48528

Немецкая классическая философия, онтология как раздел метафизики

Конспект

Литература и библиотековедение

Биография Канта очень проста и бедна внешними событиями. Лейбниц утверждал тождество оснований мышления и оснований бытия. Кант разработал последовательную философскую систему в которой дал ответы на кардинальные вопросы...

Русский

2015-01-16

95.89 KB

4 чел.

Немецкая классическая философия

Философия Просвещения сумела реализоваться практически — в лозунгах и идеалах Великой французской буржуазной революции 1789—1794гг. Это крупнейшее событие европейской истории XVIII в. в свою очередь дало мощный импульс процессу обновления самой философии. Принципиально новым этапом ее развития стало творчество классиков немецкого идеализма конца XVIII — начала XIX вв. — Иммануила Канта, Иоганна Фихте, Фридриха Шеллинга, Георга Гегеля. С ними в философию пришли темы истории, развития, активности познающего субъекта и. др. Философия становилась рефлексией, т. е. самопознанием всей многообразной человеческой культуры

Определяющей чертой немецкой классической философии (точнее немецкого идеализма) является выдвижение проблемы диалектического тождества мышления и бытия, с позиции которого исследуются отношения субъекта и объекта, теоретические формы мышления, философские категории.

Суммарно наиболее оригинальные и существенные новации, разработанные немецкой классической философией, можно свести к следующим:

—создание системы диалектики, достигшей своей завершенности в работах Гегеля;

—обоснование активности мышления (активность субъективного и объективного разума);

—значительно расширено исследование психики человека и признание существенной роли бессознательных неуправляемых интеллектуальных процессов;

—введение принципа историзма (Гегель) в исследование социально-культурной сферы;

—разработка и использование понятия идеала при интерпретации общественной жизни и искусства;

—появление новой формы материализма, а именно антропологического материализма и выявление психологических и гносеологических корней религии.

Философия И. Канта

Основоположником немецкой классической философии был Иммануил Кант (1724-1804).

Биография Канта очень проста и бедна внешними событиями. Вся его жизнь прошла в одном городе — Кенигсберге (ныне г. Калининград), а научная деятельность — в Кенигсбергском университете, где он прошел путь от студента до ректора. Первые научные работы Канта относятся к 1746 году, последние были написаны незадолго до смерти. Весь этот почти 60-летний творческий путь биографы Канта делят на два периода: до и после 1770 года. Первый из них принято называть «докритическим», второй — «критическим».

В «докритический» период Кант стоял на позициях естественнонаучного материализма. В центре его интересов были проблемы космологии, механики, антропологии и физической географии. В естествознании Кант считал себя продолжателем идей и трудов Ньютона, разделяя его концепцию пространства и времени как объективно существующих, но «пустых» вместилищ материи. Размышляя над проблемами происхождения Земли и Солнечной системы. Кант выдвинул гипотезу, согласно которой наша и другие планеты — это осколки Солнца, постепенно остывшие. Хотя эта гипотеза в настоящее время учеными не разделяется, в методологическом отношении она была большим шагом вперед по сравнению со старыми метафизическими представлениями о неизменности природы. Молодой Кант работал и над собственно философскими, гносеологическими вопросами. Как философ он испытал на себе тогда большое влияние рационализма Лейбница и скептицизма Юма. Лейбниц утверждал тождество оснований мышления и оснований бытия. Кант, напротив, эти основания различает. В спорах с Лейбницем он гораздо ближе к материалистам (к Ньютону).

Влияние Юма заключалось в том, что английский философ, по признанию самого Канта, «разбудил его от догматического сна»; он заставил Канта задуматься над очень важным вопросом: могут ли наши знания носить объективный, т. е. необходимый и достоверный, характер? Если прав Юм, если даже причинно-следственные связи — это только психологическая привычка (на чем настаивал Юм), то наука невозможна. Кант ставит перед собой задачу: спасти науку от разрушающего действия на нее скептицизма Юма. Но эту задачу он выполняет уже во второй — «критический» — период своего творчества.

Разделительной чертой между этими периодами является 1770 год, потому что именно в этом году 46-летним Кантом была написана профессорская диссертация: «О форме и принципах чувственного и умопостигаемого миров», в которой ее автор принципиально пересмотрел свои позиции по ряду фундаментальных вопросов, и прежде всего по вопросу о природе пространства и времени. Теперь пространство и время им рассматриваются и понимаются совершенно иначе, чем раньше, когда немецкий философ стоял на позициях метафизического материализма Ньютона. С позиций материализма Кант переходит на позиции субъективного идеализма. Пространство и время теперь трактуются Кантом не как объективные формы внешнего мира, а как априорные, т. е. доопытные, присущие сознанию формы созерцания. Это положение (особенно касающееся времени) Кант считал важнейшим во всей своей философии. Он даже говорил так: кто опровергнет это мое положение, тот опровергнет всю мою философию.

Свое философское учение теперь Кант называет критическим. Свои главные работы, в которых изложено это учение, философ назвал так: «Критика чистого разума» (1781 г.), «Критика практического разума» (1788 г.), «Критика способности суждения» (1789 г.). Что же здесь имеется в виду под словом «критика»? До сих пор, поясняет Кант свою мысль, философы исследовали мир (с помощью разума), но не исследовали сам разум, т. е. не исследовали сам инструмент, само орудие познания. Поэтому всю прежнюю философию Кант называет догматической, слепо верящей в способности разума, хотя эти способности (границы разума) никто не проверял. «Критика» — и есть такая проверка. Все три упомянутых кантовских произведения (их иногда так и называют: «Три критики») объединены общей целью, общим замыслом; исследовать три «способности души» — способность познания, способность желания (волю, моральное сознание) и способность к чувству удовольствия (эстетическую способность человека), установить взаимосвязь между ними.

Первая задача — предмет теории познания, вторая — предмет этики, третья — предмет эстетики (учения о прекрасном и возвышенном), но сюда же Кант относит и вопросы целесообразности в живой природе, о чем будет сказано ниже. «Конечные цели чистого применения нашего разума», т.е. высшие проблемы культуры, которые и составляют предмет философии, сосредоточены вокруг следующих вопросов: «Что я магу знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться?»

Теория познания. Процесс познания, по Канту, проходит три ступени: 1) чувственное познание, 2) рассудок и 3) разум. Исходная посылка, на первый взгляд, формулируется материалистически: признается существование внешнего предметного мира (так называемых «вещей-в-себе», воздействующих на наши органы чувств и порождающих наглядные представления). Предмет эмпирического наглядного представления — это явление; в нем две стороны: 1) его материя, или содержание, которая дается в опыте, и 2) форма, приводящая эти ощущения в определенный порядок. Форма — априорна, от опыта не зависит, т. е. находится в нашей душе до и независимо от всякого опыта.

Таких чистых форм чувственного наглядного представления две: пространство и время. Кант отказывается, как это он делал раньше, признать пространство и время объективными формами материального мира. Теперь он считает иначе: в мире вещей-в-себе ни пространства, ни времени нет. Пространство и время — лишь субъективные формы созерцания, налагаемые нашим сознанием на внешние предметы. Такое наложение является необходимым условием познания: вне пространства и времени мы ничего познать не можем. Но именно поэтому между вещами-в-себе и явлениями лежит непроходимая пропасть (трансцензус): мы можем знать только явления и ничего не можем знать о вещах-в-себе.

Такую позицию Канта нельзя оценить иначе как дуалистическую: вещи-в-себе существуют вне нас, но они не познаваемы. Как же доказывает Кант субъективный характер пространства и времени? В конечном счете аргументы философа сводятся к тому, что всем людям, и прошлым и нынешним поколениям, присущи якобы одни и те же представления пространства и времени, которые не может изменить никакой опыт и никакая наука. Но именно наука (и прежде всего наука XX века) опровергла кантовские аргументы. Во-первых, объективные свойства пространства и времени не неизменны, а зависят от материи и движения. Во-вторых, и субъективные представления о времени и пространстве у взрослого и ребенка, культурного человека и дикаря, у людей разных культур весьма и весьма различны, что подтверждают и этнографические и психологические исследования. Несостоятельно и утверждение Канта о том, что возможен только один вид геометрии — геометрии Евклида. Не прошло и полвека после смерти Канта, как великие ученые-геометры Лобачевский и Риман открыли и доказали не только возможность, но и реальность неевклидовой геометрии — геометрии вогнутого и выпуклого пространств.

Но в ошибке Канта (в самой идее априоризма) есть и рациональное зерно. В индивидуальном сознании человека (человека определенного времени, определенной культуры) унаследованы, почерпнуты из социального опыта, усвоены и распредмечены в процессе общения такие формы сознания (мыслительные образования), которые выработаны исторически «всеми», но никем в отдельности. Пояснить это можно на примере языка: его специально никто не «придумал», но он есть и дети ему учатся от взрослых. Априорными (по отношению к индивидуальному опыту) являются не только формы чувственного познания, но и формы работы рассудка — категории.

Рассудок — это вторая ступень познания. (Первая — чувственность). Посредством чувственности, считает Кант, предмет нам дается. Но мыслится он посредством рассудка. Познание возможно лишь в результате их синтеза. Орудия, инструмент рассудочного познания — категории. Они присущи рассудку изначально. Многообразие явлений накладывается на сеть категорий, которые придают нашему знанию уже не эмпирически-случайный, а всеобщий, необходимый, т. е. научный, характер. Научное знание есть знание категориальное. Это верно, но дальше Кант рассуждает уже как субъективный идеалист; рассудок не открывает законы природы, а диктует природе их. Единство категорий, и познавательная (синтетическая) способность их имеют своим источником, по Канту, не объективное материальное единство мира, а трансцендентальное единство самосознания.

Сила рассудка — в его синтетической способности. Но эта способность у него не полная, небезграничная. Она ограничена пределами опыта, за эти границы рассудок выйти не может. Однако сам рассудок не знает своих собственных границ, да и знать их не хочет. Он постоянно преступает эти границы, т. е. стремится из мира явлений (на который только и распространяется его законодательная власть) проникнуть в мир вещей-в-себе. Но, покинув границы опыта (став, тем самым, уже не рассудком, а разумом), он попадает в область неразрешимых противоречий, а его суждения необходимо становятся иллюзорными.

Разум — это третья, высшая ступень познавательного процесса. Разум уже не имеет прямой, непосредственной связи с чувственностью, а связан с ней опосредованно — через рассудок. Разум — высшая ступень познания, хотя во многом он «проигрывает» рассудку. Разум, покинув твердую почву опыта, не может дать однозначного ответа — «да» или «нет» — не на один из вопросов мировоззренческого уровня. Имеет ли мир начало во времени и в пространстве или он бесконечен и вечен? Бессмертна или смертна душа человека? Существует ли свобода воли или в мире нет никакой свободы, а все совершается по закону естественней необходимости? Есть бог или нет бога? — рассудок бы не дерзнул ставить такие вопросы. Разум — дерзает, но безуспешно. Его претензии чрезмерны. Чистый теоретический разум должен смириться, признать свое поражение, ибо вещи-в-себе для него непознаваемы.

Но почему же он, несмотря на это, признается высшей ступенью, высшей инстанцией познания — не твердо стоящий на своих ногах рассудок, а противоречивый, вводящий нас в заблуждение разум? Именно потому, что чистые идеи разума (Кант называет их принципами) выполняют высшую регулятивную роль в познании: они указывают направление, в котором должен двигаться рассудок. Идеи разума можно сравнить с линией горизонта, которая, хотя и недосягаема, дает возможность человеку ориентироваться в пространстве, идти правильно к намеченной цели. И все же Кант остался в теории познания метафизиком: противоречивость разума (т. е. противоречивость бесконечности) он истолковывал как признак слабости, неспособности разума проникнуть в сущность вещей, тогда как в действительности это было свидетельство его величайшей силы, на что позже указывал Гегель.

