49714

Общественные отношения по организации и деятельности судебной власти

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Общие и хозяйственные суды в Республике Беларусь призваны защищать гарантированные Конституцией и иными актами законодательства личные права и свободы, социально-экономические и политические права граждан

Русский

2014-12-26

389 KB

5 чел.

ОГЛАВЛЕНИЕ

 ВВЕДЕНИЕ .………………………………………...………….…………....3

  1.  ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ………………………………………………….……………..7
    1.  Историко-правовые аспекты возникновения и развития судебной власти на землях Беларуси………………………..…7
    2.  Возникновение и значение судебной власти в зарубежных странах………………………………………………………….18
  2.  ПРАВОСУДИЕ КАК ФОРМА ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ………………………………...……………………….…….27
    1.      Понятие и природа судебной власти...………………………..27
    2.      Конституционные принципы осуществления судебной     

власти…………………………………………………………...43    

  1.      Судебный способ защиты конституционных прав  

граждан…………………………………………………………57

  1.  РАЗВИТИЕ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ…………...…….……...………………..65
    1.      Общая характеристика действующей судебной системы                  

Республики Беларусь………………………..…………………65

  1.      Основные направления совершенствования  

   законодательства, регулирующие деятельность судебной

власти………………………………………………………...…71

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……...………………………………..…………….……..…78

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………...…….……...84


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломной работы. Создание правового государства – одна из реальных потребностей нашего общества. В условиях становления правового государства важное значение приобретают формирование, развитие и закрепление нового юридического мышления, общей и правовой культуры, высокого профессионализма, чувства законности и справедливости.

Насущные проблемы демократического переустройства нашего общества, занятие им достойного места в цивилизованном мире, в котором на первом плане стоит личность, формирование гражданского общества с неизбежностью требуют как теоретического осмысления основных тенденций развития, так и поиск возможных путей их практического воплощения в белорусской действительности.

Идее правового государства присущи следующие основные признаки: верховенство закона, обеспечение взаимной ответственности государства и граждан, организация и функционирование суверенной власти на принципе разграничения законодательной, исполнительной и судебной властях.

Если законодательная и исполнительная власти возлагаются конституциями на один-два высших государственных органа, то с судебной властью дело обстоит значительно сложнее. Она возложена на всю совокупность судебных органов от самых низовых до верховных.

Вопрос о судебной власти, ее характерных чертах и назначении издавна привлекал внимание мыслителей. В советский период эта тема была предана забвению. Более того, сам термин «судебная власть» постепенно исчез из лексикона, так как советская юридическая доктрина решительно отвергала теорию разделения властей. Между тем разделение властей признается величайшей государственно-правовой доктриной, история которой, как утверждают некоторые исследователи, начинается с библейских времен.

Возникшая в античном мире идея разделения властей положена в основу конституционного строя многих стран мира. Она закреплена теперь в Конституции Республики Беларусь (ст. 6).

Для Республики Беларусь в современных условиях судебная власть крайне важна. Но важна она не только своим существованием, а действительностью и применимостью в реальной жизни нашего общества. Ведь, несмотря на проводимые реформы, судебная власть все еще остается слабым местом остается в Республике Беларусь. Прокламированные Конституцией принципы судоустройства и судопроизводства реализуются с трудом. И в данном случае ощущается противодействие и давление со стороны других ветвей власти. Несмотря на провозглашенные правовые и социальные гарантии судьи, такие как: несменяемость, неприкосновенность, независимость и т.д., они очень часто не могут полностью обеспечиваться из-за отсутствия технической и материальной базы.

Под судебной властью понимается вся система правосудия, т.е. совокупность независимых судов, осуществляющих от имени государства правоприменительную (юрисдикционную) деятельность по окончательному разрешению правовых споров (конфликтов), а также иные предусмотренные законом полномочия, связанные с отправлением правосудия [63, с. 33].

В соответствии со ст. 6 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей от 29 июня 2006 г. № 139-З  Конституционный Суд Республики Беларусь призван обеспечивать верховенство Конституции Республики Беларусь и ее непосредственное действие на территории Республики Беларусь, соответствие нормативных правовых актов государственных органов Конституции Республики Беларусь, утверждение законности в нормотворчестве и правоприменении, решение других вопросов, предусмотренных Конституцией Республики Беларусь и иными законодательными актами.

Общие и хозяйственные суды в Республике Беларусь призваны защищать гарантированные Конституцией и иными актами законодательства личные права и свободы, социально-экономические и политические права граждан, конституционный строй, государственные и общественные интересы, права организаций, индивидуальных предпринимателей, а также обеспечивать правильное применение законодательства при осуществлении правосудия, способствовать укреплению законности и предупреждению правонарушений.

Большая и труднейшая проблема для любой демократической судебной власти состоит в том, чтобы не поддаваться политическим влияниям. Нельзя, разумеется, вообще отгородится от политики, поскольку судебная власть является составной частью государства, а государство являет собой форму политической организации общества.

Вместе с тем, демократическое устройство судебной системы выработало определенные принципы, способные исключить или, по крайней мере, ослабить политическое давление на судебную власть. Этому служит непартийный характер судейского корпуса и подлинная независимость любого суда, способного отбить любые попытки политически влиять на суд.

Всем этим и объясняется, на мой взгляд, актуальность темы моей дипломной работы.

Объектом исследования в дипломной работе являются общественные отношения по организации и деятельности судебной власти.

Предметом исследования в дипломной работе является юридическая природа судебной власти.

Цель исследования состоит в том, чтобы показать значение теоретического закрепления основ судебной власти в Конституции и их практического воплощения в современном гражданском обществе.

Задачи исследования предопределяются целью исследования и состоят в том, чтобы раскрыть сущность судебной власти, ее значимость в современных условиях. К числу важнейших задач исследования относится также изучение особенностей становления судебной власти, в частности, изучение зарубежного и отечественного опыта.

Методы исследования. Основными частно-научными методами исследования в дипломной работе являются формально-юридический и сравнительно-правовой методы. Формально-юридический метод применялся при определении юридических понятий, толковании содержания правовых норм, регулирующих принципы организации и деятельности судебной власти.

Краткая характеристика специальной литературы по теме. Вопрос о принципах организации и деятельности судебной власти в белорусской литературе разработан не достаточно полно. Данному вопросу посвящен ряд публикаций в газетах и журналах, а также отдельные главы в изданиях, рассматривающих деятельность органов государственной власти в Республике Беларусь. Проблемами изучения принципов организации и деятельности судебной власти занимались такие российские и белорусские специалисты как Василевич Г.А., Василевич Р.А., Довнар Т.И., Юхо И.А., Кивель В.Н., Красюкова Е.В., Савицкая О.В., Мамина О.И. и другие.

Василевич Р.А., Довнар Т.И., Юхо И.А. рассматривали вопросы становления судебной власти. Василевич Г.А. изучал проблемы совершенствования конституционного законодательства Республики Беларусь. Кивель В.Н. занимался изучением судебного способа защиты конституционных прав личности. Красюкова Е.В. изучала нравственные основы судебной власти. Савицкая О.В. и Мамина О.И. занимались изучением роли и места судебных органов в механизме государственной власти. Кроме того, при написании данной дипломной работы использовались нормативные правовые акты Республики Беларусь.

Структура дипломной работы включает титульный лист, оглавление, введение, три раздела с подразделами, заключение, список использованных источников.

Написана дипломная работа на 90 страницах компьютерного текста.


1. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

 

1.1. Историко-правовые аспекты возникновения и развития судебной власти на землях Беларуси

Суд, судебную власть принято рассматривать применительно к правам и свободам человека и гражданина преимущественно с позиции их судебной зашиты, обеспеченности и гарантированности. Конституционные права и свободы человека и гражданина занимают особое место в праве. Конституционно выраженный и закрепленный комплекс прав и свобод не единственная,  но вместе с тем основная и наиболее значимая форма воплощения   права.

Право представляет собой одно из самых сложных общественных явлений, поскольку так или иначе им затрагиваются интересы каждого человека, различных социальных групп населения. Как регулятор общественных отношений оно призвано соизмерять поведение граждан, государственных органов, организаций, должностных лиц, обеспечивать принятие правильных и справедливых решений, служить основой прочного правопорядка  в  обществе.

На современном этапе под правом понимается система общеобязательных правил поведения (норм), устанавливаемых либо санкционируемых компетентными государственными органами, а также принимаемых путем референдума в целях регулирования общественных отношений, выражающих первоначально волю определенных классов, слоев населения, а по мере стирания социальных различий и демократизации общества – большинства народа с учетом интересов меньшинства, реализация которых обеспечивается государством [54, с. 177].

Такое   определение   права   характеризует   его   сущность,   то   есть   то главное,    что   определяет   его   признаки,    в   том    числе    и   социальную ценность.

Процесс формирования права – это процесс, исторически неуловимый, растянутый на длительное время. Когда и как начинается выделение права из обычаев первобытного общества, когда из области внешне расплывчатых дозволений или осуждений морального и религиозного характера формируются нормы права, да и чем вообще отличается право от обычаев до эпохи появления письменных законов – ответы на эти вопросы, наверно, никогда не приобретут желаемой определенности и конкретности. Все, что известно сегодня о становлении и развитии права, почерпнуто из данных общей историографии, письменных памятников, дошедших до наших дней, и других источников с использованием сравнительно-исторического метода, позволяющего оценить происходящие процессы.

Первый период истории права есть время господства обычного права, при котором первоисточником права является природа человека (физическая и моральная), подчиненная таким же законам, что и природа органическая и неорганическая.

Важнейшей формой выражения обычного права являются акты юридических сделок и судебные акты [45, с. 16].

На смену обычному праву постепенно приходит писаное право. Периодическое движение восточных славян в Византию (X век) способствовало заключению договоров (907 г. и 911 г. с Олегом; 945 г. с Игорем; 972 г. со Святославом).

Однако следует обратить внимание, что русское, в том числе и белорусское, право развивалось хотя и под влиянием византийской и немецкой культуры, но самостоятельно. Переворот, произведенный в обществе христианством, кроме рецепции вызвал и самостоятельную законодательную деятельность. Закон появился уже в форме уставов, которые издавали Ярослав, его сыновья и последующие князья. Например, в некоторых уставах (1135-1150 гг.), дошедших до наших дней, назначаются пределы светительного суда (по предметам и лицам), назначается содержание церкви (десятина); а в уставе Ярослава содержится ряд уголовных постановлений, имеющих связь с семейным правом и нравственностью, то есть в указанных уставах четко вырисовывается круг лиц, которые вправе судить за совершенные преступления против другого человека, а также  круг лиц,  которые   могут быть судимы [65, с. 23].

Памятником права XI-XV вв. можно назвать списки Русской Правды. Историки утверждают, что Русская Правда есть попытка неофициальной кодификации законов. Источниками кодификации явились нормы обычного права и княжеская судебная практика.

Судебный процесс по Русской Правде носил ярко выраженный состязательный характер: он начинался только по инициативе истца, стороны в нем обладали равными правами, судопроизводство было гласным и устным. Система доказательств состояла из свидетельских показаний, вещественных доказательств,   присяги [45, с. 22].

Правила Русской Правды распространялась и на лиц, проживающих на современной территории Беларуси, так как в тот период самостоятельного государства Беларусь не существовало.

С образованием Великого княжества Литовского (куда вошла и Беларусь) вопросы развития писаного права, а также судебной защиты приобрели новую  значимость.

На сейме в Гродно в 1522 г. "станы" вновь обратились к господарю с просьбой об издании письменных законов. Только тогда великий князь с панами радой "право им прирекли дати и тыи вси члонки, как ся подданный  наши  мають справовати   и  радити,  казали  есмо   выписати" [4, с. 18].

Текст Статута 1522 г. неизвестен, известно лишь, что великокняжеское правительство решило ввести его в жизнь в декабре 1522 г. Великий князь Сигизмунд издал специальный указ о введении в действие письменного кодекса законов. Великокняжеский эдикт признавал, что до сих пор в Великом княжестве Литовском не было законника, что суд осуществлялся или по особым указаниям, или по обычаю, или согласно мудрости и совести судьи. Вследствие неправильных судебных решений возникало много жалоб со стороны тех, кто подвергся несправедливому суду. В эдикте отмечалось, что к великому князю поступали жалобы на пристрастность судей, руководившихся при разборе дел собственными чувствами и настроениями. Поэтому великий князь желал, чтобы для улучшения порядка была бы для каждого "одинаковая справедливость", чтобы был установлен "мир" под защитой письменного права. Великий князь вводил в жизнь письменный закон [65, с. 23]. Однако, как свидетельствует история, на сейме 1522 г. был принят не весь проект представленного Статута. По истечении двух лет в 1524 г. исправленный Статут передавался на  обсуждение сейма,  собравшегося  в Берестье, но и там он не был принят. Только на Виленском сейме 1528-1529 гг. был окончательно принят текст Статута, который стал действующим правом па территории Великого княжества Литовского. С 29 сентября 1529 г. Статут вступил в действие как обязательный писаный кодекс права.

До издания указанного Статута в Великом княжестве Литовском суды отправляли правосудие на основании местного обычного права, которое было неодинаковым в разных областях Великого княжества Литовского.

Статут 1529 г. внес много нового в развитие права на судебную защиту, деятельность судов, в совершенствование процессуального законодательства для отправления правосудия.

Если учесть, что термины "право", "защита", "судебная власть", "суд" используются тогда, когда возникают обязательственные отношения между людьми, нарушаются чьи-либо писаные или неписаные права, то необходимо отметить, что впервые именно в Статуте 1529 г. много внимания  уделено судебной власти, защите прав, суду.

Вместе с тем, в Статуте 1529 г. еще не было четкого разделения судебной и исполнительной власти, но судебной власти придавалась определенная сила, авторитет. Так, в разделе 6 "О судьях" было предписано, чтобы судили по законам, а если же было бы установлено, что судья вынес приговор не по законам и что от этого сторона понесла ущерб, то тот, кто вынес приговор не в соответствии с законом, должен возместить ущерб и   издержки, а приговор того суда аннулируется [4, с. 165-166].

Законом защищался авторитет суда. За проявление неуважения к судьям предусматривалась уголовная ответственность. В Статуте 1529 г. предусматривалось, что если бы кто-либо кому-нибудь другому или судьям в суде сказал бранные слова и тем проявил неуважение к суду и судьям, тот должен быть наказан тюремным заключением на шесть недель. Также и судья, выполняя судейские обязанности, не должен никого оскорблять. Если же судья схватил бы кого-либо рукой и ударил, то должен уплатить тому за бесчестье соответственно сословию. Если бы кто-нибудь угрожал судье, тот должен не только отсидеть шесть недель, но и после отбытия этого срока должен представить достойных поручителей, чтобы судьи были  в покое [4, с. 172-173].

Гарантиями справедливости судебных решений являлось установленное указанным Статутом право на обжалование судебных постановлений, наличие института адвокатуры. Анализ положений Статута (раздел 6) позволяет сделать вывод, что уже в тот период придавалось огромное значение судебной защите, праву на рассмотрение дела судом на основании закона. Например, было предписано, что в случае возникновения конфликта должны быть применены нормы Статута. Вместе с тем, запрещалось отказывать в осуществлении правосудия по причине отсутствия правовой нормы [65, с. 25].

В Статуте указано, что если бы в законах не было записано каких-либо статей, то дело должно быть рассмотрено и решено в соответствии со  старым обычаем, а потом на вальном сейме должна быть вписана эта статья и другие, которые будут вызываться необходимостью [4, с. 166].

Следовательно, все конфликты должны были разрешаться судом по закону (писаное право),  а при отсутствии  нормы – по обычному праву.

В Статуте 1566 г. Великого княжества Литовского более четко обозначается право на судебную защиту, намечается тенденция отделения судебной власти от исполнительной. "Рэгламентавалася дзейнасць новых – падкаморскiх i земскiх судоу, апошнiя з якiх з'яулялiся выбарнымi; аддзеленымi ад адмiнiстрацыi. Суддзi, да якiх прад'яуляуся шэраг патрабаванняу, прыносiлi пры уступленнi на пасаду прысягу аб сумленным выкананнi сваiх службовых абавязкау. Кандыдатуры суддзяу выбiралiся, а затым  назначалiся  на  пасады  пажыццёва" [30, с. 41].

В указанном Статуте закреплялось право человека на защиту в судебном порядке с помощью адвоката. В артикуле 33 раздела 4 Статута устанавливалось, что каждый может потребовать от суда назначение ему адвоката, а бедным людям, сиротам и вдовам адвокаты должны назначаться бесплатно.  Статутом  также было предписано уважать судебную  власть.

Положения Статута стали новым шагом в развитии и совершенствовании отношений, которые складывались между государством и гражданами при разрешении различного рода конфликтов. Признавалась эффективность  судебной  защиты.

В Статуте 1588 г. уже нашли отражение идеи разделения властей. В нем четко прослеживалось разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. "Заканадаучая улада належала сойму,    выканаучая – вялiкаму князю i радзе, судовая – новым, створаным у вынiку судовай рэформы, судовым органам" [30, с. 43].

Особое внимание уделялось судебной власти и судебным средствам защиты. Образование выборных судов открывало новую страницу в развитии правовой культуры общества, свидетельствовало о стремлении к постепенному совершенствованию судебной защиты. Задачей выборного суда была защита интересов не только государства, но и граждан (предоставлялось право на обжалование незаконных действий должностных лиц). В некоторой степени деятельность местной администрации была поставлена  под  контроль суда [65, с. 26].

