (реальность).

Общественно опасным является такое посягательство, которое способно причинить существенный вред охраняемым уголовным законом интересам. Однако это не означает, что необходимая оборона возможна от любого общественно опасного посягательства. По смыслу закона (ст. 37 УК) состояние необходимой обороны может создать только такое преступление, которое вызывает немедленное наступление реальных вредных последствий. Например, убийство, причинение вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, терроризм, бандитизм, хулиганство и т. д. Кроме того, необходимая оборона возможна только в том случае, если ущерб правоохраняемым интересам предотвращается лишь путем причинения вреда посягающему. Поэтому состояние необходимой обороны, как правило, порождается насилием со стороны нападающего, грозящим причинить физический или имущественный вред.

В этой связи выглядит оправданной необходимая оборона против явно незаконных действий представителей власти (например, сотрудников милиции), сопряженных с применением насилия с их стороны. Она допускается и против общественно опасных деяний лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу недостижения установленного законом возраста или невменяемости.

Вместе с тем посягательство, формально подпадающее под признаки преступления, но в силу малозначительности лишенное общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК), не порождает права на необходимую оборону.

Для признания необходимой обороны правомерной обязательна наличность посягательства. Она имеет место лишь в том случае, когда посягательство уже началось, но еще не закончилось. Оно начинается в момент совершения самого общественно опасного посягательства или при наличии реальной угрозы его осуществления (например, устрашение путем демонстрации оружия). Реальность угрозы оценивается обороняющимся исходя из сложившейся ситуации, указывающей на возможность ее немедленной реализации. Посягательство признается оконченным, если угроза причинения вреда правоохраняемым интересам фактически миновала.

Однако состояние необходимой обороны возможно и после завершения посягательства, если по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания. Например, переход оружия или предметов, используемых при посягательстве, от нападавшего к обороняющемуся еще не свидетельствует о его окончании.

Необходимая оборона исключается в том случае, если вред причиняется после предотвращения или окончания посягательства, когда в применении средств защиты явно отпала необходимость.

Действительность посягательства составляет третье условие правомерности необходимой обороны и означает реальность его существования. Таковым следует считать посягательство, объективно способное причинить существенный вред правоохраняемым интересам. Если же оно существует лишь в воображении обороняющегося, то такая оборона признается мнимой. Правовая оценка действий лица при мнимой обороне может быть самой разнообразной. Она дается с позиций учения о фактической ошибке и имеет три вариации. Во-первых, если обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство и обороняющийся не мог и не должен осознавать ошибочность своего предположения, его действия рассматриваются как совершенные в состоянии необходимой обороны. Во-вторых, если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности за превышение пределов необходимой обороны. В-третьих, если, причиняя вред, лицо, не сознавало мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно и могло это сознавать, его действия следует квалифицировать по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

В том же случае, если сложившаяся ситуация вообще не давала лицу реальных оснований опасаться нападения, то содеянное квалифицируется как умышленное причинение вреда.

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите, следующие: а) защита допустима при отражении посягательства на интересы личности, общества и государства; б) вред при необходимой обороне должен причиняться только посягающему; в) право на необходимую оборону принадлежит лицу независимо от возможности избежать посягательства или обратиться за помощью к другим лицам либо органам власти; г) защита должна соответствовать характеру и опасности посягательства, г. с. не превышать пределов необходимости.

Действующий закон предоставляет право защиты как непосредственно подвергнувшемуся нападению, так и третьему лицу, ставшему свидетелем посягательства на интересы личности, общества или государства. Право на необходимую оборону в равной мере имеют все лица независимо от их профессиональной или специальной подготовки и служебного положения (ч. 2 ст. 37 УК). Для отдельных же категорий граждан (работников органов внутренних дел, безопасности, военнослужащих) необходимая оборона составляет их правовую обязанность.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК вред при необходимой обороне должен причиняться посягающему, т. е. лицу, непосредственно выполняющему объективную сторону конкретного преступления. Он может состоять в ограничении свободы, нанесении материального ущерба, причинении вреда здоровью посягающего или лишении его жизни. Причинение вреда третьему лицу исключает состояние необходимой обороны.

Необходимая оборона является правомерной лишь при условии, что не были превышены допустимые пределы, которые предопределяются соответствием между вредом, причиненным и вредом предотвращенным. Это не означает, что причиненный посягающему вред обязательно должен быть равным или даже меньшим, чем вред предотвращенный. Однако в целом действия обороняющегося должны соответствовать характеру и опасности действий нападающего, т. е. защита не должна превышать пределов необходимости. Явное же несоответствие между защитой и посягательством по закону (ч. 3 ст. 37 УК) рассматривается как превышение пределов необходимой обороны.

Таким  образом,  только  явный  выход обороняющегося за допустимые   законом    пределы    расценивается    как   неправомерное деяние,   влекущее   уголовную   ответственность.   Явное   несоответствие действий защищающегося характеру и опасности посягательств означает очевидно чрезмерное в данных условиях причинение посягающему тяжкого вреда.

Соответствие или несоответствие орудий и средств нападения и защиты отнюдь не всегда свидетельствует о правомерности или неправомерности действий обороняющегося. Поэтому для констатации превышения пределов необходимой обороны следует учитывать данное соответствие, характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося.

Превышение пределов необходимой обороны имеет место в том случае, если обороняющийся использовал такие средства и методы защиты, которые явно не вызывались ни характером нападения, ни реальной обстановкой, и посягающему причиняется тяжкий вред, не вызываемый по обстоятельствам дела необходимостью предотвращения или пресечения посягательства.

С субъективной стороны превышение пределов необходимой обороны характеризуется умышленной формой вины (ч. 3 ст. 37 УК). Значит, его могут образовать только умышленные действия, которые явно не соответствуют характеру и опасности посягательства и причинили тяжкий вред здоровью посягающего или смерть (ч. 1 ст. 114, ч. 1 ст. 108 УК). Причинение же такого вреда по неосторожности исключает уголовную ответственность обороняющегося.

Действия защищающегося не превышают пределов необходимой обороны, когда вред причиненный оказался большим, чем вред предотвращенный, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Причинение любого вреда посягающему не образует превышение пределов необходимой обороны, если совершаемое нападение было связано с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. В этом случае правомерным будет причинение тяжкого вреда здоровью или смерти лицу, которое совершает нападение с использованием оружия или взрывных устройств, либо применяет иные предметы, с помощью которых непосредственно угрожает жизни другого человека.

Отличие причинения вреда лицу, совершившему преступление, от необходимой обороны

Сходство причинения вреда лицу, совершившему преступление, и необходимой обороны состоит в действиях, причиняющих вред, преступнику, но признаваемых правомерными в силу их социально полезной направленности.

Главное отличие причинения вреда лицу, совершившему преступление, от необходимой обороны заключается в том, что меры по задержанию виновного предпринимаются лишь после окончания посягательства. При этом оно направлено не на отражение нападения, а на привлечение преступника к уголовной ответственности и предупреждение совершения им новых преступлений.

Задержание лица, совершившего преступление, как правило, осуществляется вопреки его воле, что создает предпосылки для причинения ему вреда. Правомерность причинения вреда при задержании преступника определяется целым рядом условий, закрепленных в законе или непосредственно из него вытекающих.

Причинение вреда допускается лишь в отношении лица, совершившего преступление. При этом оно должно быть крайним средством, без которого невозможно осуществить задержание. Целью задержания является доставление органам власти преступника и пресечение совершения им новых преступлений. Характер причиненного преступнику вреда зависит от степени опасности совершенного преступления, обстановки задержания и личности задерживаемого. Насильственное задержание может применяться в отношении лиц, совершивших оконченное и даже неоконченное (например, покушение) преступление, осуществивших побег из мест лишения свободы и из-под стражи, а также скрывающихся от правосудия. Разумеется, вред, причиненный задержанному, не должен находиться в очевидном несоответствии с опасностью совершенного преступления.

Возможность правомерного причинения вреда преступнику сохраняется после окончания преступления вплоть до истечения сроков давности за его совершение (ст. ст. 78, 83 УК). При этом важно, чтобы вред в указанных временных пределах причинялся именно лицу, совершившему преступление. Если он причиняется постороннему человеку, то ответственность задерживающего наступает по правилам о фактической ошибке.

Правомерность действий задерживающего предопределяется причинением вреда именно лицу, совершившему преступление, а не третьим лицам. Вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам третьих лиц (например, повреждение транспортного средства, на котором скрывается преступник) предполагает применение правил о крайней необходимости. В исключительных же случаях (например, при задержании вооруженного преступника, совершившего особо тяжкое преступление) в соответствии со ст. 39 УК допускается причинение вреда и тем лицам, которые способствуют уклонению виновного от задержания. Примером может служить причинение вреда лицу, управляющему автомобилем, в котором скрывается от задержания опасный преступник.

Причинение вреда при задержании должно носить исключительно вынужденный характер. Другими словами, отсутствует возможность осуществления задержания преступника иным ненасильственным способом. О вынужденности причинения такого вреда преступнику прежде всего свидетельствует его попытка скрыться с места совершения преступления или от лиц, производящих задержание или активно противодействующих задерживаемому. При оказании сопротивления задерживаемому, когда ему грозит реальное причинение вреда, образуется состояние необходимой обороны, позволяющее на основании закона (ст. 37 УК) защищать правоохраняемые интересы.

Причинение вреда преступнику считается правомерным лишь в том случае, если не допущено превышения необходимых для этого мер. Превышением этих мер является их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда ему без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Примерами такого превышения являются: а) причинение задерживаемому смерти при отсутствии г его стороны агрессивного сопротивления; б) причинение виновному тяжкого вреда здоровью, хотя для задержания вполне достаточно было применения физической силы; в) причинение тяжкого вреда здоровью лица, совершившего ненасильственное преступление и отказывающегося подчиниться законным требованиям задерживающего (при совершении кражи, мошенничества, дачи пзятки). Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, влечет уголовную ответственность лишь и случаях умышленного причинения вреда (ч. 2 ст. 38 УК).

Отличие крайней необходимости от необходимой обороны

Под крайней необходимостью понимается ситуация, когда устранение опасности интересам личности, общества и государства можно лишь посредством причинения меньшего вреда иным правоохраняемым интересам. При крайней необходимости происходит столкновение двух защищаемых законом интересов и для сохранения большего блага причиняется вред менее значимому объекту. Например, кассир банка под угрозой лишения жизни выдает преступникам деньги, врач не является в качестве эксперта в суд по причине оказания медицинской помощи потерпевшему и т.д.

Устранение опасности правоохраняемым интересам, связанное с причинением  допустимого вреда в состоянии крайней необходимости является субъективным правом большинства граждан. Отдельные же категории лиц (работники пожарной охраны, милиции, военнослужащие) не вправе уклоняться от защиты охраняемых законом благ даже с риском для своей жизни.

Действия лица, причиняющего вред в состоянии крайней необходимости, внешне выглядят как преступные. Но наличие особых условий, при которых охраняемым законом объектам причиняется ущерб, характеризует их как социально полезные. Условия правомерности крайней необходимости делятся на относящиеся: а) к грозящей опасности; б) к защите от нее.

Условия правомерности крайней необходимости, относящиеся к грозящей опасности, предполагают существование источника опасности, ее наличность, действительность и неустранимость.

Источником опасности, создающим состояние крайней необходимости, могут быть действия человека, нападения животных, действия сил природы, неисправность работающих механизмов, болезнь, состояние голода и т. п.

Наличность опасности означает появление реальной угрозы интересам личности, общества и государства, когда возможно сиюминутное причинение им вреда. Состояние крайней необходимости исключается, если опасность причинения вреда правоохраняемым благам явно миновала и необходимость в совершении определенных действий отсутствует.

Опасность при крайней необходимости должна быть действительной, т. е. фактически существует в реальной действительности. Если она существует только в воображении лица, виновный и причинении вреда привлекается к уголовной ответственности с учетом фактически совершенной ошибки. За причинение вреда по неосторожности будет отвечать то лицо, которое заблуждалось относительно реально грозящей опасности правоохраняемым интересам, хотя должно было и могло правильно оценить происходящее. Если же обстановка происшествия складывалась таким образом, что лицо не должно и не могло предвидеть своей ошибки, оно освобождается от уголовной ответственности на основании невиновного причинения вреда.

Неустранимость опасности означает возможность ее нейтрализации только путем ущемления других охраняемых законом благ. Такой способ сохранения одного интереса за счет другого становится правомерным лишь тогда, когда он является крайним, т. е. исключающим иные средства спасения данного блага. Однако, если в создавшейся ситуации имеется возможность избежать опасности иным способом (без причинения вреда другому право-охраняемому интересу), то крайняя необходимость отсутствует. В этом и заключается одно из основных отличий крайней необходимости от необходимой обороны.

Защита при крайней необходимости должна отвечать следующим требованиям: а) защищать можно лишь правоохраняемые интересы; б) причиненный лицом вред должен быть менее значительным, чем вред предотвращенный.

Действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, могут быть направлены только на защиту правоохраняемого интереса (как личного, общественного, государственного, так и блага третьих лиц). В качестве такового выступают общественные отношения в сфере охраны жизни, здоровья, собственности, экологии и т. д.

Явно не соответствующим характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, образующим превышение пределов крайней необходимости, является причинение правоохраняемым интересам вреда, равного или более значительного в сравнении с вредом предотвращенным. Так, например, жизни и здоровью человека отдается предпочтение в сравнении с имущественными ценностями, а экологическим интересам перед экономическими. Ответственность за превышение пределов крайней необходимости связывается законодателем с умышленным причинением вреда, равного или большего, чем предотвращенный (ч. 2 ст. 39 УК).

Крайняя необходимость как обстоятельство, исключающее преступность деяния, имеет определенное сходство с необходимой обороной. Хотя между ними есть и существенные различия. Они прослеживаются на примере следующих признаков. Так, при необходимой обороне имеется лишь один источник общественной опасности - действия посягающего, которому и причиняется вред при отражении нападения. Источники опасности, создающие состояние крайней необходимости, более разнообразны, а вред в целях их устранения причиняется интересам третьих лиц.

При крайней необходимости вред, причиненный обязательно должен быть меньше вреда предотвращенного. При необходимой же обороне причиненный посягающему вред может быть равным и даже большим, чем потенциально угрожающий. Кроме того, при крайней необходимости грозящая опасность устраняется лишь посредством причинения вреда правоохраняемым интересам, а при необходимой обороне защищающемуся предоставляется право причинения вреда посягающему даже в том случае, если он мог избежать нападения или обратиться за помощью к другим лицам либо органам власти.

Физическое или психическое принуждение

По действующему закону уголовная ответственность наступает лишь за общественно опасное деяние, совершенное по воле лица и под контролем его сознания. Если же такое деяние совершается под воздействием непреодолимой силы, физического или психического принуждения, исключающего возможность выбора иного варианта поведения, ответственность исключается. Хотя ее наступление возможно в том случае, если при этом лицо сохраняло возможность руководить своими действиями. Вопрос об его ответственности решается с учетом правил о крайней необходимости (ч. 2 ст. 40 УК).

Под физическим принуждением понимаются различные виды насилия (побои, истязания, причинение вреда здоровью различной степени тяжести), применяемые с целью заставить лицо совершить общественно опасное деяние. Если лицо, вопреки его воле, все-таки совершает такое деяние, уголовная ответственность, на первый взгляд, виновного исключается. Не может, например, отвечать за выдачу государственной тайны, перевозку похищенного или содействие в совершении преступления лицо, действующее под влиянием физического принуждения.

Однако, если лицо под физическим принуждением не утрачивает способность руководить своими действиями и у него имеется свобода выбора линии поведения, во внимание принимаются правила о крайней необходимости. Согласно чтим правилам вред, причиненный правоохраняемым интересам, должен быть меньшим вреда предотвращенного. Иначе ответственность наступает за превышение пределов крайней необходимости или на общих основаниях с учетом смягчающих вину обстоятельств (п. «е» ч. 1 ст.61 УК).

Психическое принуждение предполагает наличие различного рода угроз (убийством, изнасилованием, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества, лишением свободы и т. п.) в адрес понуждаемого или близких ему лиц с целью заставить его совершить общественно опасное деяние. Психическое принуждение, как правило, не исключает волевого характера действия, поэтому лицо, его совершившее, подлежит уголовной ответственности при смягчающих вину обстоятельствах. В то же время такая ответственность лица, совершившего общественно опасное деяние, исключается, если оно действовало в состоянии крайней необходимости. Например, кассир банка, который под угрозой немедленного лишения его жизни передает преступникам деньги, освобождается от уголовной ответственности, так как вред причиненный (хищение материальных ценностей) оказался меньше вреда предотвращенного (спасение человеческой жизни).


Обоснованный риск и  условия его правомерности

Появление в уголовном законе обоснованного риска, как обстоятельства, исключающего преступность деяния, обусловлено интенсивным развитием науки и техники во всех сферах профессиональной деятельности. Усложнение профессиональной деятельности заметно увеличивает риск поставления в опасность право-охраняемых интересов. Пропорционально этому увеличивается вероятность наступления более тяжелых последствий в результате совершения рискованных действий. Так, освоение нового технологического процесса или отдельной производственной операции, проведение научного эксперимента может причинить вред жизни и здоровью человека (либо многих людей), а также быть связано с экологическим, организационным, материальным либо иным ущербом.

Наиболее распространенными разновидностями обоснованного риска являются следующие: научный риск (связанный с проведением научного эксперимента); производственно-хозяйственный риск (сопряженный с внедрением нового производственно-технического приема); коммерческий риск (основанный на использовании конъюнктуры рынка и банковской, биржевой, инвестиционной и иных видах предпринимательской деятельности).

Обоснованный риск исключает преступность деяния, поскольку он осуществляется для достижения социально полезных целей (спасение жизни или здоровья людей, избавление от существенных материальных затрат, решение перспективных научно-технических и производственных задач, достижение положительных результатов или устранение отрицательных последствий в какой-либо области профессиональной деятельности). Однако он признается обоснованным лишь при вынужденности его осуществления. Иными словами, достижение поставленной цели сопряжено с определенным риском, например, для жизни и здоровья детей, на которых впервые опробовалась изобретенная учеными вакцина против полиомиелита. Кроме того, лицо, пошедшее на риск, должно предпринять все необходимые меры для предотвращения возможного вреда правоохраняемым интересам. Немаловажно и то, что право на риск имеют только лица, профессионально занимающиеся данной деятельностью и способные обеспечить соблюдение условий его правомерности.

Риск является обоснованным лишь при соблюдении указанных в законе (ч. 1, 2 ст. 41 УК) условий его правомерности.

Рискованные действия не должны нарушать прямых предписании закона или иных нормативных актов, например, правил техники безопасности и производственной санитарии. Они должны соответствовать научно-техническим знаниям и практическому опыту, имеющимся в данной области. Новаторские действия, совершение которых нередко связано с профессиональным риском, бесспорно могут опережать научно-технические знания и опыт, и имеющийся в данной области, но они не должны находиться с ними и прямом противоречии.

Риск является правомерным, если в сложившейся ситуации преследуемая общественно полезная цель не могла быть достигнута иными, не связанными с риском действиями. В этом прослеживается сходство между обоснованным риском и крайней необходимостью. Но имеются и существенные различия. Во-первых, при обоснованном риске отсутствует столкновение двух правоохраняемых интересов, сохранение одного из которых возможно лишь ценой нарушения другого. Во-вторых, причинение вреда при обоснованном риске становится возможным, но не обязательным (как при крайней необходимости) его последствием. В-третьих, отказ от рискованных действий не связан с наступлением вредных последствий, а при крайней необходимости такие последствия неизбежны. В-четвертых, обоснованный риск обычно не связан с экстремальной ситуацией, угрожающей чьим-либо законным интересам, которая свойственна состоянию крайней необходимости.

Обоснованный риск правомерен, если при наличии перечисленных условий лицо, его допустившее, предприняло все необходимые меры для предотвращения возможных вредных последствий. Эти меры относятся как непосредственно к действиям, направленным на достижение общественно полезной цели, так и обеспечение безопасности этих действий (получение надлежащего разрешения компетентных лиц, предупреждение о возможной опасности окружающих, удаление посторонних, устройство страхующих приспособлений и т. п.)

Принятие лицом достаточных мер предполагает, прежде всего, субъективную оценку обстоятельств рискованных действий (степени их опасности для правоохраняемых интересов). При этом лицом предпринимаются такие меры, которые, по его мнению, должны способствовать достижению социально полезной цели, исключим возможный вред общественным отношениям. Иными словами, лицо, предвидя возможность наступления вредных последствий, должно правильно избрать меры, обеспечивающие его максимальное уменьшение или предотвращение. Если же наступивший вред оказался более значительным, чем предполагаемый, то ответственность наступает на общих основаниях за неосторожное причинение вреда с учетом смягчающего вину обстоятельства (п. «ж» ч.1 ст.61 УК).

Согласно ч.4 ст. 41 УК риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия. Заведомость такого риска означает реальность предвидения лицом указанных общественно опасных последствий. Общественное мнение вряд ли может согласиться с рискованными действиями, ставящими в опасность жизнь многих людей, а равно сопряженными с угрозой экологической катастрофы (необратимого или крупномасштабного вреда природной среде) или общественного бедствия (пожаров, наводнений, землетрясений, эпидемий и т. п.).

Риск, сопряженный с угрозой для жизни многих людей, предполагает их гибель. Анализ норм действующего закона дает основание предположить, что угроза для жизни многих людей должна распространяться не менее чем на трех человек. На это, в частности, указывают называемые в ст. ст. 263, 264, 369 УК последствия, связанные с гибелью одного или двух человек.

Экологическая катастрофа предполагает причинение значительного вреда здоровью населения, окружающей природной среде во всем ее многообразии и колоссальные потери экологического характера. Ее возникновение обычно сопряжено с нарушением правил экологической безопасности.

Общественное бедствие является последствием нарушения общественной безопасности, которая представляет собой состояние защищенности жизненно важных интересов общества от внутренних и внешних угроз. К общественному бедствию относятся пожар, наводнение, обвал, эпидемии и т. п. Указанные проявления общественного бедствия могут носить стихийный характер или вызываться деятельностью человека. Риск признается необоснованным, если возможность наступления общественного бедствия сознательно допускалась идущим на него профессионалом.