В «Критике чистого разума» Кант делает вывод о том, что философия может быть наукой не о вещах-в-себе (о высших ценностях мира), а только наукой о границах познания. Высшие сущности (и высшие ценности) — это Бог, душа и свобода, они не даны нам ни в каком опыте, рациональная наука о них невозможна. Однако теоретический разум, будучи не в силах доказать их бытие, не в силах доказать и обратное, т. е. он не запрещает верить в бытие Бога, в бессмертие души и в свободу воли. Человеку дана возможность выбора — между верой и неверием. И он должен выбрать веру, так как этого требует от него голос совести, голос морали. Но это уже переход от теоретического разума к разуму практическому, переход от гносеологии к этике.

Этика. Как и в теории познания, в этике Кант тоже пытается отыскать априорные, сверхэмпирические основания нравственности. Это должен быть всеобщий принцип (закон для всех). Всеобщий закон нравственности возможен и необходим потому, настаивает Кант, что в мире имеется нечто такое, существование чего заключает в себе и высшую цель и высшую ценность. Это «нечто» — человек. Такой закон, как априорный принцип конечной цели. Кант называет категорическим императивом (обязательным повелением): каждый человек, независимо от его положения в обществе, должен поступать так, чтобы этот поступок могли бы — к всеобщему благу — совершить и все: другие, или, иначе говоря, — чтобы воля индивида могла стать всеобщим законодательством.

Как философ Кант осознавал, что мораль нельзя вывести из опыта, эмпирии. История человечества демонстрирует великое многообразие норм поведения, часто не совместимых друг с другом: поступки, рассматриваемые как норма в одном обществе, в другом подвергаются санкциям. Поэтому Кант пошел по другому пути: он философскими средствами обосновывает абсолютный характер морали.

Моральное действие, как показал Кант, не относится к миру явлений. Кант выявил  вневременный, то есть независимый от знания, от развития общества, характер морали. Мораль, по Канту, — сама бытийственная основа человеческого существования, то, что делает человека человеком. В сфере нравственности действует вещь в себе, или свободная причинность. Нравственность, по Канту, ниоткуда не выводима, ничем не обосновывается, а наоборот, является единственным оправданием разумного устройства мира. Мир устроен разумно, так как существует нравственная очевидность. Такой нравственной очевидностью, не разложимой далее, обладает, например, совесть. Она действует в человеке, побуждая к определенным поступкам, хотя нельзя ответить на вопрос, почему совершается тот или иной поступок, поскольку поступок совершается не по той или иной причине, а по совести. То же самое можно сказать и о долге. Человек поступает согласно чувству долга не потому, что его что-то принуждает к этому, а потому, что в нем действует какая-то самопринуждающая сила. Человек может совершать моральный поступок, и уклоняясь от какого-то действия. Многие вещи любил повторять Кант, способны возбудить удивление, восхищение, но подлинное уважение  вызывает лишь человек, не изменивший чувству должного, тот человек, для которого существует невозможное.

В отличие от теоретического разума, который имеет дело с тем, что есть, практический разум имеет дело с тем, что должно быть. Мораль, по Канту, носит характер императивности.

Понятие императивности означает всеобщность и обязательность требований морали: «категорический императив, — пишет он, — есть идея воли каждого существа, как воли, устанавливающей всеобщие законы».

Кант хочет найти высший принцип моральности, то есть принцип выявления самого морального содержания, и дает формулировку того, как должно поступать человеку, стремящемуся приобщиться к подлинно нравственному:

«Поступай только согласно такой максиме, руководясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом».

Совершая какой-то поступок, человек ответствен не только за себя, но и за все человечество. Кант полагал, что в самих конкретных нравственных поступках человек должен мыслью приподниматься над обыденностью, понимать, что каждый его поступок, в который вовлечены определенные люди, вещи и обстоятельства, так или иначе отзовется на всем человечестве.

Свой категорический императив Кант формулирует и в другой форме:

«.... поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству».

Он утверждал, что подлинно нравственным является такое действие, в котором человек и человечество выступают как высшие цели. А высшее предназначение человека, его цель — исполниться в качестве человека, реализовать человеческое в себе.

Кант различал социально одобряемые нормы поведения и нормы нравственности. Социально одобряемые нормы поведения носят исторический характер, но далеко не всегда являются реализацией требований нравственности.

Кант отклоняет религиозную мораль: мораль, считает он, не должна зависеть от религии. Напротив, религия должна определяться требованиями морали. Человек, другими словами, не потому морален, что верит в Бога, а потому верит в Бога, что это вытекает как следствие из его нравственности. Но, так или иначе, мораль и вера открывают, по Канту, для человека вход в тот мир, который закрыт для науки. Кант прямо заявляет, что вынужден был ограничить место знанию, чтобы освободить его для веры. Нравственная воля, вера, желание – это особая способность человеческой души, существующая наряду со способностью познания (но отличная от нее). Рассудок выводит нас к природе, разум (если не теоретический, то практический) – вводит во вневременной, трансцендентный мир свободы.

Эстетика. В центре эстетического учения (это предмет третьей кантов-ской "Критики" - "Критики способностисуждения") – исследование категорий "прекрасное" и "возвышенное", а также проблема "Гения" – художника. Оригинальность кантовского понимания прекрасного заключается в том, что прекрасное философ связывает с "незаинтересованным", бескорыстным, чистым созерцанием: чувство прекрасного свободно от жажды обладания, от любых помыслов вожделения, и поэтому оно выше всех других чувств. Ощущение возвышенного рождается из сложной диалектики чувств: наши сознание и воля сначала подавляются величием – бесконечностью и мощью природы. Но это чувство сменяется противоположным: человек ощущает, осознает не свою "малость", а свое превосходство над слепой, бездушной стихией – превосходство духа над материей. Воплощение эстетического духа –художник – творит свой мир свободно. Высшие творения художественного гения бесконечны, неисчерпаемы по содержанию, по глубине заключенных в них идей.

Учитывая сложный характер философии И. Канта, попытаемся еще раз в кратком схематическом виде обрисовать ее контуры.

Кант разработал последовательную философскую систему, в которой дал ответы на кардинальные вопросы человеческого бытия: «Что я могу знать?», «Что я должен делать?», «На что я могу надеяться?».

Ответ на первый вопрос изложен в его основном труде «Критика чистого разума». Лейтмотив этого произведения — критика самого разума, взятого в «чистом» виде, т.е. независимо от опыта. Ибо всякое знание начинается с опыта, но не ограничивается им. Часть знаний порождается самой познавательной способностью человека и носит априорный (доопытный) характер. Эмпирическое знание единично, а потому случайно, априорное — всеобще и необходимо.

Все опытные, эмпирические суждения синтетичны, т.к. они расширяют наши знания. Это, как утверждает Кант, аксиома. Проблема заключается в другом: возможны ли априорные синтетические суждения или они по своему существу аполитичны, т.е. носят поясняющий характер и не дают никакой прибавки к знаниям? Отсюда данная проблема, по Канту, распадается на три части: «Как возможна математика?» «Как возможно естествознание?» «Как возможна метафизика (философия)?».

Кант был убежден, что «чистая» теоретическая математика и теоретическое естествознание существуют. Достоверность знаний этих наук обусловлена наличием в сознании априорных форм чувственного созерцания (пространство и время), априорных форм рассудка (понятий) и априорных форм синтеза чувственного многообразия и понятий рассудка.

Создание новой философии Кант связывал с преодолением ряда трудностей:

1. Поскольку мир разделен на доступные знанию «явления» (феномены) и непознаваемые «вещи в себе» (ноумены), теоретическое знание имеет определенные пределы, которые никогда не преодолеваются. Ибо априорные формы обеспечивают всеобщность знаний мира, но не дают адекватных представлений о нем.

2. Разум неизбежно приходит в противоречие с самим собой, когда он пытается схватить мир в целом, без опоры на чувственное созерцание. Т.е. мышление по своей сути противоречиво (антиномично).

Из самого факта существования этих трудностей Кант не приходит к выводу о невозможности философии вообще, — она возможна как критики достоверности познания, установления его пределов, границ.

Согласно Канту новая философия не может ограничиваться критикой теоретического разума; не менее важной задачей является критика практического разума, под которым он понимал моральное сознание, нравственность, поведение.

Философ считает, что основу морального сознания (это логически вытекает из его системы) составляет априорный принцип, требующий, чтобы нравственные нормы носили всеобщий и необходимый характер.

При выборе своего поведения человек должен руководствоваться общечеловеческими правилами, являющимися для него категорическим императивом (безусловным повелением). Кант выдвинул три таких максимы:

1. Поступай согласно правилам, которые могут стать всеобщим законом.

2. В своих поступках исходи из того, что человек является высшей ценностью; его никогда нельзя использовать только как средство.

3. Все поступки должны быть ориентированы на общее благо.

Кант любил повторять, что нет ничего более ценного, чем звездное небо над нами и нравственный закон в нас.

В работах, посвященных социальной философии. Кант выдвинул идею о вечном мире. Средствами ее достижения он считал активное сотрудничество между народами, федерализм свободных государств, честную политику, основанную на взаимном доверии.

Наилучшим гражданским устройством в каждом государстве объявлялась республика.

Основные труды: «Критика чистого разума» (1781), «Критика практического разума» (1788), «Критика способности суждения» (1790).

Философия Г. Гегеля

Гегель Георг Вильгельм Фридрих (1770—1831) — крупнейший представитель немецкой классической философии, создатель грандиозной системы объективного идеализма и теории (метода) диалектики. Родился в Штутгарте. Изучал философию и теологию в Тюбингенском университете. Некоторое время был домашним учителем, затем в 1808—1816 — директором престижной гимназии в Нюрнберге. С 1816 г. Гегель был приглашен в Гейдельбергский университет, а в 1818 г. — в Берлинский, где он работал профессором (а некоторое время и ректором) до конца жизни.

Основные работы: «Наука логики: В 3 т.» (1812—1816) — это так называемая «Большая логика» наряду с «малой логикой» как первой частью «Энциклопедии философских наук» (1817); «Феноменология духа» (1807); «Лекции по истории философии» (1833—1836); «Лекции по эстетике» (1835—1838); «Философия истории» (1821).

Общая характеристика философии Гегеля

Он разработал диалектику в систематической, целостной форме, но на основе идеализма и с включением элементов метафизичности. Великая заслуга Гегеля состояла в том, что он, обладая огромным историческим чутьем, впервые представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т. е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании развитии, и сделал попытку раскрыть внутреннюю связь, законы этого движения и развития. В каждой из рассматриваемых в его философии сфер действительности — от чисто логических категорий до категориальной диалектики исторического процесса — Гегель старался найти и указать проходящую через них «нить развития», хотя схематизма и искусственных построений при этом избежать не удалось.

Его фундаментальный вклад в развитие философии состоял в том, что он впервые в истории философской мысли дал глубокую систематическую разработку диалектического метода мышления и стремился реализовать его принципы при анализе всех сфер действительности.

Но диалектика Гегелем была развита на объективно-идеалистической базе, поскольку за основу всех явлений он принимал некое духовное начало, которое обозначал разными терминами (мировой разум, мировой дух, абсолютная идея). Эта абсолютная идея отчуждает себя (т. е. превращается) в природу, а потом в духе, т. е. в мышлении и истории снова возвращается к себе. Вот почему основное противоречие гегелевской философии — это противоречие между консервативной идеалистической системой и революционным диалектическим методом.

Наиболее полно диалектика Гегеля изложена в его работе «Наука логики». В этом произведении он дал анализ важнейших законов, категорий и принципов диалектики, обосновал положение о единстве диалектики. Логики и теории познания, создал первую в истории мысли развернутую систему диалектической логики. Философ выявил во всей полноте (насколько это было можно с позиций идеализма) роль и значение диалектического метода в познании и других формах социальной деятельности, подверг критике метафизический метод мышления.