По моему мнению, именно превращение суда в орган защиты не только государственных, но и личных интересов граждан повлекло значительные изменения и в процессуальном праве. Это способствовало утверждению принципов выборности, гласности, права на юридическую помощь (участие адвокатов в суде), состязательности сторон.

По оценке ученых, Статут 1588 г. является самым выдающимся собранием законов XV1-XVIII вв. в Европе, поскольку в нем нашли закрепления нормы, способствующие защите прав, свобод и законных интересов граждан.

Статут внес значительный вклад в совершенствование права, развитие
судебной системы и правосудия России. Польши, Украины, Латвии,
Эстонии, Беларуси. Следует обратить внимание, что на территории
Беларуси и Литвы он действовал и после распада Великого княжества Литовского.   (Официально   его  действие   было   отменено   в  Витебской   и Могилевской губерниях в 1831 г.,  в Гродненской и Виленской в 1840 г.).

Оценивая прогрессивность положений, предусматривающих развитие права на  судебную  защиту, закрепленного  в  Статуте 1588 г., следует отметить, что термины "судебная власть", "защита" в тот период употреблялись крайне редко, хотя, некоторые законы, например, Конституция Речи Посполитой (3 мая 1791 г.), содержали раздел о судебной власти. В период действия указанной Конституции значительные изменения произошли в судебной системе. В частности, «правам ажыццяуляць правасуддзе былi надзелены урадавыя камiсii. Так, камiciя палiцыi судзiла справы, звязаныя з непадпарадкаваннем гарадскiм уладам, парушэннем гандлёвых, санiтарных i iншых нормау» [30, с. 29].

Характерной особенностью рассмотрения дел указанными комиссиями было то, что законом предусматривались равные права сторон в процессе, независимо от их происхождения. Следует также отметить, что в тот период стала выстраиваться определенная система судов, которая близка к трехзвенной судебной системе, действующей ныне [65, с. 27].

С развитием государства и права развивалась и судебная система. Судебными Уставами 1864 г. уже широко употребляется термин "судебная власть", который ассоциировался с отправлением правосудия по  гражданским  и уголовным делам.

Сводом основных государственных законов Российской империи (в ред. от 23 апреля 1906 г.) предусмотрено, что судебная власть осуществляется от имени государя императора установленными законом судами, решения коих приводятся в исполнение именем императорского величества (ст. 22).

После октября 1917 года в Беларуси утвердился государственный механизм, который был приспособлен к задачам диктатуры пролетариата. Принцип «Вся власть Советам» был отражен в Конституции 1919 г.

Уже в марте 1919 года В. И. Ленин сообщил, что революция прежних судей «выгнала и сделала суд народным» [60, с. 17]. Новые формы наполнились адекватным им человеческим материалом, низкий уровень правовой и общей культуры которого выдавался за достоинство и воспроизводился системой подготовки юридических кадров.

Господство командно-административной системы не допускало и не могло допустить какого-то разделения государственной власти. В таких условиях концепция разделения властей оказалась в немилости и нередко преподносилась как выдумка, которая понадобилась буржуазии в период ее борьбы за господство.

Современные ученые, изучающие проблемы судебной власти, справедливо обращают внимание на то, что в XX в. в научном лексиконе редко использовался термин "судебная власть". Причину такого положения, как и основу утверждения, что в СССР никогда не было независимой и самостоятельной судебной власти, исследователи усматривают преимущественно в бесцеремонном вмешательстве в судебную деятельность партийной и сросшейся с ней исполнительной власти [65, с. 27]. Представляется, что именно отсутствие признания на конституционном уровне судебной власти в качестве самостоятельной ветви государственной власти не создавало предпосылок для развития самостоятельной судебной власти и естественно для теоретической разработки понятия "судебная власть". Такой вывод подтверждается анализом положений конституций БССР (1919, 1927 гг.), а также Конституции СССР (1924 г.), из которых усматривается, что какие-либо нормы, свидетельствующие о деятельности суда как самостоятельного органа  судебной власти, отсутствуют.

В советский период развития права задачи, стоящие перед судебной властью, рассматривались лишь как задачи гражданского судопроизводства или правосудия и формировались исходя из целей и задач, провозглашаемых соответствующими партийными органами [35, с. 99].

После образования СССР и до его распада в БССР было принято три конституции (1927, 1937, 1978 гг.). Первым шагом признания на конституционном   уровне    суда   как   органа   власти,   было   включение в конституции  1937 г. и 1978 г. разделов соответственно "Суд и прокуратура" "Суд и арбитраж".  Однако указанные основные  законы  не имели своей целью   утверждение   в   государстве   принципа   разделения   властей   и,   в частности,  судебной  власти как самостоятельной  ветви власти [65, с. 28].

В советское время в правовой науке и законодательстве вместо понятия «судебная власть» применялись парные термины «суд» и «правосудие», которые раскрывались посредством друг друга. Основная конституционная функция советского суда – осуществление правосудия – конкретизировалась, дополнялась, развивалась Законом о судоустройстве (1981). В частности, в статье 3 указанного Закона отмечалось, что первостепенная задача суда – охрана от всяких посягательств общественного строя, его политической и экономической систем и что всей своей деятельностью он «воспитывает советских граждан в духе преданности Родине и делу коммунизма, в духе точного и неуклонного исполнения Конституции и законов...». Тем самым суд рассматривался как орган управления, осуществления государственной политики [58, с. 164].

В Основном Законе 1978 года закреплялись отдельные принципы осуществления правосудия в государстве. В частности, Конституцией 1978 г. было гарантировано: осуществление правосудия только судом на началах равенства граждан перед  законом и судом; образование судов на началах выборности судей и народных заседателей; разбирательство дел во всех судах открытое;   оказание юридической помощи  и  др.

К судам относились: Верховный Суд, областные суды, Минский городской суд и районные (городские) народные суды, то есть предусматривалась трехзвенная судебная система, которая сохранилась и по сегодняшний день. Организация и порядок деятельности судов определялись законами СССР и БССР (ст. 150-162  Конституции).

Иными словами, лишь в конце 80-х годов стало появляться более серьезное отношение к проблеме разделения властей. По времени это совпало с официальным провозглашением курса на преобразование нашего государства в правовое, с признанием того, что такое государство невозможно без верховенства закона и надежно обеспечивающего его механизма, основной рычаг которого многие усматривали и усматривают в разделении властей.

Таким образом, возвращение к понятию «судебная власть» и его конституционное закрепление в наши дни обусловлены ходом общественного развития, новыми реалиями и потребностями, формированием демократического и правового государства.

В современном белорусском законодательстве термин "судебная власть" впервые употреблен в Декларации "О государственном суверенитете Республики Беларусь" от 27 июля 1990 г. В указанной Декларации было закреплено, что разграничение законодательной, исполнительной и судебной власти является важнейшим принципом существования Республики Беларусь как правового государства  (ст. 7).

В  Законе Республики Беларусь от 27 февраля 1991 г. "Об  основных   принципах народовластия в Республике Беларусь" (утратил силу 28 мая 1999 г.) было установлено, что государственная власть в Республике Беларусь формируется и осуществляется в трех структурах – законодательной, исполнительной и судебной. Органы законодательной (представительной),  исполнительной и судебной власти в пределах своей компетенции осуществляют свои полномочия самостоятельно и независимо друг от друга (ст. 7).

Что касается закрепления на конституционном уровне понятия "судебная власть", то оно нашло отражение в Конституции Республики Беларусь от 15 марта 1994 г. (с изменениями и дополнениями).

Согласно статье 6 Конституции государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основу разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Конституция Беларуси провозгласила самостоятельность и независимость судебной власти как необходимое  условие функционирования правового государства.

В главе 6 Конституции «Суд» сказано, что судебная власть принадлежит судам, которые действуют на основе принципов, присущих ее природе и уровню развития государства.

Суд, исходя из смысла Основного Закона, выступает единственным органом, призванным разрешать правовые споры, возникающие в обществе. Он же является и важнейшим средством охраны прав и свобод граждан.  "Суд из рядового государственного учреждения, придатка административно-командной системы и "органа с преступностью" постепенно превращается в независимый орган, решающий свои специфические задачи" [65, с. 29].

На основании Конституции в Беларуси началось комплексное реформирование правовой сферы деятельности государства. Осознание необходимости преобразования в этой сфере привело к разработке Концепции судебно-правовой реформы,  основные положения  которой были одобрены Верховным Советом  Республики   Беларусь 23  апреля  1992 г. В  Концепции   судебно-правовой   реформы   нашли  отражение   вопросы реформирования деятельности всей системы юстиции, в частности, законодательного обеспечения и организационного преобразования деятельности судебной системы, поскольку центральное место в системе юстиции принадлежит судам. При этом зашита  прав,  свобод и  законных интересов личности  поставлены   на  первое  место.

Во исполнение Конституции и указанной Концепции в государстве был принят ряд законов и кодексов: "О Конституционном Суде Республики Беларусь", "О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь", (в настоящее время утратил силу в связи со вступлением в январе 2007 года в законную силу соответствующего Кодекса), "О прокуратуре Республики Беларусь" и др. В указанных нормативных правовых актах нашли закрепление  конституционные  принципы  правосудия.

Представляется, что с утверждением принципов правосудия, утверждается и судебная власть, поскольку в широком смысле судебная власть основывается на принципах правосудия и имеет только ей присущие отличительные особенности.

1.2. Возникновение и значение судебной власти в зарубежных странах

 

Проблему рационального устройства государственной власти и ее органов пытаются разрешать, пожалуй, столько времени, сколько существует государство как форма организации общества. Люди, размышлявшие над этой проблемой, уже давно, многие столетия тому назад, заметили, что концентрация государственной власти в чьих-то одних руках неизбежно ведет к отрицательным последствиям. Чем больше такая концентрация, тем выше вероятность произвола и злоупотреблений. Об этом свидетельствует многовековой опыт человечества. Самые просвещенные властители, в руках которых сосредоточивались неограниченно все нити власти, рано или поздно становились своенравными тиранами, признававшими только свой авторитет, попиравшими свободу и не считавшимися с неотъемлемыми правами человека. На этом фоне и велись поиски путей преодоления тенденций такого рода.

Наиболее широкое признание получила и продолжает сохранять его вплоть до настоящего времени идея, в соответствии с которой основные направления (ветви) государственной власти должны разделяться и вверяться “в разные руки”. Это будет мешать узурпаторским намерениям, а вместе с этим злоупотреблению властью и произволу. Чаще всего, сторонники данной идеи (концепции) придерживаются мнения, что государственная власть в целом включает три основных направления (ветви) – законодательную, исполнительную и судебную. Сферы их реализации должны быть четко разграничены, они не должны быть помехой друг другу. Разделение властей следовало бы основывать прежде всего на их сотрудничестве, которое, однако, сдерживало бы каждую из них, ставило бы в определенные рамки и балансировало.

Таким образом, для современных государств характерно то, что в основе их функционирования лежит принцип разделения властей, процесс становления которого происходил длительное время.

Разделение властей в обществе возникает на том этапе его развития, когда появились самостоятельные и независимые хозяйственные, а значит и политические субъекты со своими интересами и целями. Обособление их функций происходило постепенно.

К сожалению, процесс становления судебной власти в ранних государствах скудно отражен в источниках права. В период трансформации родоплеменных органов управления в государственные еще не существовало специальных органов, наделенных судебной властью. Судебные процессы проводились монархом (вождем племени). Он же одновременно был законодателем, военачальником и судьей. Постепенно к выполнению судебных функций стали привлекаться аристократы, родственники или приближенные монарха. Позже появились профессиональные судьи, лица, единственной функцией которых было рассмотрение различного рода конфликтов.

Еще в античном мире возникла проблема структуры государственной власти. Платон в выдвинутой им концепции идеального государства высказал мысль, что каждый социальный слой (правители, воины, производители) должны заниматься своим делом, осуществляя свои функции для создания условий реализации высшей идеи, правящей миром. Аристотель пришел к выводу о необходимости ограничения власти и монарха, и народа. Он отмечал, что чем меньше полномочий будет иметь царская власть, тем она дольше останется в неприкосновенном виде, а неограниченное народовластие вообще нельзя считать формой государственного строя [22, с. 36].

Иными словами, понятие судебной власти связывают с теорией о правовом государстве, которая зародилась в Древней Греции. Такие античные мыслители, как Сократ, Демокрит, Платон, Аристотель, Полибий, и другие впервые дали определение важнейшего принципа правового государства – господства закона над всеми, в том числе над  правителями [65, с. 25].

Государственно-правовые идеи и институты Древней Греции и Рима оказали влияние на дальнейшее развитие учении о судебной власти, о разделении ветвей власти на законодательную, исполнительную и судебную.

Однако практика разделения властей в античности не могла получить своего упрочения, поскольку к этому еще не было готово общество, с его недостаточным разделением труда, войнами и всем тем, что мешает укреплению государственности. Четкая дифференциация государственной власти не происходила и в условиях средневековой европейской раздробленности. Вместе с тем, быстрый рост производительных сил, оживление торговли, развитие ремесел, рост городов, формирование внутреннего рынка послужили основой для функционирования судов как самостоятельных органов государственной власти. В эпоху Возрождения получают укрепление хозяйственные структуры, желающие избавиться от опеки государства и развиваться в гражданском обществе.

Идея о выделении судебной власти как отдельной ветви власти впервые появилась в XVI в. Это и понятно, потому что судебную власть следует воспринимать не только в контексте с идеями правового государства, но, в первую очередь в контексте осуществления правосудия, которое позволяет членам общества урегулировать конфликты мирным путем, то есть достичь истины через суд.

Теоретическая модель разделения властей была разработана Локком и Монтескье на основе анализа британской политической системы конца 17 – первой половины 18 века. Компромисс между двумя политическими силами, представляющими земельную аристократию и крупную буржуазию, явившийся результатом Славной революции 1688 г., стал исходным для формирования разделения властей. С учетом потребностей общества, Локк различал три ветви власти: законодательную, исполнительную и федеративную (союзную). Законодательная власть, как выражение воли народа (воли имущих сословий), должна быть отдана избираемому народом парламенту. Исполнительную и союзную власть он вверяет монарху, который может незамедлительно принимать меры во избежание гибели общества, хотя при этом он не должен злоупотреблять своей прерогативой. Судебную власть Локк не отделяет, а считает, что она является элементом исполнительной власти.

  «Абсолютная деспотическая власть или управление без установленных постоянных законов не могут ни в коей мере соответствовать целям общества и правительства», - констатирует Дж. Локк. Отсюда и следует главный вывод, составивший сердцевину концепции разделения властей: власть по принятию законов и власть по их исполнению должны быть разделены.

Автор концепции не выступал против власти вообще. Он считал ее необходимым условием сохранения общества и порядка и был сторонником монархии. Но эта последняя должна была ограничиться лишь осуществлением исполнительной власти. В условиях ограниченной монархии на первое место выдвигается законодательная власть. Именно она, по Локку, и образует «первую ветвь власти». В соответствии с этим видением вопроса полномочия принимать законы (законодательная власть) возлагаются на парламент, а полномочия осуществлять их (исполнительная власть) – на монарха и правительство (кабинет министров). Все виды публично-властной деятельности и реализующие их государственные органы располагаются в иерархическом порядке. Верховной властью объявляется законодательная власть. Все иные ветви власти подчиняются ей, но вместе с тем оказывают на нее активное воздействие.

Отстаивая данный способ организации власти и распределения ее между различными государственными органами, Дж. Локк активно выступал против концепции абсолютизации и неограниченности власти. Абсолютная монархия, писал в связи с этим автор, которую некоторые считают «единственной формой правления в мире», на самом деле «несовместима с гражданским обществом и, следовательно, не может быть формой  гражданского правления» [47, с. 312]. Дело в том, пояснял ученый, что поскольку она сама не подчиняется закону, то, следовательно, она не может обеспечить подчинение ему и других властей и лиц. Такая власть не способна также гарантировать и естественную свободу человека.

Принцип разделения властей, идею их «равновесия», наиболее отчетливо развил известный французский просветитель, правовед и философ Ш.Монтескье, который провозгласил разделение законодательной, исполнительной и судебной властей. В своем знаменитом сочинении “О духе законов” (1748 г.) он писал: “Когда одному и тому же лицу или одному и тому же составу должностных лиц предоставлены вместе законодательная и исполнительная власти, тогда нет свободы, потому что можно опасаться, что монарх или сенат будут создавать тиранические законы, чтобы тиранически исполнять их. Нет также свободы, если судебная власть не отделена от законодательной и исполнительной. Если бы она была соединена с исполнительной властью, судья обладал бы достаточной силой, чтобы сделаться угнетателем. Все было бы потеряно, если бы один и тот же человек, или корпорация высокопоставленных лиц, или сословие дворян, или, наконец, весь народ осуществляли все три вида власти: “власть создавать законы, власть приводить их в исполнение и власть судить преступления и тяжбы частных лиц” [52, с. 48].

Он предложил законодательную власть поделить между буржуазией и феодалами, образовав двухпалатный орган. Исполнительную власть сохранить у дворянства, которое должно быть ответственным перед буржуазией. Судебную же власть доверить не какому-либо постоянному органу, а выборным лицам из народа. Причем, судьи должны занимать то же общественное положение, что и подсудимый. И тогда судебная власть, столь страшная для людей, не будет связана их социальным положением, различием профессий, а будет невидимой, как бы не существующей [23, с. 24-25].