Риск, связанный с угрозой для жизни многих людей, экологической катастрофы или общественного бедствия, ни при каких обстоятельствах не может быть признан обоснованным. Хотя уголовная ответственность при этом наступает лишь при условии реального причинения вреда охраняемым законом общественным отношениям. Ответственность в таких случаях возможна по ст. ст. 109, 168, 246, 247, 250 УК.

Приказ или распоряжение и  условия их исполнение

Действующий уголовный закон впервые признал исполнение приказа или распоряжения обстоятельством, исключающим преступность деяния. Однако его правовая природа иная, чем при необходимой обороне, крайней необходимости, задержании лица, совершившего преступление, и обоснованном риске. Поведение лица при исполнении приказа или распоряжения объективно общественно опасно в отличие от социально полезной направленности иных обстоятельств, исключающих преступность деяния. Поэтому предполагается иной подход к определению преступности или неприступности совершенных действий во исполнение приказа или распоряжения. Уголовная ответственность исполняющего приказ или распоряжение наступает лишь при наличии вины и форме умысла или неосторожности.

Под приказом или распоряжением понимается обязательное для исполнения требование, предъявляемое начальником своему подчиненному. Обязательным для подчиненного является лишь законный приказ или распоряжение начальника. Законность приказа или распоряжения определяется следующими критериями: а) они отдаются соответствующим начальством своему подчиненному; б) находятся в пределах компетенции отдающего приказ или распоряжение; в) не предписывают чего-либо незаконного; г) отдаются с соблюдением установленной формы.

Согласно ч. 1 ст. 42 УК исполнение обязательного приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность за причинение вреда правоохраняемым интересам, кроме случаев, когда такой приказ (распоряжение) был явно незаконным или преступным. Следовательно, исполнитель может быть привлечен к уголовной ответственности за причинение вреда лишь в том случае, если при выполнении обязательного приказа или распоряжения он сознавал их незаконность или преступность. Если же у лица, исполнившего преступный приказ (распоряжение) при невозможности сознавать его незаконный характер, отсутствует вина, то уголовная ответственность, в данном случае исключается. Она наступает лишь в отношении лица, отдавшего такой приказ или распоряжение.

Таким образом, неотъемлемым условием правомерности деяния, совершенного при исполнении приказа или распоряжения, является их обязательность. Приказ или распоряжение считаются обязательными, если они отданы в установленном порядке и с соблюдением соответствующей формы. Обязательность исполнения приказа (распоряжения) определяется на основании служебно-должностных инструкций, положений, уставов и других юридических документов.

Вторым условием правомерности деяния, совершенного при: исполнении приказа или распоряжения, является их законность. Совершение во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения умышленного преступления грозит привлечением к уголовной ответственности исполнителя приказа (распоряжения) и лица, его отдавшего. Заведомая незаконность приказа или распоряжения означает убежденность исполнителя в их явной, очевидной преступности. Иными словами, выполняя такой приказ или распоряжение, исполнитель совершает умышленное посягательство на охраняемые уголовным законом общественные отношения. Поэтому он привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях (ч. 2 ст. 42 УК).

Незаконность приказа (распоряжения) может быть следствием:

а) некомпетентности   или неправомочности   лица, его отдавшего;

б) несоблюдения установленной формы  (например, письменной);

в) предписания причинить вред, который в принципе недопустим
(например, лишение жизни) из-за его очевидно преступного характера.   При  его  выполнении  исполнитель  сознает,  что  совершает умышленное преступление и желает либо сознательно допускает причинение вреда   правоохраняемым   интересам,   руководствуясь стремлением  выполнить  приказ   (распоряжение).  Если  же  лицо не сознавало незаконности обязательного для него приказа или распоряжения и при их исполнении причинило вред охраняемым
общественным   отношениям,   оно   не   привлекается   к уголовной ответственности. Такую ответственность несет лишь субъект, отдавший незаконные приказ или распоряжение. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ЕЕ ОСНОВАНИЕ

Сущность и значение уголовных правоотношений

Уголовные правоотношения и связанные с ними вопросы привлекли к себе внимание исследователей в конце 50-х — начале 60-х годов. До этого считалось, что в уголовном праве в отличие от других отраслей нормы права реализуются не через правоотношения, а каким-то другим образом.

В это же время в юридической печати развернулась дискуссия но вопросам уголовных правоотношений, выявившая много интересных проблем, остававшихся до некоторого времени вне поля зрения исследователей (о моменте возникновения уголовного правоотношения, о его субъектах, о содержании, об объекте уголовных правоотношений и т. д.).

Уголовные законы участвуют в правовом регулировании определенных общественных отношений (отношений, связанных с совершением преступления), придавая им особый характер — характер уголовных правоотношений.

Сейчас не вызывает сомнения существование уголовных правоотношений, т. е. таких общественных отношений, которые урегулированы нормами уголовного права. Именно так в самом общем виде можно определить уголовные правоотношения. Проблемы, связанные с уголовными правоотношениями, имеют не только теоретическое, но и большое практическое значение.

Например, четкое определение прав и обязанностей участников уголовного правоотношения служит необходимым условием реализации принципа законности. Очень важно и выяснение тех сторон уголовного правоотношения, которые составляют содержание понятия уголовной ответственности и ее основания. Например, означает ли освобождение лица от уголовной ответственности в досудебном порядке его реабилитацию или нет, оправдано ли освобождение от уголовной ответственности в упрощенном порядке и каково вообще значение досудебных решений по делу и т. д. Тесную связь имеют вопросы теории уголовных правоотношений с другими проблемами уголовной ответственности (время ее возникновения, реализации и прекращения и т. д.).

Правильное решение вопросов, связанных с уголовным правоотношением и уголовной ответственностью, имеет важное значение для совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Субъекты уголовных правоотношений

В самом общем виде субъектами любого правоотношения являются носители конкретных прав и обязанностей, противостоящие друг другу в данном правоотношении.

Субъектом уголовного правоотношения, с одной стороны, является физическое лицо (по мнению одних авторов — преступник, по мнению других—обвиняемый или привлеченный к уголовной ответственности), а с другой стороны — государство (суд, прокуратура, следственные органы).

Следует согласиться с точкой зрения тех авторов, которые считают субъектом уголовных правоотношений преступника, т. е. лицо, совершившее преступление. Существуют и другие мнения на этот счет, например, что субъектом уголовного правоотношения является осужденный или обвиняемый.

Если согласиться с этой точкой зрения, то придется признать, что субъектом уголовного правоотношения является не только лицо, действительно совершившее преступление, но и ошибочно привлеченное к уголовной ответственности, и более того, осужденное, хотя оно и не совершило никаких противоправных деяний. Между тем в подобных случаях приговор суда устанавливает права и обязанности, для возникновения которых фактически не было оснований. Суд же своим приговором не делает человека преступником, а признает преступником того, кто стал им в момент совершения преступления.

При привлечении невиновного к уголовной ответственности и осуждении не возникает материальных уголовно-правовых отношений, а налицо лишь уголовно-процессуальные отношения, т. к. отсутствует юридический факт, на основании которого лицо привлекается к уголовной ответственности — совершение преступления.

Правда, Я. М. Брайнин, ссылаясь на известное положение К. Маркса о том, что процесс — эта форма жизни материального права, полагал, что уголовное правоотношение создается самим фактом применения уголовного закона в связи с привлечением лица к уголовной ответственности. Правоотношение, по мнению Брайнина Я. М., существует и в том случае, если оно реализуется не в соответствии с примененным законом.

Действительно, существование уголовно-процессуальных отношений немыслимо без материальных, однако факт существования последних устанавливается конкретными лицами, имеющими право привлекать к уголовной ответственности (следователями, прокурорами). Если происходит ошибка, то процессуальное правоотношение возникает на основе мнимого материального, в действительности не существующего. Но уголовно-процессуальное правоотношение и в этом случае является вполне реальным, так как его стороны пользуются вполне определенными правами и несут обязанности. Так, обвиняемый, пользуясь правами, данными ему ст. 46 УПК, может способствовать быстрейшему прекращению уголовно-процессуального отношения.

Таким образом, субъектом уголовного правоотношения является лицо, совершившее преступление, т. е. общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под страхом наказания.

По вопросу о том, кто является второй стороной возникшего уголовного правоотношения, в юридической литературе также нет единой точки зрения.

Для решения этого вопроса надо выяснить, с кем вступает в определенные отношения лицо, совершившее преступление. Ряд авторов считает, что это правоохранительные органы государства.

По мнению сторонников этой точки зрения, поскольку государство ни с кем ни в какие отношения не вступает, субъектами любого правоотношения должны быть конкретные носители прав и обязанностей, которыми в данном случае являются соответствующие правоохранительные органы государства.

Однако, хотя обязанность раскрыть совершенное преступление, привлечь виновного к уголовной ответственности, определить ему меру наказания лежит на конкретных органах государственной власти, тем не менее, эта обязанность (именно обязанность, а не право, как пишут некоторые авторы) установлена государством. Соответствующие же органы действуют от имени государства и на основании норм, изданных государством.

М. С. Строгович справедливо отметил, что лицо, совершившее преступление, ставит себя в определенное отношение именно к государству, а не к прокурору такого-то района и не к народному суду, с которым у него возникают только уголовно-процессуальные отношения, а не материально-правовые5.

Именно государство определяет основные начала уголовной ответственности и оно же может освобождать определенные категории лиц от уголовной ответственности и наказания6.

Следует полностью согласиться с М. Д. Шаргородским, что основная ошибка авторов, полагающих, что субъектом уголовного правоотношения является не государство, а государственный орган, в частности суд, заключается в том, что они смешивают субъекта, которому принадлежит право устанавливать наличие этого права, назначать и применять соответствующие меры, т. е. не различают уголовно-правовых и процессуальных, а иногда и возникающих на их базе административных правоотношений.

Идея о наличии уголовного правоотношения между лицом, совершившим преступление, и государством была высказана еще К. Марксом в известной статье «Дебаты по поводу закона о краже леса»: «Может ли отношение между государством и обвиняемым изменяться вследствие недостатка средств у частного лица - у лесовладельца? У государства есть определенное право по отношению к обвиняемому, так как государство по отношению к данному индивиду выступает как государство. Отсюда для него непосредственно вытекает обязанность относиться к преступнику именно как государство и сообразно с духом государства».

Сказанное дает основание для вывода о том, что уголовное правоотношение есть регулируемое нормами уголовного права отношение между лицами, совершившими преступления, и государством по поводу совершенного этим лицом преступления.

Как происходит возникновение, изменение и прекращение уголовных правоотношений?

По данному вопросу в юридической литературе также нет единого мнения. Одни авторы считают, что уголовное правоотношение возникает с момента вступления приговора в законную силу. По мнению других, это происходит в момент привлечения лица к уголовной ответственности.

С таким подходом трудно согласиться, поскольку именно совершение преступления делает то или иное лицо стороной уголовного правоотношения. Эта обязанность возникает в силу объективного факта и не зависит от формальных моментов. А от следственных органов зависит, будет ли эта обязанность претворена в жизнь.

Признание существования уголовного правоотношения до вступления приговора в законную силу не противоречит и принципу презумпции невиновности. Суд своим приговором не создает вины в действиях того или иного лица, а познает ее в ходе судебного разбирательства. При этом суд может и ошибиться в определении наличия или отсутствия вины.

Как представляется, разногласия в определении момента возникновения уголовных правоотношений связаны с тем, что не всегда проводится грань между уголовными и уголовно-процессуальными правоотношениями.

Дело в том, что, как правило, неизбежен разрыв между временем возникновения уголовно-правового (момент совершения преступления) и уголовно-процессуального правоотношения (получение информации о совершенном преступлении, возбуждение уголовного дела, привлечение лица в качестве обвиняемого и т. д.).

По мнению М. П. Карпушина и В. И. Курляндского нельзя рассматривать правовое отношение лишь в виде правового положения, состояния. Правовым отношением является взаимное поведение сторон правоотношения, соответствующее нормам права. Возможное и должное поведение представляет собой развитие правового отношения, его динамику, реализацию.

Уголовное правоотношение существует в статике (в виде определенного положения), затем оно реализуется с помощью уголовного процесса, исправительно-трудового или административного права и снова приобретает статическое положение в виде судимости.

Лицо становится преступником не в ходе уголовного процесса, а в силу совершения преступления. Органы правосудия лишь устанавливают этот факт (иногда неправильно), но не создают его.

Вывод М. П. Карпушина и В. И. Курляндского о времени возникновения материального уголовного правоотношения представляется правильным.

По мнению В. П. Божьева и Е. Л. Фролова факт совершения преступления свидетельствует о возникновении конфликта между гражданином и государством.

Уголовно-правовые отношения являются объективными, а уголовно-процессуальные субъективными, поэтому последние не могут быть творцами первых. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого или приговор суда могут быть вынесены ошибочно. Уголовное же правоотношение возникает с момента совершения преступления в полном объеме.

Уголовные правоотношения в своем развитии проходят три стадии: 1) возникновение, 2) реализация, 3) прекращение.

В жизни нередко получается так, что права и обязанности сторон до некоторого времени существуют в неразвернутом виде. Это может случиться, если преступник скрывается от правосудия или органам следствия неизвестно о совершенном преступлении. Но как только государственным органам становится известно действительное содержание своих прав, устраняются препятствия на пути осуществления правосудия.

Так как реализация прав и обязанностей, обозначенных в соответствующих статьях УК, возможна только в процессуальных формах, то необходимо выполнение определенных уголовно-процессуальных условий.

При наличии достаточных оснований следователь выносит мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, но это еще не реализация уголовного правоотношения. Актом, констатирующим наличие уголовного правоотношения, является приговор суда, поэтому момент реализации уголовного правоотношения совпадает со вступлением приговора в законную силу.

Прекращение уголовного правоотношения происходит, когда полностью реализованы меры ответственности, и оно исчерпало себя. После отбытия наказания уголовное правоотношение может существовать в виде судимости и прекращается с момента погашения или снятия судимости.


Понятие уголовной ответственности, ее основания и формы реализации

В соответствии со ст. 19 УК уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом. Под уголовной ответственностью следует понимать все меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицу, совершившему преступление 13.

Нормальное течение уголовных правоотношений связано с уголовной ответственностью и наказанием. Уголовная ответственность представляет собой реальное наступление неблагоприятных последствий для правонарушителя, а не просто обязанность претерпеть их. С момента возникновения уголовного правоотношения до наступления уголовной ответственности проходит время, поскольку правоохранительные органы должны узнать о совершенном преступлении, установить виновного, привлечь его в качестве обвиняемого, применить к нему меру пресечения и т. д.

Наказание же не тождественно уголовной ответственности. Оно назначается значительно позднее — с вынесением обвинительного приговора.

Уголовная ответственность может и не сопровождаться отбыванием наказания, когда суд выносит обвинительный приговор, но освобождает виновного от реального отбывания наказания (например, при условном осуждении). В предусмотренных законом случаях виновный может быть освобожден и от уголовной ответственности, например, в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК), в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК), изменением обстановки (ст. 77 УК), либо принятым актом об амнистии (ст. 84 УК).

ОСВОБОЖДЕНИЕ 0Т УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Различие между институтами освобождения от уголовной ответственности и освобождения от наказания

Учитывая уголовно-правовую специфику каждого из рассматриваемых институтов, законодатель счел необходимым обособить их в действующем законодательстве. Они расположились соответственно в гл. 11 и 12 УК РФ, указывая на их различную правовую природу.

В том и другом случае освобождение применяется исключительно в отношении виновных в совершении преступления лиц, в чьих действиях содержатся все признаки состава преступления. Поэтому у правоприменителя всегда есть выбор, связанный с возможностью привлечения виновного к уголовной ответственности и назначения наказания или освобождения от них при наличии соответствующих оснований.

Применение институтов освобождения от уголовной ответственности и наказания целесообразно в тех случаях, когда цели восстановления социальной справедливости и исправления, общего и специального предупреждения могут быть достигнуты без реального назначения мер уголовно-правового воздействия или наказания. Реализация принципа экономии мер уголовной репрессии, основанием которого является небольшая степень общественной опасности преступления, и лица, его совершившего, или полное ее отпадение, диктует необходимость отказа от традиционных форм ответственности.

Освобождая лицо от уголовной ответственности или наказания, государство отказывается подвергать виновного мерам принуждения, которые предусмотрены действующим законом, считая в данном случае их нецелесообразными. Имея такое сходство, институты освобождения от уголовной ответственности и наказания наделены определенными особенностями, позволяющими проводить между ними различие. В первом случае реализация уголовной ответственности прерывается на более ранней стадии (возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, рассмотрения в суде). При этом во всех случаях освобождение от уголовной ответственности возможно лишь до вынесения обвинительного приговора. Применительно к этому виду освобождения уголовная ответственность не находит выражения в публичном осуждении виновного, его наказании или назначении иных мер уголовно-правового характера. Следовательно, от уголовной ответственности может быть освобожден подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и осужденный. Такое освобождение может быть осуществлено судом, прокурором, следователем или органом дознания путем прекращения уголовного дела на стадии предварительного расследования или же посредством отказа в возбуждении уголовного дела.

Процесс реализации уголовной ответственности при освобождении от наказания прерывается фактом вынесения обвинительного приговора (осуждения) или назначения наказания. При этом следует иметь в виду, что освобождение от наказания не связано таким жестким условием, как совершение преступления небольшой или средней тяжести, что характерно для освобождения от уголовной ответственности. Более поздняя стадия освобождения предполагает возможность ее применения только к осужденному, в отношении которого уже состоялся судебный приговор. Соответственно, такое освобождение может состояться лишь по решению суда в форме обвинительного приговора с освобождением от наказания либо определения или постановления с прекращением уголовного дела.

Характерно, что одни и те же правовые основания могут применяться при освобождении от уголовной ответственности и наказания в зависимости от стадии уголовного процесса. Так, например, акты амнистии являются основанием для освобождения от уголовной ответственности, если они действуют и применяются до вынесения приговора суда. Одновременно они могут рассматриваться в качестве основания для полного или частичного освобождения от основного и дополнительного наказания лиц, уже осужденных за совершенное преступление (ст. 84 УК).

Основания освобождения от уголовной ответственности и его правовые последствия

В Общей части Уголовного кодекса РФ называется пять видов освобождения от уголовной ответственности: 1) в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК); 2) в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК); 3) в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК); 4) в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК); 5) лиц, совершивших преступление в возрасте до 18 лет (ст. 90 УК).

Они содержатся и в примечаниях к целому ряду статей Особенной части УК (например, к ст. ст. 126, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 228, 275 УК и др.)- Здесь основанием освобождения, как правило, выступает социально полезное поведение лица после совершения им преступления. Таким образом, законодатель идет на компромисс с лицом, совершившим преступление, стремясь предотвратить опасные последствия и обеспечить его раскрытие.

Анализ положений Общей части УК показывает, что освобождение от уголовной ответственности должно производиться с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и иных обстоятельств, закрепленных в ст. ст. 75— 78, 90 УК. Освобождение по ст. ст. 75 и 76 УК возможно лишь в том случае, если лицо впервые совершило преступление небольшой тяжести. Перечень категорий преступлений при освобождении по ст. ст. 77, 90 УК несколько расширяется, и оно становится возможным при совершении преступлений небольшой и средней тяжести.

Несмотря на то обстоятельство, что законодатель не связывает освобождение от уголовной ответственности с возможностью исправления виновного без назначения наказания, применение этого института не должно вступать в противоречие с задачами уголовного закона (ч. 1 ст. 2 УК) и целями наказания (ч. 2 ст. 43 УК). Следовательно, невысокая степень общественной опасности преступления и лица, его совершившего, является типовым основанием для освобождения от уголовной ответственности. При этом каждому из предусмотренных в законе видов освобождения присущи свои специфические особенности.

Освобождение от уголовной ответственности, как правило, не влечет применения мер уголовно-правового воздействия. Единственным исключением из этого правила является применение к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного характера (ст. 90 УК). Уголовный кодекс предусматривает только безусловные виды освобождения от уголовной ответственности, которые не могут впоследствии отменяться ни при каких обстоятельствах.

Обязательным условием для освобождения лица от уголовной ответственности на основании ст. ст. 75—77, 90 УК является совершение им впервые преступления небольшой или средней тяжести. Преступление считается совершенным впервые, если оно совершено в первый раз или вновь по истечении срока давности, либо после погашения, а равно снятия судимости за прежнее преступление.

При этом возникает закономерный вопрос: является ли лицо впервые совершившим преступление, если ранее оно уже освобождалось от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям? На этот счет существуют различные точки зрения. Хотя постановление Пленума Верховного суда РФ трактует этот вопрос однозначно — освобожденное от уголовной ответственности лицо, совершившее новое преступление, в юридическом смысле считается совершившим его впервые.

Оценить степень общественной опасности преступления и лица, его совершившего, помогают и другие обстоятельства. К ним, в частности, относятся: размер причиненного преступлением ущерба и документальные данные о его возмещении, социально-демографические данные о личности виновного и т. п. Кроме того, достоверно должно быть установлено само условие освобождения от уголовной ответственности — деятельное раскаяние (ст. 75 УК), примирение обвиняемого с потерпевшим (ст. 76 УК) и изменение обстановки (ст. 77 УК).

Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК) возможно в отношении лица, совершившего преступление любой степени тяжести. Такое освобождение, в отличие от прежних его видов (применение которых признается правом суда), является обязанностью органа дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Истечение сроков давности исключает возможность возбуждения уголовного дела. Если же оно оказалось возбуждено, то подлежит прекращению (п. п. 3, 4 ст. 5 УПК РСФСР). Обнаружение истечения сроков давности на стадии судебного разбирательства предполагает доведение его до логического конца и вынесение обвинительного приговора с освобождением осужденного от наказания.

Освобождение от уголовной ответственности означает освобождение виновного от всех правовых последствий совершенного им преступления: от обвинительного приговора суда, наказания и судимости. Такое освобождение предполагает отмену всех мер уголовно-процессуального принуждения (мер пресечения, ареста на имущество). Освобожденному от уголовной ответственности возвращаются изъятые документы, вещи, предметы. Однако освобождение от уголовной ответственности не исключает возможность привлечения виновного к гражданско-правовой (например, имущественной), административной или дисциплинарной ответственности.