Диалектика — основа, истинный центр всей философской проблематики у Гегеля. И хотя диалектика у него была подвергнута мистификации, это не помешало ему первому дать всеобъемлющее и сознательное изображение ее всеобщих форм движении, как высших принципов мышления и других видов деятельности.

Он обращал внимание на то, что развитие происходит не по замкнутому кругу, а по «спирали», поступательно, от низших форм к высшим, от содержания к содержанию. В этом процессе совершается взаимопереход количественных и качественных изменений (эволюции и скачки). Источником развития является противоречие, которое движет миром, есть «корень всякого движения и жизненности», принцип всякого самодвижения и познания.

Разрабатывая субординированную систему категорий диалектики и выводя их друг из друга по ступеням логического восхождения от абстрактного к конкретному, Гегель действительно доказал, что логически формы и законы — не пустая оболочка, а отражение объективного мира. Вернее, не доказал, а гениально угадал.

Характерная черта гегелевского диалектического метода — его «революционный заряд», который находился в непримиримом противоречии с его консервативной идеалистической системой. В частности, Герцен называл философию Гегеля «алгеброй революции»

И хотя революционная сторона гегелевской философии — диалектический метод – была в конечном итоге «задушена» ее догматической непомерно разросшейся консервативной стороной, именно первая сторона оказалась тем величайшим философским завоеванием, которое в своем материалистическом переосмыслении оказала кардинальное воздействие на развитие познания и практики.

Философская система Гегеля и ее структура

В развитом виде содержание философской системы Гегеля, сжато изложенное в «Энциклопедии философских наук» (1817), состоит в следующем В основе всех явлений природы (и общества лежит абсолют, духовное и разумное начало — абсолютная идея, мировой разум, мировой дух и т. п. Это начало активно и деятельно, причем деятельность его состоит в мышлении, а точнее — в самопознании.

В своем развитии абсолютная идея проходит три этапа:

1) развитие идеи в ее собственном лоне, в «стихии чистого мышления» — «Логика», где идея раскрывает свое содержание в системе взаимно связанных и переходящих друг в друга логических категорий;

2) развитие идеи в форме «инобытия», т. е. в форме природы — «Философия природы». Природа служит лишь внешним проявлениям саморазвития логических категорий;

3) развитие идеи в сознании, праве, нравственности, всемирной истории, т. е. в «духе» — «Философия духа». На этом этапе абсолютная идея возвращается к самой себе и постигает свое содержание в различных видах человеческого сознания и деятельности.

1. Логика (наука логики), открывается предварительным понятием, где, во-первых, рассматриваются три отношения мысли к объективности: метафизика, эмпиризм и критическая философия (как две разновидности второго отношения); непосредственное знание. Во-вторых, дается определение логики как науки о мышлении (но не только о формальном), его определениях и законах, формулируется положение о совпадении диалектики. Логики и теории познания, дается разделение Логики на три учения (о бытии, о сущности, о понятии).

Логика Гегеля — это целостная развивающаяся от абстрактного к конкретному система категорий, органическое единство всех трех моментов логического (мышления), но при определяющем значении третьего момента.

Учение о бытии. Учение о бытии начинается с самой общей и абстрактной категории — категории бытия, противоположностью которой является категория «ничто», а их синтезом — категория «становление». Вся гегелевская логика развертывается между этими двумя полюсами — «бытиё» и «ничто». Все остальные категории — это посредствующие звенья развертывания данных полюсов.

Становление у Гегеля имеет три аспекта: как синоним категории «развитие»; как выражение процесса создания предпосылок предмета, возникающего на их основе; как характеристика начального этапа уже возникшего предмета.

Важнейшие категории этого учения — качество, количество, мера (единство качества и количества) и скачок. С помощью этих категорий Гегель впервые в мировой философии разработал один из важнейших законов диалектики — закон взаимоперехода количественных (постепенных, непрерывных) и качественных (перерывы непрерывности, скачки) изменений.

Учение о сущности. Главной проблемой этого учения является проблема противоречия и связанных с ней, как правило, парных категорий, — сущность и явление, тождество и различие, основание, содержание и форма, необходимость и случайность, причина и действие, взаимодействие и др.

Кредо Гегеля в рассматриваемом вопросе таково: «Противоречие — корень всякого движения и жизненности: лишь поскольку нечто имеет в себе самом противоречие, оно движется, обладает импульсом и деятельностью». Иначе говоря, великая заслуга немецкого мыслителя заключается в том, что он рассматривал противоречие как источник саморазвития всего сущего — в том числе мышления, познания.

Учение о понятии. Понятие, согласно Гегелю — не просто одна из форм мышления и результат абстрагирующей деятельности рассудка. Это абсолютная творческая мощь, порождающая все наличное. В этом разделе рассматривается диалектика основных форм мышления — понятия (в узком смысле), суждения и умозаключения, соотношение единичного, особенного и всеобщего (с выделением двух его видов — абстрактного и конкретного как «единства многообразного»).

2. Философия природы — это, по Гегелю, учение об идее в форме инобытия, т. е. в форме природы. Задачу философского рассмотрения последней Гегель видел в том, чтобы проследить, каким образом природа, будучи инобытием идеи, становится духом.

«Философия природы» распадается у Гегеля на три больших раздела: механику, физику и органическую физику. Каждый из этих разделов был результатом философского обобщения данных естествознания, накопленных к началу XIX века.

В «механике» Гегель рассматривает такие фундаментальные философские категории, как материя, движение, пространство, время; из частно-научных понятий — притяжение, отталкивание, масса, тяготение, падение, толчок и др.

В «физике» речь идет об общих и частных свойствах материи и их соединении. В этой связи исследуются такие понятия, как свет, физическое тело, различные «стихии» (например, воздух), удельный вес, звук, теплота и др. Причем все категории и понятия рассматриваются не бессистемно, хаотически, а в определенной последовательности, восхождении и переходах.

«Органическая физика» содержит три последовательно восходящие один к другому подраздела: геологическая природа, растительная природа и животный организм. Здесь соответственно рассматриваются история и жизнь Земли как планеты, специфика формообразовательного процесса у растений и животных, функции организма, соотношение рода и вида, рода и индивидуума.

3. Философия духа является завершающей частью гегелевской системы. «Философию духа» Гегель расчленил на три раздела: субъективный дух, объективный дух, абсолютный дух.

Учение о субъективном духе, состоящее из антропологии, феноменологии и психологии, посвящено в основном характеристике индивидуального сознания. Духовное развитие индивида связывается Гегелем с интеллектуальным развитием всего человеческого рода. Иначе говоря, высказывается продуктивная мысль о социально-исторической природе сознания.

Предметом антропологии, по Гегелю, является дух в его телесности, т. е. душа. Главное внимание здесь он уделяет вопросу о специфичности духовного склада человека в связи с его распространением по Земле, различением людей по расовым, возрастным и половым признакам.

Предметом исследования феноменологии (частично воспроизводящей «Феноменологию духа») являются такие основные понятия, как сознание, самосознание, разум. «Венцом» субъективности духа является у Гегеля психологическое учение о личности в соединении с такими понятиями, как созерцание, представление, сила воображения, память, влечение, счастье и др.

Во втором разделе — «Объективный дух» — немецкий мыслитель исследует социально-историческую жизнь человечества. Ключевыми здесь становятся понятия права, моральности, добра и зла, нравственности, семьи, гражданского общества, государства, всемирной истории. Так, в параграфе «Всемирная история» Гегель высказывает плодотворные идеи о целостном, диалектическом, поступательном характере истории, о единстве и многообразии исторического процесса, о его закономерном характере, о прогрессе и его критерии (история — «прогресс в сознании свободы»), о диалектике свободы и необходимости, о важности применения диалектического метода при исследовании истории и др.

Особо следует выделить «прозорливость» Гегеля в том, что основой деятельности людей (т. е. всемирной истории) является деятельность экономическая, т. е. труд — преобразование природы с помощью орудий труда. В своих орудиях, — подчеркивал немецкий философ, — человек обладает властью над внешней природой, но в своих целях он подчинен ей. Это высказывание — «зародыш» материалистического понимания истории (исторического материализма).

Абсолютный дух, согласно Гегелю, самораскрывался в трех основных формах: в искусстве, религии и философии. В искусстве он познается в форме созерцания, в религии — в форме представления, в философии — в форме понятия, т. е. как «мыслящее рассмотрение». Но при этом он ставит философию выше частно-научного знания, изображает ее как «науку наук».

Вместе с тем Гегель изобразил историю философской мысли не как «перечень мнений», а как закономерный процесс движения мысли к истине. В этом процессе выкристаллизовываются категории, являющиеся центральными для данной философской системы. Предшествующее философское учение в «снятом виде» входит в более поздние учения. Один из серьезных недостатков историко-философской концепции Гегеля — «третирование материализма». Второй недостаток — объявление своей философской системы конечным пунктом, «венцом развития» мировой философской мысли.

 

Философия Л. Фейербаха

Людвиг Фейербах (1804—1872) — немецкий философ-материалист и атеист, острый и бескомпромиссный критик религии и идеализма. Родился в семье известного юриста. Учился в Гейдельбергском и Берлинском университетах (где слушал лекции Гегеля). По окончании последнего и защиты диссертации стал (с 1828 г.) приват-доцентом Эрлангенского университета. С 1830 г. Фейербах ведет уединенную жизнь (преимущественно в деревне), публикуя свои труды, в которых он постепенно отходит от гегелевского учения, завершая тем самым немецкую классическую философию.

Основные работы: «Сущность христианства» (1841) и «Основные положения философии будущего» (1843).

Характерная черта философии Фейербаха — антропологизм, т. е. понимание человека как чисто природного, биологического существа. как «единственного, универсального и высшего предмета новой философии». Немецкий мыслитель считает, что не «мыслящее Я», не «абсолютная идея», а природа есть объективно обоснованное подлинное начало философии.

Коль скоро человек — наиболее совершенная часть вечной природы (а не творение Бога, не самосознание) и «высший предмет философии», то задача последней (если она истинная) заключается, согласно Фейербаху, не в том, «чтобы творить книги, а в том, чтобы творить людей». Человек прежде всего материальное тело (а не только «мыслящее существо») и потому он обладает способностью ощущать и чувствовать.

Духовное начало в человеке не может быть, по Фейербаху, отделено от телесного, дух и тело — две стороны той реальности, которая называется человеческим организмом. Однако в единстве указанных двух сторон именно тело в его целостности (а не мышление) составляет сущность человеческого Я.

В центре проблематики «новой философии», предложенной Фейербахом, человек чувствующий и, прежде всего, — наделенный даром любви. Мыслитель акцентировал внимание на природно-биологическом характере человека, от которого абстрагировалась идеалистическая немецкая философия: для неё наиболее важна трактовка человека как духовного существа. Если для Гегеля любой отдельный индивид — исторически духовное образование, то для Фейербаха — это один из связующих компонентов в развитии человеческого рода.

Связь между людьми, по Фейербаху, носит «родовой» характер, является природной, представляет собой преимущественно связь полов. Мыслитель не ставил перед собой задачу выявить социальные связи между людьми, определяемые спецификой их общественного бытия.

Хотя Фейербах формально не рассматривал свое учение как материалистическое, оно вошло в историю философии как разновидность антропологического материализма. Ей исходный пункт — человек как высшее проявление, как венец природы, рассматриваемый в неразрывном единстве с ней. Фейербах подчеркивал: «Человек должен вести свое происхождение не от неба, а от земли, не от Бога, а от природы ...должен начинать свою жизнь и свое мышление вместе с природой — природа не есть действие отличного от неё существа, но, как говорят философы, есть причина себя самой...».