Таким образом, основоположниками классического варианта теории разделения ветвей власти в юридической литературе называют Дж.Локка и Ш.Монтескье [65, с. 25].

Наиболее последовательно идеи Монтескье были реализованы в Конституции США, где закреплено разделение законодательной, исполнительной и судебной власти. Это, однако, не привело к нарушению общей целостности государственной власти в США, хотя на первом этапе наметился приоритет законодательной власти, но уже во второй половине 19 века усиливается исполнительная власть.

В  преамбуле Конституции США устанавливается фактическое распределение власти между ее различными ветвями. Статья 1 (разд. I) Конституции закрепляет, что все установленные в Конституции «полномочия законодательной власти принадлежат Конгрессу Соединенных Штатов, который состоит из Сената и Палаты представителей». Статья 3 (разд.I) провозглашает, что «исполнительная власть осуществляется Президентом Соединенных Штатов Америки. Он состоит в своей должности в продолжение четырехлетнего срока». И статья 3 (разд. I) устанавливает, что «судебная власть Соединенных Штатов осуществляется Верховным Судом и теми низшими судами, которые будут время от времени учреждаться Конгрессом» [67, с. 195].

В США функционируют параллельно единая федеральная система судов и самостоятельные судебные системы каждого из 50 штатов, округа Колумбия и четырех федеральных территорий. В компетенцию федеральных судов входит, прежде всего, рассмотрение уголовных дел о преступлениях,  предусмотренных федеральным законодательством, и гражданских дел по искам к федеральным властям и по спорам, возникающим в связи с применением федеральных законов, или между гражданами,  проживающими в двух различных странах, если при этом сумма иска превышает 10 000 долларов. Действующая в США судебная система позволяет быстро и эффективно рассматривать различной категории дела. Это достигается во многом благодаря: во-первых,  узкой специализации судов (налоговый,  претензионный и т.д.); во-вторых, существованию двух основных, параллельных непересекающихся судебных систем – федеральной и отдельных штатов. Позиция американских судов и, прежде всего, федеральных признается уникальной – они работают в условиях независимости, о которой не могут мечтать другие ветви власти, и в то же время не имеют иммунитета от влияния всех политических факторов. В итоге их называют "главными делателями" политики в США.

В Великобритании действия парламента, правительства, суда определяются неукоснительным соблюдением трех главных принципов: разделение властей, верховенство парламента, господства права. Именно они образуют фундамент, на котором покоятся взаимоотношения законодательной, исполнительной и судебной властей. Из принципа разделения властей выводится независимый статус судебной власти. На принципе парламентского верховенства покоится баланс сил между судебной и законодательной властями. Что же касается принципа господства права, то оно определяет характер деятельности и взаимодействия судебной и исполнительной властей.

В Основном законе ФРГ (1949 г.) прокламируется, что «судебная власть вверяется судьям; она осуществляется Федеральным конституционным судом, федеральными судами, указанными в настоящем Основном законе, и судами земель» (ст. 92). Статус носителя одной из трех властей – судебной обеспечивает органам правосудия весьма важное место в государственном аппарате наряду с другими органами.

В Китайской Народной Республике, например, структуру судебных органов составляют: Верховный народный суд, местные народные суды, «верховные суды и другие специальные народные суды».

В Конституции Испании предусмотрено, что «судебная власть исходит от народа и осуществляется от имени короля судьями и магистратами, представляющими эту власть, которые являются независимыми, несменяемыми, ответственными и которые подчиняются исключительно закону» [49, с. 55]. В Основном законе ФРГ говорится, что «судебная власть ... осуществляется Федеральным конституционным судом, федеральными судами ... и судами земель».

Несмотря на особенности структуры и другие различия судебных органов разных стран, достаточно много сходства в целях и задачах, которые перед ними ставятся и конституционно провозглашаются во всех государствах, именующих себя демократическими. В конституциях большинства современных государств закреплены принципы независимости суда; самостоятельности судов в решении любых вопросов в пределах их компетенции; гласности судопроизводства; открытости судебного разбирательства и др. [49, с. 56]

В современных высокоразвитых зарубежных странах судебная власть и формально, и фактически стала высшей государственной властью. Судебная власть, хотя и менее заметная, чем другие власти, зримо и незримо руководит ими. Такое положение объясняется теми полномочиями, которыми суды обладают, и тем местом, которое они занимают в политико-государственном процессе. Суды получили полномочия контролировать другие власти и выносить окончательные решения по жалобам на их действия [53, с. 16].

 


2. ПРАВОСУДИЕ КАК ФОРМА ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

  1.  Понятие и природа судебной власти

Судебная власть, являясь частью государственной власти, имеет те же общие характеристики, присущие последней. Поэтому для того, чтобы исследовать судебную власть, необходимо определить природу власти в целом.

Власть представляет собой сложное, многогранное явление, включающее в себя различные подходы к пониманию.

С одной стороны, власть следует понимать как способность, право и возможность распоряжаться, оказывать решающее воздействие на судьбы, поведение и деятельность, нравы и традиции людей с помощью розничных средств – закона, воли, суда, принуждения. Получается, что власть проявляется в господстве над людьми, их общностями, организациями, над странами и их группировками [43, с. 6].

С другой стороны, власть – это институт, представляющий собой систему государственных органов. Это лица, органы, обеспеченные полномочиями или обладающие резного рода влиянием, полномочиями по обычаю или присвоению их себе [66, с. 441].

Следовательно, одной из существенных особенностей, свойств власти, в том числе судебной, является возможность оказывать влияние, подчинять своей воле отдельных лиц и общество в целом. При этом такое воздействие оказывается через систему специализированных государственных органов. В частности, судебная власть оказывает влияние через судебные органы и судей как должностных лиц госорганов.

Исследуя судебную власть, во взаимодействии и во взаимоотношении с обществом и государством, интересными представляются суждения Н.А.Колоколова, который считает, что природа судебной власти, ее источник – это народ. Народ, нация одновременно и объект, и специфический субъект, ибо существование государственной власти, а, следовательно, и судебной вне народа, нации абсолютно невозможно, ибо сам народ, сама нация – ее источники. Приказ субъекта, осуществляющего судебную власть, - фактически воля народа в редакции ее правительства по отношению к этому же народу – в обязательном порядке сопровождается угрозой применения санкции в случае неповиновения [40, с. 104-106].

Такой подход к источнику судебной власти традиционно поддерживается и в отечественной юридической мысли.

Именно народ сознательно ограничивает свою свободу для установления закона, который был бы признан и допущен по общему согласованию в качестве нормы справедливости или несправедливости и служил бы тем общим мерилом, при помощи которого разрешались бы между ним споры. Народу нужен знающий и беспристрастный судья, который обладал бы властью разрешать все затруднения в соответствии с требованием закона. Нужна судебная сила, которая могла бы подкрепить и поддержать справедливый приговор и привести его в исполнение [47, с. 263].

Однако рассмотрение судебной власти как средства всеобщей связи для народа не в полной мере отражает ее сущность и природу. О народе как источнике власти можно говорить применительно к монополии легитимного принуждения. То есть на основе данных представлений о народе как об источнике власти судебная власть только тогда способна контролировать действия других граждан, когда она ими узаконена.

Если же власть, в том числе судебная, опирается не на легитимное насилие кок средство ее обеспечения, то в данном случае рассматривать народ как ее источник нельзя. В такой ситуации речь идет о господстве определенной социальной группы или личности, которая посредством физического насилия подчинила себе жизнь индивидов [44, с. 70].

Безусловно, та или иная личность или социальная группа, если она пришла к власти насильственными способами, для оптимального использования ресурсов власти должна подняться до определенного узаконенного общественного положения. То есть сила должна перерасти в авторитет и влияние. При этом необходимо учитывать, что власть и авторитет не равнозначные понятия. Осуществление авторитета всегда основано на норме, на ценности, на общих принципах, в то время как инициатива власти опирается на ее собственную волю. Власть не присваивает себе функцию авторитета: она ограничивается тем, что обозначает его место. Власть – это то, что может, а авторитет – то, что позволяет. Одна берет на себя инициативу и реализует действие, другой – утверждает определенные стереотипы [34, с. 43-44]. Признание народом авторитета власти необходимо для ее сохранения, укрепления. Таким образом, авторитет представляет собой добровольно признанную власть.

Однако независимо от того, признана власть со стороны общества либо нет, обладает она определенным авторитетом или опирается только но силу, ее способность оказывать воздействие основывается на превосходстве. Источник власти кроется в превосходстве. Такое превосходство может выражаться в силе, в знании, статусе и т.д. Источником же судебной власти является превосходство в знании и беспристрастность. Например, превосходство в знании можно проиллюстрировать следующим примером. К кандидатам на должность судьи предъявляются определенные требования. В частности, гражданство, наличие высшего юридического образования, стаж работы по специальности и т.д. Получается, что при назначении гражданина на должность судьи за ним признается превосходство в знании закона, определенный уровень профессионализма и умение разрешить дело по существу. Что же касается беспристрастности, то ее отсутствие исключает участие судьи в производстве по уголовному делу. В соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе донного уголовного дела [43, с. 7].

Что же касается народа, то, по моему мнению, он обеспечивает сохранение и способствует эффективному функционированию судебной власти. То есть народ является источником легитимности власти, но не источником самой власти, поскольку власть может быть не только легитимной, но и насильственной.

Рассматривая содержание судебной власти, необходимо говорить о ее идентичности природе власти, частью которой она является. Судебная власть как форма деятельности государства по осуществлению функции управления и руководства обществом, использует принуждение. Такая способность власти к принуждению, как справедливо подчеркивал М Дюверже, определяется природой насилия как одной из узаконенных механизмов ее реализации [64, с. 97]. Вместе с тем, принуждение представляет собой не только насилие по отношению к отдельным людям, социальным группам и общностям, но и убеждение, воспитание. То есть принуждение представляет собой способность добиваться от членов общества выполнения их обязательств путем применения к ним негативных санкций, мер убеждения и воспитания.

Возможность судебной власти оказывать принудительное воздействие определяется теми институциональными полномочиями, которыми носитель власти (суд) наделяется. Это, прежде всего, правовые, силовые, организационные и другие полномочия. Данные полномочия, составляющие содержание судебной власти, объединяет то, что они носят властный характер.

Именно полномочия характеризуют механизм воздействия судебной власти на общественную жизнь. Данное воздействие выражается в возможности суда привести в действие аппарат государственного принуждения с помощью реализации установленных законом притязаний. Использование судебной властью притязания как основы полномочий выражает одну из важнейших ее особенностей как юридического права, опирающегося на силу государственного принуждения [19, с. 124-125]. Следовательно, возможность судебной власти использовать притязание выступает в качестве его самостоятельного права, непосредственно готового к принудительному осуществлению. Притязание и является тем звеном, которое обеспечивает связь судебной власти с обществом [44, с. 71].

Любая деятельность, в том числе суда по реализации властных полномочий, осуществляется не ради себя самой. Оно преследует определенные цели, имеет конкретное назначение.

При этом следует иметь в виду, что деятельность суда определяется, прежде всего, тем интересом, который, с одной стороны, устанавливается народом в целом, с другой стороны, преследуется определенными социальными группами (личностями) – носителями власти. Признание народом судебной власти основано на единстве интересов отдельных групп и общества в целом. Сам же интерес является мотивацией для реализации субъективных прав граждан, на защиту которых ориентирована судебная власть. Именно поэтому основное назначение судебной власти проявляется в защите прав и законных интересов человека и гражданина.

Судебная власть является одной из трех ветвей власти, о которых обычно идет речь в конституциях государств.

Разделение властей необходимо понимать как закрепленную в нормативно-правовых актах самостоятельность законодательной, исполнительной и судебной властей, когда каждая из властей служит гарантом для реализации не только собственной власти, но и других видов государственной власти.

Принцип разделения властей не только распределяет функции государственной власти между тремя ветвями власти, но и устанавливает их взаимную уравновешиваемость. В этой системе суды связаны с законодательной и исполнительной властью обязанностью применять законы и другие нормативные правовые акты, а также в отношении назначения судей на их должности. Судебная власть полностью самостоятельна в вынесении судебных решений и приговоров, но их исполнение относится к обязанностям исполнительной власти. Возможность судебного обжалования гражданами действий (бездействия) должностных лиц и органов исполнительной власти позволяет судебной власти противостоять незаконным действиям этой власти. Функции и полномочия судебных органов, таким образом, служат своеобразным противовесом в отношении двух других ветвей власти, а в совокупности с ними образуют единую государственную власть [21, с. 617].

Абсолютное разделение властей неосуществимо. Речь может идти в плане общего принципа, которым необходимо руководствоваться при создании структуры государственных органов и определении их полномочий. Единственным источником легитимности государственной власти является народ, которому принадлежит вся полнота власти и который доверяет ее осуществление государственным органам, к которым относятся суды.

Судебную власть осуществляют все судебные органы снизу доверху. Перед каждым из них стоит задача по охране и защите от имени государства и народа прав и свобод граждан от нарушений со стороны государственных органов, должностных лиц, граждан.

Существование судебной власти, наряду с законодательной и исполнительной, является обязательным признаком правового и демократического государства. Вместе с тем, с точки зрения концепции разделения властей, одно из самых принципиальных ограничений заключается в том, что суды могут действовать только по чьему-либо требованию, которое представляется на рассмотрение в рамках соответствующего процедурного порядка. Поскольку суды обладают последним словом при разрешении определенного правового конфликта, в качестве компенсации они могут «говорить» только тогда, когда их спрашивают [31, с. 49]. «Третьей властью» в государстве является не один, пусть самый престижный и высший, судебный орган, а все правосудие страны, способное на деле защитить на всех уровнях права и свободы человека и противостоять своеволию власти. Между тем выдвижение на первое место одного из судебных органов и соотношение именно с ним «третьей власти» может резко сузить проблемы правосудия, заслонить ее реальными формами одного судебного органа, а точнее, Конституционного Суда [18, с. 3].

Обособление судебной власти от иных государственно-властных структур свидетельствует о серьезном продвижении государства к реализации принципа верховенства права, закрепляемых в нем идей свободы и справедливости [58, с. 163].

Основное назначение судебной власти – охрана членов общества от любого произвола, причем как от произвола других граждан, так и от неправильных действий самого государства, его органов, должностных лиц. Без осуществления подобной деятельности государство не может считаться правовым. В понятие судебной власти входит совокупность тех ответственных властных полномочий, которыми наделен суд в целях восстановления нарушенного права и справедливости, применения мер государственного принуждения к лицам, посягающим на охраняемые законом интересы, в том числе и мер уголовного наказания к виновным [50, с. 90].

В отличие от законодательной власти, которая теснейшим образом связана с политикой (главную роль в парламенте играют депутаты, являющиеся представителями политических партий, а в некоторых парламентах даже законодательно допускается лоббизм) и в отличие от исполнительной власти, которая также участвует в политике и поддается политическому давлению со стороны партий, других объединений, при осуществлении судебной власти политическое давление должно быть исключено, равно как и любое давление с целью повлиять на решение суда. Суд не должен руководствоваться политическими или какими-либо иными мотивами вне закона и своего правосознания при рассмотрении конкретного дела, принятии конкретного решения. На деле, однако, это не всегда бывает так, особенно в деятельности высших судебных органов, в том числе конституционных судов. В условиях тоталитарного социализма, авторитарных режимов деятельность суда нередко служит продолжением партийной политики. Не свободен от влияния политических мотивов, общественного мнения, разного рода предубеждений и суд в демократических странах [58, с. 163].

В отличие от законодательной власти, суд не создает общих правил поведения (некоторым исключением является судебный прецедент), не занимается исполнительно-распорядительной деятельностью, хотя в судебных учреждениях есть должности судебных исполнителей. Государственная власть суда имеет конкретный характер. Суд рассматривает и решает конкретные дела и споры, возникающие вследствие различных конфликтов в обществе (уголовные дела, имущественные притязания, трудовые споры, споры политического характера, например, по вопросу о запрещении деятельности политической партии, жалобы граждан на действия чиновников). Эти вопросы рассматриваются судом в ходе судебного процесса, т.е. в особой процессуальной форме, установленной законом. Ее соблюдение при осуществлении судебной власти имеет принципиальное значение: если нарушена форма процесса, решение суда, даже правильное по существу, вышестоящим судом отменяется и дело направляется на новое рассмотрение в другой или тот же суд, но обязательно в ином составе судебной коллегии. В определенных случаях дело может принять к рассмотрению вышестоящий суд, если это отвечает условиям подведомственности и подсудности.

Судебной власти принадлежит ключевая роль в определении на практике (при разрешении спора) соотношения права и конкретного закона. В этом кроется основное предназначение органов судебной власти – судов. Ведь они осуществляют не законо- или указосудие, а правосудие. Исходя из содержательно-правового аспекта и можно утверждать справедливость, защищать и восстанавливать нарушенные права и свободы, требовать надлежащего исполнения своих обязанностей как гражданами, так и должностными лицами.

Основой деятельности судов является не только конституция и принятые в соответствии с ней нормативные акты, но и судебные прецеденты.

В конституциях закрепляется, что судебная власть принадлежит судам, т.е. суды являются ее носителями. В то же время (с известными оговорками) можно отметить, что «судебную» власть иногда осуществляют и другие государственные органы (например, президент при издании акта о помиловании, парламент – при принятии закона об амнистии). Однако правовая природа решений указанных органов несколько иная: они исходят из факта доказанности вины лиц, в отношении которых принимается решение о помиловании или амнистии, но которые заслуживают смягчения того наказания, которое назначено судом.