Условия освобождения от уголовной ответственности предусматривающие закон в связи с деятельным раскаянием

Деятельное раскаяние означает активное добровольное после-преступное поведение лица, направленное на предотвращение или уменьшение вредных последствий преступлений, либо на оказание содействия правоохранительным органам в его раскрытии. Освобождению от уголовной ответственности подлежит лишь лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, если впоследствии оно добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом содействовало заглаживанию вреда (ч. 2 ст. 75 УК).

Основанием освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием выступает строго зафиксированная в законе совокупность позитивных послепреступных действий лица, свидетельствующих о его раскаянии и утрате опасности для общества.

Традиционно деятельное раскаяние признается обстоятельством, не исключающим уголовную ответственность, а лишь смягчающим наказание (п. п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК). Поэтому для признания деятельного раскаяния обстоятельством, освобождающим от уголовной ответственности, требуется соблюдение определенных условий.

Первым из них является наличие впервые совершенного преступления. Такое освобождение не распространяется на лиц, имеющих судимость, состоящих под следствием или судом, а также скрывающихся от них. В то же время, ст. 75 УК может применяться к лицам, ранее привлекавшимся к уголовной ответственности, но освобожденным от нее на основании закона.

Согласно второму условию, подобное освобождение применяется лишь в отношении лиц, совершивших преступление небольшой тяжести, т. е. умышленные и неосторожные преступления, срок лишения свободы, за совершение которых не превышает двух лет.

Третье условие сводится к проявлению деятельного раскаяния виновным лицом после совершения преступления. Оно может выражаться в совершении конкретных позитивных действий, примерный перечень которых приводится в действующем законе (ч. 1 ст. 75 УК).

Прежде всего, к числу таких действий относится явка с повинной. Она означает добровольное сообщение лицом о совершенном им преступлении органу, правомочному возбудить уголовное дело (органу дознания, следователю, прокурору, суду). Заявление оформляется протоколом добровольной явки, который подписывается заявителем и должностным лицом соответствующего правоохранительного органа. Специфика явки с повинной заключается в том, что заявитель по собственной воле, а не под принуждением сообщает о совершенном им преступлении. Основанием для освобождения от уголовной ответственности явка с повинной может служить лишь в том случае, если на этот момент преступление не было раскрыто и не установлено лицо, его совершившее. Если же местонахождение виновного известно правоохранительным органам или он находится в розыске, то подобная явка становится лишь обстоятельством, смягчающим ответственность.

Другой формой деятельного раскаяния является способствование виновным раскрытию совершенного им преступления. Оно означает оказание помощи органам дознания, расследования, суда и изобличении других участников преступления, обнаружении похищенного, доказательств, имеющих значение по делу, выдаче орудий и средств его совершения.

Деятельное раскаяние может иметь форму добровольного возмещения причиненного ущерба или иного способа заглаживания вреда, причиненного в результате преступления. Проявление такой формы деятельного раскаяния возможно лишь до принятия судом решения по конкретному уголовному делу. Возмещение нанесенного ущерба может выражаться в денежной или иной компенсации, эквивалентной причиненному вреду. Например, внесение недостающей суммы денег, образовавшейся в результате халатности, в кассу учреждения или устранение физического вреда путем оплаты курса лечения пострадавшего.

Заглаживание причиненного преступлением вреда иным образом может проявиться в ремонте поврежденного имущества или заглаживании причиненного морального вреда посредством материальной компенсации либо в форме публичного извинения.

Совокупность трех перечисленных условий (небольшая тяжесть преступления, совершение его впервые и факт деятельного раскаяния) создает предпосылки для возможности освобождения от уголовной ответственности на основании ст. 75 УК. Его применение является правом органа дознания, следователя, прокурора или суда. Решение об освобождении от уголовной ответственности принимается с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, а также исходя из действий виновного, свидетельствующих о его раскаянии, степени их активности и эффективности.

Специфика применения специальных норм об освобождении от уголовной ответственности в силу деятельного раскаяния

При совершении лицом преступления иной категории (средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого) и наличии условий, закрепленных в ч. 1 ст. 75 УК, оно может быть освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием только в случаях, специально предусмотренных нормами Особенной части УК (ч. 2 ст. 75 УК). Расширение перечня этих норм в УК РФ 1996 г. обусловлено целями раскрытия и предупреждения наиболее опасных преступлений.

Специальные виды освобождения от уголовной ответственности регламентируются  в   примечаниях   к  статьям    Особенной   части (ст. ст.  126, 204,  205, 206, 208,  222, 223,  228,  275,  276,  278, 291 и 307  УК).  Следует отметить, что возможность такого освобождения сохраняемся при совершении преступлений не только средней тяжести, но также тяжких и особо тяжких преступлений (примечания к ст. ст. 205, 206, 275 УК). Причем, в отличие от ч. 1 ст. 75 УК, применение специальных норм Особенной части УК является обязанностью правоприменителя и не зависит от его усмотрения. Это делается с учетом анализа специфики преступлении и форм посткриминального поведения лица, чтобы стимулировать отказ от продолжения преступной деятельности на стадии оконченного преступления и нейтрализовать или смягчить негативные последствия совершенного преступления.

Освобождение от уголовной ответственности на основании специальных норм может быть применено в десяти из тринадцати случаев (за исключением примечаний к ст. ст. 228, 291, 307 УК) при условии, что в действиях виновного лица не содержится иного состава преступления.

Деятельное раскаяние при совершении иных преступлений учитывается только как обстоятельство, смягчающее наказание. В подобных случаях, принимая во внимание положительное послепреступное поведение виновного, суд в соответствии со ст. 64 УК может назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено законом за совершенное лицом преступление, либо ограничить наказание в пределах, установленных ст. 62 УК.

Нормы, содержащиеся в ст. 75 УК и Особенной части, па основании которых производится освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, относятся к разряду поощрительных. Они побуждают лицо, совершившее преступление, явиться с повинной, устранить причиненный преступником вред, содействовать правоохранительным органам в изобличении виновных и раскрытии преступления. Рассматриваемые правовые нормы носят ярко выраженный предупредительный характер. В одних случаях с их помощью предотвращается наступление негативных последствий совершенного преступления, в других — они способствуют изобличению преступников.

Таким образом, деятельному раскаянию законодатель придает несколько значений:

  1.  общего смягчающего обстоятельства (п. п. «и», «к» ст. 61 УК);
  2.  обстоятельства, влекущего снижение верхнего предела грозящего наказания (ст. 62 УК);
  3.  обстоятельства, влекущего освобождение от уголовной  ответственности при   соблюдении   установленных   законом   условий (ч. 1 ст. 75 УК).

Освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим

До принятия Уголовного кодекса РФ 1996 г. такое освобождение от уголовной ответственности предусматривалось лишь уголовно-процессуальным законодательством. Согласно п. 2 ст. 5 УПК РСФСР 1960 г. уголовное дело не может быть возбуждено, м возбужденное подлежит прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым по делам частного обвинения. К таким делам в соответствии со ст. 27 УПК относятся дела об умышленном телесном повреждении или побоях, клевете без отягчающих обстоятельств и оскорблении. Они возбуждаются только по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае его примирения с обвиняемым. При этом примирение допускается только до удаления суда в совещательную комнату. Однако, если уголовное дело по факту совершения одного из перечисленных преступлений (в силу беспомощного состояния потерпевшего, его зависимости от обвиняемого) будет возбуждено прокурором при отсутствии жалобы потерпевшего, то оно прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежит.

Целесообразность существования указанных уголовно-процессуальных норм не вызывает сомнения. Между тем, освобождение от уголовной ответственности в соответствии только с процессуальными нормами лишает его материального (уголовно-правового) основания, что ставит под сомнение правомерность такого освобождения. Поэтому совершенно оправданной выглядит позиция законодателя, закрепившего ранее неизвестное отечественному уголовному законодательству основание освобождения от уголовной ответственности — в связи с примирением лица, совершившего преступление, с потерпевшим (ст. 76 УК).

Уголовно-правовая норма об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, в известном смысле, дополняет положение уголовно-процессуального закона о том, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в силу примирения обвиняемого с потерпевшим по делам частного обвинения. По этой категории чел примирение лица, совершившего преступление, с потерпевшим является безусловным основанием для его освобождения от уголовной ответственности. В отношении других преступлений, при наличии условий, сформулированных в ст. 76 УК, освобождение от уголовной ответственности применяется по усмотрению правомочных государственных органов с учетом комплекса обстоятельств совершения преступления и личности виновного.

Условия освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим может применяться при соблюдении следующих условий: 1) преступление совершается лицом впервые; 2) содеянное относится к категории преступлений небольшой тяжести; 3) состоялось примирение виновного лица с потерпевшим; 4) виновный загладил причиненный потерпевшему ущерб.

Преступление считается совершенным впервые, если лицо не имеет судимости, не состоит под следствием или судом и не скрывается от них в связи с совершенным преступлением. Препятствием для применения ст. 76 УК является, например, неснятая и непогашенная судимость за прежнее преступление, независимо от меры назначенного за него наказания.

К преступлениям небольшой тяжести, помимо дел частного обвинения, относятся умышленные и неосторожные преступления, ответственность за совершение которых не превышает двух лет лишения свободы. Таковыми, например, являются побои (ст. 116 УК), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК), заражение ВИЧ-инфекцией (ч. 1 ст. 122 УК), оставление в опасности (ст. 125 УК), незаконное лишение свободы (ч. 1 ст. 127 УК), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК), нарушение равноправия граждан (ч. 1 ст. 136 УК), нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК), умышленное (ч. 1 ст. 167 УК) либо неосторожное (ст. 168 УК) уничтожение или повреждение имущества и некоторые другие.

Решающим фактором для освобождения лица от уголовной ответственности является состоявшееся его примирение с потерпевшим, что должно найти конкретное отражение в материалах уголовного дела. Акт примирения может выразиться в согласии потерпевшего на освобождение виновного от уголовной ответственности либо в просьбе о прекращении уголовного дела ввиду отсутствия у него претензий к виновному. Официальное заявление потерпевшего о примирении с виновным оформляется соответствующим протоколом в установленном процессуальным законом порядке.

Непременным условием примирения виновного с потерпевшим является заглаживание причиненного преступлением вреда. Оно может выразиться в реальном возмещении имущественного ущерба либо в выдаче достаточных гарантий возмещения вреда в обусловленный срок. При этом в материалах дела должно быть зафиксировано, каким образом лицо, совершившее преступление, загладило причиненный потерпевшему материальный или моральный вред. Например, посредством компенсации стоимости лечения, лекарств, санаторной путевки и т. п.

Размер материальной компенсации за причиненный потерпевшему моральный вред устанавливается им самостоятельно, а факт его возмещения виновным отражается в материалах уголовного дела.

Основанием для освобождения  от уголовной  ответственности и связи   с примирением   с   потерпевшим   является   обязательное* соблюдение всех четырех перечисленных условий.

Решение о прекращении уголовного дела на основании ст. 76 УК может быть принято органом дознания или следователем с согласия прокурора, а также прокурором на этапе доследственной проверки или стадии предварительного расследования, либо судом — в любой момент судебного разбирательства вплоть до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.


Основания и условия освобождения от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки

Согласно ст. 77 УК лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки лицо или совершенное им деяние утратили общественную опасность. Следовательно, законодатель выдвигает два условия применения такого освобождения: 1) совершение преступления впервые; 2) совершение преступления небольшой пли средней тяжести. Лишь совокупность указанных условий позволяет поставить вопрос об отпадении общественной опасности содеянного либо лица вследствие изменения обстановки.

Среди названных условий освобождения от уголовной ответственности внимания заслуживают лишь преступления средней тяжести. Таковыми являются умышленные и неосторожные преступления, срок наказания, за совершение которых не превышает пяти лот лишения свободы (ч. 3 ст. 15 УК). К их числу, например, относятся убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК), причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК), доведение до самоубийства (ст. 110 УК), кража (ч. 1 ст. 158 УК), мошенничество (ч. 1 ст. 159 УК), контрабанда (ч. 1 ст. 188 УК), уклонение гражданина (ст. 198 УК) и организаций (ст. 199 УК) от уплаты налогов.

Помимо условий применения рассматриваемого вида освобождения и исследуемой норме ст. 77 УК указывается на два самостоятельных   основания:    1)  отпадение   общественной   опасности лица, совершившего преступление; 2) утрату общественной опасности совершенного им деяния. По смыслу ст. 77 УК оба основания должны быть непосредственно связаны с изменением обстановки.

Под изменением обстановки, которое может повлечь утрату опасности лица, совершившего преступление, подразумеваются такие перемены в условиях его жизни, которые происходят по воле виновного (переезд в другой регион, разрыв с преступной микросредой) либо независимо от него (заболевание, призыв в ряды Вооруженных Сил). Возможны различные варианты изменения обстановки, в которой находится лицо, совершившее преступление. Это может быть увольнение виновного с должности,, посредством использования которой было совершено преступление; прекращение супружеских отношений, осложнение которых привело к совершению преступления и т. д. Однако во всех случаях изменение обстановки должно разрывать совокупность причин и условий, которые способствовали совершению преступления, и исключить возможность их нового совершения.

Изменение обстановки, которое может повлечь утрату деянием общественной опасности, предполагает крупные социально-политические и социально-экономические перемены в масштабе всей страны или отдельного ее региона (например, введение режима свободной экономической зоны, отмена чрезвычайного положения, прекращение состояния войны). Такие перемены должны быть настолько существенными, чтобы оказывать влияние на общественное правосознание, которое уже не воспринимает как преступное деяние, признававшееся таковым в момент его совершения. В результате изменения обстановки все деяния, однородные рассматриваемому в суде, утрачивают присущую им прежде степень общественной опасности. Иными словами, под влиянием изменения обстановки утрачивается типовая степень общественной опасности данного вида преступлений небольшой или средней тяжести.

Изменение обстановки может выражаться и в отпадении особых условий места и времени совершения деяния, характеризующих его как преступление. Так, например, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности за незаконную охоту на территории заповедника, если к моменту вынесения судом решения любительская охота на его территории будет официально разрешена.

Утрата общественной опасности деяния и лица, его совершившего, устанавливается ко времени расследования или рассмотрения дела в суде.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки производится органом дознания или следователем   с   согласия   прокурора,   а   также   прокурором   или   судьей (судом).

Применение указанного вида освобождения осуществляется с учетом характера совершенного преступления, тяжести причиненных последствий, периода времени, истекшего с момента совершения преступления, а также важности обстоятельств, свидетельствующих об изменении обстановки и указывающих на исключение общественной опасности деяния и лица, его совершившего.

Основание и условия освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Давность привлечения к уголовной ответственности означает истечение указанных в уголовном законе сроков после совершения преступления, вследствие чего лицо, его совершившее, освобождается от уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности осуществляется на основании значительного снижения или отпадения общественной опасности преступления и лица, его совершившего, по прошествии продолжительного периода времени. Подтверждением этому, в частности, служит несовершение лицом в течение длительного периода времени нового преступления.

Однако появление такого основания становится, возможно, лишь при наличии следующих условий: 1) истечения установленных законом сроков и 2) отсутствия обстоятельств, нарушающих течение этих сроков.

Сроки давности дифференцируются в зависимости от тяжести совершенных преступлений. В основу определения их тяжести положена классификация преступлений в зависимости от категории (ст. 15 УК). Согласно ч. 1 ст. 78 УК лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

а) два   года   после  совершения   преступления   небольшой  тяжести;

б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления;

г) пятнадцать лет после  совершения  особо  тяжкого преступления.

Течение сроков давности начинается со дня совершения преступления и заканчивается в день вступления приговора суда к законную силу. Началом срока давности является день совершения оконченного или неоконченного преступления. При неоконченном преступлении срок давности исчисляется с момента выполнения действий, образующих приготовление к преступлению или покушение на него.

Срок давности начинается с 0 часов суток, следующих за днем совершения преступления, и заканчивается через определенное число лет в 0 часов указанного дня соответствующего года. Так, срок давности привлечения к уголовной ответственности за преступление средней тяжести, совершенное 25 декабря 1998 г., закапчивается в 0 часов 25 декабря 2004 г.

Независимо от конструкции состава преступления (формальный или материальный), срок его давности исчисляется со дня совершения общественно опасного деяния (действия или бездействия). Поэтому, если действие отделено от последствия определенным промежутком времени, то во внимание для определения давности срока принимается лишь момент его совершения. Например, при причинении умышленного тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, срок давности привлечения к уголовной ответственности начинается со дня причинения вреда, а не наступления смерти.

Определенными особенностями характеризуется исчисление сроков давности по делам о длящихся и продолжаемых преступлениях. При длящихся преступлениях срок давности начинается с момента прекращения деяния по воле или вопреки воле виновного лица. Деяние прекращается по воле виновного, например, при его явке с повинной, а против воли — при его задержании. Срок давности при совершении продолжаемого преступления начинается с момента совершения последнего из образующих его тождественных действий, охватываемых умыслом виновного.

Истечение срока давности исключает уголовную ответственность лишь при условии, что течение давности не было приостановлено. Основанием такого приостановления может служить уклонение лица, совершившего преступление, от следствия или суда. Об этом может свидетельствовать нарушение избранной в отношении него любой меры пресечения, а также неявка по вызову органов дознания, следствия или суда лица, которое привлечено в качестве обвиняемого либо задержано в качестве подозреваемого, но бежало из-под стражи. Под уклонением от следствия или суда понимаются умышленные действия, совершенные лицом с целью избежать уголовной ответственности за содеянное и поставившие органы расследования либо суд перед необходимостью организовать его розыск. Примером таких действий может быть внезапный выезд с постоянного места жительства в неизвестном направлении, изменение фамилии, проживание по подложным документам и т. д. В этих случаях течение срока давности, приостановленное на время уклонения виновного от следствия или суда, возобновляется с момента его задержания или явки с повинной (ч. 3 ст. 78 УК).

Совершение нового преступления не прерывает срок давности, который исчисляется самостоятельно по каждому совершенному преступлению. Иными словами, на исчисление срока давности на первое преступление факт совершения лицом любого нового преступления не оказывает ровным счетом никакого влияния. При совершении же лицом одновременно нескольких преступлений различной степени тяжести исчисление срока давности привлечения к уголовной ответственности проводится для каждого из них отдельно. Сначала истекает срок давности за менее тяжкое, а затем за более тяжкое преступление.

Особый порядок освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности установлен в отношении лиц, совершивших особо тяжкие преступления, за которые в качестве меры наказания могут быть назначены смертная казнь или пожизненное лишение свободы. Расследование по этой категории дел производится в обычном порядке, и дело передается в суд, т. к. органы предварительного расследования по такого рода делам самостоятельно не могут применить давность. Вынося обвинительный приговор, суд решает вопрос о целесообразности, применения давности к осужденному. Даже в том случае, если суд не сочтет возможным применить давность (с учетом характеристики личности виновного либо исключительной опасности совершенного им преступления) и освободить виновного от уголовной ответственности, он должен заменить смертную казнь па определенный срок.

В соответствии с ч. 5 ст. 78 УК сроки давности не распространяются на лиц, совершивших преступления против мира и безопасности человечества. Такие преступления регламентируются в гл. 34 УК и их специфика состоит в планировании, подготовке, развязывании или ведении агрессивной войны, применении запрещенных средств и методов ведения войны (ст. ст. 353, 356— 358 УК). Совершение подобных преступлений представляет реальную угрозу для мира и безопасности всего человечества. Поэтому па них не распространяются сроки давности и виновные лица подлежат уголовной ответственности независимо от периода времени, прошедшего с момента совершения преступления.

НАКАЗАНИЕ. ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ

Наказание и  его основные признаки

В УК РСФСР 1960 г. не было правовой нормы, которая давала бы понятие наказания. Но такое понятие содержалось в ст. 28 Основ уголовного законодательства 1991 г. Действующий Уголовный кодекс воспринял это понятие, существенно уточнив некоторые признаки наказания. В соответствии с ч. 1 ст. 43 УК РФ «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица».

Таким образом, основные признаки наказания следующие:

1. Уголовное наказание прежде всего выступает как мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Это означает, что наказание выносится от имени государства. Публичный характер проявляется также и в том, что приговор суда (как
обвинительный, так и оправдательный) всегда подлежит оглашению в зале судебного заседания.

Вступивший в законную силу приговор носит общеобязательный характер, т. е. подлежит исполнению всеми государственными или общественными организациями и учреждениями, а также должностными лицами и гражданами на всей территории Российской Федерации.

2. Уголовное   наказание — это   такая   мера    государственного принуждения,    которая    может    быть    применена    судом    лишь к лицу, виновному в совершении преступления, предусмотренного уголовным законодательством, когда в совершенном деянии содержатся все признаки состава преступления. Наказание — это правовое последствие совершенного преступления.

Наказание носит личный характер и всегда направлено против совершителя преступления, а не его родных и близких.

В самом приговоре суда и в назначенном наказании содержится отрицательная оценка государством как совершенного деяния, так и личности самого виновного.

В отличие от всех других мер государственного принуждения (гражданско-правовых, административных, дисциплинарных взысканий) наказание влечет за собой состояние судимости. Судимость является правовым последствием наказания и порождает для лица как отбывающего, так и отбывшего наказание дополнительные негативные последствия (в выборе места работы и жительства, отягчает правовое положение лица в случае неоднократного совершения преступления).

3. Наказание заключается в предусмотренных Уголовным кодексом лишениях или ограничениях прав и свобод осужденного.

Эти лишения или ограничения могут касаться личных, трудовых, имущественных прав осужденного. Ограничение личных прав и свобод происходит при назначении такого наказания, как лишение, свободы, которое заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в исправительную колонию либо и тюрьму.

В случае применения смертной казни как исключительной меры наказания осужденный лишается права на жизнь.

Ограничение трудовых прав заключено в таком виде наказания, как лишение прав занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Ограничение имущественных прав содержится в таких видах наказания, как штраф и конфискация имущества.

При осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления суд может лишить виновного специального, воинского или почетного звания, классного чина и почетных наград.