В работе «Сущность христианства» (1841) мыслитель подвергает резкой критике религию. В этой работе он высказал мысль о том, что Бог — это отчужденная от самого человека и превращенная в абсолют человеческая сущность. Свойства, характеризующие Бога, есть свойства самого человека, которые оторваны от него и «спроецированы» на Бога. Личность Бога, по Фейербаху, есть не что иное, как отделенная объективированная личность человека.

Обосновывая это положение, философ писал: «О человеке можно судить по Богу и о Боге — по человеку. Они тождественны. Божество человека заключается в его духе и сердце, а дух, душа и сердце человека обнаруживаются в его Боге. Бог есть откровение внутренней сути человека, выражение его «я»; религия есть торжественное раскрытие тайных сокровищ человека, признание его сокровенных помыслов, открытое исповедание его тайн любви.

В теории познания Фейербах продолжил линию материалистического сенсуализма, придерживаясь традиций материалистов эпохи Просвещения. По Фейербаху, ощущения составляют единственный источник нашего познания, и лишь то, что дано нам через органы чувств обладает подлинной реальностью. Чувственное восприятие может быть не только непосредственным, но и опосредованным, предоставляя косвенные свидетельства того, что не воспринимается обычным путем. Причем, критерием истинности мышления, по Фейербаху, является чувственное созерцание.

Признавая любовь сущностью и целью человеческой жизни, немецкий мыслитель увидел в ней и решающую силу общественного прогресса, в том числе, нравственного. Центральный принцип проповедовавшейся Фейербахом морали наиболее ярко выражен в его установке: чтобы люди были счастливы, они должны любить друг друга. Человеческое счастье обусловлено взаимным сердечным влечением людей,

По мысли Фейербаха, любовь к Богу (как отчужденная, ложная форма подлинной любви) должна уступить место любви к другим людям. Человек не в состоянии обрести счастье в одиночку: между его счастьем и счастьем того, кого он любит, пролегает непосредственная связь. Счастье не может быть «односторонним», оно — либо «двустороннее», либо — «всестороннее».

Фейербах, рассматривая узы нравственной любви в качестве действенных возможностей обретения человеческого счастья, стремился на этих морально-психологических началах представить контуры грядущего общества. Оно виделось ему как общество любви и справедливости. Желание содействовать созданию такого общества подтолкнуло его к вступлению в последние годы жизни в ряды социал-демократической партии Германии.

В философском наследии Фейербаха – немало непоследовательностей и критических перегибов. Самый, пожалуй, наглядный из них состоит в том, что, критикуя идеализм Гегеля, он не сумел оценить его диалектических идей, и напрочь отбросил это интеллектуальное богатство. Тем не менее, учение Фейербаха оказало несомненное воздействие на дальнейшее развитие мировой философской мысли. Фейербаховский материализм стал одним из истоков формирования марксистской философии.

ОНТОЛОГИЯ КАК РАЗДЕЛ МЕТАФИЗИКИ

Понятие  «онтология» (от греч. ontos - сущее, logos - учение) впервые было введено  Р. Гоклениусом в 1613 г. в работе «Философский лексикон» в значении метафизика. Благодаря Х. Вольфу и его школе этот термин стал  широко использоваться в философском языке для обозначения той части в структуре метафизики, которая была призвана изучать сущее как таковое. Это означает,  структура метафизического знания уже не ограничивалась только онтологическими проекциями, но и включала в себя и другие разделы: рациональную теологию ( «откровенное» и «естественное»  знание о Боге, доказательство Его бытия и бессмертия души), космологию  как знание о свете или о мире вообще, учение о пространстве и времени, случайности и необходимости и др., рациональную психологию или  пневматологию ( изучение «метафизической природы» души).

Данная структура является следствием сложившейся к ХУШ в. традиции, согласно которой философия подразделялась на две части - теоретическую и практическую. Первая была призвана заниматься «наставлением разума», вторая - «наставлением воли». В этом контексте метафизика рассматривалась в качестве центрального ядра всей «теоретической» (умозрительной или рациональной) философии, к которой относилась физика и область умословия (логика), исследующая законы человеческого ума. Практическая философия, иначе «моральная» была представлена этикой, политикой и экономикой.  

В работе Хр. Вольфа «Разумные мысли о силах человеческого разума и их исправном употреблении в познании правды» (СПб., 1765 г.) структура философского знания выглядит следующим образом:

ФИЛОСОФИЯ

I часть

логика

П часть

естественная теология

Ш часть

физика,

пневматология

IV часть

этика,

политика

V часть

онтология

(знание о

всеобщих законах бытия)

 

      МЕТАФИЗИКА

Философская система Христиана Вольфа (1679-1754) была рационалистической, идейным вдохновителем для него стал Г.В. Лейбниц, чьи взгляды он непрестанно популяризировал и систематизировал, стремясь при этом разработать некую единую и всеобъемлющую систему знаний. Поскольку свою позицию Вольф излагал достаточно доступным языком, увязывал ее с естественными науками и не вступал в противоречие с догмами церкви, то его философия была ведущей дисциплиной не только в немецких университетах вплоть до появления «критической философии» И. Канта, но и получила широкое распространение в других странах, например в России. Признано, что он занимался  детальной классификацией понятий, за которую его порой критиковали и обвиняли в педантизме, но в России, занятой в это время становлением светской философии, это сыграло заметную и полезную роль. Из философских работ Вольфа опубликована в России лишь вышеназванная, которая содержала курс логики и была предназначена «для начинающих». Его труды в России выполняли функцию учебников, главным образом по причине отсутствия  национальных, которые широко пропагандировал М. Ломоносов. В отношении вольфианской философии, в частности, Феофан Прокопович отмечал, что она есть наука для начинающих, а не для ученых (о последующих интерпретациях лейбнице-вольфианской метафизики русскими мыслителями, ее структуре и принципах организации см.: Артемьева Т.В. История метафизики в России XVIII века. Санкт-Петербург, 1996; Кошелева О.Е., Морозов Б.Н. Неизвестные русские учебные курсы философии середины ХУШ в. (с приложением «Краткое руководство филозофии) // Историко-философский ежегодник, 91. М., 1991).

Традиционно онтология понималась как философские учение о бытии, поэтому данная категория и рассматривалась в качестве центральной в системе категорий философского мышления. Более того,  начиная с античности категория бытия составляла основное ядро философских учений и определяла предметное поле, т.е. предметом «первой философии» полагалось бытие как то, что существует действительно, что необходимо и общезначимо, и что выступает конечными основаниями всех вещей. А конкретная расшифровка бытия зависит от той или иной целостной философской системы. Поэтому в качестве бытия могут выступать абсолютная потенция (логос) - Гераклит и его последователи, абсолютная неизменность и единство (Парменид и его школа), число (пифагорейцы), идея (Платон), форма (Аристотель), совершенное добро (античные этики) и др. «Отцами» онтологии называют Гераклита, Парменида, Платона. Несмотря на специфику интерпретации понятия бытия в разных философских школах, всегда можно выявить определенный инвариант предпосылок, которые детерминировали способ его понимания.

Считается, что уже у элеатов (У в. до н.э.) понятие бытия приобретает теоретически отрефлектированный статус. В данном случае ссылаются на работу Парменида «О природе», в которой он высказал ряд суждений, определивших направление развития философии на целое тысячелетие. А именно:

«То, чего нет, нельзя познать...

Ни изъяснить...

Ибо мыслить - то же, что быть...

Можно лишь говорить и

мыслить, что есть; бытие ведь

есть, а ничто не есть...»  (фр. 2., 7-8; фр. 3; фр. 6., 1)            

Поскольку Парменид убежден, что мыслить и быть - одно и то же, то отсюда следует вывод: что невозможно мыслить, в действительности не существует. В литературе отмечается, что со времен Парменида в философии использовалась его терминология и объектом  философских изысканий считалось бытие как бытие.  Подобные выражения встречаются практически у всех онтологов. Трудность заключается в понимании того, что имеется в виду под словами «как бытие». Выражение «как бытие» можно расшифровать только в контексте всей системы, что совсем нелегко. Анализируя природу категории бытия, следует иметь в виду ее двойственный, онтологически-деятельностный характер, так как она обозначает: 1) свойство существования, присущее самой реальности, 2) отражает его постольку и так, поскольку и как оно выявляется человеком в своей практической деятельности, ибо именно в практике субъект убеждается в реальном существовании и самого себя, и окружающего мира. Представления человека о бытии: а) детерминированы историческими формами практическо-познавательной деятельности; б) социально и личностно обусловлены, в) динамичны, подвержены историческому развитию. Однако, несмотря на все авторские интерпретации понятия бытия, вызванных динамикой социально-культурной среды, в представлениях о бытии инвариантна сама сущность этой категории - фиксация атрибута существования вещей и явлений как мира природы, так и мира человека. Вышеназванные детерминанты категории бытия означают, что ее смысл и содержание претерпевают определенную историческую эволюцию (подробнее об этом см.: Доброхотов А.Л. «Категория бытия в классической западноевропейской философии. М., 1986). Онтологический подход реализуется с помощью определенного набора философских категорий (бытие, субстанция, материя, сознание, движение, пространство, время и т.д.), но историческим и логическим началом онтологического анализа реальности служат такие фундаментальные понятия как «бытие» и «небытие».

Бытие – это существование чего-либо, его включенность в мир, или в целом – всеохватывающая реальность, все реально существующее. Небытие – это то, что реально не существует, что пока еще не возникло или уже прекратило свое существование. Форма проявления бытия – нечто, форма проявления небытия – ничто. Наиболее фундаментальная философская проблема – это проблема отношения бытия и небытия. Что является изначальным – бытие или небытие? Иначе, это вопрос об основании мира, а в конечном счете – о его существования. Аналогичный вопрос находят у Лейбница, Шеллинга и Хайдеггера: почему есть бытие, а не ничто?  Все остальные философские проблемы и вопросы, в т.ч. и так называемый “основной вопрос философии” (в диалектическом материализме – это вопрос об отношении мышления к бытию и вопрос о познаваемости мира. См.: Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии // Маркс К., Энгельс Ф. Т. 21) имеют смысл после решения указанной исходной философской проблемы, являются по отношению к ней вторичными. В связи с тем, что философы по-разному решали фундаментальную философскую проблему, то этот факт позволяет говорить о двух основных философских парадигмах – «философии бытия» и «философии небытия».

Философия бытия. В основном философы исходят из того, что бытие изначально, мир в той или иной форме (духовный или материальный) всегда существовал, а потому небытие относительно, производно от бытия. Формула этой философской парадигмы следующая: «Из ничего ничего не возникает» – Ex nihilo nihil fit». Впервые эту мысль высказывает Мелисс (V в. до н.э.). Парменид, (VI-V в до н.э.),  как  известно, утверждает: «Есть только бытие, небытие не существует», причем бытие он понимает как вещественный шарообразный мир – сплошной, однородный, неподвижный. Платон (V в. до н.э.) связывает истинное бытие с миром идеальных сущностей – вечным духовным началом, в зависимости от которого находится небытие – косная материя. В средневековой философии традиция катафатической (положительной) теологииза исходное берет духовное бытие Бога, обладающего абсолютными качествами и порождающего весь тварный мир. Марксистская философия XIX-XX вв., отождествляя бытие и материю, отрицает существование абсолютного небытия, говорит лиль об относительном небытии. Ж.-П. Сартр в книге «Бытие и ничто» полагает производный характер ничто от бытия: ничто  – это сторона бытия. Философия небытия. Здесь исходят из начальности небытия и производности от него бытия или даже иллюзорности бытия как такового. Общая формула этой философской парадигмы: «Все из ничего» – Omnia ex nihilo. Точка зрения, утверждающая, что в мире нет ничего реального – ни духовного, ни материального, называется философским нигилизмом. Древнегреч. философ-софист Горгий (V-IV вв. до н.э.) доказывает, что “ничто из существующего не существует”, а если и существует, то непознаваемо и необъяснимо. Представитель индийской школы мадхьямиков Нагарджуна (II н.э.) утверждает, что в конечном счете вся Вселенная – пустота («шунья»): «Вещи не имеют собственного бытия и не существуют», однако этот тезис он не проводит последовательно. В средневековой философии сторонники апофатической (отрицательной) теологии исходят из первоначального небытия, под которым понимается божественное Ничто. Немецкие мистики Экхарт (XIII-XIV) и Беме (XVI-XVII) фактически отождествляют Бога и Ничто. М. Хайдеггер ищет в ничто основание сущности бытия человека, правда, с рядом оговорок.