Судебная власть занимает особое место в теории и практике разделения властей. Дискуссии идут, в основном, о приоритете законодательной или исполнительной власти. В отношении судебной власти достигнуто единодушие. Она прочно и надежно выделяется из системы государственной власти. Более того, возможно, благодаря именно ей принцип разделения властей получил такую живучесть.

Судебная власть сможет стоять на страже защиты права и справедливости только в том случае, если она опирается на государство, использует его силу в решении своих задач. Деятельность суда будет надлежащей тогда, когда она направлена на согласование интересов общества и государства. При этом именно государство способно придать суду необходимую мощь, без которой судебные решения не были бы общеобязательными, и исполнение их зависело бы от усмотрения сторон.

Судебная власть является интегральной частью государственной власти и осуществляет свою деятельность от имени государства. Как только государство складывается, она берет в свои руки функцию окончательного разрешения юридических конфликтов, которые возникают в обществе [22, с. 39].

Свойство государственности суда претерпевает видоизменения сообразно с эволюцией самой государственной власти. И какие бы ни были особенности в полномочиях суда разных стран, имеется общее: судебная власть рано или поздно передается специальным органам. Попытки личного участия монарха в реализации судебной власти воспринимаются негативно, и постепенно его связь с судебной властью приобретает символическое значение. Республиканская форма государства с его идеей народовластия не только не отвергает, а наоборот, укрепляет свойство государственности судебной власти.

Участие народных заседателей или присяжных заседателей, как представителей народа, не говорит о том, что суд утрачивает государственный характер. Природа суда остается той же, а представители народа выполняют одну из функций, принадлежащих государству. Совместно с профессиональными судьями они обладают такими же мерами государственного принуждения, каких не имеет ни один государственный орган или общественная организация. Именно государство предопределяет природу суда как органа государственной власти и границы его полномочий, чтобы он не заменял и подменял органы законодательной и исполнительной властей.

Реализация судебной власти происходит через специально созданные органы судебной власти – суды. Им принадлежит судебная власть, и они не делят ее с органами законодательной и исполнительной властей, принимая все свои решения самостоятельно, без вмешательства иных органов, не являющихся судами. Такая полная самостоятельность судебной власти возможна потому, что для осуществления судебной власти в государстве образуется не один суд, а целая их система. Это позволяет суду независимо от того, какое место он занимает в иерархии судебной системы, самому, без воздействия иных судов, принимать все решения, подлежащие его юрисдикции. Главное – не создавать конкуренцию между судами в решении возникающих конфликтов. Иначе, преследуя защиту своих личных интересов, стороны начнут стремиться обращаться в тот суд, который, по их мнению, можно легче убедить в своих доводах. Но тогда не исключено, что рассмотрение дела произойдет в ущерб интересов одной из конфликтующих сторон. А это начнет подрывать авторитет суда, а заодно подтачивать устои государства. Отсюда в законодательстве имеются нормы, регулирующие подсудность дел. Исходя из того, какие суды входят в судебную систему государства, и что собой представляет конфликт, который подлежит разрешению в суде, он должен быть рассмотрен именно этим, а не другим судом. Иное дело, когда в государстве функционируют третейские суды или общественные суды и характер возникшего конфликта позволяет сторонам или одной из них обращаться в такие суды, которые тоже действуют на основе закона, и их судьи должны быть беспристрастны, но государство делает уступку сторонам в вопросе выбора суда, чтобы не прилагать усилий к принудительному исполнению решений суда. Тем самым экономятся государственные средства.

Самостоятельность судебной власти в значительной мере предопределяется тем, что собой представляют судьи как субъекты судебной власти, в состоянии ли они, исходя из уровня своей профессиональной подготовки и личностных качеств, принимать решения по рассматриваемым делам самостоятельно, без воздействия кого бы-то ни было. Отсюда в государстве одной из важнейших проблем является проблема подбора и расстановки судейских кадров.

Судебная власть реализуется в определенных процессуальных формах. Именно посредством судебной деятельности обеспечивается верховенство права, верховенство конституции.

Судебная власть существует для того, чтобы окончательно разрешать возникающие между людьми юридические конфликты, приводить в баланс законодательную и исполнительную власти, мешать им выходить за пределы своего предназначения.

Как явление, судебная власть по своей сути многогранна. Ее можно рассматривать в виде функции, властеотношения, управления, принуждения. Ей присущи все атрибуты, которые лежат в основе любой государственной власти [22, с. 41].

Внешним проявлением судебной власти является подчинение. Конфликтующие стороны должны подчиняться распоряжениям носителя судебной власти. В случае если они игнорируют ее решения, она применяет методы принуждения, ставя в неблагоприятное положение тех, кто уклоняется от ее юрисдикции. Но есть и обратное явление: воздействие сторон на суд. В законодательстве определены формы соотношения судебной власти и сторон в возникшем конфликте.

Основное назначение судебной власти – от имени государства рассматривать правовые споры и конфликты, возникающие в обществе. Основанием для применения судебной юрисдикции является нарушение норм права.

На практике укоренилось отношение к суду, как к карательному органу, который устанавливает меру наказания в отношении лиц, совершивших преступления. Однако это узкий подход к пониманию предназначения судебной власти. Ведущей функцией суда является защита прав и свобод человека от всяческих нарушений, от кого бы они не исходили: от государственных органов, должностных лиц, граждан.

Роль судебной власти состоит в том, чтобы в связи с возникновением юридического конфликта обеспечить верховенство права, выраженного в общепризнанных принципах международного права, Конституции, законах, международных договорах Республики Беларусь, иных актах общегосударственного и иного уровня.

Итогом осуществления правосудия является замена идеи насилия (права силы) идеей права (силой права). Таким образом, суд, используя право, воздействует на общественные отношения, устанавливая, изменяя или прекращая правоотношения.

Решения судов не всегда являются законными и справедливыми. Для обеспечения торжества верховенства права в их решениях существует механизм проверки конституционности (законности) вынесенных решений. Здесь используются право на подачу кассационной или надзорной жалобы, меры прокурорского реагирования, возможности конституционного контроля и др. [24, с. 753].

Судебная власть имеет свои обязательные атрибуты. К ним относятся флаг и герб государства, официальная обстановка в зале судебного заседания, а также мантия судей [55, с. 201].

Судебные органы в Республике Беларусь призваны реализовывать следующие функции: 1) осуществление правосудия по различным делам; 2) судебный контроль; 3) руководство судебной практикой.

Ни один другой орган не вправе осуществлять ни одну из этих функций. Это является исключительным правом и одновременно обязанностью судебных органов [59, с. 51].

Положение ветви судебной власти в определенной степени противоречиво. С одной стороны, это очень сильная власть, так как только она может осуществлять такие меры, которые не вправе предпринимать ни законодательная, ни исполнительная власть. С другой стороны, это сравнительно слабая власть, потому что она не опирается на непосредственную поддержку избирателей как власть законодательная, хотя в некоторых странах судьи низших судов, народные заседатели могут избираться гражданами. Судебная власть не имеет силовых механизмов, как исполнительная (ее судебные исполнители – крайне слабый аппарат). Сила этой власти коренится в неуклонном исполнении закона, в уважении судебного решения, его непререкаемости. Такое отношение к судебной власти со стороны других государственных органов, граждан, их объединений, юридических лиц сложилось, однако, не во всех государствах. Оно воспитывается долго и существует, прежде всего, в странах с длительными демократическими традициями, там, где укоренился принцип господства права.

Согласно принципу разделения властей, отраженному в статье 6 Конституции 1994 года судебная власть является одной из трех равных и самостоятельных властей, взаимодействующих между собой, сдерживающих и уравновешивающих друг друга. Механизм разделения властей прошел проверку практикой и, как отмечает Г.А. Василевич, является наиболее оптимальной базой для такой организации государственной власти, которая исключает или в значительной степени предотвращает сползание к авторитаризму и тирании в различных их проявлениях, способствует укреплению законности [29, с. 15].

И. Иванников определяет судебную власть как «функционирование судебной системы в правовом государстве по защите общественного порядка путем осуществления правосудия в соответствии с закрепленными за ней в Конституции полномочиями» [37, с. 7]. Не соглашаясь с ним, М.В. Чарыев указывает, что в данном определении автор не учитывает, что «суды могут действовать и в антидемократическом обществе, т.е. при тоталитарном, авторитарном режиме. Примером может служить фашистская Германия, Советский Союз при И.В. Сталине, Чили при А. Пиночете и т.д. Автором также утверждалось, что судебная власть защищает общественный порядок, но ничего не упоминается о защите государственной безопасности» [68, с. 19]. При этом Чарыев М.В. определяет судебную власть как «самостоятельный вид государственной деятельности, выражающийся в форме функционирования судебной системы в государстве путем определения правосудия в соответствии с закрепленными за ней в Конституции и других нормативно-правовых актах полномочиями» [68, с. 19].

Согласно Василевичу Г.А., судебная власть – это разновидность государственной власти, осуществляемой судами в рамках установленной законом процедуры по рассмотрению дел о конституционности нормативных актов, разрешению уголовных, гражданских, административных и иных споров [27, с. 457-458].

Красюкова Е.В. судебную впасть определяет как часть государственной власти, проявляющуюся во властных полномочиях специализированных органов (судов), способных привести в действие аппарат государственного принуждения с помощью реализации установленных законом притязаний, в силу наличия определенного превосходства в знании закона и беспристрастности в умении его применять, основанную на единстве интересов отдельных социальных групп и общества в целом и предназначенную для защиты субъективных прав и интересов человека и гражданина [43, с. 7].

Профессор Бибило В.Н. под судебной властью понимает «реализуемые занимающими особое положение в государственном аппарате органами (судами) присущие им возможности и способности воздействия на поведение людей и социальные процессы» [55, с. 198].

В данном определении конкретно не указывается на назначение судебной власти и ее организационную структуру. Этот аспект в значительной степени восполняется профессором Мартинович И.И. По ее мнению, судебная власть – «это система независимых государственных органов – судов, ибо судебная власть осуществляется только специальными субъектами в лице судов и носителей судебной власти – судей» [63, с. 32].

Такой подход к судебной власти получил развитие среди российских ученых. Так, в коллективной монографии под редакцией профессора И.Л.Петрухина судебная власть определяется «как самостоятельная и независимая ветвь государственной власти, созданная для разрешения на основе закона социальных конфликтов между государством и гражданами, самими гражданами, юридическими лицами; контроля за конституционностью законов; защиты прав граждан в их взаимоотношениях с органами исполнительной власти и должностными лицами; контроля за соблюдением прав граждан при расследовании преступлений и проведении оперативно-розыскной деятельности; установления наиболее значимых юридических фактов и состояний» [61, с. 81].

Анализируя понятие «судебная власть», К.Ф. Гуценко пишет: «Будет ошибкой сведение судебной власти к суду как государственному органу... властью является то, что данный орган может и в состоянии сделать. По существу, это полномочия, функция, но не ее исполнитель» [57, с. 33]. В.И.Швецов считает, что «власть следует понимать не как орган или систему органов, ее осуществляющих, а как право, основанную на законе возможность этих органов выполнять определенные действия и само выполнение этих действий» [62, с. 28]. В.П. Божьев определяет судебную власть таким образом: «судебная власть – есть предоставленные специальным органом государства – судам – полномочия по разрешению отнесенных к их компетенции вопросов, возникающих при применении права, и реализация этих полномочий путем конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства с соблюдением процессуальных форм, создающих гарантию законности и справедливости принимаемых судами решений» [62, с. 28]. Однако В.П. Божьев подчеркивает, что другое понимание термина «судебная власть» как суда или системы судов также правомерно, но употребляется обычно для обозначения места судов среди других государственных органов, при характеристике устройства судебной системы и начал ее деятельности.

Таким образом, термин «судебная власть» применяется в различных значениях, которые в совокупности создают полную картину для наиболее четкого понимания сущности данного термина.

Обеспечивая разрешение возникающих в обществе конфликтов на основе права, подчинение закону всех субъектов общественной жизни, судебная власть играет крайне важную роль в сдерживании и ограничении законодательной и исполнительной ветвей власти, осуществлении правового контроля их деятельности. Эта функция эффективна лишь в том случае, если судебная власть имеет возможность оценивать соответствие Конституции деятельности законодательной и исполнительной властей, признавать недействующими те их акты, которые противоречат Основному Закону. Таким образом, судебная власть представляет собой один из видов государственной деятельности, который осуществляется специальным государственным органом – судом – в рамках установленной законом процедуры по рассмотрению дел о конституционности нормативных актов, разрешению уголовных, гражданских, административных и иных споров.

2.2. Конституционные принципы осуществления судебной власти

Судебная власть представляет собой систему независимых судов и судей как носителей судебной власти. Содержанием судебной власти является юрисдикционная правоприменительная деятельность по разрешению правовых споров и конфликтов, а также осуществление иных полномочий, связанных с отправлением правосудия.

В соответствии с Конституцией Республики Беларусь судебная власть принадлежит только судам, образованным в установленном порядке, и осуществляется независимо от законодательной, исполнительной властей. Судебная власть осуществляется общими, хозяйственными и иными судами, предусмотренными законами Республики Беларусь.

Основные задачи судебной власти – защита от посягательств личных прав и свобод граждан, их социально-экономических и политических прав, конституционного строя Республики Беларусь, государственных и общественных интересов, прав юридических лиц независимо от форм собственности, ведомственного подчинения и условий хозяйствования.

Под конституционными основами судебной власти понимаются закрепленные в Конституции Республики Беларусь или вытекающие из ее норм общие руководящие положения, определяющие наиболее существенные стороны данного вида государственной деятельности [63, с. 49]. Такие положения образуют своего рода фундамент, служащий опорой для законодательных положений. Эти положения не могут противоречить принципам, в которых наиболее глубоко выражается тип правосудия.

Иными словами, правосудие основано на определенных принципах, т.е. общих и единых для всех судов исходных положениях, которые определяют наиболее существенные стороны данного вида государственной деятельности. В своей совокупности эти положения образуют тот каркас, который служит опорой для всех конкретных законодательных предписаний.

Общие принципы, закрепленные Конституцией, называются конституционными принципами. Их специфика состоит в том, что содержащиеся в них правила являются обязательными не только для граждан, должностных лиц и органов, но и для самого законодателя. Эти принципы (требования) рождены практикой развития и совершенствования правосудия в нашей стране с учетом норм международного права и позитивного зарубежного опыта.

В Конституции Республики Беларусь закреплены следующие принципы: осуществление правосудия только судом (ст. 109), осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом (ст. 115), осуществление правосудия в точном соответствии с законом (ст. 110), коллегиальное и единоличное рассмотрение дел в судах (ст. 113), независимость судей и подчинение их только закону (ст. 110), национальный язык судопроизводства (ст. 50), открытое разбирательство дел во всех судах (ст. 114), обеспечение обвиняемому (подсудимому) права на защиту (ст. 22 и 60), право сторон на обжалование судебных решений [17, с. 156-157].

В Конституции также закреплены такие общепринятые в мировой практике принципы, как: принцип законности (ст. 7, 110, 112), принцип состязательности и равенства сторон в процессе (ст. 115), презумпция невиновности как незыблемая основа всякого правосудия, принятая мировым сообществом и закрепленная во Всеобщей декларации прав человека (ст. 26 и 27 Конституции Республики Беларусь) [48, с. 12].

Законностью принято считать неуклонное исполнение законов и соответствующих им или вытекающих из них иных нормативных актов всеми государственными, частными, общественными органами и организациями, учреждениями, должностными лицами и гражданами. Иными словами, законность и верховенство права выступают в качестве универсального правового принципа, закрепленного в Конституции (ст. 7). Осуществление правосудия в точном соответствии с законом достигается путем установления многочисленных гарантий законности и обоснованности решений, принимаемых судами при рассмотрении и разрешении гражданских и уголовных дел, а также административных и исполнительных производств.

В Конституции Республики Беларусь подтверждена признанная мировым сообществом прерогатива судебной власти защищать права и свободы граждан. В полном соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах, принятым Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года, ст. 60 Конституции Республики Беларусь устанавливает: «Каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки». При этом граждане имеют право взыскать в судебном порядке как имущественный ущерб, так и материальную компенсацию за моральный вред. Более того, как гласит ст. 61 Конституции, «каждый вправе в соответствии с международно-правовыми актами, ратифицированными Республикой Беларусь, обращаться в международные организации с целью защиты своих прав и свобод, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

В Основном Законе республики воспроизведена и другая норма вышеуказанного международно-правового акта (ч. 2 ст. 25) – о судебной проверке законности и обоснования ареста. Отныне Конституция (ст. 25) гарантирует право лица, взятого под стражу, обжаловать решение о задержании и аресте в судебном порядке.

В ст. 27 Конституции впервые в нашем законодательстве закреплено проникнутое идеей гуманизма положение о том, что никто не должен принуждаться давать показания и объяснения против самого себя, членов своей семьи, близких родственников, а доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы.

Правосудие осуществляется только судом. Этот принцип закреплен в ст.109 Конституции и в соответствующих статьях Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей. Только суд выносит свои решения именем государства. Никакой иной орган государства, общественная или какая-либо другая организация, учреждение, структура не имеют права разрешать гражданские споры, отнесенные законом к ведению судов, и тем более рассматривать уголовные дела, оправдывать либо осуждать лиц, привлеченных к уголовной ответственности, применять меры уголовного наказания. Именно суду и только ему принадлежит исключительное право на признание лица виновным в совершении преступления и назначение наказания [48, с. 13; 63, с. 50-51].