Каковы цели наказания в уголовном праве?

Вопрос о целях наказания длительное время оставался дискуссионным. По мнению таких авторов, как Н. А. Беляев, И. И. Кариец. В. Г. Смирнов и др., кара является одной из целей наказания.

Другие ученые (М. Д. Шаргородский, А. А. Герцензон, II. А. Стручков, Е. А. Наташев и др.) полагали, что кара не есть цель наказания, а является свойством, сущностью, внутренним содержанием, неотъемлемым признаком наказания.

В новом Уголовном кодексе слово «кара» в правовой норме о целях наказания не упоминается. Это можно объяснить тем, что нельзя говорить о цели кары, имея в виду вообще наказание, а не отдельные его виды.

Действительно, кара является внутренним свойством любого уголовного наказания. Но этот элемент кары присущ каждому из видов наказания далеко не однозначно.

В одних наказаниях этот элемент кары выдвинут на первое место (смертная казнь, пожизненное лишение свободы) и как бы заполняет собой все или почти все содержание наказания.

Такие меры наказания применяются к особо опасным преступникам и рецидивистам.

Но структура преступности весьма неоднородна. Многие совершенные преступления не отличаются высоким характером и степенью общественной опасности. Да и среди преступников немало лиц, которые впервые совершили преступления при извинительных обстоятельствах, по своему образу жизни, отношению к труду характеризуются положительно (особенно это касается лиц, совершивших неосторожное преступление). К таким лицам применялись и впредь будут применяться в первую очередь наказания, не снизанные с лишением свободы, либо условное осуждение.

И связи с этим, в юридической литературе совершенно правильно на наш взгляд, отмечается, что «точно также, как преступления обладают различной степенью общественной опасности, так и наказания отличаются друг от друга по степени кары количественно и качественно».

Нельзя не отметить, что наказание как по своей сущности, так и форме проявления является далеко не однородным, хотя все виды наказания входят в единую систему и призваны осуществлять те цели и задачи, которые закон ставит перед наказанием.

«Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений» (ч. 2 ст. 43 УК).

Восстановление социальной справедливости, как цель наказания, впервые упоминается в Уголовном кодексе. Оно предполагает восстановление нарушенных в результате преступления законных прав и интересов личности, общества и государства (например, возмещение причиненного материального ущерба).

В отличие от УК РСФСР 1960 г. новый Уголовный кодекс не подразделяет цель предупреждения новых преступлений на цель специального предупреждения (удержание осужденного от совершения новых преступлений) и цель общего предупреждения (удержание от совершения преступлений других лиц).

Закон употребляет обобщенную формулировку «предупреждение совершения новых преступлений», понимая под этим цель как специального, так и общего предупреждения. Ст. 20 УК 1960 г. среди целей наказания указывала на «исправление и перевоспитание осужденного».

В новом Уголовном кодексе упоминается только цель исправления. С таким решением проблемы следует согласиться, т. к. по мнению многих ученых и практиков цель перевоспитания осужденных в местах лишения свободы считается вообще недостижимой.

СИСТЕМА И ВИДЫ НАКАЗАНИЙ И ИНЫХ МЕР УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ХАРАКТЕРА

Система наказаний и разграничия понятий «система», «виды», «перечень» наказаний

Анализ юридической литературы показывает, что многие авторы не проводят строгого разграничения между такими понятиями, как «система», «виды», «перечень» наказаний. Отождествляют понятия «наказание» и «меры уголовно-правового характера». Несколько приемлемым является отождествление этих понятий?

Если обратиться к Уголовному кодексу (ст. 44), то речь в нем идет не о системе, а о видах наказания. И это вовсе не случайно. Само понятие «система» относится к числу не юридических, а философских категорий. Системно-структурный подход к изучаемым объектам в настоящее время приобретает статус общенаучного принципа, в соответствии с которым «любой познаваемый объект рассматривается как система, представляющая собой комплекс взаимосвязанных компонентов и обладающая относительно устойчивой упорядоченностью и той или иной степенью целостности, а следовательно, и относительной автономности своего существования и поведения в окружающей среде»1- Во всех специальных пауках в меру их развитости и внутренних потребностей используется системный подход, так как он позволяет реализовать непосредственный контакт, «стыковку» философских положений с понятиями и методами конкретных наук2.

Если рассматривать систему как сложное структурное образование, обладающее определенными свойствами и характеризующееся внутренним единством, то вряд ли можно сводить понятие системы к ее перечню. Ведь под перечнем обычно понимается «список, перечисление лиц, предметов в каком-нибудь порядке»3.

В ст. 44 Уголовного кодекса действительно перечислены виды наказаний. Но в отличие от простого перечня наказания расположены (в соответствии со степенью их тяжести) в строго научной последовательности. Все эти наказания характеризуются внутренним единством (перед каждым наказанием ставятся единые, установленные законом цели и задачи).

С учетом вышеизложенного можно дать, на наш взгляд, определение системы наказаний как установленного уголовным законодательством в соответствии со степенью тяжести комплекса видов наказаний, каждое из которых имеет сферу оптимального применения и которые соответственно соотносятся между собой и обеспечивают достижение целей наказания, сформулированных к ст. 48 УК, а также способствуют искоренению преступности и пашей стране.

Такое определение системы наказаний, во-первых, содержит в себе указание на то, что в отличие от простого перечня система наказаний выступает в виде определенного комплекса взаимосвязанных, взаимодействующих мер.

Во-вторых, каждое наказание, взятое в изолированном виде, должно рассматриваться как элемент системы, который обладает вполне определенными свойствами (общесистемными и собственными), в том числе несет в себе определенный «заряд» кары.

И в-третьих, весь комплекс наказаний, выступая как система, характеризующаяся внутренним функциональным единством, призван обеспечивать достижение целей и задач, которые стоят перед государством в области борьбы с преступностью.

Систему наказаний следует рассматривать как сложный, динамичный социально-правовой организм, в котором каждый автономный вид наказания (элемент, компонент системы) выполняет свою задачу специфическими, присущими именно ему средствами, внося «вклад» в реализацию общих целей и действуя с учетом возможности функционирования других компонентов.

Каждый конкретный вид наказания, как элемент системы, обладает различной степенью карательных и воспитательных средств, призванных служить целям индивидуализации наказаний.

Помимо системы наказаний, закрепленной в ст. 44 Уголовного кодекса, действующее уголовное законодательство устанавливает систему других мер уголовно-правового характера, которые широко применяются к правонарушителям. Применение этих мер диктуется принципами гуманизма, экономии репрессии и позволяет максимально индивидуализировать уголовную ответственность, добиваться исправления и перевоспитания правонарушителей без изоляции их от общества или применения к ним других видов уголовного наказания.

Если рассматривать всю систему уголовно-правовых мер, применяемых к правонарушителям, то в нее будут входить в качестве определенных подсистемных групп следующие меры:

Уголовные наказания, предусмотренные ст. 44 УК: а) штраф;
б) лишение права занимать определенные должности или заниматься   определенной  деятельностью;  в)   лишение  специального, воинского или почетного звания; г)  обязательные работы; д) исправительные    работы;    е)    ограничения    по    военной    службе;
ж)  конфискация имущества; з) ограничение   свободы;   и)  арест;
к) содержание  в  дисциплинарной    воинской   части;   л) лишение
свободы на определенный срок; м)  пожизненное лишение свободы; н)  смертная казнь.

Меры уголовно-правового характера, связанные с условным
освобождением от   наказания   или   отсрочкой   исполнения   приговора:

  1.  условное осуждение (ст. 73 УК);
  2.  отсрочка отбывания   наказания   беременным  женщинам  и женщинам, имеющим малолетних детей.

    3. Принудительные меры воспитательного воздействия, применяемые  к несовершеннолетним:  а)   предупреждение; б)   передача под надзор родителей или лиц их заменяющих, либо специализированного государственного органа; в) возложение обязанности загладить причиненный вред; г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

4. Принудительные меры медицинского характера.

Все перечисленные меры уголовно-правового характера, образующие единую систему, в судебной практике несут далеко не одинаковую нагрузку. Одни применяются часто (например, лишение свободы, штраф, условное осуждение), другие применяются реже (пожизненное лишение свободы, смертная казнь, принудительные меры воспитательного воздействия). Все зависит от сложившихся исторических условий и от социально-экономической обстановки и стране. Поэтому применение системы уголовно-правовых мер должно постоянно исследоваться и обобщаться с целью внесения соответствующих корректив, направленных на совершенствование как практики их применения, так и действующего законодательства.

Каковы основные изменения, внесенные законодателем в перечень мер уголовно-правового характера, и чем они обусловлены?

Новый Уголовный кодекс исключил из перечня видов наказаний такие, как увольнение с должности, ссылка, высылка, направление в воспитательно-трудовой профилакторий, общественное порицание. Эти уголовно-правовые меры в современных исторических условиях себя исчерпали, были мало эффективны, вследствие чего крайне редко применялись в судебной практике.

По этим же причинам из Уголовного кодекса были исключены и такие меры уголовно-правового характера, как освобождение от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности (ст. 50 1 УК 1960 г.); освобождение от уголовной ответственности к передаче дела в товарищеский суд (ст. 51); освобождение от уголовной ответственности с передачей на поруки (ст. 52).

Вместо них в Уголовном кодексе появились такие новые виды наказаний, как обязательные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, пожизненное лишение свободы.

Необходимо обратить внимание и на следующую деталь. В новом Уголовном кодексе изменен порядок расположения наказаний по степени тяжести. В УК 1960 г. они были расположены от более строгих к менее строгим. На первом месте стояло лишение свободы. На последнем — общественное порицание, конфискация имущества, лишение воинского или специального звания.

В УК 1996 г. виды наказаний расположены в обратном порядке. На первом месте стоит штраф. Затем идут иные виды наказания не связанные с лишением свободы. И на последнем месте стоят такие самые   суровые   виды   наказаний,   как пожизненное лишение свободы и смертная казнь.

Деление наказаний на основные и дополнительные

Все уголовные наказания закон (ст. 45 УК) подразделяет на три группы: 1. Основные наказания. 2. Наказания, которые могут применяться как в качестве основных, так и дополнительных. 3. Дополнительные наказания.

Основными наказаниями являются обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь.

Такие наказания, как штраф или лишение права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, могут применяться в качестве как основных, так и дополнительных видов наказания.

К дополнительным наказаниям относятся лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, а также конфискация имущества.

Деление наказаний на основные и дополнительные означает, что дополнительные наказания в судебной практике самостоятельно назначаться правонарушителям не могут. Суд не может приговорить преступника к такому виду наказания, как конфискация имущества. Эта мера может быть назначена лишь в качестве дополнительной к таким наказаниям, как смертная казнь или лишение свободы.

Основные же виды наказания суд может назначить и без сочетания с дополнительными мерами наказания.

Изменения, касающиеся отдельных видов наказаний

Так, сумма штрафа теперь назначается судом в пределах от двадцати пяти до одной тысячи минимальных размеров оплаты «руда или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от двух недель до одного года.

Закон вводит критерии, руководствуясь которыми суд назначает гумму штрафа. Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного. Существенным является указание закона о том, что штраф в качестве дополнительного наказания может устанавливаться судом в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса.

При злостном уклонении от уплаты штрафа он заменяется обязательными работами, исправительными работами или арестом соответственно размеру назначенного штрафа в пределах, установленных Уголовным кодексом для этих видов наказаний.

Целый ряд новых моментов касается такого наказания, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Сущность данного наказания, как об этом прямо сказано в законе, состоит в лишении права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

По УК 1960 г. этот вид наказания мог быть назначен на срок от одного года до пяти лет в качестве как основного, так и дополнительного наказания. По новому Уголовному кодексу он устанавливается на срок от одного года до пяти лет в качестве основного наказания и на срок от шести месяцев до трех лет в качестве дополнительного.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться как дополнительное наказание и тогда, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса в качестве наказания за преступление, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности чиновного суд признает невозможным сохранение за ним названного права.

В отличие от УК 1960 г. в новом Уголовном кодексе четко обозначены сроки исполнения этого вида наказания в тех случаях, когда оно назначается как дополнительное наказание. При назначении такого наказания в качестве дополнительного к обязательным работам, исправительным работам, а также при условном осуждении его срок исчисляется с момента вступления приговора суда в законную силу. В случае назначения рассматриваемого наказания в качестве дополнительного к ограничению свободы, л росту, содержанию в дисциплинарной воинской части, лишению свободы он распространяется на все время отбывания указанных основных видов наказания, но при этом срок исчисляется с момента их отбывания (ч. 4 ст. 47 УК).

Сущность такого нового вида наказания, как обязательные работы, заключается в выполнении осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ, вид которых определяется органами местного самоуправления. Обязательные работы устанавливаются на срок от шестидесяти до двухсот сорока часов и отбываются не свыше четырех часов в день.

В случае злостного уклонения осужденного от отбывания обязательных работ они заменяются ограничением свободы или арестом. При этом время, в течение которого осужденный отбывал обязательные работы, учитывается при определении срока ограничения свободы или ареста из расчета один день ограничения свободы или ареста за восемь часов обязательных работ.

Обязательные работы не назначаются лицам, признанным инвалидами первой или второй группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, женщинам, достигшим пятидесятилетнего возраста, мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, а также военнослужащим, проходящим срочную военную службу по призыву (ч. 1—4 ст. 49 УК).

Изменения коснулись и такого вида наказания, как исправительные работы без лишения свободы. Теперь это просто исправительные работы.

Если по УК 1960 г. исправительные работы в соответствии с приговором суда могли отбываться либо по месту работы осужденного, либо в иных местах, определяемых органами, ведающими применением исправительных работ, но в районе жительства осужденного, то по новому Уголовному кодексу исправительные работы отбываются только по месту работы осужденного.

Такой новый вид наказания, как ограничение по военной службе, может назначаться осужденным военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, на срок от трех месяцев до двух лет в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса за совершение преступлений против военной службы, а также осужденным военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, вместо исправительных работ, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части.

Из денежного содержания осужденного к ограничению по военной службе производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, но не свыше двадцати процентов. Во время отбывания этого наказания осужденный не может быть повышен в должности, воинском звании, а срок наказания не засчитывается в срок выслуги лет для присвоения очередного воинского звания (ч. 1, 2 ст. 51 УК).

Такое дополнительное наказание, как конфискация имущества, останавливается за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и может быть назначено судом только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части (ч. 2 ст. 52 УК).

Новый вид наказания — ограничение свободы (ст. 53 УК) -включается в содержании осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества в условиях осуществления за ним надзора. Это наказание может применяться судом лишь к лицам, достигшим к моменту вынесения приговора восемнадцатилетнего возраста. Ограничение свободы не назначается также лицам, признанным инвалидами первой или второй группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, женщинам, достигшим пятидесятилетнего возраста, мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, а также военнослужащим, проходящим срочную военную службу по призыву.

Ограничение свободы назначается: лицам, осужденным за совершение умышленных преступлений и не имеющим судимости,— па срок от одного года до трех лет; лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности,— на срок от одного года до пяти лет.

Сущность такого нового вида наказания, как арест, заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества. Арест устанавливается на срок от шести месяцев до одного года.

Арест не назначается лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста, а также Переменным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет (ст. 54 УК).

Изменились название и содержание такого вида наказания, как направление военнослужащих, совершивших преступления, и дисциплинарный батальон. Теперь это наказание называется содержание в дисциплинарной воинской части» (ст. 55 УК). Оно назначается военнослужащим, проходящим воинскую службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу но контракту на' должностях рядового и сержантского состава, гели они на момент вынесения судом приговора не отслужили  установленного законом срока службы по призыву. Это наказание устанавливается на срок от трех месяцев до двух лет в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части У головного кодекса за совершение преступлений против военной службы, а также в случаях, когда характер преступления и личность виновного свидетельствуют о возможности замены лишения свободы  на  срок не свыше двух лет содержанием  осужденного в дисциплинарной воинской части на тот же срок.

Лишение свободы на определенный срок заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение или помещение в исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму. Лица, не достигшие к моменту вынесения приговора восемнадцатилетнего возраста в случае осуждения их к лишению свободы, помещаются в воспитательные колонии общего или усиленного режима.

Значительно повышены по новому уголовному законодательству максимальные сроки лишения свободы. Этот вид наказания назначается на срок от шести месяцев до двадцати лет.

В случае частичного или полного сложения сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более двадцати пяти лет, а по совокупности приговоров — более тридцати лет.

Пожизненное лишение свободы устанавливается только как альтернатива смертной казни за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, и может назначаться тогда, когда суд сочтет возможным не применять смертную казнь (ч. 1 ст. 57 УК).

Такому наказанию не подвергаются женщины, а также лица, совершившие преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчины, достигшие к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста (ч. 2 ст. 57 УК).

Специальная правовая норма регламентирует порядок назначения осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК). В отличие от УК 1960 г. новый закон содержит четкие критерии назначения осужденным вида исправительной колонии.

Отбывание — лишение свободы назначается:

а) лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, к лишению свободы сроком не свыше пяти лет,—в колониях-поселениях;

б) лицам, впервые осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести и тяжких преступлений, а также лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, к лишению свободы
на срок свыше пяти   лет,— в  исправительных   колониях   общего
режима;

в) лицам, впервые осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, а также при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал наказание в виде лишения свободы, и женщинам при особо опасном рецидиве преступлений,— в исправительных колониях строгого режима;

г) при особо опасном рецидиве преступлений, а также лицам, осужденным к пожизненному лишению свободы,— в исправительных колониях особого режима.

Лицам, осужденным к лишению свободы на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, а также при особо опасном рецидиве преступлений может быть назначено отбывание части срока наказания в тюрьме.

И в новом законе смертная казнь рассматривается как исключительная мера наказания, которая может применяться к лицам, осужденным за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь.

Смертная казнь не может назначаться женщинам, а также лицам, совершившим преступление в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора, шестидесятипятилетнего возраста.

Смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет (ч. 1—3 ст. 59 УК).

НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

Особенности изложения общих начал назначения наказания в УК 1996 г.

Общие начала назначения наказания сформулированы в ст. 60 УК РФ- Это требования, которыми должен руководствоваться суд при определении меры наказания 1. Норма, содержащая указанные требования, имелась и в УК 1960 г. (ст. 37), однако в УК 1996 г. она претерпела определенные изменения.

Во-первых, в п. 1 ст. 60 УК особо подчеркивается, что наказание должно быть справедливым.

Во-вторых, более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершение преступления назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания.

В третьих, в данной статье особо оговорена возможность назначения наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части УК при его назначении по совокупности приговоров и по совокупности преступлений (ст. ст. 69, 70 УК). В ст. 37 УК 1960 г. такой оговорки не было, хотя и в тот период при назначении наказания по совокупности приговоров допускалась возможность назначения наказания выше верхнего предела санкции (ст. 41 УК 1960 г.).

В-четвертых, формулируя общие начала назначения наказания, законодатель также указал, что виновному может быть назначено менее строгое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК по основаниям, предусмотренным ст. 64 УК. В ст. 37 УК 1960 г. аналогичной отсылочной нормы не было, хотя суд также имел право назначить наказание ниже низшего предела (ст. 43 УК 1960 г.).

В-пятых, особо оговаривается, что при назначении наказания учитывается в том числе и влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Таким образом, новая редакция нормы УК об общих началах назначения наказания свидетельствует не только о совершенствовании законодательной техники, а также отражает тенденции в уголовном праве, связанные, в частности, с развитием таких его принципов, как гуманизм, справедливость и т. д.

Возникает вопрос, как соотносятся между собой принципы и общие начала назначения наказания?

Принципы представляют собой руководящие идеи, воплощенные в нормах уголовного права. В Уголовном кодексе России выделены принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма.

Указанные принципы находят свое отражение в различных нормах Уголовного кодекса. Формулируя общие начала назначения наказания, законодатель также опирался на основные идеи, воплощенные в этих принципах.

Так, к примеру, учет при назначении наказания характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного и т. д. является частным случаем реализации принципов справедливости и гуманизма.

Поэтому можно согласиться с мнением Л. А. Прохорова, что принципы и общие начала назначения наказания соотносятся между собой как категории общего и отдельного2.

Что означает требование закона

о назначении справедливого наказания в пределах санкции?

В соответствии со ст. 60 УК наказание, назначенное виновному, должно быть справедливым. Данный принцип относится к числу общепризнанных, свойственных не только уголовному, но и уголовно-исполнительному, административному праву и т. д. Применительно к уголовному праву его содержание раскрывается в ст. 6 УК: «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного».

Справедливость — категория нравственная. Представления о ней могут меняться в различные исторические эпохи. Поэтому законодатель, устанавливая наказуемость деяния, определяя пределы санкции, естественно, исходит из тех представлений о справедливости, которые существуют в данный период. С течением времени, изменением социальной и политической обстановки эти представления могут меняться.

Так, в период действия УК РСФСР 1926 г., а также 1960 г. за посягательства на социалистическую собственность устанавливались более строгие санкции, чем за преступления против личности. Достаточно сказать, что в период действия УК 1926 г. максимальное наказание за умышленное убийство было 10 лет лишения свободы, а за некоторые формы хищения социалистической собственности до 25 лет или даже смертная казнь. В соответствии со ст. 93 * УК 1960 г. за хищение социалистической собственности в особо крупных размерах санкция была установлена такая же, как за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах: лишение свободы на срок от 8 до 15 лет или смертная казнь. В некоторых же случаях наказания за преступления против социалистической собственности (например, мошенничество — ст. 93 ч. 3 УК 1960 г.) предусматривались даже более строгие, чем за тяжкие преступления против жизни и здоровья (например, «простое» умышленное убийство — ст. 103 УК 1960 г.).

Такой подход соответствовал официальной идеологии того времени и до некоторой степени представлениям, существовавшим в нашем обществе. Естественно, представления о справедливости влияют не только на позицию законодателя, но и судебной практики. Поскольку законодательство по своей сути достаточно консервативно, то зачастую представления о справедливом и несправедливом на уровне общественного и индивидуального правосознания изменяются быстрее и закон за этими изменениями не всегда поспевает.

Так, приоритет общечеловеческих ценностей, провозглашение человека, его прав и свобод высшей ценностью закреплены в ст. 2 Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 г. Эта иерархия ценностей нашла отражение и в нормах УК 1996 г.