        В истории философии были и другие варианты решения проблемы соотношения бытия и небытия: по Демокриту, мир складывается из двух независимых вечных начал: бытия – атомов и небытия – пустого пространства. В даосизме в книге «Дащ-дэ-цзин» говорится, что «бытие и небытие порождают друг друга», «Бытие рождается из небытия». У Гегеля в решении этой проблемы нет однозначности: становление наличного бытия у него начинается с тождества двух логических категорий – «чистого бытия» и «ничто», т.е. исходное начало существует в виде единства противоположных логических форм – духовных единиц. Всю сложность метафизической проблемы отношения бытия и небытия понимали уже мыслители древнего мира: Будда  (VI в. до н.э.) отказывался от попыток ответить на вопросы типа: «вечен ли мир или не вечен», считая эти вопросы неразрешимыми. И. Кант в антиномия чистого разума доказывал, что подобные вопросы никогда не получат ответа в силу принципиальной ограниченности чувственного опыта человека.

Уже в Новой философии, особенно под влиянием скептицизма Юма и трансцендентализма Канта понятие бытия вытесняется на периферию философской мысли. В данной программе Кант сводит онтологию к гносеологии, тем самым превращает не только теорию познания, но и метафизику в философское человековедение. Этому соответствует кантовская характеристика человека как метафизического существа. В силу того, что Кант считал принципиально невозможным познание трансцендентного, сверхопытного, доказывая, что метафизика как познание запредельной реальности является в основе своей ложной и не нужной, в таблице его категорий в «Критике чистого разума», понятие бытия отсутствует. Правда, есть «заменители» - реальность, существование, но и эту функцию они не выполняют, так как относятся не к «вещам в себе», а к явлениям. Относительно категория бытия в традиционном смысле Кант заявляет: «ясно, что бытие не есть реальный предикат, оно не есть понятие о чем-то таком, что могло бы быть прибавлено к понятию вещи. Оно есть только полагание вещи или некоторых определений само по себе. В логическом применении оно есть лишь связка в суждении» (Кант И. Соч. М., 1964. Т.3. С. 521). Г. Коген как глава Марбургской школы неокантианства категорически утверждал, что: «только само мышление может породить то, что может быть обозначено как бытие». И в системах Фихте, и Гегеля бытию как таковому отводится весьма скромное место: «чистое бытие - есть чистая абстракция и, следовательно, абсолютно-отрицательное, которое, взятое так же непосредственно, есть ничто». Более того, утверждает Гегель: «для мысли не может быть ничего более малозначащего по своему содержанию, чем бытие (см.: Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук / Соч. М.-Л., 1929. Т.1 С.148, 104).

Под влиянием Гегеля и немецкого идеализма в целом, позднее - к к. Х1Х-ХХ вв. неокантианства и неопозитивизма, увлеченных гносеологизмом, устранили онтологию как предмет философского познания и  понятие бытия поэтому практически выпало из поля зрения философов(см.: Гайденко П.П. Бытие и разум // Вопросы философии. 1997. № 7). Такая реакция была предопределена заранее, ибо гносеологизм - это  доктрина, согласно которой философия вообще не занимается онтологическими вопросами, так как поиск ответов на них - дело специальных научных дисциплин. Именно они призваны решать все вопросы, связанные с проблемой существования. Учение о бытии критиковалось как спекулятивное, должное быть замененным наукой, все это делалось ради блага бытия, его лучшего познания и совершенствования (См.: Кутырев В.А. Оправдание бытия // Вопросы философии. 2000. № 5).

Что касается философии марксизма, то следует отметить: категория бытия - не самая ясная в этой парадигме. В ней нет какого-то законченного учения о бытии как таковом, хотя, безусловно, есть своя онтология. К. Маркс склонен был к трактовке бытия как «реального процесса жизни людей», т.е. в конечном счете бытие у него - практично, оно диалектически раскрывается в процессе производственной деятельности людей и, по сути, совпадает с общественным бытием (вернее оно стремится завершить себя как подлинно общественное бытие). Характерно при этом, что бытие мира и его материальность у Маркса не совпадали: само бытие одновременно выступает как сплав объективного и субъективного, духовного и материального («реальный процесс жизни»). Такая трактовка весьма близка к экзистенциальной, она дает основание видеть в марксовой онтологии элементы неклассической рациональности. Однако, материализм Маркса выразившийся в том, что развитие этого бытия понимается им не как спонтанный процесс, а как процесс закономерно детерминированный развитием материального производства, свидетельствовал: неклассические предпосылки оставались лишь элементами в рамках классической в целом по своим установкам и наследуемым традициям  концепции Маркса. Ф. Энгельс рассматривал категорию бытия в рамках основного вопроса философии как вопроса об отношении мышления к бытию, а в качестве предметной области онтологии выступала онтология природы (См.: Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии. Т.21; Диалектика природы. Т.20. Анти-Дюринг. Т.20). В.И. Ленин же фактически бытие - общественное бытие Маркса - свел к материи. Материальность стала преимущественным аспектом в понимании бытия вообще и общественного бытия в частности.  

Быстро меняющаяся социокультурная ситуация уже в 20-30  г.г. ХХ в  радикально изменила отношение философов к доминировавшим гносеологизму и методологизму неокантианских и позитивистских школ, субъективизму немецкой идеалистической философии, что, собственно, и возродило интерес к проблемам онтологии. Н. Гартман в 1949 г. сделал доклад на философском конгрессе в Испании на тему: «Старая и новая онтология» (отмечают, что такая тенденция ранее  проявилась уже у Фр. Брентано в Х1Х в., а затем у Э. Гуссерля). Наряду с учениями Э. Гуссерля,  М. Шелера, М. Хайдеггера вариант философии бытия Н. Гартмана является одним из самых глубоких пересмотров традиции. Поэтому он считается основоположником критической или новой онтологии, основные идеи которой нашли отражение в следующих его работах: «Основоположения онтологии», «Построение реального мира», «Проблемы духовного бытия» (См.о нем: Горштейн Т.Н. Философия Н. Гартмана. Л., 1969).

Н. Гартман полагал, что для того, чтобы вернуться к онтологии нужно изменить мыслительные привычки за 150 лет, сделать это тем не менее следует, поскольку основные метафизические вопросы, в которых работает философская мысль, имеют онтологическую природу. Теоретическое мышление, которое не было бы в своей основе онтологическим, никогда не существовало и вообще не является возможным (например, Беркли с его лозунгом «быть – значит быть воспринимаемым» пытается решить вопрос о бытии; кантовское учение о вещи в себе так же своеобразная концепция онтологии; неокантианцы, сводя бытие к логическим функциям, все же говорят о бытии). По Гартману, рассуждения о бытии необходимо принадлежат к сущности мысли, без онтологического обоснования все философские положения провисают, без него нельзя отличить спекуляцию от науки, фантазию от истины. Сама загадочность мира инициирует постановку онтологических вопросов.

Старая метафизика оставляла без внимания метафизические вопросы, потому что у нее был особый предметный мир и в немалой степени от того, что не знала средств и пути, чтобы их изучать. Ее спекулятивная природа была содержательно ограничена предметом исследования – Бог, душа, целостность мира. После Канта проблемы метафизики не умерли, они перестали лежать по ту сторону мира, по ту сторону опыта, ибо находятся среди жизни, сопровождая познание во всех областях, ибо познаваемое граничит с непознаваемым. Это те задачи, которые ставит этот мир и наша жизнь. Проблема всегда является выражением незнания о мире. Гартман считает, что в сущности бытия вообще скрывается иррациональное, что мы не можем до конца обнаружить, но это не говорит о его непознаваемости. Мы не знаем что такое бытие в общем, но в частностях оно нам хорошо известно. Даже в обыденном опыте отличается подлинное бытие от фиктивного.  Поэтому  Гартман заявил, что «мы сегодня стоим перед задачей создания новой онтологии. Речь уже не идет «о форме и материи» сущего. И не о «потенции и акте», ибо уже не целевое соотношение «субстанциональных форм» господствует над миром, никакая телеология не может нам больше помочь... Новая онтология исходит из других соображений. Она усматривает «строение» (то, что обычно называется  объектами») и «процессы» не раздельно, а вместе. Строение реального мира имеет форму наслоения. Каждый слой является целым порядком сущего. Главных слоев четыре: физически-материальный, органический-живой, душевный, исторически-духовный. Каждый из этих слоев имеет свои собственные законы и принципы. Более высокий слой бытия целиком строится на более низком, но определяется им лишь частично. Метафизика, построенная на одном-единственном принципе или на одной единственной группе принципов (как ее раньше всегда конструировали), является поэтому невозможной. Все сконструированные картины мира неверны - как «метафизика снизу, так и «метафизика сверху» (исходя из материи и духа»). Существует единственная картина мира, которая не является сконструированной. Ее структуру можно найти  в феноменах. Но она не  сводима ни к точечному или к централизованному единству, ни к первопричине или наивысшей цели. То, что можно установить - закономерность самого строения. Характер самой реальности при восхождении не меняется. Душевные и духовно-исторические события не менее реальны, чем вещи и животные, процессы вообще не менее реальны, чем образования. Новое понятие реальности не связано с материальностью и пространственностью, а всего лишь со временностью, процессностью и индивидуальностью. Само бытие нельзя ни определить, ни объяснить. Но можно отличить виды бытия и анализировать их модусы. Это осуществляется модальным анализом реальности и идеального бытия. Выявление отношений возможности, действительности и необходимости в каждой из сфер бытия составляет предмет целой, и притом новой, науки: модального анализа. Модальный анализ - ядро новой онтологии... Все остальное относится к учению о категориях. Оно охватывает совместные принципы (фундаментальные категории) и специальные принципы отдельных слоев бытия... Строение мира из слоев определяется отношением категорий (принципов и законов) надстраивающихся друг над другом слоев. Повторение более низких категорий в более высоких слоях бытия составляет единство мира. Нельзя все в мире свести к одному знаменателю. Отсюда  крах всей монистической философии» (см.: Гартман Н. Старая и новая онтология // Историко-философский ежегодник. М., 1988).

В результате Гартман создал в своей теории целый мир – с уровнями, слоями, с бесчисленными категориями, т.е. некоторую вселенную духа, которая способствует проникновению в реальный мир окружающей жизни и его более глубокому пониманию. Он верил, что дух сильнее всего (См.: Хюбшер  А. Мыслители нашего времени. М., 1962). По Гартману, главная проблема метафизики – это бытие. И метафизика и онтология имеют дело с бытием как таковым, но метафизика с принципиально непознаваемым, а онтология – с уже познанным и принципиально познаваемым. В любом сущем есть два аспекта: наличное бытие (Dasein ) – момент существования и определенное бытие (Sosein).