Важно отметить, что в содержание рассматриваемого принципа входит осуществление деятельности во всех ее формах и на всех стадиях судопроизводства, т.е. разрешение дел по существу в суде первой инстанции, так и разбирательство (проверка) их в кассационном и надзорном порядке или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Этот принцип имеет не только важное юридическое, но и политическое значение, ибо исключает возможность внесудебного применения государственного принуждения. Строгое проведение его в жизнь служит гарантией действительного соблюдения прав и законных интересов граждан, привлеченных к ответственности. В этих целях ст. 109 Конституции и ст. 5 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей запрещают создание каких-либо чрезвычайных судов.

Одним из краеугольных принципов правосудия, закрепленных в Конституции, является принцип независимости судей (ст. 110) и подчинение их только закону. Он обеспечивает действительную самостоятельность судебной власти, создает такие условия для работы судов, в которых суд мог бы иметь не декларированную, а реальную возможность принимать ответственные решения без какого-либо постороннего влияния и вмешательства, без какого бы то ни было давления или иного воздействия извне, на прочной основе требований закона и только закона. Часть 2 ст. 110 Конституции Республики Беларусь прямо указывает, что «какое-нибудь вмешательство в деятельность судей по отправлению правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону».

Основные принципы независимости судейских органов, принятые в 1985 году V Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями устанавливают примерный перечень средств обеспечения независимости судей. Отмечается, что каждое государство обязуется предоставлять необходимые средства, позволяющие судьям надлежащим образом выполнять свои обязанности. Не допускается какое-либо давление на судей со стороны любых государственных органов, должностных лиц, депутатов, средств массовой информации и отдельных граждан. СМИ не вправе предрешать в своих сообщениях результаты судебного разбирательства по конкретному делу или иным образом воздействовать на суд или судью.

Для обеспечения независимости судей действующее белорусское законодательство предусматривает систему гарантий, в частности: особый порядок избрания, назначения судей и освобождения их от должности, неприкосновенность судей, особая юридическая процедура осуществления правосудия, тайна совещания судей при вынесении решений, ответственность за вмешательство в разрешение конкретных дел, создание необходимых организационно-технических условий для деятельности судов, материальное и социальное обеспечение судей, соответствующее их высокому статусу [55, с. 202].

В отношении судьи не допускается задержание, привод, личный досмотр. Судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за высказанное им при осуществлении правосудия суждение и принятое решение, если вступившим в законную силу приговором суда не была установлена его виновность в преступном злоупотреблении. Уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Генеральным прокурором Республики Беларусь. Неприкосновенность судьи распространяется на его жилище, служебное помещение, транспорт и средства связи, корреспонденцию, имущество и документы, использованные им.

Судьям не разрешается совмещать судебную работу с предпринимательской деятельностью, а также выполнять иную оплачиваемую работу, кроме преподавательской и научно-исследовательской, не связанной с занятием штатной должности, быть депутатом.

Судебные работники могут прикрепляться в качестве соискателей  к учебным или научным учреждениям для написания диссертаций, готовить к изданию научные статьи, доклады, монографии, учебники, участвовать в разработке научно-исследовательских программ, в том числе на основании трудового договора [28, с. 82].

В силу ст. 36 Конституции судьи не могут быть членами политических партий и других общественных объединений, преследующих политические цели.

Таким образом, принцип независимости судей создает необходимые предпосылки для отправления правосудия в соответствии с действующим законодательством во имя восстановления справедливости и гуманизма [23, с. 45].

Трудно переоценить значение такого конституционного принципа, как осуществление правосудия на началах равенства граждан перед судом и законом независимо от происхождения, социального, должностного и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств. Это полностью согласуется с международно-правовыми принципами, закрепленными в Декларации прав человека (ст. 7).

Принцип осуществления правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом – это одно из проявлений широко признаваемого и внедряемого в наш образ жизни общего конституционного и международного принципа равноправия граждан.

Важным конституционным принципом правосудия является обеспечение гражданам права на защиту, получившим свое дальнейшее развитие в законе Республики Беларусь от 15 июня 1993 г. № 2406-XII «Об адвокатуре» с последующими изменениями и дополнениями, в соответствии с которым главной задачей адвокатуры является оказание квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам при осуществлении защиты их прав, свобод и законных интересов. Адвокатура участвует в разъяснении законодательства и  правовом воспитании граждан. Своей деятельностью  адвокатура  служит  принципам  законности, справедливости и гуманизма.

Конституция Республики Беларусь отражает качественные изменения в правовой политике государства. Впервые в истории нашего конституционного законодательства права и свободы, честь и достоинство человека объявлены высшей ценностью, причем они не только декларированы, а гарантированы созданием соответствующих механизмов. Учитывая, что далеко не все граждане обладают необходимыми познаниями в области действующего законодательства, ст. 62 Конституции закрепила право каждого на юридическую помощь для осуществления прав и свобод, в том числе право пользования в любой момент помощью адвокатов и других представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях, в отношениях с должностными лицами и гражданами. В предусмотренных законом случаях юридическая помощь оказывается за счет государственных средств и противодействие оказанию правовой помощи запрещается.

Не менее важным для правового государства является конституционный принцип обеспечения подозреваемому, обвиняемому и подсудимому права на защиту (ст. 62 Конституции Республики Беларусь). Содержание этого принципа не исчерпывается только правом гражданина воспользоваться услугами защитника. Сюда относятся и процессуальные права обвиняемого, который вправе, в частности, знать, в чем он обвиняется, имеет право выступать в суде на своем родном языке и пользоваться услугами переводчика, представлять суду доказательства, заявлять ходатайства о приобщении к делу новых документов, о вызове свидетелей, о назначении экспертизы, о приостановлении или прекращении дела производством и т.д., а также выступать в прениях, с последним словом, обжаловать приговор или решение суда в вышестоящий суд и т.д.

Закон обязывает суд, прокурора, следователя обеспечить обвиняемому реальную возможность защищаться всеми предусмотренными законом средствами и способами от предъявленного ему обвинения и обеспечить охрану его личных и имущественных прав [48, с. 17-18].

Исключительно важным принципом правосудия выступает состязательность и равноправие сторон в процессе (ст. 115 Конституции Республики Беларусь). Данный принцип нашел свое отражение и в ст. 8 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей. Включение данного принципа в Конституцию и в Кодекс о судоустройстве и статусе судей является, на мой взгляд, новым и очень важным, указывает на нашу приверженность принципам демократии, равенства и справедливости.

Состязательность, как основа правосудия, означает такое построение этого вида правоохранительной деятельности, которое обеспечивает при рассмотрении гражданских и уголовных дел в судебных заседаниях равные возможности участвующих лиц отстаивать свои права и законные интересы перед судом. Состязательность предполагает разделение в судебном разбирательстве функций обвинения, защиты и разрешения дела. Спор обвинения и защиты (под контролем суда) имеет целью установление истины, выяснение необходимых обстоятельств дела и правильное его разрешение. Иными словами, правосудие является состязательным тогда, когда стороны (участники процесса) могут активно и на равных спорить, доказывать свою правоту, излагать свои доводы, давать толкование фактов и событий, доказательств, связанных с рассматриваемым делом, и тем самым способствовать поиску истины и справедливости, обеспечивать законность и обоснованность акта правосудия. При этом суду принадлежит роль органа, который активно способствует поиску истины и сам участвует в нем, контролирует правомерность действий сторон, обеспечивает неуклонное соблюдение всех правил судебного разбирательства, установленных законом [48, с. 17]. Распространение принципа состязательности на все стадии процесса, включая дознание и предварительное следствие, на мой взгляд, будет способствовать дальнейшей демократизации судопроизводства.

В УПК 1999 года реализация принципа состязательности повлекла коренное изменение правового статуса суда. «Визитной карточкой» состязательного процесса стало наличие двух равноправных сторон: обвинения (включает в себя государственного обвинителя, потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца и их представителей) и защиты (или: обвиняемого, его законных представителей, защитника, гражданского ответчика и их представителей).

Состязательность и равенство сторон в процессе – неразрывные понятия, ведь ни о каком состязании не может быть и речи, если состязающиеся стороны не наделены равными правами и возможностями для отстаивания собственных позиций.

Существенно расширяет демократические основы правосудия в правовом государстве и принцип открытого разбирательства дел во всех судах (ст. 114 Конституции и ст. 11 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей). Кодекс устанавливает, что разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом судебном заседании допускается лишь в случаях, определенных законом, с соблюдением всех правил судопроизводства. Не допускаются разглашение сведений, относящихся к личной жизни гражданина, которые унижают его честь и достоинство либо могут причинить вред его правам, законным интересам или деловой репутации, а равно разглашение сведений, относящихся к деятельности организации, индивидуального предпринимателя, которые могут причинить вред их правам, законным интересам или деловой репутации, если иное не предусмотрено законодательством.

ГПК Республики Беларусь (ст.17) устанавливает, что в целях охраны сведений, содержащих государственную, коммерческую тайну или тайну усыновления, либо других сведений, разглашение которых запрещено законом, проводится закрытое судебное заседание. Для предотвращения разглашения информации, которая касается интимных сторон жизни граждан или порочит их честь, достоинство или деловую репутацию, суд может слушать дело в целом или совершать отдельные процессуальные действия в закрытом судебной заседании. Кроме того, гражданский процессуальный закон устанавливает, что любое дело может быть рассмотрено судом в закрытом судебном заседании по просьбе сторон или одной из них при отсутствии возражений юридически заинтересованных в деле лиц.

Статьей 23 УПК также установлено, что разбирательство уголовного дела в закрытом судебном заседании допускается лишь в интересах обеспечения охраны государственных секретов и иной охраняемой законом тайны, а также по делам о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими 16 лет, по делам о половых преступлениях и другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц либо сведений, унижающих их достоинство, и в случае, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля или иных участников уголовного процесса, а также членов их семей или близких родственников и других лиц, которых они обоснованно считают близкими. По делам, слушание по которым осуществляется в закрытом судебном заседании, публично провозглашается только резолютивная часть решения или приговора суда.

Открытое судебное заседание предполагает возможность широкого осведомления общественности о ходе и результатах судебной деятельности путем публикации в печатных изданиях, теле и радиотрансляции, использовании иных средств массовой информации. Гласность судебного разбирательства является необходимым условием для осуществления общественного контроля за судебной деятельностью, выполнения судом его предупредительных и воспитательных задач.

Таким образом, гласность судебного разбирательства как составная часть гласности государственного управления становится неотъемлемой и общепризнанной чертой нашего правосудия. Это делается не только для того, чтобы люди знали, что происходит в суде, но и в воспитательных, профилактических целях. Хорошо подготовленные публичные процессы позволяют вынести из суда уроки общественной морали и практической политики. Открытое разбирательство дел в суде оказывает положительное влияние и на качество осуществления правосудия. Ибо в гласном процессе суд действует под пристальным контролем народа, а это, естественно, повышает его ответственность за законное, объективное и справедливое разрешение дела.

Гласность достигает максимального эффекта в случаях, когда суды рассматривают дела в выездных заседаниях, непосредственно на предприятиях или в домоуправлениях. Закон не запрещает и трансляцию судебных процессов по радио и телевидению.

Очень важным, поистине основополагающим принципом не только нашего, но и мирового судопроизводства, является презумпция невиновности (ст. 26, 27 Конституции Республики Беларусь).

В соответствии со ст. 26 Конституции обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном Законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Это и есть правовая, законодательная формула глубоко демократического принципа отправления правосудия, именуемого презумпцией (предположением) невиновности. Этот гуманный подход подкрепляется общечеловеческой нравственной нормой, утверждающий честь и достоинство человека и защищающей его от клеветы и навета. Этот принцип получил свое закрепление во многих международно-правовых актах, в том числе и таких, как Всеобщая декларация прав человека и Международный пакт о гражданских и политических правах.

Положение о презумпции невиновности предъявляет повышенные требования к самому судебному решению. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и выносится лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана полностью. Все сомнения, не устраненные судом, толкуются в пользу подсудимого. Суд не должен допускать преувеличения значения признания обвиняемым своей вины. Осуждение лица возможно только тогда, когда его признание подкрепляется другими доказательствами по делу.

Важно подчеркнуть, что презумпция невиновности – это объективное правовое положение, а не субъективное мнение следователя или прокурора.

Конечно, предъявляя обвинение, расследуя дело и передавая обвиняемого суду, они, как и каждый, кто делает честно свое дело, могут и должны быть убеждены в своей правоте. Но они обязаны вместе с тем помнить, что официальное признание обвиняемого виновным состоится только тогда, когда суд по результатам всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела и тщательной проверки выводов прокурорско-следственных органов вынесет обвинительный приговор и этот приговор вступит в законную силу. До этого момента действует презумпция невиновности.

Подтверждением демократизма нашего правосудия является и такой конституционный принцип, как национальный язык судопроизводства (ст. 13 Кодекса о судоустройстве и статусе судей). В нем выражена и юридически закреплена официальная государственная национальная политика о свободном развитии языковых привилегий.

Судопроизводство и делопроизводство в судах Республики Беларусь ведутся на белорусском или русском языке. Участвующим в деле лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком судопроизводства, обеспечиваются право ознакомления со всеми материалами дела, участие в судебных действиях через переводчика, право выступать в суде на языке, которым они владеют. В этих случаях указанные лица вправе бесплатно пользоваться услугами переводчика в порядке, установленном законодательством.

Дела в судах рассматриваются коллегиально, а в предусмотренных законом  случаях – единолично судьями (ст. 113 Конституции). Абсолютное большинство судебных дел по первой инстанции рассматриваются судьями единолично. В составе коллегии из судьи и двух народных заседателей рассматриваются дела о преступлениях, за которые законом предусматриваются наказания свыше 10 лет лишения свободы или смертная казнь, а также дела о преступлениях несовершеннолетних. Гражданские дела по первой инстанции рассматриваются судьями единолично, за исключением дел, рассматриваемых судебной коллегией по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь. Дела в хозяйственных судах рассматриваются, как правило, судьей единолично. Все дела в судах кассационной и надзорной инстанций рассматриваются коллегиально в составе не менее трех профессиональных судей [55, с. 203].

Единоличное рассмотрение обеспечивает соблюдение процессуальных сроков рассмотрения дел, сокращает расходы на судебное производство, повышает эффективность судебных решений, обеспечивает персональную ответственность за вынесенное решение. Такая форма судопроизводства экономична при разрешении мелких, очевидных правовых споров и конфликтов. Отечественный и мировой опыт показывает целесообразность сочетания коллегиального и единоличного рассмотрения дел.

В соответствии с ч. 3 ст. 115 Конституции Республики Беларусь стороны и лица, участвующие в процессе, имеют право на обжалование решений, приговоров и других судебных постановлений. Реализация такого права позволяет заинтересованным лицам исправить судебные решения, не вступившие в законную силу и, тем самым, способствовать укреплению законности.

Международный пакт о гражданских и политических правах закрепляет, что каждый, кто осужден за какое-либо преступление, имеет право на то, чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией согласно закону. Это неотъемлемое право гражданина, который подвергается мерам уголовного наказания. Если он не согласен с судебным решением, то вправе настоять на пересмотре дела и лично участвовать в судебном заседании. Право обжаловать приговор суда имеют и другие участники процесса, которых он лично касается или которые представляют по делу интересы других лиц.

В законодательстве Республики Беларусь определяется круг лиц, имеющих право подачи жалоб на решения судов, а также порядок обжалования. Так, жалобу на не вступивший в законную силу приговор по уголовному делу вправе подать обвиняемый, его защитник и законный представитель, потерпевший или его законный представитель. Жалобу на решение по гражданскому делу вправе подать истец, ответчик, а также другие лица, участвующие в деле.

Кассационные жалобы на приговор по уголовному делу или решение по гражданскому (хозяйственному) делу могут быть поданы через суд, постановивший их, или непосредственно в кассационную инстанцию в течение 10 суток со дня провозглашения приговора или вынесения решения [55, с. 205].

Действующее законодательство предусматривает также возможность проверки законности и обоснованности судебных постановлений, вступивших в законную силу (производство по вновь открывшимся обстоятельствам).

2.3. Судебный способ защиты конституционных прав граждан

В правовом демократическом государстве действует правило, согласно которому как само государство, так и объединения граждан и отдельные свободные личности должны соотносить свои поступки с правом. Но столкновения их интересов, различное понимание права неизбежны, что порождает правовые конфликты. Принятие законов представительными органами, исполнение этих законов исполнительной властью сами по себе не могут предотвратить такие конфликты и обеспечить неуклонное соблюдение права всеми его субъектами, т.е. обеспечить правопорядок. Эту задачу выполняют суды – независимое звено государственной власти, которое своими специфическими средствами и специальным аппаратом защищает права и свободы людей, утверждает законность и справедливость. Правильное понимание соотношения функций права и судов весьма точно выражено принципом, утвердившимся в Великобритании: «право там, где средства его защиты» (ubi jus ubi remedium).

В тоталитарном обществе население не испытывает доверия к судебной власти. Во-первых, потому, что уголовный процесс лишен настоящей состязательности, а суды не обладают подлинной независимостью. Во-вторых, в связи с ограниченностью гражданской правосубъектности в сфере имущественных отношений и возможности оспорить противоправные действия властей. Суды поэтому воспринимаются исключительно как орудие репрессий, мало считающееся с правом человека на защиту, презумпцией невиновности и другими демократическими принципами судебного процесса.