Однако еще задолго до закрепления этих положений в законе судебная практика, отражая изменения в общественном правосознании и иерархии ценностей, исходила из того, что посягательства на жизнь человека и на социалистическую собственность в принципе не должны наказываться одинаково. Так, если за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах в 70-е годы смертная казнь применялась в 15—17% случаев, в 80-е годы — в 9—12%, то за хищение социалистической собственности в особо крупных размерах данная мера наказания назначалась в единичных случаях, а с середины 80-х годов не применялась вообще. Следует заметить, что за последние 20 лет действия УК 1960 г. наблюдалась устойчивая тенденция и в применении по ст. 102 УК более длительных сроков лишения свободы, чем по ст. 93 ! УК 1960 г.

Таким образом, судебная практика, руководствуясь принципом справедливости, фактически исправляла недостатки закона. Причем, подобные случаи далеко не единичны.

Например, Законом РСФСР от 25.07.62 г.3 было произведена усиление уголовной ответственности за изнасилование без учета реального характера общественной опасности отдельных видов этого преступления. В результате за преступления, существенно отличающиеся по характеру общественной опасности (например, изнасилование, повлекшее смерть потерпевшей, изнасилование несовершеннолетней, изнасилование группой лиц, не повлекшее тяжких последствий), была установлена одинаковая и притом весьма суровая санкция — лишение свободы от 8 до 15 лет или смертная казнь.

Большинство изнасилований, как показала практика, квалифицировались по ч. 3 ст. 117 УК 1960 г. по таким признакам, как несовершеннолетие потерпевшей и совершение преступления группой лиц. Поэтому при отсутствии тяжких последствий суды вынуждены были, индивидуализируя наказание, с учетом реальной степени общественной опасности содеянного и личности виновных (а среди них велика была доля несовершеннолетних), назначать его с применением ст. 43 УК 1960 г. ниже низшего предела. По нашим данным в Иркутской области в 1975—1979 гг. доля осужденных по ч. 3 ст. 117 УК с применением ст. 43 УК доходила в разные годы до 70—80%. Так судебная практика фактически исправляла недостатки закона.

Санкция является количественным показателем общественной опасности преступления. Устанавливая пределы санкции в статье или части статьи Особенной части УК, законодатель определяет таким образом типовую опасность преступлений данного вида.

Современному Уголовному кодексу свойственны относительно определенные и альтернативные санкции, которые предоставляют суду достаточно широкие возможности для индивидуализации наказания. При этом диапазон или, как иногда говорят, «разбег» санкции бывает различен и составляет, к примеру, в ч. 1 ст. 131 — 3 года, ч. 3 ст. 111 — 7 лет, ч. 2 ст. 105—12 лет.

Выйти за пределы санкции суд вправе лишь в случаях, специально оговоренных и законе (ч. 2 ст. 60 УК).

Основания назначения более строгого вида наказания из числа предусмотренных санкцией

В действующем Уголовном кодексе альтернативные санкции, т. е. предусматривающие два и более различных вида наказания, довольно распространены. К примеру, за кражу без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 158 УК) альтернативно предусмотрена возможность назначения штрафа, обязательных работ, исправительных работ, ареста, а также лишения свободы.

В этом и других случаях различные виды наказания перечислены в санкции от менее строгого к более строгому. Это далеко не случайно.

Закон (ч. 1 ст. 60 УК) предусматривает, что более строгий вид наказания назначается только в случае, если менее строгий не сможет обеспечить достижение его целей. Поэтому суд в приговоре должен оговорить мотивы, по которым избран тот или иной вид наказания. Так, например, в приговоре по делу Акопяна, осужденного Иркутским областным судом по ч. 1 ст. 318 УК к 1 году 6 месяцам лишения свободы, отмечается, что он за непродолжительный период времени совершил два преступления против представителей власти. Суд указал, что Акопян имеет стойкое негативное отношение к органам управления при исполнении ими обязанностей по охране общественного порядка и пришел к выводу о том, что его исправление возможно только в условиях изоляции от общества4.

Определенное своеобразие имеет построение санкций статей УК, предусматривающих возможность применения пожизненного лишения свободы. В соответствии с ч. 1 ст. 57 УК данная мера наказания устанавливается только как альтернатива смертной казни за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, и может назначаться в случаях, когда суд сочтет возможным не применять смертную казнь.

Особенность этой нормы в том, что суд обязан мотивировать и переход к менее строгому виду наказания. Так, например, по делу Марданова, осужденного Верховным судом Республики Татарстан по ст. 105 ч. 2 п. «б», «д», «н», ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 и. «-к», «н» за убийство двух человек и покушение на жизнь третьего, отмечается, что с учетом особой тяжести последствий виновный заслуживает смертной казни. Однако, учитывая его положительную характеристику, молодой возраст, добровольное сообщение в правоохранительные органы о совершенных преступлениях, суд счел возможным назначить Марданову вместо расстрела пожизненное лишение свободы. Верховный суд России оставил приговор без изменения.

Сущность принципа индивидуализации наказания

В юридической литературе отмечается, что индивидуализация наказания является одним из основных принципов уголовного права и заключается в учете судом при назначении наказания характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, смягчающих и отягчающих обстоятельств6. Однако в главе первой УК 1996 г., посвященной задачам и принципам Уголовного кодекса Российской Федерации, индивидуализация наказания не упоминается. В то же время, формулируя принцип справедливости (ст. 6 УК), закон, в частности, устанавливает, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. В пой связи возникает вопрос о соотношении принцип  справедливости и принципа индивидуализации наказания.

Любая отрасль права базируется на определенных идеях, положениях, отражающих господствующие взгляды по вопросам права. Соответственно и принципы уголовного права — это руководящие идеи, закрепленные в правовых нормах и институтах, определяющие содержание уголовного права в целом, его направленность и социальные ценности7.

Принцип справедливости пронизывает практически все уголовно-правовые нормы и институты, в том числе о наказании, об освобождении от уголовной ответственности и наказания, условиях уголовной ответственности, обстоятельствах, исключающих преступность деяния и т. д.

Что же касается принципа индивидуализации наказания, то он, будучи специальным уголовно-правовым принципом, способствует реализации более общих принципов (справедливости, законности, гуманизма и т. д.). Очевидно, что без учета особенностей совершенного преступления, личности виновного и т. д. невозможно определить справедливое наказание. Несправедливое же наказание не способно достичь поставленных перед ним целей восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК), поскольку слишком мягкое наказание порождает представление о безнаказанности, а чрезмерно суровое, как отмечал К. Маркс, уничтожает наказание как результат права8.

Что следует понимать под характером и степенью общественной опасности преступления?

УК РФ (ч. 3 ст. 60) обязывает суд учитывать при назначении наказания характер и степень общественной опасности преступления, не раскрывая, однако, содержание этих требований. Отсутствовали такие разъяснения и в УК РСФСР 1960 г.

В юридической литературе на этот счет высказаны различные точки зрения. Так, согласно одном п:< них, характер общественной опасности определяется отнесением преступного деяния к той или иной главе Уголовного кодекса9. Другие ученые считают его критерием, с помощью которого все преступления подразделяются на различные по опасности группы: особо опасные, тяжкие и т. д.10.

Однако при таком подходе тождественным характером общественной опасности наделяются преступления, значительно отличающиеся друг от друга. Так, в одной главе Уголовного кодекса могут быть помещены и особо тяжкие преступления и небольшой тяжести. Преступления, относящиеся к одной категории, например, тяжких, также очень неоднородны. Исходя из критериев классификации преступлений, предусмотренных в ст. 15 УК, к тяжким относятся как умышленные, так и неосторожные преступления, за совершение которых предусмотрено максимальное наказание не свыше десяти лет лишения свободы. Едва ли характер общественной опасности всех подобных преступлений одинаков.

Более убедительным представляется мнение, согласно которому характер общественной опасности преступления определяется совокупностью всех обстоятельств, учтенных при описании того или иного состава преступления в нормах Особенной части Уголовного кодекса12. Поэтому каждое преступление, описанное в нормах Особенной части, обладает своим неповторимым характером общественной опасности. Количественным выражением характера общественной опасности является санкция.

Представляется, что именно это и имеется в виду в ст. 15 УК, согласно которой преступления подразделяются на соответствующие категории в зависимости от характера и степени общественной опасности.

Роль степени общественной опасности связана, прежде всего, с тем, что даже преступления, квалифицируемые одинаково, в зависимости от конкретных обстоятельств дела могут существенно отличаться. Возможные различия в степени их общественной опасности учитываются при определении пределов санкции.

Поэтому оценка преступления с точки зрения характера и степень его общественной опасности тесно взаимосвязаны.

Степень общественной опасности — это тяжесть конкретного преступного деяния, зависящая от различных обстоятельств, имеющих уголовно-правовое значение .

Впервые содержание требований закона об учете степени общественной опасности преступления было дано в постановлении Пленума Верховного суда СССР от 29 июня 1979 г. «О практике применения судами общих начал назначения наказания». В постановлении отмечается, что при определении степени общественной опасности преступления следует исходить из совокупности всех обстоятельств, при которых совершено конкретное преступное деяние (форма вины, мотивы, способ, обстановка и стадия совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, степень и характер участия каждого из соучастников в преступлении и т. д.)и.

Пленум Верховного суда России в упомянутом постановлении от 25 октября 1996 г. также подчеркнул, что степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного, например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии и т. д.15.

Каждое конкретное преступление характеризуют обстоятельства, являющиеся обязательными признаками состава преступления, и обстоятельства, лежащие за его пределами.

В юридической литературе длительное время дискутировался вопрос о допустимости учета при назначении наказания обстоятельств, учтенных в законе в качестве признаков состава преступления. Одни ученые полагали необходимым учитывать эти 'обстоятельства 16. Другие придерживались противоположной точки зрения, поскольку в этом случае, по их мнению, одно и то же обстоятельство будет учтено дважды 17.

В припеченном постановлении от 29 июня 1979 г. Пленум Верховного суда СССР разъяснил, что в тех случаях, когда одно и то же обстоятельство, предусмотренное в законе в качестве смягчающего или отягчающего ответственность, указано в качестве одного из признаков преступления, оно дополнительно не должно учитываться при назначении наказания18. Аналогичные разъяснения даны в постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре»19.

Уголовный кодекс 1996 г. высказался на этот счет менее категорично. В соответствии с ч. 3 ст. 61 и ч. 2 ст. 63 УК, если смягчающее или отягчающее обстоятельство учтено в качестве признака состава преступления, оно само по себе (выделено автором) не может повторно учитываться при назначении наказания.

Представляется, что такая -оговорка далеко не случайна. Дело в том, что признаки ряда составов преступлений обладают свойством по-разному проявляться в конкретных случаях, влияя на степень общественной опасности содеянного. Особенно это касается обстоятельств, относящихся к объективной стороне состава.

Так, последствием преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, может быть смерть двух, трех и более человек, а преступления, квалифицируемого по п. «б» ст. 111 УК — причинение тяжкого вреда здоровью двух и более лиц. Не вызывает сомнений, что совершение указанных преступлений в отношении нескольких лиц по степени значительно опаснее.

Характер наступивших последствий имеет значение для индивидуализации наказания и в других случаях.

Согласно закону (ч. 1 ст. 111 УК), вред, причиненный здоровью потерпевшего, оценивается как тяжкий по признакам: опасности для жизни человека, наступления потери зрения, слуха, речи, какого-либо органа, либо утраты органом его функций, или неизгладимого обезображения лица, или значительной стойкой утраты трудоспособности не менее чем на одну треть, или полной утраты профессиональной трудоспособности, а также прерывания беременности и т. д.

В конкретном случае степень опасности указанных преступлений в зависимости от характера нанесенного вреда будет различной. Последствие необратимого характера, например, потеря зрения, более опасно, чем такое, которое при соответствующем лечении может быть устранено (например, проникающее ранение, не повлекшее других последствий, указанных в ст. 111 УК). Возможны случаи, когда вред здоровью признается тяжким по нескольким признакам, указанным в ч. ] ст. 111 УК (например, опасности для жизни и утраты трудоспособности).

В юридической литературе также справедливо отмечалось, что причинение тяжких телесных повреждений путем нанесения двух и более проникающих ранений, каждое из которых в отдельности относится к тяжким телесным повреждениям, также является основанием для назначения более строгого наказания21.

Поэтому без учета характера наступивших последствий, предусмотренных ч. 1 ст. 111 УК, невозможно реально оценить степень общественной опасности преступления.

Разную степень выраженности могут иметь и другие обстоятельства, являющиеся обязательными признаками объективной стороны состава преступления и, в частности, характеризующие способ совершения преступления.

Так, особая жестокость и общеопасный способ учтены в качестве квалифицирующих признаков умышленного убийства (п. «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (п. «б», «в» ч. 2 ст. 111 УК). Судебной практике известны случаи, когда особая жестокость проявляется в нескольких формах, например, путем применения особо мучительного для потерпевшего способа убийства и совершения его в присутствии близких потерпевшему лиц.

Разную степень выраженности имеет и такой признак, как совершение преступления общеопасным способом. Очевидно, что если при совершении убийства виновный подверг опасности жизнь и здоровье нескольких человек, то такое преступление, в принципе, опаснее, чем аналогичное, при котором опасности подверглась жизнь одного человека.

Наличие двух и более квалифицирующих признаков повышает степень общественной опасности деяния и не может не сказаться на мере наказания .

Разумеется, далеко не все признаки состава преступления, и том числе квалифицирующие, имеют разную степень выраженности и могут быть учтены при назначении наказания. Такие признаки состава, как корыстные, хулиганские мотивы и т. д., вторично учитываться не должны, поскольку присущи всем преступлениям соответствующего вида.

Между тем, иногда суды в приговорах по делам о хищениях чужого имущества, хулиганстве и т. д. при назначении наказания учитывают подобные мотивы действий виновного в качестве отягчающих обстоятельств. Такие ошибки, как правило, исправляются при рассмотрении дел в кассационной инстанции или в порядке надзора.

Роль личности виновного при индивидуализации наказания

Важное значение для индивидуализации наказания имеет учет данных о личности виновного. Поскольку даже внешне одинаковые преступления совершаются разными людьми, суд, преследуя цель исправления преступника, должен избрать ему вид и размер наказания, максимально способствующий достижению этой цели.

Пленум Верховного суда СССР в постановлении от 30 июня 1969 года «О судебном приговоре» обязал суды указывать в приговорах, какие конкретные обстоятельства, относящиеся к личности виновного, учтены при назначении наказания, «ссылка же в приговоре лишь на то, что наказание назначено с учетом личности виновного, является недостаточной»23.

Однако по изученным нами делам, рассмотренным в конце 70-х годов, в 19% приговоров суды ограничились общей ссылкой на то, что при назначении наказания учтены данные о личности, в 8% приговоров содержалась ссылка на «положительные» или, наоборот, «отрицательные» данные о личности без их конкретизации.

Учитывая имевшиеся в судебной практике затруднения, Пленум Верховного суда СССР в постановлении от 29 июня 1979 года разъяснил, что при назначении наказания необходимо выяснить отношение подсудимого к труду, обучению, общественному долгу, поведение на производстве и в быту, трудоспособность, состояние здоровья, семейное положение, сведения о судимости. Указанные разъяснения сыграли положительную роль в формировании судебной практики.

До издания этого постановления и юридической литературе много спорок выливал вопрос о допустимости учета обстоятельств,, отрицательно характеризующих личность виновного. Некоторые-авторы возражали против учета личных качеств субъекта, которые не проявились в совершенном преступлении и не указаны в ст. 39' УК (1960 г.), поскольку это было бы равнозначно расширению перечня отягчающих ответственность обстоятельств25.

Однако большая часть ученых и практиков, напротив, признавала учет таких обстоятельств не только допустимым, но и необходимым с точки зрения принципа индивидуализации наказания26.

Значительные колебания в этом отношении испытала и судебная практика, что неизбежно порождало «разнобой» и ошибки при назначении наказания.

Для наглядности сошлемся на пример из судебной практики 70 \ годом. Так, Иркутским областным судом Сафонов за убий-1-1 мо почтальона, совершенное с целью завладения государственными деньгами, был осужден по п. «б» ч. 2 ст. 91, п. «а» ст. 102 УК 1960 г. к смертной казни. При этом в приговоре отмечается, что при назначении наказания суд учитывает «личность подсудимого, который отрицательно характеризуется, систематически пьянствовал, уклонялся от помощи на содержание детей, вел паразитический образ жизни, не желая заниматься общественно полезным трудом».

Президиум Верховного суда РСФСР, рассмотрев дело в порядке надзора, заменил осужденному смертную казнь лишением свободы на 15 лет, указав при этом, что суд первой инстанции сослался в приговоре на отягчающие обстоятельства, не указанные в ст. 39 УК27.

Поэтому следует признать весьма своевременным разъяснение, данное в упомянутом постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 29 июня 1979 г., согласно которому установленные по делу данные, отрицательно характеризующие подсудимого (уклонение от общественно полезного труда, злоупотребление спиртными напитками, плохое отношение к семье, работе, нарушения общественного порядка и правил общежития и т. п.) подлежат учету при назначении наказания, поскольку они относятся к личности виновного, а не к отягчающим обстоятельствам, указанным в ст. 39 УК28.

Основным признаком, характеризующим лицо, совершившее преступление, является общественная опасность, т. е. наличие у лица антиобщественных 'взглядов и установок, проявившихся и совершенном преступлении и дающих основание считать возможным совершение этим лицом подобных деяний в будущем.

Общественная опасность каждого конкретного преступника достаточно индивидуальна и может быть большей или меньшей. Главным, но не единственным признаком, позволяющим считать то или иное лицо опасным для общества, является факт совершения им преступления.

Особенно это касается лиц, совершающих тяжкие и особо тяжкие преступления, такие, как умышленные убийства, изнасилования и т. д. «Трудно представить себе,—отмечает Ю. Д. Блувштейн,— что в момент совершения преступления, занимающий обычно незначительный отрезок времени (иногда всего лишь секунды, или даже доли секунды) личность внезапно коренным образом трансформируется и вместо достойного члена общества появляется заведомо недостойный»30. Поэтому очевидно, что если совершение преступления является проявлением общественной опасности личности, следовательно, общественная опасность не возникает из факта преступления, а существует до него.

Вот почему данные, отрицательно характеризующие личность до совершения преступления, имеют важное значение для определения степени общественной опасности виновного и, соответственно, выбора меры наказания.

После совершения преступления общественная опасность личности может под влиянием различных факторов меняться как в сторону увеличения, так и уменьшения. Например, если виновный после совершения преступления не только не раскаивается в содеянном, а, напротив, чувствует удовлетворение от своих действий, скрывается от правосудия, продолжает вести антиобщественный образ жизни, то опасность его личности не только не уменьшается, но даже возрастает. И совсем другую оценку получит поведение виновного после совершения преступления, если он чистосердечно раскаялся в содеянном, подробно рассказал об обстоятельствах совершения преступления, явился с повинной и т. д.

Поэтому при назначении наказания подлежат учету и обстоятельства, характеризующие виновного после совершения преступления.

Общественная опасность виновного важный, но не единственный показатель его личности.

Государство, как отмечал К- Маркс, должно видеть в правонарушителе «человека, живую частицу государства, в которой бьется кровь его сердца; солдата, который должен защищать родину; свидетеля, к голосу которого должен прислушиваться суд; члена общины, исполняющего общественные функции; главу семьи, существование   которой   священно,  и,  наконец,   самое  главное — граждан мил государства».

Поэтому при назначении наказания большое значение имеет учет таких обстоятельств, как добросовестное отношение к труду, наличие наград и других данных, раскрывающих положительные стороны личности. По выражению В. Д. Филимонова, суд должен учесть не только общественную опасность, но и общественную ценность преступника.

Кроме социально полезных и социально вредных свойств личности виновного при назначении наказания учету подлежат и такие, которые хотя и не характеризуют личность с этих сторон, но принимаются во внимание из соображений гуманности (например, состояние здоровья, семейное положение, престарелый возраст и т. п.). Поэтому ст. 60 УК обязывает учитывать влияние назначенного наказания не только на исправление осужденного, но и условия жизни его семьи.

В юридической литературе высказано мнение, что к личности виновного следует относить лишь обстоятельства, не входящие в состав преступления36. Однако с этой точкой зрения трудно согласиться.

Прежде всего, уже сам факт совершения тяжкого или особо тяжкого преступления определенным образом характеризует личность .виновного. М. А. Шнейдер в этой связи справедливо заметил, что о виновнике и его опасности, прежде всего, судят по характеру и степени общественной опасности совершенного преступления37.

Поэтому обстоятельства, влияющие на степень общественной опасности преступления, могут одновременно характеризовать и личность виновного. Они могут быть как за пределами состава преступления, так и являться его признаками (совершение преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим, совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений и др..

Данные о личности виновного, учитываемые при назначении наказания, можно разбить на следующие три группы:

Обстоятельства, характеризующие личность виновного отрицательно: уклонение от общественно полезного труда, неправильное поведение в быту, плохое отношение к работе, нарушения общественного порядка и правил общежития, совершение в прошлом
преступлений, а также других правонарушений, злоупотребление
спиртными напитками и т. д.

Обстоятельства, характеризующие виновного положительно: различные заслуги в прошлом, участие в Великой Отечественной войне  и  других  боевых  действиях,  наличие  наград,   поощрений и т. д., добросовестное отношение к исполнению служебных и общественных обязанностей, данные, свидетельствующие об осуждении виновным своего преступного поведения, готовности понести наказание за содеянное (чистосердечное раскаяние, явка с повинной и др.).

Обстоятельства, не оказывающие непосредственного влияния
на степень общественной опасности виновного, то есть являющиеся
по отношению к ней нейтральными, но учитываемые при назначении наказания: семенное положение, трудоспособность, состояние здоровья, и т. п.

Приведенная классификация, как и всякая другая, разумеется, условна. Ее достоинством является удобство для правоприменительной практики.

Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание

Помимо характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного закон в качестве критерия индивидуализации наказания предусматривает учет обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание. Это различные факторы объективного и субъективного характера, влияющие на степень общественной опасности преступления, и лица, его совершившего, и тем самым смягчающие или отягчающие ответственность виновного39.