В старой онтологии различались существование и сущность – экзистенция и эссенция. Существование – наличное бытие, это означает “нечто есть”, т.е. наиболее общий аспект в существующем (например, наличное бытие человека указывает, что он вообще есть, а его возраст, поведение, вид, характер – это все указывает на определенное бытие (т.е. различное в существующем). В  этой онтологии термин “существование” приписывался только реальному миру, но реальное – это способ бытия, противоположный идеальному, а не момент бытия. Существование и реальность являются членами двух разных пар противоположностей бытия, так как что-либо может быть реальным, но не существовать. Ошибка заключается в том, считает Гартман, что границу познания часто принимают за границу бытия. Задача “критической онтологии” – видится в том, чтобы осуществить анализ категорий, как фундаментальных определений бытия, внутри каждого из слоев и вскрыть их взаимосвязи и соотнесенность.   

     Таким образом наметился переход от классической онтологии к неоонтологизму(современной онтологии), что указывает на тот факт, что понимание бытия осуществляется не только в онтологической, но и в других парадигмах философствования: культурологической, эпистемологической, экзистенциальной. Современный неоонтологизм исходит из следующих положений: а) человеческое бытие как человеческая субъективность и сознание не выводимы в своей специфичности из законов мира и не могут быть поняты как часть мира, объясняемая этим же миром; б) само сознание рассматривается как особый регион бытия, отличный от других объектов универсума, ибо оно не просто есть, а существует как проект и открывает самого себя в мире; в) понимание человеческого бытия есть одно из его конституирующих моментов: «человек - это вечный «Фауст»,... никогда не успокаивающийся на окружающей действительности, всегда стремящийся прорвать пределы своего здесь-и-теперь-так-бытия и «окружающего мира», в том числе и наличную действительность собственного Я» (Шелер М. Положение человека в космосе // Проблема человека в западной философии. М.,1988. С. 65).

Основные виды бытия

В современной литературе целостное бытие как реальное многообразие различных вещей и явлений подразделяют на определенные виды и формы. Как правило, выделяют два основных вида бытия - материальное и духовное (идеальное). К материальному бытию относят все то, что составляет объективную реальность, т.е. бесконечное множество природных объектов, многие явления человеческой и общественной жизни. Второй вид бытия составляют разные явления духовной жизни человека и общества - их чувства, настроения, мысли, идеи, теории и т.д. т.е. субъективная реальность). Сначала, имея местом своего зарождения индивидуальное человеческое сознание, затем они принимают объективированную форму в виде языка, сообщения, формулы, текста и т.д., что, собственно, позволяет им войти в систему материального бытия. Эти два основных вида бытия могут быть представлены в четырех основных формах: бытие вещей (природы), бытие человека, бытие духовного (идеального) и бытие социального. Отсюда можно говорить о разных онтологиях: онтологии природы, онтологии человека, онтологии культуры, онтологии общества.

Философской категорией, фиксирующей специфику материального бытия, традиционно выступает понятие «материи», а идеального - понятие «сознание» как фундаментальные категории онтологии ( речь, собственно, идет о  материалистической онтологии, которая является правопреемницей  античной натурфилософской традиции и ее последующих модификаций, стремившихся отыскать наиболее глубокую и общую всем наблюдаемым вещам сущность).

Историческая эволюция категории «материя»

Материя (от лат. Materia - вещество) - философская категория, которая в материалистической традиции обозначает субстанцию, обладающей статусом первоначала (объективной реальностью) по отношению к сознанию (субъективной реальности). Данное понятие включает в себя два основных смысла: 1) категориальный, выражающий наиболее глубокую сущность мира (его объективное бытие), 2) некатегориальный, в пределах которого материя отождествляется со всем Универсумом.

Историко-философский экскурс в генезис и развитие категории «материя» осуществляется, как правило, путем анализа трех основных этапов ее эволюции, для которых характерна трактовка материи как: 1) вещи, 2) свойства, 3) отношения.

Первый этап был связан с поиском некоторой конкретной, но всеобщей вещи, составляющей первооснову всех существующих явлений. Впервые такую попытку постижения мира предприняли ионийские философы (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен), которые тем самым внесли коренные изменения в мифологическую картину мира. Они пришли к знаменательному заключению, что за текучестью, изменчивостью и многообразием мира стоит некое рациональное единство и порядок, поэтому задача состоит в том, чтобы обнаружить этот основополагающий принцип, или начало - arche, которое правит природой и составляет ее суть.

Роль такой первоосновы материи как субстанции (от лат. Substantia - сущность) выполнял тот или иной субстрат (от лат. Sub - под и stratum - кладка, то, что является материальной основой единства всех процессов и явлений): у Фалеса вода («Все есть вода, и мир полон богов»), у Анаксимандра «апейрон» (буквально «бесконечное»), у Анаксимена воздух. Каждое из первоначал указывает на вариативный ход рассуждений их авторов, стремящихся во многом обнаружить единое, но вместе с тем демонстрирующих разный уровень философствования. Так, позиции Фалеса и Анаксимена не выходят за пределы зримого мира, ибо и вода, и воздух - это субстанции, в первую очередь, близкие человеку в его повседневном опыте и широко распространенные в мире природы, хотя каждая из этих первосубстанций может в некотором смысле претендовать на статус метафизической сущности, исходного и определяющего всё принципа бытия. В то же время попытка теоретического построения мира на подобной субстратной основе встретила серьезные трудности, поэтому Анаксимандр предложил на роль «основы бытия» некое бескачественное начало, способное выступить строительным материалом для мысленного проектирования Вселенной.

Этим понятием Анаксимандр уводил мысль от зримых феноменов Фалеса и Анаксимена к более элементарной и недоступной прямому восприятию субстанции, чья природа, хотя и была более неопределенной по сравнению с привычными субстанциями эмпирической реальности, зато потенциально была ближе к философской категории. В результате ионийские философы расширили контекст мифологического понимания за счет включения в него безличных и концептуальных объяснений, базирующихся на наблюдениях за природными явлениями.

Таким образом, учение о стихиях явилось первой натурфилософской стратегией определения первоначала (arche) мира, которое представлялось недифференцированным и неструктурированным. В рамках субстанционального подхода новой стратегией интерпретации устройства Вселенной стал атомизм как учение об особенном строении материи. Эта концепция развивалась через учение Анаксагора о качественно различных гомеомериях к представлению Левкиппа и Демокрита, согласно которым мир состоит из несотворенных и неизменных материальных атомов - единой субстанции, где число их бесконечно. В отличие от недифференцированных стихий атомы уже рассматриваются как дифференцированные, различающиеся между собой лишь количественными характеристиками - величиной, формой, весом и пространственным расположением в пустоте. Позднее это учение развивалось Эпикуром и Лукрецием. Атомистическая версия строения материального мира развивалась на основе выявления общего в нем. В результате атомы стали тем рациональным средством, с помощью которого можно познать механизм Вселенной.

Рациональный смысл вещного понимания материи усматривается: во-первых, в том, что существование природного мира в самом деле связано с наличием некоторых всеобщих первоначал (естественно, обладающих не абсолютным, а относительным характером), бесконечные комбинации которых составляют неисчерпаемое множество наблюдаемых объектов. Так, органическая химия выявила свои четыре органогенные элементы - (С) углерод, H (водород), O (кислород) и  N (азот), выступившие аналогами четырех «корней» Эмпедокла (огонь, воздух, вода, земля); во-вторых, в вещном подходе, несмотря на его нефилософский характер, видели большое мировоззренческое и методологическое значение, ибо он ориентировал человека на реальный поиск и изучение первичных элементарных структур, существующих в самой природе, а не в иллюзорном мире абсолютных идей.

Второй этап становления категории материи связывают с эпохой Нового времени, периодом зарождения классической науки, цель которой состояла в том, чтобы дать истинную картину «природы как таковой» путем выявления очевидных, наглядных, вытекающих из опыта, принципов бытия. Для познающего разума этого времени объекты природы представлялись в качестве малых систем как своеобразных механических устройств. Такие системы состояли из относительно небольшого количества элементов и характеризовались силовыми взаимодействиями и жестко детерминированными связями. В результате вещь стала представляться как относительно устойчивое тело, перемещающееся в пространстве с течением времени, поведение которого можно предсказать, зная его начальные условия (т.е. координаты и силы, действующие на тело). Таким образом, наука Нового времени качественно не изменила субстанционального представления о материи, она его лишь несколько углубила, ибо материю= субстанции наделила атрибутивными свойствами, которые были выявлены в ходе научных исследований. В данном случае всеобщая сущность вещей видится не столько в наличии у них единого субстрата, сколько некоторых атрибутивных свойств - массы, протяженности, непроницаемости и т.д. Реальным же носителем этих атрибутов выступает та или иная структура первовещества («начало», «элементы», «корпускулы», «атомы» и т.п.).

В этот период было выработано представление о материи, которая может быть количественно определена как масса. Такое понятие материи обнаруживается в работах у Галилея и  у Ньютона в его «Математических началах натуральной философии», где излагаются основы первой научной теории  природы. Таким образом, особое механическое свойство макротел - масса - становится определяющим признаком материи. В связи с этим особое значение приобретает вес как признак материальности тела, поскольку масса проявляется в виде веса. Отсюда и сформулированный впоследствии М.В. Ломоносовым и Лавуазье закон сохранения материи как закон сохранения массы, или веса, тел.  В свою очередь, Д.И. Менделеев в «Основах химии» выдвигает понятие вещества с его признаком весомости как тожественное категории материи: «Вещество или материя есть то, что, наполняя пространство, имеет вес, то есть представляет массы..., то - из чего состоят тела природы и с чем совершаются движения и явления природы».

Таким образом, для второго этапа характерно то, что: во-первых, материя интерпретируется в границах механистического мышления как первичная субстанция, первооснова вещей; во-вторых, она определяется прежде всего «сама по себе» вне ее отношения к сознанию; в-третьих, понятие материи обозначает только природный мир, а социальный остается за скобками данного понимания.

Вместе с тем и новоевропейская цивилизация была насыщена разнообразными взглядами, которые пытались преодолеть телесность как определяющий признак материи. В результате это приводило к выходу за границы традиционного понимания материи, в том случае, когда, например, Дж. Локк или П. Гольбах определяли материю на основе фиксации отношения субъекта и объекта.

Подготовительным этапом новой трактовки категории материи может рассматриваться оформляющаяся концепция марксизма, демонстрирующая неклассический тип философствования: принимая эстафету материалистической традиции в поиске оснований бытия, вместе с тем она, в лице своих  авторов - К. Маркса и Ф. Энгельса,  не приемлет механистический подход к определению базовой категории всего материализма. Дело в том, что марксизм формировался как рационалистическая теория, которая  ассимилировала диалектическую метод Гегеля, и как философская программа для метатеоретического обеспечения дисциплинарного естествознания (результат научной революции первой половины Х1Х века).  Поэтому К. Маркс и Ф. Энгельс подвергают 1) ревизии концепцию первоматерии, указывая на ее конкретно-научный, а не философский смысл: 2) трактуют материю уже как философскую абстракцию; 3) определяют статус материи в рамках основного вопроса философии (об отношении мышления к бытию); 4) вводят практику как критерий познания и образования понятий.

Эту работу продолжают Г.В. Плеханов и В.И. Ленин в условиях фундаментальной революции в естествознании конца Х1Х - начала ХХ вв., радикально меняющей представления человека о мироздании и его устройстве. Так. Плеханов в работе «Ещё раз о материализме» (1906 г.) дает следующее определение материи: «Материя - это то, что, действуя на наши органы чувств, вызывает в нас те или другие ощущения». В полемике 1908 г. с А.А. Богдановым он четко фиксирует основные принципы подхода к пониманию материи, подчеркивая, что «материальными предметами (телами) мы называем предметы, которые существуют независимо от нашего сознания и... вызывают в нас известные ощущения».