Правовое демократическое государство придерживается совершенно иных представлений о роли судебных учреждений. Рыночное хозяйство, основанное на частной собственности и свободе предпринимательства, безмерно расширяет сферу действия судов. Важнейшая задача государственной власти – охранять права и свободы человека – требует демократизации уголовного процесса и практического внедрения в жизнь права граждан на судебное обжалование действий должностных лиц. Судебная власть приобретает подлинно универсальный характер, ибо становится участником осуществления всех функций государства, она в то же время обретает независимость по отношению к другим ветвям власти. Правовое государство своим острием направлено в сторону исполнительной власти, от которой исходит главная угроза правам и свободам. Эта угроза уравновешивается законодательной властью, принимающей демократические законы, а также судами, которые, применяя право, по существу контролируют исполнительную власть. Независимая судебная власть, таким образом, становится сердцевиной правового государства и конституционализма, главной гарантией свободы народа.

Правосудие необходимо обществу еще в одном важном отношении. Оно обеспечивает разрешение всех конфликтов между людьми и государством без насилия, на основе известных всем правовых правил. Конечно, право тоже являет собой определенную меру принуждения, но эта мера согласована с обществом и воплощена в законах. Каждый человек должен жить с уверенностью, что применение к нему принуждения возможно только через суд, что при этом он будет иметь возможность защищаться от обвинений и претензий, пользоваться демократическими процессуальными правами. Судебная власть по своей материально-технической базе самая слабая из трех властей, но именно на нее, владеющую оружием естественного права, ложится главное бремя предотвращать превращение насилия в способ правления людьми, если бы законодательная власть прибегла к принятию репрессивных неконституционных законов, а исполнительная – стала осуществлять бессудные расправы. Если судебная власть этого бремени не выдерживает, она становится жалким придатком авторитаризма [21, с. 613-614].

Защищая конституционные свободы, суд ставит себя в положение посредника между государством и личностью, между различными физическими и юридическими лицами. Но посредническая роль может быть эффективной только в том случае, если опирается на уважение и доверие с двух сторон, если реальны независимость, профессионализм, неподкупность судебного аппарата. Судебная система должна обеспечивать стабильность приговоров и решений, возможность исправления судебных ошибок, строгое соблюдение процессуальных правил на всех уровнях. И главное – приговоры и решения судов, вошедшие в законную силу, должны безотказно исполняться, не допуская никаких отклонений по соображениям целесообразности. Одна из важнейших конституционных свобод: равенство всех перед судом составляет фундамент правового государства.

Гарантии конституционных прав граждан зависят от уровня демократии, развития экономики, правовой культуры общества, от степени независимости судебной власти, от соразмерности установленных законом ограничений и других факторов. Эти гарантии принято подразделять на экономические, политические и юридические. Первым придается особое внимание в странах тоталитарного социализма. В качестве экономических гарантий конституции обычно называют социалистическую систему хозяйства, ликвидацию безработицы, бесплатное предоставление в распоряжение «трудящихся» общественных зданий для проведения собраний и т.д. Политические гарантии в марксистской доктрине связываются с характером государственной власти: подлинной гарантией считается принадлежность государственной власти трудящимся, рабочим, крестьянам, трудовой интеллигенции. Наиболее общей юридической гарантией признается режим «социалистической законности» [69, с. 84].

В странах рыночной экономики экономическим и политическим гарантиям в конституционном праве уделяется мало внимания, акцент делается на детально разрабатываемых юридических гарантиях. В доктрине основной социально-экономической гарантией прав граждан считается обладание собственностью, что дает возможность человеку независимо осуществлять свои права, свободу выбора занятий, существование социального государства, все более массовый характер «среднего класса». Политические гарантии прав связываются с различными формами осуществления власти народа, особенно со свободными и регулярными выборами, проведением референдумов, разделением властей, многопартийностью, свободой оппозиции, с участием граждан в управлении. Важнейшей юридической гарантией является существование правового государства. В новейших конституциях говорится об основных средствах юридической защиты прав. Среди них обращение в суд, роль судьи в защите конституционных прав, роль президента как гаранта этих прав, деятельность уполномоченного по правам человека [69, с. 84].

Конституции и законы предусматривают разные способы осуществления основных прав: явочный порядок, заявительный порядок, разрешительный порядок, режим судебных санкций.

В первом случае для осуществления предусмотренных конституцией прав не нужно никаких дополнительных обращений к органам государства, можно непосредственно проводить собрание в закрытом помещении или публиковать статью с критикой деятельности правительства.

Заявительный порядок предполагает заблаговременное информирование государственных органов о намерении осуществить то или иное конституционное право. Несоблюдение этого условия влечет признание данной акции незаконной со всеми вытекающими отсюда последствиями: суд может оштрафовать профсоюз, если работодатель не предупрежден заранее о готовящейся забастовке.

Для некоторых конституционных прав установлен разрешительный порядок. Они могут осуществляться только после получения разрешения от соответствующих органов государства или местного самоуправления.

Режим судебных санкций применяется при явочном порядке. Своим конституционным правом можно воспользоваться свободно, но при злоупотреблении им, при нарушении закона наступает судебная ответственность.

В демократических государствах их органы и должностные лица обязаны содействовать гражданам в осуществлении ими своих конституционных прав. Конкретные формы такого содействия устанавливаются специальными законами. Содействие государственных органов проявляется в организации специальных органов для трудоустройства безработных и др. направлениях деятельности государства.

Положения о правах граждан, записанные в конституции, являются непосредственно действующим правом. С иском относительно их нарушения можно обращаться прямо в суд. Суд не вправе отказаться рассматривать дело под предлогом неясности или отсутствия закона.

Защита конституционных прав граждан – специальная обязанность конституционных судов и иных органов конституционного контроля. Гражданин может непосредственно обращаться в орган конституционного контроля для защиты своих прав. Наконец, он может обращаться и в международные органы (например, в Комитет ООН по правам человека) или в международные суды (например, в Европейский суд в Страсбурге), если государство является участником соответствующей конвенции и если исчерпаны все возможные способы защиты прав внутри своего государства.

Конституция Республики Беларусь является правовой основой реализации прав и свобод человека и гражданина, их уважения и соблюдения. Они могут быть временно приостановлены лишь в случае введения в стране чрезвычайного   или  военного   положения.

Конституция Республики Беларусь гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ст. 60 Конституции). Такая защита наиболее эффективна и доступна каждому человеку, поскольку в суд могут быть обжалованы решения и действие (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц.

Защита судом прав человека является наиболее эффективной по сравнению с другими формами защиты. Это объясняется высокой степенью демократичности и профессионализмом судебного разбирательства, которое основывается на принципах независимости суда, гласности, состязательности, непосредственности, устного судебного разбирательства, представления доказательств. Судебная защита прав и свобод человека предусмотрена во многих действующих конституциях зарубежных государств [39, с. 115].

Нарушение прав и свобод часто сопровождается причинением вреда человеку. Конституционная гарантия в таких случаях состоит не только в том, чтобы восстановить нарушенное право и обеспечить его реализацию, но и в возмещении причиненного человеку материального и морального вреда. Конституционным основанием для этого служит ч. 2 ст. 60 Конституции, которая гласит: «С  целью защиты  прав, свобод,  чести и  достоинства граждане в соответствии  с  законом  вправе  взыскать  в  судебном  порядке как имущественный вред, так и материальное возмещение морального вреда».

В некоторых статьях Конституции закреплены общепризнанные в цивилизованном мире гарантии, имеющие также значение принципов демократического правосудия. Эти гарантии лежат в основе уголовно-процессуального законодательства и направлены на исключение произвола в судебном разбирательстве. Гарантии правосудия – это гарантии свободы личности, отсюда вытекает необходимость конституционного уровня закрепления этих гарантий. Борясь с преступностью, государство может и должно лишать свободы тех, кто нарушает уголовно-процессуальное законодательство, но оно обязано делать это с соблюдением демократической процедуры, установленной законом [20, с. 230].

Исходя из анализа норм Конституции Республики Беларусь, можно выделить следующие виды гарантий правосудия:

  1.  право на юридическую помощь, которое предполагает, что каждый, кто нуждается в квалифицированной юридической помощи, может получить ее, обратившись к адвокату. Адвокат независим и строит свои отношения с клиентом на основе конфиденциальности, т.е. не вправе разгласить доверенные ему сведения. В уголовном процессе адвокат выступает защитником подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, а в гражданском – представляет интересы истца, ответчика, третьего лица. Помощь адвоката подлежит оплате. Но не каждый человек в состоянии оплачивать эту помощь. Поэтому Конституция Республики Беларусь в ст. 62 устанавливает, что в случаях, предусмотренных  законом,  юридическая  помощь  оказывается  за счет государственных средств,
  2.  презумпция невиновности. Данная гарантия запрещает кому бы то ни было обращаться с подозреваемым, обвиняемым, подсудимым как с преступником до тех пор, пока не вынесен и не вступил в законную силу приговор суда. Суд и только суд вправе признать лицо виновным в совершении преступления. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на прокуроре, следователе и лице, производящем дознание. Неисполнение этих требований закона ведет к прекращению дела и оправданию подсудимого. Даже признание обвиняемым своей вины недостаточно для вынесения обвинительного приговора, оно может быть принято в расчет только при условии, что подтверждено совокупностью доказательств. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого,
  3.  недействительность незаконно полученных доказательств. В соответствии со ст. 27 Конституции никто не должен  принуждаться к  даче показаний и объяснений против самого себя, членов своей  семьи, близких родственников. Доказательства, полученные с нарушением  закона, не имеют юридической силы,
  4.  права потерпевших. Потерпевшие в соответствии  с  законом  вправе  взыскать  в  судебном  порядке как имущественный вред, так и материальное возмещение морального вреда.

Таким образом, существующая и закрепленная в Конституции Республики Беларусь система гарантий служит надежным оплотом реализации на территории республики конституционных прав субъектов конституционно-правовых отношений.


3. РАЗВИТИЕ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

3.1. Общая характеристика действующей судебной системы Республики Беларусь

Правовой основой действующей национальной судебной системы являются Конституция Республики Беларусь, Закон «О Конституционном Суде Республики Беларусь», Хозяйственный процессуальный кодекс и другие нормативные правовые акты, регламентирующие организацию судебной системы.

Особое место занимает Кодекс Республики Беларусь «О судоустройстве и статусе судей» от 29 июня 2006 г. № 139-З, который вступил в силу на смену закону «О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь» в 2007 году.

Конституция Республики Беларусь формулирует исходные положения построения действующей судебной системы. Это является наиболее приемлемым, учитывая характер Основного Закона, рассчитанного на длительное действие.

Система судов строится на принципах территориальности и специализации. Судоустройство определяется законом. Образование чрезвычайных судов запрещается.

К общим судам в Республике Беларусь  относятся:  Верховный  Суд Республики   Беларусь,   областные,   Минский   городской,  районные (городские), а также военные суды. К  хозяйственным  судам  относятся:  Высший  Хозяйственный  Суд Республики Беларусь, хозяйственные суды областей и хозяйственный суд города Минска [36, с. 259].

В системе общих и хозяйственных судов допускается образование специализированных коллегий, а в случаях, предусмотренных законами, могут быть образованы специализированные суды: по делам несовершеннолетних, семейным делам, административные, земельные, налоговые и иные.

В апреле 1994 г. в Республике Беларусь начал функционировать Конституционный Суд.

Конституционный контроль относится к числу эффективных средств обеспечения верховенства конституционных предписаний, которое является главным атрибутом любого демократического государства. Основное назначение конституционного контроля состоит, прежде всего, в выявлении правовых актов и действий государственных органов или должностных лиц, противоречащих конституционным предписаниям, а также в принятии мер по устранению выявленных отклонений. Практически конституционный контроль возник там и тогда, где и когда начали появляться законы, именуемые конституциями. Как и другие законы, конституции нуждались в гарантиях их реального исполнения всеми в условиях конкретных государств [57, с. 158].

Представляется справедливой формулировка, когда под конституционным контролем понимается любая форма проверки на соответствие конституции актов и действий органов публичной власти, а также общественных объединений, осуществляющих публичные функции или созданных (формально и/или фактически) для участия в осуществлении публичной власти [41, с. 72].

Следует иметь в виду, что соответствие акта конституции – это его непротиворечие ей.

Согласно Конституции страны на Конституционный Суд возлагается контроль за конституционностью нормативных актов в государстве.    

В соответствии со ст. 5 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» Конституционный Суд рассматривает дела и дает заключения о:

  •  соответствии законов,  декретов  и указов Президента Республики Беларусь,  международных договорных и иных обязательств Республики Беларусь Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь;
  •  соответствии актов межгосударственных образований, в которые входит  Республика Беларусь, указов Президента Республики Беларусь, изданных во исполнение закона, Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам и декретам; соответствии постановлений Совета Министров Республики Беларусь, актов Верховного  Суда  Республики   Беларусь, Высшего Хозяйственного  Суда  Республики  Беларусь, Генерального прокурора Республики Беларусь Конституции,   международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь;
  •  соответствии актов любого другого государственного органа Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь.

Таким образом, Конституционный Суд дает заключения о конституционности актов не только высших общегосударственных органов, но и нормативных актов министерств, ведомств, местных Советов и исполнительных и распорядительных органов. Это, безусловно, содействует усилению конституционного контроля.

Конституционный Суд рассматривает вопросы о конституционности указанных актов как в целом, так и отдельных их положений.

Согласно статье 38 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» заключения Конституционного Суда являются окончательными, обжалованию и опротестованию не подлежат.

Конституционный Суд не обладает правом законодательной инициативы, поскольку сам контролирует конституционность нормативных актов [33, с. 185]. Однако в соответствии с законом Суд вправе вносить палатам Парламента, Президенту, Совету Министров Республики Беларусь и в другие государственные органы в соответствии с их компетенцией предложения о необходимости внесения в акты действующего законодательства изменений и дополнений, принятия новых нормативных актов. Эти предложения подлежат обязательному рассмотрению. Конституционный Суд имеет право также вносить в государственные органы другие предложения, вытекающие из его компетенции.

Конституционный Суд Республики Беларусь, к сожалению, не может возбуждать производство по делам о проверке конституционности нормативных актов, если предложение об этом исходит от гражданина, а также от Генерального прокурора Республики Беларусь. Хотя я полагаю, что в перспективе к этому необходимо придти: в Конституции наряду с закреплением основных положений статуса Конституционного Суда, предусмотрено, что компетенция, организация и порядок деятельности Конституционного Суда определяются законом. На мой взгляд, в этой связи Суд может быть наделен дополнительными правами и обязанностями.

В Законе о Конституционном Суде сейчас детализирован порядок реализации положений норм статьи 112 Конституции, которые действуют с 30 марта 1994 года. Согласно названной статье, если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, он принимает решение в соответствии с Конституцией и ставит в установленном порядке вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным.

К сожалению, с 30 марта 1994 года данная норма фактически не действовала: суды не входили с соответствующими предложениями в Конституционный Суд. Многими это объяснялось отсутствием законодательной регламентации такого обращения. Поэтому при принятии изменений и дополнений в Закон «О Конституционном Суде Республики Беларусь» в 1997 году предусмотрено, что суд при выявлении расхождений между Конституцией и подконституционным актом принимает решение в соответствии с Конституцией   и  после   вступления  в   законную  силу   судебного постановления ставит соответственно перед Верховным Судом или Высшим Хозяйственным  Судом  Республики  Беларусь  вопрос  о  внесении  ими предложения в  Конституционный Суд о  признании данного нормативного акта неконституционным.  Верховный Суд или  Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь обязаны в месячный срок внести в Конституционный Суд    предложение    о    признании    такого   нормативного   акта неконституционным [28, с. 186].   

В обновленном законе о Конституционном Суде Республики Беларусь сохранен ряд норм, имеющих важнейшее значение для развития правовой системы, а также предусмотрен ряд новых положений, которые призваны способствовать независимости Суда, совершенствованию его работы.

В статье 9 закона предусмотрено, что законы, декреты и указы Президента Республики Беларусь, международные договорные  и иные обязательства  Республики Беларусь, акты  межгосударственных  образований,  в  которые входит Республика Беларусь, постановления  Совета Министров Республики  Беларусь, акты Верховного  Суда  Республики  Беларусь,  Высшего Хозяйственного Суда Республики  Беларусь,  Генерального  прокурора  Республики Беларусь, акты  других  государственных  органов,  признанные  Конституционным Судом не  соответствующими Конституции либо  актам, обладающим более высокой юридической силой, считаются утратившими  силу в целом или в определенной  их  части  с  момента,  определяемого  Конституционным Судом. Таким образом, здесь Суд получил большую свободу действий, что налагает на него дополнительную ответственность. Ранее, например, если речь шла об актах, нарушающих права и свободы человека, то при признании Судом их неконституционными, они считались не имеющими юридической силы в целом или в определенной их части с момента принятия соответствующего акта. Нетрудно представить, какие могли появиться проблемы, когда после многих лет действия такого акта, он признавался неконституционным [28, с. 187].

В соответствии с Конституцией и законом Конституционный Суд Республики Беларусь готовит ежегодные послания Президенту и палатам Парламента о состоянии конституционной законности в стране.