В законе дан перечень как смягчающих, так и отягчающих наказание обстоятельств (ст. 61 и ст. 63 УК). Включая то или иное обстоятельство в эти перечни, законодатель исходил из его типичности для всех или большинства преступлений.

Так, для преступлений против личности и, в частности, такое как умышленное убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование и др., типичны определенные смягчающее и отягчающие обстоятельства. Природа же некоторых п,ч смягчающих и отягчающих обстоятельств такова, что они либо вообще не могут иметь место по указанным категориям уголовных дел (например, совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств — п. «а» ч. 1 ст. 61 УК), либо встречаются очень редко (например, беременность виновной—п. «в» ст. 61 УК).

В отличие от смягчающих, перечень обстоятельств, отягчающих наказание, является исчерпывающим. Это вытекает из редакции ст. 63 УК. Если в ст. 61 УК отмечается, что при назначении наказания суд может признать смягчающими наказание и другие обстоятельства, то ст. 63 УК подобных указаний не содержит. Аналогичной была редакция и соответствующих статей УК 1960 г. На недопустимость учитывать отягчающие обстоятельства, не перечисленные в законе, неоднократно указывалось и в постановлениях Пленумов Верховного суда СССР и Российской Федерации.

Однако в реальной действительности любой перечень, каким бы подробным он ни был, не в состоянии охватить все обстоятельства, имеющие значение для индивидуализации наказания.

Сторонники закрытого перечня отягчающих обстоятельств обычно ссылаются на то, что законодатель, устанавливая его, исходил из припиши гуманизма48.

Такое понимание принципа гуманизма представляется, однако, слишком узким. Содержанием данного принципа является не только человечное отношение к лицу, совершившему преступление, но и обеспечение надежной охраны общественных отношений от преступных посягательств, применение строгих мер наказания к опасным преступникам.

Наказание, как указывал К. Маркс, есть не что иное, как средство самозащиты общества против нарушения условий его существования44. Направленность уголовного наказания на защиту общественных интересов — главное в содержании принципа гуманизма.

При назначении наказания, помимо отягчающих, широко учитываются и иные обстоятельства, усиливающие меру наказания. Одни из них относятся к данным о личности виновного, другие влияют на степень общественной опасности преступления. При этом действующие постановления Пленума Верховного суда СССР и РСФСР (Российской Федерации) не ограничивают суды в учете данных о личности и обстоятельств, относящихся к степени общественной опасности преступления. Нет таких формальных ограничений и в действующем Уголовном кодексе 1996 г.

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 60 УК, при назначении наказания учитывается характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе (выделено автором) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Формулируя принцип справедливости (ст. 6 УК), законодатель установил, что наказание и иные меры уголовно-правового воздействия должны соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Думается, что смягчающие и отягчающие обстоятельства здесь опущены не случайно, поскольку, в принципе, любое обстоятельство, способное повлиять на выбор меры наказания, может быть учтено как характеризующее личность виновного или степень общественной опасности содеянного.

Поэтому более логичным было бы установить открытый перечень отягчающих обстоятельств.

Для удобства изучения смягчающие и отягчающие обстоятельства могут быть классифицированы. В юридической литературе чаще всего они классифицируются по их отношению к объекту, объективной стороне, субъективной стороне состава, к субъекту преступления.

К примеру, совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК), относится к характеристике объекта преступления, наступление тяжких последствий в результате совершения преступления (п. «б» ч. 1 ст. 63 УК) — объективной стороне состава, совершение преступления с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК) — субъективной стороне, рецидив преступлений (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК)—субъекту преступления.

Смягчающие и отягчающие обстоятельства могут быть классифицированы и по другим основаниям, например, в зависимости от того, характеризуют ли они преступление или личность виновного. Так, наличие малолетних детей у виновного (п. «г» ч. 1 ст. 61 УК) относится к характеристике личности виновного, а совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК) — к характеристике самого деяния.

В чем заключается установленный УК 1996 г. специальный порядок учета смягчающих обстоятельств?

Одной из новелл, отличающих Уголовный кодекс России 1996 г., •/шляется установление в ст. 62 УК специальных правил учета некоторых из смягчающих обстоятельств.

При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и», «к» ст. 61 УК, срок и размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. Такое снижение наказания производится, однако, при условии, если отсутствуют отягчающие обстоятельства.

Основанием применения правил, предусмотренных ст. 62 УК, является наличие хотя бы одного из смягчающих обстоятельств, указанных в п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК-

Обращает на себя внимание крайне неудачная редакция ст. 62 УК. Дело в том, что установленные в ней ограничения возможностей суда по индивидуализации наказания не учитывают, что помимо смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и», «к» ч. 1. ст. 61 УК, суд учитывает степень общественной опасности преступления, личность шпюшют п и конкретном случае они могут, так сказать, «переносить» смягчающие обстоятельства и послужить основанном для назначения более строгого наказания. В от. 02 УК так ,ч я возможность оговаривается лишь наличием отягчающих обстоятельств, хотя критериями индивидуализации наказания, согласно ч. 3 ст. 60 УК, является также учет характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного. Поэтому особая общественная опасность преступления и личности виновного может быть основанием для назначения даже исключительной меры наказания — смертной казни, несмотря на наличие смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК.

Принципиальное значение в этом отношении имеет определение Верховного суда России по делу Шувалова, осужденного Ленинградским областным судом к смертной казни.

Он был признан виновным в том, что, будучи работником милиции, задерживал под разными предлогами несовершеннолетних девочек, затем отводил их в лесопарк, где насиловал, а затем убивал. Всего он совершил при подобных обстоятельствах три убийства.

Верховный суд России, рассмотрев дело в кассационном порядке, признал, что хотя Шувалов давал признательные показания на предварительном следствии, правила, предусмотренные ст. 62 УК, на смертную казнь не распространяются. Поэтому, несмотря на наличие смягчающих обстоятельств, наказание Шувалову за умышленные убийства смягчению не подлежит45.

В каких случаях суд вправе назначить наказание ниже низшего предела?

Статья 64 УК предоставляет суду право при наличии указанных в ней оснований назначить наказание более мягкое, чем предусмотрено за данное преступление. Возможность назначения наказания ниже низшего предела допускалась и ранее действовавшим уголовным законодательством. В соответствии со ст. 43 УК 1960 г. суд, учитывая исключительные обстоятельства дела и личность виновного, мог назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного законом за данное преступление, или перейти к другому, более мягкому виду наказания.

В период действия УК 1960 г. сложилась определенная практика назначения наказания ниже низшего предела.

Хотя закон формально не ограничивал возможность применения ст. 43 УК 1960 г. в зависимости от характера преступления, отнесения его к той или иной категории по делам о наиболее тяжких преступлениях, таких, как умышленное убийство, разбой, бандитизм и т. д., наказание ниже низшего предела применялось в редких случаях. Это вполне объяснимо, поскольку характер указанных преступлений, особая значимость объекта посягательства и т. д. делает, как правило, невозможным назначение наказания ниже низшего предела.

В то же время по делам о неосторожных преступлениях, а также умышленных, не являющихся тяжкими, применение наказания ниже низшего предела осуществлялось гораздо чаще.

По смыслу ст. 43 УК 1960 г. применение наказания ниже низшего предела допускалось лишь при наличии исключительных обстоятельств дела. Какие обстоятельства считать исключительными, в законе не раскрывалось, это должен был решить суд в каждом конкретном случае.

На практике в период действия УК 1960 г. в качестве исключительных обычно признавались обстоятельства, существенно снижающие степень общественной опасности преступления, такие, как отсутствие тяжких последствий (при совершении неоконечного преступления), второстепенная роль виновного в совершении преступления, неправомерное, а также аморальное поведение потерпевшего, способствовавшее совершению преступления, просьба потерпевшего о смягчении наказания виновному, мотивы преступления, возникшие на почве бытовых конфликтов, при наличии  вины обеих сторон и т. д.

При этом, обстоятельства, учитываемые судами в качестве исключительных, принимались во внимание и при назначении наказания в пределах санкции. Это вполне закономерно, поскольку обстоятельств, которые заранее можно было бы признать исключительными, просто не существует. «Всякое обстоятельство,— писал в этой связи Г. Рогинский,— может по обстановке данного дела явиться обычным или исключительным»46.

Другой критерий назначения наказания ниже низшего предела, указанный в ст. 43 УК 1960 г.,— личность виновного. Закон также не раскрывал его содержание.

Тенденции в судебной практике, связанные с отнесением тех или иных обстоятельств дела к исключительным, нашли отражение в ст. 64 УК 1996 г. Указанная статья предусматривает, что при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления, наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса, или суд может назначим, более мягкий вид наказания, чем предусмотрено этой статьей, или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.

Таким образом, в отличие от УК 1960 г., в УК 1996 г. критерии применения наказания ниже низшего предела сформулированы гораздо подробнее. При этом особо подчеркивается, что возможность применения ст. 64 УК должна быть обусловлена наличием обстоятельств, существенно (выделено автором) уменьшающих степень общественной опасности преступления.

Вместе с тем, в ст. 64 УК 1996 г., в отличие от ст. 43 УК 1960 г., прямо не упоминается такой критерий ее применения, как личность виновного. Однако из содержания данной статьи вытекает, что основанием ее применения могут быть, в том числе, и обстоятельства, характеризующие личность (содействие раскрытию преступления, поведение после совершения преступления и др.).

Таким образом, несмотря на иную редакцию нормы Уголовного кодекса 1996 г. о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, можно констатировать, что по смыслу закона суд, принимая такое решение, должен исходить из двух критериев: опасности преступления и личности виновного.

Следует также отметить, что одни из указанных обстоятельств, перечисленных в ст. 64 УК и учитываемых на практике, отнесены законом к числу смягчающих наказание (например, активное способствование раскрытию преступления — п. «н» ч. 1 ст. 61 УК), другие же отсутствуют в соответствующем перечне (например, второстепенная роль виновного в совершении преступления). Это, впрочем, не ограничивает возможности суда по признанию их смягчающими наказание, поскольку в качестве таковых могут учитываться и обстоятельства, не предусмотренные в ч. 1 ст. 61 УК.

Особенности назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении

В случае рассмотрения уголовного дела судом присяжных при вынесении вердикта «виновен» присяжные заседатели должны ответит!, па вопрос: заслуживает ли виновный снисхождения или особого снисхождения.

Правила назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении впервые установлены в ст. 65 УК.

В случае признания присяжными заседателями виновного заслуживающим снисхождения наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. При этом смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.

В случае же признания виновного присяжными заседателями заслуживающим особого снисхождения наказание назначается в соответствии со ст. 64 УК, т. е. более мягкое, чем предусмотрено за совершение данного преступления.

При назначении наказания по правилам, предусмотренным ст. 65 УК, суд, естественно, не может абстрагироваться от таких критериев индивидуализации наказания, как учет характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Однако в ч. 4 ст. 65 УК указывается, что при назначении наказания лицу, признанному заслуживающим снисхождения, учитываются смягчающие и отягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. ст. 61 и 63 УК. Возникает вопрос: разве степень общественной опасности преступления, личность виновного не должны учитываться? Если нет, то почему?

Еще большее недоумение вызывает правило ч. 4 ст. 65 УК, согласно которому при назначении наказания лицу, признанному заслуживающим особого снисхождения, учитываются смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК. А как быть, если при этом будут установлены и отягчающие обстоятельства? Следует заметить, что судебная практика в период действия УК 1960 г. и отдельных случаях прибегала к назначению наказания ниже низшего предела и при наличии отдельных отягчающих обстоятельств. Другое дело, что выводы суда должны быть аргументированы, из приговора должно быть ясно, почему обстоятельства, послужившие основанием назначения наказания ниже низшего предела, так сказать, «перевешивают» отдельные отягчающие обстоятельства.

Если же понимать правило, установленное ч. 4 ст. 64 УК буквально, то суд при вердикте присяжных об особом снисхождении должен «закрыть глаза» на отягчающие обстоятельства, отметив в приговоре лишь смягчающие. Едва ли такой подход соответствует сущности принципа индивидуализации наказания.

Особенности назначения наказания за неоконченное преступление

Особые правила назначения наказания за неоконченные преступления также относятся к числу новелл УК 1996 г.

Тем не менее, УК 1996 г. поставил суды в довольно тесные рамки, предусмотрев, что за приготовление срок или размер наказания не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление, а за покушение — трех четвертей.

Практическая ценность правила, установленного ч. 2 ст. 66 УК» невелика, поскольку случаи осуждения за приготовление к совершению преступления носят единичный характер. Что же касается ответственности за покушение, то случаи осуждения за преступление, прерванное на этой стадии, по отдельным категориям дел встречаются относительно часто. Так, по нашим данным, за покушение осуждается 9,5% от общего числа лиц, осужденных за убийство (ст. 105 УК).

При этом судебная практика сталкивается со случаями, когда,, исходя из повышенной степени общественной опасности содеянного и данных о личности виновного, наказание, назначенное в рамках, установленных ч. 3 ст. 66 УК, будет несправедливым.

Так, по делу Попова, осужденного Пермским областным судом, установлено, что он с января по июнь 1996 г. систематически совершал разбойные нападения на граждан, связанные с посягательством на жизнь и здоровье. Всего им было совершено 33 разбойных нападения, 17 покушений на умышленное убийство потерпевших и три умышленных убийства в процессе разбоя. Суд обоснованно признал, что действия Попова и он сам представляют исключительную опасность для общества и приговорил его к смертной казни. Верховный суд России оставил приговор без изменения.

Кроме того, установление формальных ограничений при назначении наказания за неоконченное преступление является ничем не оправданным недоверием к способности суда объективно оценить все обстоятельства дела и назначить справедливое наказание.

Назначение наказание за преступление, совершенное в соучастии

Специальная норма относительно особенностей назначения наказания за преступление, совершенное и соучастии, в УК 1996 г. также появилась впервые.

Совершение преступления в соучастии оказывает существенное влияние на степень общественной опасности содеянного. В юридической литературе справедливо отмечается, что уже сам факт совершения преступления в соучастии делает его более опасным по сравнению с аналогичным преступлением, совершаемым в одиночку48. При совершении его группой лиц легче достигается результат, к которому стремятся соучастники, и, кроме того, объект преступления терпит больший ущерб, если посягательство на него осуществляется со стороны нескольких лиц.

Закон (ст. 33 УК) среди соучастников различает организаторов, подстрекателей и пособников. Наибольшую опасность представляют, как правило, организатор и исполнитель преступления.

Что касается остальных соучастников, то поскольку их роль в совершении преступления является меньшей, соответственно, ниже и степень общественной опасности совершенных ими деяний. В то же время следует помнить, что деление соучастников на более и менее опасных условно. Поэтому, в принципе, не исключена возможность назначения второстепенным соучастникам более постого наказания, чем, скажем, исполнителю. Это может быть, например, в случаях, когда взрослый подстрекает к совершению преступления несовершеннолетних, лиц, находящихся у него в зависимости, и т. д.

Как уже отмечалось, совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой является квалифицирующим признаком некоторых составов преступлений (например, такого, как убийство при отягчающих обстоятельствах —п. «ж» ст. 105 УК). По нашим данным, из общего числа групповых убийств 15% совершено организованной группой, 47% — группой лиц по предварительному сговору, 37% — группой лиц без предварительного сговора. В основном, как показывает практика, в составе организованной группы совершаются умышленные убийства из корыстных побуждений. Особую опасность такие преступления приобретают в случаях совершения их лицами, входящими в состав банды или преступной организации.

При назначении наказания на степень общественной опасности содеянного влияет характер преступной группы. Чем выше сплоченность соучастников, тем выше и общественная опасность преступления.

В тех же случаях, когда соучастие отмечено в форме соисполнительства, учету подлежит степень активности каждого из соучастников, а также другие обстоятельства, например, кто является инициатором преступления и т. д.

Особенности назначения наказания при рецидиве преступлений

Одной из особенностей УК РФ 1996 г. является установление специальных правил назначения наказания при рецидиве преступлений.

В отличие от УК РСФСР 1960 г., который предусматривал повышенную ответственность особо опасных рецидивистов, других лиц, ранее судимых за отдельные виды преступлений, в нормах Особенной части УК, в настоящее время правила назначения наказания при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве предусмотрены в Общей части УК-

Согласно ч. 2 ст. 68 УК, при рецидиве преступлений срок наказания не может быть ниже половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, при опасном рецидиве — двух третей, при особо опасном рецидиве — трех четвертей указанного срока.

Таким образом, в зависимости от вида рецидива закон устанавливает минимальный предел наказания. В каждом же конкретном случае срок наказания будет назначен в промежутке между минимумом, установленным в ч. 2 ст. 68 УК и максимальным пределом санкции статьи (части статьи) Особенной части УК.

При этом суд, согласно ч. 1 ст. 68 УК, должен учесть число, характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений.

В действующем УК, как, впрочем, и в УК 1960 г., при описании ряда составов преступлений содержится указание на судимость лица, совершившего преступление, как на квалифицирующий признак (например, кража, совершенная лицом,, два и более раз судимым за хищение или вымогательство — п. «в» ч. 3 ст. 158 УК).

В подобных случаях наказание назначается без учета правил, предусмотренных ч. 2 ст. 68 УК, поскольку способом усиления ответственности за такого рода преступления является установление более строгой санкции.

При наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК, даже при рецидиве преступлений, в принципе, возможно назначение наказании ниже низшего предела (ч. 3 ст. 68 УК).

Необходимость назначения рецидивистам более строгого наказания не вызывает сомнений. Однако, представляется излишним устанавливать в законе пределы назначения наказания помимо тех, которые предусмотрены санкцией.

Правила назначения наказание при совокупности преступлений

В судебной практике нередки случаи, когда виновный привлечен к уголовной ответственности за совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Особенной части УК. Если ни за одно из этих преступлений виновный не был осужден,, такое явление признается совокупностью преступлений (ч. 1 ст. 17 УК).

Правила назначения наказания по совокупности преступлений содержались и в УК 1960 г. При этом закон (ст. 40 УК 1960 г.) предусматривал два принципа назначения наказания по совокупности преступлений: принцип поглощения наказания менее строгого более строгим и принцип полного или частичного сложения наказаний.

Оба эти принципа предусмотрены и в УК 1996 г. Однако, в отличие от УК 1960 г., возможность применения принципа поглощения ограничена случаями, когда преступления, совершенные по совокупности, являются только преступлениями небольшой тяжести (ч. 2 ст. 69 УК).

Если же в совокупность входят только преступления средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие, то судом может быть применен лишь принцип полного или частичного сложения наказаний.

Другое новшество, установленное УК 1996 г., касается пределов сложения наказаний при совокупности преступлений.

В соответствии со ст. 40 УК 1960 г. окончательное наказание не могло превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

В соответствии же с ч. 2 ст. 69 УК 1996 г. данное правило распространяется лишь на случаи, когда в совокупность входят только преступления небольшой тяжести. За преступления же средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие окончательное наказание по совокупности может быть определено в пределах 25 лет лишения свободы (ч. 3 ст. 69 УК).

Если судом назначаются дополнительные виды наказания, то при полном или частичном сложении наказаний окончательное дополнительное наказание не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Особенной частью УК. К примеру, максимальный размер штрафа, согласно ч. 2 ст. 46 УК, не может превышать одной тысячи минимальных размеров оплаты труда.

В практике встречаются случаи, когда после вынесения приговора устанавливается, что осужденный виновен в других преступлениях, совершенных до вынесения приговора по первому делу.

В этом случае наказание также назначается по правилам, установленным ст. 69 УК- При этом, в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору.

Наказание по совокупности приговоров

Под совокупностью приговоров понимаются случаи, когда виновному назначается наказание за преступление, совершенное после вынесения приговора и до полного отбывания наказания.

Преступления, совершенные в период отбывания наказания, представляют, безусловно, повышенную общественную опасность, поскольку виновный в этом случае действует вопреки воспитательному воздействию, оказанному вынесенным приговором. Соответственно, и реакция суда на подобные факты должна быть более суровой.

При совокупности приговоров суд вправе применить лишь принцип полного или частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору к наказанию, назначенному по последнему приговору (ч. 1 ст. 70 УК). Аналогичное правило содержалось и в ст. 41 УК 1960 г.

Однако в УК 1996 г. существенно изменились пределы сложения наказания по совокупности приговоров. Ранее ст. 41 УК 1960 г. предусматривала, что окончательный срок наказания не мог превышать максимального срока, установленного для данного вида наказания.

На практике это приводило к тому, что если лицо, осужденное к максимальному сроку лишения свободы—15 годам, отбыв, скажем, год, совершало новое преступление, за которое ему назначалось, допустим, 10 лет лишения свободы, то оно оставалось, по сути, безнаказанным, поскольку срок наказания в этом случае фактически увеличивался лишь на год.

Эти недостатки, свойственные УК 1960 г., в настоящее время исправлены. Согласно ч. 3 ст. 70 УК, окончательное наказание по совокупности приговоров в виде лишения свободы может достигать тридцати лет. И только в случае, если виновному определено наказание менее строгое, чем лишение свободы (например, исправительные работы, арест и т. д.), окончательное наказание не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания в Общей части УК.

Закон (ч. 4 ст. 70 УК) также требует, чтобы окончательное наказание по совокупности приговором было больше наказания, назначенного как за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору. »

Что касается дополнительных наказаний, то при совокупности приговоров их присоединение проводится по тем же правилам, что и при совокупности преступлений.

На практике встречаются случаи, когда суду в одном приговоре приходится решать вопросы, связанные как с назначением наказания по совокупности преступлений, так и по совокупности приговоров.

В этом случае необходимо сначала определить наказание по совокупности преступлений, а затем окончательное наказание по совокупности приговоров.

Каков порядок сложения наказаний?

При назначении наказания по совокупности преступлений и совокупности приговоров нередко возникает необходимость в сложении разнородных наказаний (например, лишения свободы и исправительных работ).

Правила такого сложения установлены в ст. 71 УК. При этом одному дню лишения свободы соответствуют:

- один день ареста или содержания в дисциплинарной воинской части,

два дня ограничения свободы,

- три дня исправительных работ,

восемь часов обязательных работ.