Затем В.И. Ленин в своем фундаментальном труде «Материализм  и эмпириокритицизм, написанном в полемике с позитивизмом Э. Маха и Р. Авенариуса и др., указывает на главные принципы ее определения, согласно которым: 1) материя - это философская категория, которая обозначает лишь единственное всеобщее свойство вещей и явлений - быть объективной реальностью; 2) данное понятие может быть определено не иначе, как только через отношение материи к сознанию. Основываясь на этих принципах, Ленин подчеркивает, что понятие материи «не означает гносеологически ничего иного, кроме как: объективная реальность, существующая независимо от человеческого сознания и отображаемая им» ( ПСС.Т.18, С. 276).

Третий этап, таким образом, связан с оформившейся философией диалектического материализма, которая поиск всеобщей сущности вещей ведет в плоскости решения основного вопроса философии и поэтому в ее дефиниции элиминированы все прежние атрибутивные свойства явлений, кроме одного из них - объективности. Однако это не означает, что данное определение материи является общепризнанным в профессиональном сообществе, так как многие философы  и, особенно, естествоиспытатели продолжают использовать в своей деятельности понимание материи как субстратной первоосновы вещей , т.е. вещества.

 Системная организация универсума. Концепция структурных уровней реальности.

Система ( от греч. systema – составленное из частей, соединенное) –  категория, обозначающая объект как совокупность взаимосвязанных между собой элементов, образующих его единство и целостность. Система составляет онтологическое ядро системного подхода. Семантическое пространство понятия система включает такие термины как «связь», «элемент», «целое», «единство», «структура».

Структура (struktura – строение, расположение, порядок) – категория, указывающая на способ связи между элементами, на наличие внутренних связей, на внутреннее устройство объекта. Коррелятивными понятиями исходному С. являются «связь», «отношение», «взаимодействие» – все они выполняют важную роль в общей теории систем и при использовании системного подхода в разных  сферах деятельности. Понятие система непосредственно связано с понятием функция (от лат. functio – совершение, исполнение), обозначающей: 1) роль объекта в пределах принадлежащей ему системы; 2) вид связи между объектами, когда изменение одного из них влечет изменение другого. Понятие функция значимо в контексте системного подхода и взаимосвязано с понятием структуры (например, такая корреляция нашла отражение в концепции структурно-функционального анализа в социологии).

Выявление системно-структурной организации универсума требует разработки совокупности критериев, с помощью которых можно показать разнообразие систем в мире, сгруппировать их в некоторые классы сущего – физической, химической, биологической, социальной реальностей, определить структурные уровни в организации сущего. Такими критериями являются: 1) общность материального носителя (атом, электрон, клетка и т.д.), указывающий на сферу материального сущего – физическую, биологическую и т.д.; 2) экспликация одинакового принципа построения структур, которые входят в данный уровень (например, во всех атомах есть ядро и электроны, располагающиеся по орбитам); 3) общий принцип построения или генетическая каузальность, позволяющий расположить материальные системы в вертикальном направлении – от низшего к высшему, в порядке их исторической эволюции, т.к. высшие системы надстраиваются над низшими и не сводятся к ним.

Согласно этим критериям обычно представляют следующую иерархию многообразного сущего, образующего целостность универсума:

В неживой природе такой ряд выстраивается следующим образом: вакуум – элементарные частицы – атомы –молекулы – макротела (в различных агрегатных состояниях – твердые, жидкие, газообразные) – планеты – звезды – галактики – Метагалактика («Мир естествоиспытателя») – Универсум как мир в целом («Мир философа»)   

В живой природе: протоплазма (живые молекулы) – клетка организм (особь) – вид (популяция) – биоценоз (от bios – жизнь и koinos – общий) как совокупность живых систем, населяющих  данный участок суши или водоема и характеризующихся определенными отношениями между собой и приспособляемостью к условиям окружающей среды, – биогеоценоз, однородный участок земной поверхности с определенным составом живых (биоценоз) и косных (неживых) компонентов в динамическом взаимодействии между ними. Понятие биогеоценоз введен в оборот в 1940 г. В.Н. Сукачевым и часто используется как эквивалент понятию экосистемы.

В рамках биосферы формируется и специфический тип материальной системы – человеческое общество,  в котором выделяют особые подсистемы: семья – классы –  нации и др. Каждая из этих систем исторически динамична и поэтому способна к преобразованию в новые подструктуры более сложного уровня организации человеческой жизни. Вместе с тем данная классификация социальных систем не подчиняется единому критериальному подходу, т.к. каждая из них выступает в различных социальных ипостасях, поэтому трудно предложить единое основание для построения их иерархии.    

У американского исследователя К. Боулдинга в книге «Мир как единая система» («The world as a total system”. Beverleyhills, 1985) приводятся в качестве основных типов материальных систем, существующих в мире и воздействующих на человека, следующие: физическая – биологическая – социальная – экономическая – коммуникативная – ценностная. В свою очередь, каждая из указанных систем включает в себя свои подсистемы.

В онтологии Н. Гартмана все сущее подразделяется на: 1) способы бытия (реальное и идеальное); 2) моменты бытия (наличное бытие [существование]) и определенное бытие сущность); 3) слои бытия (физически-материальный – органически-живой – душевный – исторически-духовный. Каждый из этих слоев характеризуется специфическими законами и принципами); 4) модальность бытия (возможность, действительность, необходимость).

Динамическая организация бытия. Категории движение, изменение, развитие, покоя.

«Всякое изменение есть некоторое изменение», как полагал Аристотель. В этом определении учитываются изменения двух типов: количественные и качественные. Первые сводятся к перемещениям в пространстве и времени и образуют механическое движение. Трансформации качеств, включая и жизнь, предстают как развитие в его широком значении. Цикл вопросов начинается с выделения движущей силы, т.е. выясняется вопрос: «Что является движущей силой всех изменений?» Решение этого вопроса определяется тем, какая сущность признается философом:

  1.  Бог как мировой перводвигатель. (в мифах за все движения отвечало многообразие душ, затем их сменило множество богов. В миров религиях универсальной движущей силой стал единый Бог, который произвел главное изменение – сотворил мир, дав начало жизни. В Новое время Бог– источник первого мирового импульса и законов движения (деизм, от лат. deus – Бог): Он признается в качестве Творца, сотворившего мир, давшего ему изначальный толчок и установившего вечные законы движения. После этого всякое движение осуществляется без Его участия.
  2.  Источник движения  – мировое сознание. Здесь уже нематериальная сущность является внутренним источником, от которого зависят все материальные процессы (на этой идее строит свою концепцию объективный идеализм).В философии Гегеля все формы движения суть проявления абсолютной идеи, которая обладает способностью к развитию и последовательно самопорождает все сложные формы движения. На каждом этапе развития источником нового выступают те или иные диалектические противоречия внутри абсолюта. В индийской философии движение душ и вещей есть «игра» Брахмана. В веданте Брахман обеспечивает все богатство разнообразных движений. Проявляясь в формах одушевленных существ и материальных вещей, этот мировой разум создает «майю», игровую смену различных явлений. Объективное сознание продвигает эмерджентную ( лат. emergere – появляться, выносить на поверхность) эволюцию. Данная мысль принадлежит англ. биологу и философу К.Л. Моргану (1852-1936), согласно которой восходящее развитие приносит новые структуры и законы, и в этом творчестве важную роль играет психическое, сопряженное с каждым физическим объектом. Наивысшую активность такое сознание обретает на ступени жизни.
  3.  Человеческое сознание есть самостоятельный источник изменений. Сознание человека интерпретируется предельно широко и онтологически оно предстает в виде области, где происходят различные субъективные метаморфозы. При этом отрицаются внешние (объективные) сущности или же к ним относятся скептически (позиция субъективных идеалистов). У последовательных субъективистов в качестве источника рассматривается само сознание. Согласно позиции субъективного идеалиста Э. Маха,  эмпирический опыт – непрерывный поток ощущений и мыслей. Нет никаких таинственных сущностей, загадочно порождающих ощущения, все впечатления возникают в психике человека самопроизвольно и их изменчивость определяется состоянием органов чувств. Ощущения комбинируются в тела и такие комплексы рано или поздно распадаются. Относительно устойчивым остается лишь определенное тело – «Я».
  4.  Движение – способ существования материи. Для материализма данная позиция естественна, она осмыслена в различных формах: Естественные первоначала трансформируются в изменчивые вещи. Это натурфилософский подход, с позиции которого все процессы являются динамичными проявлениями Воды, либо Воздуха и т.п. У Демокрита и Эпикура атомы пребывают в самопроизвольных хаотических и вихревых потоках, где вещи выступают временными объединениями частиц; Материя развивается противоположными силами. Полярные силы ввели древние натурфилософы для развития определенных первостихий: испарение и конденсация Воды, сгущение и разрежение Воздуха, вражда и любовь между элементами (Эмпедокл), взаимодействие мужского начала ян и женского инь (китайские мыслители); Диалектические противоречия – источник развития материи. В марксистской философии роль противоположных сил получает концептуальное осмысление посредством теории диалектики. Все материальные структуры несут в себе противоречия в виде взаимодействующих противоположностей, которые и выступают движущей силой развития материи от неживой природы к жизни и человеческому обществу.

Проблема направленности изменений.

История философии содержит богатое разнообразие трактовок направленности развития. В качестве общих принципов выступают:

  1.  Мировое движение – круговорот. В этом понимании снимается проблема выбора между восхождением и нисхождением. У древних натурфилософов повторяющийся цикл кругового характера выражался бинарными категориями, такими как: возгорание – потухание, сгущение – разрежение и т.п.); Для научного естествознания нового времени природа движется по механическим кругам (Р. Декарт), т.к. механицизм в центр внимания поставил пространственное перемещение, образцом которого стали движения планет. Даже живое стало носителем различных круговых движений типа кровообращения (У. Гарвей). Ф. Ницше говорит о «вечном возвращении» жизненной воли, т.к. отвергает понятие прогресса как поступательного движения. В жизни нет поступательного восхождения к более высокому, как и нет нисходящего регресса, т.е. обратного движения. Реальность пребывает в вечном процессе, где отсутствует направленное развитие, ибо развертывается хаотическая игра волевых импульсов за превосходство в жизненном пространстве. В этой борьбе действий и противодействий силовых центров лишь в большом масштабе можно признать цикл «вечного возвращения».
  2.  Абсолютное нисхождение от высшего к низшему. Данный принцип в философии встречается редко и, как правило, в древности. Так, Дао творит тьму вещей. В даосизме представлен путь «сверху вниз». Дао как абсолют проявляется в относительные и конечные дэ; ян и инь, частицы ци выступают посредниками в этом вторении. Обратной дороги от дэ или «тьмы вещей» не существует, даже познание Дао невозможно; У Плотина творящее нисхождение Единого, которое истекает полнотой бытия, проявляясь в некий ряд множественных форм: Дух – Душа – материальный косде Шардена, заменившей версию о шестидневным акте творения.
  3.  Развитие как восхождение от низшего к высшему. Этот общий принцип характерен для современной теории прогресса, начало которой положило христианство. Конкретизация этого принципа обнаруживается в концепции «христианского эволюционизма» французского естествоиспытателя и мистика П. Тейяра. Усложняющееся развитие начинается с эволюции физической материи космоса («преджизнь»), переходит в структуры жизни, а потом в человека как носителя мыслящего разума и ноосферы (греч. noos – ум, разум)  и субъекта общества («сверхжизнь»). На всех этапах эволюцию производит и поддерживает своей действенной любовью Бог («Омега»), т.е. «находящийся впереди перводвигатель». Схема выглядит так: преджизнь – жизнь – мысль – сверхжизнь , впереди Бог – «Омега»; В философии Гегеля общий принцип представляет собой спиралевидное развитие абсолютной идеи. Субъектом является мировой дух, обладающий неисчерпаемой творческой энергией. Свои потенции (сила, мощь) он реализует в логической последовательности триады: тезис - антитезис – синтез. Это образует незамкнутый круг, который переходит в другой, более высокий и широкий виток и т.д. Такое движение образует спираль из последовательных состояний, где низшее предстает в виде абстрактных (свернутых) возможностей, а высшее как конкретная реальность духа; Идея восходящего развития материи, начиная с франц. материалистов ХVIII в., манифестируется концепцией саморазвития материи. Пребывание в состоянии неживой природы означало наличие ее скрытых возможностей, которые со временем стали реализовываться в ходе усложняющихся взаимодействий. В этом естественном процессе возникла жизнь и человек. Данная позиция находит отражение в современной космологии с ее гипотезой о Большом взрыве как начале эволюции космоса и научной синергетике (греч. synergia – сотрудничество), согласно которой в сильно неравновесных состояниях множество естественных случайностей творит упорядоченные структуры.
  4.  Единство восходящей эволюции и нисхождения. Данный принцип получил различные трактовки: 1) Творение – грехопадение – восхождение к Богу. По своей направленности сотворение мира относят к нисходящей ветви ( от высшего к менее высокому), ибо грехопадение явно регрессивно, т.к. первые люди из божественных людей стали смертными тварями. Затем начинается долгий и трудный путь восхождения к Богу (эволюция); 2) «Жизненный порыв» частично угасает, а в основном развивается. Эта идея, навеянная эволюционной теорией Дарвина, принадлежит А. Бергсону, который исходит из единой реальности, раздваивающейся на жизнь и материю в зависимости от абсолютно свободной динамической силы – «жизненного порыва». Если в реальности последнее иссякает, то она становится грубой материей, стремящейся к покою и равновесию (наблюдается регресс в безжизненную материю). Там, где существует жизнь, жизненный порыв развивается: посредством органической памяти аккумулируются силы прошлого и на этой основе протекает творческая эволюция (растений – животное –  человек); 3) Регресс материи относителен, ее восходящее развитие абсолютно. Данный принцип наиболее показателен для марксизма. По Энгельсу, процессы распада и деградации в мире (второй закон термодинамики) очевидны и неизбежны, однако не они определяют магистраль движения. Если в условиях Земли материя доказала наличие у нее мощных источников творчества. То и на других участках Вселенной, и в будущем прогрессивное развитие возможно с большой вероятностью.