На протяжении всей своей деятельности Конституционный Суд последовательно  отстаивает  принципы  справедливости и равенства и в области  уголовно-правового регулирования, обеспечивает оптимальную реализацию демократических институтов уголовного права в правоприменительной  практике,  стимулируя ее переход от сложившихся стереотипов к новым  подходам, в полной мере соответствующим предписаниям Конституции и международно-правовых актов.

Полисистемность, децентрализация судебной системы приближают суд к населению, создают оптимальные условия для специализации судов и судей, в большей степени обеспечивают независимость судей и судебной власти в целом. Это способствует повышению качества и оперативности судебной деятельности, уменьшению судебных ошибок, обеспечивает надежную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц, государственных и общественных интересов.

Характерной чертой судебной системы Республики Беларусь является ее единство.

Единство действующей судебной системы Республики Беларусь проявляется в единстве задач судов, конституционных основ их организации и деятельности, в общеобязательности вступивших в законную силу судебных постановлений, в применении всеми судами Конституции, законов, общепризнанных норм и принципов международного права; в единстве статуса судей; финансировании судов из средств государственного бюджета.

В Республике Беларусь действуют Международный арбитражный (третейский) суд и Экономический Суд СНГ, не входящие в судебную систему, но рассматривающие соответствующие споры.

Демократизм судебной системы выражается в демократических принципах ее организации, в участии в отправлении правосудия граждан в качестве заседателей в судах первой инстанции системы общих судов. Тем самым обеспечивается тесная связь судебной власти с народом, привлечение его к управлению государством, общественный контроль за судебной деятельностью, вынесение законных и обоснованных судебных решений, нравственно-правовое влияние правосудия.

Действующая судебная система строится на следующих началах: территориальность и специализация; единство и демократизм судебной системы; инстанционность; участие народа в осуществлении правосудия в качестве заседателей.

В соответствии с Кодексом Республики Беларусь «О судоустройстве и статусе судей» от 29 июня 2006 г. № 139-З судебную систему Республики Беларусь составляют: Конституционный Суд Республики Беларусь – орган судебного контроля за конституционностью нормативных правовых актов в государстве, осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства; общие суды, осуществляющие правосудие посредством гражданского, уголовного и административного судопроизводства; хозяйственные суды, осуществляющие правосудие посредством хозяйственного и административного судопроизводства.

3.2. Основные направления совершенствования законодательства, регулирующие деятельность судебной власти  

 Концепцией совершенствования законодательства Республики Беларусь, одобренной Указом Президента Республики Беларусь от 10 апреля 2002 г.         № 205, определены направления дальнейшей систематизации процессуального законодательства республики. На сегодняшний день предусматривается необходимость совершенствования гражданского процессуального и уголовно-процессуального законодательства Беларуси путем введения апелляционного порядка обжалования решений и приговоров судов.

Апелляция впервые была введена во Франции Уголовно-процессуальным кодексом 1808 года, затем воспринята законодательством других государств. В России апелляция была введена судебной реформой 1864 года и применялась в судопроизводстве до 1917 года. В советском уголовном процессе действовала единая практика судебной проверки приговоров и иных постановлений суда первой инстанции, не вступивших в законную силу, путем их пересмотра в кассационном порядке. Отказ от апелляционных форм проверки законности постановлений суда первой инстанции основывался на новой системе судоустройства СССР. В настоящее время в большинстве стран СНГ введено апелляционное судопроизводство, в том числе в России в отношении решений мировых судов.

Гражданский кодекс Республики Беларусь, вступивший в действие с 1 июля 1999 года, предусматривает возможность использования некоторых элементов апелляции при кассационном рассмотрении дел. Суды кассационной инстанции в последнее время стали достаточно широко применять новые подходы и до 30 % дел разрешать с использованием элементов апелляции без возвращения в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Вопрос о введении в Республике Беларусь апелляционного судопроизводства явился одним из основных при обсуждении на втором съезде судей Республики Беларусь.

Говоря о необходимости введения апелляционного порядка обжалования судебных решений, следует иметь в виду, что одной из важнейших задач судебно-правовой реформы в Республике Беларусь является совершенствование процессуального законодательства, то есть обеспечение правового регулирования национального судопроизводства на уровне мировых и европейских стандартов. В связи с этим предполагается ввести принципиально новый организационно-правовой порядок обжалования судебных решений и приговоров во вторую – апелляционную инстанцию. Эти процессуальные изменения направлены на оперативное исправление допущенных судебных ошибок, дальнейшее совершенствование механизма реализации прав и законных интересов участников процесса и в конечном итоге – на повышение качества и экономичности правосудия.

В теории права под апелляцией понимается обжалование судебного акта в более высокую судебную инстанцию с целью пересмотра дела, то есть рассмотрения дела по существу судом апелляционной инстанции и вынесения нового решения (постановления) или приговора по делу. Таким образом, апелляционное обжалование – это способ обжалования не вступившего в законную силу постановления суда первой инстанции, при котором сторона, не согласная с вынесенным решением, переносит рассмотрение дела в вышестоящую судебную инстанцию для пересмотра этого решения. При этом апелляция может быть допущена только один раз в каждом деле [19, с. 163].

Исходя из этого, определяется основное назначение апелляционной инстанции, которое состоит в устранении ошибок и недостатков, допущенных судом первой инстанции, посредством проверки законности и обоснованности постановленного им решения, не вступившего в законную силу. При этом проверяются как юридическая, так и фактическая стороны дела в том объеме, что и судом первой инстанции. И, как правило, апелляционная инстанция обязана вынести новое решение, не возвращая дело в суд первой инстанции.

Апелляционный суд осуществляет проверку правильности рассмотрения и разрешения гражданского дела судом первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы, апелляционного протеста прокурора и только в пределах требований, заявленных в суде первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции может установить новые факты, исследовать новые доказательства, а также доказательства, которые, по мнению юридически заинтересованных в исходе дела лиц, исследовались судом первой инстанции с нарушением порядка, установленного Гражданским процессуальным кодексом Республики Беларусь.

В гражданском процессе так называемым апеллянтом может быть как истец, так и ответчик, то есть тот, кто подал апелляционную жалобу вследствие несогласия с вынесенным судом первой инстанции решением по делу. Помимо них правом апелляционного обжалования будут обладать третьи лица (заявляющие самостоятельные требования на предмет спора и не заявляющие таких требований), представители и правопреемники сторон и третьих лиц. В уголовном процессе таким правом будут наделены обвиняемый, его защитник, законный представитель, а также частный обвинитель, потерпевший или его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе обжаловать в апелляционном порядке приговор в части гражданского иска.

Предполагается, что с введением апелляционного порядка обжалования судебных решений будет исключено кассационное производство. Поэтому в рамках существующей трехзвенной судебной системы общих судов судами апелляционной инстанции будут являться соответствующие судебные коллегии по уголовным и гражданским делам областных и Минского городского судов, а также Верховного Суда Республики Беларусь. Так, по гражданским делам: судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь – в отношении решений и определений областных, Минского городского судов; судебные коллегии по гражданским делам областных, Минского городского судов – в отношении решений и определений районных (городских) судов.

В настоящее время в Беларуси происходит процесс кардинального обновления действующего законодательства. Следует отметить, что в хозяйственном процессе апелляционное производство в настоящее время уже введено в практический оборот. Осталось дело за гражданским и уголовным процессом.

С середины 90-х годов в СССР, а затем на постсоветском пространстве происходила и продолжает происходить дискуссия в научной юридической литературе о введении в уголовное судопроизводство суда присяжных. В Российской Федерации суд присяжных осуществляет свою деятельность с 1993 года. Часть авторов положительно относятся к введению суда присяжных. По мнению И.Л. Петрухина, эффективность и популярность суда присяжных, несомненно, зависят от уровня правосознания, правовой культуры населения и степени развития демократических устоев жизни общества. Присяжные привносят в суд дух общества, в котором живут. И вместе с тем суд присяжных воспитывает в гражданах уважение к праву и доверие к правосудию. Основное преимущество суда присяжных состоит в том, что он минимизирует число судебных ошибок, исключает влияние судьи на вердикт присяжных и защищает граждан от необоснованного осуждения [61, с. 6].

Однако в отношении суда присяжных имеется и много нареканий. В частности, по мнению ряда исследователей субъективное право человека не только знать, в чем он обвиняется, но и на чем его обвинение доказано, на чем его осуждение основано, логически и юридически несовместимо с конструкцией и технологией Суда присяжных [39, с. 128].

Вместе с тем, по моему мнению, введение в Республике Беларусь суда присяжных позволит укрепить судебную защиту конституционных прав человека и гражданина. В этой связи я поддерживаю мнение А.Ф. Кони, что «правосудие не может быть отрешено от справедливости, а последняя состоит вовсе не в одном правильном применении к доказанному деянию карательных определений закона. Судебный деятель всем своим образом действий относительно людей, к деяниям которых он призван приложить свой ум, труд и власть, должен стремиться к осуществлению нравственного закона» [39, с. 129].

С целью улучшения защиты конституционных прав человека и гражданина, на мой взгляд, необходимо создать целостную систему административных судов, обособленных от общего судопроизводства.

В заключение вопроса о перспективах развития судебной власти нельзя не остановиться еще на одной проблеме, весьма прозаической. Речь идет о цене обращения в суд. Цена эта выражается как в деньгах, в которые обходится деятельность суда и которые приходится платить заявителю (это не одинаковые суммы), так и во времени, затрачиваемом для получения искомого результата.

Сама по себе судебная власть стоит очень дорого. Квалификация ее должностных лиц зачастую самая высокая во всем государственном аппарате, а к числу гарантий ее независимости относится и весьма высокая оплата этой квалификации и профессионального риска, производимая в различных формах (денежное вознаграждение, пенсионирование, охрана и др.) [42, с. 615].

Отсюда, конечно, не следует, что заявитель должен авансировать или гарантировать возмещение этих расходов. В противном случае конституционный принцип права на правосудие, доступности суда, повис бы в воздухе: суд был бы доступен только для богатых. Ни о какой демократии в этих условиях говорить было бы нельзя. С другой стороны, доступ к правосудию, свободный от какой бы то ни было материальной ответственности, может повлечь перегрузку судов вздорными претензиями склонных к сутяжничеству индивидов. Поэтому обычно обращение в суд требует уплаты государственной пошлины, которая в принципе должна быть посильна и затем относится на судебные издержки, уплачиваемые проигравшей стороной. Пошлины, хотя и не могут ставить целью обеспечить самоокупаемость судебной власти, но все же уменьшают бремя налогоплательщиков по ее содержанию. Многие исследователи продолжают констатировать, что еще достаточно часто обращение в суд и ведение в нем дела обходятся слишком дорого [42, с. 615].

Не менее важно и то, что судебный порядок разрешения конфликтов отнимает много времени, ибо судебная процедура не может не быть сложной. Известна американская пословица «время – деньги», но в жизни нередко время оказывается дороже денег. Пока длится судебное разбирательство конфликта, он может утратить всякий смысл, а решение суда – оказаться никому не нужным.

Такая высокая цена правосудия должна побуждать субъекты, заинтересованные в скорейшем и материально менее обременительном разрешении конфликта, обращаться к иным способам его разрешения – взаимным договоренностям, арбитражу, административным решениям и т.д. Суд должен быть действительно последним средством.

 


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как учит история, никогда ни одной стране мира не удавалось стать на путь процветания, пока не стихали разрушительные и бесплодные политические баталии, не возвращались в разумные рамки амбиции лидеров, сил и движений, пока общество не приходило к пониманию: раздор, битие горшков в своем доме не сделает его ни счастливее, ни богаче.

Я считаю, что люди Беларуси глубоко заинтересованы в том, чтобы в обществе правил закон, равный для всех, а не прихоть того или иного начальника, чтобы безопасность и благополучие граждан обеспечивалось авторитетом и силой права, всем укладом государственного и общественного бытия. Вот этот подпор и выступает в качестве основной поруки конечного утверждения правового государства.

Идеология и практика прежних лет создали юридическую систему, выражающую сугубо государственные интересы, в которой наблюдалось пренебрежительное отношение к правам и свободам личности. Теперь у нас иная цель: в экономике – путь к рыночным отношениям, к разгосударствлению собственности, к свободному предпринимательству; в государственно-правовой сфере – формирование гражданского общества, демократического правового государства, новой цивилизованной правовой системы. Центральное место в ней отводится человеку, его правам, свободам, законным интересам, что прямо предусмотрено Конституцией Республики Беларусь.

Судебная власть является базовой характеристикой любого человеческого общества. Это необходимый элемент общественной организации, без которого невозможны жизнеспособность и функционирование общества. Она призвана регулировать взаимоотношения между людьми, общественными и государственно-правовыми институтами.

Значимость судебной ветви власти и ее органов определяется тем, что в правовом государстве это та реальная опора, которая обеспечивает прочность всей конструкции государственности, создает условия для ее устойчивого развития в политической, социальной, экономической сферах.

Сегодня термин «судебная власть» уже прочно вошел в юридический лексикон. Однако, как справедливо отмечают некоторые исследователи данной категории, остается не решенным до конца вопрос общего определения судебной власти [49, с. 56]. На мой взгляд, понятие «судебная власть» можно определять с позиции двух подходов: либо как принадлежащую судьям власть по отправлению правосудия, либо как элемент механизма разделения властей. В первом случае судебная власть представляет собой принадлежащее судам как государственным органам исключительное властное полномочие разрешать на основе закона возникающие в обществе конфликты правового характера путем осуществления в особой процессуальной окорме правосудия и принятия обязательных для исполнения решений. Исходя же из концепции разделения властей, судебная власть – это самостоятельная и независимая ветвь государственной власти, построенная на основе системы «сдержек и противовесов» и представленная системой государственных органов (судов), наделенных исключительными полномочиями по отправлению правосудия.

Во все времена осуществление правосудия считалось важнейшим атрибутом государственного суверенитета. Не случайно судебные решения выносятся от имени верховной власти государства: именно она обладает абсолютной монополией на осуществление правосудия. Это означает, что никакое другое учреждение, кроме законодательно установленных государством судебных органов, не имеет полномочий на вынесение приговоров или постановлений, обладающих силой судебного решения и подлежащих исполнению. В современных демократических государствах правосудие функционирует независимо от законодательной и исполнительной властей и имеет строго очерченную в конституции и особых законах компетенцию. Отправление правосудия состоит в наиболее общем виде в том, чтобы обеспечивать надлежащее применение законов посредством восстановления как нарушенного права, так и нарушенного равновесия в гражданских правоотношениях.

История развития мировой цивилизации убеждает в том, что из всех возможных правовых методов и средств обеспечения прав, свобод и интересов граждан наиболее совершенным является судебный порядок их защиты [49, с. 56]. Именно суд представляет собой орган, который в силу своего положения в системе государственного механизма, своей независимости от других ветвей власти имеет реальную возможность противостоять любым посягательствам на права и свободы граждан.

Суды всех видов постоянно решают две важнейшие и взаимодополняющие задачи: правозащитную и правовосстановительную. Их не могут выполнять в полном объёме другие правоприменяющие учреждения, так как решения судов после подтверждения их в окончательных судебных инстанциях приобретают обязательную силу для всех государственных органов и должностных лиц, а в случае необходимости обеспечиваются принудительно.

Нескончаемые споры в западных академических и политических кругах идут вокруг вопросов, касающихся оптимального соотношения законодательной и исполнительной властей, а также места и роли в рассматриваемой триаде судебных органов. В одних случаях акцент делается на том, что в системе разделения властей суд должен выступать своего рода гарантом сложившегося их равновесия. В других случаях суд в системе разделения властей рассматривается как своеобразный арбитр, как институт, выступающий в качестве посредника между законодательной и исполнительной властями.  Наконец, в третьих случаях суд представляется в виде института, призванного в ходе не прекращающейся между различными ветвями власти борьбы за влияние своими решениями "приспосабливать непрерывно возрастающую государственную структуру к конституционным требованиям разделения властей, каждая из которых должна выполнять свои собственные, уникальные функции" [39, с. 67].

В задачу суда, по общему мнению, входит не только рассмотрение конкретных, "специфических" дел, касающихся разделения властей, но и рассмотрение вопросов, затрагивающих теорию разделения властей в целом. На суд, в частности, возлагается обязанность "определения степени вторжения одной конституционной ветви власти в другую и установление того, в какой мере это вмешательство препятствует совместной деятельности органов, осуществляющих государственную власть".

Кроме названных, есть и другие интерпретации и подходы к решению проблем места и роли судебной власти в системе других государственных властей. Помимо всего прочего, они свидетельствуют о важности, сложности и вместе с тем запутанности рассматриваемых проблем.

В конце работы хотелось бы подчеркнуть тот момент, что тема работы очень актуальна в наше время, так как несмотря на значительные перемены в юридических основах нашего общества, как то: принятие Конституции, новых Гражданского, Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, огромное количество принципиально новых нормативно-правовых актов и др. судебная власть и документы, которые ее регламентируют еще далеки от совершенства.

Проблемные вопросы процессуального характера во многом предопределены и остаются аналогичными прошедшей советской эпохе: загруженность судов, нарушение процессуальных сроков, недостаточная защищенность участников гражданского судопроизводства, нарушение процессуальных и материальных прав участников, недоверие к судьям и их решениям [35, с. 100].

Необходимо провести большую работу в целях повышения «качества» работы органов судебной власти, для этого необходимо обеспечить реальную независимость судей, материально-техническую базу для органов, осуществляющих правосудие, а самое главное – привести в соответствие с сегодняшними требованиями нормативную правовую базу, основой которой и послужит Конституция Республики Беларусь, которая хотя и дала основополагающие принципы работы судебной власти, но не может регламентировать все аспекты работы органов правосудия. Для этого необходимы еще новые Кодексы и огромное количество нормативных актов, регламентирующих осуществление правосудия в наше время.