С названными мерами наказания не могут складываться и поэтому исполняются самостоятельно: штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или иного звания, классного чина и государственных наград, конфискация имущества.

Исчисление сроков наказаний и зачет наказания

Наказания, носящие срочный характер, исчисляются в соответствии со ст. 72 УК в месяцах и годах, за исключением обязательных работ, исчисляемых в часах.

Указанные наказания могут исчисляться и в днях, но только при сложении наказаний, замене наказания, а также при зачете наказания.

В случаях, когда осужденный до судебного разбирательства содержался под стражей, суд при вынесении приговора обязан зачесть время содержания под стражей в срок наказания. Зачет производится в тех же пропорциях, что и при сложении наказаний (ч. 1 ст. 71 УК).

Если же лицу, содержавшемуся под стражей, в качестве основного наказания назначен штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, согласно ч. 5 ст. 72 УК, с учетом срока содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает его от наказания.

УСЛОВНОЕ ОСУЖДЕНИЕ

Смысл условного осуждения

Законодательство об условном осуждении, появившееся в России после Октябрьской революции 1917 г., развивалось и совершенствовалось на основе тех задач, которые стояли перед нашим государством в борьбе с преступностью. После отмены Законом РФ от 18 марта 1993 г. условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду и исключения из Уголовного кодекса с 1 января 1997 г. правовой нормы об отсрочке исполнения приговора (ст. 461 УК 1960 г.) условное осуждение осталось в уголовном законодательстве единственным правовым институтом, призванным перевоспитывать правонарушителей без реального отбывания назначенных им наказаний в виде исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы.

Внимание судов к условному осуждению неизбежно возрастет и в связи с тем, что новый Уголовный кодекс исключил правовые нормы, предусматривающие возможность освобождения от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности (ст. 501 УК 1960 г.),, освобождения от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд (ст. 51), освобождения от уголовной ответственности с передачей на поруки (ст. 52). В переходных исторических условиях, в которых оказалось наше государство, борьбой с преступностью, исправлением правонарушителей должны заниматься профессионалы, работающие в специальных государственных органах, а не трудовые коллективы, призванные решать прежде всего производственные задачи.

ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ НАКАЗАНИЯ И ОТ ЕГО ОТБЫВАНИЯ

Различие между освобождением от наказания и освобождением от отбывания наказания

Традиционно об освобождении в уголовном праве говорят в смысле освобождения от уголовной ответственности, наказания и его отбывания. Хотя отдельными исследователями предлагаются и иные классификационные системы, которые в ряде случаев приводят к отождествлению или смешению рассматриваемых институтов. К сожалению, при этом не принимается во внимание существенная разница в правовом статусе лиц, в отношении которых они применяются.

Однако для лица, в отношении которого на практике применяются нормы двух смежных институтов — «освобождения от наказания» и «освобождения от отбывания наказания», отнюдь не безразлично, какие для него могут наступить правовые последствия. Так, освобождая лицо от наказания, суд признает его лишь в качестве подсудимого, вследствие чего он не претерпевает каких-либо правоограничений и не получает статуса судимости. Напротив, освобождение от отбывания наказания возможно лишь тогда, когда лицо, наделенное статусом судимости, уже отбыло определенный срок наказания. Характерно, что наложенная на него судимость в процессе применения этого института сохраняется и может быть аннулирована или погашена только в установленном законом порядке.

Применительно к сказанному следует заметить, что освобождение от наказания возможно только на допенитенциарной стадии (с момента совершения лицом преступления до вынесения приговора суда) развития уголовного правоотношения. В то время как освобождение от отбывания наказания допускается лишь на пенитенциарной (с момента осуждения лица до его освобождения и .ч мест лишения свободы) его стадии.

Освобождение от наказания содействует автоматическому исключению состояния судимости и, как правило, сопряжено с небольшой общественной опасностью лица, в отношении которого оно применяется. Более обременительным для лица представляется освобождение от отбывания наказания, например, в момент его назначения. Этот вид характеризуется освобождением осужденного от отбывания наказания на определенный срок под соответствующие условия. При этом сохраняется состояние судимости виновного лица и констатируется возможность его исправления без изоляции от общества.

Освобождение же от отбывания наказания в процессе его исполнения (например, в соответствии со ст. ст. 79 и 93 УК), становится целесообразным лишь тогда, когда осужденный отбыл установленную в законе обязательную часть срока наказания и выполнил в течение этого периода возложенные на него обязанности на сверхнормативном уровне. Тем самым он, в известной мере, подтвердил происходящие в его правовом сознании перемены и создал определенные предпосылки для признания возможности его исправления вне пределов пенитенциарного учреждения.

Таким образом, на стадии освобождения от наказания, в отличие от стадии освобождения от отбывания наказания лицо, совершившее преступление: а) не испытывает каких-либо правоограничений; б) не наделяется статусом судимости; в) характеризуется небольшой степенью общественной опасности.

На основании изложенного представляется оправданным провести разграничение между освобождением от наказания и от его отбывания в действующем законе. Уголовный кодекс предусматривает следующие виды освобождения от наказания:

  1.  в связи с болезнью (ст. 81 УК);
  2.  вследствие истечения сроков давности обвинительного приговора (ст. 83 УК);
  3.  на основании актов амнистии или помилования  (ст. ст. 84 и 85 УК).

К видам освобождения от отбывания наказания относятся:

условно-досрочное   освобождение от отбывания   наказания
(ст. 79 УК);

замена неотбытой части   наказания   более   мягким   видом
наказания (ст. 80 УК);

отсрочка отбывания   наказания   беременным   женщинам и
женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК).

Перечисленные виды освобождения содержатся в гл. гл. 12 и 13 УК РФ. Однако следует иметь в виду, что они содержатся и в иных главах Уголовного кодекса. Например, в гл. 2 (ч. 2 ст. 10 УК), гл. 10 (ч. 5 ст. 72 УК и ст. 73 УК), гл. 14 (ст. 92 и 93 УК).

Основания освобождения от наказания в связи с болезнью

Действующий закон (ст. 81 УК) предусматривает три основания освобождения от наказания: 1) психическое расстройство; 2) заболевание иной тяжелой болезнью; 3) заболевание военнослужащих, делающее их негодными к военной службе.

Освобождение от наказания в связи с болезнью предполагает наличие двух критериев, служащих основанием для его применения— медицинского и юридического. Медицинский критерий выражается в наступлении психического расстройства, наличие которого определяется врачебной комиссией. Она руководствуется соответствующим приказом министра внутренних дел России, утвержденным Министерством здравоохранения РФ, где содержится перечень заболеваний, дающих основание для освобождения осужденного по болезни.

Юридический критерий предусматривает интеллектуальный и волевой признаки. Интеллектуальный признак выражается в том, что лицо вследствие психического расстройства лишено возможности осознать фактический характер и общественную опасность своего деяния. Волевой признак состоит в том, что лицо не может руководить своими действиями. Обычно расстройство интеллекта сочетается с расстройством волевой сферы. Хотя на практике нередко встречаются случаи, когда лицо, понимая фактическую сторону своего действия, не может удержать себя от совершения общественно опасного деяния вследствие расстройства воли.

Лицо, заболевшее психическим расстройством, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание,— от дальнейшего его отбывания, независимо от характера совершённого преступления, вида наказания, назначенного и отбытого срока, поведения во время отбывания наказания и других обстоятельств. Основанием для такого освобождения является невозможность его исправления (а также предупреждения совершения новых преступлений) из-за утраты способности осознавать характер и общественную опасность своих действий или руководить ими. Вследствие этого он не способен воспринимать принудительного .характера и исправительной направленности применяемых к нему мер государственного принуждения.

Освобождение от дальнейшего отбывания наказания лица, заболевшего иной тяжелой болезнью (не связанной с психическим расстройством), препятствующей его исполнению, производится с учетом характера заболевания, тяжести совершенного преступления, личности осужденного и иных обстоятельств, свидетельствующих об утрате им общественной опасности и невозможности совершения нового преступления. Заболевание иной тяжелой болезнью означает такое неблагоприятное воздействие отбывания наказания на состояние здоровья осужденного, которое неизбежно ведет к ее прогрессированию. Таким образом, именно невозможность отбывания наказания является основанием для освобождения при заболевании лица иной тяжелой болезнью (ч. 2 ст. 81 УК).

Освобождение от наказания в связи с психическим расстройством или заболеванием иной тяжелой болезнью не 'является окончательным. Согласно ч. 4 ст. 81 УК эти лица в случае их выздоровления могут подвергнуться наказанию, если не истекли сроки давности за совершенные преступления.

Особое основание для освобождения от отбывания наказания установлено в отношении военнослужащих, отбывающих арест или содержание в дисциплинарной воинской части. Основанием такого, освобождения является невозможность исполнения наказания,, связанного со строгой изоляцией (арест) или с выполнением воинских обязанностей в специфических условиях дисциплинарной воинской части. Закон допускает как полное освобождение военнослужащих, так и замену им неотбытой части наказания более мягким его видом, положительно зарекомендовавшим себя во время службы и в период отбывания наказания военнослужащим, как правило, должно применяться досрочное освобождение, а к тем, кто характеризовался отрицательно—замена наказания более мягким.

Существование освобождение от наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда

Наличие в действующем законе (ст. 83 УК) такого вида освобождения обусловлено прежде всего утратой виновным, общественной опасности в случае неприведения приговора в исполнение на протяжении сравнительно продолжительного периода времени. Приговор суда может не приводиться в исполнение по различным причинам. Например, из-за длительной тяжелой болезни осужденного, в связи с отсрочкой отбывания наказания, из-за уклонения осужденного от отбывания наказания и т. д. Приговор "считается не приведенным в исполнение, если он по каким-либо при<; чинам не был направлен органу, исполняющему наказание, либо не был реализован, например, по халатности или вследствие злоупотребления должностного лица, ввиду утери при пересылке и т. п. Если приговор долгое время не приводился в исполнение, то его обращение к исполнению не всегда целесообразно (например, если лицо на протяжении длительного периода времени не совершало преступлений, не уклонялось от отбывания наказания). Отбывание наказания в таких случаях, как правило, теряет смысл, поскольку во многом утрачивается сила исправительного и принудительного воздействия на осужденного. Поэтому более целесообразным представляется его освобождение от наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда.

Основания и условия освобождения от наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда

Основанием применения давности исполнения обвинительного приговора является утрата или существенное уменьшение опасности осужденного по истечении определенного периода времени, делающего нецелесообразным применение к нему наказания. Этот период времени закон (ч. 1 ст. 83 УК) ставит в непосредственную зависимость от тяжести совершенного лицом преступления. Следовательно, обязательным условием такого освобождения является соблюдение следующих сроков давности со дня вступления приговора в законную силу:

а) два года   при осуждении за  преступление   небольшой тяжести;

б) шесть лет при осуждении за преступление средней тяжести;

в) десять лет при осуждении за тяжкое преступление;

г) пятнадцать лет при осуждении  за  особо тяжкое  преступление.

Истечение установленных законом сроков исключает исполнение обвинительного приговора лишь при условии, что течение давности не было нарушено. Такое возможно только путем ее приостановления. Единственным основанием приостановления давности является уклонение осужденного от отбывания назначенного наказания. Уклонение может выразиться в том, что осужденный до обращения приговора к исполнению скроется от суда, либо самовольно оставит место отбывания наказания, либо совершит побег из мест лишения свободы. Срок давности прекращается на все время уклонения от отбывания наказания. Его течение возобновляется с момента задержания осужденного или явки его с повинной. Течение давности обвинительного приговора может быть приостановлено на любой срок и приговор подлежит исполнению после задержания осужденного или явки его с повинной.

Истечение срока давности обвинительного приговора являем ч обязательным основанием освобождения от отбывания наказания. Вместе с тем, закон (ч. 3 ст. 83 УК) предусматривает и такой случай, когда такое освобождение является правом, а не обязанностью суда. Это касается лиц, осужденных к смертной казни или к пожизненному лишению свободы, для которых истечение пятнадцатилетнего срока не означает обязательного освобождения от отбывания наказания. Однако, даже если суд не сочтет возможным применить давность и освободить виновного от отбывания наказания, смертная казнь и пожизненное лишение свободы заменяются лишением свободы на определенный срок.

В соответствии с нормами и признаками международного права сроки давности не применяются к лицам, осужденным за совершение преступлений против мира и безопасности человечества (ст. ст. 353, 356—358 УК).

Акты амнистии и помилования как виды освобождения от наказания и какова между ними разница

Амнистия и помилование представляют собой две разновидности актов, аннулирующих правовые последствия совершения преступления, которые принимаются во внесудебном порядке органами законодательной и исполнительной власти. Они не вносят изменений в уголовный закон и не ставят под сомнение обоснованность приговора суда, а лишь облегчают участь осужденного, который в силу присущих ему специфических признаков оказался выделенным из общего числа осужденных.

Амнистия представляет собой правовой акт, который принимается Государственной Думой Федерального Собрания РФ и распространяет свое действие на индивидуально неопределенную категорию лиц (ч. 1 ст. 84 УК), например, на женщин, несовершеннолетних, лиц старше определенного возраста или совершивших преступление определенного вида и т. д. Объявление амнистии означает освобождение от уголовной ответственности или наказания определенной категории лиц, не обозначенных персонально (т. е. поименно).

Реализация принципа гуманизма при издании акта амнистии согласно ч. 2 ст. 84 УК может выражаться в следующих формах:

  1.  освобождение от уголовной ответственности;
  2.  сокращение срока наказания;
  3.  замена назначенного наказания более мягким наказанием;
  4.  освобождение от дополнительного вида наказания;
  5.  снятие судимости.

Акт амнистии распространяется на уголовно наказуемые деяния, совершенные до его принятия. Но в исключительных случаях он может распространяться на деяния, совершенные в течение определенного времени после его принятия, при условии выполнения амнистируемым определенных действий.

Акт амнистии имеет нормативный характер, поэтому в отношении лиц, подпадающих под его действие, выносятся: постановление о прекращении уголовного дела, обвинительный приговор с освобождением виновного от наказания, определение суда второй инстанции о прекращении уголовного дела, постановление органа, исполняющего наказание, санкционированное прокурором, об освобождении от дальнейшего отбывания наказания. Перечисленные документы являются правовым основанием для исполнения предписаний акта амнистии в отношении конкретных лиц.

Акты амнистии, как правило, не применяются в отношении лиц, совершивших тяжкие или особо тяжкие преступления, при опасном или особо опасном рецидиве и т. п.

Помилование в отличие от акта амнистии осуществляется Президентом РФ (на основании издаваемого им Указа) и распространяется на персонально помилованных лиц (ч. 1 ст. 85 УК).

Актом помилования лицо, осужденное за преступление, может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания либо назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания. Кроме того, с лица, отбывшего наказание, актом помилования может быть снята судимость (ч. 2 ст. 85 УК). Следовательно, в отличие от амнистии, помилование не распространяется на лиц, привлеченных к уголовной ответственности, в отношении которых не вынесен обвинительный приговор.

Помилование может быть применено к любому осужденному, в том числе и к лицу, осужденному за тяжкое или особо тяжкое преступление и даже к смертной казни. Смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет (ч. 3 ст. 59 УК).

Акты помилования в отличие от актов амнистии не являются нормативными, т. к. рассчитаны на применение только в одном конкретном случае — применительно к поименно указанным в них осужденным. Отличие помилования от амнистии состоит также и в том, что ходатайство о нем перед Президентом может возбуждаться осужденным, его родственниками, общественными организациями и трудовыми коллективами. В отношении осужденных, твердо вставших на путь исправления, право возбуждать ходатайство о помиловании имеет орган, исполняющий наказание, при отбывании осужденным значительной части срока наказания (не менее половины). При отказе в удовлетворении ходатайств) о но миловании  повторное  обращение  с  ним  возможно  только   через определенный промежуток времени, в течение которого, например, осужденный докажет, что он твердо встал на путь исправления.

Основание и условие применения условно-досрочного освобождения от отбывания  наказания

Правовая природа условно-досрочного освобождения заключается в освобождении осужденного от длительного отбывания наказания под условие несовершения в период неотбытого срока нового преступления и выполнения возложенных на него судом обязанностей. Такое освобождение от отбывания наказания до истечения установленного срока возможно лишь в том случае, если достигнуты цели наказания.

Условно-досрочное освобождение — наиболее распространенный и самый желанный среди осужденных вид освобождения от отбывания наказания. Согласно ст. 79 УК условно-досрочное освобождение может применяться к лицам, осужденным к лишению свободы, исправительным работам, содержанию и дисциплинарной воинской части, ограничению свободы и ограничению но военной службе.

Основанием для применения условно-досрочною освобождения является признание судом того обстоятельства, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного наказания. Такой вывод может быть сделан судом на основе его поведения и отношения к возложенным на него обязанностям за весь период отбывания наказания.

Основания отмены условно-досрочного освобождения

Согласно ч. 2 ст. 79 УК, применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, которые должны им исполняться в течение неотбытой части наказания. Перечень обязанностей, возлагаемых на условно-досрочно освобожденного совпадает с аналогичным перечнем, возлагаемым на условно-осужденного (ч. 5 ст. 73 УК).

Условный характер данного вида освобождения от отбывания наказания проявляется в установлении контроля за поведением освобожденного и за исполнением возложенных на него судом обязанностей, а также в возможности отмены условно-досрочного освобождения. Действие рассматриваемой уголовно-правовой нормы может быть отменено по следующим основаниям: а) при уклонении от исполнения возложенных на лицо обязанностей; б) при совершении умышленного преступления в течение неотбытой части срока наказания; в) при совершении неосторожного преступления в течение этого же периода.

Из числа названных обстоятельств только второе (п. «б») является безусловным основанием отмены условно-досрочного освобождения (п. «б» ч. 7 ст. 79 УК). Два других основания следует признать факультативными, поскольку в этом случае отмена условно-досрочного освобождения производится по усмотрению суда.

В зависимости от характера и тяжести неосторожного преступления, совершенного условно-досрочно освобожденным, с учетом его личности и поведения суд решает вопрос об отмене, либо о сохранении действия исследуемого института. При отмене условно-досрочного освобождения наказание назначается по совокупности приговоров.

Уклонение от исполнения возложенных на освобожденного обязанностей означает намеренное, без уважительных причин, неисполнение одной или нескольких из определенных судом обязанностей. Оно влечет отмену условно-досрочного освобождения только по представлению уголовно-исполнительной инспекции. Суд обязан проверить обоснованность такого представления и установить, что подобное уклонение продолжалось после письменного предупреждения, сделанного уголовно-исполнительной инспекцией, и носило злостный характер, либо условно-досрочно освобожденный скрылся от контроля и его местонахождение не известно более 30 дней.

Постановление суда об отмене условно-досрочного освобождения предполагает отбывание осужденным оставшейся неотбытой части срока наказания.

Специфика замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания

В соответствии с ч. 1 ст. 80 УК замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания, в отличие от условно-досрочного освобождения, применяется только к лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы. Этот вид освобождения применяется лишь в том случае, если установлено, что цели наказания могут быть достигнуты посредством применения более мягкого наказания. Таковым считается наказание, предшествующее лишению свободы в системе наказаний, закрепленных в ст. 44 УК (например, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы и т. д.).

Правовым основанием замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания является твердое становление осужденного на путь исправления. Подтверждением этому, как правило, служит безупречное поведение осужденного в течение всего периода отбывания наказания. Однако при этом должны быть соблюдены два установленных законом условия.

Во-первых, замена неотбытой части наказания применяется только к лицу, совершившему преступление небольшой или средней тяжести.

Во-вторых, неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбывания осужденным не менее одной трети срока наказания.

Наличие соответствующих оснований и условий предоставляет суду возможность провести замену неотбытой части назначенного срока лишения свободы более мягким видом наказания. Этот вид избирается судом с учетом степени исправления осужденного.

Замена наказания более мягким в отличие от условно-досрочного освобождения является безусловной. В данном случае законодатель не выдвигает каких-либо требований к поведению осужденного. Поэтому даже неправомерные действия с его стороны не могут повлечь отмену этой замены.

Основания применения и отмены отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей

Согласно ч. 1 ст. 82 УК суд может отсрочить отбывание наказания осужденной беременной женщине или женщине, имеющей малолетних детей в возрасте до восьми лет. Возможность предоставления отсрочки уголовный закон не связывает с конкретным видом наказания. Это положение получает развитие в уголовно-исполнительном законодательстве, в соответствии с которым действие рассматриваемого института распространяется на осужденных к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы и лишению свободы.

Обращает на себя внимание тот факт, что возможность предоставления подобной отсрочки не связывается законодателем с достижением целей наказания. В данном случае проявляется лишь .ч а бота о женщине и ее малолетнем ребенке, продиктованная принципами гуманизма и экономии мер уголовной репрессии.

Основанием применения такого вида освобождения является нецелесообразность отбывания наказания беременной женщиной или женщиной, имеющей малолетних детей, поскольку места отбывания наказания абсолютно не приспособлены для содержания указанной категории осужденных, что затрудняет процесс исполнения наказания и достижение его целей.

Закон устанавливает два условия предоставления отсрочки отбывания наказания.

Следует иметь в виду, что отсрочка не может быть предоставлена женщине, лишенной родительских прав на данного ребенка, либо злостной нарушительнице режима содержания, т. к. отсрочка должна использоваться на благо ребенка.

Осужденным к лишению свободы отсрочка предоставляется независимо от срока беременности. При этом учитывается наличие у женщины жилья и элементарных условий для проживания с ребенком либо согласие родственников принять осужденную и ребенка и создать необходимые условия для проживания (ч. 3 ст. 177 УИК). Женщинам, отбывающим наказание в виде обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы, отсрочка может быть применена только со дня предоставления отпуска по беременности и родам и до достижения ребенком восьмилетнего возраста (ч. 8 ст. 175 УИК).

Применение отсрочки означает, что суд откладывает отбывание наказания женщины до достижения ребенком восьмилетнего возраста. На этот период уголовно-исполнительная инспекция устанавливает контроль за ее поведением. Суд может отменить отсрочку до достижения ребенком восьми лет, если осужденная в период отсрочки откатилась от ребенка или продолжает уклоняться от его воспитания, несмотря на предупреждение уголовно-исполнительной инспекции.