Динамическая организация бытия. Движение и развитие как атрибуты бытия. «Всякое движение есть некоторое изменение», как полагал Аристотель. Трансформации качеств, включая и жизнь, предстают как развитие в его широком значении. Специфика этой динамики раскрывается в онтологии с помощью категорий движения, развития и покоя.

Движение как философская категория обозначает свойство изменения, присущее любому сущему. Выделяют разные формы движения, исходя из качественной специфики сущего и характера его изменений: например, физическое, химическое, биологическое, социальное, духовное. Интерпретация направленности изменений зависит от выбора общего принципа: круговорот, восхождение от низшего к высшему, нисхождение от высшего к низшему, единство восходящей эволюции и нисхождения.

В отличие от движения, категория развития обозначает закономерные необратимые качественные изменения. Развитие сущего может совершаться в разных направлениях, отличающихся друг от друга степенью совершенствования системы – прогрессивном, регрессивном и нейтральном. Кроме того, оно может осуществляться с помощью разных механизмов: эволюционным и революционным путем.

С помощью категории "покой" фиксируется относительная устойчивость всякого сущего. Поэтому способ бытия сущего проявляется не только в его движении и развитии, но и в покое, образуя единство движения, развития, покоя.   

Исторические формы диалектики. Историческая ретроспектива указывает на содержательные вариации понятия "диалектика", которые проявлялись в его применении. Этимология данного термина означает "искусство вести беседу" и его первоначальное употребление в философском смысле связывают с именем Сократа, понимавшим под диалектикой, искусство обнаружения истины путем столкновения противоположных мнений, как способ ведения философского диалога. В античности диалектика стала трактоваться, прежде всего, как  метод правильного мышления. Средневековая мысль наследует этот смысл диалектики, понимая под ней логику вообще  или искусство различения истины и лжи и т.п. В разных трактовках сохраняется традиция использования понятия "диалектика" как способа рационального, логического мышления.

В новоевропейский период философии данное понятие приобретает новые смыслы, заданные немецкой классикой и марксистским учением. Так, Гегель трактует диалектику как универсальный метод мышления, базирующийся на идеях развития и противоречивости бытия и противоположный методу метафизики, связанной с поиском неизменных принципов и первоначал всей реальности. У К. Маркса и Ф. Энгельса диалектика выполняет функции метода познания и всеобщей теории бытия. В марксистской философии она определяется как наука "о всеобщих законах движения и развития природы, общества и человеческого мышления". В предельно общем значении диалектика  – философское учение о развивающемся бытии и метод его познания, основанный на принципах развития и взаимосвязи.

Таким образом, в качестве исторически значимых форм диалектики выделяют: диалектику античных философов (Востока и Греции), диалектику немецкой трансцендентально-критической философии и материалистическую диалектику, хотя можно говорить и о диалектике Возрождения, Нового времени.

Диалектика как философская теория развития, её основные принципы, законы и категории. Структуру диалектики как теоретической системы образуют принципы, законы и категории. Основные принципы два – развития (фиксирует динамику всех вещей и явлений реальности) и всеобщей связи (характеризует отношения, существующие в мире между  вещами, явлениями, их свойствами). Связи, которые носят общий, существенный, необходимый и устойчивый характер называют законами. Традиционно законы диалектики подразделяют на основные (раскрывают сущность развития) и неосновные (дополняющие картину развития). К основным относят: закон единства и борьбы противоположностей, или закон противоречия (выясняет источник процесса развития), закон перехода количественных и качественных изменений (раскрывает механизм процесса развития) и закон отрицания отрицания (указывает направление развития). Неосновные законы диалектики – причина и следствие; необходимость и случайность; возможность и действительность; содержание и форма, часть и целое. Трансформацию представлений на развитие привнесла синергетика (совместный, согласованный), эксплицировавшая общие принципы, лежащие в основе процессов самоорганизации, которые находят реализацию в системах разной природы (от электронов, живых организмов к обществу и техническим системам). Самоорганизующиеся системы рассматривают в качестве особой стадии развивающегося объекта.

Принцип глобального эволюционизма. В основе схемы глобального (универсального) эволюционизма лежит некоторое количество исходных принципов: 1) Вселенная – это единая саморазвивающаяся система; 2) во всех ее процессах неизбежно присутствуют случайные факторы, влияющие на их развитие; 3) во Вселенной властвует наследственность: настоящее и будущее зависят от прошлого; динамику мира можно представить как постоянный отбор, когда из мыслимого выбирается возможное; 5) принцип отбора допускает существование бифуркационных состояний, в результате последующая эволюция оказывается принципиально непредсказуемой, ибо вступают в силу случайные факторы, действующие в период перехода.

Пространственно-временная структура бытия. Универсум – это не беспорядочный хаос, а упорядоченное множество, в котором каждое сущее занимает определенное место. Понятие "пространство" обозначает всеобщее свойство вещей обладать размерами и занимать определенное положение по отношению друг другу. Понятие "время" указывает на всеобщее свойство вещей иметь какую-то длительность. К основным свойствам пространства относят размерность, изотропность, а времени – необратимость    

Субстанциональная и реляционная концепции пространства и времени. Субстанциальная концепция, согласно которой пространство рассматривается как абсолютная пустота, вместилище вещей и явлений, связывается с атомистикой Демокрита и Ньютона. Здесь пространство и время  – особые самостоятельные сущности. Реляционная концепция понимает пространство и время как систему отношений, они не обладают самостоятельным существованием, а выступают как особые характеристики вещей (Аристотель, Лейбниц, Эйнштейн). В трактовке времени выделяют динамическую (указываются прошлое, настоящее и будущее течение событий) и статическую (отрицается "течение" времени, т.к. нет разницы между временными событиями) концепции.  

 Пространство и время в неживой и живой природе. Пространственно-временные характеристики неживой природы в значительной мере зависят от уровня ее организации: так, если для макромира характерно единство континуальности и дискретности соответствующих отношений, то в микромире возможно квантование пространственных и временных параметров. С развитием химии, биологии и социальных наук трансформируются физикалистские представления на пространство и время, т.к. существует множество форм, отличных от протяженности и длительности неживых систем. Сформировались такие понятия как "пространство химической реакции", "химические часы", свидетельствующие о взаимодействии химических веществ и регулярном изменении их свойств; "биопространство", в котором молекулы жизни несимитричны. Биосфера является таким биопространством. Специфично пространство надорганизменных структур: так, участок среды обитания биоценоза определяется как биотоп (греч. topos – место). Каждый вид занимает свою экологическую нишу. Процессы жизни характеризуются и биочасами (циклы и ритмы физиологических процессов, протекающие в живых системах).

 Специфика социально-исторического пространства и времени. Жизнедеятельность человека задала топологические (пространственные) и темпоральные (временные) формы своего осуществления. Социальное пространство представляет собой социально организованную среду, которая необходима для подлинно человеческого бытия людей. Основные характеристики социально-исторического пространства: динамизм, глобализм, противоречивость, с одной стороны, и интегративизм, неделимость, целостность, с другой. Социальное время понимается как исторический процесс, допускающий параллельное развитие культурных и цивилизационных процессов, их ветвление и т.д.    

Реальные пространство и время – объективные формы бытия движущейся материи, всеобщие структуры сосуществования и изменения вещей в физическом мире.

Перцептуальные пространство и время – формы чувственного созерцания, отражение реальных пространства и времени в чувственном восприятия субъекта.

Концептуальные пространство и время – способ описания реальных пространства и времени, их различные модели.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

69850. БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ: УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС 140.5 KB
  Дисциплина «Безопасность жизнедеятельности» учит распознавать, оценивать, предупреждать потенциальные опасности, защищать человека, общество, государство от негативных воздействий техногенного, антропогенного, социального характера, комплексно подходить к решению проблем безопасности.
69851. ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 648 KB
  Предметом изучения курса «История отечественного государства и права» является история становления и развития государства и права России с древнейших времен до наших дней. Изучение в рамках курса некоторых аспектов истории судебных органов России решает следующие задачи...
69852. ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ И СУДЕБНЫЕ ОРГАНЫ 978.5 KB
  Задачи изучения дисциплины: дать общее представление о правосудии его конституционных принципах; раскрыть систему правоохранительных органов место их в структуре государственных органов и их компетенция основные цели и задачи; дать общую информацию о правоохранительной деятельности...
69853. РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА РЕЧИ: УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС 421.5 KB
  Язык как универсальная знаковая система. Язык и речь. Основные единицы языка и речи. Язык и общество, роль языка в развитии культуры и в становлении личности. Общение как одна из главных потребностей человека; особенности коммуникации в современном мире...
69854. ТРУДОВОЕ ПРАВО 1.17 MB
  В ходе преподавания и самостоятельного изучения студентами трудового права на основе сочетания аудиторных занятий и самостоятельных форм обучения достигаются следующие цели: образовательная усвоение теоретических положений принципов трудового права особенностей...
69856. Исполнительное производство 384.5 KB
  Государственные требования к минимуму содержания дисциплины 4 Введение 5 Объем дисциплины и виды учебных занятий 7 Тематический план 8 Программа учебной дисциплины 9 Тематический план семинарских практических занятий 20 Планы семинарских практических занятий...
69857. ЛАТИНСКИЙ ЯЗЫК: УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС 237.5 KB
  Целью данного курса является осмысление и заучивание студентами латинских юридических терминов и выражений, встречающихся в юридической литературе и употребляемых юристами, наиболее известных крылатых выражений, а также выработка навыков чтения и перевода...
69858. ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ: УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС 236 KB
  Изучение студентами юридического колледжа основ философии как универсальной формы общественного сознания должно побуждать их к духовной независимости и свободе, способствовать формированию высокой культуры мышления и чувств.