Так, надлежащее финансирование, достаточное наличие в судах современной техники, использование современных информационных технологий значительно облегчило бы деятельность судов, ускорило бы рассмотрение дел, способствовало бы более эффективной судебной деятельности [59, с. 52].

Кроме того, на мой взгляд, необходимо внести изменения в законодательство Республики Беларусь, регулирующее право Конституционного Суда возбуждать производство по делам о проверке конституционности нормативных актов с тем, чтобы дополнить его возможностью подачи предложений от граждан, а также от Генерального прокурора Республики Беларусь.

Для Республики Беларусь в современных условиях судебная власть крайне важна. Но важна она не только своим существованием, а действительностью и применимостью в реальной жизни нашего общества.

Основным назначением деятельности судебных органов в Республике Беларусь является всемерное поддержание и укрепление справедливости и законности в государстве и обществе. Концепция судебно-правовой реформы видит назначение суда в том, чтобы быть гарантом прав и свобод личности, справедливости, законности, демократии, гражданского мира и согласия.

Конституционный Суд Республики Беларусь, и суды общей юрисдикции, и хозяйственные суды представляют собой три абсолютно независимых друг от друга части общей судебной системы. Все они имеют общие задачи по охране конституционного строя, политической и экономической систем, обеспечению законности и правопорядка, защите прав и интересов граждан. Единство судебной системы достигается путем установления судебной системы конституционным законом, соблюдения всеми судами установленных правил производства, применения всеми судами Конституции Республики Беларусь и других законов, признания обязательности исполнения вступивших в силу судебных решений на всей территории Республики Беларусь, закрепления единства статуса судей, финансирования органов судебной власти за счет средств республиканского бюджета.

Будучи носителями государственной власти (определенной ее части), суды занимают важное место в государстве, в системе органов государственной власти.  Исследование правового положения суда позволяет отметить исключительность, полноту, самостоятельность судебной власти, обеспечивающие ее авторитет и особую значимость. Суды в Республике Беларусь выступают от имени государства в его интересах, интересах общества и отдельного человека. Они осуществляют свою деятельность на основании закона и  в строгом соответствии с  ним.  Суды  имеют специфические  задачи и выполняют исключительно важные как для государства, общества, так и отдельных граждан функции, для чего наделены полномочиями государственно-властного характера. Обладая общими с другими государственными органами чертами, они имеют и специфические признаки, которые позволяют говорить о судах как самостоятельных, независимых и значимых органах государственной власти.

Полученные результаты исследований могут применяться в учебных целях, как методическое пособие при изучении природы и понятия судебной власти, а также при разработке и принятии новых нормативных правовых актов, вносящих изменения в действующее законодательство по вопросам совершенствования судебной системы Республики Беларусь.

 


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Международные правовые акты

  1.  Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. // Действующее международное право. В 3 томах. Составители Ю.М.Колосов и Э.С.Кривчикова. Том 2. – М.: «Издательство Московского независимого института международного права», 1997. – 832 с. – с. 5-10.
  2.  Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // Действующее международное право. В 3 томах. Составители Ю.М.Колосов и Э.С.Кривчикова. Том 2. – М.: «Издательство Московского независимого института международного права», 1997. – 832 с. – с. 21-39.

Нормативные правовые акты

  1.  Конституция Республики Беларусь. – Минск : Беларусь, 1997. – 92 с.
  2.  Статут Великого княжества Литовского 1529 г. Под редакцией академика АН Литовской ССР К.И.Яблонскиса. – Минск, 1960. – 418 с.
  3.  Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. № 218-З с последующими изменениями и дополнениями // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2011.
  4.  Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь от 11 января 1999 г. № 238-З с последующими изменениями и дополнениями // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2011.
  5.  Кодекс Республики Беларусь «О судоустройстве и статусе судей» от 29 июня 2006 г. № 139-З с последующими изменениями и дополнениями // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2011.
  6.  Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 16 июля 1999 г. № 295-З с последующими изменениями и дополнениями // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2011.
  7.  Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь от 15 декабря 1998 г. № 219-З с последующими изменениями и дополнениями // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2011.
  8.  Закон Республики Беларусь от 27 февраля 1991 г. № 651-XII «Об основных принципах народовластия в Республике Беларусь» // Ведамасцi Вярхоўнага Савета Беларускай ССР. – 1991. - № 12 (14). – ст.129.
  9.  Закон Республики Беларусь от 15 июня 1993 г. № 2406-XII «Об адвокатуре» с последующими изменениями и дополнениями // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2011.
  10.  Закон Республики Беларусь от 30 марта 1994 года № 2914-XII "О Конституционном Суде Республики Беларусь" с последующими изменениями и дополнениями // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2011.
  11.  Закон Республики Беларусь от 8 мая 2007 г. № 220-З «О прокуратуре Республики Беларусь» с последующими изменениями и дополнениями // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2011.  
  12.  Указ Президента Республики Беларусь от 10 апреля 2002 г. № 205 «О Концепции совершенствования законодательства Республики Беларусь» // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2002. - №          46. – 1/3636.
  13.  Декларация Верховного Совета Республики Беларусь от 27 июля 1990 года «О государственном суверенитете Республики Беларусь» // Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь. – 1991. - № 31. – ст. 536.
  14.  Постановление Верховного Совета Республики Беларусь от 23 апреля 1992 г. № 1611-XII «О Концепции судебно-правовой реформы» // Ведамасцi Вярхоўнага Савета Рэспублiкi Беларусь. – 1992. - № 16. - ст. 270.

Специальная литература

  1.  Алебастрова И.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебное пособие. – М. : Юриспруденция, 2000. – 304 с.
  2.  Алексеев С.С. Конституция и судьба России // Известия. – 1992. - 28, 30 марта.
  3.  Алексеев С.С. Общая теория права. В 2 томах. Том 2. – М., 1982. – 204 с.
  4.  Баглай М.В., Габричидзе Б.И. Конституционное право Российской Федерации.  Учебник для вузов. – М. : ИНФРА-М, 1996. – 512 с.
  5.  Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов и факультетов. – М. : Издательская группа ИНФРА-М – НОРМА, 1997. – 752 с.
  6.  Бибило В.Н. Судоустройство в Республике Беларусь. – Минск : Право и экономика, 2000. – 384 с.
  7.  Борико С.В. Судоустройство. Учебник. – Минск : Амалфея, 2000. – 304 с.
  8.  Василевич Г.А. Конституционное право Республики Беларусь. Учебник. – Минск : Книжный дом Интерпрессервис, 2003. – 832 с.
  9.  Василевич Г.А. Конституционные права и свободы и проблемы совершенствования законодательства Республики Беларусь // Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. – 1998. - № 1. – с. 61-68.
  10.  Василевич Г.А. Конституция и права граждан // Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. – 1996. - № 3. – с. 82-86.
  11.  Василевич Г.А., Кондратович Н.М., Приходько Л.А. Конституционное право зарубежных стран. Учебник. – Минск : Книжный Дом, 2006. – 480 с.
  12.  Василевич Г.А. Органы государственной власти Республики Беларусь. Конституционно-правовой статус. – Минск, 1998. – 232 с.
  13.  Василевич Г.А. Правовые основы взаимоотношений личности, общества и государства (комментарий к статьям Конституции Республики Беларусь). – Минск, 1999. – 15 с.
  14.  Васiлевiч Р.А., Доунар Т.I., Юхо I.А. Гiсторыя канстытуцыйнага права Беларусi. – Мiнск : ВТАА Права i эканомiка, 2001. – 168 с.
  15.  Василевич С.Г. Граждане как субъекты обращения в Конституционный           суд // Бюллетень нормативно-правовой информации. – 2005. - № 14. - с. 49-53.
  16.  Власов А. Будущее Беларуси в становлении и развитии гражданского общества // Неман. – 2003. - № 5. – с. 128-132.
  17.  Воробей Г.А. Конституция Республики Беларусь – нормативный акт прямого действия // Конституционное правосудие в Республике Беларусь: пятилетний опыт, проблемы и перспективы. Сборник докладов и тезисов выступлений. – Минск, 1999. – с. 114-118.
  18.  Гарапон А. Хранитель обещаний: суд и демократия. – М., 2004. – 184 с.
  19.  Дегтярев С.Л. Цели и задачи судебной власти на современном этапе // Правоведение. – 2005. - № 6. – с. 99-108.
  20.  Демичев Д.М. Конституционное право. Учебное пособие. – Минск : Вышэйшая школа, 2004. – 351 с.
  21.  Иванников И. От Гегеля до наших дней // Российская юстиция. – 1998. - № 5. – с. 7-12.
  22.  Каменков В. Еще раз о независимости и беспристрастности судебной    власти // Вестник Высшего Хозяйственного суда. – 2004. - № 5. – с. 113-123.
  23.  Кивель В.Н. Конституционные права личности и их защита: монография. – Минск : Академия управления при Президенте Республики Беларусь, 2005. – 319 с.
  24.  Колоколов Н.А. О праве, суде и правосудии (избранное). – М., 2006. – 318 с.
  25.  Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Тома 1-2. Общая     часть. – М. : Издательство БЕК, 1995. – 778 с.
  26.  Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник. В 4 томах. Тома 1-2. ответственный редактор Б.А.Страшун. – М. : Издательство БЕК, 1995. – 778 с.
  27.  Красюкова (Рябцева) Е.В. Этос судебной власти // Российский судья. –    2007. - № 8. – с. 5-7.
  28.  Красюкова Е.В. Нравственные основы судебной власти // Российская юстиция. – 2007. - № 10. – с. 70-71.
  29.  Кузнецов И.Н. История государства и права России. Курс лекций. – Минск : Амалфея, 2000. – 312 с.
  30.  Кунцевич К.Н. Конституционное право Республики Беларусь.         Монография. – Минск : Молодежное, 2003. – 172 с.
  31.  Локк Дж. Сочинения. В 3 томах. Том 3. – М., 1988. – 402 с.
  32.  Максимов Л.Г. Судоустройство Республики Беларусь. Практическое пособие. – Минск : ОО Молодежное научное общество, 2006. 134 с.
  33.  Мамина О.И. О месте и роли органов правосудия в механизме государственной власти // Российская юстиция. – 2007. - № 3. – с. 54-56.
  34.  Мартинович И.И. Понятие и назначение судебной власти в правовом государстве // Судебно-правовая реформа: концепция и пути её реализации в Республике Беларусь: республиканская научно-практическая конференция, Минск, 26-28 февраля 1992 г. – Минск : Академия милиции МВД Республики Беларусь, 1992. - с. 90- 98.
  35.  Мархат П.М. Судебная власть и гражданское общество: взаимный диалог // Российский судья. – 2007. - № 12. – с. 5-7.
  36.  Монтескье Ш. Избранные произведения. – М., 1955. – 368 с.
  37.  Никеров Г.И. Судебная власть в правовом государстве (опыт сравнительного исследования) // Государство и право. – 2001. - № 3. – с. 16-20.
  38.  Общая теория государства и права. Учебное пособие. Под общей редакцией В.А.Кучинского. – Минск : Амалфея, 2004. – 288 с.
  39.  Пастухов М.И. Конституционное право Республики Беларусь. – Минск : Право и экономика, 2005. – 268 с.
  40.  Плотницкий В.И. Конституционное право зарубежных стран (в схемах). Учебное пособие. – М. : Новое знание, 2003. – 252 с.
  41.  Правоохранительные органы в СССР. Учебник. Под редакцией                К.Ф. Гуценко. – М.: МГУ, 1991. – 234 с.
  42.  Пугачева Т.И. Конституционные основы судебной власти в правовом государстве // Вестник Полоцкого государственного университета. – 2007. - № 4. – с. 163-165.
  43.  Савицкая О.В. Суды как органы государственной власти Республики Беларусь // Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. – 2004. - № 2. – с. 50-54.
  44.  Стецовский Ю. И. История советских репрессий. Т. 1. - М: Знак-СП, 1997. – 268 с.
  45.  Судебная власть. Под редакцией И.Л.Петрухина. – М., 2003.
  46.  Судоустройство и правоохранительные органы в России. Учебное пособие. Под редакцией В.И. Швецова. - М. : Проспект, 1997. – 38 с.
  47.  Судоустройство. Учебник. Под редакцией А.А.Данилевича, И.И.Мартинович. – Минск : Амалфея, 2002. – 480 с.
  48.  Федерализм. Энциклопедия. – М., 2000. – 582 с.
  49.  Филипчик Р.И. Историко-правовые аспекты возникновения и развития права на судебную защиту в процессе эволюции судебной власти в        Беларуси // Вестник Высшего Конституционного Суда Республики Беларусь. – 2004. - № 2. – с. 22-29.
  50.  Халипов В.Ф. Энциклопедия власти. – М., 2005. – 568 с.
  51.  Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. – М.,            1998. – 396 с.
  52.  Чарыев М.В. К вопросу о понятии и сущности судебной власти как самостоятельного вида государственной деятельности // Российский судья. – 2000. - № 3. – с.  17-22.
  53.  Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. – М. : Юристъ, 1997. – 568 с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

12547. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ДВУСЛОЙНЫХ ПЕЧАТНЫХ ПЛАТ 1.15 MB
  ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА N2 ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ДВУСЛОЙНЫХ ПЕЧАТНЫХ ПЛАТ МЕТОДИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО N СОДЕРЖАНИЕ Цель работы 3 Теоретические сведения 4 Описание лабораторного макета 36 Лабораторное задание 36 Порядок выпол...
12548. КОНСТРУКЦИЯ И ТЕХНОЛОГИЯ ПОВЕРХНОСТНОГО МОНТАЖА ИНТЕГРАЛЬНЫХ СХЕМ 14.46 MB
  ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА № 5 КОНСТРУКЦИЯ И ТЕХНОЛОГИЯ ПОВЕРХНОСТНОГО МОНТАЖА ИНТЕГРАЛЬНЫХ СХЕМ МЕТОДИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО СОДЕРЖАНИЕ Цель работы Теоретические сведения Описание лабораторного макета Лабораторное задание...
12549. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ ИЗГОТОВЛЕНИЯ МНОГОСЛОЙНЫХ ПЕЧАТНЫХ ПЛАТ 1.11 MB
  ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА N3 ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ ИЗГОТОВЛЕНИЯ МНОГОСЛОЙНЫХ ПЕЧАТНЫХ ПЛАТ МЕТОДИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО СОДЕРЖАНИЕ Цель работы3 Теоретические сведения4 Описание лабораторного макета58 Лабораторное задание 58 Порядок выполнения работы58 Треб...
12550. МЕТОДЫ И ТЕХНОЛОГИЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ФОТОШАБЛОНОВ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ПЕЧАТНЫХ ПЛАТ 1.31 MB
  ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА N4 МЕТОДЫ И ТЕХНОЛОГИЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ФОТОШАБЛОНОВ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ПЕЧАТНЫХ ПЛАТ МЕТОДИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО СОДЕРЖАНИЕ Цель работы3 Теоретические сведения3 Контрольные вопросы18 Литература21 Лабораторное задание22 Порядок выполнения ла...
12551. ЗАКОНЫ И МЕТОДЫ ТЕРМОДИНАМИКИ ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ К ЛАБОРАТОРНОМУ ПРАКТИКУМУ 237 KB
  А.Э. Лойко К.И. Корякин Законы и методы термодинамики тестовые задания к лабораторному практикуму ЕкатеринбургУГТУ – УПИ2008 Авторы:А.Э. Лойко К.И. Корякин ЗАКОНЫ И МЕТОДЫ ТЕРМОДИНАМИКИ: тестовые задания к лабораторному практикуму / А.Э. Лойко...
12552. Измерение показателя адиабаты акустическим методом 469 KB
  Лабораторная работа №5т Измерение показателя адиабаты акустическим методом Введение Скорость звука может быть выражена через коэффициент адиабатной сжимаемости среды. Сжимаемость вычисляется через уравнение состояния. Следовательно опыты по измерению ско...
12553. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ: Разработка прикладного решения средствами 1С: Предприятие 8.2 5.19 MB
  Карпухина Н.Н. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ: Разработка прикладного решения средствами 1С: Предприятие 8.2 Учебное пособие Специальность 080801 Прикладная информатика в экономике Карпухина Н.Н. Экономические информационные системы: Разработ...
12554. ЗВУКОВАЯ ДИАФРАГМА 222 KB
  ОТЧЕТ по лабораторной работе № 3м звуковая диафрагма ВВЕДЕНИЕ Целью настоящей работы является ознакомление с основными законами истечения газа из резервуара через сужающиеся насадки в частности через звуковую диафрагму применяемую на практике для стабилизации...
12555. ИССЛЕДОВАНИЕ ЯВЛЕНИЯ МАГНИТОСТРИКЦИИ С ПОМОЩЬЮ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ПРОВОЛОЧНЫХ ТЕНЗОМЕТРОВ 202.5 KB
  ИССЛЕДОВАНИЕ ЯВЛЕНИЯ МАГНИТОСТРИКЦИИ С ПОМОЩЬЮ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ПРОВОЛОЧНЫХ ТЕНЗОМЕТРОВ отчет по лабораторной работе № 4т ВВЕДЕНИЕ Явление магнитострикции заключается в изменении формы и размеров ферромагнетика при изменении его намагничен...