При достижении ребенком восьмилетнего возраста суд возвращается к решению вопроса о дальнейшем правовом регулировании поведения осужденной. Принимая во внимание ее поведение и отношение к исполнению материнских обязанностей, суд освобождает женщину от дальнейшего отбывания наказания или заменяет оставшуюся часть более мягким наказанием, либо принимает решение о возвращении осужденной в исправительное учреждение для продолжения отбывания наказания.

Условный характер данного вида освобождения проявляется в том, что отсрочка может быть отменена (на основании ч. 2 ст. 82 УК) и по ее истечении назначенное осужденной наказание может быть исполнено или заменено более мягким видом наказания.

Совершение в период отсрочки отбывания наказания нового преступления предполагает назначение наказания по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК.

Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних.

На всех этапах развития отечественного законодательства уголовной ответственности несовершеннолетних были присущи определенные  особенности в сравнении с ответственностью взрослых.

Особое отношение законодателя к вопросу регулирования ответственности лиц, не достигших совершеннолетия, обусловлено наличием у них возрастных и социально-психологических особенностей. Исследования в области педагогики и психологии свидетельствуют о том, что процесс формирования личности к 14—17 годам еще далеко не завершен. Это связано с тем, что волевые качества подростка находятся на стадии интенсивного развития, продолжается процесс формирования интеллектуальной сферы, обусловливающий возможность его перехода на собственную систему ценностей, представлений и принципов. На данном этапе развития происходит переход объективной ответственности в субъективную, когда несовершеннолетний следует социальным нормам не из боязни наказания, а в связи с осознанной необходимостью придерживаться установленных норм общественного поведения, свидетельствующей о формировании автономной морали личности. Пик эволюции этого качества личности по времени совпадает с тем периодом, когда в подростковом возрасте развивается деятельность общения.

Различные научные дисциплины поведенческого цикла дают заметно отличающуюся периодизацию процесса становления личности. Это объясняется тем, что каждый реально значимый для социализации возрастной период представляет собой особый этап физического и психического развития. Неслучайно при определении этапов психического развития личности возрастная психология оперирует не конкретным календарным возрастом, а возрастными периодами. При этом подростковый возраст включает период от 12 до 15 лет, а юношеский — с 16 до 17 лет. Соответственно г. ни кантующем нас уголовно-правовом аспекте юридически значимые границы несовершеннолетнего возраста несколько сужаются | разделяются на подростковый (от 14 до 15 лет) и ранний юношеский (от 16 до 17 лет) возрастные периоды. Однако природа установления таких юридически значимых границ несовершен-110.Н1 и» к» возраста (от 14 до 17 лет включительно) не должна связываться лишь с получением подростком полного общего образования и возможностью осознания своих действий. Наступление подлинного совершеннолетия представляет собой достаточно продолжительный процесс. Биологические, социальные и психологические составляющие этого процесса имеют свой временной ритм и периодику, неодинаковую для различных регионов, для подростков и юношей, формирующихся под воздействием далеко не однозначных условий жизни и воспитания.

Традиционно исследователи сходятся во мнении, что после 13—14 лет подросток начинает полнее осознавать суть общественных отношений и их взаимосвязь. На данном этапе своего развития он в состоянии связать понятие ответственности с нормами общественной жизни и уяснить их содержание. На рубеже 15— 16 лет осознанная зависимость от окружения начинает все более прочно соединяться с понятием «обязанность», а последнее — с понятием «право».

Между тем, хорошо теоретически усвоенная «правообязанность» нередко дает ощутимые сбои на практике. Это происходит потому, что подросток, не имеющий возможности реализовать свои права в полном объеме (включая право на труд выбор формы продолжения обучения), не всегда готов осознанно (без принуждения) выполнять возложенные на него правовые обязанности. Накапливая к 15—16 годам значительный объем всевозможных знаний, он, как правило, не может использовать имеющийся потенциал и споен практической деятельности. Причин здесь две— непрочность полученных знаний и отсутствие необходимого опыта в их применении. Наличие должного опыта представляется особенно ценным, поскольку только через него понятие может быть усвоено на мировоззренческом уровне, а затем уже включено в борьбу мотивов при выборе форм и линии поведения. Поэтому даже к 18 годам мировоззрение вряд ли можно назвать полностью сформированным, т. к. не преодолены основные социализирующие этапы в жизни личности (получение профессии и соответствующей квалификации, завершение службы в Вооруженных Силах и т. п.).

Следовательно, поведение как асоциальное осмысливается подростком на рубеже 16 лет, способность полностью осознавать свою вину формируется ближе к 18 годам, а стабильная способность противостоять негативному влиянию окружения находится, как правило, за пределами совершеннолетия.

Таким образом, выделение законодателем юридически значимых границ несовершеннолетнего возраста (от 14 до 17 лет) выглядит отнюдь не случайным. Оно обусловлено все теми же возрастными и социально-психологическими особенностями лиц, не достигших на момент совершения преступления 18-летнего возраста.

Во избежание судебных ошибок, которые большинством специалистов связывались с фактом рассредоточенное™ уголовно-правовых норм, регулирующих ответственность несовершеннолетних, и для повышения эффективности правоприменительной практики в установлении социального контроля над преступностью исследуемой категории лиц, законодатель выделил в Кодексе самостоятельный раздел, посвященный уголовной ответственности несовершеннолетних.

Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних

Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних прослеживаются на фоне решения различных вопросов, касающихся: видов наказания; индивидуализации наказания; замены уголовной ответственности и наказания принудительными мерами вспомогательного характера; освобождения несовершеннолетних от отбывания условно-досрочного освобождения несовершеннолетних от отбывания наказания; сроков давности и сроков погашения судимости.

Кроме того, общие вопросы уголовной ответственности несовершеннолетних регулируются и в других главах Общей части УК РФ. Так, например, ст. 20 УК устанавливает минимальным возраст наступления уголовной ответственности, а ч. 4 ст. 18 УК позволяет не учитывать судимость за преступление, совершенное до 18 лет, при признании рецидива преступлений. Согласно ч. 2 ст. 57 и ч. 2 ст. 59 УК к несовершеннолетним не применяются пожизненное лишение свободы и смертная казнь, а само несовершеннолетие является смягчающим вину обстоятельством (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК).

Согласно ч. 1 ст. 87 УК несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет. Однако, за одни преступления ответственность наступает с шестнадцати лет, а за другие — с четырнадцати лет. Это поставлено в зависимость от тяжести совершенного преступления, степени его распространенности и возможности осознания его общественной опасности несовершеннолетним. В этой связи следует выделить как одну из особенностей—дифференциацию уголовной ответственности несовершеннолетних.

Другой особенностью является возможность применения к несовершеннолетним, совершившим преступление, наряду с наказанием принудительных мер воспитательного воздействия (ч. 2 ст. 87 У К).

Применительно к несовершеннолетним, в сравнении со взрослыми, существенно (более чем в два раза) сокращен перечень назначаемых им наказаний. Он ограничивается шестью видами, ориентированными исключительно на несовершеннолетних, с учетом специфики их личности и возраста.

Особенностями наказаний для несовершеннолетних является как сокращение видов, так и ограничение сроков и размеров наказания по сравнению с теми же видами наказаний для взрослых. Так, штраф назначается несовершеннолетнему только при наличии у него самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть наложено взыскание. Его размер существенно сокращен (в 2—2,5 раза) по сравнению с аналогичным наказанием, применяемым ко взрослым. Кроме того, исполнение этого вида наказания не должно ставить несовершеннолетнего в тяжелое материальное положение, лишать необходимых для жизни благ.

Срок обязательных работ для несовершеннолетнего осужденного варьируется в пределах от сорока до ста шестидесяти часов, что значительно меньше, чем для взрослых (от шестидесяти до двухсот сорока часов).

Применение исправительных работ к несовершеннолетним носит ограниченный характер в силу отсутствия у них высокой квалификации или профессии. Исправительные работы назначаются несовершеннолетним осужденным на срок до одного года (ч. 4 ст. 88 УК), а взрослым — до двух лет (ч. 1 ст. 50 УК). Максимальный предел этого вида наказания понижен, таким образом, для несовершеннолетних ровно в два раза.

Арест назначается несовершеннолетним осужденным,, достигшим шестнадцати лет, на срок от одного до четырех месяцев.

Максимальный срок лишения свободы также существенно снижен для несовершеннолетних и не может превышать десяти лет. Хотя, как известно, для взрослых этот рубеж значительно выше— двадцать лет, а по совокупности преступлений или приговоров — двадцать пять и тридцать лет лишения свободы.

В законе предусматривается возможность назначения несовершеннолетнему только наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, например, профессиональной или иной, в частности, управлять транспортным средством (ч. 1 ст. 88 УК). В то же время к нему не применяется такое наказание, как лишение права занимать определенные должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо в других организациях (ч. 1 ст. 47 УК). Это объясняется не только возрастом, но и отсутствием соответствующей подготовки для занятия таких должностей.

Наказание несовершеннолетнему назначается исходя из общих начал, установленных в ст. 60 УК. При этом закон обязывает учитывать условия его жизни и воспитания, уровень психического» развития, иные особенности его личности (возраст, пол, род занятий), а также влияние на него старших по возрасту лиц.

Устанавливая вид наказания несовершеннолетнему, следует учитывать как индивидуальные особенности личности, так и условия, в которых может осуществляться его исправление. Учет при назначении наказания возрастных, социально-психологических и индивидуальных особенностей несовершеннолетних позволяет ограничить «случайных преступников» от лиц с асоциальной установкой и назначить им законное и справедливое наказание.

Какова специфика освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания?

Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания может производиться по общим и специальным: основаниям. Применение некоторых общих оснований освобождения несовершеннолетних, как и специальных, имеет свою специфику. Так, при освобождении от уголовной ответственности лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, в связи с истечением сроков давности, не следует забывать о том, что применительно к несовершеннолетним сроки давности сокращены ровно наполовину (ст. 94 УК). Поэтому подросток освобождается от уголовной ответственности по истечении следующих сроков со дня совершения преступления:

а) один год — за преступление небольшой тяжести;

б) три года — за преступление средней тяжести;

в) пять лет— за тяжкое преступление;

г) семь с половиной лет — за особо тяжкое преступление.
Несовершеннолетний   может   быть   освобожден   от   наказания

или от его отбывания по единым для всех категорий осужденных основаниям. Вместе с тем применение отдельных из них в отношении несовершеннолетних имеет свою специфику. Так, например, применение условно-досрочного освобождения от отбывания наказания несовершеннолетних (ст. 93 УК) отличается определенной спецификой от аналогичного института, применяемого ко взрослым (ст. 79 УК). Во-первых, применительно к несовершеннолетним существенно сокращается перечень наказаний (до двух), от которых возможно условно-досрочное освобождение лиц, не достигших восемнадцати лет. Во-вторых, меняется условие применения рассматриваемого института. Теперь осужденному несовершеннолетнему для получения желаемой льготы поощрительного порядка достаточно отбыть не менее одной трети,, половины или двух третей назначенного приговором суда наказания.

Специальным видом освобождения, который назначается исключительно к несовершеннолетним, является освобождение от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Такое освобождение может быть назначено только несовершеннолетнему, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести, при условии, что его исправление может быть достигнуто путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия (ч. 1 ст. 90 УК).

Таковыми являются: а) предупреждение; б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; в) возложение обязанности загладить причиненный вред; г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего

Принудительные меры воспитательного воздействия по своей природе являются уголовно-правовыми. Они представляют собой разновидность мер государственного принуждения. Их применение к несовершеннолетнему означает освобождение от уголовной ответственности (ст. 90 УК) или от наказания (ст. 92 УК). В отличие от наказания, применение мер воспитательного воздействия не влечет состояние судимости.

Содержание этих мер раскрывается в ст. 91 УК. Так, предупреждение выражается в оказании воспитательного, морального воздействия на несовершеннолетнего и состоит в разъяснении ему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступлений.

Передача под надзор состоит в возложении на родителей или лиц,, их заменяющих, либо специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. Несовершеннолетний: передается под надзор специализированного государственного органа лишь в том случае, если указанные в законе лица не способны осуществлять контроль за поведением подростка и обеспечивать его правильное воспитание.

Обязанность загладить причиненный вред возлагается с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и наличия у него соответствующих трудовых навыком. Заглаживание вреда предполагает его уменьшение или смягченно, но не устранение. Способ заглаживания вреда значения не имеет. Материальный ущерб может быть компенсирован деньгами, вещами, ремонтом и т. п. Моральный вред может быть компенсирован публичным извинением. Возмещение ущерба производится добровольно через судебного исполнителя.

Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего (ч. 4 ст. 91 УК) может заключаться в запрете посещения им определенных мест, использования определенных форм досуга, ограничении пребывания вне дома в вечернее и ночное время, выезда в другие местности без разрешения государственного специализированного органа. Перечисленные меры направлены на создание таких условий, которые могли бы. препятствовать отрицательному влиянию микросреды на подростка и оказывали бы на него положительное воспитательное воздействие. Несовершеннолетнему может быть предъявлено также требование возвратиться в образовательное учреждение либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. Перечень возможных ограничений, применяемых к несовершеннолетнему, является примерным. Он может быть расширен с учетом конкретных обстоятельств совершения преступления, окружения подростка, его взаимоотношений с потерпевшим, соучастниками преступления и т. п.

Систематическое неисполнение лицом, не достигшим совершеннолетия, принудительной меры воспитательного воздействия влечет ее отмену по представлению специализированного государственного органа, а материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности (ч. 4 ст. 90 УК).

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

Виды принудительных мер медицинского характера предусмотрены в действующем уголовном законодательстве

Принудительные меры медицинского характера — это предусмотренные уголовным законодательством меры государственного принуждения, применяемые судом к лицам, совершившим в состоянии невменяемости общественно опасные деяния, предусмотренные Особенной частью Уголовного кодекса, либо к лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания, а также к лицам,, совершившим преступления и признанным вменяемыми, но нуждающимся в применении принудительных мер медицинского характера.

В соответствии со ст. 99 УК принудительные меры медицинского характера могут применяться только к лицам, совершившим общественно опасные деяния, предусмотренные Уголовным кодексом.

Закон предусматривает две разновидности указанных мер:

соединенные с наказанием;

не соединенные с наказанием.

В соответствии с ч. 2 ст. 97 УК лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркомании, либо в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Что касается мер, не соединенных с исполнением наказания, то они назначаются лицам:

- совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной
части УК, в состоянии невменяемости;

— у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания.

К указанным лицам могут применяться в соответствии с ч. 1 ст. 99 УК следующие виды принудительных мер медицинского характера:

- амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

-принудительное  лечение в психиатрическом стационаре общего типа,

-принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Случаи применения принудительных мер медицинского характера

Во-первых, согласно закону основанием применения этих мер является совершение деяния, предусмотренного Особенной частью УК.

Во-вторых, указанные меры назначаются только судом.

В-третьих, их исполнение обеспечивается мерами государственного принуждения.

Эти же признаки свойственны и мерам уголовного наказания. Однако в отличие от них принудительные меры медицинского характера, применяемые к лицам, указанным в ч. 1 ст. 97 УК, преследуют иные цели. В соответствии со ст. 98 УК данные меры направлены на излечение указанных лиц или улучшение их психического состояния, а также имеют целью предупреждение совершения этими лицами новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК. При этом принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда, либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК).

Что же касается лиц, которые по своему психическому состоянию не представляют опасности, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством о здравоохранении (ч. 4 ст. 97 УК).

Критерии суда при избрании конкретной принудительной меры медицинского характера

Основным критерием избрания той или иной меры медицинского характера является характер психического расстройства лица, совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное особенной частью УК.

Если такое лицо по своему психическому состоянию не нуждается и помещении в психиатрический стационар, ему в соответствии со ст. 100 УК назначается амбулаторное принудительное лечение у психиатра.

В случае же, если указанное лицо по характеру психического расстройства требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре, ему назначается принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего или специализированного типа.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.

Если же лицо нуждается в интенсивном наблюдении,, ему назначается принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Что касается лиц, которые по своему психическому состоянию представляют особую опасность для себя и для других лиц и требуют постоянного и интенсивного наблюдения, то им назначается принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Каков порядок продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского характера?

В отличие от мер уголовного наказания принудительные меры медицинского характера не могут назначаться на тот или иной срок, поскольку их прекращение зависит от изменения психического состояния лица, и срок лечения, естественно, не может быть известен при вынесении судом определения о применении указанных мер.

В то же время принудительные меры медицинского характера не являются бессрочными. В соответствии с ч. 2 ст. 102 УК лицо которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении или применении этой меры.

Если основания для такого решения отсутствуют, администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение о продлении принудительного лечения. При этом первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, а последующее продление— ежегодно.

Таким образом,  продолжительность применения принудительных мер медицинского характера поставлена под судебный контроль. Кроме того, судом при наличии оснований, связанных с изменением психического состояния лица, может производиться назначение иной принудительной меры медицинского характера (ч. 3 ст. 102 УК).

В случае прекращения применения принудительного лечения в психиатрическом стационаре суд может передать необходимые материалы и отношении лица, находившегося на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение со-П11.1 плою обеспечения в порядке, установленном законодательством о здравоохранении (ч. 4 ст. 102 УК).

Особенности принудительных мер медицинского характера, соединенных с исполнением наказания

Эти меры заключаются в принудительном лечении осужденных от алкоголизма и наркомании, а также лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, и реализуются в период отбывания виновным уголовного наказания.

В соответствии с ч. 1 ст. 104 УК принудительные меры медицинского характера в отношении осужденных к лишению свободы исполняются по месту отбывания наказания, а в отношении осужденных к иным видам наказания — в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь.

Если в психическом состоянии осужденного происходят изменения, вызывающие необходимость в стационарном лечении или в помещении его в иное лечебное учреждение, такие виды лечения применяются в порядке и по основаниям, предусмотренным законодательством о здравоохранении (ч. 2 ст. 104 УК).

При отпадении оснований к применению принудительной меры медицинского характера суд по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения врачей-психиатров принимает решение о прекращении принудительной меры медицинского характера.

Время пребывания осужденного в психиатрическом стационаре или ином лечебном учреждении засчитывается в срок отбывания наказания (ч. 3 ст. 104 УК).

В тех случаях, когда психическое расстройство у лица наступило после совершения преступления, это лицо после излечения подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. При этом при назначении наказания время, в течение которого к нему применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре4, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

36765. Исследование метода компьютерной стеганографии для защиты информации 122 KB
  Цель работы Исследование метода замены младших бит используемого в компьютерной стеганографии для защиты информации. Таким образом если цель криптографии состоит в блокировании несанкционированного доступа к информации путём шифрования содержания секретных сообщений то цель стеганографии – в скрытии самого факта существования секретного сообщения. При необходимости оба способа могут быть объединены и использованы для повышения эффективности защиты информации.
36766. ИЗУЧЕНИЕ СВОБОДНЫХ КОЛЕБАНИЙ ПРУЖИННОГО МАЯТНИКА 482 KB
  ОТЧЁТ ПО ЛАБОРАТОРНОЙ РАБОТЕ № 4 ИЗУЧЕНИЕ СВОБОДНЫХ КОЛЕБАНИЙ ПРУЖИННОГО МАЯТНИКА. Цель работы: Определение коэффициента жесткости пружины по удлинению пружины и методом колебаний пружинного маятника. Такой функцией является функция описывающая гармонические колебания...
36767. Перевод числа из одной системы счисления в другую 44.5 KB
  Варианты 1 15: Перевод из системы по основанию 10 в систему по основанию 2; Перевод из системы по основанию 10 в систему по основанию 4; Перевод из системы по основанию 10 в систему по основанию 8; Перевод из системы по основанию 10 в систему по основанию 16; Перевод из системы по основанию 8 в систему по основанию 10; Перевод из системы по основанию 8 в систему по основанию 2; Перевод из системы по основанию 8 в систему по основанию 4; Перевод из системы по основанию 8 в систему по основанию 16; Перевод...
36768. Размещение графики в документе 310.01 KB
  Работа с графикой в процессоре Word может строиться по трем направлениям.
36769. Изучение колебаний пружинного маятника 298 KB
  Изучение колебаний пружинного маятника. Цель работы: Изучение свободных и вынужденных колебаний системы с одной степенью свободы на примере пружинного маятника. Несмотря на различную физическую природу колебаний их можно описать одинаковыми уравнениями. Здесь А амплитуда колебаний; = круговая циклическая частота незатухающих свободных колебаний; t текущий момент времени...
36770. ИЗУЧЕНИЕ СВОБОДНЫХ КОЛЕБАНИЙ ФИЗИЧЕСКОГО МАЯТНИКА 169.5 KB
  Прибор, используемый в данной работе, представляет собой настенный кронштейн, на котором смонтированы подушки для опорных призм физического маятника. На том же кронштейне подвешен математический маятник, длину которого можно изменять, наматывая нить на соответствующий барабанчик. Физический маятник представляет собой цилиндрический стержень, на котором жестко закреплены две призмы 1 и 2
36771. Создание составных документов. Печать документов 364.5 KB
  Word уберет с экрана панель инструментов Формула и восстановит стандартное меню Word. Текстовые эффекты Применение текстовых эффектов к оформлению текста при помощи вставки объекта созданного в Wordrt. Пример объявления подготовленного с помощью Wordrt Попробуем подготовить самое банальное объявление для расклеивания на столбах рис. Создание заголовка объявления Продается компьютер с помощью Wordrt.
36772. Настройка аутентификации 43 KB
  htccess и в нем пропишите следующие директивы webсервера: uthNme ″Restricted re″ директива задает имя области аутентификации uthType Bsic директива задает тип аутентификации uthUserFile vr www ваша_фамилия users директива задает путь к файлу пользователей uthGroupFile vr www ваша_фамилия groups директива задает путь к файлу групп пользователей Создайте файл пользователей с помощью команды usr bin htpsswd c путь_к_файлу_пользователей имя_пользователя Здесь путь_к_файлу_пользователей – это путь указанный в...